Машошин Владимир Анатольевич: другие произведения.

Урфин. Глава 29

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Глава 29
   "Нет, не Топ, даже близко..."
   Отражение, стоящего перед железными доспехами Демида, искажалось, множилось, рассыпалось по доспехам.
   Запрокинув голову, он разглядывал железного истукана. Яйцевидная заострённая голова, полная темноты глазная щель, блестящая выпуклая грудь. Только меча не хватало.
   Опасения, что получится второй Топ, оказались напрасными, Железный на медведя вовсе не похож. И дело было даже не в материале, не в силе или ловкости, рыцарь просто другой, через него не было контакта с тёмной силой, он просто бесчувственный болван.
   Железный голем мог двигаться, выполнять приказы, но не размышлять, - идеальный солдат. Такой будет сражаться до конца, отсеки ему руку, оторви ногу, увечья не остановят его.
   Плохо то, что его трудно было спрятать. Десятки больших и маленьких железок, при каждом движении железного звякали, а от тяжёлых шагов в доме дрожали стёкла. Нечего было и думать не то, что до города, даже до остановки пройти с ним незаметно.
   Деньги у Демида уже на исходе, а без фургона путешествовать с железным было опасно.
   В голове Демида как-то сам собой сложился до гениальности простой план, - явиться в город неожиданно, нанести точечные удары по стратегическим точкам и захватить ключевые посты. Как это было у ленинцев - почта, вокзал, телеграф. Правда за столько лет формула изменилась - криминал, банки, СМИ...
   Главное сразу же показать своё могущество, сила решает всё! Дед, знакомый Демиду лишь по рассказам матери, прозванный зэками Ухватом, всегда говорил, что у кого оружие тот и победитель, и внук полностью разделял эти убеждения.
   Сила внушает трепет, насилие подавляет и любого заставляет повиноваться, а ещё страшнее мощь неизвестная, непонятная сила. Поэтому провести Железного по улицам города означало выдать себя, потерять преимущество внезапности и, что самое главное, дать кому-то возможность подготовиться к сопротивлению той силе, которой владел Демид.
   Чтобы не подвергать свой замысел риску, Демиду нужно было сохранить свою тайну, распустить неясные слухи, повергнуть жителей в священный трепет перед неизвестным. Пусть боятся! Да, именно так, пусть трясутся и умирают от страха!!
   Незаметно добраться до города с Железным, можно было только в фургоне.
   Исходив всё товарищество садоводов вдоль и поперёк, Демид приглядел себе подходящий автомобиль. Оставалось лишь завладеть им.
   На скрипучем крыльце своего скромного домика Демид полной грудью вдохнул бодрящий морозный воздух.
   Снежное одеяло белело и искрилось на солнце, дома, нахлобучив белые пушистые шапки, спали тревожным сном брошенного ребенка.
   Демид спустился с крыльца и пошёл вдоль заснеженной улицы.
   Покинутые домики через тёмные окна безмолвно следили за ним. Вот домик точь-в-точь как у него, даже крыльцо так же просело. Рядом дом побогаче, с солидными пластиковыми окнами, спутниковой антенной и новеньким крыльцом, но и он оставлен, забыт посреди белой пустыни. Лишь ветер навещает недвижимых участников садового товарищества и, словно пытаясь разбудить их, свирепо толкает в деревянные бока.
   Брошенный дом похож на одинокого человека, скольких мог бы он обогреть, приютить, спасти, но его двери закрыты, и никто не согреется в нём, он холоден и пуст...
   Мрачно философствуя, Демид оказался на другой стороне садового товарищества.
   Его сердце забилось быстрее, здесь, за высоким забором богатого участка, зарывшись широкой мордой в снег Демида ждал тёмно-синий фургон. Прошлый раз Демид лишь через заборную щель сумел разглядеть машину.
   Капитальный высокий забор надёжно охранял большой садовый участок, над забором возвышался просторный двухэтажный дом, кусочек дорожки, выложенный плиткой, упирался в массивные ворота.
   "Хозяин явно не бедствует, - размышлял Демид, разглядывая верхний этаж дома".
   Он решительно притопил кнопку звонка, но за забором не послышалось, ни звука, ни движения, лишь холодным монолитом продолжала лежать тишина.
