Марро Валерий Романович: другие произведения.

Игры в сумасшедшем доме Пьеса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда человека по ошибке отправляют в сумасшедший дом - что он должен сделать, чтобы спасти себя? Правильно! Он должен написать пьесу, добиться постановки и сыграть в спектакле вместе с теми, кто засадил его в "психушку", чтобы доказать, кто из них сумасшедший: он - или...? Вероятно, ответ был бы получен, если бы... не внезапная любовь, которая спутала все карты...


   Валерий Марро
  
  
   И Г Р Ы В С У М А С Ш Е Д Ш Е М

Д О М Е

   Трагифарс
   По мотивам комедии
   Карла Витлингера "Знаете ли вы
   "Млечный путь"? /"Человек со звезды"/

КИЕВ - 2003

   Д Е Й С Т В У Ю Щ И Е Л И Ц А:
   Ганс Кифер - человек со звезды
  
   Эмма Фишер - медицинская сестра / Играет одна актриса /
   Кетхен - бывшая жена Ганса Кифера Гертруда - старая служанка Патера
   Паулина - проститутка
   Штоль - врач психиатрической клиники / Играет один актёр /
   Крумбауэр - секретарь магистратуры
   Густав Шон - Патер
   Сальваторе - хозяин бара.

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

Сцена первая.

  
   Врачебный кабинет. За распахнутым окном виднеется звездное небо. Справа - входная дверь.
   В зал вбегает медсестра Эмма Фишер, в розовом халатике, с папкой под мышкой. Торопливо захлопывает за собой дверь.
  
   ЭММА /удерживая дверь, зрителям/. Помогите мне, пожалуйста! За мной гонятся! /Кто-то пытается открыть дверь, с силой дергая её./ Он сейчас ворвется сюда! Мужчины... ну что же вы? Подержите дверь! /Устремляется через зал на сцену/. Вы же видите - женщина в опасности!
  
   Из другой двери в зал вбегает Ч е л о в е к. У него в руках сверток из листков бумаги.
  
   ЧЕЛОВЕК /пытаясь догнать Эмму/. Фрейлейн Фишер! Подождите! Не бойтесь меня! Я хочу вам что-то сказать!
   ЭММА /убегая, в ужасе/. Не трогайте меня! Санитары! Доктор Штоль! Помо-ги-ите-е...
  
   Оба поднимаются на просцениум, исчезают за кулисами.
  
   ЭММА /вбегая из-за кулис на сцену/. Уходите отсюда! Немедленно уходите!
  
   Беспорядочный стук.
  
   /Мечется по кабинету./ Боже мой! Он сейчас выломает дверь!..
  
   Схватила трубку телефона, набирает номер.
  
   Доктор Штоль?.. Это я, Эмма... Из вашего кабинета... Да, да, приходите быстрее! Пожалуйста... Меня преследуют!
  
   Снова стук в дверь.
  
   Слышите?.. Не знаю. Какой-то больной.
  
   Кладёт трубку, прислушивается. Тишина. Подходит к двери.
  
   Кажется, ушел...
  
   Возвращается к столу и раскладывает принесенные в папке рентгеновские снимки. Входит доктор Ш т о л ь.
  
   ДОКТОР. Что здесь случилось?
   ЭММА/торопливо/. Как хорошо, что вы пришли! Представляете - я несла снимки! Вдруг слышу за собой шаги: тук-тук!.. тук-тук!.. тук-тук!.. Оглядываюсь - больной! Я побежала... Он тоже! Я в кабинет, а он в дверь вот так: ту-ду!.. ту-ду-ду!.. Просто кошмар какой-то...
   ДОКТОР /смеется/. Не можете привыкнуть к нашим ориги­налам, фрейлейн Фишер?
   ЭММА. Но ведь уже начало первого ночи! Как он оказался... в этом коридоре?
   ДОКТОР. Именно это вы и должны были выяснить.
   ЭММА. Я испугалась...
   ДОКТОР. Напрасно. Вы медицинский работник. Возможно, он хотел вас о чем-нибудь попросить... /Пытается обнять Эмму/.
   ЭММА /растерянно/. Я как-то не подумала об этом... /Ускользает из объятий доктора/. Извините... а, может быть, он еще там... в коридоре?
  
   Выбегает.
  
   ДОКТОР /вслед Эмме, негромко/. "Быть или не быть - вот в чем вопоос..." /Подходит к столу, берет рентгеновские снимки/. Та-ак... ясно: опухоль давит на мозжечок. Необходима трепанация... /Отложил в сторону снимки. Потягивается/. "Умереть... забыться... и видеть сны?" /Зевает/. О, нимфа... / Закрыл глаза, замер./
  
   В окне появляется голова Ч е л о в е к а. Некоторое время он молча смотрит на доктора, Затем негромко свистит.
  
   ДОКТОР /открывает глаза, поворачивается/. Кто вы?
   ЧЕЛОВЕК. Гамлет! "Достойно ли смиряться под ударами судьбы иль нужно оказать сопротивленье...
   ДОКТОР /поднимается и идет к окну/. ... и в смертной схватке с целым морем бед покончить с ними?". Держитесь крепче. Я помогу вам... /С нимает трубку телефона/.
   ЧЕЛОВЕК. Не волнуйтесь! /Жестом просит доктора положить трубку./ Я могу вернуться назад! /Делает движение, собираясь исчезнуть/.
   ДОКТОР. Не двигайтесь! /Положил трубку/. Лучше влезайте сюда.
   ЧЕЛОВЕК. Вы не возражаете? Я хотел только спросить: не могли бы вы уделить мне несколько минут? Если нет, то мне очень жаль, что я побеспокоил вас. /Делает движение назад/.
   ДОКТОР /останавливая Человека/. Меня значительно больше беспо­коит то, что вы висите тут, на шестом этаже. Подоконник может обор­ваться...
   ЧЕЛОВЕК. Он крепкий! Да и мне не впервой...
  
   Доктор помогает Человеку влезть в кабинет, отводит подальше от окна.
  
   ДОКТОР. Минуточку ! /Возвращается к окну/.
   ЧЕЛОВЕК. Нет, нет, не закрывайте, я скоро уйду!
   ДОКТОР/не сразу/. Хорошо! Но не забудьте - выход здесь. /Намеревается открыть дверь/.
   ЧЕЛОВЕК. Доктор!?/Заносит ногу на подоконник/.
  
   Пауза.
  
   ДОКТОР/возвращается, усаживает Человека на стул. Выдержав паузу/. Ну... и чем я обязан такой приятной неожиданности?
   ЧЕЛОВЕК. Вы знаете, кто я?
   ДОКТОР. Нет!
   ЧЕЛОВЕК. Меня привезли к вам прошлым летом... Так случилось, попал в переделку. /Прикасается ко лбу/. Пролом черепа, травма ноги, позвоночника... Именно вы принимали меня тогда!
   ДОКТОР/подходит/. Да, да... припоминаю. /Осматривает голову Человека/. Череп был помят, как старый мусорный бак. Вместо ноги - ­бесформенная закарлючка. Позвоночник уехал в сторону, словно башня в Пизе... Необычайно интересный случай! /Человек бежит к окну. Вслед./Но не будем об этом!
   ЧЕЛОВЕК/остановился/. Хорошо, не будем... /Возвращается./ Скажите, доктор, а что было потом?
   ДОКТОР. Вас заштопали, дружок. Неплохая работа, если судить по тому, как выглядите сейчас.
   ЧЕЛОВЕК. Спасибо, доктор. /Осматривая себя/. Работа действите­льно хорошая, можно даже сказать - прекрасная! Но я спрашиваю вас не об этом.
   ДОКТОР. А о чём?
   ЧЕЛОВЕК. Что сделали вы потом, после операции?
   ДОКТОР. Не помню. Скорее всего, вас направили в центр интен­сивной терапии.
   ЧЕЛОВЕК. Нет, доктор: вы объявили меня сумасшедшим.
   ДОКТОР. Я? Не может этого быть!
   ЧЕЛОВЕК. Да, именно вы, доктор. /Старательно выговаривая слова, передвигается по кабинету, принимая уродливые позы и гримасничая/. Травма-тичес-кая церебра-сте-ни-я на осно-ве ярко выражен-ных вегетативно-вазо-моторных вестибу-лярных изме-не-ний...
   ДОКТОР /надвигается на Человека, в ярости/. Как попала к вам история болезни?
   ЧЕЛОВЕК /убегая/. А как попал к вам я? Ночью все окна закрыты.
   ДОКТОР. Заходить нужно в двери!
   ЧЕЛОВЕК. В двери? Ха-ха-ха... /Зрителям/. "Не ходите, люди, в окна, а ходите, люди, в двери! Мне к милашке на свидашку не попасть уже теперя!" /Возвращается/.Это слишком банально, доктор! /Падает плашмя на стол. Напевает, болтая ногами./ Ля-ля, ля-ля-ля...
   ДОКТОР /с возмущением/. Выходит, вы разгуливаете - где хотите?
   ЧЕЛОВЕК. Выходит, что так! Ля-ля... ля-ля-ля...
  
   ДОКТОР. И вытворяете всё, что вам заблагорассудится?
   ЧЕЛОВЕК. Только когда возникает такая необходимость, доктор. Ля-ля... ля-ля-ля...
   ДОКТОР. Я в восторге от этой новости! /Стаскивает Человека со стола/. Но должен признаться: мне непонятно, каким образом вы умуд­ряетесь проникать...
   ЧЕЛОВЕК. Да это элементарно, доктор! Вы просто не всё обо мне знаете. Минуточку!
  
   Ставит стул на стол.
  
   ДОКТОР /с испугом/. Что вы делаете?
   ЧЕЛОВЕК. Хочу ответить на ваш вопрос.
  
   Влезает на стол.
  
   ДОКТОР. Прекратите немедленно! Это же мой рабочий стол!
   ЧЕЛОВЕК. Я умоляю вас, доктор - успокойтесь! Иначе я не смогу вам ничего объяснить.
  
   Влезает на стул.
  
   казывая вверх/. Видите, сколько там звезд?
   ДОКТОР /озадачен/. Да... многовато...
   ЧЕЛОВЕК. Как красиво они мерцают, переливаются, словно манят нас к себе... ощущаете?
   ДОКТОР. Да, да... некоторым образом... /Внимательно следит за действиями Человека/.
   ЧЕЛОВЕК. Так вот, доктор: именно там, на одной из этих очаро­вательных стра'нниц я родился и вырос. И лишь потом прибыл на Землю. У-у... у -у...
  
   Имитирует полет. Опускает стул на пол.
  
   ДОКТОР /помогая Человеку/. Осторожно! Это вы сбросили первую, рабочую ступень двигателя... А теперь входите в плотные слои атмос­феры... угадал?
   ЧЕЛОВКК/в восторге/. Все правильно, доктор! Вы же видите, как все вокруг меня пылает, гудит... У-у... у-у...
  
   Соскочил со стола. Пробежал по кабинету. Остановился. Смотрит вокруг.
  
   Как красиво... птички поют, небо голубое... Ой... и человечек! Такой симпатичный... Привет!
   ДОКТОР/принимая игру/. Привет!
  
