Машошин Александр Валерьевич: другие произведения.

Фелусианская птица

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отгремели события на Малакоре, герои получили небольшую передышку. Самое время разобраться с наследием ещё одной планеты, где сосредоточена Сила... Законченный текст от 27.07.16


  Оглавление

Фелусианская птица

   Мерцал закат, как блеск клинка,
   Свою добычу смерть считала.
   Бой будет завтра, а пока
   Взвод зарывался в облака
   И уходил по перевалу

Владимир Высоцкий

  
   В джунглях Фелусии всё кажется слишком большим. Пузырчатые колонны растений, напоминающих циклопические канапе из ягод на длинной палочке. Растущие прямо из грунта цветы - точь-в-точь Каменный цветок из фильма по сказам Бажова. Деревья, похожие не то на пальмы, не то на папоротники со сложными перистыми листьями длиной несколько метров. И чудовищные грибы, шляпки которых имеют размеры целого стадиона. Самым неприятным для нас было то, что гигантская растительность поднималась намного выше сорока метров - верхнего предела, до которого репульсоры способны удержать в воздухе корабль. Поэтому зависнуть в воздухе рядом с места назначения и высадить нас "Амидала" не могла. Разумеется, можно было просто выжечь в джунглях площадку и приземлиться на ней. Но стоило ли афишировать интерес именно к этой точке? Возможно, ничего ценного там не осталось, а укромное не засвеченное место могло пригодиться впоследствии для других целей. Обстоятельно взвесив все "за" и "против", мы решили, что скрытность важнее личного удобства. Дойдём пешком, не развалимся!
   Место для посадки нашлось примерно в тридцати километрах от места назначения, за невысоким горным хребтом, где в сырых низинах росли те самые чудовищные грибы. Гигантская шляпка диаметром около сотни метров слегка просела, принимая четырёхсоттонную нагрузку. Вернее, прогнулся упругий верхний слой гриба, так что опоры корабля погрузились в него сантиметров на двадцать, не меньше. Под ногами поверхность шляпки тоже слегка пружинила, будто идёшь по покрытию из резиновой крошки. Ближе к краю гриб, видимо, сильнее подсыхал, поверхность становилась более твёрдой, но начинала подозрительно потрескивать под ногой. Ну, точь-в-точь ноздреватый лёд на затоне, когда я однажды решил перейти его ранней весной по проложенной зимой тропинке. В тот день идти дальше я не рискнул, опасаясь провалиться, сейчас приближаться к иззубренному краю гриба тоже не было ни малейшего желания. Из плоских пластиковых реек ребята свинтили продолговатую раму, уложили в направлении края и залили, как цементом, быстроотвердевающей гермопеной. На край этой прочной дорожки установили лебёдку, с помощью которой наш маленький отряд смог опустить вниз и "личный состав", и снаряжение. Мандалоры лебёдкой пользоваться не стали: что такое сто двадцать метров вниз для их реактивных ранцев?
   На уровне земли флора была более скромных размеров, самые крупные экземпляры не выше семи-восьми метров. Пятнистые полупрозрачные листья, то почти плоские, то свёрнутые наподобие кувшина, вызывали ассоциации с хищными растениями - сарраценией и дарлингтонией. Они чередовались с группами приземистых шишковатых грибов, произрастающих в стороне от крупных собратьев и деревьев-канапе, зато явно тяготеющих к пальмо-папоротникам. Двигаться между ними было нетрудно, густотой подлесок не отличался, лишь изредка приходилось петлять, огибая плотные группы грибов. Солнечный свет, яркий наверху, доходил сюда ослабленным и рассеянным, колоссальные растения отбрасывали зеленовато-чёрные тени, там, поодаль, копошилась местная живность, мелкая и не очень. Разглядеть, на что похожи фелусианские животные, не было никакой возможности: к отряду ни одно из них не подходило ближе, чем на тридцать метров, заблаговременно уступая нам дорогу. Лишь глаза время от времени поблёскивали из полумрака под корнями.
   -- Такое чувство, что этот зверинец за нами следит, -- заметил я.
   -- Следит не зверинец, а одни из здешних разумных, -- поправила Осока Тано. -- Народ Джунглей.
   -- Мы им не нравимся, -- полувопросительно сказал я.
   -- Категорически, -- кивнула Осока.
   -- Напасть могут?
   -- Нет. Они боятся нас больше, чем ненавидят. Опасен только один. Идёт параллельно нам с той стороны, -- она указала налево и чуть вперёд. Он достаточно безумен, чтобы попытаться, хотя и знает, что я его чую.
   -- Нападёт из засады?
   -- Скорее, когда разобьём лагерь. Ночью. Ничего, примем меры.
   Меры она приняла, не дожидаясь ночи. На первом же привале отломила от молодого пальмо-папоротника лист, отделила черешок, обмотала его основание лыком со ствола дерева покрупнее. За счёт ложбинки на черешке получилось нечто вроде большого свистка. Осока набрала побольше воздуха, дунула. Низкий вибрирующий вой понёсся над джуглями.
   -- Хочешь их напугать? -- спросил я.
   -- Нет. На этих подействует, разве что, техника Ужаса, а это Тёмная сторона Силы. Я бросила вызов. Посмотрим, примет ли его кто-то из них.
   Прошла минута, потом вторая. Джунгли притихли, словно в ожидании. И ничего.
   -- Не уважают тебя, подруга, -- сказал я.
   -- Значит, испытают унижение, -- пожала плечами Осока. Наклонилась, разыскивая что-то под ногами, точными ударами ботинка выбила из грунта два камня размером с крупную картофелину. Обошла ближайшее дерево, остановилась. И неожиданно метнула камни в двух разных направлениях. Шмяк! Шмяк! Похоже, попадания были точными. Там, куда угодил один из камней, мелькнула и исчезла быстрая тень. А вот второй ушибленный решил не прощать обиды и ринулся в атаку. Он нёсся напролом, наклонив вперёд туловище и выставив согнутые передние конечности, но при этом, на удивление, не производил ни малейшего шума, словно не бежал, а летел над землёй. Осока стояла, не двигаясь, в ожидании, когда он приблизится. Когда до аборигена осталось шагов десять, в руке её с гудением вспыхнуло изумрудное лезвие светового меча. Фелусианец резко затормозил, запрокидываясь назад. Гибкие отростки, покрывающие его голову, уже не извивались угрожающе, как секунду назад, они прижались к черепу и мелко дрожали. Я заметил, что фелусианин довольно сильно отличается от виденных мной раньше экземпляров. Две верхние пары конечностей у него были сросшимися от плеч по самые локти, перепонки соединяли пальцы не вторых, а первых, более крупных "рук". Всё это запечатлелось у меня в мозгу за тот краткий миг, пока абориген и Осока неподвижно стояли друг напротив друга. Затем Осока грозно топнула ногой, качнулась вперёд, а фелусианин, испустив тонкий жалобный свист, бросился наутёк. Ещё секунда, вторая - и он исчез в переплетении чёрно-зелёных теней от растений.
   -- Больше не подойдут, -- сказала Осока, выключая оружие.
   -- Интересно, они просто боятся огня или знакомы с действием светового меча? -- задумчиво произнёс я.
   -- Судя по эмоциям этого, сам он раньше меча не видел, но страшилки про него знает с детства. Значит, мы на верном пути.
   Справедливость её слов подтвердилась меньше чем через полчаса. Осока неожиданно замедлила шаг, свернула вправо и остановилась возле старой полузасохшей "пальмы", из раздвоенного ствола которой устремились вверх несколько свежих сочных ростков. Здесь я и увидел следы трагедии, разыгравшейся под этим деревом шестнадцать лет назад. За столь долгий срок падальшики и микроорганизмы уничтожили всю органику, включая кости и поддоспешные комбинезоны, поэтому место боя выглядело совсем не страшным на первый взгляд. Кто-нибудь несведущий мог бы решить, что группа солдат, спасаясь от преследования, просто бросила здесь броню и часть снаряжения, чтобы уйти налегке. С точки зрения человека, знакомого с военным делом эта версия не выдерживала никакой критики, потому что оружие лежало тут же, рядом с бронекостюмами, а пластоидные детали были пробиты бластерными болтами, и не по одному разу. Немного воображения - и перед мысленным взором возникала картина: трое разведчиков ведут огонь по наседающим волнами дройдам, а командир, развернув антенну, передаёт, передаёт всё важное, что удалось записать голокамерам и сканерам группы. А потом, оставшись один, отстреливается с двух рук, загораживает собой передатчик, чтобы дать аппаратуре ещё немного времени, ещё хоть один-два снимка вражеского объекта. Чтобы в штабе точнее знали, что он собой представляет, чем оснащён и как обороняется... Дройд, убивший командира, выстрелил ему в визор шлема. Отбросил труп в сторону и вырвал антенну из гнезда, прерывая передачу.
