Дишли Маша : другие произведения.

Страшное Слово "Непруха" - Ыстория 4

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 6.08*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На редкость оптимистичный рассказ о том, как заработать в провинции пятьсот баксов за ночь и при этом окончательно умом не тронуться...


  

СУЧЬЯ ЖИЗНЬ

  
   Все имена и персонажи вымышлены, все события являются плодом авторского воображения... Все совпадения случайны. По большей части.
  

Ыстория четвертая:

Страшное слово "НЕПРУХА"

  

14 октября 2004 года

03:10

   Раздолбанный ментовский "уазик" безбожно сотрясало на ухабах - я беспрестанно морщилась и то и дело подкладывала под задницу саднящие от недавних столкновений с асфальтом ладони, дабы хоть как-то спастись от появления новых синяков.
   Молоденький паренек в камуфляже, мерно подскакивающий на соседней скамейке, изредка на меня косился. Рожа его выражала брезгливое любопытство.
   Я поправила спутанные волосы и с отрешенным видом уставилась в зарешеченное окошко на двери.
   Пустые темные улочки родного города.
   Торопливо перебегающие дорогу крысо-люди.
   Слепящие всполохи обгоняющих машин, радужными лучами продетые сквозь мутное стекло.
   Одиночество залатанных объявлениями фонарей.
   Теплые пятна сонных окон.
   Сосредоточенные лица санитаров улиц, для которых лишняя пивная бутылка означает сытый желудок...
   Влажная ночная грязь провинции.
   Днем всего этого нет - это тайная жизнь, скрытая от добропорядочных семейных обывателей призрачной завесой темноты и страха. Они ничего не хотят видеть и, как следствие, ничего не видят. Сегодня я в очередной раз в этом убедилась.
   В узком громыхающем загоне старого "уазика" кисловато попахивало смесью мочи с хлоркой. Пятнистый паренек мял тоненькую коричневую папку и зевал. Из кабины доносился вялый говор пары ментов и нежный женский голосок, распевающий пошлые блатные песенки. На покрытый резиновым половиком пол падал квадрат тусклого света, я видела часть своей вытянутой ноги и забрызганный грязью левый ботинок.
   Правого на мне не было - эти гады даже не дали его подобрать - нога жутко замерзла, надетые под джинсы колготки ледяной пленкой налипли на ступню.
   Разбитая губа надулась и перекосила все лицо, ребра ныли, желудок тоскливо урчал, под ногтями застряла целая куча земли, кусок переднего зуба отломился.
   Если бы сейчас рядом было зеркало, я бы себя вряд ли узнала. Наверное я похожа на грязную алкашку...
   Словом, есть лишний повод повеселиться.
   Я хмыкнула и моментально скривилась от боли.
   Боже ж ты мой...
   Разве думала я еще пару-тройку часов назад, что так все получится?
  

Пару-тройку часов назад

   Недолгое лето приблизилось к своему логическому завершению и переступило ту невидимую грань, когда мир начинает умирать в миллионный раз. На деревьях зажелтели редкие листья, трава запаршивела, по ней поползли еле различимые проплешины, а в воздухе запахло осенью - стылым, ледяным запахом одиночества.
   В квартире было холодно, горячий чай и одеяло не спасали. В щели перекошенной оконной рамы нестерпимо дуло.
   Я сидела на кухне в вязаной шапке, двух теплых свитерах и перчатках - вроде как готовилась к докладу по религиоведению на тему "Библейские доказательства". Передо мной лежала потрепанная книга "Христос воскресе: свидетельства и факты", слегка припорошенная листами смятой бумаги. Я молча разглядывала зловещего вида кроваво-красную надпись под искаженным страданием иконописным ликом. Прошло уже не менее полутора часов, а я все не могла пересилить себя, взять в руки и открыть ее.
   Меня отчетливо подташнивало.
   Казалось, что если я переверну эту мрачную обложку, на меня обрушится потолок или сверху ударит молния. Вообще, было неясно, почему я не взяла себе какую-нибудь другую тему - ну про древнюю религию Египта, к примеру, или что-нибудь связанное с Исламом - ведь я никогда не увлекалась христианством, особенно его православным ответвлением. Быть может где-то в глубине сознания я вообще боялась, что за все прошлые прегрешения меня настигнет какая-нибудь там "божья кара"? А что? А вдруг?..
   Я прикусила нижнюю губу. Лучше бы вовсе не думать об этом. Да и собственно... Зачем я вообще взялась за эту чертову тему?
   Рядом еле слышно играло радио, в пепельнице дымила недокуренная сигарета.

.......................................

Город опустел и ночь на старте. Я одна среди домов, и жизнь на карте.

И ломает, и ведет. Но все - пустое. Все равно найду тебя, а остальное

Неважно... Это уже неважно. Я улетаю к свету по ветру...

Неважно... Это уже неважно. Я улетаю к свету по ветру... К свету...

.......................................

   "К Свету"...
   "К Свету она улетает. Эээх, подруга, твоей наивности нет конца. Никого ты не найдешь и никуда не полетишь..." - я отшвырнула в сторону тетрадь с конспектами и глубоко затянулась.
   Это только в СССРе некоторые наивные одуванчики верили, что "рождены, чтоб сказку сделать былью", а на самом деле им просто нежно наебали мозг. Испокон веков все кому не лень заставляют людей верить во что угодно, лишь бы те мечтали, надеялись, боялись и, как следствие, были послушными - эти таинственные "властители душ" обязуют человечество веровать во всевозможных богов, в инопланетян, в заговоры правительств и военных, в секретные службы и сверхлюдей и все с одной лишь установкой - "веруйте и трепещите". Кнут и пряник. Приманить и напугать.
   Я с чувством плюнула в пепельницу.
   В жопу верования! Туда же надежду с терпением! Теперь я буду жить так как захочу.
   "Христос воскресе" со всеми своими свидетельствами и фактами растрепанной толстой птицей полетел в угол. Я заварила крепкого чая, застелила подоконник одеялом и села на окно.
   Не хотелось ничего. Ничего ВООБЩЕ.
  

