Машошин Владимир Анатольевич: другие произведения.

Урфин. Глава 26

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Глава 26
   Ранним утром, хотя десять часов утра для большинства людей скорее день, чем утро, Демид подошёл к дому Лены, заходить не стал, а, пританцовывая, чтобы согреться, ждал на улице.
   Карман приятно оттягивали добытые Демидом средства, эти деньги обещали незабываемые траты.
   Подруга, как он считал, должна была чувствовать особенную радость, ведь для женщины нет большего удовольствия, чем делать покупки. Ходить по магазинам, прицениваться, трогать, обсуждать, мерить... одним словом тратить деньги - важная часть женской вселенной. И им всё равно, что покупать, моток ниток или престижный автомобиль, но попробуйте лишить женщину удовольствия выбора, она надолго затаит на вас обиду.
   Однако выбирать дом, Демид позвал Лену не только для того, чтобы сделать ей приятно, и даже не для того, чтобы похвастать. Всем известная поговорка - две головы лучше, чем одна, - тоже не являлась веской причиной.
   Главная причина заключалась в том, что Демид собирался оформить купленную недвижимость на Лену.
   Тысячи мужчин, пострадавших или только боящихся пострадать от женского непостоянства, могли бы отговорить его от подобной мысли. Ведь женщина только тогда чувствует себя женщиной, когда зависима от мужчины. Кроме того, женщины столь эмоциональны, что под воздействием чувства могут легко передарить имущество любовнику-проходимцу. Одним словом, недвижимость, всегда и везде оформляйте только на себя.
   Но Демид верил в Лену, да и выбора у него не было, если план удастся, то он сможет купить себе всё что захочет, а если не удастся, то, после него, хоть дом останется. Правда, второй вариант Демидом даже не рассматривался.
   Похожая на нарядного мотылька Лена выпорхнула из подъезда. Её белая вязаная шапочка туго стягивала светлые пряди волос, а синий приталенный пуховичок особенно подчёркивал объёмную грудь.
   "Как всегда восхитительна! - подумал Демид и улыбнулся".
   Она взяла Демида под руку и позволила вести себя на место встречи с риэлтором, при этом Лена тоже чему-то улыбалась.
   Демид основательно готовился к этому решительному шагу - изучал рынок, определял важные требования, искал риэлтора...
   Энергичная словоохотливая девушка-риэлтор сегодня обещала показать выбранные Демидом варианты.
   На соседней улице, не далеко от дома Лены, втиснувшись между огромными джипами, приютилась малолитражная "Тойота" Ирины, так завали агента по недвижимости.
   - Здравствуйте! - Ирина вышла из машины и поздоровалась. - С чего начнём?
   - Да, наверное, с того, что поближе, - предложил Демид.
   Он, почему-то, был уверен, что сегодня всё решится.
   Хотя найти подходящий вариант было непросто. Основная причина, конечно, это недостаток средств. Несмотря на рискованный займ у бандитов, денег для покупки недвижимости у Демида было мало, а аппетита много.
   Демиду нужен был частный дом, желательно в черте города, уединённый и к тому же недорого.
   Гордо блистающие индивидуальной роскошью, полноценные коттеджи ему были не по карману.
   Оставались лишь садовые товарищества, где ещё можно было найти скромный домик по сходной цене.
   - Хорошо... - Ирина заглянула в планшет, - тогда вот, сад "Энергетик", почти черта города.
   Демид поднял руки:
   - Окей.
   Ирина вела автомобиль и без умолку болтала, рассказывая случаи из своей практики, и как бы, между прочим, настойчиво предлагала рассмотреть варианты квартир и комнат. Демид и Лена больше молчали, лишь иногда вставляя краткое слово.
   Минут через десять машина уткнулась в железные ворота.
   Кривая поржавевшая вывеска гласила: "Энергетик".
   Ведомые Ириной, они вышли из машины и прошли через ворота.
   - Я не стала заезжать, тут недалеко, потом выезжать дольше, - продолжала объяснять каждый свой шаг Ирина.