   -- Вот где она, разведгруппа, -- произнёс капитан Пятерня, снимая с головы шлем. Остальные, включая и меня, последовали его примеру.
   -- Суровая тут живность, -- пробормотал один из мандалорских стажёров, по фамилии Грайн. -- Ни косточки не осталось.
   -- Счастливые, -- Налан, рилотский снайпер, подняла пробитый шлем разведчика и аккуратно поставила на изуродованный ранец передатчика. -- Погибли как воины и не успели стать изменниками.
   Каждый из присутствующих прекрасно знал, о чём говорит твилека. Всего через пару часов после того, как погибли разведчики, с Корусанта пришёл Приказ 66, и клоны принялись убивать своих командиров-джедаев выстрелами в спину, так же решительно и профессионально, как до этого воевали под их началом. Можно говорить что угодно о "легитимности" Палпатина как Верховного Главнокомандующего, однако приказ о поголовном устранении - не аресте! - всех джедаев без всякого суда имел мало общего с правосудием и с присягой, данной Канцлером при вступлении в должность. Клоны, безусловно, понимали это. Некоторые пытались бороться с назойливо стучащей в мозг командой вживлённого устройства: "Выполняй! Выполняй!", кое-кому даже удалось её преодолеть. Увы, большинство предпочло не противиться, ведь хороший солдат выполняет приказы, верно? Этой четвёрке не пришлось делать выбор между лёгким решением в духе "мы люди маленькие" и трудным "по совести". В этом смысле им, конечно, повезло.
   Переглянувшись, мы бережно собрали все бронепластины погибших героев, аккуратно сложили вокруг передатчика, сверху водрузили три остальных шлема.
   -- Вот так, -- сказал, распрямляясь, Пятерня. -- Вы выполнили свой долг, покойтесь в Силе.
   -- На моей планете оружие погибших принято забирать и воевать им дальше. А в Галактике какие правила на этот счёт? -- поинтересовался я.
   -- Такие же.
   -- Орихон, одно ружьё тебе, -- распорядилась Налан. -- Ходишь с одним пистолетом, как кабинетный вомп.
   -- Есть, -- лаконично отозвался её второй номер, зеленокожий уроженец планеты Дубрава - точнее, "Др'абва", так произносили слово "мир" аборигены, а галактической транскрипцией планета была обязана арийским колонистам. Желтоглазый, похожий на доброго водяного Орихон был немногословным покладистым парнем, он очень хотел стать настоящим снайпером и потому беспрекословно выполнял малейшие желания придирчивой твилеки.
   Второе бластерное ружьё Осока вручила мне под тем же предлогом.
   -- Оно же мешать будет, -- попытался отбрехаться я. -- Или прикажешь меч к стволу изолентой примотать?
   -- Не умничайте, товарищ майор, -- преувеличенно строгим голосом отрезала моя подруга. -- Вы офицер или где?
   -- А чмырить меня моими же прибаутками нечестно, товарищ джедай, -- парировал я. -- Нет, правда, а если драться?
   -- До рукопашной не дойдёт, не волнуйся, -- успокоила Осока. И добавила, как Рики-Тики-Тави: -- Я ведь здесь.
   Лишний бластер и пистолеты старшего группы положили на репульсорные носилки, где ехало продовольствие, ёмкость с водой, станция связи и генератор для неё. От него в движении и питались эти летающие сани. Тянуть их за собой было вовсе не трудно, мы занимались этим поочерёдно, а Налан, идя сзади, подруливала, чтобы носилки не цепляли за растительность. До захода солнца мы прошли ещё около десяти километров. Могли бы, наверное, и больше, да Осока не разрешила.
   -- Погода портится, -- заявила она. -- Быстренько ищем укрытие на ночь.
   В качестве укрытия выбрали небольшой - от силы метров десять в диаметре - гриб. Осока вошла под него первой, уселась на корточки спиной к ножке. Соединила ладони, замерла, сосредоточиваясь, и внезапно быстро раскинула руки в стороны. Ощущение было таким, словно вокруг прокатилась волна этакого "молчаливого шёпота", не знаю, как описать точнее.
   -- Теперь местная живность нас не потревожит, -- улыбнулась она.
   -- Хорошо, когда в команде джедай, -- сказала Налан. -- Ни сеток, ни отпугивателей не нужно. И охрана везде пускает, -- она изобразила жест, каким адепты Силы помогают себе при ментальном воздействии.
   -- Субъективно, -- изрёк Лоун, второй стажёр. -- Импы, наоборот, считают, что джедай это плохо, что нужно полагаться на свои силы. Да и у нас многие так думают.
   -- Философ, -- усмехнулась твилека. -- Тебе не военным, тебе политиком надо становиться или адвокатом.
   -- Что я Вам плохого сделал? -- слегка обиделся мандалор.
   -- Не дуйся. Возьми лучше тесак и построгай с ножки гриба верхний слой. Он хорошо горит, для костра как раз.
   Вокруг, меж тем, подозрительно быстро темнело. Потянуло холодным ветром, и вскоре по подлеску застучали первые капли дождя.
   -- Как украли, -- сказала Осока. -- Теперь до утра лить будет.
   Под широким козырьком грибной шляпки нам был не страшен самый сильный ливень. Особенно с подветренной стороны. Вскоре в земляной ямке весело затрещал огонь, а там подоспел и ужин. Вверху громыхало не на шутку. Возможно, до сплошь наэлектризованной планеты Кварцит Фелусии и далеко, но то, что творила сейчас "небесная канцелярия", было гораздо сильнее привычных земных гроз. Радио не работало, пришлось ненадолго включать гиперволновой передатчик и связываться с кораблём через него. Успокоили экипаж - прежде всего, понятно, Падме, механики и так не особенно волновались - получили снимок проходящей над нами бури, запечатлённой с синхронной орбиты, поужинали и стали укладываться спать вокруг костра. Мандалоры и Орихон расположились ближе к краю, Пятерня и четверо его пограничников - рядком между костром и ножкой, Налан и мы с Осокой - по боковым сторонам. Волноваться по поводу "общественного мнения" не стоило: весь командный сектор корпорации и так знал, что я и моя драгоценная джедайка фактически женаты, хоть и не регистрируемся по Осокиным "религиозным убеждениям". В отличие от своего наставника, венчавшегося тайно, она букву Кодекса блюла неукоснительно.
   -- Осока? -- шёпотом произнёс я, когда на нашем биваке воцарилась тишина, нарушаемая лишь мерным шумом дождевых капель да порывами ветра.
   -- А?
   -- Может быть, хоть теперь расскажешь?
   -- О чём?
   -- Как ты выжила в поединке с Вейдером. Объяснение "удалось сбежать" меня не устраивает. Падме рядом нет, говори откровенно.
   -- Я совсем даже не из-за неё, -- Осока вздохнула. -- Вейдер... Я не смогла. Хоть магистр Кеноби и говорил, что их надо добивать. Но ударить мечом беспомощного...
   -- Ты, всё же, победила его?!
   -- Тише, всех перебудишь, -- шикнула на меня подруга. Покачала головой: -- Победила... Одно название. Мечом он до сих пор владеет лучше меня. Даже в этих железах с сервоприводами, можешь себе представить?
   -- Как же тогда?
   -- Применила одну Силовую технику. Великий Магистр научил. Позволяет отнимать гнев и злобу. А без них, сам понимаешь, Тёмный практически бессилен, его питают негативные эмоции, в спокойном состоянии он слаб.
   -- Тогда, на Такобо... Это тоже было оно?
   -- Заметил, да? -- улыбнулась Осока. -- Ты очень наблюдателен. С Вейдером, правда, пришлось приложить гораздо больше усилий. Магистр Кеноби был прав. Сейчас он, скорее, машина, не человек. Большая и злая машина. Если в нём и осталось... что-то, оно сейчас слишком глубоко. Видно, не суждено мне до него достучаться. Может быть, со временем... Кто-то другой.
   Она снова вздохнула.
   -- Может, Падме? -- предположил я.
   -- Нет, вряд ли. И она, и я действуем на него очень сильно, но... Мы - его прошлое. Воспоминания.
   -- А если кто-то из моих драгоценных племянников?
