Дишли Маша и Ко : другие произведения.

"Гиперпараноид" (в процессе написания)

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оказать влияние на ход действия может КАЖДЫЙ! Жду ваших предложений :-)


  

Гиперактивный Параноид С Начинкой

  

"Самое причудливое безрассудство бывает обычно

порождением самого утонченного разума"

Ф. Ларошфуко

  
   Уже в самом раннем детстве Костик Свидригайлов понял, что испытывает поистине непреодолимую страсть к медицине, а если говорить точнее - к хирургии. Природных к тому способностей у него не было, но желание заниматься любимым делом перевешивало все.
   Следы его хирургических вмешательств обнаруживались фактически на всем, к чему он прикасался: по двору, прихрамывая на подвязанных лапах, мрачно перемещались местные кошки и собаки, в подвале складировались забинтованные крысы, поломанные столовые приборы красовались наложенными шинами и жгутами, треснутые тарелки были тщательно промазаны медицинским клеем, да и сам он порой напоминал контуженого красноармейца, заштопанного в условиях полевого госпиталя.
   Еще в подростковом возрасте, посмотрев по каналу "Discovery" полуторачасовой фильм о нелегкой доли американской Службы Спасения, он надолго воодушевился ампутациями, что прекрасно демонстрировалось на многочисленных домашних растениях. Опылив очередного "пациента" из семейства молочаев смесью хлорки с фтором (что он ошибочно именовал "хлороформом"), Костик расстилал на кухонном столе свежую простыню и продезинфицированными на газовой конфорке ножницами аккуратно удалял как засохшие, так и вполне нормальные листочки, цветочки и порой даже целые стебли, отчего несчастный больной начинал напоминать ощипанный веник.
   Когда его воспитанная на книгах Карнеги мама делала страшные глаза и строго спрашивала: "Что это значит, Константин?", он сдвигал пластиковую оправу очков на кончик носа и невозмутимо отвечал:
   - Некоторые биологические организмы, в особенности подвид "растения" имеют потрясающую способность к дублированию утерянных частей тела в том случае, если не затронуты важнейшие органы, ответственные за жизнедеятельность организма в целом.
   Получив свой заслуженный выговор, он смиренно клялся "больше так не делать" и шел на улицу отлавливать необходимых для научных экспериментов животных и насекомых. Даже ночами, лежа в своей узкой кровати, он - в отличие от познающих радость одиночного секса сверстников - прокручивал в уме варианты проведения операций по сращиванию различных внутренних органов с органами внешними напрямую.
   Закончив среднюю школу с не менее средним аттестатом, он попытался поступить в медицинский институт, но трижды заваливался на первом же экзамене по биологии. В армию его тоже не взяли - из-за целого букета тяжелых заболеваний, оплаченных заботливыми родителями. Работу себе он найти не смог из-за врожденной апатии и боязни выполнения определенных обязательств, потому продолжал инфантильно восседать на чужой шее и сутки напролет заниматься исключительно любимым делом - естествоиспытательством, самообразованием и познанием сокровенных тайн природы.
   Одним словом, жизнь отнюдь не стремилась принимать его в стройные ряды Обычных-Взрослых-Людей-Занимающихся-Полезными-Делами и он этому ничуть не противился. Друзей-приятелей после окончания школы как не было так и не прибавилось, посторонние его изначально сторонились, да и общих точек соприкосновения с ними категорически не обнаруживалось.
   Однако в возрасте двадцати трех лет, так и не поимев ни одного опыта общения с противоположным полом, он совершенно случайно в общественном транспорте познакомился с первой в своей жизни девушкой, которая в одночасье изменила, углубила, деформировала и перетряхнула всю его жизнь.