   Вообще риэлтор приятная девушка - невысокая, женственно тоненькая, с пухлыми губками, а в каждом её движении и слове чувствовалось столько энергии, что все вокруг буквально заражались энтузиазмом.
   "Настоящий агент по недвижимости..."
   Демид скользнул магическим взглядом вглубь энергичной Ирины и натолкнулся на яркий обжигающий свет, словно из темноты ты вдруг вышел на яркое солнце. Несмотря на всю свою внешнюю привлекательность, Ирина Демиду не нравилась, он обжёгся о её внутреннее сияние и захотел сделать ей больно. Демид даже скрипнул зубами, пытаясь сдержаться.
   - Вот этот участок, - показывая на унылый покрытый жёлтой сухой травой клочок земли, сказала Ирина.
   Без забора земля смотрелась беззащитно, лишь неглубокая почти заросшая канавка проходила по границе участка.
   Крохотный покосившийся домик печально смотрел на пришельцев пустыми окнами. Участок был угловым, две его стороны упирались в покосившуюся общую ограду, что отделяла коллективный сад от дикого леса. Близость леса особенно понравилась Демиду.
   Ступив на подгнившее крылечко, Демид покачнулся, сырая доска ступеньки скрипнула и опасно прогнулась под ногой.
   - Дом конечно не новый, - открывая дверь, пояснила Ирина. - Но ещё в очень хорошем состоянии. За такую цену, лучше найти.
   Ветер дул сильными холодными порывами, Лена зябко ёжилась.
   Внутри дома единственная просторная комната оказалась разделена оштукатуренной печкой, между печкой и окном расположилось что-то похожее на кухню, с другой стороны печки блестел пыльными стёклами старинный сервант, у дальней стены одиноко стояла койка с ржавыми пружинами. Больше мебели не было.
   На второй этаж дома вела узкая крутая лестница.
   "Прям как на корабле, - подумал Демид, разглядывая этот неожиданный вираж вверх".
   В абсолютно пустое пространство второго этажа вторгалась лишь кирпичная труба печки. Толстый слой пыли покрывал всё в доме, даже воздух пах плесенью.
   "Тонкие стены, допотопные окна... дом явно требует ремонта".
   Однако построенная в садовом товариществе дача двумя сторонами участка выходила к лесу и стояла особняком. Для Демида это было очень кстати.
   Лена ходила, наморщив носик, и изо всех сил старалась не запачкаться.
   - Что скажете? - когда они снова вышли на крыльцо, спросила Ирина.
   "Дом нормальный, участок уединённый, почти в городе... - взвешивал все за и против Демид".
   - А какие ещё варианты? - спросила Лена.
   Ирина открыла планшет, её миниатюрный пальчик потыкался в экран.
   Подходящих домов оказалось всего пять, но все остальные были гораздо дальше от города.
   - Мы возьмём этот! - сказал Демид.
   - Не будем другие смотреть? - Лена взглянула на Демида так, будто он её ударил.
   Демид сжал губы и промолчал, его магический внутренний голос подсказывал, что нужно брать именно этот участок, осмотр остальных лишь напрасная трата времени. Когда идёшь что-то выбирать, чаще всего бывает так, что первый предложенный вариант и есть самый лучший выбор, во всяком случае, так думает большинство мужчин.
   - Давайте оформлять, - сказал он.
   Лена нахмурилась и надула губы.
   Резким движением она распахнула сумочку, порылась внутри и извлекла пачку сигарет, огонёк зажигалки из-за порывов ветра никак не хотел гореть, наконец, она прикурила.
   Демид видел недовольство подруги. Своим третьим глазом он проникал даже в её мысли, ощущал колебания, понимал сомнения, но от этого не делался ей ближе. Ему совсем не хотелось проявлять к ней сочувствие или выказывать любовь. Напротив, Демид, словно упивался переживаниями подруги, он жаждал её страданий.
   Демид хотел с Леной поступать жёстко.
   - Хорошо! Тогда едем в офис, - сказала Ирина. - У вас паспорт с собой?
   Демид взглянул на Лену.
   - Да! - не поворачивая головы, выкрикнула подруга.
