Масютин Виталий Анатольевич: другие произведения.

Органы внешней разведки Нквд-Нкгб в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вообще-то это моя дипломная работа, защищенная в далеком 2005 году. С тех пор появилось много новой информации и есть что уточнить и исправить...возможно у меня дойдут до этого руки...

   Введение
  Есть войны, которые никогда не заканчиваются. Только обычно мы и не подозреваем, что боевые действия идут, что противники атакуют друг друга, прорываются через линию фронта, отступают, подсчитывают потери и зализывают раны.
  Это тайная война. Это война, которую ведут секретные службы. Они отправляют своих людей на территорию врага, вербуют там агентов, крадут секретные документы, новейшие технологии и военные тайны. Секретные службы мечтают о том, Чтобы об их существовании вовсе забыли. Они скры-вают даже свои победы. Но иногда покров тайны спадает, и мы видим поле боя, затянутое пороховым дымом...
  В названиях большинства разведывательных органов стран Европы присутствует термин "информация" (синонимы-"сведения", "известия", "со-общения"), а не "разведка", что связано с особенностями семантики этих слов. Ум, информация, знание по-английски "intelligence"; в то же время это слово одновременно означает "разведка".Впрочем, между аналогичными терминами русского языка тоже существует тесная связь: "знать"-это "ве-дать"; "разведывать"-это "узнавать", "распознавать", приобретать "зна-ния"(информацию).
  Но в своем узком смысле термин "разведка" обозначает "тайное обсле-дование (изучение) со специальной целью".Понимаемая таким образом, раз-ведка существует с незапамятных времен.
  История тайной войны и разведывательных служб лишь недавно стала привлекать внимание серьезных исследователей, она еще полна загадок и бе-лых пятен. Специфика работы разведки не допускает огласки, однако, архив-ные документы периодически рассекречиваются, а разведчики пишут мемуа-ры. На основе этих и некоторых других материалов изучаются скрытые при-чины и механизмы исторических событий. Полной Картины в данном вопро-се , мы не увидим никогда. Думаю так и должно быть.
  Но кое-что мы можем и должны знать. И помнить тех, кто не жалея се-бя, отстаивал интересы и безопасность своей страны и своего народа.
  В данной работе рассматривается работа органов разведки НКВД/НКГБ в годы Великой Отечественной войны 1941-1945г.г. Этот пери-од интересен масштабами противоборства спецслужб. Борьба велась с ко-лоссальным напряжением, с привлечением большого количества людей и средств. Больше чем когда-либо в истории, состояние невидимого фронта от-ражалось на полях сражений. Кроме того, мне хотелось показать советскую разведку именно в условиях военного времени, когда ее роль видна более четко и выпукло.
  И хотя со дня окончания войны прошло вот уже 60 лет, опыту ее рабо-ты можно найти применение даже в наши дни.
  Опыт деятельности органов госбезопасности СССР в гитлеровском ты-лу может использоваться российскими спецслужбами в современных локаль-ных конфликтах.
  События 11 сентября 2001 г. положили начало организации сотрудни-чества между некоторыми государствами в сфере борьбы с международным терроризмом. Не лишним было бы вспомнить, что во время войны союзники наладили взаимодействие между спецслужбами, вплоть до совместного ис-пользования агентуры. И пусть оно было не самым удачным. Тем более надо учесть ошибки того времени.
  Помимо прочего, хочу заметить, что условия борьбы с терроризмом, для разведки, во многом напоминают условия той войны: Разведчика не спа-сает дипломатический иммунитет; от работы разведки зависят тысячи жиз-ней. Отсюда бесценность опыта Великой Отечественной.
  В связи с этим интерес к выбранной мною теме неуклонно растет. Сви-детельство тому - постоянно увеличивающееся количество публикуемых в нашей стране книг и статей, посвященных ей. Но есть еще одна причина, по-буждающая исследователей обращать свои взгляды к периоду В.О.в в исто-рии разведки. За давностью лет многие материалы рассекречиваются, давая тем самым такой простор для работы, какой недоступен при исследовании более поздних периодов.
  Литературы по данному вопросу много, но отсутствуют специальные исследования, посвященные анализу деятельности советской разведки и ее роли в войне. Серьезных научных, исторических работ по этой теме на дан-ный момент нет, а если есть, то они имеют гриф секретности. И сразу огово-римся, что основные труды по истории Великой Отечественной войны [117,118] не содержат информации о деятельности разведки и поэтому оказа-лись для нас бесполезными. Даже там, где речь идет о партизанском движе-нии, мы не найдем сведений об участии в нем органов госбезопасности, в ча-стности разведки. Это связано во-первых с секретностью, во-вторых с тем, что официальная идеология в Советском Союзе не могла допустить, что пар-тизанское движение организовывалось кем-то другим, а не Коммунистиче-ской партией.
  Материал по этой проблеме разрознен, отечественные журналисты и историки освещают различные аспекты данной проблемы. До 90-х годов прошлого века вся литература по этой теме ограничивалась мемуарами и биографическими очерками, а также документальными повестями. Затем си-туация изменилась, и здесь необходимо отметить труды историков Т Гладко-ва[104,105] и В. Пещерского[114], посвятивших себя изучению истории оте-чественной разведки. Также следует сказать о работе О.Царева и Н.Веста "КГБ в Англии"[167]. Авторы провели большую работу и очень подробно осветили деятельность советской разведки в Великобритании, и значительная часть книги посвящена периоду 1941-1945г.г. Стоит обратить внимание на шеститомные "Очерки истории российской внешней разведки". Издание подготовлено Службой внешней разведки России с привлечением ряда доку-ментов. Четвертый том "Очерков..."[143] полностью посвящен Великой Оте-чественной войне.
  Некоторые ценные сведения можно найти в следующих работах: Бол-тунов М. "Короли диверсий"[95]; Вольтон Т. "КГБ во Франции"[101]; Кол-пакиди А.,Прохоров Д. "КГБ: спецоперации советской разведки.", "Внешняя разведка России", "Империя ГРУ"[126-128]; Модин Ю. "Судьбы разведчи-ков"[138]; Перро Ж. "Красная капелла"[144]; Соколов Б. "Тайная борьба спецслужб"[159]; Фалиго Р.,Коффер Р. "Всемирная история разведыватель-ных служб".т.2[165]; Чиков В. "Нелегалы" в 2-х кн[169]. Книга Болтунова посвящена диверсионной службе в разведке, в том числе и во время войны. Автор общался с ветеранами спецподразделений и нашел, таким образом, интересный материал. Труд Модина рассказывает об истории "Кембридж-ской пятерки", о судьбе каждого из ее членов. Работы Колпакиди и Прохоро-ва носят, в основном, компилятивный характер, но их достоинством является большой охват материалов и их четкая систематизация. Действия специаль-ных подразделений и разведывательно-диверсионных формирований-это очень модная в наше время тема. Количество книг, статей, фильмов и теле-передач, вышедших под маркой "спецназ" уже не поддается подсчету. Пуб-ликации на эту тему постоянно появляются в различных специализирован-ных журналах, таких как: "Военно-исторический журнал", "Солдат удачи", "Братишка", "Сержант", "Спецназ". Статьи, относящиеся к Великой Отече-ственной войне, я бы разделил на три категории:
  1.-исследования военных историков;
  2.-воспоминания ветеранов;
  3.-разбор операций современными военными специалистами.
  В связи с этим я считаю очень полезными книги В.И.Боярского - "Пар-тизаны и Армия: история упущенных возможностей"[96] и Ю.Ненахова - "Войска спецназначения во второй мировой войне"[142]. В первой из них рассматривается история партизанского движения в Великой Отечественной войне и роль в нем армии и органов госбезопасности, во второй-история, экипировка и вооружение, выдающиеся операции и методы работы специ-альных войск. В книгах авторы использовали материалы нескольких архивов и переработали огромный массив литературы, как русскоязычной, так и ино-странной. Кроме того, авторы являются не только историками, но и специа-листами-практиками знающими о работе спецподразделений еще и по собст-венному опыту.
  Среди, указанных в списке литературы, книг встречаются разного рода учебные и практические пособия. Их использование обусловлено, желанием раскрыть методы подготовки кадров и работы разведки. Изучение проблемы проводилось на основе исторического и публицистического материалов.
  Источниковедческую базу исследования составили разные по характе-ру и значению документы и материалы:
  1. рассекреченные документы советской разведки, опубликованные в литературе и периодических изданиях[3, 5, 12-24, 28, 29, 33-36, 40-87];
  2. учебные пособия и наставления времен В.О.в[1, 2, 4, 6, 7, 9-11, 25, 27, 37, 38, 89];
  3. мемуары разведчиков, работавших в тот период[12, 13, 26, 30-32, 39, 88, 90, 91];
  Основную массу опубликованных документов составляют донесения зарубежных резидентур и докладные записки руководства разведки руково-дству страны. Эти документы позволяют составить представление о том ка-кие материалы и какую информацию удавалось добыть резидентурам совет-ской разведки. Кроме того можно составить мнение, пусть и приблизитель-ное, об агентурных позициях разведки в той или иной стране.
  Те учебные пособия, которые удалось достать, помогают осветить про-блему подготовки кадров. Здесь надо отметить наставления Н. Симкина, Г. Калачева, и Ю. Вебера. Они подробно описывают учебный и тренировочный процесс по некоторым дисциплинам, в основном по рукопашному бою.
  Мемуары советских разведчиков[26, 30, 31, 32, 39] позволяют выявить некоторые детали операций, и составить представление о том, что есть по-вседневная работа разведчика. Недостаток их как источника в том, что раз-ведчик знает только о своем участке работы и только о нем может поведать, да и то в общих чертах в силу специфики своей работы.
  Были также использованы мемуары немецких разведчиков[12, 90, 91].Это взгляд на советскую разведку ее противников. А умный человек оце-нивает противника как можно более адекватно. В этом ценность данных ис-точников, так как их авторы были далеко не глупыми людьми.
  Не обошли мы вниманием и мемуары английских и американских раз-ведчиков.[13,129]
  В процессе работы была также задействована художественная литера-тура. Это в первую очередь книги В. Богомолова[174] и Ю. Семенова[181]. Обе книги оцениваются специалистами как весьма достоверно описывающие работу спецслужб. Так, например, А. Потапов в своем стрелковом наставле-нии[150] неоднократно приводит примеры из книги "В августе сорок четвер-того...".
  В связи с этим можно сказать пару слов об отечественном кинемато-графе. Фильм "Семнадцать мгновений весны" стал учебным пособием в КГБ. А фильм "Их знали только в лицо" стал таковым в ДГИ (военная разведка Кубы)[95]. Вообще надо сказать, что благодаря тому, что советское кино час-то и широко обращалось за помощью к консультантам, оно если и грешило против истины, то достаточно редко и, в основном, из соображений секрет-ности.
   Анализ источников и исследовательской литературы показывает, что, во-первых, данная проблема комплексная по своему характеру. Во вторых, существующий исторический анализ деятельности советской разведки в В.О.в. в отечественной историографии носит фрагментарный характер. В третьих, эта деятельность нуждается в дальнейшем изучении. Отсюда выте-кает противоречие между необходимостью изучения деятельности советской разведки в В.О.в. и состоянием ее разработанности в науке.
  На основании данного противоречия была выявлена проблема иссле-дования: Деятельность советской разведки.
  Актуальность обозначенной проблемы, ее недостаточная теоретическая разработанность обусловили выбор темы исследования: Органы внешней разведки НКВД-НКГБ в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.
  Цель исследования: систематизировать и воссоздать достаточно пол-ную и объективную картину состояния внешней разведки НКВД-НКГБ в го-ды В.О.в.
  Объект исследования: Внешняя разведка НКВД-НКГБ
  Предмет исследования: Деятельность, структура и методы работы ор-ганов внешней разведки НКВД-НКГБ.
  В соответствии с проблемой, целью, предметом исследования преду-смотрено решение следующих задач:
  1. Рассмотреть работу внешней разведки за рубежом и выяснить степень ее результативности и эффективности.
  2. Рассмотреть диверсионную деятельность органов внешней раз-ведки и их частей специального назначения и выяснить степень ее результативности и эффективности.
  3. Раскрыть структуру и методы работы органов внешней разведки.
  4. Раскрыть методы работы частей специального назначения.
  5. Выявить методы подбора и подготовки кадров в органах внешней разведки.
  Поставленные цели и задачи обусловили выбор основных методов ис-следования: диалектический, статистический, конкретно-исторический, сравнительно-исторический.
  Достоверность и обоснованность выводов исследования обеспечены анализом современных достижений философии, истории, выбором взаимо-дополняющих методов исследования, адекватных целям и задачам.
  Структура работы состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников, цитируемой и использованной литературы и приложения.
  