00:00 ровно

   Вот уже вторые сутки я жила практически на одном чае и сигаретах. От этого жалкие остатки моих мозгов окончательно спеклись и в голову постоянно лез полный набор вожделений: дымящаяся курочка-гриль, на которую я уже вторую неделю пускала слюни в ближайшем магазине, стакан свежевыжатого апельсинового сока, огромная ветка винограда... Моя изможденная душа жаждала плотских удовольствий.
   В такой ситуации ни о какой учебе и тем более о теософских изысканиях и речи идти не могло. В кошельке лежали последние двести рублей, которые предстояло тянуть весь остаток месяца. А может и того больше. Хотелось придумать что-то такое, что вывело бы меня из "черной полосы", но в голову ничего не приходило.
   Весной я, как натуральная самка каменного века занималась "собирательством" - готовила сомнительные супчики из остатков гречневой крупы с вареной крапивой и не менее сомнительные салатики с отмоченными в солевом растворе одуванчиками. Летом лазила на территории дачных участков и перла оттуда все, что попадалось под руку - лук, укроп, помидоры с огурцами и яблоки, а сейчас... Оставалось лишь пойти на "большую дорогу", но мысли о грабеже или тем более блядовстве изначально мне претили.
   Я подожгла новую сигаретку и со свистом втянула в легкие тяжелый пыльный дым.
   -...Продолжается операция "Сейф" на Европа Плюс! Пришлите sms со словом "kod" и семизначным кодом на короткий номер...
   Я поперхнулась дымом и невольно закашлялась. Голос ди-джея был таким бодрым и счастливым, что я невольно задумалась над тем какой наркотой их там всех подкармливают, чтобы они так весело галдели. Эти болваны с радио в очередной раз кому попало раздавали бабки спонсоров. "Отдам тучу денег в хорошие руки"...
   - Нет бы раздавать их нуждающимся, - мрачно заявила я бухтящему на полке радио и невольно оглянулась на валяющийся среди разбросанных по столу бумажек сотовый - мою недавнюю гордость, синенький глянцевый Siemens, полугодовалый подарок от богатого двоюродного братца.
   На счете еще была пара баксов, которые я усиленно экономила уже второй месяц.
   А что если?..
   -...Пятьсот у.е.! - завлекал ди-джей. - Если вы подберете верный семизначный код, эти деньги...
   - Ну конечно, - я слезла с подоконника и налила себе очередную порцию мутного чая. - Если бы, да кабы...
   Мои проблемы начались, безусловно, раньше этой злополучной sms-ки за бешеные пятьдесят центов и, как и следовало ожидать, с ней они не кончились.
   Когда центы отправились в небытие, обнаружилось, что целых три цифры я поставила в правильной последовательности. Я представила себе пять сотен реальных бумажных у.е. и растеклась от удовольствия по столу, отдавшись на волю заложенного в сознании каждого человеческого существа природного азарта. Спустя двадцать минут в моем распоряжении был почти оконченный код, неверно стояли только две из угаданных цифр - их оставалось лишь поменять местами и...
   И остаток моего счета благополучно скончался.
   Уровень адреналина в крови к тому времени уже начал зашкаливать, отключил соображалку и, недолго думая, я оделась и отправилась покупать телефонную карточку.
   На улице было холодно и пустынно - многочисленные старухи уже несколько часов назад расползлись по своим квартирам, а начало рабочей недели не способствовало молодежным гулянкам. В достаточно быстром темпе, предвкушая моментальное получение заветной суммы в обмен на небольшое усилие, я доскакала до ярко освещенного магазинчика. К моему удивлению, внутри него было абсолютно пусто.
   Корча жуткие рожи из подсобки вырулила продавщица, поправляя расстегнувшуюся фирменную форму нежно-голубого цвета.
   - Нету у нас карточек, - недовольно глядя мимо меня, сообщила она. - Что-то еще будете брать?
   - Но как же?.. - растерялась я, оглядывая увешанный жвачками кассовый аппарат.
   - Девушка! - сморщилась она. - Я же сказала. Карточек у нас нету.
   Из подсобки выглянул раскрасневшийся охранник. Я еще пару минут беззвучно хлопала ртом, потом вышла на улицу.
   "Пятьсот у.е.! Пятьсот у.е.! ПЯТЬСОТ У.Е.! Уууу Ееее!! - настырно елозил в моем мозгу виртуальный ди-джей, разжигая азарт. - Если вы подберете верный семизначный код, эти деньги... О-го-го! ДЕНЬЖИЩИ!!!!"
   - Черт бы побрал наши дебильные магазины с их дебильными поставками, - я до хруста стиснула челюсти, - а заодно и дебильную "Европу плюс" с ее дебильными легкими заработками!
  

