Машевская Анастасия Петровна: другие произведения.

Псы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшой разговор о том, что такого хорошего в собаках, и каково их значение было с самого начала человеческого времени. По существу, здесь в равной степени затронуто три темы: о потопе, о собаках, и о возрождении. Но с собак все началось, поэтому так и оставим.


Р А З М Ы Ш Л Е Н И Я

  
   От автора
  
   Доброго тебе времени суток, читатель, коль уж ты нашел время почитать! Этим своим текстом, предоставленным твоему вниманию, я открываю новый для себя жанр размышлений. Если углубляться в жанровые истоки данного материала, то выясниться, что на самом деле это какой-нибудь банальный рассказ, или разросшееся эссе, или вообще статья для популярного журнала. Но мне все равно: сфера моей основной деятельности и без того слишком часто обязывает меня осторожничать со словами, понятиями и определениями. Иногда нужно просто самовыражаться, не впадая в одержимость. И делать это желательно по всем законам аристотелевской, то есть нормативной логики.
   То, что я представляю и еще представлю в этих текстах, по сути, есть мое наблюдение за незамысловатыми реалиями древности. Возможно, специалисты в этой области, отмахнуться: "Да это всем известно!". Или скажут что-нибудь в духе: "Да хоть бы потрудилась почитать Какого-нибудь-там-преумного-исследователя-с-невыговариваемой-фамилией, который все уже давным-давно написал!". Или даже так: "Да это вообще не соответствует истине!". Ну, для последнего у меня точно есть контраргумент: размышления - это литературный жанр, а не научный труд! И написано оно не как трактат, статья, реферат или курсовая работа, а как самая обычная констатация, вернее сказать, фиксация человеческих домыслов.
   По поводу обычности этого текста хочется сказать еще одно маленькое слово. Оно заключается в цитировании фрагмента из "Истории античной эстетики" Алексея Федоровича Лосева. "При переходе от Платона к Аристотелю, - пишет Лосев, - мы чувствуем себя покинувшими один мир и перешедшими в совершенно другой мир. <...> Аристотель прежде всего не пишет диалогов (а если он их и писал, то они до нас не дошли). Он не имеет никакого отношения к беллетристике и вообще к художественному стилю изложения. Он не драматург, не оратор, не составитель мифов и не дифирамбист. Он самый обыкновенный прозаик, который ставит перед собою не беллетристические, но систематически-философские цели, старается давать точные определения и имеет своей целью подводить итоги в глубоких и обширных рассуждениях" (Лосев А.Ф. История античной эстетики. Аристотель и поздняя классика. - М., 1975. - С. 7 - 8). Говоря просто, отбросив фразы про Платона и точность определений, эту цитату можно экстраполировать на предложенный текст и его автора (разумеется, без какой бы то ни было претензии на сравнение с Аристотелем): цели мы свои видели тем же, задачи полагали - также, и писали - прозу.
   Итак, дорогой читатель, перед тобой текст самого "обыкновенного прозаика". Так что позволь мне быть им, этим прозаиком, который всего лишь время от времени пытается привести хоть к какому-нибудь порядку свои "непричесанные мысли".
   Приятного прочтения!

Анастасия Машевская

М И Ф Ы О С О Б А К А Х

Размышление первое

  
   Перечитывая трактат Лао Дзы "Дао дэ Цзин", совершенно случайно я наткнулась на одно сравнение. Кто читал этот труд, знает, как изобилует различными сравнениями, а порой метафорами, текст Лао Дзы. Так в одном из речений древнего мудреца о совершенномудром вскользь упоминались соломенные псы - неизменный атрибут погребального обряда в Китае и китайской мифологии. В то же время, мы прекрасно понимаем, что это сравнение было выбрано автором в те времена, когда привычка бросать слова на ветер и списывать происходящее на волю случая еще не сложилась.
   Итак, за очередным пятничным завтраком в "Кофемолке" на Советской города Новосибирска, я наткнулась на этих самых соломенных псов. И мысль, как Фаэтона квадрига Гелиоса, понесла меня дальше. Тут же я сообразила, припомнив то немногое, что память еще держала в голове относительно некоторых языческих воззрений первых цивилизаций. Здесь, для того чтобы перейти собственно к псам, нужно сделать небольшое отступление.
