Мартынович Евгений Антонович: другие произведения.

Арабский транзит

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любопытно получается. Пишу сценарий к сериалу и он становится похож на самостоятельное произведение. Насколько? Надеюсь, что читатели подскажут.

  
   Арабский транзит
  
   Часть 1.
  
   Из Дамаска с любовью.
  
  Утреннее метро было особо суетливым. Пассажиры постоянно перемещались по переполненному вагону, заставляя непрерывно переступать с ноги на ногу. Это создавало большое неудобство Самеру, который пытался ногами контролировать свои сумки, приперев их к закрытой двери.
  Сумки были очень объемными, хоть и пустыми. Здесь, в Украине, они сразу получили название по фамилии первого президента страны, пустившего ее в полное разорение. Кравчучки шили из брезента, ставили на маленькие колесики и стальную раму с большущей ручкой, чтобы можно было нагружать эту сумку, чем попало и в огромном количестве. Руки Самеру приходилось держать строго по швам, получая в неприкрытые бока весьма ощутимые толчки. Наконец Самеру удалось согнуть их в локтях и защитить от толчеи худые ребра. Черная вязаная шапка давно опустилась на глаза, не давая возможности четко видеть окружающую обстановку.
  'Наступна зупинка 'Вокзальна' - прошипел динамик метро. Самер окончил шестой курс мединститута, где хорошо выучил русский язык, немного знал украинский. Из слов объявления он понял название станции, на которой собирался выходить. Вокзал был целью его утреннего путешествия. Длинный эскалатор уносил пассажиров далеко вверх, и с перрона Самеру не удалось увидеть, куда он их привезет. С поднятой головой, на которой наконец-то удалось движением освободившейся руки поправить шапку, его толпа несла к входу на движущуюся лестницу, и только второй рукой ему удавалось придерживать свои сумки возле себя. В верхнем вестибюле станции, круглом и тесном ему также не удалось задержаться, зафиксировав боковым зрением время на часах над выходными дверями. Циферблат четко показывал восемь утра.
  Вокзальное утро встретило Самера серой холодной суетой, гулом подъезжающих машин, и постоянными повторяющимися объявлениями и прибытии и убытии поездов. Неубранный снег, лед на асфальте заставляли осторожно передвигаться к центральному зданию вокзала. Прибытие поезда, который нужно было встретить Самеру, откладывалось на целых полтора часа, о чем радостно на двух языках сообщил динамик уже без хрипов и искажений.
  Самер подумал, что всегда неприятные известия узнаешь быстро и четко, в отличие от тех, которые ты ждешь, или они тебе важны по жизни.
  Свободных мест в зале ожидания не было. Самеру пришлось снова на ногах кружить по залу, пока милиционеры не остановили его. 'Документы давай' - сказал один из патрульных. Второй критично осмотрел Самера, поморщился, глядя на его стоптанные ботинки и слишком объемную куртку из кожзаменителя.
  'Отпусти этого убогого, - не видишь, что ли, с него взять давно нечего...' - голос прозвучал резко и громко, как команда.
  'Нет, давай посмотрим, что за фрукт - первый патрульный не выпускал паспорт Самера, подняв на него свой взгляд. 'Смотри, и сумками разжился', - продолжил он, пнув их ногой. От неожиданности Самер выпустил ручки сумок из рук и те, описав большой круг в воздухе, отлетели далеко к заплеванным урнам.
  'Да пустой он, нечего на таких лохов время терять,' - голос второго стал еще жестче, - так и на завтрак с тобой не наработаешь, Мыкола. Бери тех, кто хоть с полными сумками прется. Учу, тебя учу и никакого толку. Двоечником ты, что ль в школе был?' - перешел на насмешливый тон с повышенного второй.
  -Деньги у тебя есть? - первый милиционер продолжал упорно смотреть в документы, не обращая внимания на реплики своего напарника.
  
  -Есть! - Самер достал мелочь из кармана, - вот все, что осталось и жетон на метро еще!
  -Жетон на метро нам без надобности, - милиции бесплатный проезд положен. А тебе придется пройти с нами, раз ты такой недогадливый и бедный. Там штраф значительно больше заплатишь, родственники быстро принесут, - милиционер упорно смотрел на Самера.
  -Вот вам деньги, - красивая девушка остановилась рядом с ними, протягивая купюры старшему милицейского наряда. Самер удивленно посмотрел на нее. Роскошные белые волосы вились из-под маленькой шапочки на голове и падали волнами по плечам. Куртка была чуть великовата этой девушке лет 18-20, черные джинсы уже вытерлись местами до светлых пятен. Ее ботинки тоже давно вышли из моды.
  -Мы деньги не берем, можете их одолжить своему молодому человеку, а он пусть сам решает, где ему штраф платить: здесь или в отделении.
  Самер по-прежнему недоуменно смотрел на красавицу. Но она взяла у него из рук серую карточку вида на жительство, положила внутрь нее свои деньги и передала ее другому милиционеру со словами:
  -Посмотрите, у него документы в порядке?
  -Теперь в полном порядке, - милиционер улыбнулся девушке, вытащил быстро купюры и спрятал их в карман, протягивая паспорт и вид на жительство Самеру.
  -Спасибо вам большое, - девушка тоже улыбнулась милиционерам в ответ.
  -Пойдем, - обратилась она к Самеру и потянула его за рукав. Самер двинулся за ней в другой конец зала. Девушка увидела, как к ним быстрым шагом приближается женщина лет пятидесяти, отпустила руку Самера, тихо ему произнеся:
  - Это моя мама, мне пора. Я приехала на прослушивание, и буду петь в ресторане...
  Название ресторана заглушил голос диктора, объявивший о прибытии очередных поездов. Самер попытался его уточнить, но девушка уже шла навстречу своей матери. Он долго стоял и смотрел красавице вслед.
   Потом спохватился, вернулся за сумками. Патруль уже проверял документы у других пассажиров явно не славянской внешности.
  В это время кто-то взял Самера за плечо. Он с радостной улыбкой оглянулся, ожидая снова увидеть свою спасительницу, но рядом стояли его друзья, которых он собирался встречать возле вагона поезда.
  . Они оба, и высокий стройный темнокожий африканец Анум и маленький коренастый китаец Ли, держали, а точнее тащили по полу огромные клетчатые сумки. Они ездили в порт, чтобы получить каждый свой груз с товаром. Ли получал туфли и одежду от своих соратников по бизнесу из Китая, Анум вернулся из Турции в то же время, привезя оттуда также куртки и мужские ботинки.
  -Как им удалось застегнуть молнии на сумках? - эта простая мысль отвлекла Самера от переживаний.
  -Ты почему нас не встречаешь, а торчишь тут столбом, - скороговоркой начал причитать Ли.
  -Не трогай Самера, - более миролюбиво произнес Анум, - видишь, он за местными красавицами следит.
  -На вокзале красавицы не местные. А самые что ни на сеть приезжие, - так же ворчливо продолжал Ли, - нечего на них пялиться, пора на работу двигать. Давай, Самер, помогай перегружать товар в свои сумки.
  Но Самер не стал здесь этого делать, но увидев заинтересованные лица подходящих милиционеров, быстро и сноровисто подхватил сумки Ли, выводя на улицу своих компаньонов.
  