   Кажется, целая жизнь родилась, отцвела и исчезла, за эти мгновения, но вот, скрипнула дверь.
   - Кого черти принесли, чего надо? - хрипло пробасил пьяный голос.
   - Я ваш сосед, мне бы спичек... - крикнул Демид.
   Где-то на крыльце закряхтели, громыхнуло упавшее ведро, послышалась пьяная ругань.
   Внезапно калитка бесшумно отворилась, и из неё высунулось покрытое щетиной мужское лицо.
   - Глупо получилось, - Демид улыбнулся, - курить бросил и забыл о спичках, нечем печь затопить.
   Хозяин помятого заросшего щетиной лица поминутно икал, его воспалённые глаза смотрели прямо на Демида.
   - Пить не бросил? - спросил небритый мужчина.
   - Нет, - Демид снова приветливо улыбнулся.
   - Заходи, - махнул мужчина рукой, затем икнул и пошёл к дому.
   С замиранием сердца, словно прыгая с парашютом, Демид двинулся следом за ним. Синий фургон стоял на прежнем месте, только снег с крыши съехал ему на передок и белой кашей забился между капотом и воротами.
   Нетрезвый хозяин долго карабкался на крыльцо, прежде чем встать ногой на ступеньку он старательно прицеливался, но его правая нога всё-таки промахнулась, хозяин покачнулся, рука еле успела ухватиться за перила.
   - Мать твою!.. - выругался хозяин.
   Демид терпеливо ждал, пока пьяный хозяин одолеет эту преграду.
   Пользуясь этой задержкой, Демид окинул взором округу, с крыльца был виден лишь высокий забор, да кое-где крыши соседних домов.
   "Это хорошо, значит свидетелей не будет, - подумал Демид".
   Внутри дома было сильно натоплено и накурено, к тому же висел тяжёлый запах перегара.
   На полу валялись пустые бутылки, жестяные пивные банки и скомканные пачки из-под сигарет.
   В центре комнаты выделялся рыжим пятном диван, перед ним стоял заваленный посудой и объедками журнальный столик. Поверхность столика была плотно заставлена тарелками с несвежей закуской, тут же над ними высилась гора окурков, и между тарелок торчали коньячные бутылки.
   Хозяин облегчённо вздохнул, плюхнулся на диван и сразу же схватился за бутылку.
   - Садись, выпьем, - предложил он.
   Тёмно-коричневая жидкость, громко булькая, на треть заполнила два гранёных стакана.
   Демид присел.
   - За то, чтобы все, - дрожащие пальцы хозяина подняли стакан, он одним глотком проглотил содержимое, поморщился, и схватил засахаренную дольку лимона, его зубы крепко впились в мякоть.
   Коричневая жижа резко пахла спиртом, Демид чуть пригубил её, противная горечь жгла язык.
   - Не-не-не...до дна, только до дна! - закричал хозяин.
   Демид выдохнул и выпил залпом.
   - Закусывай, угощайся, вижу, парень ты хороший, будем знакомы, я Николай Викторович, - хозяин протянул Демиду руку.
   - Дмитрий, - ответил на рукопожатие Демид.
   - А по батюшке?
   - Просто Дмитрий.
   - А-а-а, ну, как скажешь. Я, Дмитрий... - Николай Викторович порылся на столе, при этом задел пепельницу и чёрная горка окурков, рассыпавшись, попала в тарелки, - ...праздную.
   - И что же? - спросил Демид.
   - Да, где ж они?!! - Николай Викторович обшарил диван и сполз на пол.
   Найдя сигаретную пачку, он уселся обратно. Зажигалка щёлкнула, огонёк облизал кончик сигареты, зарделась красная шишка, дым протянулся тонкой струйкой и заклубился.
   - Праздную кончину старой тривиальной жизни и начало новой, замечательной. Вот так, на склоне лет, ты вдруг понимаешь, что жил не как надо, шёл не туда, делал не то. Да, если б сам понимал, а то ведь тычут носом всякие щенки, выбрасывают как хлам, вычёркивают из списков... - Николай Викторович снова потянулся к бутылке, звякнули стаканы, забулькала жидкость.
