Машкин Андрей Александрович: другие произведения.

Надвселенная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Машкин Андрей Александрович

Надвселенная

Глава1. Путешествие в неизвестность

Стемнело, на цилиндрическккой планете Вахмятон шла погрузка на корабль ближнекосмического использования. Он должен будет взлететь и через огромные вселенческие расстояния присоединиться к ещё большему модулю межкосмического использования. По помосту, состоящему из двух колей выпуклых полукругом, как по большим рельсам, прокатил на широких и огромных колёсах Мастекат * - вездеход повышенной проходимости и исчез в воротах корабля, словно гружёная телега в крупных воротах средневекового замка. Прибывали к другим ходам аппараты с продуктами и средствами первой помощи, и все исчезали, будто пчёлы в каждой своей соте в стене. Каждый летун приносил своё и разгружал в отсеках, предназначенных для хранения тех или иных вещей.

Тай-Грен взглянул на громоздившийся вдали дисколёт и пошёл к нему пыльными степными просторами, что темновато синели повсюду под слегка голубовато-тёмным небом. Он всё дальше отходил от Татепласа* - комплекса укрытий для пребывания пилотов экспедиционных космолётчиков.

Тай-Грен выглядел достаточно внушительно. Огромный пятиметровый рост, тёмно-коричневый, иногда переходящий в зеленоватый с красноватыми вкраплениями покров. Его голова была плотно приросшей к туловищу. Вершину головной части венчали не намного три равных линии-выпуклости, с противоположных сторон напротив друг друга торчали заострённые шиповидные звуковые уловители, типа уши. Дальше шёл небольшой лоб, чуть ниже которого выделялись чуть выдвинутые вперёд глаза, ниже их улавливали окружающие газы две дырочки, служившие органом обоняния. Ниже этих ноздрей располагалась обширная ротовая полость. Она была закрыта тонкими губами, но не до конца. Из-под кожаного покрова торчали немного желтоватые клыки, которые являлись частью многоуровневой системы зубов, расположенных в несколько рядов, и при приёме пищи, приводившиеся в движение, словно ножи мясорубки.

Сразу около головы в качестве защиты с двух сторон торчали два прямоугольных выроста. Плечи опускались чуть ниже и переходили в предплечья. У оснований каждой из рук устремлялись вверх небольшие крылья, которые могли веером раскрываться и защищать своего владельца от ударов при нападении с боков.

Дальше шли мускулистые руки, которые заканчивались четырёхпальцевой ладонью с выдвигающимися коготками. Но так заканчивалась одна из рук - левая, конец правой руки в районе локтя расширялся и переходил в Оплейму* - электронное оборудование - преобразователь, служившее и как компьютер, и как батарея для зарядки, и как оружие.

Довольно широкая, можно сказать мускулистая грудь, сужаясь образовывалась в таз с закостенелыми выростами вокруг по бёдрам и дальше выходили мощные развитые две ноги, ступни были обуты в тяжёлые паралелепипедно - заострённые бутсы с вытягивающимися шипами вместо ножных пальцев.

Тай-Грен подходил уже к кораблю у входа в центр управления его поджидали ещё два чем-то на него похожих существа. Они отличались только цветом телесного покрова.

Комрелия выглядела ярко жёлтой, даже золотистой. Её голова была загнута капюшоном. На вершине головной части присутствовало углубление. Под массивом блиноподобного хранилища мозгов, как ещё раз говорю, под капюшоном, скрывалось небольшое лицо. Глаза расположены по бокам очень узкие, две ноздри, как у Тай-Грена, и маленький чуть приоткрытый рот.

Комрелия была тоньше и меньше Тай-Грена. На предплечьях у неё также росли раскрывающиеся, словно веер, крылья, руки не столь мускулисты, правая рука также погружена в Оплейму, только немного иной формы со множеством отходящих стволов и антенн. Она не имела такой обширной грудной клетки, как у известного уже нам персонажа, её туловище напоминало длинную узкую талию, которая сразу переростала в две чуть отходящие рогаткой ноги. Стопы были защищены плоскими природными небольшими туфлями тоже с выдвигающимися шипами.

На туловище Комрелии были видны ряды поперечных выдающихся полос, а ещё хочется заметить, что левая свободная рука могла иметь как четырёхпалую ладонь, так мгновенно превращаться в острое, а иногда и плоское лезвие.

Тай-Грен, наконец-то ты прибыл, всё уже готово, загрузка почти закончилась, - передала она информацию на тикающем и наполовину шипящем языке.

- Хорошо, как с энергооборудованием,- громогласно обратился Тай-Грен к тёмно- зелёному телесно существу по имени Порокоф.

Тот выглядел также высоким. Его голова была ровной, лысой, как хороший череп. Вместо глаз параллельно грунту прорезь, за которой горело красноватым. Носа не было, чуть внизу, будто бы из дыры, прорезанной в черепной коробке выделялся маленький рот.

Порокоф имел шею, состоящую из четырёх гормошковидных колец. Последнее кольцо расширялось и уходило в туловище, созданное из множества сросшихся друг с другом пластин. Его тело напоминало тело атлета, состоящее из кремнево-органического материала. На груди как бы выражая его мускулистость, выделялись четырёхугольные возвышенности. На спине Порокофа был прикреплён энергонакопительный рюкзак.

- Я совершил облёт по блокам, проверил, зарядка закончена, топливо закачано, - прощёлкал Порокоф.

- Ну тогда пройдём в центр управления,- обратился Тай-Грен.

Они ступили в открытый проём, их мгновенно перенесло в белый зал, не имеющий границ, только впереди виделся всем стеклянный обширнейший экран, на нём темнели тёмные бескрайние просторы планеты.

В зале присутствовали ещё двое участников планируемой экспедиции. Эти отличались вообще от троицы пришедших. Они имели более низкий рост и относились совсем к другому виду, виду Займаратов*- к служителям более низшей расы, не имеющей возможности управлять и решать сверхинтеллектуальные задачи.

Одного из них звали Скалтер. Он был тёмно-тёмно-красного цвета. Его тело было сгорблено так, что там, где должна была располагаться голова проходил панцирь спины и из нее, как небольшой вырост торчала загнутая к низу головная часть. Чуть темноватые глаза покоились в глубине черепа, две ноздри и длинный рот квадратными зубами не прикрытых губами. По ходу дела у него губами служил предний ряд зубов, остальные поменьше следовали дальше.

Широкая отходящая от спины грудь до таза была покрыта рядами рёбер, которые, словно решётка служили защитой следовавшего за ними кожного слоя. Сужающийся таз был покрыт множеством выростов и рисунковидных углублений. Дальше шли две ноги, как и у Комрелии рогаткой, только ляшки и икры были одинаковые и имели трубковидную костяную форму, соединены коленными чашечками с выступающими острыми стержнями.

Руки, как и ноги, чем-то напоминали две соединённые трубковидные кости, вместо ладоней Займарат имел небольшие клешни с отходящими большими пальцами на каждой из рук.

Вся спина Скалтера была покрыта бронёй, которая делилась на две части, чуть ниже у выходящего из тела хребта с широкими позвонками. Позвоночник заканчивался у таза и уходил в него.

Ещё можно заметить, что когда Скалтер начинал разговаривать, на его небольшой голове появлялись складки, углубления, но когда он молчал, голова становиалсь полукруглой чуть вытянуто-покатой.

Второй Займарат был полностью копией своего собрата, имел только светло-зелёную внешность, носил имя Янсчер и на голове имел небольшой гребешок. Из ряда торчащих зубов выглядывал тонкий змееподобный язык.

- Приветствуем вас, капитан Тай-Грен,- сказал Скалтер.

- Приятно снова с вами отправиться в полёт,- внёс свою лепту в приветственную речь своего собрата Янсчер.

Отправимся на проверку пятого блока,- приказал Займаратам Порокоф.

Троица исчезла.Тай-Грен материализовал из белого трон для управления, чем- то напоминающий прямоугольный цилиндр и скрылся в нём. Комрелия повторила его действия. Посреди белой пустоты стояли две одинаковых параллелепипедные тёмного цвета конструкции.

Тай-Грен мгновенно почувствовал себя самим кораблём, а двигатели энергонакопители, все линнии питания и все процессы работы стали его органами. Всё было готово к отлёту, извне сообщили, что погрузка завершена. Комрелия прокладывала и просчитывала будущий маршрут.

Им требовалось идти очень на дальние расстояния к модулю межкосмического передвижения через зелёный космос Нут*, где всё межпланетное пространство само сопротивлялось движению любых объектов в нём находящихся. Нутин отбирал энергию. Вселенная тяжёлая для перелётов, но ничего нельзя было поделать, приказ Совета Янглов, этих белых хозяев данной части Вселенной. Требовалось разведать новые планеты с нужными ресурсами и условиями проживания. Вселенная Нут губительна, власти верховных существ в ней не наблюдается. Всесильный Таиукву помощник Великого Бога Опты, а толи его воплощение, исчез, и его подданным стало жить совсем плохо без чьей- либо Верховной Власти.К тому же ощущалось, что пропали все значимые Боги. А Верховный Мир Владык становится неупорядоченным.

Власть оказалась у более высших существ - Янглов- этих светлых прозрачных главарей, расы с вытянутыми чуть ли не до земли руками-перевёртышами, что как крылья парили в буквальном смысле в мировое пространство, их острые головы и лица с большими глазами без носа и рта- порождение кого-то недавно возвеличествовавшего над прошлыми Богами, но не проявившего себя ещё никак.

Янглы призвали Нумитов* - расу управленцев кораблями, которые все состояли из вышеописанных существ поодиночке: один, похожий на Тай-Грена - капитан корабля, Комрелии- штурмана, Порокофа- главного энергетика и механика, и двух работников или даже рабочих в лице Скалтера и Ясчера. Вместе они образовывали одно целое, одну семью, могли соединиться и стать единым существом.

Другие корабли были тоже укомплектованы похожими командами, полностью идентичными, различие заключалось в том, что разные экипажи имели свои цвета телесного покрова и разные имена.

Рядом с Тайгреном и Комрелией появилась третья фигура - это Порокоф вернулся с обхода и тоже занял своё место в центре управления. Два Займарата остались в помещениях технического отсека.

Дискообразный аппарат грандиозных размеров отходил от поверхности планеты, началось вращение внешнего корпуса, антимагнитное поле усились, объект стал удаляться в ночные облака. Вот орбита Вахмятона. Тёмная с одной стороны, с другой стороны зеленоватая. Цилиндрической формы планета удалялась. Всё занимало вокруг густое тёмно-салатовое пространство, где иногда вдали обнаруживались веретенообразные земли, освещаемые такими же по форме солнцами, только меньших размеров.

Тай-Грен отключил вращение внешнего круга, теперь середина дисколёта стала заглатывать в себя межпланетное пространство и пропускать назад эту материю уже лишённую энергии. Таким образом началось долгое космоплавание, процесс передвижения пошёл.Главный автоматический управитель космолёта получил курс следования и цель - модуль межкосмического перемещения. Управление перешло на автоматический режим.

Глава 2. Состояние корабля

Тай-Грен покинул своё убежище, оно мигом исчезло. Ему хотелось лично проверить все отсеки корабля вверенного ему в командование.Он мигом перенёсся из центра управления и оказался в коричневом коридоре, открылась массивная задвижная дверь, дальше следовало вытянутое расширяющееся помещение, где вместо стен с обеих сторон гудели ряды плоских шестигранных накопителей энергии. Между накопителей то и дело пробивались кремовые молнии, ничего, обычное дело.

Капитан пронёсся ещё через пару подобных помещений - полы корабля при заданной команде могли перемещать членов экипажа с умеренной скоростью. Дальше он спустился ниже по трапу, не стал пользоваться мгновенным телепортационным переносчиком, оказался у водоёма рыжеватой жидкости - Лумирген*- сверхвещество - растворитель любых элементов, очень нужное для производства топлива и для работы двигателей.

Узкая дорожка проходила по краю водоёма, не дай Бог попасть в это озерцо. По мысленному приказу главного жидкость была закрыта куполоподобной крышкой.

Дальше пошли петлять коридоры и складские помещения, где за каждой раздвижной дверью хранились жизненноважные элементы. Тай-Грен совершил обзор отдельных хранилищ. После он вышел на обширный плацдарм с красным покрытием. Здесь базировались небольшого размера летательные аппараты, чуть в стороне покоилась разная техника для передвижения по грунту. Чуть у перехода стояли ряды геолого-разведовательной техники.

Из-за одной из машин показался Скалтер, в руке он нёс ящик с инструментами.

- Что ты здесь делаешь, работник?

- Освещение восстанавливал, да и выпускные шлюзы подали команду об их отключении. Не понимаю, всё проверяли перед взлётом или Нутин так разрушающе действует.

- Сколько летал, никогда такого не испытывал. Ладно, занимайся своими делами, - сообщил на прощание капитан.

Он перешёл в следующее помещение. Оно занимало несколько гектаров. Ощущалось тепло, здесь было ярко, свет бил от множества ламп из-под потолка. Как вы догадались - отделение для выращивания пищи.

От главного входа и аж до далёкого выхода земля была разбита на небольшие поля, грядки и делянки. Ввысь тянулись разного сорта растения, где-то колосились поля, чуть за ними зеленели фруктовые сады.

Донёсся звук приближавшейся машины. К капитану на тракторе подъехал Ясчер, он вспахивал поле, готовился засеять, авось, когда приблизяться к модулю, получиться собрать ещё один урожай.

- Ну как тут, всё в порядке?

- Хотелось бы,- отвечал Ясчер,- но многих семян не додали в разумном количестве. Третья грядка, шестая делянка, всё подохло, вернее засохло, стало серым, хотя перед взлётом благоухало, я изолировал колпаком, а то заразит другие растения.

- Да, не успели взлететь, как началось...- Тай-Грен замолчал.

- Отказали ещё поливальные системы вон на том участке. В общем что-то нехорошее нас ждёт, дурные это приметы, капитан.

Тай-Грен покинул миниэдэм, пошёл по помосту, спустился телепортатором вниз и оказался у огромного резервуара пресной воды, который был сравним с круглым озером. Здесь было мрачно, поверхность воды чуть волновалась.

"Что за гадости начинаются с самого начала пути? Ведь когда вернулся с полёта на Ранко, всё было нормально, всё функционировало, это на Вахмятоне что-то сделали, почему у них так плохо работают службы подготовки аппаратов?"- размышлял наш герой.

Дальше массивная задвижная дверь преграждала путь в помещения для двигателей. Луч считал код с ладони левой руки. Проход открылся и сразу же по вхождении нашего героя закрылся. Здесь были темноватые помещения, тёмно-коричневые, слева за стеной гудело, от неё чувствовалась большая температура, справа проходили трубы, провода, да и сама тёмно-зеркальная стена являлась мощным проводником энергии.

Тай-Грен совершил несколькокилометровый кросс вокруг центрального двигателя, поглощавшего пространство, затем вышел в коридоры с оборудованием второго контура, где всё напоминало громоздкие многовитковые катушки, идущие по кругу корабля друг напротив друга. Вращяясь одни в одну сторону, другие в другую, создавалась антигравитационная сила, но это только при посадке или взлёте с планет. Проверяющий казался букашкой, микробом, попавшим в сверхгигантский генератор. Никаких нарушений капитан не почувствовал, а общий управитель корабля не сообщил о поломках.

Из двигательных помещений пришлось спуститься в так называемый трюм. Это достаточно широкое тёмное место, также кругом проходило по самому дну корабля. В этих местах присутствовала пустота и тишина.

Так, что корабль имел много уровней, отсеков, переходов, помещений, двигателей, дополнительных агрегатов, систем питания, сам мог перестраивать внутреннее своё убранство. Объект предназначался для сверхдальних перелётов и для большого количества экипажа, а также для перевозки огромных по массе грузов.

Совершив обход, Тай-Грен вернулся в центр управления. Комрелия и Порокоф стояли среди белого пространства, перед ними во весь экран горела схема энерготечения корабля.

- Что-то не так?- тут же пришёл вопрос от капитана.

- Скалтер доложил, что в восьмом периметре рванула энергоустановка- преобразователь.

- А она влияет на приборы навигации,- добавила от себя Комрелия .

Тай-Грен запросил увеличить для себя изображение преобразователя. Там уже возился Скалтер, который влез в узкий проход между стеной и частями энергоустановки и с помощью пистолета-шуруповёрта выкручивал обгорелые платы.

- То есть, Комрелия, ты утверждаешь, что мы можем сбиться с курса? А ведущий сигнал от модуля?

- Он есть мы не собъёмся, но его могут перебивать другие модули или корабли.

Порокоф неожиданно, детально изучив все энергосхемы, внёс своё предложение:

Вот в этих отсеках равносильные установки, правда они меньше, поэтому предлагаю из нескольких соединить в одну и запитать, они возьмут на себя функцию вышедшей из строя, только потребуется работать всем нам.

Пойдёмте, я призову ещё Ясчера, пускай бросает сельское хозяйство, преобразователи энергии и навигация важнее, - скомандовал Тай-Грен.

Они стали переноситься коридорами к избранным объектам, вошли в помещение, где рядами стояли прямоугольные пластины, прижатые друг к другу. На противоположной от них стене возник экран. Порокоф приблизился к нему высветилась схема данных систем и блоков, энергетик изменил программу течения энергии, отключил ненужные цепи. Мгновенно решётка пластин встрепенулась, зажглась плазменной кремовой чуть с аловатыми вкраплениями оболочкой.

Кораблеправитель повторил подобное в соседнем таком же отсеке, Комрелия включила третье, подоспевший Янсчер зажёг четвёртое. Всё стабилизировалось. Корабль лёг на курс. Команда вернулась в центр управления. Экипаж стоял в белом пространстве, впереди на табло тянулась зеленоватая материя, из которой то и дело выплывали лежащие чуть накренясь на бок планеты-цилиндры. Они, на удивление, были близко расположены друг к другу, космос имел большую плотность.

- Вот по случаю удачной работы не желаете ли вы отправиться принять питание, а то чувствуется, что энергия тела на исходе,- предложил всем Тай-Грен.

- Охотно вас поддерживаю, - отозвался появившийся недавно Скалтер.

Пятеро переместились в круглое по форме помещение с покатыми, исходящими к низу стенами. Все разместились за круглым столом, усевшись в особые кресла. С потолка ударили зелёные лучи, внутри которых, медленно приплыли тарелки с растительной горячей массой. Из стола вылезли столовые приборы - специальные щипцы, типа широкой клешни. Столующиеся принялись за обед. Каждый взял по клешне, нажатием на специальную кнопку расширял её, набирал нужную в тарелке массу, подносил к ротовой полости.

После внесения пищи в ротовую полость, у Тай-Грена заработали зубы, словно там включилась мощная мясорубка. Комрелия чисто засасывала питание, Порокоф не пользовался клешнёй-ложкой,а работал миниблендером, после чего жидкую кашевидную массу вливал через трубочку, вылезшую изо рта. Скалтер орудовал задними рядами зубов, они при попадении пищи начинали ходить вверх-вниз. Ясчер наполнял межчелюстную промежность мощной кислотой, растворял в ней попавшую пищу, затем затягивал язык и с помощью него,перемещал содержимое в дальние органы переваривания.

По желанию подавались ещё добавки. Жидкость Нумиты не употребляли, но могли при случае. Трапеза подходила к концу. Наконец все получили достойное питание и стали расходиться по работам.

Тай-Грен отправился в центр управления, погрузился в вытянутый в высоту параллелепипедный цилиндр, стал устанавливать связь с планетой отправки и выяснять причины их непорядочной подготовки корабля.

Комрелия пристроилась рядом в своём личном пространстве, проверяла, вычисляла маршруты, даже вывела будущий маршрут следования модуля, но здесь уже были расчёты в квадрилионах в сотой степени.

Порокоф отправился по энергоблокам. На одном из уровней он подключился своим рюкзаком к системам питания, стал частью всего электронно -энергетического организма. Так он сможет сэкономить: управитель корабля будет только следить за двигателями и маршрутом и не тратить силы на энергию, она будет под контролем главного энергетика.

Ясчер вернулся к грядкам, уничтожил испорченные растения, по команде его, под куполом, была обеззаражена почва, после служитель починил систему полива - кто-то обрезал десятки контактов к автоматике - исполнительнице да ещё так, да и в труднодоступных местах...

Скалтер отправился проверять механизмы приводящие во вращение внешний контур корабля, так как поступил сигнал, что там выявлены нарушения.

Так началась работа экипажа на разных уровнях космолёта.

Глава 3. Пакости продолжаются

-Нашей вины нет,- говорили из порта отбытия,- вот вам мы демонстрируем сведения, накладные, что всё было загружено как положено, вот список от Янглов, вот их визуальная команда на их языке,- отвечал с чалмовидной головой жёлтого цвета, напоминающей гриб- сморчок или гремучий элемент змеи Аляфпатец.

- Покажите данные технической проверки космолёта, всех узлов, до малейшей детали, - запрашивал Тай-Грен.

Ему отправили весь отчёт. Получалось, что корабль подготовили отлично, но тогда откуда пошли неисправности? Вселенная не может быть виновата. Космолёт молодой, много уже раз летал подобным образом и всё без последствий.

Связь окончена я буду искать причины внутри вверенного мне аппарата.

Образ Аляфпатца исчез. Впереди проплывал салатовый космос, справа прошли мимо яркой синесветящей цилиндрической звезды.

"Неужели после стольких перелётов, корабль начал стареть,- стал размышлять Тай-Грен.- Либо кто-то совершает подлости, специально выводит из строя системы? Крышка на водоёме с Лумигреном. Я это заметил первый, как его не закрыть? А кто может так поступать? Я уверен в своей команде, мы единое целое, семья пилотов, единый вид. Хотя как говорится: "В семье не без урода", но невозможно. Комрелия - штурман, остаётся Порокоф, Скалтер, Янсчер, на их участках происходили поломки. Но тоже глупо - на его участке прорыв и он же будет его устранять, ему что, делать нечего? Наши ребята лишний раз отдохнут чем будут искать себе вечную работу."

Неожиданно пришлось оторваться от размышлений о причинах неполадок. Управитель передал телепатический сигнал, что на вершине корабля рванула внешняя оболочка, в нескольких отсеках произошла разгерметизация, проходы туда были плотно задраены, но это близко к двигателю центральному, может треснуть корпус и половина космолёта окажется безжизнным обиталищем.

Тай-Грен покинул пределы центра управления, его переносило ввысь к верхним ярусам. Коридор привёл в красноватое круглое помещение с местами для сидения вдоль стен. Впереди толстая плотно задраенная дверь. За капитаном появился Скалтер:

- Кто-то нас изводит, вам не кажется, капитан?

Тай-Грен ничего не ответил. На его спине, в области поясницы засветился вырост, похожий на равнобедренный треугольник, только без углов. На предмете загорелись красным две находящиеся подле друг друга узкие точки. Два похожих на шланги-гармошки органа, отходящие от верхней части спины, чуть ниже лопаток, и протянутые аж до поясницы, соединяющиеся у вышеописанного похожего на треугольник предмета, вспыхнули феолетовым. Тело стало изменяться, обрастать желтовато - зелёной тканью с полосочными вкраплениями чёрного, голова защитилась такой же материей, стала крупной, похожей на выпуклую вверх линзу, но в то же время чуть переходящую в неполный круг.

Скалтер тоже осознал, что намеревается делать глава корабля, также дал команду своему организму защититься. Его слишком тёмно-красное тело, стало выпускать вверх, в бока и вниз пучки заострённых соединённых стержней, так что очень скоро рядом с желтовато -зелёным монстром, стоял невысокого роста рыцарь весь в броне из плотно сплетённых в разные стороны острых игл, во многих местах острия торчали наружу. Выходящая вперёд голова напоминала клюв. Её закрывали четыре, сужающиеся к концу полосы серебристого металла.

Входная дверь в круглое помещение была задраена, медленно поползла открываться дверь в разгерметизированные отсеки. Двое защищённых вломились в соседние коридоры, проход за ними мгновенно заделался. Белая стена, поворот направо, преодоление многих коридоров и поворотов. Площадка телепортера, они оказались на вершине, под первым слоем обшивки, словно два домушника брели по тёмному чердаку дома, где иногда мрак пронизывался слегка зеленоватым свечением. Вот она вдали дыра в салатовую бесконечность, на полу обломки, пыль, металл кружит, образует небольшую воронку и уносится в беспредельную межпланетную пропасть.

Тай-Грен включил Оплейму - прямоугольное устройство со множеством трубок, стволов, прикреплённых друг к другу блоков, что вырастали из правой руки. Агрегат загудел, из одного из стволов появился слабый желтоватый лазерный луч. Командир корабля направил его на пол и стал вырезать огромный квадрат, превышающий размеры пробоины. Скалтер чуть посторонился, чтобы не попасть под световой поток. Вырезанный квадрат мгновенно взметнулся и прилип к дыре, тем самым её заделав. Капитан сделал луч слабее и принялся им заваривать пробоину.

Скалтер взглянул вниз через вырезанный пол, там находилось помещение с светловатыми стенами, где размещалось трансформаторное оборудование, горели то там, то здесь лампы на разных щитках.

"Теперь, Скалтер, твоя очередь поработать,"- послал Тай-Грен работнику телепатичесикй сигнал.

Луч был погашен, Оплейма перестала гудеть. Оба в защитных костюмах пошли назад до места выхода в открытый космос. Скалтер открыл аварийно-хозяйственный отсек, что прилегал к трапу, ведущему к двери, отгораживающей предварительное помещение- "предбанник", перед самой Вселенной. Он надел на себя рюкзак в виде двух обширных баллонов серого цвета, они, как две сардельки распирали за его спиной. Капитан и помощник поползли по трапу в вышину, открылся шлюз, они прошли, шлюз закрылся. Температура начала повышаться: Вселенная Нут была жаркой. Открылся следующий шлюз более узкий. Скалтеру пришлось снять рюкзак, чтобы его преодолеть, Тай-Грен держал оборудование. По ту сторону работник закрепился сильным магнитным полем к ступеням, снова нацепил позади себя свою ношу, начал подниматься, капитан вылез за ним, также прицепился к ступеням трапа, совершил пару шагов, вход за ними автоматически закрылся.

Они поднялись и вышли на объёмную поверхность своего космолёта. Она имела сероватый цвет, вся была испещрена симметричными бороздами, заветвленяими, неоформленными фигурами - всё это места стыков частей внешней оболочки.

Видимость была ужасная, словно наши герои ступили на дно бескрайнего водоёма. Мутно -зелёным заволакивало окружающую реальность, вещество Вселенной давило и пекло. Вверху проглядывались контуры чуть показавшейся из всесильной плотности очередной вытянутой планеты, и она уплывала, пока быстро не исчезала в неизвестности.

Тай-Грен и Скалтер медленно зашагали по поверхности, как шагают по крыше два кровельщика, боясь сломать шифер. Но тут было тяжело, их держали примагниченные ноги, давящее пространство сопротивлялось передвижению, а особенно, когда перемещаешься по поверхности движущегося с изрядной скоростью тела.

"Вот она пробоина," послал Скалтер своему главному.

Впереди стал видеться небольшой пятидесятисантиметровой глубины кратер. Скалтер вынул из-за спины шланг со специальным пистолетом распылителем на конце. На уже заделанную пробоину пошло выплёскиваться сероватое вещество, которое тут же реагируя с Нутином космоса стало становиться чёрным и заделывать пробоину сверху.Тай-Грен включил Оплейму, на пробоину стали воздействовать тепловые волны, вещество чёрного цвета стало застывать и превращаться в равное по цвету всему кораблю. Вскоре пробоины как и не бывало.

"Сделано, пошли обратно,"- скомандовал телепатически капитан.

Они медленно направились к шлюзу. Где-то чуть снизу появилась и осветила их ярко-синим холодным светом цилиндрическая звезда, свет исчез, корабль уходил дальше и уносил на себе наших героев прочь. Не обменииваясь мнениями, работникам не положено общаться наравных с капитаном, вскоре оба участника экипажа достигли шлюза вовнутрь космомашины. На требование открыть, проход не выполнял команду главного управляющего корабля. Тай-Грен попытался связаться с центром управления, но кто-то не позволял это сделать, Комрелия, Порокоф и Ясчер не слышали, сигналы до них не доходили. И что оставалось делать? Резать все проходы лазером - образуется снова пробоина и разгерметизация, что делали, что и не делали. А как поступать дальше? Искать другие входы и надеяться, что может быть, они по требованию откроются, а если нет? Лучше попасть под наружные визоры корабля, что находятся за километры по поверхности отсюда, там и центр управления, вдруг заметят и откроют.

"Пошли ближе к центру управления, Скалтер, это единственный шанс,чтобы нас впустили."

Тяжело переступая они побрели по поверхности в направлении ближе к середине круга, там было опасно, могло засосать в двигатель вместе с материей космоса, но ничего не оставалось. Окружающий Нутин поглощался внешней оболочкой защитных костюмов, преобразовывался в энергию и питательный газ для дыхания. Вего этого должно было хватить, чтобы выжить.

* * * *

Порокоф застыл в одном из отсеков, где подходили и передавались волнами энергетические потоки. Он, отключив сознание, лицезрел фильмы, созданные различными режиссёрами, где героями были выходцы совсем иных рас, там в довольно смешном жанре обыгрывалась реальная действительность, события, когда-то имевшие место, фантастика - что являлась возможной версией впереди осуществимых событий или реальность. В визуальных изображениях охотились друг на друга, подставляли, убивали, сношались разные и с разными в различных позах. Низость, такое могли делать низшие, но это забавляло изучать искусство младших по разуму. Славно, что хоть этого развлекательного материала достаточно в архивах главного компьютера аппарата.

Неожиданно образы стали исчезать у Порокофа в визуале потемнело и появилось ощущещение, что какая-то сила пытается влезть в его психику, управлять ею и тем самым уничтожить самого его, внутреннее личностное начало.

Энергетик корабля пришёл в себя, пытался понять, что с ним произошло, он увидел как у входа в помещение мелькнуло чем-то красным. Находившийся в сидячем положении поднялся с сиденья, произошло отключение от проводки, на него теперь шло волновое и световое подключение. Зелёное атлетически сложенное тело выглянуло в коридор. Там никого не было. И только на мгновение осознав, что всё это ему показалось, наш герой сумел чуть только ступить вперёд из комнаты, как помещение рвануло, существо отбросило вперёд и ударило об стенку. Сработала пожарная система корабля, волны успокоили пламя, питание на отсек перестало подаваться, коридоры и переходы стали получать энергию от дополнительных источников.

Порокоф приходил в себя, поднялся, визуально оценил недавно покинутое им помещение, попытался связаться телепатически со Скалтером, но тот не отвечал, была пущена в ход радиосвязь, но и она не сработала. Тогда визуальной системе внутри и снаружи корабля было поручено вычеслить местонахождение работника. Была установлена связь с центром управления, Комрелия ответила.

"Штурман, у нас опять рвануло электрику, да что же это такое, почему не отвечает капитан?"

"Он не хочет знать вас, он вообще собирается взять курс на другие миры,"- пришёл телепатический ответ из центра.

"Комрелия, что происходит, ты ли это?"

"А я разве всегда я? А ты, наверное, не ты?"

" Я не могу понять, это что баловство какое-то?"

"Нет, я говорю серьёзные вещи..."- связь прервалась.

Порокоф решил отправиться и лично выяснить отношения с Комрелией и с капитаном, что-то необычное начало происходить на корабле с самого взлёта, ощущалось будто какая-то иная всемогущественная сущность решила завладеть космомашиной.

* * * *

Комрелия вышла из тёмного прямоугольного цилиндра для окончательного утверждения и решения маршрута на экране. Центральная визуальная панель перестала передавать космос, на ней разместились последовательные галактические скопления планет, между ними пролегла белая полоса, которая чуть искривлялась, минуя места всасывающих опасных червоточин. Конечная жирная точка - модуль - сверхмощный корабль, на котором заново придётся просчитывать маршрут, но там есть искусственный вычислитель. Теперь осталось завершить просмотр последнего этапа передвижения до модуля. Приходили сведения из космического информационного поля о планетах и опасных заглатывающих в себя дырах. Комрелия вычисляла расстояния от тамошних планет, до идущего к ним корабля, итоговые цифры передавались на управитель космолёта, который писал программу будущего продвижения.

Неожиданно на экране маршрут, обозначенный белой линией, исказился. Путь к модулю повернул в противоположное от него направление, затем белая линия пошла выписывать кривые. Белое очень скоро разгулялось, пока не зачеркнуло табло и не сделало его светло-белого цвета. От основного компьютера управителя пришёл сигнал, что все произведённые расчёты маршрута перепутаны, где-то стёрты, и вообще измерения вселенческих расстояний произведены неверно.

Комрелия была готова провалиться сквозь пол, это всё подрывало её авторитет и вызывало сомнение в её профессиональной пригодности. Ей после такого не место на корабле. Но стоять, это не её вина, сбой в энергетике, в питании компьютеров - вот кто виноват - Порокоф. Он не следит за нормальным состоянием энергооборудования, плохо идёт питание, поэтому сбои. И вот, маршрут корабля не известен, полёт в никуда. Теперь идёт слабый сигнал от модуля, который часто перебивается, а то и вовсе исчезает. Вернулись к тому, что было, как после взрыва энергонакопителя.

Комрелия решила связаться с Порокофом. Тот сразу отозвался:

"Да, штурман, в чём проблема?"

"А ты разве не получил сведения от управителя, что у нас опять нет курса и сбит вычислитель маршрута."

"Да по-моему это твоя забота. У меня всё в порядке, энергия идёт бес- перебойно."

"Явись в центр управления, будем разговаривать с капитаном."

"Капитана нет, он вышел, думаю, навсегда..."- связь прервалась.

Комрелия попыталась связаться с Тай-Греном, тот не отвечал. Комрелия не знала, что делать, но что-то предпринимать требовалось. Она принялась восстанавливать все свои расчёты заново. Она решила прокладывать маршрут на небольшие расстояния, так лучше будет и в случае подобных инцидентов, легко можно будет восстановить уже утраченное.

* * * *

Янсчер после того как взрыхлил поле, следил за небольшой установкой, которая засеивала пашню. Когда она останавливалась, нужно было идти в хранилище семян, да нести мешок и засыпать в бункер установки. Тогда возобновлялся процесс посева.

Установка встала, над крышкой бункера загорелась жёлтым лампочка, пора снова загружать семена. Работник через поля по дорожке направился к хранилищу. Дверь отодвинулась, небольшой коридор, налево поворот, спуск по ступеням вниз, здесь прохладно, окло стены мешки и... Были мешки, всё оказалось сожжённым, полки в соседнем помещении, всё с них кто-то сошвырнул. На полу лежали растоптанные упаковки, все семена были расплющены, смешаны, один из стеллажей был вовсе опрокинут.

Ясчер выскочил наружу в поля. Установка для посева сама включилась и уехала с нужной грядки, она работала среди высоких колосящихся злаков. На другом конце поля сработала оросительная машина, там пошёл мощный искусственный дождь, хотя там было и так влажно. Из соседнего отсека, где стояла техника, выехал автоматический трактор-робот, который направился на сад и стал уминать деревья.

Янсчер рванул туда, затаптывая посаженное, ничего страшного сад важнее. Трактор был уже рядом, удалось вырвать соединитель с блоком питания, машина встала. Затем пробежка до посадочной установки, её тоже пришлось отключить. Она полосами изрядно расчертила злаковую делянку. На телепатическое требование прекратить искусственный дождь, система не отвечала, пришлось самому бежать через огороды к противоположной стене и отключать в щитке энергию. Но тут все известные идущие к контактам провода были отрезаны, питание кто-то подключил по другим цепям труднодоступным. Корабельному садовнику пришлось отключать воду и резать провода у насоса.

"Центр,- обратился Ясчер,- у меня опять здесь непорядок."

"А порядка нигде нет", - пришёл ответ неожиданно.

"С кем я имею связь?"

"Ты имеешь связь со всеми, как и с самим собой,"- пришёл ответ.

Ясчер недоумевал: кто решил так с ним пошутить? Но кто-то выше его, на Скалтера не похоже. Неужели Порокоф - энергетик, где-то подключился и разыгрывает его. Но столько времени летали с ним, он себя так не вёл.

Была осуществлена попытка установки связи с энергетиком. Но тот не отвечал. Ясчер решил следовать к центру управления.

Глава 4. Борьба продолжается

Порокоф совершил телепортацию, чтобы быстрее оказаться в центре, но почему-то попал в комнату для приёма питания. Он опять покинул это помещение и попытался достичь цели в этот раз уже точно, попал в отделение, где вдоль стены стояли кабины для очищения организма от вредоносных веществ. Не желая больше испытывать судьбу, энергетик зашёл в одну кабину. Материя за ним закрылась. Внутри стали происходить вспышки красного света - так происходило очищение.

Чистка закончилась, Порокоф, как новый показался из своего места пребывания. Он вспомнил, куда намеревался попасть и снова повторил попытку попасть в центр. Ему снова не удалось, он оказался в круглой комнате, откуда Тай-Грен и Скалтер уходили заделывать пробоину. Только здесь двери были открыты, изолировать отсеки уже не требовалось. Порокоф огляделся, понял, что в корабле неполадка с переносчиками, решил отправиться к системе управления переносом пешком через лестничные пролёты.

* * * *

"Внешние визоры корабля нас не замечают или в центре управления никого нет?"- передавал телепатически Тай-Грен Скалтеру.

"Я попытался связаться с Комрелией, она всегда находится в центре, но она не отвечает,"- сказал в ответ работник.

"Она не отвечает, никто не отвечает, система не выполняет мои команды. Кто-то поганый завёлся у нас на аппарате и уже взял под контроль всё возможное, а то и весь корабль. Нужно действовать, бороться его же методами."

"Бороться? Но мы же не раса воинов, мы просто экипаж мирного космолёта,"- пытался возразить Скалтер, хотя он не имел права перечить воле капитана, как и высказывать противные мнения.

"Мы управляющие должны быть и воинами, если это потребуется, потому что с врагами можно столкнуться на любом уровне,"- прозвучало громко среди плотного Нутина.

Тай-Грен направился к центральному засасывающему двигателю. Скалтер последовал за ним. Тай -Грен знал, что это единственный вход в аппарат, хоть и смертельный - тело может переработать аж до субатомов. Но стать субатомом, чтобы в это поверил враг, а потом вернуться и исподтишка начать его истреблять - вот это принцип, лучше не придумаешь.

Уже ближе к краю, где стало сильно засасывать внутрь двигателя, от этого двоим подошедшим пришлось наклониться в сторону затягивания, Скалтер прицепился к спине Тай-Грена. Голова работника вошла в тело между труб гармошкой, руки слились с руками, ноги с ногами. Тело Тай-Грена стало больше. Образовался монстр с червлёным рюкзаком на спине.

Существо стало осторожно ступать к краю, пока не исчезло. Тело сразу же примагнитилось к стенке, стало сопротивляться потоку как могло, их потащило. Внизу горела синяя, светящая ярко плазма, обладающая жутким магнитным полем. Но в неё не надо было попадать - это гибель. Чуть дальше должны быть ответвления и маленькие выступы для сверхмощных энергетических накопителей.И вот и правда выпирает катушковидный стержень очень громоздких размеров. Спускавшийся по стенке, собрав всю энергию из окружающего Нутина, а также от электромагнитного поля, заставив его работать на себя,пустил из Оплеймы синий луч, пробил отверстие и юркнул туда. Отверстие было мгновенно заделано с обратной стороны.

Дальше пошла темнота, но на Оплейме зажёгся фонарь под одним из стволов, пришлось передвигаться по стержню, обмотанному крупными жёлтыми проводами. Тут был ток в миллиарды казалось бы вольт, но защитный костюм спасал, наоборот забирал энергию в пределах разумного.

Дальше была стена, труба с плотной обмоткой заканчивалась от неё по стене влево и вправо отходили многожильные кабели. Тай- Грен пошел правее, втиснулся в узкий проход между двумя стенами, правда при этом пришлось немного сузиться. Этот путь приведёт к одному из энергонакопителей, совсем рядом от каптёрки Порокофа. Расстояние около километра с поворотами, но ничего, главное вредитель не заметит.

* * * *

Комрелия просчитала маршрут на небольшой первый этап пути. Корабль восстановил правильный курс и беспрепятственно шёл в нужном направлении. Штурман решила ещё раз связаться с капитаном, а потом и с главным энергетиком. Капитан ответил мгновенно:

- Штурман, не покидай центр управления ни при каких обстоятельствах, заблокируй все подходы к себе, я сам открою тебя.

- А что происходит?

- Корабль в опасности. Делай как приказываю.

- Все, поняла.

Связь прервалась, Комрелия одала приказ управителю совершить четверную блокаду. Закрылись мощные задвижки лесничных подходов, телепортатор перестал функционировать также. Возникла серая прямоугольная фигура и штурманша вошла в нее.

* * * *

Порокоф приблизился к стене, где возник экран со схемой работы телепортатора, он увидел, что переместитель не работает в области центра управления - вот почему его перемещало в другие направления. Он попытался восстановить неработающие линии, но это было отключено из центра.

- Энергетик, - обратился голос капитана, - оставайся там, где находишься, заблокируйся со всех сторон и не покидай пределов управления телепортаторами.

- А вы ли это?

- Хватит болтать, выполняй то, что сказано.

Порокоф закрыл вокруг себя все проходы четверной защитой и отключил телепортаторы.

* * * *

Тай-Грен, не покидая одного из узких проходов для внутреннего технического обслуживания подключился к системе энергоподачи. Он заблокировал все жизненноважные отсеки, так что никто бы не смог передвигаться по уровням самостоятельно, не взломав коды либо не взломав сами двери - загородки. Были включены все камеры слежения. Перед тем как отсоединиться капитан передал системе приказ передавать все данные ему по волнам, после отключился.

* * * *

Амияпата* - существо высокого роста, как Тай-Грен. Он обладал светло-красным телесным покровом. Его голова имела кругловатую форму сверху и расширяющуюся к низу. Волосяная растительность, прилипая к голове, спускалась до плеч. Вперед смотрели глубокопосаженные глаза, большие, чуть навыкате. Рта Амияпата не имел, носа тоже.

Его тело было всё покрыто пластинами, выпирающими, словно мышцы повсюду. Руки выходили из туловища по две с каждой стороны, очень мускулистые. На спине вырастал из тела прямоугольный рюкзак, весь порытый электросхемами, он тоже являлся частью организма.

Дальше таз сужался, переходил в узкие бедра, откуда отходили две накаченные мускулистые ноги с большими ступнями, как бутцы огромного размера.

Амияпата заканчивал возиться в одном из щитков, пятипалые руки отсоединяли провода, присоединяли их по -другому, чтобы выбить из строя целые системы. Вредительство было закончено, щиток закрылся, сравнялся со стенкой, краснотелый отошел и двинулся по коридору дальше. Его задачей являлось уничтожить корабль и команду. Такие как он - раса космических уничтожителей всегда прогрессировали, чтобы не давать распространению и развитию всяких рас космолётчиков, их освоению новых просторов и планет. Вся жизнь борьба. И их корабль - главный организм будет сожран и поглощён.

Он подсел к ним, когда они только взлетели, потому что Нутин порождает Амияпатов, они главные защитники этой Вселенной от более слабых колонизаторов.

Коридор завершился, дальше была перегородка в виде задвинутой двери. Вредитель дал команду отвориться, но дверь не поддалась, система затребовала код. Амияпата стал мгновенно перебирать цифры и знаки, была найдена комбинация, отправлен сигнал, задвижка поползла отворяться.

В это время затаившийся в одном из служебных проходов Тай-Грен уловил сигнал в каком из отсеков корабля произошел взлом двери. В мозг поступила схема переходов и помещений. Посторонний двигался от ботанического отсека к центру управления, затем телепортировался в столовую, видимо, не попал в зал управления. Оттуда он развернулся и отправился в сторону управления телепортаторами, но и там наткнулся на плотно задраенную дверь, одну открыл, подобрав код, но там была еще одна. Её попытался также вскрыть, но почему-то не стал, повернул обратно, решил вернуться к Янсчеру в "эдэм", правильно, незащищённый блок со слабым служителем легче всего уничтожить.

Тай-Грен приказал системе заблокировать двойной защитой ботаничесикй отсек, оставить с противоположной стороны немного приоткрытую задвижную дверь, а сам пошёл потайными проходами к тому самому месту.

Амияпата, словно что-то почувствовал, с ним кто-то стал играть, надо затаиться, он вскрыл боковой небольшой проход налево и стал спускаться по лестницам в трюмные помещения.

Тай-Грен, когда только что добрался до полуоткрытой двери, уловил, что противника здесь подловить не удастся. Он расширил проход, вошёл в растеневодческий отсек. Янсчер чинил трактор - робот, стоявший в саду среди деревьев. Шлем с головы капитана сполз растворившись, но защитная форма оставалась. Со спины соскочил Скалтер, который также убрал защиту с головы.

- Бросай работу, ты нам нужен, - обратился капитан.

- Ну, наконец вы объявились, - сказал уже порядком уставший Янсчер.

Вооружитесь, будем сейчас охотиться на гада.

Они вышли из растительного зала, проследовали в специальное помещение, которое мог открыть только капитан, оно имело шестерные коды защиты. Два служителя зашли, надели на две руки своего рода Оплеймы, как и у Тай-Грена. Приспособления слабо загудели, почуяв прилив питания. Вперёд выдвинулись стволы, концы которых зажглись слабо-жёлтым.

- Разойдёмся, каждый пойдёт своим ходом,- стал говорить главный управляющий кораблём, когда они покинули специальное помещение для хранения оружия.- Эта тварь нас хочет уничтожить, вот его образ...

Так вот, кто гадил,- возмутился Янсчер

- Так вот, кто вредил, - вырвалось у Скалтера.

- Ничего, держитесь. Он ушёл в трюмные отсеки, где можно очень хорошо затаиться. Нам предстоит очень тяжёлая задача по поиску и выявлению вредителя, но он может быть не один. Поэтому заходим в первый трюмный отсек и идём по кругу, проверяем каждое помещение, двигаемся навстречу друг другу.

Каждый поодиночке спустился по отдельному входу в нижние помещения, выход обратно был заблокирован семисистемной защитой.

* * * *

Скалтер передвигался полузатемненными коридорами, свет здесь был не нужен, загорался только на отрезке следования сотрудника. Работник останавливался перед каждым отсеком, открывал задвижку и проверял каждое складское помещение. Всё было чисто, Тай-Грен зря волновался, нито не вредит кораблю, хотя образ диверсанта, который так прочно закрепился в памяти не внушал доверия, где-то эта тварь затаилась.

В проходе справа вспыхнул желтоватый свет, в коридор, преграждая путь, вышел пятиметровый гигант. Скалтер обомлел, но мгновенно пустил расширяющийся световой поток, что, словно воронкой разошелся в пространстве, и поглотил чужака. Его чуть подожгло, начало разрушать, но в ответ пошла стена непроницаемого синего света, Скалтера самого чуть не уничтожило, он отступил, спрятавшись за поворотом коридора. Существо чуть отсвечивая красным стало уходить.

Работник вылез из-за поворота, хотел настигнуть уходящего, но тот уже удалился. Скалтер ринулся за ним, свет то загорался, то гас по мере его пробега. Враждебная сущность куда-то ушла далеко.

* * * *

Тай- Грен затаился, слившись со стеной блико к выходу на нижние трюмы, любая сущность должна была выйти на него, другого хода нет. И вот, он не сомневался Амияпата, горя червоным светом вышел на него. Тай-Грен выпустил небольшой плазмоид синеватого цвета, тот коснулся пришельца, произошёл световой всплеск, врага отбросило и ударило об стенку. Капитан отсоединился от стены, обозначив себя. Из Оплеймы выметнулись три синеватых луча, что прожгли тело Вредителя. Его плоть была поднята на метр от пола и снова брошена на стенку. В ответ поверженный создал темноту, в которой что-то рвануло, провалился пол, враг ушёл на нижние уровни. Свет зажегся, Тай-Грен стоял на краю огромной пробоины, по ту сторону появился Скалтер.

- Пошли за ним, Ясчеру одному плохо будет,- приказал Верховный на корабле.

Они оба прыгнули в пробоину, приземлились на следующем уровне, слабо вспыхнул свет. Пошли коридоры и отсеки для проверки.

* * * *

Янсчер перемещался по нижнему отсеку, зашёл в круглое сквозное помещение, где по стенам стояли ящики с провизией. Впереди засветилось красным, работникик свалил ящики, спрятался за ними, чтобы загородить проход Нарушителю. Оплейма была включена на тёмно-синий поток света. Вредитель появился неожиданно, на него пошла действовать воронка истемно- голубого свечения. В ответ была образована тёмная стена, пришелец заряжался. В ответ в Янсчера полетел цилиндрический плазмоид бело-яркого цвета. Янсчер отскочил дальше в коридор. Рвануло, дверь - перегородка вышла из строя, искарёжило стены, сожгло все ящики с провизией.

Янсчер образовал из двух, нацепленных на руки Оплейм световую воронку, которая имела на конце синее свечение, посередине была чёрной, а к концу, сужающейся части желтоватую структуру. Работник вышел на врага. Амияпата стал пятиться, это было мощное средство против него, синева сжигала, поглощала частицы его материи, а против не было ничего или всё же было? Он включил поглощение энергии. Вся энергия от Янсчера пошла ему на поглощение, он заряжался, придурок заряжал его, думая, что противодействует. Одна из рук Вредителя преобразовалась в пушку и испустила синеватый плазмоид. Рвануло сильно там, где был Янсчер, в стенах образовались пробоины значительных размеров. Амияпата нырнул в одну из них.

К месту боя подоспели Тай-Грен и Скалтер, они подбежали к спокойно лежащему Займарату, у того было повреждено тело с левой стороны, рёбра сожгло.

- Я пытался его задержать, капитан, но не смог.

- Не беда, Скалтер, оттащи его в отсек очистки и восстановления, а потом возвращайся, вот коды для перенесения туда.

Глава 5. Схватка двоих сильнейших

Теперь Тай-Грен знал, что эта враждебная сущность вошла в системы корабля, ищи его в отсеках технических, которые не контролируются системой слежения. Этот гад сможет отодвигать все двери, влиять на перемещения, блокировать порталы. На корабле обнаружился достойный соперник выше самого капитана. Что оставалось делать? Следовать за ним? Но он мог забраться куда угодно и отключать и проникать в любые точки летательного аппарата. Так что же делать? Придётся ждать Вредителя в центре управления, там возможна последняя битва за корабль, только когда она произойдёт? Но почему именно там, он может обезвредить двигатель, корабль встанет, да, его нужно искать среди двигателей!

Тай-Грен, наблюдая как Скалтер утаскивает на спине Ясчера, тут же юркнул в пробоину в стене. Потянулись узкие проходы, приходилось пригибаться перед коммуникативными системами, но пролезать, так как вероятно полз противник. Всё действильно шло к центру корабля. Видно, он в некоторых местах сжигал электросхемы, отсоединял коммуникации. В одном из мест взорвал снова энергонакопители. Ну, правда, следующая его цель главный двигатель.

Произошёл взрыв, корабль качнуло несколько раз, предположения капитана подтверждались, враждебная сущность продолжала вредить. Сейчас космолёт встанет, его понесет притяжение ближайших планет.

Амияпата вышел в коридоры для персонала, позади прогремел взрыв, во все стороны, заполняя помещение, била голубоватая плазма, сейчас такое же с другой стороны двигателя...

Неожиданно его коснулся светлый плазмоид, рвануло, Вредителя отбросило. Тай-Грен стоял уже над ним, включил красную, расширяющуюся волну, по бокам которой, как гигантские питоны, переползали синие молнии света.

Противник снова защитился чёрной стеной, поглотившей всё, поднялся и пошёл на капитана. Тот не мог защититься, темнота поглощала всю энергию, плазмоиды образовать не удавалось. Пришлось отключить световое воздействие. Противник убрал тёмную силу и, действуя на пространство дистационно, отбросил Тай-Грена на много метров. Дальше он выпустил поток оранжевого света, который достигнув поверженного, стал сосать с него силы. На это капитан усилил импульс, так что Вредителю пришлось прекратить световое воздействие. Краснотелый начал отступать пока вообще не исчез.

В отсек явился Скалтер, увидев своего лидера поверженного, он подбежал и помог подняться главному:

- Сильно он вас, что-то у него есть такое, что у нас нет, мы слабаки...

- Ты не имеешь право так рассуждать, ты работник, - выразился приходящий в себя капитан. - Похоже он пошёл снова в нижние трюмы, блокируем проходы, собираемся все, пускай Комрелия и Порокоф подтягиваются.

* * * *

Нижний трюм представлял собой пространство тёмное сплошное, словно поле на несколько гектаров, он не был загружен, так как был применим для полезных ископаемых. Амияпата оказался в этом месте, так как некуда было больше отступать, он хоть и превосходил экипаж в силе и оружии, однако они чем-то оказывались сильнее и теснили его с верхних уровней. Вторая причина почему краснотелый оказался здесь - тёмное пространство, в котором легко можно было расправиться с врагами и одержать полный верх. И вот, кажется, они пожаловали, с разных входов решили зайти. В разных точках темноты промелькнул мгновенно свет.

Амияпата зажёг своё тело красным, а в четыре стороны направил лучи света, что прожгли темноту, в один из лучей попала желтоватая Комрелия. В неё полетел шаровидный плазмоид, так вспыхнуло ярко. Вредитель, потушив свет совсем, переместился в другое место под стенку, в этом месте, ощущая опору за собой, легче бороться с соперниками.

Рядом послышался шорох, Амияпата создал в пространстве опустошающую дыру, Порокофа засосало туда, сильно повредив тело. Ещё один слабый уничтожен.

Неожиданно во мраке вспыхнуло ярко-сиреневым, в помещении возник яркосветящийся шар, котрый со всей своей силой врезался во Вредителя, тем самым пригвоздив его к стене и высасывая энергию. Где-то справа появился Скалтер, который двумя Оплеймами, создав синий поток света, также начал отбирать энергию пришельца.

Тот пытался сопротивляться, но не мог противостоять, его сдавили конкретно. Амияпата напоследок испустил из себя оранжевый луч в потолок и исчез из-под мощных тисков сиренего шара.

- Опять ушёл, - выразился Тай-Грен, покидая огненную сферу, - но он будет уже слабее, нам требуется консолидироваться.

Огненная окружность растворилась в пространстве, превратившись в небольшой висящий в пространстве светильник. К Тай-Грену стали подходить Комрелия чуть пораненная, Порокоф также изувеченный и Скалтер. Они подходили к Тай-Грену и сливались с его телом. Образовывался монстр огромного роста со множеством рук. Существо ринулось к выходу и попало на соседний уровень. Стали работать сенсоры - уловители, корабль стал полностью частью организма преумноженного за счёт всех капитана. Вот и результат - Амияпата опять направился к центральному двигателю, где был подрыв, решил зарядиться.

Мелькали отсеки, за спиной кораблеуправителя тут же задраивались двери. Вот и он. В помещение через пробоину била как из сопла сиреневая плазма. Вредитель находился под её воздействием. Тай-Грен выплюнул из Оплеймы два больших красных шара. Те понеслись в помещение. Два раза рвануло, сработала перегородка, которая защитила владыку корабля от сжигающей плазмы. Открылся проход в следующий коридор, поворот... ну как и ожидал: враг весь израненный пытается уйти прочь к ближайшему телепортатору. Преследователь пустил в ход синий небольшой плазмоид. Рвануло. Вредитель с разорванной левой частью спины, чуть ли не падая, ушёл, телепортировавшись на верхние уровни.

Тай-Грен направился вслед за ним. Они долго переносились по разным уровням корабля, пока не оказались в помещении с огромным водоёмом. Враждебная сущность мгновенно ушла под воду. Капитан не заставил себя ждать, поступил также.

Они сошлись в рукопашной схватке на глубине в темноте. Амияпата напал сзади, захватил Тай-Грена и начал душить и одной рукой выламывать руку, но капитан сумел отбиться, развернулся, включил синий луч и стал затягивать в него всю сущность Вредителя. Тот совершил подобное же, и два наших героя получили по сильному заряду, отплыли на дальние расстояния, погасили световое оружие. Враг испустил четыре оранжевеньких плазмоида. Случились четыре последовательных всплеска, отключенный на время Тай-Грен всплыл на поверхность. Он расчетверился: из него освободились Порокоф, Комрелия и Скалтер.

- Похоже враг уйдёт дальше в системы подачи воды, в трубы,- вырвалось у Комрелии

Давайте за ним,- предложил Скалтер.

- Комрелия и Скалтер за ним, - заговорил пришедший в себя Тай-Грен, - а я с Порокофом с другой стороны.

Так они и поступили, Комрелия и Скалтер пошли на глубокое погружение, вошли в трубу на глубине и поплыли по ней, освещая себе путь светом из Оплейм.

Тай-Грен с Порокофом пошли через машинный зал к механизмам нуждавшимся в водном охлаждении. Они чуть опоздали Амияпата вылез из трубы и шмыгнул на верхние уровни. Порокоф успел пустить ему в след небольшой сиреневый шарик, но тот не попал, а прожог массивную дыру в стене. Из трубы вылезла Комрелия, за ней Скалтер.

- Так вечно будем за ним бегать, - выразил своё мнение Тай-Грен.

- Что будем делать?- вопрошала Комрелия.

Неожиданно где-то на несколько уровней выше послышался взрыв, корабль затрясло. Все четверо рухнули, освещение погасло, затем зажглось, сработали запасные источники.

- Опять продолжает уничтожение и его не остановить...- не успел договорить Тай-Грен.

* * * *

Янсчер вышел из блока восстановления, который имел цилиндрическую форму, таких было много, все они размещались по окружности в помещении овальной формы. Работник связался с капитаном:

- Разрешите мне проникнуть в центр управления, а сами заблокируйтесь в машинном отсеке, так крепко, чтобы выдержать мощнейшие взрывы и даже развал корабля.

- Что ты задумал, работник?- вопрос капитана.

- Воплотить то, что добивается Вредитель.

Янсчер получил доступ и из отсека восстановления, телепортировался в центр управления. За ним подходы все были заново заперты. Он дал команду кораблю отключить центральный двигатель. Система исполнила его приказ. Статек космичный прекратил движение, стал медленно дрейфовать к ближайшей планете. Вторым действием Янсчер отключил всё питание во всех отсеках, а уровни с накопителями заблокировал десятикратной панцирной защитой.

В центре управления погасло белое вещество, стало темно, только зеленела за лобовым стеклом Вселенная и чуть желтела цилиндрическая планета, куда их уже тянуло. Пропало притяжение, воцарилась невесомость. Вредитель не мог ожидать такого хода. Он будет заблокирован в каком-то из отсеков, либо начнёт передвигаться но с большим трудом, тратя много времени на открывание хорошо закодированных дверей, которые вообще без энергии не откроются.

Ясчер включил по отдельной сети камеры слежения по всему кораблю, чтобы засечь местонахождение врага. И мгновенно пришёл результат: гад был очень хорошо заблокирован в нескольких отсеках в верхней части дисколёта, пытался световым потоком прорезать дверь.

"Да, долго тебе ещё мучаться,"- подумалось Ясчеру.

Он отдал команду отсоединить отсеки, где находился Вредитель. Сработала мигом система отсоединения. Из космоса было видно, как от дисковидного аппарата - гиганта отскочила небольшая, в виде неполной подковы часть. Пошла команда запустить главный двигатель. В центре дисколёта вспыхнула сиреневым плазма и аппарат пошел набирать скорость. Неожиданно отсоединившуюся часть затянуло в световой шар и переработало на субатомы.

Космолёт понёсся, стал отходить от желтоватой планеты, теперь впереди снова был тёмно-зелёный Нутин так уже всем надоевший. Скалтер создал коридор перемещения для всей команды в центр управления, те мигом явились. Опять все подходы были заблокированы.

- Да, Ясчер, повёл себя круче меня, капитана,- начал говорить Тай-Грен,- а я всё бегать, охотиться.

- На то мы все связаны, единое целое, где не может главный, делает представитель расы Займаратов.

- Надеюсь, ужас окончился, - отозвалась Комрелия и отошла к экрану, где вызвала план маршрута, который снова нужно было проложить.

- Нам сразу же требовалось плотно блокировать все переходы и передвигаться только по взаимному согласованию, - выразил своё мнение Порокоф.

- Да у меня впервые такое,- высказался Скалтер.

Глава 6. Путешествие на модуле

Гадости на корабле прекратились, экипаж восстанавливал повреждённые помещения. Особенно тяжело пришлось заделывать коридор у плазмы, для этого пришлось заново останавливать центральный двигатель, брать материал, вырезать металл со многих отсеков, чтобы заделать пробоины. Экипаж двигался по кораблю только согласовано, уточняя своё местонахождение с центром.

Ясчер вернулся на работы в растительный отсек. Он успел собрать несколько урожаев, восстановил количество повреждённых семян. Им была отремонтирована вся техника и аккуратно эксплуатировалась без эксцессов.

Скалтер чинил всю поврежденную проводку, энергоблоки, системы передачи, накопители и прочие механизмы. На этот раз это не был бесполезный труд впустую, всё функционировало, шла отдача от труда.

Порокоф ввёл в мощность последний разрушенный блок и как всегда прильнул к общей системе энергоконтроля, чтобы помочь управителю корабля.

Тай-Грен не выходил из центра управления, он находился в сером цилиндре, смешавшись с системой корабля, являлся самим кораблём.

Комрелия находилась в цилиндре рядом стоящем, просчитывала маршрут, который уже очень скоро подходил к концу.

Вселенная меняла свою структуру, становилась желтоватой, была уже достигнута граница. Дальше шла Вселенная Му - жёлтая с конусовидными планетами. И уже, занимая всю видимость, приближался модуль.

Это был в тысячи раз превосходящий многие корабли юловидный аппарат. Он служил для перенесения объектов через Вселенные с ещё большей скоростью. К модулю подтягивались другие корабли различной формы от дискообразной до конусовидной, от сигарообразных до плазмоидов. Была открыта обширнейшая задвижка, на тёмную площадку вовнутрь объекта -гиганта хлынули, словно рой пчёл, различного рода аппараты.

Все занимали указанные им места. Задвижка затворилась, открылись другие в других частях и туда залетали рои новоприбывших. И так длилась загрузка, пока не завершилась. Модуль сорвался с места и понёсся со скоростью превышающей все зримые и существующие скорости. Он попал словно на темную линию, словно дорогу, проложенную через множественные миры, вернее, миры были маленькими точками среди бесконечности таких точек, образующих внутри себя Вселенные.

Мириады подобных друг другу вариативных миров проплывали, оставаясь позади. Вселенная Му была преодолена, дальше пошла красная Вселенная Ко с блокообразными неподвижными планетами да красными шарообразными центрами. Но вот, проходила и эта Вселенная, дальше за ней следовала Вселенная Ра с круглыми планетами и солнцами. Наконец корабль вошёл во Вселенную Синг, где не было уже одиноко зависающих земель, а все её просторы занимали бесконечно протянутые то расширяющиеся, то сужающиеся красные линии, идущие то до бесконечности в одну сторону, то равно также и в другую. Ощущалось, что модуль проходит через какие-то ткани высокоуровневого организма. В пространственной застройке ход юловидного аппарата замедлился, окружающая действительность, видимо очень сильно сопротивлялась.

Тай-Грен вышел на площадь, по правую сторону от него обширный экран и проплывающий косомос. Внизу под площадью стоянка кораблей. По плацу прохаживались капитаны других космомашин, представители различных космических рас и наций.

- Далеко путь держите?- обратился к Тай-Грену высокий капитан с розовой головой, как у осьминога. Его тело покоилось на шести ногах, было без рук, узкое и темное, закутанное в длинный чёрный плащ.

- Дальше этой Вселенной ещё через две, планета Арати.

- Нет, не бывал, мы возим рабов, выводим виды прямо на корабле, да и поставляем куда потребуют.

- У нас не сколько торговая, сколько экспедиционно-разведывательная миссия,- ответил Тай-Грен.

Ну, приятного перемещения на модуле, сказал на прощание осьминогоподобный.

Из-за его спины выбежали двое приросших к его плащу розовеньких человечка и потянули своего капитана. А тот чуть упираясь последовал за ними.

Прошатавшись среди толп на площадке и на переходах, Тай-Грен вернулся на корабль. Был плотно задраен вход, так как модуль собирался останавливаться и выпускать партии кораблей. Порокоф и Комрелия находились в центре управления.

-За этой Вселенной нас ждёт неизвестность,- говорил Порокоф.

- Мы для этого и посланы, чтобы её исследовать, -ответила ему Комрелия.

- Ведь иная, стоящая за этими Вселенная - это не открытие планеты, все планеты похожи, только структурой различимы, а тут целый космос непонятно как застроенный.

Тай-Грен явился в центр управления, посмотрел через экран на ряды плотно стоявших друг к другу кораблей.

- Сейчас будет вылет, откроют проход.

- Неужели на этих красных структурах материи есть поселения? - задал глупый вопрос Порокоф

Да везде они присутствуют, мы бактерии в огромнейшем организме, вот и здесь кому-то требуется выйти,- ответил капитан, который стал пристально наблюдать, как стала открываться огромная дверь в новый космос.

С площадки стали взлетать космолёты и уходить роем в неизвестность. Поток их иссякал, теперь из космоса стали заходить новые пассажиры, аппараты с кругом наверху и цилиндром снизу. Неожиданно прилетевшие пошли кружить над площадкой, на стоящие внизу космомашины упали расширяющиеся в конце лучи и многие машины начали пылать. Кто-то выпустил красные плазменные шары, которые коснувшись места стоянки, поразнесли многие летающие объекты. Дисколёт Тай-Грена дёрнуло, все попадали.

Вторгшиеся полетели группами в другие отсеки модуля, там тоже было уничтожено много техники. Очень скоро все центры управления кораблей услышали обращение:

- Мы воинствующие Оумки захватили ваш модуль, нам нужны все ваши корабли и вы как рабская сила. Сопротивляться бесполезно. Все системы модуля взяты под наш контроль. Всем продолжать оставаться на своих кораблях и ждать дальнейших распоряжений.

Тай -Грен навёл визоры корабля на пространство. Везде висели кругловерхие аппаратики, по площади у громоздкого экрана разгуливали уже существа слабо зелёного цвета с крыльями за спиной, с большой головой с тонкими рогами, что поднимались искривлённо вверх, с четырьмя руками по обеим сторонам туловища, каждый использовал при ходьбе две ноги. Их оружием служил круг, находящийся в середине живота, что, как глаз мог поворачиваться, выдвигать небольшой носик-ствол и бить лучом либо ещё чем. Вот так выглядели Оумки - раса космических разбойников. И похоже они не шутили, их было много, они стояли на всех переходах.

Тай-Грен, Комрелия и Порокоф соединились в одно существо, стали одним целым с капитаном корабля, тот, спускаясь в нижние отсеки, присоединил к себе Скалтера и Ясчера. Таким образом капитан стал похож на очень большого монстра с двумя горбами за спиной: красным и зелёным. Его ноги стали толще, обрели форму жутко мускулисто выпуклых, тело раздобрело вчетверо, грудная клетка взбычилась ещё больше.

Капитан покинул корабль через лаз в нижнем трюме, стал быстро пересекать стоянку аппаратов. Какие-то корабли горели, кое-где валялись тлеющие обломки. Группу из десяти серых Одоненцев - небольших в белых комбинизонах космолётчиков с серыми крупными головами и большими глазами - крылатые Оумки конвоировали к себе на низко опустившийся аппарат.

Тай-Грен успел перебежать открытое пространство и спрятаться за очередным параллелепипедным уцелевшим кораблём. Через пару метров был вход на телепортатор, но там дежурили двое крылатых захватчиков. Капитан разжав левую руку, выпустив когти, мигом прыгнул на одного, изодрал ему морду, второго уложил синеватым свечением из Оплеймы. Изодранный попытался воспользоваться оружием на животе, но нападавший его опередил, успокоив его также световой дозой. У крылатого вылезли вперёд и покраснели глаза, открылся длинный рот, обноживший ряды зубов очень остреньких.

Переносщик вытащил Тай-Грена в коридор, где бродило десятка два Оумков. В них полетел сиреневый плазменный шарик. После светового всплеска осталось всего пять захватчиков. Они испустили в ответ радиактивные лучи, нашего героя чуть не повредило, он сумел защитить своё тело космостойким покрытием и спрятаться за выступом стены. Враги встали плотно друг к другу и пошли на Тай-Грена стеной, продолжая излучать радиацию. В них полетел красный плазмоид - вспышка и их не стало, лежали только подёргивающиеся обожженные трупы.

Капитан вылез из укрытия и ринулся дальше. Одна из дверей вела на борт пристыковавшегося аппарата неприятеля. В салоне возился один Оумк. Тай-Грен резко подскочил к нему прислонил Оплейму к оружию на животе и выпустил световой поток. Беднягу разнесло вклочья.

В салоне аппарата один отсек, он же комната управления, в полу ложбинка - место для пилота, сверху экран для наблюдения. Примитивно, но летать можно. Капитан пристроился в ложбинке, включил двигатели, отстыковался от коридора и задраял вход. Машина полетела по внутреннему пространству модуля. Чуть ниже зависала пятёрка вражеских космолётов. На них мгновенно полетел красный огненный шарик. Рвануло, капитан в момент взрыва плавно ушёл за другую группу кораблей и сжёг их синим лучём. И вот, кажется трое заметили странно ведущий себя аппарат, сели на хвост, пора уходить в другой отсек. Но преследователи не отстают. Тогда преследуемый резко пошел назад, оказался в группе гнавшихся за ним и ударил светом во все стороны. Противник начал гореть и упал.

Вот и следующий отсек, впереди ходы в центр управления модулем. Нижняя площадь вся забита кораблями - пассажирами. Из кораблей начали выводить команды и увозить, вот ещё конвоируют пятнадцать существ осьминогоподобных. Но здесь к центру управления не пристыкуешься, а попробуем к группе вон тех кораблей, которые уже взаимопроникли друг в друга.

Аппарат Тай-Грена приблизился и соединился. Оумки собрались в одном зале и что-то обсуждали, когда к ним залетел в салон белый плазмоид. Рвануло, тела разбросало по салону. Капитан отсоединил от себя Комрелию и Порокофа.

- Берёте в управление этот и тот аппараты и следуйте за мной, сейчас мы повоюем.

Три дисковидных кораблика с цилиндром снизу разошлись и, образуя треугольник, понеслись к группе зависших звездолётов. Световые лучи уничтожили группу, плазмоиды полетели в следующую группировку, там тоже удачное уничтожение противника. Кто-то из Оумков просёк, что корабли вроде бы как их, но действуют как противники, поэтому справа от Тай-Грена стал нависать аппарат и уже изготовился пустить луч, но Комрелия его сожгла первым.

За Порокофом возникло двое, но Тай-Грен, резко метнувшись назад, сжёг их. Враг начал понимать, стал собираться в пространстве, поэтому затею войны троих против всех нужно было прекращать. Три аппарата вернулись в задние отсеки модуля и тихо сели на стоянку кораблей. Тай-Грен, снова впитав в себя своих членов команды, скрываясь, опять пошёл на охоту.

У входа в нижние отсеки модуля пришлось уложить троих Оумков. Одного стоящего спиной пришлось успокоить ударом Оплеймы по головной части. Второго бить ногой, и пока тот летел добивать световым лучом, третьего - открывать широко пасть и загрызать, работать челюстями.

Дело сделано, проход чист, только закрыт на кодовый замок. Капитан поднял Оплейму, чтобы резануть светом, как тут получил сигнал:

- Сам что ли решил со всеми разобраться?

Пришлось обернуться. За спиной стояли десятки членов экипажей, все были вооружены, а ближе к дверям возвышался спросивший.

Это был розового цвета Паннарак, использовавший при хождении четыре синеватых ноги, его плечистое тело было огромно, имело по семь змееобразных рук с каждой стороны. Его мощный круглый череп с мощной челюстью внушал ужас. Паннарак не имел рта и носа, на Тай-Грена смотрели яркие алые глаза.

- Да нет, так решил просто проявить инициативу, - пришёл ответ к всё больше нарастающей толпе.

- Ну тогда за дело, требуется вернуть управление модуля автоматике, а этих Оумков просто взять и уничтожить,- высказал мысль низенький синеватый с растопыринными ушами Авъял.

Представители этой расы были небольшие, кругленькие, с двумя руками и ногами, носили чёрные комбинизоны. Голова была лысой кроме двух, торчащих, как провода, волоса. Нос сильно выпирал вперёд и двоился на конце. Ротовая полость щелью была вытянута вниз.

К Авъялу прорвались подобные ему по внешности другие члены экипажа, в руках у них гудели автоматические Плайзеры. Тай-Грену пришлось посторониться, Паннарак протянул к двери одну из своих змеевидных рук, его мозг за несколько секунд подобрал код. Всё совпало, массивная задвижка поползла, открывая ход в нижнее тёмное помещение. Вооруженные существа стали заходить.

Вверху появился аппарат захватчиков, окружил массы серым световым барьером и испарил внутри него всех туда попавших. Остальные кинулись под укрытие апппаратов своих соратников, стали стрелять: кто лазерными лучами, кто разрывными плазмосодержащими пулями, кто небольшими ракетами, прожигающими обшивку. И вот, кажется, кто-то пробил вражескую машину, та, чуть поддымливая, пошла удаляться.

Толпа вместе с Тай-Греном начала спускаться довольно обширным коридором вниз, тут было темно, поэтому приходилось самим себе подсвечивать, тем кто не мог видеть во мраке. В одном из мест коридор стал ветвиться, из одного из проходов понесло холодом, стало сковывать, движения существ затруднялись. В толпе автоматически каждый защитился от губительного космоса. Поворот, проход вывел на длинный мостик, что тянулся под днищем корабля - гиганта. Внизу светились линии Вселенной Синг, которая помимо розоватых то расширяющихся, то сужающихся линий имела слабо-сиреневый цвет.

Стало совсем невмоготу передвигаться, пространство противилось аж до милионной доли бесконечности, но отряды, преодолевая антогонизм окружающего, медленно стали перемещаться. Тай-Грен был уже не первый, он едва был различим в толпе по линзовидной защите головы. За ним перемещались в световых розовых защитных шлемах Наматы - существа с равными сторонами тела, вернее основу их тела состовлял шар с прозрачными ромбовидными местами, через которые как через окно можно было мутно видеть, как работают органы, а руки и ноги, исходящие из тела, могли быть как ногами так и руками, потому что голова относительно их не имела фиксированного положения на туловище, существо могло перекатываться.

Позади Наматов передвигались высокие и поджарые не хуже кузнечиков Офиёнги с двумя клешнями, вооруженными вакуумными пушками, их синенькие мелкие глазки смотрели грозно вперёд, туда же глядел их острый, сужающийся к концу конец черепа.

Тай-Грен бросил взгляд вниз, там всё проплывали розовые линии, одна такая, наверное, составляла от десяти до сорока тысяч в ширину и до бесконечности в длину. Оумки куда-то вели модуль, но с небольшой скоростью. Размышления прервались, послышался гул, в этом веществе звук распространяется быстрее. Из-за края модуля стал выплывать большой цилиндрический с кругом наверху аппарат. Он медленно проходил под днищем корабля, чуть не касаясь труб, различных сплетений проводки, переходных мостиков. Прибывший завис, как бы наблюдая за передвижением существ по мостику. Из аппарата выметнулся плоский зелёный луч, всех переходивших начало жечь, Тай-Грен метнулся через перила в открытый космос, также поступили многие.

Сингтин не давал никуда далеко улететь, поэтому свет стал частично доставать и здесь. Наконец сам корабль - модуль стал удаляться, а аппарат Оумков вместе с ним, по мостику ещё раз сработали зелёным лучом, какая-то часть перехода, оплавленная, также оторвалась и стала зависать в пространстве.

Тай-Грен включил на Оплейме магнитное поле, его стало понемногу тянуть к кораблю, остальные, кто выжил последовали его примеру. Они оказались у самой обшивки на самом краю, все присоединились к корпусу в одной из борозд, что образовыволи круги на юлообразном теле модуля.

- И что дальше?- задал вопрос Шантаец семиметровый детина с серой шлемовидной головой и четырьмя руками и также имевший три ноги. Его тело закрывала оболочка в виде колеблющегося мыльного пузыря.

- Резать обшивку в этом месте, она очень прочная, у нас едва хватает энергии на собственно притяжение, - ответил ему Нянь- паец - существо вытянутое, как змея, всё тело которого сотояла из множества чёрных костевидных скрещений. Его по всей его змеевидной длине защищала слабогорящая оболочка.

Но ответ более детальный не заставил себя ждать. Внизу появился аппарат Оумков, который недавно уничтожил переходной мостик. Его круглая крыша оказалась сразу под ногами чудом спасшихся. Все отключили притяжение к модулю и направили силу тяги на сторожевой корабль. Ещё мгновение, и все были на крыше, в одном из мест на поверхности космолёта, там то закрывалось, то открывалось небольшое отверстие, видимо, для запитки Сингхтином. Нянь-паец сразу же сообразил, что надо делать. Он сузил своё тело до размера отверстия и юркнул туда.

Его потащило в двигательные системы, могло переработать, но змеевидный сумел пролезть в систему охлаждения, а из неё во внутренние помещения. Здесь было два отсека, один нижний для образования боеприпасов и их пуска, во втором отсеке на втором уровне, в тёплых ложбинках разместились четверо крылатых рогоносных пирата.

Нянь-паец расширился, скрутил своё тело, превратив его в пружину, оттянулся назад и прыгнул в салон. Он, как колпак, заглотил одного, извернувшись, хвостом ожёг второго, серединой туловища, сделав из него неполную петлю, стал душить третьего. В то время пока четвёртый готов был подняться, змеевидная сущность открыла свою морщинистую долго не разжимавшуюся пасть и рыгнула в противника красную молнию света и жуткого тепла. Соперник не выдержал столь мощного напряжения- полтуловища его разорвало.

Один Оумк был уже достаточно продвинут в тело, другой был задушен, переломаны внутренности, третий валялся мёртвым от немыслимого хвостового заряда. Нянь-паец подтянул хвост, сделав своё тело более коротким. Мозг пресмыкающегося подключился к системе управления кораблём, на крыше был открыт шлюз. Выжившие спустились внутрь аппарата. Тай-Грен сразу прошагал к ложбинке управления, отшвырнул тело пирата и подсоединился ко всем узлам и двигателям, взял под контроль мозг космомашины.

Был задраен вход наверху, машина поплыла под днищем к краю, а затем стала подниматься вертикально параллельно корпусу. В одном из мест её заштопорили, видимо, проверяли на идентичность. Затем перед ней стала расползаться стена, открылся проход вовнутрь, аппарат влетел, за ним проход закрылся, дальше отворились ворота, которые вели в третий отсек.

Здесь происходила схватка. Пять малых аппаратов Оумков кружили над кораблями и пускали лучи в противостоящих им членов экипажей, те, прячась, перебегали от одного прикрытия до другого, защитой, как вы уже догадались, служили корпуса их космолётов.

Тай-Грен направил космомашину ниже к двоим зависающим. От его аппарата отделился красный огненный шар, произошёл взрыв, разломанные на двое, а в некотрых метсах и на трое с половинами, объекты рухнули вниз.

Из-за конусовидного аппарата, что занимал изрядно места, показались ещё две пространствоплавающие машины. Тай-Грен резко наопережение пустил на них плоский зелёный луч. Вражеские механизмы запылали и рухнули вниз на крупный дисколёт.

Требовалось уходить, капитан победоносно стал подниматься аж под самый потолок и так, чуть не касаясь вершины модуля, проник во второй отсек.

В этом отделе корабля было спокойно, Оумки всех либо держали запертыми в своих аппаратах, либо уже многих вывезли в рабство. Было видно, как вдали за стоянкой космотехники тянулась шеренга из разных инопланетных рас и наций. Сверху для стабильности и поддержания порядка зависали круглые Тамрезы - шарообразные роботы серебристого цвета. На их теле в случае вооруженного конфликта или побега подопечного открывались небольшие окошки, откуда мог бить как луч света, так и волна радиоактивного излучения, а также электромагнитные волны.

Шеренга подходила и грузилась на длинный цилиндрический аппарат, при входе стояли шеренги крылатых рогоносных Оумков.

Тай-Грен включил сильное электромагнитное излучение, Тамрезы попадали, у них внутри произошло замыкание. Синенький плазмоид полетел в Оумков, что стояли группой поправее. Там произошёл световой всплеск, резкое возгарание, после которого остались лишь разбросанные обугленные тела. По толпе слева пошёл работать зелёный тонкий луч, многие Оумки успели отскочить, укрыться за кораблём. Они вытянули на животах стволы стали облучать враждебно себя ведущий корабль. Но за это им в ответ был послан самонаводящийся серенький огненный снаряд. Рвануло, с врагами было покончено.

- Члены экипажей,- пошёл громкий сигнал на весь отсек со стороны зависшего летающего спасителя,- вы свободны, беритесь за оружие, освобождайте модуль от захватчиков!

Толпа сначала неохотно, затем очень активно разбежалась по своим космомашинам. Тай-Грен стал подниматься снова к потолку, но здесь его настигли два дисколёта, выметнувшиеся из большого торгового ромбовидного корабля.

- Мы с вами,- обратился к Тай-Грену синелиций Пхтуантец со множеством рожек на вершине расширяющейся черепной коробки.

- Только мы внесём небольшой штрих, чтобы опозновать вас,- обратился второй капитан, подобный по внешности первому.

Первый диск испустил слабый красноватенький луч и начертил на боку корабля Тай-Грена две параллельные полоски и одну перечёркивающую их.

- Проследуем в первый отсек, - скомандовал Тай-Грен дисколётам.

Второй появившийся объект, пока они летели, тоже успел нанести на корпус главного аппарата и на крышу, а также снизу две полоски и одну их пересекающую.

Приближалась коричневая стена, разделяющая отсеки. Довольно широкий проход. Корабли друг за другом прошли его. Дальше была обширнейшая внизу площадка на много гектаров, вся заполненная кораблями. Прямо выделялась в стене огромная задвижка, которая вела в космос, чуть правее возвышалась стена со множеством горящих слабым светом проходов разной формы. Там были пристыкованы разного размера корабли. Вот цитадель власти - за стеной находился автоматический центр управления.

Высоко, чуть ли не под потолком модуля, зависал грандиозный аппарат, состоящий из двух цилиндров по краям и объединяющего их дисковидного тонкого верха.

Тай-Грен направил корабль в самую высь, собрал всю энергию, что была, пустил крупный синий плазмоид в громоздкий, зависавший ближе к стене объект. Взрывом космолёт уничтожило, вниз на остальные пристыкованные к стене вражеские корабли посыпались обломки.

- Я подойду к одному из проходов, готовьтесь десантироваться,- приказал управляющий кораблём.

Нянь-паец зажёг своё тело ещё ярче, все остальные включили пистолеты и прочее оружие.

Корабль чуть неровно пристыковался, был открыт боковой проход, но вход в залы центра управления всё оставался закрыт и горел большой полтораметровой точкой.

Члены экипажей взрезали дверь и пошли зачищать внутренние проходы.

Оставшись один, Тай-Грен отстыковался, задраял вход и стал опускаться ниже. Там ещё были пристыкованы к стене аппараты противника. Синий тонкий луч прошёлся по нижевисящим машинам. Их разорвало, они запылали.

Неожиданно в первый сектор проникли подобные, как у Тай-Грена аппараты, они устремились к стене управления, но тут, зависшие в отдалении диски прорезали с большими оборотами корпуса приближавшихся. Разбитые пополам враги рухнули вниз на площадку на стоящие космолёты.

Тай-Грен развернул свой корабль, чуть отдалился от стены и в сопровождении двух дисколётов совершил круговой облёт территории первого сектора. Внизу между аппаратов бежали толпы с оружием, теперь будет штурм центра управления, может удастся победить захватчиков.

Дисковидные получили команду контролировать вход в обширный отсек. Те тут же отлетели исполнять приказ. Из тела капитана была выпущена Комрелия, Скалтер сам автоматически отсоединился от спины.

- Берёте этот корабль под управление, в случае чего примите бой с дисколётами сообща. Пристыкуйтесь вон к тому синегорящему отверстию, я там выйду. Без меня брать шевство над модулем я не позволю.

Космолёт подошёл к указанной цели, боковой шлюз открылся через кем-то уже взломанный проход капитан соскочил в коридоры.

Но чуть ли ни около выхода ему пришлось наткнуться на батарею, сооруженную из обломков стен, перевёрнутых энергонакопителей, трупов погибших. Совсем маленький и толстенький Лядупасец, чьё тело горело слабо жёлтым, прятался, присаживаясь на корточки. Его рот, словно клюв, полуоткрывался, глаза с четырёх век - крест-накрест полузакрывались, когда шло сильное облучение со стороны врага, засевшего где-то вдали обширного зала.

Эрамонец - высокий космонавт, краснокожий с волосяной густой растительностью на голове, выпиравшей из-под шлема, к которому тянулись трубки газовой подачи и ровно в таком же алом скафандре, улёгся на пол при облучении.

Баррикаду начало плавить, пошла невыносимая температура, от этого Тай-Грену пришлось защититься антикосмической формой и тоже присесть.

Сожгло и оплавило практически всю искусственную насыпь, от неё остались лишь небольшие обугленные горбы. В ответ на это коротышка Лядупасец зажёг синим звезду в районе живота своего малого тела. В зал ударил яркий всё обширно занимающий свет. Там началось горение и плавление, вопли и стоны. Через минуту действия такого излучения Эрамонец перелез своими длинными червоными тонкими ногами через оплавленную возвышенность и, засветив сероцветный щит, ринулся через помещение. Лядупасец пересегнул за ним. Третьим ринулся в бой Тай-Грен.

В конце зала с разветвлённой системой протянутых кабелей по стенам троица нашла сильнообугленные тела Оумков. Лядупасец остнановился, на его трапецевидной голове чуть ли не на макушке открылся дополнительный глаз. Оттуда ударил синий свет, какой захватил тёмное тело вредителя. Внутри светового конуса произошли движения. Труп разлагаясь стал по частичкам переходить к желтотелому карлику.

Когда тела не стало, свет такой же длины упал на следующий труп и минуту его сильно размельчал.

- Здесь ещё двое, будем так каждого заглатывать?- вырвалось у наблюдавшего за этим Тай-Грена.

- Пошли со мной,- обратился Эрамонец, - оставь его, он и так своё дело сделал, теперь пусть подпитывается.

Дальше замелькали коридоры, заваленные трупами как Оумков, так и членов экипажей, стены встречались разорванные, во многих местах обугленные, телепортаторы не работали, приходилось подниматься по лестницам. Где-то впереди слышались взрывы, что-то там сверкало, там шёл ожесточённый бой.

Глава 7. Последняя схватка

- Похоже нас окружили со всех сторон, Высотный Главарь, - обращался один из Оумков в серебристой броне на теле к высокому похожему на него вожаку.

Главарь держался за многограневый кристалловидный камень обширнейших размеров, через который проходил ярко белый свет. Камень находился посередине круглого зала, стены вокруг были инхрустированны миллиардами точкообразных светящихся мелких камешков. В одной из стен была, видимо, искусственно вырезана дыра для прохода сюда, так как путь для живых существ в сердцевину модуля был закрыт.

- Обеспечь выход на корабль - центр,- ответил Высотный любуясь камнем- мозгом модуля.

Его одинаковые очкообразные глаза чуть вспыхнули голубоватым, потом опять стали синими. Две одинаковые чуть торчащие вперёд ноздри расширились, верхняя губа поднялась, обнажив чуть выпирающие клыки и ровные ряды зубов.

- Но, Высотный, корабль разрушили, я ещё раз говорю, что мы окружены.

- Полного окружения не бывает Хаент, я сейчас вызову на нас все корабли, что дежурят в других отсеках, а также вокруг модуля, и мы посмотрим, кто ещё окружен.

* * * *

В то время пока Комрелия дежурила у прохода из второго отсека в первый, она даже и не предполагала, хотя это Тай-Грен не предполагал, что существуют проходы из третьего отсека в первый, из четвёртого, а также множество различных шлюзов из космоса. Только все эти порталы были закрыты до поры до времени, но сейчас они открылись и в пространство первого отделения хлынули десятки аппаратов. В основном они все были одинаковые: диск сверху, цилиндр посередине снизу. Корабли большие и маленькие - одна модель, но стали появляться и с конусом сверху и с диском снизу гиганты.

Мозг Комрелии уловил образные сигналы о вторжении, она развернула свой летающий объект и пошла в атаку на конусовидный аппарат, выпущенный ей синий плазмоид пробил вражеской машине дыру в обшивке, различные по расцветке огненные шары полетели в разные другие объекты. Дисколёты, увеличивая обороты пошли резать аппараты поменьше. Из конусовидного, чуть подраненного выметнулся сероватый столб света, который захватил космолёт Комрелии. Внутри светового столба произошло жуткое кручение, потоки одни завихренивались в одну сторону, другие в другую, словно жернова стали грызть и ломать космомашину.

На выручку спешил один из дисколётов, от него отделился серый огненный шарик и ударился в подбрюшье конуса, в точку исхода светового столба. Там рвануло, свет исчез, корабль Комрелии, вертясь стал падать на площадку. Управительница в последний момент включила антигравитацию, что облегчило посадку, но это было последним, что ещё мог совершить аппарат, дальше все системы отключились.

- Что дальше?- спросил Скалтер

- Будем идти к Тай-Грену в отсек автоматического управления, - пришёл ответ.

Они вышли через боковой шлюз и, долго, обходя корабли различной формы, стали пробираться к намеченной цели. В то время в пространстве стали происходить настоящие "воздушные" баталии. С площадок первого отсека стали взлетать грузовые и разведовательные аппараты и, даже не имея оружия, просто начинали сбивать своей массой корабли Оумков.

Во многих местах космолёты поменьше группами перестреливались световыми лучами с вражескими группами. Из незакрытых проходов стали залетать поднявшиеся корабли мирных граждан: из третьего, четвёртого отсеков, потянулись и из второго. Оумки стали терпеть поражение за поражением и поэтому сами стали скрываться и даже удирать, прятаться .

Образовалась целая коалиция из космолётов мирных пассажиров модуля, все коллективно стали гоняться и уничтожать противников. Огромная группировка кораблей Оумков была окружена в третьем отсеке и сожжена, еще одну группу заблокировали у громоздкой двери, ведшей в космос. Разбойники попросили прощения, полсе чего для них образовали воздушный коридор до небольшого прохода, через который выдворили их в космос. Наконец весь модуль был очищен от захватчиков, вернее пространственная его часть. Но бои продолжались в помещениях автоматического управления. И поэтому многие малые корабли и среднего размера устремились в первый отсек.

* * * *

Свыше десятка Оумков резали многогранный светящийся камень лучами на множество кусков. Его уже положили горизонтально и уже большую часть разобрали по кускам, куски укладывали в небольшие мешки. Высотный в золотистом панцире наблюдал за работой своих подчинённых, он сложил за спиной крылья, потом развёл их немного в стороны и сказал:

- Пошевеливайтесь, а то и правда нас полностью окружат.

Из низенькой прорезанной в помещение дыры выметнулся Хаент. От плеча и до середины груди проходил выжженный след. Все его руки были покрыты мелкими ожоговыми полосами.

-Высотный, шесть бойцов держат вход, ещё чуть -чуть и нам не уйти.

- Закнчивай работу, грузи то, что есть и уходим.

Подчинённые бросили резать камень, втянули дула своих орудий, расположенных на брюхе, кто-то спрятал в кобуру на поясе лучевые пистолеты, все схватили по мешку, кто-то два, водрузили их на спины. Высотный, а за ним и Хаент вышли вперёд, но не совсем, в самый перёд выдвинулись двое разбойников, так, чтобы защитить главных. Готовая шеренга подошла к стене, двое первых испустили из оружий на брюхе смертоносные лучи, стену растворило, за ней были помещения полные стеллажей с электросхемами и процессорами. Но и это пошло растворяться, образовывался проход. Таким образом отряд выходил в переднюю двигательную часть модуля.

- Там сзади, заплавьте проход!- приказал главарь.

Замыкающие чуть отстали, соединились, взявшись за руки, испустили смертоносные лучи, которые стали плавить проход. Окружающая материя раскраснелась и затянулась, словно бы по ней прошла сврочная дуга. Покончив с работой замыкающие пошли догонять свой отряд.

Высотный с Хаентом вылезли в коридор, где судя по всему никто не бывал и не должен был быть. Это уже коллектор подходящий к двигателю. И ещё очень повезло, что они вышли в период, когда двигатель не выбрасывает сюда смертоносный газ Амартон, который как продукт разложения космоса Синг направлялся в нижние камеры для преобразования.

- Заделайте проход, а то если газ попадёт туда откуда мы пришли... Не буду вас учить,- приказал златопанцирный главарь.

Четверо из отряда повернулись животами к стене и заделали проход. Они пошли вниз по коллектору в противоположную сторону от приемного двигателя, когда спуск сделался крутым, отряд полетел невысоко в пространстве. У всех вытянулись в стороны крылья. Ультразвук, исходивший от каждой точки их поверхности при соприкосновении с полом давал отталкивающую силу. Коридор впереди начинал ветвитвиться и заканчивался обширными клапановидными сооружениями, после них был тупик. Оумки взрезали один из клапанов и через полтораметровое отверстие стали спускаться вниз в камеру преобразования. Замыкающие заварили клапан впрыска газа.

Внизу камера преобразования представляла из себя обширнейшее помещение с коричневатыми стенами, за ними проходили витки линий, создававших круговою катушку для магнитного поля, что способствовало преобразованию газа в плазму. Чуть дальше к крайней стене, где наблюдались два закрытых шлюза, происходил гул. Там, в соседнем отделении вращался плазматический шар - минизвезда, она и тянула корабль-модуль. Таких камер было четыре и все с вращающимися минизвёздами, только располагались они в разных частях модуля.

Запаяйте эти шлюзы, чтобы не подпитывать тягловую установку,- приказал Высотный.

Три Оумка кинулись исполнять его поручение.

- Теперь сюда трудно будет кому-то добраться, мы под защитой, - говорил предводитель,- теперь режьте вот эту боковую стену, все десять Оумков побросали мешки с белыми кусками драгоценного камня и кинулись прорезать указанный проход. Работать приходилось долго, так как прочность стены была значительной. Наконец, после немного длительной работы желаемое было достигнуто, оплавлены напоследок витки проводки, что слоями опутывали камеру с внешней стороны. Дальше шло помещение, заполненное с пола и аж до потолка различными проводами разного цвета, что отпочковывались от центров и уходили через стены, пол, потолок в другие отсеки.

Вожак взглянул с претензией на Хаента, подчинённый - управляющий достал из коробочки на своём поясе небольшое устройство с магистралями и подключился к красноватому кабелю. Приборчик затрещал, запищал, небольшой экран отразил схемы.

- Мы не сможем управлять модулем отсюда, Высотный. Центр управления взят, процессор не доступен, проходы переведены на другие автоматические системы, контролируемые с кораблей. Лучше уходить. Я вызову наших.

Отряд вернулся в камеру ионизации газа, и, сжигая проводку, стараясь попортить всю, шёл к одной из стен зелёного цвета, по крайней мере так её воспринимало зрение Оумков в полнейшей темноте. Все принялись пробивать в ней отверстие. Даже высотный напрягся, потому что это была наружная стена, которая вела в космос и защищала внутренности корабля от Вселенной.

* * * *

Коридор поворачивал, дальше за углом прятались воюющие с захватчиками. Освободители прятались за наспех воздвигнутыми завалами. Пройти дальше не имелось возможности. Там впереди перед входом в главное помещение, где, как показывала схема модуля, находился многогранный кристалл, на нём была запитана основная программа работы и контроля двигателей. Оумки тщательно держали оборону. В одну сторону шло очень сильное радиоактивное облучение. В другую сторону горел сиреневый световой луч, он также облучал радиактивностью. Стены уже оплавились, на них образовались вмятины, но были ещё устойчивы. Гибель грозила любому существу, если оно сунется под воздействие такого смертоносного оружия. Постоянно выпускаемые плазменные шарики пробивали лучевой барьер, долетали до входа, где засели оборонявшиеся, происходили взрывы, только очень незначительные: свет отбирал энергию огненных бомб.

Тай-Грен засел за углом, дал команду правой руке, где находилась Оплейма. В органе заработало что-то напоминающее три д принтер. Эта работа внутри руки стала сосать последние силы организма, но ничего, нужна победа. Наконец, после недолгих шкварчаний и побулькиваний внутри правой руки началось изменение передней части Оплеймы. Ряд трубок и стволов для светового пуска заползли вовнутрь, а вперёд выдвинулись головки небольших снарядов.

Капитан вылез из своего укрытия, выглянул за угол, предварительно защитив своё тело скафандром, в коридор были выпущены два снаряда, самонаводящиеся на живую плоть. Они были начинены ядерным зарядом, хоть немного обеднённым, но в достаточном количестве, чтобы провести разрушения.

Рвануло с такой силой, что показалось, будто стены, как карты из карточного домика, вращаясь, разлетелись в разные стороны, во многих местах рухнул потолок, образовались обширнейшие дыры, ведшие на верхние уровни. Ближе к эпицентру взрыва рухнул пол не только на этом, но и на трёх уровнях ниже. Зато прекратилось светорадиоактивное воздействие, противника не существовало, толпы боровшихся за свободу устремились в атаку. Многие смогли взлететь, из разбросанных металлических обломков смогли мгновенно сварить мостики, но пока кто-то занимался ремонтом, умеющие летать оказались уже внутри помещения, там где лежал поблескивая ярко-белым многогранный кристалл, наполовину отрезанный.

- Корабль лишен управления, мы дрейфуем, - выразил свои соображения один серотелый, худощавый и высокий с заострённой шлемовидной головой.

- Не велика беда, можно подсоединить систему управления одного из наших кораблей, - ответила ему тотчас же Комрелия. Она в первых же рядах оказалась в главном помещении. Скалтер стоял чуть позади неё.

Чёрные каплевидные Оротели, они передвигались расширенной частью, переваливаясь с одной стороны на другую, вдвоём приблизились к явно не так давно заделанной дыре в стене. Они телепатически отправили всем образы Оумков, затем образ дыры и образ облучающего заваривания.

- Ушли в сторону двигателей, - произнёс Тай-Грен, который только что появился из узкого прохода, но уже успел уловить образы Оротелей.

Комрелия и Скалтер приблизились к своему капитану.

-Модуль возьмут под управление системы нашего корабля. Мы последние, кто останется на модуле, он после всеобщей транспортировочной функции поступает в полное наше распоряжение.

Комрелия, отправляйся и приведи из четвёртого отсека аппарат наш и пристыкуй к управлению.

- А мы поможем вам подсоединить все коммуникации, также обеспечим охрану,- выразил желание Воятминец прозрачноватотелое существо с шестью руками по обеим сторонам своего тела, с большой головой с маленькими глазами и тремя хоботовидными отростками вместо носа и рта. Он передвигался пресмыкаясь, после себя оставляя слизь, так как тело его не имело ног и напоминало толстую чуточку обрубленную гусеницу.

- Займитесь, а я пока доделаю то, что нужно доделать,- произнёс Тай-Грен и поспешил удалиться.

Комрелия взглянула на него вопросительно, но тут же вспомнила о вверенных ей обязанностях и поспешила их исполнять. Скалтер отправился за ней.

* * * *

Снаружи системы автономного управления копошился народ. Толпы заходили и выходили из шлюзов. В основном отходили и направлялись на свои корабли. Экипажы разрушенных в ходе боевых столкновений аппаратов охотно принимали на борт уцелевших, направляющихся примерно в схожие части космоса, туда, куда требовалось добраться пострадавшим. Многие приступали к починке своих космомашин. В пространстве сверху то и дело проносились различной величины объекты.

Один дисколёт шёл довольно низко, чуть не задевая за вершины машин на стоянке. Тай-Грен послал ему визуальное прошение принять его на борт. Диск снизился между двумя громоздкими кораблями, открыл снизу, прямо в центре днища проход и силой тяги поднял нашего героя вовнутрь.

Когда проход закрылся Тай-Грен обнаружил себя в круглом помещении, из него в три разные стороны отходили вверх проходы с арочным верхом. Наш герой воспользовался одним из них, оказался на верхнем и единственном уровне. Здесь также было круглое помещение, но пообширнее нижнего, всё застеленное бежеватой тканью, на материале горели чуть ли не везде огоньки разных цветов, как инхрустированные камни. Ровная дорожка опоясывала по кругу центральный зал, посередине помещения в креслах лежали перед обширнейшим экраном два Ноньюнца. Их тела были белыми с выперающими чёрного цветы линиями, а линии, если всмотреться издалека, напорминали панцирь, состоящий из неровных прямоугольников. Каждый имел по две ноги и две руки, также покрытых панцирными вырастами. Их головы были большие, полукруглые сзади и чуть закруглённо вытянутые вниз впереди, где переходили в два плоских клыкообразных отростка, что тянулись чуть ли не до низа живота. По выпуклости передняя часть головы делилась на два выпирающих горба тёмного цвета, которые служили зрительными органами.

- Нужно слетать в космос, мы кое-что до конца не доделали, я всё равно остаюсь на модуле с экипажем, вы попутчики, поэтому как будущий приемник в управлении этим космическим паромом приказываю вам следовать к выходному шлюзу и допустить меня до управления.

Нет вопросов, - пришёл телепатический ответ.

Тай-Грен улегся в третье кресло, оно вытянулось по его размеру и приняло формы его тела. Он получил визуальное изображение внешней среды, систем двигателя, данные о состоянии оружия... Да, данные отсутствовали, дисколёт не имел оружия на борту и никаких систем для обороны. Но это хоть и был минус, но несущественный.

Космомашина подходила на высоте к дверям, прошла мимо конусовидного сторожа и еще двоих плоских теугольных челноков.

Отворяйте шлюз,- обратился Тай-Грен,- а вас челноки прошу следовать за мной, я Тай-Грен капитан, получите и проверьте мои данные.

Прошло несколько минут заштопоренного висения, очень драгоценных минут промедления, но ничего не поделаешь, проверка - есть проверка. Наконец заслонка выходного отверстия поползла в сторону. Дисколёт влетел в круглый "предбанник", за ним устремились челноки. Задвижка затворилась. С большим трудом, с остановками стала отворяться задвижка в космос.

В глаза Тай-Грена ударил розоватый свет пересекающихся линий, что оказались расположенными не снизу, а где-то впереди. Сингхтин похоже сразу заполнил помещение, чтобы двигаться пришлось увеличить тягу кораблей чуть ли не до предела. Как жалко, что не попался корабль Оумков, они более приспособлены к этой Вселенной.

Диск, сильно вращая внешний корпус, как пропеллер, пошёл прорезать себе путь в пространстве. Челноки, заглатывая сингхтин передней частью, сжигая его внутри и выбрасывая его через задние сопла, тем самым создавая реактивную тягу, пошли следом за диском.

Тай-Грен взял правее, поплыл параллельно корпуса модуля . Он знал точно, что Оумки вылезут где-то выше первой тягловой камеры либо засядут там, попытаются руководить системами. Но у них ничего не получится.

Диск проходил поворот корпуса, чуть снизился, затем ещё опустился, направился чуть ли не к днищу, туда, где горела синим ярким светом тягловая звезда. Но при подлёте на более близкое расстояние он заметил в корпусе дыру и в далеке от модуля десять кораблей состоящих из цилиндров снизу и дискообразного верха. Объекты удалялись, становились маленькими точками на фоне красноватой волнистой с двух сторон линии.

Наш герой устремился следом за уходящими объектами. Но скорость была мала, аппарат не годился для путешествий по такому космосу, челноки обогнали и готовы уже были идти на противника, когда наш герой обратился к ним:

- Я вас прошу пристыковаться, один снизу, другой к верхнему шлюзу.

Челноки развернулись и пристыковались так, как требовалось. Благодаря реактивной тяге диск понесло с довольно хорошей скоростью чему способствовало ещё вращение внешнего корпуса . Оумки не даром использовали аппараты с диском сверху и вытянутыми цилиндрами снизу, чтобы иметь возможность летать в разных условиях. Скорость обеспечили, теперь оставалось позаботиться об оружии.

Тай-Грен покинул кресло, встал посередине зала, вверху открылся люк, на стоящего спустился чёрный колпак, притяжение исчезло и наш герой, пользуясь невесомостью, влетел через верх в челнок. Здесь было всего навсего одно помещение, одно кресло, в котором сидел Якавар - существо со скелетовидным телом робота, и головой живого существа с заострённой вперёд клювовидной передней частью и выпирающими сзади из черепа мозгами, защищёнными стеклянной полусферой.

В челноке обрелась гравитация из-за подстыковки к диску. Наш герой проследовал к управляющему:

- Какое оружие на борту имеешь?

В ответ спросивший получил образ лучевой пушки, что размещалась на вершине челнока. Досадно было получить такой ответ, в плотной среде использовать луч будет малоэффективно, сожрётся много энергии, а результат... Но ничего не оставалось, как воспользоваться.

Дисколёт с двумя прикреплёнными челноками сверху и снизу настигал отряд кораблей Оумков. Внизу во всю ширь горела слабо-розовым поверхность линии, только в этом месте твердыня не казалась волнистой полосой, а выглядела бескрайней плоскостью,всёзанимающей лампой накаливания.

Из пушки выметнулся красный тонкий луч и пошёл резать по кораблям врагов, что плыли немного арьергардом. Из под днища дисколёта ударил второй луч, но уже по передним кораблям. Отряд Оумков стал разлетаться в разные стороны, каждый их челнок поодиночке стал разворачиваться, набирать отдельную высоту.

Аппарат Высотного зашёл сзади дисколёта Тай-Грена и, не дожидаясь пока на него развернётся пушка, ударил по верхнему челноку широким световым столбом. Верхний челнок разорвало. Из подбрюшья диска выметнулся челнок второй и юркнул под корабль Высотного, сразу же ударил лучом. К Высотному стали стягиваться другие корабли, но челнок проскользнул мимо двоих, подплыл под третий, пристыковался к нижнему отверстию. Вход открылся, вверх всплывал Порокоф. Его тело не нуждалось в скафандре, оно само из него состояло, небольшая, словно стеклянная, маска защищала низ лица. В его руке находился пистолетовидный прибор, питающийся с помощью провода,провод исходил из красного рюкзака за спиной энергетика.

Прислонив оружие к одной из дырок-входа для контакта при стыковке, Порокоф испустил в механизмы шлюза электромагнитный импульс, автоматика сгорела, проход на корабль Оумков открылся. Повинуясь закону невесомости существо заплыло вовнутрь. Сразу же у входа его поджидали пятеро Оумков, однако взобравшийся, не успев вылезти всем телом, высунул дуло своего пистолета и ударил четырьмя лучами, похожими на молнии. Разряд был такой силы, что врагов сожгло, а в самом корабле на мгновение погас свет.

Порокоф вылез весь, здесь уже действовала гравитация, с красным пистолето - полуавтоматом стал перемещаться по трубообразному подъму в верхний зал управления, за ним, страхуя его, крался Янсчер. Одна из рук салатотелого Займарата была погружена в длинный пулемётовидный агрегат синеватого цвета, дуло орудия покоилось на локтевом суставе левой руки.

В зале управления было ещё двое врагов. Один, сидя в кресле, управлял, другой стоял, настороженно взирая на все входы. Его облучатель на животе совершал то и дело круговые движения.

Янсчер, выскочив из-за спины Порокофа, выметнул из своего орудия синий огненный столб и сжёг противников.

- А кресло зачем попортил?- изумился Энергетик, подходя к месту управления.

Зато возни меньше,- ответил Янсчер и уселся за управление.

Тай-Грен, корабль наш, отправил телепатический сигнал Порокоф на челнок.

Разворачивайтесь и начинайте бить остальные корабли.

Захваченный аппарат возвысился над беспорядочно шныряющими другими кораблями, те, видимо, искали челнок. Дисколёт уже разорвали световым столбом, весь экипаж,как вы поняли, вовремя перебежал и ютился в нижнем челноке, когда стали сжигать верхний челнок.

Порокоф выделил в пространство большой плазменный шар, благо, сингхтин плотное вещество при сжатии образует очень хорошие огненные сферы. Образовавшийся снаряд потянуло притяжением двух нижних кораблей, что на мгновение зависли. Рвануло, от взрыва на мгновение воспылало окружающее,пламя словно пыталось прожечь в материи дыру и образовать вакуум.

Во время взрыва аппарат Высотного метнулся ввысь, зашёл сзади аппарата, которым правил Янсчер. Четыре жирных луча коснулись нескольких энергопоглащающих и выделяющих мест корабля. Пошла здоровая выкачка жизненных сил космомашины.

В салоне начал гаснуть свет, приборы отказывались работать, стали поступать с перебоями телепатические данные, а также визуальное отображение окружающей обстановки. Последним, что Ясчер видел до полного отключения - это то, как остальные шесть враждебных аппарата выстроились полукольцом вокруг них и ждали завершения прцесса высасывания энергии, у некоторых начинали под днищами светиться слабые лучи, они в любую секунду готовы были метнуться и уничтожить объект.

Неожиданно пространство вокруг врагов стало синеветь и закручиваться, их опоясывала крутящаяся как сверху вниз, так и по колу стена ионизированного газа, она едва касалась аппарата Янсчера и не трогала космолёт Высотного. Высасывающие красные лучи погасли, крутящаяся материя обладала, видимо, очень сильным магнитным полем.

Субстанция стала расти, сужаясь к верху, как бы образовывая куполообразную структуру. Внутри неё метались и бились из стороны в сторону Оумки на своих машинах, но они растворялись, сильное магнитное поле, действующее изнутри растворяло их на атомарные частицы.Наконец внутри произошёл взрыв небывалой мощи, только энергия от него не вышла за рамки куполообразного объекта, а поглотилась им, а синева, чуть ещё покружась, вспыхнув, исчезла. Пространство стало вновь чуть слегка коричневатым на фоне горящей алым линии.

- Что это было,- спросил Хаент Высотного.

Главарь уже пяти Оумков восседал в кресле на вершине пирамиды из кресел, чуть пониже его Хаент, ещё ниже три пилота его корабля Оумок посередине непосредственно отвечал за системы полёта, кто от него справа за оружие, кто слева - за двигатели.

- Похоже, Боги космоса начали наводить порядок, нас обнаружили, надо уходить на линии, по-крупному сделать дело не получилось, хотя бы кристаллы взяли...

Его аппарат, набирая скорость, стал удаляться к розовой твердыне. Челнок выметнулся из подбрюшья обесточенного корабля и понёсся следом, все снова были в одноместном челноке, чтобы не стеснять остальных Тай-Грен соединил с собой снова Порокофа и Янсчера, став от этого больше в размерах, но освободив место для других.

- Отключи пушку от автоматики, я сам поуправляю ей,- обратился Тай-Грен к Яковару, управляющему челноком.

В крыше отворился люк, капитан взлетел и оказался в небольшой капсуле-башне, впереди через небольшое отверстие - экран был виден проносящийся космос и многотрубчатый ствол оружия. Справа от себя он обнаружил отверстие для дополнительных подключений, он сунул туда Оплейму и стал концентрировать всю свою внутреннюю энергию, которая стала немного пополняться за счёт энергии от двигателя челнока. На синем экране возник ряд прямоугольников от большого к самому малому, самый меньший, как вы поняли, совпадал с кораблём Высотного.

Ударила струя красного света, только в этот раз она была толще чем раньше. Повредить удалось нижний цилиндр. Космолёт Оумков развернуло. Красная струя фотонов ударила по верхнему диску, в место предполагаемого обзорного экрана. Но враги выпустили белый луч навстречу, широкий и всё поглощающий. От этого Тай-Грену пришлось отказаться от использования своего светового потока. Он дождался пока пилот Яковар не отклонится вниз, чтобы уйти от вражеского потока света. Ну вот, теперь как раз видно подбрюшье аппарата противников, надо подбить второй цилиндр и наобордаж!

Но то, что он задумал, не произошло. Цилиндр отстыковался от нависающего сверху диска, сделал свою обшивку схожей по цвету со вселонной, то есть сделал зеркальной, и стал уходить к розовой твердыне, которая была уже совсем близко.