   Её дрожащие пальчики стиснули сигарету и поднесли к губам, Лена нервно затянулась и пустила струю дыма вниз.
   - Отлично!! - риэлтор потёрла руки.
   Обратно они ехали молча, точнее Демид и Лена молчали, отвернувшись друг от друга, а Ирина всё что-то говорила, но её никто не слушал.
   ***
   По территории садового товарищества свободно гулял пёс, похожий на далматинца с которого стёрли все чёрные пятна. Несмотря на то, что этот пёс был не только белым и длинноногим, но и имел довольно внушительные размеры, садоводы его не боялись.
   Пёс тоже старался не пугаться людей и даже вовсе не замечать их, кобель жил своей тихой собачьей жизнью, но стоило кому-нибудь крикнуть: "Муха", как он бросал все дела и, виляя хвостом, подбегал к кричащему.
   Муха - кличка белого пса и каждого, кто её знал, пёс считал своим другом.
   На самом деле пса звали не Муха, а Мухтар, и он вовсе не был бездомным. Правда об этом мало кто догадывался, ведь с раннего утра Муха бегал в поисках приключений и пропитания, как любая бездомная дворняга. Лишь потрескавшийся рыжий ошейник на его шее намекал, что пёс всё-таки домашний.
   Собаки, как и люди, отличаются внешностью, характером, складом ума и общительностью.
   Бывают собаки злые, действительно злые, а люди разве не бывают?
   Попадаются собаки добрые, ласковые, дружелюбные, конечно, таких собак много меньше, ведь их специально выводят для охраны.
   Когда нужно защитить хозяина, кому нужна добрая собака?
   И всё-таки, добрые собаки встречаются, Муха лучшее тому доказательство.
   Несмотря на свои размеры, сильные лапы, крупную бульдожью голову, пёс всегда оставался дружелюбным, он даже никогда не лаял на пьяных.
   От рождения, лишь научившись ходить, Муха жил вольной жизнью. Никто его не ограничивал, не водил на поводке, не привязывал возле магазина.
   Единственное вмешательство в собачью свободу, это ошейник, который свободно болтался на шее. Хвала человеку дающему собаке жить полноценной независимой жизнью, но при этом не забывающему накормить и, когда наступают холодные ночи, пустить домой.
   Любому псу ох как не просто выжить на улице, всюду его подстерегают опасности.
   Например, мальчишки с рогатками могут повредить лапу, тогда не сможешь быстро бегать, ловить мышей (да, собаки тоже ловят мышей), оголодаешь и околеешь. Другие собаки, что зорко следят за своей территорией, также весьма опасны, на улице любая травма приближает твою голодную смерть.
   Но Муха считался домашним и потому мог избегнуть подобной участи, так например, когда однажды он поранил лапу осколком стекла, то, сразу же, вернулся домой к хозяину. Поджатый хвост, жалкий вид, страдающий взгляд, это всё, что нужно, чтобы разжалобить человека. Всё-таки с хозяином ему повезло.
   Людей Муха не боялся, он знал их великую тайну - люди нападают лишь тогда, когда сами боятся.
   Поэтому крупный пёс изо всех сил старался демонстрировать миролюбие, - не рычал, не лаял, даже не смотрел в сторону людей, - и это работало.
   Благодарные люди тоже не обежали его, а часто и вовсе не замечали.
   Но если кто-то вдруг звал пса по кличке, тут уж Муха бежал со всех лап, - вилял хвостом, задирал морду, только не опирался лапами (люди этого страсть как не любят), одним словом, всеми способами демонстрировал собачью радость.
   Самую большую опасность, по мнению Мухи, для собак представляли большие железные повозки, особенно те, что передвигались по стальным полосам.
   В своих ежедневных вылазках Муха постоянно натыкался на собак без одной лапы, несчастные калеки смешно подпрыгивали на оставшихся трёх. Эти собаки когда-то проявили неосторожность и, подойдя слишком близко к железным машинам, лишились конечности.
   Муха был достаточно умён, чтобы от таких машин держаться подальше.