----

   Он уронил свой билетик ей под ноги, а она наклонилась ему помочь. Их лбы столкнулись с такой страшной силой, что весь автобус на секунду залило ярким светом от искр, что посыпались из ее синих глаз, а он смотрел и смотрел на нее сквозь разбитые очки целых пять минут, не отрываясь - все силился уверить себя в том, что ему это не снится.
   Она была душераздирающе красива. Ее не портили даже кривые лошадиные зубы, две куцые косички и дурацкая розовая шапочка с помпоном. Девушка широко улыбнулась и попыталась уступить ему место, но он отказался, и на следующей остановке они вышли, хотя и ему, и ей нужно было совсем в другое место.
   Она оказалась весьма странной сумасбродной особой с таким длинным, труднопроизносимым нерусским именем, что Костик его тут же успешно позабыл. Девушка купила себе и ему по дешевому мороженому, потом вдруг изъявила желание жить вместе и, несмотря на интеллигентные истерики его мамы, в тот же вечер оккупировала гостиную комнату его квартиры, напрочь вытеснив оттуда ленивого жирного кота Тузика. Кот, привыкший к более бережному обращению с собственной персоной, не выдержал подобного напора и покончил жизнь самоубийством, свалившись с балкона прямо под колеса проезжающей машины.
   С тех пор они виделись так часто, что у него рябило в глазах. Она читала старые газеты - он смотрел на ее трепещущие ресницы, она спала - он не отводил от нее взгляда, она ела - он заглядывал ей в рот. Теперь его даже не интересовали незавершенные эксперименты по сращиванию листьев бегонии с божьими коровками, вследствие чего бегония разрослась до размеров тропического папоротника, а насекомые расплодились настолько, что заполонили всю его комнату и их пришлось устранять с помощью пылесоса. Он похудел, осунулся и выслушал десятка три маминых лекций на тему "отупляющего воздействия влюбленности", но подобные внушения перестали действовать еще в период пубертатного периода и разве что вводили Костика в состояние незначительного разброда в мыслях и общей стагнации. Чему, кстати, итак весьма способствовало присутствие рядом объекта необъяснимого влечения.
   Наверное именно потому он и ощутил ту тревожную тянущую пустоту в районе желудка, когда девушка - спустя целый месяц совместного проживания - вдруг пропала в неизвестном направлении, оставив в квартире все свои вещи и даже документы.
   - Вот и слава тебе хосссподи! - спустя неделю после ее исчезновения, разливая рассольник в две огромные тарелки, говорила стремительно розовеющая от удовольствия родительница. - Наверное, ее маньяк какой порешил.
   - Мама. Я понимаю, что вам свойственна определенного рода настойчивость, но чрезмерное муссирование подобных вопросов, тем более в подобном тоне, не может привести ни к чему, кроме неминуемого раздражения слушающего, - бубнил под нос Костик, с остервенением скручивая ложкой водоворот из куриных желудков, соленых огурцов и перловки.
   Скрытый за пестротой газетного разворота отец весело хмыкнул и пару раз качнул тапкой в такт тиканью настенных часов.
   - Вам, пожалуй, стоит знать, что я буду ждать ее в любом случае, - добавил раздосадованный его насмешкой Костик и торжественным тоном поклялся, что она непременно вернется.
   И, действительно, случилось так как он и обещал.
   Спустя два месяца и три недели рано-рано утром зазвонил телефон и трубка сказала ее голосом:
   - Константин. Ты должен подъехать за мной к парку.
   Он безропотно подчинился этому короткому приказу, по-быстрому оделся и, не говоря ни слова родителям, отбыл в указанном направлении. Учитывая то, что часы показывали лишь полчетвертого утра и муниципальный транспорт еще не ходил, он пешком пересек полгорода, галопом доскакал до центрального парка и спустился по лестнице к выключенному фонтану, где ждал в течение часа.
   "Ничего страшного, - рассуждал он, с трудом сдерживая нарастающее беспокойство, - настоящая девушка считает хорошим тоном задержаться на некоторое время, а настоящий мужчина обязан терпеливо дождаться ее прихода..."
   Молчаливо переминаясь с ноги на ногу, он проторчал возле фонтана до шести утра, каждый раз замирая, когда в поле его зрения попадался случайный прохожий. В итоге он замерз, проголодался, устал и надумал сбегать в круглосуточный магазин, находящийся поблизости. Чтобы девушка, придя на место встречи, не подумала, что он там даже не появлялся, Костик камушками выложил на ступенях лестницы "сейчас вернусь".