  Петровка встретила груженых друзей знакомой толчеей на остановке. Им никак не удавалось забраться со своим грузом в подъезжающие троллейбусы и только в третий по счету удалось компаньонам войти, причем Ли попытался держать при этом двери.
  -Ты бы троллейбус еще за рога схватил, - Анум не преминул подшутить над товарищем.
  -И схватил бы, если бы достал, правда, Ли? - Самеру также передалось веселое настроение друзей, и он окончательно отвлекся от своих непонятных, тревожащих душу мыслей.
  В троллейбусе они расположились на задних сиденьях, поставив багаж под ноги, чтобы не мешать пассажирам. Дородная женщина с брезентовой сумкой на плече, проходила от одного сиденья до другого, продавая билеты и весело при этом приговаривая:
  -Купить квыточки люди добри! И буде вам щастя!
  - И вы, товарыши берить квыткы, вам их треба их целых шисть! За сумки, шо сховалы!
  - Я вам не товарищ, а господин, - Анум вспомнил форму обращения, с которой к нему недавно подошел покупатель, но в слова африканца вышли неубедительными.
  Кондуктор выпрямилась во весь свой весьма немаленький рост и заголосила на полную громкость:
  -Не встыг с фикуса спрыгнуть, а вже господын!!!
  Пассажиры в салоне громко засмеялись, и чуть позже к ним присоединились и друзья. Они еще долго вспоминали по жизни эту забавную сцену и слова кондукторши.
  
  Базар был также угрюм и сер. Самер с тоской вспоминал веселые шумные восточные базары в родном Дамаске. Там всегда эта серость с лихвой компенсировалась пестротой продавцов и покупателей. Здесь, казалось, люди были одинаково одеты в черные кожаные куртки и спортивные костюмы одной самой известной спортивной фирмы в мире. Хотя на эту принадлежность указывали только небрежно пришитые ярлыки к спортивным курткам и штанам.
  Обувь, которой торговали компаньоны, тоже не отличалась разнообразием цвета и была представлена в основном черными и темно-коричневыми туфлями и ботинками.
  Рядом стояли прилавки афганцев, которых особо много было на этом базаре. Многолетняя война выгнала их из своих домов, заставила жить на чужбине. Многие у себя в стране трудились на ответственных должностях, а нынче просто стали базарными торговцами. Два соседа по прилавку вообще были министрами Афганистана, когда там стояла советская армия. Но талибы несли смерть отступникам от своей веры. Негры и арабы, вьетнамцы и китайцы, узбеки и таджики достаточно мирно уживались на базаре, не мешая торговать друг другу. Вещи из сэконхэнда тут доминировали над другим товаром.
  -Почем твоя неделька, Гаврош? - голос покупателя сердито отозвался в голове Самера, отвлекая его от приятных воспоминаний о родине.
  -Неделька - это трусы, - скороговоркой проговорил нараспев Ли, вылезший откуда-то из-под прилавка, где он старательно начищал продаваемые образцы ваксой, утверждая, что блеск обуви помогает ее продавать.
  -Знаю я, что трусы, а что ботинки, - сердитый голос покупателя стал громче, - только ваших ботинок на неделю и хватает. Через неделю они каши просят!
  -Никакой каши нет в обуви,- Самер также включился в процесс торговли, ощущая радостное возбуждение.- Тут смотри: кожа какая мягкая, ручная работа. И подошвы крепкие - на сто лет хватит!
  -Я сто лет не проживу, - улыбнулся покупатель, - хорошо бы до следующей зимы хватило.
  -Зато я сто лет жить собираюсь, и все это время тебя и твои лапти вспоминать буду, - вмешалась с громким криком подошедшая женщина, - смотри, они развалились уже, три дня не прошло.
  И она сунула под нос Самеру ботинки, из середины которых торчали ее пальцы. Самер замер на месте и, казалось, прекратил дышать. Это была Она. Та, которая за руку увела с вокзала золотоволосую Богиню...
   Ли быстро снова забрался под прилавок, и не подавал оттуда признаков жизни.
  Покупатель еще пощупал с сожалением ботинки в руках и, положив их на прилавок, медленно удалился. Дама продолжала держать под носом Самера свою прохудившуюся обувь, и причитала, как на похоронах.
  -Где этот узкоглазый твой напарник, который всучил мне эту гадость? Где этот мерзавец? Чтобы у него на лбу рога выросли, чтобы он копытами все оставшиеся дни своей поганой жизни стучал, чтобы у него вся семья босиком по асфальту бегала...
  Ли под прилавком машинально проверил свой лоб и выдохнул с облегчением.
  -Долго ты столбом радостным стоять будешь, - наконец она обратилась к Самеру, - чурка нерусская! Бери свои ботинки, закрой рот и отдай мне мои сто долларов!
  -Пятьдесят!- Ли от негодования выдал свое убежище и сразу же поплатился за это новой порцией брани, которую обрушила на него покупательница с новой силой.
  -Вот вам ваши доллары, - положил заветного Франклина на прилавок Самер и бумажка, казалось, еще не успела коснуться стола, как пропала в руках шумной дамы.- А где та девушка, с которой вы с вокзала ушли?- продолжил разговор он со счастливыми глазами, - где живет эта красавица?
  - Не для таких ее растила, кобыла тебе невеста, нечестивец, обманщик! - брани у женщины хватило для Самера.
  Она быстро развернулась и пропала в толпе идущих мимо прилавков покупателей.
  Самер попытался догнать ее, но серая черная масса, казалось, поглотила даму без остатка.
  - На кого ты лавку оставил, Самер? - голос Анума вывел из легкого оцепенения Самера. Тот подошел к прилавку, заглянул под него. Ли пропал оттуда.
  Самер перевел недоуменный взгляд на компаньона, только сейчас заметив на лице Анума темные очки.
  - Ты зачем темные очки надел? - это обстоятельство почему-то сильно развеселило Самера после всего пережитого и он не смог удержать улыбки,- Сейчас зима, да и темно на улице.
  -Темно говоришь, - Анум также был весел,- тогда фонари в самый раз будут!
  Он снял очки и Самер увидел под левым глазом товарища огромный свежий синяк.
  - Ты же платить за аренду ходил? Когда подраться успел? -
  -Вот так тут платят. Не все, конечно. Но меня одарили, сказали, что фонарь на сдачу, - голос Анума стал более печален, - Ничего, отольются Ваське кошкины слезы. Так тут говорят...
  