00:31

   Район, в котором я живу уже почти год, нельзя назвать благополучным - двух-трехэтажные воняющие плесенью дома, раздолбанные тротуары, население преимущественно из стариков и рабочего сословия. Далеко от центра города, один круглосуточный поблизости и еще два через пару остановок, никаких развлекательно-отдыхательных заведений...
   Минут пять я соображала, куда теперь податься.
   Ближе всего был "ПиСтоЛет" - самый большой в городе универсам, к тому же еще и самый дорогой. Уж там-то телефонные карты должны были быть обязательно.
   - Заебись! - ругала я саму себя, топая по темной пустынной улице. - Легких денег она захотела! Все равно ведь обломают. Вот купишь ты сейчас эту самую карточку, просадишь последние бабки и окажется, что игра уже закончилась. Так всегда бывает. И придется тебе, дуре, с новенькой карточкой подыхать от голода...
   На самом деле верить в это мне совсем не хотелось - в каком-то крошечном отделе мозга, ответственном за человеческую алчность, засела на редкость упрямая надежда на маленькое чудо. Только одна она и вела меня вперед.
   Как там говорил пацан в легендарной голливудской эпопее?..
   "Тебе просто нужно поверить, что ложки не существует", тогда она и совьется в штопор от одного твоего мощного взгляда. Типа, будем управлять реальностью, поскольку придумываем ее сами. Надо только сильно поверить в это и очень-очень захотеть. Это по-моему "солипсизм" называется. Типа, когда ты вдруг понимаешь, что твои мечты это ты сам и есть, и если ты стремишься к чему-то внешнему, то исключительно из-за непонимания того, что внешнего нет нигде, кроме внутри тебя, а этого самого "внутри" нет нигде вообще. Короче, гадское такое "а ничего нет!"
   Из этого следовал вывод - раз меня на самом деле не существует в природе, так и на хрена же мне эти деньги? Значит все что я делаю - иду по улице, смотрю под ноги и хочу есть - все это пустое и просто мерещится тому, чего нет?..
   Я задумчиво вставила несуществующую сигарету в несуществующий уголок рта, подожгла это ничем и втянула дым в пустоту. Пустота зашлась в кашле.
   Мимо протарахтел старый Жигуль, окатил тротуар жидкой грязью. По другой стороне дороги прошла молчаливая парочка с бутылками пива наперевес - по лицам видно, что они мучительно размышляют где найти подъезд потеплее, чтобы благополучно совокупиться. Вот они-то наверняка не чувствуют себя пустым местом...
   Я добрела до широкого, мигающего многочисленными желтыми глазами светофоров, перекрестка, свернула вправо.
   Пустыня.
   Народ вымер.
   Интересно, когда взрывается нейтронная бомба, действительно все в округе исчезают или нет? Вот ведь как клево - пустые дома, безлюдные магазины - делай, что хочешь, бери, что надо. Ни тебе злобных старух, ни похотливых пьяных скотов, ни служителей доблестной российской милиции, что сперва бьют и только потом думают... Ох...
   В столь радужных мечтаньях и полной отрешенности от реальности я добрела до каменных ступеней "ПиСтоЛета" и уже даже поставила на лестницу одну ногу, когда заметила, что внутри него не горит свет. На широкой стеклянной двери красовалась табличка "Закрыто на реконструкцию".
   Я обалдело застыла на месте.
   Еще вчера вечером он точно работал - на своем веку я вообще не помнила ни одного случая, когда он был закрыт.
   Вот тебе и "солипсизм".
   Изменила реальность по желанию...
  