- Капитан,- обратился телепатически один из Ноньюнцев,- может, мы не будем их преследовать? Пускай они уходят.

- А кристаллы, похищенные ими? Да и с главарём нужно свести счёты за испорченный Модуль, ведь он скоро переходит в моё командование.

Боги уже заинтересовались происходящим, они займутся поиском Оумков преступников, не ваше это дело. Они скорее всего растворятся среди жителей этих световых твердынь, а там обстановка абсолютно не пригодная для нас.

- Ладно, уговорили, возвращаемся на Модуль,- сказал Тай-Грен, спускаясь сверху.

Люк в потолке затворился, наш герой проплыл чуть-чуть и уселся, примагнитившись к полу. Треугольный челнок развернулся и пошёл к ставшему уже на вид практически звездой Модулю. А за задним бортом удалялась всеобширнейшая светящаяся алым твердыня со множеством выпуклостей и неровностей.

Глава8. Продолжение полёта

- Вот и всё закончилось,- говорил Тай-Грен Комрелии, когда вошёл в центр управления своего корабля,- не удалось добыть обратно кристалл и поквитаться с главарём, но это действительно уже не моё дело. Хоть меня вовремя удержали, а то я уже полез бы в вещи, находящиеся за гранью моей компетенции. Всё, зарядка, отдых и всё прочее...

Его тело выпустило Порокофа и Янсчера, затем расползлась и убралась в тело защитная поверхность организма, Янсчер также убрал в себя многоигольчатую защиту, передал огромный метатель света Скалтеру, чтобы тот отнёс его в камеру хранения. Порокоф раздвинул на две части экран и втянул его в уголки глазной щели. Все телепортировались в комнату, где стояли параллелепипедные столбы сиреневого цвета, каждый вошёл вовнутрь такого сооружения. Там начало сверкать белым, над предметами иногда вспыхивали молнии.

Первым зарядился Янсчер, он не стал идти в столовую, дожидался высших: капитана и энергетика.Вторым появился Порокоф, красный на его спине рюкзак отсвечивал то и дело пробегавшими в разные стороны сиреневыми зарядами. Тай-Грен долго заряжался, ведь он потратил больше всех сил. Наконец из кабинки вышел и он.

Троица телепортировалась в столовую, где не успели они сесть за стол, им спустили каждому большие тазы с растительной массой вперемешку с кусками искусственно выращенной плоти. Огромный контейнер с живой сущностью, питавшейся растениями и наращивавшей свою массу примыкал к автоматической кухне. Когда мясо начинало выпирать за пределы контейнера, заполнять трубкообразные полости, система обрезала его, а дальше пускало в различные блюда.

Опустошенные тазы уехали в потолок, им на смену спустились тарелки с большими кусками отварного мяса, правда без костей. Тай-Грен захватил кусок щипцами подносил ко рту и по частям откусывал. Таким же образом потчивались остальные. Они ещё раз попросили мясо, после чего с потолка спустились тарелки с желевидной массой красного цвета - фрукто-вареневый желевидный десерт. Каждый отщипывал изрядную массу и отправлял себе в ротовую полость. Затем спустились кружки с немного креплёным пивообразным напитком. Троица осушила по две кружки.

Окончательной стала водная процедура. Наши герои отправились в ту часть корабля, где находился водоём. По телепатической команде Тай-Грена над резервуаром размером с озеро зажёгся свет, и все трое прыгнули в воду, стали делать длительные заплывы в разные стороны, нырять. Вода обладала целебными свойствами - также заряжала и исцеляла.

После купания Тай-Грен направился в центр управления, Порокоф к себе в каптёрку, которая ещё не была восстановлена после взрыва Амияпаты. Янсчер отправился к себе в сады и поля, но к работе не приступил, а отключился, улёгшись под фруктовым деревом с пятиугольными листьями. Порокоф поступил также, присоединился к энерголинии в коридоре и, сидя на полу, отключил сознательное восприятие, стал видеть фантастические образы, имеющие яркое начало, но обрывающиеся, у них отсутствовал финал. Они перетекали один в один, и внутреннее Я Порокофа путешествовало среди них.

Капитан по прибытии в ЦУП схватился левой рукой за Оплейму на правой руке, она с шипением отстегнулась, подалась вперёд. С потолка на пол упал сереневый столб света, снятое орудие повисло в нём. Свободная рука обрывалась около локтя дальше вперёд торчали, как две антенны, провода, они задвинулись в руку. Таким образом Оплейма была также помещена на зарядку.

Возник тёмно -серый параллелепипедный столб и капитан скрылся в нём. Он отключил часть сознательного и управление органами, теперь его мозг слился с системой управления кораблём и Модулем.

Дисколёт, как он и приказывал, был пристыкован в первом отсеке к системе искусственного управления. Теперь мозг малого корабля взял на себя функции большого. Юловидный Модуль после произведённых коллективных работ по ремонту стал набирать скорость и уходить подальше от ярких линий, которых были биллионы миллиардов. Происходили остановки по требованию в тех местах где существовали поселения на твердынях, открывались проходы в отсеки, и группы кораблей покидали навсегда Модуль, а новые не заходили. Транскосмический паром плыл дальше очень с большой скоростью.

Наконец Вселенная Сингх закончилась, пошла Вселенная Наума полосатая жёлто-зелёная. Она состояла из абсолютно ровных жёлто-зелёных линий. По мере продвижения вперёд тебе казалось, что полосы проходят где-то снизу или впереди, но ты или любой подобный тебе объект плыли среди них. То и дело Модулю приходилось уворачиваться, чтобы не столкнуться со множеством многогранных вытянутых с остриями сверху и снизу объектов. Они имели форму с небольшую планету и на жёлтых линиях двигались всегда вверх, а на зелёных всегда вниз. На границе двух линий космическому парому пришлось остановиться, чтобы выпустить корабли. Многие аппараты вылетали в стороны этих двигающихся "планет", так что третий и четвёртый отсеки опустели. Поэтому Модуль сжался, сократив помещения до первого и второго отделений. Полёт пошёл дальше, но уже с умеренной скорстью.

Спустя много времени паром вошёл во Вселенную Ико. Она имела светло-жёлтый цвет, планет и или каких-то летающих твердынь в ней не было, в определённых местах в ней вспыхивали белые портальные проходы, которые вели в иные измерения. Тут корабль в виде юлы сделал последнюю остановку, вылетели последние пассажиры, так, что удалось ещё сдвинуть одно помещени. Паром стал напоминать теперь тонкое веретено. Объект совершил наклон одним остриём вперёд, изменил работу двигателей, механизмы стали вырабатывать антиматерию, естественно материя не вытерпела это и начала выталкивать посторонний объект из своего нутра. Переднее острие вселеннолёта не вырабатывало антиматерию, следовательно заднюю часть тянуло вперёд и таким образом происходило движение.

Теперь их было пятеро, как и в начале путешествия . Больше никто им не мешал, все покинули Модуль, дальше начинался неизученный космос, места куда ни живые существа, ни Боги не имели входа. Разведка с целью изучения - вот была миссия экипажа Тай-Грена. Их научно-исследовательский корабль уже не первый раз открывал новое. Но раньше это всё были Вселенные Ра, Ко, Нут, но открывались отдельные планеты, исследовалась их структура, состав коры, проводилось описание живности. Порой приходилось устанавливать контакты с местными аборигенами, описывать их культуру, структуру языка, делать этнологические наблюдения. А затем заполнять трюмы корабля образцами и вести на Совет для отчёта.

Ляпарад-Ая-Пайя Великий учёный Тарсиктонец курировал деятельность нескольких научно-исследовательских экипажей. Он был великаном сиреневого цвета с огромной ровно круглой головой с небольшими остренькими ушами по бокам. Его маленькие глазки впивались в собеседника, становились из чёрных изумрудными, когда ему что-то не нравилось или пытались ему возразить. Его тело было покрыто разного размера плитами, что напоминали чешую, оно было широко от головы и сужалось к хвостовой части. Он был змееподобной сущностью не имел ни рук ни ног и обитал на цилиндрической планете Вахмятон, откуда и началось путешествие. Тай-Грен возвращался перед вылетом как раз от Ляпарада -Ая-Пайи.

- Я поручаю вашему экипажу непростую миссию, - говорил Великий учёный телепатически Тай-Грену,- до этого вы исследовали только планеты да структуры Галактик, теперь вам придётся изучить пределы Вселенных. Помимо нам известных существует ещё один космос, космос как отражение всего сущего по эту сторону, там малые предметы нашего тварного мира становятся громоздкими и непонятными, там действуют совершенно иные законы. А есть ли там законы? Вас снарядят всем необходимым. Но, возможно, что вы и не вернётесь, потому что оттуда нет пути назад, хотя, вообще-то есть, это предстоит вам узнать. Так что дерзайте, удачного путешествия, я буду считывать журнал вашего корабля.

Таркситонец стал уползать из зала в круглую тёмную нору, ведущую вниз. Тай-Грен пошёл к выходу из Совета, располагавшегося в подземных катакомбах. Узкий проход то и дело пересекался с обширнейшими тоннелями для Таркситонцев, один из их вида прополз чуть не задев нашего героя, видимо торопился на совещание, которое намечалось на нижних уровнях.

И так, Модуль всё приближался к непознанному, месту начала иной Вселенной, вокруг корабля стали происходить портальные вспышки ещё ярче, образовываться крупные крабовидные световые сгустки материи. И чем дальше шло продвижение, тем больше их становилось. От портальных проходов ощущалась вибрация, исходили гравитационные волны, они сначала отталкивали космомашину, а затем начинали слабо тянуть в себя.

Наконец впереди белая казалось бы плазменная материя совсем затмила желтоватый газ. Тай-Грен показался из своего пункта контроля, из такого же объекта вышла Комрелия. Капитан подошёл к световому столбу, внутри него крутилась, заряжаясь, Оплейма. С помощью левой руки оружие было надето на правую руку, с жужжанием произошло застёгивание орудия.

- Дальше, капитан, нельзя, сказала Комрелия,- если войдём на Модуле то потеряем и его и всё, лучше нам отойти назад .

Я тоже хотел это предложить, сохранить Модуль, пускай он покоится на расстоянии от этих порталов, а дальше мы пойдём своим дисколётом.

Веретено стало отходить намного назад в необычный космос, где ещё не так действовала портационная материя, где было достаточно жёлто-газового пространства. Паром по команде завис, и так ему надлежало находиться до возвращения экипажа, допустим был дрейф на сотни тысяч километров в любую сторону, но космомашина автоматически будет возвращаться в точку миллиона километров от одной портальной материи до восмисот тысяч от другой. Хотя порталы то вспыхивают,то исчезают, появляясь в другом месте, но было предусмотрено и это, капитан и любой член экипажа мог вызвать Модуль к себе телепатически и система должна была прилететь, где бы она не находилась.

Дисколёт Тай-Грена, хотя он больше напоминал двояковыпуклую линзу, отстыковался от центра искусственного пилотирования, перелетел через первый отсек, прошёл через небольшие, но вместительные двойные ворота и оказался в сплошном желтоватом космосе. Тут ориентиром стало сплошное светящееся белое, что стояло впереди по курсу. Весь диск вырабатывал антигравитационное поле, вселенная просто выпихивала его на порталы, притягивавшие сильнее.

- Мы входим в белую материю, всем закрепиться на своих местах,- отдавал членам экипажа свои команды капитан, находясь у себя в серой кабинке.

Ясчер заблокировался в подсобном помещении, примыкающем к огородам, уселся на одной из полок, напоминающей нары и схватился за трубу, держащую верхнюю полку. Скалтер засел в кабине одного из вездеходов в отсеке для стоянки техники. Порокоф не приходил в себя, всё также сидел в коридоре, подключённый к сети питания рюкзаком. Комрелия как штурман была дальше бессильна, прокладывать маршрут не имело смысла, наступала область бесконтрольной неизученной местности. Дальше пойдёт движение вслепую.

Похоже световой портал захватил их полностью, корабль уже самостоятельно не перемещался, его тянуло, вне его воли несколько раз покружило и в конечном счёте он совершил кувырок, благо техника и всё оборудование были закрелены, а поля и сады закрыты куполами где включилось сильное магнитное поле, поэтому земля вместе с корнями растений не полетела с пола на потолок.

Космолёт выровнялся, его несло всё сильнее, датчики извне донесли до капитана, что окружающая действительность за бортом сдавливает космическое судно, для этого по приказу капитана всем членам экипажа надлежало явиться в центр управления. Все явились незамедлительно, для них в вечно белом зале возникли такие же как у капитана и Комрелии световые кабинки. После этого были тщательно заблокированы все проходы между отсеками. Командующий космолётом поступал правильно: был риск развала машины.

И вот поступил сигнал, что сверху пробило внешнюю обшивку и продавило на два уровня, снизу появилась провалина в трюме. Корабль пошло трясти, снова завертело, потом его начало крутить, как шайбу, лёгшую ребром, затем бросать сверху вниз, переворачивая. Белая материя прошла, за ней потянулась сплошная тёмно-синяя, но и тут силы ожесточённого воздействия не покидали

- Тай-Грен, сделай хоть что-то, - взмолилась Комрелия.

- Ничего не получается,- приходил ответ,- здесь действуют другие законы, наш корабль не реагирует...

Неожиданно космомашина заработала, через синеву появилась возможность плыть, но вскоре произошло отключение всех систем. И такая процедура продолжалась очень долго. Какие-то вновь появившиеся силы стали крутить дисколёт по-разному, как им заблагорассудится. Дальше все ощутили, а также передали все приборы, включившиеся на время, что за бортом преобладает холод превышающий несколько тысяч градусов цельсия. Это привело к тому, что внешняя оболочка начала просто сыпаться, за кораблём стал тянуться сероватый газовый хвост, аппарат стал напоминать чем-то комету.

Экипаж лишился своих укрытий, центр управления перестал светиться белым, теперь это было серое унылое прямоугольное помещение. Пропала корабельная гравитация - все пятеро плавали в пространстве.

- Похоже, мы входим куда-то в такое, где мы бессильны, всё противоречит законам, существовавшим в наших Вселенных, - высказался капитан.

- А вам хочется, чтобы всё было гладко, простите за дерзость,- высказался Скалтер.

- Врезаемся в непознанное...- вылетело напоследок от Комрелии

Появилась гравитация, только вместо пола, их притянуло к одной из стен, потом к другой стене - противоположной, притяжение случилось на потолке, и группу прибило туда, затем был пол. Потом опять невесомость, притяжение - стена один, два, потом экран, опять пол.

- Кажись, в живых остался только внутренний слой корабля, да и наш центр управления.

Все ощущали холод, температура внутри аппарата была уже примерно около сорока, сорока пяти градусов, все защитились скафандрами. Но довольно очень скоро холод начал отступать, и ему на смену стало происходить повышение температуры. Весь аппарат очень быстро раскалился до красна, даже стены в ЦУ стали светиться желтоватым. Было такое впечатление, будто наши герои плавали в хорошо разогретой печи.

- Сгорим же ведь,- вопила Комрелия.

А что делать прикажешь? Мы бессильны.

Со стороны космолёт напоминал уже плазменный, горящий красно-желтоватым астероид, который проносился через бесконечную синюю атмосферу.

Наконец наступила опять низкотемпературная полоса и всё начало остывать. Обзорный экран оплавился, отекло всё, даже стены стали с пузырями, а кое-где даже треснули.

Синева неожиданно прекратилась, впереди была тёмно-серая гористая поверхность и ущелье. Со второй стороны ущелья скалистая стена отсутствовала, там всё занимала синеватая и даже переходящая в темноту пустота. Такая же скалистая площадка была аж через много десятков километров. И если посмотреть вокруг, то таких идентичных мест было здесь много аж до бесконечности.

Корабль какая-то сила плавно посадила на первую поповшуюся местность, пригнулись скалы в стороны разлетелась пыль. Космомашина успела после себя оставить небольшой след и остановилась в небольшой воронке, образовавшейся от массы аппарата.

Пилоты попадали на пол, в этом месте, видимо, действовала гравитация. Тай-Грен поднялся, подошёл к экрану, запросил изображение, система не отвечала, корабль оказался полностью обесточен и обездвижим, он последнее время был просто игрушкой в руках чьих-то сил.

- Нужно попытаться выйти отсюда, а также попробовать включить хоть какие-то источники питания, - выразил своё мнение Тай-Грен.

Он попытался телепатически открыть проход в другие отсеки, но оплавленная дверь отказывалась подчиняться. Порокоф ничено не ответил, взял, снял с рюкзака пистолет, к которому крепился многожильный провод и тонкий шланг. Образовался тонкий лазерный луч зеленоватого цвета, который произвёл обрезку металла. Скалтер, со всей силы, упёршись, толкнул перегородку, но она не шла в паз в стене, стену тоже покорёжило.

- Срезай её полностью,- приказал капитан.

Массивная перегородка рухнула в коридор, соединяющий отсеки. Пять космонавтов прошлись по ней и двинулись в другие помещения совместно вскрывать проходы. На уровнях ближе к центральному двигателю всё оказалось в порядке, там механически всё спокойно открывалось. Огромный резервуар с водой был осушен более чем на половину. Другой с технической жидкостью Лурингеном выгорел весь. Общей бедой стало то, что при входе в сады и поля члены экипажа обнаружили, что все их посевы и плодородные деревья сгорели, даже под куполами - нет ничего удивительного, в данной ситуации колпаки сработали как теплицы, вернее как печи, температура в них была невероятно высокая.

- Так что вот так, капитан, остались мы без натуральной еды, - сказал, уменьшая свои глазки, Янсчер.

- Пойдём в отсек для техники, - выразил свою волю Тай-Грен.

Им пришлось долго вываривать туда проход, потому что этот отсек был более всех защищённым равно как Центр Управления. Когда дверь рухнула, всем пришлось отшатнуться и более усилить защиту скафандров. Вместо техники лежали горы оплавленного металла. Потолок был пробит на несколько ярусов вверх. Там на высоте синело тёмным бескрайнее пространство, от которого отдавало холодом.

И техники у нас нет тоже,- послал радиосигнал Скалтер.

Экипаж спустился на несколько уровней ниже, здесь уже всё было нормально, даже по телепатическому сигналу открывались и закрывались перегородки между проходами. Удалось посетить четыре помещения, где располагались огромнейшие аккумуляторы, они были в порядке, энергия шла и на генерирующий антигравитационное поле двигатель. Снизу под двигателем были проверены баки с газом для образования плазменного шара и оболочки вокруг космолёта. Вё оказалось не тронутым.

- Придётся сбросить повреждённые отсеки, а какие-то заделать, экран можно будет заменить любым экраном поменьше. Все коридорные камеры слежения и световые датчики вынести наружу, это и будут наши глаза, хоть и хуже зрящие, но всё же, - излагал свои мысли командир.

Тогда мы с Янсчером пойдём наружу отрезать отсеки?- спросил Скалтер.

- Никаких одиночных вылазок, все вместе отправимся на данные работы, только проверим землю, на которую приземлились, благо что лаборатория уцелела и сосуды для проб и увеличивающая машина и реактивы,- разнёсся снова властный голос капитана.

Они вышли через пробоину из трюма сбоку корабля. Только это можно было сказать, что вышли, не успел каждый совершить хоть один шаг, как его стало поднимать и относить на изрядные расстояния. Так все рассеялись далеко от космолёта и от друг друга.

- Ну что вы так неорганизовано?- предъявил претензию капитан.

- Как будто мы сами виновыты, что с нами такое случилось,- ответила ему где-то издалека Комрелия.

- Я остаюсь на месте, а вы давайте идите в мою сторону.

Но члены экипажа пронеслись опять навстречу друг другу и снова разминулись, и оказались на значительных расстояниях.

- Тогда стойте на своих местах, я пойду, ну, например, к Комрелии.

Тай-Грена понесло, и он исчез в ущелье. Все члены экипажа тут же кинулись за ним, но их отнесло опять в разные стороны, удалось полететь вслед за капитаном одному только Скалтеру. Скалистая стена промелькнула быстро и Займарат не успел опомниться, как воткнулся в серый пылеобразный грунт. Когда он поднялся, то увидел стоящего рядом капитана, глазеющего в высоту сквозь экран своего выпуклого шлема.

Высоко вверх тянулась сероватая с вливаниями чёрных островков стена, она очень была приближена к гладкой. По серым местам её поверхности проходили равномерные бежеватые коротенькие линии.

- Вот, сюда попали, а как выбираться будем, не знаешь?

Скалтер поднялся, прошел чуть увязая ногами в пыли к краю отстающему от стены в конце площадки. Там твердыня обрывалась и до следующего такого же скалистого острова проходила многокилометровая тёмно-синяя пустота. Скалистые острова пролегали и снизу и справа и слева, их как космос разделяла синева.

- Зато мы увидели, куда поведём корабль, здесь как в любой Вселенной, только земли другие,- высказал своё мнение Скалтер.

Он взглянул вправо и влево и заметил, что место, где они находились проходит полукольцом у подножия величественной стены, откуда им посчастливилось свалиться. Вся твердыня была покрыта сероватым песком, кое-где из него торчали скалы небольшой величины.

Рядом пронеслось жёлтое, разнеслась в разные стороны пыль, после чего перед всеми явилась Комрелия.

- Больше не падайте сюда, подумайте, как нас вытащить, - послал сигнал Тай-Грен наверх.

Промелькнуло сначала тёмно-зелёным, потом салатовым, внизу оказались Порокоф и Янсчер.

- Но мы не хотели, это какая-то сила нас сюда сбросила,- пришло от Порокофа.

Тай-Грен включил Оплейму на правой руке, в ней началось шипение, передвижиние чего-то, наконец выехал вперёд толстый ствол. Капитан поднял руку с оружием и выстрелил высоко вверх острым снарядом, за ним выметнулась верёвка средней ширины. Пущенный объект впился в стену ближе к вершине. Верёвка образовалась из органов выпустившего её, от этого командир корабля сделался немного меньше в росте и чуть худее.

Комрелия, увидя это, также повторила операцию, проведённую Тай-Греном. Займаратам и Порокофу оставалось только вцепиться в спины главарей . Янсчер был с рюкзаком, он собирал в колбочки грунт, затем наломал своей рукой образцы скальных пород. Всё было собрано в рюкзак, который уменьшился в размерах, когда его надели на спину.

К Тай-Грену прицепился первым Порокоф, затем Скалтер, Янсчер прилип к Комрелии, образовав с ней единое целое. Оплеймы стали затягивать верёвки, таким образом наши герои начали подниматься.

- Не оборвётся?- вопрошала Комрелия

- Наша плоть не рвётся, потому что мы сверхпрочные, - ответил капитан.

Они быстро добрались до вершины, их снаряды воткнулись в пятидесяти сантиметрах от поверхности, где оставался их корабль. Тай- Грен, вытянув левую руку, схватился за край, подтянулся, внизу Оплеймы выдвинулся острый крюк, он тоже вошёл в скалу. Таким образом капитан смог закрепиться на краю над обрывом. Комрелия повторила тоже, но ей все эти подтягивания давались с трудом.

Теперь последний рывок,- сказал командир.

Он сильно потянул уходящую вниз и закреплённую в снаряд верёвку, та вырвалась из скалы вместе со снарядом и затянулась обратно в дуло. Оплейма опять загудела, видимо выравнивались деформации в большом патроне. По завершении этого Тай-Грен снова выстрелил только уже в сторону обшивки корабля. Но в этот раз снаряд полетел сияя голубым светом. Он с искрами влепился в обшивку недалеко от входа в трюм. Комрелия повторила те же действия. Верёвки стало затягивать в Оплеймы, но тут сработала какая-то сила, Тай-Грена и Комрелию подняло и отбросило в разные стороны.

- Не прекращай двигаться к кораблю, чтобы с тобой не творилось,- поступила команда от главного.

Их начало трясти в разные стороны, метать сверху вниз, справа налево, от одного из ударов отскочил в сторону Скалтер, он отлетел далеко и задержался чуть ли не над обрывом.

- Стой неподвижно, мы тебя не бросим,- послал ему капитан.

Сила встряски увеличилась, она долбила Тайгрена и Комрелию о грунт, будто пыталась их убить и превратить их тела в отбивную. Наконец капитана подняло и отнесло к борту корабля, он стал зависать вниз головой неподвижно, у желтотелой штурманши вдруг отказала Оплейма затягивать верёвку, их с Янсчером проволокло по грунту и ударило об обшивку космолёта, затем, как у маятника, потащило в обратную сторону и снова ударило, только с другой стороны. Так эта процедура повторялась более десяти раз. От одного из ударов слетел с Комрелии Янсчер, его подняло высоко и с силой ударило о грунт так, что он по пояс погрузился в каменистую породу.

Комрелия вдруг поднялась в пространство и зависла под острым углом от земли, какая-то сила пыталась её оторвать от корабля или от верёвки. Наконец сила перестала играть с ними, все пятеро за одну секунду были заброшены в пробоину ведущую в трюм.

- Кто-то здесь хозяйничает очень серьёзный, всесильный,- сказал Тай-Грен,- что-то дальше не хочется продолжать экспедицию.

- Все колбы с образцами разбились,- возмущался Ясчер,- вылазку, как я понял, провели напрасно.

Комрелия поднималась на верхние уровни, еле держась на ногах, её скафандр, а вместе с тем и тело было повреждено, имелись переломы. Тай-Грен был побит и изранен ещё больше, только старался это не замечать - их организмы имели возможность самим себя восстанавливать.

Все поднялись в центр управления, затем снова вышли и отправились чинить аппарат.Они проварились к верхним ярусам над стоянкой техники, чтобы заделать внешнюю дыру.

-Будем заваривать снизу, чтобы не выходить на поверхность, а то снесёт или опять начнёт нас метать, - распорядился капитан.

Он, Комрелия и Порокоф приступили к резке лазерными лучами фрагментов стен, Скалтер и Ясчер уносили добытый материал. Они сумели создать сильное магнитное поле на самом верху вокруг дыры, так что приходилось достаточно занести фрагменты в помещение для техники, как сила притяжения утаскивала прямоугольные металлические предметы на высоту, там они из-за своих размеров застревали, прилипляясь к дыре, и тем самым заделывали пробоину. Но только всё это держалось пока действовало магнитное поле, требовалось срочно все налипшие в несколько слоев куски заварить, поэтому Комрелия отрезала зелёным лучом несколько пролётов лестниц между двумя очень разрушенными уровнями. Скалтер и Янсчер притащили отрезанное на последний этаж. Комрелия приварила лестницы так, чтобы они под углом подходили к заделанной пробоине. Поверх лестниц под самым потолком были приварены куски металла, таким образом получилась своего рода удобная площадка для проведения сварочных работ.

Тай -Грен и Порокоф, поднявшись по другой лестнице, сразу же приступили к работам. Из Оплеймы Тай-Грена и из пистолета энергетика выметнулись яркие желтоватые, всё опаляющие, двухметровые в ширину столбы света. Листы примагниченного металла пошли плавиться и потихоньку прилипать друг к другу. Капитан плавил центр, Порокоф водил свой огненный столб по кругу.Таким образом пробоина была скоро заделана, а поле притяжения отключено.

- Теперь пойдём дальше, заварим проходы во все пробитые и сгоревшие отсеки.

Пятёрка направилась в другую часть корабля средними отсеками и проходами между ними, делая при этом очень большой крюк, а ничего не поделаешь, если другие уровни уничтожены.

- Похоже отстыковать большую часть не получится, - сказал Скалтер, глядя через проём сильно согнутой перегородки.

За ней все места, где были коридоры и отсеки трёх верхних уровней, занимала оплавленная масса, а над ней, словно давила, иссиня тёмная сила Вселенной.

- Мы туда не пойдём, вот ненужное помещение, сказал капитан, - указывая на каюту справа,- режьте стены, а этот проход давайте заделаем.

Таким образом корабль сократился и превратился из двояковыпуклого дисколёта в объект с высоким передом - кабиной и тонким сужающимся полукруглым кузовом.

- Все вместе, разом, пошли!- командовал Тай-Грен.

Они все пятером тащили крупный лист металла через тёмный и обширный трюм.

- Поднимай!

Все разом наложили металл на пробоину, через неё совсем недавно выходили осматривать окрестности. Тьму тут же осветили лазеры, пошло заваривание. Скалтер и Янсчер ещё притащили по обширному куску обшивки, материал также пошёл на тщательное заделывание дыры.

- А вот с установкой наружных камер, не будем же мы выходить из корабля?- задал вопрос Янсчер

- Я предлагаю их разместить на выходных наружу дверях и воротах. Всё равно они оплавлены и недвижимы, но на них имеются обзорные окна, а где их нет, мы вмонтируем плотно обзорную аппаратуру,- проявил находчивость Порокоф.

- Ну тогда со Скалтером отправляйтесь выполнять демонтаж камер с уровней и их установку на новом месте,- дал поручение капитан.- А мы с Комрелией и Ясчером займёмся демонтажем экрана в центре управления.

Таким образом были установлены камеры внешнего наблюдения, вместо старого оплавленного экрана были вмонтированы четыре монитора. Главный компьютер полетел наполовину, поэтому пришлось перевести корабль на механический режим. В зале управления появились два кресла, под экраном на панели возникли рычаги и кнопки. Порокоф протягивал новую проводку, она, конечно, не была новой, состояла из срощенных кусков старой. Но таким образом удалось оживить корабль подпитать отсеки, какие пострадали в меньшей степени.

Тай-Грен запустил антигравитационное вращение внешнего корпуса, машина не отрывалась, загорелось плазменное ядро в центре корабля, защитная световая оболочка окружила весь аппарат. Корабль начал подниматься, достаточно оторвался от каменистой поверхности и юркнул в пропасть.

- Мы что, обратно не будем возвращаться?- спросила Комрелия

- Обратного пути нет, или ты хочешь, чтобы нас опять заморозили, а потом опять поджарили?

Космомашина петляла между островков серых скалистых скоплений. Поначалу они находились друг от друга реже, затем проход между ними начинал сужаться, вскоре кораблю пришлось блуждать около неприступных скалистых образований.

- Как будто система этого мира препятствует нам, не даёт нам проникнуть в него, - сделала вывод Комрелия.

Наша задача проникнуть, значит будем проникать, пусть даже не вернёмся, а погибнем.

Корабль поплыл вправо от всёзанявшей вплоть до бесконечности серой массы, позади аппарата образовалась такая же бесконечная структура. Маленький космолётик оказался словно маленькая точка между двух громоздких поверхностей. Наконец на плоскости слева замаячила синеватая дыра. Тай-Грен направил аппарат в неё и через секунду пожалел о том, что он сделал.

Их стремительно стало нести по какому-то голубоватому коридору, скорость росла и превышала допустимые пределы скорости, которую могли себе позволить двигатели корабля. Наконец туннель закончился, дальше пошла бескрайняя светлая местность. Позади аппарата проходила белая стена, не имеющая ни начала, ни конца, внизу темнели горы.Только они имели какую-то необычную форму. Одна сторона их была ровной и плоской, вытянутой в даль, вершина полкруглая, а дальше под острым углом скат вниз, переходящий в плоские террассы, также вытянутые в длину. Протяженные плоскости заканчивались опять ровными стеновидными склонами, которые врастали в тёмно-желтоватый грунт. Между горами пролегли коричневато-золотистые просторы пустынь.

Несмотря на работу двигателей, какая-то сила надавила сверху на корабль, машина пошла снижаться и резко ударилась о вершину одной горы, затем сила подняла аппарат и снова ударила о другую вершину, космолёт пополз по склону, опрокинулся, совершил кувырок по одной из террас, упал на другую плоскость, и остался лежать в перевёрнутом состоянии.

Глава 9. Жизнь в невыносимых условиях

Тай-Грен очнулся среди обломков в углу центра управления, кажется он сломал ногу или бедро, было тяжело подняться. Чуть в стороне от себя он заметил Комрелию, она была без сознания. Он наполз на неё и поглотил в себя, после чего он смог подняться и, нащупывая стену, попытался пробиться к выходу. Было темно, энергия, видимо, больше не поступала.

Капитан выметнулся в коридор, прошел много пролётов, накопители энергии были разбиты, под ногами хрустели слабосветящиеся куски кристаллов. Порокоф лежал приваленный грудой трансформаторов, они напоминали неширокие, но высокие книжные шкафы, если бы не были напичканными различными схемами электролиний.

Управитель корабля раскидал оборудование, вытащил своего подчиненного.

- Скалтера вон там в комнате с электроплатами зажало,- произнёс с трудом энергетик.

Тай-Грен зажёг лазер на Оплейме и направил его вверх и через несколько минут образовалось отверстие, прямоугольный кусок металла рухнул вниз. Из отверстия торчали острые стороны плат и одна нога Займарата. Капитан отжав одну из больших электросхем потянул Скалтера. Тело работника слетело вниз.Он начал приходить в себя. Из бокового коридора показался Янсчер весь в саже с переломанной рукой, которая висела, как плеть.

- Там пожар,- сказал салатовотелый,- нужно уходить, а то взорвётся всё.

Они ринулись в проход, каждый вскакивал, а потом подтягивал остальных. Дальше лестница в виде потолка сверху, они по потолку, только не вниз а вверх .

- Вот здесь проход аварийный, придётся поодному и на четвереньках, сйчас я его прорежу, а то заклинил,- сказал капитан и пустил луч по круглому отверстию.

Оно упало, Порокоф отшвырнул его в сторону, полез первым, за ним Скалтер и Янсчер. Капитан покидал корабль последним. Наружный проход требовалось тоже выварить, но Порокоф с помощью своего магического пистолета совершил то, что требовалось.

Снаружи оказались приемлимые условия, так что не нужно было защищаться специальным скафандром или маской. Было довольно таки тепло и светло. Только свет не исходил от какого-то источника на высоте, он просто был. Справа коричневела гора о которую их ударили, слева - обрыв, прямо - ровная, но чуть с бугорками поверхность террасы.

Ноги энергетика коснулись поверхности, за ним спрыгнули остальные члены экипажа.

- Советую бежать подальше!- выкрикнул Янсчер.

Они понеслись прочь от своего аппарата, что есть мочи. Космомашина пылала сверху, вернее, это был низ, как раз там, где места для газа...

Произошёл взрыв, после чего ещё мелкие взрывы произошли в разных частях звездолёта. Внутри бушевал серьёзный пожар.

- Вернёмся и будем тушить?- спросил Тай-Грен свой экипаж, но тут же сам себе ответил:- Ещё могут случится взрывы, погибнем, а чем тушить,противопожарные средства уничтожены, запасов воды мало, а может, их и вовсе нет, да и не попасть в тот отсек. Придётся ждать пока аппарат не выгорит.

Они долго стояли в стороне, наблюдали как разрушался весь их смысл жизни и дом, к которому они были всю свою жизнь привязаны. Теперь без корабля они остаются просто голыми без ничего, и всё их существование теряет всякий смысл.

-Всё равно выгорит не всё, срединные отсеки и нижние, они из сверхпрочного материала, даже при взрыве они просто отколются, как контейнеры. Но это надо ждать, - сказал капитан.

Из его тела вылезла Комрелия, Тай-Грен сразу же упал, одна нога была переломана, в районе бедра правого также наблюдался перелом.

Я предлагаю прогуляться по этой плоскости, где-то она же заканчивается?- предложила Комрелия.

- Вырежьте в этой скале мне небольшой грот, я буду отлёживаться, пока не восстановлюсь да буду поглядывать на корабль.

Скалтер соединился с Тай-Греном, чтобы тот мог пройти сто метров от места, где они стояли, до стены. Порокоф стал вырезать укрытие для капитана: сначала он обозначил на скале арку, затем внутри неё стал водить лазерным лучом в разные стороны. Стали отлетать камни большие и маленькие, хотя так показалось сначала, потом все поняли, что стена не каменистая структура, а часть какой-то твёрдой материи. Под коричневыми камнями с виду гладкими пошла мутно-желтоватая внутренность, состоявшая из множества положенных друг на друга вытянутых в длину блоков.

- Как будто режу живой организм, - высказался Порокоф.

Наконец грот был готов, только стены стали отекать, все блоки покрылись влагой. Жидкость стала стекать и скапливаться внизу, образуя неглубокую лужицу.

- Нет, здесь я не буду восстанавливать здоровье,- сказал с возмущением Тай-Грен.

- Ну тогда пусть Скалтер остаётся в тебе, пойдём разведывать, что здесь да как,- обратилась Комрелия.

Четыре существа направились прочь от пылающего корабля. Пока они отходили аппарат успел рвануть ещё несколько раз.

- Вот начнём с того,- говорила Комрелия,- капитан, куда мы попали? Это ведь не планета.

А почему планеты должны быть обозначены какими-то границами и иметь форму? А, может, мы достигли того места, где твердыня занимает масштабы Вселенной?

- С нашей точки зрения , маленьких по размеру существ, нам любая гигантская планета может оказаться Вселенной со множеством невероятных загадочных явлений,- ответила Комрелия.

- Я понимаю, что твои взгляды и мои имеют право на существование, но заботит другое, как мы будем исследовать эту Вселенную -планету? Техника вся оплавлена... решим, можно будет и самим потрудиться.

Корабль сделался совсем маленьким, а терраса продолжалась, она имела около четырёхсот метров в ширину.

- Будто бы эту местность кто-то сотворил искусственно, вырезал эти плоскости, делал их, как ступени,- высказал своё мнение Порокоф.

- Давайте спустимся к самому низу, то есть вообще сойдём с комплекса террас, предложила Комрелия.

Тай-Грен запросил у себя в мозгах устройство что-то вроде компаса, чтобы хотя бы установить, где здесь север, а где юг, но такой прибор ничего не мог показать, из этого следовало, что отклоняться от плоскости и уходить неизвестно куда крайне опасно и может привести к долгим блужданиям среди непознанного мира.

- Конечно любопытно спуститься посмотреть, но мы можем потеряться,- предположил капитан.

- Ой, как я не заметила, у Янсчера сломана рука, соединись со мной, Займарат, для быстрого восстановления.

Светло-зелёный слился с Комрелией и они стали единой сущностью. Штурман стала больше и чуть сзади толще, окрас её тела оставался жёлтым, но со светящимся слабо оттенком зеленоватого.

Трое подошли к пропасти, Тай-Грен выстрелил из Оплеймы снарядом в грунт, вылетевшее тело потянуло за собой верёвку. Комрелия схватилась за трос, обвела его вокруг правой ноги и принялась спускаться, Порокоф последовал за ней. Снизу штурманша выстрелила производной из себя верёвкой вверх. Тай -Грен выдернул свой трос со снарядом и вернул в дуло Оплеймы, а сам стал спускаться по верёвке Комрелии. Та, когда капитан был рядом, вырвала её из скалы и вернула себе в агрегат.

- С виду казался песком, а на самом деле такой же твёрдый, как и наверху,- сказал Тай-Грен после неудавшейся попытки загрести грунт своей когтистой лапой.

Они пошли параллельно стене, затем повернули направо.

- Значит там наверху плоскость заканчивается в этом месте, только странно, когда мы шли совсем недавно по плоскости там не было видно конца, - изумлялась Комрелия.

- Но я же говорил, что нас занесёт невесть куда, хотя мы совершили всего лишь пару шагов.

Слева начинала возвышаться идентичная гора такого же цвета и с такими же террасами. Троица брела долиной среди гор навстречу какому-то тёмному пространству, что пролегало вдалеке.

Исжелто-коричневатая равнина перешла в неровную пустынную местность, твёрдая материя грунта стала рыхлой песчаной.

- Вот теперь я узнаю настоящий песок, - порадовался капитан, забрав горсть песка в ладонь.

Он почувствовал покалывание, как будто каждая песчинка была живым существом и пыталась пролезть ему в организм.Он отряхнул ладонь.

Они последовали дальше, преодолели песчаную местность и оказались на границе света и темноты, и как бы отделял эти два мировых явления метровый прямоугольный барьер красного цвета, который шёл от одной горы с террасами до белой стены и утопал в ней, так как стена имела плавные границы и состояла из светящейся материи, словно через белок пропустили электрический ток. В далёкой высоте стена образовывала арку, левая часть её терялась в следующем дальше мраке.

- Ну что, пойдём дальше, или вернёмся?- спросил капитан.

- А мне даже интересно, никогда не видела таких красот,- ответила Комрелия.

Они перемахнули через барьер, но застыли в нерешительности делать что-либо дальше. Потому что за препятствием протекала красная река какого-то непонятного вещества.

- Давай, сбрось туда Янсчера, проверь, что за жидкость, - сказал саркастически Тай-Грен.

Комрелия прыгнула в речку и оказалась чуть ли не по грудь в вязком смоловидном веществе, оно стесняло движения и стало уносить. Тай-Грен подскочил вовремя, схватил штурмана, попытался вытащить, но его поволокло, и он тоже оказался в реке, Порокоф присоединился к ним из солидарности. Красная масса отнесла их от берега к середине, здесь не чувствовалось дна, вещество начало затягивать в себя. Наши герои как не барахтались, как не пытались вырваться, поддались влиянию стихии, в которую попали.

Их протянуло через тёмно-красное, практически чёрное пространство, пока они не оказались в светлой воде внутри какого-то цилиндра или трубы, потому что везде сквозь воду были видны белые, казалось бы, керамические стены. Все трое поплыли вперёд, чтобы уйти подальше от затянувшей их субстанции.

Они вынырнули в небольшом водоёме, вокруг, расширяясь от воды, поднимались гладкие белые керамические стены. В округе было светло, только не белым светом, а каким-то слабо-жёлтым.

Тай-Грен выстрелил снарядом с верёвкой вверх, Комрелия совершила то же самое. Порокоф вцепился в спину капитана. Когда они добрались до вершины стены, то оказались на небольшой керамической дорожке, что являлась вершиной стен, окружающих водоём. Сооружение имело вазовидную форму, тонкую снизу и расширяющуюся к верху, то есть торчащий из грунта усечённый конус, только направленный вверх своей широкой частью. Вокруг сооружения на несколько гектаров раскинулось пространство, состоящее из равномерно квадратных голубых плиток размером десять на десять квадратных метров, между плитами пролегли ровные, глубокопрорезанные канавки. С четырёх сторон местность защищали всё те же светящиеся белым стены, словно из белковой плазмы.

Тай-Грен выстрелил верёвкой вниз, Комрелия принялась спускаться, за ней Порокоф.

- Да тут воды по колено,- пришла информация от штурманши.

Она выстрелила своей верёвкой, капитан приступил к спуску. Наконец все они стояли на плите и, действительно, по колено в прозрачной воде. Капитан прошёл вперёд, перешагнул через полосу и оказался на другой плите. Но не успел он это сделать как в канавке разделяющей две платформы, появилась двухметровая в длину тварь с заострённой впереди головой, чёрного цвета, с четырьма лапками по бокам. Она напоминала что-то среднее между питоном и тритоном.

Существо приблизилось к Комрелии, приподняло головную часть, расширило её, превратив в огромный куполовидный мешок и попыталось накинуться. Порокоф не растерялся, мгновенно сжёг сущность зарядом в виде молнии. Он и Комрелия перепрыгнули к Тай-Грену.

Откуда не возьмись по нескольким ложбинкам в их направлении поплыли по канальцам идентичные сущности. Троица защитилась скафандрами, Порокоф сделал своё внешнее покрытие не проводящим электричество и отражающим любые влияния извне. Твари стали поочерёдно накидываться, а то и все разом. В ответ капитан пустил сиреневый столб света и пожёг зверюг. Комрелия очередями пускала жёлтый свет, от него тела сущностей начинали медленно плавиться и пылать. Змееподобные с визгом барахтались в воде, пока полностью не сдыхали. Порокоф жёг молниями - короткая вспышка, сжигает основательно.

Троица переместилась ещё на несколько плит, отбиваясь от назойливых, понемногу приближались к светящейся стене. Около сотни тварей плыли на них, все разом создали сжигающие световые столбы и электрические разряды. Существ начало жечь, сама вода скоро стала горячей.

- Ну вот и всё, кажется, отбились, - произнёс лидер, видя как немногие, оставшиеся в живых пресмыкающиеся уплывали к себе обратно.

Неожиданно послышался визг, и из вазоподобного сооружения стала выползать гигантская тварь, мордой она напоминала этих малых водоплавающих животных, а тело имело полностью змеевидное, длинное, потому что долго выползала её оставшаяся часть туловища. Хвост чёрнотелого гиганта имел треугольную форму.

Огромнейшая "серпентина" или "серпентин" плюхнулось в воду, брызги разлетелись в разные стороны. При контакте с жидкой средой, от тела монстра стали расползаться в разные стороны тёмненькие двадцатисантиметровые потомки, чем-то напоминающие головастиков.

В сооружении ещё раз раздались крики, оттуда вылезло ещё две змеевидных сущности. Они также выпускали в воду своих потомков. Первая тварь сразу раскрыла свой капюшон, который оказался, как парус, очень значительных размеров. Капюшоновидная совершила прыжок, пущенные в неё лучи и световые столбы не причиняли ей вреда. Троица успела вовремя отскочить, каждый в свою сторону. Змея плюхнулась сразу недалеко от стены. Но не успел Тай-Грен отбежать в безопасное место, как другая тварь накрыла его своим капюшоном, скафандр капитана не давал ядам, сильным кислотам и токам навредить организму, в последний момент он выдвинул на Оплейме несколько стволов в разные стороны и пустил сиреневый, жёлтый и зелёный лучи.

Со стороны было видно, как поднявшая свою головную часть "серепентина" стала вдруг обладательницей головы, из которой во все стороны стали выходить лучи, чуть-чуть неполный спектр радуги. Башку животного разорвало и Тай-Грен упал в воду вместе с кусками плоти. Туловище с оторванной головой упало рядом и начало барахтаться из стороны в сторону.

Порокоф прошёлся лазером по телу первой, решившей прыгнуть на них твари. После долгих усилий ему удалось взрезать часть туловища чуть ли не до середины. Комрелия, на скафандр которой прицепились мелкие выродки больших змей, включила световую очистку, мрази попадали, из её Оплеймы выметнулся сероватй плазмоид и попал в прорезь, проделанную Порокофом. Рвануло, змеевидную гидру разнесло на две половины. Штурман и энергетик хотели уже идти на выручку капитану, как неожиданно их захватила третья сущность, всё оказалось в темноте.

Тай- Грен, почувствовав, что с товарищами неладно, метнулся к последней уползающей твари, он пустил снаряд, начинённый сильно обеднённым ураном, в часть тела намного ниже головной части. Зверя разорвало на части, особенно на множество кусков нижнюю половину тела. Голова и часть верхнего туловища рухнули в воду. Из полтораметрового отверстия, истощающего синеватую жидкость выползли Комрелия с Порокофом.

Из воды поднялось средних размеров животное, капитан сжёг его световым столбом. Спасшиеся из пасти "серпентары" поспешили поближе к своему капитану, обходя всё ещё дёргающиеся тела.

- Нужно уходить к стене, может, там как-то пробъёмся отсюда,- предложил капитан.

- Мне кажется, что мы их не добили, - добавил на это Порокоф.

- Послушаемся главного, идём к стене,- высказалась Комрелия.

Они пошли по плитам, стараясь достигнуть угла, стыка двух стен. То справа, то слева подплывали маленькие зародыши или двухметровые питоны- тритоны, световые столбы срабатывали то в одну сторону, то в другую.

- Вот интересно, почему эти змееподобные твари всегда нападают на энергетически биологических существ вроде нас?- задала вопрос штурман и продолжила:- Или мы для них идеальная среда для размножения или пища подходящая?

- Я считаю, что это часть сценария высшего хозяина здешнего мира. Это очередное испытание для нас, - ответил быстро капитан.

Вдруг хвостовые части барахтавшихся тварей стали извиваться ещё сильнее. Треугольные хвосты ещё немного заострились, стали, видимо, головами. Три сущности снова ожили, хоть они имели разную длину своего туловища, но снова вышли на охоту. Чёрнотелые развернулись, их морды, бывшие хвостами, стали напоминать заострённые пирамиды, каждая сторона как составляющая пасти отошла в сторону. Животные, извиваясь в воде, стали подплывать к идущим героям, их окружили выпущенные ими не так давно их зародыши и более повзрослевшие особи. Самые взрослые гидры стали излучать через открытые пасти нервопарализующие волны.

- Всем защититься скафандрами более плотнее,приобрести зеркальный внешний покров,- скомандовал капитан.

Из бурого покрытия его тела с вкраплениями зелёных линий стали вырастать из точек небольшие зеркальца - круги. Они увеличивались и увеличивались, пока не стали напоминать что-то вроде чешуйчатой поверхности. У Комрелии также стали протекать процессы защиты. Порокоф изменил окрас своего тела, сделав его зеркально- серым.

Они достигли угла помещения, но там стены сходились ровно не было ни прохода, ни дыры, ни даже намёка на неё.

- А может, отсюда нет вообще никакого другого выхода,- послала телепатический сигнал штурманша.

- Пошли к следующему углу, на, тварь, получай!- Тай-Грен послал в приблизившуюся сущность красненький плазмоид прямо в пасть.

Животное разорвало, тут же тонкие световые столбы прошлись по воде, выжигая всех мелких.

- Запомни, в любой замкнутой системе есть вход и всегда есть другой выход, может, закрытый, но он есть.

Прямо на них двигался второй черведракон, но Комрелия его уничтожила, послав в него пять разрывных снарядов. Тварь разлетелась на куски, забрызгав наших героев своей синеватой кровью.

Третья огромнейшая тварь плавала со всей стаей чуть вдалеке, не решаясь произвести нападение. Около неё вода кишила чернотой, бурлила, создавалось впечатление, что обитатель здешних территорий накапливает в себя всех своих и чужих выродков, чтобы увеличиться в размерах или приобрести какие-то другие свойства.

Пока наши герои бежали вдоль стены, из вазоподобного сооружения раздались визги и оттуда стали выползать ещё змееподобные гады. Чтобы предотвратить их появление в данном пространстве, капитан создал и выпустил из Оплеймы огромнейший красный шар. Тот, следуя воле своего создателя, поплыл к месту появления серпентоидов. Произошёл мощнейший взрыв, половину сооружения разнесло. Во все стороны полетели керамические обломки вместе с кусками разорванной плоти змеенышей.

- И правы вы были, капитан, действительно в углу проход, - сказал Порокоф, когда они достигли места пересечения двух стен,- только он небольших размеров, я его расширю.

- Пускай Комрелия расширяет, у тебя в рюкзаке реактор, побереги энергию, нам ещё корабль вскрывать...

Речь капитана прервалась, с задней стороны разрушенного конусоподобного строения на них ползла громоздкая чёрная гусеница. Животное выплюнуло чёрную материю, та, как тонкий язык хамелиона, обвила ногу капитана и стала тащить на себя. Тай-Грен красным лазером освободился от хватки животного. Отрезанная часть ослабила ногу, превратилась в змеетритона небольших размеров и вернулась к своему хозяину. Капитан стал пятиться к стене выбрасывая в сторону зверя очередями световые столбы разного цвета.

Комрелия прорезала проход, сделав его полтораметровым в диаметре, они потеряли и так много своего телесного материала, уменьшились в размерах, поэтому могли вполне втиснуться. Янсчер отсоединился от тела штурмана, от капитана отрвался Скалтер. Управляющий кораблём тут же захромал, но уже мог передвигаться на своих двоих. Все принялись заходить в проход. Тай-Грен вошёл туда последним, пустив в зверя красный плазмоид.

Проход запетлял, под ногами протекал небольшой ручеек. Ход то сужался, то чуть расширялся, вернее его делала таким Комрелия, так-то он был невероятно узким. Стены и потолок состояли не из камня или кварца - это была какое-то белое светящееся вещество.

Тай-Грен уловил показания внешних сенсоров, они сообщали, что кто-то прицепился к его ноге, он обернулся: позади весь проход занимала темноватая сущность гада, которого не удалось опять уничтожить. Его чернота делилась на множество тонких отростков, что как змеи, а точнее пьявки, приобрели плоскую форму и ползли по стенам и потолку, начинали свисать, касались шлема капитана.

В ответ сработал сиреневый световой столб, послышался визг, тварь, видимо, основательно поджарило.

- Впереди тупик!- воскликнула Комрелия.

- Пробивайся вверх, авось куда-то выйдем,- прокричал капитан.

Все попятились назад, чтобы не задело от взрыва плазмоида, Тай-Грен ударился о спину Скалтера. В проходе опять завизжало существо, стало ползти в их сторону. Прогремел взрыв, после которого группу вместо пыли заволокло белёсым влажным туманом.

- Не пробилась, белая материя!- донесла штурман.

Она выпустила плазмоид ещё больших размеров, укрепив его мощь четырьмя снарядами с обеднённым ураном, группа перед этим ещё отошла в обратном направлении. Прогремели взрывы, белёсым веществом заволокло ещё больше, так что видимость стала практически нулевой.

В этот самый момент на Тай-Грене сомкнулась пасть новоявленного монстра. Змееподобный облил тело капитана какой-то смолистой массой, видимо, той, что рекой протекала у барьера темноты, это стеснило движения, понизило сопротивляемость жертвы. Нашего героя стало затягивать в брюшную полость организма. Он ничего не видел, только чувствовал как проходит всё дальше и дальше вовнутрь.

- Удалось пробиться!- воскликнула Комрелия и все разом друг за другом потянулись подниматься.

Скалтер в белой наволоке всё время считал, что капитан идёт за ним, поэтому тоже без задней мысли, полюбопытствовать следует ли кто-то за ним или нет, подпрыгнув, также выбрался на поверхность.

Они оказались в тёмном пространстве, туда, куда первоначально хотели попасть. Позади громоздилась стена только она была здесь тёмной, прямо - совсем мрак, а чуть левее светился обширнейший арочнй проход, снизу чуть вырастал прямоугольный барьер, под которым текла красная смолистая река.

Все направились к знакомым уже местам, ступая по твёрдому грунту, состоящему из ромбовидных сплетений из тонкого, похожего на пластик материала.

Пограничное место между светом и темнотой с виду казалось близким, но до него пришлось почему-то очень долго идти. Но несмотря на это препятствие, экипаж достиг цели.

- Как будем переправляться?- задала вопрос штурман, ожидая весомых предложений от капитана, но осмотревшись, заметила, что его с ними нет.

- Где Тай-Грен?- задал вопрос Порокоф

- Куда пропал? Шёл за мной...- недоумевал Скалтер.

- Следует возвращаться, - предложил невзначай Янсчер.

- Нет, не будем, попадём ещё куда-то, ещё кого-то потеряем или потеряемся, каждый сам может оказаться в таких местах. Нужно возвращаться к кораблю, куда бы не попал капитан, он всегда выйдет из любой ситуации, найдёт дорогу. У нас главная точка - это наш космолёт, будем его ждать там, а то нам нечем заняться?

- Так точно, штурман,- сказал Скалтер.

Комрелия выстрелила снарядом с верёвкой, та впилась на том берегу в барьер, она упёрлась в твердыню, увеличила притяжение себя к грунту, подняла руку вверх. Порокоф первый пошёл переправляться на другую сторону. Под его телом тонкий канат сильно обвис, его ноги чуть ли не до бёдер ушли в смолистое вещество, его очень хотело унести течение, но энергетик не сдавался, активно перебирал руками и понемногу достигал противоположного берега, пока наконец не взобрался на барьер.

Вторым переправился Скалтер, он хоть был, как и Янсчер, среднего роста, но обладал большой массой тела. Под его тяжестью верёвка совсем прогнулась, Займарат находился по горло в красной жиже, но тут его подняло, когда на помощь Комрелии пришёл Янсчер, Займарат слился с ней и тем укрепил её силу. Но вот, и Скалтер был уже на бордюре.

Комрелия включила программу быстрого затягивания каната, разбежалась и сиганула в жижу. Смолистое вещество забило дуло Оплеймы, затягивание прекратилось, но члены экипажа активно взялись за канат и стали вытягивать своего штурмана, которого уже отнесло в сторону и уже чуть ли не к середине потока, где начинало затягивать. И вот, после совместной дружной работы Комрелия на берегу.

Они уходили быстро через пустыню, а потом по коричневому затверделому грунту. Потом был поворот стены налево и долго тянулась слева стена. В месте, где они вроде бы как поднимались, Комрелия выстрелила вверх, чтобы закрепить веревку. Первым полез Скалтер, за ним Порокоф, последней подтянулась Штурман.

Они оказались на плоскости побрели прямо, справа оставался обрыв с ровным стеноподобным склоном, слева подъём на следующую террасу, а дальше склон горы, уходящий к возвышенности. Нашим героям пришлось пройти изрядно, но корабля они так и не обнаружили.

- Будем идти и идти до конца, пока не закончится эта ровнина, -скомандовала Комрелия.

Неполный экипаж стал перемещаться дальше и дальше. Вокруг всё была постоянная идентичная местность: сероватая твердыня с небольшими бугорочками, она казалась была сродни стеклу, имела вулканическое происхождение, в тёмном легко можно было обнаружить застывшие камни. Странным казалось образование здешнего мира, половина есть каменные породы, имеющие тектоническое образование, другое состоит из твёрдой биологической массы, как такое может сочетаться, понять было невозможно.

И наконец они дошли до края террасы. Плоскость обрывалась, дальше в низине проходила коричневая твердыня, а через расстояния новая гора со ступенями невероятно длинных плоскостей.

-Ну что, получается мы забрались не туда?- возмутился Порокоф.

- Или поднялись намного позже после корабля,- ответила ему Комрелия,- надо возвращаться.

Они побрели обратно, только шли уже очень медленно, энергия, которой было так много в их организмах подходила к концу, много израсходовано было на борьбу с змееподобными. Один Порокоф получал бесперебойно силы из своего волшебного рюкзака.

В одном из мест они решили сделать привал, все упали и долго лежали, взирая на сгусщенное серое вещество, которое являлось в качестве здешней атмосферы.

- А всё- таки это планета, все признаки налицо,- сказал Порокоф.

- Я тоже так думаю, не важно какой формы, - не возражала ему Комрелия,- Вселенную Ра с круглыми планетами можно тоже сжать так, что космические тела соединяться и получится эллиптическая планета крупнейших масштабов, которая будет обладать разными явлениями, не встречающимися на планетах, существующих поотдельности.

- Так что, ты считаешь, мы попали на такой гигант?

- Да скорее всего.

Проверить бы это всё,- отвечал ей Порокоф,- только меня волнует другое какая-то сила всё время нам мешает, создаёт препятствия, можно сказать, уничтожила всю нашу экспедицию, лишила летательного аппарата.

- Мне вообще кажется, что эта сила нас не покидала с самого начала наших странствий, ладно, пойдём, нечего тут разлёживаться.

И они зашагали, преодолели уже порядочное расстояние назад. И, видимо Всевышний сжалился и привёл их к месту посадки.

Корабль, весь почерневший, лежал на боку, в разных местах кое-где ещё подымливались чёрным пробоины в отсеки. Вокруг аппарата валялись куски металла, пластика, стёкла. И этим добром было засеяно пространство на сто метров вокруг космомашины. Внешняя обшивка выгорела почти вся, и, казалось, что нет ничего восстановимого в данном объекте.

- Сейчас подпитаемся от рюкзака Порокофа и за дело...- произнесла напоследок Комрелия.

* * * *

Глубокая темнота окружала всё. Наш герой покоился в желудке змееподобного гиганта. Снаружи его пытались растворить кислоты, но скафандр был устойчив к их влиянию. Второй раз удосужилось попасть в организм пресмыкающегося. Судя по звукам извне тварь куда-то передвигалась. Вход через конусовидное сооружение закрыт, хотя, эти животные могут пробить себе куда угодно путь. Хорошо себя чувствовать живопоглощённой пищей, которая не будет переварена как бы не старался хищник. Следовательно что? Будет выброшена как экскремент? Но куда?

Предположим, что у этих гадов есть особое отхожее место, а если они не испражняются совсем? То находиться Тай-Грену внутри гидры вечно.

"Нужно что-то делать,- решал в себе капитан,-попытаться пустить плазмоид, чтобы разорвать тварь и освободиться? Но есть вероятность, что она заползёт в гнездо, где будут сотни таких, как она. А, может, она меня не съела, а тащит в своё укрытие, чтобы заложить куда-то в кладку, типа я оплодотворённый. Ведь постоянно, даже сейчас, не прекращается воздействие органов на скафандр, что-то хочет проникнуть ко мне вовнутрь."

Вибрация усилилась, Тай-Грен начал извиваться, копировать движения носителя.

"Плывёт куда-то, только этого мне ещё не хватало, - размышлял управитель кораблём,- унесёт ещё дальше, а потом выбирайся."

Тело капитана протолкнуло вниз, следовательно "серпентина" ползла вертикально, дальше пошли изгибы, потом он проехал головой вперёд, опять премещается горизонтально. И вот она застопорилась. Снаружи слышны передвижения, повизгивания, происходили удары небольшой силы. Ну точно, попала в змеюшник. Вот сейчас нельзя выбираться наружу. Что же делать? И Тай-Грен придумал: он подключится с помощью Оплеймы к мозгу твари, сможет видеть как она и повелевать ею.

Наш герой собрал все силы, чуть приподнял правую руку и впился стволом в мякоть, даже немного пробил её. Через некоторое время он завладел сознательной составляющей мозга змеёныша, стал видеть как он, попытался сделать телодвижения. Но гад начал поначалу сопротивляться, в хвостовой части был второй дремлющий мозг, который проснулся. В итоге длинное змеиное тело стало извиваться кольцами, передняя часть и задняя поднялись вверх и стали шипеть друг на друга. Тай-Грену ничего не оставалось как дать команду своей части атаковать. Раскрылся капюшон и уже можно было совершить нападение, но хвостовая часть раскрыла лепестки- острия морды и пустила парализующую волну. Капитану пришлось отключиться, а то электромагнитное излучение могло повредить зарядке Оплеймы.

Животное было разделено на два тела внутри организма, а вот завладеть второй частью никак не удавалось. Опять безвыходная ситуация. Значит, когда будешь пытаться оживить передний мозг, тут же будет пробуждаться и брать всё на себя задний. Но ведь можно его как-то обмануть, нужно подождать пока он успокоится.

Серпентоид на долгое время застыл, вокруг него тоже прекратилась возня, видимо, наступила фаза покоя. Тай-Грен снова подключился только не ко всем функциям мозга. Сразу же появился образ помещения, оно с низким потолком, какое-то красное, так видит зверь - красным, всё делится на многие квадратики, они тремя кольцами идут уменьшаясь к центру, словно двадцать мониторов от большого к маленькому разместились в круговой последовательности.

Тихонько удалось поднять голову, хвостовая часть лежала смирно, помещение вокруг было около сорока квадратных метров, везде бок о бок клубками покоились змеи. Какие-то из них были вытянуты в длину, тонкотелые, другие оказывались средних размеров, напоминали сильно выросших пиявок, третьи громоздких скользких гусениц, четвёртые имели четыре небольшие лапы чем-то даже походили на ящериц или тритонов.

Капитан резко прыгнул головой на хвостовую часть, та вместе с мозгом была поглощена, но стала биться. Сама змея начала напоминать символ вечности - серпентина, пожирающая свой хвост. Нужно было что-то предпринимать, либо хвостовая часть сейчас вырвется, либо она откроет пасть здесь внутри и парализует всю часть этого организма. Но что можно было предпринять? Капитан оставался скованным какой-то смолой, не мог даже хорошо пошевелиться. У Оплеймы оставалось мало энергии, уже шли позывные о её полуразрядке, нет надо себя очистить светом от органических оков.

Его тело вспыхнуло жёлтым очистительным светом, свечение растопило вязкую смолу, прожгло плёночный кишечник, где как оказывается находился наш герой.

Серпентоид с проглоченным хвостом стал вращаться, задевать своих товарищей, те стали раскрывать свои пасти, визжать. Тай-Грен попполз назад ближе к задней части, его тело слабо светилось, он выбрался из тонкого кишечника передвигался по мягкому, как перина, мясу, задел головой два надутых, как полушары, органа. Всё, дальше ходу нет, конец туловища, ну что ж последний заряд.

Оплейма испустила разрывной снаряд, тот угодил в мягкое, мякоть разорвало, наш герой стал отползать назад ногами вперёд. Теперь подключится к нервной системе, орудие на правой руке снова воткнулось в мышце-нервную ткань.

Серпентоид напоминал теперь змею только не миеющую хвоста и головы, голова соединённая с хвостовой частью оказались посередине тела. Мозгу поступила команда выплюнуть хвостовую часть. Тварь выполнила, вернее это уже делала не она, а сам Тай-Грен.

Оторванная часть начала вздыматься, пыталась снова парализовать, но капитан развернул змеёныша, стал переползать через тела сородичей, как много их было, целые слои из скрученных друг с другом гадов. Где же выход? Кажется, вот дыра в стене. Приближаюсь. Мозг улавливает окрик, поворачиваюсь. Огромный гусеницеподобный, завёрнутый в клубки змей, как стержень в катушке из множества проводов. Видимо, он старший и без его ведома нельзя покидать серпентарий. Его забыл спросить. Проход, о, вода.

За помещением оказался небольшой канал с мутноватой водой, по обеим сторонам то и дело встречались отверстия в, видимо, такие же гадюшники, в одном из них удалось только что побывать. Из отверстия справа выползла толстая чёрная гидра.

" Только бы не на меня пошла,"- мелькнула мысль.

Но нет, животное плыло по своим делам. Этот коридор не имеет конца, может, придётся нырнуть, там вход или выход отсюда. Голова нырнула, за ней потащилось всё тело. Тай-Грена затопило через дыру сзади, но ничего скафандр защищал. Через несколько десятков метров внизу завиделась дыра. Гадина вошла в неё. Труба стала подниматься вверх, вот какое-то озерцо.

Водоём оказался внутри круглого колодца из красных стен, стены достигали стометровой высоты. Нет, это не туда он попал, нужно возвращаться. Гадина снова нырнула.

В момент выплывания из трубы в основной канал мимо прошмыгнуло более десятка разной толщины серпентоидов. И так поворот налево и опять плавание, только теперь лучше держаться ближе к желтоватому дну, чтобы не пропустить ещё одну трубу. Вот, кажется, ещё одна поправее. Змея заплыла туда.

Она вынырнула и вылезла через небольшую дыру посередине прямоугольного пьедестала. Внизу было помещение на четыреста квадратных метров, также окруженное стенами, только тёмными. Весь пол внизу состоял из множества одинаковых коричневых плит, с канавками между ними.

"Нет, в таких местах я уже бывал,"- сказал сам себе капитан.

Тело серпентина снова заползло в дыру, снова выплыло в центральный канал. Теперь в нём параллельно со змеёй Тай-Грена плыли другие сущности, но никто никому не мешал. Один было пытался приблизиться, потереться тело о тело, но быстро отстал.

"Вдруг я выбрал не то направление и меня сейчас занесёт неведомо куда, самоё страшное, что заряд Оплеймы может закончиться,"- беспокоился управляющий змеем.

Слева появился ещё один вход. Голова и тело твари заплыли туда. Проход резко расширился, превратился в крупный водоём, в котором стали встречаться ихтизаврозмеевидные собратья, нет, опять не туда привела вода.

И снова путь по каналу, впереди замаячила стена тупика, пришлось всплывать на поверхность, но вместо воздуха и какого-то помещения там оказалось красное смолянистое вещество, тело змеёныша затащило в него. Пропала видимость. Туловище серпентина не подчинялось, какая-то сила в этом веществе волокла неизвестно куда.

И тут наш герой решил покинуть тело животного, у него оставался ещё один приём - зажечь вокруг своего скафандра световую защиту, она не даст никакому веществу завладеть организмом и вытолкнет его или будет препятствовать тяге неведомой силы, потому что ничто не сможет воздействовать из внешней среды на световое излучение.

Капитан пополз головой вперёд, но через дыру в хвостовой части стали попадать в изрядных количествах крсные смолянистые массы, пришлось зажечь световое окружение, органы змеёныша стали поджариваться. Пресмыкающийся, уже лишенный управления, успел, превозмогая давление, несколько раз дёрнуться, видимо, от боли. Тай -Грен прополз изрядно, снова вылез из плёнковидного кишечника, прошёл два органа в виде полушаров, опалил их, да он вообще сжигает внутренности носителя, существо не будет больше жить, наступил момент покинуть его безвозвратно. Капитан стал перебирать руками и ногами, пока не достиг узкого прохода, но это так казалось ему, на самом деле он находился в зоне постоянного безвидения, бесконечной слепоты. А свет, излучаемый телом, освещал всего сантиметров на пятнадцать.

И все-таки была какая-то тёмная грань, узкий проход, что-то высветилось среди плотности вечно красного, с трудом удалось через него протиснуться. И вот она свобода среди плотной, но уже не сковывающей смолянистой жижи. Действительно, свет от скафандра препятствует воздействию силы тяги. Как они раньше с Комрелией не додумались применить эту функцию. Да, дело в том, что такое используется в самый тяжёлый момент, так как берёт на себя много энергии. Теперь остался последний эксперимент - проверить на воспламеняемость этоу среду. То, что тело излучает, видимо, не достаточно для того, чтобы воспламенить, но всё, последняя энергия Оплеймы.

Сквозь плотную среду сработал световой столб, температура внутри которого была очень высокой. Окружающее вещество вспыхнуло, пламя забушевало повсюду. Тай-Грен на момент понял, что оказался не в веществе непонятного происхождения, а на какой-то звезде, где вся её поверхность кипела вечным нескончаемым пламенем.

Вечный огонь дал возможность проплыть беспрепятственно вверх. Вот и поверхность, та самая река, её они переходили с экипажем, только не в этом месте. Вокруг везде господствовала темнота, которая стала озарятся светом горения в даль протянутой, чуть искревлённой реки. Вдалеке справа и чуть позади светилась обширная арка прохода, ведущего в пустыни и к горам с террасами.

Капитан выбрался на берег, зашагал в сторону известной цели. Световая защита исчезла практически по всему телу, горела желтым только Оплейма, она была приближена к пламени и тем самым заряжалась. Так что горящая река оставалась с правой сторны, слева тёмное простарнство, вепереди и чуть наискось арка в световое пространство, где вероятнее всего ждёт не дождётся его разрушенный корабль.

Но горящая субстанция реки вдруг сколыхнулась по всей длине. Затем задёргалась сильнее. Огонь во многих местах стал подниматься выше. Высокое плямя стало возникать повсеместно через одинаковые интервалы. От этого тёмная местность освещалась на много десятков метров. Там слева от вспышек стали вырисовываться темнеющие силуэты каких-то параллепипедных зданий, а может, это были очередные геометрически правильные горы. И где-то вдали огненная река начала подниматься в высоту, будто это восставала не горящая мёртвая материя, а проснулся какой- то плазменный червь или змей, сверхсерпентоид - король над всеми тварями, живущими в воде под ним.

Огненная масса стала выхлёстывать на берег, казавшийся созданным из плетёного пластика, грунт стал гореть и плавиться. Тай - Грену пришлось уйти намного в сторону от бушующей стихии. Вся плазма реки потянулась в даль, оставляя после себя глубокий ров, на его дне далеко внизу располагалась желтая вода. Чуя будущие неприятности, Тай-Грен стал бежать по направлению к световой арке. За его спиной пробуждалась новая сила, олицетворявшая здешнего Бога, а может и Бога этой Вселенной. Это он создал все неприятности и бесконеную череду приключений. Теперь же он решил восстать в лице огненной стихии...

Полыхающая масса собралась в огромного звёздоподобного великана, гигант стал передвигаться, перетекая - перекатываясь с одного своего острия на другое. Он совершил несколько движений и уже настиг Тай-Грена. Капитан еле успел увернуться от массивного полыхающего острия звезды, которое воткнулось в грунт и прожгло в нём пятиметровую глубиной дыру. Остальная огненная масса водопадом обрушилась на нашего героя сверху, но он снова образовал на своей голове шлем и включил световую защиту.

Капитан оказался в постоянном вечном огне, но сам не горел, а заряжался какое-то время, затем бушующая стихия стала отбирать силы, но высунувшийся особенный ствол из Оплеймы стал образовывать электромагнитное поле, плямя хоть и в малых количествах стало закручиваться вокруг него и отдавать электроэнергию и тем самым заряжать организм управителя корабля. И чем больше капитан стал получать энергии, тем сильнее сосало его орудие на правой руке живительные силы и увеличивало магнитное поле.

Видимо противника достала находчивость на все случаи жизни капитана, огненная масса выкинула нашего героя на грунт, поднялась над поверхностью, скрутилась в фигуру, вершиной которой был треугольник, светивший кроваво красным в высшем углу, два остальных бедренных угла перетекали в равномерные круглые шары. Объект завертелся и понёсся на отходящего от него управителя кораблём.

Субстанция резко и со всего размаха ударилась о гурнт, так и не сумев захватить жертву. Оно словно прорезало твердыню под ногами и ушло в другие мировые пространства. Через несколько секунд темнота вспыхнула. Треугольник с двумя шарами выметнулся из образовавшейся дыры впереди. Тай-Грен бросился влево в темноту. Взлетевший объект не отставал. Он не мог нанести вред, даже если бы метнул один из своих шаров или всей своей массой бы обрушился на нашего героя, единственное, он мог завлечь в свои объятия и утащить в неведомые реалии. Требовалось обессилить сущность, раздробить её почастично и впитать в себя.

Оплейма на правой руке стала сдвигаться, вперёд начал выезжать толстоватый стержень обмотанный витками проволоки. Стержень, вытянувшись до уровня метра, согнулся, образовал дугу и концом обратно вернулся в орудие. Ток, пущенный по моткам проволоки создал магнитное поле. Капитан прекратил убегать, он развернулся и прыгнул вперёд на плазменную сущность. Огненное образование прошло сверху над ним, но снизу пламя начало затягивать магнитное поле, этого было недостаточно.

Управитель корабля разогнался, снова подпрыгнул вдогонку удаляющейся массе, намагниченная дуга стала сосать пылающую стихию, наконец, получилось то, что было изначально, наш герой приподнялся и оказался внутри пироплазмоза. Вещество в возбуждённом состоянии сделалось плотней, треугольник, торчавший сверху, исчез, два шара объединились в один. Тай-Грен, словно оказался внутри плазмоида, напоминающего небольшой космический кораблик - такой встречался у многих вселенческих цивилизаций. Плазмоид, сделавшись немного красным снаружи, пробил грунт и оказался в желтоватой местности, перемахнул через неё и оказался в красном веществе, в том самом, из чего состояла река до воспламенения.

Объект пронёсся через резервуар червлёного плотного смолянистого вещества, вспархнул в вышину, пробил жёлтую кварцеподобную твердь.

Здесь было уже светло, Тай-Грен мог видеть сквозь свето-огненный шар. Это те районы между горами-террасами. Пылающая масса разогналась в аэре и силой ударилась о стену горы. Пламя поглотила каменистая структура, всё пропало. Капитан отскочил от удара обратно на несколько метров и рухнул на затвердевший кварцевый грунт. Оболочка света перестала гореть. Тело покрывал коричневый скафандр со множеством зелёных полос и таких же вкраплений, двояковыпуклый шлем, напоминающий толстую линзу, разъехался на две половины и скрылся в шейном отделе. Всё тело да и защитный слой пылали внутри, потому что получили убойную дозу тепловой энергии. С одной стороны не потребуется долгое время питание, с другой можно теперь сколько угодно образовывать световые столбы и даже разных цветов лазеры. Ещё бы металлом подпитаться, да ещё радиоактивным для снарядов. Но половину органическую тоже требуется побалывать растительно-биологической пищей, а то она умрёт и придётся превратиться в безвольного тупого киборга.

Капитан поднялся, в сидячем положении осматривал окрестности. Нигде не было видно даже признака белой стены и арки в тёмное пространство. Возник вопрос:"Куда идти?" После него пришлось подняться и отойти подальше от стены на просторы межгорной пустоты. Никаких знакомых природных образований.

Наш герой решил проследовать к месту, где образовалась дыра, через которую он выскочил внутри огненного шара, но дойдя до того места, ничего не обнаружил. Всё оказалось ровным, затянутым кварцевоподобной материей. Оставалось одно - следовать либо в одном направлении между двух гор, либо в другом также между двух гор, но там дальше ещё межмонтийные места, в общем, зайти снова куда-то или бродить по этим районам, как по лабиринту,- извечная судьба в этом мире.

Капитан тут же сообразил, как найти выход из сложившейся ситуации, лишь бы сила в высоте не противодействовала его замыслам. Оплейма стала преобразовываться в ту, какой она была всегда. Стержень обмотанный слоями проволоки отсоединился одним концом, дуга исчезла, две прямоугольные части до сего момента отдвинутые назад, поползли вперёд и сомкнулись. Из одного отверстия выехал толсттый ствол. В вершину был выпущен серенький плазмоид, в центре него как главная часть находилась частица капитана - небольшой передатчик с камерой.

Очень скоро управитель корабля получил изображение окружающего с высоты. Вперёд идти было нельзя, там вплоть аж до бесконечности тянулись одинаковые террасовидные горы и коричневые простарнства между ними. Когда объект повернул назад, то обнаружил через десять подобных скалистых образований и пустынных мест между ними, вдали белую стену и арку над темнотой. Наш герой вызвал запущенный объет к себе, тот вернулся и влетел обратно через дуло в Оплейму.

Наш герой зашагал в правильном направлении. Удалось удачно миновать стену одной из гор. За ней местность расширялась, справа перед другой горой, образуя гаваневидную равнину, из неё не было выхода, там две горы смыкались. Но туда не следовало бы идти, нужно держаться края вот той горы, что впереди. И вот цель достигнута, сейчас вот около этой ровной стены, что справа. Левее опять обширные плоские просторы между гор, но туда тоже не надо, попадёшь в неизвестные места.

Вот террасовидное каменистое образование впереди, нужно обойти его с правой или с левой стороны, а вообще, может сбился с пути. Опять Оплейма выпускает светящийся передатчик и странно, за горой и вообще в любом направлении не замечается ни белой стены ни арки в темноту. То есть наш герой шёл уверенный, что перемещается правильно, а на самом деле ушёл совсем в неизвестные места. Ничего не оставалось, как сесть на грунте и глубоко задуматься.

Теперь двигаться куда-либо было бесполезно.Как будто польза есть вообще в чём-то, если глубоко посмотреть на вещи. Нет, надо, видимо, двигаться наобум, куда ноги несут, таким образом есть возможность достигнуть правильной цели. И капитан снова поднялся и пошёл через понравившуюся пустошь площадью сотни квадратных километров.

Горы этой местности были далеко и тянулись по краям маленькими тёмными линиями. Впереди загораживала большая каменистая возвышенность, Тай-Грен взял поправее, стал её обходить узким проходом между сероватых высоких стен. Узкое место тянулось долго, словно коридор, пока наконец не вывело на обширную равнину, где вообще не было видно никаких возвышенностей, повсюду коричневела с оттенком светло-желтого пустошь. Но по ней идти не стоило, требовалось держаться гористых образований со ступенями плоскостей. И наш герой побрёл вдоль бескрайней в высоту стены, пока не появился проход направо.

И так пришлось идти очень долго, минуя разного размера пустыньки, петляя по ним, обходя горы. Но только не было всё того места и той горы, где располагался корабль и весь экипаж.

В нужную точку удалось выйти неожиданно, террасовидная возвышенность теперь располагалась слева, вперди темнела арка и светилась белым стена, чуть поправее, перепендикулярно, виднелась та самая гора, а вон и последняя плоскость, где чернел чуть подымливая корабль.

Капитан принялся бежать, чтобы быстрее сократить расстояние. Но это пришлось делать очень долго, потому что дистанция, несмотря на усилия бегущего, всё равно не сокращалась, или же уменьшалась, но с совсем малой долей. Не оставалось сомнения, что окружающая среда опять издевается, оттягивает срок достижения желаемого результата. Но управитель продолжал сопротивляться, сил, благо, хватало. И наконец результат: край стены. Теперь надо на неё взобраться, пусть на краю, на повороте к чёрной арке, а то можно промахнуться. Снаряд с верёвокой впился на высоте в скалу, пошёл подъём. Дальше ровная плоскость, и она преодолена, вот уже вдали виднеется чёрный корпус космолёта, вокруг него кто-то копошится, ещё немного усилий...

"Дотяну до них световым столбом"-, сиреневый луч коснулся корпуса над головами Порокофа и Скалтера. Те развернули свои взоры в пространство от аппарата, уже бегут, заметили.

Глава 10. Жизнь в невыносимых условиях продолжается

- Весь низ и верх корабля выгорел, ни одного отсека нормального не осталось, - говорила Комрелия капитану разлёгшемуся на мягком матрасе у корпуса аппарата,- центральный двигатель разорвало, баллоны-накопители газа для образования плазмы также рванули, летать мы больше не сможем. Остались только центральные отсеки далёкие от двигателей, где, как ты и говорил сработала система термозащиты, там мы нашли припасы, семена, бытовую технику.

Из цилиндрической палатки с заострённым верхом показался Порокоф, он утаскивал различние вещи, что валялись вокруг Тай-Грена и Комрелии: ящик с пробирками, различные измерительные приборы, капсулы с законсервированной биологической едой, электронные, вырабатывающие влагу машины размером с пылесос, рюкзаки с реакторами.

Скалтер с Янсчером вынесли через недавно прорезанный шлюз двигатели для плазменнобразующих летающих аппаратов, положили их на грунт, сами удалились за следующим материалом.

- А всё -таки я предлагаю создать новый аппарат,- вдруг заговорил тай-Грен,- не летающий, нет, у нас нет больше возможностей подниматься на вселенческие высоты, да и сила, пока я сам ещё не знаю какая, препятствует этому. Нам нужно построить вездеходную установку, чтобы колёса, а вдобавок к ним гусеницы, могли тянуть на себе несколько помещений.

А) центр управления - без него нельзя, придётся механически управлять;

б) комната для общего отдыха, мы там будем набираться сил лёжа хоть вповалку;

в) зарядная камера, плюс столовая для органической пищи;

и г) помещение под лабораторию, место исследования здешнего мира;

д) помещения для хранения припасов и инвентаря, можно разделить на два маленьких;

е) специальная площадка на вершине вездехода для взлёта и посадки плазмолётов, их можно точно собрать.

- Ну а двигатель?- вдруг спросил остановившийся Порокоф.

- У нас остался цел преобразователь окружающей материи, - вот от него пойдёт энергия, а от неё будет зависеть всё остальное.

- А если господствующая здесь сила не даст нам перемещаться и таким образом?- спросила Комрелия.

- Чтобы не случилось,- отвечал ей Тай-Грен,- мы хоть на сколько-то километров продвинемся вперёд, а там что-то изменится, и мы приобретём нечто новое, а также иные возможности.

После установки нескольких палаток из металлического материала, местность вокруг корабля стала напоминать небольшой экспедиционный лагерь. Все необходимые вещи были вынесены из отсеков космомашины и распрятаны по временным строениям. Пять членов экипажа приступили к созданию нового аппарата.

- Отправимся в отсек, где у нас стояла техника,- предложил капитан.

- Но там же всё оплавлено, металл тёк сверху,- хотел было возразить Скалтер

- Можно же всё разварить и вернуть в нормальное состояние,- сказала Комрелия.

Петляющими проходами они шли в нужный отсек, кругом все стены были чёрными, вздутыми, кое-где выглядели как отёкшие. Лестницы располагались сверху, а они шли по потолку как по полу. Им встречались полтораметровые перегородки, на них приходилось взбираться, чтобы преодолеть проход в следующий отсек или коридор.

Преодолев помещение для садов и огородов, они оказались в отсеке для стоянки техники.

- Здесь теперь темно, но я смогу вам подсветить,- произнёс Порокоф.

Он отстегнул от рюкзака пистолет, на нём на конце ствола узкое дуло расширилось, сделавшись полукруглым в одну сторону, наконечник засветился ярким синим светом. Стала видна гора оплавленного металла, она во много раз превышала размеры наших героев. Из-под застывшего волнами металла то и дело были видны то гусеницы, то крылья, то колёса различного рода машин. Гора прилипла к потолку, вернее полу, который оказался сверху.

- Значит, объясняю задачу: берём свои орудия и вырезаем всё лишнее, нужно освободить технику.

Скалтер и Янсчер, вооруженные небольшими инструментами, похожими на автоматы, сразу ринулись к куче и притсупили к работе. Комрелия с Тай-Греном пошли следом. Порокоф снял свой червлёный рюкзак, закрепил на нём осветительный агрегат и, вытянув из лежавшей на полу сумки похожее орудие, как у Скалтера и Янсчера, также отправился выполнять свою работу.

В один из углов зала полетели куски ненужного пока металла, и вот, колективно навалясь, они освободили небольшой трактор на четырёх колёсах. Машина медленно отходила от оплавленной массы, касаясь колёсами пола, неожиданно вывернувшись, рухнула на пол боком. Все пятеро подняли её и поставили ровно. У техники была сильно вмята в сторону кузова кабина.

- Выварим выездные ворота наружу,- приказал главный.

Скалтер и Янсчер будто бы читали его мысли, на самом деле они это могли, но несмотря на это, Займараты уже вываривали въездные шлюзы. Затем они с трудом выдвинули спусковой трап, он оказался сверху и закрывал проход, поэтому его пришлось отрезать и приварить к нижней части шлюза, по нему выкатили первую освобождённую машину.

- Она же будет падать с высоты, куски оплавленного материала необходимо складывать образуя горку, так освобождённая техника сразу коснётся твердыни ,-распорядился капитан.

Порокоф набрасывал обрезки из угла прямо под кучу, образовывая плоскую возвышенность, примыкающую к горе наверху. Техника после освобождения сама стала съезжать, а где и вываливаться. Таким образом были освобождены две бурильные машины, разные ковши, насадки для возделывания грядок для трактора, два прицепа с бортами. Когда работники вырезали металл чуть полевее, то на них чуть не рухнул искарёженный космический челнок как раз с пятью местами для экипажа, имевший когда-то форму шара с длинным хвостом в виде трубы.

-Ничего, двигатель может быть цел, остальное можно восстановить, - проговорил Порокоф.

Капитан, штурман и энергетик втроём вытащили челнок из корабля и занесли на территорию лагеря. Затем вернулись и продолжили работы. Тай-Грен выварил квадрацикл, одно колесо которого было расплавлено, троица также вынесла транспортное средство в лагерь. Теперь они приступали к самому главному: освобождению вездехода Мастеката. Махина имела два помещения - кабину для управления и посадочные места позади, она могла перемещаться и через жидкие среды, её уникальность заключалась в компактном двигателе, который мог работать на любом веществе материального мира, измельчать его до атомного и почастичного уровня. При этом выделялась энергия, необходимая для работы.

Мастекат кабиной уже лежал на сооружённой возвышенности, большие колёса и нижняя часть кузова были вплавлены в застывшее металлическое месиво.

- Похоже, что у нас нет вездехода,- заговорил Янсчер,- колёсам и регулируемым амортизаторам хана.

- Главное двигатель был бы цел,- ответил ему Тай-Грен.

Они приступили к отсоединению вездехода от налипшей массы, пришлось вырезать и оставить в металле концы шести осей с остатками колёс. В одном из мест пришлось взрезать нижнюю часть кузова. Кузовная часть рухнула на площадку. Пятеро с трудом перевернули средство транспортировки.

- Без колёс мы не сможем его вытащить даже по трапу вниз,- дал всем знать Тай-Грен

- Я попробую бурильной машиной, она, кажется в нормальном состоянии,- предложил Скалтер.

Он сбежал вниз, через некоторое время вверх по трапу поднимался небольшой гусеничный трактор с буром впереди себя. Кузов машины был вывернут вправую сторону, а слева глубоко вогнут. Тай-Грен выпустил из Оплеймы немного толстой тёмно- зеленоватой верёвки, привязал её за крюк впереди Мастеката, другой конец, когда он веревку вытянул на несколько метров, привязал к буру.

- Давай, утягивай,- скомандовал капитан, заскакивая на борт бурильной машины.

Скалтер нажал на педаль увеличения оборотов электродвигателя и машина пошла спускаться вниз задним ходом, утягивая следом за собой громоздкий вездеход с обрезанной нижней частью.

- Вот с машинами мы закончили, теперь будем собирать из всего добытого новый аппарат,- сказал Тай-Грен, отвязывая веревку от техники и затягивая её внутрь себя.

Трое оставшихся покинули отделение для стоянки техники, спустились в лагерь. Капитан обошёл вокруг и стал залезать в кабину Мастеката, который был поставлен у одной из палаток, что находилась в центре поселения.

Вездеход напоминал большую вытянутую буханку, передняя часть, где находилась кабина, была чуть поменьше чем задняя для пассажиров. Машина имела светло-жёлтый цвет. Через круглую дверь управитель забрался в кабину, уселся в кресле и нажал кнопку "питание". Загорелась панель приборов, хотя это было не обязательно, водитель мог получать всю информацию о состоянии и неполадках в работе двигателя и всех систем телепатически. Видимо, эта машина предназначалась не для такой высокой расы управителей кораблей,ориентирована была на тех, кто тетепатически не мог воспринимать информацию.

По посланной разумом капитана команде, чуть приподнялся и стал отодвигаться кузов машины. Отъехавшая часть остановилась, с высоты вездеход напоминал цифру один. Тай-Грен вылез из кабины через проход, соединявший место управления и кузов. Он приблизился к месту, имевшего форму чёрного квадрата, левая рука повернула ручку, части квадрата разъехались в стороны, под ней возникла крупная установка в виде закрученной на множество витков трубы. Труба то расширялась, образуя шаррообразные выпуклости, то шла тонко. Спираль исходила из большого контейнера-бака, куда требовалось либо заливать, либо класть твёрдое топливо. От каждой выпуклости на спирали отходили в разные стороны ровные спицеподобные провода.

- Он цел и невредим синхрофазатронно-колайдерный двигатель, ещё один побольше мы снимем с корабля. Можете считать, что нам повезло, мы имеем источники энергии, следовательно будем жить.

- А что делать с источниками органической пищи? Консервов и сухпайка пока хватит, но это ненадолго, - вдруг высказался Янсчер.

- Решим и этот вопрос, а пока снова поднимемся на корабль в двигательный отсек, там нужно демонтировать такой же двигатель, только побольше.

Скалтер исчез в одной из палаток, появился с ящиком инструментов. Тай-Грен закрыл обратно двигатель, но кузов возвращать не стал на прежнее место. Он соскочил с вездехода, и пятёрка космолётчиков отправилась снова в корабль.

В моторном отсеке, где было всё завалено кусками металла, где от стен остались одни скелетовидные опоры, где пришлось долго разгребать и вываривать завалы, они наконец достигли помещения, заблокированное сверхнепроницаемой бронёй. Дверь открылась после сигнального кода, посланного капитаном, и знал его только он.

Когда массивная задвижка отошла в сторону, экипажу представилась массивная установка, состоящая из множества колец труб с такими же расширяющимися шаровидными агрегатами.

- Ну начинайте отсоединять, всё мы не возьмём, но хотя бы три нижних витка нам будет к стати,- распорядился главный.

* * * *

Из твёрдостальных опор корабля, которые не пострадали при стольких взрывах, экипаж сваривал раму будущего вездехода. Когда скелет был готов, все активно занялись прилаживанием ходовой части. С двух бурильных машин были позаимствованны гусеницы и соединены, так что получились две большие длинные. Амортизаторы, передающие валы, колёсики с двух бурильных машин были сняты и прикреплены к вездеходу, так что будущая машина стала иметь вид гусеничного средства передвижения.

Выше гусениц были установлены рычаги колёсной подвески на нескольких амортизаторах, через них проходили с двумя шарнирами оси, по шесть с каждой стороны. На ось планировалось установить массивные колёса. Каждый такой привод будет крутить отдельный электродвигатель. Материалом для осей послужили также рамы корабля, хоть они имели квадратную форму, но с помощью лазеров они приобрели в нужных местах круглые очертания.

Другие концы осей превращали в шарнирновидные который крепились к валу в электромоторной коробке передач.

- Капитан, из чего будем делать колёса?- спросил Янсчер

- А что помогает вращать внешний корпус корабля?Специальные круглые вспомогатели, так что пойдём их снимать.

Члены экипажа отправились снова в центр корабля, снова с большими трудами пробирались в двигательные отсеки, пока не попали на более чем наполовину разрушенный первый контур. В стенах через небольшие промежутки стояли более десяти метров в диаметре роторные колёса, позволявшие внешнему корпусу лучше вращаться при выработке антимагнитного поля вокруг внутреннего корпуса.

Экипаж приступил к работе. Из двадцати колёс было снято десять, они были очень тяжёлые, вытащить их через отсеки не имелось возможности, поэтому наши герои проделали дыры в стенах в сторону середины корабля, где когда-то горело плазменное ядро. Трое: Комрелия, Ясчер и Порокоф поднялись на самый верх космолёта, но он являлся на самом деле низом, спустили через обширное помещение для плазменно-световой сферы самодельные тросы. Тай-Грен со Скалтером привязывали каждое колесо и долго провожали его взглядом, пока оно затягивалось наверх.

Потом Скалтер и Тай-Грен стояли внизу за кораблём и принимали колёса, которые спускались сверху.

- По два поставим на заднюю ось, впереди по одному,- распоряжался капитан.

- А чем будем покрывать их поверхность?- спросила Комрелия.- Там в корабле на них действовала смазка и световая защита.

- А мы материалом, из которого сделаны наши палатки, обвяжем, получится хороший протектор с металлическими пластинами,- ответил управитель кораблём.

* * * *

Машина уже была поставлена на гусеницы, во все стороны, как лапы паука, торчали верхние и нижние рычаги с осями для колёс, со стабилизаторными стойками и амортизаторами. Колёса предлполагалось поставить по шесть с каждой стороны, а в задней части по два соединённых колеса. Пришлось опять всё бросить и снова отправляться в корабль за дополнительными круглыми механизмами. Тай-Грен присоединял зубчатые насадки на концы осей, они войдут в соединения в центре колёс.

Порокоф прикручивал к будущим колёсам дополнительные диски, которые будут зажимать колодки пневмо -гидро- электро - механических тормозов. Дополнителным тормозом будет полная остановка двигателя и прекращение вращения оси.

В это время Скалтер с Янсчером небольшими пистолетами проделывали отверстия в днище вездехода для крепления моторов и для выхода наружу коробок передач.

В качестве электромоторов на каждую ось решено было использовать двигатели открывающие и закрывающие массивные шлюзы в корабле. Комрелия как раз занималась этим вопросом, она, сидя на раскладном стульчике, под ногами лежали пятидесятисантиметровые в высоту и метровые в длину двигатели разных цветов. Она присоединяла концы контактов от портативного реактора к каждому агрегату, в ответ слышала гудение - значит механизмы работали. И вот ещё немного времени, все двенадцать кандидатов на установку в порядке. Теперь оставалось подобрать и приладить к каждому мотору коробку передач, достаточно было три передачи. Для этого нужно было подобрать пары больших и маленьких шестерёнок - опять идти в корабль и разбирать дверные маханизмы или же снимать шестерёнки с перегоревших электродвигателей.

- Я в корабль, кто-то со мной пойдёт?

- Скалтер, оставь своё дело Янсчеру, отправляйся со штурманом, тут же скомандовал капитан.

Затем из кусков довольно толстого металла Комрелия сваривала коробку с большим отверстием для вывода конца ведомого вала, потом к стенкам крепился стержень с четырьмя шестерёнками основного вала, позади коробки она делала отверстие для толкателя, который будет перемещать шестерёнки. Крепится ещё один вал с одной шестерёнкой, который будет передавать обороты от шестерёнки двигателя. На отверстия она наплавила кольцом резину с небольшим выступом - типа сальников. Она поднялась из палатки принесла масло, залила в коробку и наварила лист металла сверху, оставила отверстие для сцепления двигателя со звёздочками коробки. Вокруг шестерёнки от двигателя была наварена полукругом защитная крышка. Таким образом штурманша создала коробки скоростей для всех моторов. Электродвигатели крепились приваркой к коробке, ну не было огромного количества болтов у существ легко обращающихся с металлом, как с пластилином.

Скалтер и Янсчер вдвоём утаскивали произведённые Комрелией тяговые агрегаты и постепенно устанавливали их на каждое колесо. Тай-Грен присоединял приводы каждого из колёс к коробкам шарнирной связью.

После наступил монтаж малого двигателя, снятого с Мастеката, от него отошли провода ко всем двенадцати двигателям, бак синхрофазатрона-коллайдера был отведен к дальнему борту, где и полагается находится топливному баку. Над малыми спиралями труб были установлены три большие оборота синхрофазатратора.

Там, где должна была быть кабина и продолжение кузова были примонтированы моторы, снятые с бурильных машин, с длинными приводами, на которых стояли шестерёнки, для вращения колёсиков гусениц. На каждом валу привода также имелось три передачи, привод механически переключался на три режима, тем самым немного отодвигался от корпусов электромоторов.

Порокоф подводил электрику и рычаги управления в будущую кабину, а все остальные четверо принялись варить кузов, для этого совершили поход снова на корабль, где очень долго вываривали куски нужного металла. Затем приходилось стаскивать его к вездеходу, а после притсупать к его приделыванию к раме машины.

Таким образом моторный отсек был полностью заделан, был оставлен туда лиш небольшой лаз. Все механизмы были коробками, на трущиеся детали была залита смазка, для агрегатов, нуждающихся в постоянном потреблении масла, были проведены трубки и создан специальный бачок, куда помещался смазочный материал.

Дальше пошли наши герои делать помещения, Порокоф подводил туда освещение. Последней заваривали крышу, выделили большое место на вершине автомобиля площадке для взлёта и посадки, для выхода на неё был проделан специальный люк и вниз спускалась винтовая лестница.

С помощью самодельного домкрата на электродвигателе - запчасть от бурильной машины, то что выдвигало бур всё глубже и глубже в грунт, была приподнята одна из подвесок нового Мастеката.

- Снимайте вон ту палатку, - скомандывал капитан.

Четверо остальных сняли тент, вернее, он сам сложился по телепатической команде в сжатую гармошкой материю. Комрелия поднесла материал к куче колёс. По приказу Тай-Грена материя была растелена на земле, образовалась чёрная прямоугольная фигура. Управитель слабым световым лучом отрезал кусок, соответсвующий ширине диска, наложил на обод, включил слабый свет и стал плавить материал.

Комрелия повторяла тоже со своей стороны, они перевернули колесо и приплавили чёрную материю с двух других сторон обода. Подбежали Скалтер и Ясчер, колесо было поставлено вертикально, на него стали дальше наплавливать металлопрорезиненную материю.

Колесо подтащили к оси и надели на ступицу, оно было зафиксировано шестью болтами, их изготовил в Оплейме Тай-Грен. Он запресовал в один из стволов отрезанный кусок металла. В орудии произошли щелчки, механизмы перестроились, начали работать тончайшие световые лучи, из ствола посыпалась раскалённая стружка. Вскоре из дула выехал болт заданного размера. По нему заранее Порокоф нарезал резьбы в диске ступицы - шесть отверстий специальным мечиком для нарезки внутренних резьб, который вылез из его пистолета, прикрепленного к его рюкзаку.

Таким образом происходило присоединение и опокрышивание остальных колёс. Практически все палатки пошли на защитный протектор дисков. Когда машина встала на колёса она приподнялась немного над грунтом, так что гусеницы стали висеть в метре от твердыни. Специальные стержни ещё выдвинулись из амортизаторов, подвеска с колёсами ушла вниз, машина приподнялась на несколько метров. Теперь можно было ходить, чуть пригибаясь под днищем.

- Теперь можете грузить все оставшиеся вещи в наше новое обиталище,-скомандовал Тай-Грен, обведя большое пространство, заваленное вещами, своим взглядом

Порокоф принёс с корабля двенадцать механизмов замыкания раздвижных дверей, вооружившись пистолетом, и пустив лазерный луч стал видоизменять предметы, проделывать в них дополнительные отверстия.

Они с Тай-Греном к каждому рычагу подвески приварили особые держатели, закрепили на них тормозные механизмы. Порокоф прикручивал трубочки и подводил их к цилиндрам в моторный отсек, из железяк к цилиндрам крепил передачу и ставил педали в кабине управления. На один из электромоторов они поставили компрессор для пневматики, рядом установили главный тормозной цилиндр.

- А над дополнительными гидравлическими цилиндрами тебе придётся потрудиться, сказал капитан.

Я уже приметил, что буду использовать, главное резину найти хорошего качества,- ответил Порокоф.

Капитан продолжил проводить трубки для пневматики и гидравлики, в то время энергетик отправился в корабль нашёл цилиндры, стоявшие на автоматических механизмах, они также служили предметами тормоза и блокировки. По образу их он из кусков толстенного металла отлил похожие по форме, когда они остыли, он проделал в них отверстия и нарезал резьбу. В одном из несгоревших помещений была найдена толстенная резина, её он наплавил на другие стороны тормозных цилиндров, пока она была горячая, воткнул, где-то посрердине в резиновое покрытие круглые выпуклые наружу металлические части. Колодки он отливал в специальных формах, которые прожег в полу корабля. В основе их он соединил каменную крошку, металл и достаточное количество резины.

Таким образом удалось получить по шесть цилиндров на каждое колесо: два парно шли на пневматику, два на гидравлику и два на механические тормоза. Только механические не совсем были цилиндрами, они имели форму широких клешней, на внутренней части их были поставлены большие колодки. Нажатием рычага из кабины клешни сжимались и блокировали движение колёс.

И так энергетик получил тормозные механизмы, сращивать цилиндры он будет на месте. Были вызваны Скалтер с Янсчером помочь перенести полученные запчасти.

- Сколько же мы можем грузить, ещё вездеход не загрузили,- возмущался Скалтер.

- Доля у нас у Займаратов такая, выполнять грязную и мелкую среднетехническую работу,- отвечал ему Ясчер.

А тем временем Порокоф с капитаном у колёс:

- Здесь ещё придётся наваривать дополнительные держатели.

- Наваривай,- ответил тот.

Комрелия монтировала оборудование в преддвигательной части, пришось сделать такое помещение для расположения реакторов и мощной аккумуляторной батареи. Дальше она протягивала провода в двигательный отсек, запитывала источники выработки энергии и накопители. Хотя реакторы были тоже источниками и вырабатывателями энергии, но их разместили рядом с накопителями.

* * * *

И вот настало время испытания новой машины. Через большую выдвижную дверь Тай-Грен забрался в кабину и разместился в кресле главного управителя. Комрелия оказалась в кабине через противоположную дверь.Порокоф занял салон через боковую дверь в кузове. Там уже внутри находились Скалтер и Янсчер.

- Произвожу пуск основного коллайдеровидного двигателя, - послал капитан телепатический сигнал энергетику.

- Я разместил туда в бак ядерный стержень Колесанта, такой металл даст больше энергии при разложении.

Произошла вспышка, двигатель загудел, загорелись приборы на панели управления. Тай-Грен включил моторы всех колёс и на первой скорости тронулся с места. Вездеход начал медленно передвигаться, удаляясь от обгорелого и разрушенного корабля.

Машина имела форму черепахи была круглуватой по краям и чуть вытянутой вперёд, её внешний корпус напоминал панцирь, так как был покрыт слоями каменно-металлического сплава, имел повсеместные небольшие неровности. Такое покрытие - последнее решение Тай-Грена. Такая форма и такой сплав помешает внешним явлениям нанести вред вездеходу.

- Теперь на второй пойдём, - скомандовал управитель.

Махина пошла быстрее, наезжала на небольшие возвышенности, прокатывалась по чуть пониженной местности. Правая сторона колёс заштопорилась, левая продолжала работать. Вездеход совершил разворот и стал приближаться к кораблю. Машина обошла аппарат справа, так как слева разрушенный космолет лежал одной из своих сторон на горе. Колёса прошлись и вмяли в твердыню множество обломков. На той стороне терраса была более поровнее, так что удалось развить скорость и двигаться на третьей передаче.

Капитан дальше отрабатывал быстрые разгоны и резкие торможения всеми системами, машина работала безотказно. После очередного разворота, подвеска машины стала понижаться, колёса поднялись вверх и застыли около нижней части кузова. Вездеход встал на гусеницы. Заработали моторы под кабиной, обратно до корабля возвращались на гусеничном ходу на высшей передаче.

- Ну что, я доволен нашей работой, теперь мы можем отдыхать и заряжаться питанием.

Все посетили три будки в комнате зарядки. Большая главная преназначалась только для Тай-Грена, где его очистил и зарядил мощный сиреневый луч, второй будкой могли пользоваться Комрелия и Порокоф, их лечил и заряжал тёмно-синий свет, Займараты пользовались третьей кабиной поменьше, где их восстанавливало зелёное свечение вперемежку с красным.

В соседнем помещении они, все пятеро, расположились на мягких раскладных кушетках. Янсчер принёс со скада толстые круглые контейнеры. Когда руки экипажа сжали сероватые сосуды, то их верхняя часть удленилась. Тай-Грен поднёс ко рту контейнер и в несколько этапов, опрокидывая его туда, отправил в желужок мясистое содержимое, такое же сотворила Комрелия и все остальные. Янсчер принимал органическую пищу стоя, потом он собрал на поднос пустую посуду и потащил её к топливному баку. Он защитился скафандром прежде чем открыть дверцу, на него полыхнуло желтоватым, в жёлтое мигом полетели сосуды с подноса.

Не думая о своей безопасности команда вся отключилась, улёгшись на кушетках. Вездеход застыл недалеко от полуразрушенного корабля. Слабо работал Синхрофазатраторный двигатель, заряжая главный аккумулятор. Они, видимо, очень устали, что не захотели выставить даже часового или камеры слежения, оповещающие об опасности, они, словно отдыхали на родной планете, в родной Вселенной, хотя не понимали, что находились даже не на планете, а в ином непонятном сверхбожественном Мире.

* * * *

А в это время высоко, там, среди сероватой светящейся материи, она могла бы именоваться небом, происходили изменения. Среди серого появилась непролазная тёмная масса, что, как плита, наползала, выдавливала все более слабые массы. В её центре пробилась дыра, отверстие водоворотом засасывало окружающее.

Вершины гор с террасами стали сильно колебаться в разные стороны, потом начали трескаться и по кускам улетать в образовавшуюся пробоину.

Вскоре массивного чёрного стало очень много и круглых поглощающих центров тоже поприбавилось. Горы и плоскости вздрагивали, потом начиналось их неравномерное движение. Горы стали распадаться, но на террасах сохранялось ещё спокойствие, но уже чувствовалось, что очень скоро и здесь наступят разрушения. Эта часть Вселенной будто бы меняла свой контур, свой призрачный внешний облик.

В пространствах между горами возникли вдруг вертикальные, засасывающие в иные пространства огненные воронки. Казалось бы стекловидный, неподдающийся бурению и ломке грунт, стал ломаться и кусками влетать в световые плазменные образования. А под ним образовывалась пустота, нечто тёмного цвета. И пока оставались разрушаться горы, равнины под ними исчезли, и образовалась такая же массивная материя, господствовавшая сверху. Будто это ещё раз доказывало, что всему причина и первооснова чернота, а любые световые образования материи есть лишь её порождение.

От сильной встряски Тай-Грен очнулся, за ним Комрелия и все остальные.

- Что происходит? - спросил Порокоф

- Вселенная нам очередные игры устраивает,- пришёл ответ от капитана.

Управитель вскочил с лежанки и направился в кабину вездехода.

- Двигатель погас, хотя в баке продолжается реакция разложения.

Левая рука капитана стала нажимать несколько раз кнопку пуска, но тщетно.- Комрелия, давай от энергии реактора или аккамулятора, кнопка с твоей стороны.

Панель приборов зажглась, электродвигатели заработали очень слабо, не хватало энергии, она чем-то поглощалась.Машина стала долго сдавать задним ходом, потом пошла передом, выполнив что-то вроде полицейского разворота. Выпуклость над кабиной приподнялась, за ней скрывался мощный прожектор, но он стал гореть очень слабо, видимость через стекло кабины была низкая. Были включены все наружные камеры, от них телепатически и на монитор приходили очень плохие сигналы, следовательно и изображение было не совсем хорошее, всему не хватало энергии. Мощно засасывающая окружающая среда пожирала её.

Задние камеры сквозь непроглядную тьму донесли до экипажа, как вспыхнул жёлтым световым огнём корабль. Пожираемый свечением, аппапарат вздрагивал, потом сильно затрясся, над ним образовалась конусовидная, зависающая параллельно террассе воронка. Её острая часть не была видна, она уходила в иные пространства. Космолёт поднялся одним боком, тем, что опирался о гору, встал вертикально, теперь он напоминал поставленное на протектор колесо, завертелся, осыпая всю местноть обломками. Его верхняя часть, казавшаяся достаточно обгорелой до сверхчерноты, стала кусками ломаться и улетать в воронку, которая делалась из жёлтой тёмно-коричневатой.

В полследний момент космолёт рванул, хотя, чему там взрываться Тай-Грен не мог понять. Взорванная масса не разошлась по сторонам, она моментально оформилась в круглую жёлтую субстанцию, шаровидную посередине и сужающуюся в узкие треугольники сверху и снизу, из верхних углов били световые искривлённые много раз линии.

Тай-Грен хотел было застопорить машину, даже вернуться назад, но Комрелия просила его продолжать движение прочь от непознанного.

Жёлтая фигура вместо корабля стала красной внутри жёлтого шара. Этот предмет круглой формы стал сужаться, пока вовсе не исчез и два треугольника с линиями из вершин срослись. Они уменьшались по сторонам, пока не превратились в одну толстую ровную на небольшом промежутке световую линию. Наконец световая лента стала сверху заползать в воронку, ровный промежуток юркнул туда очень быстро, нижняя, много раз извивающаяся часть, как поезд, минуя препятствия, тоже проехала в коричневатый конусовидный поглотитель материи. Везде моментально потемнело. Сожравшее корабль явление исчезло.

Терраса под гусеницами вездехода начала раскачиваться в разные стороны, то с одной, то с другой стороны возникали провалы, от этого транспортное средство наклонялось в разные стороны. У многих стало создаваться впечатление будто они не едут по твердыне, а плывут по морю-океану.

- Я прошу тебя, двигайся к краю террасы, не останавливайся!- умаляла Комрелия.

Машина шла, сильно наклоняясь то вправо, то влево. Неожиданно твердыня под гусеницами стала резко понижаться, вездеход в полнейшей, непробиваемой светом темноте стал спускаться по очень крутому склону вниз. Затем капитану пришлось заштопорить правую гусеницу, потому что слабосветящий прожектор и камеры передали изображение сплошной каменной стены впереди по курсу, чуть сужающаяся, покрытая торчащими то тут, то там полукруглыми камнями дорога или что-то, что её напоминало, поворачивала влево. Машина сильно раскачиваясь перевалила валуны, пошла дальше снижаться вниз. Теперь снова впереди возникло препятствие, проезд был вправо и чуть вперёд, затем чуть налево и снова вправо. На мгновение показалось, что путь стал снова ровный, но вскоре пришлось опять снижаться. В одном из мест Тай-Грен наскочил левой гусеницей на огромнейший валун, вездеход проехал какое-то расстояние на правой гусенице, был готов перевернуться, но благодаря тому, что Скалтер, Янсчер и Порокоф перебежали на левый борт, самоходная установка встала на левую гусеницу.

Дальше пошла местность, где приходилось ехать с поднятой сильно вверх правой частью.

- А поровнее пути нет?- спросил Порокоф в кабину

- Слева сплошная стена, справа тоже, вот и приходится довольствоваться таким способом езды,- ответил Тай-Грен.

В одном из мест пропали скалы и вообще какие-либо угрожающие препятствия, техническое средство передвигалось по равнине без единой ямочки или возвышенности, а вокруг клубилась тёмная масса. Скорость снизилась до первой передачи.

- Порокоф, прими управление, я вылезу попробую осветить своим светом из Оплеймы, - дал распоряжение капитан.

Зеленотелый энергетик прибыл в кабину, а Тай-Грен пошёл через помещения в задний отсек. По винтовой лестнице он поднялся на крышу вездехода, откинул люк и по пояс высунулся наружу, атмосфера содержала не те газы, которые требовались для организма, пришлось сразу же защититься скафандром, Оплейма попыталась испустить всепрожигающий свет, но ничего не вышло, окружающее вещество было настолько плотным и тёмным, что не пропускало через себя свет и тепло.