  
  Глава 1. Деятельность органов внешней разведки НКВД-НКГБ в 1941-1945г.г.
  ?1.1 Разведывательная работа за рубежом в 1941-1945 годах.
  Ход военных действий во многом определил роль внешней разведки в Великой Отечественной войне. Главные ее операции были направлены на обеспечение победы. Уже в конце июня 1941г. только что созданный Госу-дарственный комитет обороны СССР рассмотрел вопрос о работе внешней разведки и уточнил ее задачи. В принятом постановлении было указано, что внешняя разведка должна в ходе войны:
  1. наладить работу по выявлению военно-политических и других планов фашистской Германии и ее союзников;
  2. создать и направить в тыл противника специальные оперативные отряды для осуществления разведывательно-диверсионных опе-раций;
  3. оказывать помощь партийным органам в развертывании парти-занского движения в тылу врага;
  4. выявлять истинные планы и намерения наших союзников, осо-бенно Англии и США, по вопросам ведения войны, отношения к СССР и проблемам послевоенного устройства;
  5. вести разведку в нейтральных странах (Иран, Турция, Швеция и др.), с тем чтобы не допустить перехода их на сторону стран "Оси", парализовать в них подрывную деятельность гитлеров-ской агентуры и организовать разведку с их территории против Германии и ее союзников;
  6. осуществлять научно-техническую разведку в развитых капита-листических странах, в целях военной и экономической мощи СССР.[143;8]
  Помимо этого внешняя разведка выполняла еще одну функцию. Она проводила операции по коррекции политического курса других государств. В период войны всю свою деятельность внешняя разведка вела через легальные и нелегальные резидентуры, специально создаваемые разведгруппы, а так же отдельных разведчиков или агентов, посылаемых в те страны, где резиденту-ры не было. Во время войны легальные и нелегальные резидентуры внешней разведки действовали в Англии, США, Швеции, Болгарии, Китае, Иране, Турции, Афганистане, Японии. А в 1943-1945г.г. были созданы резидентуры в Египте, Италии, Франции, Финляндии, Румынии, Венгрии. В общей слож-ности в конце войны за рубежом действовало 96 легальных и нелегальных резидентур. В отдельных странах (Англия, США, Китай, Иран и др.), как и раньше, имелось по несколько разведаппаратов.[126;41]
  Одним из важнейших направлений работы внешней разведки во время войны было получение информации по нацистской Германии. До войны раз-ведка имела там неплохие позиции, так как НКВД удалось создать мощную агентурную сеть. Однако, в июне 1941 года, когда Германия напала на СССР, разведка не имела централизованного контроля над всеми агентурными се-тями, посылавшими свои сообщения независимо друг от друга. Кроме того, с началом войны связь практически со всеми агентами была утеряна. Напри-мер, берлинские группы Харнака, Шульце-Бойзена, Кукхофа не могли посы-лать свои сообщения в Москву из-за того, что у них были маломощные ра-диопередатчики, которые к тому же вскоре вышли из строя.
  В первые дни войны, когда здание советского полпредства в Берлине было блокировано гестапо, А.М.Коротков-заместитель берлинского резиден-та, рискуя жизнью, сумел несколько раз выехать в город для проведения встреч с агентурой, постановки задач и передачи радиостанции для связи с центром и питания к ней. Однако, надолго этого хватить не могло, и в сен-тябре 1941 года начальник внешней разведки П.Фитин обратился с просьбой помочь восстановить связь с берлинскими группами к Разведупру РККА. По-сле этого нелегальный резидент военной разведки в Брюсселе А.М.Гуревич получил приказ выехать в Германию, встретиться с Шульце-Бойзеном и вы-яснить причину отсутствия связи. 26 октября 1941 года Гуревич прибыл в Берлин, установил контакт с Шульце-Бойзеном и радистом группы Гансом Коппи и передал им новые шифры и условия радиосвязи. Вернувшись в Бельгию, Гуревич сообщил в Москву о поломке радиопередатчиков берлин-ских групп и передал в Центр разведывательные сведения, полученные от "Старшины" и "Корсиканца". Однако из-за передачи сообщений берлинских групп в дополнение к собственной информации радистам резидентуры Гуре-вича пришлось слишком часто выходить в эфир. Они были сильно перегру-жены, и в последнюю неделю своей работы передавали более пяти часов в день, что делало их легкой добычей для немецких пеленгаторов. Кроме того, радисты не всегда успевали уничтожать зашифрованные тексты. Между тем немецкая контрразведка, обеспокоенная активностью нелегальных передат-чиков Бельгии, Франции и Берлине, усилила свою деятельность. В результате 13 декабря 1941 года радист и шифровальщик Гуревича с кодами были за-хвачены немецкой контрразведкой, и гестапо не составило труда в 1942 году после краткой разработки арестовать руководителей "Красной капеллы" в Берлине и других городах Западной Европы.
  5 августа 1942 года в Германию были заброшены два агента-парашютиста - Артур Хесслер и Альберт Барт. Но немцы уже держали под наблюдением группу, на связь с которой они были посланы, и их арестовали. Хесслер погиб в гестапо, а Барта немцы перевербовали, и он начал вести с Центром радиоигру. Во время допроса Барт раскрыл агента Вилли Лемана ("Брайтенбах"), который сотрудничал с НКВД с 1935 года. Леман был со-трудником Гестапо и снабжал Центр исключительно важной информацией.
  Таким образом , костяк разведсети был разгромлен , и тем не менее "Красная капелла" действовала до осени 1943 года.
  "Красная капелла" до сих пор рассматривается на Западе как главный источник разведывательной информации, поступавшей в Советский Союз в годы войны , на самом же деле эта информация носила для нас второстепен-ный характер. И все же надо признать, что ее агенты действовали с большим мужеством и высоким профессионализмом и многие из них погибли героиче-ской смертью.
  Для выполнения отдельных заданий в Германию и оккупированные ею европейские страны было направлено около ста нелегалов из советских гра-ждан и иностранцев. Готовились они наспех-шла война. В основном это бы-ли немецкие антифашисты, перешедшие на нашу сторону. Далеко не всем им удавалось выполнить поставленные перед ними задачи. В целом такое на-правление работы по Германии себя не оправдало, хотя были и отдельные успехи-установлены важные связи, получена заслуживающая внимания ин-формация.
  Итак, сколько-нибудь систематической разведывательной работы на территории Германии в годы войны внешней разведке организовать не уда-лось. В оккупированных странах дело обстояло ничуть не лучше. Так, на-пример, во Франции радиосвязь с агентурными группами шла с перебоями, и в ноябре 1942 года прекратилась полностью. Заброска же во Францию связ-ников было делом исключительно трудным, из-за того, что Германия устано-вила контроль почти над всей Европой.
  Такая возможность представилась после достижения в августе 1941 го-да договоренности между НКВД СССР и разведслужбой Великобритании о сотрудничестве в ведении работы против Германии и ее союзников[23,34]. Это соглашение предусматривало оказание английской стороной содействия советским спецслужбам в установлении и поддержании связи с резидентура-ми и агентурой в Германии и оккупированных ею странах.
  Впрочем, проблемы связи это не решило. Группам во Франции прихо-дилось самим посылать связных через Испанию в Алжир, где было советское представительство.[143;240]
  Вообще, надо сказать, что руководство разведки пренебрегло надле-жащей подготовкой радистов для поддержания связи в условиях войны. Ведь ранее предполагалось, что с агентурой можно будет связаться по радио из приграничных городов, например Бреста. Расчет был на то, что с началом конфликта мы сможем перейти в контрнаступление, и будем воевать на "чу-жой территории. Однако не только Брест, но и Минск, и другие близкие к границе города были быстро заняты немцами. Не сработали варианты связи через Бельгию и Данию, которые были оккупированы немцами. Оставались нейтральными Швейцария и Швеция, но, как показала жизнь, налаживание оттуда связи с агентурой было затруднительно[143;7].
  Это был главный просчет внешней разведки накануне войны. Несмотря на то, что из центра в резидентуры шли перед войной постоянные указания об отработке мобилизационных мероприятий на случай чрезвычайных об-стоятельств, и резидентуры, как правило, отчитывались в выполнении этих указаний, основная агентура в странах вероятного противника (Германия, Италия, Венгрия, Румыния, Финляндия) оказалась неподготовленной для ра-боты в военное время, ибо у самого руководства разведки на тот момент не было четкого представления, как будет организована связь в случае начала войны.
  Итак, советской разведке пришлось искать другие пути получения не-обходимой информации по Германии. И, надо сказать, она успешно находила их. Например, больших успехов достигла внешняя разведка, ведя работу по Германии с территории других стран, где обстановка это позволяла (Турция, Болгария, Швеция и др.), и об этом будет сказано ниже.
  Неплохие позиции в работе по Германии имела английская разведка. Она получала интересную информацию о положении в стране, о планах гит-леровского руководства. Однако, руководству СССР передавать эту инфор-мацию англичане воздерживались. Но, у НКВД были хорошие агентурные позиции в Лондоне, в том числе и в английской разведке. Сведения по Гер-мании, получаемые советской разведкой из Лондона, были исключительно важны для руководства страны. Именно из Лондона впервые получена в 1943 году информация о подготовке немцами на Курском направлении операции "Цитадель".
  В Великобритании находилось представительство НКВД по связям с английской разведкой. Кроме информации передаваемой англичанами это представительство получало информацию Чехословацкой, Польской, Юго-славской, Греческой, Норвежской и Бельгийской разведок, с которыми тесно сотрудничало. От них поступали важные сведения. Например, информация об экспериментах немцев с "тяжелой водой" на одном из секретных заводов в Норвегии. А от представителей Чехословацкой разведки поступили данные о переброске немецких войск на юг СССР и подготовке Вермахтом наступ-ления на данном направлении в 1942 году[143;165].
  Таким образом, советская разведка наладила, несмотря на ряд трудно-стей, постоянную работу по вскрытию планов Германии и высветила обста-новку на фронте и в глубоком тылу противника. Выполнив тем самым одну из важнейших задач стоящих перед ней.
  Важное место в деятельности советской разведки занимала также раз-ведывательная работа по странам- союзникам и сателлитам Германии. Необ-ходимо было выяснять их военные и политические планы. Кроме того, рабо-тая по этим странам, разведка нередко получала информацию о Германии.
  Италия активно участвовала в войне на стороне Германии, ее войска находились под Сталинградом и на других участках советско-германского фронта. Руководство страны и командование Красной армии нуждались в получении информации о планах Италии в войне.
  До войны в Италии находилась "легальная" резидентура НКГБ. С на-чалом войны она прекратила свое существование т.к. все советские предста-вительства были выдворены из страны. Связь с агентурой была утеряна.
  Началась работа по подготовке вывода в Италию нелегалов. Двадцать третьего января 1942 года 1-е управление НКВД СССР направило в управле-ние особых отделов НКВД СССР письмо за номером 1/2/245[29] с просьбой предоставить сведения о внутриполитическом положении в Италии на осно-вании показаний итальянских военнопленных. Разведку прежде всего инте-ресовали выходцы из Рима, Милана, Турина, Триеста, Неаполя, Палермо, Бриндизи и особо из Акви и Александрии. Полученная информация сортиро-валась и систематизировалась и затем использовалась при составлении пла-нов заброски агентов. Но эти агенты добрались до Италии значительно поз-же. Поэтому необходимые сведения, как и в случае с Германией, пришлось добывать окольными путями по вышеописанным каналам.
  Очень важной была работа внешней разведки по вскрытию планов японского военного командования. Этим с самого начала войны занималось не только 1-е управление, но и органы госбезопасности Приморского и Хаба-ровского краев, Читинской области, разведывательные отделы пограничных округов, органы военной контрразведки Дальневосточного фронта, Тихооке-анского флота и Амурской флотилии. В результате к осени 1941 года удалось точно установить ,что Япония не собирается нападать на советский Дальний восток. Эти сведения позволили советскому командованию перебросить час-ти Дальневосточного фронта на Запад, где они участвовали в разгроме нем-цев под Москвой. А к лету 1943 года внешняя разведка получила неопровер-жимые данные о том , что Япония вообще не собирается воевать с СССР.
  Большое внимание органы внешней разведки уделяли сбору сведений о Японской Квантунской армии, дислоцированной в Маньчжурии. С этой це-лью уже в 1942 году разведотдел хабаровского УНКВД забросил на террито-рию Маньчжурии 32 агента-вербовщика с целью приобретения агентуры из числа проживающих там китайцев, корейцев, тазов и удэгейцев. Они завер-бовали из местных жителей 20 агентов и 30 связников, а еще 5 агентов были направлены в Харбин на постоянное проживание. Для нелегальной заброски агентов в Маньчжурию на границе совместно с пограничниками были созда-ны переправочные пункты, а также организованы резидентуры, проводившие специальную и идеологическую подготовку агентов и руководившие работой по их заброске.
  В 1941-1945 годах на территорию Маньчжурии неоднократно направ-лялись агенты "Жэн", "Охотник", "Петров", "Сережа" , "Трубка" и многие другие. С их помощью была получена информация о дислокации , численном составе , вооружении и перемещении частей и подразделений Квантунской армии , а также местонахождение штабов , аэродромов и других военных объектов противника. Кроме того, были получены материалы о антисовет-ской деятельности белоэмигрантских организаций и о методах работы япон-ских спецслужб.
   Что касается сателлитов Германии, то и в них велась активная разве-дывательная работа.
  В сложных условиях довелось выполнять советской разведке работу в Болгарии. Будучи союзницей гитлеровской Германии, эта страна была в те годы ее стратегическим и экономическим тылом. Там размещались немецкие войска и подразделения спецслужб. Связь, железные дороги, аэродромы и порты широко использовались Германией в военных целях.
  Накануне нападения Германии на СССР софийская резидентура регу-лярно информировала Центр о дислокации немецких воинских частей, о транзите через Болгарию немецкой военной техники и грузов в сторону. Большим достижением было то, что резидентура добыла агентурным путем ключи к болгарским шифрам, и это позволило Центру длительное время кон-тролировать некоторые каналы связи.
  С началом войны работа в Болгарии приобрела для внешней разведки особое значение. Это была единственная в Европе союзная Гитлеру страна, в которой действовала "легальная" резидентура внешней разведки. СССР и Болгария, заявившая о своем нейтралитете, имели во время войны свои по-сольства, соответственно, в Софии и Москве.
   Однако работать приходилось в фактически оккупированной немцами стране. В Болгарии безраздельно господствовали немецкие спецслужбы. Ди-рекция государственной безопасности Болгарии и военная контрразведка, тесно сотрудничая с ними, по сути дела находились у них в подчинении.
  Такая обстановка в стране сильно осложняла работу разведки. Требо-валось усиление софийской резидентуры, которая была малочисленной, но сделать это долгое время не удавалось вследствие введенной после начала войны квоты на количественный состав советских учреждений в Болгарии. Только в 1943 году в Софию прибыл резидент И.Г. Федичкин.
  Наиболее важные источники информации из-за жестоких репрессий были вынуждены уйти в подполье, резидентура утратила связь с ними. И тем не менее разведывательная информация из Болгарии шла. И это была акту-альная информация, хотя количество сообщений было ограничено. Сведения собирались по крохам, для чего резидентура использовала все возможности, которые она, к тому же, умудрялась попутно расширять. К началу 1945 года на связи резидентуры были 30 агентов[143;503].
  Разведчикам удалось проникнуть в круги близкие к королю Борису. Были связи и из числа находившихся в Болгарии сотрудников иностранных дипломатических миссий. По этим каналам поступала ценная информация. Так, в частности, были получены планы вермахта на летнюю кампанию 1942 года, и сведения о давлении Германии на Японию с целью заставить послед-нюю напасть на СССР. Также резидентура направляла в Центр сообщения об активизации болгарской дипломатии, которая зондировала почву на предмет заключения сепаратного мира с Англией и США. Сведения подтверждались донесениями из Лондона, Стамбула, Анкары. Для наших союзников этот мир был возможностью не допустить СССР на Балканы. СССР объявил Болгарии войну, чем и сорвал эти планы. Помимо выполнения заданий разведыватель-ного характера, резидентура обеспечивала связь с движением сопротивления Болгарии.
  Разведку в Болгарии вели также разведывательно-диверсионные груп-пы, забрасываемые Центром еще с начального периода войны. Они в основ-ном поставляли информацию военного характера, но у них были и другие за-дачи.
  В Венгрии же такие группы выполняли основную работу.
  С началом войны прекратила существование резидентура в Будапеште. И 18 августа 1943 года в Закарпатье была выброшена разведывательно-диверсионная группа Ференца Патаки. Потребность в разведывательной ин-формации была огромная, и разведка стремилась использовать эту возмож-ность, чтобы как-то удовлетворить ее.
  Дислоцироваться группа должна была следующим образом: основная группа-заместитель командира, радист и два связника-остается в Карпатах; сам Патаки с одним из радистов должен был в дальнейшем уйти в Будапешт; Вацлав Цемпер должен был проникнуть в Братиславу и там, действуя само-стоятельно, приступить к выполнению специального задания.
  Задание предусматривало получение информации о политическом кур-се правительства Венгрии и намечавшихся в нем изменениях в связи с ос-ложнением общей военно-политической обстановки, данных о деятельности политических партий, группировок и видных общественных деятелей стра-ны, в том числе их отношение к правительству. Факты проявления недоволь-ства венгерского населения политикой правительства и его деятельностью. Оценка населением сотрудничества венгерских властей с фашистской Гер-манией и рост недовольства этим союзом в связи с ухудшением военной об-становки. Брожение в стране среди национальных меньшинств. Отношения Венгрии с соседними государствами, особенно Румынией. Положение эко-номике страны.
  Даже при самых благоприятных условиях в мирное время потребова-лась бы работа эффективной, проверенной агентурной сети, чтобы ответить на все поставленные вопросы. В разведке не могли не понимать, что задание сложное, но требования решили не снижать. Предполагалось, что Патаки воспользуется для получения необходимых сведений некоторыми связями будапештской резидентуры, предварительно убедившись в том, что они не провалены.
  Обосновавшись в районе Ужгород-Мукачево-Севлюша-Хуст, группа пополнилась за счет местных партизан и скоро дала о себе знать. Она переда-вала информацию, пускала под откос поезда.
  Летом 1944 года группа была раскрыта, Ференц Патаки арестован. Он был казнен 4 ноября того же года. Но к тому моменту в Венгрии уже находи-лись другие группы.
  Сведения по Венгрии поступали и из резидентур в Турции, где венгры искали контакты с Англией и США с целью заключения сепаратного мира.
  Для получения разведывательной информации о положении в Румынии и Финляндии пришлось искать другие каналы. Так в случае с Финляндией использовали сопредельную Швецию, благо между этими странами постоян-но курсировали много людей и некоторые знали довольно много об обста-новке в Финляндии.
  Таким образом, несмотря на ряд трудностей, используя все оператив-ные возможности и по ходу работы создавая новые, разведка выполнила одну из возложенных на нее задач. Она вскрыла военные и политические планы стран-противников СССР.
  Другой задачей разведки был сбор информации о союзниках. Одной из наиболее успешных резидентур в годы войны была лондонская легальная ре-зидентура, которой до мая 1943 года руководил Анатолий Вениаминович Горский , а затем Константин Михайлович Кукин. Несмотря на ограничен-ный состав (в 1941 году-4 сотрудника, в 1944 году-12 сотрудников)[126;45] резидентура сумела обеспечить Москву информацией о содержании пере-писки Форин Оффис (министерство иностранных дел Великобритании) со своими посольствами в Москве, Вашингтоне, Оттаве, Анкаре, Тегеране, То-кио, переписки Черчилля с Рузвельтом, еженедельных сборников разведки, а также о материалах заседаний военного кабинета, сведениями об английских акциях на Балканах и Ближнем Востоке , о контрразведывательной обстанов-ке вокруг советского посольства и по другим вопросам. Не меньших успехов достигла и параллельная лондонская легальная резидентура, созданная в сен-тябре 1941 года, которой руководил Иван Андреевич Чичаев, официально за-нимавший пост представителя НКВД СССР в Великобритании.
  Огромную роль в этот период сыграла Кембриджская агентурная груп-па. Так , работавший в СИС Ким Филби за время войны передал своим опе-раторам массу важнейшей секретной информации. В первую очередь это ка-сается списков агентов СИС во многих странах. Немаловажное значение имели сообщения Филби о переговорах в Испании в 1943 году между англи-чанами и начальником абвера адмиралом Канарисом. А в конце войны он до-был документальные материалы о секретных переговорах представителей американских и английских спецслужб с некоторыми немецкими генералами на предмет заключения сепаратного мира.
  Энтони Блант, с 1939 года работавший в Ми-5 , в годы войны передал в Москву огромное количество секретных документов. Во-первых , он сооб-щил самую подробную информацию о Ми-5 , включая списки агентов и от-четы по результатам наблюдения Ми-5 за установленными советскими раз-ведчиками в Лондоне. Во-вторых им были переданы материалы наблюдения за иностранными посольствами. В-третьих , он передавал важнейшие развед-данные о дислокации и составе немецких войск , и о намечаемых боевых операциях. Особенно важными были его сообщения в мае 1943 года перед сражением на Курской дуге. Недаром в личном деле Бланта, хранящемся в архиве СВР , весьма часто встречаются очень редкие для любого агента со-общения: "Генеральный штаб выражает агенту искреннюю благодар-ность".[;46]
  Джон Кернкросс с марта 1942 года работал в самом секретном подраз-делении английской разведки-школе шифровальщиков правительственной связи (ШШПС) в Блечли-парке , которое занималось дешифровкой перехва-ченных немецких сообщений. Он проработал там около года , но объем пере-даваемых им резиднту Горскому материалов был огромен. Так накануне Курской битвы от него поступили сведения о дислокации 17 немецких аэро-дромов , на которых внезапным воздушным ударом было уничтожено более 500 самолетов.[126;46]
  Гай Берджес, по заданию советской разведки поступил на работу в пресс-отдел МИД Англии. Благодаря чему был получен доступ к переписке МИД с послами Англии в Москве, Вашингтоне, Стокгольме, Париже и Анка-ре, что дало возможность советскому правительству узнать о сепаратных пе-реговорах американского представителя Аллена Даллеса с представителем Германии обергруппенфюрером СС Карлом Вольфом и о секретных кон-сультациях доверенного лица министра иностранных дел Германии Риббен-тропа-Хессе с представителями Черчилля (в доме шведского банкира Вал-ленберга в Стокгольме в концн 1944 года).
  Дональд Маклин передал протоколы заседаний кабинета министров, планы США и Англии по вопросам использования атомной энергии в воен-ных целях.
  Всего-же документов было передано (в период 1941-1945 г.г.): Э. Блан-том-1771; К. Филби-914; Г. Берджесом-4605; Д. Маклином-4593; Дж. Кернк-россом-5832[126;50].
  В Великобритании также работала Оксфордская агентурная группа. О ней почти ничего не известно, английская контрразведка ее так и не выяви-ла[167].
  Что касается США, то там у советской внешней разведки были крепкие агентурные позиции. Это, прежде всего, агентурная группа Якова Голоса. А также группа Натана Сильвермастера и Виктора Перло, работавших в Мини-стерстве финансов. Среди других агентов можно назвать Лоренса Данана и Ноэля Филуа из государственного департамента, Чарльза Крамера из сенат-ского подкомитета по военной мобилизации, Джона Джозефа и Дункана Ли из Управления стратегических служб. Однако, перед самой войной, в мае 1941 года, ФБР арестовала резидента в Нью-Йорке Г. Овакимяна по обвине-нию в шпионаже. Правда, вскоре он был выпущен под залог, а в июле по личному распоряжению президента Ф. Рузвельта отпущен в СССР.
  В декабре 1941 года в Нью-Йорк прибыл новый резидент Василий Ми-хайлович Зарубин, официально значившийся как вице-консул. Перед отъез-дом в США, Зарубина 12 октября принял лично Сталин, который поставил перед ним 5 конкретных задач:
  добывать сведения о планах Америки в войне и по возможности уста-новить, когда она собирается открыть второй фронт в Европе;
  смотреть за тем, чтобы руководство США не заключило с Германией сепаратного мира и не выступило против СССР;
  отслеживать планы союзников, касающиеся послевоенного мирового устройства;
  добывать сведения о новейшей военной технике;
  искать информацию о планах Германии в войне против СССР, которая может быть известна госучреждениям США.[126;47]
  Прибыв в США, Зарубин приложил максимум усилий для выполнения поставленных перед ним задач. И хотя в 1941 году нью-йоркская резидентура насчитывала всего 13 человек, ее сотрудники сумели проникнуть в прави-тельственные учреждения и военно-промышленные объекты США[126].
  Кроме того, очень удачно работала легальная резидентура в Сан-Франциско, сыгравшая огромную роль в получении материалов по "Манхэт-тенскому проекту", о чем будет подробнее сказано ниже.
  Особое внимание в работе по добыванию информации уделялось от-слеживанию контактов союзников с представителями Германии и сателлитов по вопросам заключения сепаратного мира, а также выяснению планов США и Англии по послевоенному устройству мира.
  Советское руководство регулярно сообщало союзникам о своей осве-домленности в плане сепаратных игр. Союзники тут же дезавуировали свои контакты, но в последующем не отказывались выслушать очередного эмис-сара из стран фашистского блока.
  Что касается планов союзников на послевоенный период, то приведем, в качестве примера, тот факт, что на всех конференциях "Большой тройки" И.В.Сталин был заблаговременно извещен разведкой обо всех планах союз-ников, их доводах и аргументах.
  Активную работу разведка проводила в нейтральных странах. Здесь в ее задачи входили сбор информации и активные мероприятия по предотвра-щению присоединения этих стран к Германии в войне. Так, легальная рези-дентура в Швеции (резидент Борис Аркадьевич Рыбкин) имела своей основ-ной задачей собирать информацию об экономическом и политическом поло-жении Германии и ее военных планах. С этой целью резидентурой было соз-дано несколько опорных пунктов в портах Норвегии, на севере Финляндии и в южных портах Швеции, агентура которых наблюдала за переброской войск и взаимными германо-шведскими экономическими поставками. Советской разведке также удалось завербовать сотрудника МУСТ (шведская военная разведка) Нюбланда.
  Была привлечена к сотрудничеству "Альма" - боец норвежского сопро-тивления, которая передала советской разведке информацию чрезвычайной важности о немецких работах по созданию "сверхоружия", в частности, о расширении производства на территории Норвегии "тяжелой воды". На ре-гулярной основе "Альма" через своих курьеров сообщала в резидентуру о передвижениях в Норвегии немецких войск и военно-морских сил.
  Оперативный сотрудник "Ирина" развернула пропагандистскую рабо-ту по информированию шведской общественности и дипкорпуса о жизни и борьбе советского народа, истинном положении дел на советско-германском фронте. По поручению посланника СССР в Швеции А.М. Коллонтай издава-ла "информационный бюллетень". На первых порах его тираж составлял 1000 экземпляров, однако очень скоро он возрос до двадцати, а потом и три-дцати тысяч. Специальный выпуск, посвященный зверствам фашистов на ок-купированной советской территории, разошелся огромным тиражом в 200 тысяч экземпляров.
  Систематическую добычу информации удалось наладить в Швейцарии, несмотря на очень специфические и тяжелые условия работы. Дело в том, что в этой стране пересекались интересы многих разведок, каждая из кото-рых преследовала свои цели. Кроме того, оперативные сотрудники 6-го (раз-ведка) и 4-го (гестапо) управлений РСХА Германии действовали в Швейца-рии почти также свободно как у себя дома.
  Во время Второй мировой войны Иран играл ключевую роль на Ближ-нем и Среднем Востоке, и поэтому разведывательной работе в этой стране уделялось первостепенное внимание. 22 сентября 1941 года и 5 марта 1942 года руководство НКВД СССР специально рассматривало предложения внешней разведки "Об усилении оперативно-чекистской работы на террито-рии Ирана".[143;324] Были приняты соответствующие решения. И в после-дующие военные годы этот вопрос неоднократно обсуждался на уровне ру-ководства ведомства и докладывался в ГКО СССР.
  В Тегеране была создана главная резидентура, которую возглавил И.И. Агаянц. Ей были подчинены периферийные резидентуры и разведпункты, число которых колебалось в разные годы от 35 до 41, в них работали 120 оперативных сотрудников. Задачи разведки были определены конкретно и четко. Приоритетной задачей было создание "агентурной сети в целях выяв-ления агентуры иностранных разведок. Враждебных СССР организаций, предотвращение возможных диверсий и иной подрывной работы, направлен-ной на срыв военно-хозяйственных мероприятий, проводимых СССР в Ира-не".
  И эта задача была решена: в многочисленной агентурной сети (в ар-хивных делах СВР называется цифра - до 400 агентов) состояли влиятельные и хорошо информированные лица из разных слоев иранского общества, спо-собные решать разведывательные задачи. В то же время там были немало и случайных людей, привлеченных к сотрудничеству для выполнения разовых заданий в условиях военного контроля Красной Армией за северными про-винциями Ирана. Это предопределило необходимость периодических "чис-ток" агентурной сети и консервации десятков агентов.[143;324]
  За годы войны резидентуры в Иране сумели добыть большое количест-во важной военно-политической информации, в том числе документальной, и благодаря их усилиям руководство страны было информировано по основ-ным вопросам, затрагивавшим интересы безопасности СССР.
  Что касается противостояния иностранным разведкам, то жесткое про-тивоборство с Абвером и политической разведкой Шелленберга на террито-рии Ирана продолжалось почти до конца войны. Происки и мероприятия не-мецких спецслужб в Иране в целом были сорваны. Так в частности, в середи-не 1943 года резидентура информировала Центр, что в результате оператив-ных мероприятий, в том числе путем внедрения в профашистские организа-ции надежной агентуры, "выявлено более 200 наиболее значительных членов "Голубой партии", вскрыты основные ее филиалы: в Тегеране, Резайе, Миа-не, Тавризе, Керманшахе, Ардебиле". В августе того же года были арестова-ны 167 активистов. Но до конца 1943 года "Голубая партия" оставалась мощной силой, враждебной антигитлеровской коалиции и союзнической по-литики в Иране. В борьбе против профашистских формирований наша раз-ведка взаимодействовала с английской и обменивалась с ней добытыми све-дениями.
  Помимо этого резидентурой было выявлено не менее 400 лиц, так или иначе связанных с германскими разведслужбами.[143;334]
  Широкую известность приобрела акция советской разведки по срыву операции "Длинный прыжок" (план покушения на лидеров антигитлеров-ской коалиции во время Тегеранской конференции). Действия диверсантов СС оказались "под колпаком" советской и английской разведок, которые в этом деле работали в тесной координации. Немецким спецслужбам, однако. Стало известно о провале передовой группы, и в Берлине решили отказаться от направления в Тегеран главных исполнителей операции "Длинный пры-жок".
  Москва дала высокую оценку работе внешней разведки в Иране во время Второй мировой войны, отметив, что тегеранская резидентура внесла большой вклад в своевременное выявление и срыв военно-стратегических планов Германии в отношении Ирана, обеспечение безопасности поставок СССР вооружения и продовольствия по ленд-лизу через иранскую террито-рию, в пресечение враждебной деятельности фашистской агентуры и руково-димых ею подпольных организаций, а также в блокирование действий и лик-видацию антисоветских националистических формирований, проводивших подрывную работу против СССР под немецким контролем. Треть сотрудни-ков тегеранской резидентуры - более 30 человек - была отмечена правитель-ственными наградами.
  В годы войны Турция, несмотря на официально провозглашенный ней-тралитет, занимала откровенно прогерманскую позицию. 18 июня 1941 года, то есть за четыре дня до нападения Германии на СССР, турецкое правитель-ство заключило с Берлином пакт о дружбе и ненападении, явно направлен-ный против СССР. В 1941-1942 годах правящие круги Турции вели с Герма-нией переговоры о возможном участии турецких войск в войне против СССР и готовилась к ней.
  То, что в итоге Турция все же не была втянута в войну против СССР, объясняется поражениями немцев под Сталинградом и на Кавказе.
  В годы войны в Турции действовали резидентуры советской разведки в Стамбуле и Анкаре, а также разведпункт в Карсе у советско-турецкой грани-цы. Главной считалась стамбульская резидентура. Центр требовал направить силы и средства резидентур на добывание информации о военных планах и приготовлениях Турции на наших границах. Турецкие власти делали все, чтобы блокировать деятельность советской разведки, и условия для работы советских разведчиков были тяжелыми.
  В феврале 1942 года, по имеющимся данным, немецкие спецслужбы во взаимодействии с турецкими организовали покушение на германского посла фон Папена. Преследовались две цели: подорвать официальный нейтралитет Турции и подтолкнуть турецкое правительство к вступлению в войну против СССР, а также скомпрометировать советских представителей, выставив их в качестве террористов.
  В последнее время в некоторых публикациях получила распростране-ние версия о причастности советской разведки к организации покушения на фон Папена, повторяющая утверждение турецких властей. В архиве СВР России документов, свидетельствующих в пользу этой версии нет. [143;477]Вскоре, после терракта были арестованы работники торгпредства СССР Павлов и Корнилов (сотрудники резидентуры). Им было предъявлено обвинение в том, что они "замешаны в организации покушения". Советское генконсульство в Стамбуле и посольство в Анкаре были оцеплены жандар-мерией, был организован налет на наших дипкурьеров, в прессе поднята но-вая волна антисоветской шумихи. Был арестован и стамбульский резидент.
  Судебное разбирательство в анкарском уголовном суде сопровожда-лось грубейшими нарушениями процессуальных норм.
  В конце концов, суд выполнил то, что от него требовалось, и признал Павлова и Корнилова "организаторами покушения на фон Папена". Они бы-ли приговорены к 20 годам тюремного заключения каждый. Вторичное су-дебное разбирательство, назначенное по решению кассационного суда, за-вершилось сокращением срока наказания до 16 лет и 8 месяцев. Резидент - Г.И. Мордвинов - был осужден на 6 лет лишения свободы.
  Во время следствия и суда советские разведчики отвергли предъявлен-ные им сфабрикованные обвинения, держались стойко и достойно. Тем не менее, провокация с покушением на германского посла и последовавшие су-дебные процессы над советскими гражданами не могли не отразиться на ак-тивности советской разведки в Турции, и резидентуры с согласия Центра бы-ли вынуждены временно свернуть разведывательную деятельность.
  Хотя решить все поставленные задачи не удалось, тем не менее, совет-ская разведка в Турции сумела добыть полезные документальные материалы и надежные сведения, в том числе о связях турецкой разведки с разведками США и Англии, их совместных мероприятиях против СССР, об английской агентуре в Турции, а также и о тайных контактах союзников СССР с эмисса-рами сателлитов Германии, которые появлялись в Стамбуле.
  На протяжении всех лет Великой Отечественной войны из "легальных резидентур" внешней разведки в США и Великобритании шел полноводный поток документальной секретной информации, значительную часть которой составляли сведения военно-технического характера, поскольку эти страны использовали свой обширный научно-технический и промышленный потен-циал для производства широкого ассортимента совершенной военной техни-ки, имевшей высокие боевые качества.
  В Великую Отечественную войну научно-техническая разведка всту-пила, опираясь на свой к тому времени обширный опыт и впечатляющие ре-зультаты оперативной и информационной деятельности, достигнутые перед началом гонений, которые обрушились на нее в 1937-1938 годах.
  Предписание ГКО определило тематику получения технической ин-формации преимущественно военного характера. Резидентурам в Нью-Йорке и Лондоне было предложено сосредоточиться на получении информации о:
  Ведущихся исследованиях использования урана как нового источника энергии, проектировании и эксплуатации урановых реакторов;
  Радиолокаторах для армии и флота, применении миллиметрового диа-пазона, портативной радиоаппаратуры;
  Высотных и специальных самолетах, агрегатах и приборах для них, авиамоторах мощностью свыше 2000 л.с.;
  Гидроакустических средствах обнаружения кораблей в море;
  Средствах ведения бактериологической войны, отравляющих вещест-вах и средствах защиты от них;
  Синтетических каучук и продукции основной химии;
  Переработке нефти, производстве высокооктанового горючего и высо-косортных смазок.
  Рекомендовалось также получать информацию о теоретических и экс-периментальных исследованиях в наиболее важных областях науки и техни-ки, особенно тех, которые могли повлечь за собой появление принципиально новых видов военной техники и промышленных технологий.
  Особо надо сказать об охоте разведки за атомными секретами. В конце 1942 года наша разведка получила данные: англичане выбросили в Норвегии десант. Парашютисты действовали неудачно. Из-за сложных метеоусловий самолет и буксируемый планер с бойцами потерпели катастрофу. Другой са-молет оборвал буксировочный трос, и планер сделал посадку далеко от цели. В этом районе Норвегии не было немецких объектов, кроме завода, который как оказалось производил "тяжелую воду". И, возможно, неудачной дивер-сионной операции не придали бы значения в Москве, если бы не два обстоя-тельства. Во-первых, англичане через три месяца повторили свой налет на немецкий завод в Норвегии (на этот раз удачно), во-вторых, настораживал сам подход к организации диверсии. Дело в том, что существовала догово-ренность с английскими спецслужбами о совместном использовании агенту-ры в странах Европы при проведении диверсионных актов. Но на сей раз англичане не попросили о помощи. Создавалось впечатление, что они, на-оборот, старались, чтобы в СССР поменьше узнали об этой операции.
  По свидетельству очевидцев, причастных к советской ядерной про-грамме, именно эта диверсия англичан на немецком заводе в Веморке, в Нор-вегии, стала поворотным пунктом в создании нашего ядерного оружия.
  Слухи о работе над сверхмощном оружием стали просачиваться в Со-ветский Союз еще в 1940 году. Осенью 1940 года советские физики Флеров и Петржак открыли явление самопроизвольного распада урана-235, а ленин-градские ученые Зельдович и Харитон определили величину высвобождаю-щейся при этом огромной энергии.
  Внимательно следивший за ходом работ Л. Р. Квасников - руководи-тель 15-го отделения 5-го отдела НКВД (научно-техническая разведка), уло-вил потенциальные возможности использования цепной реакции при созда-нии новых видов вооружения. По своей инициативе он подготовил и напра-вил в страны, где с наибольшей вероятностью могли вестись военно-прикладные исследования атомной проблемы, задание по сбору соответст-вующей информации.
  Первой на задание Центра откликнулась лондонская резидентура. 25 сентября 1941 года "ВАДИМ" (А. В. Горский) направил в Центр шифротеле-грамму, в которой говорилось, что 16 сентября в Лондоне состоялось сове-щание Комитета по урану (Урановый комитет Военного кабинета) и что на нем было сообщено следующее:
  "Урановая бомба вполне может быть разработана в течении двух лет, в особенности если фирму "Империал кемикал индастрис" (ICI) обяжут сде-лать ее в кратчайшие сроки".[167;402]
  20 сентября 1941 года Комитет начальников штабов принял решение о немедленном начале строительства в Англии завода по производству урано-вых бомб.
  Г. М. Хейфец, резидент в Сан-Франциско, основные усилия которого были направлены на нейтрализацию деятельности лидеров белой эмиграции в Америке, вдруг сообщил, что правительство США привлекает виднейших ученых, лауреатов нобелевской премии к созданию урановой бомбы. Более того, известный физик Оппенгеймер сочувствующий идеям Компартии США, переезжает в новую, засекреченную лабораторию, где и будет зани-маться этим оружием. Также Хейфец передал суть письма Эйнштейна прези-денту США, в котором великий ученый, озабоченный угрозой фашизма, при-зывает Рузвельта начать создание атомной бомбы.
  В феврале 1942 года уполномоченному по науке ГКО Сергею Василье-вичу Кафтанову поступила информация армейской разведки о захвате рейдо-вой группой под Таганрогом немецкого офицера Ганса Вандервельде с непо-нятными записями в тетради. Специалисты, ознакомившись с ними, отмети-ли, что записи представляют большую ценность, так как свидетельствуют о проводимой в Германии работе по использованию атомной энергии в воен-ных целях. Кафтанов информировал об этом ГКО.
  Информация по сверхоружию занимала и ученых внутри страны. Сего-дня хорошо известно письмо, датированное маем 1942 года, направленное Сталину ученым-физиком, будущим академиком, Федоровым. В нем он по-делился своими наблюдениями, относительно того, что перед войной из от-крытой зарубежной прессы, научных журналов исчезли публикации по ура-новой проблеме. Засекречивание проблемы могло говорить только о начале работ по созданию ядерного оружия.
  После того как сообщения от разведки и ученых сошлись в одной точ-ке, было принято решение серьезно заняться созданием атомной бомбы в Со-ветском Союзе, а значит, и вести целеустремленный поиск информации по этой теме. 26 ноября в Нью-Йорк, а 28 ноября в Лондон ушли конкретные за-дания по атомной проблеме. Резидентурам предписывалось пересмотреть под углом зрения новых интересов возможности агентурной сети и принять меры для поисков новых источников.
  Выполняя задание руководства страны, разведка НКГБ организовала в 1943 году в Нью-Йорке подрезидентуру по линии "xy"-так именовалось на-учно-техническое направление разведки. 27 июля 1943 года из Центра при-шла ориентировка, где указывались объекты проникновения для линии "ху":
  Группа профессора А. Комптона, руководителя всего "Манхэттенского проекта" в исследовательском Комитете национальной обороны, куда посту-пали периодические отчеты о результатах работы всех исследовательских и проектных групп;
   "Колумбийская группа", в ее составе профессоры Даннинг и Юри;
   "Чикагская группа";
   "Калифорнийская группа";
   Компания "Келлог".
  В 1945 году Нью-Йоркской подрезидентуре удалось получить несколь-ко источников на этих объектах.
  В 1944 году был создан отдел "С" для координации усилий НКГБ и ГРУ в получении информации по "Манхеттанскому проекту" в США и про-екту "Тьюб Эллойз" в Англии. Однако, основные события охоты за атомны-ми секретами развернулись уже после войны, то есть выходят за хронологи-ческие рамки этой работы.
  Полученные по линии НТР сведения сыграли большую роль в развитии науки и техники СССР и укреплении обороноспособности страны.
  Добыча информации являлась не единственной задачей внешней раз-ведки. Так, в 1941 году проводилась операция под кодовым названием "Снег", целью которой являлась коррекция, через агентуру влияния, внеш-ней политики США[32,92].
  Советская разведка также сыграла важную роль в противостоянии ге-нералов Жиро и де Голля. Она сорвала попытки США и Англии политически изолировать Шарля де Голля. На связи у него (де Голля) был кадровый со-ветский разведчик И.И. Агаянц[143;288-302]. Так разведкой осуществлялось влияние на мировую политику.
  Так выглядела работа 1-го управления НКВД/НКГБ в годы войны. Как мы видим все поставленные руководством задачи, так или иначе, разведка выполнила. Ошибки предвоенного периода дорого обошлись ей. Вообще во-прос "цены победы" в данном случае еще сложнее, чем обычно. Потери, ра-зумеется, были, но точно подсчитать их не представляется возможным. Ин-формация об агентурных сетях - святая святых всякой разведки. Говорить о потерях здесь можно только очень и очень приблизительно. С началом войны была блокирована агентура в Германии, Италии, Венгрии, Финляндии, связи с ней долгое время не было. В Германии по делу "Красной капеллы" было осуждено свыше 90 человек. Известно также, что из тех нелегалов, которые были направлены в Германию (как мы уже писали выше, около ста человек), большинство было поймано. Во Франции после потери связи агенты перешли к диверсионной деятельности. В 1944 году выяснилось, что часть агентов по-гибли, а часть в ходе своей борьбы в движении сопротивления сотрудничали с союзными разведками и поэтому не могли далее использоваться.
  В Турции были арестованы и осуждены 3 разведчика (Корнилов, Морд-винов, Павлов). Собственно, это все, что известно о потерях 1-го управления. Потери 4-го управления, речь о котором пойдет ниже, подсчитать еще труд-нее. Известно сколько групп, отрядов, и резидентур остались на территории захваченной противником и были туда отправлены, но не про всех есть ин-формация. Многие материалы еще засекречены, и нельзя точно установить, сколько групп выжило и сколько было нейтрализовано противником. Если говорить о потерях среди тех людей, которые организовывали диверсии за рубежом, то мы знаем только о нейтрализации диверсионной сети Эрнста Вольвебера в Швеции. При этом часть агентуры удалось вывести из-под уда-ра.
  Вместе с тем можно сказать, что в процентном соотношении потери советской разведки, скорее всего не превышали потерь британского УСО (Управление специальных операций) или германского Абвера.
  