  Анум долго хлопотал над ужином, привлекая для хозяйственных работ и Самера.
  -Слушай, Самер, давай на ужин свининку пожарим,- Анум достал отбивные из морозильника и с аппетитом смотрел на них. - Сейчас темно, Аллах не увидит. А посмотри, какое мясо свежее, красивое, - произнеся последние слова. Анум даже к потолку глаза поднял.
  -Нельзя мусульманам ее есть, - голос Самера звучал убежденно. - Аллах везде и всегда, он видит все. В темноте и в глубине моря, на суше и в воздухе. Это большой грех.
  -Но Коран писали люди, а им кушать тоже иногда хочется, - Анум не унимался, с сожалением посматривая на отбивные.- Вот любят же здесь ее кушать и никто не пострадал.
  -Свинья грязное животное, - Самер не уступал своих позиций. - И есть ее вредно. По нашей религии такого не должно быть. Так же как пить вино, употреблять наркотики. Религия защищает людей, их здоровье. Боги накажут тех, кто преступает законы шариата, Коран.
  -Но у нас свои боги, - хитро улыбался Анум, - причем здесь ваши?
  -Все равно Бог накажет, - повторил Самер, - вот по своей религии и будет тебя судить.
   Ну, а говядина тебе на ужин подойдет? Все у вас, арабов не так.
  - У нас точно не так. Правоверным положено есть баранину или говядину и то, когда барана или корову зарезали по мусульмански.
  -Как это - зарезать по мусульмански? - удивлению Анума не было предела.
  -Коран нужно читать над животным, - просто пояснил Самер.
  -И что? Баранина вкусне станет? - с сомнением произнес Анум.
  -Нет, но так положено, - упрямо повторил Самер.
  Анум со вздохом достал из морозильника новый кусок мяса и положил его размораживаться в микроволновку. Потом продолжил на сковородке жарить овощи.
  -А над овощем не надо читать Коран, когда его срываешь с грядки? - продлжал интересоваться он.
  -Нет,- голодный Самер с сожалением вдыхал запах жареного и был краток при этом.
  - Странно это, - Анум ловко орудовал шумовкой. - свинину есть не положено, барана нужно резать с молитвой. Ведь не видит Аллах твоих потуг вечером.
  -Это у христиан Бог на небе. А у нас Аллах в сердце, - Самер взялся рукой за грудь, где билось от неразделенной любви его молодое горячее сердце.
  -Не так у вас. Но Бог и Аллах не в сердце, я это точно знаю, а в животе, - Анум хитро взглянул на своего друга. - Люблю я есть сырое сердце с солью и перцем. Птичкино, конечно. Но говорят, что самое вкусное - это сердце твоего врага, - шутят так у нас в Африке,- брошенный на Самера взгляд Анума стал еще хитрее.
   Они поужинали с Анумом, так и не дождавшись Ли. Друзья быстро убрали кухню и Анум через несколько минут спал у себя в комнате. Самер ,напротив, еще долго ворочался, тревожась за Ли, но постепенно сон сморил и его.
  Утро началось с длинных звонков в дверь, которые разбудили Самера, не потревожив при этом Анума. Самер быстро прошел к входной двери.
  -Кто там? - традиционный вопрос задал он через дверь. В дверной глазок ничего не было видно.
  -Конь в пальто! - знакомый голос Ли обрадовал друга, начавшего поворачивать ключ в единственном замке.
  -Какой же ты конь, так пони совсем маленький - Самер радостно обнял компаньона.
  -Ты куда пропал вчера, -легко отстранившись Самер продолжил допрашивать Ли.
  -Водка есть? Замерз очень...-голос Ли дрожал не от радости.
  -Так, где ты шатался целую ночь? - Самер был настойчив, пропуская Ли в квартиру.
  -Твою девушку нашел. Пошел за ее мамой, мать ее... - потом все скажу,- Ли в сердитом виде мог вспомнить русские ругательства, которыми владел виртуозно.
  За завтраком Самер налил продрогшему Ли полстакана разбавленного еще вечером спирта и сам захотел от радости выпить. Только достал рюмку, как в дверях появился Анум с лиловым синяком под глазом, который сказал:
  -Нельзя правоверным мусульманам с утра пить! Аллах все видит! Молится тебе пора!
  -Но тут мечети нет! И еще туман, может он не заметит, - возразил с усмешкой Самер, вспоминая их вечерний спор.
  -Вот тебе телевышка! Чем не мечеть? - рукой указал негр в окно, где уже в утренних солнечных лучах хорошо просматривался знакомый силуэт телебашни, так напоминавший Самеру Умайю, Большую мечеть Омейядов в родном Дамаске.
  
   Рассказ Ли о вечерних похождениях
  
  Побежал я сразу не за этой злой женщиной, а к выходу с базара. Выход у базара один, туда все идут к автобусам и троллейбусам, и поэтому нечего за ней было гоняться. Хотя сто долларов - за что ты ей отдал - я ботинки ей только за пятьдесят продал?
  Ну, так вот. Стою я за столбом и наблюдаю, вижу: она с девушкой возвращается. Девушка красивый, блондинка, стройный, в сапогах высоких, дубленка турецкая, шапочка маленькая, вязаная.
  И мамаша та сердитая, постоянно что-то громко говорит, далеко ее слышно. Сумку еще большую тянет и все ее девушке норовит отдать. Но бедные они, - тут Ли долго качал укоризненно головой.
  Совсем бедные. На такси не хватило, хоть сто долларов у Самера отняла. Или жадный, наверное.
  Но так даже лучше. Не заметили они меня, или виду не подали. Сели в автобус - дороге там билеты и с тебя, Самер, деньги причитаются, я вот тут все траты записал на талончике.
  Едем. Долго, долго едем, я даже вздремнуть успел. Но проснулся на остановке, выскочил за ними, говорю - отдай пятьдесят долларов, я ботинки тебе не за сто продавал.
  Она кричать давай: Грабят! Люди! Помогите! Но вечером кто поможет, все прохожие разбежались. Кричать надо 'Пожар!' или лучше 'Горим!' - тогда может тут, кто и появится поглядеть, как сосед горит. Но идут с дочкой быстро, деньги не отдает. Я бегу за ними и говорю, что нехорошо людей обманывать, добрых при том. И тем более нехорошо обманывать родственников своих.
  Она как закричит, каких - таких родственников? Нет у нас таких нечестивцев среди родных!
  -Будут! - говорю ей. Тут девушка остановилась и спрашивает меня, а кто будет?
  Муж твой будет, - отвечаю.
  -Нет у меня китайцев знакомых, чтобы среди них мужа искать, - как засмеется она.
  -Он не китаец! Он сириец! - отвечаю ей. Ты украла его сердце и теперь Самер ходит всегда печальный. Так после вокзала отойти от тебя не может!
  -Так он меня на вокзале встретил, помню черноглазого. Я ему сказала, где работаю, пусть ищет.
  Тут ее мамаша снова начала тащить за руку, и они ушли. А я долго смотрел им вслед и тихонько двинулся за ними. Помню там высокий дом и парадное, куда они зашли. Детский сад с медведями еще недалеко. И метро совсем рядом. Я к нему потом вернулся. Но деньги совсем кончились. Пришлось через турникет прыгать, однако. Перепрыгнуть удалось, но там злая тетка в меня вцепилась и совсем поймала. Отдала милиционеру. Мужчина большой, хороший. Попросил меня уборку сделать там в своем участке. До утра я скреб все, мыл и чистил. Самый чистый теперь у него кабинет будет, во всей милиции. Утром он мне леща дал и отпустил! Так и сказал: 'Щас дам леща тебе и дуй отсюда'
  -Я ответил ему, что дуть сильно у меня не получится, не ветер я...
  Он засмеялся и дал мне огромного леща...
  -А где лещ? - спросил Самер, - ты его по дороге потерял и отдал кому?
  -Леща с пивом будем есть, это очень вкусно, - добавил Анум.
   -Вот! - ответил Ли, показывая пальцем на красный лоб, который тоже, как и фонарь Анума становился лиловым...
  