   -- Лейя слишком избалована, её волнует только тот мир, что вращается вокруг неё. Люк - не знаю. Его хвалят и Данар, и Фа'але. Вообще, он очень похож на отца, не только мы с Падме это говорим.
   -- Как бы не оказался слишком похож.
   -- Пессимист... -- она легонько щёлкнула меня по носу. -- Хотя, и меня посещала эта мысль. Поживём - увидим.
   -- Не расстраивайся, -- я погладил её кожистый рог, основание лекки, проводя пальцем по внутренней стороне, той, что касается щеки. Осока прикрыла глаза, словно довольная кошка.
   -- Да нет, я нормально, -- сказала она. -- Немного грустно только, что пути наши опять пересеклись и вот, снова расходятся. И с этим ничего не поделаешь, как в прошлый раз.
   -- Лучше так, чем как-то по-другому.
   -- С этим не поспоришь, -- Осока придвинулась ближе, заставляя меня повернуться на спину, уютно устроила голову на моём плече, а руку - на груди. -- Спи. Завтра на перевал подниматься, а это не такая приятная прогулка, как сегодня.
   Утром, раскочегарив ненадолго костерок и насытившись горячим завтраком, мы продолжили путь. Часа через два среди влажного мягкого грунта начали всё чаще попадаться камни, некоторые из них торчали над уровнем почвы, другие были почти скрыты ею, пока не наступишь, не поймёшь. Пузырчатые деревья и пальмо-папоротники вокруг нас постепенно мельчали, исчезли крупные грибы, в то время как мелкие, шишковатые, становились крупнее, среди них появились тонкие и острые, будто иглы титанического дикобраза, растения вроде полупрозрачных хвощей, узкие листочки которых не торчали жёстко, а свисали вниз подобно загнутым цветочным лепесткам. Среди них виднелись всё более крупные скалы, покрытые лишайниками всех цветов радуги. Метров двести нам пришлось идти вдоль хребта, отыскивая проход. Он оказался довольно извилистым и не очень заметным со стороны. Ходил ли здесь кто-нибудь? Вполне возможно, только очень и очень давно. Дно перевала выглядело как настоящая торная тропа, которой давно никто не пользовался. То тут, то там на неё наползали языки каменных осыпей, и на них не было никаких следов, ни лап животных, ни ног разумных существ. Осыпи серьёзно замедляли наше продвижение, приходилось выкручивать мощность репульсоров носилок до предела, а то и перетаскивать летающие сани через крупные камни. В общем, на четыре с небольшим километра пути по горам отряд потратил почти три часа. Выдохлись все, включая Пятерню и мандалоров. Лишь Осока выглядела бодрой: ей, как любому адепту, переносить нагрузки помогала связь с Силой.
   -- Передохнём, -- сказала она.
   Я снял шлем, положил на камень, достал деку, сориентировал на местности и поднял перед собой, совмещая картинку встроенной голокамеры с данными разведки. Джунгли везде казались совершенно одинаковыми, в том месте, где ярко-оранжевый контур показывал местонахождение заброшенной базы сепаратистов, не наблюдалось никаких признаков построек. Неудивительно, принимая во внимание высоту здешней растительности. Осталось ли здесь что-то ценное, как на Фарстайне и Орд Пардроне, или нас ждут пустые коридоры и снятые окна-двери, как в десятках других мест? Да, в общем, и ладно, если ничего не найдём, главное, прилетели. Я не без оснований подозревал, что Осока затеяла проверку этой базы , в том числе, для того, чтобы снова вернуться на Фелусию и побеседовать кое с кем, рассчитывая уговорить на этот раз. Возможно, и получится. Мне-то было сказано прилетать года через три-четыре, как раз, самое время. В прошлый раз отговаривать подругу я не стал, но сам с ней не полетел. Была ли это ошибка, теперь уже не узнаешь...
   Быстрая тень пронеслась над нашими головами. Я рефлекторно схватился за пистолет... и почти сразу расслабился, расслышав хлопанье крыльев. Всего лишь птица.
   -- Да, всего лишь... -- как-то очень грустно повторила Осока. Должно быть, я произнёс эти слова вслух.
   -- Ты о чём? -- спросил я.
   -- О том, что птица тоже может обернуться большой бедой. В отчёте о выполнении Приказа 66 клон-коммандер Блай написал такую фразу: "Выбрав момент, когда цель отвлеклась на пролёт фелусианской птицы и частично утратила бдительность, приказал открыть огонь на поражение".
   -- Блай, -- я скрипнул зубами. -- Жаль, тогда, на Рэндоне, я не знал, кто это такой. Было бы справедливо прикончить его именно её мечом.
   -- Не согласен, -- подал голос сидевший на уступе соседней скалы Пятерня. -- Яд ему в самый раз. Он ведь говорил, что любит её. А убил, глазом не моргнул. Да ещё потом на каждом углу рассуждал, какая она была важная и презрительная. Разве это по-мужски? Вот и дождался, отравили, как дворцовую интриганку. Сила, она всё видит.
   -- Может, ты и прав, -- пожал плечами я. -- Сумари и без меня справилась на отлично.
   Утолив жажду из большой ёмкости с чистой водой, мы продолжили спуск с перевала, ещё не зная, что замечены. Первой почуяла опасность, конечно же, Осока, её, как обычно бывало, предупредила Сила.
   -- К бою! -- громким шёпотом приказала она в микрофон комлинка, чтобы слышал каждый. -- Вперёд сто пятьдесят, занять оборону по гребню пригорка. Налан - левый фланг, Алекс со мной, правый.
   Осока сняла с заспинного крепления малый арбалет вуки - единственное дальнобойное оружие, которое признавала вообще - перещёлкнула податчик на бронебойные стрелы, нажала клавишу зарядки.
   -- Что ты чувствуешь? -- спросил я.
   -- Дройды сепов. Активные. Похоже, что база не только не пустая, она стояла в режиме ожидания.
   -- Ну, да, а мы по всем признакам - вылитые республиканцы.
   -- Совершенно верно.
   -- Много их?
   -- На базе не меньше батальона, пока на нас идёт один взвод.
   -- Надо вызывать поддержку с воздуха.
   -- Безусловно. Сейчас займусь. Наблюдай.
   Усевшись спиной к стволу дерева, за которым мы укрывались, Осока включила комлинк. Едва слышно зажужжал миниатюрный голопроектор. Женский голос произнёс:
   -- На связи.
   Наблюдая за джунглями, изображения я видеть не мог, но по интонации слышал, что сестрица Падме обеспокоена внеплановым вызовом.
   -- База не деактивирована, -- без предисловий сообщила Осока, -- на нас идут жестянки охраны. Спускайся, поддержи с воздуха.
   -- Поняла, иду.
   -- Передаю примерные координаты, куда мы их заманим. Проутюжишь, затем заход на саму базу, бьёшь по антеннам. Один заход, не вздумай больше. И снова по позициям, а там будет видно.
   -- Приняла, всё сделаю, держитесь, -- тихий свист отключающегося голопроектора. Через пару секунд Осока очутилась рядом со мной.
   -- Вот они, -- сказала она. -- Сломанный ствол, вправо пятнадцать и правее.
   -- Вижу, -- ответил я. Нет, металлический блеск секунду назад мне не почудился. Среди подлеска появилась сначала одна фигура, потом вторая, третья, четвёртая... Тонкие, будто детские игрушки, склеенные из спичек, боевые дройды модели Б1, самые распространённые механизмы в Войне Клонов.
   -- Совсем немного промахнулись жестянки, -- перешла на шёпот Осока. -- Готовность... Огонь!
   Девять стволов и арбалет ударили разом, уложив половину первой шеренги. Вторая шеренга открыла ответный огонь, примерно с той же "меткостью", как стреляют имперские штурмовики.
   -- Отлично! -- одобрила моя подруга. -- Вторая волна на подходе двумя группами. Так. С синхрона Падме будет здесь через восемнадцать минут. За это время нужно выманить их на... -- она запнулась, стремительно поднялась на колено и послала стрелу в мелькнувшую серую тень. Так же быстро нырнула обратно, включила комлинк: -- Всем усилить внимание! У противника Бэ-Икс, восемь единиц. Лоун, Грайн! Линейных отставить, бейте коммандос. Старайтесь в голову, корпуса нам пригодятся.
   -- "Шотландская мышеловка. Не портит шкурку", -- проворчал я. -- Нельзя тебе так много общаться с Рийо, жадная становишься.
   -- Я не жадная, я домовитая. Поддай вправо двадцать, обходят!