  ?1.2. Диверсионная деятельность и части специального назначения внешней разведки НКВД-НКГБ в годы войны
  Для руководства разведывательно-диверсионными группами НКВД, действующими в тылу противника, 5 июля 1941 года была организована Особая группа при наркоме НКВД во главе с бывшим заместителем началь-ника 1-го управления НКВД старшим майором госбезопасности П.А. Судоп-латовым. Костяк Особой группы составили сотрудники внешней разведки.3 октября 1941 года Особая группа была преобразована во 2-й отдел НКВД. А 18 января 1942 года приказом НКВД СССР на основе 2-го отдела НКВД бы-ло организовано 4-е управление НКВД. Практически сразу после организа-ции Особой группы, были созданы ее войска. Первоначально войска Особой группы включали в себя две бригады, состоявшие из батальонов, которые, в свою очередь, делились на отряды, а отряды на спецгруппы.
  В октябре 1941 года войска Особой группы были переформированы в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН). В со-став ОМСБОН вошли:
   управление;
   1-й и 2-й мотострелковые полки трехротного состава (в каждой роте три мотострелковых и пулеметный взводы);
   минометная и противотанковая батареи;
   инженерно-саперная рота;
   парашютно-десантная служба;
   рота связи;
   автомобильная рота и подразделения материально-технического обеспечения.
  Личный состав бригады комплектовался сотрудниками аппарата НКВД-НКГБ, в том числе из Главного управления пограничных войск, кур-сантами Высшей школы НКВД, личным составом органов милиции и пожар-ной охраны, добровольцами-спортсменами Центрального государственного института физической культуры, ЦДКА и общества "Динамо", а также мо-билизованными по призыву ЦК ВЛКСМ комсомольцами. Небольшая, но очень важная часть бригады была укомплектована иностранными коммуни-стами, состоявшими в Коминтерне.
  Для личного состава бригады разработали специальную программу боевой подготовки. В задачи ОМСБОН вошли устройство минно-инженерных заграждений, минирование и разминирование особо важных во-енных объектов, парашютно-десантные операции, проведение диверсионных разведывательных рейдов. Кроме общей программы, бригада проводила под-готовку специалистов для выполнения на передовой и за линией фронта осо-бых задач.
  По своей штатной организации бригада фактически являлась обычным мотострелковым соединением, каких в рядах войск НКВД в начале войны было много. Во время битвы за Москву ОМСБОН в составе 2-й мотострелко-вой дивизии НКВД особого назначения использовалась на передовой, но и в этот период в ее составе формировались боевые группы, предназначенные к заброске во вражеский тыл. В типовой состав группы входили командир, ра-дист, подрывник, помощник подрывника, снайпер и два автоматчика. В зави-симости от выполняемых задач боевые группы могли объединяться или дро-биться.
  В критический период боев за Москву, зимой 1941/1942 годов, мобиль-ные отряды ОМСБОН провели множество дерзких рейдов и налетов в тылу немцев. Некоторые группы использовались для ведения разведки и диверсий в интересах штабов общевойсковых армий. Большинство рейдов закончилось успешно, но диверсанты понесли большие потери.
  С 1942 года основной задачей бригады стала подготовка отрядов для действий в тылу противника. К началу осени тыл врага было заброшено 58 таких отрядов. Как правило, выведенная в немецкий тыл, разведгруппа ста-новилась ядром для образования партизанского отряда. Рост численности по-следнего был обусловлен притоком отставших в 1941-1942 годах от своих частей военнослужащих РККА, совершивших побег военнопленных, просто местных жителей, недовольных немецким оккупационным режимом. В ко-нечном итоге многие отряды превратились в крупные партизанские соедине-ния, достаточно уверенно контролировавшие обширные районы в глубоком немецком тылу. За время войны было сформировано 212 отрядов и групп общей численностью 7316 человек. Всего же кадры ОМСБОН подготовили по различным специальностям свыше 11000 командиров и красноармей-цев[96,135,147]. Основную часть из этого количества составляли подрывники и десантники-парашютисты. В числе других военно-учетных специальностей числились радисты, инструкторы-подрывники, снайперы, минометчики, во-дители, санинструкторы и химики. Кроме того, инструкторы специальных опергрупп, действовавших в тылу противника, за два-три года из граждан-ских лиц и партизан подготовили еще 3500 подрывников. На базах ОМСБОН разведывательно-диверсионную подготовку прошло 580 стажеров из личного состава гвардейских частей РГК (в основном десантников)[135].
  Парашютно-десантная служба бригады занималась материально-техническим и учебно-методическим обеспечением операций в тылу против-ника, а также снабжением находящихся за линией фронта групп. За всю вой-ну самолетами службы проведено 400 боевых вылетов, на оккупированные территории доставлено (с посадкой на партизанские аэродромы или на пара-шютах) 1372 человека, перевезено порядка 400 тонн спецгрузов.
  Итогом боевой деятельности ОМСБОН за четыре года войны стало уничтожение 145 единиц танков и другой бронетехники, 51 самолета, 335 мостов, 1232 локомотива и 13181 вагона. Бойцы бригады осуществили 1415 крушений воинских эшелонов противника, вывели из строя 148 километров железнодорожных путей, провели около 400 иных диверсий. Кроме того, 135 опергрупп ОМСБОН передали 4418 разведывательных донесений, в том чис-ле 1358 в Генштаб, 619-командующему Авиацией дальнего действия и 420 командующим фронтами и Военным советом.[142;410]
  В начале 1943 года ОМСБОН была переформирована в Отряд особого назначения при НКВД-НКГБ (ОСНАЗ). Эта войсковая часть была более чет-ко ориентирована на решение разведывательно-диверсионных задач. В конце 1945 года ОСНАЗ расформирован.
  В ОМСБОНе числились такие известные разведчики, как Д. Медведев, Н. Кузнецов, С. Ваупшасов и др.
  ОМСБОН был далеко не единственным формированием советских войск специального назначения. В тени ее громкой славы скрываются мало-известные и по сей день региональные части и подразделения спецназа орга-нов государственной безопасности. Это истребительные батальоны и полки подчиненные 4-м отделам УНКВД/УНКГБ. С ОМСБОН их роднили цели и задачи, отличали масштабы деятельности, ограниченная дальность заброски спецгрупп, и более низкий уровень подготовки, который все же неуклонно рос, тем более что уже с июля 1941 года стали действовать спецшколы для их обучения и тренировки.
  4-е управление создавало на оккупированной территории резидентуры, действующие либо автономно, либо, что чаще, опираясь на местное под-польное движение. Эти резидентуры передавали информацию о войсках про-тивника, дислоцированных их подведомственном регионе, а также соверша-ли диверсии на важных, в военном и экономическом отношении, объектах.
  Проводились также операции за рубежом, в этой сфере активно рабо-тал 1-й отдел управления. Так, например, в Аргентине, группа под руково-дством И.Р. Григулевича организовала диверсионную работу по срыву снаб-жения Германии горючим, продовольствием, сырьем и другими стратегиче-скими материалами из латиноамериканских стран. В общей сложности груп-пой было заложено более 150 мин, потоплены многие транспорты, направ-лявшиеся в германские порты, уничтожено несколько складов в портах Ар-гентины. Группа продолжала боевую работу вплоть до середины 1944 года, когда из центра пришло указание свернуть диверсионную деятельность.
  Стокгольмская резидентура руководила работой диверсионной группы Эрнста Вольвебера, члены которой действовали практически во всех портах Норвегии, Швеции, Дании и Германии и в начале войны потопили несколько немецких судов. Правда, сам Вольвебер в конце 1941 года был вынужден не-легально бежать в Швецию, где его арестовали и держали в тюрьме практи-чески до конца войны.
  Известно также, что советская диверсионная служба готовила покуше-ние на Гитлера. В этом направлении работали агенты И. Миклашевский и О. Чехова. Подробности этой операции до сих пор неясны, возможно, агенты добились некоторых успехов, но им не хватило времени, так как уже в 1943 году Сталин отказался от идеи покушения на Гитлера. Теперь, когда Красная Армия наступала, фюрер нужен был живым, а не мертвым. Устранение Гит-лера могло сыграть на руку тем кругам, которые пытались заключить сепа-ратный мир с США и Англией.
  4-е управление также работало против немецкой разведки, выполняя, таким образом, функции внешней контрразведки.
  На оккупированной территории СССР были развернуты около 200 школ Абвера. Засылка нашей агентуры в них шла интенсивно вплоть до 1943 года.
  Сотрудники 4-го управления, совместно с контрразведывательными органами, вели оперативные радиоигры с целью дезинформации противника и нейтрализации деятельности вражеской разведки.
  