00:54

   - Девушка, а, девушка...
   Поначалу я даже не поняла, откуда доносится этот голос, так как не заметила, что рядом с магазином стоит большой черный "Мерс". Свет внутри салона был потушен, стекло на дверце сползло вниз беззвучно. Из темноты высунулся чей-то нос и кусок мускулистого лба. Я вздрогнула от неожиданности и сняла со ступени ногу.
   - Чего?
   - Ну-ка, пойди сюда...
   Я огляделась по сторонам. Поблизости не было ни единой живой души.
   - Мне некогда, - максимально сухо сообщила я, отступила на шаг и торопливо зашагала вверх по улице.
   Мой недолгий, но довольно печальный опыт по части встреч с полуночными незнакомцами на модных тачках доказывал, что в разговоры с ними лучше не вступать и сразу валить куда подальше, стараясь не привлекать излишнего внимания к собственной персоне.
   - Эй, стой, подруга! Ты куда?!. - донеслось мне вслед, эхом растекаясь во влажном воздухе.
   Я решила, что значительно безопаснее будет пройти дворами, и нырнула в темень ближайшего проулка. Под ногами захлюпала грязь, вверху отрывисто каркнула ворона. Справа поплыл однообразный пейзаж - одинаковые пятиэтажки, лысые деревца, водопроводные трубы с выпотрошенными утеплителями, перекошенные деревянные сараи, похожая на Эйфелеву башню-дистрофика тоскливо ржавеющая вышка. Где-то вдалеке еле слышно играла музыка, галдела птичья стая, готовящаяся к перелету в местность потеплее. Есть хотелось нестерпимо.
   Я вытащила из куртки мятую пачку, с тоской поглядела на последний пяток сигарет, вздохнула и убрала их обратно в карман. Это дело сейчас следовало экономить. Через пару остановок впереди был еще один круглосуточный магазин, где я рассчитывала все-таки купить эту сраную карточку, а на сдачу - покурить.
   "Лишь бы все удалось, - думала я. - Ведь не может же на самом деле все время быть так погано. Черные полосы в жизни тоже когда-нибудь кончаются. Вот выиграю пятьсот баксов и уж тогда оторвусь по-полной..."
   Поблизости выстрелом грохнула входная дверь подъезда. Я подпрыгнула от неожиданности, споткнулась, ботинок со звучным всхлипом ушел в грязь.
   Из подъезда облезлой пятиэтажки с воем вылетела тучная бабища в полощущейся на ветру пижамке в крупную розочку и, шлепая по лужам босыми ногами, помчалась в сторону гаражей. Следом за ней, жутко матерясь, выскочил полуголый мужик с топором наперевес. Они сделали круг по двору и исчезли за углом дома. Я некоторое время очумело пялилась в сторону, где они скрылись, потом достала сигарету и нервно закурила. Издалека доносились истошные вопли. Я огляделась, ожидая, что взволнованные граждане тут же повыскакивают на улицу, боясь пропустить очередное бытовое шоу, но ни в одном из окон даже свет не зажегся.
   - Помогииииите! Убивааааают! - верещала вдалеке женщина.
   Я секунду соображала, потом направилась в сторону виднеющегося на горизонте подсвеченного прожектором неизвестного административного здания. Вопли переместились выше по улице и стихли.
   Не желая наткнуться на свежий труп или разгоряченного убийцу, я свернула в соседний дворик и ускорила шаг. Там возле слабо дымящейся помойки копошилось несколько крупных собак, которые дружно оглянулись на меня. Я вильнула ближе к подъездам, рассчитывая заскочить в один из них в том случае, если песики вздумают перекусить человечинкой.
   На одной из скамеек восседала знакомая тетка в пижаме. Она слегка подвывала, размазывала по лицу сопли и грязь, сучила ногами. Услышав мои тихие шаги, она испуганно шарахнулась, но разглядев меня, моментально перестала всхлипывать и вызывающе уперлась руками в свисающие с лавки бедра.
   - Чо смотришь? - голос ее был осипшим. - Ну чо ты вылупилась, коза?! Иди куда шла!
   Я мрачно смерила ее взглядом, сделала пару шагов и чуть не врезалась в выворачивающего из-за угла мужика с топором. Он хрипло дышал, держась рукой за грудь - по всему было видно, что эта пробежка далась ему с трудом. Редкие седые вихры, недельная щетина, сухой, облезлый... Старый. Лет семьдесят на вид.
   Я застыла на месте, перевела взгляд на свисающее вниз оружие.
   "Топор это не есть хорошо. Топором можно ударить с размаху, а можно его и вдогонку швырнуть..."
   Мужик закашлялся, протирая покрасневшие глаза грязным кулаком.
   - Дочка... - захрипел он. - Дочка, сигареткой не угостишь?
   Я машинально протянула ему свой окурок.
   Мужик кивнул, оперся на рукоятку топора, закусил бычок зубами, прищурил один глаз.
   - Да ты не ссы, - он усмехнулся. - Это я жену свою, стерву, воспитываю.
   - Ясно, - с готовностью согласилась я. - Ну, я пойду тогда?..
   - Иди, иди, дочка, - мужик звучно поскреб щетину и переложил топор в другую руку. - А курить бросай, молодая ведь еще, - он подмигнул, - симпатичная вон какая, ягодка...
  

01:20

   Как ни странно, до следующего магазина я дошла очень быстро. Быть может виной тому был пережитый стресс и я просто не заметила, как прошла эти несколько остановок, а может наискосок через дворы было идти значительно ближе, нежели по улице.
   Еще не вывернув к освещенной остановке, я услышала гоготанье. У темной дыры подземного перехода, въехав на паребрик, стоял знакомый черный Мерседес, дверцы с обеих сторон от водительского сидения были открыты. Возле него тусовались три фальшиво ржущих девки - в наманикюренной ручке каждой красовалась бутылка пива, они кокетливо поправляли прически и терлись об отполированный бампер.
   Конечно, я всегда подозревала, что и в нашем городке обитают проститутки, но даже не догадывалась, что выглядят они также как и все прочие.
   Незаметно косясь в их сторону, я прошмыгнула мимо и вошла в помещение очередного круглосуточного магазина. Продавщиц здесь было целых две штуки - они суетливо бегали вдоль прилавков, под завязку загруженные разнообразной стеклотарой.
   Компания безликих парней ублюдочного вида, выстроившись нестройной шеренгой и перекрикивая друг друга, никак не могла решить в какой пропорции брать водку, пиво и лимонад. Рядом картинно ломались их девочки, тыкая пальчиками то в лоток с мороженым, то в выставленные торты.
   Я осторожно пробралась к кассе, выискивая телефонные карточки.
   Девки по-очереди смерили меня презрительно-ревнивыми взглядами.
   - У вас билайновские карты на пять единиц есть? - спросила я.
   - Нет, только на десять, - вымученно улыбнулась продавщица, посмотрев на меня усталыми и несчастными глазами.
   - Спасибо, - так же кисло отозвалась я и вышла на улицу.
   Похоже, ловить здесь больше нечего. Как говорится, "ну не прет"...
   Пару минут я неподвижно стояла на месте, глядя в асфальт и вдыхая открытым ртом холодный ночной воздух. Руки замерзли, я засунула их в карманы куртки, нащупала две скомканные сотни и злополучный телефон.
   - Ну чо ты ломаешься? - донеслось до меня. - Иди сюда...
   Одна из девок приглушенно запищала, сопротивляясь парню, норовящему насильно втащить ее в мерс. Две другие засмеялись. Нет, наверное, они все-таки никакие не проститутки - обычные несколько наивные подстилки, выползшие из дома в поисках своей порции ночных приключений.
   Молоденькие, лет по шестнадцать-семнадцать... Вид несколько смущенный неожиданной настырностью новых знакомых. Они пока только и умеют, что крутить хвостом перед чьи-либо носом, а о последствиях и не догадываются. Ну что же, вот изнасилуют одну из них, тогда и посмотрим насколько смело в будущем они будут заигрывать с всякими козлами.
   Я поежилась и медленно зашагала вниз по улице - в сторону своего дома.
   Чужие проблемы не мое дело. Пусть учатся на собственном опыте.
   Впрочем, и мне самой пора бы понять, что "бесплатный сыр бывает только в мышеловке"...
   Вообще, обидно, столько усилий и опять ни черта не вышло...
   - Что ж так не везет то?! - возмутилась я вслух и больно прикусила нижнюю губу.
  