   Что мы полагаем первыми цивилизациями? Информации об этом очень много, и вся она, в общем, противоречива. Задолго до "встречи" с соломенными псами "Дао дэ Цзин" мне довелось познакомиться - с чем-то основательно, а с чем-то вкривь и вкось - со взглядами на эти вопросы Чарльза Ледбитера, Эдгара Кейси, и главное - Друнвало Мельхиседека. И осколочные знания, осевшие в моей голове еще раньше, при знакомстве с "Древней тайной цветка жизни" Друнвало собрались в единую картину. Возможно, со временем она перемениться, но сейчас, в мои 22, я думаю, что она не так далека от потенциальной истины. Опуская подробности обо всех цивилизациях до человеческой, коснусь только последней, непосредственно предшествовавшей людям.
   Если принять во внимание географическое местоположение Атлантиды в океане, станет ясно, что когда она уходила под воду:
      -- Те, кто предвидел конец цивилизации, старались спастись, разбегаясь на все возможные стороны света (а на самом юге, простите, зияла ледниками Антарктида) в обжитые территории. Из всех возможных направлений получились: Южная Америка, Северная Африка, Персидский залив. Следовательно, первыми цивилизациями, наиболее правомерно считать: Шумеро-Аккад, Древний Египет, и государство Ацтеков. Вместе с тем, не они одни претендуют на это - нельзя ни в коем случае скидывать со счетов Индию, но её, так называемое, разделенное "первенство" в истории нашей цивилизации связано, по моим убеждениям, с мифемой Змея и Змее-детях, которую я изложу в другом размышлении;
      -- При расселении в обжитые (по диаметру от Атлантиды) территории, последние жители Атлантиды не пребывали в новое неизведанное пространство, где бы они начинали некую цивилизацию "с нуля". Иными словами, начало человечества и конец Атлантиды находились в одних хронологических рамках;
      -- Доказательством предыдущему служит огромные пласты мифологии и эзотерических техник. Во-первых, при уходе под воду огромного островного государства, толчок внутрь земной коры в любом случае был такой силы, что все прибрежные земли иных континентов, расположенных в радиусе действия толчка, не могли не подвергнуться чудовищному цунами. Отсюда в полный рост встает мифема Мирового потопа. Её отражения мы находим в месопотамском мифе о Зиусудре ("Превосходящим мудростью"), которого один из трех главных богов шумеро-аккадской мифологии Эа, или Энки (бог мудрости!) предупредил о потопе и посоветовал построить ковчег, в котором Зиусудра провел 40 дней.
   В индуистской мифологии есть свои легенды о потопе, и, к тому же, о большом взрыве, словом, о происхождении мира и разделении времени на допотопное (вот откуда слово, которым мы сегодня так лихо бросаемся!) и послепотопное. Индусы, в этом смысле, вообще стоят особняком и большие молодцы. В задачи данного размышления не входит излагать мифы - кому надо, найдет их вариант "водного апокалипсиса".
   В более поздних цивилизациях - для начала Минойской, а затем и Крито-Микенской и, наконец, Эгейской, или Греческой (напомним, что крито-микенская и греческая выросли, в общем, на основе минойских и Малоазийских культов, которые, как ни крути, ближе либо к собственно Атлантиде (минойцы), либо к Персидскому заливу; т.е. речь идет об очевидном процессе расселения человечества), есть свои мифы о так называемом Девкалионском потопе, инициатором которого стал всемогущий Зевс-эгидодержатель, вознамерившийся наказать людей за их греховные дела. Тогда Девкалион, сын титана Прометея, и его жена Пирра (двоюродная его, к слову, сестра, дочь Эпиметея), спаслись благодаря тому, что Зевс через Гермеса наказал им построить ковчег. В нем-то они и укрывались 9 дней.
   Ацтецкий мир в свое время прошел мимо меня, но, убеждена, что и там можно найти нечто подобное.
   И даже в далекой от всего этого "допотопного" хозяйства Скандинавии, есть своя легенда о наводнении, некоем всеобщем вымирании и спасении лишь одной семьи, давшей начало новому роду. Так, когда потомки великана Бури убили инеистого великана Имира, они создали из всех его составляющих Мидгард. Из мяса - землю, из крови - воды, из кости - горы, из волос - леса и т. д. Но крови из ран Имира вытекло так много, что в ней, утонув, погибли все великаны. Спасся со своей женой и детьми только Бергельмир, внук Имира. И спасся тем, что укрылся в ковчеге. От него народилось все новое племя инеистых великанов, ётунов (йотунов).