  Подведем итоги.
  1.Разведка выполнила, поставленные руководством страны, задачи. Ре-гулярно и своевременно освещалась оперативная обстановка в странах-противниках и союзниках, их военно-политические планы.
  2.Эта работа могла быть более эффективной, если бы руководство раз-ведки заблаговременно озаботилось вопросами связи на случай войны. Не были как следует продуманы мобилизационные мероприятия, и схемы дейст-вий на случай войны. Что в свою очередь тоже связано с рядом причин:
  а)Разведка ориентировалась на официальную военную доктрину ("Ма-лой кровью и на чужой территории").
  б)Вторая причина вытекает из первой. Подобные действия могли быть расценены Сталиным как пораженческие настроения.
  В)Некому было об этом подумать. Опытные кадры были репрессирова-ны, те кто пережил репрессии выполняли задания за рубежом или были пере-ведены в другие подразделения НКГБ, а в центральном аппарате 1-го управ-ления сидела молодежь, которая тогда еще мало знала и умела.
  3.Были найдены обходные пути, наработаны новые каналы связи и по-лучения информации. Получены ценные сведения, помогавшие руководству страны принимать своевременные и верные решения.
  4.Силами 4-го управления НКВД была налажена разведывательно-диверсионная работа в тылу противника. Была создана разветвленная сеть подпольных резидентур и оперативных разведывательно-диверсионных от-рядов. Многие отряды становились ядром партизанских соединений. НКВД много сделало для развертывания партизанского движения. Обучались пар-тизанские кадры, создавались и выводились в тыл противника партизанские отряды. Несомненным успехом было то что 4-е управление смогло широко-масштабно деструктивно воздействовать на коммуникации противника, и не только в оперативном но и в глубоком, стратегическом тылу.
  Кроме того, в значительной мере, была парализована деятельность раз-ведслужб противника.
  5.Из-за спешки, в которой развертывалось партизанское движение, и истребления диверсионных кадров в репрессиях перед войной, был допущен ряд просчетов, описанных выше, которые снизили эффективность диверси-онной и партизанской деятельности.
  