   По комнате плыл голубоватый туман, с висевших на стенах фотографий смотрели улыбчивые люди, горячая волна опьянения накрыла Демида, в голове зашумело.
   - Интересно, - пробормотал Демид.
   - Правда, интересно?! - Николай Викторович оживился.
   - Конечно! - кивнул Демид.
   - Так слушай, Дима! Нет повести печальнее на свете... - Николай Викторович глотнул коньяка и закусил...
   История его оказалась самой обыкновенной.
   Демид, с детства привыкший к унижениям и несправедливости, про себя смеялся над мелкими переживаниями хозяина. Мелкие неприятности это ещё не беда, но изнеженному Николаю Викторовичу, вероятно, казалось, что нет страшнее его горя.
   Работал Николай Викторович, до недавнего времени, на заводе, каком он не уточнял, да это и неважно.
   Служил не рядовым винтиком, а занимал должность начальника цеха, что объясняло его хороший дом, белые руки и барские замашки. Николай Викторович ничем особенным там не выделялся, как и большинство руководителей его возраста, честно делал вид, что делает дело. Лишь его симпатичная жена, встречая знакомых, не без гордости подчеркивала: "Он ведь у меня начальник..."
   И всё Николая Викторовича устраивало, приятно устроен быт, успешно налажена жизнь, но на предприятии пошла новая волна, у вышестоящих руководителей подросли дети.
   Бывшие детки, направляемые родителями и ободрённые купленным образованием, тоже захотели успешно устроиться.
   Николай Викторович особо подчёркивал них купленное образование.
   Выпивший хозяин горячился, кричал, пытался доказать, что у молодых щенков, образование дутое, сплошная фикция, дипломы на руках, а знаний ноль.
   В который раз звенели стаканы, булькала коньячная жидкость, резали глаза клубы табачного дыма.
   По бледной щеке Демида скатилась слеза, постороннему могло показаться, будто он расчувствовался и всплакнул.
   На самом деле, Демид старался не слушать пьяную болтовню, он думал о своём и разглядывал комнату. Обстановка бедная, устаревший сервант, древний письменный стол, пара стульев завалены каким-то хламом, крохотный телевизор.
   "Интересно, где хранятся ключи от фургона?.. - пытался определить Демид".
   А сильно выпивший Николай Викторович, тем временем, бубнил над самым ухом Демида, дышал ему в лицо перегаром, и требовал внимания...
   - ...В управлении ко мне начали придираться, то не так это не туда, но я держался. В итоге меня вызвали, и прямо сказали: "Или увольняйся или переходи мастером на механический участок". Меня мастером, как тебе?! Плюнул я, высказал, что думаю, и накатал заявление по собственному желанию. И тут же, моё место занял, кто б ты думал? Двадцатилетний пацан... пацан!!! Ему только за материнскую юбку ещё держаться, а его в начальники цеха. Ну да чёрт с ними, плюнул и забыл. Самое интересное началось после... - Николай Викторович глубоко затянулся и выпустил большое дымное облако. - ...Знаешь, сколько у меня было друзей? О-о-о, что ты, тьма! Но стоило уволиться, никого, ни единого человека не осталось. Думаешь, умерли или как меня сократили? Ничуть, живы, здоровы, работают. Только, кому ни позвони - некогда, занят, в другой раз. Пробовал работу найти, но сам понимаешь, глухо. Во всём городе ничего. Вот если б вы были слесарем или дворником, это они мне говорят, а какая зарплата у дворника? Моей жене на день.
   Видимо, вспомнив о жене, Николай Викторович снова схватился за стакан.
   - Тоже вот, жена, начала пилить. Она, видите ли, стыдится безработного мужа, а когда я стотысячные получки приносил, не стыдилась? Нет, ты мне скажи, не стыдилась??
   - Гордилась, наверно, - поддакнул Демид.
   - То-то и оно, что гордилась. А теперь, стыдится... сука! Я тебе так скажу, все бабы корыстные суки. Что у них есть? Смазливая мордашка, да задница и то лишь по молодости, чуть заматереют и всё! Ничего! Лишь мужик, что пашет как вол. Мы пашем, а они нами погоняют.