   Во-вторых, тайные знания, умения и навыки, известные жителям Атлантиды в самых различных вариантах дошли до нас через духовные практики африканских и азиатских цивилизаций и через шаманские практики южно-американских аборигенов. По сути все действительно серьезные эзотерические техники (йога, рейки, цигун, меркаба, и все-все прочие) очевидно (буквально: очевидно) имеют один общий корень. Всегда речь идет о: семи полях/телах человека; семи или восьми основных чакрах (восьмая, отвечающая за гармонизацию души и тела учитывается не всегда, но прорабатывается обязательно); о постоянно движущейся, пульсирующей энергии; праноедении; медитации, зачастую несколько- или даже многочасовой; выходе в астральный план (по некоторым источникам Нирвана, но, в общем, это не одно и тоже); о круговороте (идею Круга я изложу в размышлении о Змеях) жизневоплощений человеческой души и так далее.
   В-третьих, то знание, которое принесли с собой спасшиеся из Атлантиды, было встречено некой действительной, абсолютной истиной, божественностью, великой мудростью, потому как людям - их большинству, во всяком случае - это не было известно. Именно поэтому эти "персонажи" нашли отражение в различных мифологиях именно в виде богов или духов - потому что они знали и умели больше того, что на тот момент было доступно человеку. Ведь посмотрите, все мифологии названных мною цивилизаций, имеют тысячи пересекающихся точек (даже включая мифологии более поздних сложившихся культур), неких общих мифем: о возрождении жизни после смерти, о потопе, об одинаковых или синонимичных богах-функциях и богах-проявлениях стихийных сил, об одинаковой атрибутике богов, о Великом Змее-Прародителе и Матери Богов (!) и т.д. И упомянутый у Друнвало Тот в его пребываниях в Египте - нечто иное, как персонификация МУДРОСТИ! Мудрости и знания, которые выжившие атлантики принесли с собой в земли Нила. И пусть косвенно, встает ассоциативный ряд: один из символов Тота - луна, луна, "заведующая" водой, приливами и отливами. И возможно именно с одним из этих приливов (этаким буйством луны в прилив, обрушивший "цунами" от ухода Атлантиды под воду) было связано появление Тота в землях египетских. И раз люди воспринимали Тота и подобных ему - богами, значит, люди в некотором своем многообразии уже были.
   Что до индусов, то тут скажу лишь, что у них (и не только у них, но у них согласно памятникам очевиднее всего) были контакты с Атлантидой еще при расцвете последней. Повторюсь, индусы были такими не одни, и Египет, и ацтеки с майя, и Месопотамия, и даже минойцы унаследовали от них знания и технологии, которыми человечество пользовалось еще ДО потопа и которые были заново найдены (как велосипед или Америка) человечеством много позже него. Например, удивительнейшие открытия (я бы даже сказала, откровения) индусов-арийцев в области генезиса Вселенной, или знания Месопотамцев в астрономии, или выдающиеся умения и знания египтян в исцелении и строительстве и т.д. Чем еще, как не знанием о "высших сферах" и "богах", которые могут "все" (по сути то, чего просто не может обычный человек, ведь "всемогущих" богов не было - все они мыслились как сверхлюди-функции, сверхлюди-стихийные-силы, сверхлюди-олицетворения или аллегории абстрактных качеств; о наличие Ума, или позже Вселенского Ума, организовавшего и этот самый культ сверхлюдей заговорили уже греческие философы периода классики: Анаксагор, Демокрит, Аристотель) можно объяснить то, что во всех возможных конфессиях того периода класс (класс, каста, прослойка, как хотите, даже в доклассовом обществе) жрецов доминировал над всеми остальными? Стоял выше и почитался, как ни один другой? И за что? За свою трансцедентальную функцию, близость богам и умению их понимать, а порой и "договариваться" с ними. Возьмите к примеру: брахманов в Индии, жриц в Минойской, а затем и Крито-Микенской культурах, жречество в Египте и Месопотамии, которое вообще подавляло все остальные слои населения. Жрецы Месопотамии и Египта едва-едва стали ужиматься в полномочиях и привилегиях лишь с укреплением государственности и до концаподчинились правителям при создании крупных многонациональных держав (Дария, Александра Македонского, Цезаря, а задолго после - Чингисхана, который был не предвзят в отношении конфессиональных взглядов своих подданных), когда само жречество сделалось элементом громадной государственной административно-политической системы.