  Глава 2 Организационная структура, методы работы и подготовки кад-ров органов внешней разведки НКВД-НКГБ в годы войны
  2.1 Организационная структура органов разведки НКВД-НКГБ и мето-ды ее агентурной работы.
  К началу ВОВ структура Первого управления НКГБ (внешняя развед-ка) была следующей:
   Руководство управления;
   Секретариат;
   Оперативные отделы:
  1. Центральноевропейский (Германия, Польша, Чехослова-кия, Венгрия)
  2. Балканский (Болгария, Румыния, Югославия, Греция)
  3. Западноевропейский (Франция, Италия, Швейцария, Бель-гия, Португалия)
  4. Скандинавский (Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания, Голландия)
  5. Англо-американский (Англия, США, Канада, Южноамери-канское отделение, отделение НТР)
  6. Первый Дальневосточный (Япония, Корея, Манчжурия)
  7. Второй Дальневосточный (Китай, Синьдзян, Таиланд)
  8. Средневосточный (Турция, Иран и арабские страны, Афга-нистан, Индия)
  9. Отдел совколоний.
  В Центральном аппарате управления работало около 120 человек, включая технический персонал.
  Кроме того, в УНКГБ в приграничных районах (Хабаровский край, Ар-хангельская, Брестская, Ленинградская, Львовская и Читинская области) бы-ли образованы местные подразделения внешней разведки - 1-е (разведыва-тельные) отделы.
  По указанию ЦК ВКП(б) в июне 1941 года в составе Первого управле-ния НКГБ было создано специальное подразделение для поддержания посто-янной связи с агентурными группами, находившимися в Германии и на тер-ритории оккупированных ею государств. С началом Великой Отечественной войны вся работа органов НКГБ и НКВД была существенно перестроена.30 июня 1941 года был образован Государственный комитет обороны (ГКО) СССР, и Л.П. Берия был назначен его членом. А указом ПВС СССР от 20 июля 1941 года НКВД и НКГБ были вновь объединены в НКВД СССР во главе с Берией. Что касается бывшего наркома госбезопасности СССР Мер-кулова, то он снова стал первым заместителем наркома внутренних дел.
  После объединения НКВД и НКГБ приказом по НКВД СССР от 31 ию-ля 1941 года была объявлена новая структура Центрального аппарата НКВД СССР. Она включала себя, помимо прочего, в составе оперативно-чекистских подразделений, также разведку и контрразведку. Внешняя разведка вошла в НКВД в качестве 1-го управления, начальником которого 31 июля 1941 года был назначен Павел Михайлович Фитин. Утвержденная 12 августа 1941 года структура Центрального аппарата 1-го управления выглядела следующим образом:
  -Руководство разведки (начальник и его заместители) и Секретариат;
  -Школа особого назначения (ШОН) - подготовка нелегалов;
  -Группы "А" и "Б";
  -Отдел "Х" (связь);
  Оперативные отделы:
  -1-й отдел (Центральная Европа) - Германия, Польша, Чехословакия, Венгрия, украинское отделение;
  -2-й отдел (Балканский) - Болгария, Румыния, Югославия, Греция;
  -3-й отдел (Западная Европа) - Франция, Италия, Швейцария, Испания, Португалия;
  -4-й отдел (Скандинавский) - Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания, Голландия;
  -5-й отдел (Англо-американский) - Англия, США, Канада, Латинская Америка;
  -6-й отдел-Япония, Манчжурия, Корея;
  -7-й отдел-Китай, Таиланд, Синьцзян;
  -8-й отдел (Средневосточный)
  -9-й отдел (советских колоний, оперативного учета , въездных и выезд-ных виз);
  Что касается научно-технической разведки, то она была передана в со-ответствующие географические отделы. Как самостоятельная линия была со-хранена только в 5-м (Англо-американском) отделе, где в этих целях было создано 4-е отделение, которым в 1941-1942 г.г. руководил Леонид Романо-вич Квасников.
  Структура 1-го управления была реорганизована и на 20-е мая 1942 го-да выглядела так:
   Руководство и секретариат:
   1-й отдел:
  1,2,3 отделения (Германия, Польша, Чехословакия, Венгрия, Болгария, Румыния, Югославия, Греция);
   2-й отдел:
  1 отделение (Франция, Италия, Швейцария, Бельгия, Испания, Порту-галия):
  2 отделение (Дания, Финляндия, Швеция, Норвегия, Голландия);
   3-й отдел:
  1 отделение (Англия);
  2 отделение (США, Канада, Южная Америка);
  3 отделение (Техническая разведка);
   4-й отдел:
  1 отделение (Япония, Манчжурия, Корея);
  2 отделение (Китай);
  3 отделение (Синьцзян, Монголия);
   5-й отдел:
  1 отделение (Турция);
  2 отделение (Иран, Афганистан, Индия, Арабские страны);
  3 отделение (Кавказская эмиграция);
   6-й отдел:
  1 отделение (Советские колонии);
  2 отделение (Оперативный учет);
  3 отделение (Въездные и выездные визы).
  Отделение связи;
   Группа "А";
   Школа особого назначения (ШОН).
  Штат первого управления составил 135 человек.
  Указом ПВС СССР от 14 апреля 1943 г. из состава НКВД СССР вновь, как и 1941 году, был выведен самостоятельный наркомат государственной безопасности (НКГБ), который возглавил комиссар госбезопасности 1-го ранга Всеволод Меркулов[126].
  Структура вновь организованного НКГБ была определена решением политбюро п-40\91 от 14 апреля 1943г. об образовании НКГБ СССР и объяв-лено постановление СНК СССР ? 93-129сс от того же числа. Несколько позже постановлением СНК ? 621-191сс от 2 июня 1943г. были утверждены штаты основных структурных подразделений Центрального аппарата НКГБ, в том числе 1-го управления[126,43].
  Структура первого управления первоначально не претерпела серьезных изменений. В июле 1943 г. в соответствии с постановлением ГКО в первом управлении НКГБ был образован самостоятельный отдел научно-технический отдел (НТР).
  Для обработки и анализа получаемой информации 7 декабря 1943 года в составе 1-го управления был образован информационный отдел (ИНФО). Его начальником был назначен Михаил Андреевич Аллахвердов. ИНФО со-стоял из пяти отделений: четырех географических и справочного. Позднее были созданы бюро переводов и группа спецсообщений.
  До создания ИНФО оперативные подразделения были вынуждены брать на себя весь цикл добычи, обработки, и направления руководству ин-формации по важнейшим вопросам, не имея при этом достаточно подготов-ленных сотрудников. А после появления ИНФО появился работоспособный аппарат, который помогал организовать добычу и обработку информации, отсеивал сомнительные сведения и дезинформацию и позволил перейти к планомерному слежению за международной обстановкой.
  Как уже было сказано выше, 18 января 1942 года было образовано 4-ое управление НКВД СССР. Штат управления был определен в 113 человек. Структура 4-го управления была следующей:
  Руководство;
  Секретариат;
  Финансовая группа;
  Информационно-учетное отделение;
  1-й отдел (зарубежный):
  -1-е отделение (Европейское);
  -2-е отделение (Африка, Дальний Восток);
  -3-е отделение (Ближний Восток, Турция, Иран, Афганистан, арабские страны, Средняя Азия, Закавказье);
  -4-е отделение (работа по военнопленным и интернированным).
  2-й отдел (территории СССР, оккупированные и угрожаемые против-ником):
  -1-е отделение (г.Москва и Московская область);
  -2-е отделение (УССР, Молдавская ССР, Крымская АССР);
  -3-е отделение (БССР);
  -4-е отделение (области РСФСР, Карело-Финская ССР);
  -5-е отделение (Литва);
  -6-е отделение (Латвия);
  -7-е отделение (Эстония);
  -8-е отделение (вербовка спецагентуры из числа з/к лагерей);
  -9-е отделение (учетное).
  3-й отдел:
  -1-е отделение (технической подготовки);
  -2-е отделение (оперативное);
  -3-е отделение (материально-технического снабжения);
  -1-й и 2-й отряды взрывников.
  4-й отдел:
  -1-е отделение ("Д");
  -2-е отделение ("ТН");
  -3-е отделение (подготовки);
  -4-е отделение (материально-техническое).
  Отдельная рота саперов;
  Штаб истребительных батальонов и партизанских отрядов:
  -1-е отделение (истребительные батальоны);
  -2-е отделение (партизанские отряды).
  4-му управлению подчинялись также одноименные отделы на местах. На них возлагались следующие задачи:
  -Организация и руководство боевой деятельностью истребительных ба-тальонов, партизанских отрядов и диверсионных групп;
  -Организация связи с истребительными батальонами, перешедшими на положение партизанских отрядов, а также с партизанскими отрядами и ди-версионными группами, находящимися в тылу врага;
  -Организация агентурной и войсковой разведки районов вероятных действий партизанских отрядов и диверсионных групп, разведка тыла про-тивника и мест переправы партизанских отрядов;
  -Обеспечение партизанских формирований оружием, боеприпасами, техникой, продовольствием и одеждой.
  Начальник 4-го отдела отвечал за подготовительную и боевую деятель-ность партизанских формирований, координировал свои действия по органи-зации партизанских отрядов, истребительных батальонов и диверсионных групп с особыми отделами НКВД, войсковым командованием и партийно-советскими органами. Для более тесного контакта 4-го отдела УНКВД с вой-сковым командованием ему предписывалось иметь своих представителей при штабах войсковых соединений (армии, фронта), расположенных на террито-рии области.
  В феврале 1944 года появился еще один разведцентр. Для перевода и обработки информации по атомному проекту, полученной внешнеполитиче-ской и военной разведками оперативно-агентурным путем в Англии, США и Канаде, в составе НКВД СССР была создана специальная группа "С" во гла-ве с П.А. Судоплатовым.
  Постоянные изменения структуры в разведке дело обычное. Она долж-на всегда соответствовать современной действительности. Перед ней посто-янно встают новые задачи и теряют актуальность старые. Соответственно появляются новые отделы и управления и упраздняются старые.
  Подобная гибкость должна присутствовать и непосредственно в дея-тельности разведки. В ней неприемлемы шаблоны, так как в этом случае она становится неэффективной и легко вскрывается органами контрразведки противника. И вместе с тем, разведывательная деятельность строится на не-зыблемых принципах: целеустремленность, активность, непрерывность, скрытность и систематичность.
  Целеустремленность предусматривает определение задач и объектов разведки, ведение ее по единому плану и сосредоточение усилий органов разведки на решении основных задач.
  Активность-это активные действия всех элементов системы разведки по добыванию информации, прежде всего по нахождению оригинальных способов и путей решения основных задач применительно к конкретным ус-ловиям. В отношении активности советская разведка была эталоном. Доста-точно вспомнить какое положение в своих странах занимали ее агенты, и ка-кая информация добывалась. Ален Даллес однажды сказал, что та информа-ция, которую добывала советская разведка-это "мечта любой разведки". У немецкой разведки с активностью тоже все было в порядке. Документы о деятельности людей Канариса и Шелленберга в США и Англии, американцы разбирали несколько лет. И светлые головы тех людей порой находили очень оригинальные ходы. Но у немцев был другой подход. Об этом чуть позже.
  Непрерывность разведки обозначает постоянный характер добывания информации и независимость этих действий от времени года, суток, погоды, любых внешних условий обстановки. При изменении обстановки в соответ-ствии с принципом активности меняются способы и средства добывания.
  Скрытность ведения разведки обеспечивается путем проведения меро-приятий по подготовке и добыванию информации в тайне, ради безопасности органов добывания, а также сокрытия фактов утечки или изменения инфор-мации. Реализация этого принципа позволяет разведке повысить безопас-ность органа добывания и выиграть время для более эффективного примене-ния добытой информации.
  По этому показателю лидировали английская и советская разведки.
  Что касается систематичности, то тут многому можно поучиться у немцев. Стоит отметить их картотеку. Она включала в себя сотни тысяч учетных карточек агентов, чиновников и офицеров других стран, и чуть меньше различных штампов и печатей из всех возможных стран и регионов.
  Принципы эти не изменились со времен фараонов, им следует всякая приличная разведка. Но способы их реализации у разных разведок различны. Один из авторитетнейших контрразведчиков-И.А. Маркелов любил повто-рять: "Ищите агента по почерку разведки-он неизменен, потому и подводит".
  Особенностью советской разведки было сочетание высокой эффектив-ности с относительно "мягкими" методами. Так, например, большинство агентов знали, что работают на СССР и вполне осознано помогали ему. Это сотрудничество было добровольным (еще одна отличительная черта), но в некоторых ситуациях, случалось, вербовали жестко. Агентуру подбирали тщательно. Агент должен обладать определенными информационными воз-можностями (хотя в агентурных сетях во Франции и Иране было много лиш-них людей, такими возможностями не обладавших). Желателен высокий ин-теллектуальный уровень агента.
  В апреле 1941 года было принято решение о переходе разведаппаратов за рубежом на линейный принцип работы: за отдельными сотрудниками ре-зидентур были закреплены определенные направления деятельности (ли-нии)-политическая, экономическая или научно-техническая разведка, внеш-няя контрразведка.
  В это же время агентурная работа за рубежом была взята под жесткий контроль центра. Если раньше резидент имел право самостоятельно прини-мать решение о вербовке, что иногда приводило к засорению разведыватель-ной сети малоценной агентурой, то теперь вопросы вербовки решались непо-средственно руководством разведки.
  Вообще, строго говоря, многие люди (например, ученые, делившиеся информацией по атомной бомбе) агентами не являлись. Они были "источни-ками" или, по классификации разведки, "доверительная связь". Одни помо-гали СССР бороться с фашизмом, другие помогали ему в целях сохранения мира. Выполнив свою миссию, они прекращали сотрудничество. Их не удер-живали.
  Для сравнения. Немцы в своей работе руководствовались концепцией "тотального шпионажа", которая включала в себя три пункта:
  1. Каждый может стать шпионом.
  2. Каждый должен стать шпионом.
  3. Нет такой тайны, которую нельзя было бы узнать.
  Исходя из этого, к агентуре особо строгих требований не предъявля-лось. В вопросах вербовки немцы не гнушались ничем, согласия вербуемых, как правило, не спрашивали.
  В США до Второй Мировой войны разведке уделялось мало внимания, поэтому по настоящему профессиональных кадров было мало. В своей рабо-те американцы делали упор на деньги и технические средства. В методах вербовки были прямолинейны и незатейливы. То ли дело англичане. Много-вековой опыт разведки. Работали тонко и "интеллигентно". Любили исполь-зовать людей авантюрного склада.
  В целом, можно сказать, что к началу Великой Отечественной войне, сложилась отечественная "школа" разведки, достаточно оригинальная и жизнеспособная. Во время войны она сильно выросла и набралась опыта, достигла вершин оперативного мастерства.
  