   Николай Викторович внезапно впал в задумчивость, несколько минут он просто покачивался и бессмысленно глядел в пространство...
   - ...Всё правильно, кто тянет того и погоняют, - вновь заговорил он. - И ведь пилит, пилит каждый божий день. Короче не выдержал я, собрал вещички и сюда, пусть без меня поживёт. Да пусть хоть другого мужика найдёт, такую бабу и отдать не грех.
   В глазах Николая Викторовича блеснули слёзы, пустая бутылка с грохотом покатилась по полу.
   - Выпьем! - Николай Викторович протянул Демиду стакан.
   Демид неохотно принял.
   Они одновременно выпили, потом закусили, помолчали...
   - А дети? - спросил Демид.
   - Что дети?.. Ах, дети... парень и девка, парень в Москве, девка замужем, да что они... всегда за мать. Один я! Один! Понимаешь? Как перст один, на склоне лет...
   - Как же один?!! Целая семья, а говоришь один?! - усмехнулся Демид.
   Горячие коньячные волны бушевали в голове Демида, на берег сознания выбрасывались смелые мысли, и одна, особенно дерзкая, понравилась ему, нужно только правильно направить разговор.
   - Семья, - передразнил хозяин, - то-то и оно, что лишь формально семья, а вот так... по человечески, по-настоящему... один!
   - Не верю! Сейчас говоришь один, а случись что, вмиг примчатся, начнут ухаживать, - покачал головой Демид.
   - Ага, жди, хотя... - Николай Викторович вдруг снова задумался.
   - А ты, проверь! - предложил Демид.
   - Как это?
   - Если, скажем, сообщить, что с тобой беда, прибегут или нет? - продолжал Демид гнуть свою линию.
   - Соврать?!! - Николай Викторович покачал головой. - Ты их не знаешь, засмеют.
   - А если правдоподобно, в больницу попасть, и доктор подтвердит? - настаивал Демид.
   - Ногу что ли сломать? - усмехнулся Николай Викторович.
   - Зачем ногу? Просто повеситься... - Демид глядел прямо в глаза пьяного хозяина.
   Глаза Николая Викторовича округлились, рот приоткрылся и, кажется, даже его пьяный мутный взгляд прояснился.
   - Да, нет, не по-настоящему, конечно, - рассмеялся Демид. - Так... как будто бы... понарошку... только вид сделать.
   - А-а-а... Нее, - Николай Викторович мотнул головой. - Давай лучше выпьем.
   - Давай, - Демид поднял стакан, - но ты всё-таки подумай, хороший вариант, мой знакомый свою мегеру только так и перевоспитал.
   Мозг Демида гудел от напряжения, вся его магическая мощь обрушивалась на пьяное сознание Николая Викторовича, оставалось лишь подвести его к черте и потом столкнуть в пропасть.
   Николай Викторович ловко откупорил коньячную бутылку, он явно прислушивался к Демиду.
   - И что? - делано равнодушным тоном спросил Николай Викторович.
   - А то... жена, как шёлковая стала, третий год с мужа пылинки сдувает, - нагло врал Демид. - Только представь, твоя жена вся в слезах винит во всём себя, дети встревожены, а там глядишь и работа, какая подвернётся. Нет, что ни говори, я бы на твоём месте рискнул, будь у меня такой шанс.
   - Какой шанс? - Николай Викторович икнул.
   - Я твой шанс! - крикнул прямо в лицо пьяному хозяину Демид. - Подумай сам, если вдруг ты повесишься, кто узнает? Кто сюда зайдёт, увидит, спасёт?..
   - Никто! - грустно вздохнул Николай Викторович и смахнул со щеки слезинку.
   - Вот! А тут я случайно за спичками зашёл, из петли тебя достал, в больницу отправил, и всё такое, правдоподобно? Ну, скажи, правдоподобно?
   - Вполне, - кивнул Николай Викторович.
   - Значит, я твой шанс! Выпьем, - себе Демид налил совсем чуть-чуть, а хозяину сразу полстакана.
   - Ик... мне уже того... наверное, хватит, - заупирался Николай Викторович.
   - Ну, тогда ладно, мне пора, счастливо оставаться... увижу твою жену, передам привет, - Демид поднялся.