01:45

   Днем наш маленький город похож на разворошенный муравейник - все бегут по своим делам и никто по сторонам даже не смотрит. Здесь тоскующие глаза голодных до кайфа, здесь каждый готов перегрызть другому глотку за возможность посидеть в общественном транспорте или первым лизнуть услужливо подставленную жопу начальника. Наши старухи воюют у кабинета терапевта, а дети, радостно хохоча, сжигают соседских кошек. Нас по утрам будят трезвонящие в двери попрошайки, а пиво стало главным атрибутом реальности бытия. Наши женщины продают себя за новую шмотку, золотое колечко или мороженое...
   И всем это кажется нормальным.
   Не так давно я сама не придавала этому никакого значения - просто не замечала всей той грязи, в которую по горло ушли люди. Ежедневно копошилась в ней рядом со всеми прочими и получала обычное человеческое удовольствие. Мы используем окружающих и искренне верим при этом, что на самом деле дружим или даже любим их "от всего сердца".
   Вранье.
   Ложь во спасение.
   Нельзя думать - понимание смертоносно. Пока мы наивно полагаем, что ничего с нами не случиться и жить мы будем вечно - все идет просто замечательно. Иллюзии спасают от отчаяния и безверия...
   Обратно я шла неимоверно долго.
   Полоса света, полоса мрака, шум от проезжающей мимо машины - и снова тишина, стекло луж, разбиваемое моими подошвами, колючая изморось на лице, окоченевшие пальцы, облачко пара изо рта... Все это закрутилось вокруг меня в ритме этакого вальяжного вальса. Мозг, словно комок ваты, набух от витающих в воздухе капелек влаги и окончательно перестал соображать.
   Я на автомате двигалась вперед.
   Краем глаза я замечала безымянных существ, копошащихся в мусорных урнах, я равнодушно шла мимо валяющихся поперек дороги пьяных, я видела чью-то голую пердящую жопу в кустах около дороги, я слышала фальшивое пение гуляющей компании и чмоканье целующейся рядом с горящей помойкой парочки подростков...
   Странно, сейчас все это казалось мне каким-то ненастоящим, словно я смотрела фильм по телику. Переходя широкий перекресток площади Ленина, я равнодушно пялилась на то, как матерящиеся менты волокут слабо сопротивляющегося окровавленного парня в припаркованную рядом "мусоровозку".
   Мне нет дела до чужих проблем. Я ведь не какой-то там бэтмен, что жить не может без подвигов. Мое дело маленькое.
   Чем я лучше остальных? Такая же невезучая и одинокая как все вокруг. Люблю жалеть себя и откровенно плюю на окружающих. Радуюсь бесполезным мелочам и не хочу замечать главного. Не человек - пустое место.
   - Жалкая ты личность, Маша, - подвела итог я. - Вот опять в какую-то депрессию себя вогнала... И из-за чего все это?
   Парень, которого тащили менты, мрачно выплевывал выбитые зубы и косился в мою сторону. Я прошла мимо, немного ускорив шаг, и даже не обернулась.
  

02:15

   Домой я так и не попала. В самый последний момент черт дернул меня свернуть в центр города.
   Не скажу, что я до сих пор на что-то надеялась. Скорее всего взыграла все та же долбаная принципиальность - мне во что бы то ни стало хотелось окончательно убедиться в собственной невезучести. Впереди было еще два круглосуточных магазина. В кармане елозил нагретый ладонью Siemens.
   По пути меня облаяла стая бродячих собак и окатила грязью проехавшая мимо машина, но мне было уже все равно. Поэтому, когда в ярко освещенном "Пингвине" в ответ на мой вопрос продавщица протянула полосатый кусочек картона стоимостью в полторы сотни рублей, я совсем не обрадовалась. Я отдала деньги, купила пачку сигарет и с таким же тормозным видом вышла на улицу.
   Ну вот, теперь дело за малым...
   Я перешла дорогу, свернула в темный проулок и остановилась, нащупывая в кармане монетку, чтобы соскрести с карточки защитную полосу пин-кода. В тишине до моего слуха донесся еле различимый женский плач. Я чиркнула монеткой по картонке, набрала на телефоне необходимую комбинацию цифр, пополнила баланс и замерла.
   Плач не прекращался. Мало того, раздавался он где-то поблизости. Он был тихим, задыхающимся, перемежался полными отчаяния всхлипами и торопливыми умоляющими репликами типа "Ну, пожалуйста! Ну, не надо! Я не хочу! Пожалуйста, перестаньте!".
   Я огляделась. Узкая захламленная улица позади сумрачного здания городского Театра Кукол казалась безлюдной. Я машинально стрельнула взглядом по темным окнам ближайших домов.
   Упруго шлепнул по воздуху звук удара, плач на секунду прервался, но тут же возобновился с новой силой.
   - Заткнись, соска! - отчетливо проговорил мужской голос. - Андрюх, держи ее крепче.
   - Пожааалуйстааа... - она подавилась словами, захлюпала носом и застонала.
   Я засунула телефон в задний карман джинсов и, сделав несколько шагов вперед, осторожно заглянула в заросли колючего кустарника, скрывающего за собой некое подобие парковой аллеи.
   Первое, что я увидела, была уже знакомая черная тачка с погашенными фарами. Потом я заметила копошение на заднем сидении. Свет в салоне не горел и было непонятно, что именно там происходит, но на меня все равно накатила тошнота. Из темноты выплыло мутное пятно, разделенное пополам темной полосой. Пятно, сопровождаемое невнятными хрипами, мерно ходило вверх-вниз, по бокам от него торчало две белые ноги.
   - Я сейчас кончу, - без каких-либо интонаций сообщил другой мужской голос.
   Ноги судорожно задергались, донеслось сдавленное мычание.
   - Сука! Она меня укусила, дрянь!
   Хлоп, хлоп. Как аплодисменты... Снова женский плач.
   Стараясь ступать как можно тише, я сделала в сторону машины три шага. Теперь мне уже было видно, что мутное пятно есть ничто иное как мужская жопа. По сидению беззвучно хлопала отвисшая мошонка. Меня передернуло, внутри что-то тоскливо заныло.
   Что я здесь делаю? Какого хрена оно мне надо? Ведь совсем недавно я обещала себе, что больше никогда не буду действовать неразумно...
   - Ааааа... Не надааааааа!
   - Ты! Ссаная дырка...
   Я невольно сглотнула и попятилась. Под подошвой предательски хрустнула сломавшаяся ветка. Жопа замерла, потом полезла наружу, превратилась в круглую рожу. Ничего особенного. Обычный. Лет двадцать с небольшим на вид.
   Выглянувший парень сощурился, силясь разглядеть в темноте мое лицо.
   - Это кто? - почему-то очень удивленно спросил он.
  