   Пожимают руки.
   /Имитируя полет./ У-у... у-у... Это впечатляет! Выходит... вы гуманоид?
   ЧЕЛОВЕК. Ну да! Самый настоящий! А это... /указывает на кабинет/ мой корабль! И вы сейчас у меня в гостях.
   ДОКТОР. Да, да... понимаю.
   ЧЕЛОВЕК/подходит к окну/. Это - иллюминатор. Я видел из него много интересного, когда путешествовал по галактике.
   ДОКТОР/смотрит в окно/. Согласен - вид просто изумительный! Захватывает воображение... /Берет со стола рентгеновские снимки./ Скажите пожалуйста - а вот это... что?
   ЧЕЛОВЕК. Мой бортовой журнал. В нем запись ведется особым спосо­бом - излучением бета-частиц. Я заношу туда свои наблюдения.
   ДОКТОР. Ага... ага... понимаю. И можно будет, при случае, ознако­миться с ними?
   ЧЕЛОВЕК. Безусловно! Там имеются потрясающие открытия!! ДОКТОР/с возрастающим любопытством/. Например?
   ЧЕЛОВЕК. На Юпитере, под слоем вечного льда, я обнаружил живые микроорганизмы.
   ДОКТОР. Да что вы говорите?
   ЧЕЛОВЕК. Да, да... точно такие же, как и у вас, на Земле. А это значит...
   ДОКТОР/перебивает/. ...что там, на Юпитере, возможна биологическая жизнь... угадал?
   ЧЕЛОВЕК. Да! Именно так, доктор! И это только начало! Я стою на пороге невиданных открытий, которые потрясут вселенную уже в ближай­шее время!
   ДОКТОР. И у вас наверняка имеется уже парочка сногсшибательных научных гипотез - не так ли?
   ЧЕЛОВЕК/спокойно/. Безусловно! Почему бы не предположить, напри­мер, что мы с вами являемся наследниками давно исчезнувшей
   цивилизации планеты... Юпитер?
   ДОКТОР. Действительно - а почему бы и нет? /С хитрецой./ Но ведь, насколько мне известно, вы родились и выросли там... /указывает вверх/, а не здесь?
  
   Смеется.
  
   ЧЕЛОВЕК. Совершенно верно - там, на далекой звезде туманного
   Ориона! Где она, эта древнейшая цивилизация, возродилась... по моим предположениям, в своем исконном, первозданном виде!
   ДОКТОР. Ах, вот оно что... Понимаю, понимаю... Ну, а что же слу­чилось с этой древнейшей здесь, на Земле?
   ЧЕЛОВЕК, Судя по всему - удивительная, непостижимая метаморфоза, доктор!
   ДОКТОР. С ума сойти можно - как интересно... И какая именно?
   ЧЕЛОВЕК. Соединившись с обитающими здесь приматами, она дала странную поросль мутантов-гомо сапиенсов, подобных которым я не встретил больше ни на одной из известных мне галактических пла­нет.
   Пауза.
  
   Ритмическая музыка на барабанах с характерными ритуальными выкриками.
   Танец гуманоидов и мутантов - гомо сапиенсов.
  
   Но мы немного отвлеклись, доктор. Вот это /указывает на стол/- электронный пульт управления.
   ДОКТОР/удивлен/. Да?! Вот никогда бы не подумал... /Прикасается к столу./
   ЧЕЛОВЕК. Осторожно! /Доктор отдернул руку. Указывая на стол./ Он запрограммирован на мое биополе. Там, внутри, находится сверхчувст­вительный электронный мозг!
   ДОКТОР /потрясен/. Боже мой! Какие тайны вы мне открываете. ЧЕЛОВЕК. А вот эта /подходит к стулу / мое рабочее кресло пилота.
   ДОКТОР /по-детски игриво/. А можно в нем посидеть?
   ЧЕЛОВЕК. Да, да ... пожалуйста!
   ДОКТОР /на стуле/. У-у... у-у... ту - ду - ду-у-у... ту-ду-у... Просто замечательно! /Имитирует полет на корабле/. Никогда ничего подобного не испытывал! У-у .. у-у... ту-ду-у-у...
   ЧЕЛОВЕК /в возбуждении/. Я же говорил вам, доктор! Я же говорил-такое можно испытать только здесь, на моем корабле - и нигде больше!
  
   Прыгает вокруг стола.
  
   ДОКТОР /продолжая полет/. Согласен с вами - нигде больше! У-у... у-у... ту-ду-у... Но, в таком случае, вам придется немного потесниться, друг мой! У-у ... у-у... ту-ду-у...
   ЧЕЛОВЕК. Что вы имеете в виду, доктор?
   ДОКТОР /шутя/. А. то, что в следующий раз, возможно, и для меня найдется место на этой чудесной летающей тарелке... у-у... у-у...
   ЧЕЛОВЕК /остановился/. Давайте говорить серьезно, доктор! Вы прекрасно знаете, что летающих тарелок не существует. Что все это не более, чем бредовые фантазии людей с гипертрофированным, больным воображе­нием !
   ДОКТОР /наступая/. Но, если я не ошибаюсь, именно вы твердили мне все время про эти самые тарелки! Изводили весь персонаж днем и ночью, доказывая, что вы ни кто иной, как пришелец из космоса!
   ЧЕЛОВЕК /убегая/. Да, доктор, вы правы - изводил! Да, доктор, - доказывал! Днем и ночью! Но ведь я имел в виду совсем другое!
  
   Выбегает на просцениум. В зал.
  
   Я говорил знакомому врачу:
   Пришей мне крылья - я
   летать хочу!
   Мне мало этих ног и этих рук
   Пришей мне крылья,
   если ты хирург. А врач в ответ, спокоен
   и плечист:
   Ты лучше не летай,
   а полечись.
  
   /Возвращается/. Времена меняются, доктор. Люди тоже. Такова жизнь. И если я мечтал когда-то о летающих тарелках, то теперь... теперь, доктор, я наслаждаюсь прогулками... по Млечному пути.
   ДОКТОР. По Млечному пути?
   ЧЕЛОВЕК. Именно так, доктор. Я появляюсь там ранним утром, когда ещё не рассвело... Роса ложится на землю, как огромное крыло мотылька, а в воздухе пахнет мятой и первыми ромашками. А вокруг так тихо, что можно услышать, как поют соловьи, приветствуя насту­пающий рассвет. И ты один, как в первый день создания, вдыхаешь ночные запахи, убаюканный перезвоном пустых бидонов ...дзинь, дзинь... дзинь-дзинь-дзинь...дзинь-дзинь...
  
   Засыпает на полу.
  
   ДОКТОР /подходит/. Извините... про какие бидоны вы здесь говорили? /Будит Человека/.
   ЧЕЛОВЕК /просыпается/. Бидоны? Какие бидоны?
   ДОКТОР. Дзинь-дзинь... дзинь-дзинь-дзинь...
   ЧЕЛОВЕК. Ах, бидоны... Про мои, конечно! /Поднимается/. Я вожу на грузовой машине молоко в клинику. Каждое утро, из сосед­ней молочной фермы. Чудное молоко: парное, только что из-под буренки. И никаких тебе пестицидов...
   ДОКТОР /взъярен/. Вам доверили водить грузовик?!
   ЧЕЛОВЕК/убегая/. Не грузовик, доктор! Не грузовик, а уникаль­ный космический модуль, о котором я мечтал всю жизнь! У-у... ...у-у...
  
   Передвигается по кабинету, изображая полет на корабле.
  
   /Садится верхом на стул/. Так что теперь я не чувствую себя несчастным: я ем, сплю, работаю, гуляю по галактике. Но меня почему-то все считают... /стучит себя по лбу/. Но я не... /Тот же жест/. Вы скажете, что вокруг нас все такие... /Вновь жест./ Хотя они уверены, что не такие... /Повторяет жест, хохочет./ Но поверьте мне, вы правы - они действительно все такие... /Хохот. Поднимается и достает из внутреннего кармана довольно объёмистый сверток/. Вот...
  
   Кладет сверток на стол.
  
   ДОКТОР. Что это?
   ЧЕЛОВЕК. Пьеса. Я уже месяц ношу ее с собой. ДОКТОР. Вы хотите, чтобы я прочёл это?
   ЧЕЛОВЕК. Нет! Я хочу, чтобы вы сыграли это. Вместе со мной.
А так же все те, кто резал, пилил, колол, зашивал меня. Я ведь уже, в некотором роде, как бы общественный продукт. Поэтому и пьесу мы должны сыграть сами, своими силами.
   ДОКТОР. То есть, как это сыграть?
   ЧЕЛОВЕК, Как обычно играют в театре. Не отказывайтесь, доктор! Я даю вам чудесную возможность исправить свою ошибку. То есть, помочь мне доказать, что я не... /Жест/.
   ДОКТОР /решительно/. Это невозможно!
   ЧЕЛОВЕК. Почему?
   ДОКТОР. Я врач, поймите! Это совершенно другая профессия. Да у меня и нет актерского таланта!
   ЧЕРОЗЕК. А "Быть или не быть... вот в чем вопрос ..."? Кто любит Шекспира, тот всегда отыщет в сердце место и для театра.
   ДОКТОР. Но шеф мне платит не за то, чтобы я играл на сцене.
   ЧЕЛОВЕК. Вы ошибаетесь, доктор, поверьте мне. Профессор сог­ласится, когда прочтет мою комедию, и даст разрешение на постановку.
   ДОКТОР /в недоумении/. Что? Вы собираетесь показать все это зрителям?
   ЧЕЛОВЕК. Безусловно!
   ДОКТОР /берет со стола пьесу/. Вот это? /Надвигается на Чело­века/.
   ЧЕЛОВЕК /пятясь/. Да!
   ДОКТОР. На сцене?
   ЧЕЛОВЕК. Ну конечно! Ведь пьесы для того и пишутся, чтобы их могли увидеть зрители. Какой смысл их писать, если они годами, десятилетиями пылятся на книжных полках и подоконниках у драматургов и завлитов?
   ДОКТОР /бьет свертком Человека/.Я тебе покажу пьесу! Я тебе покажу зрителей! Псих!.. Придурок!.. Дебил!.. и т.д.
   ЧЕЛОВЕК /защищаясь/. Ай-яй-яй... Что вы делаете, доктор? Прекратите! /Бежит в зал/. Люди! Помогите мне!.. Пожалуйста!.. /Зрителям./ Театр - это магия! Волшебство! Жизнь совсем в другом изменении. В театре можно сказать то, чего не сможешь сказать никакими словами. Ведь в жизни мы часто молчим, боимся вслух произнести то, что думаем. А думаем мы о многом! И всё видим и понимаем, что вокруг... Только почему-то молчим, не говорим об этом! Или не хотим... А в театре... в театре совсем другое! Тон­чайшие оттенки души человека открываются зрителям, когда на сцене... /в адрес Доктора/ настоящий талант! Попросим! Попросим доктора!
   Аплодисменты.
  
   ДОКТОР /выходит на просцениум/. Да, согласен. /В адрес Человека./ Талант - это потрясение!
  
   Аплодисменты.
  
   /Спускается в зал, подходит к Человеку/. Но где мы их возьмем? Это же такая большая редкость - настоящий талант! Тем более, вы предла­гаете обойтись своими силами.
   ЧЕЛОВЕК. О-о... доктор, вы явно недооцениваете свой контингент. /Таинственно/. Там /жест вверх/ их мало потому, что они все... /указывает на зал/ находятся здесь!
   ДОКТОР. Ну уж... скажете такое. Хотя... в чем-то вы, возможно и правы. /Поднимается на сцену. Снимает телефонную трубку/. Фрейлейн Фишер? Это доктор Штоль. Зайдите, пожалуйста, ко мне. /Кладет трубку, ищет что-то в кармане, в столе/.
   ЧЕЛОВЕК /с любопытством, присев на стул/. Что вы ищете, доктор?
   ДОКТОР. Ручку... затерялась где-то... /Продолжает поиск/,
   ЧЕЛОВЕК. А она у доктора Габермоля!
   ДОКТОР. Откуда вы знаете?
   ЧЕЛОВЕК. Вы забыли ее вчера у него в кабинете. Доктор Габермоль слепой, как сыч. Он сунул ее к себе в стол. Четвертый этаж, второй кабинет, третья полка справа.
   ДОКТОР. Создается впечатление, что вы видите сквозь отены?
   ЧЕЛОВЕК. Ничего удивительного, доктор: блуждание ночью по таин­ственным астральным тоннелям - любимое занятие психов - лунатиков. Ведь днем мы не принадлежим себе. Днем нам промывают мозги, пичкают транквилизаторами, загоняют под душ Шарко и усмиряют электрошоком. Зато ночью... Ночью, доктор, мы уходим далеко отсюда. Туда, где только мы и наши мечты. И весь мир становится нашим и мы растворяемся в нем..
  