   Зато людям он доверял безоговорочно, особенно тем, которые знали его кличку, и за все свои пять лет Муха ни разу в этом не раскаялся.
   Бывало, крикнут ему: "Муха!" И он мчится, кружит вокруг, подпрыгивает, бьёт хвостом, а его лишь потреплют за ухом и пойдут дальше. А бывает, что предложат вкусненькие косточки или обрезки мяса, тут для него праздник, потому как вольный пес всегда голоден, такова плата за свободу.
   Обитая в садовом товариществе круглой год, Муха не знал никакой иной жизни.
   Он лишь замечал, что с приходом тепла, когда оттаявшие птицы принимались весело щебетать, люди съезжались со всех сторон, поднимался шум, суета, начиналась летняя бурлящая жизнь.
   Но стоило подуть холодным ветрам, закружиться в воздухе первым снежинкам, как тотчас испуганные люди собирались и уезжали. Тогда наступало время Мухи, и на всей огороженной ветхим забором территории он становился полновластным хозяином.
   Немногочисленных оставшихся зимовать садоводов Муха знал наперечёт, он давно изучил, когда и к кому лучше приходить, чтобы получить вкусную подачку.
   Однако совсем недавно в давно пустующий угловой дом въехал новый жилец.
   Бегая вокруг и, как обычно, изо всех сил демонстрируя миролюбие, Муха тайком наблюдал за новым жильцом. Этот жуткий тёмный человек казался страшнее железных машин, отрезающих собакам лапы. Таких опасных людей Муха раньше никогда не встречал.
   И хотя новый жилец вёл себя совершено спокойно, Мухе он сразу не понравился.
   Собачьи глаза не могли солгать, новый жилец из дома на углу был самым странным и страшным человеком, который только когда-нибудь попадался Мухе. Временами вокруг этого человека клубилось ужасное чёрное облако, и всё к чему он прикасался ещё долго сохраняло напоминающие гниющую кровь вонючие следы.
   Однажды Муха столкнулся с этим человеком нос к носу и тот даже обратился к нему (назвал дурацким именем "Шарик"), Муха демонстративно отвернулся и как можно скорее убежал подальше.
   Однако тревожное чувство не переставало колоть собачье сердце, и непонятный, но весьма реальный страх не давал псу покоя.
   Каждый день, осматривая владения, Муха обязательно прибегал взглянуть на угловой дом и на страшного нового жильца.
   В одну из таких проверок, Муха возле дома увидел огромную машину.
   Вокруг, будто муравьи возле гусеницы, суетились люди, из распахнутого брюха грузовика вытаскивали какую-то железную статую. Статуя позвякивала, блестела, заваливалась на бок, люди суетились, ругались, подгоняли друг друга.
   Муха до смерти боялся машин и всегда старался их обходить стороной, но железный истукан почему-то завораживал.
   Припав к земле и поскуливая от страха, Муха подполз ближе, желая узнать, чем пахнет эта статуя. Грузовик как гора нависал над Мухой, скрежет, крики, ругань, до ужаса пугали его, но любопытство толкало вперёд.
   Впрочем, собачьей храбрости надолго не хватило, внушительная железная статуя с пронзительным звоном рухнула на мёрзлую землю, Муха в ужасе подскочил и помчался прочь.
   "Больше никогда не подойду сюда... - в панике думал пёс".
   Однако страшный жилец однажды сам нашёл Муху.
   Когда Муха совершенно неожиданно столкнулся с ним на узкой садовой улочке, этот страшный опасный человек предложил ему вкусное угощение. Рука человека плавно покачивала куском ароматного копчёного мяса, сочный мясной запах заставлял урчать желудок, щекотал ноздри. Собачья пасть вмиг наполнилась потоками слюны.
   Опытный Мухтар людей не боялся, но без нужды не подходил к незнакомцам. Особенно, если эти незнакомцы окутаны странными чёрными облаками.
   Но сочный копченый запах просто сводил с ума, Муха давился слюной.
   Ему хотелось вонзиться зубами в аппетитный кусок, глотнуть мясного сока... но всё-таки Муха сомневался.