Капитану пришлось закрыть и плотно задраять выход на крышу, отправляться в кабину. Вперёд можно было бы пускать звуковую волну, она бы, отражаясь от твёрдых покрытий, давала бы знать о препятствиях, но они не предусмотрели этой детали.

Вездеход остановился, продолжать куда-либо двигаться было напрасно.

- Поздравляю, попали в местность, где нет определённых предметов, а присутствует тёмная непроницаемая однородная масса, она и есть, наверное, первовещество,- высказался главный чуть просунув голову в кабину.

- Ну скажете тоже, всё это развеется, надо только подождать,- отвечал ему Порокоф.

- Эта планетарная Вселенная изменила свою структуру, поглотила наш корабль, теперь мы больше не на чём не вернёмся назад, а вездеход вот так окажется заблокированным среди клубящихся масс, и какая польза от него? Зачем мы потратили столько сил на его создание? - возмущалась Комрелия.

- Я понимаю,- гоорил Тай-Грен,- что нас заслали в пределы вещей, где не смогут выжить существа равного с нами порядка, здесь всё действует против нас, но мы исследователи, нам поручили нелёгкую задачу изучить эти места. И что? Первая трудность и вы начинаете возмущаться, да не по законам наших миров здесь всё устроено, но надо привыкнуть, приладиться к этой системе. А ну давай, Порокоф, уступай место за рычагами управления, я поведу.

Они поменялись местами. Новый Мастекат пополз неведомо куда снова на первой скорости. Так хоть при наезде на какое-либо препятствие удасться быстро остановиться.

- А что если выпускать плазменные шары впереди нашего аппарата, они могут следовать впереди и хоть как-то освещать нам путь,- предложила неожиданно Комрелия.

- Хорошая идея, - откликнулся на её предложение радостно капитан,- только плазменный шар нам лучше образовать всем вместе с привлечением энергоисточников машины. Ведь такая вещь может тянуть и освещать путь даже лучше всяких коллайдерно-синхрофазатронных двигателей. Только есть одно но: у нас нет газа для ионизации, да и окружающая действительность сильно тянет на себя энергию, слабое могнитное поле, поэтому всё плохо работает. Вот и остаётся нам довольствоваться тем, что есть и позабыть об образовании плазмоидов.

- Либо отправить вперёд кого-то, например, на квадрацикле он будет в десяти метрах от вездехода и всё увиденное будет передавать нам в кабину управления,- предложил свою идею Порокоф.

- Но впереди едущий,-возражал Тай-Грен,- тоже не будет ничего видеть. И вообще, мы находились на террасе, а оказались среди вечной тёмной массы, здесь вообще бесполезно куда-либо двигаться, трата невосполнимой энергии впустую.

Неожиданно все ощутили как будто их корабль не перемещается медленно по твердыне, а плывёт, словно в безвоздушном пространстве. Только плавание такое напоминало не преремещение куда-либо по прямой, а постепенное градационное падение вниз, будто вездеход терял силы и постепенно шёл на снижение.

- Может нам было нужно наделить нашу машину свойствами летать? - задал вопрос Порокоф, который уже сидел в кабине управления между Комрелией и Тай-Греном.

- Это ещё одно доказательство,-отвечал Тай-Грен,- что мы находимся не на планете, а во Вселенной, которая постоянно меняется и создаёт перед нами любые масштабные простарнства. Если бы это была планета, мы спокойно ехали бы на Мастекате и никуда бы не падали.

- Да, вот это дела, чтобы Вселенная не имела размноженную определённую структуру нескольких устойчивых видов, а могла приобретать различные формы, образовывать твердыни, либо однородные тёмные пустые пространства, которые напоминают пустоты космосов, - высказала своё мнение Комрелия.

- Нам бы понять для чего нужна такая система, и кто хозяин или хозяева этого порождения,- заговорил капитан.

- И ещё бы выбраться отсюда, - добавил Порокоф.

Все ощутили, как вездеход снова был поставден на грунт, потому что от его передвижения ощутилась встряска, гусеницы шли по неровностям, очень большим углублениям и довольно таки выдающимся возвышенностям. Чернота стала постепенно рассеиваться, теперь удавалось рассмотреть местность на два метра из машины. Прожектор стал прожигать тёмное, от этого возросла возможность видеть ещё дальше, запустился коллайдеро-синхрофазатронный двигатель, пошла зарядка аккамуляторных батарей, электродвигатели стали работать лучше и мощней.

Сейчас машина оказалась, будто на какой-то планете, - повсюду, куда доходила видимость, наблюдалась местность, вся состоящая из небольших выпирающих серых скал и множества разноформенных ложбинок между ними. Тёмные массы, казалось, уходили навсегда, оставляя после себя серое сплошное пасмурное пространство, что светилось, нависая над твердыней.

Мастекату пришлось остановиться, передняя часть слишком опустилась вниз, попала в углубление, правый борт сидьно возвышался над левым, потому что гусеницы наехали на скопление нескольких сросшихся скал.

- Перед нами целая пустыня скалистого грунта,- начал капитан,- нет никаких ориентиров, куда двигаться ни места, ни цели, а просто двигаться - это ни к чему не приведёт, мы так вечно будем путешествовать.

- И что вы предлагаете?- спросила Комрелия .

- То то и оно, что предложить нечего. Разделиться, так мы потеряемся и, возможно, больше никогда не встретимся. Я лично нахожусь в полном тупике.

- Всё равно ничего не остаётся делать, как ехать вперёд куда бы нас не занесло, - высказал своё мнение Порокоф.

Тай-Грен потянул два рычага от себя. Вездеход тронулся вперёд, наехал на скальные образования, поднялся сильно пердней частью, затем опустился ею же вниз, снова стал наползать на следующее препятствие. Дальше пришлось взять поправее, там была широкая низина, удобная для прохождения машины. Ее окружали сильно выступающие скалы, их взять вездеходу бы не удалось, но были увеличены обороты двигателей, были опущены на уровень гусениц все двенадцать колёс. Мастекат взял препятствие, дальше пошла поверхность не с такими крутыми скалами и ложбинами, на этом участке пути удалось увеличить скорость до второй передачи, но потом резко пришлось затормозить, самоходка оказалась перед очень широкой расщелиной, длина корпуса не позволяла легко перемахнуть через неё, машина бы точно угодила в углубление, да и к тому же с противоположной стороны нависали и вырастали вверх заострённые небольшие горы.

Управитель потянул рычаги на себя, вездеход стал двигаться задним ходом, наехал на возвышенности, правая гусеница и колёса правого борта прекратили работу, заработали все средства перемещения по левой стороне. Произошёл разворот, опять наезд на большие скалы, перед машины сильно задрался, потом спуск, задрался зад, поднялась дальше левая, потом правая часть, потом всё снова и снова и так аж до бесконечности.

Между рядов сплошных объёмистых валунов справа и торчащих скал слева вдруг обнаружился выпирающий хребет на полметра, а около него достаточно ровное место, засыпанное щебнем. Капитан пустил хребет между колёс и гусениц, а сам, довольствуясь такой дорогой перешёл аж на тертью скорость. Были отключены практически все двигатели на колёсах кроме задних. Таким образом средство передвижения в довольно экономном режиме проехало значительное расстояние, пока впереди не начались снова скалистые препятствия вперемешку с низменностями им сопутствующими.

- Мы же взяли с корабля мощные световые орудия, их можно вывести наружу и прожигать светом себе дорогу, всё равно будет легче, мы больше тратим энергии на преодоление препятствий,- сделал рационализаторское предложение Порокоф.

- Дело говоришь, - ответил Тай-Грен,- приступай к монтажу, а я пока сделаю остановку.

Был зажжён ярче прожектор, по степени проницаемости света капитан понял, что окружая реальность содержит нормальное состояние газа, можно обойтись без скафандра.

Вездеход остановился. На его крыше показались Скалтер с Янсчером в сопровождении Порокофа, они тащили большие орудия, чем-то напоминающие пулемёты с массивными аккамуляторами в задней части. Одну такую штуковину приходилось перетаскивать двоим. Первую пушку несли впереди идущий Скалтер, за ним Янсчер, Займарат держал орудие левой рукой, помогая своему собрату, правой рукой он охватил второе орудие, которое помогал ему нести сзади идущий Порокоф.

Энергетик запитал к проводам от прожектора новые утановки, с помощью сварки прикрепли их к трубам, их поднесли Займараты, трубы были присоединены к кузову вездехода. Две трубы, сужаясь в узких местах, держали световые пушки. Установщики возвращались в нутро машины, а та начала снова двигаться.

По слишком выросшим скальным породам ударили два столба света. Препятствие разрушилось, части скал завалили дальше следующую низменность, Мастекат прошёл ровно, не наклонившись ни одним бортом. Комрелия заметила на мониторе, что боковая камера показывала, как после разрушения, из повреждённых скал сочилось красноватое вещество, будто кровь. Она впервые видела такое, чтобы скалы обладали внутренней жидкостью, хотя, уже такое было, когда они пытались Тай-Грену смастерить грот для отдыха, тогда скалистые породы потекли желтоватым. Не было сомнения, что они попали на поверхность организма какого-то существа, может, Бога?

Управитель вездехода снова воспользовался световыми столбами, снова преодолено было препятствие. Дальше пошла низина с ровной гальковой поверхностью, будто наши герои въехали в углубление гигантского кратера. Здесь капитан рванул на третьей, но скоро очень пожалел, что совершил такое действие. На одном из промежутков пути, вездеход стало засасывать в грунт, гусеницы ушли сразу, колёса удалось поднять, включить каждое, сначала вперёд, затем назад. Выехать удалось лишь задним ходом, потому что две задние пары ещё стояли на твердыне.

Машина пошла сдавать назад, пока не наехала на неровные скалистые образования. Капитан остановил двигатель, все системы прекратили свою работу.

- Сюда тоже не получается пробиться. Зачем нам исследовать систему, которая живёт сама по себе и не нуждается в нашем в ней присутствии? Либо вообще ничего этого нет, мы сами себе придумываем эту реальность, но тоже как-то в это не верится. Будь бы я хозяином своих мыслей и фантазий, мучал бы я себя так? Или реальность, окружающая нас есть сам Бог, который порождает различные перед нами трудности, заставляя нас страдать,- заговорил Тай-Грен, откинувшись на спинку кресла.

Ничего, здесь не получилось проскочить, возьмём в другом направлении,- отвечала Комрелия.- Вся Вселенная в нашем распоряжении. Я тут заметила, как скалы истекают красной жидкостью, второй раз такое вижу, мы словно находимся на теле какого-то живого существа.

- В каком месте?- спросил капитан.

- Сдай назад, до последней преграды, которую ты спалил световым потоком.

В машине снова загудел двигатель, вездеход развернулся и проехал сто метров до места, где не так давно торчали сплошной непролазной стеной скалы. Из боковой двери вывалили Скалтер и Янсчер с пробирками и специальными шприцами, за ними показалась Комрелия. Они приблизились к разрушенной скале, закачали в шприцы содержимое и перелили его в пробирки. В одну из колбышек была засыпана чуть толчёная скалистая масса. Все тут же вернулись на машину, не желая ничуточки оставаться во враждебной среде. Капитан отъехал назад и остановился на границе, где прекращалась разномастная каменная поверхность и начиналась равнина обширнейшего кратера, по дну которого уже успели протянуться следы их Мастеката.

Капитан перешёл в кубрик, попросил Янсчера принести ему что-то из запасов растительной пищи, тот моментально притащил сосуд с мясом, чуть растворённым в солёном бульоне со специями.

Комрелия принялась исследовать в лаборатории взятые образцы. На специальный, приделанный к стене стол она прикрепила электронный увеличитель, нанесла на стёклышко взятые образцы. Машина произвела наводку и передала в мозг штурмана - лаборанта изображение в красной жидкости несколькомиллиардного количества мелких организмов, выпуклых спереди и сужающихся сзади, их тельца копошились, очень быстро делились. На краях стёклышка Комрелия заметила, как организмы отмирали, становились серыми, так, видимо образовывался скальный нарост. Она погрузила под увеличительную машину образцы скальных пород. Её наблюдения подтвердились: серое каменистое вещество - есть нарост из отмерших живых организмов.

- Я провела исследования, внутренность скал кишит жизнью, твёрдая каменная форма - слои отмирания мелких живых видов, - доложила штурман, войдя в кубрик.

Эта реальность может создать что угодно, чтобы казаться перед нами явью, занимай кушетку, отдыхай, Янсчер, принеси Комрелии того, что и мне!

Займарат с вытянутым языком явился с сосудом, вручил его Комрелии. Забрал пустую посуду у Тай-Грена.

- Всё-таки я хочу усовершенствовать световые пушки Порокофа. Они должны регулироваться, поворачиваться в разные стороны, так удобнее будет пробивать себе путь заранее до разворота. А ты отдыхай. Порокоф! Скалтер!

Управитель поднялся с места отдыха и исчез в проёме. Троица показалась снова на крыше, энергетик и работник несли по два небольших электромоторчика. Под светобьющими пушками пришлось варить кузов, делать в нём защищённые места-гнёзда для двигателей. Один агрегат будет пушку поднимать и опускать, второй крутить на 360 градусов. И если до этого пушки стояли близко друг к другу, то в этот раз их установили далеко друг от друга, чтобы при вращении они не сцепились корпусами. Были проведены провода в кабину, на панели управления были установлены два джойстика, как раз недалеко от левой руки управителя.

- Давай, Скалтер, работай джойстиком, ..ага..Одно орудие опустилось, так...давай поднимай, хорошо, можно даже аппараты сбивать. Теперь покрути его... хорошо, вот так, удачно.

Такие же действия удалось совершить и со вторым оружием.

- Ну всё, можно ехать дальше.

Тай-Грен зацепился за край крыши левой рукой, улёгшись на спину, резко метнулся своим телом вниз, так что оказался сразу на подножке у входа в кабину.

Вездеход тронулся с места прожёг впереди стоящую преграду и пополз прокладывать себе путь. На одном из стволов только переустановленных орудий выдвинулось небольшое продолжение, из него выкинулись в окружающую среду сконцентрированные пучки электронов.Тонкий красный лазер просёк пространство - ровный луч, по нему и будет следовать машина. Это послужит хоть каким-то ориентиром в дезориентированной Вселенной.

Теперь машина могла без особых препятствий двигаться, куда ей было нужно. Она могла легко поворачивать и даже разворачиваться, заранее освобождая площадки для манёвров. И вот, снова капитан резко нажал на тормоза, они ещё раз оказались перед неопреодолимым препятствием в виде широкой расщелины. Толстые световые лучи ударили по возвышающимся на той стороне горам, те посыпались, от падения каждого куска в разные стороны разлетались струи синеватой жидкости. Обломки завалили узкий каньон, ведущий неизвестно куда. Тай-Грен направил самоходку по искусственно сооруженному переходу, под весом машины насыпь немного просела, удар света прожёг ещё немного торчащие скалы впереди. Махина преодолела барьер, опустилась в низину, и тут полностью произошло изменение окружающей местности.

Вместо серых выступающих камней и скал, и низин вокруг них, техника завязла в тёмно-голубом веществе. Сначала продвижение по синей смолистой массе проходило достаточно приемлимо, на второй передаче, но дальше твёрдое дно начало отдаляться, а темнеющая синева начала становиться более вязкой, колёса и гусеницы стали вращаться с большим трудом, а вскоре пришлось полностью отключить все двигатели из-за опаски, что те могут перегреться и замкнуть. Вездеход погрузился чуть ли не по кабину, дверь открыть было невозможно, боковую дверь кузова тоже. Весь экипаж вывалил на крышу автомобиля.

- Ну что теперь прикажете делать?- спрсил Порокоф у капитана.

- А ну-ка попробую я её вот так...- пришёл ответ.

Оплейма испустила желтоватый столб света на правой руке. Смолянистое вещество запылало ярким пламенем.

- Всё понятно, - сказал главный,- вот так мы и освободимся.

Они вернулись в салон своего Мастеката. На крыше опустились дула световых пушек, они испустили ярко-красные световые столбы, но этого оказалось недостаточно, чтобы спалить окружающее, цвет света сделался жёлтым - и удача, тёмно-синее начало пылать.

- Как бы нам самим не обгореть,- высказал остережение Порокоф.

- Я сейчас интенсивнее начну прожигать нам дорогу, - ответил капитан.

Световые пушки на крыше вернулись в прямое состояние, опустились ниже и очень мощным световым потоком начали уничтожать вещество перд автомобилем.

Весь вездеход был объят пламенем, экипаж ощутил это по сильно нагретому полу. Капитан, отдалив рычаги от себя и включив гусеничный и колёсный ход, сильно рванул вперёд. Через стекло кабины не было ничего видно кроме бушующего пламени, самоходка шла плохо, словно по очень грязной дороге, её водило из стороны в сторону. Наконец удалось выскочить на красную пустынную местность.

Новая реальность имела более ровные пространства с небольшими возвышенностями и незначительными низменностями. Она отдавала ярко-красным цветом, даже я бы сказал, что светилась. Поверхность новой местности будто бы была сложена из разного размера чуть выпуклых в высоту блоков с небольшими щелями между ними. Создавалось впечатление, словно целую эту местность выложили брусчаткой из красного кварца какие-то неведомые великаны.

Машина пошла на высшей скорости, просвет над грунтом увеличился, Мастекат перемещался на одних колёсах, при том тянули только задние пары.

- А вы говорили, что бесцельно будем ездить, вот что-то изменилось, мы чего-то достигли, - сказал Порокоф.

- Смотрите, что там впереди,- пришла в изумление Комрелия.

Из кабины было видно, как вдалеке красная пустыня обрывалась, за ней господствовала чёрная с синевой пустынная местность, в ней огромным куском в виде неподвижного астероида или обгрызанной со многих сторон прямоугольной платформы зависало продолжение такой же пустыни, по которой они передвигались.

- Похоже на астероид,- выговорил Тай-Грен,- только он зависает и не движется никуда.

- Значит нас впереди ждёт, обрыв, твердыня заканчивается,- высказал предположение Порокоф.

- А вы как, не прочь поплавать в межплатформенном океане?-сказал капитан, включая двигатели на всех остальных колёсах.

Самодельная махина понеслась ещё быстрее, накатилась на возвышенность, подпрыгнула с помощью неё, как с трамплина, пролетела несколько метров и коснулась земли. Потом пошла низина, где пришлось сбросить скорость: прямоугольные блоки неровной формы торчали из песковидного грунта то тут, то там. Приходилось на них наезжать либо объезжать, в некоторых местах даже прожечь светом. За ними снова пошла красная светящаяся ровнина, где можно было снова дать волю скорости.

Тай-Грен, словно хотел этого, вездеход со скоростью вылетел на свободные рлощади, край платформы остался позади. Но вместо того, чтобы их потянуло вниз, их стало притягивать к верху и вперёд. Неровный прямоугольник красной светящейся пустыни так и остался зависать где-то справа. Камеры были наведены вниз, чтобы показать, что там, но там была лишь одна чернота. Их несло к огромному серому скоплению. Из кабины был виден лишь только край этой новой земли. Это, наверное, был сверхгигантский астероид, виднелась одна его сторона, а всё остальное уходило дальше и исчезало из видимости.

- Похоже нас опять несёт на скалистую поверхность, где мы уже были,- высказал своё предположение капитан.

И действительно, не успели они и моргнуть, как вездеход покатил среди выпирающих серых скал с низинами. Видимость темноты сверху исчезла, над ними господствовала светящаяся тёмно-белая грузная масса. Она сильно давила, так что машине пришлось понизить свой клиренс, встать на гусеницы, и те проворачивались с трудом из-за очень сильного воздействия сверху, кто-то очень сильно препятствовал продвижению наших героев по поверхности новой твердыни.

- Тай-Грен, не смееей!- последнее, что могла сказать Комрелия, пока капитан не присоединил её к своему телу.

Он выметнулся в салон, там успел присоединить к себе Скалтера с Янсчером, Порокоф, как вы поняли оказался внутри его первым. В отсеке, где находились реакторы и аккамуляторы, он присоединил провод от них к с воей Оплейме, крышка на потолке не поддавалась открытию, её вынес световой луч, но пока очень ещё слабый. Через секунду конусовидный мощный поток света устремился в высоту, стал прожигать газовую составляющую высотного давления. Но сила, игравшая с ним, только смеялась, она с превеликой жадностью стала утягивать энергию света. Это в масштабах их, низких, такое излучение кажется опасным оружием, а для здешних Богов - это минимальнейшая подпитка.

Окружающая действительность стала вся истемна серой, видимость чего-либо стала невозможной даже на расстоянии нескольких сантиметров. Да, кажется, воцарился серый космос, в котором нет трёх измерений, их там может быть сколько угодно или вообще не быть. Для Тай-Грена стало очень плотно, его прижало к чему-то твёрдому, наверное, к грунту, но почему-то от нажатия твердыня не сопротивлялась, а стала мягкой и податливой. Окружающая твёрдость мягко сковывала, превращая организм в камень. Появилось чувство, что какая-то сила отняла от тела Комрелию, затем куда-то исчез Порокоф, Скалтер с Янсчером сцепились накрепко вместе, чтобы неразлучно улететь в иные просторы или дальние, но этого уровня. Это нужно было прекратить, поэтому капитан собрал все свои энергетические силы и мощным сиреневым конусом испустил столб света.

Он думал, что прожжёт или расплавит сложившуюся окружающую действительность, но он этим только продолжал её заряжать, а сам разряжаться. Всёзанимающая серость ещё больше уплотнилась. У управителя кораблями сложилось такое впечатление, будто он теперь находится в каком-то бриллиантовом саркофаге и плывёт в бесконечности серого сгущающегося вещества. Да, его уровень развития и знания и возможности бессильны перед законами этого мира. Сопротивляться просто бесполезно, Бог, правящий этим всем, раздавит в любую секунду.

Надо просто молиться Богу, но какому? Они пилоты межвселенческих линий всегда признавали Великим Бога Рога - это он стоял над многими Вселенными. В честь него были воздвигнуты храмы, куда приходили его световые лучи, по ним отправлялись новые жертвы и приходили его посланники. Но последних несколько веков общего межвселенческого времени лучи жёлтого света с его горних высот погасли навсегда. А вместе с ним замолчали и все другие Боги.

Но все-таки вспомнилась молитва:

Рог, Великий Всемогущий потребитель трёх Вселенных,

Твоя сила - есть смысл нашего ничтожнейшего бытия,

Мы есть частицы твоя и разум твой, порождение твоё.

Да нескончаемо владение твоё, яко Вселенными, так и Антитарой

Слався имя твоё, да пребудь ты вечно в горних владениях своих,

Защити от поганых недоразвитых Богов и полубожков,

От силы, что победить не удаётся,

Спаси меня и моих однорасин и роды наши от поглощения.

Тай-Грен трижды прочитал подобную молитву, затем вспомнил ещё одну полустихами:

О Великий Вседержитель,Творитель дум, материй свойств,

Всех существ размоножитель и мирских больших устройств.

Рог - Правитель Надвселенных, всё пожравших во себя,

Биллион миров бессмертных, что сгорели уходя.

И тебя я заклинаю, обращаюсь и прошу:

Защити меня родного, от Творца иномирного,

Что сдавил меня и тянет к всёпожравшему ковшу.

Глава 11. Помощь Бога

Бог Экснорт вдруг неожиданно ощутил, как где-то внутри него среди множества пространств, что составляли его внутренню Вселенную над Вселенными кто-то очень слабо взывал о помощи, но просил не напрямую его, а когда-то существовавшего Бога Надвселенной Великого Рога. Того самого, что вторгся в эту новую Вселенную под названием Разделённость - мир многих сверхсильных существ, именовавших себя Богами, вернее, их так именовали низшие, слабые и намного отстающие в развитии существа. А они всегда были и составляли это Над- надпространство и даже выстраивали иерархию из себе подобных, в ней бывший Тавк-Овст Жевент - Экснорт занимал чуть ли не около всеобщее пространственное владение.

И вот внутри него, в пространстве Бога Га- Нури, владевшего местностями ближе к входу в их систему мироздания, кто-то из поглощённых существ просит Бога Рога, которого уже больше не существует, так как он проиграл битву и стал частью Экснорта, а вслед за ним и все Боги нижнего НадВселенческого Надмирья, злобные и коварные, по-своему справедливые, но в большей части они жестокие: Молн, Сейна, Опта и он Рог со своими полубожками Струнгами.

Кого-то опять из избранных занесло в эту Вселенную и на мольбы их нужно откликнуться. Придётся помогать, ведь всё не случайно. В мир Высших - Разделённость приходят многие, а выживают и доходят до высшей точки испытания этой Вселенной единицы. Такие становятся новыми Богами внутри других божеств.

Так было и с ними, когда они с Чензом попали неизвестно куда и долго путешествовали, пока не дошли до высшего момента, высшей точки путешествия со многими препятствиями. Их тоже вёл верховный Бог, позволял не погибнуть. А теперь, что? Он должен курировать новых существ, но для чего ему это нужно. Его сущность - есть организм со множеством пространств - других Богов поменьше. Но те меньшие тоже образовались из существ, пришедших в эту Вселенную, которых ипытывали другие Боги. Всё зависело от типа устроенности внутренностей того Бога в чьи пределы попадёшь. Они с Чензом попали сразу в главную часть. А эти существа попались Богу поменьше рангом и с не очень большими возможностями, он не очень желает им покровительствовать, наоборот...

А что наоборот? Ведь так всегда бывает, когда кто-то сюда попадает, один Бог мучает пришельцев, второй им покровительствует частично. Только Молну во время его путешествий один и тот же Бог - самый главный, к уровню котрого осталось ещё немного приблизиться, он создавал препятствия для Таиукву, но и тянул, переводя на новые пространственные уровни, так как тот являлся не простым существом, а уже возвышенным, он в случае победы в битве мог занять главенствующее место.

Теперь предстоит вмешаться, оказать помощь просящему - капитану Тай-Грену. Да, в жестокие условия он попал и его команда. Они ещё примитивнее Паунтийцев - их оружие световые столбы и возможность образовывать плазменные шары, последнее, конечно, чем-то сближает с высшими, но это у них так несовершенно. И это, к сожалению, всё, что они могут. Их тело вырабатывает огромное количество энергии, этим тоже они схожи с Паунту, но у них есть третья составляющая, в них присутствует изолированно биологический небольшой организм, питающийся натуральной пищей. Странно и удивительно такое сочетание порождений плазменной материи, спрятанной внутри полукибернитического организма и биологической формы жизни.

Их всего лишь пять, но это всего лишь одна сущность - капитан Тай-Грен, все остальные всего лишь он сам распятерённый. Да, такой, если станет Богом здесь, то сможет образовывать пять разных пространств и сливать всё в одно, или каждая его часть захватит ещё обширные местности и других Богов. Вот почему Бог Га-Нури так сильно издевается над ними, уже разлучил их, каждого поотдельности будет уничтожать испытаниями. Им не устоять водиночку.

Га-Нури хоть и ниже меня Экснорта, но в его внутренность мне проникнуть будет очень сложно, хотя у нас, у всех Богов есть связующие звенья, места соединений - мы же единый образовываем организм из всех своих пространств. Проходим через друг друга, отдыхаем в белых цилиндрических платформах, что находятся на Вселенческом теле - важной точке этого космоса.

Экснорт отошёл от самого себя, стал двигаться всё ниже и ниже через серое вещество, прошёл мимо круглых, медленно вращающихся образований, чем-то напоминающих цветы подсолнухов, только сильно красных по краям и с светло-бурой серединой. Всё окружающее уменьшалось, превращалось из громоздкого во что-то малое, всё сжимающееся до определённой точки. Затем снова пошло расширение. Белая всёокружающая местность напоминала внутренность какого-то органа, где белизна выпукло-сужающимися линиями, близко расположенными друг к другу, перетекала куда-то, а, может быть, по кругу по сферальной траектории перемещалась. Иногда среди переплывающей белизны внезапно происходили вспышки тонких скоплений зигзаговидных линий. Этот эффект мог быть сравним со вспышками тысяч наложенных друг на друга молний, словно возникали они снизу и сверху, справа и слева .

И это окружение было пройдено, в дальнейшем всё занимал космос из сплошного алого света, где-то и дело вспыхивали, приближаясь, слабо-зелёные круги, они раскрывались, как зонтики, сильно увеличивались перед твоим взглядом и исчезали где-то позади.

Дальше вообще пошла бело-серая муть, словно целая Вселенная состояла из горящих экранов телевизоров, у них нет сигнала, просто мелькание чёрных и белых точек с периодичностью, обгоняющей секунды.

А за этим всем последовала вечная серость, она сдавливала, образовывала скалистые бесконечные пространства. Экснорт вокруг себя совершил силу расширения, и давящая масса отступила, хоть и с превеликой неохотой. В небольшой дали от себя он увидел обессиленного, чуть скорченного Тай-Грена. Того жёстко сдавливало, и тело капитана, поддаваясь этому, начинало сужаться и понемногу превращалось в плоское состояние.

Экснорт приблизился, охватил своим влиянием кораблеуправителя, тем самым добавляя ему сил. Хотя он был не вправе, должен был помогать чуть-чуть, но всё-таки решился передать этому существу больше возможностей, потому что был добр и искренне почувствовал сильного, храброго избранника с чистой душой.

Уже теряющий сознание мозг капитана ожил, только он не воспринимал окружающую действительность, в него потоками хлынули пространства и знания о них , теперь он сможет менять по одной своей воле местность так, как ему заблагорассудится.

К нему стала поступать энергия окружающей действительности, теперь он сможет творить предметы любой сложности силой мысли.

Он ощутил как время не властно над ним, он может замедлять его и убыстрять, а то и вовсе останавливать. Его личность становилась первейшей, а всё остальное было создано им и после него, было хрупким и легко поддавалось его влиянию. Ему давалась способность уничтожать всё до ничто и в этом ничто создавать новое, подвластное ему.

Тай-Грен стал приобретать знания о Высшей иерархии вездесущего. Оказывается все здешние миры с небольшим отличием- это Боги, те Вселенные, откуда он прилетел также были под владением Богов, только там правили более низшие Боги и их помощники Таиукву. В этой реальности, сотканной из множества Вселенных, каждое пространство управлялось своим верховным божеством, как различные страны, где имелась своя структура и отдельный правитель. Теперь следовало пройти путь через множество миров, через множество Богов, они будут препятствовать продвижению к вершине, испытывать твои способности.

Остаётся пробираться через всё, до уровня твоего покровителя Экснорта и слиться с ним, либо пройти дальше и слиться с Верховным Божеством и стать им. Но возможность была не пройти и нескольких Вселенческих сущностей, быть уничтоженным ими и навсегда стать их сущностью.

Вот как раз, если бы не сила Экснорта, Тай-Грена бы раздавила эта реальность, хотя, вот его частички Комрелию, Порокофа и Скалтера с Янсчером уже могло поглотить. Разделённость - вот смысл этой Вселенной она кажется целой, но разделена на уровни, она разделяет всё и вся от мельчайших существ до только образовавшихся целых новообразований. Особенность здешнего мира. Возможно, существуют биллионы миллиардов таких Разделённостей, похожих друг на друга, но с особым отличием, у каждой по-своему.

Экснорт куда-то исчез, но сила его ощущалась и частично чувствовалось всё же его малейшее присутствие и какая-то опека. Капитан отбросил от себя вновь надвигающееся серое вещество, потянул своё тело сквозь непролазное серое пространство к месту покинутого вездехода. Но окружающая действительность сопротивлялась и давящая серость, будто сжимаясь, отовсюду пинала его и защитную оболочку из божественного вещества, как мячик.

Он образовал длинный туннель вниз на сколько хватало сил, где не действовала сдавливающая сила Бога Га-Нури. Его понесло по сотворённому образованию, выбросило в вечно синее холодное пространство, температура стала сильно падать, враждебный Бог видимо умел хорошо добивать различными физическими явлениями. Тай-грен совершил вокруг себя вакуумное образование, то есть небольшая защита вокруг его тела сотворила вакуумный шар. Вся синева стала притягиваться к пустоте, капитан стал её поглощать, включил внутри себя непомерное тепло. Вся окружающая местность начала проходить через него, образовывался очень гигантских размеров вихрь, часть которого втекала в сферу холодной, а выходила горячей. Горячая масса стремилась снова к охлаждению. Таким образом удалось нашему герою образовать над собою большую синюю сферу размером чуть ли не с небольшую планету. Удалось выделить ещё больше энергии и зажечь новоявленное образование.

Получился обширнейших размеров плазмоид, его удалось сдвинуть с места, отделить от себя и направить в серое окружающее. Но враждебное сдавливающее вещество сделалось твёрдым и очень прочным. Горящая масса ударилась о нее и разлетелась в стороны брызгами огненного света. Брызги превратились в сгустки, прекратившие свой стремительный полёт в разные стороны, они зависли, превратившись в островки пылающей материи. Они мгновенно погасли и стали напоминать собой серые скалистые астероиды.

Тай-Грен полетел вниз, так ему казалось правильнее, хотя, он новичок не понимал, что в этом мире нет сторон, в этих местах хозяева Боги сами создают себе направления, а для пришельцев сотни направлений и мест.

Он стал искать место, где был оставлен их вездеход, но ничего не удавалось образно увидеть, в мозгах подсказывало, будто то, что он ищет, находится бесконечно внутри этой серой массы. Возникал вопрос, в какую часть этой массы влетать, чтобы достигнуть желаемой цели?

Тогда наш герой растроился, он испустил из своего тела три толстых тёмно-жёлтых луча, они, прожигая себе путь, прошли через серость в разных местах. Сам Тай-Грен стал похож на гигантских размеров трезубец, в заднюю сторону он пустил ещё световые столбы, таким образом он попытался пронзить с разных сторон врага, чтобы понять, в каком месте сосредоточена техника и его экипаж.

Но враг отвердился, и лучи, насколько бы они ни были прожигающие, стали всего лишь касаться твердыни, слабо освещая её. Светом бороться было бесполезно. Пришлось использовать такое же оружие, каким с тобой боролись.

Капитан втянул в себя все лучи, сам стал разрастаться до внушительных размеров, он образовал из своего тела что-то вроде громоздкой многоконечной звёздочки с виду серой, но чуть с синевой. Он начал вращаться, увеличил свои обороты и понёсся на всеобъемлющую массу.

Он врезался во враждебное вещество и начал совершать глубокий пропил в нём. Враг конкретно над ним издевался, позволял прогрызать себя, но позади заделывал абсолютной твердыней прорезь. Энергия от вращения Тай-Грена также поглощалась соперником. Наконец, капитан не выдержал, собрал всю свою внутреннюю мощь, довёл её до критической массы и произвёл самоподрыв.

Материя врага, видимо, не ожидала такого действия, она начала разрушаться, разделилась на множество кусков и стала расходиться в разные стороны. Крупные части измельчились на ещё более мелкие. Взорванное тело капитана расплывалось крупной горящей термоядерно-жёлтой массой, которая пришла из внутренних пространств нашего героя - рождалась новое вещество, сравнимое со звёздами, а каменнообразной материи было не устоять перед горящей составляющей.

Твердыня начала отсупать, освобождая после себя серую пустоту, она вовсе не была пустотой, а прородительницей вечной твердыни. Но этого наш капитан не знал, для него всё ещё были вдиковинку его новые способности. Он никогда не был звездой, теперь ему это очень удивительно нравилось.

Казалось бы отступающий враг стал нарастать своей огромностью и втёрдостью с другой стороны и одним прыжком накрыл синюю, сжигающую звезду в лице Тай-Грена, твердыня в несколько слоёв окружала сверхплазменное образование, закрывая его как бы, в непроницаемый саркофаг.

Управитель кораблей понял, что борьба на возрастающих гигантских реалиях дальше не допустима, поэтому он пошёл уменьшаться, умельчаться до тех размеров, до каких имелись возможности. А, может, он принимал свои исконные размеры, это он стал всего лишь гигантом в результате метаморфоз...

Теперь его слишком уменьшенное тело находилось среди скоплений разной величины, громоздящихся друг на друге серых скал с небольшими ущельями между ними, типичная уже знакомая местность, им уже такое приходилось преодолевать на Мастекате. Он пожелал уменьшиться ещё больше, чтобы уйти через щели в камнях и даже, если повезёт, проплыть мимо атомов в иные пространства, но уменьшился настолько, что окружающая действительность стала казаться сплошной плоской серой массой, как будто серые гладкие плиты, но с небольшими неровностями, чуть нагромождённые друг на друга тянулись, как ему казалось, аж до бесконечности.

Тай-Ген, приняв свой естественный облик, брёл по ним, не встречая никого и ничего теперь. Бог этого мира перестал бороться с ним, будто потерял его из виду. Но нет, он просто готовил новые испытания, над всем стоящее существо переместилось, приняло облик иных сущностей...

* * * *

Мозг Порокофа очнулся, он опять видел яркие образы, где героями были разные существа абсолютно непохожие на него. Они соперничали и боролись за право оплодотворить самку. Они оспаривали власть в своих цивилизациях, участвовали как рядовые сторонники в борьбе многих наций за ресурсы. Какой удивительный мир примитивных созданий, откуда только приходят такие красочные образы? Кто их посылает? Наверное, межкосмическое информационное поле. Как это примитивно, но интересно.

Но всё, нужно приходить в себя в эту реальность, но где действительно реальность, по эту сторону или по ту? В этих видениях или где-то в тех, что с законченным сюжетом, а здесь всё не заканчивается и не заканчивается, одна группа событий сменяет другую.

Энергетик попытался пошевелиться, но почему-то это не удалось совершить. Он повторил попытку, но уже ногами - опять ничего. Всё же где он находится? Он улучшил зрение, видимость через прорезь внешнего покрова стала заметно качественее, но ничего понять не удалось, он оказался внутри чего-то плотного, на вид сиреневого стеклянного. Был зажат в какой-то каменной соте или огромнейшом янтаре, заплавлен плотно в твёрдую массу. Или же это новое явление, открывшееся в этом мире - он находится внутри Тай-Грена и может себя видеть внутри него. Но где же все остальные? Без воли капитана он не может покинуть его внутренность.

Но всё же он не внутри капитана, он бы видел, как он, и вовсе не думал как отдельная единица, его бы тело двигалось наподобие лидера, а он здесь неподвижен.

"Я оказался в западне, в каком-то ином месте, отдельно от всех,- подумал Порокоф.- И самое главное, что нужно отсюда выбираться, искать своих, потому что в этой системе стоит остаться одному на какое-то время и ты останешься один навсегда. А время? Да нет его здесь, есть только последовательное наше движение вперёд по пространству. Время там, где есть планеты и звезды медленно вращающиеся вокруг чего-то грандиозного, вот это время, а здесь..."

Энергетик замолчал сам для себя в мыслях, затем продолжил снова:

"Что какая-то сила добивается от нас? Мы пришли с миром исследовать неизвестное, а она нас не пускает, водит кругами, препятствует, да и пытается вовсе уничтожить. Разделила нас всех. Не иначе это всё знак о том, что мы проникли в пределы совсем предназначенные не для нас, где организмы, подобные нашим, вовсе не могут выжить. А живые ли мы вообще? Это просто кажется, что мы те прежние, материальные, а на самом деле мы не те и, быть может, обладаем совсем другими способностями. ...Строили вездеход по законам природы тех наших Вселенных, а здесь всё действует не так. Нам просто хочется, чтобы всё действовало так, как нам хочется."

Внутри пистолета, что был прикреплён к рюкзаку внутрь уползла небольшая на стволе насадка, её освободившееся место заняло сверло со множеством зубцов на конце. Это значило, что Порокоф не парализован просто очень сильно зажат в какую-то твердыню. Сверло на пистолете зажглось синеватым светом и пошло вращаться, удлиняться и занимать освободившиеся места.

Скоро удалось вырезать пятьдесят сантиметров сиреневой массы, с большим усилием Порокоф сжал правую руку в локте и двинул её назад в вырезанную пустоту. Но кисть конечности всё ещё не могла пройти. Пистолет автоматически отсоединился от рюкзака и чуть спустился вниз в освобождённое место, начал расширять пространство, стал резать стекловидную твердыню ближе к застрявшей руке. И вот, конечность оказалась в пустом вырезанном месте. Кисть сжала рукоятку пистолета, в отведённом назад положении могла немного двигаться. Энергетик переместил её ближе к правой ноге стал её освобождать из плена. Затем чуть поднял руку с орудием вверх, срезал досататочно сдерживающей массы, очистил от неё правый бок и перед, расширил для себя просторы вправо. Удалось освободить ногу и выгнуть часть туловища, согнуть руку параллельно грудной клетке и приняться освобождать левую часть.

Работая таким об разом, Порокоф оказался стоящим на площадке метр на метр и на три в высоту. Он убрал световую дрель, её сменил расширяющийся к концу ствол. Вперёд ударил сиреневый столб света, он прожёг такую же по цвету твердыню. Препятствующие массы исчезли, удалось проделать себе пятиметровый проход. Порокоф успел продвинуться по нему несколько метров, как окружающая световидная материя стала сжиматься и затвердевать. Чтобы не иметь больше проблем как в прошлый раз, наш герой застыл, вытянув руку с пистолетом вперёд. Тело снова сковало, так что нельзя было даже пошевелиться. Толстый ствол закрепило плотно, от этого его невозможно было задвинуть обратно в оружие.

"Что же оставалось делать существу, у которого недостаточно сил бороться с этой окружающей реальностью? Разорвать себя изнутри, взорвать позади себя рюкзак с реактором и частичным преобразователем материи? Нет, я думаю, что хватит сил изменить оружие."

За спиной загудела система, толстый ствол стал сужаться, таким образом освободилось небольшое несколькосантиметровое место. Всё тело нашего героя загорелось ярко-зелёной прожигающей плазмой, твердыня стала оттаивать, как лёд. Энергетик наклонился вперёд, затем туда же выпятил свою нижнюю часть тела, правую и левую ногу. Таким образом снова удалось прожечь себе помещение метр на метр и три в высоту.

Пистолет на руке вытянулся в длину вперёд, задняя его часть наползла на руку, захватила её, превратив её в Оплейму, такая была у Комрелии и Тай-Грена. Дуло сильно разошлось в стороны и сделалось очень широким. Внутри далеко раздвинутого тюльпана появились тонкие, светящиеся сиреневым, иглы по краям, посередине появился толстый бур с несколькими бурами поменьше по краям.

Энергетик, как отбойным молотком нанёс удары по впереди стоящей материи крест- накрест. Преграда кусками посыпалась, как порода в шахте. Тонкие острия чуть ли не на полметра врубались во враждебное вещество, как иглы швейной машины; буры врезались в уже пробитое вещество и крошили его. Таким образом Порокоф продвинулся на несколько метров, но в последнюю минуту успел заметить, как сиреневая твердь заполняет собой те места, которые он освободил от неё. То есть в данной ситуации он передвигался, как дождевой червь: съедал грунт впереди себя и заваливал проход за собой. Только в последнем случае завал производится переработанной материей, а в случае с нашим героем твердыня восстанавливается в первозданном состоянии.

Порокоф, прорубив себе ещё несколько метров, решил действовать следующим способом, хоть это возьмёт очень много энергии, но, может, удасться достигнуть хоть какого-то результата. За секунду дуло Оплеймы преобразовалось, свёрла исчезли, появился ствол для света и выброса плазмы. Вперёд ударил достаточно обширный световой поток, материя прожглась, образовался трёхметровый в высоту проход, Порокоф ринулся по нему и выпустил два плазменных желтоватых шара. Взрывы разнесли начавшую уже сжиматься враждебную материю, расширили проход, какое-то время можно было передвигаться во весь рост. Образовались места очень широкие. Орудие палило вперёд снова и снова, освобождая дальнейший проход. Но вскоре реактор с преобразователем выработали свою мощь, требовалось время для накопления ими энергии из окружающего пространства и мирового энергетического космоса.

Материя начала снова наползать, наш герой только захотел, чтобы по одному приказу его воли враждебная сущность развалилась, как действительно, толи пошла работать какая-то разрушительная волна или скрытая энергия, разрушающая материю, сработала, но надвигающаяся стекляновидная затверделость разрушилась на том участке, куда была отправлена воля разрушения.

Порокоф пустил новую, данную ему энергию во владение в разные стороны. Наползающая твердыня прекратила наползать, она словно обожглась, застыла на расстоянии двух метров. Рюкзак- реактор передал сигнал о том, что он тоже зарядился.

"Так быстро, обычно он это делает долго, ах, я забыл, времени нет здесь, просто смена событий куда-то вперёд."

Наш герой не прекращая направлять на окружающее эту разрушительную энергию бегом, во весь рост понёсся в каком-то конкретном, избранном им направлении. Но вскоре твердыня под ногами исчезла он стал плыть, словно погрузился в вечный сиренево-тёмно-зеленоватый океан, у котрого не было выхода на поверхность, тем более его тянуло вместо верха куда-то вниз.

Окружающая обстановка начала меняться: сиреневое стало становиться сначала слабо-голубоватым потом иссиня синим. Твёрдость исчезла. Энергетик, словно оказался внутри жидкости, той самой жидкости, которую взяла Комрелия на анализ, тогда, когда они разрушили лучом скалы и синева, как кровь растеклась.

Эта жидкая внутренность твердыни бывает, видимо, здесь синего либо светло-серого цвета, но такие выводы делать поспешно: вся Вселенная не изучена, да и возможно ли её полностью изучить? Зелёнотелый член экипажа опасался только одного: встречи с существами, которыми кишмя кишило исследуемое Комрелией вещество. Он понял, что цветом своего тела полностью поглощается окружающей действительностью. Он перестал извергать в окружающее разрушительное вещество, не выделял тепла и постарался вовсе не думать, чтобы кто-то сильный в лице Вседержителя местного не смог его просчитать.

Но зря он пытался всё это проделать в рамках замаскировки самого себя, не прошло и нескольких мгновений после его действий по сокрытию, как мимо него проплыли две тёмные фигуры, немного выпуклые и длинноватые, они по краям своего туловища светились тонкой линией желтоватым. Через несколько секунд они, произведя яркую вспышку, расчетверились, мелкие половины стали плыть параллельно, начали набирать массу и скоро сделались такими же огромными, как и их прородители. Через какое-то мгновение новоявленные твари опять расчетверились.

Порокоф взял намного ниже, но и на этом уровне ему удалось столкнуться со стадами похожих друг на друга особей, которые вспыхивая чуть слабоватым жёлтым светом делились с превышающей все рамки скоростью.

Одна из тварей налетела на энергетика, он не успел опомниться, как оказался внутри её тёмной слизкой массы. В раз потемнело, это было похоже на поглощение в тело Тай-Грена, но нет, там было всё приятно, а тут сильно противящаяся всему, тёмная, отталкивающая плоть. Произошла вспышка света, внутренностям Порокофа передалась отрицательная с виду положительная, а на самом деле забирающая положительный заряд энергия. Организм так и ёкнул, всем органам энергонакопителям стало плохо. Сущность расчетверилась, наш герой уплывал соединённый с одной половиной, в синеве чуть были видны его торчащие ноги.

Тёмная масса снова прибывала и захватывала тело энергетика. Он снова оказался в теле большой "омёбы", снова расчетверился, вернее, оказался с одной частью, которая опять нарастала.

Это было сверхгигантским хаотическим плаванием, организмы соударялись, от этого происходили также вспышки света, только феолетового, особи после столкновения дробились на десять малых частей, они продолжали увеличиваться, набирая мощность тела. Главный герой оказался с одной из половинок, она помещалась ему где-то под "животом". Он сумел овладеть её повадками, пытался прочесть её мысли, но оказалось, что эти твари вообще ни о чём не думают, они просто искусственно созданный кем-то биоматериал.

Порокоф заметил, что каждая пятая тварь отмирает, то есть она плывёт сначала очень живо, потом замедляет своё движение, переворачивается и замирает, их тела очень скоро вспыхивают серыми густыми волнами, словно скопление множества острых в высоту волн, наплетённых друг на друга, как ворох нитей, кружит колеблется, перетекает, вспыхивает то ярко, то чуть тускло. И это происходит повсеместно в каждой пятой точке, почти близко.

Омертвелые тела исчезают, их уносит, но кажется, что их пожирает окружающая действительность. Энергетик догадывался, что их отбрасывает к окраинам, туда, где из их организмов создаётся твердыня. Ему требуется найти одно сильно возросшее тело, которое переживёт процесс отмирания.

Снова произошла вспышка, зелёнотелого героя пыталось оттянуть к одному из боковых отпочковавшихся зародышей, но он, используя свою новую силу, притянулся к центральному и несколько дроблений держался его одного. Один раз тело размножилось, пришлось отлететь далеко в сторону и снова дожидаться пока чудовище не начнёт своё размножение. Но вот, шесть стадий распочкований, он всё держался за центральную часть, хотя, как можно было так угадать... Но всё же результат - огромная часть, вновь захватившая его, покрылась скоплением серых волн, они также отнимали энергию и причиняли боль всему организму. Но получилось дематериализоваться, секундный перенос по какому-то энергетическому туннелю, такое бывает, наверное, во время смерти, хотя что это такое, Порокоф не знал.

Мёртвое тело животного влепило в многомиллиардные образования из такиз же тел. Новоприбывшие умершие находились ещё на границе влажного субстрата и начинающей образовываться твёрдости, дальше тела тёмных серели и очень спрессованные друг к другу образовывали непроходимую прочность.

Непонимая откуда он мог видеть всё происходящее со стороны, Порокоф вернул свой взгляд в самого себя, испустил из Оплеймы всёпробивающий луч. В темноте тела он увидел где-то вверху тёмно синее, вырвался из окутавшей материи, как из сдавливающего толстого мешка, который не поддавался, чем-то удерживал в себе. Синий, но уже тонкий луч обрезал плоть, удушающую вокруг. Вот, свобода, через жидкость удалось проплыть быстро, образовав обширный сиреневый столб света, который был незаметен, сливался с цветом окружающей среды, энергетик сразу же прожег себе коридор куда-то вверх. Но уже на расстоянии восьми метров свет не мог ничем помочь, был тогда пущен красный плазменный шар. Произошёл взрыв, за ним пронёсся ещё один огненный заряд - второй взрыв. На нашего героя полетели ошмётки и куски тел, порой уже окаменевшие, они очень сильно били о тело, но ничего, нужно терпеть. Наш герой образовал защитный слой скафандра, поплыл по пробитой им системе, опять испустил из оплеймы шар кипящей энергии, только уже синий, чтобы рвануло в большом объёме.

Результат обманул ожидания, произошёл световой всплеск, кипящая жёлтым огнём световая лавина неожиданно снизошла вниз, потоком подняла нашего героя и потянула наверх. Он мигом оказался втиснутым в расщелину между светло-серых твёрдых каменистых образований. Передняя часть туловища вышла наружу в пространство, где снизу была петристая твердыня а над ней воздушное образование, в высоте кипели серые иногда с темнецой газовые облака. Всё, как на какой-то планете, тройное измерение: горизонт, высота и, возможно, ось зэт, которая вела куда-то вниз от горизонтали и вертикали, наверное, обратно к жидкости и множеству быстроразмножающихся омёб чёрного цвета.

Порокоф вырезал себя тонким зеленоватым лучом, выполз из расщелины, руками оторвал куски, которые, как спасательный круг прилипли вокруг тазобедренной системы его тела. Он осмотрелся: везеде одно и тоже: серая выпукло- вогнутая светло-серая ровнина, такое же по цвету небо, только темноватое, если небом эту газовую сущность назвать можно. Видимость не превышала порядком и пятидесяти метров, то есть за пределами этого можно было ожидать любого подвоха, в момент могла измениться действительность, если действительностью её можно было назвать.

Наш зелёнотелый герой зашагал в выбранном им направлении. Передвигался медленно, спешить не было куда - ведь вокруг пролегала и хвасталась своими пространствами целая Вселенная, где можно было не встретить никого из своих, а только имелась возможность всё удаляться и удаляться, погружаясь в новые незнакомые вещества,и частью их могло стать твоё тело.

* * * *

Займараты Скалтер с Янсчером засели в ложбинке, где едва хватало места для двоих. Если взглянуть на них с высоты, то они казались небольшими точками посреди спложного серого океана окаменелостей, будто кто-то неведомый вылил бетон, океан серого цемента и забыл его разгладить мастерком. И это вещество растеклось и застыло на чём-то неровном, по какой-то поверхности грубо уложенных камней, так что образовались разные канавки, ложбинки, небольшие ямы.

Далеко от двоих "детей" управителей корабля восставала к бесконечной вершине сильно клубящаяся серая пыль. Она порой принимала формы огромных голов без рта, только с большими глазами, будто это был надет на череп прибор ночного видения. Головы появлялись в клубящейся светлой серости и ежесекундно исчезали. Они возникали и мгновенно растворялись. Появился какой-то новый монстр, он наплывал, забирая под себя всё сущее.

У Скалтера на спине ближе к правой стороне раздвинулся панцирь, выдвинулось закреплённое оружие, похожее на пулемёт. Правая рука захватила светопускатель, панцирь закрылся. Янсчер достал из схронов в боковинах ног два пистолетовидых излучателя сверхбыстрых фотонов.

- Нас учили много не думать, мы это не должны уметь делать, - заговорил Скалтер,- наше дело обороняться, если что-то нам грозит.

- А ты ещё дальше собираешься?- пришёл странный вопрос от собрата.

Тёмно-красный пустил из своего большого орудия конусовидный поток синего цвета. Его салатовотелый товарищ также отправил зелёноватые более малые конусы сверхфотонов.

Лучи пересеклись, для восставшей клубящейся массы это, я думаю, было больно. Хотя, чувствовала ли она боль? Но потоки пыли стали убывать, сжигаемые светом. Для монстра, противостоящего им, это было не очень ущербно, существо вдруг начало бросаться в их сторону массивными булыжниками. Очень скоро целый град сорокасантиметровых камней полетел в наших братьев. Один камень попал Янсчеру по голове и по правому плечу. Скалтеру отдавило руку, которая держала оружие, пришлось выронить агрегат.

- Уходим отсюда, предложил Янсчер.

Схватив пушку левой рукой Скалтер, а за ним и его собрат вылезли из ямы и побежали по ровнине. Им вслед летели камни, Янсчера ударило по ноге, от этого ему пришлось присесть, но он тут же поднялся и двинулся дальше. Скалтеру три раза врезало по спине, но он устоял и не изменил темпа своего передвижения.

Они остановились немного передохнуть в неширокой канаве, затем снова побежали. Камни за несколько секунд завалили их недавнее место пребывания.

Булыжникопад прекратился, но вместо него стала распространяться, как газ, серая пыль. Это вещество обогнало их, намного опередило. Исчезла видимость чего-либо. Займараты взялись за руки, чтобы не потеряться. Скалтер, перебросив в правую руку своё оружие, пустил зелёный ровный столб света вперёд - туда, где был свет, там можно было ожидать безопасности от враждебного вещества. Освещение прекратилось, на несколько минут образовался туннель, по которому удалось проследовать. Когда опять враждебная пыль начинала захватывать, приходилось опять освещать.

Неожиданно враждебная материя резко начала твердеть: за секунды пылеобразное вещество сжалось повсюду, образовались непроходимые скалы, состоящие из груд плотно подогнанных друг к другу громоздких камней и плит. От этой перемены нашим героям было теперь некуда бежать. Они сохранились на маленьком островке пустоты, будто оказались снова в яме, её можно было теперь назвать - каменный мешок.

Скалтер вместе с поддерживающим его намерения Янсчером ударили чуть вверх и наискось световыми лучами синего цвета. Они прожгли себе лаз и, полусогнувшись, отправились карабкаться наверх. Почему они решили, что ход к свободе надо искать наверху?Наверное, в них сработал инстинкт жителей планет, которые ищут спасение в вершине, действуя по логике, где небо там и свобода. Однако в этом мире всё не так и не те направления, здесь всё противоречит логике прежних миров.

- Мы долго будем ещё прожигать себе путь?- спросил позади идущий Янсчер.

- Ну пока не сдохнет зарядное устройство.

- Может, прекратим.

- Охотно.

Они упёрлись ногами в стены, чтобы не съехать вниз, чуть слабая лампочка на стороне орудия освещала темноту.

- А правильно ли мы идём?- спросил Янсчер.

- А я откуда знаю, я такой же, как ты Займарат, что вижу, на то и реагирую, нас не учили глубоко думать, мы просто это не умеем.

- Я попробую ударить плазматической массой и всё, оружие можно выкидывать.

У тебя же второе есть.

Поберегу я его на потом.

Займараты отползли ниже, Скалтер пустил синий плазмоид, произошёл сильный всплеск света и взрыв, на наших героев полетели обломки, в пространстве повисла пыль, сквозь которую просвечивали красные и зеленоватые лучи от пистолетов Янсчера. Чуть выше над ними светилась багрянцем пробоина. Наши герои поползли к свету, Янсчер коротким всплеском лучей расширил проход.

Они оказались в кроваво-красном пространстве: сверху и снизу земля светилась, вернее это была не земля, а какая-то твердыня сильно светящаяся, стен не было, только основание снизу и такого же качества основание сверху, будто небо. Эта местность напоминала полую бескрайнюю пустыню в глубине какой-то планеты, хотя все уже знали, что это не планета, а богатая на разные пространственные места Вселенная.

Скалтер убрал обеззаряженное оружие себе в панцирь, достал другое более меньшее, напоминавшее ручной пистолет-автомат с длинной, чуть широкой ручкой. Оружие загудело - значит включилось.

* * * *

Комрелия уже неизвестно сколько времени брела по светлой каменистой местности. Всё, как и везде, будто кто-то это пространство плохо отлил из бетона с большими неровностями. Ни одного растения, одни только углубления разной формы, переходящие в вытянутые ямы или канавы. Сверху застыла неподвижная серость, которая порой доходила аж до черноты. Но, что удивительно: от этих, казалось бы вечных скоплений, исходил какой-то слабый жёлтый свет, он повсеместно отражался от закаменелой пустыни.

Штурман не испытывала недостатка в энергии, не ощущала дискомфорт, она просто оказалась в ситуации полнейшего одиночества в местности, где нет стен или каких бы то ни было укрытий, к которым она так привыкла, находясь всю свою осознанную жизнь на корабле.

Отсоединившись от одного из капитанов, похожего на Тай-Грена, только меньшего роста и жёлтого телом (цвет тела она унаследовала от этого прородителя) она сразу же приступила к исполнению обязанностей штурмана, хотя не основного, её наставляла опытная Ганиретта, такая же как Комрелия, только тёмно-синего цвета тела.

Потом был корабль Тай-Грена - капитана, потерявшего свою команду по неведомым причинам. Она бы могла всё узнать через информационное поле, но почему-то боялась. Да она действительно боялась грозного капитана, он был для неё как Отец-Прородитель и даже сверх того.

После их знакомства ей пришлось принять в себя нового управляющего кораблём и выплодить на свет Порокофа, Скалтера и Янсчера. Иначе быть не могло, она носитель. И вот с такой командой они летали неизвестно сколько рейсов, посчитать по времени невозможно, ведь оно относительно, а во Вселенных и вовсе отсутствует...

"Что же с ними случилось и куда они попали? Какую Вселенную должны были они исследовать, разве здесь что-то подлежит исследованию? Окружающая среда сама издевается над ними, всех разлучила и теперь давит поодиночке."

"Многое знает Тай-Грен, да у него разве спросишь, как прочный внешний металл корабля, не пробьёшь, да и я боюсь спрашивать."

Она прошла по небольшой "дамбе" между двух не очень ровных круглых ям, тонким своим слухом ощутила шуршание. Это был единственный странный звук где-то слева, затем раздался такой же звук где-то справа. Комрелия резко обернулась, но ничего не заметила, всё оставалось в покое, как прежде.

Штурман своей грациозной походкой пошла дальше, но через десять метров она ощутила, как твердыня под ногами начала содрагаться, светлые каменные образования стали расходиться, медленно, по мере уползания куда-то грунта, образовывались круглые отверстия, из них стал пробиваться на поверхность слабо голубоватый свет. Таких дыр вокруг Комрелии появилось сдесятки. Все отверстия напоминали газовые комфорки по степени и по образу как из них сочился синеватый свет.

Из отверстий появились чёрные тарелковидные аппараты, на каждом из них стояли одетые в сплошную форму с крупными ярковыраженными делениями, как шланги -гармошка. Их одежды сужались к верху, к голове и расширялись к нижней части. Вместо их голов присутствовали полусферические, тёмные, металловидные образования, от них в разные стороны отходили, совершая полукруг, трубы, которые в конце концов терялись под их гармошковидной одеждой.

Плоскость изменилась, Комрелия словно оказалась замершей в пустоте, а стена с отверстиями оказалась справа. Команда одной из тарелок вылетела вперёд, там было существ шесть, все одинаковые, они и так все были одинаковыми, как будто один экипаж размножило на множество копий.

За первой тарелкой чуть выдвинулись вперёд все остальные. Комрелия вдруг осознала, что находится в положении закаменевшей в полёте, что противоречило её рациональному восприятию реальной действительности. Она подвергается гипнотическому влиянию или её мозгу подаётся какая-то искаженная реальность. Ведь Вселенная, куда они попали, есть разновидность огромного количества искаженных реальностей, которые противоречат реальностям, что находятся в их мирах. Нет, с этим надо бороться. Любое явленное тебе устройство - есть программа, у которой присутствует начало - вход и конец - выход. Либо существует спираль исторически взаимосвязанных программ развития, но это больше было характерно для развития планет в их мирах, но тут ты попадаешь также в витки меняющихся исторически реальностей, откуда трудно найти выход. А маленькие витки реальности со своими создателями могут являться частичками ещё больших. "Ладно, я устала от этой философии, которую кто-то в меня вливает. Друг или враг? Скорее всего друг, хотя что это за слово, в моём понимании оно отсутствует..."

Непонятные сущности приближались. Жёлтое тело Комрелии вдруг запылало, вокруг него образовалась ярко-жёлтая оболочка - первый слой, за ним золотисто-жёлтый, третий слой был оранжевым.

Мать управителей корабля пустила всё сжигающий огонь, то бишь термоядерную реакцию, всеобщее горение в разные стороны. Явившимся тёмным стало очень плохо, но так казалось Матери кораблеуправленцев. Всё скрыло мгновенное, самое мощное пламя.

Когда шквал огня прошёл, оказалось, что реальность стала более правдоподобной, похожей на комрелевскую. Она опять находилась на бесконечном бетонном с неровностями пространстве, но только взглянув наверх, поняла, что всю вершину занимают гармошковидные, усечённоконусовидные и гармошкообразные существа с тазами на головах, зависшие в воздухе на тарелковидных аппаратах.

Штурман, не думая, приступила к борьбе, хотя, может, те борьбы не хотели, а явились с миром? Нет, она принадлежит кораблю, Тай- Грену и своим детям: Порокофу, Скалтеру и Янсчеру и никого больше не надо. А если обмен информацией, то только с такими же видами, как она и ни с кем другим.

Жёлтый конусовидный луч пошёл сжигать ряды застывших кораблей вместе с их пилотами. На Оплейме чуть ниже светового ствола, видвинулся на пару сантиметров ствол для пуска ракет. В пришельцев сразу полетели ракеты вакуумные. Шестерых справа поглотило в сплеске бурного огня и дыма, вперемешку с ярким светом.

Какие-то тарелки рухнули с неба, вонзились боком, сумев пробить грунт-бетон. Шланговидные управители отползали прочь, словно большие гусеницы. Комрелия выдвинула ещё более маленький ствол, образовались небольшие синие плазмоиды, величиной с небольшой теннисный мячик. Они настигали уползавших и разрывали их тела.

- А, оказывается вы внутри розовые, вернее ваша земфировидная мякоть чуть розоватая, да ещё и внутри себя тепло храните,- сказав это, она ударила короткими зеленоватыми световыми полосами по уже разорванной умирающей мякоти.

Она не собиралась останавливаться, чтобы исследовать новые организмы, тем более все их внутренности были налицо, это не её задача, она потеряла по вине кого-то свою семью, она знала, кто он или она - это вреднесущая Вселенная, которая не даёт покоя и счястья со своими близкими в своём космическом малом доме, а просто хочет разлучить, поместить в одиночество, стравить с какими-то сущностями, которые омерзительны, особенно эти трубки из их бошек.

Она продолжала метать сверхсжигающий свет в противника, её цель была - полностью уничтожить эту враждебную сущность, сжечь реальность этого мира, который ей был показан, а главное поквитаться с тем, кто заставил её и всю её семью потерпеть унижение ни за что.

Вверху осталась затвердевающая серая масса, превращающаяся в каменеобразное вещество. "Ничего, сволочь, попробуй только опустись и придави, я тебя так придавлю."

Комрелия увидела поблизости и не только, но и в далёкой местности множество останков тарелковидных объектов, среди множества трупов ещё корчились и пытались уползти, словно черви эти ненавистные гармошковидные.

Штурман знала, что будет делать дальше - это осталась...Одна её способность, такая есть у всех, похожих на неё, но ей приходится редко пользоваться или вообще нет.

Мать управителей кораблей подняла правую ногу и резко ударила ей оземь. Огромная плазмонесущая молневидная сила синяя внутри и желтоватая снаружи образовалась в нижней части её тела, вошла в грунт, выскочила через пару метров и пошла раскалывать землю, образовывая огромнейшую расщелину, ведущую куда-то в иные пространства. Щель образовывала множество ветвлений и ещё веточки поменьше. Вся заваленная техника с трупами полетела во всё расширяющуюся пропасть. Вслед за техникой в неведомые просторы стал уходить грунт бетоновидной затверделой структуры. Уже вдали начинало светиться красно-бежевая аурная структура, точнее океан такого вещества, а твердыня рушилась. Комрелия оставалась на островке прочной безопасности.

Вскоре исчезло всё, что представляло пустыню одиночества и бескрайнюю пустыню бетонической твёрдости. Теперь пространственное явление переменилось, как сменились декорации на сцене какого-то бесконечного театра. Среди слабо-бежевого с доминирующим красным возникла серая голова Бога этой реальности.

Он имел шесть гармошковидных вершин в виде усечённых конусов с полуцилиндрическими вершинами, от них отходили внутрь этих же самых вершин сдесяток трубок. Голова тарелковидная, его тело представляло собой овал, собранный из бесконечного количества персонажей по шесть на тарелковидном корабле. И таких внутри него было бесконечное множество аж до бесконечности в бесконечности.

Остров, где стояла Комрелия, начал растворяться откуда-то снизу, она стала понижаться. Ей почувствовалось, что опора под ней рано или поздно растворится, и она всё равно окажется во власти экипажа одной из копий этого всемогущественного существа. Уж больно она ему нужна, она носитель, самка, лицо прекрасного пола, хоть и совсем другого вида. Он хочет её поглотить, сделать своей рабыней, логика и желания мужского начала везде одинаковы.

Комрелия пустила сильные прерывистые длиной в километр, а шириной в половину плазматические сгустки. Враждебного Бога начало рвать, куски от него потихоньку отлетали, сжигаемые пламенем. Она выпустила невидимую материю Обруе, собранного из нескольких таких невидимых помощников и содержащего в себе вакуум. Обычно Обруе - это существа потусторонней реальности, не имеющие в этой никакого воплощения, в Разделённости тоже. Следовательно у Разделённости есть обратная реальность? А сколько вариантов реальностей и там появятся видимые Обруе.

Невидимые помощники приближались к Богу, проникали сквозь неподвижных управителей тарелок, прошли как можно вглубь цели, раскрыли на немного свою внутренность. Материя Бога стала засасываться внутрь вакуумной начинки, окружающая оболочка засветилась ярко-жёлтым и начала пылать. Внутри случилось критическое сжатие, произошёл массивный взрыв.

Хозяин за секунду изменил свою структуру, его правая часть из тарелочников выстроилась во что-то в виде шеренги - строя по десять объектов в каждом звене. Центральная часть уменьшилась, образовав субстанцию, чем-то напоминающую бесформенный круг.

В этот момент Комрелия уже знала точно, что не сможет противостоять такому монстру, она выпустила всю свою энергию и ничего не оставила внутри себя.

Шестёрки на тарелках сорвались с места и шеренгой ринулись на истощившуюся мать. Неожиданно откуда-то со стороны пошла целая очередь плазменных овалов, которые взрывались вблизи противника и рвали его на части. Чуть возымев возможность, Комрелия слабо зажгла свою оболочку и отлетела назад, туда параллельно стене, где оставалась забетонированная пустыня.

Ей не хватило чуть-чуть сил до края, она уже начала падать, но не вниз, а куда-то в противоположную сторону от твердыни. Но её тело обвернуло прочным тросом и потянуло к твёрдости. Она увидела Тай-Грена, который, не переставая её тянуть Оплеймой, отстреливался из мощного плазмомёта, который висел на ремнях у него на шее.

- Капитан, сзади,- крикнула штурман.

Стрелявший из мощного оружия кинулся мгновенно на спину и саданул из Оплеймы ракетой - врагов разорвало.

- Давай, становись мной,- приказал управитель корабля.

Комрелия соединилась со своим супругом. Обессиленная, она совершила это вовремя. Тарелковидная летающая платформа пошла резко на снижение и даже грызанула грунт на том месте, где стояла она, машина поднялась опять, из её передней части выдвинулись прямоугольные столбовидные приспособления, следовательно такое же произошло на всех кружащих объектах.

Тай-Грен убегал, его правая рука с плазмомётом была развёрнута назад и вела постоянный отстрел, из спинной его части на четверть выглядывала голова Комрелии, она работала наводчицей. Около убегающей фигуры одновременно ударили в грунт два чёрных прямоугольных в длину и заострённых на конце предмета. Произошло воздействие очень мощного паралезующего энергетического поля, главный герой, опустошенный, мгновенно завалился.

Глава 12. Побег из плена разума

Тай-Грен очнулся среди двух зелёных в веретено закрученных цилиндров, будто они ещё являлись не действительными, а находились внутри какого-то зеркала, точнее нескольких зеркал, вплюснутых друг в друга. Взгляд прошёл вокруг: везде такое же множество веретён одинакого цвета и отражённых, словно их всех отразили зеркала и исказили. Искажен ли он сам или реально находится на своём месте? Да похоже он один здесь реальный.

Комрелии внутри не ощущалось, её забрала злобная сила Разделённости. В какие реальности, да вся эта Вселенная сюрреалистическая реальность, воздействующая на разум. Возможно ничего и нет, он капитан находится спокойно у себя на корабле в заряжающем силовом поле в Центре управления. Он у себя в мозгах в мире, состоящем из обрывков огромного количества информации. Но не так всё, тело в отличии от мозга испытывает на себе ущерб и повреждения, следовательно, какой сон и какая бы реальность не присутствовала, а он в ней всё равно живёт и ощущает и даже может погибнуть в ней.

Он попытался оторваться от силы притяжения между двумя веретинами, но невидимое поле держало его очень крепко. На спине он включил антиполе, благо энергия присутствовала, она всегда есть, наверное, подпитывает всёсвязывающий мировой эфир. Капитан освободился. Веретена завращались с ожесточённой силой, стало затягивать, тем более ротационную партию начали исполнять все отражаемые объекты зелёного цвета с желтизной, переходящей в буроватость посередине. Хотелось воспользоваться Оплеймой, но левая рука была лишена столь чудесного оружия, его сняли местные аборигены - частички здешнего Бога.

Капитан с небольшого толчка влетел в передрагивающееся, искажающееся пространство между крутящимися объектами. Его через секунду вынесло в серую забетонированную пустыню - привычное место, где уже столько миражей случалось. Главный герой три раза обернулся на тристашестьдесят градусов, но ничего не заметил кроме однотипной пустынной бетоном залитой местности.

"По-моему мы Мастекат оставляли где-то не здесь. И снова мне бродить, искать своих и своё, что потерял или какая-то сила заставила потерять."

Неожиданно его приподняло, он как будто уходил из своего тела, становился каким-то огромным. Одиночество уже так не ощущалось, он был в ком-то сверхмогущественном. Теперь серая пустыня стала с высоты небольшой площадкой, через неё удалось переступить, совершив три шага. Дальше пошли асфальтовые пустыни, ну так почему-то казалось, потому что они были тёмные по цвету, от них снизу действовало разрушительное силовое поле. Но в этой защите, в которой удалось оказаться, не ощущалось никакого воздействия извне. Вот космический корабль будущего - огромный сгусток энергии, отталкивающийся от грунта или от любой твёрдой среды, прозрачный, невидимый снаружи, зато очень безопасный внутри.

Тай-Грен аж разлёгся на чём-то мягком, пружинящем, словно оболочка мыльного пузыря. Бог Разделённости покровительствует ему, дал очень хорошее средство передвижения по этой враждебной реальности.

Он продолжал передвигаться по непонятной асфальтовидной пустыне, которая отдельными моментами стала напоминать дорогу. С обеих сторон ему удалось увидеть ряды серых столбов, они чем-то напоминали гигантские заборы, только стояли в несколько рядов, наводя своей серостью и даже чернотой какой-то ужас. И что это за выросшие творения здешней природы, кому понадобилось создавать таких монстров, что множеством частоколов, что с правой, что с левой стороны уходили в сторону, заполняя собою большие местности.

У подножия частокольных образований то с одной, то с другой стороны пробивалась странная слабозелёная растительность. Она скорее всего была желтой. Одни тонкие сильно ветвящиеся стволы с небольшими горбиковидными наростами.

Впереди пустыни, чуть ближе к правому краю замаячил небольших размеров водоём. Тай-Грен направил своего защитника на это творение иновселенческой природы и тут же из информационного поля получил данные о том, что это была всего навсего грязная вода.

- Неужели здесь бывают дожди?-задал он вслух вопрос.

Он взглянул вертикально и увидел очень высоко горящую зелёным твердыню, никакого неба не было, только неровная скалистая порода вместо неба.

- Возможно из этих пород и сливается в отдельные места вода. Я, как будто оказался в пещере вселенческих размеров да ещё и с освещением.

Пустыня уходила в тень огромного сооружения, чем-то напоминающего вначале прямоугольник, который потом во мраке сильно искажался, превращаясь в треугольник или в какую-то другую совсем неведомую фигуру, но эта метаморфоза происходила в темноте, куда идти не хотелось.

Капитан и система, хранившая его замерли в нерешительности, затем всё-таки выбор был сделан - прямо и никакой темноты. Прямоугольное здание, превышающее нашего героя и охранявшую его систему увеличилось во много раз, оно было слеплено из множества блоков изрядных размеров, очень качественно друг к другу подогнанных.

"Кто это строил? Неужели великаны или существа в сооружениях, подобных моему."

Он ещё заметил огромные, квадратовидные, подобные оконным проёмам, входы, закрытые червлёным стеклом или иной какой-то другой материей.

"Они создают и создавали свою реальность. Каждое сооружение имеет в себе отдельный обособленный мир и сколько таких миров? А существа эти Боги - Великаны. Возможно, один из таких как раз подхватил меня и тащит куда-то, выполняя мою волю."

Нет, он всё-таки брёл по пустыне, это не была дорога, а теперь он вышел на трассу для великанов. По ней по нескольким полосам проносились разных размеров летающие платформы. Одни были полностью прямоугольные с окнами по обеим бокам, другие имели высокую гору посередине и небольшие прямоугольные плиты по сторонам, третьи являли собой заострённый неровный треугольник с избитой вершиной снизу, хотя, это скорее всего была сильно обтёсанная пирамида вершиной вниз со множеством небольших иллюминаторов.

Иногда пролетали одиночные кубы, прозрачные настолько, что там внутри, как в аквариуме можно было видеть скрюченных зародышей, как в утробе матери, существ чем-то напоминающих морских коньков, таких же без рук с небольшим хвостиком, но большой круглой головой. Входы в кубы были закрыты красной гармошковидной дверью.

Капитан полностью осознал, что находится в совершенно непонятном для понимания мире - Вселенной. Ведь это может быть совершенно огромных размеров планета со своими физическими законами, где каждая даже совсем малая территория принадлежит какому-то индивиду, которого они - пришельцы считают Богом, а он не Бог, а простое насекомое, только другого мира, не связанного ничем с их измерением.

Когда движение по трассе прекратилось, Тай-Грен попытался пересечь её, но получил очень большой отпор отталкивающего силового поля. Его отбросило, наверное, больше чем на километр. Он поравнялся с сооружением с червлёными окнами. Вот наконец система, в которой он находился, остановилась, не мешкая, он ринулся вперёд. Около трассы пролегала чуть светлая, но тоже асфальтовая тропа, он двинулся по ней.

Справа пролетали разноформенные транспортные средства, больше стало пирамидообразных, сосудообразных, где сидели за управлением какие-то чёрные существа.

Оставалось разобраться в главном: он собирается путешествовать или искать своего штурмана и команду. Он ещё не постиг всех функций этой новой всеоберегающей системы, возможно, с помощью неё можно менять реальности и даже время. "Вот, в мозг пришло подтверждение, что это возможно, высший Бог есть и над этим совсем удивительным миром, он всё же мне помогает, другие существа не столь сильны как Всемогущий, поэтому они творят зло. Но возможно ли, чтобы они не ведали о Вседержителе Вселенных? Быть может не ведают, а может, являются частью его и специально служат препятствиями, которые следует преодолеть."

Тай-Грен возжелал перенестись сквозь реальность и оказаться до того момента, пока одна из тарелок не выстрелила своим подавляющим волю оружием. Бог Экснорт покровительствовал. Реальность стала меняться, всё происходило, словно осуществлялось нажатие кнопки на пульте телевизора, одни действия сменяли другие.

Каждое событие имело своё место быть на каком-то уровне исторического развития в данной местности. Просто наш герой был вне системы, просто вышел из программ всех пространственных уровней, оказался вне игры. И если там ещё присутствовали начало и конец, то для него ничего этого не существовало, он просто покоился в невидимой наблюдательной машине ввиде сгустка энергии.

Он появился на краю обрыва асфальтовой пустыни, видел себя бегущим с повёрнутыми назад руками, отстреливающимся. Комрелия значит внутри него, на спине чуть видна её жёлтая капюшеновидная голова. В высоте крутились вросшие в свои летательные аппараты аборигены, они то и дело разрушаются от плазменных бомб, но не применяют своё оружие, миролюбивые что ли? И вот один решается, выходит очень сильно вперёд и выпускает два заострённых столба, прошлый Тай-Грен падает парализованный, подлетает вторая аэрная машина, подхватывает силовым полем тело капитана, через несколько секунд тело отлетает вниз, поле снизу машины держит Комрелию, они затягивают её внутрь своей посудины, уносятся прочь. Другой тёмный аппарат идёт на снижение и подхватывает Тай-Грена и, чуть поднявшись в высоту, исчезает из этой реальности.

"Выходит, они тоже владеют секретом менять время и реальности, как бы тут за мной не появился бы кто-то...Но нет, я невидим."

Тарелочники стали кружить всем своим множеством, образовывая некоторое брауновское движение, специально, чтобы скрыть тот аппарат, который увозил Комрелию. Он мог теперь утащить её куда угодно в любые измерения, любые программы, теперь искать её не сыскать. Но нужно было что-то предпринимать.

Тай-Грен вызвал страшное силовое оружие под названием: "Пространственное сжатие", это когда какой-то фрагмент простарнства подвергался сильнейшему сжатию вплоть аж до уничтожения.

Сдавливание произошло в самом центре кружения тарелочников. За секунду просто был вырезан фрагмент реальности, произошла резкая световая вспышка - взрыв не менее десятка ядерных бомб за одну секунду. Капитану пришлось мгновенно закрыть глаза и голову специальным выросшим шлемом с обороной зрения. Комрелии среди погибших не было, он чувствует её даже на дистанции, её убрали в иные подпространственные уровни.

Существа в уменьшеном количестве, но ещё в подавляющем множестве продолжали шнырять то там, то здесь, многие замерли, всё дальше образовывая неровный круг головы Бога или здешнего насекомого. С трудом удалось сжать реальность, где была его голова, либо типа голова, слепленная из множества застывших тарелочников. За четыре секунды рвануло четыре раза - да, мощная сила концентрировалась в этом существе. Тарелочников стало очень мало, они перестали летать, куда-то поодному стали пропадать в других реальностях. Требовалось задержать хоть один экипаж. Капитан направил часть хранившей его энергетической массы на перерез одному из отставших.

Их корабль попал под действие противящейся им энергии, аппаратик сделался невидимым для их собратьев из их же действительности, неподвижно завис в пространстве Тай-Грена. Тарелочка неподвижно покоилась в нешироком коридоре со стенами, словно образованными из пластикового пакета.

Капитан парализовал волю всех пятерых, когтистой лапой схватил шестого, как раз в центре стоящего, завалил на пластиково- белый пол.

- Ну как будем общаться? Образно или звуками?- сказал он, обращаясь звуками и показывая образ своего штурмана.

В ответ заваленный гармошкой шланговит пустил жуткие помехи, разрушающие психику. Тай-Грен вонзил в него свою когтистую руку. Та, правда, вошла с трудом, ему хотелось нащупать внутренний мозг этого гада, почему-то хотелось считать, что он находится внутри, а не в головной части, уж очень привык наш герой к всяческим обманам.

- Да у тебя здесь плотные розовенькие органы, кровообращение отсутствует, ещё и воняют, как у жуков одной породы, которую я очень хорошо знаю.

- Ладно, раз мозг у тебя находится в голове, как у всех нормальных видов, то это очень сильно облегчает мне задачу.

Правой рукой он вырвал одну из трубок, что питала головной мозг или мозг питал какие-то органы туловища. Левой рукой, где была некогда Оплейма, но торчали четыре красноватых нерва, Тай-Грен всунул десятисантиметровую нервную ткань в оторванную трубку, начал её вытягивать, три другие, следовательно, уменьшились и большая часть левой стороны тела сконфузилась. И вот он присоединился. Почувствовав чужое вмешательство чужеродный гад начал дёргаться, тело правда, сжалось несколько раз, как гармошка. Произошло соединение с мозгом, капитан надеялся получить полную информацию о местонахождении Комрелии, но у этого были скудные сведения об этом, он вообще не был полноценным живым существом, а просто клоном из множества себе подобных, которых их прородитель Бог мог наделать сколько угодно, ведь вся сущность их владыки существовать за счёт постоянно нарастающего множества себеподобных маленьких копий.

Левая рука покинула мозг, прежде этого удалось уловить небольшой образ, как Комрелия с экипажем, забравшим её, исчезла из этого измерения, а куда дальше попала было неизвестно.

Тай-Грен отошёл в сторону, сила Экснорта выпустила тарелку и экипаж, одинокое тело шестого пилота спокойно зависало в пространстве, видимо, на такой высоте притяжение на него не действовало. По приказу капитана произошло слабое сжатие, реальность свернулась, как тиски, взрыва не было, произошло раздавливание, в стороны полетели куски и смятые трупы.

Капитан вернулся на своё место, хотя помещений в этой защитной энергии не угадывалось, но наш герой всё равно имел возможность находить и разделять помещения, он осваивался внутри божественного проявления милости к нему.

Была дана команда вернуться в тот момент реальности, когда они, разделившись, вынуждены были покинуть Мастекат, сотворённый ими же вездеход.

Система за пару секунд оказалась в то время, когда их окружил неведомый для них серый вихрь, какая-то серость, тоже ещё один Бог, злейший в этой реальности, а, может, это всё есть один Бог, имеющий множество воплощений.

Тай-Грен видел, как унесло его куда-то ввысь в эту газовую затвердевающую серость, следующим выволокло Порокофа сверкнула вспышка, он исчез в совсем другой реальности, за ним Скалтера с Янсчером, они также куда-то исчезли. Оставалась Комрелия, её вытянуло последней и хотела какая-то энергия забрать с собой, но Тай-Грен сработал вовремя, он направил невидимый толстый хобот божественной силы на скованную штурманшу, ту начало затягивать к нему, какая-то сила сопротивлялась, её пришлось сжать, произошла вспышка, Комрелия пошла по хоботу к своему капитану.

- Тай-Грен, что происходит, где я?- спросила удивлённо она, оглядываясь по сторнам и не замечая ничего.

Не было ни пола, ни стен, ни потолка, лишь только лежал в пустом прозрачном пространстве её капитан.

- Это система Бога Экснорта, защищённая энергетическая система, она прозрачная, но невидимая снаружи. Наш новый космический корабль в этой Вселенной, забирайся в моё тело, тебе лучше быть мною чем отдельно, да и ещё задавать ненужные вопросы.

Он встал, Комрелия приблизилась, остановилась рядом со своим капитаном, взглянула на него снизу вверх и резко влезла в его организм. Тай-Грен снова улёгся на мягком.

Теперь ему предстояло найти Порокофа. Он решил перейти в следующую реальность. Энергетическая система совершила это. Он оказался заложником в неподвижной изумрудной твердыне, любые передвижения здесь были ограничены.

Находясь внутри оболочки надэнергии, он мог повелевать энергией затверделых материий. Как он это осознал, сам не мог себе объяснить это, сверхинформация поступала свыше и проникала к нему, оседая навсегда во всех уголках его мозга. Он обретал наивысшие познания и способности.

Сработала тепловая энергия, которая пошла с большой силой вперёд прожигать изумрудовидную твердыню. Впереди за секунды стал образовываться туннель, по которому пролетал наш герой со средней скоростью. Но чего хотел достичь он этим передвижением? Нет, он получал сигнал о том, что Порокоф где-то присутствует в этой действительности. Произошла остановка, кажется защитная система обнаружила следы его пребывания. Он где-то здесь пробивался.

Вправо были пущены волны, которые должны были пройти через материал с одной частотой . Но они очень скоро изменились, внутри самозатягивающейся материи наблюдались пустоты, она значит слабо восстановилась после прохождения по ней энергетика.

Были посланы волны ещё на большую дальность, там вообще обнаружились крупные пустоты, где могли пробежать несколько Порокофов.

Тай-Грен усилил визуальное наблюдение через материю, а также после этого запросил хронологический просмотр событий. Ему система показала, как в начале в изумрудной твердыне пошла небольшая нора, потом она расширялась до величины человеческого тела, потом опять становилась норой, потом опять становилась крупным проходом. Далее следовала галерея из оплавленного зелёного материала и в конце концов она уходила в пустыню. В ту самую серую забетонированную пустыню.

Дальше явилось изображение, как Порокоф был зажат в зеленоватой массе, как с трудом выбирался из неё, и как напоследок стал использовать плазменные бомбы. Он наконец вышел в серую пустыню и исчез там, сильно измельчав. Он изменил свои размеры и проник в каменную структуру.

Тай-Грен приказал системе пройти сквозь изумрудное пространство, энергия тут же пошла на прожигание прохода, вывалилась на освещаемую чем-то серую, но окаменелую пустыню. Уменьшение, которое совершил Порокоф не потребовалось, охраняющая энергия знала, как попасть в реальность, в которой оказался впоследствии Порокоф. Произошли небольшие переключения - и вот она та самая каменистая пустыня с бушующим то серым, то истемна чёрным небом, вечно клубящимся, недовольным, гневливым.

Присутствие энергетика улавливалось слабо, но он где-то был на каком-то расстоянии, где-то передвигался и как-то. Пошли во все стороны телепатические волны с требованием остановиться зелёнотелому энергетику. Он не отзывался.

"Может его расчетверило на несколько реальностей?- задал себе вопрос капитан.- В этом вселенческом мире возможно всё что угодно, я ничему уже не удивляюсь."

Система понеслась в ту сторону, где наиболее вероятней ощущалось присутствие Порокофа. Расстояние было преодолено быстро и, что на своё удивление, обнаружил Тай-Грен: по пустыне шёл точный по телу Энергетик корабля, всё также с рюкзаком, но внешне его облик имел абсолютно серый металлический цвет и рюкзак оказался серым. Да простит меня читатель за черезмерное употребление этого цвета в произведении, но его действительно много в этой Надвселенной.

Тайгрен приказал защищающей его силе поглотить внутрь видоизменённого Порокофа.

Серотелого сбило с ног, образовалась пространственная воронка, вернее, затягивающая горловина, видоизменённого энергетика понесло вовнутрь, он пытался сопротивляться, даже выпустил синий конусовидный луч, но прожечь надматерию он не смог.

Его затащило в круглое пластикостенное отделение, как и когда-то аборигенов-тарелочников. У затянутого загудел пистолет, но Тай-Грен сумел парализовать его волю.

- Порокоф, ты что своих не узнаёшь?

Капитан разрешил у парализованного только работать рту и мозгу для передачи звуковых сигналов.

- Какой Порокоф, я Данаилянк, штурман разбитого корабля.

- Брось Порокоф, ты же энергетик.

- Энергетиком у нас на корабле было существо твоей расы, а Мать Прородительница была капитаном.

- Нет это с тобой что-то случилось, у тебя всё перепуталось, тебе нужна помощь... Как звали энергетика, похожего на меня?

Тулай - Калей, он погиб.

Хорошо, а как звали капитана?

- Сиуренлия, она сгорела при взрыве.

- А Займараты, у вас были Займараты?

- А что это за вид, не знаю таких, нас обслуживала раса Фасаёнгов, маленьких таких, но очень выносливых, у них у каждого разные лица, как отпечатки пальцев у некоторых существ, нет ни одного похожего лица, они злобные внутри, но если им выгодно кому-то подчиняться, то они будут это делать и очень качественно исполнять свои обязанности, даже сверхкачественно.

"Похоже этот энергетик и вправду не врёт, да ещё и интеллект какой, намного выше чем у Порокофа,"- подумал Тай-Грен.

- Куда намеревался попасть, шагая через эту пустыню камней?

- Меня занесло сюда, я сам не знаю, куда направляюсь, носит по разным пространствам, кто-то всё время создаёт трудности, никого со мной не осталось. Фасаёнги после крушения нашего корабля сгруппировались и куда-то ушли, их существ десять где-то будет, они и хорошо вооружены.

- Вы специально оказались в этой Вселенной, у вас научная экспидиция?

- Да у нас что-то случилось с кораблём, когда мы находились вблизи этого непонятного межвселенческого перехода, нас очень сильно понесло, управление отказало, выкинуло в других совсем местах, там абсолютно всё красное снизу и сверху, порода, наверное так светится. Потом произошёл взрыв, мои родственники - непосредственные управители корабля - не выжили... Зато эти Фасаёнги... Раньше всех улизнули. Возможно и они причинили вред всему.

- Эта Вселенная кому хочешь может причинить вред,- заметил Тай-Грен.

- Вселенная? По моим расчётам мы рухнули на какую-то странную планету, которая постоянно меняет уровни реальности и время здесь неопределимо, у него нет начальной точки отсчёта, оно постоянно меняется.

"Какой умный штурман мне попался,- снова думал капитан,- либо это видоизменённый этими жестокими действительностями Порокоф, либо, правда, сильно похожий на него управленец кораблём."

- Проходи за мной, - обратился Тай-Грен,- там уляжешься рядом.

В себя, как Комрелию капитан не решился впускать этого поумневшего "энергетика". Если он от чужой Прородительницы, то нанесёт только ущерб здоровью капитана. Тут у него блеснула замечательная мысль, последний способ проверки: Порокоф ли он или Данаилянк как утверждает.

Шагая впереди, капитан как бы невзначай выпустил неожиданно Комрелию, та сразу отшатнулась по прозрачному пространству вправо и тут же взглянула на незнакомца. Она не стала приближаться к серотелому, потому что её материнский инстинкт сразу уловил чужого. Она посторонилась, даже двигаясь спиной вперёд, опередила Тай-Грена.

- Я Данаилянк, - представился серотелый,- вы Мать- Прородительница, но я не ваш, я с другого корабля.

- Я, Я, сразу почувствовала...Ты не Порокоф, а где же мой Порокоф?

- Будем искать, я искал, нашёл этого, похожего, что мне его бросать?- как бы оправдываясь, сказал Тай-Грен.

- Я как Мать вообще ничего не могу понять: ехали на вездеходе, потом всех начало уносить, дальше я не помню, оказалась неизвестно где, ты точно мой капитан, я тебя чувствую, а где я доподлинно нахожусь, я сама понять не могу, лучше отправлюсь в тебя, погружусь в пустоту, там легче.

Она подошла и проникла снова в Тай-Грена. Тот сразу стал чуть крупнее, сразу же разлёгся и жестом предложил Данаилянку прилечь в прозрачности рядом с собой.

* * * *

Порокоф уже долго брёл по каменистой пустыне, перелезая с груды камней на такую же груду, всё было в камнях, валами и горами наваленных друг на друга, как будто здесь была громоздкая планетарная каменоломня и сверхгиганты Боги дробили крупные скалы на более мелкие камни или эти кажущиеся энергетику корабля камни -есть напластованные друг на друга многовековые ошмётки от тесания более громоздких скал?

Приходилось взбираться на валы этих уже не ставших серыми, а белых камней, чем-то уже напоминающих известняковые.

"Каменоломенная пустыня, хотя откуда я всё это знаю? Я же не видел ничего подобного и таких суждений иметь не могу. Частичка Тай-Грена и Комрелии живут во мне, вот откуда, а только проводка, электроника и электроприборы - вот моя страсть и откуда-то способность обороняться, всё от родителей."

Он сейчас находился в ложбине между длинных, протянутых в обе стороны насыпей камней, вправо и влево пролегали высокие валы из петринистого добра. Назад идти Порокоф не имел привычки, как и опыта одиночного пешего путешествия, ведь он от самого своего появления на свет не имел опыта жизни за пределами корабля. А тут ему пришлось сделаться одиноким путешественником по неизведанным просторам какой-то Вселенной - планеты сверхгромоздких размеров. Хотя прав ли он в определении этого явления или не прав, он не знал. Но насыпь впереди нужно было штурмовать и начал взбираться.

Уже ближе к высоте, он едва уже не достиг вершины, из под ног выворотились камни, и он мгновенно полетел вниз, откуда начинал. Ему пришлось резко скатиться и закончить своё падение в ложбине между насыпями, там, откуда собирался штурмовать высоту.

Пришлось полежать минуту другую, хотя время здесь измеряется, наверное, совсем другими единицами. Снова пришлось подняться и начинать свой путь по карабканью.

На этот раз всё прошло успешно, однако уже ближе к вершине из-под одной ноги камень вывернулся, но удалось удержаться второй ногой и зацепиться руками за прочно поджатые другие камни. Ещё рывок, и тело покоилось грудью вниз на вершине.

Пришлось немного отлежаться, прежде чем двигаться дальше, а прежде чем это сделать, необходимо было осмотреться. И он, ещё лёжа на груди и животе поднял голову.

Картина в обширнейшей низине была совсем удивительной, сильно вносила разнообразие в столь надоевшие пейзажи. Круглое плато с очень утрамбованной крупной галькой занимали разной формы хозяйственные постройки, даже не совсем хозяйственные, а сколько служащие для научных исследований.

Над самим энергетиком вдруг прошмыгнула летающая платформа с шестёркой так называемых солдат ( так воспринимал наш герой). Все они были в полукруглых шлемах, с отходящими от них толстыми источниками подпитки. Их тела были защищены гармошковидными, конусообразными скафандрами, рук не наблюдалось, хотя конечности могли быть выдвинуты у них в любую секунду и неизвестно в каком ещё количестве. Тот, кто занимал середину плавающего в пространстве тела был выше своих собратьев - значит главный, хотя это ничего не значит, просто так казалось бы впервые взглянувшему на это всё обывателю.

Тарелка пошла к цилиндрическому сооружению металлического цвета и скрылась в щели - проходе, который находился на четверть ближе к слабозаострённой вершине, но остриё там присутствовало: небольшая круглая возвышенность. Над острием проходила такая же по цвету, как и здание, согнутая коромыслом балка, на ней, прямо на середине изгиба кружилась с небольшой скоростью прикреплённая к чёрной оси, тёмная звёздовидная штуковинка, только концы её зубцов были полукруглыми. С двух противоположных боков сооружения были прикреплены также тёмные балконовидные конструкции, назначение которых понять Порокофу так и не удалось.

За сооружением и справа от него были видны прозрачные капсулы, сотворённые, словно из стекла, в них ничего не находилось, просвечивалась каменная пустыня. Над одним стекловидным сооружением чуть криво, прямо сверху, располагалось белое воронковидное сооружение. Самый крайний стекловидный объект вовсе на имел крыши, там зияла больших размеров дыра.

Чуть впереди от самого крайнего стекловидного объекта распологалось цилиндрическое более широкое на вид какое-то строения белого цвета.

Если взять левее и взглянуть на приподнятую над правыми объектами платформу также белого цвета, но очень яркого, то можно было заметить серебритсую башню в центре, расписанную то волнистыми линиями, идущими снизу вверх, то ровными, вдавленными в корпус. Объект покоился на четырёх ножках, проистекающих из небольшой возвышенности, которая переходила в чуть узкую талию.Суженная талевидная часть превращалась потом в небольшой круг - основу для всего сооружения. Дальше шёл сам объект узкий снизу и широкий сверху. Его венчала чуть расплывшаяся тарелковидная крыша, только тарелка была перевёрнута и из её середины, держась на небольшом круге, красовалась невысокая, чуть толстенькая в ширину башенка с рядом близкорасположенных, вырезанных волнисто окошек.

Прямо полевее к сосуду с башенкой примыкало громоздкое параллелепипедное сооружение белого цвета с тёмным обширнейшим окном посередине.

Очень близко к Порокофу были расставлены тёмные сооружения приёма-передачи сигналов с динамиками и горящей панелью циферблатов. У близстоящего приёмника, отходящая от него антенна серого цвета, покоилась лёжа прямо на платформе, у второго самого ближайшего ловитель сигналов поднимался высоко прямо вверх.

Около всех тварных конструкций то и дело, но не так часто, пролетали похожие экипажи из шести персон на плоских тарелковидных машинах.

"Обслуживающий персонал этих объектов. Может, я к ним выйду, они примут меня, я могу поработать у них, а они свяжутся с моими или отвезут к ним."

На плацу между объектов появились существа абсолютно непохожие на тарелочников. Они были невеликого роста, передвигались на двух очень мускулистых ногах в больших бутсах, коленнные связки были закрыты полукруглыми браслетами с остриём на вершине. Их тела чёрного цвета были покрыты бронёй, состоящей из множества пластин, очень узких к нижней части и более широких к верхней. Плечи и грудь защищали настоящие ряды резко выпуклых больших прямоугольников. Их головы представляли собой равнобедренный треугольник с вытянутой на двадцать сантиметров плоскостью на вершине, головные части были окрашены в слабожёлтый цвет.

Армия таких существ, похожих, все как один, ринулась к приборам. Большие передатчики стали громко передовать какой-то непрерывно трескающий звук, перебиваемый писком. Шесть чёрнотелых подошли к расписному сосуду с башенкой наверху. Другие шесть притащили небольшое сооружение в виде крана, все двенадцать подняли его и присоединили к сосуду с башенкой. Ещё одна группа прикатила чашевидный сосуд белого цвета с какими-то розовыми завитками по сторонам.

Одного подсадили на встроенный кран, тот повернул затвор для хода жидкости, в чашу стала медленно поступать вязкая, кипящая масса тёмно-красного цвета. Приёмно-передающие устройства сменили трескотню на громкие сигналы с перерывом, которые уходили куда-то в пустыню, а то и другие реальности.

Неожиданно из каменных завалов, везде, но в основном из ложбин, стали подниматься аппараты шестиугольной формы, сотворённые будто бы из оплавленной затверделой магмы. Всю их внешнюю обшивку покрывал беловато - тёмный с неровностями камень. По форме эти объекты напоминали растолстевшую, полуразрушенную пирамиду, из вершины её отходила также шестиугольная платформа, только все углы, как когти, какого-то зверя, смотрели вниз.

Один из объектов появился из ложбины, откуда так тяжело выбирался Порокоф.Машины заполнили пустыню, но продолжали зависать на месте. К чаше с жидкостью приблизился только тот аппарат, который появился за Порокофом.

Корабль стал снижаться над сосудом. Толпа работников расступилась, оставляя круглое простанство на белой платформе. Из зависшей низко над толпой нижней платформы ударили сразу несколько беловатых световых лучей, узкие сверху и расширяющиеся снизу, они долго горели, пока не исчезли. На площадке оказались разного цвета существа.

Их привезли около сорока особей, у всех тела различного цвета. Особенно запомнился один: он был очень высок, туловище тонкое, покрытое какой-то странной тёмно-жёлтой растительностью, голова покоилась на очень тонкой шее. Череп был удлинён вперёд, близь подбородка имелась щель, служившая ртом для приёма пищи и разговора. Особенно что удивило, так это его руки, правая была похожа на косу, ей можно было удалять сильно поднявшуюся траву, только вместо железного лезвия, чуть вниз смотрела согнутая длинная кисть, от неё чуть слабо исходил свет. Вторая рука была чуть загнута назад и она скрывалась за телом небольшого роста голубого толстопузого существа на тонких ногах со множеством небольших рожков на голове. У толстопузого имелся и нос, и рот, да ещё и локатороподобные уши.

Там были ещё существа червонотелые, сильно сгорбленные до грунта, которые передвигались, используя свои длинные руки, но они были не столь приметны как тот высокий, очень почему-то понравившийся Порокофу.

Стал раздаваться очень громкий визг из огромных колонок, такое могли выдерживать только чёрнотелые, их каким-то образом стало ещё больше, они плотнее окружили привезённых и, напирая своей массой, погнали их в сторону параллелепипедного здания с большим серым окном. В то время, пока они загоняли пленных, иначе их назвать было никак нельзя, летательный аппарат выпустил вниз трубу и принялся высасывать из чаши горючий напиток.

Привезённых завели через открывшиеся в стекле замаскированные ворота. Пока разнотелые приезжие туда входили, заправившийся аппарат стал отлетать и вскоре снова, пройдя над насыпью, чуть ли не задев Порокофа, благо тот сумел присыпать себя галькой для большей маскировки, стал спускаться в ложбину. У летательной машины были включены расталкивающие всё ниже себя двигатели. Стал образовываться под платформой минивихрь, в стороны полетели не только мелкие камни, но и огромные валуны вперемешку с серой пылью. Махина коснулась грунта и стала уходить, всё погружаясь в пылеворот, пока и вовсе не исчезла.

К сооружениям по заправке медленно подходила следующая летательная машина и опять был круг, и снова выгрузка новоприбывших, в это время чаша наполнялась тёплой с большим паром жидкостью. Их опять погнали к квадратному спереди зданию, завели через вновь объявившиеся ворота. Снова была выпущена труба с аппарата и вновь шла закачка жидкой массы.

Порокоф понимал, что свозят сюда существ, видимо, захваченных в плен или совершивших какие-то преступления. Нет, ему нельзя выходить к чёрнотелым и тарелочникам. Кстати, что-то тарелочников не видно, видимо им запрещено появляться во время заправки каменотелых аппаратов.

"Что же предпринять? Сколько ещё ждать, пока все что ли заправятся, а ну я к ним..."

Он поднялся во весь рост и зашагал к сооружением, репродукторы издавали жуткие свистяще-завывающие звуки с перерывами, от которых дрожало всё тело.

* * * *

Скалтер с Янсчером всё дальше двигались по местности, где был светящийся ярко -красным грунт и вершина, твёрдые червлёные небеса - вечно застывшая плотная, тяжелая масса. Эта краснота на сиреневой жёсткой основе расползалась, словно реками, которые ветвились на множество ручейков и подручейков.

Порой светящаяся краснота напоминала огромное количество расходящихся вен или бесконечные боковины какого-то неперестающего ветвиться дерева. Такой порядок был что на верхней твердыне, что под ногами.

- Ну чё, здесь покрай мере лучше чем в прошлой местности,- говорил Скалтер, державший свой длинный метатель света снизу близь кнопок пуска, чуть задрав правую руку, а остальную часть оружия возложив себе на панцирь.

- Я немного успокоился, биться неведомо с кем, я никогда такого не испытывал, - отвечал ему Янсчер.

- Попали куда-то - вот и будем отбиваться...

Местность была в основном ровная иногда случались небольшие понижения и неожиданные очень крутые подъёмы. Как правило за такими подъёмами скрывались очень обширные артерии красного света, их можно было бы назвать небольшими реками, от них исходило очень много тепла.

- Да здесь можно остаться надолго..- продолжал Янсчер

- Т-с-с...- попросил его замолчать Скалтер.

Перед ними располагалась возвышенность, за которой доносились разные звуки . При таких звуках существа спаривались или получали приятное зарядное энергетическое удовольствие.

Ползком Скалтер и Янсчер вползли на возвышенность, потом чуть продвинулись вперёд по плосковатой вершине .

Они увидели около двадцати Фасаёнгов, невысоких карликовидных существ с очень развитыми ногами в тонкооблегающем скафандре, в тяжёлых бутсах. Икры до колена закрывали длинные полоски из металла, являвшиеся частью верхнего нательного скафандра, состоящего из меняющего свои свойства материала, он мог застывать, так и становиться мягким. Верхний скафандр плотно облегал их очень развитые широкоплечие тела, имеющие разные цвета. Здесь среди этих двадцати не было краснотелых, все были либо сиреневые, либо чёрные.

Заметен был лишь один - лидер, они его называли Патриарх он выглядел светло-жёлтым, тучным, с грубыми толстыми ногами, произростающими из огромных ступеней платформ, имевших тонкие опоры - одну вперёд, другие вправо и влево и амортизирующую выемку на задней части. Тазобедренная часть была окружена толстым поясом, где находились прикреплёнными разные вещицы, понять их смысл и назначение не имело смысла. Дальше шло трапецивидное широкое тело с крупным наслоением брони на груди, посередине брони была вытиснута крупная многолучевая звезда. Видимо, прародина этих существ, первая их солнечная система, хотя, этот знак мог иметь совсем другое значение. Из массивных толстых плеч исходили тонкие короткие руки, едва достигающие бедер, с остриями на предплечьях, локти закрывали кругообразные защитные кольца, также с остриями посередине. Предлоктевые части были защищены то выдвигающимися, то чуть уходящими внутрь гребешками - острыми треугольниками, у которго, входящая в руку сторона, составляла угол 90 градусов.

У существа вместо кистей и пальцев присутствовали клещи: сплошная закруглённая толстая ладонь и толстый, словно большой палец, чуть плосковатый зажим.

Голова существа представляла собой трапецию но во много раз поменьше тела, нос отсутствовал, над клювовидным ртом бегали маленькие глазки. Посередине лысой головы были видны волнистые небольшие борозды, с двух сторон вершины черепа поднимались вверх небольшие рога - антенны.

У Патриарха где-то из-под нижней части верхней брони, где она заканчивалась, но ещё не переходила в тазобедренный пояс, был выпячен вперёд чуть синеватый орган, чем-то напоминающий вымя коровы, потому что на нём также присутствовало множество вытянутых сосков, только в отличии от травоядного животного, сосков было больше, вернее сам их хозяин мог образовать сколько угодно и хорошо очень удлинять. То есть глава Фосоёнгов был обладателем большого количества самоудлиняющихся пенисов.

К его органам были присоединены остальные члены сообщества. У них также внизу груди имелись органы, только не ввиде змеевидного шланга, а чуть выпуклые вперёд и круглые. Шланг Патриарха легко мог входить туда и закрепляться. Питательная энергия Фасаёнгов поступала импульсивно с перерывами. При каждом импульсе подключённые испытывали удовольствие соития.

Здесь многие лежали на грунте, другие, расслабившись, стояли, третьи разместились на коленях, четвёртые лежали на боку.

Их лица напоминали облики различных животных, водившихся на разных планетах в различных Вселенных. Видимо, эти твари очень сильно эволюционировали, приспособились к космическим условиям - вот почему скафандры приросли к их телам и вместо четверенек они приучили себя ходить на ногах, которые стали у них толстыми и очень мускулистыми. Крайний, тёмнотелый, стоявший на коленях, обладал головой какой-то рыбы с гребнем посередине головной части, был намного худее патриарха, на приросших к ступням бутсах вправо и влево отходили гребневидные острые плавники, служащие острыми шпорами во время драки.

Рядом с ним получал удовольствие жирафовидный, он вообще был худой и тонкий телом, выделялся мускулистыми руками с бальшими клешнями для захвата.

С ним рядом получало удовольствие от зарядки существо синетелое, но с серыми руками, на его голове росли тёмно-синие волосы. Его лицо напоминало либо льва, либо собаку, только очень огромную. Оно ещё немного отсвечивало, так что подлинный облик установить не удавалось. А оно требовалось устанавливать и сравнивать облик каждого с каким-либо зверем?

И напоследок описания этого вида, очень хотелось бы заметить, что эта раса после спаривания от Патриарха вынашивала в себе нового Фасаёнга. Их плод по мере взросления не походил полностью на родителя, имел свои индивидуальные звериные черты.

Скалтер и Яснчер были хорошо знакомы с таким видом существ, они встречались на переправляющих космических станциях. Такие нанимались на работу по обслуживанию кораблей, делали тоже самое, что и они Займараты, владели техникой и могли даже управлять кораблями, может, не все они, но тот, кого именуют Патриархом точно знал многие вещи и сам стоил больше чем все остальные.

Скалтер кивнул головой Янсчеру:

- Давай их заделаем, а всё добытое пополам.

Янсчер в ответ включил пистолетовидное световое оружие. Зелёный плазмоид полетел в середину спаривавшихся, произошёл всплеск и жуткое возгарание, четверых сожгло мгновенно, все остальные шестнадцать стали отбегать в разные стороны. Зеленотелый Займарат сжёг ещё троих синими лучами, остались лишь больтаться чуть обугленные ножки, все шесть пар.

Патриарх, который оставался стоять на своём месте как стоял, вытянул вперёд правую руку, из его плеча стало частями, выдвигающимися друг из друга, вырастать огромное, чем-то похожее на противотанковое ружьё, орудие. Оно произвело только звук "сшью" и вал, на котором залегли Займараты, был разорван, огромные куски раздробленной твердыни разлетелись по разным направлениям. Скалтер с Янсчером оказались заваленными каменными блоками.

Главный отсвечивающий желтизной Фасаёнг в сопровождении рыбьемордого, жирафаподобного и лошадиноподобного очень крупного в плечех с большой гривой с протезом вместо левой ноги, медленно приближались.

Скалтер, используя своё длинное оружие, как рычаг, скинул в сторону плиту, перекинулся под защиту оставшегося вала и пустил синий плазмоид в приближающихся. Янсчер, заваленный множеством осколков меньшего порядка, из-под которых не торопился вылезать, пустил красные лучи, переключить на более жаркие цвета было невозможно.

Свита оттащила Патриарха в сторону, плазменная бомба попала в неуспевших отскочить, четверых сожгло, у пятого отняло ногу, как раз у того, кто имел непонятную внешность собаки/льва. Но тот, отходя в красную световую реку, выставил вперёд руку, у него на ней также образовалось небольшое оружие в виде небольшого ружьишка с большим сильно расширяющимся стволом. Он также испустил синюю плазменную бомбу, которая взорвалась прямо рядом с Янсчером. Салатотелого покалечило, оторвало левую часть панциря и задело нервы, левая рука отказалась работать, стала, как плеть, пистолет пришлось выронить, оружие так и затерялось среди обломков. Займарату пришлось подняться и спрятаться за левой стороной вала. Но не прошло и секунды, как и новое его укрытие разнесло на многие куски и пыль, обломками очень сильно ударило по ногам и по больному левому плечу и руке. Пришлось снова отбегать. Патрирах снова приближался.

Лидер Фасаёнгов развернулся вправо, снёс укрытие Скалтера, тот также стал убегать, потерял длинную световую пушку, из ноги достал пистолет и отстреливался зеленоватыми короткими лучами.

- Приятель, уходим быстрее к следующему оврагу между насыпей,- послал тетепатический сигнал Янсчер.

Салатовотелому удалось из одного из пистолетов пустить оранжевый плазмоид и угодить им прямо в Патриарха и его окружение. Благо, что его соратники не стреляли, а то был бы конец им обоим. Они просчитались, Фасаёнги лучше вооружены и очень хорошо владеют тактикой боя. Попытка разбойного нападения не удалась.

Пока Скалтер бежал, ему всё время под ноги попадали короткие плазменные образования, то световые импульсы разных цветов. И вот, задело, попало в правую ногу. Краснотелый зашагал хромая, кажется врезало в спину, прожгло горб. И так ковыляя, Скалтер одолел возвышенность и спустился в ложбинку с ярко-красной полосой света, десятиметровую примерно в ширину.