   Фонограмма /этюд/.
  
   Вы спросите-почему ручка? Именно этой ручкой, доктор, и были напи­саны те несколько слов, после которых меня засадили сюда, в психуш­ку. Надеюсь... теперь вы понимаете, почему я держу в поле зрения предмет, от которого так много зависит в твоей жизни.
   ДОКТОР. И в этом, я вижу, вы достаточно преуспели. Но о чем пьеса, вы можете сказать?
   ЧЕЛОВЕК/крестится/. Блаженные - святые, сказал Христос. Я возьму их к себе на небо... О чем пьеса? Это история жизни одного человека. Обыкновенная история, а может и нет... Когда на тебя сва­ливаются несчастья, уже не знаешь - куда идти, в какие двери стуча­ться? Но ведь таких, как я, много и каждый смиренно несет свой крест, надеясь на лучшую участь. Возможно моя пьеса и поможет кому-нибудь.
  
   Входит Эмма.
  
   ЭММА /поражена/. Это что такое? Я разыскиваю его по всем этажам а он сидит здесь! Скажите, доктор, как он к вам попал?
   ДОКТОР. Через окно, Эмма.
   ЭММА /крайне удивлена/. То есть, как это через окно? /Смотрит вниз/.
   ДОКТОР. Именно так - через вот это окно. /Отводит Эмму в сторону./ А теперь успокойтесь и скажите мне: вам приходилось когда-нибудь играть на сцене?
   ЭММА. Извините, доктор, но я... что-то плохо вас понимаю. Я мед­сестра, а не актриса - вы не забыли об этом?
   ДОКТОР. Нет, не забыл. Я хорошо помню, кто вы. Но дело в том, Эмма, что вот... уважаемый автор...
   ЭММА. Кто уважаемый автор? Вот этот?
   ДОКТОР. Да, Эмма, вот этот!... написал пьесу...
   ЭММА. Какую пьесу, доктор? Он же писать не умеет.
   ДОКТОР. Умеет, Эмма, умеет, и очень даже хорошо...
   ЭММА. Но он же псих, придурок... о чем вы говорите?
   ДОКТОР. О том, Эмма, что вот этот псих... извините - уважаемый автор, Достоевский, можно сказать, написал /берет со стола сверток/ вот эту пьесу и просит нас с вами сыграть ее на нашем вечере.
   ЭММА. Доктор... вы это серьезно?
   ДОКТОР. Вполне!
   ЭММА. Вы не шутите?
   ДОКТОР. Нет!
   ЭММА. То есть, вы хотите сказать, что то, что написал вот этот псих, мы с вами должны сыграть здесь же, в доме для сумасшед­ших?
   ЧЕЛОВЕК. А кого это вы считаете сумасшедшим?
   ЭММА. По крайней мере, не доктора Штоля и не себя!
   ДОКТОР. Ну все, все... успокоились! Это сложный философский вопрос, не позволяющий точно определить: кто из нас сумасшедший, а кто - нет! У меня многолетняя практика, но мне до сих пор тяжело про­вести грань между нормальными и ненормальными людьми.
   ЧЕЛОВЕК. А мне вообще никогда не удавалось это сделать! /Хохочет, куражится/.
   ЭММА /смотрит то на одного, то на другого/. Откровенно гово­ря, теперь я тоже затрудняюсь сказать, кто из нас...
   ДОКТОР. Не спешите с выводами, Эмма. Сначала прочтите
   пьесу.
   ЭММА. Не буду! /Убегает/.
   ДОКТОР/догоняя/. Куда вы?
   ЭММА /вырываясь/. Я пойду к профессору!
   ДОКТОР. Не смейте!
   ЭММА. Выброшусь в окно!
   ДОКТОР. Прекратите! Возьмите пьесу!
   ЧЕЛОВЕК /преградив путь, грозно/. Возьмите!
  
   Пауза. Эмма берет пьесу.
  
   ДОКТОР. Это во-первых! Во-вторых: не найдется ли среди наших пациентов пару затейников, склонных... скажем так...
   ЧЕЛОВЕК /подсказывает/... к искусству!
   ДОКТОР. Вот именно! /Пожимает Человеку руку/.
   ЭММА /указывая на пьесу/. Вот к этому?
   ДОКТОР. К нему самому!
   ЭММА. А зачем?
   ДОКТОР. Затем, Эмма!
   ЧЕЛОВЕК. Затем!
  
   Пауза.
  
   ЭММА. Ну хорошо, доктор... если вы так настаиваете, пожалуй­ста! Этих у нас хватает. /В зал/. Вон они, все здесь... Бритни Спирз из 27-й... привет Бритни!.. Фред Меркьюри из 19-й... Фредик, как дела?.. Шаляпин из 7 - й...
   ЧЕЛОВЕК /подсказывает/... Бенюк из 6-й...
   ЭММА... из 13-й!
   ЧЕЛОВЕК. Бенюк из 6-й! ЭММА. Сами вы из 6-й! Его уже давно перевели в 13-ю, К Мейерхольду!
  
   Этюд /ссора/.
  
   ДОКТОР. Тихо! /Дождавшись тишины/. Вот и хорошо, вот и
   ладненько. /Эмме./ Отберите среди них самых шустрых и завтра утром... часиков этак в одиннадцать...
   ЧЕЛОВЕК. В десять!
   ДОКТОР. Согласен... в двенадцать приведите ко мне.
   ЭММА. Хорошо, доктор. Постараюсь. Завтра утром... таких вот /указывая на Человека/ шуриков привести к вам. Спокойной ночи!
  
   Быстро уходит.
  
   ЧЕЛОВЕК /бежит вслед/. Бай-бай... Эмма! /Возвращается/. Итак, завтра утром я получу ответ?
   ДОКТОР /подавая руку/. Безусловно... на той неделе.
   ЧЕЛОВЕК /растерянно/. Так долго?
   ДОКТОР /успокаивая/. Ну, не стоит так расстраиваться. Поймите: театр - это сложный организм... декорации, костюмы, свет, музыка, работа с актерами... и т.д.
  
   Этюд-импровизация.
  
   ЧЕЛОВЕК /окончательно сникнув/. Ну что ж... я подожду.
  
   Бросается к окну.
  
   ДОКТОР/останавливает Человека, строго/. Я же сказал - двери здесь! И вообще, если вы не прекратите эти дикие выходки...
   Человек/обреченно/. Так, так... знаю: девятнадцатое отделение.
   Выходит.
   Доктор достает флакон со спиртом, тщательно протирает стол, стул, подоконник.
  
   ДОКТОР/протирая руки/. Пьесу он написал... астральный придурок.
  
   Телефонный звонок.
  
   /Снимает трубку/. Алло!.. Добрый вечер, профессор... Спасибо, уже
   все спокойно... Да заявился тут один... Нет, безопасный. Написал что-
   то вроде комедии и хочет показать на нашем вечере отдыха... Вы
   считаете... это хорошая мысль?.. Прекрасная даже?.. Нет, нет я полностью согласен с вами!.. Безусловно! Проведем необходимую
   ра­боту, подготовимся... но насчет выписать из клиники... Да, катего­рически против - он все-таки зашел ко мне через окно. Да, именно
   так-через окно!.. Не волнуйтесь, это больше не повторится... Спокойной ночи! /Положил трубку. Негромко/. "Быть или не быть... вот в чем вопрос..."
  
   В окне появляется голова Ч е л о в е к а.
  
   ЧЕЛОВЕК. Ку-ку!.. Вот ваша ручка, доктор.
  
   Пауза.
  
   Доктор бросается к окну.
   Этюд. Темно. Фонограмма.
  
   Картина вторая.
  
   Интермедийный занавес. Зажигается свет в зале.
   На просцениум выходит доктор Ш т о л ь с листком бумаги в руке.
  
   ДОКТОР. Уважаемые господа! Прежде чем начать наш вечер, поз­вольте мне сделать несколько объявлений от имени дирекции психиатри­ческой клиники. Очередное богослужение в нашем приходе состоится завтра, в девять утра. А в воскресенье, вместо богослужения, больные примут душ Шарко. Записали? Благодарю. Тех, кто хочет принять участие в шахматном турнире, прошу зайти послезавтра к доктору Шпильману для проверки. В пятницу у нас состоится выступление балерин нашего муниципального театра. Мы приглашаем всех, включая больных из первого и третьего отделений. /Зрителю в первом ряду./ Доктор Габермоль, не забудьте перед этим
   дать вашим больным успо­коительное. Прошлый раз они вели себя очень плохо... /Сворачивает лист и прячет в карман/. Теперь перейдем к программе нашего вечера. У входа в зал вы прочитали на
   афише: "Игры в сумасшедшем доме"... Тише в задних рядах! Доктор
   Краузе, попросите, пожалуйста, ваших пациен­тов не скрипеть креслами и не шуметь! Успокойте их: "Игры в сумас­шедшем доме" - не про нас! У нас, в нашем доме, все в полном поряд­ке... и я сердечно благодарю собравшихся здесь за проявленное к нам доверие. /Аплодисменты/. Мне приятно так же отметить, что среди па­циентов нашей клиники появился талантливый драматург. Уверен - такой блестящий почин послужит примером для многих участников нашего ве­чера, и в ближайшее время мы станем свидетелями невиданного расцвета мировой театральной драматургии! Ну, а теперь разрешите предста­вить вам нашего уважаемого автора. Прошу!
   Пауза.
  
   Смелее, смелее, здесь все свои! /Вытаскивает из-за кулис Человека/. Я оставляю вас здесь одного. /Человек пытается убежать/. Стойте! Куда вы? /Возвращает Человека на просцениум/. Никаких эксцессов не будет, уверяю вас! /Реагируя на жесты Человека/. Возле пожарного крана дежурит врач Михельсон. Он добрый, хороший человек. В случае чего он придет к вам на помощь. Ну все, все, успокойтесь...
  
   Уходит за занавес. Свет в зале гаснет. Человек подходит ближе к рампе. Одет необычно. На голове колпак с торчащими в разные стороны антенами, вздыбленными волосами.
  
   ЧЕЛОВЕК. Добрый вечер! Я немного волнуюсь... это очень заметно? Вы, вероятие, тоже волнуетесь? Это естественно. Мы все волнуемся. И доктор Габермоль... Что, не волнуетесь? Волнуетесь, волнуетесь... я же вижу. И доктор Михельсон, и доктор Краузе. А... профеоссор - привет! Вы ведь тоже волнуетесь. Потому что знаете: впервые на этой сцене я - автор пьесы /раскланивается/; он же - общественный продукт /поклоны/; он же - человек, вышедший из своего "ян, то есть гуманоид /поклоны/; он же /шепотом/ - больная
   совесть доктора. Тс-с... /заглядывает за кулисы, возвращается/. Не будем дразнить гусей. Давайте лучше посмотрим спектакль. Уверяю вас - в нем кое-что есть. По крайней мере, что испытал некий гуманоид, попав сюда, на Землю, вы узнаете. Можете даже попла-
   кать. Или посмеяться. Но только не очень верьте тому, что увидите - ведь пьесу написал не какой-нибудь знаменитый драмодел Зюскин...д, а я - сумасшедший!
  
   Хохочет, куражится. Исчезает.
  
   Занавес поднимается.
   Магистратура. За столом - секретарь. Звук селектора.
  
   СЕКРЕТАРЬ/нажимает кнопку/. Слушаю!
   ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. К Вам посетитель, господин Крумбауэр!
   СЕКРЕТАРЬ. Пусть войдёт!
  
   Входит Ч е л о в е к, слегка хромая. Остановился возле двери.
  
   ЧЕЛОВЕК. Добрый вечер!
   СЕКРЕТАРЬ /бросив беглый взгляд/. Если относительно работы, то вы ошиблись адресом. Сейчас увольняют, а не нанимают.
  