  Каждый вечер приходил Самер к заветному парадному, которое ему показал Ли. Но ни разу он так и не дождался голубоглазую красавицу, так глубоко ранившую его в самое сердце. Через месяц его скитаний возле этого дома к нему подошла старушка, которая рассказала, что эта девушка здесь снимала с матерью квартиру, чтобы принять участие в песенном конкурсе и, не добившись победы, куда-то уехала далеко от столицы.
  После этого Самер с головой ушел в базарные заботы, иногда вглядываясь в стройных проходящих блондинок, силуэт которых так тревожил его душу.
  Анум частенько стал подолгу отсутствовать за прилавком. Он не любил долго там стоять и всегда с радостью уступал рабочее место трудолюбивому исполнительному Ли. Он с большей радостью совершал поездки в Турцию, где покупал товар и привозил его вместе с такими же торговцами.
  Анум однажды пришел к их базарному месту весь торжественный и загадочный. Кожаная куртка была надета на белоснежную рубашку с распахнутым воротом. Остроносые ботинки блестели на солнце. Ли стоял за прилавком, отчаянно торгуясь с очередным покупателем, и мало реагировал на компаньона. Самер купил у женщины, которая развозит по базару еду, два бутерброда и кофе и хотел пообедать.
  Анум взял один бутерброд, пластиковую чашку с напитком коричневого цвета без запаха и сразу надкусил его.
  -Я для Ли принес бутерброд, - заметил Самер.
  -Кто не работает - тот ест, - весело произнес поговорку из известного фильма Анум.- Ли еще на обед не наторговал!
  -А ты наторговал? - обиженно протянул Ли, отпустив покупателя с очередной обновкой и старательно пряча вырученные деньги. - Целыми днями шляешься, непонятно где. Работай тут за него.
  -Я наторговал. Точнее наработал не только на этот бутерброд с кошкой, - Анум внимательно посмотрел на остатки бутерброда и выбросил недоеденный кусок. И на кофе нормальный, а не на эти помои с бурдой. Мы сегодня вечером встречаемся в ресторане с деловыми ребятами. Они хотят пригласить нас в свой бизнес. Хватит нам на базаре торчать и копейки зарабатывать!
  С базара компаньоны ушли чуть раньше, чтобы приготовиться к вечернему посещению ресторана. Анум сразу же забрался в душ и долго оттуда не выходил. Самер достал из чемодана пару свитеров и в задумчивости прикидывал, какой из них лучше надеть. Серый свитер показался ему менее мятым, и он быстро сделал свой выбор. Ли долго возился на кухне с посудой, пока его Самер не отогнал оттуда.
  -Нас в ресторане накормят, хватит тарелками стучать. Лучше умойся, приведи себя в порядок.
  -Часто моются те, кому чесаться лень, - Ли снова был ворчлив, задумчиво осматривая их жилище.
  -Твои знакомые заплатят за ужин?- крикнул он Ануму в ванную, но сам негр открыл дверь и показался на пороге комнаты.
  -Заплатят - не заплатят, а деньги свои брать нужно. Мужчина без денег в ресторане - это самец!
  С этими словами Анум подошел к заветной коробке из-под обуви, где друзья хранили деньги, и взял оттуда увесистую пачку купюр. Ли неодобрительно посмотрел на эти действия товарища, на удивление промолчав. Он также решил принять душ, быстро забрался в ванную. Самеру не пришлось его торопить, потому как Ли через пару минут также быстро выбрался и оттуда. Анум надел костюм с белой рубашкой, Ли так же, как и Самер, обошелся свитером.
  Компаньоны дружно вышли из парадного и зашагали к остановке.
   Ресторан находился в большом парке и представлял собой старый пароход, переоборудованный в развлекательное заведение. Широкий деревянный трап с облезлыми металлическими поручнями связывал ресторан с берегом. Вестибюль теснотой своей не способствовал комфортному приведению себя в порядок посетителями. Поэтому Ли, причесав голову ладонями, сразу вошел в зал. Самер тоже не стал уделять много времени своему внешнему виду и последовал за Ли. Анум долго находился у небольшого зеркала, пока его не потеснили следующие посетители. Зал был заполнен наполовину, темный интерьер и недостаточное освещение создавали полумрак, который вечером казался уютным. Официантку пришлось ожидать, но потертое меню уже лежало на столе.
  -Сегодня хоть нормально поедим, - негр стал вальяжен, развалившись на стуле.
  -Ничего здесь нормального не дадут, - сразу возразил ему Ли.
  -Почему это? - удивленно спросил Самер. Он еще не освоился в новой обстановке и теперь вертел головой, стараясь все рассмотреть как можно лучше.
  -Потому, что еда и посетители должны заходить в ресторан по разным дорожкам,- Ли убедительно, со знанием дела отвечал товарищу.- И кухня здесь маленькая, все зал занял, вон только за шторкой отделили кусочек места. А в настоящем ресторане кухня должна быть большаааяя, - больше этого зала, - чуть нараспев продолжил китаец.
  -Ну, ты то откуда все это знаешь? - голос Анума прозвучал насмешливо.
  -Работал в большом ресторане еще студентом. 'Метрополь' называется. Там главный повар любил нам все рассказывать. Большой повар был, усатый... Там мы хорошо кушали. Вкусно. И еду в ресторан не таскали по деревянным лестницам. Представляю, что бы кричал усатый, когда увидел, что свиную тушу тащат через зал на кухню, стучат ею об пол.
  -Почему сразу свиную тушу? - сразу погрустнел Самер. - может - баранью?
  -Все слопаете, не порть аппетит Ли своими познаниями. Иначе отправлю на конкурс знатоков 'Что, где, почем?' - Анум окончательно рассердился.
  -Когда, - машинально поправил товарища Самер.
  -Что 'когда'? Сейчас и отправлю, - взревел Анум.
  -Передача называется 'Когда?' - повторил Самер. - 'Что, где, когда?'
  -Это что за передача такая, - наивно спросил Ли, который по телевизору смотрел исключительно бокс и автогонки.
  -Это передача для тупых, для тех, кто ничего не знает, - Анум шумно ответил китайцу.
  -Не для тупых, а для умных, - уточнил спокойно Самер, улыбнувшись во все лицо.
  Но дальнейшие споры утихли сами собой, когда к их столу направились два высоченных мужчины, одинаково коротко стриженные, в темных водолазках и джинсах с кроссовками.
  Один из них был чуть постарше. Он занял единственный свободный стул. Второй подтянул рукой стул с соседнего стола, не спрашивая разрешения у тех, кто там находился. Он сразу тяжелым угрюмым взглядом обвел трех компаньонов и остановил его на Ануме. Старший также обратил свой взор на негре.
  -Ты старший у этих барыг? - и, не дожидаясь ответа, продолжил - Тут такое дело. Мы за долги забрали обувной магазин. Хотим его наладить работать. Чтобы он того, прибыль приносил. Продать некому, да и желания нет. А посадить вас туда - сами чуток заработаете, и нам польза будет. Так что заметано! Вот ключи от лавки и адрес. Обмыть пора.
  Он протянул Ануму листок бумаги, в котором были завернуты ключи.
  -А почему за пустым столом сидите? - старший удивленно посмотрел на официантку, уже давно переминающуюся с ноги на ногу возле стола и не решающуюся прервать разговор.