  ? 2.2 Методы, экипировка и оснащение войск специального назначения органов внешней разведки НКВД-НКГБ.
  Войска специального назначения должны выполнять целый ряд задач. Но основная их задача-это разведка.
  Бойцы ОМСБОНа и других спецподразделений применяли в своей дея-тельности методы агентурной и войсковой разведки. Основным методом раз-ведывательной работы являлся сбор сведений о противнике партизанской агентурой из местного населения. Мало нашлось бы важных военных, адми-нистративных и промышленных объектов на оккупированной территории не охваченных партизанской агентурой.
  Большое значение имела вербовка агентов в неприятельской среде. Эта агентура часто служила источником таких разведывательных данных, кото-рые вряд ли можно было бы получить другим путем.
  Было завербовано значительное число агентов из числа солдат и офи-церов немецких войск, а также в воинских частях и учреждениях словаков, французов, венгров, румын, болгар, итальянцев.
  Для примера укажем некоторые факты.
  Немецкий офицер Т., занимавший важный пост в оккупационной ад-министрации, на другой день после уничтожения гауляйтера В.Кубе преду-предил работников подполья, с которыми он был связан, о предстоявших но-чью массовых арестах и репрессиях, посоветовал уезжать им немедленно из Минска с семьями, выдал множество охранных свидетельств и пропусков.
  1о2-й словацкий полк, дислоцировавшийся на участке железной дороги Житковичи-Мозырь, подвергался усиленной обработке нашей разведкой, в результате в полку было завербовано до 50 человек агентов-осведомителей, в том числе ряд офицеров полка. Впоследствии весь полк вместе с офицерами, взорвав объекты порученной ему охраны, перешел к партизанам.
  Выдающееся значение имела работа двух курьеров из германского ге-нерального штаба, шестеро сотрудников из германских штабов по борьбе с партизанами, многих сотрудников германской администрации в Минске, Мо-гилеве, Бобруйске, Барановичах и других местах, сотрудника дешифроваль-ного отдела в Пскове, сотрудников органов немецкой контрразведки и дру-гих агентов.
  Способами ведения войсковой разведки являлись: наблюдение и под-слушивание, визуальный осмотр местности и местных предметов, допросы военнопленных, опросы местного населения, изучение захваченных у про-тивника документов, образцов техники и вооружения, а также поиски, заса-ды, налеты, разведка боем.
  В разведывательной работе имели место и недостатки и неиспользо-ванные возможности.
  Крупнейшим недостатком было отсутствие у бойцов технического воо-ружения. Они не имели средств радиоперехвата, телефонного подслушива-ния, портативных фотоаппаратов.
  Разведчики легко преодолели отсутствие приборов для прослушивания телефона, однако они не смогли организовать перехват обмена сообщениями по кабелям связи между главным командованием и штабами армий и групп армий.
  Одиннадцать раз в течении войны вскрывался в разных местах подзем-ный кабель германского командования ставка-фронт и вырезались из него куски, чем, конечно, затруднялась связь. Куски вырванного кабеля как об-разцы доставлялись даже в Москву. Это говорит о том, что разведчики могли организовать систематическую запись каблограмм германского главноко-мандования, последствия и значение которой были бы неоценимы. Однако эта возможность была упущена из-за отсутствия средств записи.
  Не практиковался перехват, дешифровка и использование данных ра-диосвязи противника.
  Немцы считали, что перехват радиограмм и радиопереговоров, прово-дившихся в сетях стрелковых полков и танковых частей, не имел смысла, так как обстановка на фронте все время менялась, а расшифровка требовала вре-мени и ценность этих всегда запаздывавших материалов оказывалась ни-чтожной.
  Ввиду этого радиосвязь на оккупированной территории между частями и штабами противника производилась по упрощенным кодам и таблицам, легко поддававшимся дешифровке.
  В процессе своей деятельности бойцы "спецназа", вступали и в прямое соприкосновение с противником. Они применяли специфические формы ве-дения боевых действий, так называемую партизанскую тактику, с основами которой они знакомились на специальных курсах и в партизанских школах. Затем в ходе вооруженной борьбы условные теоретические схемы проверя-лись на практике и наполнялись конкретным содержанием. Одни приемы от-брасывались, другие брались на вооружение.
  Происходило это под воздействием многих факторов. Среди них надо назвать такие, как специфика обстановки на оккупированной территории, на-сыщенность спецгрупп вооружением, их материальная обеспеченность. Но в наибольшей мере на тактику отрядов влияли условия базирования.
  Одни формирования имели постоянную дислокацию, располагаясь, на-пример, в труднопроходимой лесисто-болотистой местности или в камено-ломнях. Отсюда они систематически производили боевые вылазки. Другие постоянно перемещались внутри одного либо нескольких соседних районов. Третьи же совершали рейды протяженностью в сотни километров, выходя за пределы области и даже республики, появляясь в самых неожиданных для противника местах.
  Партизанская тактика отличалась разнообразием способов действий. Тем не менее, в ней можно выделить общие черты, определенные закономер-ности. Как правило, партизаны нападали на противника в моменты наимень-шей способности его к сопротивлению. Они предпочитали действовать вече-ром и ночью, а также в плохую погоду. Партизаны стремились скрытно вый-ти на исходный рубеж, быстро произвести атаку или диверсию в самом уяз-вимом месте противника и столь же быстро отойти. Они избегали встречного боя с превосходящими силами противника, широко использовали маневри-рование, маскировку, различные хитрости и уловки.
  При всем разнообразии тактические приемы партизан можно разделить на две основные группы: первая группа включает способы решения боевых задач путем непосредственного столкновения с врагом. Ко второй группе от-носятся способы решения этих задач без прямого боевого столкновения с противником.
  В первом случае главными способами действий являются засады, нале-ты, прорывы, оборона. Во втором случае-диверсии.
  Засады
  В годы войны засада представляла собой заранее подготовленное вне-запное нападение на движущегося противника: воинское подразделение, ав-токолонну, обоз, одиночные автомобили или мотоциклы и т.д.
  Боевой порядок засады обычно включал ударную группу, группы при-крытия и резерв. Группы прикрытия располагались в таких местах, где мож-но было с наибольшим эффектом предотвратить или задержать подход ре-зервных сил противника к месту действий ударной группы. Группы прикры-тия нередко устраивали засады для препятствия движению бронетехники; ес-ли имелись соответствующие средства-устанавливали мины или фугасы. В бой они вступали по необходимости, например, уничтожали остатки раз-громленного противника.
  Главную роль в засаде играла ударная группа. Она начинала бой вне-запно для врага, по установленному сигналу. Ударная группа открывала огонь и, воспользовавшись замешательством, переходила в атаку, если про-тивник уступал ей в численности. Если же фашисты имели превосходство и начинали оказывать организованное сопротивление, партизаны быстро вы-ходили из боя. Варианты выхода предусматривались заранее, намечался так-же район сбора и маршруты движения к ним всех групп, участвовавших в за-саде.
  Разновидностью засад являлись так называемые "тройные" и "замани-вающие". В тройных засадах задача средней группы заключалась в том, что-бы первой напасть на противника и заставить его вызвать подкрепление. По вражескому подкреплению затем открывали более сильные засады на флан-гах.
  В качестве примера "заманивающей" засады можно привести случай из боевой практики командира партизанского отряда, пограничника Ф.Ф.Журиха (Северо-Западный фронт). Имея дело с карателями, он выдви-нул взвод на опушку леса, приказав бойцам развести там костры, которые мог бы заметить противник. Основные силы отряда скрытно расположились в полутора километрах впереди от "стоянки", по наиболее вероятному на-правлению движения карателей. Обнаружив дым от костров, противник вы-слал подразделение для уничтожения партизан. Двигаясь в походном поряд-ке, оно вплотную подошло к месту засады, где было уничтожено гранатами и мощным огнем из всех видов стрелкового оружия.
  Для захвата и уничтожения мелких групп фашистов партизаны нередко устраивали подвижные засады. Они шли либо ехали по дороге под видом крестьян, полицейских, вражеских солдат и внезапно нападали на встречных или обгонявших их гитлеровцев. Подобные засады часто использовали пар-тизаны из отряда Медведева, действовавшего на Украине в районе города Ровно.
  Налеты
  Это внезапный быстрый удар по малоподвижным и стационарным объ-ектам с целью их уничтожения, захвата или вывода из строя. Конкретные це-ли налетов были самыми разными: уничтожение вражеских гарнизонов, вы-вод из строя транспортных и промышленных объектов, разгром штабов, спа-сение советских людей от уничтожения или от вызова на работы в Германию, захват складов, отвлечение внимания противника от операций партизан в других районах.
  Налеты, как правило, производились на объекты, которые находились в режиме охраны, а не обороны (караулы, патрули, дежурные). Если же про-тивнику удавалось своевременно занять заранее подготовленные оборони-тельные сооружения (что на практике случалось довольно часто), то налет превращался в общевойсковое наступление на укрепленный объект, что влекло за собой большие потери среди наступавших.
  Боевой порядок партизан при налете обычно включал ударную (штур-мовую) группу, группы обеспечения(прикрытия и отвлекающих действий), резерв. Если одной из задач являлось разрушение сооружений, то создава-лись также группы подрывников. Часто в ударной группе выделялась под-группа для ликвидации охраны атакуемого объекта.
  Группы прикрытия должны были сдерживать резервы противника до тех пор, пока ударная группа не выполнит свою задачу и не уйдет из опасной зоны. При налетах на слабо охраняемые объекты, когда боевая задача реша-лась за очень короткое время (нередко в течении 3-5 минут), партизаны, как правило, не выделяли группы прикрытия. В таких случаях на ближайших до-рогах выставлялось боевое охранение. Группы отвлечения создавались тогда, когда ожидалось упорное сопротивление противника и для выполнения за-дачи требовалось значительное время. Демонстративными "шумовыми" и другими действиями эти группы отвлекали внимание противника от основ-ного объекта (направления) налета.
  Успех налета в решающей мере зависел от тщательной разведки. Перед каждым налетом командир стремился собрать точные данные о расположе-нии объекта, системе его охраны, путях скрытого подхода к нему, о ближай-ших резервах противника и вероятных маршрутах их выдвижения.
  Очень важно было обеспечить внезапность налета, чтобы в ходе его не ввязываться в бой с крупными силами противника.
  Прорывы
  Прорыв относится к разновидности наступательного боя. Такой бой не выгоден и опасен для партизан, так как даже при равной численности сил противник (полевые или охранные части) всегда обладал подавляющим пре-восходством в артиллерии и минометах. Кроме того, он применял танки и авиацию.
  Поэтому партизаны вступали в наступательный бой лишь при прорыве из окружения.
  Боевой порядок при прорыве строился таким образом, чтобы избегать сложных перегруппировок и обеспечить подразделениям необходимую само-стоятельность
  Во время прорыва партизаны стремились отвлечь внимание противни-ка от главного направления своего движения и распылить его силы. В этих целях они устраивали ложные и демонстративные атаки, применяли другие хитрости. Шли на прорыв в ночное время, местность не освещали, пользова-лись естественными ориентирами.
  При этом старались атаковать внезапно и стремительно, добиваясь максимальной концентрации огня на главном направлении прорыва.
  Оборона
  Вступая в оборонительный бой, бойцы спецгрупп не стремились дли-тельное время удерживать занятые позиции. Их цель заключалась в том, что-бы на какое-то время остановить противника, обладавшего значительным превосходством в силах, и пока он перегруппировывался для дальнейшего наступления, стремительным броском уйти в отрыв.
  Диверсии
  Целью диверсий была дезорганизация вражеского тыла, нанесение фа-шистам ущерба в живой силе и технике. Этот способ вооруженной борьбы по сравнению с другими обладал серьезными преимуществами. Во-первых, ди-версии позволяли малыми силами и почти без потерь наносить весьма эф-фективные удары по противнику. Во-вторых, систематические диверсии рас-пыляли внимание и силы противника на охрану коммуникаций и других ты-ловых объектов.
  Диверсии играли также важную роль в деморализации вражеских войск.
  Особенно много диверсий устраивалось на коммуникациях, главным образом на железных дорогах. Иногда диверсанты сочетали диверсии с заса-дами и налетами, чтобы закрепить результаты диверсии, уничтожить больше живой силы и техники врага, разрушить важные железнодорожные объекты. Однако чаще всего диверсанты нарушали работу железнодорожного транс-порта, не вступая в боевое столкновение с противником.
  Они минировали железнодорожные пути и вызывали крушения поез-дов. При этом стремились закладывать мины на затяжных уклонах, высоких насыпях и кривых участках пути, то есть в таких местах, где взрыв наносил наибольший ущерб. Для обеспечения длительного перерыва в движении по-ездов, организовывались крушения в глубоких выемках, на малых мостах, которые не охранялись или слабо охранялись, на насыпях, проходивших че-рез болота, то есть там, где было трудно вести восстановительные работы.
  Широко осуществлялись диверсии и на автомобильных дорогах: уст-раивались перекопы, завалы, пожары (на лесных дорогах), обвалы (на горных трассах). Дороги минировались, разрушались дорожные сооружения. Кроме того, немалый ущерб вражескому автотранспорту наносило нарушение рабо-ты дорожной службы противника. Так, партизанский отряд Лебедянского района Сумской области, действуя недалеко от линии фронта, 27 сентября 1941 года уничтожил вражеского регулировщика и переменил направление дорожных указателей. В результате фашистская автоколонна пошла по лож-ному направлению. Командир отряда сообщил об этом советскому командо-ванию. По заблудившейся автоколонне удалось нанести мощный артилле-рийский удар, который уничтожил ряд машин с военными грузами.
  Различные способы диверсий применялись на водных коммуникациях. Среди них минирование фарватеров, разрушение мостов при помощи сплав-ных мин, уничтожение и перестановка бакенов, закладка на судах мин замед-ленного действия и т.д.
  Схема действий диверсионных групп была примерно следующей. По-сле предварительной разведки подступов к объекту и тщательного изучения режима его охраны группа в наиболее удобный момент подходила к объекту, закладывала мину (фугас), а затем отходила в условленное место, откуда можно было наблюдать за результатом диверсии и затем незаметно скрыться.
  Рейды
  Определенное место в тактике отводилось рейдам. Эта весьма своеоб-разная форма действий представляла сочетание засад, налетов, диверсий и агитационной работы в процессе в тылу противника. В рейдах группы пере-двигались чаще всего пешком (зимой-на лыжах). Иногда удавалось исполь-зовать транспортные средства, захваченные у противника (автомобили, мо-тоциклы, гужевой транспорт).
  Таким образом, бойцы специальных подразделений строили свою ра-боту, комбинируя, в зависимости от задачи, вышеуказанные методы. Однако одной только боевой и специальной подготовки недостаточно для того, что-бы выполнить поставленную задачу. Требуется также соответствующее ос-нащение и экипировка.
  В войсках НКВД снабжение оружием, боеприпасами и обмундирова-нием было поставлено заметно лучше, чем в Красной Армии. В зафронтовых условиях широко использовались трофейное оружие, особенно автоматы MP38/40 и пулеметы MG34/42. Подразделения ОМСБОН были насыщены пистолетами-пулеметами ППШ (затем ППС-43) практически на 100%, за ис-ключением пулеметчиков, бронебойщиков и некоторых других специали-стов. Все военнослужащие носили, кроме автоматов, кобурное оружие: пис-толеты ТТ либо револьверы, а также всевозможные трофейные образцы. Ди-версанты из состава ОМСБОН, как и бойцы других подразделений глубин-ной разведки, в обязательном порядке вооружались так называемыми ножа-ми разведчика (НР).
  Бойцы и командиры ОМСБОН носили форму войск НКВД: погранич-ных или внутренних (с цветными фуражками, кантами и приборным сукном, положенными этим родам войск). Свою форму с особыми знаками различия носили и сотрудники Главного управления госбезопасности НКВД, прохо-дившие службу в опергруппах бригады. Следует заметить, что в целях кон-спирации часто вместо ведомственного обмундирования носилась униформа РККА.
  Личный состав органов милиции, включенный в состав ОМСБОН, по-лучил защитную форму одежды с милицейскими знаками различия. К голу-бым петлицам с красными кантами прикалывались эмалевые знаки различия, аналогичные армейским, но залитые голубой эмалью с красным металличе-ским бортиком. На локтевом сгибе левого рукава командиры носили цветное изображение герба СССР, а политработники-голубую суконную звезду с зо-лотистым кантом и изображением серпа и молота в центре. Голубой кант нашивался на боковые швы синих комсоставовских галифе. В качестве го-ловного убора мобилизованные на службу сотрудники милиции носили за-щитные фуражки с голубым околышем и таким же кантом на тулье. Кокарда-алая эмалевая звездочка с цветным изображением герба посредине (металли-ческие части звезды и герба были латунными у командиров и никелирован-ными у рядовых). Это обмундирование отменено после введения погон в феврале 1943 года, кроме того, большинство привлеченного из милиции лич-ного состава к тому времени уже перевели в войска НКВД либо госбезопас-ность.
  Советские десантники и спецназовцы располагали значительной но-менклатурой летнего и зимнего камуфляжного обмундирования: халатами и костюмами. С конца 30-х годов в армии и войсках НКВД широко применя-лись так называемые мочальные маскировочные костюмы, изготовленные из пучков мочала и сухой травы как на фабриках, так и в кустарных условиях. Во время боев в степях это приспособление хорошо маскировало владельца в зарослях травы, что широко использовалось во время боев на озере Хасан и реке Халхин-Гол. Все прочие образцы костюмов, как белых, так и пятнистых, как правило, выполнялись из бязи-весьма непрочного, но дешевого материа-ла.
  В начале 40-х годов встречалось два варианта рисунка ткани. Их офи-циально именовали осенним и летним, хотя на практике в теплое время но-сили обмундирование с обоими вариантами расцветки. Летний камуфляж имел травянисто-зеленую основу с нанесенными на нее крупными амебооб-разными пятнами черного цвета. Осенний вариант отличался песочно-оливковой расцветкой с такими же по форме пятнами, но коричневого цвета.
  До начала войны маскировочные костюмы широко применялись в ВДВ и пограничных войсках. С июня 1941 года ношение камуфляжного обмунди-рования распространено на подразделения войсковой разведки (в том числе и ОМСБОН), группы снайперов, подрывников и другие части специального назначения. Кроме того, оперативные части ВВ МВД СССР, после войны за-нимавшиеся ликвидацией националистических формирований в Прибалтике и на западе Украины, в обязательном порядке снабжались маскировочными костюмами. Расцветка обмундирования образца 1943 года была разработана под сильным влиянием мелкопятнистого эсэсовского камуфляжа: на базовую травянистую основу желтой или светло-оливковой краской наносились кон-туры веток и листьев. В некоторых случаях поверх этой композиции изобра-жались амебообразные черные или коричневые пятна , как на старых маскко-стюмах.
  Летний камуфляжный костюм состоял из свободной блузы и брюк. За-стежка блузы доходила до середины груди; по бокам имелись два вмести-тельных прорезных кармана. Полы и рукава снабжались затяжными тесемча-тыми кулисами. Низки штанин заправлялись в кирзовые сапоги.
  Летние маскировочные костюмы часто снабжались мешковатыми ка-пюшонами: размеры последних позволяли натягивать их на стальной шлем. Капюшоны пришивались по окружности к плечам блузы. Вырез капюшона, одновременно являвшийся планкой блузы, застегивался на три-четыре пла-стмассовые пуговицы, а небольшая лицевая часть закрывалась частой марле-вой сеткой в маскировочной окраске. В походном положении капюшон рас-стегивался до самого низа и отбрасывался за спину. В воздушно-десантных частях, в особенности до войны, часто носили блузы без капюшона: шейный вырез затягивался на кулиску.
  Нередко в частях специального назначения вместо костюмов носили халаты: накидку с рукавами и капюшоном, которая спереди застегивалась на пуговицы до низа.
  Так выглядел боец специального подразделения.
  Стоит сказать, что в частях специального назначения практически не было специально созданного оружия, техники, оборудования, экипировки. Были лишь общевойсковые и трофейные образцы. Умельцам из числа дивер-сантов пришлось самим создавать многие детали снаряжения.
  