   Итак, вернемся к псам, точнее, к самому образу Пса, Собаки, в четырех первых цивилизациях человечества, под которыми мы полагаем: Древний Египет, Шумеро-Аккад, Древнюю Индию и Ацтецкие Племена, а также в некотором ином мифологическом опыте.
   Ассоциативный ряд от "соломенных псов" Лао Дзы дал следующее. Богом подземного царства в Египте являлся Анубис (не путать: царем мертвых душ был Осирис, но богом - Анубис!), изображавшийся с головой шакала - того варианта Пса, который только может быть наиболее распространен в пустыне.
   Бог подземного царства в индуистской мифологии (а вслед за ней и в буддийской), проводник душ умерших в загробный мир, Тот-кто-вершит-Суд-Совести (чувствуете ассоциацию с египетской Маат и судом Осириса?) - Яма, первый умерший человек в истории. Яма всегда изображался верхом на лошади (не на коне, возможно, в этом и выражалась его сестра-шакти, которая "подвигала", "несла" его к его делу, промыслу, долгу) в окружении двух четырехглазых собак.
   Вообще все индоиранцы, в том числе в период зороастризма, почитали Яму (Йиму), первопредка человечества и владыку Царства мертвых (что недвусмысленно ведет к истине: жизнь рождается из смерти, потому что смерть - это и есть жизнь по ту сторону; по сторону, откуда мы приходим сюда, чтобы пожить и здесь).
   В шумеро-аккадской мифологии богиня подземного царства, "великая подземная госпожа" Эрёшкигаль неизменно изображалась в окружении двух собак, справа и слева (как и Яма) и двух сов, стоящими следом за псами также справа и слева.
   Китайская цивилизация с её буддийской мифологией (о ней я говорила выше, и о "здешнем" боге Яме тоже) заслуживает упоминания постольку, поскольку с "соломенных псов" Лао Дзы и началось все это размышление. Ну и к тому же, давайте вспомним главный атрибут даосизма - символ Инь-Янь, мужского и женского, где дающее жизнь (как это не смешно), мужское Янь, изображалось в виде дракона, а женское-разрушительное, несущее погибель и увядание Инь - в виде собаки. Инь-Янь - это Круг о Жизни и Смерти, олицетворением которых являются переплетенные хвостами Дракон и Собака.
   Миктлан - загробный мир в мифологии ацтеков, располагается далеко на севере, и длится девять кругов (хочется добавить "ада!"). Путь к нему занимал несколько дней и содержал несколько испытаний. Пройдя испытание северным ветром, умерший садился на спину маленькой собаки, которая своими рубиновыми глазами освящала дорогу по подземной реке.
   Более поздние культуры не стали исключением в этом перечне.
   Греко-римская (я буду опираться на греческую, так как больший пиетет питаю к оригинальным создателям, а не эпигонам) мифологическая традиция называет богом подземного царства Аида, или Гадеса, главным "питомцем" которого является Цербер - трехглавый Пес с хвостом-змеей и так далее и тому подобное. Кроме того, Гадес - обиталище стигийских псов, которых, по одной из версий мифа, он, в общем-то, подарил как свадебный презент своей жене Персефоне (хорош подарочек ).
   Владычица царства мертвых в германо-скандинавской мифологии, двухцветная дочь великанши Ангрбоды и бога Локи, Хель, отождествляемая со Смертью, атрибутами имела собак и коней. Причем в исследованиях подобного толка, "животными Хели" называются уже традиционные проводники в царство мертвых: собаки (волк, он же атрибут Скади, богини ледяной зимы, войны и охоты), кони (кобылы) и "те, обращаясь в которых она может приносить смерть". Более того, вход в Хельхейм, самый глубинный уровень преисподней, самый нижний из девяти миров (он же Нифльхель или Хельгард) подобно Церберу в Аиде охраняет Пес. Четырехглазый Гарм, хтоническое чудовище, по сути, брат самой Хели. Вой Гарма, который своими громадными размерами во всей германо-скандинавской мифологии уступает только брату-волку Фенриру, станет одним из предвестников "Рока Богов".
   Из всего перечисленного следует сделать всего один простой вывод. Собака лучший друг человека не просто так: она провожает его и туда, в тот самый последний путь; она с ним в последнюю минуту, она с человеком тогда, когда всем другим уже просто не под силу быть рядом.