Примерно половина третьего утра

   Я почувствовала как бешено забилось сердце.
   "Ничему тебя жизнь не учит, Маша, - решил некто в моем мозгу, - чеши отсюда, пока не поздно..."
   Только сейчас я услышала, что в салоне Мерседеса играет музыка. Это было настолько дико, что я просто остолбенела.

.......................................

А-а в Африке горы вот такой высоты!

А-а в Африке реки вот такой ширины!

А-а крокодилы-бегемоты!

А-а обезьяны-кашалоты!

А-а и зеленый попугай...

.......................................

   - Какого хрена тебе здесь надо?
   Девчачьи ноги втянулись на заднее сидение, вместо них я увидела зареванное лицо с распухшим как картофелина носом.
   - Пажааалуйста, помогиииите, - запищала она, но чья-то рука с силой дернула ее за волосы, лицо запрокинулось назад.
   - Чо молчишь?
   Парень неподвижно стоял в пяти шагах от меня. Штанов на нем не было, член словно стрелка указывал в моем направлении.
   - Тоже пизды захотела?
   У меня же телефон в кармане... Надо свалить пока есть возможность и ментов вызвонить. Пусть они и разбираются. Я им даже тачку опишу...
   - У меня уже есть своя собственная пизда, мудак, - неожиданно для самой себя отозвалась я.
   - Помогииииите, - размазывая по лицу тушь вперемешку с соплями взвыла девчонка.
   С противоположной стороны заднего сидения медленно выполз второй парень, застегнул ширинку, хлопнул дверцей.
   - Чо ты сказала?
   "Ну чего ты стоишь?" - спросил голос в моей голове.
   В ту же секунду я поняла, что просто не могу двинуться с места - меня словно бы пригвоздило к земле. В висках шумно запульсировало.
   Парень без штанов сделал шаг в мою сторону, член качнулся и вернулся в исходное положение. Я с усилием оторвала одну ступню, перенесла на нее вес тела, споткнулась, чуть не упала. На меня вдруг накатила такая жуть, что я испугалась как бы в обморок не упасть.
   - Не подходи, урод. Я ментам позвонила, - ничего уже не соображая, мертвым голосом сообщила я.
   Несмотря ни на что, первый удар застиг меня врасплох.
   Я уткнулась носом в кучу листьев, увидела рядом пару ботинок. Меня схватили за волосы, оттянули голову вверх и одновременно больно засадили по ребрам. Я со свистом втянула в легкие воздух, задохнулась, машинально закрыла руками лицо. Девчонка в машине завыла от ужаса.
   - Тащи ее сюда, Андрюха! - истерично взвизгнул голос парня без штанов.
   Меня пнули для верности еще раз, перед глазами поплыли огненные кольца, из сжатых пальцев посыпалось лиственное крошево. Я почувствовала, как меня отрывают от земли, волоком тащат куда-то в сторону, развернулась и вслепую ударила подобранным сучком. Кто-то заорал от боли.
   Я упала на землю, начала подниматься и тут за меня принялись всерьез. Били меня с таким остервенением, что после двух-трех ударов я вообще перестала что-либо чувствовать. Помню только как сквозь мешанину летающего в воздухе мусора я увидела улепетывающую вдаль девчонку. На ней был один свитер и колготки. Шлепая пятками по асфальту, она довольно бодро скрылась за поворотом.
  

