Матейчик Наталия Васильевна: другие произведения.

Четверо и Черный перстень

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 5.11*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полный текст книги можно купить здесь: http://iknigi.net/avtor-nataliya-mateychik/103295-chernyy-persten-nataliya-mateychik.html Аннотация: Владислав собирался в Валию на неполных пять дней - а остался в этом мире на всю жизнь. Теперь его жизнь и жизнь трёх его друзей - это старинные магические формулы, обучение телепортации, боевой магии, алхимии и поединки на мечах. Влад не собирался ни во что вмешиваться, но в руках у него оказалась старинная шкатулка с "секретом"... И началась череда странных событий. Четверо друзей начинают искать таинственный старинный артефакт - Чёрный перстень, но совсем рядом с ними притаился неведомый враг... За обложку спасибо Галине Прокофьевой.

Четверо и Чёрный перстень [Mateychik]
  Четверо и Чёрный перстень
  
  Пролог.
  
   Легкий летний ветер, врываясь через открытую форточку в палату, лениво играл складками тяжелой вишневой шторы и чуть-чуть разгонял полуденную жару. За окном, несмотря на летний полдень, царил полумрак.
  У окна палаты, подняв вверх головы, стояли три молодые беременные женщины в солнцезащитных очках.
   Солнце медленно выползало из закрывающей его тени - солнечное затмение подходило к концу. Когда сверкающий диск полностью вышел из тени, на улице стало светло, и на голые темно-зеленые стены палаты легли солнечные блики, женщины отошли от окна:
   - Да, не каждый день такое увидишь, - сказала одна из них, снимая очки.
   Из угла палаты донеслись приглушенные рыдания. Молодая женщина несколько часов назад - в самый разгар затмения - родившая сына, безудержно рыдала, вцепившись левой рукой в массивный серебряный браслет, поблескивающий на запястье правой.
   Женщины переглянулись. Соседка не вызывала у них особой симпатии: с самого первого дня она держалась замкнуто, отчужденно и ни с кем не разговаривала. А еще она была очень красивой - а этого женщины не прощают.
   Рыдания стали сильнее. Поколебавшись, одна из соседок нерешительно приблизилась к кровати:
   - Береника, что с тобой? Может, позвать врача?
   Та, что звали Береникой, оторвала от подушки бледное, залитое слезами лицо. Блестнули синие глаза:
   - Отстаньте от меня! Отстаньте от меня все! - едва слышно прошептала она, но эти тихие слова были полны такой странной, необыкновенной силы, что подошедшая отшатнулась.
   - Отстали, уже отстали. Психопатка какая-то, - с обидой проворчала женщина и отошла.
  Береника никак не отреагировала на эти оскорбительные слова - она вновь зарыдала, уткнувшись лицом в подушку. Женщина плакала еще несколько часов - то затихая, то вновь захлебываясь рыданиями, но когда ей принесли на кормление ребенка, вдруг успокоилась:
   - Я ему не позволю... Я им не позволю, солнышко мое! - скороговоркой шептала она, целуя сына.
   Соседки недоуменно переглянулись.
   Покормив ребенка, женщина положила его на кровать и стала быстро собирать вещи. В сумку полетело полотенце, недочитанная книга, мыльница и зубная щетка.
   В этот момент в палату вошла молодая женщина-врач:
   - Вам нужно немедленно сдать анализ крови, - сказала она, пристально глядя на Беренику.
   То, что несколько часов назад нашли в крови этой странной женщины, переворачивало медицину и тянуло, как минимум, на кандидатскую диссертацию, если не на Нобелевскую премию. Если только не произошла ошибка. Врачу не терпелось это проверить.
   Береника повернулась к вошедшей, откинув со лба светлые волосы:
   - Я ухожу из больницы. Прямо сейчас, - сказала она, закидывая на плечо сумку и беря сына на руки.
   - Это невозможно, - растерянно пролепетала врач. - У вас всего четыре часа назад были роды, и по правилам...
  - Мне наплевать на ваши правила.
  Береника направилась к двери, но врач закрыла собой выход.
  - Уйдите с дороги! - тихо, но властно сказала женщина.
  И врач подчинилась. Береника ушла молча, даже не попрощавшись с соседками по палате.
  В тот вечер больничным сплетницам было что обсудить.
  
  
   Глава первая.
   Трудный разговор.
  