   Ч е л о в е к молчит.
  
   росматривая бумаги/. Зайдите лучше в школу. Это здесь, через дорогу. Там директор - душевная женщина. Молодая. Поговорите с ней.. Возможно, одну-две ночи переночуете, А там, глядишь, и работа най­дется... /Начинает писать/. Только не говорите, что это я вам под­сказал про ночевку...
  
   Ч е л о в е к молчит.
  
   /Нетерпеливо/. Нужно идти сейчас, потому, что будет поздно! /Пишет/. У меня здесь магистратура, а не благотворительное заве­дение.
   ЧЕЛОВЕК /тихо/. Это я... СЕКРЕТАРЬ. Кто "я"?
   ЧЕЛОВЕК. Ганс! Помните?
   СЕКРЕТАРЬ. Нет.
   ЧЕЛОВЕК. Вы что, в самом деле не узнаете меня? Десять лет не так уже и много.
   СЕКРЕТАРЬ /поднимается, подходит ближе/. Ганс Кифер?
   ЧЕЛОВЕК. Что с тобой, Дятел? Ты смотришь на меня так, словно видишь впервые в жизни.
   СЕКРЕТАРЬ. Не может быть... Ганс... дружище... выходит... выходит, ты живой?! /Ощупывает его руки, плечи/. Неужели это в самом деле ты? /Ведет Человека к столу/. Даже не верится! Голова
   идет кругом, когда воскресают вот так, без предупреждения... Садись, бра­тан! Ты, наверное, устал с дороги...
  
   Выкатывает сервировочный стол с напитками, закуской.
  
   ЧЕЛОВЕК /садится/. Есть немного... И ноги, и голова... Хотел увидеть вновь свой город... /смотрит вокруг/, офис, где я когда-то был не последним...
   СЕКРЕТАРЬ /сервируя стол/. Послушай... но как тебе удалось?
   ЧЕЛОВЕК. Очень просто! Каждое утро я говорил себе: "Есть жизнь и есть смерть. Что такое жизнь - ты знаешь, что такое смерть - еще нет. Поэтому оставайся лучше жить, это надёжнее".
   СЕКРЕТАРЬ. И этого было достаточно?
   ЧЕЛОВЕК. Как видишь!
   СЕКРЕТАРЬ. Невероятно... /Наливает/. Выпьешь немного?
   ЧЕЛОВЕК. С удовольствием! За твое здоровье!
   СЕКРЕТАРЬ. За твоё!
  
   Пьют.
   Ты давно приехал?
   ЧЕЛОВЕК, Только что.
   СЕКРЕТАРЬ. Прямо с вокзала?
   ЧЕЛОВЕК. Не совсем. Я побывал на нашем участке, чтобы посмот­реть - все ли на месте?
   СЕКРЕТАРЬ. Много перемен, не правда ли?
   ЧЕЛОЗЕК. Когда смотришь сверху - нет. Подходишь ближе - и ви­дишь: все вокруг новое, незнакомое, только те же самые яблони на аллеях у входа.
   СЕКРЕТАРЬ. Да, это правда... А потом ты пришел прямо сюда?
   ЧЕЛОВЕК. Нет, зашел на кладбище.
   СЕКРЕТАРЬ /помолчав/. Выходит, ты уже видел...
   ЧЕЛОВЕК. Видел... Бедный старик.
   СЕКРЕТАРЬ. От тоски по тебе... Красивое надгробье, правда? ЧЕЛОВЕК. Еще бы... Вот такая глыба на его груди.
   СЕКРЕТАРЬ. Из итальянского мрамора. Твой отец заслужил... А после кладбища ты больше нигде не задерживался?
   ЧЕЛОВЕК. Задерживался.
   СЕКРЕТАРЬ. Где?
   ЧЕЛОВЕК. Перед своим надгробьем.
  
   Пауза.
  
   Зачем вы это сделали?
   СЕКРЕТАРЬ /не сразу/. Для порядка. /Наливает/. Выпей... тебе надо подкрепиться.
  
   Встает, отходит от стола.
   Пауза.
  
   ЧЕЛОВЕК. Значит, вы не надеялись больше увидеть меня?
   СЕКРЕТАРЬ. Однозначно.
   ЧЕЛОВЕК. А Кетхен? Как она?
   СЕКРЕТАРЬ. Живёт понемногу. С тремя детишками...
  
   Пауза.
  
   Она ждала, надеялась... Но десять лет, сам понимаешь... ЧЕЛОВЕК. Понимаю.
  
   Пауза.
   СЕКРЕТАРЬ. Ты опоздал немного. Братва остепенилась, ушла в бизнес, политику ...
   ЧЕЛОВЕК. Знаю.
   СЕКРЕТАРЬ. Тем лучше. /Наливает/. А что ты собираешься де­лать?
   ЧЕЛОВЕК. Жить. Мой дом, надеюсь, еще целый?
   СЕКРЕТАРЬ. Целый... Но дома', Ганс, как женщины - не ждут.
   ЧЕЛОВЕК. Что ты хочешь сказать, Дятел?
   СЕКРЕТАРЬ. Знаешь, старик... в твоем доме, кроме Кетхен, еще детишки... Ты, надеюсь, не выгонишь их на улицу?
   ЧЕЛОВЕК. Не выгоню... /Пауза/. Ну что ж... тогда займусь хозяйством. /Поднимается, ходит по офису/. У меня же здесь, неда- леко, дача в лесу. И рядом - небольшое поле... наследство от матери. Знаешь... возле реки?
   СЕКРЕТАРЬ. Да, знаю. /Помолчав/. А что ты собираешься с ним делать?
   ЧЕЛОВЕК. Посажу что-нибудь. Подсолнухи, например.
   СЕКРЕТАРЬ /смеется/. Ты сумасшедший... Для воробьев?
   ЧЕЛОВЕК. А я с детства люблю подсолнухи. Мы играли с тобой там когда-то... помнишь?
   СЕКРЕТАРЬ. Помню. Там прошло наше детство. /Возвращается к столу. Наливает/. Но теперь этого поля нет!
   ЧЕЛОВЕК. Почему?
   СЕКРЕТАРЬ. Я посадил там зелень. /Залпом выпивает/.
   ЧЕЛОВЕК /удивлен/. Ты?
   СЕКРЕТАРЬ. Да, я! А ты хотел, чтобы земля стояла пустая?
   ЧЕЛОВЕК. Нет, почему же... Просто я как-то не подумал, что кто-нибудь еще, кроме нас с отцом, может там хозяйничать.
  
   Пауза.
  
   СЕКРЕТАРЬ. Накатим еще?.. Скажи, а как у тебя с баблом?
   ЧЕЛОВЕК. Есть немного. А что?
   СЕКРЕТАРЬ. Я мог бы тебе подкинуть... как старому дружбану.
   ЧЕЛОВЕК. Ты?
   СЕКРЕТАРЬ. Да, я.
   ЧЕЛОВЕК. Не надо.
  
   Пауза.
  
   СЕКРЕТАРЬ. Круто! Мало кто может так ответить... /Пауза./ Кстати, пока я не забыл: ты встретил кого-нибудь из старых знакомых?
   ЧЕЛОВЕК. Из старых - никого.
   СЕКРЕТАРЬ. Тем лучше... А теперь знаешь, что тебе нужно сде­лать? Побыть здесь до темноты и затем вернуться на вокзал. Но так, чтобы тебя никто не видел.
   ЧЕЛОВЕК. Никто не видел?
   СЕКРЕТАРЬ. Да, именно так! Переночуешь в отеле, а я посоветуюсь с шефом и по утряни сообщу тебе, что мы решили?
   ЧЕЛОВЕК. Подожди, брат... а при чем тут шеф?
   СЕКРЕТАРЬ/резко/.Послушай, Циркуль! Или ты прикидываешь- ся, в натуре, или в самом деле не догоняешь?
   ЧЕЛОВЕК. Не догоняю.
   СЕКРЕТАРЬ. Ты умер или нет?
   ЧЕЛОВЕК. На памятнике - умер.
   СЕКРЕТАРЬ. Ты думаешь, твое имя случайно туда вбили?
   ЧЕЛОВЕК. Думаю, что нет.
   СЕКРЕТАРЬ. И правильно думаешь! Потому что знаешь - проблему Кифера, слинявшего десять лет назад, нужно было решать. Рано или поздно. И мы ее решили. Красиво решили - согласись? И помогли, между прочим, не только себе, но и тебе!
   ЧЕЛОВЕК/с удивлением/. Помогли мне? Чем?
   СЕКРЕТАРЬ. А тем, братан, что тебя больше нет! Не существует в природе. А нет человека - нет проблем! Ты - покойник! И не просто покойник: ты почетный, уважаемый покойник! А знаешь почему? Потому, что все твои бабки затерла мэрия. Да, вот эта самая мэрия! И часть их ушла на открытие приюта для бомжей и ремонт городского храма. Так что перед Гансом Кифером теперь каждая бродяжка в горо­де с почтением снимает шляпу. Перед покойником Кифером, не перед живым... Вот такая сегодня у нас жизнь, братан. А ты мне тут пургу гонишь: причем тут шеф? не догоняю...
  
   Пауза.
  
   ЧЕЛОВЕК. Да, зарыл ты меня капитально, Дятел. Спасибо!
  
   Пауза.
   Но бывает, что и мертвые выходят из могил!
   СЕКРЕТАРЬ/смеется/. Нет. Человек умирает один раз! И навсег­да! /Сменив тон/. Ты что... хочешь наплевать на все наши законы,
   придурок?
   ЧЕЛОВЕК /надвигаясь/. Я хочу, чтобы вы с шефом вернули меня к жизни. Реально! Заберите взамен все, мне ничего не надо. Ты слышишь, урод: мне больше от вас ничего не надо!
  
   Грубо толкает Секретаря. Тот падает. Человек подходит к столу, наливает. Пьет.
  
   Пауза.
  
   СЕКРЕТАРЬ. Ты хорошие парень, Ганс /Поднимается/. Хочешь еще? /Наливает/. Правда, хороша? Мертвого поднимет из могилы... /Смеется, Выпивает/. А теперь слушай. Я расскажу тебе одну, очень интересную сказку... Когда-то в нашем городе жил принц. Светлый, голубоглазый. С детства много читал, любил звезды и мечтал улететь на другую планету. Ему почему-то казалось, что здесь, на земле, люди живут скучно и неин­тересно, и что там, на звезде, жить можно совсем по-другому... Словом, это был не принц, а какой-то странный вундеркинд - философ. Время шло. Принц вырос, посту- пил в институт. И случилось так, что однажды он появился здесь, среди братков. Рассказал о себе, своей мечте. Братки тут же усадили его за компьютер - и что же? У принца действительно оказались прекрасные мозги! Прямо не принц, а настоя­щий компьютерный гений! Долго не думая, братки предложили ему по­мечтать вместе. О другой жизни! Принц с радостью согласился, и с тех пор стало у них все появляться, как в сказке: дачи, машины, слава, деньги, много денег. Очень много... То есть началась та самая райская жизнь, о которой принц и мечтал когда-то... И все было бы хорошо, но
   однажды принц просчитался, сделал неверный шаг и упал в пропасть. Вместе с ним упали туда и другие. Те, кто шел за ним, ве­рил ему, И сказка кончилась, в один день, в одно мгновение. И все исчезло: дачи, слава, деньги, женщины - все! Словно и не было их никогда. Вот такой печальный получился у нашей сказки конец...
  
   Пауза.
   /Подходит к столу/. Ты перестал мыслить, Циркуль! Ты не хочешь понять: пока ты лежал там, зализывая свои раны, здесь кое-
   что прои­зошло. Здесь уже другая жизнь, Циркуль: другие люди, время, понятия - здесь все другое! И банкуют сегодня уже другие! И хорошо банкуют -одни "зеро", сплошные "зеро"! Но ты не хочешь этого видеть. Ты упер­ся, как бык: отдайте мне это! верните мне то! Да нет у тебя ничего понимаешь - нет! И быть не может! Потому что нет тебя самого! Тебе оставили только то, что отнять уже не могли -
   могилу и надпись на черном мраморе - Ганс Кифер!
  