  -Что заказывать будете, - быстро проговорила она.
  -Давай быстрее, жрать неси и выпить побольше. Одна нога здесь - другая там! Время пошло.
  -Время всегда идет, - заметил философски Ли, но на него внимания уже никто не обращал.
   Не удалось вкусно поесть в этот вечер компаньонам. Еще один стриженый, вернувшийся к своему столу и не обнаруживший там своего стула, сразу выдернул его из-под того, кто угрюмым взглядом буравил весь разговор друзей. Между ними завязалась жестокая драка, в которой стулья залетали над головами, как вороны над мусором. Ли потянул Самера за рукав и устремился под стол, где они к своему удивлению обнаружили еще одного посетителя. Тот спокойно прислушивался к нарастающему шуму драки. Анум получив еще один удар в лицо, тоже свалился рядом. Раздавшийся выстрел прекратил драку. Наступила тишина.
  -Ты что здесь делаешь под столом? - спросил удивленно Самер незваного гостя под столом.
  -Работаю. Слушаю, кто первым начал драку и потом рассказываю это хозяину. Он большой авторитет в их мире и потом по моим словам взыскивает за порчу имущества и разбитую посуду.
  -Это не опасно? - с уважением поинтересовался Ли, осторожно приподнимая голову над столом.
  -Говорят, что пару человек уже пострадали на этой работе, - спокойно ответил незваный гость. - А кому сейчас легко? - невозмутимо продолжил он.- Другой работы пока не нашел. Здесь кормят, поят.
  -Еще и постреливают, - в разговор включился Анум, поднявшийся с пола и осторожно ощупывавший свою скулу.- Нужно быстро отсюда уходить, тут уже точно поесть не дадут.
  Ты подожди вызвать хозяина с разборками. Дай нам спокойно уйти.
  -Двести долларов и путь открыт!
  В этот раз Ли не торговался. Заветные зеленые бумажки быстро перекочевали в руку штатного свидетеля. Друзья самостоятельно схватили одежду и быстро скатились по трапу вниз. Вдалеке в парке уже синими огнями поблескивала милицейская машина, медленно двигающаяся к ресторану.
  -Не спешит сюда милиция, однако, - невозмутимо заметил Ли.
  -Ждут, пока стрельба с дракой окончательно затихнет, ресторан покинут все, кто с оружием и потом остальных вязать будут, - ответ Анума напомнил компаньонам о еще не ушедшей опасности.
  -Но поесть все равно надо. На голодный желудок поспать не удастся, - Самер, не останавливаясь, быстро двигался в сторону от ресторана.
  -Только подальше отсюда и подешевле, - резюмировал разговор на ходу Ли.
  Но Анум побежал через оживленную даже поздним вечером трассу, пытаясь остановить такси.
  Такси с желтыми шашечками на крыше проехала мимо Анума на большой скорости, и он неосторожно выскочил на проезжую часть, отчаянно жестикулируя ему вслед.
  Самер, как в замедленной съемке, увидел большой черный роскошный 'Мерседес', ударяющий бампером по касательной Анума. Негр отлетел от дороги на несколько метров. Пронзительный визг тормозов, дымящиеся колеса авто и, наконец, открывшаяся дверца со стремительно вышедшим из машины водителем запечатлелась отчетливо в памяти Самера. Ли поразительно быстро оказался возле упавшего Анума, пытаясь сразу поднять его на ноги. Но Анум лежал, раскинув руки на обочине. Самер тоже незамедлительно подошел к друзьям. Вместе с Ли они подняли негра и посадили его. Самера обдал терпкий запах дорогого одеколона. Рядом уже был мужчина в роскошном пальто, в отвороте которого виднелся модный галстук с белоснежной рубашкой.
  - Что сегодня за день такой? Аллах нас не любит! - с сожалением произнес на арабском языке богатый незнакомец.
  -Вы откуда? - Самер удивленно спросил водителя 'мерседеса' тоже на арабском языке.
  -Ты кто? - вопросом на вопрос ответил незнакомец.
  -Самер, - простодушный ответ заставил незнакомца улыбнуться.
  -Потом знакомиться будем, Самер, - строго и уверенно произнес тот, - сейчас твоего неосторожного друга отвезем в больницу. Колоритная у тебя компания, - добавил он после небольшой паузы, за время которой он внимательно оценивал обстановку. Ли в это время тщательно ощупывал своего компаньона, пытаясь определить, насколько тяжело пострадал Анум.
  Но негр сам поднялся на ноги, начал отряхивать куртку, брюки, с сожалением посмотрев на испачканную грязью обувь. Ли продолжал ощупывать его ноги.
  Серое огромное здание больницы скорой помощи было практически не освещено. Они медленно на 'Мерседесе' объехали весь комплекс, но только под одним козырьком входа горела одинокая лампочка. Туда направились друзья, поддерживая плечами Анума. Точнее поддерживал его Самер, а Ли только пытался помочь идти негру, быстро делая маленькие шажки.
  Долгое томительное ожидание дежурного врача окончилось его отказом смотреть пострадавшего Анума. Врач, услышав про дорожно-транспортное происшествие, сразу попытался позвонить в милицию. Но в дверях своевременно показался незнакомец из 'Мерседеса', который быстро оценив обстановку отозвал врача в сторону, и уже через минуту врач самым внимательным образом начал осматривать Анума.
  Несмотря на отчаянное нежелание негра оставаться в больнице, его быстро укатили на каталке санитарки в мятых халатах сначала к большому грузовому лифту, а потом на дежурный этаж.
  Самер, Ли и незнакомец вышли из приемного покоя, направившись к авто.
  -Волшебное действие оказали вы на врача, - улыбнувшись, произнес Самер.
  -Это везде так, не только тут, - спокойно ответил тот, - вас куда отвезти? Дорога домой показалась долгой после многих переживаний этого дня. Возле дома незнакомец оставил Самеру свою визитку, попросив обязательно ему перезвонить.
  Дверь в квартиру долго не открывалась, так как в замке друзья обнаружили обломок какого-то ключа. Пришлось с минут десять возиться с замком Ли, который хитрыми щипцами из своего перочинного ножика, с которым он не расставался ни на минуту, все-таки провернул этот обломок. После громкого металлического звука дверь, наконец, открылась в квартиру, куда сразу первым вошел неугомонный китаец. За ним последовал Самер. Картина разрушений и разграблений открылась сразу. Везде валялись вещи, все дверцы шкафов и стола были нараспашку, коробки с обувью лежали по всей квартире открытыми. На кухне даже морозильник сиротливо протек лужами на пол, открытый также. Самер увидел со щемящим сердцем заветную коробку, в которой они хранили свои деньги, лежащей на полу и распотрошенной. Непрошенные слезы душили его, как вдруг он увидел веселое лицо улыбающегося во все свои тридцать два крепких зуба Ли.
  -Однако, перепрятал я деньги, Вов -ре -мя, - с удовольствием протянул последнее слово китаец.
  Ли победно потрясал пакетом с рисом, который вытащил из кухонного стола.
  -Нам, китайцам, всегда наш рис помогает! - радостно закончил он фразу, доставая из этого пакета их деньги.
  