   Он медленно пошёл к двери, нога запнулась о пустую бутылку и та, словно бильярдный шар, сталкиваясь и отскакивая от другой посуды, отлетела в угол.
   - Стой!! - вдруг завопил Николай Викторович. - Давай свой шанс, давай её на коленях!
   Демид хищно улыбнулся.
   - Вот это по-мужски! Другой разговор! Верёвка есть? - засуетился Демид.
   - Там... - в сторону лестницы махнул Николай Викторович. - Я ей покажу! - его пухлый кулак грозно взлетел вверх, воспалённые красные глаза сверкнули гневом.
   Под лестницей, что вела на второй этаж, была сооружена маленькая кладовка.
   Демид распахнул крохотную кукольную дверцу и заглянул внутрь, - на полках аккуратно разложен всякий хлам.
   Белые защитные перчатки, посеревшие от безделья лопаты, пожелтевшие стопки газет, на стене свёрнутая кольцом висела верёвка.
   Садовые перчатки оказались тоже кстати, верёвка правда была слишком тонкая, но другой нет.
   Для задуманного Демидом плана идеально подходили перила лестницы.
   Демид перекинул шнур через перила, его пальцы, скованные грубым материалом перчаток, с трудом вязали узлы, проверяя надежность конструкции, он упёрся и потянул. Верёвка отлично держала его вес. В кладовке нашлась и стремянка.
   - Готово! - минут через двадцать крикнул Демид.
   Николай Викторович вздрогнул, секунду испуганно озирался, но, видимо, вспомнил Демида и улыбнулся.
   - Быть иль не быть? Вот в чём вопрос... - хрипло декламируя, хозяин попытался встать, - забыл как там дальше...
   Демид помог пьяному подняться.
   Николай Викторович нервно смеялся и ступал нетвёрдо. Бутылки выскакивали из-под ног, катились, крутились, сталкивались.
   Страхуемый Демидом, хозяин подошёл к лестнице.
   Над его головой зловеще раскачалась петля.
   - Нее надо... Дима, слушай меня, я знаю! - пьяный Николай Викторович вцепился в рукав Демида.
   - Да будь ты мужиком! Это надёжно. Поднимись, сунь на секунду голову и всё, лишь бы след остался! - Демид пытался убедить хозяина и использовал для этого не только слова, но и всю силу своего мысленного магического воздействия.
   - И всё? - спросил Николай Викторович.
   - Конечно! Лестница, вот, никуда не денется, это же не табуретка, - Демид похлопал стремянку. - Сразу в больницу, там сообщат жене...
   Николай Викторович прицелился и встал ногой на ступеньку, потом поднялся выше, его бледное лицо поравнялось с петлей.
   - Н-н-неет, я пас... - явно трезвеющий хозяин решил спуститься, но Демид не пускал его.
   - Да будь ты мужиком, не дрейфь! - подначивал хозяина Демид.
   - Да глупо это, - растеряно улыбнулся Николай Викторович.
   - Давай, не ссы, покажи что мужик, одно мгновение, я же рядом, - Демид уже начинал злиться.
   На висках Николая Викторовича заблестели капельки пота, трясущиеся пальцы потрогали веревку, взгляд испугано скосился вниз.
   - Нет! Не могу... - хозяин решительно оттолкнул Демида и слез.
   Демид почувствовал себя обманутым в своих лучших ожиданиях. Этот неудачник, ничтожный пьяница устоял перед его чарами, время потрачено зря. Взгляд Демида буквально пилил ненавистную потную шею хозяина, пальцы всё ещё покрытые перчатками судорожно сжались, разочарованный Демид заскрежетал зубами.
   - Нее, я не дурак... пусть катится к чёрту! - пьяно бормотал Николай Викторович, возвращаясь к дивану.
   Внутри Демида бушевала ненависть, ярость колотилась в стенки черепа, бессильная злоба требовала выхода.
   Он медленно, со спины, приблизился к хозяину, левая рука всё ещё сжимала кусок тонкого шнура.
   И вдруг охваченный яростью, Демид бросился на Николая Викторовича.