   -- Ага, -- я развернул ствол правее, дал две длинные очереди. Один дройд упал, два других быстро скрылись за шляпками грибов. -- Счас, обойдёте вы у меня! Прикрой, сменю позицию.
   -- Валяй.
   Когда поползновения взять нас в клещи были пресечены, и атака машин захлебнулась, перейдя в позиционную перестрелку, Осока снова вызвала мандалоров:
   -- Лоун, Грайн. Счёт?
   -- Три, -- откликнулся Лоун.
   -- Три... -- повторил Грайн. -- Нет, уже четыре.
   -- Эти - всё, -- удовлетворённо кивнула Осока. -- Можно начать игру в поддавки. Ретфи! По сигналу отведёшь личный состав к скалам, на север триста от прохода, -- она отключила комлинк, склонилась ко мне: -- Слушай, сейчас я с Пятернёй... Ой, не смотри так! Ладно, ладно, идём втроём, я, ты и Пятерня...
   -- Задача - база?
   -- Да. Корабль сбивает антенны, пока раскроют запасную, будет заминка. В этот момент атакуем. Вы связываете боем охрану, я - внутрь.
   -- Ага, -- не отрываясь от прицела, сказал я. -- Предложения принимаются? Ну-ка, ну-ка, идите сюда оба... А, и ты тоже? Получай... Так вот, что, если начать раньше? Одновременно с ударом по основной группе. Охрана успеет получить первый приказ.
   -- И будет тупо выполнять! Толково. Одиннадцать минут. Отряду отход, мы в укрытие!
   Пограничники, мандалоры и снайперская пара уходили всё дальше назад, уводя за собой тонкие фигуры врагов, а мы оставались на месте, вжавшись в щели между корнями, вернее, ороговевшими нитями гигантской грибницы. Машины нас не обнаружили: Осока хотя и не была способна исказить показания сенсоров, зато могла "размазать" наше биологическое излучение, запутав его среди тысяч сигналов местной живности. Как только последние дройды скрылись среди деревьев, Осока бесшумно поднялась на ноги, махнула рукой: за мной, вперёд! Двигались мы небыстро, скорее, трусцой, чем бегом. Надо было внимательно смотреть, куда наступаешь, чтобы не навернуться со всего размаху и производить как можно меньше шума. Раньше в такой экипировке я, пожалуй, выдохся бы на третьей сотне метров, но регулярные тренировки последних лет давали о себе знать, и сил пока хватало. Немного мешало только бластерное ружьё, его приклад чувствительно лупил по ноге.
   -- Стоп! -- почти беззвучно выдохнула Осока, вскидывая руку с раскрытой ладонью. -- Противник!
   Нам потребовалось меньше секунды, чтобы метнуться за ближайшие укрытия. Метрах в сорока от нас, позвякивая сочленениями, двигался отряд из девяти Б1. Жестянки топали в две шеренги, выставив по сторонам бластерные стволы.
   -- Командир, что мы делаем здесь? -- проскрипел плоским, лишённым глубины искусственным голосом один из них. -- Противник отступает на два-два один-четыре.
   -- Приказ проверить здесь, -- отвечал шедший впереди, без пары, разрисованный яркими жёлтыми метками. -- Задаёшь много вопросов, капрал. Тебе надо очистить стек.
   -- Понял-понял. Секция, стой!
   Строй моментально остановился, шесть дройдов развернулись в стороны, два замыкающих - на сто восемьдесят градусов, направив стволы в тыл. Видеосенсоры капрала мигнули, погасли на несколько секунд, погасли, затем заморгали быстро-быстро, как бывает у всех примитивных машин в процессе перезагрузки. Лязгнули, сжимаясь и разжимаясь, кисти рук, опустилась и вновь поднялась голова. Капрал согнул правую руку, вынул из крепления на бедре свой E-5.
   -- Лучше? -- осведомился офицер.
   -- Лучше.
   -- Секция, марш!
   Дройды синхронно повернулись и двинулись по своему маршруту. Мы, выждав немного - по их ясно видимым следам в обратном направлении. Идея Осоки, скорректировавшей направление, была мне ясна. Патруль вышел из ворот, следовательно, обратный след позволит сэкономить время на их поиски, его и так оставалось в обрез. Сценка с перезагрузкой системы в полевых условиях украла у нас почти две минуты.
   База возникла перед нами внезапно, проступила из тени в виде уходящей вверх обшарпанной, заросшей лишайником стены. Судя по размерам деревьев, растущих поблизости, во время войны периметр окружала расчищенная "полоса безопасности", полностью заросшая за шестнадцать лет. Нам это было на руку. Установленным на гребне стены автоматическим бластерам будет чрезвычайно сложно нас достать, мы же, используя мёртвые зоны от деревьев, сможем подойти вплотную и бить из-за укрытий, как в тире.
   -- Минута, -- сказала Осока. -- Алекс... твоя главная задача будет...
   -- Не заснуть? -- я постарался изобразить уверенную улыбку.
   -- Не погибнуть! -- не приняла шутки подруга. -- Помни: вот эти листья от плазмы не защищают. Грибы - только панцирные, и деревья.
   -- Понял, не волнуйся.
   Первые взрывы донеслись до нас глухо, как отдалённые раскаты грома, до места боя было больше километра. Осока спустила силовую тетиву арбалета. Разрывной болт из пористого металла, накачанного плазмой, разворотил одну из турелей над воротами. Очередь моего бластера вонзилась в другую. Пятерня бил по соседним установкам. Сразу вслед за первыми попаданиями Осока совершила гигантский Силовой прыжок и скрылась по ту сторону стены. Почти в то же самое мгновение высокая цилиндрическая башенка, видимая нам даже отсюда, брызнула осколками от попадания мощных плазменных зарядов. Взорвалось что-то невидимое нам за стеной, раз и второй. Падме старалась успеть побольше за этот единственный заход: больше так нагло, в упор, атаковать базу не получится. На базе уже сейчас, должно быть, включают зенитные комплексы, в следующий раз придётся бить издали, чтобы оставалось время перехватить стартующие ракеты. Уникальная маскировка "Амидалы" в этой ситуации помочь не могла. Для запуска тяжёлых фугасных снарядов требовалось отключить щиты, и корабль тут же обнаруживался всеми средствами. Лучше повторить заход на дройдов, что сейчас атакуют остальной отряд, у них из противовоздушной обороны одни станкачи, против бронированного многоцелевика практически бесполезные.
   Успели ли жестянки получить приказ? Кажется, успели. Створки ворот базы сдвинулись навстречу, наезжая друг на друга, и из открывшихся щелей один за другим выскакивали Б1. Они вели шквальный огонь по тому месту, откуда мы начали этот бой, и где никого из нас не осталось секунд так сорок назад. Я переключил бластер на одиночные и неторопливо, размеренно отстреливал тупых спичечных солдатиков в спину. Перещёлкал троих, поменял позицию и успел свалить ещё двух, прежде чем они очухались и перенесли огонь приблизительно в моём направлении. Раскрашенный офицерик валялся на земле без головы, сбитый из бластера Пятерни, а прибывающее подкрепление клон "умножал на одну вторую" сразу, как только дройды выскакивали из-за ворот. Один упал просто потому, что споткнулся о тела поверженных товарищей, и я добил это недоразумение точно в ранец, где находились аккумуляторы. Дройд загорелся дымным пламенем.
   -- Майор, они включили сигнал! -- предупредил по связи Пятерня.
   Точно. Дройды синхронно повернули головы, следом за ними стволы - одна группа в моём направлении, вторая куда-то в сторону, видимо, туда, где скрывался Пятерня. Огонь их сделался прицельнее, поднять голову становилось затруднительно. Граната, брошенная Пятернёй, раскидала тощие фигуры в разные стороны, причинив, впрочем, фатальные повреждения лишь двоим, остальные включили дублирующие системы и пытались подняться на ноги. Вот живучая дрянь! Скорее бы Осока разнесла станцию управления! Мысль о подруге навела на неожиданную идею. Пользуясь тем, что огонь ослабел, я включил меч и под углом рубанул у самого корня ближайшее пузырчатое дерево. Огненное лезвие легко режет любую органику, меч почти не встретил сопротивления, только сок брызнул из пузырей, шипя и превращаясь в пар. Лесоруб из меня хреновый, дерево упало не совсем так, как я рассчитывал, и всё же, придавило двух лежащих Б1, сбив с ног ещё одного. Я торопливо укрылся в зарослях шишковатых панцирных грибов. Из ворот, тем временем, начали появляться так называемые "супердройды" модели Б2, менее подвижные, зато гораздо лучше бронированные и вооружённые. Хорошая машина... когда она на твоей стороне. Возможности Б2 я знал великолепно: точно таких дройдов собирали на восстановленной нашей корпорацией старой фабрике сепов на Орд Пардроне. Они служили у нас "грубой силой" в помощь пограничникам и портовой милиции. Их корпус с одного выстрела пробивало, разве что, рилотское ружьё, из репитера требовалось два заряда, из обычного бластера четыре или пять. Ещё теоретически можно было перебить ноги, собранные из плоских продольных планок: сбоку попасть нетрудно, спереди и сзади - проблематично.