   Сон Самера
  
  Солнце залило светом красивый город. Самер смотрел на этот город из какой-то зеленой беседки, любуясь тихой рекой, уходящей вдаль, за горизонт, нескончаемыми просторами ее поймы.
  Он вдруг увидел, как спускается к реке множество людей в старинной одежде. Вдоль этой длинной колонны едут молчаливые бородатые конники при сверкающем оружии. Лица идущих людей выражают самые разнообразные чувства: от испуга и негодования со слезами в глазах, до радостной фанатичной счастливой улыбки.
  Высокий воин в самой роскошной одежде стоял на берегу реки рядом со священнослужителями, в руках у которых были огромные кресты. Рядом суетилась челядь, пытаясь сбросить в воду старых идолов, которым раньше молились люди.
  Воин показал рукой на Самера и что-то сказал слугам. Тотчас трое из них, самых сноровистых и быстрых, вскочили на коней и помчались вверх по склону горы, к Самеру.
  Самер удивленно посмотрел на них и принялся бежать в другую сторону, что было сил.
  Но конский топот неумолимо нарастал, шум копыт становился все ближе, ближе...
  Самер добежал до огромной двери Храма, которые сами вдруг открылись перед ним.
  Он уже шагом, но еще быстрым зашел вовнутрь. Скрип закрываемой за ним двери не испугал, а напротив, обрадовал Самера.
  Незнакомые боги сурово смотрели на него с фресок Храма. Слышалось тихое пение чужих молитв. Самер попытался найти в Храме людей, шел по нескончаемому кругу внутренних помещений. Он весь покрылся испариной от переживаний, надеясь еще найти новый выход из неожиданного заточения.
  Вдруг Самер увидел в центральной части Храма Его. Пронзительные глаза с огромной иконы, казалось, ощупывают душу Самера, перебирают ее, как он иногда перебирал четки.
  -Ты зачем сюда пришел? - голос отозвался во всех уголках души Самера, которая сразу съежилась, испугалась, свернулась уютным калачиком, как любил сворачиваться сам Самер под ласковыми руками своей матери, оставшейся сейчас так далеко, но помнящей его, и Самер это ощущал постоянно, каждую секунду бытия.
  Но крик петуха, радостный и задорный прервал это видение.
  Самер открыл глаза.
  -Снова петух соседский по утрам кричит, - Ли был ворчлив, как всегда. - Его бабка с соседнего парадного на привязи выгуливает. Здоровенный он, со шпорами, гордый. Но суп получится из петуха очень даже вкусный.
  Самер с сожалением отошел от своего сна, и теперь улыбался, вставая. Вчерашний день уже не казался таким тяжелым и унылым, как вечером, а напротив, представлялся веселым и полным приключений.
  Визитная карточка его нового богатого соплеменника лежала на столе на самом видном месте. Самер подумал, что надо все-таки позвонить ему, но Ли все продолжал командовать утренним распорядком.
  -Иди, умойся и завтракать, - коротко распорядился тот.
  -Умоюсь, не волнуйся. И даже зубы почищу. А что у нас на завтрак? - Самер весело спросил Ли.
  -Крабовые палочки, - торжественно ответил китаец.
  -Крабов видел, а палочек у него нет никаких, Да еще столько много, - Самер еще больше развеселился.
  -Палочки у всех есть, если ты мужчина или самец хотя бы.
   На улицу Самер вышел так же стремительно, как и покончил с завтраком. Время было начинать рабочий базарный день, но никакого желания трудиться сегодня Самер не ощущал.
  Бабка по двору еще прогуливала своего роскошного петуха. Она подошла ближе к Самеру и спросила:
  -А где твой черный друг? Я давно его не встречала во дворе? - бабушка держала петуха на кожаном ремешке, но тот стоял горделиво, спокойно, как - будто понимая, о чем идет разговор.
  -Его отвезли в больницу вчера. Машина сбила, - утро самому Самеру не стало казаться таким радостным, когда он вспомнил про Анума.
  -Какая машина? - бабка упорствовала в своем любопытстве.
  -Да какая разница, какая машина на него наехала, - Самера удивил и немного разозлил этот глупый вопрос.- 'Мерседес' его ударил.
  -Вот! Я так и знала, что черному повезет, - морщинистое лицо бабки озарилось старческой улыбкой.- 'Мерседес' ударил - это к деньгам!
  -А что? 'жигули' стукнут или 'таврия'- это к разорению? - Самера насмешила эта примета.
  -Конечно, в них бедные ездят, от этого никакого проку, одни заботы. Стукнуло 'Мерседесом' и сильно не повредило - это хорошо. Будет у тебя тоже радость скоро большая, я это отлично знаю, да Жора? - обратилась она к петуху. Он на удивление ответил ей гортанным криком, похожим на петушиный смех.
  
   Больница.
  
  Утром Ли спешил навестить своего травмированного друга Анума в больнице. Он хотел увидеть негра до рабочего дня, так как в выходные рынок посещало значительно больше народу. Утренний обход еще не начался, но Анума в палате уже не было. Постояльцы палаты сообщили, что Анум каждую свободную минуту проводит в женской палате.
  -К бабам твой бабай побег, он там все время околачивается, - санитарка с утра была сердита. Она убирала палату, махая грязным веником и разгоняя пыль.
  -Щас врач придет, так что ты своего черного другана сюда зови, - продолжила она.
  -К каким бабам? - Ли еще с трудом воспринял первое сообщение санитарки.
  -К самым здоровым, - ответила она.
  -А что в больнице здоровые бабы делают? - китаец недоуменно продолжал ее спрашивать.
  -Да они тоже больные или ушибленные. Только толстые и крепкие, здоровые одним словом, - голос санитарки прозвучал с раздражением, - в шестую палату глянь. Он, наверное, там всех перещупал.
  Ли вышел из палаты, но навстречу ему уже двигался по коридору Анум. За ним быстрым шагом шла высоченная женщина в бесформенном халате. Ее фигуре позавидовали бы самые известные культуристки.
  -Анумчик, не убегай, - голос у нее на удивление Ли был тонок и трогателен,- мало ли доктор тебе сказал. Скоро обход окончится, и ты снова сможешь прийти к нам.
  Но Анум уже не слушал свою спутницу, а шумно и весело приветствовал своего друга.
  -Пора, пора на свободу мой драгоценный Ли! Подожди здесь в коридоре, я сейчас переоденусь и выйду.
  Ли стоял у окна, а могучая женщина все что-то говорила ему, наклоняясь почти наполовину. Он наблюдал за тем, как падают снежинки за окном, думая о том, как приходит на его родину зима. Но телефон квартиры он произнес уже машинально, пытаясь отвязаться от назойливой собеседницы.
  Сердитый доктор с медсестрой также быстро зашли в палату следом за Анумом. Ли решил заглянуть в палату. Его друг показался в дверях одетым.
  -Не нужны мне никакие документы, - Анум еще беседовал с сердитым доктором, - на базаре их показывать некому. А тебе я вечером позвоню, - ближе к лифту переместился его друг, отбиваясь от своей приятельницы, говорившей что-то беспрерывно уже Ануму. Ли, улыбаясь, последовал за ним.
  
  Прогулка по утреннему городу не отвлекла Самера от его мыслей. Он с тоской всматривался в спешащих девушек, надеясь все-таки когда-нибудь встретить ту, единственную, от воспоминаний от которой начинало учащенно биться сердце. Ноги сами привели его к больнице, где должен лежать Анум. В палате сказали, что негр полчаса назад покинул заведение, где, видно, совсем этому никто не расстроился.
  Самер позвонил с ближайшего таксофона сначала Ли, но там никто ему не ответил. Потом, глядя на визитку, набрал номер своего вчерашнего знакомого.
  