- Ну что получили от Фосоёнгов?- донёсся голос Янсчера, который шёл с обвисшей левой рукой, чуть накренясь на бок прямо по полосе яркого света ничуть в неё не погружаясь.

- Зато многих уничтожили,- отвечал Скалтер

- А нужно было нам это уничтожение?

- Нужно не нужно, зато хоть позабавились,- отвечал снова Скалтер.

- А что это такое? А, получение радости от содеяного, знай, что мне не очень радостно, рука вообще не чувствуется, панцирь на плече аж до нижних тканей оторвало. Я не позабавился.

- В целях безопасности нужно уходить отсюда, а то скоро здесь будут эти Патриархи.

Поддерживая Скалтера Янсчер зашагал вправо по световому каналу. Они вовремя стали уходить, потому что в место, где они только что были, стали ударять плазмоиды да исчезать большие фрагменты твердыни.

* * * *

Надэнергетическая система, сохранявшая капитана Тай-Грена, продвигалась по каменной пустыне. Она была гостьей в этой реальности, из неё можно было всё, но её обнаружить было невозможно. Это был своего рода космический корабль для этой Вселенной, самый настоящий подарок Бога Экснорта - Жевента. Тай-Грен сам не догадывался, что находился внутри могущественного Бога.

- Порокоф где-то ощущается в той стороне, я чётко это улавливаю, даже ловлю обрывки его мыслей. Там какя-то цивилизация...Опять эти тарелочники и какие-то другие в каменных аппаратах.

Они преодолели огромные участки пустыни. Какое удивительное это место: груды чем-то одинаково выточенных каменных обломков, сложенных друг на друга какими-то валами, а толи останками древних стен. Все эти нагромождения, если посмотреть с высоты, образовывали что-то вроде каких-то причудливых рисунков животных или ещё каких тварей, обитающих где-то здесь в Надвсселенной.

Крупные валуны соединялись порой в курганы с отходящими от них в разные стороны насыпями, будто здесь существовали какие-то города, но почему-то были сокрушены каким-то неведомым оружием и превратились в организованные наборы друг к другу подогнанных скалистых образований.

- Вон, смотрите, целая пустыня кораблей,- обратился Данаилянк.

Впереди всю, казалось бы лишённую жизни пустыню, занимали зависшие неподвижно объекты, чем-то напоминающие сильно потёртые суженные песочные часы из тёмно-белого камня. Почти что над каждой ложбиной красовался такой воздухолёт.

Защитная система поползла над ними, проходила сквозь, ведь она была надматерия.

- Интересно взглянуть, что там уних внутри, кто пилот или пилоты- попросил Данаилянк.

Всепроникающие лучи системы прошили один из камянистых объектов, внутри в одно из помещений был очень кручёный вход, будто то сужающаяся, то расширяющаяся пещера тянулась на несколько уровней, пока ближе к верху вообще не превращалась в овальный небольшой зал, в нём прямо из грунта вырастали две мощные каменные сущности, словно истуканы, только имели какую-то неровную форму тела, будто оно было выполнено из множества выдвинутых в разные стороны блоков больших и небольших размеров. Головная часть присутствовала, только была какая-то перееханная, там на вершине угадывался какой-то шлем, хотя это было просто искажение, лица развёрнутые, словно месиво из теста, навеки застывшее в твёрдости и отдавало какой-то желтизной что у одного, что у второго, а вершины голов какими-то тёмно-серыми. Руки у существ отсутствовали вовсе, на их местах обширно выперали в разные стороны чем-то похожие на прямоугольные каменные отростки. В нижней части испорченной пирамиды имелось ещё одно обширное место, оно было заполнено разного рода живыми существами многих рас и видов, дифференциальных цветов тела.

Лучи проникли и помогли посмотреть вторую часть корабля: перевёрнутую пирамиду с загнутыми углами. Там всю внутренность занимали светящиеся синеватым кристалловидные объекты, по своей структуре напоминавшие какую-то сложную сосудистую систему, пористую внутри со множеством микроскопических лабиринтообразных трубок и пор. Внутри этого механизма было видно, как перетекает какое-то тёмное вещество, чем-то похожее на сжиженную кровь. Чуть к низу этот мозгообразный механизм светился сиреневым светом. Свечение расходилось и распространялось по углам перевёрнутой пирамидообразной части.

- Проверим ещё несколько объектов?- предложил Тай-Грен.

Данаилянк, видимо, был согласен. Проникающие через объекты лучи посмотрели сквозь обшивки других аппаратов, там было то же самое по структуре.

Они приближались к комплексу сооружений, где происходила выгрузка пленённых существ и заправка топливом.

- Порокоф, похоже отправился туда, - неожиданно сказал капитан.

Он переслал Данаилянку изображение прошлого времени, на котором Энергетик вылез из своего укрытия на вершине насыпи и зашагал к чёрнотелым. Те его мигом окружили, свалили на белоснежную платформу, а затем повели к параллелепипедному зданию, там Порокоф присоединился к огромной группе рабов, которых только что привезли и вели к большому серому стеклу. Открылись ворота, всех завели в нутро помещения.

Я не хочу крутить время, возвращаться в тот момент, когда мой энергетик ещё лежал на вершине насыпи, нет, не хочется, пускай проникнет в эту цивилизацию, здесь много загадочного, мы же всё-таки изучаем эту Вселеную.

Данаилянк молчал. Надсистема спокойно замерла, сквозь неё пролетали поочереди аппараты, выгружали существ и заправлялись. Тай-Грен наполовину отключился, но органы визуального восприятия и мозг продолжали контролировать ситуацию. Данаилянк прикинулся, что тоже выключился, но было неизвестно сделал ли он это на самом деле или просто притворялся.

* * * *

Порокоф, когда его смешали с толпой, ожидал, что его приведут в помещение пустое внутри, там они просто будут содержаться как в большом загоне, но все его ожидания обманулись.

Они шли немного пути каким-то разбитым строем, порядка не было никакого, сзади напирал коричневотелый толстопуз с головой ехидны, от него очень сильно несло какой-то дрянью, хотя, видимо, это был приемлимый запах тела. Его огромные и плоские ступни - ласты то и дело задевали ноги энергетика. Справа давил своими небольшими, но крупными руками бочковидный слабосинетелый, с крупной головой, с большим полным зубов ртом и длинными, как у зайца, ушами, он хоть и был поменьше ростом нашего героя, но казался здоровяком. Особенно бросился в глаза его тёмный порванный на груди костюм.

Ворота, так замечательно маскировавшиеся, объявились снова и раздвинулись. Много чёрнотелых сконцентрировалось у входа, другие их собратья выстроились плотными рядами близь них и стали понемногу напирать. Энергетику показалось странным, что никто из привезённых не сопротивляется, либо они часть какой-то системы этой Вселенной, для них приезд сюда в качестве пленных считается нормальным?

Вот и его очередь наступила проходить, ожидалась впереди тёмное помещение, но как он ошибся... Чуть удалось перейти черту белой платформы и внутренности помещения, как сильная тяга куда-то понесла, тело само собой было сжато и уменьшено до размеров, какие невозможно было указать, но они точно определялись здешеней системой.

Внутри помещения оказалась какая-то сложная матрица, состоящая из множества надстроенных друг над другом ячеек, сотворённых, будто бы из многогранных стекляшек в основном светлого цвета, но встречались зелёные, иногда и красные с тёмными, последних было меньше всего.

Эта местность внутри параллелепипеда казалась бесконечной, энергетика проносило через эти гранёные стекляшки, внутри них находились, как в камерах, по пять, шесть существ. Сила потянула Порокофа ещё сильнее, он не успел начать что-то обдумывать, как за полсекунды оказался внутри одной алмазовидной снаружи ячейки.

Их оказалось трое в одном помещении, тот, что с ластами, наступал на ноги, тут же прильнул к стене ртом и стал лизать стекло. Чуть синетелый здоровяк просто стоял, немного задевая Порокофа. Камера-помещение оказалась небольшой - не развернуться.

Наш герой обратил внимание на окружающую действительность и обнаружил, что все вокруг ячейки были заняты, как и у него. Во всех помещениях: слева, справа, сверху, снизу - находились существа, все стояли, ни у кого не было места сесть или разлечься. Проходов между камерами не было, они как соты плотно примыкали друг к другу. Теперь оставалось только ждать, что будет дальше.

Но долго ждать не пришлось, процесс начался неожиданно. В соседней камере, что была слева, возникла какая-то прямоугольная впереди, но вытянутая под углом прозрачная, но чуть отдающая сероватым холодноплазменная структура или видимая энергетическая сущность. Передний прямоугольник обладал большой силой воздействия на материальные тканевые объекты. Там было в помещении пятеро, они все, навалясь друг на друга, прижались к стене, передних стало по частям засасывать. Их тела вытянулись в пространстве очень сильно и стали уже частично не принадлежать к миру твёрдых органических материй, а потихоньку переходили, преобразуясь, в мир энергий.

Из пятерых троих поглотило, двое остались так и прижатыми к стене, когда плазматическая сущность ушла. Она резко объявилась в камере, которая находилась сверху - и там тоже самое. К удивлению нашего героя очень огромные шерстистые существа совсем не сопротивлялись, спокойно преодолели переход в иное состояние.

Пожирательный механизм появился в камере справа, там также произошло частичное засасывание существ. Порокоф приготовился и ожидал появления поглотителя в их закрытой среде с минуты на минуту или с секунды на секунду, благо, что никто из чёрнотелых не снял с него "волшебный рюкзак - мощное зарядное устройство. Это был большой плюс. Метающий плазму пистолет оказался в руке и загудел, сосед, напиравший своим животом, видимо, испугался и отринулся в сторону, вжался в стенку. "Да, вот тебе здесь и место, хоть дал простор для действий."

Холодноплазменный квадрат с угольной внутренностью, словно это была шахта какого-то вентилятора, ходила работала по сосоедним сотам, за две, за три камеры подальше от энергетика, он уже начал понемногу расслабляться, потому что этот организм на какое-то время прекратил свою деятельность. Видимо, он перекинулся на другие уровни, что находились подальше, либо насытился и прекратил свою деятельность.

Вдруг соты с существами начали съезжаться, где оставались по двое по трое, стали соединяться в одно отделение. Их опять становилось по пять, по шесть существ в одном помещении. Небольшой загон с Порокофом объединился со стеклянным вальером слева. Нашего энергетика стали загораживать полнотелые бурые существа, чем-то напоминающие медведей, с большими головами, с массивной шеей и вытягивающимися мегафоновидными ушами. Перед их мощью пришлось отступить и прилипнуть к толстопузому слабосинему, а также ластообразному ехидновидному, все прилипили плотно прямо к стенке. Но это положение спасало, не заберёт поглотитель сразу первым, да ещё так можно за спинами других долго сохраняться.

Прошло какое-то время, незначительное, протяженность которого измерить не имелось возможности, потому что нельзя было найти критериев от чего его измерять. Плазматический пожиратель начал снова работать и наконец заглянул в их камеру. Впередистоящих медведевидных засасывало долго и медленно, создавалось впечатление, что за такими система специально явилась. Прямоугольник забрал их, освободив перед Энергетиком достаточную площадку для передвижения.

Но зря радовался наш герой, стена, что была впереди него, стала надвигаться, как-то разошлась, и существа вперединаходящейся камеры оказались перед Порокофом и снова его придавили к остальным товарищам. На этот раз пришлось оказаться за существами светло-жёлтыми, с оранжевыми гривами, с тонкими телами сверху и массивными тазобедренными органами и толстыми ногами. Они, казалось, были голыми, но они выглядели, словно были обличены в какую-то защитную форму. Их металлические бутсы напоминали чем-то копыта, были раздвоены, и обе половины казались очень массивными. Переда их невозможно было разглядеть.

Поглотитель снова пошёл гулять по соседним камерам, явился наконец и в помещение нашего героя. Впередистоящие ничего не боялись, спокойно позволяли свою материальную сущность превращать в энергетический поток и переправлять в неизвестные формы существования. Это будто был их осмысленный конец жизни, так у них происходило, наверное, завершение физического существования бытия.

Главный и всё знающий организм этой цивилизации не стремился поглощать Порокофа, наш герой это осознал после череды пожираний многих существ. Сдвигались камеры, впереди всегда оказывались творения, видимо, этой Вселенной, для них это был необратимый процесс, но энергетика система берегла либо на потом, либо вовсе не собиралась уничтожать. Он являлся инородным телом, по ошибке внедрившимся в этот чуждый миропорядок.

Соединение камер продолжалось, а за нашим зелёнотелым героем никто не являлся, его наоборот теснили назад. Как-то невзначай поглотило ехиднообразного и слабосинетелого, они почему-то оказались впереди, сами оттеснили чужестранца с рюкзаком красного цвета. От этого пришлось отключить пистолет и рюкзак поставить в режим зарядки. Теперь ему стало всё равно: явится враждебная сущность за ним или не явится. Он уже был готов к перемещению в иные сущности. Меняй его Я, метаморфизируй, всё равно какое-то его Оно будет существовать.

Вскоре или не совсем так, но пожиратель, работавший очень долго, видимо, насытился. Поступления новых существ прекратились, камеры сделались полупустыми, в них оставалось по одному по два существа. Уцелевшие прижались к стеклянным стенам, сидели, поджав под себя ноги, у кого они, конечно были. Энергетик прислонился к правому стеклу, в соседнем помещении стояло двое: один карлик тёмно-желтоватый с двумя руками и ногами, весь покрытый рогообразными наростами, его жилистые мускулитсые ноги были чуть согнуты, голова выставлена вперёд, глаза тёмные большие, сплошные, без зрачков. Чуть виднелся пятак, служивший носом, после него нижняя часть лица была выдвинута вперёд, рот отсутствовал, вместо него вверх торчал пятнадцатисантиметровый рог с кисточкой на конце. Лицевая часть и голова чуть отдавала слабым зелёным светом. Одна из рук чем-то напоминала Оплейму- приросшее к организму оружие, вторая рука была трёхпалой, сжатой в кулак.

Второе существо, казалось, было слабого пола, всё время забивалось в несуществующий угол камеры, являлось худым и тонким в туловище. Голова была треугольной формы, угадывался слабо маленький треугольный нос, рот был чуть полуоткрыт, оттуда торчали несколько рядов маленьких зубов, глаза были узкие, горели тёмно-синим цветом. На вершине головы виднелась слишком выделяющаяся полоса. Существо имело две ровные ноги, покрытые чешуей, лапы - ступни были вытянуто-трапецевидные с когтями на конце. Вместо рук, которых не было, за спиной были сложены крылья, они при нужной оказии могли разворачиваться и достигать обширной длины.

Порокоф слегка прислонился к стеклянной стене и сам не осознал того, как провалился в соседнюю камеру.

Карлик отскочил от середины помещения поближе к крылатой самке, та зашипела, чуть выступила вперёд и наполовину раскрыла свои крылья.

- Я не собираюсь вас обижать,- произнёс тихо энергетик.

Существа его не понимали, да куда им. Он прошёл через камеру и прислонился к другой стене, и, о чудо, стекло снова позволило пройти. Там сидели на полу синетелые, сущности с когтистыми короткими руками, длинными ногами с ещё большими остриями на концах стоп. Те не реагировали. Драконовидные даже не пошевелились. Между их тел удалось пройти незамеченным, наверно, таких существ как Порокоф такие вовсе не воспринимали.

Наш герой повернул налево, снова преодолел преграду между сотами. Там на него кинулись с жуткими криками светло-жёлтые небольшого роста, все в шлемах и скафандрообразных телах существа. У них вместо лица впереди горело коричневое стекло.Их две руки были срощены и тянулись вверх в виде палки - кости. Тем более ею они могли размахивать вверх и чуточку вниз, но не вперёд и назад.

Плазменный пистолет загудел в правой руке, три одинаковых жёлтотелых разбежались. Оказывается, они держались на четырёх искривлённых ногах без ступней.

Пришлось идти прямо напролом и наткнуться на массивное существо, состоящее в основном из одного коричневого многогорбообразного тела, покрытого шерстью. Представьте, будто вы наткнулись на тело мамонта, у которого нет головы, а присутствует сплошное тело или несколько соединённых тел.

Наш герой не захотел применять оружие, он попытался отступить назад, но стекло его не пропустило - значит назад дороги нет в этой системе. Пришлось карабкаться по урчащей, ворочающейся фигуре, виднее, по одной из её возвышающейся части, дальше пошла вторая возвышенность, потом третья, потом четвёртая. Это преодоление напоминало прохождение через ряды сильно вздрагивающих кочек, желающих тебя свалить.

Пространство наконц было преодолено, дальше пошла следующая камера, там на полу раскинулись два существа с желтоватой поверхностью, видимо, этот цвет был доминирующий, как и серый. Они напоминали чем-то больших носорогов, тем что имели грузные тела и сужающийся ближе к голове панцирный полукруг со множеством выпуклых линий. Все их тела были покрыты сотнями тёмных пупырышек. Они должно быть передвигались на четвереньках, хотя у них имелось по шесть массивных ног с разветвлениями мелких с когтями пальцев вместо ступней. Руки их были восьмипалыми. Головы выглядели большими, громоздкими, некрасивой формы, со множеством рогообразных наростов, среди этих зарослей чуть угадывался маленький рот, который смотрел как-то набок. У этих получалось что-то говорить.

- Чужа..к, чужааак,- повторяли они в унисон.

Один из носорогоподобных поднялся во весь свой гигантский рост, попытался перегородить дорогу нашему герою, но вдруг раздался окрик:

- Капэш, не смей, это мой потомок.

Порокоф обратил внимание на одну из стен, где обнаружил свою Мать Прородительницу Комрелию. Штурманша очень изменилась, сделалась более худее и поменяла цвет. Она теперь выглядела какой-то тёмно-серой, левая рука, к которой должна была крепиться Оплейма, отсутствовала вовсе.

Твари с пупырышками хотели её защищать, но взглянув на неё отползли вовсе к впереди расположенной от Порокофа стене.

- Но как такое может быть?- спросил энергетик.

- Ты же помнишь, это всё случилось после бури, нас всех разнесло, я попала в систему другой местной цивилизации.

Штурманша поднялась с пола и приблизилась к своему чаду.

- Я осталась одна и стала бороться с каким-то странным существом, оно являло из себя нечто целое, но поотдельности представляло собой миллиарды, дицилионное множество летающих платформ. Тай-Грен так и не смог меня спасти. Они притащили меня сюда, вернее, притащили к своим строениям и отдали в руки неких чёрнотелых, потом я оказалась в одной из здешних камер, где, как я поняла идёт перерабатывание местных существ. Меня вон задели, отобрали мою руку с оружием. Наверное, специально это сотворили, чтобы я долго не могла дать отпор и навредить. Этот всевластный организм очень разумный и знает, что ему надо, а что нет. И я, думаю то, что мы с тобой встретились - вещь не случайная. Значит этот великий кто-то позволил нам это сделать.

Её правая рука, имевшая сейчас форму острого на нож похожего наконечника, превратилось в обыкновенную шестипалую ладонь. Комрелия дотронулась до правой руки Порокофа. От прикосновения он ощутил слабый прилив энергии, а потом и опустошенность своей матери, наоборот, начал ей отдавать свои силы.

- Не ожидал в этом приёмнике - распределителе монстров встретить родственное существо, неужели так бывает, со мной это впервые, как и впервые я оказался за пределами корабля в незнакомой враждебной местности.

- Нам теперь придётся долго привыкать так существовать, корабля нет, ничего нет, мы разъединены, нас разделяют пространства и разные временные уровни движения. Встретимся ли мы - неизвестно,- заговорила Комрелия с мудростью матери.

У стены зарычали монстры, один из них готовился встать и броситься. Комрелия послала очень мощный свистящий звук в их сторону, те тут же приблизились друг к другу, свернулись в клубок и замолчали.

- Они жители этих бескрайних местностей, - продолжала Мать - Прородительница, - они вот общаются такой свистовой - пищащей речью, но я их приучила некоторым словам нашего корабельного языка, который распространён среди нашей цивилизации летающих существ, я им посылала телепатические образы, они многое не понимают, но что-то вспомнили. Их предки попали сюда на корабле, также, как и мы, потерпели крушение, долго выживали, мучались, потом нашли каких-то поселенцев, скрестились с ними и вот потомство, мне удалось всего лишь выведать их генетическую память. Их притащили из какого-то замкнутого голубого пространства, их там много обитает, этих принесла в жертву их цивилизация. Здесь, оказывается, чтобы существовать, нужно приносить жертвы Богам. Боги контролируют тут время и находящиеся у них местности. Если не заплатил, то будешь всё время мучаться, тебя будет носить по разным отдалённым окрестностям, поэтому нужно убивать своих собратьев или существ пониже, но уже в довольно больших размерах или играть в божественные игры, я этого не поняла, что это значит, мне бы постичь хотя бы то, что они мне сообщили.

Выходит тут собраны все пожертвованные местному Богу?- спросил Порокоф.

- Выходит так, мы попали сюда тоже, но нас пока не трогают, говорю пока, хотя руку у меня оттяпало, видимо это жертва за то, чтобы мы с тобой встретились, и поглощение прекратилось, - она сделала долгую пазу и после этого продолжила. - Получается - эти все существа потомки или немного мутировавшие выходцы из разных нам известных Вселенных, которые создали здесь свои цивилизации. Этих пожертвовали. Телепатически и логически я догадалась, что из них делают топливо для другой цивилизации более местной архаической, которая жертв не приносит.

- Да видел я, они летают на каменных кораблях и зарываются в грунт. И что ты предлагаешь Мать- Прородитьельница? Пойдём через стены, но мы так до бесконечности по одному уровню будем ходить.

- Я больше надеюсь на твой рюкзак - накопитель, забирайся в меня, заодно реанимируешь мне руку.

Порокоф быстро шагнул в сторогу штурмана, та мгновенно поглотила его, стала намного толще и чуть выше. Вместо левой руки появилась зелёная с красным плазмомётом. Носорогообразные смотрели удивлённо на такое соединение. Оружие образовало синий круглый плазмоид, он мгновенно ударился в пол и прожёг дыру достаточную для прохода. Свистом было приказано существам со множеством рогов прыгать первыми. Те повиновались бесприкословно.

Внизу соседей сверху встретили существа, состоящие из проволочных четырёх ног и рук, большой ситечкообразной светящейся головы и большой сети расходящихся рук. Носороговидный спрыгнул и смял троих, ещё двоих вбил в стену. За ним совершил скачок второй, он встал во весь рост, чтобы встретить Комрелию. Она полетела и мгновенно оказалась на плече своего заступника. Тот ссадил её на новый пол, на нём чуть подёргивались прутообразные. Снова плазма прожгла дыру в полу, опять пошёл носорог - забойщик.

В камере пониже были крупные волосатые зелёнотелые создания не лишённые интеллекта, но также имеющие преимущество в полном непризнании никого другого кроме самих себе подобных. Они выглядели длинными ростом с головой вполне круглой с узкими глазами, небольшим носом и ртом с небольшими губами. Из боковых частей головы выходили длинные заострённые, как ножи, уши. Они не имели рук, но могли вмомент образовать сколько угодно конечностей с разными кистями. У них выделялось по шесть ног, которые могли удлиняться, так и сокращаться. Конечности для хождения смотрелись достаточно тонкими, словно это пары змей держали туловища, а не твёрдые мускулистые опоры.

Их тела не имели скафандра, на вид бросались слишком выступающие рёбра, небольшой живот без пупка имел по три складки у каждого существа. Их было четверо и все они выстроились в шеренгу ближе к стене от проделанного в потолке входа. Каждый стоял за своим товарищем, будто впередистоящий был заменителем позадистоящего.

Первый носорогообразный ввалился в камеру и моментально хотел разделаться с тамошними обитателями, но сильным, неуловимым для его слуха сигналом он был "обезаружен", повалился на пол и стал корчиться. Его товарищ решался прыгнуть на спасение своему собрату, но Комрелия остановила его, пустила в помещение небольшой самонаводящийся серый овальный с виду плазматический снаряд. Немного шуршащий в воздухе объект проник пониже, чуть завис над мучающимся носороговидным, нашёл объект попадания и понёсся к цели. Но взрыв произошёл тут же, не успел огненный снаряд добраться до врагов.

Комрелия отскочила от проделанной дыры. Вокруг отверстия пошли трещины - такова была сила взрыва. Одного внизу из высокоинтеллектуальной цивилизации обожгло, тот, впередистоящий, упал и молча переносил своё бессилие. Неожиданно из дыры в потолке ударили два разрывных снаряда. Интеллектуалы уже принесённые в жертву не ожидали столь стремительного удара после крупного взрыва световой обжигающей плазмы. Сразило и разорвало до внутренностей ещё двоих, да и лежащего с ожогами задело, тоже что-то отрвало, ну, большую часть тела.

Комрелия просунула руку с пистолетом Порокофа, в камеру ударил конусовидный синий свет, температура которого была свыше шестисот градусов, умники и умницы, чьи останки лежали на полу, должны были сгореть, ну хотя бы обуглиться. Конечно, оказался уничтожен таким воздействием и носороговидный, но кто он был для разъярённой штурманши? Он просто являлся отработанным материалом ради осуществления избранной цели.

Она послала после фотонного воздействия второго носорогобразного, тот с охотой прыгнул в нижнее нагретое помещение, будто испытывал какие-то чувства к совсем чужеродной Прородительнице, но почему-то был готов выполнять её приказания и даже погибнуть за неё, взяла она его чем-то.

Камера оказалась очищенной от временных постояльцев, Комрелия спрыгнула на плечи во весь рост поднявшегося пупыристого. Он опустил её на пол. Она опять пробила дыру в основе, теперь оставалось проверить уровень кровожадности нижних обитателей. Её тучный слуга сбросил первым труп своего собрата, не испытывая никакой жалости к побратиму. Внизу что-то зарычало, завизжало, завоздействовало совсем невосприимчимыми сигналами, но наша главная героиня всё равно что-то чувствовала, особенно негатив от обитателей нижнего уровня. Она в ответ на это решила поступать беспощадно: ведь с обитателями здешних мест не стоит вступать в какие-либо отношения - все они обречены на уничтожение, они жертвы, будущее топливо. А если она встретит Тай-Грена, который мог по ошибке попасть сюда? Нет, он настолько умён, что не позволит себя уничтожить, опередит ситуацию, он скорее всего сам найдёт её и уничтожит всесь этот камерный улей.

Она запустила красный плазмоид, там рвануло, произошла световая вспышка, многих обожгло либо покалечило, неважно, главное, чтобы не возникали твари. Они спускались и опять творили тоже самое в ещё низшем помещении. Потом опять уничтожали и снова спускались. Пределом должен был стать белый бетонный пол, хотя система могла наделать большое множество клеток - камер и никакого пола белого цвета достичь было нельзя.

В одной из камер находилась рыжеватая, видимо самка, чем-то похожая на кошку, только стоящая на двух толстых, густо заросших шерстью лапах вертикально. Около неё находились её копии - дети, маленькие такие, чем-то приятные. Но при разрыве потолка эти маленькие стали рычать и вытянули чуть ли не на два метра вперёд свои гоктистые лапы с ветвящимися лиановидными и очень липкими отростками .

Они были сожжены зелёным светом, нечего испытывать жалость перед теми, кто не испытывает жалость к тебе. Каждый вид жаждет уничтожить другой, чтобы самому существовать, нет, победит вид кораблеплавателей, раса Комрелии, а эти будут сожжены, их всё равно поглотит холодноплазменный четырёхугольник.

Носорогообразный прыгнул, принял свою королеву и бережно опустил на низ камеры. Она прошлась, бережно переступая через трупы обугленных, и снова пробила дыру ниже. Запрограмированный синий плазмоид не только прожёг проход, но и уничтожил попавшихся под него существ пониже. Носорог как всегда прыгнул, но не успел он коснуться пола, как в камере возник тёмно-белый прямоугольник вместе со светящейся трубой приёмником, отходящей под углом в иные измерения, словно вентиляционная шахта. Верного защитника штурманши мгновенно поглотило, иных обитателнй замкнутого помещения также потянуло, только были видны их крылья, когти да черноватые тела.

Штурман вытянула руку с пистолетом, на кончике его вырос небольшой полукруглый экран. Внутри её тела загудел рюкзак Порокофа, засасывающая плазменная структура сначала мелкой, светящейся, клубящейся, частью стала засасываться в ствол плазмомёта. Через небольшое количество времени половина прямоугольника уже уходила наверх к Комрелии. Прямоугольник превратился в некий изуродованный квадрат с очень острым, превращающимся в тонкую прямую треугольником, уходящим вверх.

Неожиданно поглотительная система явилась в отделение, где так активно засасывался объект нижнего уровня. Сильная тяга непонятно каких частиц стала завлекать её, она даже всем своим телом поехала в сторону притягивания и разрушения. Но за секунду она сумела переключить свой прибор и пустить в пожирателя круглую горяще-световую структуру сероватого цвета. Махина заглотила посланца. Затягивание на какое-то мгновение прекратилось, всё как бы успокоилось. Затихла и наша воительница. Неизвестный пожиратель в какой-то момент произвёл мощный разрыв неведомой этой вселенческой структуры.

Серокожая с тёмно-зелёной рукой нырнула в дыру, чтобы оказаться пониже от такого страшного, вполне жуткого смертельного разрыва материй.

Но сильный световой поток, проникавший повсюду, достал её и на нижнем уровне. Он стал проникать везде, смёл всё материальное. Комрелию начало нести сквозь не совсем яркое грязно-белое. Ничего прежнего не существовало - одна горящая плазма сверху и снизу, справа и слева. Сущность или нет никакой сущности, есть только одна праматерия, которая является основой для всего материально осязаемого.

Но тело штурманши не разлагалось, не поглощалось кем-то по частям. Она просто оказалась в надпространственном переходе между реальностями, в середине Великого Разума, который связывает всё материально существующее. Здесь не было времени, хотя происходило перемещение в лице её, но не было точки начала отправления и конечного лимита прибытия.

И вдруг всё прекратилось, она очнулась на твёрдом полу в помещении очень тёмном. Она двинула чуть левой рукой - значит Порокоф всё ещё в ней. Нет, она не хочет его выпускать из себя, разъединение с родными - очень плохо, тяжело переживать, а куда труднее бороться водиночку.

Наша героиня поднялась и двинулась вперёд, ей было всё равно куда, лишь бы дойти и прикоснуться к какой-то твердой -стене, пробить её и выйти в другую местность, где будет светлее и произойдут совсем иные события.

Под ногами хрустело, иногда получалось спотыкаться и даже падать. Не беда, это обломки разрушенных помещений для пожертвованных. Она попыталась осмотреться, но ничего кроме кромешной тьмы не увидела. У неё тут же возникла идея нащупать пределы этой новой бесконечной системы. По её воле из боковой части тела выехало плазмообразующее оружие, шланг подачи сократился. Рукой Порокофа она нащупала рукоятку, послышался звук гудения. Через секунду тьму осветил синий овальный плазмоид, который несколько секунд позависал намного выше Комрелии, потом сорвался и понёсся согласно воле обладательницы, прямо вперёд.

Где-то вдалеке произошла вспышка света, удар о препятствие значит состоялся, дыра была прожжена, да, там действительно свет из иной реальности. Наша героиня, всё также спотыкаясь, побежала к светлому пятну, которое стало маячить на большом расстоянии. Пришлось послать вперёд чуть оранжевый свет, не обжигающий, а дающий достаточное освещение.

Вот дыра и выход. Она оказалась на знакомой белой платформе с теми же объектами, какие уже видела, но только местность была как-то запущена.

Вместо наливного цилиндра, как не крути, он всё равно чем-то напоминал гигантский самовар, красовалось на большую половину разрушенное металлическое основание на четырех опорах. Верх этого сооружения был вывернут грубо в сторону. На Комрелию смотрели шесть утолщённых железных конструкций, загнутые до такой степени, что чуть не касались занесённой серой пылью и мелким камнем, когда-то белого обширного пьедестала.

Она вышла не со стороны темноватого стекла, где по велению чёрнотелых образовывались ворота для ввода пожертвованных Богам существ, а пробила себе выход со стороны большой сплошной стены, смотревшей на когда-то такой красивый наливной сосуд для топлива.

Теперь здесь никто ничего не наливал, всё оказалось в запустении. Боже, как она повлияла на цивилизацию здешнего мира. Разрушила всё: порядок, существовавший до её появления здесь, обычаи и традиции здешней аборигенной культуры. Возможно, она попала в другое время, в будущее цивилизации тарелочников и чёрнотелых?

Она прошла намного дальше, резко взглянула вправо - крупные сигнальные устройства были разорваны до основания, повсюду на каменистой почве валялись обломки электросхем, чуть оплавленные, оставались чуть занесённые основы передающих приборов.

Штурман взглянула вперёд на цилиндрическое здание сероватого цвета, над чуть конусовидной крышей вертелась когда-то тёмная по цвету звёздочка с круглыми выпуклостями. Но крыша объекта была деформирована и никакой звёздочки не существовало, торчал один лишь тонкий шпиль. Туда, судя по памяти Порокофа, залетали тарелочники, те самые ненавистные мрази, похитившие её и притащившие сюда.

Направляясь к цилиндру, переступая множественные чуть поржавевшие обломки, она воспылала ненавистью к своим захватчикам, которые так жестоко с ней поступили. Ещё лишили руки, разлучили с семьёй и Главным Прородителем - капитаном корабля.

Вот оно, это здание. Крупный синий плазменный шар пробил "броню" сооружения. Она вошла в помещение и тут же обнаружила своих давних врагов, каких так била и сжигала аж до потери всех сил.

По-видимому это была опять многоуровневая система с ячейками. Только без камер, ограждённых стенами. В этом здании, словно на спиральном конвеере покоились эти же самые экипажи, состоящие из дискообразного аппарата с небольшой выпуклостью посередине снизу - настоящая тарелка, а на вершине её управленцы по шесть гармошковидных существ. Все похожи один на одного, словно клоны, они располагались длинными рядами с широкими проходами между ними. Это новое явление напоминало конвеер, протянутый с двух, с трёх, с четырёх сторон, везде проходы, видимо, для мастеров - Богов, которые сотворяли этих индивидов для каких-то своих нужд. Конвееры уходили, казалось, куда-то вверх. Четверосложная спираль по производству.

" А вдруг здесь Богами были эти чёрнотелые, ведь несмотря на внешность и на рабочий обычай поведения, такие могли являться своего рода Создателями всех их окружающих существ?"- мелькнула неожиданная умная мысль.

"Но, похоже здесь долго никого не было, эта серая каменистая пыль из здешней пустыни дошла даже сюда на нижний этаж, десять сантиметров её, трудно ступать... Выходит я тогда в той пустыне уничтожала просто пустые копии, расходовала себя в пустоту, а они просто маникены, которых наштамповать можно было великое множество и дальше продолжать их размножать, вплоть аж до бесконечности."

"Но что произошло, я навредила местной всевластвующей энергетической системе, перебила жизнь местной цивилизации, но она, эта структура, хотела унизить меня низачто, вот и пришлось ответить."

Она прошла дальше в темноту, её серое тело казалось таким небольшим и хрупким на фоне этих тарелочных существ, которые замерли, казалось, навсегда. На замерших гармошковидных был налёт серой пыли, что напоминало о давней заброшенности здешнего объекта.

Главная героиня поспешила покинуть столь мрачное сооружение, ей не хотелось продвигаться дальше, ей казалось, что там ожидает её что-то страшное и действительно непознанное и с этим опять придётся воевать, ну или показывать, что она в силах дать хоть какой-то слабый отпор.

Снаружи вокруг разрушенных объектов бушевали какие-то газовые потоки, нельзя назвать их ветром. С окружающей пустыни несло беловатую пыль, которая скапливалась у подножий руин, образовывала что-то в виде минидюн. Белая площадка была уже не видна, её занесло, везде чуть ли не через каждых три метра намечались сильные провалы, в них виделись скопления мелких камней и насыпей светлого песка. Штурманше приходилось опускаться в такие крупные ложбины, чтобы обойти всю когда- то застроенную местность.

И, казалось, окружающие просторы раньше были выложены из хорошо подогнанных друг к другу камней, они образовывали валы и чем-то напоминающие стены вокруг каких-то сооружений, но теперь... В округе присутствовала одна пустыня, состоящая из беловатого песка и мелких десятисантиметровых скалистых образований, они жили в песке и благодаря ему перемищались, занимая любые ложбинки, самые выдающиеся щели и обширнейшие впадины.

* * * *

Тай-Грен очнулся, когда система ему сообщила о неожиданных обстоятельствах изменения на наблюдаемом объекте.

В параллелепипедном здании вспыхнул серый всёзаслоняющий свет. Скорее всего свет был начальным эффектом. Во все стороны стала расходиться холодная плазменная структура, некая масса видимой энергии, первовещество. Строения моментально исчезли в ней. Зависавшие каменные объекты пропали: то ли ушли в грунт, то ли их никогда не существовало. Некая властвующая сила могла создать любую систему, напоминающую цивилизацию, что-то являющее порядок, а на самом деле просто пустое видение. Но это явление пустоты поглотило Порокофа, который не являлся искусственно созданным образом.

Капитан решил вмешаться в происходящие изменения и нанести свой удар по объектам. Система над системами пустила силу сжатия на параллелепипедный источник негорящей плазмы. Но расползавшаяся материя оказала сопротивления, здесь она была главной и непобедимой, сжатия не получилось. Чуть светлая с потемнениями энергия отбросила Тай-Грена и его защитную оболочку через пространства и временные отсчёты.

Нашему герою удалось оказаться среди голубоватой повсюду местности, где не было ни низа, ни верха, всё естество пронизывали оплетённые лабиринтами небольшие скальные образования со встроенными внутренними зеркалами, направленными в разные стороны, видимо, чтобы искажать окружающую реальность.

Большую часть обладающей вокруг твердыни пришлось разрушить, чтобы иметь возможность перемещения в обратную реальность, а то зеркала могли исказить пространство, и вместо прежней реальности, откуда их выкинули, они могли появиться в похожей, но не такой.

- Уходим в тот момент времени, когда мы увидели, как Порокоф идёт к объектам.

"Но мы же не видели,"-пришёл неожиданно мозговой ответ.

-Всё равно, перемещаемся до этого явления.

Голубоватая всеобъемлющая местность куда-то растворилась, вокруг стали проноситься разные цвета. Сверхсистема, словно проплывала по какой-то радужной Вселенной или по межреалистическому коридору, что проходил между различными действительностями с разными временными вероятностями.

И вот они вышли в тот период времени в данном месте, когда над Порокофом пронёсся, чуть не задев его объект, сотворённый из каменной структуры.

Тай-Грен моментально опустил рукав засасывающего устройства и стал впитывать насильно своего потомка.

Сначало потянуло мелкие камни, затем булыжники покрупнее, прекрывавшие энергетика, после приподнялись ноги зелёнотелого, и в последний момент его тело юркнуло в засасывающий механизм. Всё, он был спасён, его больше не существовало в этой действительности, а то будущее по мнению Тай-Грена, которое энергетик осуществил, должно быть стёрто, как и его материальное воплощение в каком-то будущем.

- Я вижу ты живой и невредим,- произнёс выскочивший капитан в прозрачность надматерии.

Лежавший на несуществующий тверди энергетик стал подниматься на голос знакомого существа.

- Капитан Тай-Грен, Отче, неужели...

- Ужели, это я, а ты теперь в безопасности в Надсистеме, то есть извлечён из убивающей действительности.

Зелёнотелый поднялся и осторожно начал приближаться к своему управителю кораблём.

- Проходи, в этом месте нет ни стен, никаких-либо ограждений, просто прозрачность, но то место, откуда ты поднялся, я считаю всасывающим рукавом. Ты, наверное удивишься, но ища тебя, я получил к себе в надпространство полную копию твою.

Они поднялись, видимо, здесь существовал небольшой склон, он не был видим, но ощущался.

- Вот, позволь тебе представить, Данаилянк, полностью ты, но только серого цвета.

Порокоф заметил серотелого энергетика такого же роста и с рюкзаком, как у него, ну похож, неужели он так выглядит?

Между одинаковыми и чем-то разнящимися прошла очень сильная отрицательная энергия, даже не столько отрицательная сколько сила отталкивания и жуткой невосприимчивости. Это в основном почувствовал Порокоф. Его двойник не существо его расы, он не близок к нему и никак не может являтся представителем вида корабельных управляющих. Тай-Грен кажись не осознал в действительности, кого он пригласил к себе в Надсистему.

У зелёнотелого в руке оказался плазмомёт, который загудел готовый к работе. Серотелый начал увеличиваться в размерах, серость, словно клочками разрывалась и куда-то исчезала, будто бы огромный монстр вырастал из детской одежды.

Тай-Грен отпрыгнул на расстояние как можно большее, чтобы нанести с такого положения превентивный удар.

Существо закончило своё перевоплощение. В прозрачности зависал десятиметровый исполин тёмн-синего цвета с головой, по форме напоминавшей капельку: от макушки отходил хвостик и чуть загибался вниз, к спине. Глаза были маленькие, но тоже синие, как и веки. Носа и рта не было, после шеи шло мускулистое, рельефное тело, по обеим сторонам его торчало по шесть мускулистых рук. Бёдер и ног не было, вместо них постоянно колебалось газообразное или холодноплазматическое вещество. Оно то собиралось в небольшой, отходящий назад, змеевидный хвостик, как у Джинов, то просто зависало прямоугольным постаментом в пространстве.

Не надо в адрес меня применять свои жалкие световые оружия,- разнёсся громкий телепатический голос,- вы меня не сожжёте, а только подпитаете своей энергией, а я её отниму у вас и что тогда? Вы всего лиш пришельцы в этой Надвселенной и то, что с вами происходило и произойдёт - это всего игра с несуществующим и специальнообразованным. Тебе, Тай-Грен, Большой Бог Экснорт дал эту Надсистему, которой он сам является, а я позволил это осуществить. Имя моё, как и прежде для вас Данаилянк, я часть реализовавшегося Бога здешних обширнейших мест. Вы привыкли видеть материальные воплощения - вот и полюбуйтесь.

- Зачем ты к нам явился, для чего эти все трудности и постоянное унизительное исстребление?-задал вопросы капитан.

- Вы попали в такую Вселенную, здесь нет никакой стабильности, только одни гадости и унижения,- пришёл ответ.- Вы же сами прибыли сюда для исследований, только боюсь, что можете никогда отсюда не вернуться, здесь за всё надо платить, жертвовать, это мир антиматерии, а антиматерия всё время непостоянна, изменччива, враждебна, жаждет поглотить материю противоположного к ней порядка, и когда она это осуществляет, то на мгновения успокаевается, затем снова начинает. Вы попали вот в такой мир и покоя для вас не будет никогда, как и выхода отсюда. В конце концов здешний порядок поглотит вас, переломит вашу сопротивляемость.

Но как же преодолеть эту Вселенную или хотя бы часть её с минимальными потерями?- спросил Тай-Грен.

- Жертвовать себя и своих близких этому миру, отдавать их на растерзание объектам этого материальновоплощаемого космоса. Ты уже сделал это. Будущие Порокоф и Комрелия уже всвязке с этой Вселенной, ещё ты должен забыть про своих двоих Займаратов, не ищи их, они принадлежат нашему космосу. Уже скоро у тебя наступит относительное спокойствие и тебе удастся переместиться в иные пространства. Поступишь иначе - снова потеряешь своих, и дарованная тебе Надсистема не поможет, она просто исчезнет, ты её береги лучше для других целей, скоро нам придётся играть с другими Богами за право... У меня притензия стать выше чем хозяин входных пространств, Экснорту также понадобится это для обретения высшей степени, а тебе вместе с ним, чтобы добиться благополучного выхода отсюда.

- Неужели отсюда существует благополучный выход?- вдруг вмешался своим вопросом в раговор энергетик.

- Где есть вход, там обязательно найдётся и выход. И если внедрение в этот космос было столь отрицательное с потерями и разрушениями, то исход может оказаться вполне благоприятным, с приобретением потерянного. Только сколь многое нужно будет пройти.

Синетелый начал исчезать, будто это растворялась его голографическое изображение, скорее всего его не было вообще, как и Данаилянка, и прочих пустынь и цивилизаций.

Комрелия вылезла из нутра своего капитана:

- Как это мы должны отдать Скалтера с Янсчером какой-то Вселенной или космосу здешнему? За что, за какое-то спокойное существование. Кто это так решил, этот синеглазый дух, что ли? Я своих детей воплотила в жизнь не для того, чтобы какие-то каменистые пустыни убивали их. В какие-то игры он с тобой играть вздумал, вот пускай и играет, но только с кем-то другим. Антиматерия, а мы материя, нас будут всё время поглощать, унижать, с анти и нужно действовать анти, чтобы первой очень больно было.

- Я согласен с тобой, - ответил Тай-Грен,- только в чём-то Данаилянк тоже прав.

- А он вообще существует? Некое привидение, я тоже, если бы была аппаратура, могла бы воплотиться в кого угодно и напугать низших по развитию аборигенов. Хватит лирики, отправляемся за нашими Займаратами.

Капитан мгновенно прилёг на прозрачном пространстве, Порокоф совершил тоже самое, Комрелия осталась стоять. Надсистема получила команду переместиться в местность, где ощущалось нахождение Займаратов.

Изображение пустыни, где камни, сложенные друг на друга, образовывали комплексы каких-то непонятных строений и поглощенные белой плазмой здания неведомой цивилизации исчезли, будто специальным пультом был переключён канал, началось переключение многих уровней. Снова появилось ощущение, будто ты движешься на небольшом корабле по туннелю, где станциями являлись варианты различных временных периодов.

Они на мгновение появились в пространстве, где царил полумрак, а верх и низ составляли бесконечные, рельефные, чуть беловатые плиты, по ним, как по венам, протекали ветвящиеся речушки красного, сильно светящегося, немного тёплого вещества. Вернее краснота не протекала, она просто присутствовала на этом варианте территорий.

- Они проходили этой ложбиной недавно,- заговорил Тай-Грен.

Но неожиданно что-то странное с Надсистемой начало происходить, изображение нового пространства пропало, все трое участников экипажа прозрачности ощутили, как несутся сквозь туннель-трубу возможных временных вероятностей.

- Все в меня, а то опять потеряемся!- закричал капитан.

Сначала вошла Комрелия, Порокоф за ней. И едва они успели сделать этот манёвр, как произошло неожиданное исчезновение надсистемы, последнее, что она могла сделать, так превратиться в квадрацикл с большим колесом на задней правой подвеске, ну не было запаски, когда случилась катастрофа с кораблём.

Четырёхколёсный подарок стоял среди слабо-серой пустыни, даже переходящей в белую с огромными неровностями, слишком вздыбленными валунами, большими ложбинами и оврагами. Здесь будто тоже была гигантская каменоломня, только грубой формы, затем это всё накрыла сметановидная смесь, которую просто залили и забыли разгладить, такое же явление было и в забетонированной пустыне. Но здесь имелось большее количество выпирающих залитых скал на один квадратный метр.

Тай-Грен сразу же уселся на квадроцикл, после нажатия рычажка двигатель сразу же запустился, второй рычажок после нажатия правой рукой сообщил скорость, тут же пошла ложбинка, её техника сразу преодолела, дальше въезд на скалы боком, чтобы не задеть дном между задней и передней подвесками. Опять спуск, здесь уже небольшой овражек, подъём по противоположному склону, вон хорошее место между скал, вот и прошёл. Пошла более равнинная местность, где приходилось то и дело объезжать то там, то сям торчащие заострённые выступы.

Капитан обратил на себя внимание и заметил, что через его грудь проходит лента зарядов для плазмомёта, а само оружие висит на спине. Всё это как-то странно, будто не было никакой надсистемы и перемещений во времени, никто никого не похищал и не разделял, хотя разделял, внутри него нет Скалтера с Янсчером, Даннилянк был прав насчёт сверхбольшего использования Надсистемы. Возможно, она больше никогда не вернётся.

А куда же он так мчится? Неужели известно направление и в какую сторону двигаться, да, известно. Он взглянул на панель приборов, там моргало что-то в виде навигатора: маленькая точка приближалась к более большой. Он идёт к Мастекату - ими же собранному вездеходу. Но ещё следует потрудиться, изрядно попреодолевать пересечённую местность. Сейчас пошла равнина, можно прибавить ещё немного скорости.

Неожиданно, как назло, впереди возникла и стала приближаться преграда из ряда высоких стоящих забором скал, они, будто бы были облиты зефиром. Хотелось их объехать но такой сплошной забор уходил очень далеко, что в одну сторону, что в другую. Оплейма выпустила пробивной снаряд, преграда была разрушена, пришлось остановится на время, покинуть своё транспортное средство и разгребать разорванные булыжники, но наш герой воспользовался световым конусом синего цвета, и все обломки скал рассыпались в песок после очень сильного теплового - светового воздействия.

- Кварц, - произнёс тихо капитан, садясь на квадрацикл.

Средство передвижения пошло вперёд, пришлось подняться вверх, жёстко катиться по огромному полю, соединённых белым, возвышающихся чуть ли не через каждых двадцать сантиметров верхушек каменных плит.

Очень сильно трясло, эта езда чем-то напоминала поездку по стиральной доске. Ничего не поделаешь, приходилось терпеть, чтобы достичь своей цели.

Тряска закончилась внезапно, как и началась, квадрацикл на скорости выпрыгнул прямо в неглубокую пропасть, магнитная подушка подвески приняла на себя мощный удар, колёса чуть не пробились от сцепления с каменным грунтом. Впереди был прямой склон, который как- нибудь взять не получилось бы. Пришлось ехать вправо по оврагу до тех пор, пока не найдётся удачное место подъёма.

Залитая, словно сметаной пустыня, заканчивалась, этот овраг являлся, видимо, границей раздела. Слева Тай-Грена ждала каменная серая местность, да, та самая, по которой они передвигались на Мастекате, расчищая себе путь, пока их не разъеденило.

"В крайнем случае подъём можно себе пробить,"- мелькнула удачная мысль.

Квадрацикл остановился, повернулся влево, по прямому склону ударил плазменный синий шар, скалы разлетелись, поднялась пыль. Колёса с трудом въехали на гору обломков, транспортное средство начало раскачиваться, но шло, преодолевая подъём. Большие валуны разрушили тепловые волны, капитан просто забыл про такую функцию своего оружия. Всё гора взята. Дальше очередное препятствие в виде очень высоких скал, их капитан решил убрать с помощью ультрозвука - и такая функция существовала на его Оплейме, он просто не применял её во время дальних полётов. Прежде чем применить такое, он образовал над своей головой защитный линзовидный шлем, а тело успел покрыть оберегающим скафандром.

Ультразвуковая волна пошла несколькими импульсами, главное было совпасть с частотой колебания этих скал, если в этом мире что-то колеблется. Но оружие сверхзвуковое сработало, скалы треснули и развалились, поток света расчищал дальнейшую дорогу.

"А эти обломки не превратились в песок, а оплавились, хотя и песок может оплавиться, ничего, всё в прах превращается,"- вспомнились капитану его знания по философии не пойми чего-то, когда он обучался пилотированию в Эсен-сирив - академии кораблестроительства и пилотирования.

"Как давно это было..."- подумал про себя наш герой.

Неожиданно потемнело, пришлось включить фонарь дальнего света, чтобы суметь хоть как-то рыскать среди этих каменистых нагромождений. Опять шёл процесс прочистки дороги, только уже в более осложнённых обстоятельствах.

Наконец-то маленькая красненькая точка на навигаторе сошлась с жирной большой. Мастекат был уже где-то совсем рядом. Все узнали обширную серую равнину, и где-то здесь их должен был ожидать их вездеход.

- Вон та горка серого, я даже крышу узнаю,- прозвучал изнутри голос Комрелии.

Тай-Грен поджал рычаг скорости, машина понеслась к намеченному бугру.

В округе поддерживалась плохая погода и очень плотный газ, служивший как-то в виде неба, проплывал тёмной массивной облачностью, с вершин что-то не давало светится, источники света заслонялись.

- Точно наша машина,- вырвалось у капитана.

Оплейма на левой руке видоизменилась, ствол увеличился, в сторону горы пыли пошёл поток воздуха, он стал разносить бугор мелких наложений, загораживающий все входы в вездеход. Были выпущены Комрелия и Порокоф, они такое же сотворили со своими оружиями, и вскоре всем троим удалось очистить гусенично - колёсную машину от больших налётов серости.

Порокоф открыл заднюю дверцу, спустил два трапа, чуть их сузил под колею квадрацикла. Тай-Грен заехал в хозяйственное помещение.

-Я действительно забирал это транспортное средство, его здесь нет, а то я так ожидал увидеть двойник этой небольшой машины. Со мной что-то произошло невероятное. И то, что я делал, не подлежит никакому логическому объяснению, то ли это было, то ли мой мозг спал и видел это альтернативо...

Его перебила Комрелия:

- А я тут пока находилась в тебе, вдруг увидела сон или как сонную реальность, что я находилась в бесконечных камерах из алмазного стекла, мы с Порокофом такого натворили... Ты знаешь, это то самое место, где были чёрнотелые со светлыми почти треугольными головами, там ещё покоились неподвижно тарелочники, но сейчас в том месте ничего нет, один песок да камешки.

- Ты не могла ничего такого натворить, потому что я тебя извлёк из времени прежде чем это случилось, как и Порокофа,- ответил Тай-Грен.

- Но ты будешь удивляться, но какая-то я существую в дальше продолжающемся будущем и Порокоф вместе со мной. Последнее изображение - сон, что я бреду с ним внутри по бескрайней песчаной пустыне в неизвестном направлении.

- Для меня ты находишься здесь и наш энергетик рядом. Но, возможно, я в чём-то ошибся, играя со временем, ладно, хватит разглагольствовать, отправляемся за Займаратами.

Управитель корабля перешёл весь салон машины до кабины, забрался на мягкую лавку перед рычагами. Была нажата кнопка, после небольшого интервала запустился малый двигатель. Через несколько минут начал работать большой. Загорелись лампочки, где надо, ожила полностью вся панель приборов.

- Вот определитель местанохождения наших детей, только он что-то врёт, он показывает с помехами шесть вариантов их местонахождения,- сказала штурманша, перебираясь на сиденья рядом с Тай-Греном.

- Это значит, что они находятся на совсем других уровнях от нас и временных отсчётах, но хорошо, что они показаны, ну и пусть с краю этого навигатора, будем двигаться.

Он проверил работу плазмомётов на крыше машины, потом сдал чуть назад, затем чуть вперёд - всё получалось. Оба рычага были направлены вперёд, вездеход пошёл и на гусеницах и на колёсах, клиренс немного понизился, но так было лучше для преодоления выпирающих каменистых препятствий.

Пушка световыми потоками разваливала все препятствия, прокладывала дорогу для машины. Порокоф и Комрелия заняли места возле своего капитана, иначе и быть не могло, в помещениях делать было нечего там царила темнота и пустота.

Вездеход разработался, спокойно преодолевал скалистое бездорожье, на препятствующие скалы просто напирал и рушил их, если попадал в глубокие овраги, у которых противоположный подъём был прямой и не проходимый, то срабатывала плазменная пушка, она делала свободную дорогу. Тяга гусениц и колёс была нормальная, вездеходная машина обладала большой силой проходимости - это радовало. Хоть они лишились корабля,но зато создали себе небольшую миниатюру защищённости и какую-то ограниченную капсулу для передвижения.

- Я плотно задраяла все люки и двери, чтобы нас не разлучило, - говорила Комрелия.

- Если враждебным сила вздумается нас разбить, они это совершат несмотря на это всё, на все твои действия,- ответил капитан.

- Но мне так кажется безопаснее, - как бы пыталась защитится Комрелия.

Всё дальше продолжалась темнота, работали снаружи осветительные приборы: около четырёх снизу и два наверху кабины. Стало в каменной пустыне как-то сумрачнее, со стороны грунта клубилась какая-то пыль, она застила, возвышаясь на десять метров вперёд всю местность, свет едва мог прорезать её. Тай-Грен включил плазмомёты, они стали прожигать препятствующее вещество синим светом.

Произошёл сильный удар о правую переднюю половину борта, столкнулись с сильно выпяченной скалой.

- Не беспокоится всё равно идём к цели, которая неизвестна где,- высказался Тай-Грен.

Они успели разбить два правых фонаря, но это была ерунда. Им удалось вырваться на какую-то странную равнину, вернее это была очень большая дорога, очень больших масштабов в ширину, будто взлётно-посадочная полоса для свыше чем всёобъемлющих кораблей, которым требовалось разгонное шоссе. Эта дорога тянулась, казалось, на тысячи километров, одиноко классно проложенная равнина. Гусеницы пришлось убрать и катить на одних колёсах, накладывая большую нагрузку на две передних оси.

- Они там где-то впереди, наши Займараты,- выложил своей Прородительнице и сыну Тай-Грен.

- Действительно мы преодолели одно из пространств, стало чем-то легче, это всё, как в компьютерной игре, совершил или пожертвовал одно, за это получаешь что-то более усовершенствованное, но ещё усложнённое,- заметила Комрелия, всё поглядывая на своего супруга, который был до безумия увлечён ездой по широкой трассе.

* * * *

Займараты Скалтер с Янсченом продолжали идти то красносветыми оврагами, то пустыми плоскостями уровня, куда им удосужилось попасть.

- Ты ранен, Янсчер, вот возьми часть брони от моей спины,- сказал Скалтер.

Он протянул руку назад и отодрал от спины большой кусок брони, чуть обожжённой снизу.

- Давай, Янсчер, примасти его на место плеча, где тебя повредили.

Салатовотелый схватил чуть текущий снизу кусок и мгновенно прикрепил на прогорелое раненное место, где под светом красных вен их уровня угадывалась крупная коричневатая нервная система, чуть перебитая сверху чем-то сильным.

- А остальное всё зарастёт, у меня мой горб затягивается в первую очередь, ты же знаешь, вот мне и не жалко пожертвовать свои куски, а тебе они на плече как раз, потому что самое уязвимое место.

- Но ты же виноват, что решил напасть на этих Фасаёнгов, я от этого пострадал, не хотел с ними воевать,-признался Янсчер.

- Я как чуть постарше тебе скажу: мрази они, водятся только сами с собой и признают себе подобных. С ними надо бороться, а то представь, они займут все планеты в нашем когдашнем когда-то мире и что? Никаких тебя и меня не будет никогда и всех обширнейших наших копий. Кто будет помогать управителям обслуживать корабли? А кто по хозяйству, ну ты должен понимать.

Нижняя каменная часть их уровня начала подниматься куда-то к верху. Этот подъём осуществлялся постепенно, но прозорливый Скалтер очень скоро осознал, что им с братом придётся стать карликами, чтобы передвигаться куда-то так далее.

- Эй, мой товарищ с языком выпяченным, неужели тебе стало нравиться, как вот эта красота с потолка стала так близко обжигать тебя.

- Ты предлагаешь мне использовать оружие?- вопрошал Янсчер.

- Да хоть бы и так, я тебе помогу лишь бы избавиться от этих нависающих свод, они, конечно не своды, но эта красновенная твердь давит на мою не столь обогащённую мыслями голову.

- Ты себя, брат, очень унижаешь в речах своих, ты богат интеллектом по- своему, но ты не совсем пустой файл, - закончил Янсчер.

- А ты, зеленотелый, тоже очень умён, даже в чём-то умнее меня.

- Ну и хватит признаваться друг другу в комплиментах, Скалтер, используй свой плазмомёт, отходим как можно дальше по склону.

Горбатотелые отошли как можно дальше от нависающих над их головами каменистых плит. Скалтер выждал, пока сильно гудящее оружие накопит потенциал намного большей энергии. Осуществился синий световой бросок в верхнюю твердыню, произошёл небольшой обвал, от него наши герои сумели убежать. Второй световой синеватый брсок уничтожил всё обваленное.

-Там свет!- закричал Янсчер.

- Вижу и так,- ответил Скалтер.

Оба направились к источнику столь ярких и светлых фотонов, путь был расчищен.

Скалистая масса, составлявшая потолок - небо в каком-то из нижних пространств - реальностей была очень огромна, наши похожие герои даже устали, преодолевая её. Где-то посередине эта твердыня оказалась вовсе не твердыней она колебалась, будто в середине её размещался некий обширный телевизор или, точнее сказать, некая экранная масса, шумевшая то серыми, то тёмными, то иногда красноватыми помехами.

Проходя эту точку, наши герои заметили, как их тела начали искажаться и даже поглощаться помехами. Скалтер всё исправил два раза выстрелив влево и вправо. Помехиальный уровень завалило, искажение и поглощение засыпало.

- Да, труден путь к свету, мой брат.

- А, может, наше вечное обиталище - тьма, - отозвался Янсчер.

Один, помогая другому, они наконец выбрались на поверхность другой реальности. Эта действительность была новой и совсем непохожей на видимые ими ранее.

Здесь поступало столько света, что выйдя на поверхность, наши герои принялись искать какое-то здешенне солнце, но ничего не нашли, кроме светлого газового образования где-то там, далеко на вершине.

Займараты огляделись и сразу же обнаружили себя среди среднерослого леса, состоящего из одинаковых переплетённых деревьев. Все растения здешней сельвы представляли собой семиметровый кустарник, имевший корень где-то в грунте, а наверху сильно ветвящуюся крону. Ветви были ровные, словно проволоки без листвы. Цвет каждой, исходящей от корня ветки, разнился. В основном это сочетания цветов: белого, чёрного, желтого, чуть зеленоватого, синеватого, чуть фиолетового, коричнего, оранжевого и тускло-серого. Все одинаковые кустарники переплетались.

- Вот мы с тобой отходим всё дальше по разным местам этой причудливой планеты, а должны искать нашего капитана и остальных,- высказал своё мнение Янсчер.

А что я могу сделать, если они всё не встречаются и нет указателей, где их искать, мы всё идём, места меняются, одно красивее другого. Или назад захотелось в подтвердыню, где мы уже побывали?

- Нет, но мы всё уходим дальше и дальше...

- Ну что нам стоять на месте, чтобы дальше нас эти Фасаёнги добили?- спросил Скалтер.

- Нет конечно...- ответил, затухая Янсчер.

Его сильно тёмно-красный собрат стал напирать на заросли, те проминались под его массой. Иногда он разбивал себе путь стволом длинного плазмомёта. Янсчер последовал за ним, по проложенной братом дороге, он убрал свои пистолеты в боковины ног, оставшиеся ветки, которые намеревались преградить путь после товарища, отгибал руками.

Они покружили по столь удивительному для них лесу, пока не вышли на очень широкую, уходящую в даль дорогу.

Покрытие имело чёрный цвет, ширина не меньше ста метров, длина уходила в светлую дымчатую даль.

- Взлётная полоса для каких-то здешних аппаратов,- тут же предположил свою версию назначения этого явления Янсчер.

- Или магистраль для какого-то транспорта,- выдвинул свою версию Скалтер,- Мы вообще здесь можем быть букашками, а эта на самом деле планета для великанских существ, мы их просто не видим, потому что наша частота обозревать этот мир настоль мала, вот мы и не замечаем ничего высшего, а они нас видят и издеваются.

- Да ты поумнее нашей матери будешь, я смотрю,- ответил ему Янсчер.

Они ускорили шаги, передвигаясь ближе к лесному массиву, чтобы в случае чего иметь возможность спрятаться. Их манила затуманенная даль, тайна, куда тянулся этот кем-то сооруженный объект.

Очень скоро они попали в туман, который их так привлекал, Скалтер взял Янсчера под руку, чтобы не потерять. Дымка или туман предвещал плохое, появление необычных существ и прочие неожиданности.

Янсчер для большей, как он считал видимости, достал один из своих пистолетов, из правой ноги, и включил свет, не сжигающий, а просто дающий достаточно видимости, чтобы как-то прожечь эту сплошную мглу, его не беспокоило, что свет может привлечь каких-то местных чудовищ, он был готов к встрече с любой сущностью, надоело уклоняться от разных опасностей .

Дымка ушла внезапно, как и появилась. Наши герои заметили впереди какой-то огромаднейший, вздымающийся к вершинам комплекс сооружений, вернее сооружение одно, сотворённое из множественной кладки хорошо подогнанных друг к другу блоков, в один из таких кирпичей могли поместиться сдесяток Скалтеров и Янсчеров. Вершина этой стены уходила высоко вверх и терялась в плотной белёсой дымке.

Дорога, по которой они шли, резко обрывалась, но за обрывом было видно, что она продолжалась, превращалась в гигантских размеров плацдарм, одной стороной упиравшийся в белокаменное сооружение- это была ширина: от обрывающейся дороги до блочной стены; длина определялась от прямоугольных сооружений, что где-то справа выстроились лесенкой, а влево аж до бесконечности уходил чёрный плац, словно продолжение этой дороги, по какой они шли.

Скалтер с Янсчером сами не ощутили, как оказались стоять на небольшой тропе в виде коридора, в него упиралась трасса, по ней они пришли, дальше был семиметровый спуск и за ним начиналась огромнейшая вышеописанная равнина. Белая дорожка тянулась к прямоугольным блокам,что были наложены друг на друга лесенкой, в обратную сторону она шла паллельно этому обширнейшему плацу и конец её терялся где-то в белизне.

- Куда дольше, параллельно этому плацу или к этим сооружениям?-спросил Скалтер.

- Не люблю я эти сооружения, там гляди на каких-то местных или обжившихся пришельцев наткнёшься.

А вдруг, найдём достойных нам, окажут помощь, а не этих Фасаёнгов,- ответил Скалтер и резко сжал свой плазмомёт.

Нет, лучше параллельно этому плацу, это стоянка кораблей, на ней могут быть аппараты, а это тогда шанс улететь и найти наших остальных,- всё- таки предложил Янсчер.

- Но ты, может прав, но только я здесь не вижу никаких признаков посадочных полос, странное какое-то место, чем-то даже опасное.

Они повернули налево и пошли параллельно обширному, казавшемуся заасфальтированным полю. Но через метров сорок им пришлось наткнуться на невидимую блокирующую стену или сильное силовое поле, не пропускавшее путников дальше.

Янсчер, шедший первым, даже выпустил небольшой плазмоид, но тот отбился от невидимой прозрачной преграды, что даже чуть не причинил вред нашим героям.

- Сюда кто-то не пускает, значит пошли обратно вправо на сооружения,- сделал свои выводы Янсчер.

Я сразу предлагал, потому что дорога, ведущая в пустую неизвестность, никуда не приведёт и будет закрыта, как я и расчитывал.

Да ты, я смотрю, такой умник, тебе незачем больше будет работать в хозяйственных помещениях, помощник штурмана - вот твоё следующее место,- ответил ему Янсчер.

Места разные бывают, порой и в хозяйственных пределах корабля нужны чем-то вроде интеллектуалы, хотя, где у меня высокий интеллект, я просто анализирую над нами происходящее. Всё идёт, как в компьютерной игре: туда заблоктровано, сюда недоступно, там, здесь ловушка, а отсюда выход или ход только один - куда-то вперёд, куда тебе не хочется, но путь в то направление открыт. Мы сейчас проверим ещё один вариант пути: налево, на плац, он нас так с тобой привлекает.

Скалтер сразбега решил прыгнуть с семиметровой высоты, чтобы покинуть белую дорожку - коридор, но ему не удалось это совершить. Невидимое защитное поле -блок отторгло его тело. Он отпружинился назад, должен был вылететь в начинающиеся с обратной стороны заросли, но и туда не попал - там тоже отпружинило. Займарат упал на белую дорожку в сидячем положении.

- Ну вот и подтвердилось моё предположение, и туда нельзя тоже, куда нам так предположительно хотелось, ход только один - на постройки, но, возможно, и туда будет нам закрыт путь, тогда обратно.

- А, если обратно нам закрыли проход?- спросил Янсчер.

- Куда-то всё равно будет выход, безвыходных положений, как ты можешь понимать, не бывает. Пойдём на постройки, может, удасться попасть на это сооружение.

Я понимаю твою мысль, оно высокое, вершина тянется к космосу, ну ближе... А оттуда есть шанс попасть или хотя бы достать до дрейфующего модуля.

Всё правильно понял мой брат Янсчер. Только что это за творение здешнего мира и куда нам удасться попасть - это неизвестно. Здесь же восходишь к чему-то одному, а попадаешь вообще низходяще вниз или вправо...Ну ты меня понял.

Или влево куда-то, и там есть свои миры и отклонения от миров,- добавил Янсчер

Или непонятные отклонения от миров, ведущие совсем неизвестно куда.

Они зашагали по непрепятствующему их перемещению коридору, прямоугольные, вытянутые шпалами постройки приближались, справа промелькнула стометровая дорога, по ней им пришлось прийти в эту новую развилку закрытых путей. Что на удивление, то туман, в котором им пришлось брести, рассеялся. Громоздкая трасса была вся видна и не скрывалась за горизонтом, как на многих планетах, даже можно было вычислить место их выхода на шоссе из причудливого леса.

Дорога осталась чуть позади, когда Скалтер выкрикнул:

- Провееерим эту сиистему!

Он резко прыгнул, ожидая встретить сопротивление невидимой стены, но препятствия не оказалось, его тело полетело с семиметровой высоты и мгновенно увязло в тёмной массе, чем-то похожей на раздавленное огромное количество фруктов. Займарат вошёл по голову. Вокруг него произошло шипение и взрывы каких-то торчащих повсюду головок беловатых свиду. В квадрате до сорока метров возникли взрывы и невысокие всплески какой-то жидкости, она разлеталась повсюду, многие части этого явления попали и на голову брата Янсчера.

- Больно, она проникает через защитный панцирь!- крикнул утопающий.

Янсчер сиганул прямо к своему товарищу, чтобы быть солидарным в гибели или в перемещении в иной мир. Тела никто не затягивал, они просто покоились в плотноватой жидкости или веществе.

- Вот и твой плацдарм, стоянки для кораблей, система, которая нас ведёт, нас же как- то оберегает, а мы наперекор,- высказался, чуть захлёбываясь, Скалтер.

- Она нас может привести к мгновенному уничтожению,- ответил ему на это Янсчер.

- Давай своей плазмопушкой нанеси удар по этой белой набережной, откуда прыгнули,- скомандовал Янсчер.

- Я потерял свой плазмомёт, он утонул,- ответил ему Скалтер.

Вокруг опять зашипело, пошли брызги, на голову Янсчера попали сильно обжигающие капли.

- Тогда гребём к постройкам, там возможна вероятность подняться из этой жидкости,- произнёс салатовоголовый с гребешком.

Две головы принялись перемещаться, тёмно-красная шла впереди. На новых участках жидкости, по мере их приближения, происходили разрывы белых головок, произроставших на каких-то тёмных органических соединениях. Снова летели брызги, они сильно жалили наших героев. Им всё не переставало казаться, что какие-то мелкие сущности проникают через мощную систему панцирей в их тела, потому что во внутренних органах начало очень свирбеть и понемногу кусать.

Скалтер защитил себя скафандром, Янсчер, когда заметил, что голову собрату закрыл защитный шлем, повторил ту же процедуру. Теперь они могли спокойно плыть к намеченной цели, не опасаясь опасных брызг.

Справа белый коридор, с которого им пришлось прыгать, напоминал громоздких размеров бардюр, каждое деление с небольшим стыком подходило под другое. Кто же постороил такие сооружения и для чего? Неужели, чтобы такие как они Займараты проникали сюда и мучались. Но цель этой великой застройки, неужели кто-то от мучений незнающих сущетсв законов этого мира, получает положительный энергетический заряд? А, может, это какие-то невидимые учёные проводят с ними эксперименты, как с низшими животными? Вопросов у Янсчера было больше чем ответов. Он являлся участником этой кем-то придуманной игры и шёл по всем определённым кем-то путям, как игрушка, и ходы его уже кто-то Высший знал.

Они наконец-то достигли стены, являвшейся стеной первого прямоугольного шпаловидного объекта. Стена имела также белый цвет и достигала около двадцати метров в высоту и нескольких сотен в длину.

- Плывём к углу этой стены и нашего коридора с силовыми полями...- послал телепатический сигнал Скалтер.

- У Отца Тай-Грена научился, что где-то в углах могут быть выходы,- ответил ему Янсчер.

А хоть и так, попробуем.

Они переместились к углу, быстро отпихивая руками бурячного цвета органическую массу с белыми шаровидными головками наверху. Эти вершинные купола то и дело взрывались фонтанами брызг, но нашим двойняшкам было всё равно теперь на это.

- Вот и есть способ выбраться,- послал Скалтер, когда они достигли более широкой расщелины между коридором, и стеной шпаловидного строения.

Тёмно-краснотелый Займарат вылез первым, с его тела медленно стекала вязкая маслянистая жидкость, какой-то её процент застыл на теле, окрасив нашего героя в тёмный цвет. Согнувшись сильно Скалтер стал подниматься по небольшому склону вглубь тёмной расщелины.

Салатовотелый Янсчер, когда выбрался, стал походить больше на своего брата по окрасу тела. Он сначала поскользнулся и чуть не съехал обратно в гигантский водоём, но руками сумел зацепиться за откуда-то взявшийся здесь глинистый склон.

- Здесь и вправду есть выход влево, только в виде трубы, по ней нам придётся ползти на животах и ещё сузить тела,- заговорил Скалтер, когда ощутил совсем близкое присутствие своего брата.

Небось какая-то сливная система, как бы мы не попали в этот сброс жидких отходов, скафандры лучше не снимать, -заговорил в ответ Янсчер. Он взглянул вверх, увидел очень плотную камменистую плиту над собой и сказал:- Может, попробуем подорвать эту плиту над нами.

- Давай, нет!- вскрикнул Скалтер.- Завалит единственный вход, хоть куда-то ведущий, а там найти выход у нас не хватит энергии, взорвём много чего, а результата никакого.

- Ладно, понял тебя, пошли ползком через эту систему, только не убирай скафандр,- ответил Янсчер.

Скалтер достал из ноги плазмопистолет, включил фонарь для освещения, сильно сжал своё тело, тем самым уменьшился и сузился, пополз первым. Янсчер тоже с гудящим пистолетом, совершив те же упражнения, отправился за ним.

Они проползли метров сорок, когда слева обнаружили сильно расширяющееся ответвление. Скалтер пролез чуть вперёд, как бы давая своему брату оценить новый проход.

- Ну что поползём в этом направлении?- спросил сильно тёмнотелый.

- А давай попробуем,- ответил Янсчер.

А если этот проход заканчивается тупиком? Тогда нам придётся ползти задом. Здесь вообще давно ничего не сливали, сухо всё. Для нас кто-то строит специальные препятствия, чтобы мы путались и мучались. Давай снова налево,- закончил свою речь Янсчер.

Сильно потемневший Займарат попытался сдать назад, но почему-то испытал жуткое сопротивление: блокирующая сила не давала ходу. Он ещё сильнее попытался пробиться, но ощутил твёрдость, даже ноги согнулись от крепкой невидимой брони.

- Не получается, Скалтер, не даёт невидимая сила. Возвращайся ко мне, хоть дави мою головную часть, но полезай налево.

Его собрат совершил ходы назад, с трудом вжался в проход полевее, начал продвигаться. Янсчер полез за ним.

Им пришлось долго преодолевать трубовидный лаз, неизвестно какое расстояние было пройдено. Наконец мучения в суженных условиях оказались пройдены, пошёл белый коридор прямоугольной формы, сначала небольшой высоты, затем по нему можно было идти во весь рост. Впереди их ожидало нечто светло-обширное.

- Ты прав, что мы повернули сюда,-заговорил Скалтер.

- Не всё светлое есть положительное, - ответил ему Янсчер.

Они в итоге оказались в очень длинном прямоугольном помещении, конца которго невозможно было осознать, оно терялось в какой-то сумрачной белизне.

Ну что, тут как-то тепло и светло. Это самое главное,- произнёс Скалтер.

Ну и что, свет какой-то искусственный, не даёт энергии, наоборот разряжает, что нам здесь, всё равно пустота. Огромное помещение, чем-то пригодное для жизни, а всё это не наше и не для нашего существования, какая-то враждебная структура, специально издевающаяся над нами.

Неужели ты в этом всём видишь враждующую с нами структуру?- спросил Скалтер.

А разве это не видно,- отвечал ему Янсчер.- Мы всё равно остаёмся одинокими, запущенными в эту структуру существами, вот мы совершим пару шагов, и опять на нас будет осуществленно какое-то унижающее воздействие.

Пускай совершают,- ответил Скалтер.

Они прошли достаточно вперёд, беловатый свет, превращающийся в дымку, оказался далеко за пределами их спин.

И что, белая, дымящаяся материя породит чудищ, которые поглотят нас, либо мы их сожжём своими пистолетами.

Они прошагали достаточно вперёд по белёсому помещению, пока не увидели противоположную стену, направо мелькнул небольшой крошечный проход. Скалтер хотел пройти первым, но остановился.

- Янсчер, да здесь подъём очень скользкий, это самый настоящий сливной переход.

На его ступнях появилось больше шипов, таким образом ему удалось зацепиться за поверхность и подняться до нужного уровня. Янсчер повторил все его действия.

- И вот мы оказались в такой же комнате, белёсой по стенам и потолку, с белой дымкой посередине, вот и думай для чего эти помещения, Янсчер, я лично уже понял.

- Система очистки канализационных вод или жидкости, только удивляет, почему внизу, где мы искупались, жижа ещё грязнее грязного, с какаими-то распыляющимися организмами.

- А тебе не кажется, что мы получили чужаков себе в организм, Янсчер?

- Будущее покажет,- ответил Займарат.

Они молча преодолели вторую комнату, повернули налево, снова сливное обширное отверстие. Опять их ожидала белёсая комната с подсветками стен. В этом помещении следовало ожидать слив с правой стороны. Так оно действительно оказалось. Следующее помещение, следовательно, со сливом налево.

Таким образом им удалось миновать огромное количество подсвеченных длинных комнат и выйти на набережную обширного прямоугольного водоёма со странным содержимым.

Тёмно-жёлтая набережная ни чем не отличалась от жидкости такого же цвета, только с очень большим содержанием тёмных головок какой-то неведомой материи. Чернота эта была повсюду, она чуть-чуть уступала место желтизне.

Пока наши герои перемещались по берегу, чёрные выпуклости начинали шипеть и немного набухать. Набережная всего на полметра была выше уровня водоёма. Это хранилище жёлто-тёмной структуры охватывало площадь нескольких гектаров, со всех сторон она была окружена тёмно-оранжевыми стенами, сверху присутствовал беловатый потолок, который соответствовал площади самого водоёма. Паралельно набережной и дальней набережной у далекой стены по своду над хранилищем воды проходили изогнутые в двух местах ( ближе к боковым стенам) шпаловидные выпуклости строгой прямоугольной формы.

Янсчер заметил небольшую лестницу, ведущую на очень высокую смотровую площадку кремового цвета. Рядом с лестницей вверх протянулся еле видный толстый луч серого цвета, который то исчезал на мгновение, то появлялся.

- Пойдём туда на достаточную высоту, что-то мне не нравится эта водоёмно-свето-комнатная жизнь,- высказался Янсчер, увлекая своего брата всё ближе к подъёмной лестнице.

Неизвестно по какой причине, скорее что-то подсвказывала интуиция, но салатовотелый тащил Скалтера вверх с утроенной силой. Его объяло чувство ужаса, он раньше такого не испытывал, но почему-то хотелось уйти подальше от этой водоёмной жизни.

- Давай, пошёл,- сказал Янсчер и толкнул красно-тёмно- телого брата.

Тот чуть не упал, но сумел устоять. Янсчер пятился на него спиной, хоть у них имелись на спине глаза, слабовидящие, но теперь скафандр скрывал всю заднюю видимость.

Скалтер отвернулся от своего сильно встревоженного собрата, потому что слева от прямоугольной площадки находилось слишком высокое, метров сто в высоту наблюдательное окно из тройного очень прочного стекла. За ним была видна панорама "плаца"- водоёма, где им пришлось поплавать среди брызгающих растений.

Там сейчас был феерверк брызгов, распрыскивание велось чуть ли не с каждой точки, происходило что-то странное. Выход на лестницу закрывала тяжелая металлическая дверь, Янсчер с огромным грохотом захлопнул её и заблокировал на несколько засовов.

Скалтер отошёл от окна и попытался приблизиться к краю смотровой площадки, его обожгло - невидимая силовая стена неведомой цивилизации существовала и здесь.

В нижерасположенном громоздком пруду началось жуткое возбуждение темноватых тел, те, словно готовы были выпрыгнуть из своей среды. Желтизна начала набухать, неожиданно вывалила на бетонно-плиточный берег, по твердыне расскользились тёмные грибоподобные чёрные организмы. Многие из них ударились о стенку, небольшое их множество сумело проскользнуть в сливное отверстие в седующее длинное прямоугольное помещение.

Водоём с желтоватой массой начал по-своему "кипеть" ещё массивнее. Огромная его часть уже накатила на набережную, она исчезла - до стены теперь был обширнейший кипящий резервуар с влаголюбивой живностью. От желтизны отделялись чёрные, грибовидные только без высокой ножки. Они все устремлялись в сливной шлюз, в соседнее помещение. Желтизна как-то отставала от них - она была их кормящей средой, теперь они в ней не нуждались, у них был определённый свой путь. Этот путь преодоления нескольких световых комнат, где слабые погибнут от губительного света и отнимающей силы энергии, выживут сильнейшие...

Скалтер с Янсчером прильнули к обширнейшему окну, они видели, как на водоём с бурыми отходами, на которых вызревали белые полуяйцевидные головки, хлынули орды тёмнотелых грибовидных. Каждый насидал на своё белое фонтанирующее устройство, водоём становился постепенно слишком уж чёрным из чуть буроватого. Любому разумному существу оставалось догадаться, что шло оплодотворение, скорее всего тёмных.

Спустя время наши герои наблюдали, как чёрные, раздутые как эллипсы ползли через все системы обратно и поодиночке прыгали в желевидную жидкость закрытого бассейна. Они выползали из сливного шлюза змейкой, не так массово, как шли на оплодотворение, обратно чуть поскромнее и не в том количестве, как на...

Скоро поток чёрных прекратился, их теперь оставалось мало, а желтизны много. Правда выпуклые тёмные были сейчас очень толстые, но желтоватое желе всё равно преобладало в изрядном количестве. Наконец тёмные сущности начинали делиться, от их тел по два, по четыре мелких грибковидных отпочковывались.

- Вот так через определённое время весь водоём окажется в огромном количестве напирающих чёрных выпуклостей, а дальше тот же прцесс,- проговорил Янсчер.

- Удивляет, кто будет вылавливать этих существ, ведь я уверен, что всё это построено кем-то и кто-то их разводит специально, вряд ли эти существа сами для себя создали эти условия,- отвечал ему Скалтер.

Они проследовали к противоположному концу белой смотровой площадки, отошли чуть в угол, где заканчивалось окно и шла тёмно-бежевая стена, отходящая от плотно задраенной двери.

- Кто-то здесь всё-таки контролирует территорию, есть владельцы...- не закончил свою речь Скалтер.

Неожиданно дверь стала резко отползать в сторону, Займараты забились в угол и согнулись в три погибели, чтобы как можно больше слиться со стеной.

На смоторовую площадку вышли высокие, сотворённые, словно из дымчатого вещества, владыки здешних творений. Их головы были вытянуты вперёд, образовывали что-то в виде пастей, настолько выдавались челюстные кости, головы имели формы шестигранников с небольшими зрительными органами. Тело было облачено в очень многослойные куртки, ноги в плотные широкие штаны, переходящие в приспособления в виде огромных копыт. Многие фрагментально имели темноватую окраску тела, частичный явный цвет одежды, но остальное было дымчатым - белым. Появление этих существ напоминало явление духов, частично воплотившихся в этот мир, но только частично. Им явно чего-то не хватало для обретения полной материальности.

Закрытая Янсчером дверь с помощью телепатической команды была отворена. Пять "призраков" стали спускаться к водоёму. Наши герои продолжали сидеть в скрюченном положении, ожидая из открывшегося прохода ещё толпы местных жителей.

Из открытого прохода никто не появлялся, у Займаратов назрело сильное желание пройти дальше в помещения неизвестной цивилизации.

Скалтер встал в проёме двери, в это время Янсчер наблюдал, что творили духоподобные в водоёме.

Они не воспользовались лестницей, их перенёс вниз серый луч. Они не шли, а словно плыли по неосвободившейся от желтизны набережной. Действительно духи.

- Ещё идут!- крикнул Янсчер, не успевая отскочить.

Но следующая пятёрка идущих прошла сквозь Займарата. Они были голограммами существ. Они никак не могли иметь общих соприкосновений с материальным миром, к которому принадлежали Скалтер и Янсчер. Это во многом облегчало дальнейший путь нашим героям, но в тоже время они хотели остаться и пронаблюдать действия незнакомцев, потому что продвижение вперёд будет вдруг осложнено большими неожиданностями.

Наши братья снова забились в угол, только если его так можно было назвать. Это был край площадки и невидимая блокирующая стена.

Неизвестные выходили на набережную водоёма, строились в длинную шеренгу. Теперь их скопилось внизу около сотни. Они вдруг поплыли в сторону противоположного берега. Их тела стали расширяться и соединяться. Образованная всё поглотившая серость стала, как рыболовная сеть, тралить желтизну.Послышались визги на разных низких частотах.

Наконец серость стала пропадать по мере приближения к набережной противоположного берега. Обьявились снова неизвестные с выдвинутыми вперёд челюстными частями, их тела лишились дымчатой структуры, теперь каждый был материально выражен. Лица и головы каждого стали бледно-жёлтыми, одежда потемнела, действительно, это были многослойные куртки, вниз, покрывая ноги, проявились серые штаны, либо это был такой покров их кожи нижних конечностей? Но этот материал был многослоен со множеством длинных складок, протянутых вниз. Копытоподобная обувь стала иметь красноватый цвет. Ещё одна деталь - у них ещё возникли по две пары ног. То есть двуногие стали шестиногими. К тому же существа увеличились в размерах.

- Похоже они материализовались,- сказал Скалтер.

- Интересно как они будут проходить мимо нас?- задал вопрос Янсчер.

Но тут же они увидели ответ на свой вопрос. Существа по одному поднимались из водоёма, становились великанами слишком огромного роста до такой степени, что наши Займараты показались бы лишь блохами на их теле.

Они стали проходить огромным коридором с жёлтым полом, который тянулся от водоёма в неизвестно куда. А то до этого Скалтер всё думал, что это за широкий коньон с ровными синими стенами по краям. Выходит, они попали в обиталище великанов, в место проживания существ очень громоздкого мира, но способных приобретать и очень мелкие размеры.

Шеренги существ с вытянутями вперёд пастями проходили друг за другом, когда Янсчер неожиданно потянул за собой Скалтера в открытую дверь:

- Пошли дальше, нечего задерживаться на этом уровне.

Они ожидали увидеть дальше петляющий коридор, но почему-то погрузились сначала в надоевшее серое, потом в тёмно-бежевое.

Им пришлось очнуться на небольшой полоске берега, искусственной, сотворённой из твёрдого материала красного цвета. Неширокая твердь пролегала у подножия очень ровной, уходящей слишком далеко вверх сиреневой стены, конец которой скрывался в кремово - беловатом дыму или это была потолочная твердыня, так выглядящая, разобрать было очень сложно. Вокруг господствовала полумрачная атмосфера, слабый свет падал откуда-то слева. Братья зацепились ногами за одну из острых волн, которую оставили, наверное, нарочно, неизвестные мастера-делатели этого наклонного творения. Чуть ли не совсем рядом, в сантиметрах пятнадцати от искусственного берега покоилась то светло, то серо -тёмная жидкость, из неё чуть ли не через каждых полметра выглядывали вверх тёмные полукруги, небольшие смородиновидные котелки или шляпки.

- Тут что возьми за водоём, все имеют одинаковую структуру, - заговорил Скалтер,- отличается только цвет жижи, я даже не хочу её называть жидкостью.

- Давай будем прижиматься ближе к стене, а то опять на нас прыснут чем-то,- отвечал ему Янсчер.

- Так мы же в скафандрах, - пришёл ответ Скалтера,- ну хоть и наполовину, головы открыты.

- Всё равно, лучше подальше от этих озёр.

Они, прижимаясь к стене, стали передвигаться всё дальше в сумерки. Там оказался под прямым углом поворот и стык двух красных наклонённых дорожек. Когда они дошли до середины другой дорожки, то оказались под какой-то громоздкой системой сплетённых труб, подавляюще нависавшей. От этого нашим героям пришлось согнуться.

- Какая-то громоздкая радиаторная батарея, - высказал своё мнение Янсчер.

- Да нет, когда много разных много закрученных труб - это преобразователь одного вещества в другое,- выразил своё мнение Скалтер.

Впереди стал частично различим столб то появляющегося, то исчезающего луча, рядом с ним оказалась винтовая лестница.

- Пошли отсюда, подальше от этого хранилища отходов, - сказал Янсчер.

- Может это колыбель жизни, - ответил Скалтер.

Они охотно начали подниматься, такая же дверь, как и в прошлый раз - значит там смотровая площадка и обширное окно для наблюдения. Янсчер распахнул дверь и вбежал, Скалтер появился сразу же за его спиной, но...

Помещение оказалось заполненным этими же длинночелюстными существами в многослойных куртках. Их было здесь очень много, они стояли иногда плотно прижатыми друг к другу шеренгами, иногда хаотично, от них (от каждого) исходило какое-то слабое гудение. Их тела были полностью материализованы, то есть теперь они принадлежали к материальному миру Займаратов, благо, что они не обладали великанским ростом. Каждый из них постепенно делился: из одного существа выходило полностью ему подобное другое существо.

Наши герои не успели оказаться позади длинномордых, как не заметили, что тоже стоят среди толпы, позади них уже были десятки чёрнокурточников, а дверь куда-то исчезла. У прямоугольного помещения не было конца, свет лил ярко с правой стороны, никакого обзорного окна, только бесконечно длинная световая комната.

Займараты стали ощущать, как из-под скафандров, сильно теребя их тела, и даже внутренно обжигая, хотели выбраться наружу какие-то существа.

- Нас и правда оплодотворило,- вырвалось у Скалтера

Он убрал в тело скафандр. И не успел он это сделать, как обнаружил между правых рёбер чёрноголовое склизкое существо со скелетовидными очень маленькими руками, окутанными слизью. Со спины уже отвалился младенец с белой перекрученой шляпкой со скелетовидными неразвитыми ногами.

Янсчер произвёл на свет небольшого зелёнотелого головастиковидного с красноватыми рисунками посередине тела. Они изображали зигзаговидную снежинку. Второй вылез с трудами из щели таза, от этого салатовотелого очень перекосило, он сильно согнулся и отошёл немного назад, наперев на стоящих за ним. На светлый пол выпрыгнул полностью похожий на Янсчера сыночек, только очень пигмейского размера, даже меньше карлика.

Произведённые плоды стали ползать под ногами присутствующих, те, частично распознав в них что-то своё, а частично не своё, забеспокоились, стали метаться, давя друг друга. Простое гудение слабо напоминающее звук "У" превратилось в шипение и даже визжание. Включилась Всевидящая Система Очистки. Справа идущий свет сделался ярче, стены и потолок запылали слишком ярким белым. От такой иллюминации сначала становилось тепло, потом очень жарко, затем ещё жарче. Займараты облачились полностью в скафандры, стали пятиться в сторону, где должна была находиться дверь. Но в этой белизне ничего невозможно было разобрать. Происходило явное уничтожение всего окружающего, потому что в камере, для размножения произошёл сбой или эта белизна дальнейший процесс в цепи развития здешних организмов?

Откуда-то слева появилась округлая чернота, видимо, открылся шлюз, начало затягивать, силе тяги противостоять было невозможно. Наши Займараты понеслись туда, по пути натыкаясь на фрагменты тел и еле видную сероватую дымку, являвшей собой остальное тело длинночелюстных.

Братья совершили множество поворотов и переворотов при падении, потом был очень витиеватый подъём и снова спуск. Скалтер точно осознавал, что они проходят через систему этих обширных накрученных труб и что его, нет, простите, их, ожидало в конце, так это погружение в тот серо-тёмный со светлостями водоём.

Они оказались в синей плотногазовой структуре, бывали уже в таких космосах. Вершина была оплетена, словно белыми нитями, так часто, что это плетение напоминало очень плотную темноватую сеть. А в глубине на расстоянии примерно десяти метров висели крупные, периодически горящие ярко крупные шары, диаметр их во много раз превышал Скалтера и Янсчера вместе взятых, толстое белёсое корневище, очень неровное уходило к вершине, к белым нитям и, видимо, крепилось к чёрным головкам, выходившим на поверхность.

Фрагменты тел и дымчатую структуру размножавшихся стало затягивать в шары при каждой их вспышке. Чуть потащило на одну из сфер наших героев, но очень быстро это волочение прекратилось. Видимо, здешний водоёмный организм распознал чужеродную жизнь и не стал её поглощать.

- Существует опасность, что мы, как инородные тела в ином организме и нас могут попытаться...

- Я понял тебя, Скалтер,- ответил ему Янсчер, - гребём лучше туда, где была стена и набережная.

- Да, конечно, если удасться нам её увидеть сквозь толщею этих корней, а в жиже она может и не существовать, тут крупные объекты без фундамента, у них опора может находиться в высоте...

Они поплыли в одном из выбранных направлений. Чуть позади себя они заметили чьё-то присутствие, они очень ожидали увидеть армии защиты данной жизнедеятельности, но за ними чуть поспевали их дети, которые совсем недавно отпочковались.

- Давай я их сожгу бластером,- вдруг вырвалось у Янсчера.

- И начнёт гореть всё это газовое озеро,- ответил ему Скалтер.

-Да, не подумал, но они же нам не нужны? Или вырастут, будут ещё одними членами экипажа, только уже не корабля, а Модуля.

- Понимай меня, греби быстрее, а они как хотят, мне лично эти выродки не требуются, самому бы выжить и выбраться из этого.

Неожиданно, как всегда бывает в неизвестных пространствах, куда попадают наши герои, неизвестно откуда появились белые медузоподобные, только с длинным, отходящим от вершины туловищем, в конце него были сложены щупальцы, их концы помогали загребать. Но больше всего движений делал зонт головной части.

Скалтер не сумел опомниться, как оказался в тёмной пасти одного из появившихся. Из его руки вверх резко выдвинулась тёмно-красная кость, она чем-то напоминала меч средних размеров. Остриё прошило желевидную материю напавшего. Твёрдое оружие прошло через пасть и выглянуло, где-то с другой стороны.

Янсчер, увидев оплошность брата, приказал своему телу выбросить наружу части твёрдого скелета. Таким образом салатовотелый ощетинился повсюду светло-мелаллическими мечами, концы их он загнул. Медузовидная тварь попыталась его заглотить, но получила в пасть ёжик с крючками, которые пришли в действие и порезали захапывающий орган на части.

- А я вот так не могу,- послал Скалтер телепатическое послание брату,- у меня только мечи выползают на руках и ногах и всё.

Тёмно-краснотелый выдвинул длинный лезвиеподобный отросток и на второй руке, разрубил тварь впереди себя, потом приближающегося монстра позади себя, воткнул и поранил проплывавшего сверху, нагрузившись всем телом, сильно полоснул замершего снизу.

- Держись меня,- послал Янсчер,- нужно совместно уходить.

Скалтер приблизился к своему брату, даже прилип к нему, чтобы находиться под защитой его длинных шипов. Оба, болтая ногами, принялись отплывать, минуя вспыхивающие синим шары. Осьминогоподобные сожрали их детей, сбились в огромную стаю, которая полными множественными кругами обложила медленно дрейфующих Займаратов.

- Я надеюсь, наши скафандры выдержат повышенную температуру,- послал Скалтер.

- А ты решил воплотить мою идею, ведь ничего не обходится без горения и света,- ответил ему Янсчер, его тело чуть опять не оказалось в пасти, хищник получил глубокие порезы.

Краснотелый Займарат достал пистолет и тут же направил конусовидный синий луч прямо вверх. Произошла жуткая всеобщая вспышка, от неё случилось общесинее помутнение, Вы можете себя просто представить, будто оказались в пламени газа. Вокруг начала расти температура, но она служила источником зарядной энергии для наших героев, потому что на большую половину они были энергоносителями.

У них в организме происходили термоядерные реакции, их тела и так обладали большим количеством тепла, вот почему они могли образовывать как светове столбы, так и плазмоиды, к тому же они долгое время, к удивлению читателя, находились без пополнения энергетических запасов. Во-первых их поддерживала теплота окружающей действительности, во-вторых шла подпитка организмов из других пространственных реальностей, где присутствовали всё равно вечногорящие термоядерные объекты или приходили малые части их.

Займараты проплыли ещё большее расстояние или не было этого? Но по ощущениям Янсчера малую дистанцию им удалось преодолеть. Вдруг появилась видимость, только очень слабая, всё оказалось в жутко мутной синеве. Теперь они обнаружили себя в несжиженой структуре газового характера, теперь их точно окружала вода. Займарат с гребнем потянул на поверхность, если она здесь имелась, ведь в таком мире поверхность и выход из среды может находится где-то справа или слева, а то и вовсе снизу.

Но в этот раз всё оказалось по законам прежнего, привычного для них мира, братья достигли поверхности. Скалтер отцепился от Янсчера, шипы и мечевидные кости были убраны. Они оказались посередине синеводного канала, впадающего в прежний светло-серотёмный водоём, который сейчас пылал, но уже не столь активным пламенем. Янсчер взглянул в сторону, откуда шёл исток канала, но там господствовала жуткая темнота, к ней не очень хотелось приближаться. Скалтер узрел всё такую же набережную: красную с острой волной посередине и двумя углублениями, лежащую под наклоном. Займарат стал усиленно грести к замеченной цели, его салатовотелый собрат пытался не отставать. Горевший водоём оставался теперь у них слева, справа бесконечно нависающая тьма, впереди тёмно-синяя ровная стена с небольшой дорожкой, позади такая же стена с полоской суши, только ведущей в сторону водоёма, и обходящей его.

- Ну вот хоть какая-то опора временной стабильности,- произнёс Скалтер, когда с его головы отъехал назад и исчез в теле шлем скафандра.

- Да ты умён не хуже даже самого Тай-Грена,- ответил ему Янсчер, взбираясь на красноватую сверхдлинную твердыню.- Я гляжу, неудачно мы себе выбрали спасительную опору. Придётся либо в темноту идти, где делать нечего, я опасаюсь, что нас там ждут снова неприятности и встречи с тварями, которые нас не очень уважают. Другой путь опять к этому озеру, которое мы подожгли.

- Я готов поплыть к тому берегу, где всё по правилам...

- Гляди, - прервал его Янсчер.

В слишком синей воде канала стали проплывать тёмные силуэты, их оказалось сдесяток. Неожиданно всплыл один из длинночелюстных, он оказался очень больших размеров, но не великаном.

- Как же они мне неприятны, просто омерзительны, я их не хочу, а они всё возникают и возникают!- вызверился Скалтер и пустил в урода конусовидный синий свет.

Но появившийся гад стал поглощать излучение, то есть на них не действовало свето-сжигательное оружие, они принадлежали к другому материальному миру с совсем иными законами. Из воды показалось ещё полсотни слишком больших чёрно-многослойнокурточников.

Их грудная клетка была материализована остальные части тела присутствовали как имевшие формы серые помехи на каком-либо экране. Существа, как в каком-то городе, возвышались один больше другого. Таким образом канал казался простой маленькой лужей где-то под ними или его просто не существовало.

- Они волновая жизнь тоже продукт света, бесполезно доставать мне своё оружие, видишь от твоего воздействия этот крайний стал ещё чётче виден и начал частично материализоваться.

Враждебные существа начали влиять своими волнами, от такого количества воздействующих объектов у наших героев произошла парализация всех конечностей тела. У Скалтера выпал бластер, руки у Янсчера беспомощно повисли, он изогнулся, как вопросительный знак. Вскоре его брат Скалтер повторил подобное. У самого высокого многокурточника открылась пасть, оттуда ударило помеховидное конусовидное серое облако. Наши герои начали разматериализовываться, их тела по квадратикам начали уходить в структуру самого высокого из длинночелюстных.

После поглощения Займаратов самый большой из помеховидных сделался ещё большим, он достигал великанского роста, это позволило ему всосать в себя всех остальных нижестоящих. Огромное скопление волновой энергии вдруг рассыпалось, будто его и вовсе не было. При его исчезновении всю его потустороннюю массу понесло в сторону догорающего водоёма.

Над озером произошло преобразование, огонь потух, снова появилось светло-серо-тёмное вещество, где чуть ли не везде торчали наружу тёмные пупырышки неизвестных обитателей данной жижи.

* * * *

Тай-Грен продолжал вести Мастекат по очень широкой ровной трассе, три мощных фонаря освещали дорогу. По бокам, судя по тёмным постоянно проносящимся силуэтам равной величины, проходили либо равнорослые скалы, либо заросли. Но верить в заросли как-то не хотелось, потому что не понятно было, откуда им тут взяться, когда до этого повсюду господствовали бесконечно серые возвышенности и камни.

Начинало светлеть, капитан ощущал, что причина многих потемнений - это движение тяжеловесных плит по пространству между твёрдыми материальными образованиями, что приводило к затемнениям. Это значило, что где-то было очень сильное светило, может наличиствовало несколько светил. Теперь не столь уж так важно, главное двигаться к своим Займаратам.

- Послушай, Тай-Грен,- обратилась Комрелия,- наши ребята исчезли с датчика.

Как такое возможно?- пришёл вопрос от капитана.

Просто их больше не показывает, они либо за чем-то скрылись, либо переместились на такие расстояния, что стали недоступны. Что делать! Мы их потеряли... Мы так будем странствовать вечно и никогда не воссоединимся!

-Прородительница, хватит,- вмешался Порокоф,- такое бывает, мы исследуем целую Вселенную, мы одни, а не целая цивилизация, всякое может случиться. Бывает, что живёшь среди очень образованных существ очень плотно друг к другу, а ощущаешь себя вечно одиноким, словно тебя выбросили в несколько космосов, а вокруг никого. Мы находимся во всём враждебной нам среде, которая даже не поддаётся изучению, она просто играет с нами, постоянно издевается...

- Да я смотрю тебя на философию потянуло,- прервал его Тай-Грен,- можно было этого ничего не говорить, мы и так Прородители всё знаем и понимаем. Продолжай, Комрелия, следить за прибором, будем ехать туда, куда ведёт дорога.

А дорога ли это?- усомнилась Комрелия.

Когда совсем посветлело, они очень быстро выехали с широкой взлётнопосадочной трассы на обширный плац, напоминавший чем-то очень большой опустошённый аэродром. По всем его прямоугольным пределам зеленели невысокие джунгли, порой кустарники пробивались из ямовидных углублений баклажанового покрытия. Подняв окончательно гусеницы, капитан совершил на большой скорости несколько больших разворотов на обширной ровной местности, право, местность позволяла.

- Правда, какой-то аэродром, с полосой для разгона, отсталые цивилизации такими пользовались, но здесь нет никаких следов деятельности,- сделал своё заключение Тай-Грен.

- Здесь вообще вся структура материи имитирует разные формы знакомой нам цивилизации...-вдруг вырвалось у Комрелии.

- Не понял я тебя?- вопрошал капитан.

- Да окружающая действительность создаёт всё время похожее на то, что нам известно, то, что нас окружало, чем-то напоминающую нашу привычную прошлую жизнь. Отражаются законы прошлых миров. И всё как-то сходится, а получается всё совсем иное, необычное.

- Теперь тебя полностью понял, я сам это начал осознавать,- отвечал ей Тай- Грен.- Я кружу, ищу дальнейшую дорогу или тропочку, не хочется через растительность, неизвестно какова она по структуре, ещё оплетёт колёса.

- Так гусеницы же есть...- снова вмешался Порокоф.

Капитан никак не прореагировал, он замедлил ход машины, стал очень медленно объезжать периметр большущей площадки.

Вот, смотри, натоптанная дорога, как раз напротив этой взлётной полосы, а мы не заметили,- указала Комрелия.

Тай-Грен смело развернул вездеход и направил его по грунтовой дороге. По бокам стали мелькать прямоветочные заросли, где-то пяти -семи метрового размера. Они, на удивление всех, не ветвились: каждый ствол, достаточно тонкий, рос, стремясь как можно вверх и не пускал побочные отростки. Но ему не давали стволы исходящие от других растений, они наваливались на чужеродные стволы и пригибали их. Сами стволы были светло-коричневатыми, но это в середине, всё вокруг сердцевины окружала зелёная масса, она будто не росла, а горела яркой зеленцой. Некоторые стволы были сильно перекрученными, будто на них какой-то мастер нарезал очень широкую резьбу, вокруг таких стволов горела жёлтая, а порой и слегка красноватая масса.

Дорога пошла неровная, а чего стоило ожидать от грунтовой дороги. Мастекат то поднимало то опускало на попадающихся возвышенностях. Капитан ехал в неизвестность по придуманному кем-то пути, какого, может, и не существовало, он присутствовал в воображении наших героев.

Начал образовываться неизвестно откуда очень густой туман, он словно специально струился из нижнего уровня леса, будто там биллиарды насекомовидных жгли плохо просушенную древесину, и от этого шёл жуткий дым, застящий всё окружающее, особенно столь нужную видимость.

Тай-Грен не понял сам, как вдруг начал активно мять под собой кусты джунглей. Он попытался взыть поправее, там где-то была грунтовка, но пошёл уминать растительность ещё больше. Он снизил скорость, ещё поддал вправо, но растения пошли крупнее, от этого машина стала испытывать сильное сопротивление, которое могло привести к остановке. Капитан нажал на прибавку мощности. В двигателях что-то взревело, хотя не должно было, растительность стала исчезать более стремительней под выступающим передком. Этот процесс начал напоминать не езду по низкорослым джунглям, а уборку трактором какого-то плотного урожая. Всё, грунтовка была потеряна, никаких сторон света в этом мире, единственная сторона - это только вперёд, а там куда выведет кривая здешней коварной действительности.

Наконец удалось выскочить на очень грубую, сильно булыжникововыраженную дорогу, при этом пришлось повернуть налево. Оказалось, что это был лишь всего лишь фрагмент трассы, дальше пошли жуткие неровности. Капитан начал задумываться:

"А раз тут есть какие-то дороги, значит кто-то да по ним ездит, или же это просто некий сон, некая вторая реальность, где что-то похоже на реальность 1, а ей не является. Разве во сне ты интересовался, когда шёл по какой-то тропе, кто поней ходит ещё? Но здесь всё не являлось сном, а где грань между реальностями и что это вообще такое? Но пути всё -таки брошенные, неровные, значит никто не пользуется ими, а грунтовка? Она была хорошо натоптанной, такую бы в его мире давно бы захватили джунгли. Это странно..."

Пришлось прерваться от таких размышлений, светлая полукаменная, полувросшая в грунт широкенькая стежка неожиданно прекратилась, и вездеход всей своей массой вошёл в очень жидкое болото. Скорость упала, для нормальной тяги пришлось приспособить ещё и гусеницы, опустив их. Перемалывая очень жидкую грязь, удавалось хоть как-то передвигаться пусть и на очень малой скорости.

Вскоре Тай-Грен остановил машину: впереди он видел одно до бесконечности длящееся болото, из жидкости поодиночке росли небольшие растения с вытянутой округлой по сторонам листвой и чуть удлиннёным концом, которые отдавали помимо зелёного немного красноватым. Они будто бы смеялись над попытками капитана следовать куда-то дальше.

Через салон он выбрался на крышу, стал осматриваться. Туман начал оседать, местность стала более различима. Справа белизна держалась плотной стеной, там ничего невозможно было разглядеть. Слева оказались видными в слабой дымке низкорослые джунгли, а далеко за ними некое уходящее вверх здание прямоугольной формы. Возможно, это было не здание а некая гора, имеющая правильные геометрические черты. Но почему-то возникло ощущение, что нужно двигаться прямо туда, там что-то есть цивилизованное, а не эта болотная система, где для культурных существ не было что искать и ничто не роднило.

- Мы заехали куда-то не туда, - сказал капитан, когда вернулся обратно в кабину,- нам нужно было следовать в совсем обратном направлении.

- Но я тебе указывала туда, где находились наши Займараты,- ответила ему Комрелия.

- Да выброси этот прибор, здесь всё действует по иным законам, лучше следовать по интуиции, куда влечёт, туда и нужно отправляться.

- А если эта интуиция и влечение завлечёт в совсем неизвестные дали?- спросила штурман.

- Мы, наверное, должны пройти всё, что нам здесь подготовлено до полного нашего уничтожения или перехода в иную сущность, - отвечал Тай-Грен.- Даже если нас разлучит снова, вы должны идти и проходить все препятствия. В свои миры мы больше не вернёмся, так что поехали вперёд.

Но мы же единое целое, может, залезть в тебя и стать тобой?

Ты же личность и без меня, - отвечал ей капитан.

Комрелии оставалось только горько молчать. Опять возможна для неё разлука. Этот капитан так легко готов остаться один, ему, видимо, не так дороги близкие, про сыновей Займаратов легко смог отречься, даже не хочет их больше искать, решил сдохнуть, поглощённый этой лживой реальностью. Эта нереальная Вселенная, какая же ты жестокая...

Вездеход начал разворачиваться влево, сильно пробуксовывая правыми колёсами и гусеницей в болоте. Разворот произошёл, с помощью рывков, Мастекат начал выбираться из грязи. Под передней частью вдруг оказался фрагмент каменно-булыжниковой дороги, задняя часть выскочила на неё. С твёрдого покрытия удалось удачно стартовать и разогнаться, чтобы удачно сминать растительность. И вот она пошла исчезать под выдающимся передом внедорожника. Да, правильный ход - напролом через мешающую растительность. Только бы хоть не попалась какая-то скрытая скала или крупный булыжник.

- Если так следовать, то можно выскочить на тот непонятный аэродром,- вдруг заговорил Тай-Грен.

Комрелия от обиды молчала. Порокоф ответил:

- Если он ещё там будет, могут джунгли поглотить его и изменить.

Машину сильно бросало из стороны в сторону, но водитель скорость не менял. Неожиданно Мастекат начал ехать по склону, произошёл наклон сильно вправо, ровной дороги было невозможно найти, правее были всё те же джунгли, они могли скрывать продолжение склона.

По времени, как это казалось Порокофу, он внутри себя засекал, они давно должны были достичь прямоугольной площадки, наименнованную Отцом-Прородитель аэродромом, но время, видимо, в этом мире текло неравномерно, если вообще текло и присутствовало, Энергетику вообще начало казаться, что оно вообще не существует в этой сказке. А также расстояния, в одну сторону одни, если ехать обратно, то совсем другие. Поедешь в каком-либо направлении - одна местность, будешь возвращаться по тому же пути - всё окружающее резко измениться и станет неузнаваемым.

Наконец машина выровнялась, пошла равнина с небольшими тёмно-зелёными кустарниками. Слева появилась небольшая прямоугольная площадка, засыпанная тёмным крупным шлаком. Эта ровная парковка совсем не походила на аэродром, а была скорее всего заброшенной стоянкой для автоматических средств передвижения наземного использования. Однако всё это просто домыслы наших героев и работа их мозгов, сравнивающих что-то увиденное с чем-то давно известным среди быта их цивилизации.

Дальше пошли джунгли погуще и повыше, не только прямоствольные, но и всякого смешанного типа, стали встречаться деревья с очень пожирневшими стволами, их обвивали разнотипные лианы, то с колючками, то без. От такой сельвы, но правда пока ещё низкорослой, Мастекат стал встречать серьёзное сопротивление движению. Тай-Грен сразу же автоматически включил плазмомёты, установленные на крыше. Мощный луч света прожёг на сотни метров вперёд путь.

Но растительность хоть и позволила себя подвергнуть облучению и сжиганию, но это ей очень не нравилось, через полуоткрытые окна стал доноситься отовсюду писк и слабое шипение, а также повсеместно стали раздаваться шорохи. Чужаки - пришельцы вмешались в природу, созданную не ими и за это следовало ожидать мести. Три члена экипажа были готовы ко всему, они и так с самого появления в этом мире всё время испытывают на себе чьё-то постоянно злобное возмездие.