  ?3 Подбор и подготовка кадров в советской разведке.
  Для выполнения поставленных перед разведкой задач нужны подходя-щие люди. Они должны обладать рядом необходимых качеств и определен-ными навыками, полученными в процессе спецподготовки.
  Как уже говорилось, накануне войны личный состав разведки был очень молод. Большинство пришло в 1938 году, когда в органы госбезопас-ности было направлено восемьсот молодых коммунистов и комсомольцев. Это были молодые люди с высшим образованием, активно занимавшиеся спортом, которые были в центре общественной жизни. Одним словом, акти-висты. Старались подбирать людей со знанием языков и способностью к ним.
  До и во время войны в разведку приходили разными путями. Кто-то, еще в Гражданскую войну, пошел в Красную Армию и оттуда попал в ВЧК. Кто-то переходил в разведку из других подразделений. Особенно много было пограничников, так как разведывательную работу на своих участках они ве-ли, и им была знакома агентурная работа с иностранцами. Были в разведке и старые партийцы с многолетним, еще дореволюционным, опытом подполь-ной работы и люди, пришедшие с дипломатической работы.
  В поисках новых кадров НКВД просеивало аудитории ВУЗов, отбирая и отмечая для себя подходящих людей. Особых методик отбора не было, вербовщики полагались на свое чутье. Затем кандидат проходил медицин-скую комиссию и направлялся на учебу.
  Происхождение у большинства разведчиков было пролетарским-дети рабочих и солдат. Изредка встречались отпрыски владельцев мелких лавок, аптек и т.п. Но это были старые проверенные партийные кадры.
  А вот национальный состав был довольно пестрым. Нами было отсмот-рено 202 биографии разведчиков-участников войны. Из них: русских-113 че-ловек; евреев-30 человек;украинцев-21 человек; армян-10 человек; прибал-тов-8 человек; белорусов-5 человек; грузин-3 человека; поляков, татар и нем-цев-по 2 человека; австрийцев, азербайджанцев, испанцев, караимов и италь-янцев-по 1 человеку.
  Довольно большое количество евреев и прибалтов объясняется тем, что их было много среди старых партийных кадров. Армяне вообще служили в органах госбезопасности целыми семьями. Как пример можно привести братьев Агаянц, которых было трое и все служили в НКВД. А малое количе-ство белорусов объясняется тем, что разведчики-белорусы служили в Разве-дупре РККА, где их использовали по линии "активной разведки".
  Такая пестрота давала ряд плюсов. Во-первых, на определенное зада-ние можно было послать человека нужной национальности, который сможет идеально слиться со средой страны пребывания. Во-вторых, из-за особенно-стей разных национальных образов мышления, разведчики всегда имели не-сколько подходов к решаемой проблеме.
  Обучение и подготовку разведчики проходили в Центральной школе НКВД и в Школе Особого Назначения (ШОН).
  Центральная школа НКВД, будущая Высшая школа КГБ и Академия ФСБ (сейчас и ранее выдающийся научный и учебный центр), было учебным заведением, в основном, контрразведывательной направленности. Но вместе с тем оно было в значительной мере и многопрофильно. Там учились сотруд-ники всех подразделений госбезопасности. Там всегда существовали курсы подготовки и переподготовки личного состава по различным программам, "ассортимент" которых (программ), был весьма обширным. Основными же предметами, на тот момент были следующие: основы ведения контрразведки; вербовка агентуры во враждебной социальной среде; наружное наблюдение; подслушивание; задержание и арест шпиона.
  ШОН находилась в 40 километрах от Москвы в сосновом бору. Это был двухэтажный особняк, построенный на западноевропейский манер. Школа была создана для подготовки разведчиков-нелегалов. Здесь с курсан-тами разбирали конкретные разведывательные операции, проводили занятия по фотографированию документов, учили пользоваться шифрами и опера-тивной техникой.
  Интенсивно, по несколько часов в день, изучали иностранные языки.
  Лекции и семинары по разведдисциплинам проводили маститые раз-ведчики, такие как: С.М. Шпигельглас, В.С. Гражуль, П.М. Журавлев, П.А. Судоплатов, М.М. Аксельрод и др.
  Ученые из Московского государственного университета читали лекции и вели семинары по дисциплинам: основы марксистской философии, фило-софия Гегеля, Канта, государство и право, экономическая география капита-листических стран, этика и эстетика в буржуазном обществе, иностранный язык, современные танцы. Днями и длинными вечерами курсантов учили, притирали, шлифовали, им разъясняли, в них вколачивали, чтобы довести до их сознания и закрепить в нем все, что необходимо для жизни и деятельности нелегала в шкуре интеллигентного, высокообразованного гражданина страны будущего пребывания. Материал подкреплялся практическим показом. Так например, организовывалась имитация приема в доме западного государст-венного чиновника. Курсанты собирались в зале, и "хозяин приема" просил приглашенных рассаживаться, найдя свое место, на плане у входа в зал. По-ясняя порядок размещения "хозяин" предупреждал, что процедура размеще-ния за столом приглашенных по рангам и званиям-весьма ответственная. По ходу приема он объяснял назначение приборов на столе, при каких обстоя-тельствах можно курить, и т.д. Одним словом, это были подробнейшие заня-тия, включающие все мелочи поведения на приеме светского интеллигентно-го человека.
  Занятие заканчивалось разбором поведения курсантов на имитирован-ном приеме. При этом подчеркивалось, что каждый промах в поведении не-легала может послужить основанием для подозрений-тот ли он за кого себя выдает? А это уже провал.
  Особое внимание уделялось конспирации. Она должна была стать вто-рой натурой курсантов. У НКВД был солидный опыт по этой части, который складывался из опыта подпольной работы большевиков и рекомендаций спе-циалистов из царских специальных служб, согласившихся сотрудничать с со-ветской властью (а им было чем поделиться).[150;10] Плюс более двадцати лет успешной деятельности.
  Занятия в школе проходили по строгому расписанию, с утра до вечера. Но немного личного времени у курсантов имелось. Занятия проходили не только в школе. В городе, например, курсанты практиковались в тайниковых операциях, "моментальных передачах", премудростях наружного наблюде-ния и контрнаблюдения.
  Так проходило обучение разведчика. Вообще, надо сказать, что посто-янное обучение и совершенствование навыков было неотъемлемой частью жизни сотрудника госбезопасности. Обучались в спецшколах, на различных спецкурсах и непосредственно в подразделениях.
  Система подготовки была во многом уникальна. Личный состав обу-чался и тренировался самыми разными методами и средствами. Это хорошо видно на примере огневой подготовки.
  В начальном периоде тренировок нужен не результат, а технически грамотная стрельба. Результат появится потом, как следствие тяжелого и кропотливого труда по наработке необходимых базисных навыков-общей ба-лансовой устойчивости, правильного прицеливания, постановки дыхания и спуска курка без сдергивания.
  Стрелковой практикой подмечено, что тренироваться ежедневно, как бы это парадоксально ни казалось, нельзя. При ежедневных статических стрелковых тренировках стрельба заходит в тупик, и результаты почти не растут. Тренироваться нужно через день с разумной нагрузкой. День, сво-бодный от тренировок, лучше посвятить наработке баланса и равновесия.
  На спецкурсах в "нестрелковые" дни курсантов заставляли нарабаты-вать мгновенное извлечение оружия и вскидку его в цель во всех мыслимых и немыслимых положениях-стоя, лежа, зависнув на одной руке, сидя за обе-денным или письменным столом. Это делалось до седьмого пота, невзирая на ссадины и забоины на руках. Стрелок должен был общаться с оружием еже-дневно и чувствовать его весовой баланс. Рука стрелка должна тактильно привыкать к рукоятке пистолета. Отрабатывались приемы рукопашного боя против пистолета и работа пистолетом в качестве кастета. Общение с оружи-ем было ежедневным и продолжительным. Это была великая мудрость стрелков многих поколений, оправдавшая себя в боевом применении.
  Начинающему стрелку в первоначальном периоде обучения, который длился полтора-два месяца, необходимо было научиться соблюдать класси-ческие постулаты практической стрельбы, наработанные многими поколе-ниями стрелков, и не допускать ошибок. Новичку тяжело удержать все это в голове, поэтому основная нагрузка в начале тренировочного процесса ложит-ся на инструктора, задача которого-поставить курсанту правильную изготов-ку, дыхание, хватку оружия и спуск курка. Инструктор должен заставить курсанта наработать уверенную устойчивость корпуса и стреляющей руки, довести до автоматизма навык спуска курка боевого пистолета без сдергива-ния оружия. Это основы меткой стрельбы, не овладев которыми невозможно совершенствование стрелка в специальных видах стрельбы. Не владея стрел-ковыми азами, стреляющий из пистолета упирается в невидимый барьер, пе-решагнуть который он не в силах. Чудес не бывает. Стрелковая тренировка-это тяжелая и по-своему мучительная работа "вхолостую". Для этого и кур-санту, и тренеру необходимо адское терпение.
  При достижении курсантом достаточной устойчивости и твердых на-выков спуска курка без сдергивания начинается "настрел" боевыми патрона-ми. На конечном этапе первоначального периода обучения он необходим. За одну тренировку выстреливается 60-80 патронов. Стрелок должен настре-ляться вволю, но при жестком контроле со стороны инструктора за результа-тивностью стрельбы. При таких обстоятельствах стрелок начинает чувство-вать силу своего оружия и обретает уверенность в себе.
  Тренировочный процесс ощутимо ускоряется так называемыми идео-моторными наработками. После практических стрельб, в свободное время, полезно мысленно прицеливаться и мысленно производить выстрел с воз-можно более ярким представлением мышечных и координационно-пространственных ощущений в стреляющей руке, спусковом пальце и во всей системе стрелок-оружие. При наработке ощущений от правильно вы-полненных действий (сначала в последовательности, затем в комплексе) в дальнейшем следует стараться работать только воспроизведением этих ощу-щений и впечатлений, постепенно начиная "думать" не головой, а именно этими ощущениями. Этот метод позволяет сохранить необходимую боевую форму даже при длительном разрыве в тренировочном процессе.
  В стрельбе из пистолета есть "подводный камень", о котором узнают только тогда, когда с ним неожиданно сталкиваются. Дело в том, что стре-лок, все время тренирующийся в закрытом тире, плохо стреляет на открытом стрельбище. Тому есть масса координационных причин, основная из которых та, что "дома и стены помогают". Поэтому, когда курсант наработал в спо-койной обстановке закрытого тира более-менее уверенные навыки прицели-вания, спуска курка и общей устойчивости, тренировки следует переносить на открытое стрельбище. Умеренный ветер со скоростью4-6 м/с уже начина-ет ощутимо "покачивать" стрелка, и лучшее противодействие этому явле-нию-тренировка вестибулярного аппарата на компенсацию крена. С этой це-лью, курсантов заставляли ходить по бревну, подвешенному на цепях на вы-соте 20-30 см. над канавой, заполненной водой (а иногда нечистотами, что способствовало психологической подготовке курсантов). Этот "варварский" способ резко повышал результаты стрельбы. Хочешь не хочешь, а баланс приходилось держать-никто не хотел лишний раз в одежде и обуви искупать-ся в холодной воде (или в чем-нибудь похуже). Или другой метод. Курсантов заставляли танцевать вальс со стулом на вытянутых руках, причем стул удерживался за передние ножки в вертикальном положении. После месяца таких упражнений стрельба из пистолета и винтовки в любых самых неожи-данных и неудобных положениях казалась детской забавой.
  Таких "варварских" методов подготовки было немало, обучение было жестким-только так можно воспитать спеца. Насколько оно бывает жестким, можно оценить, увидев тренировки бойцов спецназа по рукопашному бою. Спарринги проводятся и проводились в полный контакт с минимальным ко-личеством правил. Выбитые зубы и сломанные кости-обычное дело. Сама система рукопашного боя представляла собой простую и эффективную тех-нику боевого самбо. Техника боя-линейная Приемы рассчитаны на пораже-ние уязвимых органов человека, на нейтрализацию противника в кратчайшие сроки. В арсенал входили приемы обезоруживания, задержания и конвоиро-вания. Обучали вести бой с несколькими противниками.
  Большое внимание уделялось отработке навыков владения ножом. Зо-нами поражения для ножа были лицо, шея, сердце, солнечное сплетение, жи-вот, промежность, окончание черепа и 1-й шейный позвонок, а также конеч-ности. Нож (равно как и саперную лопатку) надлежало уметь метать без про-маха из любого положения.
  Процесс обучения начинают в одношереножном строю. Все виды уда-ров отрабатывают из боевой стойки в такой последовательности: сначала на месте, потом с одним шагом вперед; затем с двумя шагами вперед; с прыж-ком вперед; с шагами вправо и влево; с шагом назад. При этом особое вни-мание надо обращать на бесшумное передвижение занимающихся и скорость ударов. В дальнейшем удары ножом производят из самых разнообразных ис-ходных положений: например, из положения пригнувшись (присев) с после-дующим вскакиванием и прыжком; из положения стоя на одном колене; на ходу и на бегу.
  На втором этапе, после усвоения занимающимися общего профиля ударов "в воздух" из различных исходных положений, надо перейти к трени-ровке их на неподвижных чучелах. Последовательность отработки ударов на чучелах та же, что и в одношереножном строю.
  Третий этап обучения-отработка ударов в разомкнутом двухшеренож-ном строю (лицами друг к другу) на "лапах". Вкачестве лап используют ко-роткие (длиной около метра) палки, один конец которых обвязан соломой либо ветошью. Ножи боевые.
  На этом этапе также работают над развитием силы ударов, нанося их в старые автомобильные покрышки, нанизанные на врытые в землю столбы высотой в человеческий рост, в качающиеся чучела и мишени.
  Последний этап обучения заключается в отработке реальных боевых ситуаций с резиновым ножом в комплексной тренировке. Это снятие часово-го, внезапное столкновение с противником в ограниченном пространстве (комната, коридор, лестница, подвал, узкий проход и т.д.); бой с противни-ком, который также вооружен ножом. Комплексная тренировка состоит из упражнений в преодолении полосы препятствий и ведения боя ножом в спе-циально оборудованном секторе (желательно в естественных условиях-в по-ле, в лесу, в строениях и т.д.). Сначала противника в секторе имитируют чу-чела, затем-"лапы", впоследствии-партнеры. В работе с партнерами резино-вые ножи со временем заменяются на боевые.
  На примере огневой подготовки и рукопашного боя мы показали как тренировали бойцов специальных подразделений разведки. Вообще, список того, что должны знать и уметь разведчик и диверсант, огромен. Объем рабо-ты и засекреченность темы не позволяет раскрыть ее более широко. Поэтому мы немного расскажем только о самом интересном-о боевой психофизиоло-гии.
  Разведчики тренировали и развивали все свои чувства, включая пре-словутое шестое, так называемую боевую экстрасенсорику. Всего один при-мер. Сложно ли уловить присутствие другого человека в темноте? Вовсе нет, если вы предварительно хоть немного тренировали свои системы воспри-ятия. Поиграйте в тактические игры-постарайтесь в темной комнате обнару-жить человека, определить, в каком именно углу он находится-справа или слева от вас. Сначала вы будете угадывать случайно. Затем все чаще и чаще. Со временем это станет привычкой и не будет вызывать у вас удивления. Ус-ложните задачу-постарайтесь обнаружить человека в темном коридоре за уг-лом. Затем за одной из двух запертых дверей. Затем за одной из всех запер-тых дверей в этом коридоре. Затем в одной из нескольких автомашин. Затем постарайтесь обнаружить человека в темноте у себя за спиной. Затем за спи-ной справа, слева и на отдаленном расстоянии. Кончится это тем, что вы без труда будете ощущать уличную слежку за собой. Вышеописанным способом во всех странах во все времена тренировали разведчиков, резидентов и связ-ников. [150;211]
  Способность чувствовать человека или подстерегающую опасность включает в себя две составляющие: интуиция и "звериное чутье", оставшееся в человеке еще с тех времен, когда он был частью природы.
  Интуиция-это сумма микропризнаков, не воспринимаемых, по отдель-ности, когда подсознание уже отметило, а сознание еще нет. Для развития интуиции тренировали наблюдательность. "Звериное чутье" вырабатывается в условиях жестокой необходимости, спросите о нем бывалый оперсостав спецслужб или людей достаточно повоевавших, они остро чувствуют любые, даже самые незначительные изменения в среде.
  Так, постоянными тренировками, непрекращающимся обучением и по-стижением множества дисциплин, которые вколачивались или вкрадывались в подсознание, воспитывались разведчики Великой Отечественной.
  
  Выводы же таковы:
  1.Структура советской разведки постоянно видоизменялась, что гово-рит о гибком и оперативном реагировании. Методика работы была в значи-тельной степени самобытной и оригинальной.
  2.Тактика специальных подразделений была продуманной и грамотно построенной. Но эффективность их действий снижало то, что большая часть опытных и специально обученных кадров была истреблена перед войной. Подготовка бойцов ОМСБОНа занимала максимум месяц. А чаще всего она насчитывала от 3 до 7 дней. Лишь по прошествии значительного времени си-туация начала меняться.
  3.В частях специального назначения практически не было специально созданного оружия, техники, оборудования, экипировки. Были лишь обще-войсковые и трофейные образцы.
  4.Эффективность работы советской разведки в годы войны показала, что обучение ее (разведки) кадров производится на должном уровне. Это достигалось за счет следующих факторов:
  а) Привлечение к обучению курсантов, лучших научных (МГУ) и раз-ведывательных кадров СССР;
  б) Преподаватели спецдисциплин были опытные, и в основной массе, действующие работники госбезопасности, а не теоретики;
  в) Жесткие методы подготовки;
  г) Использование нетрадиционных методик в подготовке и обучении личного состава.
  Основные принципы обучения - постепенность, интенсивность, жест-кость, максимальная приближенность к реальным боевым условиям.
  
  Заключение.
  Великая отечественная война стала серьезным испытанием для разведывательных органов Советского Союза.
  В этом испытании открылись совершенные ошибки, были понесены тяжелые потери, приобретен бесценный опыт, и достигнуты огромные успе-хи.
  В тяжелейших условиях войны удалось наладить эффективную систе-му добывания и обработки важнейшей информации политического, военно-го, экономического и технического характера. На первых порах, поставить работу было очень трудно. Прежде всего из-за кадрового голода, испытывае-мого в то время. Волна репрессий выбила из рядов разведки многих ценней-ших сотрудников. Вместо них направили молодых людей, полных энтузиаз-ма но не имевших ни опыта работы, ни, зачастую, даже специальных знаний. Но даже их не хватало. В разведке был нештат, многие участки работы ого-лены, многие резидентуры свернуты. Те, что остались, насчитывали всего по несколько оперативных сотрудников, не более.
  Предвоенная недальновидность руководства разведки тоже отрица-тельно сказалась на работе. Руководство разведки не озаботилось заблаго-временно вопросами связи на случай войны. Не были продуманы мероприя-тия, и схемы действий в такой ситуации. Что объясняется влиянием Сталина и неопытностью сотрудников.
  Но агентурные возможности, созданные еще до войны мэтрами совет-ской разведки, значительно облегчили развертывание разведывательной ра-боты в условиях военного времени. В период войны эти возможности были преумножены, как количественно, так и качественно. Разведка выполнила, поставленные руководством страны, задачи. Регулярно и своевременно ос-вещалась оперативная обстановка в странах-противниках и их военно-политические планы.
  Широким потокам шла информация о сепаратных играх союзников и их планах, информация научно-технического и экономического характера. "Приглядывая" за союзниками, разведка своевременно выявляла их нечисто-плотные игры, и планы на период войны и послевоенное время.
  В этих же странах советская разведка благополучно вела научно-техническую разведку, в интересах укрепления военной и экономической мощи Советского Союза. Были получены данные по радиолокации, реактив-ным двигателям, гидроакустическим средствам обнаружения кораблей, вы-сотным и специальным самолетам и приборам для них, новейшим техноло-гиям переработки нефти, получения высокооктанового бензина, синтетиче-ского каучука и т.д.
  Все это было возможно благодаря внушительным агентурным позици-ям в Англии и США, которые удалось сохранить от последствий репрессий в НКВД. Агентура советской разведки в этих странах работала даже на высо-ких уровнях политического руководства.
  Внешняя разведка проводила активные мероприятия, которые помогли удержать от вступления в войну на стороне Германии ряд стран. Особенно хорошо это видно на примере Швеции. Через каналы и агентуру влияния в нужную сторону корректировался политический курс некоторых стран.
  Была налажена разведывательно-диверсионная работа в тылу против-ника, создана разветвленная сеть подпольных резидентур и оперативных раз-ведывательно-диверсионных отрядов. Многие отряды становились ядром партизанских соединений. Много было сделано для развертывания партизан-ского движения. В значительной мере, были парализованы коммуникации и деятельность разведслужб противника.
  Это стало возможно благодаря умной и грамотной оперативной работе сотрудников разведки, действовавших нестандартно, самоотверженно, порой дерзко, но всегда расчетливо. Структура советской разведки постоянно видо-изменялась, что говорит о гибком и оперативном реагировании. Методика работы была в значительной степени самобытной и оригинальной.
  Эффективность работы советской разведки в годы войны показала, что обучение ее (разведки) кадров производится на должном уровне.
   В цифрах, работа разведки выглядит следующим образом. За годы войны внешняя разведка вывела за границу 566 нелегалов. Было завербовано 1240 агентов и осведомителей, добыто агентурным путем 41178 различных документов, в том числе 1167 технических, из которых реализовано 616.
  Заслуги сотрудников внешней разведки в годы войны были высоко оценены правительством. Так 5-го ноября 1944 года , было награждено 87 со-трудников 1-го управления НКГБ.[126;50]
  Из сотрудников 4-го управления орденом Ленина было награждено 18 человек, орденом Красного Знамени-48 человек, орденом Отечественной войны 1-й степени-91 человек, 2-й степени-171 человек, орденом Красной Звезды-312 человек, орденом "славы" 3-й степени-27 человек, медалью "За отвагу"-76 человек и медалью "За боевые заслуги"-24 человека.
  Всего же за работу в тылу противника было награждено 1494 сотруд-ника НКГБ, из них 21 сотруднику 4-го управления было присвоено звание Героя Советского Союз (семерым из них посмертно).[126;50]
  Можно резюмировать: советская внешняя разведка в годы Вели-кой Отечественной войны внесла заметный вклад в общее дело побе-ды нашего народа над гитлеровской Германией и ее союзниками. На полях сражений и в тайной борьбе в тылу врага она выполнила свой патриотический долг, отстаивая свободу и независимость нашей Ро-дины.
  Тема несомненно заслуживает дальнейшего изучения, тем более, мы уверены, в научный оборот будут вводиться все больше новых, не-известных ранее, документов.
  