   Руки накинули ему на шею верёвку, Демид развернулся спиной и взвалил захрипевшего Николая Викторовича себе на спину. Теперь их спины плотно прилегали одна к другой, изо всех сил стягивая шнур, Демид наклонился вперёд, и ноги хозяина оторвались от земли. Николай Викторович страшно захрипел, он отчаянно пытался ослабить веревку, его пальцы цепляли шнур, но всё было бесполезно.
   Борьба длилась долго, наконец, Николай Викторович обмяк.
   Демид выждал ещё некоторое время и скинул труп.
   - Тварь! Тварь! Тварь! - прокричал Демид в синее лицо трупа.
   Отдышавшись, он ещё полчаса возился с мёртвым хозяином, чтобы подвесить его тело в петлю.
   Когда, наконец, труп закачался под лестницей, Демид отступил на шаг, чтобы оценить свою работу - голова Николая Викторовича свёрнута на бок, изо рта свисает синий язык.
   "Сойдёт! Некогда мне возиться... - подумал Демид".
   Разделавшись с трупом, он принялся обыскивать дом.
   Обычный садовый хлам, будто подхваченный ураганом, полетел во все стороны, пустые бутылки ожили и заметались по полу, одна, разогнавшись слишком сильно, врезалась в печку и разлетелась на мелке осколки.
   Демид скинул всё барахло со стульев, посуда с остатками закуски тоже полетела на пол, мусор противно скрипел под ногами.
   Обыскав первый этаж, Демид поднялся на второй.
   Верхнюю комнату занимала огромная двухместная кровать, а вдоль стены тянулся внушительный платяной шкаф.
   Не разбираясь, Демид выбрасывал содержимое шкафа, топтал ногами одежду и женское бельё, его взгляд лихорадочно бегал по сторонам, но наверху тоже ключей не оказалось, пришлось снова спуститься на первый этаж.
   Обыскав ещё раз весь первый этаж, Демид нашёл всё-таки ключи и документы на машину, они оказались в дублёнке, которая висела возле двери. Там же нашёлся пухлый бумажник с деньгами. Демид вынул деньги, а кошелёк положил на место.
   Во дворе его ждал заветный фургон. Демид открыл дверцу, на сиденье просыпалась горстка снега, двигатель завёлся сразу, машина бодро заурчала.
   Отлично, теперь можно было ехать в город! Выезжая через ворота, Демид оглянулся на дом.
   "Только бы не хватились, хотя... плевать..."
   ***
   Удивительные дела происходили среди бетонных джунглей рядового российского города, на улицах горожане тревожно шептались и боязливо оглядывались по сторонам, мутным горным потоком текли самые невероятные слухи.
   Бабулька в цветастом платке шёпотом рассказывала подружкам, как сама видела, что чудище вышло из городского пруда и откусило голову милиционеру. Пусть у неё близорукость и пусть милиционеров теперь нет, но старушка уверяла, что видела монстра собственными глазами. Уж верно делами нечестивыми он прогневил господа... пенсионерки охали, ужасались, и тихонечко ругали власть.
   Похожий на жертву Бухенвальда весь замотанный бинтами, в больничной палате, лежал худенький паренек.
   Стоило ему открыть глаза, как он тут же начинал клясться, что прямо возле детской площадки на него напал медведь. Да не простой медведь, а страшный. Да, так и уточнял - страшный медведь.
   - Глазищи красные, зубы огромные, я извернулся, ткнул "розочкой" его в бок, а вместо крови труха посыпалась. Мамой клянусь!
   Соседи по палате слушали, удивлялись, охали и качали головами.
   - Да ты малой медведя то видел?! - недоверчиво спросил его морщинистый дед. - Тут, про всё забудешь, а ты - извернулся, розочку... ай, да что с тобой говорить... - старик махнул рукой.
   - Да... ядрёную бормотуху ты принял... - не то завистливо, не то сочувственно протянул какой-то мужик с забинтованной головой...
   Город бурлил, как кипящий котёл, слухи вспенивались, множились, приобретали самые странные формы, но лишь единицы знали правду. Главным образом те, кто сначала составлял следственный комитет, а потом был назначен в чрезвычайную комиссию. Особая комиссия уже работала круглые сутки, и лучшие следователи, шаг за шагом, приближались к источнику странных городских происшествий.