   -- Пятерня, громилы, -- передал я.
   -- Вижу. Предлагаю отход и бить из засад. Свали ещё пару деревьев.
   -- Можно. Отходим.
   Двух Б2 мы сняли, пока они перебирались через упавшие стволы. Ещё одного - глубже, в лесу. Что там у Осоки? Неужели, к коммандос до кучи, на этой базе есть ещё и магнастражи? Других дройдов, способных остановить джедая, я не знал. Ближайший "громила" повёл стволами спаренного бластера на запястье, пытаясь определить, откуда я по нему выстрелил, замер... и характерным движением сложил вооружённую руку, переходя в режим ожидания.
   -- Не скучали? -- донёсся по линии комлинка весёлый голос Осоки.
   -- Нет, нас тут постоянно развлекали, -- откликнулся я. -- Ты цела?
   -- Руку ободрала, а так да.
   -- Я уж заволновался.
   -- Напрасно. Я, чтобы не пробиваться с боем, пролезла часть пути по вентиляции. Все целы? Пятерня? Ретфи?
   -- Цел, -- ответил клон.
   -- У нас легко ранен Грайн, -- сообщил мириаланец. -- Наплечник вырвало, ожог. У жестянок в третьем эшелоне оказалось два "паучка".
   -- Поняла. Молодцы! Информация для всех: мы удачно зашли. Тут нетронутые подземные склады, два мобильных реактора и ремонтный комплекс первого класса. Выдвигайтесь сюда, будем расчищать площадку и ждать транспорт.
   Следующие полтора часа мы посвятили активному улучшению скилла "дровосек". Для расчистки посадочной площадки трудно придумать инструмент лучше, чем световой меч. Осока, Пятерня, которого она вооружила своим малым мечом, и я срезали деревья, разрубали их на куски, удобные для транспортировки. Грайн после перевязки отыскал на базе место хранения вспомогательных механизмов и включил шестерых рабочих дройдов, чтобы растаскивали древесину за пределы будущей площадки. Переговариваясь своими скрипучими голосами, они быстро наладили работу, хотя за нами и не всегда поспевали.
   -- Почему они разговаривают не на бинарном? -- поинтересовался я у Осоки во время передышки.
   -- Сепы существа подозрительные, -- развела руками она. -- Бинарный понимали далеко не все, кто не понимал - нервничал: "Чего это они бибикают между собой? Замышляют что-то?" Неймодиане плюнули и стали ставить вокабуляторы всем выпускаемым жестянкам.
   -- После войны Империя получила от этого неплохой навар, -- бросила через плечо Налан, чистившая на одном из пней газовый тракт своего ружья. -- Говорящие дройды ценятся дороже, особенно когда приобретаются в качестве прислуги.
   -- И охранников, -- добавил Пятерня.
   -- Ты чего хмурая? -- тихо спросил я Осоку. -- Всё ведь уже закончилось.
   -- Вот не факт. То ли это фон самой планеты, ты, наверное, тоже чувствуешь...
   -- Да. Как-то... давит.
   -- Тёмная сторона. Здесь её больше, чем на Дагобе. У меня и так-то способности к предвидению не очень, а сквозь неё... -- Осока огорчённо махнула рукой. -- Непонятно, в общем. А когда непонятно, лучше не расслабляться.
   Расчистка площадки была закончена, оставалось только дождаться "Амидалу", ушедшую на виток по "гагаринской орбите", чтобы не тратить инерт на барражирование над джунглями. Появиться она должна была через пятнадцать-двадцать минут, и мы присоединились к остальному отряду, проводившему детальный осмотр базы. Насколько я понимал, именно с неё осуществлялось снабжение всех операций сепаратистов на Фелусии. В центре своеобразного "форта" сепов рядом с башней командных антенн располагались излучатели искажающего поля, поэтому объект так долго не могли отыскать. Если бы не Приказ 66, в тот день по ней мог бы быть нанесён воздушный удар, и через несколько суток битва за планету завершилась бы победой Республики. Если бы... Задумавшись, я наткнулся на резко остановившуюся Осоку. Подруга обернулась, в глазах её была тревога.
   -- Что? -- спросил я.
   -- Снова то самое чувство, как в тот день, когда встретили Сабе. Помнишь?
   -- Тёмное дерево, которое не дерево? Которое исчезло?
   -- Да.
   -- Как оно могло появиться здесь?
   -- Это возможно в одном случае. Если это - корабль.
   -- Корабль ситов? -- переспросил я. -- А что, сходится. Я всё думал, почему Вейдер не забрал стигиевое ядро с "Амидалы". Оно же, вроде, бесценно? А они, видимо, нашли другой способ маскировки. С помощью Силы.
   -- Тёмная сторона скрывает всё. Да.
   Я достал деку, начал набирать предупреждение для Падме. Осока задумчиво продолжала:
   -- Главный вопрос - куда он направляется.
   -- Не по нашу ли душу?
   -- Пока не пойму. Кажется, нет... -- она сосредоточенно прикрыла глаза, потом ахнула: -- Шакти! Надо срочно лететь к ней!
   -- Десять тысяч километров. Самое быстрое - суборбитальный бросок. Сейчас, прикину.
   -- Сколько до нас "Амидале"?
   -- Семь двадцать.
   -- Плохо.
   -- Лучше никак, -- я закончил вычерчивать на экране траекторию, прочёл результат: -- Всё про всё где-то тридцать шесть минут.
   -- Будем там одновременно с ними. Ладно, где наша не пропадала!
   Перелёт по скошенной параболе занял почти полчаса - немного по галактическим меркам и вполне достаточно, чтобы вволю понервничать. Расчищая площадку и бродя по закоулкам старой базы, все мечтали о сытном домашнем обеде с корабельного камбуза. Теперь еда была забыта напрочь. Только дилетант набивает желудок перед боем - в случае ранения в брюшную полость это верная смерть. Герхард, наш электронный эскулап, занимался интенсивным лечением ожога на плече стажёра. Бакта - прекрасное средство для заживления любых ран, практически панацея, однако, ей нужно некоторое время, чтобы оказать действие. К счастью, у нас имелось мощное стимулирующее средство, зелье, изобретённое датомирскими ведьмами. Введение его вблизи краёв ран не давало отмирать тканям, клетки делились активнее, быстрее затягивая повреждение. К моменту входа в атмосферу медицинский дройд наложил повязку, и мандалор вновь был готов к бою. Предлагать ему остаться на корабле я не стал. Бессмысленно - всё равно, не останется, ещё и самолюбие заденешь. Собравшись в полном составе в рубочном зале, мы напряжённо ждали данных от корабельных сканеров. Мощный телескоп в остром носу корабля был бесполезен. Джунгли, что в них разглядишь простой оптикой? Кажется, сильнее всех переживала Падме, страдая, что бессильна нам помочь. Глядя на неё сейчас, пожалуй, никто бы не поверил в сказочку "для общественности", что она - обычный виртуальный компаньон, искусственный интеллект корабля. Слава богу, на борту все были существа проверенные и знали: в корпорации существует ряд тем, расспрашивать о которых не принято. Так сказать, категория "что знаешь, о том и помалкивай, будет нужно - объяснят подробнее". Будто резиновая, тянулась одна минута, за ней вторая... Поверхность планеты приближалась, возвышаясь бесконечной стеной перед носом "Амидалы". Так, во всяком случае, это воспринимал мозг из-за направленности искусственного тяготения в корабле. Наконец, Падме радостно воскликнула:
   -- Есть данные!
   На экран-пульте, накладываясь на изображение фелусианских джунглей, вспыхнули россыпи отметок живых существ. Большое их скопление виднелось внизу слева, ещё десяток растянулись характерной цепью. Солдаты? Осока указала две точки в стороне от "массовки":
   -- Вот Магистр и сит.
   -- Кто, не можешь сказать? -- спросил я.