   Пауза.
  
   ЧЕЛОВЕК /тихо/. А если бы я был не Ганс Кифер?
   СЕКРЕТАРЬ. Ты - Кифер? Ты родился Гансом Кифером и умер Кифе­ром! /С другой интонацией/. Послушай, Ганс, не дури! Будь человеком, уезжай отсюда скорей... куда-нибудь подальше. Мир большой, найдешь себе место, где много веселых людей, играет музыка, солнце светит... а? /Отходит/. Ну на хрена тебе эта бодяга? Пойми - ты выпал из обоймы. Навсегда! И назад дороги нет - ты же знаешь это лучше меня...
  
   Пауза.
  
   ЧЕЛОВЕК /достает из кармана документ и показывает секретарю/. Взгляни!
   СЕКРЕТАРЬ. Что это?
   ЧЕЛОВЕК. Мое удостоверение.
   СЕКРЕТАРЬ/читает/. Йоганн Шварц?.. Но ты же ... Ганс Кифер! ЧЕЛОВЕК. Был когда-то. А теперь, как видишь...
  
   Пауза.
  
   СЕКРЕТАРЬ. Постой! Я все понял: ты украл эти документы у по­койника?
   ЧЕЛОВЕК. Если вы украли у меня все мое, почему бы мне... СЕКРЕТАРЬ. Так, так...И, судя по всему, у тебя нет других до­кументов .
   ЧЕЛОВЕК. Нет... Нет!
   СЕКРЕТАРЬ. Ну тогда... тогда все в порядке, братан!
   ЧЕЛОВЕК. Я рад, что ты, наконец, понял меня.
   СЕКРЕТАРЬ. Да! Я отлично понят тебя, Циркуль! Ты действительно не Ганс Кифер. И ты никогда не был Гансом... потому что ты аферист! Проходимец! Преступник! Тебя нужно немедленно сдать в полицию!!
   ЧЕЛОВЕК. Слушай, Дятел, ты случайно не тронулся?
   СЕКРЕТАРЬ. Я для вас не Дятел! Я секретарь магистрата! А вы - авантюрист! Вы задумали очень хитрую комбинацию, но ваш номер не прошел! Вы ошиблись адресом. Идите отсюда вон!
  
   Входит К е т х е н.
  
   КЕТХЕН. Что случилось, господин Крумбауэр?
   СЕКРЕТАРЬ, Ничего! Вы здесь не нужны!
  
   Пытается выпроводить Кетхен из кабинета.
  
   ЧЕЛОВЕК. Кетхен!
   КЕТХЕН /увидев/. Боже мой!.. Ганс?!
  
   Долгая пауза. Секретарь, постояв в нерешительности, отходит к столу.
  
   ЧЕЛОВЕК. Кетхен... моя бедная Кетхен... /Приближается/.
   КЕТХЕН /идет навстречу/. Как я ждала тебя, как ждала...
  
   Объятия.
  
   ЧЕЛОВЕК. Я не мог, Кетхен, не имел права. Там, где я был...
   КЕТХЕН /прерывает/. Я не знаю, где ты был! И не хочу знать./Пауза, объятия./ Как я мечтала об этой минуте, как ждала её... /Объятия. Отстранилась./ Но я хочу знать другое, Ганс: почему вы сделали это? Зачем вы устроили тогда эту жуткую бойню? Чего вам не хватало? У вас же все было! Всё - деньги, богатство, слава... Как вы не могли понять, что эти разборки бессмысленны, что они не принесут ничего, кроме несчастий...
  
   Плачет.
  
   ЧЕЛОВЕК. Успокойся, Кетхен. Не вспоминай об этом. Все равно уже ничего не вернешь, не изменишь... Но ты должна знать: я не виноват в том, что произошло.
   КЕТХЕН. Ты не виноват? А кто? Скажи мне - кто виноват?
   ЧЕЛОВЕК. Не знаю. Жизнь. /Отходит/. Сегодня я все утро провел на кладбище... Сколько там лежит ребят - молодых, красивых. Я под­ходил к каждому из них и просил прощения... Целая аллея крутых стел и бессмысленно загубленных жизней... Вот почему я уехал тогда, Кетхен.
   КЕТХЕН. А я? Ты забыл обо мне, Ганс! Разве мою жизнь ты не за­губил? Ведь я была твоей женой, молодой женой, совсем еще девчонкой! Я поверила тебе, пошла за тобой и хотела идти до конца, что бы с тобой ни случилось! А ты... ты исчез ночью, тайком, ничего мне не сказав. Даже не написав записки. Почему? Почему ты так сделал?
   ЧЕЛОВЕК. Я не мог рисковать тобой, Кетхен. Я слишком тебя любил. И все эти годы я думал только о тебе, поверь! О тебе одной... /Падает на колени/. Прости меня, Кетхен! За все! Я принес тебе много горя... Скажи... скажи мне тольке одно, Кетхен: ты счастлива?
   КЕТХЕН /не сразу/. У меня трое детей, Ганс.
   ЧЕЛОВЕК. Это не ответ, Кетхен. Я спрашиваю - ты счастлива?
  
   Кетхен молчит.
  
   Ты не хочешь говорить... /в сторону Секретаря/ при нем?
   КЕТХЕН /приближаясь к Секретарю/. Пять лет тому назад вы пока­зали мне свидетельство про смерть Ганса... Сказали, что получили уведомление... Зачем?
   СЕКРЕТАРЬ /у стола/. Но кто мог подумать? Столько лет...
   КЕТХЕН /напряженно/. Зачем ты это сделал, Дятел?
   СЕКРЕТАРЬ. Это не я... вернее, не я сам.
   КЕТХЕН. А кто?
   СЕКРЕТАРЬ. Все так решили. Все, кто остался. Кто не хотел больше войны.
   КЕТХЕН /надвигаясь/. Я ждала десять лет.Я бы ждала еще пять... десять... всю жизнь. До смерти. Ты слышишь, Дятел - до смерти!
   /Кричит/. Зачем, зачем ты это сделал?
  
   Бьет Крумбауэра.
  
   ЧЕЛОВЕК /отводит Кетхен в сторону/. Не спрашивай его,
   Кетхен... Пусть лучше скажет, как он сделал из меня покойника, чтобы удобрить мной мое собственное поле.
  
   Пауза.
  
   СЕКРЕТАРЬ/отходя от стола, с ненавистью/. Да, сделал. Сделал! И теперь никто не докажет, что ты не покойник!.. Нет Ганса Кифера! Нет! Где он? Ау-у... Кифер, где ты?.. Он давно уже сгнил! И мы не разрешим ему смердеть тут, в нашем городе! Попроси у него удосто­верение, Кетхен! Пусть покажет! Пусть докажет, что он Ганс Кифер! Ага! Нет?.. Подонок! Аферист! Гони его прочь, Кетхен! Гони! Иначе этот смердячий труп заберет у тебя дом и ты, дура, пойдешь с детьми по свету!
   Пауза.
  
   КЕТХЕН /переводит взгляд на Кифера/. Скажи, Ганс, что это не­правда... что это не так...
  
   Ч е л о в е к молчит.
  
   Этого не может быть... я ведь знаю тебя - ты не такой!
  
   Ч е л о в е к молчит.
  
   КЕТХЕН /в отчаянии/. Ну не молчи же, Ганс! Скажи хоть что-нибудь... слышишь?
  
   Ч е л о в е к молчит.
  
   КЕТХЕН /отступая к двери/. Будьте вы прокляты с вашими законами,
   деньгами, разборками... Ненавижу вас всех! Ненавижу!!..
   Убегает
  
   ЧЕЛОВЕК /бросается вслед/. Кетхен!?
  
   Возвращается, подходит к секретарю. Некоторое время они молча смотрят в глаза друг другу.
  
   СЕКРЕТАРЬ /в сторону двери/. Следующий!
  
   Затемнение.
  
   Картина третья.
  
   Интермедийный занавес. На просцениум выходит Ч е л о в е к. Вновь на нем странный костюм и колпак с антенами на голове.
  
   ЧЕЛОВЕК /в зал/. Как вы, надеюсь, поняли - мои бывшие дружки поступили со мной... скажем так.... не очень! Но что поделаешь: такая у нас смешная жизнь - сегодня тебя возносят до небес, а завтра... Но как же мне быть? Как жить дальше? Согласиться с
   тем, что я госпо­дин "Никто"? Остаться навсегда живым покойником? Нет...
  
   Слышны звуки органа.
  
   Я решил зайти к старому патеру Густаву Шону Он знал меня еще с детства, любил, как сына... Поэтому уже кто-кто, а он мне точно поможет ... правда?
  
   Уходит. Открывается занавес.
   Церковный алтарь. Распятие Иисуса Христа, перед которым стоит Ч е- л о в е к. Он молится. Тихо играет орган. Входит П а т е р. Некоторое время смотрит на Ч е л о в е к а.
  
   ПАТЕР. Ты звал меня, сын мой?
   ЧЕЛОВЕК /подходит/. Да, святой отец. /Целует руку Патеру./
   ПАТЕР. Что тебя тревожит?
   ЧЕЛОВЕК. Помогите мне, святой отец. Меня охватило отчаяние. ПАТЕР. На то есть воля господня. Нас окружает отчаяние. Всюду, где бы мы ни находились. Но мы не должны предаваться ему, сын мой.
   ЧЕЛОВЕК. Да, святой отец, это так. Но я побывал в разных краях и часто видел на лицах людей безраздельную скорбь. Теперь она вошла и в мое сердце... Вы узнаете меня?
   ПАТЕР. Только господь узнает всех.
   ЧЕЛОВЕК. Но люди тоже должны узнавать друг друга. Присмотритесь - я Ганс !.. Ганс Кифер!
  
   Пауза.
  
   ПАТЕР. Ганс Кифер?.. Но я же отслужил по нему заупокойную мессу.
   ЧЕЛОВЕК. И все-таки я живой! Помогите мне, святой отец! Скажите людям, что я действительно Ганс Кифер. Вам поверят! Верните мне мое имя!
   ПАТЕР. Это могут сделать только власть и закон, сын мой. А я служу богу и не могу свидетельствовать в мирских делах.
   ЧЕЛОВЕК. Но вы же были моим духовным наставником, святой отец! Научили меня первой молитве, привели к всевышнему. Ведь меня можно узнать! Можно!.. Я только что разговаривал с Гертрудой,
   вашей старой служанкой. Она сразу узнала меня!.. Я сейчас позову ее... /Идет к двери, зовет/. Гертруда!.. Гертруда!.. Идите сюда...
  
   Торопливо входит Г е р т р у д а. Идет к Патеру.
  
   ГЕРТРУДА. Видели нашу радость, господин Патер? Наш Гансик вер­нулся!.. Наш Гансик, наш маленький мальчик... Мне уже три ночи снит­ся, что я пасу белого баранчика. Это на счастье... И что вы теперь скажете, господин Патер? Вот он, наш Гансик, почти совсем не изме­нился. Только немного хромает. А сколько он пережил, бедняга? Зато теперь, слава богу /крестится/ дома. Господь наш спас его от всех напастей /крестится/. Господь...
   ПАТЕР /перебивает/. Не упоминай, сестра, имя господа нашего всуе...
   ЧЕЛОВЕК. Вы слышали, святой отец! Гертруда вспомнила меня, Ганса.
   ГЕРТРУДА, Да, да, конечно, господин Патер! И вы должны его помнить! Наш Гансик! Радость наша... Помните, сколько он болел, когда был ребенком? Вы ему книжки носили. А когда он выздоровел,
   сразу два стекла в окне у вас разбил... из рогатки! Помните, госпо­дин Патер?.. А мы уже оплакали его, нашего мальчика, и мессу по нему отслужили. Но теперь, слава богу, все будет хорошо... У вас, госпо­дин Патер, и денежки целы, все, до копеечки... которые мы за его лес выручили. Господь знал, что они ему пригодятся, поэтому и приберег их... /Вдруг всплеснула руками/. А Кетхен? Бедная Кетхен? Что теперь она будет делать?.. /Причитает./ Как ждала она тебя, Гансик, как ждала... Сколько свечек поставила здесь за спасение души твоей...
   ПАТЕР /прерывает/. Иди, Гертруда. Оставь нас с Гансом одних, перед лицом Господа.
  