Выжженная почва оказалась коричневой, с неё кое-где поднимался небольшой дымок, что говорило о наличии кослорода в окружающей среде. Приближалась очередная стена невысокой сельвы, по ней опять сработал синий луч, широкая тропа, только ещё не натоптанная, была готова и продлена ещё на пару сотен метров. И снова по округе прокатилось недовольство.

Они уже подъезжали к огромному, как оказалось, слишком огромному сооружению из очень громоздких белых плит. Возвышение утопало в тумане или в каком-то ином белом газе. Для машины неожиданно возник подъём, очень крутой, свыше 80 градусов, пришлось сильно снизить скорость, прожечь себе дорожку намного в даль и пытаться преодолевать склон.

Наконец их вынесло на коричневую грунтовку, почему-то очень затверделую, на ней засохли множественные следы от колёс разного транспорта.

- Толи засуха, толи мороз, хотя мороз не согласуется с растительностью джунглей и не холодно, даже очень влажно и душно,- выразил Тай-Грен свои соображения.

Мастекат пришлось развернуть в правую сторону: впереди громоздилась непреодолимая стена здания, слева твёрдопочвенная дорога вела очень далеко неизвестно куда и начинала отходить от сооружения.

Гусеницы и колёса принялись крошить вздыбившиеся напластования былых следов. Иногда приходилось попадать в слишком большую колею, от этого наклоняться то в левую, то в правую сторону и при этом чуть- чуть скрести дном засохший грунт.

В одном из мест машине пришлось преодолевать несколько глубоких поперечных канав, каждая напоминал чем-то недоделанный противотанковый ров. У вездехода получилось сначала уйти очень сильно носом вниз, Тай-Грен мгновенно усилил работу двигателей. Перед, загребая достаточную порцию грунта, резко пошёл возвышаться, превозмогая подъём и, казалось бы вот равнина, но она мгновенно прошла, а за ней новый спуск и повторение прежнего упражнения.

На ровном месте транспортное средство остановилось, капитан опустил окно и вылез с Оплеймой, которая была переделана под воздухоотдув, мощная струя мгновенно смахнула с передка грунт.

- А вот чем мыть, загрязнённыё стёкла мы не подумали...- как-то замешкался капитан.

Вылез находчивый Порокоф, внутри него также горела плазма, основу составлял водород. В его рюкзаке произошло гудение, открылись в верхней части створки, видимо, для засасывания кислорода. Снова его "волшебный" красный рюкзак загудел потом прекратил подачу всяческих звуков.

В правой руке энергетика оказался пистолел, отходящий от него к ранцу шланг подпитки видоизменился, сделался толще, по стеклу ударила струя воды, Тай-Грен оборотной стороной ладони правой руки стал смывать грязь.

- Ну что, так будете постоянно останавливаться, когда запачкаетесь,- спросила саркастически Комрелия.

Придётся,- отвечал ей капитан.

- Мы же не на трассе,- добавил Порокоф.

Транспортное средство снова тронулось, дальше пошла застывшая грунтовка более ровная без всяких глубоких отпечатков чьих-то следов. Наши герои не успели ещё привыкнуть к новому состоянию езды, как обнаружили, что их ожидают новые условия передвижения. Впереди на них смотрели с очень грозным видом джунгли, но уже высокие, намного выше прежних и ещё более запутаннее. Стена белого здания осталась далеко слева и позади, впереди их ожидал выезд на дорожку очень ровную, сложенную из полотно подогнанных друг к другу блоков. За ней чуть виднелся какой-то странный темноватый водоём, который доходил до стены нужного величественного сооружения на изрядном расстоянии.

Машина проехала вперёд, заехала на белую ровную дорогу.

- Если здесь нам кто-то повстречается, то нам не разъехаться, - сделала предположение Порокоф.

Тай-Грен открыл дверь и сошёл на белую твердь. Он подошёл чуть ли не к краю, до странной жидкости было порядком около десяти метров.

Жидковидный материял напоминал толи застывшую смолу, только более светлого цвета - тёмно-серую, либо это была некая, находящаяся в покое кашевидная масса.

Порокоф принёс земляную глыбу с грунтовой дороги, разогнался и швырнул её в водоём. Коричневый объект ударился о поверхность, вокруг него образовались чуть подзастывающие волны, потом возникло углубление и земляной кусок моментально исчез, будто его кинули в жидкий бетон.

Опасный водоём, - сделал вывод Тай-Грен.- Можно вернуться назад, там вон как раз угол и часть белой стены сооружения, но там нет входа. Я усилил зрение, вон дальше как раз спускаются к жидкости какие-то лестничновидные комплексы зданий, длинные такие, но я не хочу соприкасаться с этим веществом. Поехали по этой бетонке или как там её, возможно, она идёт вокруг, там на той стороне точно такая же проходит.

Порокоф и капитан забрались в кабину, Комрелия даже и не вылазила, Мастекат тронулся в путь на медленной скорости. Гусеницы были подняты, они на равнине были ни к чему.

Вездеход шёл ровно, иногда чуть слабо подёргиваясь на стыках бетонных блоков. Нормальный такой ход позволил даже разогнаться. Таким образом долгий ровный участок был преодолён без всяких происшествий. Порокоф только и любовался, как справа пробегали уже достаточно высокие заросли зелени.

Неожиданно, хотя, он был ожидаем, возник поворот под прямым углом налево, машина снизила скорость и совершила требуемый дорогой манёвр. Часть следующего пути прошла ровно без всяких проволочек, но вскоре начались трудности.

Тай-Грену пришлось затормозить перед рядом толстенных светло-коричневых корней, очень жирных. Мастекат на небольшой скорости начал проходить по ним, но они, видимо, оказались живыми, потому что принадлежали не к флоре, а к фауне, стволы, словно удавы зацепились за колёса и стали препятствовать дальнейшему движению.

Порокоф высунулся из кабины и поразил их красным тонким лучом. Конечности отрезало от материнского корня, поэтому активность флоро-фаунских сущностей ослабла, удалось проехать дальше. С двух сторон опустились гусеници, потому что дальше наших героев ожидали жуткие трудности преодоления.

Видимо никто долго не ездил и не ходил данной дорогой. Она была разрушена наполовину, из всех её имеющихся возможных щелей пробивались толствольные деревья, обвитые жуткими лианами, чуть ниже под высокими кронами, в самом низу, росли и боролись за свет сильно вытянутые кустарники.

Тай-Грен пустил два световых луча, они образовались в один синий плотный. Растения удалось прожечь, но полностью они не уничтожились: после светового теплового воздействия продолжали стоять обугленные стволы и змеевидные поросли обвивавших их лиан.

Мастекат принялся наползать на сожженную массу, она с трудом принялась ломаться под напором столь мощной машины, но в это же время стала оживать.

Вдруг от всех, казалось бы, навсегда убитых творений природы поползли в сторону машины тонкие, чуть колючие, с маленькими листочками, ожившие ростки. Они словно имели глаза, потому что точно знали куда им двигаться. Огромная масса зелени вылезла из грунта и с другой стороны,со стороны нетронутого леса. Молодая зелень напоминала траву, которая так буйно пробивается из земли, после того как с неё сняли долго теснившее её какое-то твёрдое покрытие.

Вездеход даже приподняло, лианы с тонкими сероватыми стволами, переходящими даже частично в белый, опутали гусеницы и колёса. Все усилия капитана увеличить ход всех передвижных систем терпел фиаско. Лес опутал машину окончательно и очень прочно.

Порокоф открыл дверцу, пока можно было это осуществить, ударил так для него привычным красным лучом по колёсам и гусеницам, кажется, там отпустили. Тай-Грен, помог ходовой избавится от вьюнов с левой стороны.

Мастекат начал пробиваться вперёд, давя всё, что ему противостояло. Впереди их вновь ожидал мощнейший забор из неприступной зелени с небольшим красноватым оттенком, такое уже встречается не в первый раз, какие-то здесь растения с тёмной зеленцой, но чуть обладающие багрянцевым оттенком.

- Сядь за управление,- скомандовал капитан штурману.

Она перелезла на его место, он на её, убрал её место, подняв вверх и задвинув под водительское сиденье, а сам устремился в тёмный салон. Там он нашел в укромном месте свой плазмомёт, обвязал своё тело огромным количеством запасных патронов.

Мастекат остановился - Комрелия очень боялась преодолевать зеленоплетёноё препятствие. Тай-Грен показался из люка только наполовину, направил плазмомёт на преграду, пошла очередь, сначала скосившая всё впередистоящее, затем последовала череда мощных синих взрывов.

- Погнала, всё вперёд!- приказал управитель.

Комрелия тут же поспешила выполнять его приказ. Колёса и гусеницы набиравшие обороты перемололи и передавили налипшие на них остатки растительности. Опять впереди возникла преграда, её опять уничтожил наверху сидящий капитан. Таким образом им удалось очень значительно продвинуться по заросшей блочной дороге.

- Смотри, что сзади, -вдруг сказал Порокоф.

Комрелия взглянула на экран, отражавший всё, что видела задняя камера наблюдения. Там, едва ли поспевая за скоростью грузовика, стенами восстанавливалась и надвигалась с целью захвата новая лавина зарослей, ещё более густых чем прежде.

Но впереди для наших героев готовилось новое испытание: дорогу преграждала забочатая с небольшими просветами стена, стоящих близко друг к другу очень плотно деревьев, чем-то напоминающих эвкалипты, только намного выше и мощней.

По ним пошёл работать плазмомёт, включились и световые пушки, пристроенные на крыше, капитан мог их телепатически приводить в действие.

Через несколько секунд от древесной преграды остались одни обгорелые, сильно продырявленные, кое-где заваленные столбы. Мастекат вздыбило при наезде на древесные завалы, потом потянуло вниз. Опять пошла та же работа по очистке дороги в том же исполнении в тандеме плазмомётом и светомётов.

Единственным явлением, действительно помешавшим нашим героям продвинуться дальше и благополучно миновать участок самонападающих джунглей стало затемнение, то самое явление, которое по мнению кораблеправителя происходит в этой Вселенной часто, это проплывание сверху очень громоздкой плиты, а то и нескольких.

Сумрак опустился мгновенно, включённые три фонаря впереди Мастеката не могли ничего далеко увидеть кроме бесконечного скопления деревьев, Комрелия прекратила движение, капитан спустился с крыши, сел за рычаги управления, повернул машину вправо и увеличил скорость. Вездеход вломился в густейшие джунгли и стал ехать, пока окончательно не встретил твёрдую преграду, её уже вся мощь машины преодолеть не могла.

- Всё выходим, забираем с собой самое необходимое, до просветления бесполезно бороться с этой растительностью, а там попробуем переплыть этот водоём, ведь у нас имеется одно средство,- скомандовал Тай-Грен.- Все выбрались, давайте я закрою нашу повозку.

Комрелия зажгла мощный фонарь на Оплейме, Порокоф также освещал окружающее с помощью лампочки на своём пистолете. Тай-Грен зажег фонарь жёлтого света, горевший вертикально и освещавший его и окружающих, вперёд он направил синий мощный прожектор из Оплеймы. Капитан выступил вперёд, двое остальных пошли за ним, осторожно переступая через стволы и раздвигая заросли.

В темноте активность растительности словно бы приутихла, всё успокоилось, в этом плотном сумраке джунгли, словно воспринимали троицу наших героев за своих обитателей. Всякие писки, шипение и шуршание прекратились.

Они по ходу дела спускались в какую-то ложбинку или большой овраг, земля под ногами была сухой, невлажной. Комрелия превращала свою правую руку то в нож-мачете, то в обыкновенную руку, когда нужно было за что-то держаться.

Порокоф повесил свой пистолет на рюкзак, но всё равно, даже в этом положении от кончика оружия исходил очень яркий, освещающий окружающее свет. Ему больше всего нужны были руки чтобы держаться за что-то, телом он был тяжеловат и ходил с трудностями.

- А зачем мы вообще уходим в джунгли, ведь можно выйти в совсем другие места?- спросила Комрелия.- И вообще, можно было в Мастекате остаться.

- Я просто опасаюсь, что растительность начнёт мстить, когда снова будет свет, так она отомстит нашей машине, мы же пройдём пешком и выйдем в более спокойной местности. Но я так считаю как лучший вариант, а как худший - это отбиваться от этих отовсюду лезущих тварей. Так что, нам надо уйти как можно дальше, в вездеходе нет ничего, чтобы нам понадобилось. Так теперь поворачиваем налево и идём параллельно блоковой дороге.

Растительность пошла однотипная свет фонарей то и дело высвечивал невысокие то ли деревья, то ли кустарники, они достигали около десяти метров высоты от их стволовов очень часто спускались в стороны тонкие узкие листья. Таких представителей флоро-фауны легко можно было согнуть, освобождая себе путь.

Тройка наших героев собиралась было идти мимо, как чуть полевее прожектор Тай-Грена наткнулся на небольшую возвышенность, сотворённую, словно бы из очень прочного бетона с примесью крупного чёрного камушка. Всё это возвышение имело неровную форму, будто бы этот бетонный курган сильно кто-то пощипал по сторонам, будто бы прикладывал пальцы или щупальцы, пытаясь в ещё мягком растворе оставить глубокие отпечатки.

Троица обошла сооружение вокруг, обнаружилось, что из этого покоцанного холма вверх уходила средней толщины труба.

- Печь, наверное, какая-то, - высказал своё мнение Порокоф.

Когда они вернулись обратно, туда, откуда и пришли, и обнаружили это странное сооружение, неожиданно стала заметна какая-то тёмная расщелина между двух сильно обкусанных кусков стен.

- Сдаётся мне, что это вход,- произнёс тихо Тай-Грен.

Он направился к этой очень тёмной полоске черноты, вся его свита из двух существ за ним.

Сначала был очень тёмный невысокий вход, пришлось сильно согнуться, но вскорости они оказались в очень светлом помещении с сильно неровными стенами и полом. Камень здесь долбили во многих местах и, видимо, не автоматическими комбайнами, а работало много существ, используя зубила, и их работой кто-то очень плохо управлял.

Капитан обратил внимание на тёмное отверстие в железе - трубе и сразу же сообразил, что это была не печь, а лифт для подъёма нарубленного камня.

- Нет, Порокоф, всё же это лифт.

-Здесь есть вход во вторую комнату,- ответил ему на это Порокоф.

- Здесь добывали световой камень, камень, который светится,- сделала свои выводы Комрелия.

Энергетик согнулся и исчез в проходе в другое помещение. Он тут же очнулся в очень огромных джунглях. Растения с разной листвой, в основном гигантской, занимали всё окружающее, было светло, и такая огромная плотность всего растительного живого, что невозможно было сделать даже шаг, чтобы не встретить сопротивление. Энергетик никогда ещё не попадал в такие места, ведь кроме кораблей он ничего другого не видел. Он попытался уйти назад в светлое каменное сооружение, но входа за ним не оказалось, только очень мощный длиннолиственный кустарник упирался ему в спину. Он аж сел от такой перемены окружающей действительности. Грунт оказался влажным и был покрыт мелкой зеленоватой травкой.

Следующим вошёл в соседний придел Тай-Грен. Он оказался в надпространственной прозрачности, там, где он уже бывал, с помощью этой установки ему удалось спасти Комрелию и Порокофа.

- Ну вот мы с тобой опять встретились, - послышался чей-то голос.

Мозг капитана получил изображение самого же себя только тело было намного темнее и отсутствовала левая рука, на которой должна была быть Оплейма. Вместо руки только торчала из плеча небольшая заглушка в виде десятисантиметрового костыля с закруглённым концом.

- Это я Данаилянк, как тебе мой образ, похож я на тебя?

- А руку почему не смог скопировать?

- А вот это не получается, какие-то ваши Оплеймы очень особенные, не копируются. Помнишь, я тебе говорил об игре с Богами здешнего мира, так игра начинается. Ты меня будешь видеть вот в такой по форме Надсистеме.

Тай-Грен получил изображение прозрачного шара с двумя отходящими от него в разные стороны круглыми трубками с заблокированными концами.

- Твой аппарат ровно также выглядит, поплыли!

- Но у меня осталась там Комрелия и Порокоф

- Вам снова пора разделиться, они тебе ни к чему.

Сфера с трубами Даляанка стала уходить вперёд, Тай-Грен направил свою защитную систему следом.

Комрелия долго стояла одна, она немного походила по помещению, внимательно всматриваясь в некрасиво сколотые стены. Ей надоело состояние одиночества, она тоже решила войти в соседнюю камеру, но проход туда не обнаружился. Она не могла ничего понять, единственное, что пришло ей на ум - это выйти наружу в тёмные джунгли, пока не исчез этот входо-выход. Снова включив фонарь на Оплейме, она, согнувшись, вышла из сооружения.

Штурман оказалась в очень светлой местности с ярким зелёным газом далеко наверху, здесь не было света звёзд, светилась одна вершина. Далеко перед ней раскинулась пустыня из красноватого шлака. Вокруг обнаружились растения, состоящие из длинного плоского ствола, склонённые и даже свёрнутые, примыкавшие друг к другу, они образовывали небольшое поле скрученных трав, разползшихся по склону, сильно присыпанных сверху сероватым песком.

Слева чуть поодаль наша героиня заметила высокий пятидесятиметровый в высоту прямоугольный блок, весь немного пощерблённый, созданный из хорошо уплотнённого белого с добавлением красного небольшого камушка.

Она развернулась, пошла назад, ей пришлось подниматься вверх по небольшому склону, наступать на опсыпанную песком траву-кустарник. Вершина была достигнута, за ней пролегала серо-жёлтая песчаная пустыня. Их опять разделило, Тай-Грен точно знал, что это будет обязательно. Наверное он знает больше чем другие и хочет приобрести для себя нечто большее в этом мире. Или какой-то Всевышний продолжает свою игру и создаёт всё новые и новые варианты придуманного им мира, и помещает в новые обстоятельства своих любимых героев.

* * * *

К Янсчеру, кажется, приходило сознание, он больше себя не чувствовал прежним в посаженном сильно к низу горбатом теле. Теперь он чувствовал неведомую доселе лёгкость, потому что ушёл из сковывающего материального, он стал душой, находящейся в ком-то электромагнитной волной, просто набором волн, их большого множества лимитированными формами шара. Внутренняя плазменная структура обратилась в небольшой светящийся синий разносторонний круг, который мог то появляться, то исчезать, проходить сквозь материальные предметы и вообще не обращать внимание на эту материальность. Твёрдость протоплазмы осталась в прошлом обиталище жизни. Теперь наступила новая жизнь, вечная.

Ему то и дело приходилось обитать внутри большой тёмной сферы на дне водоёма, где вместе с ним в бесконечной синеве, из которой имелись разные выходы, также были растворены и покоились такие же сферические души.

Иногда, когда наступал определённый срок, все они объединялись в одно существо, то самое: с выдвинутой вперёд челюстью, с частичной материализацией многокурточной груди - остальное всё светлая серость - это они, помехи, видимые электромагнитные волны для предметного мира. Каждый находящийся под водой шар порождал по одному многокурточному существу, теперь они все выплывали на край водоёма двигались коридорами для более материальных существ, собирались у прямоугольного озера с желтизной, дожидались наплыва оплодотворённых шляпкоголовых, заходили в пределы этой живности и поглощали этих тёмных, живших за счёт оплодотворения белых в бурой жидкости, которая находилась в самом низу.

После ловли и поглощения тёмных шляпкоподобных наступал период большей материализации, все существа, участвовавшие в улове, вдруг объединялись в один организм слишком великих размеров. Таких великанов образовывалось несколько, они шли коридорами с полом, покрытым желтоватым паркетом и выходили на уровень другой оплотнения мира.

Здесь среди бесконечной зелени, расползшейся по горам, вырывались новые котлованы, великаны с больших площадок стаскивали камень, чтобы плотно устелить дно вырытых объектов, а также оформить бока блочными дорожками, с высоты они напоминали всего лишь бордюры.

Когда Янсчер прибыл в теле одного из сильно высоких новых работников, то ему пришлось видеть, как материализованное тело было поставлено на перенос камня к одному из котлованов. В другой раз они копали: расплотнились и очень большим плазменным облаком прожигали грунт, после чего оставалась очень огромная яма. После такого скачка никакая работа не могла больше продолжаться, ну разве ещё несколько раз, а дальше великан уменьшался в размерах и распадался. Сила отверделого мира влекла их обратно в обиталища цивилизации. Они оказывались в белой светлой комнате, где становились хаотическими шеренгами и делились, выбрасывая из своих тел всё новых и новых существ - клонов, тем самым избавляясь от гигантизма.

В новых законченных водоёмах снова размещалась в самом нижнем и длинном пруду бурая жижа с белыми выпуклостями - пища для тёмных шляпковидных, через лестничные комплексы очистки, уже в закрытом помещении, вызревали в желтой жидкости тёмные выпуклые, через расстояния выкапывался базисный водоём для постоянного обиталища нематериализованной жизни. Дальше к базисному водоёму подходила сеть каналов и небольших скрытых озёр, в них ютились, впав в онобиоз, защитники от инородных тел - белые медузоподобные.

Вот какая цивилизация поглотила Займаратов - нематериально - материальная, превращалась в материальную только для того, чтобы расширить свою экспансию и создать нужные объекты.

Янсчер больше не существовал как личность, он был песчинкой среди таких же песчинок, с данным определённым местом обитания и определённой работой. Но зачем нематериальным душам становиться на время плотскими существами? То есть они всего лишь материал - рабы, служащие для переноса и развития этих белошляпочников и чёрношляпочников и ещё более тёмных, в корневой системе, которой им всем затухающим сиреневым шарикам приходится обитать. Дух Скалтера был распределён в другое обиталище и его никогда не удасться обнаружить или же почувствовать.

В синеве возникло белое круглое - открылся портал в другие структуры или пространства. Из появившейся белизны прибыли ещё сферы, чуть больше десяти, синий шар - корень расширился, и неожиданно малая его часть оторвалась и отсоединилась. Янсчер остался в группе отщипенцев. Они оказались в новом синем пространстве, только в очень малом.

Помимо Займарата рядом с ним плотно находилось около двадцати таких же, как и он сам, ну хоть бы кто один думал, как он, но нет поддержки, все они души иных существ, возможно, стоящих на более низком уровне.

Однако догадка о полном молчании окружающих пришла совсем скоро. Ведь, когда они выходят на жёлтое озеро отлавливать чёрношляпочников, они же их уничтожают, а чёрношляпочники оплодотворены от белоголовых, следовательно, происходит убийство, и по несколько душ от каждого существа попадает сюда, такая форма размножения для поддержания состояния частично материализующихся. Но возможно появление душ других существ, кто приходит из других уровней, если же конечно у них там нет таких резервуаров для жидкостей. Но кто-то среди лишённых материальности должен быть похож хоть чем-то на Скалтера или Комрелию, хоть на этих Фасаёнгов. Кстати, кого-то из них лишило жизни при стычке. Но существа при ранении или смерти в одном пространстве могут возрождаться и материализовываться в другом, а здесь полная дематериализация.

Все получили команду следовать к жёлтому водоёму, к Янсчеру прикрепились все остальные души, пошёл общий обмен энергиями, в газовую жижу выплыло очень маленькое существо с щучьим лицом с тёмно-кожаным торсом, с серными руками и ногами еле видными. Пососедству из всех шаров, закреплённых на корнях, стали появляться подобные существа, но чуть побольше.

Они проходили по набережной, ныряли в серый исчезающе-появляющийся луч, выходили из уже широкоотодвинутых дверей на белую смотровую площадку, где справа светило ярко трёхслойное окно, снова дверь и серый луч, построение у водоёма с располневшими тёмными тварями, строй начал движение, проплывая над поверхностью, внизу действует силовое поле, живность лишается чувст и засасывается в материализованную грудную часть, начинают чётко появляться руки и ноги, голова. Путь по водоёму обратно - шесть ног образовалось с красно-копытной обувью. Вся шеренга начинает объединение, появляется одно единственное существо - великан, он движется коридором, из боковых выходов через стены к нему присоединяются другие великаны. Как же Янсчер раньше не понял, что за стенами тоже водоёмы с желтизной, искусственно созданные озёра везде, возможно, всё это белое громоздкое здание, в котором они находятся, ну он существует, брат, может быть, непонятно где, всё это некий космический корабль или обширнейший город, скрывающий на высших уровнях неизвестно что.

Они перенеслись через бежеватое пространство, опять природа, снова должны рыть глубокую яму под водоём, но нет, команда поступила копать грунт под фундамент, они будут здесь сотворять водоём для желтосжиженных, уже вырыли место для фундамента. Значит будет проходить закладка твёрдых камней или блоков. На площадке стали возникать очень длинные блоки. Великаны вчетвером принялись их уносить и укладывать в обширную канаву. Более сдесятка громил, слившись паровозом, прыгали и утрамбовывали крупные затвердевшие образования. Тратилась энергия материи, она нуждалась в пищевой такой же материальной подпитке, громилы, выполнив трудовую повинность, уменьшались в размерах, пока не теряли совсем силы связанности. Их тут же переносило в белый длинный зал, где продолжался их распад: из каждого вылезали по двое по трое челюстнодлинных, несколько курток - единственная материальная база - начинала уплывать и тоже расползаться. Включалась Святая Система Очистки, от этого становилось белым-бело, происходил заряд энергией и уничтожение материальности. Слева открывался проход для более детальной очистки и обращению в электромагнитно-волновые формы жизни.

Янсчер больше сам себе не принадлежал, его в газовой жиже затягивало в маленький шарик, который был молодым и ещё не очень переполненным. Система имела циклический способ развития - значит образовывала круг или восьмёрку, когда требовалось двигаться с нарастающе-теряющей по прямой.

В недалёком материалистическом прошлом салатовотелый Займарат решился осуществить то, что другие не желали или были не в состоянии. Вновь открылся белоокружный портал, через него должны были прибыть новые души, шары начали заплывать, в это время одна сиреневая сфера, пробиваясь через остальных, начала покидать тёмно-синее обиталище. Белизна сопротивлялась - белое принадлежало очистке от плотского состояния. Ничего, только вперёд. Отсюда их шарик выглядит зелёным грушевидным отростком, а к нему крепятся очень толстые стволы. И всё зелёное среди слепящего белого. Светло так и навсегда, внизу и наверху. Вот потянуло куда-то, вот изнанка нашего водоёма, он оказывается не светло-тёмно серый, а белый с другого взгляда.

"Все оттенки цветов произошли из-за непрерывной борьбы белого и чёрного, вдруг подумалось Янсчеру.- И откуда же я такой умный, работник среднего технического персонала."

* * * *

Дематериализация Скалтера привела его совсем на другой уровень существования энергетических форм жизни. Те уровни, где находился Янсчер были самым низшим звеном в иерархии энергосущностных. Непонятно как, но тёмно -краснотелый Займарат оказался среди вечно горящих материй. Было использовано слово дематериализация, однако получается, что слова материя и плоть могут относиться и к существам не имеющим твёрдости, просто горящим вечно, неким плазмоидам - вечному круглому пламени или огню вообще. К ним может принадлежать и очень яркий сжигающий свет - лазер. Ведь явление сжигающего света, наделённого мыслительными процессами тоже можно назвать материей или же световой плотью. Но всё же это я придумал, чтобы разграничить материю эту, нам известную телесную, гниющую, нуждающуюся в пище, мясную плоть, а всё что принадлежит к миру света и плазмы не плотью и не материей, потусторонней жизнью.

Но где та сторона и сколько вообще сторон у одной изображаемой жизнью? Да сколько угодного, вплоть аж до самого, искажающего все достоверно изложенные факты, миллиарды вариантов.

Скалтер ощутил себя в реакторе, в какой-то небольшой печи, он вечно горел - правильно вся внутренность его тела работала в вечной термоядерной реакции, которую нужно было заряжать за очень небольшие периоды времени. Оказывается это горение и была его душа. Он, оказывается, обрёл свою подлинную сущность -она заключалась не в мозге, да и тело было просто костюмом для существования от враждебного злостного мира космоса, а сам он эта вечно горящая масса, наверное с каким-то ядром посередине, вокруг него и держится вечный свет, обладающий теплотой, сверхмерной, а бывает, что свет есть, но почти не греет. А его свет грел и куда уж, очень сильно.

Этот великан над великанами разделил их с Янсчером по разным уровням, где его брат, так и осталось неизвестно. А он в каком-то вечно горящем плазменном реакторе, он всё время горит, а остальные сгорают, переходят в энергию, которую проводят материальные части - проводники. Другие очень быстро исчезают, потому что сгорают, а он есть этот вечно пылающий огонь. Скалтер никогда не думал, что способен на такое, оказывается он может быть термоядерной основой, только нуждающейся в подпитке слабыми синими плазмоидами и те постепенно исчезают и уходят, а он остаётся.

Иногда он терял часть себя... Видимо, большая его половина тоже становилась энергией, тем, что не горит, но содержит огромные запасы тепла. И таким образом его энергии с ним частично сознательным удавалось уйти.

Мелькали коридоры и потребители различной формы, может быть, очень привлекательной снаружи, туда попадала его энергия, которая терялась, становилась отрицательной, а он положительный всё продолжал и продолжал дальше лететь разными ветвящимися проходами, а дальше сознание гасло, и он оказывался всё в той же печи-реакторе самим собой.

Вся та плотская жизнь завершилась, и он стал энергией и разэнергетиться уже не мог никак или существовала такая возможность? Ведь до сплошной пустоты, где придётся стать ничем, возможны же варианты некого иного материального существования?

Скалтер понял, что нужно покидать эту новую жизнь, это нескончаемое существование, хоть и вечное, но почему-то хотелось бросить эту вечность и приобрести что-то другое, да хоть бы и вернуться к прежнему материальному телесному существованию, оно тоже было в чём-то неограниченным.

Ему надоело гореть, он смог сместиться в ту часть реактора, откуда был выход. При выбросе энергии во многопроводную систему, наш герой решил покинуть горящую систему всем своим существом. Он собрал свои силы, и вот началось... Часть сознания начала гаснуть, но наш герой не поддавался этому угасанию, большую часть его подпитанной сущности потянуло, но он присовокупил к этой половине остальную четверть себя. И вот произошёл выход из реактора.

Он помнил как стал с наивысшой скоростью проноситься коридором - пошла система проводки. Но почему-то его сущность разделилась на множество синих шариков. Все держались рядом, их было более чем дватцати. Вокруг двигались такие же очень подобные- их были миллиарды. Один круглый ширик, очень яркий, а вокруг него до пятидесяти малых, менее ярких, таких же по цвету объектов. Все эти группы, что были более с краю попадались в ответвления сети и исчезали. Новые появлялись из сплошного кубического пространства низа и левой стороны туннеля. Справа проплывала то тёмная, то синяя, ничего не порождающая материя. Только по мере того, как проносился Скалтер со своими подопечными, эта вправолежащая сущность сильно темнела. Вот обширный проход куда-то вперёд завершился, нашего героя бросило вправо во всё жёлтое... Произошёл разрыв наличиствующего пространства: провод от сильной энергии Займарата не выдержал, лопнул, даже загорелся.

Дальше Скалтер видел сплошную белизну, все его отпочковавшиеся шарики либо пошли в силу горения, другие, как он, через искру покинули проводку и объединились с ним.

В округе господствовала сплошная белизна, в которой лишь издали угадывались какие-то тёмно-зелёные объекты. В этом мире проходили странные очень великанские силуэты с конусовидными головами, с телом, будто всё оно было закрыто от подбородка до пят плащом со многими складками. Таких существ было очень много, они медленно, но постоянно двигались, их иногда оказывались толпы, миллиарды. Они, видимо, жили среди этого вечного белого, через которое проходили галлереи каких -то установок из иных миров.

А в этом измерении господствовали эти великаны, все на друг друга похожие, отличающиеся только ростом. Они иногда перебегали слева направо от толпы своих сородичей, но так могли делать только впередиидущие, остальные, непереставая куда-то шли вперёд. Они были очень длинноносыми, конечная часть органа обоняния опускалась вниз, хотя никаких ноздрей под таким органом они не имели. Глаз был один в центре черепа, напоминал чем-то звезду со множеством малых ассиметричных треугольников к низу. Середина уродливой звезды горела чаще красным светом, иногда свет затухал, вместо него появлялся на малое количество времени зелёный. Вот и всё, ни рук, ни ног обнаружено не было. Только массы этих существ, куда-то плывущие в белизне, не имеющей какой-либо твердости.

Синий, еле светящийся шарик, зависал где-то в вершине белизны и взирал, как толпы существ двигались в разные стороны. Их ограничивали только зеленоватые установки, имевшие то форму чем-то напоминающую цилиндр, только какой-то закруглённый снизу и сверху, от него отходило соединение, чем-то схожую с трубой, поросшую исжелта-зелёным мхом, сами цилиндры обладали таким покрытием, соединение сильно изгибалось то утолщалось, то сужалось, пока не подходило к предмету, чем-то напоминающему шар, только какой-то неровный, с выпяченными долями по бокам. Дальше по линии был неправильный параллепипед с раскрытой навзнич, немного возвышающейся частью, за ними следовала искаженная большая шайба, потом нагромождение каких-то блоков, один лежал вершиной на другом, и такая линия с обеих сторон. Подобными вещами были заполнены различные уровни. Обычно в мирах Скалтера эти явления возможно застроить сверху вниз, распределить по вертикали или отделить горизонтально, но в этой белизне всё располагалось невозможно понять как.

Толпы длинноносых плыли среди галлерей изуродованных соединённых фигур, которые ограничивали их массу с двух сторон, задачей являлось, видимо, вечно двигаться, занимать собой белую структуру на всех уровнях. Однако толпа проходила определённую местность, и за ней оставалась белизна и пустота, но вскоре на это место выходили новые большущие группы, то есть пути, ограниченные соединёнными искаженными предметами, всё же поворачивали, образуя своего рода лабиринт, только не с острыми углами, а с очень длинными поворотами.

Скалтеру пришлось отлететь, очередная толпа приближалась, Займарат вдруг почувствовал, что теряет силы, он находится в материализованном мире, где светящаяся энергия долго существовать не может без подпитки, его потянуло в сторону одного из идущих, тело его - неплохой источник и хранитель энергии. Скалтер влетел и потерял прошлое сознание, через мгновение он пробудился, но уже в сознании длинноносого.

Памяти у него не было - это был простой клонированный организм, в задачу которого входило идти без возможных остановок к Святой Парамали. Парамаль - это вечный благодействующий огонь, который является завершением пути и переходом к иной жизни.

"Да, я из огня реактора, а этот всеми силами хочет туда попасть."- подумалось Скалтеру.

Туловище, которое по ошибке пришлось назвать плащом, оказалось телом, у него не было рук и ног, само белое пространство помогало двигаться, от окружающего шла небольшая энергия зарядки, а белизну в свою очередь подпитывали эти разноформенные установки, имевшие выходы в иные миры, где и получалась зарядная сила.

Сзади напирали, пришлось двигаться в ритме с массой, благо, удалось попасть удачно: впереди была только одна шеренга и больше никого, только белизна непройденного пути.

Скалтер попытался остановиться, чтобы начать выбираться из массы живых существ, но они надвигались, словно стеной, он ощутил и полную твёрдости мощь, и снова начал плыть за впереди идущими. Ему пришлось бросить взгляд влево, за сооружениями проходила толпа в противоположную сторону от его группы. Он послал телепатически вопрос:

"Долго ли они собираются идти?"

Но неожиданно пришёл ответ от многих, это было сбалансированное мнение одинаково мыслящих, будто отвечал один организм:

"Нет остановки, движение к Святому Огню - есть наша цель, движение, движение и только размножение."

Скалтеру пришлось почувствовать себя сильно выделившимся, следовательно на него могли пасть подозрения, что он иной и не является частью толпы. Однако все после ответа замолчали и дальше продолжали своё путешествие. Не решаясь долго думать, как выйти из этой ситуации, наш герой выметнулся из своего тела и юркнул в плоть плывущего впереди.

Теперь он сможет покинуть эту множественность одинаковых. Но тело авангардиста отличалось от прежнего: у этого в уме хранились знания о маршруте следования и комбинации скрытых переходов и поворотов на всех уровнях. К тому же у этого тела имелась своя душа -он не был клоном как задние.

Началась борьба - его дух тоже энергия, но очень слабая, Скалтеру наконец удалось поглотить её в себя, теперь тело полностью под контролем. Он сразу же начал увеличивать скорость перемещения, надеясь оторваться от всех существ, идущих сзади. Но по мере увеличения его скорости, быстрота возрастала и у других и совершить отрыв не получалось, он всё шёл и шёл вровень с толпой, только быстрее.

Чужеродную душу пришлось выпустить и стремиться покинуть первый строй. Синий шарик сразу же пронёсся над несколькими хаотическими рядами и попал с трудом в одного левого крайнего. С трудом, потому что одна небольшая бочковидная установка чуть не засосала в себя, а покидать эту реальность без плоти не хотелось.

У крайнего левого не оказалось души, удачно, им можно управлять.

Скалтер усилием воли попытался увести тело как можно левее на установки, но, что удивительно, организм не повиновался, отказывался куда-либо двигаться, он только смещался вперёд либо назад. Попытка переместиться вправо тоже не увенчалась успехом.

Займарату пришлось менять тела дальше и постепенно перебираться к самому концу толпы, к арьергардному ряду. Наконец успех был достигнут, он в одном из последних, сейчас совершит задний ход и всё...

Но толпа начала резко замедлять своё движение, середина вдруг расступилась, строй самых последних с большой скоростью понесло ближе к центру, длинноносые начали себя вести сверххаотически: вдруг задвигались взад-вперёд, одни по курсу следования, другие, развернувшись, в сторону сооружений, третьи наискосок к маршруту следования или к установкам, но было удивительно, что никто друг другу не мешал. Где-то, через большое расстояние белого, навстречу остановившейся толпе приближалась подобная масса существ. Не удивительно, что Скалтер мог видеть сквозь тёмные массы, он был в теле существа, которое могло следить за окружающим сквозь материальные тела, а вот сквозь зеленоватые установки смотреть не получалось.

Встречная масса существ нахлынула на толпу Скалтера, каждый находил себе пару и, согнувшись, втыкал свой нос в отверстие на груди партнёра, а тот в свою очередь ему. Так на некоторое время образовывались замершие чёрные буквы "Л" с жирными окончаниями. Какой-то пытался уткнуться в тело Скалтера, но наш герой уворачивался и не открывал своей расщелины, хватит ему уже оплодотворений.

Рядом с соединившимися телами стали появляться сначала как голографическая проекция, затем, уже после наполнения модуля красным, выматериализовывались новые длинноносые. Скалтер благополучно сумел скрыться за новорождёнными телами от преследовавшего его партнёра-оплодотворителя. Существа продолжали стоять в сомкнутых позах, образовывались подобия их поменьше, даже совсем карлики.

И вот обряд совокупления закончился, парочки разомкнулись. Творения, образованные стоящими в одну сторону движения совместно со своими породителями, пришедшими навстречу толпе Скалтера, сразу же начали двигаться в своём направлении. Существа с Займаратом и смотревшим в их сторону пополнением двинулись своей дорогой. Сразу же появились сплочённые шеренги, наш герой оказался в середине этого плотного организованного сообщества.

Среди шеренг появился отставший неосуществившийся партнёр Скалтера, он пытался двигаться в противоположном направлении, но на него наскочили шеренги и растоптали. Было видно, как его тело стало озаряться жёлтым светом, потом чуть багряным и исчезать.

"Он достиг Святого Огня! Он достиг Святого Огня!"- прокричали телепатически массово.

Теперь Скалтеру требовалось начинать всё заново, новый переход в самую последнюю шеренгу. Он покинул тело, которое стало вести себя как-то странно: постепенно отказывалось подчиняться и снижало скорость. Когда голубоватый шарик вылетел, его плотское пристанище также оказалось раздавленным, снова мелькнула вспышка жёлтого потом красного и снова прозвучало:

"Он достиг Парамали! Он достиг Парамали!!!"

Займарата внесло в тело карлика, видимо, новообразованного, и этот оказался с очень сильной энергетической душой, которая принялась затягивать в себя, но наш герой сумел понизить свою энергетическую ёмкость, то есть сдался, но не совсем, просто из своей целостности распределился по всему телу и согласну закону потери энергии принялся понемногу исчезать, растворяясь в богатой потенциальной белизне.

Теперь его просто не было, он являлся частью чего-то другого, зато обширного, как космос, но почему-то быть этим обширным не хотелось. Да, у него ещё могут быть какие-то желания - значит душа не энергия плазменного типа. Она просто сущность, просто явление, состоящее из обильного множества самых мельчайших частиц, которые неделимы. А вокруг нет никакого пространства и времени, ничто не идёт и никуда не проходит. Того, что видишь, просто нет, это оно не существует. Теперь нет препятствий, можно пройти всюду и никакая более весомая хищническая сущность не сможет поглотить тебя или поиздеваться, чиня тебе препоны. Всё, конец всему бывшему, достигнута вершина существования. А он в своей жалкой борьбе стремился противостоять этому счастью, пытался спасти плотское и плазменное, эти формы, погибающие под влиянием иных более могущественных форм.

Но нет, наивысшее состояние достигнуто, а самое ли оно наивысшее? Возможно есть что-то, где он не будет постоянным самим собой, наверное, это только ничто - Нирвана.

А как же другие, подобные ему, в этом белом? Должно быть и они неделимые летают где-то рядом и скоро могут задеть и встроить тебя в иерархию, созданную ими задолго до тебя. Однако Скалтера окружала одна белизна, такого цвета являлся и он сам и был этим. Возвращаться обратно не имело смысла. Сознание начало угасать, он уходил в Ничто и испытывал самое блаженство при этом переходе. В материальный мир он больше не вернётся. Слава Всевышнему, закончились его плотские муки навсегда.

* * * *

Янсчер в облике помигивающего синим шарика притягивался среди вечной белизны к другому ряду чуть зеленоватых установок. Они почему-то обладали самой наибольшой силой притяжения. Видимо, это его судьба быть влекомым, всё равно какое-то высшее существо определяет его судьбу, и он не может ничего с этим поделать.

Произошло проникновение в большой, чуть приподнятый шестиугольник. Снова буро-тёмное пространство, такое надоевшее, ведущее к новым реальностям. Оно быстро прошло. Займарат оказался, словно в самой середине дематериализовавшего их великана.

Шар зависал среди прозрачности, в которой покоялись чуть приподнятые над невидимым полом их тела, лишённые душ. Салатово-зелёное и слишком тёмно-красное. Янсчер с разгона юркнул в своё тело. Пока восстанавливалась сознательность, единственное, что совершил наш герой, так это схватил тело своего брата и прижал его сильно к себе.

Потом произошла смена окружающей действительности, сам Янсчер испытал жуткое давление в теле, его словно ломали какие-то силы, уменьшали, а потом опять увеличивали, что-то внедряли, меняли органы и состав химических процессов, образовывали дополнительную защитную броню, почему-то горбили, оплетали ноги новой системой связок. Так было больно и неестетсвенно проходить перерождение или рождение снова.

Его выбросило в очень жаркие джунгли, где господствовало очень много света откуда-то сверху, следовательно и тепла. Растения не привышали десяти метров в высоту, напоминали очень увеличенную и утолщённую траву с прочими собратьями сорняками.

Наш герой полностью поменял свой облик. Его тело стало светло-синим, по-прежнему, уже не немного, а сильно сгорбленным в верхней спинной части туловища. Не стало шеи, её и так не было. Из согнутого торса вырастала большая голова, которую подпитывали выходящие из спины множественные пучки проводов - вен.

Лица новое существо не имело, просто были чуть приоткрыты широкие очень суженные глаза, чуть ниже их располагалась в четверть круга выпуклость, которая могла раскрываться посередине при разговоре или приёме пищи, но большую часть времени она будет замкнута, а новое существо сможет общаться телепатически.

Остальное туловище: торс был покрыт природной телесной бронёй, не совсем полностью закрывавшей внутренние органы, а наплывами, оставляя кубически рваные углы, накатывала на незащищённые колеблющиеся органы, что сзади, что спереди. Но с лицевой части грудная клетка после головы была закрыта панцирем полностью, как и часть до живота и до бёдер. Большие щели незащещённости оставались на спине, видимо, там защитного слоя не хватило, закончился, видимо, у Создателя нового образа.

Новый облик Янсчера обладал двумя чуть согнутыми ногами, покрытыми то кольцеобразными рядами оборонительного слоя, то частично переходящего в прямоугольный. Ступни были защищены рядами равных прямоугольников.

В прошлом Займарат, а сейчас неизвестно кто и какого вида имел только одну короткую немного согнутую руку, она не дотягивала до бедра. Захватывающая кисть представлялась в виде перчатки, чем-то напоминающую боксёрскую либо являлась такой своеобразной клешнёй.

Янсчер лишился памяти о своём прошлом, он был сейчас, словно новорожденный, отправленный существовать в новый мир, до света которого он сознательно пребывал неизвестно где, просто в пустоте. Новорожденное существо Надвселенной уходило всё дальше в бесконечный лес.

* * * *

Тай -Грен вместе с Данаилянком перемещались в своих надсистемах всё дальше от странной многофункциональной пещеры,где вновь капитану пришлось разлучиться со своими родными. Теперь везде господствовал тёплый, согревающий свет. Джунгли и заросшая ими дорога остались позади. Снизу продолжало тянуться серое озеро непонятного вещества, которое они так мучительно пытались объехать.

Управитель кораблём взглянул в даль и обнаружил, что там, куда они совсем недавно хотели добраться в надежде, что обнаружат путь на вторую сторону, они бы не добрались бы никогда, а пути на вторую сторону не было и вовсе. Водоём вливался в следующий очень длинный и широкий и их дорога просто обрывалась.

- Данаилянк, зачем эти серые водоёмы?- пошёл вопрос.

- А здесь разводится местная форма жизни, самый главный из них будет с нами играть. Здесь очень много реальностей, во многих происходит дематериализация - лишение нашего, вернее, твоего плотского, и происходит переход в энергетические формы существования. Я не знаю какой формы я, но легко меняю материю.

Данаилянк резко изменился и превратился из копии Тай-Грена в высокое существо голубого цвета кожи с каплевидной головой со стройным, покрытым броней телом и двумя руками.

- Ну как я тебе в таком виде, лучше?

- Мог и сразу таким явится, а то зачем-то тебе понадобилась моя копия, да ещё и без руки.

- Просто хотелось тебя удивить, - ответил синетелый.

Водоёмы с серой жидкостью закончились, потянулись невысокие зеленоватые джунгли. Тай-Грен заметил позади себя это огромное, уходящее слишком высоко вверх белоблочное сооружение. Постройка, видимо, была многоуровневая и вмещала в себя биллионное количество существ и декалионное количество квадратных километров реальностей.

- Данаилянк, что это за здание, где-то в нём пропали мои Займараты.

- Это многоуровневый переходник реальностей. На каждом ярусе существует свой мир, своё время и свои жители, словно дом, построенный из миров, но между ними есть реальные переходы.

Снизу пошёл снова огромнейший, словно река, водоём, прямо омывавший стены здания, которое оказывалось не прямоугольным, как казалось ранее, а образовывала прямой угол: одна стена заканчивалась, а вторая выходила поперёк к ней из линии соприкосновения.

Дальше пошли места очень натоптанного грунта вперемешку с красноватой глиной. Надсистема нашего капитана чуть не ударилась о трапецевидную голову одного из великанов в многослойных чёрных куртках с копытообразными шестью ногами. Здесь таких громил было очень много, они копали очень глубокие котлованы, там на глубине казались совсем малышами.

Данаилянк увеличил скорость перемещения, капитан еле поспевал за ним. Синетелый Бог или полубог начал уходить в высоту, пришлось резко устремиться за ним, скоро все карьеры и работающие в них существа исчезли, всё вокруг заняла белизна, сквозь неё ничего невозможно было разглядеть.

Они замерли мгновенно и их не протащило по инерции вперёд, потому что в этом мире действовали совсем другие законы. На них маленьких взирала огромнейшая трапецевидная голова с узкими, горящими красноватым глазками, вперёд уходила, чуть ли не превращаясь в хобот, очень длинная пасть. Существо заговорило, по всей окружающей белизне и до информационных приёмников Тай-Грена дошёл жуткий лязг, словно сотни рельс бились с большой силой одна об одну, но информация была понятна:

- Это ваш первый уровень. До закрытия всех переходов между реальностями вы должны найти Ай-ю - нужное оружие для прохождения вами последующих ярусов, а также четвёртая её часть - плата мне. Если вы справляетесь, один из Займаратов получает новую материализацию...

- Так они у тебя...- попытался прервать лязг великана - многокурточника Тай-Грен, но это было бесполезно.

- Второй Займарат дошёл до Мира Вечности и никогда уже оттуда не вернётся. Межреальностное время начинает свой отсчёт до закрытия. У Данаилянка и у Тай-Грена появились на правых руках прямоугольные счётчики, на них горели четыре толстые красные вертикальные полосы. Между первой и второй чёрточкой появилось двадцать маленьких точек, самая крайняя, близкая к первой полосе отсчёта начала мигать.

Наши герои не заметили как покинули свои надсистемы, очутились на прямоугольной площадке тёмно-белого цвета с тёмненькими вкраплениями какого-то камня, внизу тихо замер водоём светло-тёмно -серого цвета со множеством торчащих ввысь бурых шляпок.

За спинами существ возвышалась стена, вершиной её была следующуя такая же прямоугольная площадка. То есть наши герои оказались помещёнными на очередную лесничноподобную конструкцию, их здесь было так много вокруг водоёмов.

- А как мы узнаем, что Ай-я близко?- вдруг спросил Тай-Грен.

- Я уже раз десятый играю в эту игру,- отвечал ему Даляанк,- только я могу чувствовать и брать этот предмет, тебе он не доступен.

- И я так понял, что тебе не удалось пройти эту игру.

- Даже первый уровень, а теперь нам надо вверх.

Стена неожиданно начала очень быстрыми темпами двигаться на них. Даляианк схватил Тай-Грена, он в три раза был выше чем он, сразмаху забросил его наверх надвигающегося строения, подпрыгнул, пытался зацепиться, но соскользнул, когда попытался зацепиться во второй раз, его за левую руку схватил наш кораблеправитель и затащил к себе. Плита остановилась полностью скрывая под собой твердь предыдущую, теперь водоём был в десяти метрах под ними.

Новая стена опять поползла на них, но наши герои повторили предыдещие упражнения и так делали это раз десять, пока не начались новые испытания.

Двигающиеся плиты в виде лестницы подошли к концу, они стояли на последней ступени, позади них сплошная белая стена и потолок, внизу пятьсотметровая высота и где-то там уже исчезнувшее из виду озеро.

- Уходи влево!- скомандовал Далиянк.

Тай-Грену пришлось повиноваться, сверху опускался массивный блок потолка. Справа тянулись вверх толстые металлические столбы между ними высоко наверху и удобно снизу проходили закреплённе боком тонкие, плоские металлические перекладины. Все эти конструкции имели неяркий красноватый цвет.

Наши герои выметнулись, уже согнувшись под сильно нависающей потолочной плитой. Оба чуть не провалились в пропасть, металоконструкции, словно вырастали из бездны, и, как было видно, перекладина, на которой они остановились, была одна. Тай-Грен сумел зацепиться за толстую колонну, Данаилянк повис на животе, держась обеими руками за тонкую железку.

- Не теряем времени, давай на верхнюю поперечину, а там ещё на одну. Капитан выстрелил из Оплеймы крюком вверх, удачно, произошло закрепление, сталевидный трос стал утягивать его вертикально. Синетелий товарищ по игре, видимо, сотворившись духовной сущностью, как джин, полетел следом и даже обогнал своего компаньона. При этом его ноги исчезли, туловище стало иметь длинноватый головастиковидный облик.

Высотная перекладина была достигнута, Данаилянк даже на ней не остановился, а взмыл дальше, Тай-Грен повис, отсоединил крючок и выстрелил снова в высоту. Там в слабом сумраке просматривалась более широкая плоская основа, уходящая ещё выше. Запущенный трос с крючком залетел дальше плоскости и совершил несколько оборотов вокруг неё, пока не зацепился за держащую сплюснутую металлическую опору.

Наш герой снова приступил к подъёму, высокий полубог - Бог был уже там. Они вскоре оказались на полутораметровой дорожке, сотворённой, словно бы из дерева. Неширокая твердыня уходила вверх и там терялась в господствующем здесь повсюду сумраке. За краями твёрдости, по обеим сторонам, темнела пропасть, надвигающиеся бетонные плиты, которые должны были оставаться где-то внизу просто исчезли, будто их и вовсе не существовало.

- Идём вверх быстрее, но будь готов к неприятностям, эта дорожка -вещь коварная.

- Почему бы не полететь, зацепившись за тебя?

- Я свои лётные лимиты исчерпал, да и я при этом дематериализуюсь, тебе никак не зацепиться за меня.

Они направились в высоту чуть ли не бегом, но через несколько десятков метров, часть твердыни повернулась вправо и существа полетели в неизвестность, был пущен снаряд из Оплеймы, который впился в часть дорожки ещё не повёрнутую, Данаилянк сумел ещё не отлетев далеко сильно вытянуть правую руку и зацепиться, капитан отлетел вперёд, закачался на тросе, но тут же сработали затягивающе- поднимающие механизмы.

Два игрока опять преодолевали расстояния по дорожке, у обоих уже погасла первая большая полоска, мигала вторая кнопка отсчёта от второй вертикали. Большая часть подъёма прошла без приключений, им удалось достичь круглого поворота, во время прохождения его, из твердыни за полсекунды выскочили десятки толстых у основания и очень тонких на конце игл размером полметра в высоту. Данаилянка пробило полностью, но он сумел тут же лишить свою плоть твёрдости и в виде духа отлететь от опасного участка.

Тай-Грену прошило две ноги, одну насквозь, вторую сильно поранило: сработала система образования защитного скафандра, материал которого невозможно было чем-то пробить. Капитан правой рукой сломал пронзившую ногу иглу, поднял пораненную конечность вверх и слез с острого объекта. По пути он согнул еще несколько острых предметов, мешающих его движению к свободе.

Прихрамывая на правую ногу, он с трудом поспевал за полубогом, которому в духовном виде было намного легче плыть по пространству. Так прошла ещё большая часть подъёма, но впереди их ожидало новое испытание: тропинка над пропастью обрывалась, где-то на расстоянии вертикально вверх в бесконечность уходил столб- колонна и больше не было ничего кроме бездны и темноты.

Капитан, не останавливаясь, сразу же выстрелил в колонну снарядом зацепления, Данаилянк совершил прыжок и на максимум растянул своё тело в этом коротком полёте, в основном ушли вперёд его руки. Туловищем он был сейчас в высоту порядком более двадцати метров, только сделался очень тонким.

Кораблеправитель ударился о столб, частично примагнитился к нему для большей поддержки, синетелый прилип намного ниже, но потихоньку взбирался и уже его большая голова находилась под ногами оплеймоносца.

Когда капитан добрался до воткнутого снаряда, из нижнего ствола своей левой руки он не смог выстрелить, чтобы зацепиться вторым снарядом крючком, для этого нужно было отлететь от вертикали немного в сторону, но и тут наш капитан проявил находчивость: он оттолкнулся изрядно в сторону, так, чтобы его тело отлетело хоть на парочку метров и в этот момент был произведён выстрел из нижнего ствола закрепительным снарядом. Зацепление произошло, он оказался ниже Данаилянка, позволил ему ползти выше, тот совсем облегчил массу своего тела от этого и легко взбирался, как жук древолаз. Тай-Грен, когда снова подтянулся до первого снаряда, вырвал его и спрятал в верхний ствол, и тут же начал подниматься благодаря второму тросу.

На втором уровне снова пришлось откидываться и закрепляться в третий раз, потом четвёртый, пятый и так много раз. По отведённому им времени это карабканье по столбу заняло у них две вертикальные полоски, вернее это у Тай-Грена, синетелый полубог ушёл почему-то вперёд, возможно он посчитал, что выбрал себе слабого напарника. Капитан понял, что должен идти на всё сопротивляющееся, если нет, то искать какие-то боковые варианты и идти к этой Ай-и или Ай-яи?

Был произведён выстрел в темноту, там за ней белела плитообразная твердь, колонна врезалась в неё, даже был виден небольшой полукруглый проход между трубой и бетонным строением. Тело подтянуло к вершине, нижний ствол выстрелил в проход, рука дёрнула - закрепление произошло. Из бетонной плиты был вырван снаряд, специально сузившийся для лучшей выемки. Капитан снова ударился об столб, новый закреплённый трос стало затягивать в оружие. Нашего героя задвинуло в прямоугольную немного темноватую бетонную комнату, пришлось бежать, в конце помещения нашёлся небольшой проход в такое же соседнее помещение, недавно пробитая нога оказалась восстановленной. Промелькнула следующая комната, такая же, выход из неё сделался ещё уже. Требовалось торопиться: здесь быстрота решает всё...

На пятой комнате бег закончился - из неё не было выхода, наш капитан ударил синим конусовидным светом прямо в стену, прожег себе ход, затем начал поступать подобным образом со всеми помещениями, теперь пошёл ход напрямую без всяких лишних пробежек. В одной из камер он чуть не сжёг Данаилянка.

- Я уже подумал, что ты меня бросил

- Просто вырвался вперёд, знал, что догонишь,- как бы оправдывался синетелый.

Через пробитые стены они вышли в последнее помещение, кораблеправитель ударил снова световым лучом, но напарник, ему закричал:

- Не надо посередине, дальше не будет твёрдого пути!

Когда несгоревшие обломки улетели, капитан чуть не ступил через проделанное отверстие в стене в светлое пространство. Они находились на одном из ярусов этого высокого сооружения из массивных белых блоков. Это была многокилометровая высота, чуть ниже проплывали белые сгустки газа, словно небольшие плотные облака, а где-то там зеленели мелким ковром джунгли.

- Бей сюда, в этот край стены,- скомандовал Данаилянк.

Тай-Грен повиновался, были разрушены задвижки прохода. За ними следовала белая бетонная дорожка как раз над сложенными аккуратно массивными блоками, по левую сторону была бездна с проплывающей белизной, по правую- на сотню метров ниже покоился водоём с белой жидкостью.

- Ты небось менял плотскую твёрдость на электромагнитную духовность и проходил сквозь стены?- спросил капитан.

- Если я иная сущность, не такая как ты, то что теперь?- пришёл ответ полубога.

Они пробежали по дорожке, Тай-Грен посмотрел влево на белую сплошную облачность, которая во многом походила на туман, за ней выступали ровные крыши тоже сооружений со многими этажами реальностей, добраться бы до их вершинного этажа, с него можно было бы взлететь.

Игроки повернули направо и стали спускаться по узкой лесенке к серой жидкости.Водоём окражали квадратом четыре стены, две поднимались и уходили дальше вверх, одна небольшая с бетонной дорожкой, прямо напротив неё ярко-белая ровная стена в ней должен быть проход.

Синетелый опять лишил себя веса и принялся легко перемещаться, чуть касаясь поверхности, Тай -Грену же пришлось полностью влипнуть всей своей массой в жидкое липкое вещество, ну словно клей. Оно сковывало движения и затягивало вниз. Капитану хотелось выстрелить в белую стену, к которой устремился Даляианк и вытянуть себя стальным тросом, но стволы Оплеймы забились, сильно тянуло ко дну.

Окруженный белыми стенами водоём озарился четырьмя косинусоидами света, они наподобие радуги разошлись во все стороны, начали крутиться как карусель, исходя своими узкими концами из одной точки.

Скафандр являлся частью организма, шлем покубиково нарос на голову, в округе произошло резкое повышение температуры, всё начинало гореть, не простым, а высокоградусным плазменным огнём. Организм капитана хоть и потерял значительное количество энергии для поджога, но теперь пылало само вещество и своим теплом обратно заряжало.

Дно оказалось твёрдое, похоже что бетонное, по нему можно было спокойно передвигаться. Существо в скафандре бежало сквозь сильное световое пламя. Где-то уже в конце, ближе к белой стене, где синетелый полубог снова скрылся, оставив товарища, должен был быть выход.

Неожиданно плазматическое вещество стало куда-то уползать, в скафандре Тай-Грену было не видно - тяжело поворачивать голову, а пылающая масса отхлынула к невысокой стене с переходом, пламя погасло, вместо вещества там застыло нечто амёбовидное, чем-то напоминающее изуродованный, неполноценный круг с высокой волнистостью на вершине. Вещество чем-то стало походить на недолепленный сырой хлеб из нехорошего теста.

Новое творение здешних мест где-то ещё продолжало оставлять на себе языки пламени или пятна свечений, но они исчезали. Энергия тепла породила монстра, и существо, видимо, вознамерилось разобраться со своим прородителем.

Жидкая дорожка из темновато-светлого вещества поползла в сторону Тай-Грена, достигла его ног, облепилась вокруг них, произошло резкое затягивание того, что наползло на объект. Нашего героя потащило, масса стала наплывать, всё больше, заполняя темноветое тело своим естеством, врага пытался прожечь синий свет, но это приводило лишь к увеличению сущности противника и росту тестовидного вещества. Когда накрыло нашего героя полностью и перестал видеться свет, он долго не мог вспомнить, куда делся плазмомёт, до участия в игре с Данаилянком, висел у него на спине, но после погружения в надсистему куда-то исчез, всё равно бесполезная штука против этого организма. Попытаться нужно сотворить разрывные снаряды, много уйдёт из организма металла, который и так не восполняется. Ну всё, задача дана, пошёл процесс изготовления.

Круглообразный монстр дополз до середины водоёма, принялся растекаться, но тут его изнутри разорвало на части четырьмя взрывами. Куски липучего вещества разлетелись по стенам, наш герой сбросил с себя потемневший кусок, нужно было бежать, оставались две кнопки до исчезновения последней полоски.

В стене обнаружился арковидный лаз, его удалось преодолеть начетвереньках, благодаря потери энергии и металла наш герой сделалася меньше, за проходом возникло пространство, залитое неглубокой голубоватой водой, словно это была какая-то река, по обеим сторонам её возвышались сверхвысокие синеватые стены.

Капитан понёсся по воде около левого берега, дно огромнейшего канала было ровным, уровень жидкости доходил то до колена, то до пояса. От этого пришлось нестись даже впипрыжку, чтобы успеть, чтобы сделать лучше для своей команды.

Очень нескоро водоём закончился, жидкость уходила куда-то под большие бежевые прямоугольные плиты с разными рисунками: то точками, то какими-то иероглифами, то с изображением разных диковинных существ.

Капитан вступил на первую попавшуюся плиту, сотворённую из обожённой керамики, на ней была надпись на непонятном языке. Тело нашего героя тот час же содрогнулось и упало лишённое энергии.

- Ты бы хоть на меня посмотрел, что я здесь, я бы тебе сказал, как нужно двигаться,- заговорил вдруг Данаилянк, который находился близко к центру плиточного поля,- вот здесь я и проигрываю, пройти это поле для меня большая трудность.

- Да я бы не сказал, - ответил ему с трудом капитан, он дополз до границы его плиты и соседней, выстрелил из Оплеймы небольшим пустым снарядом. Была создана имитация, будто бы на платформу с точечным рисунком ступило существо, плита сразу ушла вниз в бездну.

Капитан подполз к ещё одной, повторил выстрел, ничего не произошло,темноватое тело с красноватыми островками переметнулось на безопасную твердь. Тут же начала восстанавливаться энергия. Стреляный снаряд вернулся в ствол оружия и был пущен по следующей клетке - там произошло искажение реальности, пространство во многих местах начало крутиться, преломляясь.

- А сделаем ещё круче, - вдруг вырвалось у кораблеводца.

Он встал ногами на тёмную линию деления плит и пошёл по ней, минуя все угражающие прямоугольники. То справа, то слева стали появляться затягивающие в себя силы: каждая площадка хотела оказать своё запрограммированное воздействие, но капитан держался и следовал к Данаилянку.

- Ты не ко мне спеши, а туда к синему полю, это должно быть последнее препятствие, а если нет, то мы не успели, -говорил полубог, который тоже стал быстро шагать по границам между плитами огромнейшими шагами.

За большой площадью прямоугольников с разными секретами их ожидал синий каналовидный широкий объект. Тай-Грен рванул было по нему, ожидая что там будет вода до колена или до пояса, как это было раньше, но сразу же наткнулся на полосу очень яркого красно-синего света, от него немного оплавился скафандр, но он сумел перепрыгнуть на следующую воображаемую линию, там просто ничего не произошло, была пустота. Данаилянк оказался рядом.

- Понадобятся твои спосбности удлиняться телом,- заговорил капитан,- а также придётся меня взять с собой на себя.

- Но я же потерял способности...- пытался отказаться синетелый.

- Иначе я тебя сам уничтожу и мы проиграем.

Капитан прыгнул на плечи своего компаньона.

- Давай ступай через четыре возможных расстояния, как это.

Синяя нога вытянулась и совершился прыжок, удачно.

- Теперь через один, маленький прыжок,- скомандовал капитан.

Его предположение оказалось неверным, вспыхнула полоса жуткой по температуре свето-плазмы. Они пытались отпрыгнуть от неё на следующую линию, но и там возникла жуткая завеса уничтожительного света.

Пош-ё -ё-ёл но -га-мииии!- скомандовал Тай-Грен.

Данаилянк стал напоминать бегущего страуса или быстропрыгающий кенгуру. Их уже очень опалило, скафандр на кипитане пылал во многих местах, синетелый полубог грозился дематериализоваться.

Вот они миновали полосы огненно - световых препятствий, их ожидало строение, полностью прилипшее к стене, собранное из разного рода и толщины металлических конструкций бело-кремового цвета. Вверх пошла лестница с очень стёсанными ступенями. Кораблеуправитель пустил вперёд несколько снарядов, они должны были проверить количество ловушек, приготовленных на этом этапе пути. В одном из мест резко сошлись стены и обвалилась лестница, но стены были разрушены ультразвуком, упавший фрагмент пути вверх был минован с помощью способности Данаилянка сильно растягивать своё тело.

Они внеслись в слабоосвещаемый зал, посередине находились шесть сложенных кругом чёрных по цвету, по форме напоминающих мяч для американского футбола, предмета, один эллипсовидный предмет, только очень большой, возвышался в центре чуть повыше. Скопление этих вещей чем-то напоминало фонтан, жаль, что только из него не лилась жидкость.

- Ай-я, мы её достигли!- закричал Данаилянк и кинулся к самому большому объекту.

Темноватый слишком вытянутый в обе стороны и поблескивающий синеватыми крупицами кокон, в руках полубога раскрылся, от него пошли в стороны слабосиреневые лучи, которые захватили остальные похожие предметы, только намного поменьше и втащили их внутрь главного. На руках наших героев исчезла последняя большая полоска- значит время вышло, но выходы не закрылись, произошло исчезновение всего того, что было, окружающая игровая реальность с её помещениями уходила, снова восставала всеми цветами владеющая белизна.

Их оказалось трое, двое в своих надсистемах и большая трапецевидная голова великана с длинной пастью. Теперь его речь походила на очень громкий скрежет чего-то металлического о бетонное:

- Вы достигли цели, мой первый тур игры пройден, теперь вас ждёт второй тур на далёкой местности, но уже не со мной, а с другими Богами. Янсчер ушёл из моих владений, у него теперь новый облик, родился заново...

Гигантская голова исчезла, надсистемы покидали белизну вершин, они удалялись далеко-далеко от белоблочного немеренного в высоту строения.

* * * *

Комрелия не знала, куда идти в сильно изменившейся окружающей действительности. Вернее выбор стоял такой: какой пустыней пойти шлаковой или серопесчаной? Но главное, нужно было обозначить место перехода из пещеры. А, возможно, никуда и не идти, а просто ждать возвращения на прежнее место.

Наверняка оно где-то здесь есть, требуется просто походить, и произойдёт перенос обратно к Порокофу и Тай-Грену. Она совершила недалёкие передвижения окрест места своего появления в данной реальности, но переноса не происходило. Тогда она отошла на много метров к шлаковой пустыне и нанесла бледно-жёлтоплазмоидный удар по району своей недавней суеты и поиска.

Произошёл взрыв и вспышка света, много метров грунта просто вывернуло в стороны. Штурман зажгла конусовидный луч такого же цвета, как и выпущенный плазмоид, и выжгла с двух сторон от образовавшейся полуметровой ямы две линии. Получился кружок с двумя крылышками. Хотя это метка - есть бесполезная трата энергии - в этом вселенческом мире всё так резко меняется и совершенное исчезает. Но пускай помеченное место сохранится.

Она зашагала к прямоугольному блоку, от него отбрасывалась очень сильная чуть косая тень на лежащий под ним шлак, из него едва пробивались еле ветвящиеся хилинькие кустики и очень хрупкие травянистые растения.

"Что за диковинный мир,- подумала героиня,- одно воплощение гигантизма - мира сверхвысокого, непостижимо для них,и мира существ намного меньших и принадлежащих не к этому измерению естественности. Ой, что она себе сейчас наговорила, сама не может часом постичь."

Она оказалась на территории тени, её множественные рецепторы сразу же ощутили холод от окружающего, поэтому она поспешила вернуться к свету, где теплее и не так противно. Штурманша обошла бетонный параллелепипед с другой стороны. Здесь росли зеленовато-жёлтые тонкоствольные кусты чуть выше её роста, она могла бы затеряться среди них - идеальная маскировка. С этой стороны стена блока казалась более разрушена, по всей её поверхности наружу выступали то тёмные, то мутно-красные, то погасшие зелёные камни, влипшие в бетон. Это затверделое вещество казалось тоже изъденным эрозией, если, конечно, она здесь существовала. Нет, стену разрушало сильное тепло от какого-то светила, которого не было видно, одно зеленовато-красноватое небо, а небо ли это, что там кроется в вершине невозможно понять.

Ей самой приходиться находится на какой-то плите, это образование дрейфует в пространстве и это тоже для низшей системы вершина. Почему-то захотелось подняться наверх этого блока, быть может, чтобы просмотреть как можно дальше пустыню, а, может, просто, чтобы оказаться выше этой всей природы.

Оплейма загудела, из неё выметнулся снаряд с расщепляющимися крючками - зацепами...

Она оказалась на поверхности желаемого объекта. Здесь было очень трудно ходить, такая же выщербленная поверхность, приходилось правильно ставить ноги, чтобы в конце концов их не сломать, здесь очень неудобно, зато какие виды открываются.

За шлаковой пустыней зеленела полоса джунглей и дальше джунгли, а чуть за ними равнина из тёмного асфальта, будто бы это тот заброшенный аэродром, по нему они кружили с Тай-Греном на Мастекате. Как же всё здесь искажено, перемешаны воспоминания прошлого с реальным настоящим. Как же похожее на когда-то ранее увиденное мешается с новыми фрагментами невиданного.

Где-то в высоте вспыхнула яркая белая звёздочка, какой-то беловатый светящийся аппарат приближался, потом превратился в шестиугольный толстоватый булыжник, корпус его состоял из камня бело-чёрного. Машина произвела посадку, из неё вышла точная копия Комрелии только с очень тёмным сиреневым телом, одна рука, где крепилась Оплейма, отсутствовала, вместо неё выделялся своей неяркой желтизной протез с небольшим количеством очень узких стволов.

За копией Комрелии поспешил Порокоф, только обладающий очень тёмным телом, зелёное присутствовало только фрагментами.

- И вот, сыночек, перед тобой я - прошлая, я - основная, - заговорил двойник штурманши,- она главная, а меня нет, потому что Комрелии будущего может и не существовать.

- Но Мать- Прородительница, это тоже вы, чуть изменившаяся,- отвечал ей Порокоф из будущего.

- Но чтобы стать действительно настоящими, мы должны уничтожить наших двойников, которые сошлись с нами в нашей действительности,- отвечала ему Комрелия будущего.

- Воспринимайте,- заговорила штурман из прошлого и без телесной ущербности, - не надо никого уничтожать, лучше нам всем держаться вместе, вы же та часть моя, как и я ваша, что вы такое говорите, мы как родные можем терпеть друг друга, очень хорошо, что мы встретились.

Порокоф застыл, как вкопанный между Прородительницами. Но Комрелия будущего была настроена решительно, её глаза сделались ярко-зелёными, она считала себя сильнее своего Я из прошлого. Конечная часть протеза загудела, стволы совершили несколько оборотов. Жёлтая Комрелия стала тоже преходить в ярость. Она, опережая соперницу, ударила тремя лучами: красным, зелёным и жёлтым, все они образовали неполноценную конусовидную радугу.

Комрелия будущего отметнулась в сторону и ударила по своему прошлому варианту крутящимися световыми линиями, образовывался всовокупности белый всё уничтожающий свет. Жёлтый штурман попала под его воздействие, тело начало сильно сжигать. От этого пришлось отскочить изрядно в сторону, чтобы оказаться вдали от диапазона светового влияния. Прородительница прошлого, перекатившись, отправила в соперницу будущего разрывной снаряд, там прогремело, произошёл световой всплеск, из него вынырнула эта сиреневотелая соперница, её правая рука превратилась в клинок мачетэ, над жёлтотелой нависал удар, но правая её рука тоже обратилась в холодное оружие, только ещё подлиннее - небольшой меч, который вошёл в тело нападающей соперницы и совершил несколькосантиметровую прорезь, потом застрял и его пришлось убрать и отпрыгнуть на несколько метров назад.

Немного раненная противница пускала различные варианты световых сжигающих полос, они очень сильно сжигали камень, но в них не попадала штурманша из прошлого.

Жёлтотелая поднялась далеко в стороне от этого светопредставления. Она, как помнит читатель облада одним свойством - способностью раскалывания пород. Её правая нога поднялась с большим потенциалом на ступне. Произошло резкое топанье, одного раза было достаточно. Синеватая молния пошла искривляясь во враждебную сторону, после этого стала разрастаться расщелина, туда стали падать камни больших размеров, сиреневотелая из будущего провалилась, её корабль остался справа невредим.

Порокоф напал со спины, ударив молнеобразными лучами очень прожигающими со своего пистолета. Комрелия, падая навзничь, успела ему выстрелить прямо в лицевую часть сильным потоком любимого жёлтого света. Кажется, потемневшего телом энергетика оплавило. Головная часть превратилась в небольшую искарёженную лепёшку. Но существо ещё двигалось в очень согнутом состоянии. Полоса жёлтого расплавила его ноги в районе колен и голенищ, а также наискосок разрубила тело. Останки рухнули в глубокую трещину вслед за Комрелией будущего.

Жёлтотелая из прошлого отправилась к аппарату, у неё в борьбе проявлялся беспощадный характер воительницы, особенно он вспыхнул с большой силой сейчас, когда она уничтожила саму себя из вариативного грядущего.

Промелькнул каменный корпус, ровная изнутри металлическая, положенная на каменную твердь дверь, служившая трапом, тёмный салон, полулежачие серые кресла тоже из кремния, слишком наезжающий на тебя стол со множеством каменистых выпуклостей в виде переключателей, между ними в ложбинках горел зеленоватый свет, какие-то слова на непонятном языке. Здесь же всё искажено, нужно читать наоборот. Вот переключатель взлёта. Дверь быстро поднялась, пошёл набор высоты, стали загораться деления среди других сильно выпяченных камней.

Но в чём главный вопрос, она в будущем или эти будущие комрелии с порокофами перенеслись оттуда? Либо будущее существует здесь как отдельное пространство и мир со своим временем? Вопросов много, нет ответов, но нужно набрать высоту и нанести последний удар по обидчикам, с которыми хотелось так мирно путешествовать и сосуществовать.

"А как же работает оружие на этом "каменном изваянии"?"

Она чуть притопила один островатый на конце камень. Снаружи пошёл действовать очень громкий звук в сотни раз мощнее Иерихонских труб. Блок из бетона начал рассыпаться, особенно крупные камни полетели в ею сотворённую расщелину.

Очень скоро, когда выдающийся камень-рычажок вернулся в исходное состояние и звуковое воздействие прекратилось, под отлетающим в сторону аппаратом чуть высилась белая гора, состоящая из мелкодроблённых камней и порошка.

Да, ей удалось найти переключатель прямого лёта аппарата, она направила его через шлаковую пустыню к далёким джунглям, уж очень эти места напоминали те, где они проехали на вездеходе. Нужно просто очутиться в той местности, но только в каком времени там придётся оказаться? И та ли будет местность?

Она улетала к намеченной цели, ничуть не сожалея, что погребла под белокаменными руинами саму себя и своего сына. Это всё же была не она и не её ребёнок, её чадо не смогло бы поднять руку на мать. С ней воевало какое-то дикое отражение, изуродованная копия её тела и тела энергетика. Это иные силы здешнего мира пытаются поживиться, принимают копии нормальных существ и тем самым пытаются их погубить.

Вот уже и прошла пустыня из шлака, действительно потянулись джунгли такие жесткие, из их низин наплывал белый газ. В отдалении заметилось то болото, в нём буксовал и остановился вездеход. В другой стороне должно быть громоздкое здание из белых блоков. В этой ситуации пришлось развернуть аппарат. Через визуальные выпуклые в сторону пилота линзы удалось дейсвительно обнаружить подобное сооружение.

Каменнооболочковый аппарат пошёл низко над зарослями в надеже обнаружить хоть какой-нибудь след от вездехода, но ничего не получалось, хотя узнавалась местность, они точно тут проезжали. Либо наша героиня в будущем, где все их следы успели зарости, либо в прошлом, они здесь ещё не появлялись и, возможно, ещё долго не появятся. Оставалось только найти странную пещеру, где случилась разлука, и оставаться там в этой точке всех связующих реальностей и времён.

* * * *

Порокоф оказался не в тех низкорослых кустарниковидных джунглях, с которыми им приходилось сталкиваться раньше. Здесь сельва была очень огромная. Все толстые коричневатые стволы были переплетены мощными жирными лианами, не стремящимися к свету, как в их мирах, а боролись просто за свободное место, неважно тёмное оно или светлое. В этом скоплении растительного живого каждый вид пытался занять любой свободный сантиметр.

Энергетику приходилось передвигаться с очень большим трудом. Красный тонкий луч прожигал сильные переплетения растений на несколько метров вперёд. Становилось темновато, вверху, словно крыша, распластались огромные с небольшими острыми выростами на концах большущие листья. Пришлось перелезть через очень толстый выпяченный из грунта корень или ствол какого-то поваленного дерева светло-коричневого цвета. Вот и заканчивался коридор скошенной растительности, дальше предстоит резка новых веникообразных очень длинных сплетений.

Луч пошёл дальше пробивать новый проход, флоре не нравилось вмешательство в их семейство, слышались шипения и какие-то далёкие поползновения где-то в стороне.

"Зачем мне куда-то передвигаться?- спрашивал себя Порокоф.- Зачем мне эта окружающая действительность? Я опять один и должен справляться с трудностями. Что меня здесь ожидает, толпы лесных враждебнонастроенных обитателей, желающих меня уничтожить, а я буду обороняться, защищать свою мелкую жизнь?"

Проведший всё своё сознательное время на кораблях, энергетик не любил природу - это была враждебная для него среда, таящая всякие опасности. Нет, он не согласен со своим положением, ему не нравится эта кем-то придуманная игра и кем-то придуманные условия и обстоятельства. Всстретиться бы с этим хозяином здешних мест.

Наш герой повернулся влево и пустил очень широкую полосу красного света. Густая плотная растительность запылала, и очень скоро большая часть джунглей превратилась в очень объёмный костёр. Но нужно было не терять разум, не превращать всё окружающее в вечный огонь. Что же он наделал, зачем так поступил, пытаясь отомстить за свои злоключения кому-то неведомому.

Зелёнотелый спиной начал отступать, натыкаясь на буйную растительность в ярком зареве, потом он упал, примяв собой кустарник и небольшие лианы, и вообще не хотелось вставать, к нему в голову стали поступать те самые сюжетные сны, где кто-то с кем-то боролся, куда-то путешествовал, оспаривал право на обладание самкой или самки боролись за самца. Мир пылающих джунглей оказался для него сознательно закрытым, он теперь пребывал в мире электромагнитных волн, которые опоясывали межвселенческие пространства, либо мозг сам строил все эти сюжеты от пережитого и переосмысленного, только под совсем иным углом зрения.

* * * *

Тай-Грен с Данаилянком отплывали всё дальше и дальше от многоярусной системы миров, где им пришлось поучаствовать в первых испытаниях, теперь они перемещались далеко по этому враждебному и странному миру.

- Данаилянк, я так и не понял, как ты тут стал таким, вроде бы претворялся двойником Порокофа, говорил, что вы прибыли на корабле с Фасаёнгами?

- Так и было, только я та форма, совпадающая с обликом твоего энергетика- есть мой прошлый истинный вид, я был штурманом, нас сюда занесло, всех уничтожило, кроме Фасаёнгов, главный у них жёлтотелый Патриарх Ман`ег, он и верховодит всей шайкой этих корабельных работников, они ещё могли расплодиться.

- А тело, как ты такое приобрёл?

- А это всё выживание в разных особых местностях данной Вселенной, убийство разных сущностей, приобретение их способностей и качеств, всё я прививал себе, просто брал и пересаживал, участвовал в играх, наподобие первой, где иногда добирался до финала. Удалось однажды победить одного полубога, вот его качества перешли ко мне.

- Неужели так просто встретить полубога?- спросил капитан.

- А соревнуются иногда даже и Боги. Хотя, это они для тебя покажутся сверхсуществами, для меня же это давно так не кажется. Они просто имеют другую структуру и ведут совсем другой образ жизни. Мы будем следующую игру вести на их территории.

Внизу стала появляться слишком вытянутая в длину серая равнина, словно это была хорошо укатанная дорога, по бокам от неё высились целые леса тёмных остроконечных обелисков.

- Если мы повстречаем впереди небольшой водоём, то я уже здесь пролетал,- высказал своё мнение Тай-Грен.

И действительно, вскоре впереди появился небольшой водоём.

- Значит мы движемся к дороге, где перемещаются местные жители на своих транспортных средствах.

-Это Ауттанги - представители самой дальней части этой Вселенной, для них и оборудованы эти огромнейшие дороги,- объяснял Данаилянк, мы же отправимся за пределы этой трассы, туда, где существуют Боги-великаны во многом для тебя, но и в меньшей степени для меня.

- На трассу невозможно попасть, там существует невидимое блокирующее поле.

- Ты просто не умел пользоваться правильно надсистемой, не знал всех её функций.

Справа возникло многоблоковое сооружение, также со многими мирами для разных существ, познать которое можно было бы, но почему-то не удаётся ничего исследовать, всё время этот мир бросает вызов и кто-то всемогущий посылает трудности за трудностями.

- Включай полное отрешение от любого пространства, просто мысленно приказывай нашим объектам так сделать,- пришло от синетелого, когда они приближались к трассе.

Кораблеуправитель выполнил требование, произошёл мгновенный перенос через заполненное разными летающими транспортными средствами шоссе.

За ней потянулась местность на многие гектары заполненная низким жёлтым кустарником, а то и во многих местах вытоптанная, иногда с преобладанием небольших пятен зеленцы. Очень редко появлялись слишком высокие стоящие одиноко деревья с ветками, покрытыми множеством иголок. Некоторые деревья-одиночки обладали заострённой клиновидной, тёмно-салатовой листвой.

Вскоре представители древесного мира исчезли, потянулась снова желтоватая сильно примятая кустарниковидная флора.

Они приближались к поднимающемуся над грунтом метров на сто прямоугольному объекту, облицованному неровной, косой, с округлостями плиткой то светло-синего, то слабо-бежевого цвета. В ширину и длину объект разрастался на несколько километров.

Надсистемы приземлились на поверхность и исчезли, Тай-Грен и Данаилянк зашагали к внутреннему краю, там они заметили тёмную дыру, ведущую, видимо, в какие-то другие пространственные измерения. Обширный тёмный проход очень сильно колебался, словно являлся очень прогретым воздухом над несуществующим пламенем.

- Но это, как я понял, портал в другие части данного мира?- спросил капитан.

- Ты правильно догадался, сейчас мы будем играть в прятки с этими совсем иными для нас существами, мы должны дойти до другого такого же портала, только в другой части их цивилизации.

- А как понять, конец ли это их владений или нет?

- Я пытался уже в такое играть, но моего напарника уничтожило, а меня забросило в очень дальние районы этой Вселенной.

- А как начать игру, нужно встретиться с одним из них? - спросил Тай-Грен.

- Мы просто должны вторгнуться в их мир, сделаться неуловимыми, навредить, что-то изменить, заставить их считаться с нами, и тогда я стану божественной сущностью, а ты получишь свой корабль и безпрепятственно улетишь отсюда.

- Но моего корабля больше нет, нам не начем улетать.

- Ты же сам пользовался временем, чтобы исправить судьбу своих подопечных, Боги могут ещё больше. Нужно только показать им, что ты не существо, над которым можно издеваться, а сила с которой им придётся считаться.

Из огромной прямоугольной дыры стал сочиться бледно-жёлтый поносовый свет, имевший совсем не электромагнитную структуру, он также колебался как воздух до него, это скорее всего была материя в желевидной форме. Внутри неё стало возникать некое белёсое существо, не обладающее определённой симметричной формы, оно постоянно расплывалось.

На вершине белого сформировалось что-то по форме напоминающее полукруглую голову с неровным, отходящим чуть ниже искажённым прямоугольным лицом, дальше шла крупная прямая, она потом сильно расширялась к нижней части, вправо и влево и в середину отползали зигзагообразные отростки с изуродованными овалами на концах. Вскоре самая толстая линия, отходящая от самой верхней части, стала тоже очень сильно зигзагообразной и сместилась очень сильно влево.

Это самые главные, они сейчас будут уплывать к своим очень материально воплощённым кораблям.

Появившееся существо в ромбовидном жёлтом теле стало удаляться от портала параллельно не очень широкой дорожке, выложенной из шестиугольных плит.

Эти все дорожки и дороги, обладающие энергией большого заряда, для нас очень разрушительные, служат для них источником питания и хорошим способом для перемещения. Нам стоит перебраться туда же и попытаться вмешаться в их жизнь. Только подождём, пока их станет очень много.

Первый ромбовидный уже удалился на достойное расстояние. За ним таким же способом и такой же зигзаговидной формой образовался второй, он также принялся отлетать в сторону. Наши герои, снова образовав надсистемы, покоились чуть в высоте, никуда не улетая, пока по схожему принципу не появилось более десятка похожих сущностей.

- Теперь наша очередь!- скомандовал Данаилянк.

Они рванули с пределов огромнейшего прямоугольника, мгновенно оказались под воздействием разрушительной энергии неширокой плиточной дороги.

- Да здесь энергия очень сильная, сверхатомная, разрушает...- Тай-Грен не успел договорить, потому что ощутил слабость и быструю потерю сил, так могло воздействовать очень сильное радиоактивное вещество, о котором его цивилизация ещё не догадывалась.

Образовывай из надматерии очень прочный корабль с толстостенной защитой, вытяни ресурсы из пространства этих Богов.

Капитан увидел, как вместо невидимого Данаилянка появился закруглённый сверху и превращающийся в две очень широкие трубы по концам небольшой корабль. Аппарат пошёл на сближение с системой Тай-Грена и вскоре в пространстве возникли два одинаковых аппарата круглые сверху, но с широкими трубовидными вырастами позади.

- Защитись более плотным скафандром, вот так, я себя тоже спрятал - приобрёл энергетическую форму существования,- сказал Данаилянк, который вместо тела на двух ногах превратился в синетелого Алладина.- Меня это энергетическое излучение будет подпитывать, а тебе следует перестроить свой организм так, чтобы твоё внутреннее термоядерное вещество также имело пополнение от этих очень сильно радиоактивных элементов. Наши корабли сотворены теперь из материала, который не пропускает излучение снизу, а наоборот пытается его отправить к излучателю обратно - магнитное поле, отталкивающее, одинаковая полярность, благодаря этому мы сможем передвигаться, но только не в высоту, там действие облучения снизу заканчивается. Увеличивать скорость будем частичным переходом в иное измерение наших надсистем, от этого пойдёт очень сильное излучение в иной мир, просто поток, и это нам поможет перемещаться очень быстро. Ну всё, лежи, привыкай к новым условиям существования.

После материализации оба существа оказались в тёмно-зелёных залах, где стояли крепко вросшие в пол квадратообразные предметы с пятью согнутыми в рог столбовидными ответвлениями - это кресла управителей аппаратом. И больше не было ничего, остальное -это телепатическое умение владеть всеми функциями воздухолётов.

Данаилянк завис над креслом и даже материализовался, у него снова появились ноги и нормальное тело, покрытое крупными наростами, будто пластинами, сотворёнными из многих толстых и сильно вытянутых к низу бронированных частей - он тоже владел функцией телесного скафандра.

Тай-Грен занял своё кресло в своём периметре управления.

Два спаянных корабля пошли догонять ряды плывущих Богов в жёлтоватых ромбах. Данаилянк включил частичный переход в иной мир, скорость спаянных аппаратов увеличилась, они догнали желеподобную материю позади идущего и прошли сквозь неё.

Внутри корабля сначала стало темно, потом появился очень яркий белый свет, произошёл пространственный перенос, и аппаратик наших героев очутился ближе к огораживающему огромную площадь толстому каменному забору, отсюда было очень хорошо видно, как ромбы с зигзаго-размазанными фигурами приближались к металлическим прямоугольным машинам со слишком поднятой серединой.

Их воздухолёты были очень огромными по сравнению с размерами воздухолётов Тай-Грена и Данаилянка. Группы ромбовидных, видимо, из других выходов в эту реальность подходили к красным, похожим на блок, ещё большим махинам и исчезали в них очень крупными группами. Трассолёты поднимались над темноватой поверхностью, излучающего энергию грунта и уносились по своему маршруту.

Тай-Грен покинул своё место и подошёл к своему компаньону, казалось, он освоился с новыми условиями, рядом с Данаилянком образовался полностью такой же трон для управления.

- Что придвинул со своей надсистемы?

- Мне он вообще может быть не нужен, это так, для создания большего уюта в материализованном для меня мире.

- Вот, я вижу, как они занимают свои аппараты и куда-то отправляются,- вдруг сменил тему Тай-Грен, переведя её в нужное русло.

Крупным мы навредить не сможем, зато этим прямоугольным с поднятой серединой вполне, - предположил синетелый.

- Если изменить полярность их аппаратов, тогда они рухнут.

- Я знаю несколько способов, уже пробывал, то что ты сейчас сказал это один из методов привлечь их внимание.

Самые маленькие соединённые корабли поплыли навстречу одному из прямоугольных, снизу замелькало тёмное покрытие, расстояние сократилось, маленькая плавательная машина зашла под днище огромного, надсистема Данаилянка вытянулась и образовала по всему днищу зеркальную непробивную для радиоактивных лучей поверхность. Транспорт Богов сразу же накренился и пошёл падать на правую сторону. Эта часть большущего корабля оказалась никак не заряженной, произошло её растворение от смертоносных лучей, четыре ромбовидных фигуры возникли внезапно и долго зависали в недоумении, что произошло.

- А как их поранить, хотя бы одного?- спросил капитан.

- Их не берут никакие лучи, даже световые, всё заряжает их. Твёрдая материя просто сгорит либо расплавиться. У нас нет такой энергии, чтобы с ними хоть как-то справиться, весь смысл будущей игры - мы убегаем и прячемся на их территории, они нас массово ловят. Дойдём до конца, определённой точки, где можно будет покинуть их цивилизацию - значит мы заслужим высшее признание.

- А как оно будет выражено?- спросил Тай-Грен всё ещё не понимающий правил будущей игры.

- У нас появятся более высокие способности или знания, возможно научимся этих желевидных с белой вспышкой внутри уничтожать, но у меня это никогда не получалось, я здесь в пятый раз.

Их материализованный кораблик стал отходить в противоположную сторону по огромной площади, ромбовидные сделались очень маленькими. На соединённые надсистемы надвигалась очередная летательная машина, они снова оказались под её днищем, закрыли его отражателем и повалили, произошли снова большие разрушения средства передвижения. Дальше наши герои рискнули напасть на блоковидного гиганта, но другим способом, два кораблика поменяли вид, стали напоминать две подковы, рассоединились, углубление между концами одной подковы сделалось зеркальным - это у Тай-Грена, Данаиляк направил со стороны на зеркальную поверхность принимаемые волны от поверхности площади, те стали отражаться и попадать на боковую часть блоковидного аппарата. Но ничего не происходило, потому что весь большой корабль принимал мощные радиоактивные волны.

Маленькие системы снова соединились приняли, старый облик, пошли над поверхностью обратно к зависающим ромбообразным, совершили несколько кругов около желтоватой материи, зависли на небольшом расстоянии, потом слишком вплотную приблизились к одному из них, потом удалились, затем опять пошли чуть ли не на сближение, такое же повторили и со вторым великаном.

Ромбы принялись трястись очень сильно, от этого их тела стали напоминать нечто размытое в пространстве, а не фигуры точные.

- Ну всё, сейчас выбросят своих стражников и нам придётся от них уходить. Теперь мы чуждая форма жизни в их мире.

Из желевидных тел гигантов стали, будто бы из пушки, вылетать небольшие размером овалы с заострёнными концами красного цвета - так выглядела оболочка, всего лишь внешняя линяя. Внутреннее пространство объектов было заполнено чуть мутной белизной, через которую просвечивалось сиреневое, в центре цветковидное существо, состоящее из скопления разрозненных фигур, с отходящими в стороны угловатыми симметрично расположенными отростками, одинаковыми, что сверху, что снизу.

Некая часть транспорта улетела по своим делам, а те, что остались, принялись выпускать армии своих малых подопечных, "детёнышей".

Данаилянк включил резкий переход наполовину в иной мир, капитан повторил за ним все его действия.

- Плыви полностью за мной, там будет скоро конец этой площади, дальше травянистая растительность и старая заброшенная энергетическая дорога,- прислал синетелый и неожиданно начал резко удаляться с немыслимой скоростью.

Тай-Грен очень сильно от него отстал, его аппарат уже настигала свора овальных, уйти так быстро от них не удавалось. Ведь он действительно не знал всех функций надсистемы - этого чудного образования, посланного в дар кем-то из здешних добрых Богов. Он скомандовал телепатически совершить невидимость, потому что в таком состоянии имелась возможность быть неуязвимым и продолжать получать энергию, да ещё и передвигаться.

Он оказался посердине совершенной прозрачности, овалы с сиреневой серединой обошли его и устремились за напарником, но вскоре вернулись и принялись снова кружиться вокруг аппарата капитана. Произошёл резкий удар и сильное энергетическое поглощение, после этого прозрачность исчезла, наш герой покоился в квадратном кресле с пятью вздымающимися столбами посередине тёмно-зелёного зала. Полупереход в иной мир прекратился, скорость не увеличивалась. При всех его попытках устроить частичный переход в другую реальность система не реагировала. Кто-то лишил её этой функции.

Второй овал начал заходить на таран, но капитан приказал системе размягчиться и проникнуть в приближающийся объект. Удара не последовало, происходило соединение двух энергосущностей и материального. Тай-Грен ворвался в кокон сиреневого и моментально попытался проникнуть в световое тело своим несветовым,твёрдоплотским, только внутри подпитываемым небольшим плазменным шариком. Цветковая сущность боролась, не пропуская в себя, но очень скоро сдалась и наш герой проник в него и начал становиться новым энергетическим световым существом иного мира.

Его окружили овалы с цветковидными, ещё не разобравшиеся в том, что произошло и куда делся чужеродный аппарат. Но в мире энергий тоже действует принцип: либо ты поглотишь младшего по заряду, либо он тебя сам уничтожит. Капитан стал засасывать объект, который оказался самым ближайшим, сначала он ощутил сильный приток мощи, но скоро эти ощущения сменились на очень сильный отток зарядной сути и тепла. Он ничего не достиг, эти овалы владели всем, чем и он завладел. Нужно было уходить, как-то сократить пространство, чтобы оторваться от хозяев здешнего мира.

Неожиданная сила, возникшая откуда-то со стороны, стала увлекать овал с остриями вместе с капитаном, скорость увеличилась настолько, что удалось полностью оторваться от преследователей, они даже исчезли. Поверхность площади пробегала с немыслимой быстротой. Вскоре промелькнула стена, которая с высоты напоминала бордюр, за ней пошла узкая дорожка, на ней подпитывающее покрытие присутствовало частично, места отсутствующих половин заполняла невысокая кустарниковидная растительность.

Корабль Тай-Грена вырвался из экранообразной воронки площадью где-то сорок метров. Теперь его надсистема снова представляла из себя корабль с полукруглым верхом и двумя расширяющимися трубами, отходящими к концу, энергии было очень мало, чтобы сохранять ранее приобретённые формы овала с остриями.

Летательный аппарат капитана потянуло вниз, прямо к грунту, где уже приземлился Данаилянк. Синетелый показался из своей машины, остановился и наблюдал, как Тай-Грен совершит прилендление. Вдали чуть в высоте исчезла пространственная воронка.

Капитан вышел к своему спасителю, скафандриальный шлем убрался назад и исчез по кубикам.

- Ты кораблеправитель совершил столько ошибок, пытался завладеть энергией и её миром, когда сам к этому не принадлежишь нисколечко, хоть утащил тебя через межпространственную воронку, а то они бы с тобой расправились. Ты не можешь сосать из них силы, ты очень слаб для этого, я всё видел дистанционно.

- Но как-то с ними можно бороться?

Никак, если разве что тебе твой Бог- покровитель, который свёл со мной, поможет, ниспошлёт тебе какие-то сверхфункции, а пока возвращай обратно шлем, пошли ломать куски этой заброшенной дороги, они послужат нам источниками дополнительной энергии.

Они отошли по песчаному грунту в сторону ещё очень отдающих энергию стометровых фрагментов когда-то существовавшей трассы.

- Световым лучом не нужно, ломай своим весом, прыгай, на этот нависший козырёк перекрытия над ямой, он сломается.

Данаилянк взобрался на поверхность, его тело ещё больше покрылось бронированными пластинами, лицо и голова также оказались в ими же сотворённом шлеме.

- Достаточно направить больше тяжести в ноги,- пришёл телепатический сигнал.

Синетелый подскочил на месте и опустился на тёмное покрытие. Большой кусок отлетел в сторону прямо в руки капитана.

- Неси к себе только не обожгись, хотя, ты очень быстро адаптировался.

В следующий раз прыгали бесперерывно они оба и откидывали в сторону отломавшиеся половины. Когда образовалась значительная горка из добытого, пришлось прекратить труд и растаскивать фрагменты по материализованным надсистемам. В их аппаратах образовался отсек прямо у самого днища, туда и был уложен энергонесущий матераил.

- Это будет заряжать, когда мы будем уходить по местностям, где нет подпитывающих дорог,- говорил синетелый,- у них есть, конечно, анологичные летательные средства, но намного быстрее. В общем, удачной игры .

Оба заползли через небольшие круглые проходы к себе, разместились в своих креслах и принялись подниматься в высоту. Позади них неожиданно возникло толстое посередине с заострённой обелисковидной головой чудище бледно-жёлтого цвета, от расширенного туловища отходили вниз тоже обелисковидные ноги, но остриями вниз.

- Вот и стража появилась, сейчас выпустит наших старых приятелей.

Огромнейшее существо, по сравнению с которым отлетающие аппаратики казались просто воробушками, затряслось, стало ходить туловищем вверх и вниз, пока наконец не выпустило отряды больших овалов с шпилевидными концами.

Корабли Тай-Грена и Данаилянка отходили всё дальше и дальше от появившегося стражника, выпустившего изрядное количество овалов и более меньшие объекты: восьмиугольные. У них также, как и у собратьев отдавала краснецой внешняя оболочка, внутри господствовало сиреневое вещество, среди него выделялось ярко- красное существо, также состоящее из скопления различных половин - это в середине, видимо, являлось телом. От этого скопления симметрично с двух сторон выпирали толстые ответвления под прямым углом. Из нижней части тела также смотрели вниз одинаковые, как и верхние, линии. Вот эти уже точно напоминали существ, чем-то похожих на выходцев из мира двуногих и двуруких.

Надсистемы теперь могли перемещаться не только над дорогами, но и над любой местностью, в принципе как это было раньше. Снизу проносилась жёлтопесчаная местность, где не встречалось ни единого растения. Только эта пустыня казалась какой-то слишком хорошо утрамбованной, будто бы по всей этой местности топтались толпы хорошо материализованных тяжеловесных великанов.

И вот пустынная местность заканчивалась, снизу проходила невысокая оградительная стена, а за ней начиналась очень широкая дорога излучающая в пространство энергию. Над ней зависали ромбовидные и обелисковидные, через секунду нельзя было разобрать кто, какие, желтотелые начали колебаться и испускать стаи своих защитников.

Капитану и синетелому пришлось уводить влево свои кораблики, чтобы не столкнуться с врагами. Летающие машины пошли параллельно бордюру - разделу пустыни и энергетической дороги. Затем опять пришлось повернуть влево, так как новые стаи шли им навстречу.

- Крепко они нас окружили, потому что потеряли время на разбирание дороги,- возмущался Тай-Грен.

От Данаилянка не последовало ответа. Четыре овала и два восьмиугольника держались уже совсем близко, пошло дистанционное высасывание энергии.

- Есть одна возможность убирать их - это отправлять в иные пространственные вероятности,- предположил Тай-Грен.

- То есть ты их хочешь в иные миры откидывать, а ты догадываешься сколько это возьмёт энергии,- отвечал ему Данаилянк,- но ты прав, надо избавиться от них хоть каким-то способом. Прекращай разговоры они нас очень прекрасно понимают.

Над кораблём синетелого возникла круглая пространственная воронка, три овала и два восьмиугольника затянулись в неё, после чего дыра исчезла.

На чуть отстающего капитана напали трое, подлетев снизу, он повёл свою надсистему вертикально вверх и следом образовал квадратное поглотительное отверстие, которое затянуло противников и перенесло их на большущее расстояние куда-то вперёд.

Позади оказались новые преследователи, но Данаилянк начал очень быстро снижаться. Было видно, что внизу хорошо утрамбованная пустыня заканчивается и окружает чем-то похожий на прямоугольник объект, от которого только осталась торчать ввысь зеленоватая, вся в дырах стена, внутри объекта песок был рыхлый и образовывал невысокие горки. Аппарат синетелого влетел в силициум и исчез, даже не осталось и воронки. Капитан также направил свой корабль прямо в середину этой большой песочницы. Но ему не удалось повторить подвиг компаньона, его машина плюхнулась, как тяжёлое тело, во все стороны пошла густая пыль. Сверху эллипс с остриями вознамерился упасть коршуном и высосать энергию. Но над самим тёмно-зелёным корпусом вросшего в песок объекта открылась дверь в другие измерения и нападавший провалился туда, за первым потянуло второго, но он вошёл наполовину, портал исчез. Одна часть эллипса оказалась в том мире, вторая в этом, это привело к тому, что объект исчез, уничтожился после сильной вспышки света и выброса энергии. Вот и было найдено оружие против местных владык, ведь на каждого управа найдётся.

Данаилянк появился на своём корабле откуда-то с правой стороны.

- Поднимайся, пока новые охотники не подоспели, нужно спешить.

Тай-Грен скомандовал машине: "Полный наверх". Его кораблик взмыл в высоту до уровня машины синетелого. Оба аппарата стали удаляться. Пустыня отошла в сторону, потянулось снизу серое покрытие со множеством красноватых выпуклостей - источников заряжающих сверхрадиоактивных лучей.

Дорога оказалась достаточно широкой, слева за ограждением потянулись зеленоватые джунгли, справа возвышалась белая стена какого-то архитектурного творения, по сравнению с его размерами наши герои выглядели простыми букашками.

За огромнейшим зданием широкая дорога перекрещивалась с ещё более обширною трассой, по ней то и дело проносились с большой скоростью то прямоугольные с поднятым верхом, то блокообразные, то большущие дисковидные аппараты внушительных размеров.

Надсистемы наших героев влились в общий поток, пристроившись под днищем плоского дисковидного. По бокам от оживлённой магистрали вырастали очень большие сооружения в основном параллелепипедной формы, к каждой такой постройке устремлялись вереницы разнородной летающей техники.

- Зачем им такие гигантские сооружения? Ведь даже они по сравнению с ними кажутся букашками,- спросил Тай-Грен.

- Мы можем попробовать это выяснить, заодно и совершить грандиозную диверсию,- отвечал ему Данаилянк.- Ведь ты открыл способ, как с ними бороться. Я, признаться честно, даже дальше этой утрамбованной пустыни и не пробирался, меня там же и ловили.

Они ещё долго следовали по трассе под днищем крупного дискообразного, по бокам проплывали здания все обросшие крупными лиановидными растениями, которые снизу выглядели, как деревья - имели толстый тёмный ствол и никаких ветвей, потом на очень многокилометровой высоте крупные ответвления переплетались, образовывая своего рода мощную крышу, через неё пробивалось очень мало света, хотя было всё равно светло, источниками освещения служили другие объекты, расположенные снизу, в том числе и стены крупных зданий.

Большущий дискообразный аппарат стал поворачивать вправо, широкая полоса трссы сменилась на узкую дорожку с очень тёмным покрытием, даже, можно сказать, чёрным. По бокам проносились уже мелкие слабо-зеленоватые леса . В дальнейшем последовала очень обширная площадь, где рядами были припаркованы разноформенные машины. Массы ромбовидных и объекты с заострёнными частями тела плыли к многочисленным входам в прямоугольное здание с двумя полукруглыми флигелями.

Весь нижний ярус служил входом.

- Ну что, направимся и мы?- спросил Данаилянк Тай-Грена.

- Можно попробовать,- пришёл ответ.

- Это иная энергетическая форма жизни, нам с ними может показаться очень нехорошо.

- Просто хочется понять, как обустроены внутри эти материализованные сооружения и чем занимаются там эти сущности, ну вряд ли оформляют бумаги, или что-то проектируют в своих кабинетах, или занимаются обучением подростков?

Они постарались сделаться невидимыми и пристроились в очередь за одним ромбовидным перед другим таким же. Моментально промелькнул дверной проём, и наши герои оказались в беловатом веществе, которое заполняли очень плотно прижавшиеся друг к другу свето-желевидные тела.

То зигзагообразное белое, что таила внутри себя желтоватая масса, высвободилось, теперь здесь господствовало вечное светлое с присутствием желтизны, которая не могла стать общим с белизной, она оставалась в рамках своей телесности. Ромбовидные и заострённые тела расплылись, обесформились, но стали сильно прилипать друг к другу, образуя различные рисуночные скопления.

Наши герои ощутили себя расположенными в части какого-то нового космоса. Белизна изрядно заряжала. Жёлтая материя, только теперь ставшая бледно-красной отталкивала от себя надсистемы, от этого приходилось витиевато пробираться среди этого массового наполнения.

- А теперь как мы найдём выход назад и сколько будем ещё блуждать здесь? Мы попали в особый энергетический космос,- спросил капитан.

- Мы же хотели совершить диверсию, так сейчас она и будет, первый раз такое со мной, ух!- отвечал Данаилянк.

Надсистема создала проход в другой мир, туда потянуло белизну и несколько бесформенных желеобразных тел, но тут же этот переход завершился, многие поглощённые застряли наполовине, произошла яркая вспышка и огромный выброс энергии. Стала нарастать расширяющаяся твёрдость белизны, которая поглащала всё.

Игроки успели создать по поглотительной воронке для этой массы, а для своих окружающих систем очень маленькие полупереходы в другие миры. Это позволило не уничтожить их аппараты и не засосать наполовину в другое измерение. Таким образом Данаилянк и Тай-Грен покинули начавшееся уничтожаться здание.

Они вернулись на оживлённую трассу, быстро уносились, проплывая между разными большущими транспортными средствами пока не пристроились под брюхом одного вытянутого прямоугольного.

- Хочется понять, они вот так во всех зданиях отделяются от своих тел и образовывают свой микрокосмос?- задал вопрос капитан.- Может, проверим в каком состоянии они находятся в этих летательных машинах.

Две надсистемы соединились, ушли вправо и принялись подниматься параллельно тёмно-красной боковой части, вскоре они достигли двух тонких трапецевидных углублений.

- Боюсь мы своими телами не пролезем в этот тонкий энергетический мир,- как бы усмехнулся Данаилянк.

- Ты же можешь приобретать энергетические формы, отправляйся туда, я телепатически через тебя смогу тоже увидеть, что там делается, ещё соверши напоследок диверсию.

Синетелый вылез из своего аппарата, который просто прилипал к металлической поверхности большущего летательного объекта, превратился телесно в летающее облако, ноги его исчезли. Сгусток холодной плазмы юркнул и исчез в щелевидном проходе.

Пошли мгновенно телепатические образы, Тай-Грен оказался прав, внутри летящего объекта существа разделились на белизну и на желтоватую желевидную материю, внутри также господствовал небольшой космос.

Синетелый появился сразу же после передачи первых изображений и принял свой настоящий облик. У него опять восстановилось покрытое прямоугольной чешуёй светло-синее тело с длинными ногами.

- Почему не совершил уничтожение?

- Я тут подумал и решил, что нам нужно досканально изучить эту цивилизацию.

А я уже начал понимать, Данаилянк. Они энергетический разум, но примитивный, их целью является расширение своих владений на эту часть Вселенной. Без подпитки и вне саркофагов они существовать долго не могут. Их прородиной является либо какая-то звезда, либо свето-горючая субстанция в другой части этой Вселенной. Они, видишь, очень осваивают эту, если осмотреть в совокупности все скопления этих зданий, то получается, они образовали что-то в виде города.

Надсистемы отсоединилсь от входов вовнутрь крупной машины, спустились снова под днище. Компаньоны бросили взгляд вправо, там находилось ответвление дороги, но путь туда был закрыт, там велись работы по созданию новой трассы.

По вечно зелёным джунглям проносились уже нам знакомые овальные аппараты с остриями по бокам, после чего от леса оставалась лишь одна коричневатая выжженная земля, как раз с подходящими размерами под будущую широкую трассу. За ними подлетали очень крупные круглые в начале, но плоские в конце грузовики, которые насыпали огромное количество сверхрадиоактивного материала. На насыпи наезжала утрамбовочная техника.

- Так что в любой из этих махин будет похожая минивселенная, как ты увидел только что, это всё строится для подпитки их самих, коммуникации поползут дальше, где в новых условиях, а я думаю, это сильно исходящая энергия из грунта, вот там они и соорудят свои новые прямоугольные здания для пребывания в долгом энергетическом блаженстве,- закончил Тай-Грен.

- Но мы же должны дойти до другого конца их цивилизации,- отвечал ему Данаилянк.

- Если честно, мы можем так петлять по этим трассам сколько угодно и по-любому доберёмся до нужного места. С кем играть, зачем от кого-то бегать и прятаться, я не понимаю? Я вообще хочу вернуться на то место, где я оставил Комрелию и Порокофа, неизвестно куда ещё попал Янсчер и я не верю тому длиннопастному, что Скалтер погиб и утерян для меня навсегда.

- Ты не прав, это игра в прятки,- заговорил Данаилянк,- и она только начинается, затишье было коротким, они просто продумывали, как нас разыскивать, но сейчас всё начнётся. Я тебе не говорил, что вижу и в будущее. Так что, нам не до исследования этих местных жителей

- И мы выиграем в этом будущем?

Так далеко я не могу заглянуть, но трудности у нас будут и, кажется, они начинаются прямо сейчас.

Поток по длинной, не прекращающейся трассе, начал замедляться, впереди многие вообще остановились и стали просто зависать близко к энергетическому покрытию, некоторые вообще совершили посадку. Пролёт впереди загораживали разместившиеся как на дороге, так и зависая невысоко над ней, прямоугольные, с несколькими полукруглыми башнями военные машины. Вокруг них кружило огромное множество восьмиугольников и овалов с остриями.

- Мы только не разобрались, куда деваются и откуда приходят эти восьмиугольные и эллипсовидные,- неожиданно вырвалось у Тай-Грена.

Надсистемы рассоединились и медленно пошли вправо под днищами низкозависавших машин. Они добрались до края пролётной части и, сделавшись невидимыми, стали двигаться очень низко над джунглями, едва не касаясь верхушек растений. Зелень очень скоро закончилась, за ней пошла неширокая энергетическая дорожка, к которой справа примыкала тёмно-серая стена очередного высоченного здания.