   Ресторан 'Пальмира'.
  Встреча с новым знакомым началась с троекратного поцелуя в щеки и долгого горячего рукопожатия. Ияд, так он, наконец, получил возможность спокойно представиться, сразу пригласил Самера в свой дорогой 'Мерседес' последней модели.
  В этот раз езда на мощной, удобной и комфортной машине Самеру понравилась значительно больше. Мешали езде только частенько встречавшиеся ухабы, на которых автомобиль чуть больше раскачивался, демонстрируя свое превосходство над скверной дорогой.
  -У нас не так, - произнес Ияд, - в Сирии дороги лучше.
  -Я давно на родине не был, - вспомнил свой сон и маму, Самер.
  - Почему? - удивился Ияд.
  -Да учился тут, потом перестройка, развалился Союз, некому стало давать деньги на учебу и приходится зарабатывать.
  -Много зарабатываешь? - с сомнением посмотрел на Самера спутник.
  -На жизнь хватает, - ответ его не замедлил себя ждать.
  -Видно, что ты парень гордый. А то, что хватает на жизнь - хорошо. Богатый человек - не тот, у кого денег много, а тот, кому их достаточно.
  Возле дороги показалась красивая неоновая вывеска 'Пальмира'.
  Самер еще не бывал в этом ресторане, сразу вспомнив настоящую Пальмиру Сирии.
  Скромное с виду здание поразило своим великолепием внутри. Золоченые портьеры, многочисленные кадушки с пальмами, дорогая посуда, белые скатерти, великолепные столовые приборы - все это убранство радовало взгляд гостей и настраивало на уютный спокойный отдых.
  Сам хозяин ресторана встретил дорогих гостей у входа, провел их к столу. На столе высилась бутылка 'Аракса', почти забытого Самером напитка. Рядом стоял большой кальян, покрытый самым изящным узором.
  За столом Ияд продолжил разговор.
  -Ты как тут, Коран не забыл? - спросил он Самера, улыбаясь.
  -Придерживаюсь, конечно, но без фанатизма. Тут все не так, как у нас. Сложно строго соблюдать наши традиции, обычаи.
  -
  -Это точно. Даже в этом замечательном ресторане делают прекрасный шашлык из барана, которого во дворе режет местный Коля с криком 'Аллах Акбар!' - Ияд рассмеялся от своих воспоминаний. - И пока его не принесли, шашлык конечно, давай поговорим о делах, о настоящих делах. Нашей крупной арабской фирме нужен постоянный представитель в этой стране. Желательно из сирийцев, которые отлично знают местные нравы, язык, бизнес. Ты исключительно подходишь для такой работы. Пока в этой стране пропали реальные деньги, здесь многое можно купить задешево. А потом продать у нас, на востоке, дороже.
  -Да, такая мысль простая, но реальная. Недаром русский язык наполняет смыслом восток, как часть света, которая восходит. Восток - восход, всходит... Очень богатый в этом смысл. А запад - западает, идет вниз, - Самер на голодный желудок умел философствовать.
  -Правильно трактует местный язык реальности современного момента, - Ияд взглядом проводил шашлык, который умело водружал на стол хозяин ресторана.
  -А девушка у тебя есть, - продолжал он расспрашивать Самера. Но Самер с удивлением во все глаза смотрел на возвышенную площадку, где собиралась петь ЕГО девушка...
  Она в красивом блестящем эстрадном платье выглядела настоящей золотоволосой богиней, спустившейся с небес к людям. У Самера замерло все внутри, когда он услышал ее чарующий голос. Она пела в сопровождении аккомпаниатора, который стоял за дорогим синтезатором KORG . На ее музыканте был надет коричневый кожаный пиджак, светные брюки. Длинные волосы его были заплетены в косичку. Самер с большим любопытсвом рассматривал ее спутника и коллегу. После первой песни он не выдержал и подошел к певице.
  -Здравствуйте! - громко произнес Самер. Она с недоумением посмотрела на него.
  -Вы меня разве не помните? На вокзале вы еще меня милиционерам заплатили, когда они хотели меня в отделение забрать, - по-прежнему взволнованно и громко говорил Самер.
  -Жаль, что не забрали, господин! Не мешайте работать, - музыкант поднялся и рукой чуть отталкивал Самера от эстрадной площадки. Но певица, присмотревшись к Самеру внимательнее, начала улыбаться во все лицо.
  -Теперь вспомнила, - вы такой смешной были тогда.
  -Меня зовут Самер, - он решил, что пора представиться.
  -А меня - Наташа! - звонко произнесла она. - Но работать нам действительно пора. Так что садитесь на свое место, отдыхайте.
  - А деньги, деньги возьмите, которые вы тогда за меня милиционерам заплатили, -Самер судорожно начал доставать свой бумажник.
  Но музыкант начал играть новую мелодию и Наташа, его Наташа, повернувшись в сторону зала, уже пела первый куплет. Самер вернулся к столу, где его ждал Ияд и остывающий шашлык на столе в блюде.
  -Вот значит, какие девушки тебе нравятся! Блондинки...- Ияд уже изрядно повеселел, а бутылка 'Аракса' была почата.- Вот, отведай лекарство от любви.- Он протянул Самеру полную рюмку.
  Но Самер не сводил свой восхищенный взгляд со сцены, наслаждаясь ее прекрасным голосом.
  Рюмка тем не менее последовала автоматически по своему назначению.
  -А зачем ты ей деньги хотел дать? - Ияд с интересом смотрел на своего друга.
  -Она выкупила меня у милиционеров, - быстро ответил тот.
  -Очень романтично, прямо как в кино, - Ияд был чуть насмешлив и добродушен.- А сейчас она деньги не хочет брать? Хочет, чтобы ты должником остался....Умная женщина! А ты закажи песню музыкантам несколько раз - так и отдашь.
  Самер через минуту уже заказывал свою песню у аккомпаниатора Наташи. Тот хоть и поморщился, но деньги взял сразу за три исполнения.
  Эта песня зазвучала в заполнившемся посетителями ресторане вновь и вновь. Самер, возвращавшийся к столу и к 'Араксу', пытался пригласить Наташу на танец, попросив музыканта просто поиграть им. Но музыкант недовольно оттолкнул его, не давая больше подойти к Наташе.
  К Самеру подошел нахально улыбающийся парень лет тридцати в костюме с вышитой украинской сорочкой под пиджаком и сказал:
  -Ты вже усих тут достав своею писнею, папуас поганый! Та ще й к нашим дивчатам залицяешься. Пора провчити макаку.
  Утро в милицейском отделении действительно было серым и хмурым. Нахальный националист с разбитым лицом первым предстал перед глазами начальника. Но после короткого разговора был им отпущен.
  С Самером тоже долго не церемонились, выведя его из-за решетки и за шиворот вытолкав взашей.
  Он не мог понять почему так быстро закончился разбор, но когда увидел возле выхода Ияда, закрывающего свой роскошный бумажник, сразу все стало ясно.
  Самер поблагодарил своего нового друга за столь чудесное освобождение. Он хорошо знал, как долго можно просидеть за решеткой, если за тебя не походатайствуют друзья, приложив к этому еще денег.