   Крестится
  
   ГЕРТРУДА. Ну слава богу! /Киферу/. Господин Патер вспомнил тебя, Гансик. Теперь все будет хорошо. /Крестит Ганса/. Вот увидишь - все будет хорошо...
   Выходит.
  
   ПАТЕР /помолчав/. Да, я вспомнил тебя, сын мой. Но твое возвра­щение принесло мне и радость и горе.
   ЧЕЛОВЕК /поражен/. И горе?!
   ПАТЕР. Да, сын мой... Все мы грешны перед господом богом. /Крестится/. Но есть грехи, которым нет прощения. И такой грех ты уже взял на свою душу.
   ЧЕЛОВЕК/в отчаянии/. Взял грех? Но что я сделал, святой отец? Что?! Вы же простили когда-то все мои грехи, а новых я не совершал!
   ПАТЕР. Сын мой! С твоим появлением жена твоя стала двумуж- ницей Этого греха ей не простят ни закон, ни церковь...
  
   Крестит Кифера. Медленно уходит.
  
   Пауза. Звучит орган.
   ЧЕЛОВЕК /мечется по сцене/.
  
   Но я же есть! И я еще живой!
   Как мне пройти остаток жизни бренной?
   Воззри с небес, о, Боже милосердный,
   К тебе взывает падший отрок твой!
  
   Танец Кифера.
  
   Затемнение.
  
   Д Е Й С Т В И Е В Т О Р О Е
  
   Картина четвёртая.
   Звучит фонограмма. Интермедийный занавес.
   На просцениум выходит Ч е л о в е к.
  
   Этот слон, большой и добрый,
   Любит слушать сказки,
   У него большие ушки
   И маленькие глазки.
  
   Идет в зал.
  
   Бродит слоник по лесам,
   Верит слоник в чудеса
   И в добро на свете...
   Не обижайте слоника,
   дети.
   /На ступеньках просцениума/. Итак, господин Патер повел себя, к со­жалению, совсем не так, как я рассчитывал: мирской грех он возложил на мою душу, а мои денежки забрал себе. Я оказался на улице. Один. Без гроша в кармане... Нужно было срочно решать - что делать дальше: превратиться в бездомного бродягу или попытаться устроиться на ра­боту? Я выбрал второе... и был тут же арестован.
  
   Поднимается на сцену.
  
   Йоган Шварц, чьи документы я предъявил, оказался матерым преступни­ком, которого давно уже разыскивала полиция. Понимая,
   что остатки своих дней могу провести за решеткой, я рассказал полицейским всю правду... ну, что никакой я не Йоган Шварц, а самый настоящий Ганс Кифер, который жил когда-то в этом городе, имел семью, дом... Думаете, они поверили? Ничего подобного! Предъявив мне выписку из ритуальной книги о том, что настоящий Ганс Кифер уже пять лет числится покойником на городском кладбище, они направили дело в суд, кото­рый вынес решение: "Человек без памяти". Все! Я больше не существовал Пустота. Представляете: вместо человека - ничего. Некий гуманоид без имени, без дома, без семьи, без прошлого... Всю ночь я бродил по городу, смотрел на звезды. Они были такие яркие, чистые. И вот тогда, ночью, я впервые
   подумал: если мне нет места на этом свете, нужно найти себе другой... какую-нибудь маленькую звезду. Понимаете?.. /Смотрит за занавес/. Я вам рассказываю об этом, чтобы вы не скучали, пока доктор и фрейлейн Фишер меняют костюмы и гримируются, перево- пло­щаясь в других персонажей... Кстати, как вам понравилась фрей-
   лин Фишер? Могу сказать по секрету, что мне лично... /Смотрит за зана­вес./ Простите, уже все готово. Эту сцену я писал с особым удово­льствием и сейчас вы поймете - почему? Действие происходит в баре. Хозяина зовут Сальваторе. Забавный тип: весельчак, играет на гитаре. У него все вперемешку: любовь, к авантюрам, сострадание к людям, откровенный разврат... Итак, перед вами ночной бар уважаемого Сальваторе!
  
   Уходит.
  
   Открывается занавес. Бар. С обеих сторон столы для посетителей. Посредине - небольшая эстрада, возле нее - Сальваторе, с огромными усами. В руках у него гитара. На эстраде Паулина. Она полураздета. Поет /стихи и музыка Валерия Марро/.
   Таверну, что близ Севильи, Каждый в округе знает.
   Там пьют манзанилью до утра
   И музыка не стихает.
   Кружатся пары,
   Нежно звенят гитары
   И черноглазая испанка
   Песенку тихо поет.
   Кто в мире всех милее?
   Паулина!
   Отважнее и смелев?
   Паулина!
   Кто звонче всех смеётся?
   Паулина!
   Чей взор дышит страстью неземной?
   Лишь Паулины одной!
  
   Но кабальеро знатный
   Как-то прервал гулянку.
   Перстень фамильный за любовь
   Он предложил испанке. Но Паулина Звонко лишь рассмеялась
   И над кабальеро потешаясь,
   Песенку спела свою.
   Кто в мире всех милее?
   Паулина!
   Отважнее и смелее?
   Паулина!
   Кто звонче всех смеётся?
   Паулина!
   С кем бесполезен торг такой?
   Лишь с Паулиной одной!
  
   САЛЬВАТОРЕ /командует/. Танцуй, баста коси!
  
   Играет.
   Паулина танцует.
  
   Спит уж давно Севилья,
   Звёзды во тьме мерцают.
   И лишь в таверне до утра
   Музыка не стихает.
   Кружатся пары,
   Нежно звенят гитары,
   И черноглазая испанка
   Песенку тихо поёт.
   Кто в мире всех милее?
   Паулина!
   Отважнее и смелее?
   Паулина!
   Кто звонче всех смеётся?
   Паулина!
   С кем ждут свиданья под луной?
   Лишь с Паулиной одной!
  
   САЛЬВАТОРЕ /командует/. Стриптиз!.. Темпераментнее, темпераментнее, сакра мадонна!
   Играет.
  
   Паулина, танцуя, начинает раздеваться. Из зала на сцену поднимается Ч е л о в е к. Остановился у входа. Вид у него жалкий, он дрожит от холода. Паулина вскрикивает от неожиданности и, прикрывшись одеждой, убегает. Сальваторе, резко оборвав игру, оборачивается.
  
   САЛЬВАТОРЕ. Какого чёрта? Там написано, что закрыто!
   ЧЕЛОВЕК /несмело/. Не найдется ли у вас немного еды?
   САЛЬЗАТОРЕ /в ярости/. Еды! Еды! Еды! Целый день у меня просят еды! Ты думаешь, еда падает сюда с неба? Или ночью ее приносит в мешке домовой?
   ЧЕЛОВЕК. Извините...
  
   Хочет уйти.
  
   САЛЬВАТОРЕ /схватив Человека/. Куда? Куда, корпо ди бакко! Моя щедоость - это мой крест! Если я до сих пор не имею приличного счета в банке, то это из-за таких, как ты, попрошаек! /Бьёт Чело­века/. Банда лентяев! /Бьёт./Только и знают, что целый день жрут! Жрут! Жрут! Подожди...
  
   Уходит. Пауза.
  
   ПАУЛИНА /выходит из-за ширмы/. Садись. Чего стоишь?
  
   Человек присаживается к столу. Внимательно смотрит на Паулину.
  
   Чего уставился?
  
   ЧЕЛОВЕК. Там твое фото? /Кивает в сторону дверей/. На афише?
   ПАУЛИНА. А что?
   ЧЕЛОВЕК. Красиво...
   ПАУЛИНА. Никогда голых баб не видел?
   ЧЕЛОВЕК. Давно.
   ПАУЛИНА. Сидел?
   ЧЕЛОВЕК. Отдыхал. На курорте.
   ПАУЛИНА. Оно и видно... Грабеж? Убийство?
   ЧЕЛОВЕК. Хуже. Самоубийство... Как тебя зовут?
   ПАУЛИНА. Паулина. А тебя?
   ЧЕЛОВЕК. Не знаю...
  
   Входит Сальваторе с подносом, на котором тарелка
   с супом и хлеб.
  
   САЛЬВАТОРЕ. Паулина, там тебя спрашивают.
   ПАУЛИНА. Кто?
   САЛЬВАТОРЕ. Твой любимый клиент./Хохочет/. ПАУЛИНА/раздраженно/. Опять этот самец из Майами. Да пошел он... Пусть приходит вечером, кобель хренов!
   Выходит.
  
   САЛЬВАТОРЕ /ставит поднос на стол/. Давай! Наваливайся! О,
мамма мия...
   ЧЕЛОВЕК /колеблется/. У меня нет денег.
   САЛЬВАТОРЕ. А ты думаешь, что я принял тебя за миллионера?
   Или ты хочешь, чтобы я тебя попросил? Встал перед тобой на колени?.. Ешь, дурак!
   ЧЕЛОВЕК. Спасибо.
  
   С жадностью ест.
   Пауза.
  
   САЛЬВАТОРЕ/с сочувствием/. Нет работы?
   ЧЕЛОВЕК. Угу...
   САЛЬВАТОРЕ. Имеешь специальность?
   ЧЕЛОВЕК. Угу... Но у меня нет документов.
  
   Ест.
  
   САЛЬВАТОРЕ. А где твои документы? Ты что... их съел?
  
   Хохочет.
  
   ЧЕЛОВЕК. Это долгая история.
   САЛЬВАТОРЕ. Расскажи.
   ЧЕЛОВЕК. Не сейчас...
   Ест.
   САЛЬВАТОРЕ. А почему ты так много ешь? Чем быстрее ты ешь, тем скорее закончишь. А чем скорее закончишь, тем скорее снова захочешь еcть ...Нужно уметь продлевать удовольствие, наслаждение. Продлевать... понимаешь?
  
   Человек, прекратив есть, достает из кармана листок бумаги.
  
   ЧЕЛОВЕК/протягивая листок/. Взгляните!
   САЛЬВАТОРЕ. Что это?
   ЧЕЛОВЕК. Там всё написано.
   САЛЬВАТОРЕ /берет листок, читает/. Прекрати, баста коси! Ты не Йоганн Шварц. Я хорошо знаю Йоганна. Он работал у меня... понимаешь?
   ЧЕЛОВЕК /поднимается/. Спасибо!
   САЛЬВАТОРЕ. Куда тебя, к черту, несет?
   ЧЕЛОВЕК. Какая разница...
   САЛЬВАТОРЕ /преградив путь/. Подожди! Уйти ты всегда успеешь...
   Усаживает Человека.
  
   казывая на листок/. Тут написано - у тебя нет памяти. Скажи, что это значит?
   ЧЕЛОВЕК /помолчав/. Это значит, что я ее потерял.
   САЛЬВАТОРЕ./не веря/. То есть... как это потерял?
   ЧЕЛОВЕК. Да так: шел - и потерял! /Стучит пальцем по голове/. Пусто! Ничего не помню, никого не знаю... даже самого себя.
   САЛЬВАТОРЕ /поднимается/. Дитя! Бамбино! Сам господь бог привел тебя к Сальваторе!
  