   -- Не из Двух, прислужник. Но из высших, возможно, гранд-Инквизитор. А эти - группа поддержки.
   -- Они, что, хотят расправиться с племенем?
   Осока покачала головой:
   -- Скорее, ищут Марис. Шакти отослала её спрятаться.
   -- Откуда ты знаешь?
   -- Любой мастер-джедай поступил бы так. Сам погибай, а ученика спасай. В общем, план такой. Меня выбрасываете здесь, над местом дуэли, сами высаживаетесь и атакуете этих гавриков в спину.
   -- Понял.
   -- На рожон не лезьте. Штурмари не простые, все со способностями.
   -- Даже так? Учтём.
   -- Я не вижу их корабля, -- вмешалась Падме.
   -- Он где-то тут, висит на репульсорах, скрыт Тёмной стороной. Точнее сказать не могу, извините.
   -- У меня есть детекторы Силы...
   -- Неизвестно, смогут ли они выделить его сигнал на фоне планеты.
   -- Мест, где можно притулиться, здесь не так уж много, -- заметил я.
   -- Разделаем десант - займёмся кораблём, -- отмахнулась Осока. -- Готовность девяносто секунд. И да пребудет с нами Сила.
   Высадку с корабля без парашюта мы уже практиковали однажды, когда штурмовали пиратскую базу на Маркби IV. Для джедая - ничего из ряда вон выходящего, тем более, что скорость на этот раз была ниже. В тот момент, когда Осока выпрыгнула через вертикальный стыковочный узел, "Амидала" шла по глиссаде, нацелившись на небольшую проплешину примерно в ста метрах позади идущих цепью штурмовиков. Все распоряжения Пятерня успел дать заблаговременно. Диспозиция была проста: догоняем, сближаясь на максимально короткую дистанцию, а когда обнаружат, открываем огонь. Мне капитан задачи не ставил - формально я, всё же, старше по званию, хоть и пилот - сказал только:
   -- Держись рядом.
   Падме я попросил сделать несколько заходов над участком джунглей:
   -- Он может быть размером с "Ятаган" и даже меньше, исходи из этого. На детекторы не рассчитывай, стреляй по каждой подозрительной полянке.
   -- Да, конечно, -- кивнула голограмма, и я сразу понял, что поступит она по-своему. -- Будь осторожен, брат. Чуть что, включай камеру на шлеме.
   Я кивнул. Такой способ наведения мы использовали не первый раз. Просто и эффективно: захватываешь цель взглядом, и на неё обрушивается огонь с корабля. Да, работа передатчика может демаскировать, но, когда противника утюжит пара крупнокалиберных плазменных орудий, четыре скорострелки средней мощности и ещё что-нибудь с внешних подвесок, он в первую очередь думает о спасении шкуры, а не о поисках корректировщика.
   Едва ступив на поверхность планеты, я почувствовал содрогание почвы. У них тут что, землетрясение? Нет. Это бушевал огромный сарлакк, на котором племя Народа Джунглей построило деревню рядом с хижиной мудрой джедайки и её ученицы. Правда, узнали мы об этом позже, а пока нам было не до подземных толчков. Передвигаться не мешают, на том спасибо. На щитке шлема очерчивались силуэты тех, кого мы преследовали. Я ожидал, что вот-вот среди подлеска мелькнёт блик белой брони, и был очень удивлён, когда внезапно разглядел плечи и шлем одного из штурмовиков. Их костюмы были чёрными, как униформа Инквизиции! Не успел я подумать, что в этих без подсветки корабля целиться будет намного сложнее, чем в белых "пластиковых кукол", как по связи донёсся голос Лоуна:
   -- Два-два!
   Сигнал "обнаружены". Вслед за этим, почти без паузы - команда Пятерни:
   -- Огонь!!
   Я думал стрелять в голову, но как раз в тот момент оступился, ствол бластера дёрнулся, и, торопливо возвращая светящееся перекрестье на цель, я навёл его ниже, в корпус. Короткая очередь - штурмовик падает. И секунду спустя - дружный ответный огонь в нашу сторону. Сколько мы завалили? Что? Двоих? Для внезапной атаки с тыла результат хуже посредственного. Понимание, что происходит, пришло полминуты спустя. Способности штурмовиков помогали им укрываться от наших выстрелов. Берёшь чёрного на прицел, а он прячется раньше, чем успеваешь нажать на спуск. Сами они, благодаря тем же способностям, стреляли, как мастера спорта. У нас появились первые потери. Погиб один из пограничников Аруэна Ретфи, был второй раз ранен Грайн. Впрочем, и у нас имелась козырная карта в рукаве. Рилотское ружьё Налан доставало чёрных штурмовиков и за укрытиями, пробивая шляпки панцирных грибов и даже стволы молодых деревьев. Погасла третья цель, четвёртая... Давай, ещё, ещё!
   Увы, командир штурмовиков тоже понял, кто представляет наибольшую опасность. Не помогла и педантичная смена позиций. После очередного выстрела Налан в зарослях панцирных грибов неожданно зажглось багровое лезвие. Быстрая - слишком быстрая - чёрная фигура рванулась вперёд, сокращая дистанцию. Наши очереди штурмовик не отбивал, он лавировал между них. А для перезарядки накопителя снайперского ружья требовалось долгих пятнадцать секунд. Ещё один пограничник, пытаясь достать мечника, слишком сильно высунулся из-за дерева и был сбит очередью другого чёрного. Включив ранец, наперерез мечнику рванулся Лоун. Тот приготовился встретить атаку, однако, это была всего лишь хитрость. В самое последнее мгновение, когда чрезвычайно трудно сманеврировать в полёте, он качнулся вправо, заставив Лоуна чуть изменить траекторию, стремительно ушёл вниз и влево, пропустил мандалора мимо и ударил вдогонку. Парня закрутило в воздухе винтом и вынесло на одно из пузырчатых деревьев. Удар был такой силы, что я всерьёз опасался за жизнь стажёра. Выстрел снайперского ружья - мимо. А вот это совсем плохо. За следующие пятнадцать секунд мечник расправится со снайперами, затем по одному переловит нас всех. Орихон, приподнявшись на колено, лупил из своего бластера непрерывным огнём, Налан тоже взялась за пистолеты. Да что толку, разве этого можно так остановить??
   Мне было страшно, очень страшно, но я понимал, что сразиться с таким противником могу только я. Сразиться. А победить? Кто его знает, насколько он связан с Силой? Может, на уровне джедая? Тогда шансов нет. Нет, а надо...
   Хлопанье лёгких крыльев заставило меня вздрогнуть. Фелусианская птица опустилась мне на плечо. И вслед за этим спокойный бесплотный голос произнёс:
   "Он не джедай, но довольно хорош в Силе. Ты точно решил?"
   "Да, -- отчётливо подумал я. -- Кто, кроме меня?"
   "Тогда победа возможна. Я поведу тебя. Вперёд!"
   Я оставил бластерное ружьё у корней панцирного гриба и встал в полный рост навстречу своей судьбе.
   От выстрела из тяжёлого мореллийского пистолета мечник уклонился резким скользящим движением. Прыгнул навстречу мне, наискось занося багровое лезвие. Я принял его своим синим. Ушёл влево, нанёс удар на уровне живота. Блок. Естественно. Быстрый обмен ударами. Почти все силы и умение уходили у меня на защиту. Впрочем, переход из обороны в контратаку Осока отрабатывала со мной особенно упорно, Ситра и Вентресс тоже постоянно повторяли: "атакуй, атакуй при любой возможности". Всякий раз, когда противник давал хоть малейший шанс, я бил на поражение. А затем старался сместиться с линии атаки, готовый отразить очередной выпад чёрного штурмовика. Он определённо знал, предчувствовал, что я собираюсь предпринять, но и я видел его ходы почти за секунду. Для обороны этого хватало, с атакой было намного сложнее. Вот, оказывается, как сражаются настоящие адепты Силы - заглядывая вперёд, предугадывая и стараясь перехитрить такого же прозорливого противника. Именно этого я пока не умел, приходилось учиться на ходу. Одновременно подмечая особенности техники противника. Он использовал Вторую Форму, в то время как Осока учила меня приёмам из всех понемногу. Это преимущество. Вопрос, владеет ли он техникой уколов? Нет - используем в атаке. Да - тоже неплохо, преподнесём сюрприз... Смотри-ка, я уже успеваю рассуждать во время боя!
   "Не отвлекайся, Алекс! -- строго осадил меня мой ангел. -- Соберись! Сейчас..."