Эта небольшая траса служила альтернативой большой, над ней могли пролетать объекты средних и вообще мизерных размеров типа надсистемных кораблей наших игроков. Но впереди появился огромный военный корабль, для него даже невидимые объекты были видимые и, если они являлись чужеродными да ещё и вредителями, то подлежали немедленному уничтожению. От летающего танка пошли стаи овалообразных и восьмиугольных.

Нашим героям пришлось немедленно развернуться и отходить обратно, но не по дороге, а сместиться чуть правее, оказаться снова под прекрытием буйной растительности.

Надсистемы проносились над зеленью, а порой даже и проходили через неё, потому что не принадлижали к данному миру и все объекты разной степени твёрдости просто являлись для них иллюзией.

Их догоняли овальные с остриями, пытались высосать всю энергию, затем поместить в себя и выбросить вон из здешнего мира. Но защита игроков стала работать наопережение, полуоткрывались проходы вон из существующего измерения и сами же хозяева улетали туда, куда хотели отправить пришельцев, многие не могли пройти через процесс переноса, поэтому происходили взрывы- процесс переноса не осуществлялся из-за неполноты открытости портала.

Впереди над джунглями появились два очень больших объекта невиданной до сих пор формы. В принципе это были ромбы, только со множеством небольших углов по всем сторонам. Из всех главных угловых соединений торчали вытянутые и заострённые на конце башни - это по боковым сторонам. По обеим вытянутым сторонам к таким же башням, только чуть более массивным, крепилась решетчатая система различных труб. Внешняя оболочка летательных аппаратов имела яркий красный цвет. Внутри горела желтизна с пробивающимися через неё красными кругами, расположенными в виде треугольников близко к сильно вытянутым углам. В середине объекта горел аловатым вытянутый прямоугольник, внутри которого светилась слабо-сиреневатым череда больших и малых линий с чуть закрученными концами. Помимо них в прямоугольнике противоположно друг другу горели синеватым две фигуры чем-то напоминающие сложенные цветки тюльпанов.

Объекты выпустили большое количество малых, подобных себе по форме объектов, но внутри у них желтоватое горело в виде наковальни и через неё множеством мелких точек просматривалась краснеца. Из вершин наковален выходили толстые такого же цвета лучи, которые образовывали острый угол.

Маленькие ромбоугольчатые либо ромбоугольные сотворили из себя прямоугольных, не вытянутых, благодаря окружающей их световой оболочке также алого цвета эти объекты становились похожи даже на эллипсы, но чем-то были сравнимы с безугольным прямоугольником. Внутри этих объектов слабо-жёлтое горело жирной буквой "Х" или "К", среди этой фигуры пробивались три жирных красных пятна, от этого в правую сторону распространялась некая багряность.

Округлённые прямоугольники породили более малые прямоугольники, но уже с углами, внутри их ничего кроме абсолютно червлёного не горело.

Неизвестно откуда появились цветкоподобные с шестью лопастями, исходящими из круглого жёлтого центра.

- Пока не поздно, может, уйдём с территории этих энергетических сущностей,- вдруг предложил Тай-Грен, останавливая свою систему.

- Мы даже большей части не прошли, поворачиваем налево, пройдём снова над малой трассой.

Но там же дальше стена сооружения.

Они махнули сразу же влево, пронеслись над неширокой дорогой, затем стали подниматься параллельно тёмно-серой стене. Им стали попадаться большущие места, сотворённые, будто бы из стекла, и их можно было бы назвать окнами для великанов, но сквозь них никто бы ничего не увидел ни с той, ни с этой стороны, скорее всего это были свето-тепловые накопители для зарядки внутренних обитателей. Такие окновидные системы шириной и длиной около полкилометра располагались ровными рядами друг над другом.

Наши герои, наверное, сильно увлеклись подъёмом и не заметили как в высоте им уже преграждал путь огромный многоугольный ромб из которого вылетели цветкоподобные, прямоугольные без углов, прямоугольные с углами шарообразные - красные вокруг, но с жёлтым пятном посередине и чуть багряным хвостом, отведённым чуть влево.

Малые объекты приблизились очень быстро и прилипли к надсистемам, сила подъёма начала падать, пропала невидимость вокруг Данаилянка и Тай-Грена, надсистема стала системой тёмно-зелёными космическими кораблями с круглым верхом и двумя расширяющимися трубовидными ответвлениями.

Мгновенно пошли в ход безугловые прямоугольники, они стали просто напросто сжигать и плавить материализовавшиеся объекты. Корабль Тай-Грена начал понемногу исчезать, в стене образовалось сначала крупное и круглое потом с обтекающими сторонами отверстие, за ним светился своей буквой "К-Х" недопрямоугольник. На капитана мигом налез частичными квадратиками шлем, что напоминал толстую, сильно выпуклую с двоих сторон линзу.

Прыжок через пробитую и сильно оплавленную дыру произошёл резко и внезапно. Уничтожитель, видимо посчитал его слабым существом не свето-энергетического мира, а считают ли такие сущности что-либо вообще?

Скафандр соединился с красным и жёлтым, пошло сильное тепло, внутренний наковальновидный элемент изменил форму, начал метаться, как червь или змея, лишённая какой-то части своего тела. Жёлтая световая энергия не хотела отдаваться, не желала перейти во власть Тай-Грена. Всё, прямоугольник сдался. Водитель корабля изменил свою структуру, теперь также отчасти энергетическая система. Он стал отлетать в сторону и видел как корабль, в который превращалась прозрачная проходящая через пространства и время структура была полностью поглощена различными объектами. Она бессильна среди представителей этой цивилизации, потому что они энергия и могут просто быть вне любого вещества и легко завладевать любым доэнергетическим существованием либо с частичным использованием энергии, либо не той формой энергии, не такой высокой температуры, как у них.

- Данаилянк!- крикнул телепатически наш кораблеправитель.- Прыгай и занимай любой напавший на нас объект, тебе же легче, ты близок к ним.

Сквозь красную оболочку было видно как из разрушающегося объекта, выметнулось синее тело и исчезло в цветковидном теле - жёлтый шар с шестью красными лопастями, что походили на лепестки цветка.

Но ожидания Тай-Грена не оправдались - он хотел управлять прямоугольником без углов как надсистемой, но очень скоро понял, что этот энергетический объект не может действовать сам по себе и обязан вернуться в многоугольный ромб. Так и начало происходить, враг был ликвидирован и все охранные представители возвращались обратно в нутро своих большущих породителей.

- Нас затягивает,- передал телепатически Данаилянк.

Приближайся ко мне, хотя меня присоединяет к себе вон тот ромбовидный с углами, ничего, станем частью их системы и узнаем, чем ничинена эта жизнь,-закончил капитан.

Компаньон в шестилепестковом объекте придвинулся, произошло соединение. К ним приближался прямоугольник поменьше, но уже с углами, он также вошёл в их энергетическое поле, моментально почувствовался огромный заряд энергии, но тут же, некая мощная сущность захватила организмы наших героев и принялась их приводить к ослаблению, Тай-Грена и Данаилянка парализовало, и из их тела стала выходить огромными количествами сила. Синетелый наполовину превратился в энергетическую сущность, из остатков сил сумел организовать переходную дыру, которая моментально перебросила их безугольный прямоугольник в иную местность этой необъятной реальности.

Световой эллипсоид опустился на светло-коричневатый глинистый грунт, из которого торчали синеватые валуны. Позади зеленели остатки леса. Впереди поднимался вверх склон горы, из него вырастало громоздкое незаконченное сооружение из внушительных белых блоков.

Игроки вывалились из безугольного прямоугольника. Объект начал сужаться и сжиматься, пока не превратился в тёмную плиту.

Данаилянк пришёл в себя очень быстро, стоило ему прикоснуться к чёрному образовавшемуся предмету. Он подтащил Тай-Грена и также приложил его левую руку и Оплейму, пошла зарядка. У капитана вскоре раскрылся шлем и уполз в специальную часть на спине, тело зашевелилось, подало признаки восстановления.

- Давай, компаньон, приходи в себя и пойдём пробираться дальше. Хоть пешими, так даже и лучше.

- Они нас так просто не оставят, мы слишком наделали для них плохого, а вредителей добивают до конца. Вряд ли они нас бросят в другие части этого космоса, сожрут, превратят в вечную энергию без умственного начала, - отвечал ему Тай-Грен.- Ну что я говорил....

Из редкого леса стали наползать многоугольные ромбы, их было около шести, откуда-то справа появились овалы и шестиугольники с сиреневыми сущностями.

- Уходим к зданию!- послал Данаилянк.

Он попытался схватить тёмную зарядную плиту, но она не поддавалась. Ему на выручку подоспел поднявшийся капитан, но они оба не могли оторвать заряжающий энергией предмет. Перед ними возник шар с пламенеющим хвостом, повёрнутым в левую сторону, через секунду объект заглотил нижнюю часть тела управителя кораблями. Но тот вдруг вовремя соорентировался, сам включил засасывающую силу внутрь себя для подпитки своей термоядерной реакции, своей маленькой звезды.

Стволы Оплеймы расширились, в них появилось ярко-синее свечение, которое стало затягивать всю бледно-жёлтую световую массу с тонкой красной оболочкой. Да, энергетику надо поедать энергетикой, плазму плазмой, клин клином вышибают...

Данаилянк, видимо, перенял телепатически всё, что делал Тай-Грен, поэтому сам, когда к нему приблизился прямоугольник с углами, расширился в стороны, дематериализовавшись, и впустил в себя багряную фигуру. Ему удалось поглотить объект, он стал ещё мощнее и заряженнее.

Капитан понял закон, действовавший среди многих цивилизаций: сильный поедает слабого. Просто, чтобы поглощать более заряженные объекты у него сначала было недостаточно энергии. Он всё израсходовал на образование световых лучей и прочих физических воздействий на окружающее. Надо питаться этими существами.

Приближались два овала, похожие на прямоугольники, получившие дополнительные силы игроки совершили прыжки и оказались внутри светоносных объектов, прямоугольники за мгновение исчезли, превратившись в сверхчугунные плиты, которые упали и сильно прилипли к грунту.

Герои принялись отступать, один пятился назад - капитан, другой смотрел вперёд, чтобы не подпустить неожиданных энергососов. В белой стене из блоков был образован проём, будто врезалось туда нечто огромное, дальше последовало тёмное помещение с бетонным полом, потолка не было, либо он присутствовал, но на очень большой многокилометровой высоте.

В проём сразу же следом влетели два овала с остриями по бокам и один шестиугольник.

- У нас достаточно энергии, чтобы отрываться от грунта, так что, полулетя, уходим по этой площади,- посоветовал Данаилянк.

- У тебя всегда было много этого добра, потому что ты совсем другой организм.

Вслед за уплывающим синетелым Тай-Грен стал перемещаться большущими прыжками.

Огромная площадь в темноте заканчивалась красноблочными стенами, слева стены обрывались, образовывая очень огромный проход, за ним темнел внушительных размеров квадратный колодец.

Синетелый полетел сразу же в темноту и начал снижаться. Его напарнику ничего не оставалось как повторить его действия.

Они оказались в обширнейшем затемнённом подвальном помещении, где вместо пола присутствовал холмистый тот же самый глинистый грунт. Данаилянк выбрал идеальную площадку, чтобы скрыться от более сильных охотников за энергией. Всё-таки он видел действительно будущее.

- Потуши освещение на своей Оплейме.

Освещение под тремя стволами погасло. Оба компаньона залегли между двумя возвышенностями. Здесь было достаточно темно. Над ними проплыл овал с остриями, чуть в стороне, но очень близко к ним, прошмыгнул шестиугольный.

Нам всё равно от них не скрыться, лучше попытаться напасть вдвоём на овал, тогда удастся получить ещё больший заряд,-заговорил Тай-Грен.

Эллипсовидный с остриями снова проплывал невдалеке. Две тёмные фигуры стали пробираться к выбранному объекту охоты. Существо прекратило движение, стало неподвижно зависать. И тут пришло от Данаилянка:

- Залегай, не будем, это ловушка, они тоже мыслят на шаг вперёд.

Оба упали в какую-то канаву, либо это была какая-то вытянутая ложбинка со значительным углублением. Фактически рядом с ними приземлились шестигранные объекты. Тонкие красные оболочки исчезли. На двух противоположных возвышенностях оказались ярко-сиреневые существа, напоминающие букву "Х", только очень жирную, где все элементы светились, словно неоновые лампы, были очень толстыми и близко друг к другу расположенными, на концах имелись ответвления в противоположные стороны.

Перекрещивающиеся линии света вдруг стали короче, к ним добавились ещё две: одна, идущая вертикально, другая, устремлённая прямо вниз. В центре икса появился круг, из него ударили несколько лучей света, они стали рыскать по грунту в разные стороны, то удаляясь, то приближаясь.

- А вот здесь он проиграл,- вдруг сказал Тай-Грен.

Его Оплейма выпустила навстречу слабому поисковому свету мощный синий подавляющий поток фотонов, организм капитана начал поглощать противника.

На выскочившего кораблеуправителя мгновенно напал другой, материализованное существо оказалось в высокотемпературной среде, головная часть начала пылать, шлем наполз с большим опозданием. Напавший естественно включил систему высасывания сил, при этом ещё стал поедать и своего собрата через тело Тай-Грена. Неожиданно напавший исчез, потому что Данаилянк создал воронку для него в иное пространство.

- Брось его, уходим дальше!- закричал синетелый.

На них наплывали четыре овала с остриями, а за ними шестиугольники в таком же количестве. Тай-Грен резко обернулся и пустил синий световой конус в овального, получилось, пошло его поглощение. Но подлетал следующий, и вдруг он стал испускать жёлтый световой столб, в котором оказался, как вкопанный, наш герой, с него снова стала уходить энергия. В это время подходили другие объекты, они начали соединяться с выкачивателем через световую колонну.

Данаилянк опять убежал, странное существо. Следующий вариант развития событий: энергия от овального пройдёт через капитана, а дальше по световому столбу вверх, когда исчезнет этот с остриями по бокам, начнут уходить силы и у самого кораблеуправителя.

Сверху ударил очень яркий синий свет. По яркости он превосходил все наличиствующие свечения. Все объекты потянул в себя этот луч, стерев их навсегда из темноты помещения.

С высоты опускался очень крупный сиреневый шар, весь переливающийся чуть тёмными перекрещивающимися линиями. Яркий поглотительный свет прекратился, оставался слабонеоновый для освещения. Снизу было видно, как застыл в одном положении капитан. Его тёмненькое тело казалось таким крошечным по сравнению с опускающимся осветителем.

На сфере возникло круговое отверстие, из него ударил золотистый луч, нашего героя стало затягивать, будто бы он попал в медленный лифт.

Он оказался в сплошном белом веществе и не мог толком осознать, где твердыня под ногами, где правая или левая сторона. Ничего этого не ощущалось, сплошная невесомость или отсутствие измеряемости.

Из белизны возник синетелый Данаилянк, за ним явилось светло-бежевое существо с полукруглой головой с выдающейся проходящей линией посередине, глаза были очень узкими, словно два острых треугольника, повёрнутых друг к другу основаниями, нос отсутствовал, выделялся маленький безгубый рот. Шея вовсе отсутствовала. С плечь до конца грудной клетки многослойно накатывали полукруглые линии панциря. В районе живота тело сужалось, там поперёк верхним линиям присутствовали полосы чуть выпуклой вперёд защитной ткани или кожи. Бёдра и ноги покрывала металлическая броня. Справа и слева от бёдер в стороны торчали четырёхгранные острия, такие же вещи присутствовали и на коленных чашечках. После колен голени сильно расширялись и образовывали усечённый сверху конус с острыми шпорами позади. Ступни либо отсутствовали, либо были спрятаны в это защитное приспособление.

Одна его рука была белого цвета, утолщённая при выходе из плеча, и имеющая клещевидное окончание вместо ладони, это правая конечность. Левая отсутствовала вовсе.

Тай-Грен давно заметил эту странную особенность - отсутствие како-либо конечности у встречаемых здешних обитателей.

- Это Мус-Ляба, существо также попавшее в этот мир из наших космосов, я призвал его из параллельной этой реальности, вернее местности, которая находится на большой высоте, там много света...Ну а впрочем, не важно. С Мус-Лябой будет намного лучше пройти все эти трудности.

- Я вот не понимаю, для чего и почему мы должны проходить это всё, выбрал бы Мус-Лябу вместо меня, видишь, какой у него всёпожирающий агрегат.

Да пойми, ты не случайно попал в этот многообразный космос,- отвечал ему Данаилянк,- следовательно, тебе нужно пройти разные его уровни, ты этим самым ведь изучаешь его и приобретаешь какие-то новые познания. Я не даром выбрал тебя.

Заговорил Мус-Ляба, его речь напоминала сильные, издающие писк звуки,очень долгие, но почему-то после них мозг образно всё понимал.

Приближаются ещё объекты, их очень много, они заняли разные уровни этого здания, придётся нелегко.

Мус-Ляба отошёл в белизну, она скрыла его естество, словно бы его тело погрузилось в молоко. Данаилянк опять куда-то исчез, часто он так делал. Тай-Грен остался зависать на месте в полном одиночестве. Но почему-то его взгляд прекратил замечать одно белое, перед глазами стало проплывать находящееся за пределами оболочки. Сфера стала многосторонней камерой с возможностью смотреть в разные стороны.

Синий объект начал взлетать, на достаточной высоте пробил себе дыру на следующий уровень. Здесь его поджидал многоугольный ромб с башенками значительных размеров. Он, словно какая-то ткань набросился на шар. Вылетевший с подвального этажа объект оказался где-то в его середине, между желтизны и красноты мерцающих линий, но мгновенно световая сущность неприятеля стала стягиваться с двух выдающихся сторон. Напавшего не стало.

Помещение, видимо, первого уровня оказалось также многокилометровой площадью, окруженной стенами, везде господствовал мрак и лишь вдали светилось пустое отверстие в виде квадратного окна, ведущее наружу. Видимо, эту местность заполнили бы какие-то виды энергетических сущностей, и их внутреннее вещество было бы всем, а защитная оболочка лишь частями в миникосмосе.

Шар устремился к окну, где собирались ставить зарядное стекло для преобразования световой энергии, но ещё пока не установили. Здесь ожидали появления вредителей десятки овалов с остриями, а также недопрямоугольники - недоовалы светящиеся.

Сфера испустила мощный синий световой столб вперёд и вверх на шесть малых восьмиугольников, что стали заходить с высоты. Произошло поглощение всех противников, после чего, сильно разросшийся синий шарик с пробегающими по нему толстыми, образующими клетки полосами, стал отлетать от незаконченного строения.

Они вышли с другой стороны объекта, где не было уже никакой растительности, а господствовала влажная, колеистая, глинистая земля. Кое-где среди такой равнины застыла большущая техника на гусеницах с высокими башенными кранами.

Площадка очень скоро закончилась, пошли высокие многоствольные растения с большими островатыми листьями, на их поверхности едва бледнели белые пятна.

Световой мячик взял ниже, чтобы спрятаться среди зарослей и потеряться из видимости. Но это был ложный ход. В мире энергетических сущностей ты оказывался всё равно заметной фигурой как не прячься. Стволы и листья просто сжигались под большой температурой внешней оболочки, за аппаратом образовывался круглый туннелевидный след.

Полоса растительности закончилась, и они вылетели на тёмно-синюю зарядную дорогу довольно таки широкую, упирающуюся в стену здания тёмно-коричневого цвета. Зарядная дорога уходила вправо и влево, как и стена с противоположной стороны. И казалось бы, что есть возможность лететь в любом из двух направлений.

Удивляло наличие двух зависающих объектов очень огромных размеров. Они имели вытянутую высоко вверх чуть заострённую башенную часть. От неё внизу, словно бы как основание с двух сторон проходили ровные плоскости, после они спускались вниз, образуя развёрнутый угол.

Снизу от широкого днища и до подпитывающей дороги протянулись короткие световые линии. По центру и по бокам они горели ярко-красно, в местах между ними тёмно-бежевыми.

В вершинах башен, внутри объектов помехообразно вспыхивали ярко то красные, то жёлтые полосы. Из них или к ним прирастали существа с широкой ракетовидной головой, внизу её горела уже похожая на настоящую голову круглая жирная точка. Дальше шли полусферой плечи, из них не исходило никаких рук. Затем следовало узкое тело, заканчивавшееся перекладинкой. То есть образовывалась буква "Т", только перевёрнутая вниз. Из середины фигуры выходили толстые рогообразные ответвления, утолщённые кирпичиковидные концы смотрели противоположно друг другу.

По разным сторонам от объектов внутри основания, ближе к развёрнутым углам горели также большущие красные шары.

По обоим бокам от башни светились ярко квадраты, закреплённые равномерно справа и слева, внутри их присутствовало четыре ярких световых лепестка.

То и дело из острия на вершине башни поднимался ромбовидный объект и производил очень яркую алую вспышку.

В сознании раздался режущий писк, заговорил хозяин аппарата:

Вот этих охотников нам не одолеть, они нас затянут и поглотят моментально, от них лучше прятаться.

Сфера подалась назад и скрылась в зарослях. В растительности круглый аппарат ещё снизился и пошёл прожигать себе путь чуть ли не у самого грунта. Но это стало приводить к тому, что многие сожжённые у основания деревья начали падать и по их падению преследователи могли определить маршрут следования отступавших.

Вверху над растениями стало темно, большущая прямоугольная платформа накрыла обширную территорию и медленно плыла параллельно пробивавшемуся сквозь заросли шару. Вскоре возникло поле примагничивания, мячеобразный объект не мог ему противостоять, поэтому очень быстро вышмыгнул из-под растительной защиты и устремился вверх.

Он поменял полярность своей оболочки, поэтому сила отталкивания бросила его влево. Внизу промелькнули зелёные полосы плотнопосаженных друг к другу кустарниковых зарослей. Дальше они пересекли небольшую зарядную дорожку, она под углом уходила куда-то влево и назад. В неё вливались, присоединяясь более старые искажённые зарядные поверхности, а кое-где и сильно вздыбленные, с выпирающими крупными излучателями.

По бокам от таких дорог возвышались на пятьдесят-сто метров посадки тонкоствольных деревьев с большими, зеленоватыми, круглыми с вытянутостью листьями сорокасантиметрового размера. Стволы растений примыкали друг к другу так плотно, что образовывались неширокие, но очень длинные лесопосадки вдоль старых, не имеющих зарядки дорожек.

Шар, переливаясь сиреневым, долетел до середины одной из аллей, начал снижаться, потерял своё световое окружение и вскорости, вообще, превратившись в яркое белое пятно небольшого размера, вырвался под стволы темнеющих деревьев став Тай-Греном, Данаилянком, Мус -Лябой и ещё шестью Мус-Лябами, только на много меньше ростом бежевотелого. Они все обладали разными цветами тел, у каждого отсутствовала либо рука, либо нога. Потерянные руки они ничем не замещали, ноги заменялись хорошо гнущимися протезами в виде штыря с шарниром посередине и на бедре.

Высокий Мус-Ляба, проглотив белый шарик со своей руки, пропищал, потом все получили сигнал:

- Уходим в посадку, снизьте свою температуру.

Его собратья по виду также заглотили по белому шарику внутрь себя. Существа побежали во мрак, царящий под деревьями.

Однако, не успели они это сделать, как над дорогой совсем рядом с ними стал проплывать красный объект с сильной вытянутой башней, он как-то сумел сузиться. Аппарат на мгновение застыл над местом, где спрятались сферонавты, видимо, что-то почувствовал, но через мгновение очень быстро стал двигаться дальше. Красно-бежевый цвет, исходящий от поверхности дороги, сильно осветил темноту зарослей, даже были частично видны залёгшие за стволами наши герои. Но ничего, огромнейший аппарат удалялся.

Предлагаю идти посередине зарослей параллельно дороге,- предложил Тай-Грен.

- Тут нечего думать, так и поступим, отозвался Данаилянк,- только ничем не светить.

Все пошли друг за другом, обходя не такие уж толстые стволы. Свет падал слабый: немного из очень густого далёкого верха, немного между стволов деревьев с правой и левой стороны.

Тай-Грен настроил свои глаза, чтобы видеть в сумраке, наверное, все остальные участники группы тоже обладали такой функцией.

Впереди вдруг стало светлее, прожигая верхушки деревьев на отряд наплывали эллипсовидные с остриями по бокам. У Мус-Лябов без левой руки появились на месте крепления конечности яйцеподобные отростки. Они стали увеличиваться в длину, пока не превратились в толстую, сильно расширяющуюся к концу трубку. Она стала по размеру больше самого существа, её придерживали товарищи, у которых не было ноги.

Внутри руки-пушки вспыхнуло круглым розовым, а в середине тёмно-синяя точка. К вершинам деревьев пошли сине-розовые потоки. Эллипсоиды стало захватывать и полностью поглощать. Самому высокому Мус-Лябе никто не помогал, у него вообще ничего не образовалось на месте отсутствовавшей руки.

Из этой посадки нужно было выходить, пересекать дорогу и перемещаться под защитой противоположных насаждений.Мус-Лябы убрали свои большущие пушки в тела и снова пошли за капитаном.

Заряжающая энергией дорога не действовала разрушительно, как на других существ, все наоборот получили заряд сил, пересекая её. Но произошла неудача. В момент, когда замыкающий из Мус-Лябов готовился заходить в противоположные заросли, его засёк вплывающий аппарат с длинной башней.

Объект со скоростью начал приближаться и завис над деревьями, неожиданно рядом возник подобный ему объект, который застыл ниже вровень с верхушками растений.

Мус -Лябы сумели облегчить массу своего тела и стали подниматься, немного используя для отталкивания стволы и ветви деревьев.

- Чего стоишь, пошли, с ними повоюем!- пришло от Данаилянка к Тай-Грену.

Капитан покрыл голову шлемом в защитном скафандре его тело было и так. Его оборонительный слой вдруг стал ещё больше защищён тонким феолетовым с краснецой световым полем.

Синетелый также стал светиться, он уже был на достаточной высоте, его толстые в ляшках ноги воткнулись ступнями в стволы двух противоположных растений, на мгновение он прекратил подъём:

Ну что, капитан, медлишь?

Тай-Грен взмыл в высоту, поравнялся со своим компаньоном, они стали подниматься вместе. Мус-Лябы, закрепившись на ветках, снова выдвинули свои руки больше себя, образовали совместно световую занавесь, которая состояла из белых, розовых и сиреневых полос. У самого высокого из них выросла из левой руки тонкая пушка с треугольником на конце, исходящая из основания этой фигуры световая энергия как раз и стала поддерживать световую занавесь от объекта, зависшего над рощей.

Остальные напустили на второй объект, замерший чуть ниже, очень много красного света. Такой же свет, что излучался во множестве своём с объекта. С помощью пушек они принялись притягиваться к корпусу длиннобашенного.

Но организм энергоносного аппарата не был глуп, из двух квадратов по обеим сторонам башен ударил яркий сиреневый ультрафиолетовый свет, который тут же образовался в восемь длинных с высокой температурой линий. Линии начали вращаться, словно били из точек в специальном барабане, краснота начала пробиваться и исчезать.

Двоих Мус-Лябов сожгло наполовину, но их необгорелые останки не упали вниз, а были затянуты в организм высокого собрата. Помимо маленькой руки-пушки у него вперёд выдвинулась большая, расширяющаяся к концу. И подлетая к ней тела, попадая в розовый поток, дематериализовывались.

Раздался сильный писк:

" Уходим, не получилось нападение",- пришло телепатически.

Мус-Лябы спрятали свои оружия, их старший также убрал световую завесу и расширяющийся ствол. Они стали отлетать левее, прожигая своими телами заросли и близкосплетённые стволы, их окружал слабый желтоватый свет. Вслед за ними пошло расширяться синее поле, внутри него сгорало всё.

В нём погибли ещё трое пушкообразователей. Нападавшие, теперь уже отступавшие, перелетели ещё через одну дорогу, прошли между деревьями очередной посадки, затем полетели вдоль аллеи. Башенные объекты не отставали от них, то и дело за ускользающими образовывалась сплошная синева, после которой за пару секунд оставалась выжженная пустынная местность, где не было ни посадок, ни высоких деревьев, ни старой зарядительной дороги - один пыльный, сухой, коричневый грунт.

Тай-Грен повёл свой отряд, юркнув влево и вниз. Им удалось быстро пройти низом посадки, там почему-то оказалось много места между тонкими стволами.

За посадкой не оказалось зарядной дороги, пошли влажные низкорослые джунгли. Оказавшись в них, наши герои, пригнувшись и сильно понизив температуры своих тел и даже выключив стволовое оружие, стали быстро удаляться, стараясь как можно глубже уйти в лесной массив.

За ними посадка была уничтожена сжигательным полем. Один из высокобашенников отлетел в даль и пошёл оттуда совершать процесс иллюминационного истребления окружающего.

Все аллеи и старые дороги, всю местность обращали в сухую пустыню. В воздухе кружило множество разноформенных объектов. Была сожжена часть маленьких джунглей, но наших героев уже там не было.

Капитан вёл их за собой, будто ориентировался в данной местности, нет, его телепатически направлял следовавший за ним Данаилянк. Свою Оплейму предводитель превратил в хорошо рубящее преграждающую растительность мачетэ. Оружие сузилось к низу, там появилось лезвие, стволы убрались, вперёд выехала тонкая, но очень прочная полоска металла, достаточно острая с обеих сторон, таким образом получился достаточно длинный, чуть загнутый кверху толстый по ширине меч.

Хватало нескольких движений и вся листва, ветки и толстоватые стволы рубились и падали, будто не имели никакой твёрдости.

Они пошли на разрозненно стоящие тёмные высокие столбовидные вырасты, которые очень сильно возвышались над растительностью. Эти, похожие на недоделанные истуканы, предельно стояли рядом иногда с небольшими многометровыми интервалами, как будто это были остатки какого-то забора или это семейство затверделых растений, или грибов?

Пятёрка, миновав ряд заострённых столбов, вышла на местность с чёрным влажным грунтом, где то и дело периодически вылезали кустарники с вытянутыми кожистыми тёмно-зелёными листьями.

На большой дистанции впереди возвышалась огромная стена здания жёлтого цвета со множеством маленьких полукруглых отверстий.

- Снова их объект для множественного растворения,- бросил капитан Данаилянку.

Да они повсюду, это их мир, отвоёванный у природы,-отвечал ему синетелый.

Мы, Мус-Лябы, живём выше, эти энергопожиратели не церемонятся с нами,- вдруг пропищало на высокой ноте.

Существа поднялись на неширокую серую отмостку и пошли по ней близко к стене. Дорога под наклоном привела их к площади, где стояли повсюду огромные разноформенные металлические машины для перемещения над заряжающими трассами. Летающие корабли органов правопорядка и ликвидации нарушителей и чужеродных объектов здесь не наблюдались.

Трое Мус-Лябов, включая их высокого собрата, открыли свои безгубые рты, на их клешневидные руки опустились, вылетевшие из ротовой полости, белые шары. Существа подбросили их выше, так, чтобы они притянулись друг к другу на высоте. Так и произошло, все объекты соединились. Образовалось большое бледное пятно, оно затянуло в себя своих хозяев, потом стало привлекать Тай-Грена и Данаилянка. Белизна вскоре покрылась синей оболочкой,- шар взметнулся и стал свободно лететь над просторами здешнего мира Вселенной.

За площадью-стоянкой летательных машин пошла неширокая дорога к другим жёлтым сооружениям. Шар решил набрать высоту, чтобы на время уйти из мира энергососущих сущностей. Позади уходили криши архитектурных гигантов. Объект оказался среди множества зеленоватых переплетённых ветвей, берущих начало неизвестно откуда. А, может, у этой растительности не было основы, она просто существовала как какой-то пояс газа или пояс астероидов.

Объект прожигал через зелень себе проход к вершине уже через водорослеподобные переплетения. Почувствовалось, что низа и мира, через который требовалось пройти больше не существовало, а была вечная зелёная реальность, чем-то походившая на тёмно-салатовый газ.

- Данаилянк, может, вы так меня доставите к членам моей команды, а вместе мы уйдём из этой Вселенной, раз есть такой волшебный аппарат.

А из этой части Вселенной нельзя попасть в наши космосы.

- А если брать всё выше и выше?

Это тебе кажется, что мы летим в высоту. На самом деле это полёт прямо, только другим способом, через другие заполнения окружающей реальности. Теперь растительность превратилась в газ.

Тай-Грену стало казаться, что началось снижение, сплошно зелёное осталось сверху. Внизу стали видны множественные здания и огромные площади растительности между ними, сети разветвлённых дорог. Всё это с высоты казалось маленьким и игрушечным.

Почему бы просто взять и пролететь всю эту цивилизацию энергетиков до нужного места?- спросил кораблеуправитель.

- Мы должны пройти их цивилизацию, а не пролететь мимо. Сейчас нас начнёт притягивать.

Аппарат круглой формы резко пошёл на снижение и оказался в метрах двадцати над сплошным ковром джунглей. Затем попал в многомильную тень, которую отбрасывало белоблоковое сооружение со множеством входов на разной высоте, видимо, для приёма летающих энергетических объектов.

Странно, сколько вижу сооружений, а не наблюдаю обитателей, их должно быть очень много, но всё стоит, словно вымершее.

Это просто мы идём коридором замедленного времени, не тем временем, не той скоростью, как у них, чтобы не сталкиваться. Они цивилизация, где существует своя система работы и передвижения. Мы находимся вне этого отвечал Данаилянк.

Значит на наш уровень могут только выйти охранители и ликвидаторы,-закончил вместо синетелого капитан.

Растительность закончилась, круглый аппарат пошёл над неширокой дорогой. Они пристроились под днищем большого металлического передвижного средства, которое плыло куда-то прочь от белоблочного строения.

Зарядительная дорога вывела на большую трассу, где было достаточно свободно и пустынно.

А сейчас мы присоединились уже к их времени?- спросил капитан.

Теперь к режиму этого летающего средства,- пришёл ответ.

Большущий аппарат проплывал среди других разноцветных зданий, возвышавшихся по обеим сторонам широкой трассы. К обширной зарядительной автостраде примыкали неширокие дорожки для пролёта низкоскоростной техники.

Громоздкий аппарат из сферы посередине и двух наклонных прямоуголных плоскостей спереди и сзади застыл, потому что приблизился к перекрёстку. Перед ним большой фрагмент дорожного покрытия ушёл вниз - это не давало ему права лететь дальше. Хотя он мог преодолеть это благодаря накопленным силам, но это было не понять.

По перекрёстной дороге пошли проноситься стаи различных транспортных средств. Скоро их движение прекратилось, для них исчезли большие фрагменты дорог с одной и с другой стороны. Аппарат, к которому прикрепился шар, начал движение. Ему нужно было следовать по прямой. Перекрёсток остался позади, пошла достаточно пустынная автострада. По сторонам пролетали разной величины и цвета прямоугольные сооружения с тёмными окнами или без них с широкими площадками для парковки летательных аппаратов. Но почему-то никто не двигался, всё вымерло.

Наддороголёт замедлил свою скорость и повернул направо, и стал продвигаться к центру площади обширного пространства с ровным сероватым покрытием, от которого почему-то не шла зарядная сила.

Объект с прилепленным шаром начал меняться, металлическая структура превратилась в жёлто-красную световую. Не сразу, но очень быстро во всём разобравшаяся команда хотела оторваться и улететь прочь, но ей это не удавалось, хоть они и меняли полярность.

Световая оболочка сферы исчезла, вся белизна не разделилась по Мус-Лябам, а пошла вся в организм к самому высокому из них с бежевым телом. Пять существ рухнули на твёрдую поверхность и принялись бежать прочь из-под днища. Внизу стал расходиться во все стороны очень синий свет. Под его воздействие попали двое невысоких Мус-Лябов. Дальше всех отлетел Данаилянк, за ним стремился Тай-Грен, совершая очень длительные прыжки.Мус-Ляба едва поспевал за ними. Но к тому месту, куда устремились бежать наши герои, подплывал со стороны ещё один длиннобашенный аппарат. Лепестки в квадратах засветились сиреневым и толстые линии упали на поверхность перед Данаилянком, тот сменил направление, стал улетать в другую сторону, у него исчезли ноги, он теперь напоминал телесно капельку, только объёмной частью вверх.

В нижней части объекта с большой башней открылись и зажглись красные шары, от них вместо потока света пошло мощное радиоактивное излучение. Тай-Грен мог выдержать такое воздействие - его защищал скафандр. Мус-Ляба остановился, перестал лететь, рухнул на разрушающееся покрытие. Тай-Грену пришлось развернуться и подлететь к упавшему приятелю. Он подхватил его тело, погрузил к себе на плечо и стал прыжками отлетать туда же, куда исчез синетелый компаньон.

Два аппарата стали разворачиваться и принялись медленно преследовать беглецов. Толстый луч синего цвета настиг Тай-Грена, началось жуткое воздействие большой температуры на защиту.

Данаилянку далеко улететь тоже не удалось, к нему прикрепились два прямоугольника в овальной желтоватой оболочке, пошло сильное высасывание энергии. Синетелому пришлось лететь назад и вскоре попасть под термическое воздействие синего луча, как и Тай-Грену. Когда загнанные существа оказались вместе, Данаилянк совершил прорыв в пространстве.

Их мгновенно перебросило на достаточное расстояние, но не очень далёкое. Герои оказались за пределами площади, где старались ученить расправу над ними.

Впереди за толстым блочным ограждением оставалась та самая площадь. Над ней кружило великое множество разноформенных объектов. Они излучали разные по оформлению виды света, то прекращали это дело, низко опускались, потом взлетали либо просто зависали.

Позади расположилась краснокаменная пустыня, местность, состоящая из огромного количества червоных булыжников разных размеров, не исключая очень крупных потрескавшихся валунов.

- Пошли, нужно уходить,- сделал телепатическое послание Тай-Грену Данаилянк откуда-то из-за спины.

Капитан развернулся вместе с обездвиженным телом Мус-Лябы и зашагал за своим компаньоном.

Они долго петляли среди валунов, стараясь как можно дальше уйти от места расправы. Синетелый полубог был опять впереди, он будто бы знал дорогу и знал многое, но почему-то ссылался на то, что ничего не знает и проходит через эти приключения впервые. Всё равно с ним было что-то не так...

- Вот, кажется, я нашёл то, что нам нужно,-заговорил синетелый,- помоги...

Он прислонился к вытянутому большущему камню,Тай-Грен положил безчувственное тело однорукого бежевотелого на грунт, схватился тоже за плиту. Валун начал сдвигаться, за ним открылся проход в тёмную пещеру или искусственно сотворённый схрон.

- Заноси туда Мус-Лябу.

- А кто будет закрывать проход?

Капитан уже вступил в темноту, зажёг освещение под стволами Оплеймы. Синетелый залез следом, по его воле плита сама задвинулась. И надо было капитану прилагать усилия, чтобы её отодвинуть?

- Теперь следуй вниз и всё вниз,- приказал полубог.

Кораблеуправитель стал выполнять его требования, опускаясь по натоптанной дорожке.

Вскоре они оказались в небольшой комнате, которую выдолбили внутри каменной породы, стены по всему периметру были неаккуратно неравномерно стёсаны. Близь широких стен, друг напротив друга чуть возвышались над полом прямоугольные площадки, служившие лежанками для двоих особ.

Тай-Грен уложил Мус-Лябу на правую.

- На этом наша игра подходит к завершению на втором этапе,- вдруг заговорил синетелый.- Мы прошли второй уровень, обманули энергососов, пускай считают нас уничтоженными. Пускай Мус-Ляба остаётся здесь, он носитель летающей системы, она поможет нам в будущем. Твой ход вперёд, иди просто на стену и выйдешь туда, где оставил своих. Когда произойдёт наше соединение, мы встретимся, а сейчас происходит размыкание нас объединяющих пространственных контуров, я должен оказаться в совсем иной точке этой Вселенной....- дальше он не договорил, просто растворился.

Вместо прохода, через который они вошли, появилась сплошная, вся в уродливых неравномерных выдолбностях стена. Зато перед Тай-Греном вместо противоположной стены возник небольшой круглый проход.

Он стремительно полез через него и оказался в сером скалистом помещении с очень толстой трубой посередине. То самое место, где они все потерялись. Здесь должна была быть Комрелия, но никто не присутствовал.

"Комрелия,Комрелия, ответь капитану"- был послан телепатический сигнал.

* * * *

Комрелия подлетала к каменному кургану. Сейчас было светло и имелась возможность разглядеть место их разлуки с высоты.

Окруженная джунглями со всех сторон, выделялась конусовидная возвышенность, наляпанная небрежно, будто бы из бетона, либо она прежде имела достойную симметричную форму, но кто-то стал обтёсывать фигуру и изуродовал её, превратив в конус с закруглённой вершиной и глубокими выбоинами по бокам. Из сооружения торчала и уходила вверх, в серость широкая зелёная труба.

Слева, вдали возвышалось белоблочное здание, перед которым серел застывший неподвижно водоём.

Аппарат в виде очень сжатых песочных часов с каменным корпусом начал снижаться, прошёл, едва не коснувшись крыши Мастеката-вездехода, которого уже успели сильно оплести лианы. Перед каменным сооружением не было высоких деревьев, обнаружилась поляна с небольшими папоротниковидными кустарниками. Воздухолёт совершил посадку.

Дверь опустилась, воительница Комрелия вышла и направилась к входу в сооружение. Она намеревалась застать кого-то из своих близких. Наивно, конечно, с её стороны, но оставалась капелька надежды.

"Комрелия, ответь капитану,"- вдруг получила она телепатическое послание.

Она устремилась вовнутрь и, о,радость - в комнате-пещере стоял Тай-Грен. Тот самый, не поддельный, не копия его из прошлого или будущего настоящий её кпитан.

- Тай-Грен, наконец-то опять встретились!

-Да, мы разлучались, хотя, я всего лишь уходил в соседнюю комнату,- отвечал капитан, убирая шлем и защитный скафандр.

- Я тоже туда зашла, а вышла совсем в другом месте. Уничтожила саму себя из параллельного будущего. Ещё и плохого очень злого Порокофа.

Как Порокофа? Он же должен быть с тобой.

- Я уничтожила двойника из альтернативного варианта развития событий, а то бы он сам меня порешил...

Но где тогда настоящий энергетик?

Он заходил во второе помещение первым из нас - значит попал в ещё какое-то пространство, как и я. Столько приключений, я тебе передам всё увиденное, впрочем вот,воспринимай и анализируй.

-Ты посмотри на мои приключения.

Получила. Значит тебя всё время сопровождает Данаилянк. Тот, кто явился к нам в образе серого Порокофа. Странно всё как-то. И он ещё обещал тебя забирать участвовать в каких-то играх? И это по его мнению игры?

- Но то, что мы проходили первым этапом точно было похоже на игру. Второй этап не совсем не походил ни на какие игры - это просто диверсия против одной из здешних цивилизаций. А потом пришлось так от них уворачиваться. Он обещал ещё встречу и сколько таких ещё будет?

Больше разлучаться не хочу, нас и так разбросало. Где Скалтера и Янсчера искать? Теперь Порокоф.

Сообщили, что Скалтера больше нет и Янсчер изменился, куда-то заброшен очень далеко.

- Как,кто сообщил? А, я вижу этого великана, ты будто бы выиграл спасение для Янсчера. Не верю никому в этом вселенческом мире. Как же мне быть?

- Породим новых, хотя, понимаю, моё оптимистическое предложение никчему сейчас. Держись, отправимся за Порокофом.

Знаешь, Тай-Грен, мы можем зайти в соседнее помещение и оказаться в пространственной реальности совсем отличной от реальности, куда попал наш энергетик.

Зато я после второй игры с Данаилянком приобрёл способности совершать переброс на расстояние за очень короткое время, а также переходить в другие реальности. Так что смелее. Чтобы не потеряться, зайди в моё тело.

Комрелия присоединилась к организму капитана, от этого наш герой стал немного больше и толще. Он повернулся и направился к проходу в соседнюю пещерку. По всем вероятным особенностям он снова должен был оказаться на месте, где должен лежать без сознания Мус-Ляба, но получилось выйти в очень переплетённые джунгли.

Эта растительность отличалась от предыдущей своим ростом. Величина уходила куда-то в высоту и у неё не было предела, и все свободные возможности были заполнены всевозможными представителями флоры. Ветви и лианы давили отовсюду, на многих переплетениях цвели белые, очень большие пиаловидные цветы.

Наступил момент проверить, та ли эта реальность или не та, но оказалось, что действительно, попали на нужный уровень.

Стали приходить телепатические сигналы от Порокофа, он смотрел фильмы, находясь подключённым к информационному полю. Его сознание отсутствовало. А, действительно, что сознательного в этом мире? Может, сознательно больше информационное поле! Ведь информация более реальна и правдива.

Комрелия освободилась из тела капитана.

Пошли вперёд, он должен быть там не очень далеко отсюда,-сказал кораблеуправитель.

Из ствола Оплеймы пустилась вперёд толстая линия синего света, в плотных зарослях возник метровый прожжённый коридор. Капитан и штурман поспешили по нему. Свет делал и делал продолжения пути, наши герои свободно передвигались, чуть ли не бегом.

Наконец, слева они заметили отсутствие высокой растительности, там присутствовала чёрная почва, местами заросшая маленькими кустарниками с круглыми кожистыми листьями, кое-где уже проплелись, замерли, словно змеи, тонкие лианы. А справа лес был нескончаемой высоты и плотности.

Где-то здесь наш энергетик, вот чувствую,- произнёс Тай-Грен, ступая вперёд и поднимая ветки кустов Оплеймой.

Комрелия отошла чуть в сторону вся по пояс в растительности, стала подходить уже к сплошному лесному массиву, как вдруг:

- Порокоф, нашла, вот его ноги.

На грунте покоились конечности для ходьбы, остальное тело было полностью охвачено и вплетено в ветки с лианами.

Красное пламя мигом освободило энергетика от зелёных оков. Сильное тепло извне заставило отойти от погружения в информационное поле.

Мать-Прородительница, я так и знал, что отключусь, а когда вернусь в сознание, вы будете рядом.

- Сможешь подняться и идти?- спросила штурман.

Попробую,- отвечал ей энергетик.

Она протянула ему левую руку, упёрлась, чтобы поднять грузное тело. Зелёнотелый, видимо, лежал так долго, что на земле остался глубокий отпечаток.

Я здесь уничтожал эти джунгли, они очень давят, особенно, когда ты один.

- Теперь мы с тобой, а втроём ничто не страшно.Куда дальше?-спросил Тай-Грен.

- Скалтер и Янсчер, мы должны их найти, я не верю в то, что их поглотила эта Вселенная,- ответила Комрелия.

Порокоф ненадолго отрешился, вошёл, видимо, опять в информационное поле. Мать-Прородительница тут же пожелала вывести его из этого состояния, но кораблеуправитель жестом не позволил это сделать.

Энергетик очень скоро пришёл в себя:

Информация о их нахождении отсутствует, только прошлые данные и всё заканчивается тем, что они отбыли в новую неизвестную Вселенную.

- Значит здесь действует информация наших космосов, а этот космос не имеет никаких своих данных,-сделал вывод капитан.

Так что же нам делать?- вопрошала Комрелия.

Идти всё вперёд и вперёд навстречу всем невзгодам, главное, не разлучаться и поодиночке ни в какие помещения не входить.

- Мать-Прородительница, можно я буду держаться за вас, мне почему-то так тяжело передвигаться по этому лесу?-попросил Порокоф.

- Да, конечно, пойдём вместе,- ответила ему Комрелия.

Мы не можем ничего против законов этого мира, мы здесь пришельцы, очень маленькие такие по уровню развития,- успокаивал свою супругу капитан.- Пойдём назад - выйдем совсем в другой уровень.

Они двинулись в путь, решили идти по территории выжженного леса рядом с непроходимым густым. Так было проще: невысокие кустарники, не нужно было использовать световое оружие для расчистки, экономия энергии.

Тай-Грен шёл чуть впереди, штурман и энергетик за ним, Порокоф обхватил левой рукой правую руку своей матери.

Скоро выжженные места остались позади, начинался спуск в глубокую низину, здесь пришлось войти в настоящие джунгли. Под ногами стали пролегать толстоствольные лианы, они обворачивали необъятные стволы деревьев, образовывали кольцевые своды. Всюду пробивались разного рода листья и всяческого состояния стебли. Во многих местах приходилось проходить через множество склонённых над тобой цветов очень больших размеров, благоухающих разными ароматами, с лепестками диковинной расцветки.

Становилось влажно, грунт под ногами стал коричневым и очень вязким. Ступни очень сильно погружались в него и тяжело получалось совершать шаги. За опору получалось использовать стволы прилегающих деревьев.

В низине вместо воды нашим героям удалось войти в голубоватую слизь, видимо, она здесь заменяла воду. Вещество напоминало гелиевые шарики, только расплавленные и превращённые в липкое клейкое состояние.

Троица погруженная то по колено, то по пояс, минуя оплетённые деревья стороной, выбралась и начала подниматься по желтоскальному склону. Здесь стало меньше растений и появились свободные варианты для прохода.

Подъём был взят, дальше пошла снова плотнозаросшая равнина, тогда пришлось воспользоваться световым лучом, проделывать себе длинный беспрепятственный коридор.

- Это горная местность, вон видно за этими скоплениями деревьев,-заговорила Комрелия, ударив красным лучом влево и в высоту.

От повышенной температуры сгорела листва, остались обугленные стволы.Вдалеке были обозримы неровные вершины целого горного хребта.Он также казался зелёным, лес не прекращался и там.

То что мы видим сейчас, не значит, что будет таким, если мы достигнем этого,- с мудростью опытного существа отозвался Тай-Грен,- кстати, я могу летать, конечно, спускаясь на опоры, но я приобрёл и эту особенность.

- Давайте улетим, так тяжело передвигаться,-взмолился Порокоф.

- Тогда забирайтесь в меня,- предложил капитан.

Комрелия присоединилась первая, энергетик вторым. Тело капитана стало в два раза больше. Он покрыл голову и туловище защитным скафандром, образовал световую оболочку, которая стала внутри светиться сиреневым, а снаружи отдавать красноватым.

Вес уменьшился, тело подняло над поверхностью грунта, избрав толстоствольное дерево и опираясь о него, наш герой сумел добраться до вершины. Охранительная оболочка прожигала всю препятствующую продвижению органику.

Подниматься пришлось долго, но всё же удалось доказать, что у леса есть верхний предел. С далёкой высоты бил голубоватый свет, светилось всё небо, если его можно было так назвать. Чуть внизу, словно ковром, раскинулся вечнозелёный влажный лес.

Капитан оттолкнулся от дерева, пролетел расстояние и прикрепился к другому сильно длинному с чёрной корой стволу. Для него было вновинку летать самостоятельно, но если есть такая функция, то почему бы ей не воспользоваться. Дальше он преодолел большое расстояние уже ни на что не опираясь. Внизу проплывали бесконечные джунгли, они чуть с большой высоты казались морем, которое бурлило и клубилось своей внутренней зеленью.

Чтобы не задевать ногами природу пришлось взять выше, ступни чуть не зацепились за вершину горы, её склоны спускались ниже и, растягиваясь, превращались в ещё один горный хребет. За ним пошла блюдцевидная низменность, где в свободных от деревьев местах синела жижа, похожая на ту слизь в которую им удалось вляпаться в одном из углублений. Здесь, видимо, эта форма размягчённого гелия служила как вода. В этой блюдцевидной низменности сильно заболоченная местность. Хотя, можно ли так называть увиденное?Слизистые водоёмы - нечто новое в здешнем мире,но покрайней мере для нашего героя.

Далеко впереди возвышалось действительно что-то новое и необъяснимое. Если горы, те что остались позади были действительно горами, то для возвышающегося впереди невозможно было подобрать термина. Там повсюду поднимались на запредельную высоту тёмные прямоугольные строения. Они проходили сплошной стеной вправо и влево. Только между двумя впередистоящими блоками имелся небольшой просвет. Эти сооружения не имели вершины, верхняя часть терялась уже не в синей, а потемневшей вершине, но не совсем чёрной.

"Не лететь к этому объекту,вдруг произойдёт что-то там...- подумал Тай-Грен,- не могу не полететь".

По мере приближения начинало казаться, что сооружение очень огромно. Наш герой выглядел просто мошкой по сравнению с размерами этого творения. Стена, сложенная из разного количества коричневых прямоугольников с различными неровными чёрными полосами.

Зелень джунглей заканчивалась у подножия этой стены. Вот стометровый промежуток, ширина этих стен несколько километров. Пройдя коридорный проём в несколько миль, Тай-Грен влетел в прямоугольный двор-колодец очень большой площади, внутри господствовал полумрак, но несмотря на это, там снова продолжились джунгли, только очень высокорослые, они покрывали небольшую возвышенность в самой середине тупикового пространства. Впереди сплошная коричневая стена, такие же справа, слева, выход только назад.

Отчего-то захотелось совершить посадку среди этих мрачных зарослей, на вершине горки. Большие знания подсказывали, что возвышенность эта неслучайная, а искусственного образования.

Произошло снижение, защитный свет прожёг путь к низине. Капитан оказался фактически в темноте под деревьями. На Оплейме зажёгся свет фонаря, начался спуск вниз, здесь должен быть вход, так всегда бывает.

Когда возвышенность закончилась, пошёл немного ровный грунт, из него, словно стараясь обойти друг друга, всё заполонили тёмные лопоухие банановые деревья. Управителю кораблей удалось заметить слева, как к возвышенности примыкал вал, идущий прямо от громоздкой стены. На месте соединения горы и вала нашёлся небольшой сильно заросший лианами вход.

Капитан не стал освобождать из себя Комрелию и Порокофа, всё также, находясь в светящейся оболочке, он начал пробираться через обнаруженный лаз. Здесь он оказался чуть ли не по горло в воде, световая оболочка отталкивала жидкость, давала мало света, пришлось задрать высоко руку с Оплеймой и сделать подствольное освещение ярче. Коридор вёл налево- в нутро возвышенности, направо - к стене. Интересно было побывать и там и там. Ну что ж сперва налево исследуем основы искуственной горки.

Пришлось плыть или лететь в жидкости, сверху белел полукруглый потолок. Проход закончился, нащупывались ступени, пошёл подъём, ага, всё как чувствовалось! Свет осветил круглое помещение, одно разбитое и вывернутое кресло, чуть сплюснутый круглый люк в полу, правая рука подняла его, туда проникли лучи света, но вместо двигателя и зарядных батарей застоявшееся целое озеро воды.

- Это не стены, это рухнувшая станция, не знаю из каких космосов. Но что точно, этот аппарат, где мы сейчас находимся, из круглопланетного и звёздного космоса Ра. Был пристыкован. Восстановлению не подлежит. Теперь отправимся и посмотрим, что осталось от станции.

"Но она необъятна,"- прислала Комрелия своё мнение.

- А нас ведь никто никуда не торопит, вот найти бы действующий корабль и тогда всё получится, если не встретимся с враждебными обитателями здешних конструкций.

Капитан стал спускаться в воду, выплыл в коридор и стал перемещаться в сторону гигантской стены. Водный путь привёл его в большое затопленное помещение, лестницы были все перевёрнуты, смотрели и вели совсем в другие стороны, поэтому пришлось покинуть водную стихию с помощью взлёта. Лучше летать чем передвигаться на ногах, так более удобно.

Пришлось петлять разными проходами, попадать в затемнённые разного размера помещения. Везде оказывалось пусто, никакой мебели, ни полок, ни предметов быта - всё кем-то опустошено. Значит здесь бывали искатели, другие обитатели этой Вселенной, а чему здесь удивляться? Теперь, судя по правильной системе ориентирования, они находятся ближе к концу стены, уже за пределами двора-тупика, нужно спускаться вниз и искать выход либо продолжить исследование. И то, и другое. Сначала вниз.

Удачно подвернулся коридор, который подобно шахте лифта вёл к желаемому уровню. Кораблеуправитель плавно слетел, прошёл по тыльной стороне лестницы и оказался в квадратной комнате, где большая дверь находилась ближе к потолку. Синий плазмоид вынес её мгновенно. Капитан взлетел и тут же завис и вовремя успел это сделать.

Сразу под стеной корабля - станции краснели разбитые от ветра или каких-либо внешних природных явлений скалы, а под ними около сотни метров ниже зеленело ряской бесконечное болото с островами высокой остролистой растительности. Этому новому природному явлению не было пределов. Слева всё высилась стена станции, но большая её часть спускалась по наклонной, оказывалась погруженной в это жидкостно-растительное скопление.

- Нужно найти хоть какие-то места, где содержится информация о схеме этого сооружения, не просить же в информационном поле?

Когда Тай-Грен залетел обратно и сел на пол квадратной комнаты из него вылезли Порокоф и Комрелия.

- Я сейчас сканирую весь этот объект, достаточно прикоснуться к поверхности, сказал энергетик.

Капитан мог это сам сделать, но нужно что-то оставить и для помщников.Порокоф схватил свой пистолет, что крепился к рюкзаку, подошёл к стене и присоединился стволом, и тут же замер. Через небольшой промежуток времени оживился и вернулся к своим родителям.

- Вот, передаю телепатически схему. Станция прямоугольная, очень большая, получи план, один из центров управления находится вот в этой наземной части, к ней было пристыковано четыре корабля, они все в болоте. Плохое состоим в том, что хозяева всего этого были и есть Керкоцианы. Эта раса враждебных к нам существ. Мы для них как мелкие грызуны-вредители, они не выносят нашу тонкую энергию, наши облики, мы для них совсем иные. Они умнее нас и развитее. Получите их внешний вид, увидели?

Отправляйтесь обратно в меня,- скомандовал капитан.

Энергетик и штурман снова оказались внутри главного. В сознании высветилась схема, и кораблеуправитель медленно полетел коридорами.

В остальной части корабля -станции проходы на каждом этапе тянулись ровными линиями, только пол был вместо потолка, а потолок полом. С обеих сторон были открыты и пусты помещения без окон-иллюминаторов, без мест для лежания и зарядки энергией. Как будто кто-то специально опустошил эту часть аппарата, сюда могли попасть любые чужаки.

Тай-Грен ради интереса поднялся и спустился на несколько уровней, но везде обнаружил одно и тоже. Всё пусто. Вспомнились слова Данаилянка о том, что всё замерло, потому что находится не в том режиме времени, поэтому и не встречаешь никого. Но в мире энергетиков-вампиров присутствовали вещи их быта, а здесь ничего.

"А вдруг в реальном времени полно этих Керкоцианов, ими всё заполнено? Нет, лучше пустота,"-подумалось капитану.

Наконец ему удалось достичь комнаты управления и опять пол и белая вся в выдающихся линиях панель на потолке, потолок на полу.

"А что же я ищу? Схема в голове, зачем пытаться включить чужую инокосмическую базу данных и приборы? Вопрос в том, как добраться до одного из кораблей: идти и плыть затопленными коридорами или долететь до этой части и нырнуть? Лучше второе чем первое. Затопленными помещениями не очень безопасно."

Тай-Грен принялся спускаться, нашёл подход к одному из шлюзов, выводящих наружу, разбил его зелёноогненным снарядом. Внизу раскинулось то самое нескончаемое болото. Судя по плану один из кораблей размещается аж так далеко, где видеться небольшой островок с высоченными камышами.

Загорелась сиренево-красным оболочка, получилось оттолкнуться и начать полёт. Часть станции на суше удаляется.Но тут идёт что-то не так, почему-то началось снижение и даже падение...

Тело капитана плюхнулось в воду, здесь было глубоко, он всплыл, хотел перемещаться, но сила магнетизма не давала, началось затягивание. Лишь в последний момент удалось оторваться и отплыть. Но это получилось так тяжело, чья-то воля оказывала сопротивление. Ещё впереди скалистый берег в виде стены.

Оплейма перестроилась и выплюнула трос со снарядным закрепителем, тот жестко врезался в скалу ближе к вершине, расширился и укрепился.Механизм затягивания сработал и начал поднимать капитана. Жидкость очень не хотела отпускать, но всё-таки вырваться удалось, пошёл подъём. Затем был пущен второй трос из нижнего ствола, снаряд попал в открытый в стене аппарата шлюз, там образовался крюк, произошло зацепление. Из скалы был вырван первый снаряд и был затянут в верхний ствол вместе с тросом. Подъём пошёл дальше.

Уже в помещении из Тай-Грена вышли Комрелия и Порокоф.

- У нас два варианта действий,-заговорил капитан,- первый- улетаем отсюда и забудем о возможности получить космический корабль. Второй - будем добираться вплавь на каком-то средстве. Либо третий вариант - пробираться по затопленной части станции.

- Может, разделимся, ты отправишься по коридорам корабля, а мы с Порокофом попробуем сделать плот, деревьев много, древесина не подвержена магнетизму, как наши тела. Но древесина здешнего мира может обладать совсем обратными свойствами, но попытаться можно,-ответила Комрелия.

- То ты разлучаться не хотела, а теперь толкаешь меня снова на одиночество и приключения. Если вода обладает такой притягательной способностью, то пойти затопленными коммуникациями можно вообще никуда не прийти. Делаем плот.

- А мне почему-то нравится первый вариант,-заговорил Порокоф,- давайте улетим отсюда. Ведь обитатели станции, если они были, давно воспользовались исправными кораблями и улетели. Во всех помещениях комплекса ничего нет из вещей им принадлежавших, нет энергии, всё обесточено. Нет ничего.

А магнетизм болота, что-то же создаёт магнитное поле да ещё и очень сильное.

Может там на глубине много железной руды,- защищался энергетик,- станция со временем превратилась в такую породу.

- Ну вот, я сейчас проворачиваю результаты твоего сканирования вижу целые проходы и пристыкованные корабли с двигательными отсеками, там всё в порядке, ну так кажется. Мы всё равно должны попробовать. По крайней мере это наш шанс вырваться из этой Вселенной, достичь модуля.

- Всё, не перечь капитану, строим плот,- подвела итог Комрелия.

Вопрос в другом, как мы его будем перетаскивать через не такие уж широкие коридоры, перемахнуть через стены станции тоже невозможно, вершина их скрыта где-то в высоте,- как бы пытался умничать энергетик.

- Будем поступать, как поступали в нашем разбитом космолёте: лишнее удалять,- пришёл ответ от капитана.

Они направились во внутренний затемнённый дворик-тупик, где были высокорослые растения и курган посередине.

Несколько плазмоидов разнесли вал-коридор с водой, а затем лазеры долго прорезали в толстометаллической стене проход размеров допустимых, чтобы пройти во весь рост и даже если ты станешь немного выше. Наконец толстенный кусок металла рухнул, примяв деревья и кустарники.

Теперь идём по первому этажу станции и срезаем всё, что нам мешает проносу брёвен по прямой.

Троица пошла удалять и обрезать все мешающие стены.

Всё как у нас на корабле,-говорил Порокоф за работой.

А ты в чём-то сомневался?- спросила Мать-Прородительница.

Тяжело далась стена, выходящая на болото. Но вдвоём с Комрелией удалось её выварить. Прорезь сделали очень широкую, чтобы можно было вынести сооружение и спустить на болото.

А зачем нам плот, если достаточно сделать лёгкую лодку на троих,-вдруг внёс свою идею энергетик.- Плот будет очень тяжёлым и всё равно где-то завязнет, вон сколько растительности, а лодку перетащить можно.

В вездеходе остались надувные шесть штук,-ответил капитан. А ведь Порокоф прав,-ответил капитан.- Столько возни, расщеплять стволы на доски или прожечь один ствол посередине. Но всё равно для проноса сделали широко и удобно. Пошли искать подходящее дерево.

Троица вышла в джунгли, стала бродить, оглядывая каждый ствол дерева. Им пришлось обойти всю горку вокруг, но подходящего толстого ствола не нашлось.

- Ещё есть способ построения дощатой лодки,- показывал свои познания Порокоф.

Давайте хоть какое-то плавательное средство сделаем!- чуть ли не рявкнул Тай-Грен.

Вот ровные деревья,-сказала Комрелия.

Мощный световой луч сжег стволы у основания. Прошумев ветвями деревья деревья повалились на своих зелёных собратьев.

Ну ты чуть меня под ними не схоронила,- возмутился Тай-Грен.

Красное пламя сожгло листву, оставались ветки. Штурманша потащила первый ствол в помещения станции. Энергетик схватил второй, капитан третий.

Стой,Мать, там на обрезке стены клади бревно, нужно обрубить ветки!- закричал кораблеуправитель.

Комрелия, превратив свою левую руку в мачете легко срезала ненужное.

Стаскивайте сюда, я уже догадалась как делать,- ответила она.

Ей удалось обрубить лишнее и обтесать заготовки. Тай-грен подошёл к первому бревну, верхняя часть его Оплеймы сдвинулась назад с большим верхним стволом, два нижних ствола убрались вовнутрь, вперёд выехал среднего диаметра диск, который мгновенно нарастил свою окружность, таким образом можно было легко резать бревно вдоль и поперёк.

- Держите, чтобы не дёргалось, делаем заготовки для остова - скелета плавательного судна.

Диск начал вращаться, как в масло вошёл в бревно, и пошёл его резать вдоль, капитан еле поспевал за своим инструментом....

Втроём они спускали со специально сотворённой площадки из дерева нависавший над болотом плот, на плоту была закреплена лодка небольшого размера. Плавательное средство спускалось к воде на четырёх тросах из Оплеймы Комрелии и Тай-Грена. Наконец-то плот коснулся воды, не начал тонуть.Капитан попросил своих помощников войти в него, после чего тело покрылось скафандром и световой оболочкой. Произошёл плавный спуск параллельно красным выветренным скалам. Наконец ноги коснулись брёвен самодельного средства на воде.

Для удобства передвижения плот был оборудован двумя колёсами с лопастями на оси. К осям были прикреплены две звёздочки, а к звёздочкам две цепи. Дальше, средства передачи крутящего момента крепились к звёздочкам побольше с педалями посередине и чуть возвышиющимися сидениями повыше. В общем получился не плот, а что-то вроде самодельного катоморана. Были также запасены вёсла в размере четырёх штук-лишние на случай утери.

Капитан выпустил своих помощников,но, несмотря на это, он не стал выглядеть меньше и слабее, всё также оставался сильным и большим, потому что восстановил свою внутреннюю металлическую составляющую, так как выпил несколько килограммов расплавленного прочного, но лёгкого металла, такое же совершила Комрелия - они истратели это вещество при проходе через все приключенческие реальности.

Плот чуть подтапливает,-пожаловался Порокоф.

Вода заболоченного озера слегка нахлынула на брёвна, но это не грозило затоплению.

Меньше железа нужно было хлебать. Давай, энергетик, садимся крутить педали, поплыли,- скомандовал капитан.

Оба уселись на скамейку и принялись работать ногами. Плавательное средство стало потихоньку удаляться от берега. Впереди предстояло одолеть очень большой участок сильно заболоченного озера.

Очень скоро вместо тёмной воды стала встречаться вода светло-зелёная, цветущая на поверхности. Затем пошли попадаться растения в виде очень больших листьев неровной овальной формы. Чтобы они не мешали, Комрелии приходилось брать весло и поджимать такого крупного представителя флоры ко дну.

Им удалось отойти далеко. Стена станции уменьшалась в размерах и больше не казалась такой грозной, как раньше. Они теперь себя чувствовали, будто в море, только поверхность не волновалась, а была грязной, застоявшейся и заросшей.

- Останови крутить: впереди коряга белого цвета, прямо на неё идём, дай, я разомкну ось, теперь ты будешь отдельно своё колесо вращать, а я своё отдельно. Вернее я своё прекращаю, а ты давай, нужно левее брать.

Дальше плот вошёл в полосу торчащих из воды растений, их стало так много, что плыть становилось труднее. И скоро произошло то, о чём предупреждал Порокоф: плавательное средство село на мель и как не старались крутить колёса наши герои - все эти стремления оказались напрасными.

Впереди чуть торчащие заросли из воды переходили в очень высокий лес из камышевидной растительности.

- Ну вот и всё, что дальше, капитан?- спросил Порокоф.

- Да вижу, только что-то раньше я не видел такого леса, когда готовился плыть.

Ну как ты не поймёшь, что всё здесь обманчиво.Сначала имеет вид один, а потом преобразуется в другой,-заговорила Комрелия.- Я думаю, что нужно нам забираться в тебя, а ты попробуешь хоть как-то лететь. Пойдём пешком-нас затянет.

Она подошла к краю и опустила двухметровое весло в воду и ил. Деревяшка ушла вся.

- Всё изменчиво, значит ты утверждаешь, что островок, где может быть вход к кораблю, исчезнет куда-то?

- Я ничего не утверждаю, просто, это уже закономерность здешнего мира: всё увиденное ранее, преобразуется во что-то иное, абсолютно противоположенное увиденному.

- Чувствуется есть какая-то правда в твоих словах...- отвечал Тай-Грен.- только мне не нравятся вот такие явления.

Порокоф и Комрелия обернулись и заметили в высоте позади себя и откуда-то слева наплывающую сплошную тёмную желтизну. Вернее набегала темнота, которая периодически зажигалась неким тёмно-оранжевым светом, будто это находили грозовые тучи с очень сильными зарядами желтоватых молний. Но молния вспыхивает кривой линией, в данном случае темнота оранжевела вся внутри, словно загоралась на мгновения сильно закопченная, пыльная лампочка, вернее, набор разноразмерных грязных осветительных приборов.

- Что-то не очень хочется попадать в это, оно приближается,-пришло от Комрелии.

Темнота навалилась быстро, видимость пропала, появилось ощущение, будто ты находишься в месте, где нет никакой опоры и всё пространство состоит из помех: тёмно-сероватых, постоянно вспыхивающих и угасающих повсеместно пятнышек. Порокоф и Комрелия посерели, как и сделалось чёрно-белым всё близконаходящееся, то что хоть усиленное зрение могло различить.

Но вдруг всё осветилось слабо-желтоватым, и вся местность оказалась наводнена расширяющимися неровными свечениями. В окружающей действительности стали возникать тёмно-желтоватые расширяющиеся разноугольные вспышки, которые очень долго светились прежде чем исчезнуть.

Три наших героя, одна из них героиня ощетинились скафандрами, у капитана он уже был, их только не было у штурмана и энергетика.

Разноформенная вспышковая желтизна стала сильнее проявляться и чуть ли не сплошняком сходить вниз, касаясь воды болота. Появилось опасение, что такие сущности живо сожгут плот и лодку. Но оказалось, что при контакте с любой чужеродной поверхностью желтоватые вспышки исчезали, оставляя после себя литры воды.

Первый раз вижу такой странный дождь,-передал своим подчинённым Тай-Грен.

Смотрите, вода прибывает!-воскликнул энергетик

Плот закачался...- вылетело у Комрелии.

Порокоф, занимай место, будем крутить лопасти, штурман, прочищай световым лучом нам проход через эти высокие заросли,-скомандовал капитан.

Жёлтый луч, только намного ярче вспышек, исходивших с неба, пошёл срезать высокие растолстевшие стебли.Из башенки на её Оплейме ударил вперёд очень яркий синий свет для освещения мрака, мощность его падала, когда через его лучи пролетали фотонные образования,несущие воду.

Плавательное средство сдвинулось и начало передвигаться вперёд. Комрелия стала пускать световые лучи периодами, стараясь срезать растения на глубине - это бы лучше способствовало проходу самодельного судна. И вот дело пошло. Вспышечные осадки всё же оказались не новым испытанием, а помощью Всевышнего.

Очень скоро световые осадки исчезли и вовсе. Стало намного светлее. Наши герои теперь спокойно проплывали среди плотно прижатых друг к другу стеблей очень высоких камышевидных зарослей. Если поначалу приходилось пробивать себе путь, то теперь протоки довольно широкие образовала сама природа.

Неожиданно снова произошло потемнение и вместо множества постоянных вспышек с неба ударили потоки синеватой слизи, той самой липкой и очень вязкой, напоминающей размягченный селикон.

Но это вещество при соприкосновении с водой или другими предметами превращалось в воду. По стеблям окружающих растений стекали ручейки темноватой дурнопахнущей жидкости. Уже значительно посветлело, когда наши герои после петляния по камышовому лесу выбрались на широкую водную гладь.

Здесь всё напоминало только-только начинающее затухать озеро. Вода повсеместно была тёмной зловонной, но в отличии от поверхности прежнего водоёма здесь не наблюдалось никакого цветения, одна ровная, тёмная, иногда чуть волнующаяся поверхность.

Тай-Грен настроил свой взгляд на осмотр дальних окрестностей. Он увидел слева и спереди линии высоченных растений, справа возвышался неровный глинистый берег.

Им нужно было влево и прямо, там всё равно согласно со схемой должен быть остров. Колёса с лопастями завращались сильнее.

- Смотрите,- окликнула всех Комрелия,-вот и местная фауна.

Педальные гребцы обратили свои головы вправо и заметили, как по поверхности водоёма скользят, словно по льду, средние паукообразные с горящими красным светом глазами.

Штурманша зажгла на своей Оплейме мощный прожектор и направила свет на животных, но те повернули и постарались исчезнуть в темноте.

- Вообще я видел в информационном поле, что паукообразные ведут себя агрессивно,- заметил Порокоф, снимая с лица защитный слой скафандра.

- Да от них можно что угодно ожидать,- отвечал ему Тай-Грен,- они хорошо переносят космос и разные условия. Селятся в закрытых отсеках кораблей, могут замирать на долгое время, одним словом - арахниды - одна из древнейших форм жизни Вселенных.

Ещё больше посветлело и стала заметна полоса высокой растительности.

- Вот эта ещё преграда, а за ней должен быть остров.

Сплошной камышовый лес приближался, Комрелия встала впереди,опускала то и дело весло в воду, тем самым проверяла глубину. Деревянная палка с расширением на конце дна не достигала.

Синий толстый луч ударил через воду к основаниям большущих стеблей, десятки растений начали валиться, как подкошенные, но жёлтый луч из второго ствола, нацеленного на высоту, сжигал зелёную мякоть ещё до касания ею воды. Таким образом прокладывался снова широкий чистый путь.

- Заметь, Тай-Грен, как только вошли во владения растительности, вода сразу сделалась какой-то оранжевой,- обратился Порокоф к капитану.

- Мне это говорит только о том, что здесь полно ила и мы можем сесть на мель.

Им удалось углубиться на несколько сотен метров в заросли, когда действительно произошло то, что предположил капитан: плот наехал на большую кочку глины. Комрелия пропустила её, погружаемое весло не встречало дна. Но это она делала левой рукой и всё следила за глубиной по левому борту, забывая о существовании правого. И вот поправее возникла мель.

Тай-Грен слез с сиденья, подошёл ближе к Комрелии и шагнул вправо, его тело осветилось сиреневым с краснецой от этого возникла способность к левитации.Он переместился вперёд, оказавшись над водой, согнулся, взялся руками за плот и оттолкнул его назад в воду, где ещё ощущалась глубина.

-Значит так, замыкай ось между колёсными лопастями. Порокоф,будешь медленно вращать. Я буду прощупывать глубину по правому борту.Слушай мои команды. Сейчас полный назад.

Энергетик сомкнул оси и крутанул педалями назад. Плот отошёл от опасного места.

- Разомкни ось и отработай назад своим левым колесом,-Порокоф выполнил задание, плот задней частью повернул направо.

Теперь смыкай ось и медленно крути вперёд.

Во все стороны ударили световые лучи, в новом направлении была пробита на многие метры вперёд дорога.

Комрелия и Тай-Грен стали опускать вёсла, дно не находилось. Самодельный катоморан начал снова продвигаться вглубь зелёных болотных джунглей. Но очень скоро им пришлось остановиться, так как впереди возникла постоянная суша - очень большая площадь грунта не залитого водой.

Ну что, этот остров, мы достигли цели?- спросила Мать-Прородительница.

Это не остров,-отвечал ей Тай-Грен,- а пятно не залитой водой местности.

Поднимай,Порокоф, своё колесо, а я своё.

Лопасти были подняты и закреплены на плоту. Трос из Оплеймы зацепился за брёвна и прошёл между ними. Комрелия прицепилась за левый борт. Световые столбы мигом прорезали путь среди стеблей. Теперь только растения не сжигали в полёте, а наоборот, требовалось, чтобы они легли и застелили собой жидкий грунт.

Капитан и штурман шагнули и увязли в жиже, потом напряглись и потащили плавательное средство.

Когда плот выехал на грунт с него сошёл Порокоф и начал идти следом за своими прородителями. Сначала он чуть ли не по колено увяз, но вскоре вышел на растительный постил и стал передвигаться нормально без препятствий.

Плот с трудом, но скользил благодаря специальным гладко вытесанным бревнам снизу. Они служили как пара лыж.Тай-Грен оказался очень предусмотрительным, предусмотрел возможность волочения через островки суши.

После яркого желтоватого света чем-то заменяющего солнце, хотя никакого светила в вышине обнаружено так и не было, наступило свечение какое-то синеватое, вся облачность в высоте стала истемна-синей, после чего на всё окружающее опустился мрак.Началась какая-то необычная ночь или состояние природы.

Суша заканчивалась, свет от прожекторов Оплейм отразился от новой водной поверхности. Наши герои зажгли в фонарях белый свет, чтобы хоть что-то видеть в этой тёмной густой синеве.

- Порокоф, ты там не отстал?- спросил капитан, вглядываясь в тёмный силуэт энергетика и различая маленький светлый огонёк его пистолета.

-Да куда мне, всё иду и иду за вами. Вы,кажется не заметили, а я видел очередного представителя здешней фауны. Ровная линия крыльев светится розовым, остальное тело всё чёрное, розовые когтистые ступни тоже светятся.

А где ты такое чудо заметил?- спросила Комрелия.

Да сидел справа между стволов на высоте, потом прошмыгнул и исчез в синем сумраке.

Что-то знакомое,твои описания сходятся с чем-то,с каким-то образом, полученным от тебя. Только не могу понять с каким, - ответил Тай-Грен.- Ну что, сейчас поплывём или будем дожидаться пока эта синева пройдёт.

А если она вообще не пройдёт?- спросила Комрелия.

Ну тогда будем действовать,- сказал капитан и зашёл сзади самодельного катоморана. Железный канат отцепился и заехал в один из стволов Оплеймы. Комрелия уже давно освободилась от связи с плавательным средством.

Кораблеуправитель согнулся и навалился на бревенчатую поверхность, самодельное средство передвижения оказалось в воде, но село на мель.

Подсвети сюда ярче!- скомандовал капитан.

Он по колено оказался в иле, но ощутил всё же опору, напрягся и оттолкнул плот подальше от мелководья.

По местам, прошу на кораблик,- пришло приглашение для штурмана и энергетика.

Порокоф уселся на месте крутящего-моториста, Тай-Грен и Комрелия врубив беловатые прожекторы и взяв по веслу, сначала сожгли стебли на несколько метров вперёд, затем, дали команду энергетику двигаться, принялись ощупывать дно.

На этот раз глубина только увеличивалась, суша осталась позади.

Им пришлось несколько километров пробиваться через мангровые заросли: мягкостеблевидные гиганты вскорости помельчали, превратились в огромные скопления торчащих из воды твёрдых толстоствольных деревьев с высокими переплетёнными корнями. Повсюду свисала кожистая, плотная, чуть заострённая впереди листва.

Неожиданно Тай-Грен выпустил очередь из оранжевых эллипсовидных плазмоидов. Впереди произошла серия взрывов, брызги, вся древесина жутко горела. От огня улучшилась видимость, синеватый сумрак отошёл в сторону.

- Давай медленно вперёд,Порокоф,- скомандовал капитан,- а там только и остаётся вёслами отгребать да отталкивать брёвна.

Там, кажется, под правую лопасть что-то попало,- пожаловался энергетик.

- Ну я же говорил, что будут попадаться,- признёс капитан, перемещаясь ближе к колесу с лопастями.

Свет выявил там несколько перекрученных коряг, которые мешали.

Стой машина,- пошла команда.

Энергетик замер, весло вытянулось, а затем оттолкнуло стволы.

Давай,полный вперёд, но медленно...

Впереди опять приближалось препятствие из различных переплетений высотой около пяти метров. Комрелия пустила ракету.

Взрывом разнесло всё впереди, возник жуткий пожар, от этого пришлось остановиться, нужно было выждать, чтобы всё сгорело.

Тай-Грен решил отвлечься, бросил взгляд чуть левее. Там среди зарослей промелькнула какая-то розовая вспышка и тут же погасла.

- Что, говоришь видел розовую тварь, Порокоф? Я сейчас тоже кое-что заметил. Кто-то наблюдает за нашей деятельностью. Очередной Бог этой озёрно-болотной реальности. Да, как в любом животном мире, есть у каждого свой ареал, а любые чужаки - добыча или соперники.

Комрелия пустила вторую ракету, но поменьше. Опять возник всплеск огня и света. Но на этот раз преграда из горящей древесины исчезла. Плот поплыл медленно дальше на несколько десятков метров.

- Я же стараюсь ударить больше в глубину,-как бы оправдывалась Комрелия,- чтобы лопасти не зацепили стволы.

Ты всё делаешь правильно, то, что нам мешает - уничтожаем, пробиваем своё, нужное нам, соответствующее нашим понятиям,- поучал, философствуя, капитан.

Снаряды ракетной формы полетели дальше разрушать препятствия. Движение продолжалось. Уже казалось, что очень сильная аж до темноты синева стала постепенно растворяться. Как-то становилось чуточку светлее, более обозримее делалось впередистоящее. Но всё это творилось где-то там в вышине, где, видимо, господствовал совершенно яркий свет и иногда приплывали его затемнения. Но источник яркости понять было невозможно. В этом мире не было звёзд, не было круглых планетарных отражателей, в этом мире не было ничего круглого, только некая похожесть на коло, а на самом деле всё не так.

Наши герои "допробивались". Толстоствольные заросли исчезли. Впереди виделась обширная гладь тёмного озера с возвышающимся островком суши.

- Вот там, то, чего мы хотели достичь, как раз совпадает со схемой,-заговорил Тай-Грен.

Непонятно почему,но,наверное, действуя сам от себя на радостях, Порокоф заработал вдвое сильней колёсами.

Тай-Грен и Комрелия даже не успевали проверить глубину, как тут же их плавательное средство накатило в очередной раз на мель, хотя вокруг была свободная вода без растений.

- Ну что, энергетик, тебе что-то оторвать или просто уничтожить?- спросил капитан со злобой.

Но озеро, не должно было случиться мели,- оправдывался Порокоф.

Ты должен был слушать мои команды, а впрочем этот мир очень способен на коварства,- сделал вывод кораблеуправитель.

Он тут же покрылся световой оболочкой, взлетел с деревянной поверхности, стал чуть зависать над водой, в его руках оказалось весло, но деревяшка мгновенно запылала, её пришлось отбросить на самодельное судно, Комрелия принялась тушить, притаптывая пламя. Снаряд от Оплеймы капитана заострённым прутом ударился между брёвен, проник в щель и выставил врезающиеся в древесину штыри. Капитан с трудом поднялся над поверхностью воды и потащил плот, несмотря на сопротивление отмели.

- Может тебе помочь, мы же лишний груз,-взмолилась Комрелия.

- Если бы ты умела, как я,тогда,-отвечал ей капитан.-Порокоф, подними колёса с лопастями.

Энергетик тут же схватился, засуетился и скоро выполнил требуемое.

Тай-Грен с очень большой силой тяги оттащил плот со своими подчинёнными на очень значительное расстояние по мели. После этого он не ощутил сопротивления, стало почему-то легко - значит пошла вода с глубиной. Он вернулся на плавательное средство и скомандовал:

- Медленный вперёд!Комрелия, можешь не работать веслом, если опять сядем, я вытащу. Здесь пропал магнетизм, можно летать. И вообще, хотите, всё бросим и улетим в моём теле?

Нет, лучше доплыть,- отвечала штурман,- а то неизвестно, остров ли там или не остров, в случае чего будет хоть возможность на чём-то материальном убраться.

- А куда ты собралась?-немножко шутливо спросил капитан.-Везде озёрные болота, куда там...

Плот передвигался очень хорошо, ощущалось, что больше не возникнет вероятности сесть на сильно поднявшийся из воды грунт. Но нужный остров был ещё очень далеко. Вокруг темнота. Синева вдруг как-то невзначай потемнела и стало везде чёрно. Вперёд на множество метров били прожекторы. Видимой оставалась только тёмная гладь воды и тёмная линия берега, где-то вдали, и чуть громоздящийся неровной остроконечной горой требуемый остров.

В какой-то момент произошло отключение. Даже у наших героев сознание не могло всегда существовать. Оно отключается, так как имеет особенность накапливать возможные варианты окружающих впечатлений в цветовой и звуковой гамме,и, если этого становится так много, происходит перезагрузка и полное отключение. Мозгам нужна внутренняя переработка данных, а прежде всего отрешенность от внешнего мира, чтобы не ощущать его ни звуковые, ни визуальные, ни обонятельные воздействия.

Так произошло и с нашими героями. Они просто отключились. Порокоф застыл и перестал крутить колёса. Комрелия лежала на правом боку на брёвнах, Тай-Грен распластался рядом с веслом в левой руке. Фонари их Оплейм светили в разные стороны, у штурмана в брёвна, у у капитана куда-то в высоту белым светом.

Тёмная вода вокруг плавающего искусственного островка осветилась из глубины розоватым. Так, наверное, светились плоские крылья этих тварей или очень умных существ.Отдельных световых явлений можно было насчитать не более сдесятка.

Плот очень сильно закачался, на его заднюю часть выползло чернотелое существо двухметрового роста. Оно выглядело немного худощавым, но при том очень стройным и широкоплечим.

Существо зашагало по древесине, оно приближалось к отключённому Порокофу.

Что-то загудело у представителя болотного мира. После этого тело энергетика было облачино в белый свет, его сущность поднялась в пространстве в каком-то изуродованном свечении, напоминающем бесформенный квадрат, у которого каждая стенка дробилась на множество разноразмерных углов. Квадрат со множеством углов и угликов начал распадаться на огромное количество маленьких квадратиков, вместе с этим тело Порокофа также стало поквадратно расползаться в отдельные стороны.

Очнувшийся Тай-Грен выделил большое количество энергии, чтобы отбросить чёрнотелую сущность на расстояния. Свечение прекратило свой покубиковый распад, белый свет исчез. Порокоф оказался на палубе, его туловище начинало сезжаться поштучно, будто бы он не был из живой материи, а являлся цифровым изображением в системе гигинтского компьютера.

Капитан, так больно!-пожаловался пострадавший.

Ничего, терпи,-ответил плотоправитель.

Он снова собрал большое количество энергии и направил её на перенесение их плавательного средства на значительное расстояние ближе к острову.

Произошёл секундный перенос и потеря реальности. Они прошли значительное расстояние. Посветлело. Гора острова зеленела своей необычайной растительностью. До суши оставалось порядком несколько километров.

- Что это было?-спросила очнувшаяся Комрелия.

- Похоже раса владельцев станции дала о себе знать,-ответил капитан,- эти описания передавал нам Порокоф после сканирования помещений. Они на порядки выше нас, им подчиняется материяустройство, не то что мы со своими световыми пушками.

Все тут же заметили, что синий сумрак исчез, природа приобрела привычный вид. Зелень растительности поражала своей разнообразностью оттенков. Вода заболачивающегося озера выглядела во многих местах светло-салатово. Такие цвета, словно разноформенные острова расползались повсюду, иногда соприкасаясь друг с другом, большие вырастали из меньших.

В дали от острова через расстояния стояла плотная стена очень сумрачной синевы. Это явление наши герои не могли никак объяснить, потому что не постигли механику этой Вселенной.

- Комрелия и Порокоф, садитесь вращать лопасти,-пришла команда капитана, а сам он окружил себя световой оболочкой, воткнул трос из Оплеймы в палубу, сам взлетел, чуть переместился вперёд и начал тянуть плавательное средство.

Таким образом у них получилось перемещаться со скоростью катера,оставлять после себя борозду вспененой воды и большущие волны.

Но уйти от опасных существ им не удалось, уже на небольшом расстоянии от берега из воды поднялись слабо-жёлтые квадраты с тёмными, чуть искривлёнными вертикальными полосами. За ними стали появляться такие же фигуры с короткими горизонтальными чёрными полосами вперемешку со слабо-жёлтыми. Это напоминало помехи на телевизионном экране.

Некоторые квадраты начинали расползаться, сверху сужаясь. Это с вертикальными полосами - таким образом, превращаясь в два наложенных друг на друга вытянутых прямоугольника, верхний короче, нижний длинее. Ближе к левой части нижнего вытягивался к воде ещё один прямоугольник, но поменьше, от этого скопления фигур влево стали отходить пять жёлтых световых линий с набором то появляющихся, то исчезающих маленьких-маленьких чёрных палочек. Эти линии породили квадрат с набором тёмных и жёлтых линий.

Набор из десяти световых накатов нашёл на Тай-Грена. Капитан почувствовал, что его начинает сковывать, сейчас его попытаются раздробить, как только что это же проделали с Порокофом. Оплейма выпустила из расширившегося ствола небольшую ракету. Та ушла вперёд и вверх.

Прогремел термоядерный взрыв. Большущее облако всёзжигаемой желтизны стало расползаться в ширину, вниз и вверх.

Капитан всплывал на поверхность, его защищённая шлемом голова и световой оболочкой показалась среди отдельно плавающих брёвен.Плота больше не стало. Чуть в стороне барахтался Порокоф, таща за собой лишенную чувств Комрелию.

- Давай быстрей ко мне, забирайтесь в моё тело,- послал кораблеуправитель телепатический сигнал.

Энергетик догрёб одной рукой брасом. Световая оболочка исчезла, убралась часть скафандра.Сначала вошла полумёртвая штурманша, за ней прошёл Порокоф. Тай-Грен взлетел из воды и, словно снаряд, очень быстро преодолел расстояние до берега и скрылся в густой очень широкой листве.

Из воды выметнулись десятки квадратов с разным содержимым. Некоторые из фигур пошли на снижение, превратились в сочетание прямоугольников, а те уже на суше изменились в чёрное худощавое тело с чуть заострённой головой, розовой линией крыльев на плечах и светящимися когтистыми ластообразными лапами. Ноги оказались тоже тонкими, покрытыми гормошковидной кожей или специальной защитной тканью. Из тела выглядывали небольшие, только сжимающиеся в локте руки, скелетоподобные. Вместо кистей и ладоней там имелся набор хоботовидных щупалец и четыре толстых клешни,видимо, для грубого захвата.У каждого в правой руке был заметен какой-то предмет, чем-то напоминающий минипулемёт, от оружия к спинной части организма отходили толстенькие переплетённые кабели.

Около десятка существ спокойным шагом стали проникать в заросли.Охота начиналась.

Этим существам не требовалось ходить по земле, они легко взлетали на ветки деревьев и спокойно плыли, не приченяя никакого вреда окружающей природе.

Огромное количество квадратов расположилось над лесом по всему, видимо, острову.

Тай-Грен знал, что не в силах побороть этих представителей расы Коркоцианов, но какой-то опыт борьбы с подобными уже имелся.Он выключил световую оболочку, снизил температуру организма, измазался грязью и залёг под камнями неизвестно откуда взявшимися здесь. Двое розовокрылых прошли сверху - не заметили, за ними ещё трое. Остановились, что-то им почудилось, шарят своими безликими лицами и взглядом без глаз. Вот,пошли дальше.

Их практически невозможно было побороть. Разве что стать звездой, тогда можно было их сжечь, а так световой луч они поглотят, особенно чего стоит их впитывающий тёмный цвет тела. Любая пуля или снаряд сгорят в них ещё на подлёте. Врукопашную-откинут, парализуют, разделят на квадратики и заберут себе твою энергетическую силу и твёрдую материю. Нет способа их победить. Разве только стать ими? Но как? Они есть материализация некой световой энергии, не свет от нагрева чего-то или вращения, а свет ещё многими непостижимый, им доступна сверхэнергия, а мы для них просто энергетические отбросы, существа низшего порядка, добыча, пища для небольшого подкрепления. Этот свет их Прородитель, они притащили с собой, он там, под болотом, вот почему не удалось лететь....

Трое возвращаются. Всё равно чувствуют - чужак залёг где-то здесь. Они уже давно спустились с веток, расхаживают взад-вперёд.Один стал испускать шесть жёлтых линий, сканирует грунт, над линиями зажигаются скрытые под грунтом образы, сейчас дойдёт очередь и до Тай-Грена.

Капитан поднялся из-под прикрытия плоского камня и пустил очень яркий синий плазмоид. Рука с этой пушкой с проводами должна всё равно быть слабым местом. Основная энергия в теле, конечность должна быть не столь защищена.

Огненно-световой снаряд пробил руку существа, что стояло боком и поближе.Оружие в щупальцах было не задействовано. Отбитая конечность отлетела в сторону, лишенное кисти существо кораблеуправитель отбросил как можно дальше из этой местности.Резко взлетел, увернулся от набора сканирующих лучей, потом взлетел и оставил снизу вторые бледно-поносные свечения - эти для уничтожения. Дальше пришлось перекувыркнуться, схватить отрезанную руку с закреплённым орудием.

Дальше пошёл снова взлёт и прямой полёт напролом через заросли.По ветвям деревьев уже спешили остальные Коркоцианы, за капитаном вся местность стала разбираться поквадратно, а за этим оказывалась сплошная серость.

Оружие само закрепилось в правой руке, толстые провода удлинились и ушли под скафандр и под покров тела искать себе источники дополнительной подпитки.Просто чудо-штука на разные случаи, ещё от неё пошла дополнительная мощь организму, мозг стал узнавать все функции нового приспособления.

Внизу в сломанных зарослях только приходил в себя лишенный кисти. Капитан, усилив яркость оболочки, как снаряд, налетел на чёрное тело.Враждебная сущность не могла его поглотить, новое приспособление уравнивало силы. Из двух совокупившихся тел образовался короткий прямоугольник сверху, снизу чуть подлиннее и смотрящий вниз ближе к нижней части, возник ещё один поменьше наверху ближе к правой части. Схема из четырёх фигур начала взлетать. На трёх нижних фигурах загорелись чуть кривоватые тёмные полосы-вертикальные.Маленькая фигура наверху зажглась ровными толстыми горизонтальными.

"Враг тебя задел, отобрал оружие,возвращайся на станцию,"- пришёл телепатический совет.

Они посылали сигналы на сверхнизкой частоте, раса Тай-Грена и другие такими частотами не пользовались.

Когда набор неравномерно расположенных фигур оказался над лесом острова, до капитана пришло осознание, что нужно поменять форму и преобразоваться в одну гармоничную фигуру. Все выделяющиеся части начали съезжаться и сжиматься внутри. Таким образом образовался средних размеров квадрат с вертикальными чёрными линиями.

К ним приближался объект побольше с чёрно-жёлтыми помехами внутри. Он испустил шесть толстых лучей с чёрными полосками между ними.

"Отправляем вас на станцию,"-был получен сигнал.

Визуально Тай-Грен ощутил, будто перед ним открылась из светового квадрата дверь, и он оказался в прямоугольном зигзаговидном коридоре бледно-жёлтого цвета. Его очень быстро перенесло и воткнуло в очень жаркое исжелта-белое вечное и постоянное. Оно являлось здесь всем.

Тот самый свет -Сверхсвет Божий именно он, отходя от своей яркости, порождает материю и миры, что освещены менее ярко и,наверное, из-за этого материализуются.

В этом свете можно было бы находиться очень долго и даже перемещаться в пределах этой огромнейшей станции.Твоё тело куда-то растворилось, тебя биологического нет, остался ты духовный. Некая нематериальная сущность, даже невидимая, но способная видеть окружающее. Ты,словно парящее в высоте око, но обладающее памятью. Большим местом размером со Вселенные, куда попадает и начинает накапливаться всё увиденное в разных реальностях.

Капитану удалось как-то сместиться влево, и он покинул яркий благодействующий свет. Он оказался в широком тёмном коридоре, в похожем он уже бывал в верхней части станции. Тело Коркоциана было тут же отброшено. Впереди слева отворилась дверь, из помещения поочереди вышли двое чёрнотелых, отброшенный пытался подняться. Его лежачее положение сильно удивило тех двоих.Хотя по их лицам это не скажешь, у них всё равно нет их, там постоянно болтается слишком тёмная желеобразная масса. И вообще здесь не носили оружия, для воинов был положен выход в совсем другом месте. Тай-Грен оказался в этом месте, потому что пришёл за кораблём.

Оружие в правой руке начало воздействие на пространство.Все три существа оказались в белых световых квадратах, которые "волновались"- по сторонам образовывали острые волны. Коркоцианы вдруг стали очень маленькими внутри этих световых объектов и начали по квадратикам распадаться и исчезать. Когда их растворение закончилось и белые квадраты исчезли, Тай-Грен получил тройной заряд энергии необычайного свойства.

"Вот и я стал пожирателем энергии,-заговорил кораблеуправитель,-а то умная цивилизация, каждый считается сильным, потому его окружают другие все слабые."

Огромное темноватое тело с редкими пятнами зелёного и мелкими полосами красного зашагало прямо. Впереди возвышалась полукруглая толстая дверь. Она не открывалась перед идущим. Подбор кодов и послание их телепатически на замок ни к чему не приводило. Сработал метод мощного синего луча, лазер прожёг насквозь металл и сделал толстоватую прорезь в районе запорного устройства. Воткнув Оплейму в проделанную щель,капитан толкнул задвижку. Она с трудом поддалась и начала отъезжать.

Дальше за ней был балконовидный проход налево либо направо.За ограждением сто метров вниз находилось помещение, огромный зал размером со стадион.Оно освещалось грандиозными прожекторами, закреплёнными на потолке.

Внизу происходило собрание чёрнотелых. Странно, находясь в помещении они убирают свои горизонтальные розовые крылья и руки, и удлинённые когти на ногах перестают гореть.

Массы Коркоцианов совершали передвижения, одни двигались по центру по направлению к дальней стене, затем центральная колонна расходилась вправо и влево, таким образом получались два полузакрученных кольца, из центров выходили шеренги по одному и шли противоположно общему потоку обратно к исходной точке или,может,они куда-то уходили и таким образом перемещались в иные отсеки.

В мозгах засветилась схема помещений в виде красных линий. Нужно было идти направо. Капитан повернул и зашагал, прижимаясь как можно плотнее к стене. Преграждающую дверь срезал со стороны замка лазер, её тоже пришлось с силой отодвигать.

Но дальше нашего героя ожидало очень жуткое препятствие:весь коридор за дверью был занят вооруженными чёрнотелыми. На этот раз у них горели крылья и в руках присутствовали какие-то розовые толстенькие цилиндрические трубки с острыми жёлтыми концами.

В коридор полетели три снаряда. Прогремели три термоядерных взрыва. Выбило дверь, которую капитан на мгновение задвинул. Чёрнотелые многие выжили, но были и погибшие, всё же они поддавались уничтожению, но только при очень высокой температуре.

Коридор был весь оплавлен, повсюду зияли дыры в другие помещения. Капитан образовал белые помеховидные квадраты, их цель была поглотить оставшихся в живых. Но образовавшиеся световые структуры почему-то не могли захватить розовокрылых, те обладали какой-то невидимой защитой.

Из зала внизу вверх взмыли квадраты то с вертикальными помехами, то со множеством горизонтальных, шесть жёлтых линий с пробегающими чёрными помехами между ними захватили тело капитана, его парализовало, он мигом оказался в многогранной световой цилиндрической клетке с остриём наверху. Объект преобразовался в сочетание двух прямоугольников: один выдавался вправо, другой вытянулся вниз. Внутри их квадратами вспыхивали чёрные линии, внутри мелких фигур пробегали, вспыхивая посекундно, жёлтые горизонтальные полоски.

Шесть жёлтых лучей приступили к затягиванию пленённого капитана к себе во внутренность. Два прямоугольника уже оторвались от металлического пола и стали потихоньку поддаваться заглатыванию. Но у пленённых фигур вдруг началась тряска. Из нижнего прямоугольника стал вырастать сначала небольшой квадрат, затем тонкий прямоугольник, из него в ответ ударили лучи по затягивающей фигуре. Они оказались намного ярче. Квадрат с вертикальными помехами отнёсся в сторону и, падая, сам разложился на разъехавшиеся повсюду прямоугольники.

Подбегали существа, выжившие после термоядерных взрывов. Их розовые цилиндрические оружия вспыхнули ярче. Фигуры из Тай-Грена оказались в светло-феолетовом окружении. Верхний прямоугольник начал растворяться. Но навязанное феолетовое окружение лопнуло, в сторону оплавленного коридора ударили тёмно-синие линии и десятки Коркцианов оказались в поле светового воздействия. Их тела оплавлялись и падали, в стороны отлетали и уносились в другие отсеки через разбитые дыры белые шарообразные плазмоиды.

В другую сторону по зависшим квадратам пошли ударять несколько наборов ярко-жёлтых линий по шесть в каждом.

Комрелия выскочила, упала грудью на пол, за ней выбрался ногами вперёд Порокоф. Светящиеся разными полосами фигуры пропали. На пол рухнул Тай-Грен с широко разорванной спиной, из раны исходил ярко-жёлтый свет и вытекало нечто горячее тёмно-зелёное с небольшой примесью краснецы

Потащили его, уходим разбитым коридором,-скомандовала штурман.

Враждебные квадраты оказались отброшенными на время, новые ещё не прилетали. Наши герои удалялись, схватив с обеих сторон своего капитана, двое с трудом едва его тащили, тело кораблеуправителя стало таким жестким, холодным и тяжёлым, что казалось, будто это не тело живого существа, а какая-то статуя Бога. Комрелия и энергетик прихватили цилиндрическое розовое оружие. При касании их тел, пошёл большой приток сил.

У Матери-Прородительницы также появилась схема станции, всё-таки у них получилось удачно пройти через системы Коркоцианов. Дальше пошёл спуск по лестнице вниз, потом налево и направо двустворчатая дверь оказалась открытой. За ней последовал коридор из всего белого, будто бы он был сотворён из мрамора или хорошо обтёсанных кораллов.

Они последовали прямо, хотя справа и слева к коридору стали примыкать другие проходы, только не прямые, а с поворотом. Им нужно было попасть в центр управления, на схеме он обозначался большим прямоугольником - это впереди. Все эти примыкающие коридоры идут кругами вокруг центра.

Вопрос:зачем столько ходов? И снова окружность, значит эти существа признают округлое строение мира или это им нужно для каких-то ритуалов?

С пола поднималась некая светлая дымка, некий дымчатый свет. Проход закончился. Порокоф и Комрелия втащили своего капитана в очень светлый зал, который казался бесконечным и весь утопал в беловатой светлой дымке, она сплошняком поднималась от пола, занимала четверть снизу, остальная часть являлась белыми стенами, вернее,казалось, что где-то там стены, но почему-то в это не верилось, ощущалась безграничность, ты оказался в бесконечной плоскости, где только ощущался низ -твердыня под ногами.

Порокоф коснулся Тай-Грена концом пистолета, капитан получил заряд энергии для затвердевших органов, его тело сильно дёрнулось, вырвалось вперёд и рухнуло, исчезнув в светящейся туманности.

- У-ух, как же больно, послышался голос главного кораблеуправителя,- вы меня разорвали.

А ты хотел угодить внутрь энергии и нас материальных больше нет - мы-вечная энергия,- ответила ему Комрелия.

В белизне показалась массивная темновато-зелёная фигура капитана.

Сможете идти?- спросил энергетик.

Попробую, нужно скорее добраться к подключателю и управителю.

Капитан, пошатываясь, с большим трудом, превозмогая боль, направился дальше, штурман и энергетик последовали за ним.

Они вскорости заметили набор торчащих вверх многогранных стелл очень заострённых на конце. Они в совокупности образовывали фигуру, напоминающую звезду шестиконечную, из центра исходили четыре круглых сосульковидных кристалла на большом расстоянии друг от друга.

Капитан, прошёлся по одной из сторон, прямо по заострённым вершинам, уселся в самом центре между толстых стеклянных столбов.Комрелия сообразила, что её место рядом и тоже взошла по другому концу звезды и заняла промежуток по правую руку от своего капитана. Порокоф полуприлёг на конце прозрачных заострённостей.

Капитан тут же уловил и мигом освоил схему корабля. Объект имел прямоугольную форму, в центре находился искривляющий пространство и материю колодец несколькогектарных размеров - это и был главный двигатель. Машина перемещалась с помощью изменения реальностей и времени. Она была создана не для космоса, а для мира Вечной энергетичности. Этот мир связывал всё и порождал материальное, а любое такое обладает началом своего появления и местом уничтожения - концом, т.е подлежит воздействию времени.

Таким образом на начальном этапе в программу корабля следует сообщить объект, дать указание о его местонахождении среди пространств, время его появления в пространстве и участок времени,в котором бы ты хотел очутиться с этим объектом.

Капитан отправил образ главного модуля, космос, трудно было определить время, невозможно было понять, как оно измерялось по межвселенческим меркам, но он послал свою систему измерений -цивилизации космической, но тут была ошибка, система не отвечала, ничего не происходило.

Все проходы,сообщающиеся со станцией, были плотно закрыты. Капитан послал команду расстыковаться и подниматься из болота в высоту. Но почему-то никакого взлёта не произошло, ни тряски стен, ни образа окрестностей с высоты, ничего не происходило, но многогектарный колодец колебался, там происходило искажение пространства, значит что-то изменялось.

Всё, видимо, работало по принципу сверхэнергии, которая была повсюду и не имела никакого дистанционного распространения. Любые материальные объекты и отдалённые реальности образовывались здесь же за пределами корабля, от этого не нужно никуда перемещаться, оно всё само перетекает снаружи, ты только задай команду и точные координаты.

-В колодце завершились колебания,- вдруг донесла штурманша.

- Странно, неужелимы куда-то переместились, первый раз сел за управление таким кораблём,-ответил ей капитан.

Все получили изображение з бортом: они находятся на склоне горы, вокруг одни джунгли и цепи гор. Корабль оказался на серокаменной площадке.

И где мы?В этой жуткой Вселенной или на какой-то планете?- спросил Порокоф.

Вроде бы небо чистое, все объекты освещения должны быть круглые либо иметь какую-то иную форму.

Все получили телепатическое изображение верхней части реальности, увидели синие угрюмые облака массивного газа, проплывающего в своём направлении. И казалось бы, что через такие кучевые скопления должен не пробиваться свет, однако окружающее освещалось очень хорошо,однако, этот свет был лишён желтизны, являл собой свечение с особой зеленцой.

Источник света обнаружить так и не удалось.

Либо массы газа загораживают источник света - звезду, либо мы переместились в другую часть Надвселенной.

- Да похоже на то,-согласился с Комрелией капитан.

Тай -Грен покинул место между кристаллов, зашагал по дымящемуся белым залу, прошел длинным коридором к месту переноса к выходу в нижней части корабля.

- Я выйду посмотрю окрестности, а вы чтобы не смели покидать эту машину.

Он повернулся спиной, от плеч и до поясницы там ещё продолжал сочиться горячим жидким уже затянувшийся шрам. Тело сильнее обросло скафандром, рана на спине закрылась. Капитан исчез из верхнего зала. Был открыт выход внизу, вперёд выдвинулся небольшой трап.

Главный пилот вышел на каменный плац, отошёл в сторону, пока не оказался над обрывом, вниз уходил крутой склон, весь заросший среднего размера деревьями. Дальше была низина вся покрытая джунглями. Далеко впереди возвышалась большущая гора с белой макушкой, от неё отходила тёмная горка поменьше, но значительнее по ширине.

Позади корабль поражал своей коричневой огромностью. Всего лишь по форме параллелепипед с единственным центром управления, остальное всё накопители и преобразователи энергии, которая не является электрической, она иная надматериальная.

Высоко вверх аж к синим клубящимся массам газа уходил тёмно-серый склон горы с небольшими участками зелёной растительности.

Капитан решил вернуться, но подойдя к входу, обнаружил его закрытым, а трап задвинутым.

- Комрелия, открой вход,-попросил он радиосвязью.

Ответа не последовало, просьба была отправлена телепатически, но тоже реакции никакой. Снаряд из синей плазмы разнёс защитные створки, образовалась вогнутая щель внутрь, через неё нельзя было протиснуться. Пришлось сделать упор и руками пытаться расширить себе проход. Не получилось, заело. Капитан отошёл снова, пустил феолетовый лазер, два куска толстого металла упали с жутким грохотом. Пространственный переносчик отказался переносить. Тут был ещё лифт, но веры в это подъёмное устройство не было никакой. Пришлось взять левее и подниматься по винтовой лестнице.

Сверху ударили шесть лучей с пробегающими чёрными чёрточками. пролёт со ступенями исчез. Капитан отпрянул назад. С высоты спускались два прямоугольника. Один сильно выдавался вправо, второй чуть вниз. Произошло их преобразование. Вместо этого возник остроголовый чёрнотелый очень великих размеров Коркоциан. Теперь его в пространстве держала розовая горизонталь крыльев.

" Корабль решили похитить, чтобы убраться из этой Вселенной,- заговорил телепатически розовокрылый,- не получится. Слаб ещё умом и не владеешь техникой Высших. А теперь ты попал в эту реальность Надвселенной и никуда не выберешься отсюда. Здесь мои охотничьи угодья и я решаю, как будет."

Тай-Грен, привыкший воевать, пустил белые квадраты с волнующимися сторонами, но они растворились. Прогремел термоядерный взрыв. Лестница, стены и всё окружающее разнеслись вдребезги и стали по квадратикам исчезать с очень быстрой скоростью.

Капитан пролетел и ударился внизу о твёрдое, на него полетели обломки и частично засыпали. Из массово распадающегося пространства выбрался Коркоциан и стал снижаться.

"Думаешь, меня можно сжечь и разорвать при высоких температурах? Я не тот, что те мелкие собратья в болоте. Я материализованная энергия. Разве можно уничтожить энергию, для меня нет границ.

Тай-Грен, выбиваясь из сил, совершил последний ход, он мгновенно перенёс себя в место за кораблём на высоте. Зажглась световая оболочка, вся её сила была направлена на примагничивание себя к шлюзу в коридор центра управления.

"Комрелия, открой вход, это капитан,"- пошло послание.

Одна створка отъехала живо, вторая начала открываться и зависла начетвертине. Но этого хватило, чтобы проникнуть вовнутрь.

-Закрывай!-скомандовал кораблеуправитель, падая на пол.

Но система не срабатывала. По коридору бежал Порокоф.

-Что случилось, Прородитель?

- Мы... в ловушке, тащи меня в центр.

Порокоф схватил огромное тёмное тело с зеленцой, погрузил себе на спину и поволок, удивляясь своей силе и твёрдости.

В зале пропал светящийся газ, померкла яркость стен, кристаллы, казавшиеся очень чистыми, помутнели. Комрелия спустилась со своего места и приблизилась, помогла снять Тай-Грена, взяла его под руку, энергетик с другой стороны, и поволокли к капитанскому месту. Но затащить своего главного пилота на шестиконечную звезду не удалось, туловище рухнуло на острия стоящих очень близко друг к другу стелл.

Энергетик и штурман мгновенно получили видео прошедших событий.

- В общем мы в плену,- сделала вывод жёлтотелая,- давай попробую перебросить нас в другую реальность.

Она забралась на место капитана, попыталась подключиться к информационному полю. Но вместо этого увидела обрывочные видения огромной головы, где вместо лица колебалось мазутно-мутное вещество. Эти видения стали возникать поочерёдно и чем-то напоминали галлюцинации.

Она отдавала команду закрыть двери и шлюзы, но система не реагировала.Стеллы стали ещё мутнее, от них начал исходить сильно отнимающий энергию холод.

Присоединиться к информационному полю больше не удавалось. Энергия к центру управления не поступала.

Всё, он нас отрезал, теперь остаётся только ждать, пока он сюда явится и поглотит нас,- сказала штурман, вставая с охладевшего места и спускаясь вниз.

Либо будем выбираться в джунгли, а оттуда пешком в очередную реальность,- сделал предложение Порокоф.

- Ты же получил сообщение, это его мир и он нас отсюда не выпустит!- рявкнула Мать-Прородительница.

- Нам..с ним расправиться надо, тогда корабль наш,- еле проговорил Тай-Грен.

- Но как нам это совершить, мы существа совершенно иного порядка.