   Крестится.
   Человек без памяти! Это же золотое дно в наше время
   Ведет Человека к другому столу. Усаживает.
   ЧЕЛОВЕК /недоверчиво/. Вы думаете?
   САЛЬВАТОРЕ. Он еще спрашивает... Почему наша жизнь такая тяже­лая? Потому, что мы все помним! Понимаешь? Всё - здесь! /Прикасает­ся ко лбу/. И когда нас о чем-нибудь спрашивают - мы должны отвечать. На все вопросы! А ты ничего не помнишь! Ничего не знаешь! Ни за что не отвечаешь! Красота! Ходишь и наслаждаешься своей, ничего не пом­нящей, свободой!.. Мы разбогатеем... понимаешь ты, пер бако - мы станем с тобой самыми богатыми людьми в этом округе! В этой стране! И никто нас не остановит, потому что ты
   сильнее государства! полиции! Ты сильнее всех в мире!!.. Никуда ты не пойдешь! Отдыхай! Переночуешь сегодня у меня.
  
   Наливает.
  
   ЧЕЛОВЕК. Вы серьезно?
   САЛЬВАТОРЕ. Ты будешь спать на перине! В тепле! Будешь видеть чудесные сны!.. А утром я тебя вновь накормлю, дам вина... Ну как?
   ЧЕЛОВЕК. Не знаю, как вас и благодарить...
   САЛЬВАТОРЕ. Не спеши, баста коси... Сальваторе ничего не делает даром. Сальваторе хочет тебе помочь! Очень хочет! Но он не хочет, чтобы полиция видела нас вместе.
   ЧЕЛОВЕК. Почему?
   САЛЬВАТОРЕ. О, мамма миа! Замолчи! И никогда ни о чем не спра­шивай! Сальваторе говорит тебе о прибылях! Очень больших прибылях! А для этого ты должен научиться молчать! /Понизив голос/. Завтра ко мне придет один мой друг. Хороший друг... Лучший из друзей! Ты получишь пакет, не очень большой, не очень маленький, не очень тяжелый, не очень легкий. И отнесешь его по адресу, какой тебе дадут.
   ЧЕЛОВЕК. А что в пакете?
   САЛЬВАТОРЕ /раздраженно/. Макароны... маслины... чай "Принцесса Нури". Не знаю!.. Если у тебя спросят, ты тоже ничего
   не знаешь. Откуда это пакет, кто тебе его дал, куда ты его несешь - ты ничего не знаешь! У тебя нет памяти! Вместо памяти - справка... А когда отнесешь пакет, куда следует, получишь штуку баксов!.. Согласен?
   ЧЕЛОВЕК. Это несерьезно...
   САЛЬВАТОРЕ /взрывается/. Римский Папа не может быть серьезнее! Штуку баксов! Даже две! И такую работу ты будешь иметь каждую неделю. День поработал, шесть отдыхаешь. Неплохая жизнь... а?
   ЧЕЛОВЕК. Нет! Я хочу настоящей работы.
  
   Стук в дверь.
  
   САЛЬВАТОРЕ /кричит/. Закрыто! Никого нет! /Человеку/. Слушай меня, амиго. Ты потерял память - бениссимо, прекрасно! Но какую ты имеешь пользу от этого? Ешё день, два - и жизнь раздавит тебя, разо­трет по асфальту, как дождевого червя... С пустым кошельком, с пустой головой, без документов ты не человек - ты ничто, порка мадон­на! Подумай.
  
   Стук в дверь,
  
   САЛЬВАТОРЕ /кричит/. Вам же сказали - здесь никого нет! Абсолют­но! Идите отсюда... /Человеку/. Всё наоборот, сакра мадонна! Им говорят убирайтесь - они не уходят! Тебе говорят останься - ты не хочешь! Нужно иметь железную голову, мамма миа... Скажи хоть мне - откуда ты взялся?
   ЧЕЛОВЕК /неопределенно/. Не имеет значения.
   САЛЬВАТОРЕ. Но ведь до того, как ты решил стать Йоганном Шварцем, ты все-таки где-то был?
   ЧЕЛОВЕК. Был.
   САЛЬВАТОРЕ. Где?
   ЧЕЛОВЕК /показывает на потолок/. Там...
   САЛЬВАТОРЕ/недоверчиво/. На чердаке?
   ЧЕЛОВЕК. Выше.
   САЛЬВДТОРЕ. Ты был летчиком?
   ЧЕЛОВЕК. Значительно выше.
   САЛЬВАТОРЕ. А! Понимаю. Ты упал к нам с неба. /Смеется/.
   ЧЕЛОВЕК./после паузы/. Да... со звезды...
   САЛЬВАТОРЕ /весело/. Мамма миа! Со звезды? Ну, ну... Скажу тебе откровенно, амиго: я зря перевожу с тобой время. Теряю клиен­тов, деньги! Боюсь, что потеряю рассудок, потому что ты фолле, сумасшедший!.. /Отвернулся/.
   ЧЕЛОВЕК. Не сердись... /С расположением./ Моя история дейст­вительно не совсем обычная. Но, пожалуй, моя звезда - это единственное, что помогает мне жить сегодня.
   САЛЬВАТОРЕ. Он еще к тому же сентиментальный!.. Я тоже когда то верил, что у меня есть звезда.
   ЧЕЛОВЕК. Неужели?
   САЛЬВАТОРЕ. Что... не похоже? /Помолчав/. Вот тебе хочется зарабатывать деньги честным трудом. Сальваторе это уже попробовал. И Сальваторе говорит тебе - это невозможно! Мир - это проходной двор, где полно подонков. А люди - свиньи, грязные, вонючие свиньи И большего они не заслуживают!
   ЧЕЛОВЕК, Вы ошибаетесь. Люди - это лучшее из того, что смогла сотворить природа. Просто они должны жить не так, как живут. По- другому.
   САЛЬВАТОРЕ, Ты хочешь сделать людей лучшими, чем они есть? Ты святой человек! Меcсионер! Пророк!.. Теперь я понимаю, почему ты отказываешься от моего предложения. Ведь только пророкам не нужны деньги! /Смеется/. Посиди и подумай! Хорошо подумай!
  
   Поднимается.
  
   А я пока сбегаю в подвал, принесу вино... Особенное! "Кастелло д"Арженто"... для мессионера! Ха-ха-ха...
  
   Выходит.
   Помолчав, Человек достает из кармана брюк несколько монет. Кладет их на стол, пересчитывает.
   Входит П а у л и н а.
  
   ПАУЛИНА. О, я вижу, ты с деньгами.
   ЧЕЛОВЕК. Хватит, чтобы заплатить за хлеб.
   ПАУЛИНА,/берёт пустой стакан/. Вино? Сальваторе угощал тебя вином? Интересно, что ты ему тут наговорил?
   ЧЕЛОВЕК. Ничего.
   ПАУЛИНА. А он тебе?
   ЧЕЛОВЕК. Обещал.
   ПАУЛИНА. Что?
   ЧЕЛОВЕК. Счастливую жизнь...
   ПАУЛИНА. И ты согласился?
   ЧЕЛОВЕК. Нет... Надо подумать.
   ПАУЛИНА/оглядывается, шепотом/. Ты снова хочешь в тюрьму?
   ЧЕЛОВЕК. А что?
   ПАУЛИНА. Ничего! Я не хочу, чтобы ты снова сел... Ты симпатич­ный!
   ЧЕЛОВЕК. Ты тоже. Но когда в кармане всего несколько монет, жизнь кажется уже не такой розовой, как когда-то в детстве...
   ПАУЛИНА/подходит совсем близко/. А ты романтик... Милый, смешной романтик. Скажи - ты можешь сегодня остаться?
   ЧЕЛОВЕК. Не знаю.
   ПАУЛИНА. Не притворяйся! Я же вижу, что я тебе нравлюсь! Я это чувствую...
  
   Прижимается к нему.
  
   ЧЕЛОВЕК/растерянно/. Что ты делаешь? Паулина?
  
   Вдруг обнимает и страстно целует ее. Через мгновение Паулина вырывается, дает ему пощечину и выбегает. Занавес закрывается. На поосцениум выбегает Эмма, следом за ней Человек.
  
   ЧЕЛОВЕК. Паулина, фрейлейн Фишер... Эмма...
   ЭММА. Не подходите ко мне!
   ЧЕЛОВЕК. Вы наградили меня пощечиной и еще обижаетесь
   ЭММА. Как вы посмели так целовать меня? Присосались, словно пиявка!
   ЧЕЛОВЕК. А вы? Почему вы так прижались ко мне?
   ЭММА. По пьесе Паулина прижимается в этом месте к Человеку со звезды.
   ЧЕЛОВЕК. Правильно! И по пьесе, именно в этом месте, Человек целует Паулину.
   ЭММА. На сцене так не целуют!
   ЧЕЛОВЕК. И так не прижимаются!
   ЭММА, Вы просто нахал! Воспользовались моментом!
   ЧЕЛОВЕК. Я просто... просто не мог не сделать этого! Неужели вы не понимаете?
   ЗММА. Ах... вот как? Тогда я больше не играю!
  
   Выбегает.
  
   ЧЕЛОВЕК /бежит за ней/. Паулина! Фрейлейн Эмма! Эмма!..
   САЛЬВАТОРЕ/появляется на просцениуме, в костюме Доктора. Человеку./ Стой! Куда? А мое вино? "Кастелло д"Арженто"! Для кого я доставал его из старинного, холодного погреба? Для себя, что ли?
  
   Подбегает к Человеку, хватает его за руку, ведет на середину просцениума.
  
   Давай, амиго, выпьем!
  
   Достает из кармана стакан, наливает.
  
   ЧЕЛОВЕК. Извините, но я... /пытается уйти/.
   САЛЬВАТОРЕ. Подожди! Слова - это дрянь! Хламье! Жалкий мусор! Они уже давно в этом мире ничего не значат. Мы разбрасываемся ими с утра до вечера, прикрывая свои убогие, продажные души. Поэтому, когда видишь в стакане такое вино, амиго, знай - его нужно пить молча. Потому что именно в нем - истина! Истина, которой никогда не бывает в словах!.. Ну, до дна!
  
   Пьют.
  
   Хорошо...А? Словно в раю, сакра мадонна... В такие минуты снова влюбляешься в жизнь, словно в прекрасную незнакомку, увиденную
   случайно ранним утром на берегу лазурного моря...
   ЧЕЛОВЕК /решительно/. Извините, доктор, но у меня в пьесе этого нет!
   САЛЬВАТОРЕ. Да... согласен. Меня немного занесло. Извините. Знаете... много работы, устаешь...
   ЧЕЛОВЕК. Ничего! У вас неплохо получилось... А теперь сосредоточьтесь: Сальваторе делает очередной коварный ход! Он посылает Кифера...
   ЭММА /в костюме Паулины, выглядывает из-за занавеса/. Ах, вот они где, голубчики? /Выходит на просцениум/. Стоят себе, винцо попи­вают. А я там бегаю по отделению, с ума схожу, что делать дальше, не знаю...
   ДОКТОР. Напрасно волнуетесь, Эмма. Легкая импровизация всегда украшает спектакль. Кроме того, с нами рядом автор. Вот мы его и спросим...
   ЧЕЛОВЕК. Я умоляю вас, доктор, продолжайте: коварный Сальваторе посылает несчастного Ганса Кифера...
   ДОКТОР. Постойте! Не спешите! Ответьте мне сначала на один вопрос: вы уверены, что то, что мы с вами тут... изображаем, нравит­ся нашим зрителям?
   ЧЕЛОВЕК. Не знаю... Я писал все, как есть. Ничего не придумы­вал.
   ДОКТОР. И поцелуй тоже?
   ЧЕЛОВЕК. Это вышло случайно!
   ЭММА /быстро/. Не верьте ему, доктор Штоль, он сделал это спе­циально !
   ЧЕЛОВЕК. Нет, нет, поверьте, это действительно вышло ... как-то само собой. Хотя... если сказать откровенно, я бы не возражал, чтобы именно такой мизансценой заканчивалась предыдущая картина.
   ЭММА. Нахал! /Отвернулась/.
  