   Впрочем, существовали люди, которые не интересовались бабскими сплетнями.
   Офис "Белой бригады" напоминал покойницкую - тусклый свет, мрачные лица.
   Шайка в полном составе, за исключением покойного Белого и предателя Булата, держала совет. Точнее, каждый молчал о своём.
   Михей хмуро глядел на пустое кресло босса, его густые брови сдвинулись, губы беззвучно шевелились.
   Щепа играл перочинным ножичком, - вертел лезвие на пальцах и насвистывал.
   Кол и Чек сидели, понурив головы.
   Только Молодой был спокоен, видимо, он просто не понимал всю тяжесть положения.
   - Да заткнись ты! - Михей рявкнул на Щепу. - Денег не будет.
   Щепа бросил презрительный взгляд на Михея и засвистел ещё громче.
   - Значит так! - Михей ударил кулаком по столу, от чего все вздрогнули. - Рынок у нас отжимают, кладбище мы уже потеряли, менты, сучары, (Щепа цыкнул) наседают. Про центровых и челюскинцев знаете. Отсюда вопрос: "Что делать?"
   Гнетущее молчание нарушал лишь Щепа, который по-прежнему насвистывал блатную мелодию.
   Михей ждал.
   - Что ты предлагаешь? - мрачно спросил Кол.
   - Я предлагаю разбежаться, - сказал Михей.
   - Кто бы сомневался, - усмехнулся Щепа.
   - Есть другие предложения? - Михей взглядом скользнул по мрачным лицам.
   Лишь один Щепа смотрел куда-то в потолок, остальные опустили глаза.
   - А может того... не отдадим рынок? - робко спросил Чек.
   - Поставим всех на перо! - выставив ножик, комично воскликнул Щепа.
   Чек потупился.
   - Не бойтесь, папаша, я дам вам парабеллум, - продолжал Щепа.
   - Не кривляйся! - процедил Михей. - Дело говори.
   - Что тут скажешь?? - Щепа принял серьёзный вид и пожал плечами. - Пока твои дружки, для выполнения плана, нас не загребли расходиться надо.
   - Значит двое, Молодой, что скажешь?
   - А что я? Я как все. Разбегаться, так разбегаться. Как скажете...
   - Значит, Молодой воздержался, вы как? - Михей посмотрел на братьев.
   Чек и Кол молчали.
   - Они за нового босса... - в дверях показался худенький черноволосый парень.
   Видимо, от неожиданности у Щепы выскользнул нож, тонкое лезвие вонзилось в стол, Михей вздрогнул.
   Не спеша парень прошёл через всю комнату и занял кожаное кресло Белого.
   - Удобная вещь, - покрутился он.
   Бригада молчала, лица бандитов окаменели, даже явись к ним сам Белый и он, пожалуй, не вызвал бы столько удивления.
   Парень бесцеремонно закинул ноги на стол.
   - А вам, не кажется, деточка, - Щепа выдернул из стола нож и поднялся, - что ваше место воз...
   Темнота в дверном проёме шевельнулась, и оттуда сначала показалась медвежья морда, а следом выплыло всё остальное мохнатое туловище. Широкие лапы царапали пол огромными когтями, красные глаза горели потусторонним огнём, медведь, будто отлаженный двигатель, издавал ровное гудение.
   Парень поманил зверя рукой, тот фыркнул, Чек с Колом подскочили, их стулья опрокинулись, и братья метнулись на другую сторону комнаты, спрятавшись за спины товарищей.
   - Не бойтесь, не укусит... пока не скажу, - снисходительно успокоил парень и убрал ноги со стола. - Ах, да! Вы же ещё не видели моего солдата. Железный!..
   Коридор ожил, загремел, забряцал, пол дрогнул, и в двери протиснулся блестящий латами рыцарь, он намертво загородил выход.
   - Слышал, вы потеряли босса? - развязно спросил парень. - Это прискорбно, но нет худа без добра, теперь я буду вашим боссом.
   Михей и Щепа переглянулись.
   - Ты кто такой?! - спросил Михей.
   - Меня зовут... - парень умолк, скользнул взглядом по медведю, и внезапно весь просиял - ...зовите меня Урфин, лорд Урфин.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"