- Нужно в реак...реактор-накопитель, набрать в себя его энергию, стать полностью им. Тащите меня отсюда. Порокоф и Комрелия подхватили своего главаря и принялись удаляться по одному из коридоров.

Лазеры пробили закрытый проход, полукруглая дверь рухнула. Но после этого они оказались полностью в синем свете с тонкими зототыми полосами. Жёлтое тело Комрелии как раз было сравнимо с этой лучевидной желтизной. Этот свет полностью окружил её и за мгновение поглотил, она исчезла. Порокоф с Тай-Греном оказались вмороженными в остальное синее, потому что синева световая скоро стала твёрдым стекловидным веществом, а жёлтые лучи исчезли.

Из корабля вылетели два перекрещенных прямоугольника, внутри фигур пробегали строчками чёрные полоски. На конце одной из фигур была закреплена неподвижная Мать-прородительница. Объект вознёсся над кораблём, начал подлетать к склону горы, мог бы о него разбиться, но вдруг каменная твердыня стала волноваться и расплылась, образовался обширный туннелевидный проход в иное пространство. Перекрещенные прямоугольники полетели круглым порталом и оказались в сильноскалистых местах иной далёкой местности. После этого с волнением гора снова восстановилась.

Порокоф ты воспринимаешь меня?- спросил капитан.

Так точно, опять меня вмуровали, только в прошлый раз это вещество напоминало зелёный изумруд, а сейчас синий сапфир.

Кораблеуправитель зажёг феолетовым оболочку вокруг себя, от температуры вещество стало плавиться и, превращаясь в свет, поглощаться Тай-Греном. Таким образом он, словно паяльная лампа, сумел освободить левую часть энергетика, затем прожёг себе пространство вправо, чтобы иметь возможность передвигаться, он вернулся к своему подопечному и выдернул его в своё освобождённое место.

- Я такое уже делал, только пришлось так долго себя выпиливать.

- Ну со мной же всегда лучше. Надо вернуться в центр управления за оставленным оружием, ну этими розовыми трубочками.

- Комрелию похитил, теперь где её искать?

- Ничего, будем искать.

Синий световой столб прожёг проход обратно в центр управления. Они прошли коридором, вышли в зал, когда-то ещё ослепительно белый, но в этот раз большое помещение оказалось каким-то серым, световой пар больше не исходил от пола, стены и потолок вообще уже не светили.

У подножия шестиконечной звезды на полу они нашли две цилиндрические трубы с жёлтыми кончиками

- Забирай себе обе, мне хватит того, что я отобрал у одного гада.

Пистолет у энергетика загудел, из ствола вместо света выползла проволока. Потом её выход прекратился, зелёнотелый скрутил два оружия с одного конца, затем снова из дула поползла тонкая мягкая магистраль, таким образом были связаны оружия с другой стороны. От рюкзака с другой половины отделилсь два толстых кабеля с многопроволочными концами, они присоединиль к проволочным обмоткам.Так что оружия повисли с левого бока.

Ну что, можно идти.К энергоустановкам?

- Боюсь, что через корабль он не даст нам пройти.

- Конечно, они сразу же должны быть за дверями, но там это затверделое вещество. Пошли, попробуем пробиться.

Они преодолели часть зала и вышли коридором в проженный ими грот. Оба хотели воспользоваться постаринке лучами. Но капитан начал выбирать программы для оружия прикреплённого к правой руке.

Наконец была найдена функция:"Уничтожение твёрдого пространства вблизи". Пошла команда:"Применить."

Затверделое синее вещество превратилось быстро в свет и стало исчезать.

Широкий коричневого цвета коридор оказался свободным. Энергетику и капитану он чем-то напомнил коридор их бывшего корабля, но не совсем. По правой стене наблюдались цилиндрические лифты для подъёма к реакторам, которые располагались где-то сверху.

- Но всё же мы не можем стать сверхэнергетическими существами, мы просто сгорим,-вдруг усомнился Порокоф.

- То есть ты считаешь мою идею стать кем-то иным, выше самого себя сомнительной?

Ну, если мы такие, то зачем нам быть другими? Комрелию он не зря взял. Мать-Прродительница может породить для него как раз тех, кто будет обладать сверхвозможностями.

- Значит ты предлагаешь отказаться от идеи проникновения в реакторы?

-Пока да.

- Ну что же, пошли в джунгли, охотиться на этого гада.

- Это смотря кто на кого будет охотиться.

Они развернулись и снова направились в зал управления, потому что там оставалась не полностью закрытая дверь, ведущая наружу.

Проход разбили серым плазмоидом. Начетвертинку открытая створка разлетелась на куски. Оранжевый огненный шар полетел в стелловидный трон управления.

- Капитан, что вы делаете, а как же мы?- возмутился Порокоф.

- А ты уверен, что мы вообще куда-то вернёмся. Мы вообще можем не быть одной командой. Нас всё времячто-то или кто-то пытается разделить или разлучить. Сейчас опять исчезла Комрелия. Полезай в меня.

-Но эти розовые цилиндры?

Ты что, если во мне находилось место для Комрелии, Скалтера и Янсчера, так что думаешь, эти погремушки в меня не вместятся?

Скафандр на теле главного пилота на некоторое время исчез, энергетик вошёл в тело своего капитана, цилиндрические оружия были направлены вверх. Затем защитный слой возник снова.Зажглась феолетовая оболочка с краснецой.

Светящаяся фигура выметнулась из корабля и, развивая слишком большую скорость, стала отлетать как можно дальше от площадки с кораблём.

Они достигли самой высокой горы, залетели за её вершину и пошли на снижение. Феолетовотелый начал посадку в мощное переплетение листьев и ветвей, они уже стали воспламеняться, но тут световая оболочка растворилась. Поквадратично разъехался линзовидный шлем.

- Вот теперь мы сделали то, что этот похититель не ожидал,- произнёс капитан.

Силы всех оружий Коркоцанов были объединены.Была выбрана функция: "Дематериализация объектов на дальних расстояниях". Целью стал космический корабль. Пошла команда:"Применить".

Через секунду случился мощный световой всплеск белого цвета, за ним ещё анологичных несколько. Грунт слегка затрясся. Над лесом пошли мощные силовые потоки чего-то невидимого, либо это был ветер.

Световая белизна неравномерно кружилась. В высоту параллельно склону горы образовался бесконечный световой прямоугольник, он начал резко оседать, превращаясь в анологичную фигуру только уже горизонтальную.

Гора, на ступени, которой произошёл взрыв, пошла разрушаться, по крупицам распадаться и уходить в белое. Белизна опускалась дальше, площадки на склоне больше не стало. Вся низина с джунглями благодаря действию полукруговых волн превращалась в свет и тоже уходила из этой реальности.

"А если до нас дойдёт,"- послал Порокоф сигнал.

- Не доберётся, а если да, то улетим.

"Но розовокрылый сказал, что это его реальность, следовательно, у неё есть свои границы. А не кажется, что всё им созданное, сейчас уйдёт в этот свет?"

- Посмотрим.

Неутихающее световое образование меняло форму, превращаясь то в квадрат с вогнутыми сторонами, то такой же прямоугольник. Но образование уменьшалось в размерах, как бы затухало. За колеблющейся разноформенно световой структурой уже были видны очертания совсем другой реальной действительности.

Там серели горы и скалы без растительности.Капитану показалось, что где-то он уже видел подобные пейзажи, проходил и проезжал. Но всё-таки горы там были очень крутые с глубокими расщелинами и всё равно какие-то необычные.

- А теперь спускаемся в джунгли и уходим как можно дальше от этого места. Мы должны спрятаться. Он всё равно прийдёт, чтобы расправиться с нами. Ты думаешь я корабль уничтожил? Я уничтожил большую часть его самого.

Скафандр зажёгся синим, начался плавный спуск, всё мешавшее сжигалось.

Посадка произошла около двух деревьев с толстыми стволами. В основном была сильно заросшей верхушка леса, снизу присутствовали лишь небольшие группы кустарников, чем-то напоминающие папоротники. Проходу мешали завалы сухих веток да везде протянувшиеся корни толщиной до полуметра в высоту - удобные средства для укрытия, но мешающие при бегстве.

Всё ещё находясь в световом скафандре, капитан полулетя, стал передвигаться вглубь леса. Вниз пошёл крутой склон, который вскорости перешёл в сильно заросшее и заваленное корягами болото. Мёртвые и живые стволы были очень плотно переплетены тонкими растениями с белыми полосками на листьях,чем-то напоминающими традисканции.

Наш герой выбрал определённую высоту и начал смещаться вправо, прожигая себе путь.

- Прожигать путь - это оставлять для него след. Нужно действовать не оставляя следов.

Свет вокруг тела погас, кораблеуправитель плюхнулся в водную среду. Глубина по пояс, под ногами вязко, но можно передвигаться. Если начнёт затягивать, то тогда способность летать пойдёт навыручку.

Таким образом, пригибаясь и даже приседая под массой ветвей и лиан, капитан начал передвигаться, думая, что не оставляет следов и остаётся незамеченным.

* * * *

Скрещенные прямоугольники перемещались среди необычных по форме гор. Эти каменные образования были необычны тем, что имели всего лишь вершину, а основание отсутствовало, да и структура их отличалась от привычной для всех.То они выглядели плоскими, как заборы, то имели длинную круглоконечную вершину с ровной платформенной площадкой внизу, то вообще напоминали подушку, лежащую на обрубленном куске твердыни. Все скалистые образования не были связаны, но держались вместе. Между сочетаниями разноформенной скалистой твёрдости далеко внизу проплывало нечто ярко-жёлтое, некий очень густой светящийся газ.

Сочетание прямоугольников выбрало длинную плиту, окруженную с двух сторон стеновидными, закруглёнными сверху горами.

Один из прямоугольников с Комрелией внизу начал поворачиваться, нижняя часть пошла к верху, другой прямоугольник начал тоже изменять своё положение. В итоге образовалась знакомая нам уже фигура,состоящая из двух горизонтальных прямоугольных тел. Верхняя выдвинута сильно вправо, нижняя чуть влево.

Дальше образовался небольшой квадратик внизу и разом всё это сочетание превратилось в огромного Коркоциана с розовыми крыльями и чёрным телом без лица.

Сейчас там, где колебалась очень тёмная материя, горело некое ромбовидное со множеством отходящих розовых чёрточек свечение.

Комрелия оказалась на каменной твердыне, но от большой скованности не смогла удержаться на ногах, поэтому упала. Её тело стало понемногу оттаивать и от этого возвращалась подвижность.

"Ну что, самка - Прородительница кораблеуправителей,-пошло к ней телепатическое послание,-может, согласишься стать матерью новых Коркацианов. Мы сможем управлять кораблями и разными реальностями. Соглашайся либо добровольно, либо я отключу твоё сознание и сделаю задуманное."

- Я существо капитана Тай-Грена - он мой единственный оплодотворитель, а всяких уродов порождать на свет я не собираюсь.

Оплейма загудела, из неё была выпущена небольшая ракета, но в нависавшего великана она не попала, уже на подлёте к цели пространство заколебалось круговыми волнами и снаряд исчез неведомо куда.

Дальше штурман пустила разносветовые столбы света. Но они почему-то отразились, не дойдя до Коркоциана.Свет вернулся обратно и чуть не задел саму жёлтотелую. Ей пришлось отползти на спине.

"Ну зря ты так, а сейчас ты расслабишься и ничего вообще не почувствуешь."

Существо выделило большую розовую плоскость от своих крыльев, та, словно ковёр-самолёт, полетела и накрыла жертву. Мигом световещество свалилось и окутало материнское тело. Оно стало проникать во все щели, особенно в ротовую полость, остальные части были закрыты скафандром. Комрелия очень бы хотела защитить голову шлемом, но было поздно, иная сущность уже просочилась во внутренние органы. От розовидной пасти отделился эллиптический плазменный объект розового цвета, овал сразу же прилип к везде проникшей материи, она где-то на груди образовала небольшую горку. Именно на вершине возвышенности произошло соединение.

По каналам-нитям розовой структуры стали пробегать синеватые круглые огоньки и уходить большей частью через ротовую полость во внутренность Матери.

* * * *

Это произошло непонятно как, но Скалтер очнулся и обнаружил себя прислонённым к серой скале. Руки те же, скелетовидные, трубчатые - на месте, кисти-клешни тоже. Броня на плечах, ряды тёмно-красных рёбер. Он больше не энергетическая сущность, он материализовался обратно. Или то, что происходило с ним и Янсчером был сон или видение?

Он огляделся, вокруг одни скалы, куда идти?Справа от него виделась неширокая кем-то протоптанная дорожка, за спиной после нагромождения камней высится абсолютно ровная белая стена, вся разукрашенная слабо-коричневыми зигзаговидными полосами.

Займарат попытался подняться, но это удалось с большим трудом, что-то тяжелое мешало сзади, там что-то повисло. Это нечто почему-то выходило из его организма. Может, кто-то присосался, чтобы опустошить внутренние энергетические запасы.

Тёмно-краснотелый чуть отшёл к краю, увидел крутой склон горы и широкую ровную площадку внизу. Начался разбег и удар спиной о торчащие камни.

- Ты что, своего брата решил погубить?- послышалось сзади.

Янсчер, это ты?

А кто же ещё, тебе от меня уже точно не избавиться. Мы теперь сиамские близнецы. У тебя большая часть тела, у меня совсем маленькая. Торчит всего лишь наполовину одна правая рука, тело высунуто всего лишь по грудь, да и одна нога, она ступней смотрит совсем в другую сторону от твоих ног. При ходьбе я буду тебе мешать.

А ты постарайся не мешать. Материализовались...- не договорил Скалтер.

Я главное сумел в последний момент захватить всё же наши тела, только всё смешалось и вот что получилось. И ещё у меня ощущение, будто я не я,большая моя часть куда-то делась,- рассуждал Янсчер.

Давай пойдём по этой тропе, я буду тащить, а ты только не мешай, подними свою ногу.

Они отправились по кем-то проделанной тропке. Справа всё поражала своей белой бесконечностью стена, слева сто метров внизу всё тянулась серая равнина, иногда перегораживаемая заборовидными скалами, которые во многих местах выглядели покосившимися и сильно треснутыми, а были фрагменты, где эти образования не сохраняли форму ограды, а просто разваливались по камням.

За одной из таких оград им удалось обнаружить странную сцену. Огромное существо с чёрным телом и розовыми горизонтальными крыльями нависало над небольшой возвышенностью из розовой светящейся материи. Существо сильно забирало энергию из окружающей действительности. От этого становилось не по себе.Набегала в теле мелкая дрожь и слабость начинала понемногу возобладать во внутреннем душевном и физическом мире.

Скалтер повернул Янсчера, чтобы тот более детально посмотрел на происходящее.

Похоже это существо оплодотворяет кого-то. Тут...что-то ощущается такое близкое от этого розового свечения.

Ну что, похулиганим,- пришло вдруг предложение от Скалтера.

Займараты направились к огромному валуну около двадцати метров в поперечнике, он нависал как раз над розовокрылым гигантом.

Скалтер упёрся, приложил все свои силы, огромнейший камень соскочил, чуть проехался по твердыне и с кувырком примял стоящего Коркоциана.

Правая нога у Скалтера раскрылась на ляшке, оттуда был извлечён световой пистолет.

Надо же, оружие каким-то чудным образом сохранилось.

Мощный столб красного света ударил в сторону плазмоида и светящейся розовым оплодотворительной материи.

Вверх стали взлетать в большом количестве синие фотонные пузыри. Розовый свет и плазмоид оказались в поле поглощения красного. Однако в последний момент ромб с отходящими полосками оторвался и унёсся куда-то прочь.

- Ну всё хватит уже,- посоветовал за спиной Янсчер.

Подача света прекратилась. Скалтер увидел лежащую всю оплетенную буроватыми нитями Комрелию, она выглядела так, будто попалась кому-то в сети, словно рыба.

Мать-Прородительница ожила, стала левой рукой вытаскивать то, что попало ей в рот, затем обратила руку в нож, принялась отрезать все прочие нити.

"Мать, мы здесь, Скалтер и Янсчер."

Желтотелая бросила взгляд вверх, заметила Скалтера, превозмогая боль и сопротивление своего немного обессиленного тела, она, миновала каменную глыбу и пустила снаряд с троссом вверх, стала мигом вскарабкиваться по ровной с небольшими зазубринами скале.

- Теперь вы со мной, о ужас, Янсчер, Скалтер так вы срослись.

- Да мы не хотели, это как-то так само получилось,- отвечал Скалтер.

- Но хоть такие чем вообще никакие для меня. Нужно уходить. Эта тварь с нами может расправиться очень жестоко. Я вас не могу в себя принять, меня оплодотворили.

Они стали уходить по дорожке. Тропка поворачивала и двое и третий неполноценный скрылись за камнями.

* * * *

Теперь он достиг желаемого: эти чужаки, проникнувшие в его владения разделены, среди них была самка. Мечта о создании нового вида давно мучала Тал -ал-хюда. И он её осуществил. Похищенное создание лежит у его ног. Большая его энергетическая часть закрепилась к системе и передаёт зародышей. Самку придётся спрятать в одном из отсеков другого корабля. А дальше лететь и расправиться с этим очень смелым капитаном. Из-за его деятельности столько Каркоцианов превратились в вечную нематериализующуюся энергию. Это непростительно. Ещё хотели угнать корабль. Какие-то существа, которые даже представления не имеют об устройстве мироздания. Освоили Вселенные и решили проникнуть в Сверхкосмос. А всё потому что не принадлежат к Высшему миру, не могут преобразовать твёрдую плоть в невидимую энергию, менять свою форму, превращаться в свет, в фотонные фигуры, радиоволновые.

Хотя, они близки к этому и многое постигли, но дальше им не надо продвигаться, это всё пусть постигает моё потомство от этой...Как её зовут? Ага, Комрелии.

Остальные Коркоцианы слабее, они будут всегда, но пускай народится новая раса с близкими к нам пришлыми. Это даст толчок для иного развития.

А их цивилизация розовокрылых достигла света, наивысшего и чистого, источником его является Бог Ра. Им была отдана именно Коркоцианам большая часть этой Надвселенной с её огромным набором реальностей и задача их следить и уничтожать, преобразовывая в энергию всяких пришлых существ. От них только энергия, а материальное воплощение должно быть трансформировано снова в энергию.

В иных реальностях Коркоцианы ведут целые разработки по уничтожению твёрдости и превращению всего в свет. Должна повсюду восторжествовать световая вечность, а не твёрдое холодное, стремящееся к разрушению и трансформации.

Каркоцианы - раса, которую можно было бы назвать фотонитами или катарситами, потому что они просветлённые светом и уничтожают тех, кто вторгается в их владения.

"Нас породила самая яркая звезда, мы стали световыми существами, имеющими право материализовываться там, где это необходимо, потому что при нашем порождении свет столкнулся с материей и это дало начало нашей расе."- вспомнилось учение Коркоцианов Старших, которые ушли и соединились навсегда со светом.

Они прибыли в эту Вселенную неслучайно, Она должна быть вся превращена в свет, от неё будут становиться световыми и другие Вселенные, наступит одна белая светлая Сверхвселенная. Но это идеальная мечта их цивилизации. Это тяжелоосуществимо, потому что помимо Бога Ра существуют другие Боги твёрдости, их много, они оказывают сопротивление. Особенно их много в этой Вселенной, где за каждыми реальностями преобладает свой хозяин. Вот они и не дают Катарситам превратить всё в световой космос.

Оказывается, что в устройстве мира должна быть разнообразность, а не всегосподствующая одинаковость. При одинаковости нет движения, нет ритма, нет изменения. При разнообразии осуществляется перемещение одного в другое, смена обстановки, конфликты между видами, а потом их смешение...

"Значит и ты Тал-ал-хюд хочешь отойти от вечного света и создать свой вид, который бы перемещался среди разных реальностей и повсюду чем-то владел, существами ещё низшего порядка? А цель?Личное обогащение, нет, стремление стать Богом - всемипочетаемым существом. И он на это имеет право, потому что принадлежит к Божественному Свету.

Он произошёл из него. Он поначалу ничего не видел, но с какого-то момента стал осозновать себя как отдельное существо. Наверное, всеобщая система его выделила и предназначила существовать для какой-то определённой цели.

Дальше он стал воспринимать информацию, разные учения об их световой цивилизации и видах их деятельности. А деятельность была у них одна: занимать космосы, не отдельные планеты, а Вселенные и начинать процесс разрастания света и поглощение низкостоящей материи.

Но быть абсолютно нематериальным невозможно. Поэтому Коркоцианы строили огромнейшие станции с внутренними колодцами, где шло преобразование ткани пространства, его искажение, и тем самым они осуществляли переселение в иные, ещё не освоенные измерения.

Станции появлялись в новых Вселенных и повсюду начинались световые всплески и разрушения твёрдости, и Божественный Свет всё расползался. И вот они проникли в Надвселенную и начали свою деятельность здесь. Но неведомая сила сделала так, что их энергия наполовину иссякла, большая часть станции со священным светом погрузилась на дно неизвестно откуда взявшегося болота. После этого им удавалось освоить и превратить в свечение только одну реальность, которая находилась по ту сторону твердыни, на ней зиждилось их техническое строение.

Тал-ал-хюд - он получил такое имя, пока был неделим со светом - это означало правитель измерений и кораблеправитель, обладатель знаний об энергетических межпространственных аппаратах.

Тал-ал-хюд вспомнил, как в один прекрасный момент покинул свет и ощутил себя телесновоплощённым. Это тёмное тело, световые крылья, способность превращаться в прямоугольно-квадратные фигуры, раздвигать пространство и переходить в другое, меняя, словно один канал телевизора на другой.

Неожиданно Коркоциан прекратил свои размышления, он ощутил большой отход энергии, если он не вернётся обратно на станцию, то окажется уязвим в этом мире джунглей и серых скал, Что-то с кораблём, там всё засасывающая воронка. Он получил изображение, вместо аппарата белый угасающий прямоугольник. Основной корабль - источник силы и неуязвимости потерян. Требовалось прекратить оплодотворение.

Дальше наступила темнота и небольшое отключение. Его материальное тело придавило чем-то. Нужно преобразоваться в фигурально-световую структуру.

Из-под огромного серого валуна вылетел квадрат с вертикальными чёрными полосками. Он пошёл параллельно белой ровной стене и тропке.

Появилось изображение уходящей Комрелии и ещё какого-то краснотелого существа с небольшим существом на спине. Но теперь они ему не интересны. Тал-ал-хюд должен найти этого капитана, превратить его в свет и сделать своим придатком.

Квадрат взял намного левее и пошёл к месту угасания белизны.Он прошёл над местом, где ещё не так давно был корабль, но теперь ничего не осталось - одна выжженная коричневая земля, вплоть аж до гор.

Коркоциан запросил видение прошлого. Он прекрасно увидел, как капитан покинул корабль через верхний выход и устремился за гору, затем была включена программа по уничтожению корабля.

"Да, нанёс удар, сильный соперник. Отрезал обратный ход себе и мне,"-подумал Тал-ал-хюд.

Он направился следом за соперником, увидел на обратном склоне горы место, где была сожжена листва. Квадрат пошёл на снижение, превратился в прямоугольники, торчащие в разные стороны, и маленький квадрат, смотрящий вниз. После этого материализовался чёрнотелый с розовыми крыльями. Светоматерия пошла также сжигать мешающие растительные переплетения.

Дальше Тал-ал-хюд направился к болоту. Видение прошлого показало, как капитан пробирался, порой даже ныряя под коряги и всякие переплетения. Но Коркоциан не направился следом, а повернул направо и, пролетая низко над землёй, решил выйти на соперника, неожиданно, со стороны, откуда его не ждут.

Чёрнотелый проходил сквозь заросли, растения, словно расползались в разные стороны, обтекали, будто бы они были мягким желевидным веществом, через которое проходила некая твёрдая торпеда.

Тай-Грен спрятался под корнями деревьев, притопив своё тело в воде. Ему почему-то казалось, что Коркоциан появится со стороны болота, пойдёт по тому же маршруту, что и капитан. Но ожидать стоило чего угодно, он всё же, но в меньшей степени был готов к удару с любой стороны.

Тал-ал-хюд замер, наблюдая за той частью болота, где спрятался дерзкий пришелец. Пошла команда дематериализовать описанный размерами периметр.

Местность поквадратично начала менять цвет и исчезать, болото и деревья уходили, вместо них возникали фрагменты совсем другой реальности полнокрасного светового пространства.

Тай-Грен поднялся из своего укрытия и принялся бежать, тело окружила синяя световая оболочка, он успел выметнуться из периметра дематериализации. Но над ним вдруг завис квадрат с вертикалными чёрными полосами и шесть синих лучей захватили капитана. Кораблеуправитель дал команду своему оружию на правой руке образовать вокруг себя оболочку из тёмной материи, оказывается существовала такая функция. Световая энергия Каркоцана начала поглощаться тёмным куполом и с такой силой, что возомнивший себя чуть ли не Богом- Охотником-Повелителем реальностей сам теперь не мог оторваться от поглотительной силы.

Наконец квадрат исчез, на заросли упал чёрнотелый с розовыми ластоподобными лапами с когтями. Его крылья исчезли вместе с руками, видимо, убрались в тело. Существо резко поднялось и большими прыжками стало уходить вглубь сельвы.

- Выходи,Порокоф,теперь мы станем охотниками.

Купол чёрной материи исчез, скафандр растворился наполовину. Энергетик выполз со своими цилиндрами.

- Теперь ты тоже можешь передвигаться большими залётными прыжками, да и не только это.

Оба поднялись на высоту, пролетели значительное расстояние и снова сели.

- Вот примятый куст, он здесь приземлялся,-дал знать Порокоф.

Двое пошли медленно шагом, потому что прыгать не позволяла жуткая нависающая сверху густой массой растительность, следовательно, чёрнотелый тоже мог перейти на шаг и где-то затаиться.

- Переведи своё оружие на пули, пускай рюкзак произведёт их,-посоветовал Тай-Грен.- Догадываешься, любое применение света только зарядит его.

У Порокофа за спиной загудело, капитан успел перестроить своё оружие беззвучно. Они брели среди лапуховидных кожистых растений, которые заполнили весь низ леса, сверху давила зелёно-веточная переплетённая густота. Порой даже от этого приходилось нагибаться.

Может, он давно улетел, ты же не знаешь всех его способностей,-заговорил энергетик.

- Да пустой он внутри, чувствую...

Тал-ал -хюд поднялся из зарослей, в стороны снова стали торчать розовые крылья, вместо лица у него горел овало-ромб со множеством поперечных чёрточек. Существо оказалось позади энергетика. Произошёл прыжок, Порокоф повалился на землю.

Коркоциан стоял полусогнувшись, его две лапы прилипли к поверхности рюкзака, пошла живительная энергия. Всё это удалось проделать так беззвучно, что капитан не заметил и продолжал красться дальше, не замечая потери своего подчинённого. Просто Тал-ал-хюд знал и умел делать протяженными несколько секунд для себя, а для других, не владеющих временем, обыкновенными короткими мгновениями.

По Коркоциану пошла автоматная очередь из заострённых металлических пуль. Розовокрылый бросился вверх, пробивая себе путь среди лиан, видимо, его тело после зарядки смогло обладать обтекаемо-пробивной способностью. Подскочивший к Порокофу Тай-Грен отправил всед убегающему врагу очередь из более крупных пуль, растительность попадала, как скошенная.

- С тобой всё нормально?Поднимайся.

Капитан помог встать обладателю красного энергетического рюкзака.

Отправляйся обратно ко мне в нутро, а то с тебя боец просто никакой.

Энергетик с удовольствием выполнил просьбу. Капитан, окружив себя синей оболочкой, отправился вслед за Коркоцианом - энергетическим вампиром. Для этого пришлось взлететь и передвигаться по веткам и лианам, по туннелю, пробитому в переплетённой зелени.

Дальше, судя по следам, было видно, что чёрнотелый поднимался всё ближе к вершинам деревьев и в одном из мест на макушке одного дерева след обрывался. Это означало, что розовокрылый улетел. И что оставалось делать? Комрелия похищена и где-то им спрятана, и он куда-то упарил.

Капитан стал осматривать окрестности, впереди тёмно-зеленела гора. Справа и слева, и позади раскинулась равнина, вся покрытая джунглями. Коркоциан мог отправиться куда угодно, взлететь и опять приземлиться в джунгли. Но, как найти Комрелию?

Попробуем телепатически: "Штурман, ответь капитану...."

- Да, капитан,- пришёл ответ нетелепатический,- мы в горах, это за кораблём через гору, другая реальность.

- Горы нет и корабля тоже, но серые горы видно. Оставайся на месте, летим...

- Я нашла Скалтера и Янсчера.

Да, оставайтесь на месте.

Синяя световая оболочка стала гореть ярче, капитан полетел над деревьями и уже ближе к горе стал набирать высоту. Он обошёл возвышенность с правой стороны, после чего снизился, пошёл над коричневой выжженной землёй, где повсюду валялись дымящиеся обгорелые куски металла.

Неожиданно сверху налетел и примагнитился когтями Тал-ал-хюд. Он начал жадно поглощать энергию и утаскивать тело капитана как можно правее, к линии леса, как можно дальше от сероскальной реальности.

Кораблеуправитель всё-таки смог собрать остатки сил и резко потянуть вниз, при этом делая слабой функцию защитной световой оболочки.

Они оба ударились о твёрдое и расцепились, покатились на несколько метров подальше друг от друга. Кораблеуправитель успел приподнять своё тело и моментально выпустил очередь по противнику. Многие пули не попадали в туловище Коркоциана, ещё на подлёте отрекошечивались либо меняли свою траекторию. Но всё же одна-две сумели пробить защитный слой.

Розовокрылый поначалу хотел напрыгнуть, но понял, что недостаточно сил, совершил длинный прыжок назад спиной, развернулся и взлетел. Тай-Грен попытался его догнать, стрелял, сам взлетел, но вспомнил, что его ждёт Комрелия и повернул на серые скалистые горы, разрешая розовокрылому улететь в сторону джунглей.

Он перешёл грань между реальными действительностями, полетел над гористой местностью, не имеющей основания. В промежутках между скалами желтело, а иногда оранжевело куда-то проплывающее вещество.

Впереди, к удивлению летящего, возникла чуть поворачивающая белая стена, уходящая куда-то в бесконечный верх, к ней прижимались, словно юбочкой, серые скалы, а чуть ниже пролегала тёмно-белая широкая терраса, иногда пересекаемая стеновидными скалами с круглым верхом.

Комрелия оказалась на закруглённой скале прямо у белой стены. Рядом с ней тёмно-красное существо с тремя ногами.

- Тай-Грен, наконец-то,-заговорила Мать-Прородительница.

- Этот Коркоциан ничего с тобой не сделал?- сразу же после приземления спросил капитан.

- Он меня оплодотворил насильно, я могу очиститься....

- Скалтер...и Янсчер, как вы такими стали?

Всё проблема материализации....

Вы что, тоже с этим столкнулись?

- Да похоже, что здесь сражаются две силы:твёрдая материя и световая энергия и ещё какая-то энергия. Вот и прошли через это и вот что получилось.

Из Тай-Грена появился Порокоф, он тут же направился к Займаратам.

- Ну наконец-то нашлись, вся команда в сборе, не хватает только корабля, чтобы убраться прочь из здешних мест.

- Но есть же корабль, мы его угнали,- заявила Комрелия.

К сожелению его больше нет,-ответил Тай-Грен,-его пришлось уничтожить, чтобы ослабить Коркоциана.

Ну что, тогда всё напрасно, эти переходы через болото, сражение с чёрнотелыми, для чего все эти телодвижения?!- возмущалась Мать-Прородительница,- я ещё подверглась оплодотворению.

Вот это последнее, что у нас осталось...- начал и не договорил капитан,- все залезайте в моё тело, перелетим в нижнюю реальность и поищем выход, если нет корабля. Не возражайте, это приказ!

Все постаршенству соединялись с телом кораблеуправителя, последними соединились Займараты. Тело капитана сильно увеличилось, стало очень мощным, он сейчас мог по росту и ширине сравниться с розовокрылым соперником.

Синий свет окутал его форму, придав ему дополнительные силы для полёта. Дорожка заканчивалась, упираясь в белую стену, поэтому дальше идти было нельзя, да и зачем?

Тай-Грен пролетел над прямоугольной террасой и пошёл на дальнейшее снижение параллельно чуть выдающейся, местами серой стене. Внизу его ожидала куда-то плывущая желтизна. Тело вошло в это холодное плазменное образование и несколько километров двигалось сквозь него вниз.

Вскоре оно закончилось. По ощущениям это было похоже на прохождение атмосферы какой-то планеты, и вот толстый непроглядный слой пройден. Снизу кристально чистый воздух и очень прекрасная видимость.Видна твердыня - желтокаменная пустынная местность, в кторой то и дело встречаются разноцветные горы с разноформенными вершинами и обязательно разных форм различные ровные промежутки - террасы.

Капитан пошёл на снижение и приземлился прямо в пустыне в дали от гор. На многие километры растянулась бледно-жёлтая равнина из плотно друг к другу подогнанных и хорошо утрамбованных среднего размера камней.

Весь экипаж был выпущен из тела.

- Ну вот, меня интересуют вон те горы, между ними проход, пойдёмте туда, а то я летать уже не могу, кончаются силы.

Пятеро покорно побрели к указанной цели. Если бы взглянуть на них с высоты, то можно было видеть одно большое очень сильно тёмно-зелёное тело, рядом с ним тонкая фигура жёлтой штурманши, рядом с ней, поправее, существо настоящего зелёного цвета с красным рюкзаком, справа от него, чуть отставая, передвигаясь с трудом, тёмно-краснотелый, сгорбленный младший помощник по кораблю, а из его спины - полувысунувшееся туловище с головой салатого-светло-зелёного цвета, да ещё и внизу выпирала нога, которая тоже пыталась ступать и отталкиваться, чтобы хоть как-то помочь своему брату.

Фигуры мельчали и чем дальше они уходили, тем всё больше сливались с окружающей действительностью.

- Порокоф, отдай одну из своих цилиндрических трубок Скалтеру, ты всё равно не научился ими пользоваться.

Я вообще могу две отдать, пускай Янсчер тоже как-то осваивается,- отвечал энергетик.

Он отсоединил от себя лишнюю ношу, раскрутил проволоки и отдал Займаратам. Оружие сразу каким-то волшебным образом наползло на половину руки Янсчера. Скалтеру удалось то же вслед за братом.

Ого, так тут получше нашего светового будет,- произнёс Скалтер.

- Главное будьте бдительны, старайтесь убрать любые летающие объекты, если попытаются на нас напасть,- посоветовал Тай-Грен.

* * * *

Тал-ал-хюд полетел в джунгли к тем двум горам: высокой, а рядом с ней низкой, но широкой.Он влетел в густые заросли с обратной стороны широкой возвышенности. Горизонтальные крылья опустились вниз параллельно бокам чёрного тела. Их освещение погасло, они просто стали воплощением розовой материи. Он сошёл ещё ниже по склону, пока не оказался у нагромождения плит, поросших мелкими плетунами с маленькими круглыми листьями. Раньше он бы смог разобрать эти завалы одним желанием воли, но теперь придётся применять силу. Или квадратом световым влетел бы. Но нет на это энергии.

Руки вытянулись вперёд и упёрлись, и стали отодвигать громоздкий камень. Получилось. Теперь второй. Вот уже темнеет половина входа в пещеру. Вот и был откинут третий камень.

Чёрнотелое существо вступило в тёмный коридор, зажглись сложенные розовые крылья и лапы. Проход привёл к массивной двери, которую, если бы стать световым существом отпирать бы не потребовалось, но в этот раз мозг отправил код в виде шести знаков, внутри сработали механизмы, началось отъезжание толстой заслонки.

Этот корабль также имел кубическую форму, но был намного меньше предыдущего, всего два накопителя Божественного Света.Более меньший внутренний периметр - значит не во все реальности можно будет переместиться, только в определённые, лежащие друг возле друга.

Тал-ал -хюд прошёл коридором и вошёл в небольшой зал управления. Тёмное помещение зажглось белым, загорелся обширный экран, на нём изображался вид с горы на бескрайний океан джунглей.

Хоть корабль был небольших размеров, но в зале стояло шесть небольших пьедесталов в виде шестиконечных звёзд из сочетаний близкостоящих стелл и двух больших посередине.

Коркоциан занял место посередине. Тело стало подпитываться столь нехватающей энергией. По его запросу экран показал визуальное изображение действий пришельцев с их очень умным капитаном.

"Они переместились ниже, под серые горы, идут пустыней, у капитана, видимо, закончилась энергия летать. А сколько он её использовал, чтобы образовать чёрную материю, а восполнил за счёт моей."

Тал-ал-хюд мог переместиться кораблём обратно к себе на станцию, оставить в покое этих низших, но оставалось дело, которое он не довёл до конца, оплодотворённая самка, одна из этих - его будущий шанс стать могущественным во многих реальностях и отделиться от своей расы. Ведь он не один, помимо него существует около сотни подобных ему перемещателей по реальностям, только они служат совсем на других концах их затопленной цитадели, по ту сторону твердыни.

Он мог попросить помощи своих собратьев, но как он объяснит оплодотворение, когда эта функция разрешена по отношению к низшим с разрешения Верховных, несущих Свет из Божественного Света.

Нет, дальнейшее - это его дело. Обратно к Коркоцианам пути нет. Либо он добъётся своего,либо будет растворён и превращён в энергию.

"Тел-ал-хюд,- вдруг поступил телепатический сигнал со станции- С тобой всё в порядке? Корабль разрушился, может, отправить тебе подкрепление?"

"Десять уничтожителей не помешает, здесь враждебная материя буйствует, один не могу справиться."

Он знал, что делает, одному не справиться, их было трое, стало пять, а он один и ещё с отобранной энергией. Сейчас переместиться третий корабль, больше в этой части станции нет аппаратов, пускай она остаётся в своей болотной реальности и Коркоцаны дальше пусть превращают материю в Вечный Свет. А у него будет иной Свет материально-энергетический.

Мозг получил сигнал, что произошла пристыковка корабля от главного модуля. В центр управления влетел один большущий квадрат, объект разложился на десять прямоугольников, смотрящих в разные стороны. Произошла материализация. Появились десять чёрнотелых с чуть опущенными розовыми крыльями, у каждого в руке было оружие: у троих чёрные пулемётовидные преобразователи реальности, как у Тай-Грена, у остальных розовые цилиндрические трубочки, такие в итоге достались Скалтеру и Янсчеру.

"Мне навредили,уничтожили корабль низшие пришельцы,"-заговорил Тал-ал-хюд, не вставая со своего места между двух высоких стелл ,- Вы видите их на экране, они перешли в реальность пониже в желтокаменные пустыни. Мы сейчас перейдём кораблями туда.

Звезда из столбов-кристаллов зажглась ярко-жёлтым, огромное количество энергии стало поступать в прямоугольный колодец внутри корабля. Всё окружил белый, невыносимо яркий свет. Всё, что было за пределами аппарата исчезло, будто бы и не существовало, ведь всё, что ниже белого поглощается им, кроме совершенно чёрного. Произошёл мгновенный перенос, корабль оказался внутри горы с длинной округлой вершиной и очень широкой террасой.

Наружу открылся шлюз, и белая струя прожигающего света пробила проход в скале.

"Прошу вас учесть, что они умеют образовывать тёмную материю, поэтому не будем принимать световой фигуральный облик."

"А, может, подойти к ним из реальности, наложенной на эту и таким образом, пользуясь невидимостью, попытаться их уничтожить,"-высказал идею один из прибывших, видимо, самый главный.

"Я ещё раз напоминаю, что у них такие же оружия, как и у нас, они им подскажут. Наш конёк - это внезапность, атака с той стороны, откуда нас не ждут,"- закончил свою речь Тал-ал -хюд, поднимаясь со своего места.

"Да ещё забыл вам сообщить, желтотелую не трогать ни при каких обстоятельствах, я закончил."

Одиннадцать тёмных фигур вышли из дыры из желтовато-серой стены, расположенной под углом на террасу. Все поднялись и полетели, пользуясь прикрытием разнофигуральных гор, они должны были облететь пустынную местность и идущих, чтобы напасть сзади и под углом.

* * * *

Ничего Мать-Прородительница,-говорил Скалтер,- мы тоже с Янсчером получили оплодотворение, даже произвели на свет какое-то потомство. Вот ты не хочешь, а получается всё равно становиться Отцами -Прородителями.

- И что же с ними случилось?-спросила Комрелия.

- Мы их бросили, ещё с этими уродцами возиться.

- И вообще плодоносить - это не наша функция, - дополнил своего брата Янсчер.

А я вообще к этому ко всему нейтрален,-заговорил Порокоф,- я создан ближе к роботам, хотя больше органики под защитным слоем.

Кажется приближаются!- закричал Янсчер за спиной Скалтера.

Салатовотелый дал команду своему цилиндру:"Уничтожение на дальнем расстоянии." Пространственная реальность образовала белую световую трапецию над двумя Коркоцианами. Они летели, как планеристы, тело свисало вниз, горизантольно держали светящиеся крылья. Поглощение, заказанное Янсчером не сработало, видимо, чёрнотелых оберегало некое защитное поле.

Ищи функцию защиты себя,- прокричал Займарату Тай-Грен.

Скалтер и Янсчер оказались под защитой прямоугольника из чёрного, который поглотил появившийся рядом с ними белый квадрат с колеблющимися сторонами.

Комрелия с Тай-Греном упали на землю, развернулись лицом к стае налётчиков и принялись пускать очереди крупнокалиберных пробивных пуль. Желтотелая пустила ракету с термоядерной начинкой, произошёл взрыв и двоих розовокрылых уничтожило.

Стая из девяти вдруг разлетелась, кто куда, они исчезли из видимости. Но вдруг начали кружить и налетать поодному с разных сторон.

Займараты освободились от тёмной материи, над ними промелькнул один из хищников, пошла команда "Тело разорвать". Коркоциана разнесло на части, ему даже не помогло защитное поле.

Уничтожайте их любыми способами, только не светом!-ещё раз крикнул капитан.

Ему оружие на правой руке послало предупреждение, что к ним подкрадывается враг из наложенной на эту реальность другой реальности, скорее всего из будущего чем из прошлого. Был образован межпространственный вихрь, образовался прорыв в виде прозрачной, постоянно дёргающейся дыры. Стал виден приближающийся Коркоциан с опущенными и задвинутыми чуть назад крыльями. Через дыру в него полетел снаряд, по ту сторону, возможно где-то в ближайшем или альтернативном будущем произошёл взрыв снаряда, в котором было ещё несколько маленьких снарядиков. Вражескую сущность должно было очень много раз искромсать и раздырявить.

Залёгший Порокоф очередью разбил одному атакующему крыло и тот кувырком полетел вниз и грохнулся на камни. Энергетик вскочил и побежал на него, пуская очередь. Около его ноги возник небольшой бурый квадратик и правая нога бегущего растворилась. Зелёнотелый повалился, но пустил две пули в обидчика.

Чёрнотелый с перебитым крылом поднялся и стал приближаться к носителю красного рюкзака. Над Порокофом образовалась белая трапеция, но моментально она исчезла, так как Коркоциана сожрали два полукруга, при соединении превратившиеся в белый полноценный круг, фигура исчезла.

- Как ты, энергетик?- спросил подбежавший Скалтер.

- Я смотрю вы освоили новое оружие.

- Мы младшие, не заморачиваемся мыслями о высоком.

Вокруг всех кораблежителей образовывался и становился плотным и непроницаемым белый световой конус. Свет начал забирать энергию и сковывать. В последний момент было видно как четыре чёрнотелых сели и со всех сторон окружили своих жертв.

Ко мне... ближе, -сумел скомандовать с трудом Тай-Грен.

Все схватились и сжались в клубок, торчала только нога Порокофа. От тела капитана пошла распространяться синяя защитная оболочка, она окружила всех. Семья сплочённо подпрыгнула достаточно высоко и назад. Таким образом удалось вырваться из сверхсветовой фигуры, длинноватый снаряд был пущен в одного, но по пути он растроился и разорвал троих обидчиков.Четвёртого, пытавшегося взлететь, Комрелия нашинковала разрывными пулями.

Огромный Тал-ал-хюд появился внезапно, может быть, он зависал неподалёку в воздухе, наблюдая за расправой. Мгновение, он приблизился, когти вцепились в Комрелию, произошло подавление её воли. Он потащил желтотелую, набирая высоту. Снаряд для закрепления троса вдруг обвился вокруг его левой ноги и впился в материю, второй снаряд угодил в нижнюю часть спины. Тай-Грена потянуло по пустыне вслед за улетающим гадом.

- Оставайтесь на этом месте!- крикнул подчинённым кораблеуправитель.

Его подняло над землёй, тросы затягивались, расстояние до Коркоциана сокращалось. На Оплейме выехал чуть вперёд не очень широкий ствол, из него понеслась очередь заострённых пуль со взрывчатой начинкой. Но их применение шло, как впустую. Коркоциан поглощал их в своё тело.

Тал -ал-хюд удалялся с большой скоростью на горы, сам с Комрелией прошёл на безопасной высоте, а капитан со всей силы ударился о скалы, его потащило дальше вверх, потом он протёр террасу в виде отколотой ступени и снова проехался по склону горы средних размеров, ударяясь о камни и сильно выдающиеся наросты.

Он защитил себя световой оболочкой и взлетел до уровня Коркоциана. Канаты пошли затягиваться с удвоенной силой, расстояние сократилось, включив световое окружение, обладатель Оплеймы вскочил на спину преследуемого. Толстый ствол заглотил канат с закрепительным снарядом и через секунды чёрное тело стала разносить очередь из крупных разрывных снарядов. Лазер из полосы чёрной материи обессветил левое крыло, упёрся в голову. Коркоцан начал разваливаться. Внизу пробегал закруглённый хребет серой вытянутой горы. Лапы разжались и выпустили Комрелию. Тай-Грен отцепился и подхватил её, находясь в образовавшейся вновь синей оболочке света.

Тал-ал-хюд рухнул неподалёку. Его тело разделилось на три части, стало наполовину дематериализовываться, превращаясь из больших разноформенных кусков в какие-то подобия прямоугольников с пробегающими горизонтальными жёлтыми чёрточками внутри. То опять всё исчезало и превращалось в куски рваной материи, которая стала очень чем-то напоминать резину.

- Эй, Коркоциан, говори, где корабль, пока я тебя совсем не уничтожил.

"А ты ещё не дорос до управления такими суднами,"- пришёл телепатический ответ.

Ну ты же сейчас станешь световой энергией и долго не будешь материализован. Может быть, никогда даже.

"А что ты хочешь предложить?"

"Ты оплодотворил мою самку, цель?Хочешь полуматериализованное-полусветовое потомство. Будет тебе, а нас убери из этой Вселенной."

"Это невозможно, если бы мы могли, а впрочем, для вас низших, не во свете."

- Всё равно должны быть точки исхода из этого мира, приведи нас хоть к одной из них. Мы ускорим время, и Комрелия родит тебе потомство, после этого можешь отправляться с ним куда угодно.

Штурман, пришедшая в себя, молчала, ей абсолютно было неприятно слышать, как ей торгуются, но в то же время она осознавала, что если бы не она и её плоды, то не получить им никакого средства спасения с этой уродливой Вселенной.

"Хорошо, я принимаю твои условия,"- согласился Тал-ал-хюд.

Но ты будешь связан и находиться под слабым воздействием чёрной материи.

Тросы обвили тело разрушающегося великана, его острая головная часть была тоже рассечена, из пробоины то выходила, то исчезала жёлтая световая линия.

Комрелия вошла в тело Тай-Грена, он окружил себя световой оболочкой и взлетел. Снизу поднялся за ним, очень его отяжеляя, связанный тросами и привязанный к капитану поверженный Коркоциан, параллельно капитану вниз бил толстоватый луч из тёмной материи. Связанные объекты удалялись над скалами к пустынной равнине.

- Скалтер, Порокоф, следуйте за мной,-раздалось сверху.

Займараты и энергетик, отдыхавшие после боя, сидели на камнях, вокруг дымились и частично светились останки уничтоженных розовокрылых.

Тай-Грен зависал над ними, внизу на канатах висел пленённый Тал-ал-хюд: на него сверху из Оплеймы падала полоса чёрной силы.

- В принципе мы шли в правильном направлении, следуйте к тем двум прямоугольным скалам, левая, если посмотреть отсюда, как раз то, что нам нужно,- продолжил капитан.

Фигура в синей световой оболочке полетела медленно вперёд. Остальные служители встали со своих мест. Порокоф помимо энергетического рюкзака, загрузил себе на спину перевязанную несколькими прочными проволоками вязанку с остатками или даже целыми оружиями побитых Коркоцанов. Их наличие вблизи источника энергии ещё больше стало давать сил, от этого зелёнотелый начал более быстрее передвигаться, взлетать, пролетать небольшие расстояния, а дальше снова передвигаться пешком. Самыми последними доплелись до места назначения Скалтер и Янсчер, они намного отстали, но инвалидам простительно.

Все вошли в Тай-Грена, чтобы он смог поднять их на террасу, потом склон горы, где обнаружилось отверстие, ведущее в корабль. Теперь сам сильно выросший в размерах капитан заносил перевязанные остатки оружия и конвоировал розовокрылого. Чёрнотелый хромал на правую ногу и выглядел немного жалко.

"Оставьте меня на месте управления,"- послал сигнал Коркоциан, когда все оказались в центре аппарата.

- Ещё чего,- ответила Комрелия,- ты сейчас заведёшь корабль к себе на станцию и там нас всех воплотят в световую энергию.

"Да не будет такого, я как сказал, прохожу через пространства этой Вселенной, как можно ближе к возможной точке исхода,хотя, я не уверен в этом сам, мы не доходили до такого, к тому времени созреют мои дети. Дальше я беру малый корабль и возвращаюсь в реальности мне уже знакомые. То, что я сделал с самкой вашей для меня это непростительно, меня за это лишат права материализовываться, и я навсегда стану светом, поэтому мне нельзя к своим."

- Но ты же можешь затащить нас в тебе знакомую реальность и там лишить корабль энергии и вообще его уничтожить, а самому убраться на малом,- не унималась штурманша.

Ну, давай расскажи все варианты, как совершить подлости по отношению к нам,- заговорил Тай- Грен,- осваивать корабль буду я, а наш гость, пленный гость будет меня обучать со стороны.

Капитан телепатически пригласил розовокрылого в угол зала управления, Порокоф вокруг этого места установил несколько розовых цилиндров. Они должны будут при малейшей попытке Тал-ал-хюда, либо измениться, либо куда-то попробовать двинуться, вызовут чёрную материю, она поглотит его и вернётся обратно в оружия. Сам Коркоцан не мог телепатически и никак повлиять на программу, потому что она была защищена двадцатипятитысячным цифровым кодом, который был записан шестью уровнями по-разному. Если включалась посторонняя попытка подобрать цифры и хотя бы один ярус угадывался, то образовывались ещё два яруса кодировки. Да, Порокоф проявил гениальность, ну ему так казалось.

Тай -Грен занял место между стелл посередине. Другое место по правую руку заняла Комрелия. Произошло соединение мозга со сверхсветовой энергетикой станции, её интеллектуальным управителем и мозгом Та-ал-хюда.

"Реальности - это пространства чем-то занятые, каким-либо ландшафтом, растениями или газовыми образованиями,- начал учить розовокрылый,- на самом деле ничего вообще нет, первоначально везде господствует пустота, где ничего нет. Но появился совершенный свет, он постарался проникнуть повсюду и осветить, занять всё.

Но помимо света, появилась темнота, она тоже обладает энергией поглощения и порой становится сильнее света. На участках, где происходит взаимодействие света и непрочной темноты стала происходить материализация, образование твёрдости и появление различных цветов-окрасок света. Произошло заполнение пустоты. В разных местах это произошло по-разному, поэтому пространство стало выглядеть неодинаково и заполнилось всякими непохожими друг на друга моделями устройства.

Мы оказались в Надвселенной, она напоминает чем-то сверхгигантскую планету космических масштабов, но и не совсем так. Это сборная система застроенных чем-то пространств и реальностей, где обитают разные, попавшие сюда цивилизации. Но не в них сейчас дело."

- Но как перемещаться, как корабль осуществляет передвижение?-спросил нетерпеливый к новым знаниям капитан.

"Свет, Божий свет создаёт очень сильную вокруг корабля защитную оболочку, таким образом начинаем напоминать фотон или больше того, нейтрино, поэтому любые твёрдотелые и прочие газовые образования не являются для нас преградой. Мы можем мчать через Вселенные, подпитываясь у разных источников света."

Ну а почему ты тогда утверждаешь, что мы не можем покинуть эту Вселенную?

"К сожалению это не удаётся, получается только перемещаться по разным пространствам этого мира, а то мы бы Коркоцаны давно бы уже вернулись к Высшему Божьему Свету. Есть одно место выхода, оно очень далеко, мы его обозначаем как РЗЛ - реальность заозёрных лесов, там корабль прекращает менять пространства, его начинает тянуть всё время вверх в непонятную серость. Мы отказывались туда затягиваться, поэтому возвращались, но вы должны попробовать, быть может, там и есть выход из этого мира.

А теперь вводи управителю корабля пожелание следовать к реальности РЗЛ. Прохождение будет медленным, быстрый корабль вы уничтожили."

Зал управления вдруг сделался ярко-белым, неизвестно откуда появилась очень яркая световая дымка, видимо, сработала люминисцентная оболочка. Все ощутили себя какими-то изменёнными, не принадлежащими к прошлому материальному миру.

- А почему во внутреннем колодце-периметре колебается пространство?- спросила Комрелия.

"Но мы же проходим через него, через напластованные его ярусы или галереи, вот и происходят колебания,- ответил Тал-ал-хюд.

На экране стали сменяться реальные ярусы и вместе с ними пейзажи.

Синяя пустыня, состоящая из одной равнины, сменилась бесконечной местностью из толстых красных цилиндров снизу и маленьких наверху красного цвета, белыми кругами, чуть криво поставленных и небольших проходов между этими строениями. На их смену пришли бесконечные галереи с вертикально зависающими большими и малыми паралллелепипедами, двумя одинаковыми большими и одним маленьким, посередине. И также между ними небольшие проходы. Сами параллелепипеды разрисованы сплошными кругами с красной "снежинкой" в середине белого кольца.

Дальше пошла реальная действительность, состоящая из сплошного коричневого, наверное, какая-то форма плазмы. Вещество потрясывало в разные стороны. Иногда в коричневом возникали еле видные тёмные полосы, иногда узкие снизу и расширяющиеся к верху. Часто возникали две тёмные жирные точки, лежащие одна близко к другой, от них чуть влево отходила тень. Это чем-то напоминало глаза какого-то существа или существ, обитавших в таких условиях.

Иногда наступала реальность вечного сумрака, который постепенно становился тёмно-зелёным. В нём отсутствовала высота, горизонт, основание, ничего этого не было. Пустые тёмные места.

- Вам не кажется, Тал-ал-хюд, что в этой Вселенной встречаются не так часто обитатели, даже представители фауны в джунглях,-заметил Тай-Грен.

"Мало в этих краях для вас привычного материального, всё же Надвселенная - это мир энергий, нет поэтому материального животного мира. На самом деле ничего вообще нет, всё иллюзия. Вы попали в мир воплощённых грёз, где мы все просто волны, у которых разные источники, у кого -то сильный, у кого-то послабее."

В зале хватило мест для всех, даже одно осталось. Займараты расположились ближе к краю, Порокоф слева от Тай-Грена.

- В общем я понял в чём особенность здешнего космоса,- заговорил Порокоф,- в прежних Вселенных царил газ или какая-то жидкость либо вообще пустота, а этот космос из разнообразных реальных действительностей. В чём-то похожих, в чём-то различимых. Там у нас миры разрознены, имеют разные формы, а здесь они не разделены, а связаны из одной реальности имеется выход в другую. Поэтому вы сравнили эту Вселенную с огромнейшей планетой, но это не так, вообще не понятно, какую форму имеет этот космос. Скорее всего разноуровневое сочетание различных твердынь вперемешку с газовыми или вакуумными пространствами.

- Хотели взять пробы грунта, каких-то представителей местной флоры или фауны, а получается, что ничего нет, и мы привезём иллюзорные видео того, что будто бы есть, а на самом деле не существует,- закончил Тай-Грен.

- Я думаю, что и этого будет достаточно для совета,- сказала Комрелия.

"Знаете, я передумал,- вдруг заговорил телепатически Коркоциан.- Я с вами в ваши космосы, буду распространять учение о Вечном Божественном Свете.Я лучше начну расширять свою цивилизацию у вас, в нормальных космосах чем здесь в обиталище разномастных вредных Богов. Они мне, отделившемуся от цивилизации Коркоцианов, не дадут существовать самому по себе, забросят за множество реальностей и потомство тоже, а, может, и вообще погубят и место как раз для меня есть."

- Вообще-то оно больше подходит для меня,-заговорил торчащий из спины Скалтера Янсчер,-просто я сросся со своим братом.

- Прекратите разговоры!- вдруг дал всем знать капитан.- Корабль остановился на какой-то реальности, мы внутри горы, снаружи одни влажные джунгли. Это уже было. Всё так похоже. Тал-ал-хюд, почему мы не проходим в пространство РЗЛ или это оно и есть?

Значит туда проникновение невозможно, придётся очень долго ждать. Соединения между мирами иногда блокируются, видимо, происходит их соединение с другими пространствами. Ведь на какую-то планету бывает невозможно попасть, как не старайся, так и здесь, перемещение заблокировано."

Неожиданно четырёхплановые изображения джунглей пропали, на экране появилось синее лицо Данаилянка, давнего компаньона Тай-грена по каким-то непонятным играм по прохождению различных уровней этой Вселенной.

Скалтер слетел со своего места, лицо Комрелии стало обозлённым, так как она увидела разлучника и возможного виновника всех бед её семьи. Тал-ал-хюд сильно дёрнулся, но тут же замер, вспомнив о нацеленных на него оружиях и тёмной материи.

-Рад тебя снова видеть Тай-Грен,- заговорил синетелый.

- Реальность, которую тебе требуется пройти, закрыта, на ней сходятся владения нескольких цивилизаций, в том числе для нас уже очень хорошо знакомой. Мы кое-что не доделали, а нужно завершить начатое. Малым своим кораблём перенесись на край этой джунгливидной реальности, там будет белая крестообразная площадка, я буду там тебя ждать. Исход нашего нового испытания решит твоё и моё будущее.

Изображение исчезло. На некоторое время воцарилась тишина. Затем Комрелия кинулась к Тай-Грену чуть ли не с воплем:

Н-е-ет, не уходи, не иди на его испытания, давай его проигнорируем.

А то, что всё-таки получили корабль и есть ориентир, куда следовать.

Ты уйдёшь, здесь неизвестно что начнётся, а вдруг мы больше вообще не увидимся?

Я пройду испытания и мы покинем эту Вселенную, иначе будем обречены на бесконечные бесплодные странствия, наши Займараты уже стали уродцами, ты уже встречала свою копию без руки, что, ещё хочется лишений?

"Ты, капитан,даже не знаешь с кем связался,"- вдруг пришёл телепатический сигнал от Тал-ал-хюда.

А ты знаешь его?- спросил кораблеуправитель.

"Это один из коварных Богов нескольких здешних реальностей. Ему поклоняются Мус-Лябы - цивилизация энергопоглотителей и энерготворцов. Этот синетелый Бог Драдж -Мах-Рад, он уничтожает разные иные формы жизни, распространяет только своё. Он могущественнее чем кажется. Он устраивает игры с другими Богами и тем самым отбирает у них силы и пространственные реальности. А тебя он использует как пешку, потому что играет тобой, и ты не сможешь от него отвертеться, иначе проходы между здешними мирами будут перекрыты. В нём больше чёрной материи, он сильнее Коркоцианов, поэтому мы не сталкиваемся."

Тай-Грен прикрепил к руке тёмное пулемётовидное орудие розовокрылых, присоединил к себе вовнутрь одно цилиндрическое, розовое, его он снял с руки Янсчера.

- Ну всё, если надо идти, я пойду. Я вас найду, где бы вы не находились. Комрелия остаётся главной, во всём ей подчиняться, корабль никуда не перемещать.

Капитан зашагал к коридору, ведущему на малый пристыкованный корабль.Он оказался в небольшом прямоугольном помещении, где было десять мест в виде шестиконечных звёзд все из близкостоящих друг к другу хрустальных столбиков, заострённых на конце. Капитан выбрал себе место посередине и разместился на вершине звезды, только здесь не было сильно выдающихся в высоту стелл. Странно, у Коркоцианов чем меньше корабль, тем больше мест для управления.

Были заблокированы входы. Главная система управления получила визуальный образ места, куда требовалось добраться. Прошли секунды, видимо, за эти мгновения корабль успел отстыковаться и перенестись.

Небольшой экран уже демонстрировал джунгли и крестообразную площадку, выложенную кем-то из больших серых плит. Корабль пошёл на снижение, произошло приземление. Экран разделился на несколько картинок, три показывали окрестные заросли, на четвёртой появился Данаилянк, который медленно шёл от леса.

Тай-Грен открыл проход, синетелый вскорости оказался в салоне.

- Ну что, исследователь неведомой Вселенной, продолжим с тобой игру по покорению энергоносов?

- Да тебе не откажешь, а если всё же отказаться?-задал вопрос капитан.

Но ты же приобрёл, восстановил семью, у тебя два корабля, дело за малым. Я твоё единственное спасение, откажешься со мной сотрудничать, лишишься всего и будешь странствовать вечно, опять всех своих потеряешь.

А тебе какая выгода от этих всех путешествий с диверсиями. Ладно, мне нужно выбраться отсюда, чтобы доложить учёным о существовании такой Вселенной, но тебе, существу выше меня, что за прок проходить все эти уровни?

- У меня есть подконтрольная цивилизация Мус-Лябов, мы должны покорить энергетиков в материи, от этого мы станем ещё могущественнее, и я превращусь в настоящего Бога, а пока я просто кандидат. Ну что стоишь, заводи свой драндулет.

Куда направляемся?

В ту реальность, где в пещере мы оставили Мус-Лябу большого. И, знаешь, тебе повезло, эта реальность следующая за этой. Сейчас я тоже займу место управления и повлияю на окружающее пространство, только со мной туда можно пройти.

Могли бы и всей семьёй моей с тобой переместиться.

Они не обладают твоими способностями и будут только мешать и теряться, с тобой одним проще.

Весь звёздный пьедестал под Данаилянком засветился синим. Корабль почему-то затрясся и очень нагрелся. Экран показывал серую муть. Сознание у Тай-Грена ненадолго отключилось, либо произошёл кратковременный провал в памяти. Сознание вернулось, когда изображения на экране показывали энергоподающую широкую дорогу, мимо пронеслись два плавательных средства прямоугольной формы, со слишком вытянутой серединой.

- Наш корабль я замаскировал, - заговорил Данаилянк,- мы тоже выглядим, как все, середина тоже вытянута вверх.

Они подплывали к краю проезжей части, чуть поправее была видна та самая площадка, где чуть не произошла расправа многоугольных ромбовидных над ними. Следовательно, они сейчас направляются к красной каменной пустыне, где была пещера.

Но к сожалению они увидели зелёную пустыню, хорошо утрамбованную из мелкого гравия.Корабль пошёл чуть дольше, потом развернулся и стал кружить в надежде найти то место, но к сожалению ничего найти не удалось.

На противоположной стороне через дорогу появились из огромного здания новые ещё до этого неизвестные сущности. По форме они напоминали великанов, четырёхногих существ с двумя руками с ладонью и шестью пальцами, тело имело тёмно-синий цвет и сильно расширялось к верхней части. Что-то наподобие головы вылезало вперёд в районе грудной клетки. У этой части был полукруглый верх и прямоугольный низ и перед. Эти тела скорее всего являлись какой-то разновидностью роботов, либо наши герои оказались в реальности, где уже жили не энергетические формы жизни, а что-то очень другое, но уже очень больших размеров.

Шесть фигур начали сокращать расстояние, как только они оторвались от площадки у белоблочного здания их четыре конечности сократились и уползли вверх вовнутрь организма, великаны стали приближаться. Над трассой должны были проплыть летательные аппараты, но какая-то сила сдержала их, образовался затор с одной стороны и с другой, пока двурукие пересекали проезжую часть.

- Они идут к нам,- заговорил Тай-Грен,- а раз другие остановились и пропускают, сюда двигаются представители правоохранительных органов, надо уходить или пообщаться с ними?

Корабль, имеющий возможности переходить через реальности начал отплывать задней частью назад. Двое тёмно-синих стали заходить слева. Двое справа, следовательно, остальные прямо.

Энергия середины корабля перешла во внешнее окружение, аппарат оказался внутри горящего эллипса с небольшим хвостом. Плазменная фигура двинулась вперёд и ударилась в наступавших великанов. Два тела отбросило в стороны, а сам корабль покинул пределы зелёной пустыни и принялся уходить по дороге как можно быстрее и старался убраться как можно подальше.

Световая оболочка исчезла, корабль вновь стал походить на многие модели аппаратов данной реальности.

Но шесть преследователей появились внезапно сзади, один из них зашёл слева и нанёс удар по кораблю.

- Умеют очень быстро, я смотрю, перемещаться на раастояния через пространство,-ухмыльнулся Данаилянк.

Кандидат в Боги сделался ещё больше синим, трон под ним также приобрёл похожий цвет. Летающего робота, который только что произвёл удар начало сжимать пространство с четырёх сторон. Он начал отставать от корабля и от своих, наконец там произошёл всплеск синего света с выбросами белых разноформенных вытянутых сущностей.

Многоэтажные здания закончились, по обеим сторонам потянулись одноэтажные дома с острыми крышами красного цвета, окруженные разного рода и роста дикой растительностью. У каждого строения имелось ограждение в виде очень высокого сетчатого забора, иногда ограда была сварена из большого количества металлических линий. Из калиток появлялись похожие на преследователей четырёхногие существа, только их тела были светло-серыми.

Покинувшие свои территории замирали на месте, не решаясь вступить на трассу, так как по ней осуществлялась погоня за нарушителями.

- Энергетики, можно даже сказать плазмоиды, используют материальные тела, чтобы жить в материальном твёрдом мире. Зачем им это надо?- спросил капитан.

А быть светом и энергией неинтересно, им хочется медленно куда-то перемещаться, каждому иметь свою отдельную и неповторимую форму. Владеть каким-то личным пространством.

Один из преследователей поднялся выше корабля и собирался приземлиться на самое возвышенное место. Но возвышенность являлась всего лишь голограммой. Существо тут же оказалось затянутым в искривитель реальности. От этого корабль очень сильно дёрнуло несколько раз, затем всё прекратилось.

-Наверное, улетел в какую-то пустыню за миллиарды световых лет от нас,- ухмыльнулся Данаилянк, выразившись системой измерения Вселенной Ра.

Неожиданно произошло искажение действительности перед самим кораблём, воздух сильно колебался. На мгновение аппарат попал в местность, где было всё сплошным красным, но Данаилянк сумел вернуться на трассу и оказаться почему-то позади преследователей.

Их материю можно разрушить только пулями или ракетами с пробивной головкой,-заметил Тай-Грен.-Либо вообще снарядом с чёрной материей. Только как мне со своей Оплеймой действовать, не вылазить же наружу?

Пускай корабль перестроится, он из других миров может перегнать в себя любой материал,-посоветовал Данаилянк.

У прямоугольного корабля стали вырастать по обеим сторонам прямоугольники, они тут же начали удлиняться вперёд за пределы аппарата.По преследователям ударили снаряды, двоих тёмно-синих пробило и внутри их тел произошло энергетическое поглощение, так что не произишло никакого светового всплеска, внутри экзоскелета стала господствовать темнота. Тёмная сила чёрной полосой устремилась обратно к объекту выпускания, за ней появилась вторая линия.Энергия вернулась к выпускавшему её источнику.

А я бы оставшихся двоих просто бы сжёг Божествеенным Cветом, у тебя же есть такая функция,-заметил Данаилянк.

Вытянутые орудия стали источниками сверхяркого чисто белого свечения. На такую яркость невозможно было смотреть. Оно поглощало всё видимое. Через несколько секунд не оказалось ни двоих преследователей, ни большого фрагмента дороги. Вместо него образовалась огромная дыра в иную часть Надвселенной, откуда пробивалось очень много густого синего газа.

Тай-Грен обошёл место пробивания двух миров справа, смял кораблём верхнюю часть забора, затем обратно вернулся на трассу.

За парами домов последовал перекрёсток, здесь можно было повернуть либо налево, либо направо. Капитан почему-то решил повернуть налево.

Заряжающая трасса пошла вниз. За кораблём, параллельно ему и обгоняя его, понеслись разноформенные гражданские летающие средства. Хоть они и были разного размера, но не имели прозрачности, чтобы можно увидеть, кто внутри - значит их салон занимали всё те же энергетические сущности, не имеющие возможности долго существовать без своей защитной материальной оболочки.

По бокам продолжали тянуться одноэтажные частные дома для великанов, хотя уже было установлено, что внутри жители этой цивилизации выходят из своих защитных оболочек и создают микрокосмос.

- Зачем им крыши,- спросил кораблеуправитель,-неужели здесь бывают осадки?

Здесь многое напоминает условия планеты с бурной атмосферой,но всё это только напоминает, а на самом деле так искаженно воспроизводится. Чем-то что-то схоже, ранее увиденное, а на самом деле не так, во многом разниться. А теперь я воспользуюсь услугами твоего корабля, я же сказал, что такая возможность выпадает очень редко.

На два два частных дома была направлена световая белизна. Ярчайший свет занял всё. Внутри него ежесекундно поглощалась и растворялась материя, стоящая ниже его по значимости.

Две красноблоковые усадьбы с окружающими зарослями оказались растворёнными, исчезло и воздушное пространство, их окружающее, вместо них проявились огромные дыры, ведущие в совсем иные измерения Надвселенной, это уже было раньше.

После исчезновения яркой белизны стали видны большие потоки светящихся разноформенных тел, чем-то соединённых между собой, с объединяющей их желтизной. Световых существ потоками уносило в другую реальность, куда открылась возможность попасть.

- Они хотели здесь колонизировать всё, так пусть убираются на нижние уровни, в районы светового неустойчивого грунта - твердыни, на свою родину, нечего здесь всё заселять,- высказался Данаилянк.

Он начал распространять на все окружающие строения сверхсвет, везде происходили уничтожения мощной основы и открывались проходы на другие уровни существования.

Корабль отлетел намного в сторону от дороги, чтобы обогнуть светящиеся разными цветами порталы и не попасть под их притяжение.

Они снова на одном из перекрёстков повернули налево. Через определённое расстояние по правую сторону одноэтажные дома уступили место зелёностенному зданию со множеством острых крыш, белыми колоннами и небольшой площадью.

- А вот внутри этого объекта находится точно переход на уровень-родину этих светоносителей. Это база для служб противодействия и поиска преступников вроде нас.

Тай-Грен увидел десятки светящихся тускло-красным многоугольных ромбов с выдающимися башнями, прямоугольные овалы, круги с "хвостиком", горящие внутри желтизной объекты, похожие на цветок с четырьмя ярко горящими красным лопастями, малые многоугольные летающие объекты. Все зависали у салатовостенного здания на площади.

- Сейчас мы им отомстим за главного Мус-Лябу и за всех, за нас и за вас,-проговорил синетелый.

Божественный Свет Коркоцианов зажегся, заполняя всё собой. Через несколько секунд на месте базирования правоохранителей-силовиков светился жёлто-серым цветом колодец, вернее, ровная круглая дыра в неизвестность, которая стала очень сильно затягивать, от этого пришлось дать команду кораблю взять левее и с большой скоростью двигаться вперёд.

- Теперь я с твоего разрешения наберу высоту, чтобы нанести ещё удары по важным объектам. Это поможет Мус-Лябам моим приступить к деятельности.

Дорога стала уходить, превращаясь в совсем маленькую полоску, которую, словно нарисовали на листе бумаги. Очень скоро всё сделалось крошечным и стало с высоты напоминать электросхему. Ведь в миниатюре цивилизация энергоносов казалась цивилизацией, а для других она являлась элктрической платой среди множества таких же плат, расположенных на разных уровнях.

Город имел форму прямоугольника, множество домов разной формы, между ними серые либо тёмные энергетические линии-дороги.

По приказу Данаилянка Божественный Свет стал образовываться в крупные шары - снаряды. И каждый такой объект отправился в указанное полубогом здание или сооружение. Происходило стирание материи энергоносов. Город покрывался множеством межпространственных дыр.

Возможно, Богу-покровителю энергоносов не понравилось уничтожение цивилизации, являвшейся его творением, а может быть и порождением его самого.

На экране появилось изображение "неба" или "небесного свода." До этого там клубился разного цвета газ. Но теперь весь верх обратился в бесконечно длинную зеленоватую плиту с небольшими белыми вкраплениями. Вся эта твердь медленно и плавно опускалась.

Кораблю пришлось прекратить свои разрушительные действия и понемногу снижаться.

- Попробуй Божественным Светом вверх, - посоветовал капитан.

Данаилянк распорядился, но ничего не произошло, система управления кораблём дала знак, что энергии очень мало и подпитка из других измерений закрыта. Оставалось одно- снижаться либо падать. Оказалось, что второе получалось делать лучше всего. Нужно было возвращаться к подпитывающим энергией дорогам - это единственный шанс продержаться на затухающем корабле.

Они снова вернулись на трассу с очень ярко-серым покрытием, летели в пятидесяти метрах над ней. Зеленоватая твердыня нависала на расстоянии ста метров. Она давлела над всем происходящим и чем-то угнетала, особенно Данаилянка. Он был очень встревожен, какая-то сила, видимо, нарушала его планы по захвату.

- Наверняка мои Мус-Лябы не смогут теперь пробиться для захвата этого города,-возмущался полубог.

Оказывается бывает твердь неподвластная воздействию светового тепла, -сделал своё умозаключение капитан Тай-Грен.

Из нависающей твердыни свесились вниз разноформенные объекты разных цветов: то синие параллелепипедные здания на золотистых четырёх ножках, то цилиндры красного цвета на таких же опорах, то кубы на кубических столовидных столбовидных постаментах. Создавалось такое впечатление, что очень обширная электроплата в перевёрнутом виде сильно приблизилась к другой более малой и будет теперь оказывать на неё влияние, дабы устранить недостатки в совершенной работе.

- Уходить нам надо, Тай-Грен.

-Вообще из этой реальности?

Требуется просто скрыться, а дальше как-то сдюжаем.

- А что, все эти здания, нависающие сверху, представляют опасность?

- А ты представь, что нас окружили полностью сверху и видят все наши передвижения, как на подробной карте местности.

Трасса пошла резко вниз, навстречу пролетали одинокие объекты то треугольной, то полусферической формы, почему-то казалось, что это не случайные встречные, а специально засланные передовые силы обнаружения.

Так надоевшие великанские одноэтажные дома всё продолжали тянуться по обеим сторонам энергетического шоссе. И каждое такое здание являлось энерговместилещем и даже микрокосмосом для светоматериальных обитателей. Данаилянку возможно хотелось поуничтожать эти явления чуждой для него жизни, но не хватало энергии, шла зарядка только от трассы, и казалось, что очень большие возможности корабля отнимались мощной плитой сверху.

С высоты что-то ударило, весь аппарат опустило очень сильно к низу, он чуть не задел дорожное покрытие. Камеры снаружи показали, что изумрудная твердь выпустила продолговатый прямоугольник, который, словно молоток, нанёс удар по обшивке воздухолёта.

Разноформенные, свисающие вниз объекты испустили дискообразные, очень плоские световые образования. Через секунды на корабль обрушились удары. Вытянуто-кубический аппарат снесли с дороги далеко влево. Таким образом он перелетел ограждение и оказался в самой гуще переплетённой толстоствольной растительности.

Вперёд была пущена световая, плазменная, горящая сила то тёмно-зелёным, то слабо-салатовым цветом.На очень низкой высоте корабль смог передвигаться, но достаточно медленно. Но всё же перемещение происходило, однако слабо.

Вновь выпущенные из аппарата объекты всей своей силой ударились в растительность, сверху возник жуткий пожар. Диски очень оборотисто вращались, пробивали себе путь к грунту. Но корабль с Данаилянком и Тай-Греном уже отошёл достаточно. Они вынырнули из жутких высоких, древесных зарослей на очень крутом склоне. Вниз к воде всё также уходил лес из древесных переплетений.

В низине протекала неширокая река с очень тёмной водой, даже чёрной. Вода с высоты казалась спокойной: не было очень быстрого, сшибающего течения. По берегу, что удалось заметить капитану, росли очень высокие камышевидные растения, как и там, где-то в другой, прошлой реальности, на болоте, которое они с таким трудом преодолевали.

Корабль, рискуя упасть в воду, пошёл чуть ли не касаясь поверхности реки. Вскоре показался очень круглый тёмный туннель или водосточная труба очень больших размеров. На передней части корабля загорелся прожектор. Вся авангардная сторона излучала свет синего, иногда в темноте чуть ли не беловатого цвета.

Им удалось пройти достаточное расстояние, пока энергосистемы корабля не показали полное исчерпание зарядной силы. Аппарат начал снижаться и вскорости плюхнулся в воду.

Зарядная мощь от дороги прекратила поступать,-заметил Тай-Грен.

Они заблокировали подпитку из других реальностей,- ответил Данаилянк.

- Кто они?

- Боги, которые будут нам противостоять.

- А мы сможем их увидеть в материальном виде?

- Я думаю, что вряд ли, зато столкнёмся с армиями их подопечных, вот это я точно знаю, можешь даже и не сомневаться.

- В итоге придётся бросать корабль, он отслужил своё.

-Выходит, Тай-Грен, что так, тем более на нём, как бы мы не маскировались, мы всегда будем у них, как на ладони.

Оба вышли в переходную камеру, створки дверей закрылись за ними. Тай-Грен окружил своё тело яркой световой оболочкой. Данаилянк превратился в световую сущность, у него исчезли ноги, он стал зависать в пространстве.

Открылась наружная дверь, потоки воды хлынули, и скоро переходная камера оказалась вся затопленная. Компаньоны покинули её и оказались в тёмной, очень холодной и вязкой воде. Почему-то ощущалось, будто они находились в реке очень почерневшего отработанного масла. Очень скоро оба всплыли на поверхность. Синий свет от обоих слабо освещал окружающую поверхность жидкости и очень слабым бликом отпечатывался от свода наверху.

- Ну что, плывём туда, куда хотели лететь?

- Глупый вопрос задаёшь полубог?- ответил капитан.

Оба заскользили наполовину погруженные в жидкость, им не хотелось подниматься на поверхность, на это бы ушло больше энергии, а силы требовалось экономить.

Через расстояния они достигли точки, где река основным своим потоком шла прямо, но слева появилось более узкое круглое ответвление, и часть жидкости затекала туда.

- Может, налево?-спросил кораблеуправитель.

- А цель?- сомневался Данаилянк.

- Выйдем зато там, где нас меньше всего ждут, а вот если прямо, то наткнёмся на неприятелей. Возможно, нам уже навстречу вылетели эти зелёные дисколёты.

- Ты прав, хоть и не полубог, давай налево.

Два существа повернули, в узкой трубе темнота стала освещаться ещё ярче. Ровный проход привёл к обрыву, внизу на расстоянии около сотни метров застыло большущее подземное озеро. Наши герои не свалились туда, да и ещё с разгона, как дураки, во многих остросюжетных фильмах. Они плавно полетели, аккуратно, замедляясь, снижались.

- Теперь направо и прямо, ну я так думаю,- предложил капитан.

Через километры полёта они наткнулись на очень чёрную стену, будто бы она состояла из пласта угля.

Чуть выше их обнаружились светящиеся то салатовым, то розоватым, то бледно-жёлтым проходы в виде очень искривлённых прямоугольников. Здесь сразу же можно было догадаться, что эти ходы - искусственное творение каких-то существ.

- Какой путь выберем?- спросил капитан.

- Бледно-салатовый, мне этот цвет всегда внушал доверие.

Они поравнялись и влетели в выбранный штрэк. Здесь оказывается было месторождение странных мелких светящихся камней, что, как нитями, были вплетены в очень чёрную породу. Зеленоватые нити оплетали пол, стены и потолок прохода. Но нужно было идти дальше, не задерживаться и не засматриваться на эту красоту.

Тай-Грен погасил световую оболочку, Данаилянк материализовался, у него снова появились ноги и крепкое твёрдое тело, покрытое кругами брони.

Коридор петлял, было много отклонений налево и назад, направо и опять немного обратно. Наконец им пришлось попасть в розовый проход. Здесь уже светили не нити из маленьких камней, а большие, выперающие из стен камни. Светонетриты располагались по всему объёму группами, можно даже было сказать сплошными яркими пятнами, которые чередовались с тёмно-угольными фрагментами.

Вскоре проход пошёл вверх и заканчивался, упираясь в очень большой каменный булыжник мелового цвета.

Оружие на руке Тай-Грена загудело.

- Не надо, лучше оттолкнём своей силой, поднажмём!- скомандовал Данаилянк.

Оба навалились, поднатужились, и камень начал отодвигаться и вскоре отлетел в сторону. Наружу вело проделанное в породе отверстие, через него можно было пролезть только на четвереньках. Первым полез полубог, капитан за ним.

Они оказались у основания очень ровной серой стены, среди нагромождения белых камней. Между скал то и дело пробивались тонкие слабохвойные кустики.

Судя по гулу сверху за стеной там проходила дорога и очень большим потоком проносились разного рода летающие установки.

Слева вдалеке возвышались ряды высоких белоблочных зданий, прямо и справа пролегала очень большая площадь с серым пупырчатым покрытием, вся застроенная платформами для технического обслуживания синего цвета и прямоугольной формы в виде огромнейшего стола. Такие сооружения располагались очень близко друг к другу.

К ближайшей площадке были пристыкованы два тёмных четырёхногих аппарата с двумя руками-клешнями и вырастающей из груди головной частью.

Над всеми платформами вдруг выросли полукруглые крыши.

- Смотри, а в этом месте нет этой сплошной зелёной электросхемы,-заметил Данаилянк.

Значит я был прав, они потеряли нас.

Неожиданно с клубящейся серой вершины пошёл изливаться сильнейший дождь, потоки мутно-серой воды начали заливать всю площадь и растекаться бурными реками.

Тай-Грен и Данаилянк оказались захваченными таким потоком. Но вовремя превратились в энергетических существ,и влияние воды на них прекратилось.

- Удачный случай для захвата их летательного аппарата,-предложил синетелый.

- А тебе не кажется, что нас там раздавит их энергия, ведь мы же не такие.

- Вперёд, капитан!-скомандовал полубог.

Потоки серого дождя скрывали их тела, как кулисы, развешанные во множество слоёв повсюду. Тай-Грен сумел сделать свою оболочку бледно-серой, Данаилянк своё тело слабо-синим.

Компаньоны летели невысоко над поверхностью площади, под ними бурлили потоки, вся ровная местность превращалась в обширнейший водоём.

Они подлетели к столбовидному основанию платформы и начали параллельно синей стене подъём. Теперь они находились под защитой крыши. Вода лила стеной, от этого не было видно соседних сооружений и вообще плацдарма.

Они застыли чуть высунув головы над поверхностью. На платформе присутствовали четыре синих светящихся существа, их тело напоминало букву Х- икс, широкая дуга сверху и снизу, нижняя напоминала ноги. Тела тварей окружали красные овальные оболочки.

Капитан поднял Оплейму и пустил круглый световой белый снаряд в одного из них. Существо поглотило, снаряд расширился, захватил оставшихся существ, произошла вспышка, белизна исчезла. Тай-Грен дёрнулся, к нему вернулась энергия им выпущенная, да ещё и обогащённая новыми энергиями.

- Вот и всё, внутри может быть ещё кто-то,-тихо произнёс капитан.

С двух платформ повыше летательных аппаратов спроецировались и материализовались два жёлтых очень высоких ромба с беловатыми перекошенными и бесформенными существами в середине. Снизу двух фигур на поверхность платформы били два коротких свечения. Они, видимо, служили опорами.

В ответ по этим великанам Тай-Грен выпустил чёрную материю. Он не смог понять в каких дозах, имелась функция отправлять её лучом или массово, можно было в виде плазменного шарика. Но почему-то он запустил её в массовом количестве.

Тёмная структура, как горячая смола, налипла на светящихся организмах и тут же впитала их в себя. Чернота пошла обратно и соединилась с организмом капитана.

Теперь пошли, выбирай любой аппарат,- сказал кораблеуправитель.

- Нет, пускай каждый возьмёт себе отдельный, так будет легче скрываться и уходить от преследования,- поправил его Данаилянк.- Ты только зайди со мной в мой аппарат, помоги мне устроиться, я же не обладаю твоими способностями.

Они попытались войти в полукруглое отверстие первого, но сила сопротивления не позволяла им проникнуть туда.Тогда капитан пустил небольшое количество чёрной материи.Сопротивление исчезло и удалось проникнуть вовнутрь.

Данаилянк и Тай-Грен оказались в невесомости в светящемся светло-коричневом пространстве, их протащило и вынесло в полукруглое со стеклянным экраном-окном помещение. Мозги обоих уловили сигнал главной операционной системы аппарата подчиняться и выполнить любую команду.

Ну что справишься, можешь удалить эту невесомость,- посоветовал капитан компаньону.

Ничего, и так приятно.

- Я пошёл к себе,- сказал Тай-Грен.

Он вернулся на платформу и также, пустив вперёд чуть-чуть поглотительной темноты, оказался внутри такого же аппарата, как и у Данаилянка. Это коричневое световое вещество смущало и эта невесомость была непривычна.Система управления также согласна была выполнить любую команду. Командир тут же затребовал убрать световое вещество и невесомость, в ответ на это управление молчало.

Пришло телепатическое изображение, что Данаилянк отплывает, Тай-Грену также пришлось дать команду отчаливать и следовать за впереди идущим объектом.

Странное дело эти энергетические сущности, хоть и слабее Коркоцианов по развитию, а изображение с внешней стороны объекта передаётся телепатически, а у тех вместо этого горели на обзорном экране камеры с нескольких ракурсов.

Дождь хлестал ещё сильнее в большие обзорные окна, было плоховато видно и без всякой телепатии низкоплывущий аппарат, управляемый Данаилянком. Он хорошо задвинул четыре опоры в туловище машины, также затянул две руки-клешни. Оказывается клешня могла убираться и меняться на крючок и служить в качестве подъёмного крана, на руки могли устанавливаться разные насадки. Это всё также, как и могла менять свои функции Оплейма на левой руке. А если поставить левую руку вместо правой? Такая операция была возможна, но её никто не проводил.

Площадь-стоянка летающих средств оказалась позади, аппараты поравнялись на перекрёстке. Они должны были уступить дорогу, так как находились на второстепенной. По трассе проносились потоки разноформенных и разноразмерных летательных аппаратов. В основном в изобилии встречались прозрачные треугольники с белотелыми одиночными существами внутри, чем-то напоминающими "майских жуков", когда таких выкапываешь в червеподобном виде. Эти,видимо, были совсем уж из третьих миров, совсем не являлись энергетиками.

Наконец корабли смогли двигаться, поток справа и слева остановился. Данаилянк поворачивал налево, Тай-Грен немного остановился, чтобы пропустить его, так как синетелый находился поправее.

Два низколетающих аппарата прошли перекрёсток и, сильно развивая скорость, начали перемещаться по прямой очень широкой трассе.

Они скоро оказались на ещё одном перекрёстке, где снова оказался выбор правого или левого направления, хотя имелся ещё вариант движения прямо, на второстепенную дорогу. Но Данаилянк повернул направо, капитан последовал за ним. Они оказались среди массы других транспортных средств, те выполнили те же самые манёвры. Дальше был поворот налево и пошла очень широкая ровная трасса вперёд. Такое же шоссе было и по встречному направлению. По обочинам протянулись низкорослые джунгли. Из переплетений растительности то и дело поднимались очень чёрные толстые стволы, они уходили вверх и где-то там на высоте над магистралью образовывалась плохо проницаемая для света плотнопереплетённая зелёная крыша. Она, словно растительная арка, закрывала дорогу от сильно жаркого губительного и отнимающего энергию света. По обеим сторонам протянулись высокие здания тёмного цвета.

- Что-то кажется, будто мы здесь уже были,-заговорил кораблеуправитель,- там вон нам засаду устроили и нам пришлось уходить вправо ближе вон к тому зданию.

- Ты не ошибаешься,-пришёл ответ полубога,- мы снова пытаемся пройти то, что не удалось преодолеть в прошлый раз.

Дорога вскоре упёрлась в очередной перекрёсток, впереди раскинулась очень широкая площадь, справа она примыкала к очень вытянутому в длину серому зданию, слева к острокрышему сооружению с белыми колоннами, очень громоздкому с бесформенно-искаженно выдающимися стенами.

Скоростная трасса поворачивала снова налево либо направо. Многие транспортные средства пролетали прямо на "серую площадь" - так эту местность можно было назвать из-за покрытия и окружающих сооружений. Низколетающие аппараты замедлили скорость и начинали зависать. На плоское покрытие с красноватыми выпуклостями спускались разнородные и светящиеся по-разному энергетические существа. Они медленно передвигались или просто замирали на месте. Ими было заполнено всё майданное пространство.

- Зачем они сюда слетаются?- задал вопрос капитан.

- А в этом здании с колоннами у них главные, будут им передавать важную информацию и заряжать их новыми силами, снабжать их новыми возможностями. Главное мне бы успеть.

В высоте над толпами от белоколонного здания спроецировались два трапецевидных очень огромных жёлтых существа. Но дальше ничего не удалось разглядеть. Машины повернули налево. Здание и собрание оказалось позади.Аппараты стремительно набирали скорость и уносились прочь. Данаилянк взял как можно правее и вскоре начал замедлять свой ход.

Они преодолели бардюрные ограждения, пересекли дорожку для низкоскоростных средств передвижения, чуть не столкнулись с черепаховидным грузовиком. Дальше чуть вправо и прямо наискосок пошла дорога из сложенных небольших прямоугольных плит. Из стыков покрытия то и дело пробивалась тонкоствольная заострённая к верху кустарниковидная растительность.

Дорога наискосок вскоре привела к неширокому зарядному полотну с тёмным покрытием. Справа стала тянуться очень высокая белая бетонная стена,аппараты не могли набрать достаточной высоты,чтобы перемахнуть за неё. Возможно, подобное ограждение скрывало постройку очередного здания для миникосмосов энергосущностей. На это указывало то, что по встречной части дороги плыли колонны грузовых аппаратов.

Сначала стали встречаться одинокие очень высокие деревья, у них вся пышная зелень находилась высоко на вершине. У их подножия раскинули салатовые ковры с жёлтыми точками цветков низкой кустарниковой растительности. Дорога отходила от белого забора и стала погружаться в сплошной лес из большого количества толстоствольных очень высоких деревьев. Согревающий откуда-то сверху свет пропал, стало намного темнее.

- Ну всё, ещё чуть-чуть и мы будем на месте,- вдруг прислал Данаилянк зачарованному сменой окружающего пейзажа Тай-Грену.

Подпитывающая энергией магистраль с тёмным покрытием расширилась и стала очень сильно уходить вниз. Шёл очень большой спуск с горы. Где-то уже в глубокой низине, Данаилянк резко свёл свой аппарат с трассы. Капитан полностью повторил все его действия.

Теперь они неслись среди множества толстых стволов, успевая только увильнуть, чтобы не врезаться. Весь грунт леса был усыпан очень крупной жёлтой листвой и тёмными сухими ветками, иногда очень большими брёвнами.

Впереди вырастало бело-красное сооружение, состоящее из множества стен, оно чем-то напоминало крепость, но не было башен. Неравно стоящие стены имели полукруглый верх и множество прямоугольных обширных проёмов в виде несимметрично квадратных окошек.

- Это можно назвать крепостью, вдруг стал передавать Данаилянк. Я её сюда специально приказал Мус-Лябам материализовать. Она очень пригодиться для обороны и для вылазок, а также к переходу из верхней моей реальности в эту.

Светло-светло-сиреневые стены сооружения приближались, Данаилянк пошёл облетать свою цитадель, чтобы попасть в неё с тыльной стороны. И действительно, с задней части отодвинулись верхние створки ворот. Они влетели в первый внутренний дворик, он шёл чуть вперёд, затем совершал поворот налево, затем там был второй двор очень широких размеров, грунт которого занимали десятки Мус-Лябов разного роста и цветов окраски туловища. Над каждой определённой группой низкорослых возвышался главарь, обладавший способностью образовывать круглый светящийся аппарат для перелёта.

Они пролетели ещё несколько дворов, всё поворачивали налево, пока не оказались в круглом последнем. Внутреннее содержание по своей закрученности. Всё налево напоминало чем-то панцирь улитки. Тай-Грен взглянул вверх, камеры увеличили вершинный обзор.

Там не было деревьев, а присутствовал кремовый полукруглый потолок.

- Это всё напоминает структуру раковины малюска, я такое видел на многих планетах.

- Мы всё заимствуем из природы что-то нам знакомое. Я же тоже из ваших Вселенных,-отвечал капитану синетелый,- нас захватили Фасаёнги,все погибли, а я выжил и неплохо устроился в этом мире. Всё будет рассказано потом, а пока нужно захватить этот уровень.

Тай -Грен уже давно привык к загадкам и недосказанностям своего компаньона. Просто нужно было помогать ему, чтобы чего-то достичь для себя. Аппараты выпустили по четыре ножки-опоры и приземлились. По прямому коридору выйти не удавалось, поэтому система управления открыла световой спуск прямо вниз к грунту.

Компаньоны покинули свои машины, чуть прошли по двору и вошли в круглое отверстие, вверх повела вытесанная из близкой к камню породы лестница.

- Как современная крепость, должна выдержать мощные удары свето-энергетиков

- Но в этой Вселенной столько пространств, почему тебе нужно побороть эту цивилизацию,-спросил капитан.

- Это покорение их Бога и возможное свержение его, это мой путь по возвеличиванию, тебе это не понять, но ты поймёшь.

Им по дороге встречались Мус-Лябы, тащившие втроём какие-то цилиндрические орудия, то группы этих существ просто расхаживающих и наблюдавших за порядком. Они достигли наконец одного из этажей, здесь было полно разноцветных бойцов Данаилянка, одни стояли ближе к бойницам, ведшим наружу, многие просто лежали на бетонном полу, многие сидели, прислонясь к стенке. У каждого имелось разного рода оружия. Тай-Грен понимал, что все их пистолетовидные, автоматовидные сборные, чем-то напоминающие Оплейму погремушки для войны всего лишь слабые светосжигательные орудия, которые будут малоэффективные в борьбе с энергетиками.

- Ты сейчас очень плохо подумал об оружии у моих подчинённых. Мы научились не хуже Коркоцианов получать и иметь в подчинении Божественный Свет, ну,может, частичку его, а также создавать вечную всепоглотительную темноту,-заметил Данаилянк.

Ну, наверное, я тебя плохо знаю, да и откуда мне тебя знать? Являешься ко мне, сам меня находишь, предлагаешь всё какие-то игры - квесты с тобой отправляться. А я ведь не сильно развитое существо, всего лишь кораблеуправитель. Моя вообще задача выяснить, что тут такое: Вселенная или Сверхгигантская планета непонятной конфигурации, взять образцы жизни и грунта, и возвращаться обратно к Учёному Совету.

- Ничего, уже скоро тебе удасться это осуществить. Одержим победу, захватим уровень. А теперь посмотри, как мои подопечные промышляют.

-Стены укреплённого сооружения исчезли, словно растворились. Тай-Грен находился у дороги среди высоченного леса. Над этой трассой они не так давно проплывали с Данаилянком. Мус-Лябы, вооруженные похожими на небольшие ручные автоматы цилиндрическими приборами то розового, то белого, то чёрных цветов, зарылись в большущие листья и ожидали пролёта какого-то транспортного средства.

И вот их ожидания оправдались: отсвечивая слабо розовым со стороны города плыл многоугольный ромб с системой башен по самым выдающимся углам. В середине горела тёмными полосами прямоугольная решётка с искривлёнными линиями световато-белой желтизны. Объект сопровождали такого же цвета маломногоугольные квадраты с горящей точечной желтизной посередине. По два малых объекта с каждой стороны большого.

Бежевотелый Мус-Ляба поднялся, оружие в его правой руке вытянулось вперёд, образуя по форме предмет, чем-то напоминающий рупор. Из широкого отверстия мгновенно ударил белый яркий свет. Он не напоминал лазерный луч, а просто расширялся и падал всюду, поглощая и забирая в себя более низшие спектры света.

Огромнейший корабль вскорости вырвался из светового воздействия, но начал снижаться и упал на трассу. Произошёл мощный световой всплеск.

Со стороны леса выметнулись два многоугловых квадрата, но поднялся из листвы второй Мус-Ляба и выпустил из своего аппарата огромнейший конус тёмной материи - антисвета. Малые объекты растворились и навсегда исчезли.

Видение пропало. Дальше капитан Тай-Грен заметил синие шары с многогранными точечными, переливающимися выпуклостями. Аппаратов было около десяти, они понеслись над городом, сильно опускались вниз, врезались в транспортные средства, продырявливали здания, откуда тут же выносились потоки световой энергетической жизни, то жёлтого, то коричневого цвета и, не найдя защитной оболочки, тут же растворялись. Вскоре со всех сторон огромного города стали стягиваться аппараты служб безопасности и защиты. Огромные махины, напоминающие квадрат со сложными углами с иксовидными существами, у которых тело горело немного алым, сумели настичь, присоединиться и опустошить энергетический потенциал двух сфер. Мус-Лябы попадали на энергетические трассы, их тут же сжигал синий плотный свет. Многих он убрал ещё в воздухе, других на дорожном покрытии.

Синие шары развернулись и стали быстро уплывать к крепости Данаилянка в гигантском лесу. Но это они делали особо не скрываясь, а наоборот, позволяли преследователям плыть за ними, чтобы навести их на замок.

- Вот так вот, мой компаньон, мы будем обороняться и должны выдержать осаду. Они должны бросить сюда все свои силы,-заговорил Данаилянк,- а когда их у них не останется, тогда и будет победа.

- Я как немного военный пилот понял, что держаться нужно до конца и быть несокрушимыми?

- Всё верно ты понимаешь. В этом сооружении много этажей и переходов, тебе будет подчиняться вот этот уровень и пятьдесят Мус-Лябов, я же буду командовать внутренними дворами, воротами и уровнями, так что телепатический контакт - это всегда пожалуйста.

Оба лидера начинающейся военной кампании получили визуальное телепатическое изображение. В гигантский лес со всех сторон стягивались огромные массы летательных аппаратов разных форм и размеров. Единственное качество, которое их всех объединяло - это слабая красная световая оболочка, превращавшуюся периодически в сиреневую.

В атаку сначала пошли небольшой формы объекты: красные ромбы с жёлтой круглой серединой, круги с красными хвостами и тоже жёлтые в центре, очень тёмно-красные прямоугольники, треугольники с выпуклостью на большом основании, примыкающие остриём к фигуре нам напоминающей средневековую ладью.

Чуть ли не под каждым деревом в листьях зарытые поднимались Мус-Лябы и разным типом светопоглотительного оружия съедали нападающих. В итоге ни одному атакующему не удалось добраться до крепости.

Такая же атака была предпринята и с других сторон, но и на этих фронтах энергетическая цивилизация потерпела фиаско.

Над лесом стала строиться твёрдая тёмно-зелёная платформа, она полностью заслонила свет. Такая уже защита возникала, когда Данаилянк и Тай-Грен проходили все препятствия города.

Прямо над крепостью возникло из появившейся твердыни многоярусное пирамидальное устройство остриём, как вы поняли, вниз. Пошло жуткое сильночастотное световое облучение. Через несколько минут стены крепости нагрелись настолько, что вместо белого приобрели очень яркий пламенеющий синий оттенок.

Тай-Грен защитился световой оболочкой и скафандром. Мус-Лябы также окружили себя светом. Пол и стены просто уже начинали пылать, но ещё не плавились.

- А теперь ответ этим наглецам,- пришло телепатическое послание от Данаилянка.

Замок-крепость в лесу одномоментно оброс тёмной поглощающей любую тепловую и световую энергию массой, будто оказался в коконе.

- В этом сооружении стоят преобразователи и накопители, я обо всём позаботился.

Воздействие светом с вершины прекратилось, видимо, пошёл сильный забор энергии от них на крепость. На вершине улитковидного оборонительного сооружения появились десятки шипов с очень расширенным низом. Из острых концов ударили в вершину широкие к конечной части световые столбы яркого сверхбелого цвета.

Всё заслонившая сплошная зелёная плита начала сначала дырявиться, а потом рушиться на кроны деревьев и даже на затаившихся по всему лесу Мус-Ляб. Ну что ж, война - есть война и порой в ней жертвами могут быть даже свои.

В итоге вращающиеся шипы-пушки уничтожили всю накрывающую платформу и снова был свет от какого-то непонятного источника в высоте, а твёрдые пластиково - бетонные разноразмерные куски валялись по всему лесу.

Противник решил применить свою хитрость. Неожиданно над большими деревьями стал расползаться очень густой плотный клубящийся туман. В такой среде нельзя было различить что-либо стоящее даже в метре от тебя.

Клубящийся газ наползал и занимал всё даже воздушные пространства выше крепости. В такой ситуации никто из Мус-Лябов не мог передать телепатически обстановку и передвижения противника.

Дальше через небольшой промежуток времени лес стали наводнять большущие многобашенные многоугловые ромбы. Они находились над уровнем тумана и всё, что было под покровом белизны должно было быть подверженным разрушению. Каждый объект начал выбрасывать прямоугольные блоки очень синего цвета. После соприкасания с землёй происходил очень сильный световой всплеск, который не проходил, а продолжал долго гореть.

Синие прямоугольники-корабли сбрасывали синие блоки десятками и таким образом вся, покрытая белым местность оказалось тёмно-синим горючим веществом. Гигантские деревья стали тут же падать и сгорать. Большая часть растительности вокруг крепости исчезала, освобождая место для пустынной безжизненной равнины.

Тай-Грен снова получил ощущение, что температура стен и пола начала повышаться, синева расползалась по внутренним помещениям, ощущение было, будто ты в огне, в синем пламени.

- Что, никогда не бывал внутри печи?-вдруг спросил телепатически Данаилянк.

- В космосах бывало не такое, на то и дан скафандр.

- Ничего, когда-то они это прекратят, им же всё равно станет интересно расплавились мы или нет.

- А если они телепатически улавливают наши разговоры?

Ну тогда замолчим,ах...Кажется, я исчезаю...-синетелый прекратил обмен информацией.

Тай-Грен сел на пол, опершись о стену, сильное тепло только заряжало, придавая больше сил. Мус-Лябы улеглись полукругом рядом на полу. Они тоже имели организмы приближенные к капитану, либо в этой Вселенной все приобретают какие-то одинаковые свойства.

Температура всё повышалась, стены стали очень ярко-красными, пол становился мягким, поэтому пришлось всем подняться и немного начать левитировать. Потолок начал опускаться, стены стали плыть. От этого все сделали ярче свои световые оболочки.

"От такого оружия никакая крепость не убережёт,-подумал капитан.-Нас просто расплавит. Мы в будущем просто застывшая горка посреди пустыни или горка пепельного шлака?

-Эй, Данаилянк, если ты живой, я ухожу на нижние уровни.

Ответа не последовало, но нужно было что-то решать, капитан телепатически приказал Мус-Лябам следовать за собой. Он сделал защитную оболочку красной, чтобы на него ориентировались.

Они вереницей покинули помещение,полетели, не касаясь расплавленной лестницы. Но там, к сожалению, защитников фортификации не обнаружили. Так преодолели они все этажи и оказались во внутреннем дворе.

Оборонительное сооружение выглядело безжизненным, воины все куда-то пропали. Везде сплошное горящее синее. Тай-Грен хотел было направиться в соседний двор, где должны были находиться металлические аппараты, но выходы оказались заблокированными, повсюду высились стены, они отекали и немного светились красным вперемешку с чёрным, словно это была вяло текущая лава,хотя вспоминалось, что летательные аппараты были оставлены в этом дворе.

"Кто ваш главный?"- спросил телепатически капитан.

"Ты наш главный, ведь ты высокий Мус-Ляба - один со светло-бежевым телом, такие всегда главные,"- ответил чёрнотелый коротышка.

В принципе они все пятьдесят были разноцветными и небольшого роста.

"Я вообще не вашей расы, я другой..."- хотел было начать капитан.

"Вы прибыли с нами из наших поселений наверху вместе с этой крепостью."

"А кто у вас самый главный вообще?"- спросил кораблеуправитель.

"Верховный Мус-Ляба, у него самое большое тело и сильный разум."

"То есть он выглядит, как вы?"

"А как он должен ещё выглядеть,"- отвечал за всех чёрнотелый очень маленького роста.

"А кто тогда Данаилянк?"

"Как, что это за название? Вы командир повредились от столь высокой температуры."

"Откройте проход в соседний двор, вы должны знать, как это делается."

"Нам не положено покидать эту часть сооружения,"- вдруг ответил белотелый воин чуть выше среднего роста.

Стены отдавали сильным жаром, но краснота пропала, также с этим и текучесть. Видимо, энергетическая цивилизация отключила тепловое воздействие. Синяя плазма начала исчезать.

" Да, Данаилянк, сверхмогущественное существо, умеет менять образы и, претворяясь, под разными личинами управлять разными существами, даже и меня к чему-то склонять,-думал капитан,- а теперь придётся выполнять порученное задание."

Тай-Грен приказал всем возвращаться наверх и занимать уровни - их было пять в высоту, то есть на каждом этаже оставалось для обороны по десять существ.

Когда капитан вернулся на свой четвёртый уровень к метровой оплавленной бойнице, сильно перекошенной в правую сторону, то заметил слабодымчатую белизну. Всё в округе дымилось, не было леса, одна тёмная выжженная местность, видимо, догорала долго телеющая листва и стволы деревьев.

Далеко сквозь белизну стали видны множества красных точек, их было больше тысячи, они приближались. Враг направил мелких пехотинцев для зачистки оплавленного укрепления.

Не прошло и секунды, как через сильно уменьшенные бойницы в помещения влетели сиреневые в алой оболочке. Двое Мус-Ляб лишились защиты и мгновенно сгорели, на полу оказались обугленные трупы.

Капитан окружил себя сферой из тёмной материи и с оставшимися в живых воинами принялся наступать на вторгшихся свето-энергетиков. Они теряли свои оболочки и растворялись навсегда поглощаемые более мощной тёмной силой.

На нижних уровнях отряды защитников, видимо, не смогли устоять против штурмовиков, поэтому параллельно лестницам на уровень кораблеуправителя залетали десятки свето-плазмоидов, многие из них оказывались поглощёнными, остальные же скапливались в отдалении, не стремясь приблизиться к тёмной, пожирающей свет сфере.

Враги вдруг начали сливаться телами, образовывать единый световой организм, который будет получать дополнительную энергию извне.Тай-Грен, как бы предчувствуя такое явление, ударил из тёмного шарового образования бесформенным, занимающим всё и сжирающим нижестоящее по спектровой линии светом Коркоцианов. Враги мигом поисчезали, произошло разрушение стен, пола и потолка, на этом облучение было прекращено и защита из чёрной материи снята. Восемь защитников разошлись в разные стороны. Капитан приказал им занять места, через дыры попасть в другие помещения и затаиться, видимо, после светового воздействия изменилась планировка крепости: вместо прямого зала, почему-то появились помещения типа квартир, комнаты-клетушки отделялись теперь стенами, но, правда, дырявыми и полуразрушенными. Вот как сверхсвет меняет обстановку. В итоге наш герой оказался среди лабиринта из небольших комнат.

Через смотровое отверстие влетел большой, около пяти метров ростом, свето-энергетик с сиреневым телом в виде двух припаянных друг к другу восьмёрок, его красная оболочка исчезла, фигура проплывала сквозь преграды и даже прошла совсем рядом и чуть не задела нашего капитана.

Это показалось странным, один из Мус-Лябов появился из дыры и пустил поглотительный сиреневый световой поток. Но это привело ни к чему. Сущность их не замечала. Они её да, она их нет. Конечно, капитан догадывался о существовании разных измерений, но чтобы настолько и самому туда попасть.

Двувосьмёрочные организмы появились и в других частях этого уровня и также проплывали сквозь стены.Их движения стали напоминать плавающих рыбок в аквариуме.

"Что они хотят или просто ищут кого-то,-"подумалось нашему главному герою.

Он послал команду Мус-Лябам выйти из своих укрытий и следовать за ним. Они прошли ряд помещений, сиреневотелый проплыл сквозь их строй, даже никого не задев. Отряд продолжил своё движение, где-то здесь должна быть лестница вниз, но её не оказалось. Пришлось пройти петляя коридорами, сильно сгибаясь, чтобы пролезть через пробоины и добраться к другому спуску вниз, но его не оказалось тоже, там были помещения и сплошная стена.

Тогда Тай-Грен повёл своих подопечных к бойнице - предпоследний вариант, после этого придётся воспользоваться световым или снарядо-взрывным оружием. По достижении смотрового окна, он дал команду остальным попытаться перелететь за ним до нижнего уровня, но когда кораблеуправитель пересёк, сильно согнувшись, арку, то оказался не за пределами цитадели, а в таких же многокомнатных помещениях с разбитыми перекрытиями. На него вышел восьмёрочнотелый, прошёл сквозь него и сквозь смотровую бойницу. Мус-Лябы перелезли и оказались в таком же помещении, как и прошлое.

"Ну что, применить сверхсвет, чтобы изменить окружающее, но где мы тогда окажемся?Ещё в каком-то чем-то застроенном пространстве, а я ведь всего лишь капитан - водитель кораблей, зачем мне нужно оказываться в подобных ситуациях?"

Оплейма загудела и чуть видоизменилась, в самой верхней части появился толстый ствол, снаряд ударил чуть вперёд и вниз наискосок. Произошёл взрыв, тело капитана было в скафандре, появилась световая защитная оболочка, отлетевшие осколки тут же расплавились или разлетелись на более мелкие. В полу образовалась приемлимых размеров дыра.Наш герой спрыгнул на нижний уровень, его восемь подчинённых повторили его действия.

Они оказались в таком же помещении из множества комнат, образующих лабиринт. Снаряд снова разворотил пол. Девять существ прыгнули, когда совсем близко к ним проплыл сиреневотелый светоэнергетик.

Первоначально в цитадели было пять этажей, но почему-то наш герой и его подчинённые вынуждены были прыгать десять раз на полностью похожие друг на друга уровни.

Кораблеуправитель решил совершить последний, одиннадцатый переход и, если опять будет повторение, использовать Высший Свет, возможно что пространство изменится и появится надежда вернуться в прежнюю реальность либо какую-то другую, но не эту. Но главное, меняя измерения, он осознавал, что оказывается всё дальше от своих родных и может никогда больше с ними не увидиться, они оставались в плену этой непонятной, коварной Вселенной.

Отверстие,ведшее на одиннадцатый уровень, совсем непонятно откуда появившееся, показалось нашему главному герою очень необычным - проход на какой-то новый совсем неведомый уровень и в это новое совсем не хотелось вступать.

После пробивания пола и в надежде увидеть там опять новый похожий на прежние ярус, Тай-Грен вдруг разглядел сразу под каменной твердыней очень чёрное маслянистое вещество, очень тягучее. В него не хотелось погружаться, но почему-то аппаратоправитель решился на этот шаг. Сейчас ему было всё равно, что будет с подопечными Мус-Лябами. Он просто хотел для себя, сделать свой шаг и войти в новую неизвестность. Он чуть отошёл назад и прыгнул.

И сразу ощутилась темнота как некое переходное явление, которое бывает между переходами из одной пространственной наполненности в другую. Темнота равна пустоте, световая наполненность уже не есть ничто, потому что она уже наполненна светом.

Тай-Грен очутился на серой прямоугольной плите из бетона, это место было основанием у ворот или обширного прохода в реальность, где он только что был. Там за группами ещё сохранившихся очень высоких деревьев клубилась дымом опустошенная местность. Посередине из уже послабевшего по плотности газа была видна прямоугольная крепость - цитадель Данаилянка.