  Список источников, цитируемой и использованной литературы
  Источники:
  
  1. Алексеев В. "Методика обучения определению расстояний глазоме-ром"// "Военный вестник", 23-1945.
  2. Андреев К.Г., Давыдов М.Я. "Разведка в горах". -М.:Воениздат, 1945.
  3. Бегомльская операция противника против партизан в мае-июне 1943г.// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  4. Боевые действия против партизан: наставление Вермахта.// Боярский В.И. "Партизаны и Армия: История упущенных возможностей" Минск:Харвест-Москва.АСТ:2001.
  5. Бомба типа "He" (High explosive)// "Очерки истории российской внеш-ней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  6. Булочко К.Т. "Обучение рукопашному бою".-М.:Воениздат, 1942.
  7. Булочко К.Т. "Физическая подготовка разведчика".-М.:Воениздат, 1945.
  8. Вамор К. "Охотничьи команды"// "Военный вестник", 5-1940.
  9. Вебер Ю. "Спутник партизана"(3-е издание).-М.: "Молодая гвардия", 1942.
  10. "Войсковая разведка".Сборник.-М.:Воениздат, 1945.
  11. Волков В.П. "Курс самозащиты без оружия "самбо". Учебное пособие для школ НКВД.-М.:НКВД СССР, 1940.
  12. Гелен Р. "Война разведок".-М.:Центрполиграф, 2003.
  13. Даллес А. "Искусство разведки". М.:Центрполиграф, 2002.
  14. Директива НКВД СССР начальнику УНКВД по Калининской области о мероприятиях по развертыванию партизанского движения. 11 сентября 1941г. Москва. ? 184/280.// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  15. Директивное указание УНКВД Калининской области мл. лейтенанту т. Михайлову о мероприятиях по формированию партизанских отрядов. 23 июля 1943г. г. Калинин. ? 762.// Попов А.Ю. "Диверсанты Стали-на"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  16. Доклад заместителя представителя ЦШПД на Брянском фронте под-полковника Горшкова о состоянии разведывательной службы в объе-диненных партизанских бригадах тов. Емлютина на 25 декабря 1942г.// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  17. Докладная записка заместителю начальника Центрального штаба пар-тизанского движения Товарищу Сергиенко "О тактике фашистов в борьбе с партизанами по состоянию на 30.11.42г.".// Попов А.Ю. "Ди-версанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  18. Докладная записка наркому внутренних дел СССР Л.П. Берия от на-чальника УНКВД по Орловской области майора госбезопасности Фир-санова от10.05.1942г. "Об участии органов государственной безопас-ности в партизанской борьбе против немецких оккупантов в юго-западных районах Орловской области"// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  19. Докладная записка начальнику Белорусского штаба партизанского движения Тов. Калинину П.З. (По вопросу постановки агентурной ра-боты в немецких гарнизонах за период с 5 июня по 1 ноября 1943 го-да)// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  20. Докладная записка о частичном провале агентурной сети в городе и на Ж.-Д. узле Брянска.// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  21. Заключение по материалам при препроводительной ? 1/3/3920 от 5 марта 1945 года по разделу "Атомная бомба"// "Очерки истории рос-сийской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  22. Заключительное донесение криминал-советника Бондорфа по вопросу о покушении на генерального комиссара Белоруссии, гауляйтера майо-ра запаса Вильгельма Кубе В ночь на 22.9.1943г.// Попов А.Ю. "Дивер-санты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  23. Запись того, на чем согласились советские и британские представители в своих беседах по вопросу о подрывной работе против Германии и ее союзников.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  24. Инструкция оперработникам КРО, направляемым в Партизанский Край, для чекистского обслуживания партизанских бригад.// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  25. Калачев Г. "Штыковой бой" (2-е издание).-Харьков.: Вестник физиче-ской культуры, 1930.
  26. Медведев Д.Н. "Это было под Ровно".-Челябинск.:Южно-уральское книжное издательство, 1985.
  27. Ознобишин Н.Н. "Искусство рукопашного боя".-М.:НКВД РСФСР, 1930.
  28. "Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечествен-ной войне": Сб.документов. т.3. Кн.1. М.:Русь,2003.
  29. "Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечествен-ной войне": Сб.документов. т.3. Кн.2. М.:Русь,2003.
  30. Павлов А.Г. "Военная разведка СССР 1941-1945"// "Новая и новейшая история" 2-1995.
  31. Павлов А.Г. "Советская военная разведка накануне Великой Отечест-венной войны"// "Новая и новейшая история" 1-1995.
  32. Павлов В.Г. "Операция "Снег"".М.Гея.1996.
  33. Предварительное заключение по материалу к препроводительной ? 1/3/6134 от 6 апреля 1945г.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  34. Предварительный план общей линии поведения в подрывной работе для руководства советской и британской секций связи.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  35. Приказ начальника штаба партизанского движения Брянского фронта и начальника управления НКВД по Орловской области о работе опера-тивно-чекистских групп при партизанских отрядах и о взаимоотноше-нии нач. опергрупп с командованием.?654// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  36. Программа подготовки агентурных разведчиков при спецшколе штаба партизанского движения Брянского фронта// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  37. "Руководство по подготовке к рукопашному бою Красной Армии."-М.: Воениздат, 1941.
  38. Симкин Н.Н. "Ближний бой".-М.: Физкультура и спорт, 1944.
  39. Синицын Е.Т. "Резидент свидетельствует"-М.:Гея.1996.
  40. Сообщение из Лондона от 27 февраля 1942г.// "Очерки истории рос-сийской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  41. Сообщение из Лондона от 28 февраля 1942г.// "Очерки истории рос-сийской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  42. Сообщение источника лондонской резидентуры об антисоветской дея-тельности польского эмигрантского правительства в Лондоне.// "Очер-ки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  43. Сообщение источника лондонской резидентуры о конференции в Кве-беке.//"Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Меж-дународные отношения" 1999.
  44. Сообщение источника лондонской резидентуры о решениях польского генерального штаба.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  45. Сообщение лондонской резидентуры 3 апреля 1943г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  46. Сообщение лондонской резидентуры 23 апреля 1943г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  47. Сообщение лондонской резидентуры 14 декабря 1944г.// "Очерки ис-тории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отно-шения" 1999.
  48. Сообщение лондонской резидентуры 27 января 1945г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  49. Сообщение лондонской резидентуры 28 февраля 1945г.// "Очерки ис-тории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отно-шения" 1999.
  50. Сообщение лондонской резидентуры 3 марта 1945г.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  51. Сообщение лондонской резидентуры 21 марта 1945г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  52. Сообщение лондонской резидентуры 9 апреля 1945г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  53. Сообщение лондонской резидентуры 22 апреля 1945г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  54. Сообщение лондонской резидентуры 26 апреля 1945г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  55. Сообщение лондонской резидентуры 28 апреля 1945г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  56. Сообщение лондонской резидентуры 5 мая 1945г.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  57. Сообщение лондонской резидентуры 6 мая 1945г.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  58. Сообщение лондонской резидентуры о намерениях польского эмиг-рантского правительства в Лондоне продолжать борьбу за Польшу си-ловыми методами.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  59. Сообщение лондонской резидентуры о попытках немцев вступить в се-паратные переговоры с англичанами.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  60. Сообщение лондонской резидентуры от 5 декабря 1942 о положении в Северной Африке, составленное на основании сведений, полученных агентурным путем.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  61. Сообщение резидентуры в Италии от 30 июля 1944г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  62. Сообщение резидентуры в Каире от 1 июня 1944г.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  63. Сообщение резидентуры в Каире от 7 ноября 1944г.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  64. Сообщение резидентуры в Стокгольме от 31 мая 1942г.// "Очерки ис-тории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отно-шения" 1999.
  65. Сообщение резидентуры в Тегеране от 28 мая 1942г.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  66. Сообщение резидентуры в Харбине от 15 июля 1941г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  67. Сообщение резидентуры из Алжира от 28 марта 1943г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  68. Сообщение резидентуры из Анкары от 30 августа 1941г.// "Очерки ис-тории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отно-шения" 1999.
  69. Сообщение резидентуры из Анкары от 19 ноября 1943г.// "Очерки ис-тории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отно-шения" 1999.
  70. Сообщение резидентуры из Вашингтона от 14 июня 1944г.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные от-ношения" 1999.
  71. Сообщение резидентуры из Нью-Йорка от 10 марта 1943г.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные от-ношения" 1999.
  72. Сообщение резидентуры из Сан-Франциско от 10 мая 1945г. о полити-ке США на Дальнем востоке.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  73. Сообщение резидентуры из Токио от 8 сентября 1941г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  74. Сообщение резидентуры из Шанхая от 17 июля 1941г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  75. Сообщение стокгольмской резидентуры: июнь 1942г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  76. Сообщение токийской резидентуры от 26 июня 1941г.// "Очерки исто-рии российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отноше-ния" 1999.
  77. Спецсообщение Начальника разведывательного управление НКВД СССР в Государственный комитет обороны Союза ССР товарищу Ста-лину от 8 декабря 1941г.// "Очерки истории российской внешней раз-ведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  78. Спецсообщение Начальника разведывательного управление НКВД Союза ССР в Государственный комитет обороны Союза ССР товари-щам Сталину, Молотову, Берия от 10 декабря 1941г.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  79. Спецсообщение секретарю ЦК КП(б)Б члену военного совета 3-й удар-ной Армии Тов. Пономаренко. О засорении партизанских отрядов пре-дателями и изменниками родины по состоянию на 25.5.42г.// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  80. Спецсообщение секретарю ЦК КП(б)Б члену военного совета 3-й удар-ной Армии Тов. Пономаренко. О засылке агентуры в партизанские от-ряды немецкой разведкой по состоянию на 1 июня 1942г.// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  81. Спецсообщение секретарю ЦК КП(б)Б члену военного совета 3-й удар-ной Армии Тов. Пономаренко. О проявлениях бандитизма в районах Витебской области по состоянию на 30.5.42г.// Попов А.Ю. "Диверсан-ты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  82. Спецсообщение секретарю ЦК КП(б)Б члену военного совета 3-й удар-ной Армии Тов. Пономаренко. О работе оперативно-чекистских групп в п/отрядах.// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  83. Справка на ? 6881/1065 от 25.09.41г. из Лондона.// "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отношения" 1999.
  84. Справка на ? 7073, 7081/1096 от 03.10.41г. из Лондона.// "Очерки ис-тории российской внешней разведки" т.4 М. "Международные отно-шения" 1999.
  85. Справка о приемах борьбы немцев с партизанами.// Попов А.Ю. "Ди-версанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  86. Справка о структуре и деятельности карательных отрядов "ЕКА".// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-М.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  87. Справка УНКВД по Орловской области об оперативно-чекистских группах УНКВД, находящихся при партизанских отрядах группы тов. Емлютина.// Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  88. Судоплатов П.А. "Разведка и Кремль".М.Гея.1997.
  89. Фейрберн У.И. "Стань крутым".-Великобритания,1942.
  90. Фельхе Х. "Мемуары разведчика".М.:Политиздат.1988.
  91. Шеленберг В. "Лабиринт".М.: "Дом Бируни", 1991.
  
  Историческая и публицистическая литература.
  
  92. Агафонов С. "Тайна операции "Снег"" // "Известия" от 06.04.96
  93. Бабец О.А. "Опыт военной разведки на службе в коммерческой фир-ме".-Минск.: Харвест, 2003.
  94. Баленко С.В. "Обеспечение боевых действий и жизнедеятельности раз-ведгрупп в тылу противника".-М.:Воениздат, 1972.
  95. Болтунов М.Е. "Короли диверсий" М. "Вече". 2001
  96. Боярский В.И. "Партизаны и Армия: История упущенных возможно-стей" Минск:Харвест-Москва.АСТ:2001.
  97. Васильев А. "За день до войны" // "Братишка" 2001.?6.
  98. "Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945г.г." М.:Воениздат,1965
  99. "Военные разведчики 20-го века" Минск. "Литератор".1998
  100. "Воздушно-десантная подготовка" (под редакцией М.И. Лисо-ва).-М.:Воениздат, 1977.
  101. Вольтон Т. "КГБ во Франции".-М.:"Центрполиграф". 1999
  102. "Всемирная история" в 24-х томах. Т.23 "Вторая мировая вой-на".-Минск.: Литература, 1997.
  103. "Всемирная история" в 24-х томах. Т.24 "Итоги второй мировой войны".-Минск.: Литература, 1997.
  104. Галицкий В.П. "Для активной подрывной и диверсионной дея-тельности в тылу Красной армии"// Военно-исторический журнал 2001.?1
  105. Гладков Т. "Король нелегалов" М. ОЛМА-ПРЕСС.2001.
  106. Гладков Т. "Легенда советской разведки." М.:Вече, 2001.
  107. Голубев С.М. "За кулисами операции "Оверлорд""// "Новая и новейшая история" 1995.?5
  108. Голяков С.,Ильинский М. "Подвиг и трагедия разведчика"// "Но-вое время" 1995.?34
  109. Горбунов П.И. "Обучение разведчика-наблюдателя".-М.:Воениздат, 1946.
  110. Горбунов П.И. "Передвижение и маскировка разведчика".-М.:Воениздат, 1947.
  111. Дресвянин С.П. "Секретная война" Р.нД. "Феникс".1998.
  112. Дроздов Ю.И. "Записки начальника нелегальной разведки" М.ОЛМА-ПРЕСС.2000.
  113. Дунаев А. "Охота на смертников"// "Братишка" 2003.?7/8
  114. Ефаров С.Г. "Разведка наблюдением" -М.:Воениздат, 1947.
  115. Землянов В.С. "Своя контрразведка".Минск.Харвест.2002.
  116. Зенькович Н.А. "Тайны уходящего века".т.2. М.1998.
  117. Иванов-Катанский С.А. "Шаг-Маятник".-М.: ФАИР-ПРЕСС, 2002.
  118. "История Великой Отечественной войны Советского Союза" в 6-ти томах.М.,1966.
  119. "История Второй мировой войны 1939-1945." в 12-ти то-мах.М.:Воениздат,1976.
  120. Ищенко Я.Н. "Разведка зимой".-М.:Воениздат, 1946.
  121. Калашников М.К. "Основы маскировки на охоте".-Иркутск.:Облиздат, 1952
  122. Кассис В.Б., Колосов Л.С. "Из тайников секретных служб".-М.: Молодая гвардия, 1981.
  123. Кассис В.Б., Колосов Л.С. "Тринадцать новелл о советских раз-ведчиках".В 3-х кн.-М.:Международная книга, 1992.
  124. Кирпиченко В.А. "Из архива разведчика" М. "Международные отношения".1991.
  125. Колесников Ю. "Откуда взялись "морские дьяволы""// "Братиш-ка", 2001.?10
  126. Колпакиди А,Прохоров Д. "Внешняя разведка России" М. ОЛ-МА-ПРЕСС. 2001.
  127. Колпакиди А,Прохоров Д. "Империя ГРУ" в 2-х кн.М.ОЛМА-ПРЕСС.2001
  128. Колпакиди А,Прохоров Д. "КГБ: спецоперации советской раз-ведки.". М. ОЛМА-ПРЕСС. 2001.
  129. Крейтон К. "Загадка Бормана". М. ОЛМА-ПРЕСС. 2001.
  130. Крысько В.Г. "Секреты психологической войны". -Минск.: Хар-вест.1999.
  131. Лебедев И. И "Стар" и "Млад"// "Эхо планеты" 1997.?17
  132. Лебедев И. "Агент по имени "Млад""// "Эхо планеты" 1997.?43
  133. "Люди молчаливого подвига". В 2-х кн.М.:Политиздат, 1987.
  134. Мадер Ю. "Империализм: Шпионаж в Европе вчера и сегодня".-М.:1984.
  135. "Малая война"(автор-составитель Тарас А.Е.) Минск.:Харвест.1998.
  136. Миллер Д. "Командос: формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений".-Минск.:Харвест.1997.
  137. Миллер Д. "Снайпер". Минск.:Харвест.2002.
  138. Модин Ю. "Судьбы разведчиков" М. ОЛМА-ПРЕСС. 2001.
  139. Монетчиков С. "Граната для войского разведчика"// "Братишка" 2003.?2
  140. Монетчиков С. "Особая группа защищает столицу"// "Братишка" 2001.?10/11
  141. Недев Н. "Тайная война".-М.1988.
  142. Ненахов Ю. "Войска специального назначения во Второй миро-вой войне".Минск.Харвест.2000.
  143. "Очерки истории российской внешней разведки" т.4 М. "Между-народные отношения" 1999.
  144. Перро Ж. "Красная капелла";
  145. Песков В. "Народный маршал"// "Братишка" 2001.?12
  146. Пещерский В. "Сокровище по имени Отэ"// "Новое время" 1995.?13
  147. Попов А.Ю. "Диверсанты Сталина"-м.: "Яуза", "Эксмо", 2004.
  148. Поповских П.Я. "Подготовка войскового разведчика"-М.: Воен-издат, 1991.
  149. Потапов А.А. "Искусство снайпера"-М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001.
  150. Потапов А.А. "Приемы стрельбы из пистолета"-М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001.
  151. Пронин А. "Король нелегалов"// "Братишка" 2002.?12
  152. Пронин А. "Нелегалы Зарубины"// "Братишка" 2003.?10
  153. Пронин А. "Операция "Трест": дальневосточный вариант"// "Братишка" 2003.?4
  154. Пронин А. "Охота на Сталина"// "Братишка" 2003.?3
  155. Пронин А. "Суперагент по прозвищу сынок"// "Братишка" 2004.?1
  156. Решин Л. "Поражение человека со шрамом"// "Новое время" 1995.?34
  157. Ронин В. "Своя разведка"-Минск.:Харвест.1998.
  158. Сафронов А.Н. "Служба разведывательного дозора при разведке местности и местных предметов"-М.: Воениздат, 1947.
  159. Соколов Б. "Тайная борьба спецслужб";
  160. Стародубов В.П. "Супердержавы 20-го века"-М.:ОЛМА-ПРЕСС, 2001.
  161. Степанов А. "Спецназовские "страницы" проекта ?1"// "Солдат удачи" 2001.?6
  162. Тарас А.Е. "Рукопашный бой СМЕРШ"-Минск.:Харвест.1998.
  163. Тарас А.Е., Бетанов В.В. "Люди-лягушки"-Минск.:Харвест, 2001.
  164. Ткаченко С.М. "Повстанческая армия: тактика борьбы"-Минск.:Харвест.2000.
  165. Фалиго Р, Коффер Р. "Всемирная история разведывательных служб".т.2 М.:ОЛМА-ПРЕСС, 2001
  166. Форверк Э. "Разведка ночью"-М.: Воениздат, 1966.
  167. Царев О., Вест Н. "КГБ в Англии"-М.:Центрполиграф.1999.
  168. Царьков В.А. "Школа особого назначения"// "Военно-исторический журнал" 1989.?12
  169. Чиков В. "Нелегалы" в 2-х кн. М.:ОЛМА-ПРЕСС, 2001
  170. Чудодеев А. "Человек из группы "Я"// "Братишка" 2003.?6
  171. Чуев С. "Гемфуртские сироты"// "Солдат удачи" 2002.?4
  172. Яковлев Б.Н. "Разведка в городе"-М.: Воениздат, 1946.
  
  Художественная литература:
  
  173. Ардаматский "Сатурн почти не виден"
  174. Богомолов В.О. "В августе сорок четвертого..."-М. "Детская ли-тература", 1978
  175. Гуреев О. "Комендантский час"
  176. Дольд-Михайлик Ю. "И один в поле воин"
  177. Ильин А.А. "Боец невидимого фронта"-М.: "Эксмо", 2002.
  178. Ильин А.А. "До последней капли..."-М.: "Эксмо", 1996.
  179. Самбук Р.Ф. "Ювелир с улицы капуцинов"-М.: "Молодая гвар-дия", 1969.
  180. Самбук Р.Ф. "Крах черных гномов"-М.: Воениздат, 1975.
  181. Семенов Ю. "Семнадцать мгновений весны"-М.:Центрполиграф.2000.
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) С.Суббота "Шесть тайных свиданий мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"