----

   В помещении магазинчика было тепло и пахло полежалой колбасой.
   Девушка была там.
   В тот момент она показалась ему еще прекрасней, чем раньше - полосатые чулки напоминали о свирепых уссурийских тиграх, а короткая плиссированная юбочка не скрывала чудесной формы ее точеных, хоть и несколько кривоватых ножек.
   - Ты почему так долго? - углом рта улыбнулась она, не отрываясь от вытаскивания очередной мягкой игрушки из поставленного в темном углу игрального автомата.
   Он растерялся, засмущался и не ответил, глядя на перекинутый через ее руку мусорный мешок, в котором уже бултыхались три разноцветных зайца и одна длинноногая овечка.
   - Может быть есть повод чего-то купить? - через пару минут еле слышно поинтересовался он, чувствуя острую необходимость хоть чем-то загладить свою вину.
   - "Доширак", - не оборачиваясь, отозвалась девушка и швырнула в пакет четвертого зайца.
   Он еще немного потоптался на месте, бочком подобрался к прилавку и виновато поглядел в замученное лицо сонной продавщицы.
   - Дайте, пожалуйста, "Доширак". Два "Доширака", - вежливо попросил он. - И шоколадку...
   - Какую? - недовольно наморщилась та.
   - Подороже, - сказал он и отвел глаза в сторону.
   Продавщица поплелась в другой конец магазина, минут пять рылась в картонных коробках, неразборчиво чертыхаясь под нос, потом прошаркала обратно к кассе и швырнула на прилавок продукты. Незаметно подошедшая слева девушка вытащила из его кармана только что засунутую туда пачку "Доширака" и мгновенно содрала с нее яркую обертку. Костик неловко ткнул ее шоколадкой, но девушка этого словно бы не заметила и, повернувшись, выскользнула на улицу. Он сгреб сдачу и, с достоинством поклонившись продавщице, вышел следом.
   Девушка стояла внизу лестницы и рассеянно жевала брикет сухой вермишели. Выигранные игрушки валялись в ближайшей урне.
   - Теперь мы отправимся домой? - поинтересовался он, осторожно засовывая шоколадку в карман ее розовой курточки.
   Она смерила его своим таинственным синим взглядом и тряхнула кудрями.
   Они немного помолчали.
   - Ты ведь не откажешься кое-кого прооперировать? - сказала она и засмеялась, прикрывая свои огромные зубы ладонью.
   - Нууууу... - протянул он. - Существует значительная вероятность, что не откажусь.
   - Вот и славно.
   Она швырнула недоеденные остатки "Доширака" на обочину дороги, подхватила его под руку и решительно зашагала к мигающему неподалеку зеленому человечку светофора.
   Навстречу им, яростно сметая все на своем пути, тяжелой поступью двигался мрачный дворник. Его левый глаз неестественно белел в утренних сумерках и Костику почудилось, что это не обычный, слегка датый коренастый мужик, а некое мрачное создание из области средневековой демонологии. Пожухлые листья, пустые сигаретные пачки и прочие слабо идентифицируемые бумажки тугим вихрем завивались вокруг визуализовавшегося в пространстве монстра, отчего тот казался еще более жутким и величественным. Окружающий мир в одночасье превратился в какое-то сказочное место, где привычные законы уже перестали действовать, а новых он не знал. Холодное утреннее солнце поднималось все выше и выше, поливая розовым маслом макушки деревьев, узкая ладонь странной спутницы крепко сжимала локоть, настойчиво затягивая его в один незнакомый переулок за другим.
   Выстукивая тревожную дробь каблуками, она не говорила не слова и даже не смотрела в его сторону, отчего любопытство с возбуждением, задавленные в начале встречи смущением и чувством вины, обрели свободу самовыражения. В крови наметилось определенное брожение, подобное струящимся вверх пузырькам в только что откупоренной бутылке шампанского, в паху разлилось приятное тепло, ладони вспотели, а язык прилип к гортани и Костик наконец понял, что же означает слово Любовь...
  
   В этом месте стоит на время прервать наше повествование, дабы затронуть аспект построения стереотипных поведенческих реакций в отдельно взятом социуме. Так уж повелось, что преимущественная масса мужских особей, кичащихся собственным подчеркнуто логическим мышлением, издревле тяготела к разного рода странностям, непостижимостям, недоказуемостям, абстрактностям и прочим "тайнам бытия". Проще говоря, к Хаосу, против которого, как нам доподлинно известно, любая логика бессильна.
   После недолгосрочных поисков объекта потенциальных исследований большинство мужчин решило не ходить слишком далеко и остановилось на женщине - этаком полуинфернально-мифическом существе, обладающем в корне иным способом мышления и наделенном исключительно интуитивным восприятием действительности. Этот пресловутый парадокс, именуемый "женской загадкой" притягивал и будет притягивать прямолинейный мужской мозг всегда, как обнаруженная в пеленальном столе дыра - детский пальчик. Природное любопытство вечно ищет свою тайну. Порядку катастрофически не хватает хаоса. Инь и Ян стремятся слиться воедино и постичь друг друга. Примитивное фалло-вагинальное притяжение в человеческом обществе возведено до степени Космического Абсолюта. И ничего с этим уже не поделаешь.
  
   Примерно так рассуждал Костик Свидригайлов, время от времени косясь на серповидный профиль своей спутницы. Мысль была на удивление сбивчивой, но отдавала истинностью. Идущая по левую руку от него девушка вызывала определенное желание ее постичь - причем одновременно во всех смыслах. Его до одури интриговал ее чуть вздернутый носик, словно некая стрелка указующий туда, где находился итоговый пункт их путешествия; плиссированная юбка мягко резала мозг на тонкие дольки, а каблуки с силой вонзались в барабанные перепонки. Ее ножки совокуплялись с ее же телом, причем осознание того, что их целых две, буквально сводили Костика с ума. Она была такая недоступная, странная и загадочная, что казалась ему прекрасной инопланетянкой, что спустилась этим солнечным утром на планету Земля с одной лишь целью - раскрыть ему Величайшую Тайну Мироздания.
   - Тебе какие геометрические фигуры больше нравятся - круги, треугольники или квадраты? - неожиданно спросила она.
   - Я предпочитаю структуры сложные и объемные, - застигнутый врасплох, он сказал первое, что пришло ему в голову.
   Она удивленно приподняла брови и покачала головой. Костик хотел спросить "А что?", но потом вдруг передумал.
  

-------------

продолжение следует...

  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"