  Так уж устроена жизнь: все самые важные, поворотные, невероятные события происходят всегда неожиданно.
  Однажды в первых числах мая Владислав проснулся глубокой ночью. Глянул на будильник - два часа. Диван, на котором обычно спал отец, был пуст, рядом с ним валялось упавшее на пол одеяло. Влад встал, поднял одеяло и снова забрался в постель.
  Он плохо спал в эту ночь из-за ссоры с девушкой. С Катей, шестнадцатилетней начинающей художницей, они встречались уже полгода, размолвки у них бывали и раньше, но вчерашняя ссора поставила жирную точку. Стало ясно, что они - совершенно разные люди. Мосты были сожжены.
  Из кухни донеслись приглушенные голоса. Влад прислушался.
  - ... должен сам решать... Никто ни к чему не будет его принуждать, но он должен сам сделать выбор, - произнес приятный и звучный, хорошо поставленный мужской голос.
  - Я никуда его не отпущу, - донесся взволнованный и сердитый голос отца. - Это - мой сын.
  - Говорите тише, - послышался высокий и мелодичный женский голос. И затем снова мужской:
  - Подумайте над тем, о чем мы говорили, - снова заговорил незнакомец. - Скоро мы встретимся снова.
  - Это что - угроза? - спросил отец, в голосе которого теперь отчетливо звучала ярость. И вновь тихий женский голос:
  - У нас и в мыслях не было вам угрожать. Но вы всегда знали, что это время придет. Оно пришло. Поговорите с ним. Иначе это придется сделать кому-то из нас.
  Скрипнула дверь кухни, а затем хлопнула входная дверь. Странные ночные гости ушли. Отец вернулся на кухню, и вскоре Влад почувствовал резкий запах сигарет. Отец курил до утра и ушел на работу необычайно рано, не разбудив сына.
  Странный ночной разговор взволновал Владислава, парень долго не мог уснуть. О чем говорили ночные гости?.. Почему он не слышал звонка в дверь?.. Заснул он незадолго до рассвета, а когда проснулся, то оказалось, что в школу нужно собираться, как на самый большой пожар. Парень оделся в десять секунд и выскочил на прохладный утренний московский воздух. Однако, как Влад не спешил, он опоздал к началу урока и в очередной раз выслушал нотацию от классной о том, какой он безответственный и как запустил учебу.
  Первым уроком был английский язык. Владислава, к счастью, не вызывали. Затем была история - скучнейший из предметов, на котором весь класс тихо спал под заунывный голос учителя, вещавшего о событиях новейшей истории.
  На большой перемене после второго урока "королева класса" Ира Швецева стала поддевать свою подругу Лену Лисьеву, рассказывая одноклассникам о том, что Лена, якобы, одевается в секонд-хэнде, редко принимает душ и у нее грязные волосы - Ира "дружила" по особым, своим правилам.
  - Швецева, отстань от нее, - тихо сказал Влад.
  - Ой, народ, наш Измайлов в Леночку влюбился, - громогласно оповестила всех присутствующих Швецева.
  Послышалось несколько сдавленных смешков.
  - Отвяжись от нее, - глядя в упор на одноклассницу, повторил Владислав.
  Однако, подколки Швецевой в адрес Лены стали еще более едкими. Дальнейшие события развивались, как обычно: Лена, накричав на Иру, выбежала из класса в слезах, а Швецева с довольным видом резюмировала: "Совсем плохо у человека с чувством юмора - шуток не понимает. Что тут поделаешь"?
  Влад сжал кулаки. Не то, чтобы он испытывал какую-то симпатию к Лисьевой, но выходка Швецевой взбесила его. "Ладно, - подумал Измайлов, - ты, Швецева, сама напросилась. Если не понимаешь слов, попробуем по-другому".
  Лисьева вернулась в класс со вторым звонком и, заплаканная, села за заднюю парту.
  ...Молоденькая учительница физики склонилась над классным журналом, выискивая жертву. "Швецева, Швецева, Швецева", - закрыв глаза, повторял про себя Владислав. Он помнил, что Швецеву вызывали на прошлом уроке и поэтому вряд ли ее вызовут снова, но очень часто у него получалось заставлять людей выполнять свои мысленные приказы. Влад никогда не задумывался о том, откуда у него эта странная способность, но с тех пор, как он узнал о ней, он часто и с успехом ею пользовался. А когда в семье была напряженка с деньгами, Влад покупал пару лотерейных билетов, и не было еще случая, чтобы билеты оказались безвыйгрышными. "Швецева", - услышал Влад голос физички и вздрогнул. Удалось. Снова удалось.
  - Анна Сергеевна, вы меня на прошлом уроке спрашивали, - недовольно сказала Швецева, - а снаряд дважды в одну и ту же воронку не попадает.
  - Попадает, Ира, попадает, и вот тебе доказательство. Бери учебник и иди к доске, - ответила учительница.