   Однако все сомнения отпали, когда незнакомец позвал его по имени.
   - Муха, Муха, поди сюда... - размахивая ароматным куском, манил человек.
   Разве может дурной человек знать его имя? И Муха сдался.
   Осторожно, готовый в любой момент отпрыгнуть и пуститься наутёк, он подошёл, похожий на толстую палку хвост робко вильнул.
   Щедрый незнакомец бросил вкусный кусок, и Муха, поймав его на лету, с наслаждением впился в сочную мякоть.
   Угощение было вкусным, даже очень, но, как и всё хорошее, оно быстро закончилось.
   Пока пёс жадно глотал копчёное мясо, страшный человек приблизился к нему и Муха вдруг услышал щелчок, а потом понял, что оказался на привязи.
   Человек пристегнул его к длинному кожаному поводку и потянул за собой.
   Муха упёрся, но человек говорил ласково, при этом не забывал сильнее тянуть за поводок, и пёс подчинился. Он надеялся, что недоразумение разъяснится.
   Так они и прошли по узким садовым улочкам, под грустными взглядами осиротевших домиков - человек, тянущий кожаную нить поводка, и Муха, грустно повесивший морду.
   Никто не встретился им на пути и потому никто не удивился тому, что неизвестный в этих местах человек, ведёт на поводке всем известного Муху.
   Возле углового дома человек потащил Муху на крыльцо, Муха упёрся всеми лапами, но человек тянул лишь сильнее.
   В таком положении Мухе оставалось или подчиниться, или напасть, возможно, даже укусить человека.
   Последнего, добрый пёс не мог себе представить и человек победил. Незнакомец затащил Муху в дом и привязал поводок к торчащей из стены скобе.
   Озадаченный Муха пытался припомнить, не натворил ли он чего такого, что рассердило этого человека? Однако ничего криминального он вспомнить не мог.
   Человек покопался в груде барахла наваленного на столе, выудил ещё один кусок мяса и бросил Мухе, но псу есть уже не хотелось, ему хотелось быстрее сбежать отсюда. Муха привставал, садился, тянул поводок, и тихо, как можно жалобнее, скулил, но страшный незнакомец не обращал на это никакого внимания.
   Собачье сердце обледенело от ужаса, и тоска вливалась в звериную душу вязкой холодной жижей.
   Железная статуя, которую видел Муха в большой машине, теперь стояла в углу и блестела, уродливые слоновьи ноги держали овальное стальное туловище, шишковидная голова сверкала остроконечной макушкой, и от неё исходил незнакомый Мухе запах.
   Утомившись, Муха прилёг и положил белую морду на лапы, однако его глаза продолжали зорко следить за человеком.
   Тем временем страшный человек вёл себя весьма необычно, и с каждой минутой становилось лишь хуже. Он раскидывал по полу предметы, расставлял зажжённые свечи, при этом бормотал какие-то непонятные слова. То он вдруг начинал медленно ходить, то внезапно дергался, будто в конвульсиях...
   Непонятные действия человека наводили ужас, наконец, смертельная тоска окончательно сдавила собачье горло, и Муха громко завыл. В этот вой он вложил всю свою собачью тоску - положить собачью морду на колени хозяину, услышать ласковые слова, жмуриться, когда тебя чешут за ухом, дышать вольным свежим воздухом, сорваться и бежать вдоль пустых улиц...
   Человек, видимо, оставался глух к собачьему горю, а комната наполнялась непонятной тьмой, заклубились густые чёрные облака, и впервые в жизни Муха пожалел, что доверился человеку.
   Безумно вращая глазами, человек двинулся на Муху, пальцы человека сжимали нож, губы кривились, а непонятные слова походили на крик ворона.
   И тогда Муха понял, что означает тот незнакомый запах, который исходил от железной статуи, он поджал хвост и заскулил.
   Так пахнет смерть.
   Острое лезвие рассекло белую шею, однако Муха не оскалился и не пытался укусить, он лишь продолжал тихо скулить.
   А в его собачьей голове пронеслась жалкая, но по-собачьи искренняя мысль: "За что?? Я же хороший!!.."
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"