   -- Алекс! Цель! -- прозвучал в наушниках напряжённый голос Налан.
   Я резко дёрнулся в сторону, освобождая директрису для выстрела снайпера. Как же! Чёрный мечник почуял угрозу и почти синхронно повторил моё движение. Не успела даже твилека с её молниеносной реакцией. Попытка развернуть противника в другую сторону тоже потерпела фиаско. Загнать бы его в угол, к какому-нибудь дереву...
   "Назад!" -- пронеслось в голове предупреждение.
   Вовремя. Едва я отскочил, между мной и чёрным просвистела очередь бластера. Выстрел Налан начисто снёс стрелку башку вместе со шлемом. Следующие пятнадцать секунд мечник мог не стеснять себя в перемещениях, и... не будет ожидать, что я его прижму. Атака! Уклонение, ответный тычок, блок. Снова атака. Вот и дерево. Очередной взмах меча я сделал слишком широким. Он, безусловно понял, что это намеренно, но не понял, зачем, поскольку не знал. И решил воспользоваться. Я хладнокровно подставил под летящее лезвие предплечье левой руки. Световой меч легко режет любую органику, с некоторым трудом - камень и металлы. Но не бескар, из которого были сделаны моя кираса и наручи. Удивление чёрного я почти почувствовал. Нравится сюрприз? Конечно, следующий мой ход он предугадал, а что толку, если уклониться мешал ствол дерева? В последней отчаянной попытке избежать удара он подпрыгнул. Поздно. Спасти ему удалось только одну ногу, вторая оказалась перерубленной косым ударом моего меча. Чёрный мечник рухнул, перекатился, выхватывая пистолет. Полоса синего огня вошла ему в грудь на всю длину.
   Четыре оставшихся штурмовика, огрызаясь прицельным огнём, отходили в чащу джунглей. По команде Пятерни отряд начал преследование. Семеро из десяти. Сам капитан, Ретфи, последний из его солдат, Налан с Орихоном, я и раненый Грайн. Двое пограничников и Лоун остались лежать в лесу, ими займёмся после боя. Проклятые джунгли! Будь они чуть более проходимыми, мы не потеряли бы три эти жизни. Просто выгрузили бы с корабля дройдеки и под их прикрытием разобрались с ситским спецназом... Я предполагал, что игра в прятки может продлиться ещё долго. И ошибся. Неожиданно издалека долетел странный звук, похожий не то на вой, не то на стон, снова вздрогнула земля под ногами. Был ли это голос разумного существа или звук, издаваемый подземным хищником, не знаю. Вздрогнули все, а штурмовик, которого я выцеливал из бластерного ружья, дёрнулся, выронил оружие и схватился руками за шлем. Мешкать я не стал. Торжествующее восклицание в комлинке возвестило, что мириаланец тоже поразил цель.
   "Алекс, ответь! -- зазвенел в наушниках голос Осоки. -- Как обстановка?"
   -- Средней паршивости. Трое двухсотых, один трёхсотый, легко. Противника осталось два.
   "Пусть Ретфи их зачистит. Выдвигайтесь с Пятернёй ко мне. Падме? Что у тебя?"
   "Есть слабый сигнал! -- моментально откликнулась "хозяйка" корабля. -- Нужно ещё пару заходов, и я его найду".
   "Засечёшь - бей на поражение. Упускать нельзя".
   Да, упускать было нельзя. И найти надо было срочно. Сброшенные в космосе генераторы гиперволновых помех рассчитаны максимум на полчаса работы. Как только пропадёт "мёртвая зыбь", экипаж ситского корабля сообщит о произошедшем, и вскоре здесь будет бело от парящих в небе разрушителей. До Таниума - столицы сектора с имперской базой - рукой подать, да и Лианна неподалёку.
   Через десять минут быстрого шага с переходом на бег мы с Пятернёй оказались в хорошо знакомом месте - возле деревни Народа Джунглей, рядом с которой жили магистр Ордена джедаев Шакти и её ученица Марис. Правда, сейчас узнать его было непросто. Хижины лежали в развалинах, растения были вывернуты с корнем, грунт под ногами продолжал подрагивать. Осока сидела на корточках возле одного из "бивней" разросшегося под землёй чудовищного хищника. Глаза её были закрыты, левая рука лежала на огромном бивне.
   -- Две новости, -- тихо сказала она, не прерывая концентрации. -- Гранда я уделала. Но до меня он успел сбросить Шакти сарлакку в пасть.
   Я с опаской покосился в ту сторону, где над жерлом рта извивались толстые, в обхват, щупальца. Спросил:
   -- Неужели он её съест? Она так долго жила в гармонии с ним...
   -- В том и беда, что она без сознания. А я никак не могу договориться с этим зверем. Надеюсь, Марис услышит и придёт.
   Пискнул комлинк.
   "Противник обнаружен! -- торжествующе доложила Падме. -- Атакую!"
   В небе прогрохотали несколько взрывов. Очевидно, они повредили маск-систему ситского корабля. Там, где расплывались дымные облачка, воздух заискрился, и транспортное средство гранд-Инквизитора проявилось во всей красе. Асимметричный приплюснутый корпус, шарообразная кабина между неравных его половинок, ионизаторные панели - одинарная по левому борту и сдвоенная по правому, вертикальная щель ионного двигателя с управляемым вектором тяги, тоже зачем-то смещённая от оси вправо. Более дикой конструкции я не встречал за все пять лет странствий по освоенной Галактике. Но... Вероятно, с точки зрения маскировки конфигурация его имела какой-то смысл. Примерно так же, как оптимизирована под установку стигиевого ядра форма корпуса "Ятаганов" и систершипов нашей "Амидалы" - имперское обозначение "Хейз", то есть, "Мгла". Оставляя за собой дымный след, имперский "невидимка" рухнул где-то за дальними грибами.
   -- Закончим с ним потом! -- распорядилась Осока. -- Подходи и садись на той же площадке, где в первое посещение.
   "Иду".
   -- Ну, наконец-то, -- Осока поднялась на ноги. Как раз, вовремя, чтобы схватить в охапку Марис Бруд, ученицу магистра Шакти. Девушка-забрак была на грани истерики.
   -- Она умерла... Умерла... -- бормотала она. -- Я отомщу! Где тот, кто убил её? Я его уничтожу!
   -- Тише, тише, -- уговаривала Осока. -- Гнев - это Тёмная сторона Силы. Тебе надо успокоиться...
   -- Мне всё равно, какая сторона!!! Она погибла, а я ничего не сделала!! -- Марис всхлипнула. -- Почему?? Почему она отослала меня???
   -- У каждого свои задачи. Ты - поможешь сейчас.
   -- Что?? Что теперь можно сделать, когда Учитель, она...
   -- Твоё восприятие несовершенно. Она жива.
   -- Жива? Я не чувствую её разума! -- глаза девушки, наконец, стали обретать осмысленное выражение.
   -- Потому, что ты взвинчена. Магистр без сознания. Нужно достать её оттуда. А для этого - успокоить сарлакка. Ты знаешь, как?
   -- Знаю? Да, я знаю. Правда, сама я ещё этого не делала.
   -- А мы вместе. Вдвоём.
   -- Да. Вместе. Вместе с тобой всё получится.
   -- Конечно. Пятерня спустится и поднимет её.
   -- Так просто нельзя, -- покачала головой Марис. -- Коснёшься края рта, он сомкнётся. Инстинкты. Ранец тоже нельзя, обожжёшь выхлопом, тогда его никто не успокоит. Нужно что-то другое... Типа крана. Или спидера.
   -- Корабль подойдёт? -- спросил я.
   -- А? -- обернулась на голос Марис. -- Ой. Может подойти, здравствуйте, Алекс. Какая у вас статическая высота?
   -- Сорок.
   -- Пойдёт. Схватить не достанет.
   Лебёдку с тросом закрепили в просвете вертикального переходника, это было самое удобное место для подобной тонкой работы. Корабль типа "Мгла" приспособлен, в том числе, для инспекции различных космических объектов, поэтому управлять им можно не только из рубки, но и с места любого из воздушных стрелков. В отсеке кормовой турели имеется продолговатое окно, обращённое назад и вниз, а на стенах и потолке - голографические экраны, обзор просто роскошный. Правда, сейчас я бы предпочёл, чтобы изображение было не столь натуральным. Когда висишь над самым центром сарлакка, заглядывая ему в пасть, окружённую концентрическими кольцами из загнутых внутрь зубов-крючьев, а он игриво протягивает щупальца, чтобы потрогать зависшую "Амидалу", становится, скажем так, немного не по себе. Конечно, это всё детский сад по сравнению с тем, что испытывал Пятерня, находясь прямо между этими зубами! Я удерживал корабль, Падме с помощью тракционного луча не давала раскачиваться тросу. Не будь в пасти сарлакка такого количества зубов, к которым нельзя прикасаться, мы бы воспользовались только лучом, легче и проще. Внизу, почти на краю пасти чудовища, сидели в глубокой медитации наши джедайки, плотно контролируя примитивную нервную систему хищника.