   Пауза .
   ДОКТОР. Так, так, допустим... Мне эта сцена тоже, между прочим, понравилась: что-то есть в ней теплое, человеческое... Да, все это так, но... где же финал пьесы? /Человеку/. У вашей пьесы нет достойного финала, уважаемый автор. Дальнейшая судьба Ганса
   Кифера повисла в воздухе. Зритель так и не узнал - чем обернулись для не­счастного гуманоида все эти мучительные хождения по земным кругам ада?
   ЧЕЛОВЕК. Извините, доктор, но это неправда! В моей пьесе имеется чудесная сцена Паулины и Кифера, которая дает ответ на все ваши вопросы. Но вы почему-то вдруг взяли и увели спектакль совер­шенно в другую сторону...
   ДОКТОР. И правильно сделал! У нас тут не площадка для эроти­ческих ночных шоу, а лечебное заведение, именуемое в народе "пси­хушкой". Это слишком откровенная сцена, наши пациенты могут не вы­держать, перевозбудиться... В общем, я врач и должен довести больно­го... извините - вашего главного героя, до нормального
   финала. Я позволил себе дописать пьесу. /Уносит за кулису вино, возвраща­ется с папкой в руках/. Вот ваши роли. /Передает Человеку и Эмме тетрадки/. Сейчас поставят декорации моего кабинета. А вы, фрейлейн Эмма, тем временем переоденьтесь.
   ЭММА И ЧЕЛОВЕК /одновременно, перебивая друг друга/. Подождите, доктор, как же так? Мы не сможем играть, мы не знаем ни одной вашей реплики. Разве так можно? Вы нарушили авторские права... мы опозоримся и т.д...
   ДОКТОР/выдержав паузу, властно/. Все уходят!
  
   Мгновение тишины. Затем вновь возмущенные голоса Эммы и Кифера.
   Все уходят!... Вам - сюда! /указывает Эмме на правый портал/, а вам -
сюда! /указывает Киферу на левый портал/.
  
   Дождавшись, пока Эмма и Кифер покинут просцениум, скрывается в прорези интермедийного занавеса.
  
   На просцениум возвращается Ч е л о в е к.
  
   ЧЕЛОВЕК /указывая на изображение на интермедийном занавесе/. Это я! /Переходит к изображению на другой стороне занавеса/. Это - тоже я... Се ля ви! /Уходит./
  
   Картина пятая.
  
   Открывается занавес.
  
   Кабинет доктора Ш т о л я. Он рассматривает документы, напевая мелодию песенки "Паулина".
  
   ДОКТОР /встал, идет на просцениум/. Не плохо! Если бы каждый из нас мог начать свою жизнь сначала... я бы непременно стал актером. Раньше мне никогда никто не аплодировал, а сегодня... /Работа с залом./
  
   Возвращается к столу, снимает телефонную трубку.
  
   Второе отделение? Говорит доктор Штоль. Пришлите ко мне Ганса Кифера. /Кладет трубку, улыбается/. Наверное, он совсем не ожидал такой счастливой развязки... и все потому, что написал пьесу. /Идет на авансцену/. Может быть, и мне взяться за драматургию и цело­вать женщин на сцене... а?
  
   Вбегает Ч е л о в е к. В руках у него тетрадь.
  
   ЧЕЛОВЕК /возбужденно/. Доктор, я эту роль играть не буду! Такой финал меня не устраивает! /Кладет тетрадь на стол/.
   ДОКТОР. У вас есть другой?
   ЧЕЛОВЕК. Да, есть! Вернее, он был, но вы же...
   ДОКТОР /прерывает/. Все! Не будем больше об этом! /Смотрит на часы./ Согласно распорядка клиники, мы должны закончить спектакль через десять минут./ Возвращает Человеку тетрадь./ Во-первых, поз­дравляю вас с большим успехом!
   ЧЕЛОВЕК /смотрит в тетрадь/. На сцене?
   ДОКТОР /бодро/. Нет, в жизни! Теперь вы уже и де-факто и де-юре Ганс Кифер. И никто никогда больше не будет сомневаться в ваших умственных способностях. Ну разве что театральные критики... но на них, право, не стоит обращать внимания. /Достает из кармана ручку, игриво./ "Вот ваша ручка, доктор ..." - помните? /Смеется./ Здесь... /берет со стола листки/ все необходимые документы. И сейчас я их подпишу, у вас на глазах... вот этой
   самой ручкой, что испортила вам когда-то жизнь.
  
   Подписывает.
   Всё! Вы уже выписаны из клиники.
   ЧЕЛОВЕК /заглядывает в тетрадь/. Выписан? Куда?
   ДОКТОР. Куда угодно, друг мой! Вы свободны! /Заглядывает в тетрадь./ Представляете, как это прекрасно - быть абсолютно сво­бодным! Найдете себе тепленькое местечко, займетесь любимым делом, заведете семью, пчёл на пасеке... два-три ребеночка... /Напевает/. "Баю-бай, баю-бай, спи малыш мой, засыпай..." Новая жизнь! Идите и наслаждайтесь ею вновь, как когда-то в юности! /Заглядывает в тетрадь/. Вот он... тот счастливый финал, ради которого я дописывал вашу пьесу!
  
   Пауза.
   ЧЕЛОВЕК /кладет тетрадь на стол/. Итак, я... должен отсюда уйти?
   ДОКТОР /отодвигая свою тетрадь/. Ну конечно! Вас это не раду-ет?
   ЧЕЛОВЕК /помолчав/. А кто будет ездить по Млечному пути?
  
   Небольшая пауза.
  
   ДОКТОР/улыбаясь/. Вы имеете в виду... молочный грузовик? О, не волнуйтесь! Найдем кого-нибудь среди тех, кто выздоравливает.
   ЧЕЛОВЕК/с беспокойством/. А моя звезда, доктор? Кто будет заботитьоя о ней? Она такая маленькая, беззащитная...
   ДОКТОР /резко/. Хватит про зори! Перед вами новая жизнь! Думайте лучше, как ее устроить!
   ЧЕЛОВЕК/поднимается/. Ну вот опять... скрипят цикады. Вы слышите? /Грустно/ А. колесо проехало мимо...
  
   Большая пауза.
  
   Доктор наклоняется к Человеку, пристально всматривается ему в глаза. Неожиданно Человек начинает громко лаять.
  
   ДОКТОР. Ганс?.. Ганс Кифер?.. Не смейте так вести себя!
  
   Человек, продолжая лаять, бросается на Доктора.
  
   /Убегая/. Ганс! Ганс Кифер! Прекратите! Что вы делаете.. /Схватил телефонную трубку/. Алло?.. Фрейлейн Эмма?.. Немедленно идите ко мне!
  
   Кладет трубку, выходит на авансцену. В зал.
   Бедняга... Здесь уже ничто не поможет... /С грустной усмешкой/. Нет, пожалуй, я не буду заниматься драматургией...
  
   Входит Э м м а с тетрадью в руках. Человек набрасывается на Эмму.
  
   ЭММА /убегая, с ужасом/. Боже!.. Доктор!.. Ганс! Не смейте этого делать!.. Доктор?!
   ДОКТОР /пытается помочь Эмме/. Спокойно, Эмма! Спокойно! /Забирает у нее тетрадь, кладет на стол/.
   ЭММА. Какой ужас!.. Но он же только что был здоровым! Совсем здоровым!
   ДОКТОР. Возьмите себя в руки, фрейлейн Фишер! Вы медицинский работник!
   ЭММА /сквозь слезы/. Да... а, по-вашему, медицинский работник не человек? Бездушная колода? /Плачет/.
  
   Человек воет, остановившись посреди кабинета.
  
   ДОКТОР/схватившись за голову/. Сумасшествие какое-то... Фрейлейн Эмма, присмотрите за ним. Я должен посоветоваться с
   про­фессором.
  
   Быстро выходит. Человек прекращает вой, поднимается.
  
   ЧЕЛОВЕК /подойдя к Эмме/. Это, наверное, была для меня самая тяжелая роль... извините.
   Идет в зал.
  
   ЭММА /потрясена/. Роль?.. Вы играли роль?.. Да как вы посмели? Это все ужасно, бессердечно...
  
   Плачет.
  
   ЧЕЛОВЕК/в зале, выйдя из образа/. А что мне оставалось делать? Возвращаться в мир, где нельзя услышать ни слова правды? Где играют судьбами людей так же привычно и легко, как надевают любимое пальто и целуют детей, уходя на работу? Вернуться вновь в это дьявольское колесо, где ты все равно не сможешь быть челове­ком?.. Нет уж, увольте, увольте...
  
   Идет к выходу.
  
   ЭММА /вслед/. Вы решили остаться здесь? В сумасшедшем доме? Но вы же хотели отсюда уйти!
   ЧЕЛОВЕК /остановился/. Да, хотел. Очень хотел! Это было меч­той всей моей жизни. Но теперь... теперь я просто не знаю, что мне делать!
   Поднимается на сцену, подходит к Эмме.
  
   Понимаете - не знаю! Я не вижу выхода... Хотя... если честно, в нашей
   последней сцене мне показалось, что выход все-таки есть...
  
   Танец - мечта.
  
   ПАУЛИНА/спохватилась/. Нет, нет, это невозможно! Вернее, возможно, но только в спектакле!.. Извините, я совсем запуталась...
  
   Пауза. Фонограмма.
  
   ЧЕЛОВЕК. Цикады... опять скрипят цикады... ЭММА /удивленно/. Где?
   ЧЕЛОВЕК. Не знаю. Наверное, здесь... или, может-быть, здесь?
  
   Ищут цикады, перекликаясь звуками. Игра.
  
   Смотрите - а вон колесо!
   ЭММА. Опять это проклятое колесо...
  
   Смеются. Игра с колесом.
  
   /Возбужденно/. Если б я мог... если б я мог вернуться на свою звезду... Эмма! Если б я мог...
  
   Убегает.
  
   ЭММА /бежит вслед/. Ганс? Куда вы? Остановитесь...
  
   Внезапно гаснет свет. Зажигается. Вновь гаснет и вновь зажигается.
   Входит доктор Ш т о л ь, снимает трубку телефона.
  
   ДОКТОР. Алло! Щитовая? Что там у вас происходит?.. Что? Снова Кифер?.. Закрылся в подвале?.. Так вот, передайте ему от меня привет и скажите: если он сейчас же не прекратит хулиганить, я отправлю его... Нет, не на звезду, а в девятнадцатое отделение... Да, да... в девятнадцатое! И надолго!
  
   Кладет трубку. Идет на просцениум. Опускается интермедийный эанавес. В зале зажигается свет.
  
   /Зрителям/. Уважаемые друзья! В связи с внезапно возникшей чрезвычайной ситуацией прошу вас немедленно покинуть зал. В качестве компенсации за излишнее волне­ние вам на ужин будут выда-
   ны сдобные булочки с кремом. Заверяю вас: этот новоявленный драмодел больше никогда не появится в моем кабинете... разве что в сопровождении санитаров.
  
   В зал вбегает радостная Эмма.
  
   ЭММА /поднимаясь на сцену/. Доктор! Доктор! Это просто невероятно - Ганс Кифер снова лезет в окно!
  
   Свет на просцениуме гаснет. Звучат современные ритмы.
   Открывается занавес. Танец Доктора/в смирительной рубашке/, Эммы и Кифера /в костюмах врачей/.
   Поклоны.
  
   З а н а в е с.
  
   Музыка Валерия Марро. Фонограмма спектакля и минусовка песни "Паулина" имеются /см. на сайте ниже/.
  
  
   2003 г. Киев
   Марро /Безрук/ Валерий Романович.
   E-mail: marro-teatr@mail.ru
   marro.valery@yandex.ru
   Тел: +38044 430-9838д.
   Моб: +3 8067 9006390
   Сайт: http://lekin.jimdo.com
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   32
  
  
   31
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Гончаров "Лучший из миров"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) С.Елена "Избранница Хозяина холмов"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"