   Вместе с тем древние уже в то время знали (именно ЗНАЛИ, и не надо сегодня выдумать узколобных научных концепций!), что все живое не живет единожды. Они знали о Великом Круговороте душ (потому что все, в конечном счете, вышло из круга, но об этом в размышлении о Змеях), о том, что умерев, душа не умирает в отличие от физического тела. Знали о постоянном учении, постижении, развитии и работе, как в этой жизни, так и вне её, и в последующих. Именно поэтому в большинстве мифологических конфессий в мире (царстве) мертвых есть олицетворение Силы Возрождения (в конце концов, не мог же миф о Фениксе вырасти на пустом месте - дыма без огня не бывает!).
   Словом, предлагаю Вам краткий экскурс по этому вопросу.
   Прежде всего, стоит вспомнить, что во всех подземных мирах есть река, а то и не одна, а порой еще и озеро какое найдется (у ацтеков, например). Словом, не без воды, а вода по всем меркам - источник жизни (в одном из размышлений я напишу и об этом).
   Индуистская мифология... стоит ли вообще говорить об индусах, если повсеместно известно их учение о реинкарнации, переселении душ? Но пару слов сказать, думаю, можно. Не будучи знатоком и даже любителем, и даже дилетантом в индуистской мифологии и не разбираясь в этом невероятно громадном сонмище богов, насчитывающем кажется тридцать три миллиона наименований, выражу только предположение. Плодородной силой царства мертвых и бога Ямы является его сестра-близнец Ями, его шакти, творческое, творящее, созидающее начало.
   В мифологии Древнего Египта царем подземного царства являлся уже упоминавшийся Осирис, сын Неба и Земли, Нут и Геба, от рождения бог плодородия и жизни. С Египтом вообще любопытный случай: иногда даже кажется, что там знание о продолжение жизни в так называемом загробном мире, и о последующем возрождении в этом было доподлинно известно, как нигде! Ведь, правда, ради чего создавались все эти мумии и саркофаги, исписанные текстами о покойном? Ради чего египтяне старались вообще сохранить тело? Ради чего они рисовали человечков в профиль согласно строжайшему изобразительному канону? Ради чего воздвигались мастабы и прочие усыпальницы? Только с одной целью: чтобы, возрождаясь, душа, дух (по сути, энергия жизни, ба) "не ошиблась", и с помощью опознавательных сигналов (текстов, рисунков, нередко статуэток) вселилась в нужное тело, которое уже подготовлено к этому и лежит себе целехонькое в нужном саркофаге. В конечном счете, вся вообще функция древнеегипетского искусства - продолжить жизнь после смерти.
   Более поздняя греко-римская культура имела не менее опровержимые доказательства того, что когда-то, еще в архаичный период мифологии знание подобное этому существовало и не ставилось под сомнение. В поздней, или зрелой мифологии, или еще мифологии героев, все мировоззренческие концепты эпохи матриархата и родовой общины старались вырывать, вычищать из табличек истории. Но не тут-то было, многое осталось. Тот же, Зевс - еще бьющее ключом жизни начало, родившееся в эпоху матриархата, а вот Гера уже это - простите - мораль. И не абы какая-нибудь мораль, а мораль брачных уз, до которых полному-жизни-Зевсу никакого дела нет (ну не даром же он был трижды женат! Видимо, в четвертый раз не женился именно потому, что третья его жена - хранительница брака).
   И, в конце концов, у греков получился следующий результат: бог подземного царства Аид (он же Гадес, а у римлян Плутон) взял в жены (насильно, матриархат-то кончился!) прекрасную, молодую, вечно юную, и на тот момент девственную Персефону (римскую Прозерпину), богиню весны и нарождающейся, возрождающейся, новой жизни. Персефона, ни много, ни мало, была дочерью Зевса и Деметры (Цереры), богини плодородия и земледелия, дававшей жизнь всем пашням, хлебам, травам, зверям и т.д. (в этом её функции отчасти соприкасались с Артемидой-Дианой). И в те две трети года, когда Персефона находилась на земле со своей божественной матерью, земля цвела, причем согласно природному распорядку: вот Персефона покидает царство Аида, и нарождается новая жизнь, то есть занимается, скажем так, средняя весна; вот она радует мать своим присутствием - и вот оно лето, в том числе позднее, а с ним и ранняя осень, когда поспевает урожай. И, наконец, когда Деметра предчувствует расставание с дочерью, в природе начинается увядание, и оно нарастает до тех самых пор, пока мир, с отбытием Персефоны в Аид к своему дяде-супругу, не погружается в мерзлоту и холод зимы.