  Ияд улыбнулся. Его забавлял этот честный парень, искренний и добрый. Ему нужны были такие люди для организации бизнеса в новой стране, возможности которой только начали проявляться.
  -Садись, -Ияд открыл дверцу роскошного мерседеса перед Самером. - Поедем со мной в офис.
  -Но мне не туда, - взгляд Самера был тосклив и одинок. - Я хотел бы найти свою девушку.
  -С каких времен она стала твоей? - Ияд продолжал улыбаться. - С тех пор, когда тебя так местные националисты покрестили?
  -Это моя девушка, моя половинка, - убежденно сказал Самер и его убежденность переделась собеседнику.
  -Хорошо, вот еще моя визитка! Поезжай, поищи свою любимую, а как найдешь и успокоишься, тогда милости прошу. Вот еще - денег возьми, в милиции наверняка все деньги отобрали.
  -Откуда вы знаете, - удивился Самер, припоминая, как его обыскали, забрав все, что было в карманах.
  - Полиция везде одинакова, - Ияд ответил не задумываясь.
  -Но здесь не полиция, а милиция! - возразил Самер.
  -Какая разница, - уже из машины ответил Ияд и нажал на газ. Самер отслася стоять на тротуаре, зажав несколько купюр в руке и заветную визитку, как пропуск в другой мир, богатый и успешный.
   В метро, несмотря на раннее утро, было много людей. Самер с интересом разглядывал пассажиров. Ехали так рано в основном зрелые мужчины в скромной одежде с небольшими сумками на плечах.
  -Там обед, наверное,- подумалось ему. - а на работу рабочие рано выбираются. Торговцы позже встают.
   На звонок в квартиру отликнулся Ли, который открыл дверь. Анум еще спал. Он не любил ранние поъемы. Китаец, напротив, на небольшой циновке делал утренние физические упражнения.
  -А Анум зарядку почему не делает? - спросил Самер китайца.
  -Как не делает. Делает. Только по ночам с партнершей, - Ли утром был невозмутим.- Ты до утра где гулял? В ресторане?
  -В обезьяннике коротал время, - Самер двинулся в ванную с банным полотенцем, намереваясь быстрее смыть с себя грязь прошедшего вечера.
  -Но зоопарк работает до 18 часов, - Ли недоуменно смотрел на друга.
  -Это совсем другой зоопарк был, из милиционеров и бомжей, - ответил Самер, закрывая за собой дверь в ванную.
  Завтракали друзья в том же составе: Самер и Ли. Густой зеленый чай пришелся кстати - приятное тепло разлилось по организму. Самера стало клонить в сон после завтрака. Выспаться за решеткой ему не удалось. Но он нетерпеливо поглядывал на часы. Ресторан открывался в 11 часов - это Самер помнил отлично. Он хотел снова туда зайти и найти свою Наташу, ту, с которой вчера так толком и не удалось поговорить.
  -Что у нас на завтрак, - Анум наконец появился на кухне. - скудно что-то на столе? Небось налопался вчера в ресторане с хозяином мерседеса. Он меня сбил, а ты за меня ешь в дорогом ресторане. Несправедливость и удары судьбы!
  -Удары судьбы были до утра слышны в твоей постели, - невозмутимо сказал Ли. - а потом этот здоровенный комок мускулов так стукнул входной дверью, что я проснулся и уже не спал с тех пор.
  -Так ты подслушивал? - Анум начал резвиться с утра. -Видел, сколько раз ей было хорошо? - горделиво продолжил он.
  -Не видел, а слышал. Это бой слонов был в джунглях какой-то. И постоянный рык, - в словах невозмутимого Ли, кажется, прозвучали чуть завистливые нотки.
  -Так вы что тут - все съели? А так позавтракать мечтал после бурной ночи, - голос Анума приуныл.
  - Деньги возьми и купи в магазине что-нибудь на завтрак. Да и на обед не мешало бы, - Самер дал Ануму совет.
  -Откуда деньги, не наторговали вчера ничего, - Ли решил добить аппетиты Анума.- На обед рис сварю, остался еще. Да зелени немножко.
  -Настоящий лев пустыни не может без мяса! Колбасы хочу! - Анум был уже рассержен. Самер улыбнулся, подошел в шкафу с верхней одеждой, пошарил в карманах своей куртки.
  -Вот деньги, хватит на завтрак с обедом и ужином, еще на пиво останется1
  Ли и Анум с недоумением смотрели на него.
  К заветному ресторану Самер почти бежал бегом. Он плохо ориентировался, где находится эта 'Пальмира', но казалось, сердце безошибочно находило правильный путь, путь к любимой. Дверь еще была закрыта. Самер постучал громко, настойчиво. Ему открыли почти сразу.
  -Я хотел бы поговорить с певицей! - он немедленно выпалил свою просьбу.
  -А поздороваться не желаете, молодой человек? - пожилой швейцар смотрел на Самера с доброжелательной улыбкой.
  -Здравствуйте, извините меня пожалуйста, но мне действительно нужно поговорить с певицей, срочно!
  -Всем срочно нужно, куда только торопитесь, молодые люди? Пройдите туда, к сцене - швейцар показал рукой направление, по которому двинулся Самер. Возле сцены в наушниках за пультом сидела брюнетка с копной черных волос. Она прямо подтанцовывала на стуле, слушая мелодию песни. Самер тронул девушку за плечо.
  Девушка обернулась, посмотрев на него с неподдельным интересом.
  -Что вы хотите? - она сняла большие наушники.
  -Наташа, где Наташа? Она тут певицей работает! - взволнованно произнес Самер.
  -А Натка! - чуть расстроено ответила девушка.- Она не придет сегодня.
  -Как не придет, она же работает здесь? - голос Самера зазвучал еще выше.
  -Она выходная сегодня. Мы поем посменно. Вчера она пела, сегодня моя очередь. Меня Вероникой зовут, или просто Ника.
  -Жаль, - растороенно сказал Самер. - я так хотел ее видеть.
  -А вы - Самер? Натка мне рассказывала про вас.
  -И что же она пр меня говорила? - Самер с любопыством смотрел на собеседницу.
  -Говорила, что выкупила вас у милиционеров зимой, что вы вчера встретились и что вы ей очень понравились. Ой! Натка наругает меня, если узнает, что я вам все разболтала! - смутилась девушка.
  -Я буду нем, как акула, - Самер почувствовал себя окрыленным и счастливым от таких замечательных слов.
  -Как рыба.
  -Что как рыба?
  Нем как рыба у нас говорят. Может акулы как раз и очень разговорчивы. Или акулки, - Ника откровенно смеялась над неуклюжими обротами речи Самера.
  -А вы одни песни поете с Наташей? - Самеру было просто и приятно с подругой Наташи.
  -Нет, конечно! У нее свой репертуар, у меня свой. На нас даже посетители ресторана ходят специально смотреть и слушать, кому кто нравится! А хотите я вам сейчас спою?
  Самер утвердительно покачал головой, устраиваясь поудобнее рядом на стуле. Но Ника легко и привычно запрыгнула на сцену, включив перед этим на пульте музыку.
  Музыка нахлынула на Самера великолепными чарующими звуками. Голос Ники зазвучал неожиданно мощно и чувственно. Самер замер потрясенный созвучием прекрасной песни и своих чувств к Наташе, к его любимой Наташе, к его Женщине!
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"