03:00

   Не знаю в какой именно момент появились менты. Парни свое дело знали определенно. Особенно тот, что "андрюха". Он-то меня и отправил в длительный нокаут.
   "Ну что ж мне так на всякие неприятности-то везет?" - думала я, распластавшись в куче мусора и медленно приходя в себя.
   Рядом с мерсом уже стоял милицейский бобик, парень что был без штанов что-то усердно разъяснял равнодушному сорокалетнему майору и показывал документы.
   - Она бабки у нас украсть хотела, - втирал он, тыча в мою сторону пальцем. - Вот и подвози таких...
   - Так значит ты с ней знаком? - слюнявя странички паспорта, нудел мент.
   - Да нет, откуда?! Шла по Пекинке, проголосовала, ну и посадили...
   - Ага, ага. А вторая когда появилась?
   - Какая вторая, командир? Ничего такого не знаю...
   Я осторожно облокотилась и села. В кармане джинсов что-то явственно хрустнуло. Придерживая правой рукой саднящие ребра, я выудила свой вконец раздолбанный Siemens. Передняя панель отвалилась, задняя держалась на соплях, экран треснул. На меня с любопытством выпялился курящий рядом с уазиком молодой мент. Я аккуратно сложила все части телефона в одну кучку, убрала во внутренний карман куртки.
   - Ладно, в отделении разберемся, - сказал майор, потер усы и запихнул отобранные документы в тонкую коричневую папку.
   - Какое отделение, командир?! Ничего же страшного не случилось! - в отсвете фар я увидела как глаза парня суетливо забегали. - Я сейчас папе позвоню... Решим все миром... Ну, погорячились чуть по пьяни...
   - Семеныч, с девчонкой-то что делать? - поинтересовался молодой мент. - Не в больницу же вести... Сашка сказал, особых травм у нее нет.
   - Сейчас машина прибудет, мы с Володькой сами этих красавцев доставим. А вы пока везите ее в РОВД, отдайте Пахомову, пусть личность устанавливает. Там и освидетельствуем.
   Я с готовностью поднялась на ноги, молодой тут же подхватил меня под локоть. Уже заползая в бобик, я увидела "андрюху" - он сидел на заднем сидении мерса и, прижимая к лицу окровавленную тряпку, злобно зыркал на прогуливающегося по периметру майора.
   - Ты в обморок-то не упадешь? - полюбопытствовал молодой мент, я несколько задумчиво помотала головой.
   Правой ноге было очень холодно, но обнаружила что потеряла ботинок я только когда машина уже выехала из переулка. Возвращаться мент наотрез отказался под предлогом того, что лазить по кустам не его работа.
   Доехали мы довольно быстро. Пять минут невыносимой тряски по разбитой дороге и я уже ковыляла по коридору Ленинского РОВД. Там было пустынно, дежурный кинул в мою сторону равнодушный взгляд и снова уткнулся в экран своего крохотного телевизора. Меня провели в небольшую ярко освещенную комнатку, усадили на стул и приказали вытащить из карманов все, что там есть.
   - Мне бы умыться, - ненавязчиво попросила я.
   Мне сказали, что сейчас, мол, придет врач - тогда меня и "умоют, и йодом намажут где надо, и касторки нальют". Потом целых полчаса я просидела в полном одиночестве, глядя на разложенное по письменному столу содержимое собственных карманов. Особенно печально смотрелся раздолбанный мобильник. Мо-гиль-ный телефон... А ведь он-то и виноват во всех моих неприятностях.
   Недаром священники говорят, что эти новомодные электронные приспособления - от дьявола.
   Врач ко мне не пришел.
   Зато появился тот самый молодой мент, с которым я ехала в бобике, и под белые руки отвел меня в "обезьянник".
   - Мне бы умыться, - повторила я, но моя реплика так и осталась без внимания.
  

03:45

   Что такое "обезьянник" - или, если правильно, камера предварительного заключения - я уже знала. Только познакомились мы с ней при несколько других обстоятельствах.
   Года четыре назад был у меня один приятель мент, о котором даже и вспоминать-то не хочется. Так вот он однажды мне "экскурсию" и устроил, с демонстрацией достопримечательностей и прочих злачностей рабочего места служителей правопорядка. Помню, тогда я все ужасалась - как же это только люди могут находиться в таком ужасном месте...
   И вот теперь, когда за мной заперли толстую решетку, я поняла - когда смотришь на КПЗ снаружи, это не идет ни в какое сравнение с тем что чувствуешь, когда ты внутри.
   Узкое грязное помещение шириной в два и длиной в пять метров - оно похоже на какую-то скважину, пробуренную в цельной горной породе.
   "Лечим клептоманию клаустрофобией", - вспомнила я старый милицейский анекдот и погрустнела. Мне было прекрасно известно, что продержать здесь могут очень долго.
   Кроме меня в этой камере были еще двое.
   На грязной скамье напротив решетки лежало съежившееся существо непонятного возраста и пола, напоминающее больше кучу рваного тряпья, нежели живого человека. От него шла невыносимая вонь - пахло смесью нестиранных носков трехнедельной давности, желудочного сока, мочи и чего-то совсем невыносимого.
   В паре метров от бомжа прямо на полу сидел скрючившийся мужчина в перепачканном джинсовом костюме. При моем появлении он поднял голову, мы встретились глазами и я поняла, что это тот самый измордованной парень, которого при мне грузили в уазик на площади Ленина.
   Он тоже меня узнал и криво ухмыльнулся, моментально скривившись от боли. Я пару минут его разглядывала, потом села рядом.
   - Тебя как зовут? - спросил он.
   - Какая разница... - я пожала плечами и закрыла глаза.
   - Действительно, - согласился он. - У тебя покурить нету?
   - Забрали.
   - Хреново.
   - Хреново, - скопировала его интонацию я и мы тихо рассмеялись, одновременно хватаясь за разбитые рты.
   - Это кто тебя так разукрасил? - поинтересовался он.
   - А, - я махнула рукой. - Не в свое дело полезла. Вечно мне неймется.
   - Действительно, - кивнул он. - Надо учиться действовать как подсказывает разум, а не пытаться разобраться с чужими проблемами.
   Мы надолго замолчали, погрузившись в собственные невеселые мысли. Бомж на скамейке завозился, высунул из кучи тряпья дырявый ботинок. Сразу же повеяло невыносимым смрадом. Несмотря на это я все-таки умудрилась заснуть.
   Разбудила меня громкая ругань за решеткой - в одном из голосов я узнала того самого сорокалетнего майора, что отправил меня сюда.
   -...Какого хера вы ее сюда-то засунули?! - орал он. - Она пострадавшая, а не задержанная! Я ведь сказал, чтобы ей сразу же занялся Пахомов! Меня что, здесь вообще никто не слушает?!.
   - Семеныч, мне лично никто ничего не говорил, - тихо оправдывался его собеседник. - Я смотрю, грязная вся, рожа битая, шатается... Откуда ж мне знать...
   - Выводи ее и в дежурку. И парня того... Как, бишь, его... Максимов что ли... Его тоже, - скомандовал майор и, гулко топая, вышел.
   В замке загрохотал ключ, решетка со скрипом отошла в сторону.
   - Максимов! Буди свою подругу и на выход, - сказал темный силуэт на входе.
  