   Но дальше всех тут пошли скандинавы, у которых божество подземного царства, могущественная царица мертвых Хель сама наполовину белая, или согласно мифам ЖИВАЯ, а наполовину - мертвая, в виде скелета, на котором висят ошметки плоти цвета "вареного мяса". То есть у них мертвое и живое вообще неразделимо, и по сути - две стороны одной медали.
   Теперь полагается сделать вывод. А вывод здесь прост, скуп и лаконичен: древние люди знали то, что мы уже очень давно утратили. У них была та вселенская мудрость, которая говорила: мы учимся, не всегда в этом мире, но всегда - учимся. Вся цепь наших рождений и перерождений - всего лишь очередное, стотысячное, как бы мы сегодня сказали, отражение идеи Круга. На том и кончаю это свое размышление, на Круге, чтобы с него начать следующее, о Круге, Змеях, и Детях Змеиных.
  

28.10.2012. г.Новосибирск.

   Вполне вероятно первые поколения жречества, еще совсем архаичного (того, что собственно и сложилось в период так называемой архаичной мифологии) действительно, в полном смысле, выполняли трансцедентальную функцию; функцию связи с богами. И выполняли именно потому, что от самих "богов"-атлантиков переняли и усвоили техники, навыки и тайные знания. Такое понимание во многом бы объяснило, почему с каждым последующим, скажем, веком поколений это знание все более и более снижалось, и почему сегодня люди как никогда в последние две тысячи лет пытаются "дорваться" до него снова: потому что все мы сегодня живем в преддверии глобальных вселенских катастроф стихийного происхождения. В общем также, как люди жили и тогда.
   + только в Греции и только отчасти - с развитием философии.
   и то, "до конца" условное обозначение для "большинства голосов".
   и с ним всегда его творческая сила, энергия, которой он по факту вершит свои дела, его шакти - сестра-богиня Ями.
   Вспомните также о том, что Яма, он же Йиму, первопредок человечества и владыка Царства мертвых, почитался не только индусами, но всем Иранским нагорьем, всеми индоарийскими и иранскими племенами(!)
   А кроме неё - вспомним - Гула, "Великая", богиня врачевания и смерти, жена бога справедливых войн и витязя богов Нинурты, имела неизменным атрибутом именно собаку.
   А все мы знаем семантику этого мифического существа в китайской мифологии и в мифологии вообще, потому что дракон - это Змей, или Змий, а Змей - и есть Родитель-Всеначалец.
   Другая часть всеобщей мифемы смерти - холод: та же Эрешкигаль, как сила, связанная в противовес своей младшей сестре Иштар/Инанне/Астарте/Аштарот с холодным, зимним временем года; та же Хель у скандинавов, близкая холоду и мерзлоте и т.д.
   Заметьте, не кладбище, не "покойнарии" какие-нибудь, а усыпальницы! Потому что люди знали, что смерть - это не смерть, это временный, просто очень продолжительный сон; в то время как сон - это, по сути, маленькая смерть. Смерть и сон тождественны и не страшны, ибо как ты просыпаешься каждое утро в своей кровати, так ты проснешься от смерти в один прекрасный день, а до того, если душа твоя светла и деяния праведны - ты будешь заниматься тем же, чем был занят при жизни в царстве Осириса.
   Вся привычная нам мифология древних греков, а за ними римлян - это мифология зрелого, героического периода, которая сложилась и утвердилась уже на грани своего угасания. К последнему свою руку приложили, конечно, в первую очередь, политики и философы. Вообще заметьте, пока миром правили женщины, все было достаточно успешно и все были довольны. Почему? Потому что женщина - это созидающее, мягкое, творящее, обволакивающее начало. А мужчина - твердое, прямое, разрушительное. Возьмите тех же Яму и Ями: он умерщвляет, но она - создает.
   А это, в целом, ведь не так уж и далеко от истины.
   Возможно потому, что слишком много думали. "Многие знания - многие печали"; "Блаженна жизнь, когда живешь без дум" (Софокл); в знании - сила, в незнании - счастье (оригинальное авторское) и т.д.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"