   "Стоп, -- скомандовал Пятерня. -- Вперёд. Стоп. Вниз".
   Чувствительность рукояток была уменьшена до предела, движение на четверть хода вызывало скольжение корабля на метр в том же направлении. Я аккуратно выполнял все команды, одновременно следя, чтобы никакие факторы не сместили "Амидалу" с точки над сарлакком. Падме стояла рядом с креслом и тоже смотрела на экран, хотя прекрасно видела сенсорами корабля всё, что происходит и в нижней полусфере, и в верхней. В какой-то момент она поморщилась.
   -- Что? -- встревожился я.
   -- Ерунда, потом, не отвлекайся.
   "Стоп. Вниз три. Вперёд ноль два... -- продолжал руководить моими действиями клон. Пауза, напряжённое дыхание. Затем снова его голос: -- Взял. Назад один точка пять. Назад один. Стоп. Вверх!"
   Вот это проще всего. Не отпуская большим пальцем кнопку режима (она переключала отклик на рукоятку между "вращением" и "скольжением"), я потянул главную ручку до упора на себя. Порыв ветра чуть сместил корабль вбок, я быстро парировал отклонением в сторону. Ещё несколько долгих секунд - и Пятерня вместе со спасённой женщиной показался над краем пасти. Одно из щупалец неудачно изогнулось, грозя зацепить трос. Осока вытянула руку, сжала пальцы - оно застыло, конвульсивно дрожа. Сарлакк забеспокоился, активнее зашарил остальными щупальцами. Опоздал. Добыча уплыла в небо.
   -- Справились! -- облегчённо вздохнул я. -- Ну? Что случилось-то?
   -- Ситский корабль. Погасили пожар и удрали. Зря я ещё одну ракету пожалела.
   -- Живучая посудина, однако. Связаться ни с кем не успели?
   -- Нет. Два генератора из пяти ещё работают.
   -- Ну, нормально. Из гипера при их размерах они передавать неспособны. Значит, пока долетят, пока тревожная группа прилетит сюда... Наплюй. Мы этот корабль ещё поймаем.
   Пятью минутами позже, в медицинском отсеке корабля, педантичный дройд Герхард проводил обследование пациентки. Проведя быстый осмотр и не обнаружив ничего непосредственно опасного для жизни, он привёл Шакти в чувство и продолжал работать, не обращая внимания на недовольство тогруты.
   -- Всё у меня в порядке с внутренними органами, -- ворчала она, отвыкшая за последние годы от такого внимания медицины и прочих столпившихся в дверях лиц. -- Компрессионный перелом позвоночника я залечу сама с помощью Силы.
   -- Может быть, всё-таки, улетите с нами? -- в который уже раз повторила Осока. -- Почему Вы так настойчиво хотите остаться здесь?
   -- Планета нуждается в моём внимании...
   Э, нет, так не пойдёт, подумал я. Так можно летать сюда ещё десять раз и ничего не добиться. Осоку за это трудно осуждать, более настойчивой она быть не может, над ней довлеет колоссальный авторитет Одной из Двенадцати. Я вошёл в медотсек, подвинул подругу на импровизированной банкетке из дополнительных носилок, входивших в оборудование лазарета, взял Шакти за руку. Она была весьма удивлена, тем не менее, ладонь не убрала, лишь вопросительно посмотрела на меня своими чёрными с фиолетовым отливом глазами.
   -- Тётя, -- сам дивясь своему нахальству, сказал я. -- Вы мне что обещали? "Возвращайся через три-четыре года. Тогда я смогу пойти с вами". Было?
   -- Было.
   -- Три года прошло? Даже чуть больше. К тому же, Вы получили травму, и я настаиваю, чтобы лечением занялась мастер Т'ра Саа.
   -- О? Она с вами?
   -- Главный врач корпорации. В общем, как хотите, и Вас, и Вашу ученицу я забираю с собой. Причём, немедленно. Сбежавший ситский корабль созовет сюда всех окрестных импов.
   -- Раз такая срочность... -- задумчиво произнесла Шакти. -- Хорошо. Летим.
   -- Пойду готовиться к отлёту, -- я незаметно подмигнул Осоке, поднялся, вышел в коридор... и тут же наткнулся на Марис. Она смотрела на меня широко открытыми глазами.
   -- Алекс, я... Спасибо.
   -- Не за что. Все мы живые, не каменные. У всех могут быть нервы. Особенно в такой ситуации.
   -- Вот за понимание и спасибо, -- Марис нащупала мою ладонь, крепко сжала. -- Можете рассчитывать на меня в любом деле.
   Погрузив на борт наш десантный отряд и запечатанные в изоляцию тела погибших, мы стартовали с планеты. Увозя с собой два комплекта чёрной брони. Пойманных живьём штурмовиков оставили на Фелусии, так сказать, на суд Силы. Доберутся до ближайших хуторов Народа Полей - их счастье. Тут всего-то сто тридцать километров, и пистолеты я им оставил, я ж не зверь, в конце концов. Не доберутся - ну, судьба... Осока сообщила в штаб, чтобы за имуществом обнаруженной базы прислали "нейтральный" транспорт, к корпорации отношения не имеющий. За сохранность можно было не беспокоиться: заявка на участок "со всем содержимым" была подана в Имперскую Инспекцию по изысканиям четыре дня назад. Пролетая над круглой, будто начерченной циркулем проплешиной в фиолетово-зелёном ковре джунглей, в центре которой возвышался заметный с большой высоты серый могильный валун, я развернул "Амидалу" свечой вверх и крутанул три бочки вокруг оси. Спасибо, ангел мой!
   -- Грайн говорит, ты выиграл поединок с аколитом? -- как бы между прочим сказала из правого пилотского кресла Осока. -- И молчишь.
   -- А что говорить? -- я пожал плечами. -- Всё сделала она.
   -- С мечом тоже она управлялась? Или, всё-таки, ты? -- прищурилась подруга.
   -- При таких подсказках кто угодно смог бы.
   -- Тому, кто не умеет обращаться с оружием, не помогут никакие подсказки. И вообще. Вредный ты. Не даёшь испытать девушке заслуженную гордость тренера!
   -- Дорогая, да ты тщеславна? -- в притворном ужасе вскричал я.
   -- Просто рада, что тренировки не проходят даром.
   -- Значит, будешь ещё меня гонять?
   -- Буду. Пока смогу. А там поправится тётя Шакти, ещё она добавит.
   -- Все на одного, да? -- усмехнулся я. -- Погоди. Что значит "пока смогу"? Ты ранена?
   -- Нет, конечно.
   -- Неужели...
   -- Ага. Ты давно говоришь, что пора, а после Малакора я и сама это поняла.
   -- Падме! -- позвал я. -- Ты слышишь? Нет, ты слышала?
   -- Конечно, -- ответила голограмма. -- И безумно счастлива, что племянников у меня прибавится.
   -- Только давай договоримся сразу, -- Осока предостерегающе поднял палец, -- ты не станешь с первого же месяца меня опекать, ограничивать нагрузки, и тому подобное. У нас есть врачи, и...
   -- ...ты им подчиняешься, -- подхватил я. -- Беспрекословно. Как если бы это был Совет.
   -- Согласна. Но, чур, врачей расспросами не доводить! Побережём их нервную систему.
   -- Договорились.
   -- Прибыли первые гости, -- сообщила Падме. -- Выход из гиперпространства, класс "разрушитель".
   -- Расчёт прыжка завершён? -- спросил я.
   -- Да.
   -- Отлично!
   Второй разрушитель имперского флота прибыл в систему точно через уставный интервал времени, внеся ещё более сильные возмущения в волновой фон. В момент финиша третьего наш отлёт засечь будет невозможно в принципе. Я выставил упреждение пуска гипердвигателя, нажал выключатель. Беззвучно сменилась цифра в окошке часов - раз, другой - и звёзды перед носом корабля вытянулись в белёсые нити.





Далее: Паутина свободы


Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"