04:00

   Как ни странно, обращались теперь со мной совершенно иначе, нежели вначале. Внимательный в-оперу-упал-намоченный "семеныч" оказался на редкость хорошим мужиком - сразу же вызвал врача и даже чаем напоил, извинился за причиненные неудобства и отдал все, что вытащили из моих карманов.
   Я тут же вспомнила, зачем проделала столь долгий и нелегкий путь - и отослала злополучную sms-ку.
   - Вы, Маша, заявление писать будете?
   Я прихлебывала горячий несладкий чай целой половиной рта и тупо пялилась на битый экран телефона в надежде на маленькое чудо.
   - Какое заявление?
   - О нападении. Они же вас избили.
   - А что им за это будет? - осторожно поинтересовалась я.
   "Семеныч" крякнул, хрустнув суставами, поднялся, долго кружил вокруг стола, потом сел и закурил.
   - Скорее всего ничего особенного, - вид у него был несколько печальный. - Та девчонка, которую они... Ну та... - он с досадой махнул рукой. - Она отказалась от дачи показаний. Соответственно, завести дело без помощи пострадавших мы не можем.
   Он выпустил из ноздрей две тонкие струи дыма, моментально запутавшиеся в густых усах.
   - Я бы лично этих козлов за яйца бы... - я увидела как непроизвольно сжались его кулаки. - У одного из них папаша в администрации работает. У другого, правда, пара приводов была, но все равно ведь отвертятся... А у меня дочь ровесница той девчонки...
   - Так это те говнюки... извиняюсь... Те, что в мерсе черном были?! - встрепенулся молчавший до этого парень.
   - Они самые. Потому я вас двоих и прошу заявления подать. Вы же как бы по одному делу...
   Мы с парнем изумленно переглянулись. Выходит, мы оба... Я фыркнула. Спасители, блин, хреновы.
   Мой телефон застрекотал, словно полураздавленный кузнечик.
   "V seife Europa+ seichas 500 $. Vi ugadali 0, 3, 6, 9! Otgadivajte dalshe!"
   Подобная sms с радио означала только одно - тот розыгрыш, в котором я принимала участие, закончился и теперь нужно расставлять цифры по-новой. Я хмыкнула, сгребла телефон в кучу и зашвырнула в куртку.
   - Я напишу заявление, - сказала я. - Хоть какая-то справедливость должна свершиться в этом мире...
   В РОВД мы проторчали до самого рассвета. Когда со всеми бумажками было покончено, "семеныч" сам проводил нас до выхода.
   - Не шатайтесь больше по ночам, - посоветовал он на прощание, - и в чужие разборки тоже лучше не встревать. Хотя...
   Он потер усы, огляделся и зачем-то сказал:
   - Машина у них недешевая. Мы ее пока что на стоянку не отправили, к крыльцу подогнали, да не заперли. Вот, опасаюсь я, что кто-нибудь ее угонит или обворует. Там на переднем сидении барсетка лежит... С кучей денег. Я столько за полгода не получаю... Такая куча денег и никому нет до них дела.
   - Наверняка для взяток заготовлено, - резонно заметил стоящий рядом со мной парень.
   Майор покосился на него с видимым неудовольствием и внимательно посмотрел на меня.
   - Такая куча денег и никому никакого дела... - тихо повторил он. - Впрочем, обворуют и ладно. Я бы им еще и на сидение насрал.
  

---------------------------------------------------------------------------------------

  
   Мы сидели на моей кухне, щурились от бьющих по глазам лучей восходящего солнца, молча курили и пили чай с многослойными бутербродами.
   Два безымянных соучастника.
   Два доморощенных мстителя.
   Два долбанутых бэтмена.
   Битые рожи нестерпимо болели, но губы сами норовили разъехаться в широкую улыбку.
   - Нет, наверное бог все-таки есть, - сказала я и посмотрела на парня.
   На столе были аккуратно разложены одни сотенные бумажки - девять штук зеленовато-серых, с американским президентом в центре и штук сорок обычных отечественных "деревянных" рублей.
   Сегодня мы их определенно заработали.
  
  
  
   Мария Дишли, 2005-08-18

Оценка: 6.08*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"