Действительно выход очень больших размеров: справа и слева наш герой обнаружил уходящие в плотнопереплетённую густую травянистую растительность фрагменты чёрного кованого забора очень огромаднейшего размера, по сравнению с ним наш герой был всего лишь мышью.

Капитан обернулся и увидел позади себя оживлённую трассу. Над дающей энергию дорогой пролетали тысячи разноформенных аппаратов, все в одном направлении. Дальше высились коричневатые здания с большущими окнами и тротуарами. То и дело везде ходили очень высокие двуногие существа, у них бы наш кораблеуправитель мог запросто поместиться в кармане.

Великаны имели круглые головы с волосяным покровом, носили одежды, имели две ноги и две руки и по шесть пальцев. Лица гигантов обладали серым окрасом, лбы их были маленькие, в упор смотрели жёлтые овальные глаза, нос отсутствовал, рот также не имел своего выражения.

Существа примерно были внешне все одинаковы, отличались ростом и шириной туловища. Толпы по обеим сторонам дороги ходили взад-вперёд вдоль заряжающей дороги.

Для Тай-Грена снова получалось, что его бросил товарищ Данаилянк. Он снова один в отрыве от своего экипажа. А может и нет никакого синетелого полубога? Само пространство обманывает, создаёт иллюзорную ленту пространственных событий, а он на самом деле капитан, лежит парализованный и видит искусственную реальную действительность?

Мимо прошёл великан, чуть не раздавил нашего героя. Нужно было выбираться. Данаилянк говорил о каком-то озере, а за ним возможный пункт переноса в космический корабль. Туда нужно добраться. Весь транспорт идёт в одном направлении.

Невдалеке проплывал прямоугольный тёмный аппарат с загнутыми углами, концы их были удлинены и свисали, как хоботы.

Капитан разогнался, взлетел с помощью оранжевой световой оболочки и примагнитился к крыше летательного объекта. Ворота в парк с большущими деревьями уплывали - уровень пройден, теперь следующий.

Он на какой-то момент расслабился, стал наблюдать за великанами в серых плащах. По обеим сторонам над мощным потоком аппаратов пошли возвышаться коричневатые здания с окнами. Город больших существ - ещё одних обитателей этой Вселенной.

Гиганты заходили в эти здания, где нижние этажи были из стекла - там какие-то офисные помещения или магазины или вход в помещения высоких домов. Некоторые сероплащечники подходили к окраине тротуара и через секунду превращались в определённой формы летательный объект, только намного меньших размеров. Летательное средство присоединялось к общему потоку.

Видимо эти существа светоэнергетики господствовали и среди этого мира, капитан не успел хоть чуть-чуть расслабиться, как почувствовал нечто над собой нависающее.

В высоте появился многобашенный красносветовой ромбовидный объект со множеством углов с тёмным прямоуголиником внутри, который в свою очередь горел темноватым со слабожелтоватым.

"Они меня снова нашли, хорошо Данаилянк использовал меня в качестве мишени, а сам исчез, будто его и не было."

Нужно было уходить.

Капитан отсоединился от поверхности и перепрыгнул на соседний полукруглый объект более грандиозных размеров. Полукруг шёл не в высоту, а вперёд - некий распухший бумеранг чёрного цвета.

В объект мгновенно ударился овал с красной оболочкой и жёлтым светом внутри. Во все стороны полетели обломки. Произошла вспышка. На дороге оказалось обезжизненное тело сероплащечника.

Тай-Грен пробежал по поверхности цилиндрического объекта, затем прыгнул на квадратный плоский серебристый аппарат. Поверхность оказалась какой-то жидкой, словно из очень мягкой резины, можно было потерять равновесие. Наш герой сразу же перенёсся на объект очень больших размеров в виде двух полок. Одна поверхность была на высоте и уходила назад, другая выдавалась вперёд. С одной стороны уровни соединял столб с широкими полукруглыми местами, чередующимися с узкими, с другой две плоскости были соединены тремя наискось идущими металлическими линиями. С нижней вперёдвыдающейся платформы поднимался вверх объект, основу его составляла белая тарелковидная конструкция, из середины её вырастал банковидный цилиндр, расширяющийся к вершине. Из объекта тянулись серые канаты, они обвивали столб и спускались вниз, другая ветка серых порослей проходила по верхней плоскости и также свисала вниз, образовывая множественные переплетения.

Красная восьмёрка ударила и прожгла одну из косых линий, Тай-Грен увернулся за белую башню, там его поджидал зависший новый объект: красный круглый сверху, трапецевидный снизу. Сущность понеслась за капитаном, тот успел прыгнуть и приземлиться на перекошенный круговой объект, будто бы побывавший в сильном столкновении с другим объектом, чем-то он напоминал черепаху - с четырёх сторон тянулись вниз полукруглые отростки.

Но здесь оставаться было нельзя. Вообще требовалось уходить с трассы, лучше среди великанов. Нужны те, кто приведут к озеру.

Огромнейший ромб со множеством углов и четырьмя башнями начинал нависать и давлеть над транспортным потоком, от него наползала тень - свет значит исходил с высоты, везде стали кружиться более мелкие объекты разных форм.

Тай-Грен резко направился вправо, то опускаясь, то поднимаясь, чтобы не столкнуться с разными пролетающими предметами, иногда приходилось и через них. Наконец был достигнут тротуар, где пришлось быстро перемещаться между прохожими, чтобы не быть задавленным и скрыться от карателей.

Эта толпа шла, возможно, к озеру в нужном направлении, капитан поднялся, прожёг серый плащ и внутреннюю одежду. Оплейма видоизменилась, вперёд вытянулся длинный ствол-стержень. Игла впилась в тело жертвы гигантских размеров. Остриё вытягивалось, пока не встретило что-то твёрдое.

Мгновенно пошла информация: великаны - кибернетические организмы, у них очень низкая температура тела. Икусственный костяной скелет, покрытый такой же неприродосозданной органикой. Они ходят вдоль этой энергетической трассы, каждый по своему маршруту, заряжают её, а сами подпитываются от контейнеров, которые получают в магазинах за стеклом. А в магазины питательное вещество поступает из другой реальности и производится совсем иными существами через задние порталы этих зданий. При этом эти киборги могут сужаться, превращаться в летательные аппараты, но со своим маршрутом лёта. Передвижение их ограничено.

В каждом доме у каждого существа есть своё помещение для растворения в вечности - дематериализации.

Сознание Тай-Грена померкло, теперь он видел, как этот киборг-великан в сером плаще. Существо имело простую программу: передвигаться по тротуару несколько километров, зайти в магазин для получения зарядного устройства, вернуться обратно в квартиру для дематериализации и там, растворившись с пустотой, получить заряд. После появления существа в материализованном виде, оно получит свыше новое направление для передвижения.

Нужно было добраться до магазина, а там изменить команду.

Продвигаясь через толпу, которая, казалось, шла строем,плотными рядами в одном и в другом направлении, наконец великан повернул направо - дверь с зелёной рамой отодвинулась. В помещении по периметру тёмные, присоединённые друг к другу кабинки-кассы - пункты выдачи. Везде присутствовали небольшие очереди, пришлось постоять. Каждый подходил к тёмному стеклу, протягивал руки, между двух противоположных ладоней возникал параллелепипедный чёрный предмет в виде блока, над вершиной поднималась дугой ручка, каждый брал его и уносил.

Киборг Тай-Грена также дождался своей очереди, при выходе на тротуар сущность перешла под контроль мозга капитана и стала видеть глазами и сознанием кораблеуправителя. Машина попыталась шагать прямо, но произошло столкновение о спину впередиидущего, потребовалось замедлить ход, чтобы втиснуться и идти с новыми рядами. Здесь чуть ли не шеренгой по три перемещались в одну сторону, по столько же и в другую.

Пришлось взглянуть налево, там над оживлённой трассой нависали десятки ромбовидов с башнями и углами. Среди транспорта шмыгали светящиеся фигуры помельче. Значит светоэнергетики не прекращают поиски. Чужеродный элемент попал в их среду, и они не успокоятся, пока его не выявят. Какой примитивизм, даже здесь в планетовидной Вселенной кому-то надо организованно за кем-то гнаться одним, чтобы его ликвидировать.

"А пробовал ли я с этими энергетиками договориться? Всё слушался Данаилянка, его ведь, может, вообще нет."

"Всё медленно, но дают пройти, толкну - вызовет подозрения у этих красносветящихся."

Киборг получил команду трансформироваться в летательный аппарат. Контейнер с энергией в левой руке, всё очень удачно. Тело стало сжиматься, через несколько секунд на трассу вылетел объект белой формы чем-то напоминающий воронку для заливки жидкости, то есть конус с вытянутой трубкой вперёд.

Кораблеуправитель видел всё сам, будто никакого аппарата не было, а летел он сам. Приходилось крутиться то вправо, то влево, то вверх, то вниз, чтобы обогнать плывущих других участников движения. Это, кончно, риск, такое быстрое движение может привлечь светоэнергетиков - охотников. Однако нашему герою надоело плыть, как все, ему надоело находиться не среди своих, а в окружении чего-то чужого, жутко враждебного, пытающегося ассимилировать в себя и уничтожить тебя навсегда.

Справа и слева стали плыть параллельно, копируя все движения овалы с желтоватым светом внутри.

"Вычислили...Началось,"- подумалось капитану.

Пошла увеличиваться скорость, ограничителей не было, было достаточно пока энергии для этого процесса возрастания. Впереди занимал всё место объект из разноплатформенных объединений мазутно-чёрного цвета, обойти его не удавалось, кораблеуправитель зажёг плазменную оболочку и пошёл на таран. Секунда, ему удалось пробить насквозь большегрузный корабль, позади остались обломки, разлетающиеся в стороны, дальше пошёл вообще взрыв и облако запасных частей от разрушенного аппарата. На энергетическую дорогу не упал труп сероплащевого киборга - значит эта была чисто искусственная станция, не воплощённая из великанов - машина из другой системы.

Пробивать приходилось ещё несколько раз непреодолимые объекты. Облака обломков творили заторы и тем самым блокировали путь для преследователей. Таким образом Тай-Грену удалось уйти от светоэнергетиков и оказаться свободным, ну ему так казалось.

Конус с вытянутой трубой на вершине сильно взял вверх и стал плыть с достаточно большой скоростью над потоком. На этом уровне высоты не было препятствий, почему же тогда все остальные плавают на одном уровне? Чувство стадности, боязнь выделиться из таких, какие они сами?

Обширная дорога по десять рядов в одну сторону и другую продолжала тянуться между огромных коричневых домов, тротуары по обеим сторонам так и были заполнены толпами сероплащечников.

Наконец широкая улица закончилась, пространство впереди колебалось, искажаясь - значит там переход в другую реальность. Если направиться туда, то можно попасть вообще неизвестно куда и как можно дальше от своих родных. Данаилянк упоминал озеро. Хотя, стоит ли верить этому иллюзорному существу?

Какая-то дорога поворачивала налево от преломителя реальной действителности. Она была покрыта серым асфальтом и являлась более узкой и пустынной. Корабль в виде белой воронки стал проноситься над новой заряжающей и оттталкивающей поверхностью.

Слева густела какая-то тёмная всёзанимающая масса, видимо, нематериализовавшаяся предсущность, справа пошли белые высотные вытянутые дома со множеством окон. Весь этот мир являл некую двоякую суть. Наличие домов говорило о существовании в них жителей гигантских размеров, но почему-то для Тай-Грена эти постройки виделись пустыми, и вся эта действительность была искажена. А, может, и правда в этой Надвселенной всё смешалось и искривилось?

У домов справа росли очень высокие деревья, чем-то отдалённо напоминающие берёзы. Дорога пошла круто вниз, затем поворачивала направо. Капитану пришлось выполнить её требования, так как впереди сплошной бесконечностью возвеличивалась бесформенная желевидная темнота. Пришлось пронестись под аркой деревьев, затем пошёл тёмный туннель через здание.

Когда вновь возник сумрачный свет, кораблеуправитель застопорил машину, та по инерции пролетела достаточно вперёд. Широкая дорога заканчивалась, влево и право уходили тротуары намного меньше с заливным, словно бы бетонным покрытием со множеством кратеров и выбоин. Впереди зеленели равнины невысоких джунглей, погружённых в густую дымку, через которую угадывались вдали очертания неких тёмных объектов, чем-то напоминающих изуродованные полукруглые, горбатые треугольники с обширной пустотой посередине.

Какое-то чувство подсказало капитану выбрать путь налево. Узкая дорожка вскорости стала расширяться и очень скоро белая воронка пролетела над обширнейшим прямоугольным плато светло-серого цвета, покрытого торчащими вверх небольшими слабокруглыми скалами. Слева нависала бесконечная стена здания, только почему-то в этой светлоблочной плоской вертикали отсутствовали окна. И вообще она казалась какой-то зыбкой в этой реальности, она готовилась раствориться и исчезнуть вникуда, хотя приобретала некую зыблимость и не собиралась это делать.

Прямоугольная плоскость уплывала, дальше пошли гигантские сиупени для великанов, скорее всего двуногих, дальше ограждённая лестница в подвал под здание, над ней тёмное окно. Хотелось бы заглянуть в жильё этих существ, но темнота защищает их самобытность.

Дальше возле здания пошли обширные участки как с мелкой растительностью , так и с высокими деревьями, похожими на липы, всё по-прежнему в какой-то дымке, видимость становилась нулевой. Однако дорога пошла дальше широкая. От этого пришлось вновь замедлить ход и чуть ли не дрейфовать, ведь любое отклонение - и ты лишишься выхода из этой реальности навсегда.

Далеко от трассы, с правой стороны, над джунглями, проснулось существо по имени Улка-Ла. Оно имело тёмно-синий цвет, перетекающую волнами материю. Оно обладало формой двух торчащих в разные стороны крыльев, очень толстых и неровных. Одно ответвление было меньше с небольшой заострённостью на конце, второе чуть длиннее и конец был загнут чуть вниз. Посередине двух этих вырастов приспособилось центральное существо-организм. Оно как бы полулежало на двух неравных основаниях, имело форму деформированного со всех сторон сосуда с овально неровной горловиной. Этот организм был разукрашен тонкой красной линией у вершины, затем большой толстой линией пониже, потом тонкими двумя линиями красной и белой ближе к плоским ответвлениям - основам.

Существо громоздких размеров(в него бы поместились десятки конусов-воронок) встрепенулось, по всему организму произошло волнистое перетекание. Горловина, ведущая вовнутрь, сомкнулась. Организм чуть дёрнулся и исчез, растворился.

Сущность возникла прямо перед кораблём Тай-Грена, стала расширяться. Капитан поднял нос аппарата резко вверх, чуть задел синюю материю, машина испытала жуткое сопротивление, произошла встряска. Конус сдал резко назад, чтобы как можно дальше дистанцироваться от противника.

Но отступать оказалось некуда Уалка-Ла уменьшился, зато вокруг всю местность заполнили его копии, сначала очень маленькие, затем они стали разрастаться и расширяться. Из трубы конуса ударил жёлтый поток прожигающего света, одно существо, оплавленное со всех сторон, рухнуло вниз. Освободился путь вверх, уходить нужно как можно в высоту. Неожиданно тёмно-синяя материя полностью заглотила в себя корабль. Но плазменная оболочка пробила себе ход на свободу, тело противника начало гореть и упало на зарядную дорогу. Аппарат в синей световой оболочке пошёл на таран всех препятствовавших организмов. Те стали воспламеняться и сыпаться вниз. Скоро удалось наконец-то прорваться и продолжить свой путь в туманном спокойствии.

Даже в этом мире на дорогах возникают существа - грабители-пожератели.

"А ты что, Тай-Грен, ожидал встретить высший справедливый разум в таком искаженном мире. Хотя, возможно, он здесь существует, всё контролирует."

Неожиданно Тай-Грен осознал, что оказался не над дорогой, а где-то в стороне, внизу сквозь белую пелену были различимы бескрайние просторы тёмно-зелёных невысоких джунглей. Впереди возвышался объект в виде треугольника с округлой вершиной, горбатой левой частью и вогнутой вовнутрь правой стороной.

Через его пустой центр лететь не хотелось - этот объект мог оказаться вратами в другую реальность, но давно уже забытыми и заброшенными. Возникал вопрос, куда следовать дальше, чтобы вернуться к дороге. А, может, трасса закончилась вот такой трансформацией - и ты над бесконечным лесом?

Аппарат развернулся и стал удаляться от закруглённого треугольного объекта.

Вскоре стала различима белая стена громоздкого здания и большущие деревья, дорога проходила где-то там рядом. Скорость усилилась, снизу замелькала растительность.Невысокие деревья, как забор из молодых берёзок и вот она трасса, поворот направо и вперёд, несмотря на туман.

Но неожиданно произошёл удар о что-то необъяснимое и невидимое, когда, вроде бы дорога на вид продолжалась дальше. Корабль стал отлетать назад, но и там ударился. Какая-то сила, как поршень начала выталкивать объект, не давая ему ни опуститься, ни подняться, ни влево, ни вправо - только вперёд.

Былая окружающая действительность исчезла, казалось, что со всех сторон машину капитана окружает белая мутная твердыня и ничего больше нет, а впереди небольшой коридор из тумана. Некая, наверное, разумная сила потащила с большой скоростью вперёд сквозь сплошной белый дым.

Высотные белоблочные дома оказались позади и на вершине закрытыми рощей высоких зелёных деревьев. Куда-то пропал аппарат, Тай-Грен остался без прекрытия в своём скафандре, плазменная оболочка больше не горела, следовательно он не мог больше левитировать, он падал. Внизу было то, куда он так хотел добраться - озеро.

Капитан плюхнулся в серую воду, мозг получил информацию, что вода очень холодная. Скафандр изменил плотность, теперь можно было держаться на поверхности и не тонуть.

"В прошлое нельзя, назад дороги нет, только вперёд к точке межпространственного перехода."

Оплейма загудела, стала расширяться. Капитан лёг на левую руку, направив её назад. Орудие преобразовалось в тяговой насос: вода с одной стороны засасывалась, со второй стороны мощным потоком выбрасывалась назад. Таким образом можно было плыть.

Прошли мгновения, Тай-Грен остановил движение своё, обернулся, оказалось, что вокруг ничего нет кроме серой, слегка волнующейся воды и белого самого в себя поглощающегося пространства, которое можно было назвать небом или атмосферой. Но в этих мирах это верхнеестестество имело совсем иное свойство.

Но куда двигаться дальше, когда потеряны все ориентиры, нет никаких направлений и точки, куда направляться. Рука с Оплеймой заработала с большой мощностью, тело капитана понеслось, словно катер. Мозг определил путь и нарисовал виртуальную дорогу, теперь нельзя было сбиться с определённого курса, курса в неизвестно куда.

Озеро казалось бесконечным, напоминало минивселенную с исчезнувшим конечным выходом. Но вот появилась полоска берега, суша приближалась, какая-то мелкохолмистая тёмно- красная земля с торчащими в разные стороны засохшими стволами слабо-зеленоватого цвета.

Капитан выехал по инерции на берег. Красная земля под действием воды и массы тела легко позволила оставить в себе борозду, словно была из масла.

Герой наш поднялся, вся грудь оказалась в красной глине, большущая левая рука начала с гудением смещаться - приспособление для быстрого плавания преобразовалось в многоствольный агрегат для выпускания световых лучей - местность неведомая и очень опасная.

- Ну вот мы и добрались до места переноса, капитан,-послышался голос.

Тай-Грен повернулся направо. Там чуть над грунтом зависал Данаилянк, его тело снова напоминало синюю каплю, правда большей частью вверх, а тонкой к низу.

- Зачем меня бросил?

Жёлтый конусовидный поток пошёл за один миг на синетелого. Но он появился слева, образовал что-то в виде шкафа с чёрными полками- ножами. Тай-Грен оказался в этом строении рассечённым на много частей, голова оказалась повёрнутой влево и зажатой сверху.

Не надо применять своё примитивное оружие там, где это просто мелочь и не имеет значения. У нас впереди пятое испытание: последняя схватка со всеми Богами, но это будет позже, а пока ты вернёшься к своим на корабль и будешь перемещаться дальше через разные участки этой Надвселенной, пока не произойдёт новое смещение наших жизненных пространств.

- А почему бы тебе не пойти со мной на аппарат и мы вместе переместимся?

- Я существо сложное и не смогу существовать в мирах, через которые ты будешь проходить. Но без последнего испытания ты не сможешь покинуть Надвселенную, поэтому до встречи.

Все части тела, заключённые в "шкаф" стали отъезжать назад в иную реальную действительность.

- Там будет всё искажено, придётся побродить, чтобы попасть к своим, но только так можно пройти.

Данаилянк исчез совсем, будто закрылась дверь, наступила темнота, дверь или темнота - основа всего.

Тай-Грен оказался полностью восстановленным, но новая реальная действительность во многом отличалась от увиденных ранее. Здесь не было твердости под ногами, какого-то атмосферного пространства над. Всё состояло из множества многогранных, заострённых, стеклянных соединений плотно связанных друг с другом. Наш герой попытался совершить хоть шаг, но в этой местности нельзя было ходить, начало происходить перемещение Тай-Грена с одной стекловидной грани на другую. Он перестал быть объёмной сущностью, а стал просто отражением.

"Но эта реальность бесконечна, так отражаться можно очень долго. Нужно вырваться, чтобы не быть внутри объектов."

Сиреневый луч света оплавил стеклянную структуру, отразился от других прозрачных поверхностей, там тоже произошли дырочные оплавления. Капитан вывалился из своего плена.

Твердыни под ногами не было, вокруг одни белые, но уже каменные многогранные соединения. Он теперь, словно бы находился в бесконечной старгладитовой пещере, но под ногами не было прочной основы. Попытка двинуться вперёд закончилась неудачей - он по-прежнему был отражением в одном из плоскостных зеркал и уже не мог пошевелиться.

* * * *

Коркоциан очнулся после небольшого погружения в себя. На него направлены эти розовые цилиндрические орудия, вокруг него действует поле, которое сковывает его движения. Эти пришельцы слабаки, они не знают о его скрытой силе и знаниях об устройстве этого мира. За ним приглядывают эти два слипщихся братика, оплодотворённая им самка восседает на пьедестале управления. Зеленотелый с лысой головой изучает стены и линии проведения энергии.

"Ну всё, хватит здесь оставаться,"- решил для себя чёрнотелый с красными крыльями.

Вся его внутренняя форма: энергия из нескольких оболочек и внутреннее тело с органами начали втягиваться в иное измерение зала управления. Эти слабые существа ещё не достигли таких возможностей познания, хотя для многих это очень доступно, особенно для тех, кто обожал фантастику.

Вот он уже и по ту сторону. Его твёрдое тело осталось там в зажатом виде, а он здесь в энергетическом виде теперь может передвигаться и вселиться в твёрдое тело любого из этих троих.

Нет,ему нужна эта матка-прородительница Комрелия, он создаст свою новую цивилизацию, в прошлые космосы нельзя возвращаться, а здесь чувствуются большущие перспективы, только бы победить или исправно платить дань какому-то из здешних Богов, либо не платить, а найти места ещё не обладающие хозяином, и стать можно тогда им самому.

Он оказался позади сидящей Комрелии, начал понемногу заползать в её твёрдое материальное тело.

Через несколько секунд штурманша встрепенулась, подалась вперёд, затем упала на спину, ноги задёргались. Вскорости она поднялась, жёлтые, всегда спокойные глаза сделались чёрными и очень злыми.

Тонкий сиреневый луч полоснул из Оплеймы по Порокофу, второй, нижний ствол Оплеймы в этот же момент повернулся, и маленький снаряд, окруженный световой оболочкой, врезался в Займаратов. Их единственное тело разорвало на несколько частей. Мать уничтожала своих детей.

"Вот, кажется, всё,"- подумала Комрелия,- пора для себя искать новые места.

Корабль - переместитель получил команду передвигаться по пространственно -измерительным коридорам. Где-то снаружи что-то засвистело, на экране перед троном управления стали проноситься серые фрагменты реальной действительности.

На каком-то этапе аппарат получил команду остановиться. Комрелия покинула пьедестал управления, пошла назад к выходу, двери перегородки стали отодвигаться с большим заеданием.

Дальше повсюду распространялась прекрасная реальная действительность. Повсюду зеленела великолепная не очень высокая, тонкая, чуть ли не травянистая растительность, будто это была трава чуть светло-зелёная, но чуть с желтизной. Новый растительный мир. Было очень тепло, ощущался наплыв очень жаркого газового потока. В высоте зависало вытянутое очень суженным овалом оранжевое светило.

Комрелия, овладеваемая, Коркоцианом, спрыгнула в растительность и стала удаляться от тёмного шестиугольного промасленного корпуса корабля, который очень сильно возвышался над гектарами миниджунглей.

* * * *

Фасаёнги - существа разного цвета и ширины тела, но все небольшого одинакового роста с головами, чем-то напоминающими облики каких-то животных из разных сторон Вселенных или разумных существ, кто знает? Мы уже встречались с этой расой, когда Займараты Скалтер с Янсчером оказались в подземном уровне с красными светящимися ручьями.

У существ был главный толстотелый с широкими толстыми ногами предводитель, которого они называли Патриархом. Как помнит читатель, существа эти останавливались, чтобы соединиться со своим главарём трубками и получить размножительное вещество в свои органы, чтобы через некоторое время каждый смог разделиться, произвести на свет ещё одного, но не копию, а совершенно иного по цвету тела Фасаёнга.

Их отряд возрос до двадцати существ с момента их боевого столкновения с Займаратами. Каким-то образом им удалось выбраться, но совсем не там, где вышли наши герои корабельные смотрители. Неограниченный в ширину с красными реками плазмы уровень стал повышаться и наконец вывел их на белую меловую твердыню со множеством мелких ямок. Каменный потолок больше не нависал - вместо него синеватое с дымкой небо.

После начались эти невысокие джунгли. Они вышли из трещины в основании какого-то очень высокого прямоугольного сооружения из такого же белого камня со множеством углублений и выступов, о назначении строения существа даже и не хотели догадываться.

Они просто шли вперёд в поисках разумной цивилизации. Там они захватят корабль или иные транспортные средства,а, может, всю цивилизацию. Они даже не предполагали, что любое организованное общество может быть совершеннее их отряда и мгновенно стереть их из существования материального. Но они об этом не задумывались, просто шли вперёд, прожигая джунгли.

По устройству организма они были схожи с Тай-Греном и всеми его членами экипажа детьми- внутри необъятный источник энергии - далёкие звёзды или плазмические конструкции, к которым были присоединены их организмы, и от этого имели постоянное питание и способность создавать всё сжигающий свет и электромагнитные волны, тоже обладающие функцией разрушения. То есть такие же полукибернетические организмы с внутренним выходом на энергетические источники иных Вселенных.

Патриарх двигался в середине отряда, наступая своими толстыми подошвами на серую, чуть дымящуюся почву, световыми минипушками члены команды прожигали лесополосу метров на дасять в ширину, чтобы удобнее было передвигаться и посвободнее. У главаря в руках было огромное чёрного цвета оружие, чем-то напоминающее противотанковое ружьё, он держал его за рукоять правой рукой - полуклешнёй, остальной расширяющийся ствол покоился на левой, немного согнутой.

У остальных участников команды оказались оружия поменьше, у кого-то совсем маленькие.

Удивительны были их тела, тела-скафандры. Эти цивилизации породил космос, а не какие-то далёкие планеты с примитивными формами жизни.

"Патрх, там существо жёлтого цвета, самка,"-пришло телепатически к патриарху. (Эти существа имели ротовую полость с редкими зубами, но почему-то общались телепатически, а пищу вовсе не употребляли. Скорее всего это был рудимент).

"Окружите её, она поучаствует в создании и улучшении нашего вида,"- пришло послание для всех.

Неужели низкими Вам не покажутся эти существа либо Коркоциан Тал-ал-хюд? Обладают высшими технологиями, энергетикой всеогромной, но почему-то даже таких влечёт на существ -носителей-продолжателей рода. Странно это всё и, как в диком мире, надо догнать объект вожделения для того, чтобы внедрить в него свои генетические данные.

Фасаёнги, пятнадцать из них, тут же повернули направо в растительность. Из их не очень длинных оружий образовались короткие красные лучи, ими хорошо удавалось пробить себе путь. Они гнались за Комрелией -Коркоцианом, уже оплодотворённой. Им тоже по законам дикой природы нужно было осеменение или помочь это сделать их Патриарху.

Комрелия уловила какие-то чужеродные сигналы, мозг перевёл:"Остановись, эй,эй..."

"Ещё одни низшие твари, желающие оплодотворения, ведь ничего другого они не хотят и желать не могут, лучше от них куда-нибудь подальше или обратить в рабство, ведь существа очень будут нужны для поселения, но их сначала надо заманить и переубедить."

Тропинка через зеленоватую, чуть пожелтевшую растительность заканчивалась, дальше простиралась во все стороны желтопесчаная пустыня с небольшими дюнами, хотя, их можно было смело назвать песчаными возвышенностями.

Справа двигался напролом Фасаёнг с синим телом и такой же головой, его лицо напоминало морду толи льва, сильно только сплющенную, толи спаниэля, руки у него были серые, за ним не отставали двое одинаковых краснотелых с развитыми плечами и чуть алыми руками. Их головы чем-то тоже напоминали псиные морды, прессованные морды бульдогов ( это сравнение приводится для Землян). Руки выглядели чуть алыми.

Коркоциан произвёл пуск светового конуса, синетелый наполовину оплавился и завалился, приминая своей массой растения. Двое других, похожих друг на друга, мгновенно перестроили свои оружия из лучепалок в плазмометатели, выпустили по красному овальному снаряду.

Но Комрелия, руководимая вселившимся в неё, совершила резких два прыжка на большущие расстояния и скрылась за возвышенностями. Так пущенные овалы ударились в песок, произошли два мощных всплеска, в разные стороны полетели кучи силициума, образовались неглубокие оплавленные воронки.

"Патриарх, они ушли в пустыню,- докладывал один краснопсовомордый.- Её преследовать?

"Ждите моего подхода,"- пришла команда от прородителя.

"А что с этим оплавленным делать?"- спросил один из краснотелых.

"Доплавим дальше,"- пришёл ответ от второго.

Мощный поток электромагнитных волн вдребезги разрушил тело белорукого с львино-пёсьей мордой.

Из зарослей выходили остальные участники отряда, вспыхнул свет, чуть не оплавило остальных, по широкой полосе к началу пустыни вышел жёлтотелый очень раздутый Патриарх со свитой.

Его охраняли трое чёрнотелых. Один был с очень вытянутой шеей и заострёнными ушами. Его морда толи напоминала жирафа, толи шотландскую овчарку, понять казалось сложно. Второй точно выглядел, как акула, на затылке чуть назад выпирал плавник, на ногах из приросших к телу ботинок также торчали небольшие заострённые плавники, которые вполне могли служить как боковые шпоры. В левой руке этот Фасаёнг держал небольшой круглый предмет, похожий на щит. В правой длинный сужающийся к концу и чуть загнутый предмет, чем-то напоминающий самурайский меч.

Третий обладал головой гиены или лошади с небольшим гребнем между ушей, был чуть сгорблен, также держал в левой руке круглый щит, а в правой небольшой вытянутый вертикально предмет, слепленный из стоящих друг за другом шариков.

Четвёртый был изумрудного цвета, имел толстую лысую голову с ушами по бокам. Его лицо невозможно было сравнить с каким-либо животным. Из-под узкого лба торчали маленькие далеко стоящие друг от друга глазки, нос отсутствовал, чуть вперёд торчали небольшими треугольниками губы, едва скрывающие четыре ряда мелких зубов. Вооружен Фасаёнг был длинным, можно так сказать, плазмомётом, оружие плотно крепилось к правой руке.

Пятый ко всему удивлению читателей был Мус-Лябой - представителем той расы, которыми повелевал Данаилянк. Его тело было бронзового цвета, на месте расхождения ног (на месте генеталий) торчали небольшие стволы. Покрытие - сплошной скафандр из выпуклых полукруглых полос. Голова круглая сверху и заострённая внизу. На голове выдающаяся полоса, уходящая по затылку на спину. Очень узкие маленькие глаза и тонкая полоска рта-ротовая полость, которой он не пользовался. В правой руке небольшой пистолет-автомат с витками на стволе. Каким образом такого вида существо породилось от совсем чуждой расы? Наверное, влияние Надвселенной, либо какие-то происки Данаилянка.

"Пошли через пустыню, самка приведёт к своей цивилизации, а тут и мы."

Двадцатка, растянувшись широкой цепью, вступила в безрастительную местность.

* * * *

Несмотря на свою беспомощность Тай-Грен продолжал бороться, чтобы покинуть эти стеклянные грани, сковавшие его движения и лишившие его объёмности тела.

Стоило только применить световое оружие, это окружающее вещество становилось белым старгладитовым и всё равно не отпускало. Оставался последний вариант - просто взять и подорвать себя.

Тело и так было в защитном скафандре, незащищённой оставалась голова. С трудом удалось образовать шлем над мозговой коробкой. Второй момент -защитное световое поле. Это получилось только со второй попытки.

Оплейма с трудом перестроилась. Из одного из стволов выехал снаряд, но не мог полностью отсоединиться от оружия. Всё было готово.

"Нечего медлить,"- подумал капитан.

Произошёл жуткий синий световой всплеск большой разрушительной силы. При такой массе горения должно было разрушиться или измениться любое вещество, уступающее термоядерному состоянию.

Когда взрыв прекратился, получилось то, что хотелось получить: многогранные стекловидные формы сильно оплавились и отступили в разные стороны, таким образом получилось что-то вроде туннеля очень широкого масштаба. Тело капитана оказалось полноценным, позади стена из зеркаловидной материи, в которой отражалось очень тёмное тело нашего героя.

Капитан зашагал по проделанному от взрыва проходу, грунт начал понижаться, шёл спуск вниз, куда-то под поверхность, только под поверхность чего, было непонятно.

Через определённое расстояние какая-то сила стала немного тянуть, почему-то тело стало расфрахтовываться на квадратики, будто бы оно не было материальным, а являлось частью цифровой системы, электромагнитной волной. Нет, Тай-Грен ещё не понимал таких тонкостей всеобщего мира, в особенности здешнего. Но это была его реальность - реальность, в которой нужно было выживать и выбираться.

Неожиданно его и вовсе стало тащить, ноги перестали ощущать прочность, теперь всё окружающее стало превращаться в графические квадратики. Начала жутко увеличиваться скорость переноса. На мгновение Тай-Грену показалось, что он попал в эти коридоры надсистемного переноса, по ним мог двигаться корабль, но теперь в своём скафандре он и сам был как миниаппарат, совсем мини.

По бокам, словно соты, чуть расплывающиеся ячейки разных реальностных систем в виде восьмиугольников. Такое мелькало на экране корабля -переносщика.

Но почему он не может остановиться и войти в любую из понравившихся систем, справа или слева? Он подвержен влиянию чей-то силы свыше, что за сила это, повелевающая над ним, так и было непонятно. Пускай в этом пославшие его сюда разбираются, а он просто предоставит им все записанные данные мозга.

Его полёт усилился до очень немыслимой скорости, хотя любая скорость не предел для большей скорости и невероятно, как это происходило, но всё движение закончилось у шлюза в корабль. Не даром он только в виде шестиугольника смотрел в мир травянистых джунглей, где скрылась Комрелия, остальной частью он продолжал зависать в межпространственном туннеле Надвселенной.

Пришлось проявить необычайные усилия, чтобы первая загораживающая дверь хоть чуть-чуть подвинулась. В этот же самый момент произошло заблокирование дверей с видом на растительность.

Капитан оказался в тёмной каморке полностью закрытый, как замурованный. Он знал устройство корабля и понимал, что вскорости должна открыться другая дверь, всё, блокировка входа начала отползать. Не дожидаясь полного открытия, капитан втиснулся в помещение поменьше саркофага, дальше пошёл неширокий коридорчик. И снова впереди блокирующая дверь, из Оплеймы вытянулся очень тонкий штырь светлого металла - очень прочного. На всякий случай нужно поджать и помочь с силой отодвинуть, а то вдруг начнёт заедать. Вот, начала поддаваться, сработала автоматика, пошло отдвижение.

Вот и центр управления, возвышается пьедестал-престол из множества светящихся трубочек - командирское место. Слева у стены валялся обожжённый Порокоф. Вся его грудь, брюшная полость аж до сустава левой ноги были оплавлены. Пошёл взгляд направо: там лежали разорванные на куски фрагменты Склтера и Янсчера.

У Скалтера была полностью уничтожена спинная область, но ноги и грудная часть полностью присутствовали, он лежал на левом боку и не подавал никаких признаков жизни.

От Янсчера оставались одна головная часть с невысоким гребнем, небольшой фрагмент спины и множество салатовых ответвлений,видимо, питающих хребет и ноги. По сторонам лежали куски с разными фрагментами рук красно-салатовых цветов.

Весь пол был в ямах очень оплавлен от вышедшей из Займаратов внутренней энергии.

Мозг Тай-Грена мигом уловил все происходящие события прошлого. Получалось, что Комрелия впала в неистовый транс, поранила сильно Порокофа, а потом разнесла на части Скалтера/Янсчера, переместилась в эту реальность и просто покинула корабль.

Капитан резко повернулся назад, у небольшого подъёма, вторая часть центра управления была выше чем первая с троном, там оставалось замершее, словно мёртвое, тело Коркоциана, рядом валялись две розовые цилиндрические пушки, которые по-прежнему продолжали поддерживать парализующее поле.

Наш герой телепатически отключил их действие, подошёл к чёрнотелому, пнул его ногой, существо упало налево на пол, в его организме отсутствовали признаки жизни.

"Мог энергетически переселиться в штурмана,"- подумал кораблеуправитель.

Нужно было спасать ситуацию, снова искать своего члена экипажа, как это надоело, постоянная разделённость и разлучённость с кем-то из своих близких.

Он напрыгнул на Порокофа и заглотил его в себя, затем подошёл к фрагментам Скалтера и Янсчера, растворилась брюшная полость от тазобедренных суставов и до головы, из нутра организма полыхнул жёлтый свет, правой рукой глава своей семьи стал загребать фрагменты тел Займаратов. Когтистая рука вымела пол, пыталась забрать каждую частичку из любой ямки и всё это горстями уходило в нутро. Вот наконец удалось прибраться и за младшими сотрудниками корабля.

Теперь оставалось последнее, задуманное, это могло привести к странным последствиям, но это стоило сделать для будущего успеха.

Отверстие в передней части организма ещё больше растянулось и капитан, как змея - удав начал наползать на тело Коркоциана со стороны ног и потихоньку затягивать его в себя.

Напоследок были поглощены розовые цилиндрические оружия.

Тай-Грен увеличился в росте и объёме в несколько раз, его мозг стал получать новые знания, особенно, как пользоваться этим кораблём - переносщиком в этой Вселенной.

Он занял место на шестиконечном троне - пьедестале, полностью подключился ко всему кораблю, сделавшись с ним одним целым. Машина получила команду совершить перенос вперёд по этому пространству: Комрелия ушла прочь от корабля -значит нужно туда, куда она ушла.

Мозг получил примерный план этой реальности. Почему примерный? Потому что в этом фрагменте Надвселенной было всё нестабильно и постоянно менялось. Вскоре мозг уловил и сам образ Комрелии, она передвигалась через пустыню, не очень правда большую, окруженную низкорослыми джунглями.

Аппарат-переносщик загудел и за секунду растворился в воздухе, будто его не было вовсе. Осталась равнина и сплошные джунгли, чем-то похожие на гигантскую чуть пожелтевшую траву.

* * * *

"Кажется, преследователи отстали, что за...Раса Фасаёнгов, их всегда много, подпитываются у своего Патриарха и с помощью почкования размножаются. Имеют свои корабли и целые планеты, но часто нанимаются к другим расам в качестве младшего обслуживающего персонала на большие межвселенческие аппараты, руководят погрузкой - разгрузкой, контролируют электронное оборудование. Но эти не обслуживающий персонал, все вооружены, видимо, их тоже затянуло сюда насильно,"- размышлял Коркоциан-Комрелия.

"Что же всех сюда затягивает, а потом носит по реальностям и разным уровням, сталкивает с другими существами, разделяет, делает одинокими и добивает навсегда. И куда только девается жизненная энергия, которая должна перемещаться в другие родственные тела, а она просто исчезает, поглощаемая материей этой Надвселенной. Сама Надвселенная живёт как некий обособленный организм и съедается всё, что попадает из других океанов - космосов."

Комрелия взяла чуть левее, там за невысокими дюнами возвышалась тёмная, чем-то похожая на цилиндрическую по форме, скала с сильно рассечённой стороной, с расщелиной далеко вглубь самой себя. Коркоциану это казалось идеальным местом для выведения потомства.

Он же очень давно в этой Вселенной и очень хорошо научился перестраивать реальность под себя. Приобрёл ли он что-то божественное или просто относился к высшей расе светоносчиков, а разные формы света присутствуют здесь - значит сила его цивилизации присутствует в этой Вселенной. Либо у него выработалось особое видение в этом мире, и он чувствует нужный для него объект среди этой призрачной, сопротивляющейся материи.

Через небольшую расщелину, что была внизу, а дальше, поднимаясь к верху сильно расширялась, Комрелия забралась вовнутрь природного образования, круглая внутренняя пещерка, несильный свет, отдававший чем-то розоватым, падал с вершины через кем-то пробитое отверстие.

Её тело стало очень тяжёлым, внутри что-то переливалось и переползало с места на место. Её тонкая фигура стала очень широкой, распухли ноги, руки, она сильно раздалась в плечах. Кого ей придётся выплодить, вторые роды, только теперь от существа совсем иной расы.

Штурман слегла сразу у стены прямо на противоположной стороне от входа.

Её тело начало вздрагивать, сознание померкло. Она больше не принадлежала сама себе. Всю власть забирал он, этот Коркоциан, поселившийся в ней. Она сразу поняла его внедрение. Ему нужно его потомство, когда они выплодятся и созреют, он покинет её, хотелось бы надеяться, что навсегда.

Из тела штурмана ротовой, носовой и ушных частей стал тонкими лучиками валить свет, дальше по всему телу появилось множество точек, горевших желтоватым и испускавших очень тонкие жёлтые лучи куда-то вверх. Правда, испускаемый свет не доходил до вершины, а прекращался где-то на середине.

Световыделение стало ярче и интенсивнее, на определённой высоте всё стало образовываться в некий световой сгусток, но уже оранжевый по цвету.

Вся эта люминисцентная форма взлетела чуть ли не до пробоины на вершине и вдруг остановилась, расширилась и разлезлась, присоединившись ко всем стенам по неполному диаметру.

Комрелия опять зажглась множеством точек и вскоре выпустила вторую партию наподобие первой, только в ещё большем размере. И так пошёл процесс рождения основы для новой жизни.

За небольшое количество времени внутреннее помещение скалы оказалось полностью занятым многоэтажными скоплениями сгустков световой материи.

Свет вырабатывал энергию, имел возможность влияния на время и пространство Надвселенной, поэтому все окрестности вокруг полуцилиндрической скалы были защищены особым полувременным режимом. Из-за этого любой объект, появившийся вблизи попадал как бы в прошлое, во время, пока Комрелия ещё не дошла до своего будущего гнезда плодоношения и никогда во времени для чужаков не дойдёт.

* * * *

Шестиугольный аппарат половиной в этой реальности, второй частью в межстратификационном коридоре возник внезапно около чуть подрубленной неровной полуцилиндрической скалы. У части салона управления, слева от трона, понизился пол, преобразуясь в набор ступенек, плавно сходивших вниз, там медленно отползла дверь в тёмный вакуумный сектор для обработки перед выходом.

Огромный Тай-Грен поднялся со своего места, начал спускаться, еле втиснулся в первую дверь. За ним стало происходить затворение, но мгновенный красный световой поток развалил каменную перегородку. Большущие куски завалили весь низ и ступени.

Пошла отодвигаться вторая дверь наружу, ей капитан разрешил завершить своё действие. Снаружи ударил яркий свет, от этого пришлось защититься шлемом. Чтобы не произошло автоматическое закрытие, наш герой несколько раз мотнулся к ступеням и с помощью двух рук, в основном, правой, но и при помощи левой отобрал большущие каменные куски - остатки от прежней перегородки, стал их складывать поверх шва по линии хода загораживающего шлюза, на случай, чтобы не произошло автоматическое затворение во время его отсутствия - простите, пришлось повторить два раза.

Песчаный грунт был в метре от последверной небольшой площадки. По данным приборов Комрелия должна была находиться внутри этого гигантского скалистого пня, все данные говорят о её там наличии.

Капитан бросил случайный взгляд назад.

Там, за кораблём сухой, жёлтый песок заканчивался, было десять метров склонённых от песков тонкоствольных желтоватых зарослей, а дальше во всю необъятную ширь раскинулась тёмно-серая, порой даже чуть синяя пустыня без следа какой-либо растительной жизни.

"Ну всё, забираю свою Комрелию и валим с этих непонятных измерений,"- мигом и по-простецки решил для себя капитан.

Он смело направился к природному сооружению, оно всё больше и больше возвышалось по мере приближения, но внезапно произошёл какой-то щелчёк, будто мозг-компьютер получил перегрузку в восприятии окружающей действительности. Когда зрительные органы стали вновь чётко воспринимать окружающее, оказалось, что наш герой стоит в жёлтой пустыне и вокруг, по всему диаметру нет ничего кроме песка.

Мозговой аппарат снова получил план местности, но эта трёхмерная голографическая карта вскоре растворилась - значит у этой природы не было никакого подробного плана, она жутко изменчива и никогда не является постоянной.

В итоге, чтобы достичь корабля, придётся следовать в направлении, куда смотрит плечо правой руки, там и аппарат и то сооружение с Комрелией. Тёмно-Бежевотелый взлетел, голову выдвинул вперёд, ноги оказались сзади, таким образом он потихоньку поплыл к намеченной цели, к которой не мог попасть с первого раза.

И вот, объект предстал перед глазами и до него стремительно резко сокращалось расстояние, уже совсем близко, и снова произошла перезагрузка сознания и реальной действительности.

Тай-Грен очнулся среди синеватой бесконечной во все стороны пустыни, ощущение, словно он находился среди огромнейшего асфальтированного плаца, так уж всё напоминала эта местность, только всё было плохо заасфальтированно, мощный утрамбовачный каток не работал...

Мозг запросил местоположение корабля и Комрелии, но через несколько секунд в ответ поступило лишь молчание. На повторные запросы - в ответ ничто.

Здесь не было направлений и каких-то устойчивых объектов, на какие можно опереться или ориентироваться. Так что теперь сам капитан отброшен от всего того, к чему шёл, плыл, телепортировался. А теперь путь только в одну какую-то сторону, и этот путь не значит, что верный, приведёт к каким-то иным пространственным реальностям и обитателям в них живущим.

"Нет, есть один выход, с его помощью можно точно определить нужную точку, потерянную точку."

Наш герой окружил себя ярко-синей световой оболочкой и начал взлетать.

"А всё-таки у этой Вселенной есть какой-то мощный притягивающий центр," -мелькнула на мгновение мысль.

Капитан набирал высоту, главное нужно было не перебрать, а то окажешься совсем в другой реальности, а эту потеряешь из вида навсегда.

Синеватая пустыня стала уменьшаться, удалось увидеть её границы - прямоугольная форма, только с округлённостями вместо углов, просто гигантская площадка непонятно для каких великанистых существ. Всё в этом космосе похоже на одно, а на самом деле является чем-то другим по назначению, абсолютно несвязанным с твоим представлением о мире.

Нужно было брать левее, требуемый объект и полуторчащий в эту реальность корабль находились в той части пустыни.

Началось падение, резкое снижение по касательной, Тай-Грен защитился ещё более яркой оболочкой, чтобы не произошла перезагрузка сознательного восприятия, хотя это не мозг, это окружающая действительность его отбрасывает. Но, может, всё это творит мозг, а всё видимое просто иллюзорная действительность?

Видимо, какая-то сила хотела повоздействовать и отбросить ещё в одну сторону с отсутствием возврата к желаемой точке, наверное, уже полностью был бы безвыходный перенос.

Но всё, жуткое снижение, вернее удар...

Капитан поднялся из неглубокой воронки прямо у самого узкого входа в полуцилиндрическое сооружение. Мощная звуковая волна расширила проход, теперь можно войти, немного понизив голову.

Внутри нашего героя встретило не совсем круглое помещение, везде пусто, одни тёмные стены со швами поднимались к высоте, где через дыру, кем-то прорубленную, как раз на уровне, над входом -выходом бил какой-то розовато-жёлтый свет. Конечно больше жёлтый, а розовато-алый по тонким краям.

Мозг стал получать тут же информацию, что Комрелия находится рядом, чуть ли не там, в том же месте, где стоял Тай-Грен или сейчас стоит. Но её нет в этом временном измерении, может, пространственном, но по данным информационного поля она здесь присутствует. Она Великая совсем рядом, лежит, кажется вот тут вот, у стены на полу, чем-то связанная с какой-то другой энергетической силой, всеовладевшей той реальностью, где она пребывала.

Нашему герою оставалось только просто свалиться почти что в то же место, куда легла Комрелия под канавчатую стену, сюда, для полного прочувствования её, своей прородительницы.

Вот оно залегание, отключение от этой световой реальности - миропорядка или реалпорядка, который был господствующим и не давал соединиться с единственным любимым существом.

Вот та световая обыденность начала уходить куда-то, просто утекать, исчезая. Наступали другие явления, жуткие потоки образности, пошли незаконченные действия Тай-Грена среди обстоятельств, где он никогда не был, но действовал: куда-то летел, бежал, кого-то спасал и всё время двигался вперёд, всё вперёд.

И наконец, Комрелия стала ощущаться совсем рядом, лежащая совсем близко, даже частично на самом капитане, только не на нём в реальности, но на его теле в другом измерении. Она рядом, совсем рядом, чуть ли не в нём, но не совсем, близко.

Пошло проникновение, особенно, благодаря организму Коркоциана - ведь он связующее звено, это он на всё повлиял - мерзкое всеопределяющее существо. Знает больше других, более умной расы, но снижается до более нижестоящих в рамках своих интересов.

Капитан в миг уловил полностью мозг своего штурмана - своего порождения и продолжения - своей половины.

- Ты чувствуешь меня, я совсем рядом?-задал вопрос капитан.

- Ты просто образ, который я слышу, но тебя нет совсем, ты далеко,- прислала Комрелия.

"Как необычно для неё,"- мелькнуло в мозгах у Тай-Грена.

- Мне сложно посылать мысли, но я полностью связана, я произвела рождение новой жизни, совсем другой не корабельной, я ничего не могу, полностью связана, они хотят забрать всё моё нутро и полностью остальное, мне скоро будет конец. Был один капитан, был один корабль, команда - все мои дети - трое, но мои. А тут я породила сотни новых краснокрылых, чёрнотелых. И вообще не испытываю к ним никакого влечения и любви, меня просто принудили к этому акту, во всём виновата эта Вселенная. Сучка, Самка, всё пожирающая, и меня в том числе. Я не должна всё это делать, но мне приходится, потому что я почему-то должна. А я ведь не хочу, я высокодуховное существо, почему из моего тела должен производиться выводок подобных мне?

- Не беспокойся, я скоро тебя вызволю.

- Тай-Грен, сам не беспокойся. Зачем тебе я? Возвращайся к своим заказчикам этой экспедиции, всё доложи: так вот и так...Такому, как ты я не нужна. Сам можешь прокладывать маршруты и управлять кораблями с помощью мозга. Мы тебя ниже и очень подвержены твоему влиянию. Оставайся самим собой, летай по Вселенным, а меня оставь здесь, может быть, я хочу уничтожиться.

- Не позволю; мой экипаж должен быть целым и всегда со мной в полном составе. Мы чужие в этом имре - вот нас хотят ассимилировать - присвоить под своё большинство. Их всех надо побороть и выбраться в свои пространства, где безопаснее.

- А тебе не кажется, что безопасности нет нигде. Надвселенная распространена повсюду, даже там, где нам так кажется безопасно и спокойно. Это наш мнимый "стабильный мир" всего лишь иллюзия, искажения этого более реального и совершенного, - высказалась Комрелия.

- Но всё равно мы должны вернуться в безопасную для нас среду, а здесь не существование, а какое-то странствование по большепросторным лабиринтам, преодоление постоянных препятствий, словно мы герои какой-то компьютерной игры, таковыми быть не хочется.

Тай-Грен начал удаляться, вновь появившаяся сила принялась его куда-то утягивать, пошла длинная темнота в виде коридора с оттенком серости где-то на высоте. Комрелия опять пропадала в измерениях. Как же ему всё больше становится ненавистной та сила, которая совершает подобные злопакости. Ещё эти непонятно зачем прохождения препятствий для Данаилянка - эта игра за приобретение некой возвышенности над пространственными уровнями. С другой стороны - это всё-таки исследования этого космоса, будет что доложить пославшим сюда учёным.

Он оказался на тёмно-жёлтой плоскости, исчерченной чёрными, чуть кривоватыми жирными полосами, идущими параллельно с небольшими расширениями. Как и в прошлый раз было совсем непонятно, в каком направлении перемещаться.

Скафандр окутала плазменная оболочка, тело попыталось взлететь, но сила властвующая повсюду, не давала такой возможности, было даже очень тяжело ходить.

Капитан тут же пустил конусовидный ярко-синий поток света в грунт, чтобы пробить этаж этого мира.

Толщина платформы оказалась не более сорока сантиметров, дальше была темнота и чуть отсвечивало аловатым. Кораблеуправитель мигом сиганул в дыру на новый уровень.

Теперь сверху нависал жёлтый потолок с тёмными линиями только уже неровный, пол состоял из тёмного каменного кочковатого грунта, иногда по полу в ложбинках светилась чуть красная масса, от неё немного отдавало теплом.

Наш герой попытался двинуться в направлении наобум, но какая-то невидимая прозрачная стена воспрепятствовала. Назад - тоже нет возможности совершить шаг, влево - заблокировано, удалось двигаться вправо, но боком. Окружающая среда снова сжимала, чтобы сделать своей материей.

Синий конус света ударил вперёд, но силовое поле сжирающей окружающей действительности только зарядилось и усилило давление. Передвигаться вправо стало вообще недопустимым. Каким-то чудесным способом удалось освободить руку с Оплеймой и пустить световой поток в нависающие жёлтые своды.

Словно вырываясь из сжимающих тисков, капитан покинул сдавливающий уровень.

Он ожидал снова оказаться на жёлтой бесконечной плоскости, но каким-то чудом очнулся в низкорослых джунглях или тонкостеблевидных кустарниках, загнутых в разные стороны. В высоте светило белое небо, впереди в большой дымке громоздилось внушительных размеров прямоугольное здание.

"Что-то знакомое, это сооружение точно уже встречалось,"- подумалось в голове.

Кораблеуправитель совершил сдесяток шагов, раздвигая руками стебли растений, когда вдруг обнаружил широкие полосы выжженной растительности, на сероватой песчаной почве были видны многообразные следы каких-то существ.

"Насколько же они себя ценят, что применяют оружие для расчистки пути. Оружие световое, сходное с нашим - значит близкая раса. Вопрос только: что делать? Как попасть на уровень к Комрелии, ведь нет нужды идти за этими существами, встреча с ними может закончиться вообще непонятно чем."

Но почему-то капитан решил следовать по лесопросеке - кустовыжженке.

Растительность вскоре начала ещё больше мельчать, становиться редкой, уступая место жёлтопесчаным пустотам. Было преодолено ещё расстояние и очень скоро нашего героя вывело в безрастительную жёлто-песчаную местность с невысокими дюнами. По каким-то непонятным обстоятельствам следы существ терялись, возможно в этой местности опять существуют вариативные переходы в реальности, и эти куда-то исчезли, пойдёшь за ними - можешь попасть совсем неизвестно куда.

Капитан начал подниматься на бархан, ноги сильно завязли, песок стал доходить чуть ли не до пояса, но не затягивал. Наконец вершина была взята.

Впереди раскинулась не очень большая пустынная местность с волнами невысоких песчаных наносов, и, вот радость, в дали чуть темнел неказистый цилиндр скалы, где держали Комрелию.

Тай-Грен попробовал взлететь, но покатился с бархана. Хорошо, он преодолеет путь пешком, ведь цель видна, только в какой реальности она находится и есть ли там штурманша Мать-Прородительница?

Кораблеуправитель поднялся и стал совершать подъём на следующую возвышенность. Вот вершина достигнута, пошёл спуск, снова подъём, взгяд на дальнюю скалу и грандиознейшее сооружение, но постойте, всё исчезло, вокруг пустыня с одинаковыми барханами. Снова потеря ориентиров и направлений. Хотя, можно направиться назад к растительности, капитан не знал, что предпринять, он просто завалился на песок и решил отключить своё сознание, быть может с этим исчезнет эта издевательская реальная действительность.

* * * *

Фасаёнги, всё размножаясь, двигались вперёд по пустыне. Для них местность была ровной, песок стал местами утрамбованным, иногда рассыпчатым, ноги пощиколотку в нём вязли.

"Вдали нечто есть важное,"- получили все низкорослые телепатическое послание от Патриарха.

Их было уже около сорока, оружие вырастало у них из тела, передавалось хитросплетённой генетической наследственностью. У одних были длинные стволы, у кого-то покороче намного. Самая главная и очень длинная винтовка очень большой мощности была у жёлтотелого главаря.

Оружие у многих стало перещёлкиваться с негромким гудением.

"Попал неизвестно куда с транспортного корабля,- думал Патриарх, тяжело шагая своими толстыми ногами, расширяющимися к низу.- Фасаёнги тоже раса кораблеплавателей, среди тысяч простых существ рождается главный, который должен сам расщипиться на четверых, остальные четыре начнут дальше самовольно разделяться. Так и он Патриарх Он-Оне-Кур - так звучало его имя."

Оно само пришло в его сознание после рождения. Его тело стало раскачиваться и появились поочереди ещё четыре существа с разными цветами тел и разными мордами-лицами. Те произвольно стали со временем порождать других, иных по телу и внешности, и оружию.

Каждый главарь-прородитель должен уйти со своими "детьми" на другой корабль. Фасаёнги - космическая раса, которая должна завладеть своим кораблём, корабль нужно отобрать у чужих рас. Средство космоплавания должно быть надёжно и служить долго.

Он-Оне-Куру пришлось податься на планету Шанам - перевалочную базу, куда совершали посадки разные по форме и назначению аппараты, где набирались команды из разных существ на погрузку, а также в качестве вспомогательного экипажа.

Им удалось попасть на очень большой космолёт, перевозивший технику для рудников. По непонятным обстоятельствам прямоугольный чуть сплющенный с заострённой мордочкой аппарат впереди не имел вообще живого обслуживающего персонала, всё было автоматически обеспечено.

Патриарху показалось это удачей - готовый космолёт без борьбы с главными управителями, непонятно вообще, какой силой они могли обладать, но здесь очень повезло.

Но везение оказалось ловушкой. Корабль с автоматическим управлением не успел покинуть орбиту планеты Шанам, как оказался в каком-то межвселенческом туннеле и стал перемещаться с немыслимой скоростью в неизвестном направлении. Патриарх и другие Фасаёнги оказались парализованными, не могли подчинить своей власти технику.

Их как некую биологическую массу захватила иная совсем непонятная для них сила, это было выше их понимания, а теперь их влекло в непонятное состояние в пределы вражеского организма или чего-то другого.

Корабль трепало и переворачивало, все Фасаёнги находились на нижнем уровне после загрузки запчастей. Верхние уровни либо не существовали, либо были заблокированы - там присутствовали большущие алгоритмические схемы.

Наконец произошёл последний удар, трое погибли, их примяло резко сплющевшейся стеной и потолком, корабль лёг, видимо, жутко набок, сверху что-то с рёвом горело, как будто это было не пламя, а сверхмощная плазма. Тут впервые Он-Оне-Куру пришлось воспользоваться оружием - огромным светомётом чёрного цвета с длинным стволом, который вырос из спины и стал по размерам превышать рост Прородителя. У других также обнаружились рождённые от тела автоматические средства защиты.

Все вместе направили световые потоки в одну точку обшивки. Образовалась дыра в пещеру.

Фасаёнги продолжали двигаться равнинной пустыней. Патриарх продолжал вспоминать.

Когда они покинули корабль, то оказались на какой-то невероятно большущей планете со множнством контрастов, хотя, чем-то это планетой не являлось. В высоте не было светящихся объектов, а была ли вообще высота? Патриарх лишь ощущал смену пространственного наполнения. Фасаёнги - существа низшего звена обитателей кораблей, их ячейке бы устроиться надолго на аппараты и заниматься погрузкой или среднетехническими работами под контролем высшего существа. Могли защищать космолёт, ведь не даром им дано оружие каким-то их создателем.

Фасаёнги были смертными кроме главного прородителя. Для Патриарха существование не заканчивалось либо прекращалось в случае какой-нибудь катастрофы, всё завершалось - просто темнота и пустота.

В воздухе на высоте около пяти метров появился прямоугольный объект, который немного расширился к верху и его вершина стала треугольной. Он начал напоминать чем-то зависший вертикальный гроб или вытянутую каплю. От объекта исходил слабо-серый свет, чуть в стороне возник похожий объект, а немного поодаль ещё три. Чуть выше проявились такие же похожие пять форм.

Двое крайних Фасаёнгов вдруг оказались окутаны одним светло-серым, чуть вытянутым квадратом с округлёнными углами, через две секунды объект растворился, существа пропали вместе с объектом. Вскоре следующие двое также попали под световую форму и также исчезли, остальные не стали ждать, пока их всех растворят. Оставшиеся разом завалились на песчаный грунт и направили свои орудия на объекты.

Их автоматы только могли посылать световые сгустки, после этого происходил разрыв объекта и его сгорание. Но после множества световых коротких пусков все убедились в тщетности этих мероприятий. Объекты впитывали свет и ещё больше заряжались. Низшие Фасаёнги столкнулись с высшей, а возможно, и со сверхвысшей цивилизацией.

Чёрнотелый Фасаёнг, с головой, похожей на акулью-рыбью морду, он единственный не завалился, а присел на одну ногу. Он швырнул своё оружие, похожее на самурайский меч, в полёте тёмное металлическое образование сделалось дугообразным, стало напоминать бумеранг, обрело плоскую. Объект прошил светло-серый предмет насквозь и через пару секунд вылетел обратно и воткнулся в грунт у ног своего хозяина. Бумеранг был очень нагрет. Швырять твёрдой материей оказывалось нельзя и было просто бесполезно.

Нападавших стало так много,большое количество Фасаёнги было дематериализовано и поглощено. Остались лишь Патрирах, синетелый с серыми руками, акулоподобный с чёрным телом, жирафомордый, тоже чёрный, два близнеца с мордами, как у бульдогов, чуть с розоватыми руками и красными телами.

Все убегали, отстреливаясь. Белая фигура попыталась образоваться над последним, отстающим с головой "лошади", но он успел отстраниться - в итоге потерял ногу, запрыгал и повалился на грунт. Двое краснотелых псовомордых вернулись за ним и подхватили его с двух сторон за руки и повлекли за собой.

Три белых объекта стали нависать прямо над убегающими, готовясь завершить уничтожение чужих. Но неожиданно эти трое гробовидов оказались в тёмно-синих прямоугольных оболочках. Оболочки проявили две секунды устойчивости, после чего вспыхнули. Свет растворился, на у бегающих упали три трупа существ с чёрным телом, красными ногами и очень широкими когтистыми ступнями. Параллельно плечам в стороны торчали недлинные крылья чуть алого цвета. Голова оказалась жёлтой капюшоновидного типа, вперёд смотрело лицо с узкими глазками и большезубым ртом. Коркоцианы - новая порода, всё-таки скрестились с Комрелией и получился особый вид.

После гибели трёх в пространстве стали возникать всё новые и новые светло-серые прямоугольники с расширением к верхней части.

- Забирайте тела этих уродов,- сделал послание телепатическое Тай-Грен отступающим,- тащите их сюда!

Капитан возник из слабо-жёлтой дыры в иную реальность, проход светился солнечным сильно подрагивающим светом. Оплейма образовала прямоугольные уничтожители ещё над несколькими зависающими Коркоцианами и дематериализовала их плазменную оболочку, а следовательно и внутреннюю энергосоставляющую.

Вниз полетели ещё трупы. Пока Фасаёнги забегали в портал, кораблеуправитель успел обезэнержить ещё нескольких. В межизмерительную дыру зашли двое, влекших чёрнотелого с головой лошади. Тай-Грен совершил шаг назад и захлопнул портал. Жёлтая оболочка вокруг его тела погасла.

Они очутились всё в той же пустыне, только вокруг возвышались барханы и песок был не твёрдым, а немного зыбким. Непонятно откуда появился слабый ветер, но достаточный, чтобы начать разметать частички силициума.

- Вам не справиться с этими существами. Это Коркоцианы, порождённые от света самого чистого и белого - первоматериал во Вселенных.

"Раса вы, кораблей управляете, знаю,- отвечал ему Патриарх, его огромная световая пушка, чем-то напоминающая противотанковое ружьё, начала складываться, пока не стала равна пятнадцати сантиметрам, тело в районе плеча разъехалось, оружие скрылось, плечо восстановилось.- Мы потеряли на этой планете космический корабль, у вас есть аппарат?"

- Возможно, найдётся,-отвечал им капитан.- Мы тоже лишились многого в этом мире. Это не планета. Это вообще многомирье, своего рода Вселенная со множеством измерений.

"На корабль веди и улетим,- потребовал жёлтотелый главарь,- мы работники быть нижних уровней, погрузка- разгрузка, ремонт, вынужденная оборона. Планеты и разведка не наше дело."

- Есть корабль, но он не сможет без меня улететь, а я не улечу, потому что эти Коркоцианы забрали к себе в плен моего штурмана и Мать-Прородительницу моего экипажа.

Тай-Грен раскрылся наружу, из его тела вывалился Порокоф и соединённые друг с другом, будто сиамские близнецы Скалтер с Янсчером.

Фасаёнги при виде Займаратов мгновенно подняли свои оружия, кроме главного.

- Что такое,-спросил капитан.

" Эти нападать на нас. Мы отбивались, они также работники низшего уровня корабля, нам нет вместе места."

- Места всем хватит, видите, как Вселенная наказала их за конфликт с вами.

Порокоф лежал на песке, чуть пошевелился и вскорости снова замер. Тай-Грен распахнул своё тело в середине и напрыгнул на обездвиженного энергетика, а затем и на Займаратов, которые вообще не приходили в сознание. Тело Коркоциана он вообще не собирался показывать.

- Теперь нужно разобраться с трупами напавших на вас, в них присутствует большая энергия, они её качают из других измерений Светового Надмирья Проматериальности. Я предлагаю сделать вас частично собой и частично заиметь свойства Коркоцианов, тогда мы сможем дать отпор захватившим моего штурмана существам. Я знаю вашу расу - вы хорошие работники и служители, будьте всегда на моём корабле со мной и частью меня, иначе этот мир вас уничтожит, сделает своей сутью.

"Я согласен,"- ответил телепатически Патриарх.

- Первыми тащите тела Коркоцианов,-скомандовал капитан.

Его туловище раскрылось посередине, из нутра полыхнула жёлтым каким-то казавшимся холодным светом.

Фасаёнги стали затаскивать огромное существо головой вперёд, пришлось чуть подвернуть крылья.

"Первый пошёл,"- сказал синетелый с серыми руками.

Тело Тай-грена сразу увеличилось в разы и после каждой загрузки набирало объёмы.

"Потерявший ногу, заходит первым,"- скомандовал Патриарх.

Лошадиподобный на лицо с небольшого разбегу на левой ноге юркнул в ставший уже оранжевым свет. За ним последовали краснотелые бульдожьемордые, за ними синетелый с серыми руками, потом акулоподобный, затем жирафовидный. Когда остался один Патриарх, им было сказано:

"Теперь я."

Мощная фигура, чуть недостающая до уровня среднего роста, направилась в нутро капитана.Туловище кораблеуправителя разрослось до небывалых размеров. Середина закрылась, организм выпрямился вертикально. Вокруг плоти образовалась очень яркая световая масса, она заслонила всё материальное в существе, растянулась вверх, образовалась в сильно вытянутый овал, фигура поднялась над песком на несколько метров,стала сжиматься снизу и сверху, пока не превратилась в вспышку, какая вмиг исчезла.

Имея внутри себя стольких существ, капитан почувствовал, что меняется как существо, его организм приобретает новые качества, трансформируется в иную иноматериальную сущность. Особенно благодаря Коркоцианам он становится обладателем предматериальной световой энергией. Силой истинного света. Это может позволить многое в этом мире.Особенно быть самому для себя своего рода космическим кораблём для прохода через реальности или антиреальности, а также иметь возможность материализации в любой точке, где задумается.

Вспышка произошла в пустыне с утрамбованным песком, всё теперь проходило в обратном порядке: сначала светлое односекундное мерцание, затем овал начал расширяться из одной точки, капитану, может быть и хотелось быть невидимым, но почему-то, как не менялось многое в организме невидимости достигнуть так и не удавалось.

Энергетическая овальная форма исчезла, впереди возвышалась цилиндрическая скала, где находилась Комрелия, если не это измерение, то можно выбрать следующую вариативность. Из верхней части природного сооружения вылетели синие квадраты, около пяти штук, не прошло и нескольких секунд, как синева полностью залила всё вокруг капитана, накрыла сжигающим куполом, но невидимая оболочка не дала это осуществить, синь рассеялась. Сразу две фигуры одновременно ударили, это оказалось помощнее первого нанесения ущерба. Тело ощутило себя парализованным на какой-то миг. Была утрачена небольшая часть силы. Ещё две фигуры накинулись сзади, когда произошёл момент оглушения.

Синева материализовалась рядом, где-то слева вытянутого вверх полукруга, очень большая сила начала затягивать в себя, сопротивляться оказывалось бесполезно.

Капитан оказался в блакитной мути, которая с очень быстрыми темпами отнимала жизненные заряды. Всё приобретённое энергетическое уходило в то энергетическое, к чему принадлежало, видимо, существам типа Тай-Грена не подвластны световые силы надматерии; но в последний момент наш герой совершил бросок через реальность и таким образом оказался в этой же пустыне и у этой же скалы, только немного в другом месте, везде было тихо и никакая сила противостоящая не проявляла себя.

"Должно быть, переместился во времени куда-то назад или в вариативный вариант,"-подумалось капитану.

Из песка стали возникать высокие прямоугольные столбы металлического цвета, состоящие из множества квадратов. С правой стороны каждого столба присутствовал квадрат, также разделённый на множество квадратов. Фигуры заполнили, словно лес, всю местность вокруг цилиндрической горы.

Тай-Грен осознал, что теперь ему не пройти: каждый столб обладает растворяемым любое вещество волновым полем.

"Эта реальность тоже закрыта, я не обладаю таким сверхвеществом, нужно вообще выйти из материального мира в синеву, я видел такое пространство."

"Но оно же тебя хотело поглотить?"- пришла мысль, наверное, от Порокофа.

"Это потому что им управляли..."- Тай-Грен окружил себя ярко-жёлтой оболочкой, которая приняла форму яйца, стала сжиматься, превратилась в зависающий в нескольких метрах от грунта мячик, вспыхнула и исчезла.

Всё, сплошная тёмная голубизна, ноль материализации, капитан и все в нём находящиеся потеряли воплощение, потому что в этом месте нет тела, есть внутренняя составляющая, называемая энергетической оболочкой или душой.

"Я не знаю, откуда я получаю такие знания,- заговорил телепатически кораблеуправитель,- но мы сейчас при выходе из этого пространства, расселимся в телах четырёх Коркоцанов.

"А четвёртое откуда есть?"- спрашивал, видимо, Патриарх.

"Прихватил как раз с корабля, хотя я сам для вас стал кораблём. Ну всё, настроились на воплощение.

Все получили ощущение, словно проехались по трубе со множеством цветных картинок в виде разноцветных квадратиков чуть неровной формы. Этот перенос даже чем-то напоминал большой полукруговой спуск, как на "Американских горках".

Над твердопесочной пустыней возникли четыре прямоугольных объекта с расширяющейся частью наверху. Фасаёнги внизу отступали в межреальную дыру, которую образовал Тай-Грен.

"Я вижу самого себя что ли?"- спросил Патриарх.

" Не будем вести переговоры,"- пришёл очень резкий и быстрый ответ капитана.

От цилиндрического скалистого сооружения вылетели похожие объекты, они получили, видимо, команду догнать непрошенных гостей, но тот прошлый Тай-Грен уже закрыл межпространственную дыру.

"Делайте теперь всё, как они,"- дал команду капитан.

На миг семь объектов заштопорились в воздухе, сделали небольшой полукруговой облёт, будто бы поймали мысли чужаков, но очень скоро замерли. Через несколько секунд они понеслись к сооружению. Четыре объекта с нашими героями последовали за ними.

" А ведь могли просто раствориться, видимо, тоже завладели своей реальностью, либо туда заходят через эту скалу, либо так умеют трансформироваться," - подумал очень потаённо капитан.

Они подлетели к разлому в сооружении. Внутри там всё было переплетено толстыми белыми трубами, они расширялись в местах соединений со стенами. Странное преобразование пещеры, какая с другой реальности выглядит пустой.

От переплетения цилиндрических объектов поднялся один и расширился в конце, словно распустился тюльпан. Сероплазменные объекты стали заплывать в тёмную внутренность, прошло мгновение - и уже толпа Коркоцианов с тёмными телами, желтоватыми капюшоновидными головами двигались по белому хорошо освещённому коридору с тёмным металлическим полом. Существа не общались, были, будто роботы: каждый знал своё предназначение. А, может, общение между существами и вовсе не нужно? При возникновении проблемы каждый получает свою команду в соответствии с занятостью и производит действия по устранению и нормализации ситуации.

Многие существа уходили в боковые ответвления и исчезали, видимо, спускались на другие уровни. Красные крылья, которые выглядели как удлинённые расширившиеся погоны с тремя остриями на концах, существа сдвигали и прятали за спиной.

"Смотрите, не отставайте и не потеряйте меня,"- послал Тай-Грен.

Он чуть отстал от остальных не своих, трое других чуть не наткнулись на него.

Они пошли отдельной групповой шеренгой, навстречу перемещались существа поодиночке, у всех были каменные лица, действительно, автоматизированные сущности. Но только кто-то управлял этой автоматизацией, тот главный Коркоциан, похитивший Комрелию.

"Куда дальше?"- спросил Патриарх.

"Вниз, последний с ней контакт был внизу,"- пришёл ответ.

Четвёрка повернула направо и совершила двухсекундный спуск. Они оказались в более широком коридоре, но здесь существа просто стояли толпой, как статуи, не было возможности пройти.

"Назад!"- пошла команда.

Мнимые Коркоцианы отступили в темноту и через мгновение вернулись в коридор, где существа не были отключены, а совершали движения.

"Пошли в обратную сторону,"- скомандовал главный.

Четвёрка шеренгой отправилась по направлению туда, откуда они пришли. Наконец справа появился чёрный спуск неизвестно куда, все поспешили исчезнуть в нём.

На этот раз темнота длилась дольше, видимо, спуск был на много уровней ниже и дальше. Хотя, куда выше и куда дальше? Высота скалы была всего лишь 30 метров.

Они вскоре оказались в светлом обширном помещении, кажется круглом. Стены были белыми, ровными, сами же и производили свет. Ближе к стене возвышалось сооружение в виде очень громоздкого саркофага. От этого объекта отходило множество белых труб, на первый взгляд показалось, что они, словно змеи-удавы обвивают светло-серый пьедестал у стены.

Капитан посмотрел наверх и действительно, они оказались на самом нижнем этаже, там, куда хотелось попасть.Вырастая из саркофага трубы сильно расширялись и образовывали переплетённые сети и уходили к вершине.

"Вот как изменилось место в этой реальности,"- сказал он сам себе.

Тело Коркоциана начало сворачиваться, расстегнулось широко на груди, словно менялся комбинизон. Из середины показалась голова Тай-Грена, его плечи с небольшими крылышками на концах, далее тело Коркоциана сползло ещё немного, показалась мощная с пластинами грудь и живот кораблеуправителя.Грудная клетка растворилась в свою очередь и вражеская материя стала заползать в жёлтое светящееся нутро. Маскировка исчезла, щель на груди и животе заросла, будто и не бывало. Наш герой возник в очень тёмно-зелёном скафандровом покрытии, только не образовывал над своей головой шлем.

Оплейма загудела, из большого ствола ударил толстый сплошной луч в сторону саркофага и малых труб, материя сгорала мгновенно, пьедестал был очищен от трубных сателитов, оставались небольшие их пеньки и дыры вовнутрь с остатками белой соплевидной органики, чуть дымящейся.

Капитан прекратил резку синим - самым мощным лучом, приблизился к сооружению, из среднего ствола пошёл работать зелёный, тонкий луч. Вершина алтаря была по периметру взрезана, левая рука и штырь -лом из правой руки поддели прямоугольное вырезанное и отшвырнули в сторону.

Внутри, как и следовало ожидать, вся скрюченная в жуткой слизи с белыми отростками лежала Комрелия, Тай-Грен еле поднял её, жидкая масса была, словно из очень прочной резины, и не хотела отпускать. Было образовано красное световое поле, чужеродная материя сгорела, очень большие белые её корни торчали из живота и груди Матери Прородительницы, будто эта материя проросла в её теле и полностью всё поглотила.

Кораблеуправитель раскрыл свой организм и, как удав, заглотил бесчувственную жёлтотелую штурманшу. Организм испытал сопротивление, поступил очень жуткий удар, шло противодействие некого жуткого чужеродного, но этой силе не возобладать над его силой.

Из помещения был один выход в виде закрывающегося в круговую шлюза. За ним, как и в другой реальности, должна быть пустыня, не уйти, заметят даже в облике Коркоцианов.

"Лучше попробовать переместиться в другую реальность, сделать дыру,"- подумал кораблеуправитель.

Он попытался окружить себя оболочкой и совершить перенос, но почему-то в этот раз у него ничего не вышло, оганизм потерял много энергии после всех переходов, а подзарядные механизмы перекрыты.

- Уходим через пустыню, нет энергии для прыжка через реальности.

Красный световой плазмоид разнёс круговой шлюз, за ним тёмный коридор и ещё одни закрывающиеся тюльпаном двери. Были вынесены и они. Действительно, дальше показалась пустыня. Но чтобы идти, нужно уничтожить всё материально существующее здесь. Рука с Оплеймой начала выпускать плазменные сферы то зелёного, то серого, то синих с оттенками цветов. Трое товарищей так и не вышедших из образа Коркоцианов скрылись в коридоре между разбитыми дверями. Остатки трубных сооружений стали кусками лететь вниз вместе с разбитыми телами красенокрылых толстолапых.

"Странно, почему они не проявляют своей активности,-вдруг подумалось капитану,- всё, кажется, сделана работа."

"Посмотрите, это не та пустыня!"- пришло телепатическое послание от Патриарха.

Тай-Грен подошёл к выходу. Повсюду раскинулась пустыня, только совсем другая. Она была вся изрыта ходами и искусственными насыпями, везде, чуть ли не через каждых пять метров дежурили по несколько чёрнотелых крылатых с алыми ногами. Только в этот раз это были не потомки Комрелии и хитрого её похитителя. У них были чёрные головы, полукруглые спереди и сужающиеся в виде изломанного конуса к задней части. Брюшная полость у них колебалась - у каждого была способность, видимо, менять реальности или находиться в их диапазонах.

"Пошли обратно, пробьём стену с другой стороны,"-послал телепатически главарь.

Им пришлось карабкаться по куче искарёженного материала и трупам. Наконец, на вершине были пущены шесть синих плазменных образований, скалистая порода развалилась, образовалась изрядная дыра наружу.

Через неё стала видна пустыня также вся изрытая траншеями и уходящими вглубь сооружениями типа бункеров, с этой стороны тоже было полно Коркоцианов.

"Окружили, умеют пространства перестраивать. Попробовать взлететь?"

Тело покрылось светвой оболочкой сине-красного цвета и попыталось оторваться от грунта, но высшие силы полёт не разрешали.

Со стороны песчаных строений в простанство поднялся прямоугольник серебристого цвета со множеством квадратов, через мгновение он оказался внутри цилиндрического помещения. Объект застыл над руинами, по квадратикам стал пробегать короткими белыми вспышками свет.

Произошла секундная вспышка розового, на обломки рухнул чёрнотелый Коркоциан, лишённый конечностей и тела.

"Разведчик, они точно знают о нас, залетел, видимо, передать своим наше количество,"- сказал телепатически капитан.

"Дальше, что будем делать?"-спросил Патриарх.

"Пойдём, спустимся к официальному выходу. Нам вообще надо прорываться не в пустыню, а от выхода и налево, чуть-чуть по пескам до тёмной равнины, там попробуем перейти в нужную для нас реальность, а в ней вход в космический корабль."

" Они ведь не дадут нам пройти,"- заметил Патриарх.

"У нас, допустим, нет огромного количества энергии, чтобы создать портал в другую действительность, где нет этих товарищей. У них больше способностей, потому что всё равно больше мощи. Мы можем сыграть на том, что вообще понизим свою силу, станем медлительными и холодными - грань, будто бы нас вообще нет. И в этом состоянии есть шанс добраться, куда нам нужно и особо не связываться с вражеской расой."

Тай-Грен начал первым сжимать свою энергоподпитку, его тело стало становиться серым, пока и вовсе не утратило материализованное воплощение. Фасаёнги повторили те же действия со своими организмами. Теперь группировка из девяти существ стала напоминать отряд духов, существ с отсутствием материализации.

"В таком состоянии ведь можно сменить реальность..."-вдруг заговорил акуловидный, до этого всё молчавший.

"Не получается же ведь,"- отвечал ему капитан.

Они покинули цилиндрическое сооружение, взяли влево и поплыли в направлении тёмногрунтовой равнины. Впереди их встретила насыпь траншеи. Двое пёсьеголовых пожелали просто перелететь через препятствие, но сила, давившая сверху, не позволила осуществить подобное действие.

Справа оказался тоже вал, слева возвышалась огромнейшая насыпь, на её вершине дежурили двое розовокрылых, они не заметили наших героев, план Тай-Грена начинал действовать.

Между насыпью справа и идущей поперёк возникло понижение и узкая канавка, всё углубляясь у насыпи, поворачивала куда-то левее. Капитан последовал по этому единственному свободному маршруту.

Они вскорости вышли на небольшую площадку в виде шестиугольного котлована. Здесь было около шести Коркоцианов с розовыми цилиндрическими оружиями. Три существа стояли, будто замершие, другие трое сидели на песчаном грунте в одном из углов.

Отряд кораблеуправителя получил образную команду преобразовать оружия в коляще-рубяще-режущие. Оплейма нашего главного героя преобразовалась: сузилась, из большого ствола вылезло плоское лезвие, получилось что-то вроде меча. Патриарх превратил своё оружие в тяжеловесное копьё с рубящим предметом на конце.

Первый попавшийся Коркоциан был зарублен, появилась яркая вспышка, двое пёсьеголовых завалили второго. Их небольшие автоматические пистолеты были преобразованы в "болгарки" с очень большими пропеллеровидными резаками.

Акулоподобный изрубил третьего. Лошадиподобный и жирафоподобный покончили с сидящими с помощью топоров в обеих руках - так они преобразовали свои бластеры.

"Забирайте эти цилиндрические устройства, они нам очень ещё понадобятся!"- пошёл приказ Тай-Грена.

От котлована отходили четыре траншеи, но наши герои отправились по той, которая вела в нужном для них направлении.

Дальше канава расширялась, впереди двое розовокрылых. Они мигом оказались в окружении яркого светового прямоугольника и дематериализовались. Так сработал Патриарх из своего орудия. Он к своей пушке прикрепил ещё розовый цилиндр.

"Неплохо для начала..."- произнёс капитан.

Где-то позади отряда над окопами возник-загорелся, словно прожектор, объект овальной формы с ярким ослепительным светом, пропала видимость, началось жуткое физическое истребление.

Кораблеуправитель защитил своих друзей очень тёмным синим свечением. От этого пришлось повернуть направо, скрыться в помещении под песчаными нагромождениями. Светящийся объект хотел проследовать и в это тёмное помещение, но кто-то из Фасаёнгов плазменным выстрелом завалил проход.

Все оказались в зале, защитный синий свет давал слабое освещение. Не задерживаясь, все последовали жёлтостенным коридором за акулоподобным.

Впереди пол поднимался и очень ярко светился выход. Фасаёнг с головой акулы попытался высунуться, но ослеплённый тут же завалился назад, на остальных товарищей.

"Что там?- пришёл телепатический вопрос от капитана.

"Их там много, все стали прожекторами."

"Да, заманили в ловушку..."- ответил Тай-Грен.

Отступать назад - бесполезно, они обрушили выход, впереди всё сжигающий свет. Идти на полное столкновение: кто выживет, тот и выживет.

Сверху неожиданно трясонуло, из щелей между плит потолка посыпался песок. Через десять секунд удар повторился. Очень скоро недалеко от Тай-Грена и Патриарха произошла яркая белая вспышка. Прямо в коридор пробилась большущая дыра, через неё снижались три яркие эллиптические сущности.

Кораблеуправитель пустил на них облако чёрной материи, потому что только так можно было противостоять свету. Чернота полностью вобрала в себя светящиеся сущности и ликвидировала.

Синетелый львиноголовый с серыми руками, используя розовый цилиндр, незамедлительно повторил всё как Тай-Грен: выпустил через отверстие на поджидавших их светоидов очень много тёмного. Яркий сверхсжигательный свет померк. Фасаёнги начали покидать своё подземное укрытие.

Они оказались на прямоугольной площадке, со всех сторон высились насыпи. Одна песчаная горка на другой песчаной горке, одни массивные впереди, другие поменьше позади либо между ними.

Один песьеголовый оказался внутри белой фигуры - в квадрате со сглаженными углами. Он растворился, исчезнув нвсегда. Его брат близнец направил розовый цилиндр на зависавший прямоугольник горящий серебристым. Объект оказался сам в белой квадратной фигуре, в которой растворился, фигура исчезла, краснотелый получил большой прилив энергии.

На возвышенностях стали появляться Коркоцианы в новом обличье. Они больше не превращались в прямоугольные фигуры, они стали сохранять свой натуральный облик - чёрное тело, розовые крылья, чуть аловатые ноги, они окутали себя лишь слабой газовой дымкой в качестве защиты. У каждого из них было цилиндрическое оружие, теперь со своей высоты они запросто могли расправиться с Тай-Греном и Фасаёнгами.

Ещё один рыбоподобный бежевотелый попал в окружение серебристого овала и был сильно расплавлен, его туловище потекло. Фигура тут же исчезла, когда сделала своё дело. После этого противник сам стал выпускать тёмную материю. Она начала скапливаться вокруг сначала в виде очень чёрного дыма, но очень скоро стала затвердевать и образовывать что-то вроде пирамидальной усыпальницы, стены которой начинали сдвигаться, поглощая в себя. Лошадиподобный, у котрого успела отрасти нога оказался поглощённым мгновенно.

Капитан раскрыл грудно-брюшную полость. Через неширокую щель наружу пошла толстая змея розового света. Свет совершил большой круг снизу, затем, круг поменьше выше и образовал маленькую круглую платформу наверху. Таким образом выжившие оказались под защитой объекта чем-то напоминающего многоступенчатый торт или многоуровневую круглую пирамиду или многоуровневый летательный аппарат.

Тёмная твердость давила, но давление является силой, способной переместить предметы. Многоуровневая фигура, вспыхнув ещё ярче, сильно испуская искры на гранях столкновения с темнотой вдруг начала подниматься и очень скоро оказалась над площадкой и насыпями, над тёмной материей.

Вниз на насыпи и на все сооружения посыпались разноцветные плазменные образования. Местность озарилась разными цветами. Это всё чем-то отдалённо напоминало фейерверк, только взрывающийся не на высоте, а прямо на грунте.

"Они же зарядятся от света,"- произнёс Патриарх.

"Тёмная материя всё заберёт, и их,а, может, и нет, главное, что мы улетели."

И действительно, связанные все вместе световой силой они уже как несколько минут медленно дрейфовали над пустыней, полностью изрытой ходами и застроенной возвышенностями. Цилиндрической скалы, где находилась Комрелия, больше не было, огромного белого здания не стало тоже. Где-то слева должна была быть твёрдогрунтовая равнина, но она тоже не замечалась.

Вокруг их объекта появилось около двадцати прямоугольников с боковыми квадратами. Их розовый объект оказался внутри белой светящейся пятиугольной фигуры.

Капитан пустил во все стороны жёлтый волнующийся свет и белое световое образование растворилось, жёлтый свет оказался очень сильным, что прямоугольно-квадратные сущности на какое-то мгновение померкли, затем покрылись множеством мелких трещин и по кускам, как разбитое и мелкопомолотое стекло стали рассыпаться, преобразуясь в полёте в тёмно-розоватые останки Коркоцианов.

Впереди возник очень большущий объект, напоминающий чем-то автомобильное зеркало заднего вида в виде очень вытянутого прямоугольника с закруглёнными углами. Он облучал ярким белым светом тем самым первоосновным, все остальные формы свечения просто уступали.

Позади возник прожектор в виде большого овала, слева в виде треугольника перевёрнутого остриём вниз, справа в виде квадрата.

Облучение усилилось, розовая плазматическая материя объекта начала таять. Из-под действия света нельзя было вырваться. Коркоцаны устроили настоящую ловушку.

Розовый многоступенчатый объект начал меняться, вытягиваться снизу и сверху, розовый цвет стал превращаться в коричневый, а сам объект поменял форму и стал похож на яйцо, только идеальное по форме с одинаково сужающимся низом и верхней частью.

Объект устремился в прожектор в виде салонного зеркала заднего вида автомобиля.Световая материя очень сопротивлялась и не хотела пускать в свою среду. Коричневый кокон сильно завращался, образуя вокруг себя чёрную корону. Чёрная материя пробила себе портал, путь в надсветовую структуру был проложен, кто знал, что удастся открыть дорогу в Нирвану - эту же тёмную материю, которая сильнее сверхсвета, теперь из неё можно управлять хоть светом, хоть другими материальными объектами. Но долго ли в ней можно будет находиться?

Капитан ощутил, что полностью находится в середине света. Он тут же развернул прожекторы, теперь яркий свет стал падать на пустыню и постройки. В пространстве появилось ещё больше разноформенных световых окон.

Местность начала жутко плавиться, а вскоре и вовсе бурлить. Белое тепло стало поглощать все объекты розовокрылых-чёрнотелых. Где была твердыня, везде наступал свет и невыносимое для всего материального тепло.Сверхсвету просто было приказано разрушать всё построенное Коркоцианами и миллионноуровневые, изрытые туннелями и коридорами секторы в разных реальностях с сооружениями, где был доступ к сверхсвету. Всё приходило в негодность и становилось бело-ярким совершенным фотоном, не имеющим размеров - единое и неделимое целое. Всему этому порождению должен был наступить конец, потому что одно превосходящее не имеет права доминировать в мире, так и в какой-то совсем чуждой Надвселенной.

Температура светового вещества стала критически нарастать, произошёл жуткий всплеск, который продлился две, три секунды. Яркость начала спадать. Фасаёнги и Тай-Грен видели из капсулы, как вокруг них расплывалась целая новая разноцветная Вселенная, состоящая из бесформенных разнокрасочных, постоянно меняющихся сгустков материи. Эти пространства куда-то плыли, закручивались, соединялись, образовывали новые цвета. Им не нужно было некое единое светило или светила. Они сами порождения света и цветов.

"Это что, был взрыв сверхновой?"- пришёл вопрос от Порокофа.

- Это я что-то взорвал от Коркоцианов - их главное божество - Сверхсвет, и начинает образовываться толи новая Вселенная либо Надвселенная достраивает новые пространственные реалии или нереалии. Непонятный и загадочный мир. Нам не хватит сил на его изучение. И так достаточно пережили.

Сила материализованности начала тянуть коричневый кокон из Нирваны, темнота вокруг пролегла круглым туннелем. "Кротовая нора" петляла среди серого, жёлтого, голубого, светло-коричневого, зелёного и прочих затвердевающе-газовых веществ. Произошло некое преобразование былого, материальная структура изменилась и превращалась во что-то третье, неведомое.

Все ощутили резкое снижение, даже это было похоже на падение из темноты.Всякие свето-материальные оболочки исчезли. У всех произошёл, словно внутрителесный удар, внутреннее сотрясение. Физическое тело, словно прошло грань между чем-то иным, лёгким и потусторонним и новой тяжёлой, обладающей всеми свойствами сопротивления реальностью.

Наши герои оказались на краю обрыва, просто на куске плавающей среди тёмно-синего пространства плиты.Там в каком-то новом по цвету космосе на значительном расстоянии всё продолжали закручиваться разноцветные миры, они были значительно удалены.

Вокруг находилось очень много кустарниковых зарослей. Тонкоствольные плоские растения бледно-зелёные с желтизной хаотично загибались к грунту и являлись чуть припорошенными песчаной пылью. Немного в стороне обнаружилась просека, специально выжженная для прохождения Патриарха со свитой.

"Что, узнаёте свою работу?"- спросил капитан.

"Неужели...Что за...Где была пустыня, теперь космос,- возмутился окуломордый.

"Космос ли это, просто новая действительность, где нет твердыни,"- отвечал ему Тай-Грен.

- Пошли за мной, надо по пробитому маршруту, потом налево,хотя, может оказаться, что и направо или прямо,- продолжил кораблеуправитель вербально.

"А потом придётся вообще назад,"- добавил от себя Патриарх.

Очень уменьшенный отряд выдвинулся, они преодолели прожжённую аллею, за ней пошли растения разных форм и видов, торчащие строго вверх, заросли были густыми и сплошными. Пришлось воспользоваться красными лучами, чтобы проложить себе беспрепятственный путь.

После растительности они преодолели пустое место, где грунт напоминал серый асфальт. Впереди вырастала стена десятиметровых очень сильно сплетённых джунглей тёмно-зелёного с красными фрагментарными вкраплениями.

"Что-то такого не было, сейчас куда-то вообще зайдём в непонятном направлении,"- заговорил капитан.

Был отправлен телепатический запрос предполагаемому кораблю. Ответ пришёл с опозданием, нужно было поворачивать направо и двигаться прямо.

" А вдруг он из другого измерения имеет сигналы?"- спросил скептически Отец Фасаёнгов.

"Всё равно стал улавливать его сигнал со многих контуров,"- отвечал кораблеуправитель.

Они пошли напролом, каждый сам для себя прожигал растительность не щадя.

Наконец вдали возникло чёрное прямоугольное образование. Оно чем-то напоминало деформированный сейф с небольшим прямоугольным отверстием - входом.

Отряд побежал, растительность оказалась позади.

Затягивающая сила стала по одному переносить на корабль. Тай-Грен занял место на шестиконечном пьедестале, Фасаёнги прикрепились вокруг центральной возвышенности капитана.Шлюзы были задраены. Кристаллическая шестигранная звезда начала наполняться светом и делаться всё ярче. Корабль за секунды вошёл в межреальностные коридоры, и, как электричка, начал проноситься между разными вариантами миров.

"Вдруг мы так и окажемся бесконечнобродячими по этим линиям межмирья,"- послал свой сигнал Порокоф.

"Я также не знаю, куда всё это приведёт, сам плыву по течению силы, властвующей в этом мире. Мы должны попасть в вариативный момент, где наш родной корабль будет цел и не переживёт никакую катастрофу, потому что у любого разрушенного объекта есть полноценная совершенная копия. Ещё Данаилянк обещал какое-то последнее испытание."

Корабль, который так стремительно нёсся начал замедлять ход и очень скоро вообще остановился.

Боковой проход стал сам отодвигаться вне системы корабля. В зале возник Данаилянк, без ног, в виде зависающей синей груши сужающимся концом вниз.

- Ну вот и всё, испытание закончилось предпрошедшее. Ты уничтожил цивилизацию Коркоцианов. Не будет больше господства сверхбелого света. Последнее испытание- это пролететь через последнюю реальность, за ней как раз можно будет пристыковаться к вашему кораблю, который целый и невредимый. Если не получится, то появятся новые испытания - эта Вселенная огромная и обладает чуть ли не бесконечным количеством уровневых систем. В итоге вам предстоит пройти через меня, часть моей внутренней системы, которая будет для вас мегамиром.

Фасаёнги смотрели на синетелого пришельца с настороженностью, готовы были выхватить свои оружия и произвести уничтожение, только их что-то останавливало, наверное, страх перед неведомым существом из этого мира.

Данаилянк начал разваливаться на две части. Его верхняя половина тела стала раскрываться, как бутон тюльпана. Помещение наполнил слабозолотистый слабый свет. Внутренняя обстановка корабля начала меняться. Всё будто бы заползало к нему в нутро - опять вход в новую реальность.

Их прямоугольный аппарат летел среди обширной местности, освещённой золотым светом. Слева виделось белое здание или какое-то громоздкое сооружение, наверное, прямоугольной формы, справа, среди лёгкой дымки, виднелись большущие территории, отгороженные друг от друга металлическими крупносетчатыми заборами. За оградами произрастали среднеразмерчатые деревья без листвы, словно какой-то великан понатыкал в грунт множество веток.

Высоты не было, слева до здания отсутствовала низина - всё в каком-то дымчатом жёлтоватом свете. Под кораблём начало пробегать своими круглыми перекладинами какое-то сооружение. Оно представляло из себя что-то вроде дороги жёлтого цвета. Две толстые трубы шли вертикально вверх, между ними, словно шпалы, поперёк крепилось много трубок поменьше и покороче.

Пролёт над объектом придал кораблю силу тяги и ускорение. И как бы следуя силе влияния объекта, аппарат в виде чёрного блока с небольшой деформацией стал также перемещаться куда-то вверх, словно поднимался в горку. После этого пошёл небольшой полуспуск, затем небольшой подъём и снова резкий спуск.

Объект остался позади. Световая дымка усиливалась. Космолёт без особого ускорения прошёл между столбов сооружения синего цвета. Металлические колонны под наклоном соединялись с двумя круглыми балками на значительной высоте. Четыре колонны под наклоном с одной стороны, столько же с другой.

Дальше корабль потянуло влево, чёрный параллелепипед прошёл под конструкцией в виде отрезка железодорожного полотна, стоящего на четырёх колоннах. Под объектом скорость Вселеннолёта увеличилась, машину два раза дёрнуло.

Через мгновения наши герои летели над пустынной местностью, где не было никаких объектов, не было вообще сторон. Направление знал только автоматический центр управления аппарата,наверное, чем-то был связан с сущностью Данаилянка. Пустыня напоминала во все стороны покрытый серым асфальтом плацдарм, не имеющий конца. И, видимо, это было свойство этой протяжённой местности: скорость корабля значительно замедлилась или так казалось на фоне чего-то грандиозного и утомляемо длинного.

Видимо, ещё раз произошло пространственное перещёлкивание. Справа появилась бесконечная белая стена, сложенная из хорошо подогнанных друг к другу блоков, щели были едва различимы. Что это за сооружение, для чего предназначено. А, может, просто является частью другого измерения, а там являет собой что-то значимое?

Слева потянулись холмы с очень тёмной зеленью среднего размера, за холмами в лёгкой дымке возвышались прямоугольные здания из красных блоков. Пустыня начала образовывать нечто вроде очень широкой дороги. Скорость аппарата усилилась. Впереди возникли зелёные горы, ближе к дороге небольшого размера, а дальше всё выше и выше, за ними проходило слева направо серое ограждение, отлитое из бетона, с неровным квадратичным плетением на вершине.

Холмы приближались, космолёт коснулся передней частью растительного покрова, действительность начала растягиваться, будто бы в водоём с серебристой водой влетел объект, из-за тягучести жидкости брызг не произвелось, а потом во все стороны круги и вещество сильно прогнулось вовнутрь.

Они ещё какое-то время проплывали через сплошную зелёную массу, всё окружающее имело гидравлическую природу, постоянно колебалось, будто было защищено пластиковым пакетом. Корабль проходил по какому-то ходу сквозь эту желеподобную массу.

И вот движение прекратилось, корабль маленький сообщил, что пристыковался к более большему аппарату, они задвигаются в самый нижний отсек-трюм. Система очистки обработала их на переходном этапе, следующая будет очистка при выходе. Дверь стала с задержками отползать напротив трона капитана. Кораблеуправитель поднялся и направился к выходу первым. Фасаёнг Патриарх вторым, за ним акуломордый, затем пёсьемордый краснотелый - все, кто выжил, во время стресса эти существа не копировали себя и не производили себе подобных, но всё ещё впереди, пусть наступит удобная обстановка.

Капитан проследовал тёмным трюмом с жидкостью по колено, здесь не включался свет, поэтому он зажёг сиреневую оболочку вокруг себя, чтобы младшим товарищам было видно. Они подошли к площадке пространственного переносщика, механизм получил направление переноса, через две-три секунды существа оказались в белоснежном центре управления.

"Нам вообще нельзя находиться в этой части корабля,"-заговорил телепатически Патриарх.

- В экстренных ситуациях можно и нужно здесь находиться и вообще не покидать центр,- ответил ему Тай-Грен вербально.

В середине зала возникли три сиреневых световых прямоугольника. В один из объектов была помещена из тела капитана Комрелия, в средний заплыл Порокоф в третий левый слипшиеся братья Займараты. Для Фасаёнгов появились объекты поменьше, но уже из желтоватого светоматериала.

- Прошу, занимайте места, лететь ещё долго.

Каждый младший работник корабля занял место в своём "кубике". Тай-Грен зашёл последний в только что появившуюся прямоугольную сиреневую фигуру с заострённым верхом и чуть размытым световым завитком влево от вершины.

Мозг капитана полностью присоединился к системе управления и всем подсистемам. Все агрегаты показывали нормальное состояние. В центре образовалось и зажглось плазменное ядро, пошло усиливаться антипритяжительное поле, аппарат сильно задрожал и начал понемногу подниматься. Внешний корпус начал вращаться, вырабатывалась дополнительная антипритяжительная сила.

Где-то снизу уплывала прочь эта желевидная растительная масса в виде гор с серым очень длинным забором, затем стали уменьшаться и пропадать очень гигантские деревья с очень густыми непролазными широколиственными кронами, которые на высоте казались уже высокоэтажными джунглями на чёрных сваях.

Корабль всё набирал высоту либо долготу, нужно было идти всё дальше и дальше внутрь серо-голубоватенького густоклубящегося газа. Здесь уже была полная потеря горизонтов и только полное следование куда-то туда, куда направляла неведомая, помогающая сила.

Корабль и мозг кораблеуправителя получили сигнал от главного дрейфующего модуля, теперь курс надо держать только на него, он теперь единственный ориентир.

Клубящаяся серость завершилась, пошли бледные очень неровные скалы с широкими вершинами в виде площадок разных размеров и форм. Прохождение этого уровня стало напоминать всплытие на поверхность с очень большой глубины. Поэтому пришлось замедлить скорость взлёта и начать маневрировать, чтобы не зацепиться за каменные образования. Среди верхушек удалось обнаружить свободное место, достаточное для прохода корпуса корабля.

За скалами дисколёт оказался в тёмно-тёмно-синем пространстве, где плавало большущее количество цилиндрических бутылковидных белых объектов, будто местность являлась кладбищем или свалкой для каких-то аппаратов.

Тарелковидный корабль защитился розово-синей плазменной оболочкой. При столкновении с объектами синева озарялась яркими вспышками.

Капитан лишь увеличил скорость, включив антиполе по окружению корпуса, таким образом объекты просто отталкивались прочь, стали происходить столкновения между ними и световые всплески.

Впереди приближалось новое серо-тёмное вещество, оно напоминало будто бы помехи на экране монитора. Будто наши герои побывали и наконец покидали некий надвселенческий аппарат с искусственно создаваемой электронно-волновой реальностью, и теперь подходил край, граница.

Корабль влетел в вещество серо-чёрных частиц, на миг пропала связь с главным модулем и вообще исчез обзор всего окружающего, но очень скоро такая густота растворилась.

Аппарат вылетел во Вселенную тёмно-серебристого цвета, где твёрдая часть материи располагалась мелкими светящимися точками очень далеко и было непонятно, какой формой обладали эти образования и из какого состояли вещества.

Порой, через точечные скопления проходили жёлтые очень яркие огромнейшие круги. Иногда объекты застывали на какое-то время, потом опять продолжали своё движение, расширялись, сужались и гасли.

Модуль зависал чуть левее, корабль Тай-Грена показался маленькой точкой по сравнению с размерами межвселенческого переносщика в форме вытянутого цилиндра с двумя заострёнными концами.

Корабль залетел через раздвинутый вход вовнутрь. Впускное отверстие замкнулось. Космомашина пристыковалась к главному уровню системы управления. Мозг Тай-Грена полностью взял под контороль все системы. Цилиндр начал разворачиваться, из одного заострённого конца выползло небольшое остриё - антенна наводки. Вокруг корпуса зажглась тёмно-синяя световая оболочка, что будто облако, скрыла объект. Прошла секунда, синева растворилась, главный модуль пошёл преодолевать просторы неизвестного космоса.

Удалось приблизиться и пройти между двух объектов этого пространства. Они были коричневого цвета, имели формы застывшей звезды с вытянутыми во все стороны, искривлёнными вперёд окончаниями. Один объект был немного больше другого. Непонятен был состав их вещества, для наших героев это было уже неактуально и неинтересно. Для них было понятно только одно правило - не сближаться ни с какими образованиями, потому что все они попытаются затянуть в себя и дальше снова бесконечные блуждания по разным причудливым уровням.

Впереди вспыхнуло сверхогромное жёлтосветовое образование, корабль изменил курс во избежании поглощения и сжигания.

В одном из случаев аппарат был направлен на синий круг, возникший незаметно, таким образом удалось покинуть серебристую Вселенную и оказаться в зеленовато-жёлтой по цвету. Тут было всё знакомо. Никаких существ станция не брала на борт, следовала чётко к планете Вахмятон к Научному Совету.

* * * *

Белизна Надвселенной клубилась, иногда освобождая места внутри себя для небольших тёмных вкраплений. Вкрапления превращались в серые изогнутые линии. Процесс напоминал смешивание двух красок. Это было состояние Жевента -Экснорта - Бога Всевышнего мира, его материализованная бесконечная форма.

Где-то снизу возникла синева, не имеющая какого-то колебания, просто статика. Такова была материальность Данаилянка - недобога.

- Выпустил их?- спросил Экснорт.

- Они заслужили, - ответил обладатель синей массы.- Они прилетали сюда исследовать нас, в итоге ничего им исследовать не удалось, потому что мир, в который они попали - есть иллюзорная бесконечность на любой вкус и цвет.

- Ты не прав, он реален, просто по-своему образуется, захватывает существ из других миров, проводит их по своим уровням, терпит изменения от их деятельности, потом либо поглощает в себя, либо выпускает в их низшие космосы. Но возвращаются к себе обратно очень редко, только самые избранные и сильные.

- Этот капитан помог нам измениться и преобразовать внутреннее пространство, слабые системы прекратили своё существование, наши расширились наоборот. Покончено с Коркоцианами и их Сверхсветом.

- Сам порождаешь проблемы, сам же их и уничтожаешь,- ответило Белое Вещество.

- А если я так устроен, организм такой и работает по законам пропускания через себя с препятствиями.

- Мы сверхсущества - Надвселенная, не имеющие размеров, меняющие формы, исчезающие и появляющиеся для пришельцев из низших миров в разных видах. Мы можем оказаться удобным миром для одних и совершенно мученическим для других. А по сути пора сворачиваться и снова менять форму.

Белизна с серо-тёмным из густой жидкой формы стала преобразовываться в газообразную белую массу и постепенно улетучиваться. Вскоре осталось лишь одно сплошное синее.

Синее вдруг разделила полоса красного, потом жёлтого, все цвета сдвинулись, слились в один - тёмно-зелёный. Тёмно-зелёный превратился в сплошной оранжевый. Этот цвет продержался недолго, вспыхнул ярко и исчез. Осталась лишь сплошная темнота - первооснова всего.

* * * *

Дисколёт Тай-Грена заходил на посадку. Наконец-то планета Вахмяон, та самая, зелёная, цилиндрическая, откуда началось путешествие.

Когда произошла посадка и остановка механизмов мозг Тай-Грена уловил образ огромного существа синего цвета без конечностей с очень большой головой в виде куба с усечёнными углами, дальше тело состояло ещё из четырёх кубиков по степени уменьшения, и заострённого хвоста. Это был Саатон глава Научного Совета по Исследованию Космосов и Запредельных Пространств.

Капитан начал телепатически передавать всё увиденное и записанное в памяти.

- Так вы смогли понять систему этого мира?- спросил Саатон.

- Не смог, Надвселенная, так я назову этот многоуровневый космос непостижим и не доступен для существ нашего уровня. Мы слишком отсталые, чтобы заходить туда. Это всевышний организм, для него мы всего лишь мелкие букашки, он нас может раздавить по первой своей прихоти. Там всё сопротивляется, всё чинит какие-то препятствия, пытается тебя поглотить, присвоить твою материю в свою, переработать и полностью стереть, чтобы не существовало твоей душевной основы.

- Но так себя ведут многие миры,- пытался возразить учёный.

Вы говорите о планетарных мирах, ведь любое сообщество сущностей относится враждебно к чужому виду, пришедшему из-вне. В космосе, где я побывал всё смешано в свою сторону, необъяснимо какую. Я побывал в мире - уничтожителе. Нам там не место, это чужеродная среда обитания - антимир.

- Как раз для этого исследования вы и были посланы, чтобы проверить действие антикосмоса на себе и своей команде.

Капитан убрал прямоугольные световые схроны. В пространстве зависала Комрелия с разорванной еле затягивающейся брюшной полостью, Порокоф с прожжённой передней частью тела, скреплённые вместе Скалтер с Янсчером, словно сиамские близнецы.

- Вот результаты вашего исследования. Вот как враждебная Вселенная отыгралась на членах моего экипажа.

Световые прямоугольники снова появились.

- И вообще я капитан грузовых кораблей, на экспедицию решился единственный раз, в итоге потерял своих подчинённых - им больше не существовать поотдельности, только во мне. Разве что Порокоф восстановится.

- Вам предоставится компенсация...- начал было Саатон.

- Там, где я бывал и что видел, и что испытал, этого не покроет никакая материальная награда. А впрочем, вы так хотели исследовать тот мир, где я побывал, так я желаю вам счастливого туда отправления.

Защитный прямоугольник растворился, из брюшной полости капитана вытянулся розовый стержень Коркоцианов. Один конец коснулся пола корабля, правая рука ощутила сверхэнергетическую мощь.

Далеко от посадочной площадки целый город из серых полусфер, весь из нор, по которым проползали существа типа Саатона оказался покрытым зеркальным прямоугольником со множеством квадратов, вспыхивающих поочерёдно ярко. Через секунду произошла дематериализация, образовалась белая дыра в иную сторону, в Надвселенную, город с обитателями исчез, в белый круг начало всё затягивать, сильное вещество пожирало слабое. Зелень и грунт планеты начали подниматься и уходить в белое образование. Капитан силой воли закрыл проход. Поглощение планеты прекратилось. К кораблю со всех сторон подлетали мелкие объекты разных служб. Капитан заблокировал все проходы, не желая никого пускать. Оружие Коркоцианов спряталось в теле, возникла световая прямоугольная оболочка с заострённым, повёрнутым влево верхом, будто пламя, на которое дул справа ветер. Двигатели корабля были запущены, дисколёт пошёл на подъём, сильно вращался внешний корпус, создавая дополнительное, антипритяжительное поле.

"Можно мне со своими подданными занять место нижних уровней?"- обратился главный Фасаёнг.

"Да, приступайте, курс на Сиринару, мы идём за техникой для добычи руды, только что получил заказ."

Диск уносился прочь в зелёные просторы Вселенной.

Конец

2016 - 11 апреля 2018, до конца напечатано 13.12.2018.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"