  Ира взяла учебник и направилась к доске. Владислав, закрыв глаза, сконцентрировался... Швецева споткнулась абсолютно на ровном месте и растянулась во весь рост между партами. Секунду в классе стояла мертвая тишина, а затем весь класс захихикал. Влад, с сосредоточенным видом перелистывая учебник физики, сделал вид, что он тут совершенно не при чем.
  После урока Ира зло говорила о том, что что-то толкнуло ее в спину так резко и сильно, что она едва успела поставить руки, чтобы смягчить падение.
  К счастью, все когда-нибудь заканчивается. Закончился и этот бесконечный школьный день.
  Влад пришел домой, забросил сумку с книгами в дальний угол, наскоро пообедал, включил видик и взял в руки любимую гитару...
  Отец Владислава, Александр Яковлевич, высокий черноволосый мужчина с бледным лицом, вернулся с работы на удивление поздно. Он был угрюм и молчалив. Едва поздоровавшись, он ушел на кухню, заперся там и весь вечер курил. Так продолжалось две недели. Все это время отец с сыном практически не разговаривали. Влад ни о чем не расспрашивал отца, зная по опыту, что это бесполезно.
  - Сын, нам надо поговорить, - однажды субботним утром обратился отец к Владу.
  Они сели рядышком на диван. Александр Яковлевич долго молчал.
  - Я даже не знаю, с чего начать, - сказал он наконец. - Поэтому начну с самого начала.
  Александр Яковлевич встал, подошел к книжному шкафу, взял с верхней полки одну из книг и вернулся к дивану. Он открыл книгу и протянул Владу фотографию красивой светловолосой женщины с выразительными синими глазами. Из той же книги он вынул и какой-то клочок бумаги.
  - Это - твоя мать, - сказал отец Влада, указывая на фото.
  Парень впился глазами в фотографию, которую он видел впервые. На фотографии, размещенной на надмогильном памятнике - единственной фотографии матери, которую до сих пор видел Влад - его мать выглядела далеко не так привлекательно.
  Владиславу Измайлову вскоре должно было исполниться семнадцать лет. Это был высокий черноволосый парень с яркими синими глазами и смуглой от природы кожей. С самого детства его воспитывал отец, который пресекал любые попытки сына заговорить о матери. Единственное, что Владислав знал - это то, что его мать звали Береникой, и то, что она умерла практически сразу после его рождения.
  - Береника спасла мне жизнь в самом прямом смысле слова, - продолжал между тем Александр Яковлевич. - Мне в ту пору было двадцать четыре года. Я собирался жениться, вовсю шла подготовка к свадьбе, но за три дня до бракосочетания меня бросила невеста - день для этого она выбрала, надо сказать, как нельзя более подходящий - четырнадцатое февраля. Кольца были уже куплены, приглашения разосланы, ждали приезда гостей... Природа просыпалась после долгой зимней спячки, город был полон влюбленных целующихся парочек, я бесцельно бродил по улицам, ощущая себя чужим, лишним и никому не нужным. Это страшно, когда тебя предает и бросает человек, которому безоговорочно верил.
  И вот в таком минорном настроении я случайно забрел на Финляндский вокзал. Увидел подходящую к перрону электричку. Решение пришло быстро - туда, под колеса, и все закончится, и никому не нужно будет ничего объяснять... Наверное, это глупо, - продолжал отец, перехватив удивленный взгляд сына, - но тогда мне так не казалось. Я совсем уже было собрался прыгнуть под приближающийся состав, как кто-то схватил меня за руку и оттащил от рельсов. Обернувшись, я увидел девушку с огромными синими глазами, крепко державшую меня за руку: "Не стоит, - тихо сказала она. - Даже если вас предали и бросили. Этим вы сделаете хуже только себе и своим близким. У меня тоже тяжело на душе. Давайте отомстим. Меня зовут Береника. Если вы не против, я займу место вашей невесты".
  - Все произошло так неожиданно, - продолжал отец, - что мне и в голову не пришло спросить у девушки, откуда она знает, что именно со мной случилось. Я вообще ни о чем не расспрашивал Беренику - мне было достаточно того, что она спасла меня от смерти и от позорной необходимости объяснять родственникам причины, по которым не состоится моя свадьба.
  Мы с Береникой отправились прямо во Дворец Бракосочетаний. Нужно было уговорить регистраторшу позволить нам переписать заявления, чтобы расписаться в тот самый день, на который была назначена моя свадьба с Татьяной. Во время всего моего разговора с регистраторшей Береника ничего не делала внешне, она не произнесла ни единого слова - только пристально посмотрела на женщину - и неумолимая дама вдруг смягчилась. Но тогда я не обратил на это внимания.
  Вечером я сказал родителям о том, что свадьба состоится в намеченное время, но у меня будет другая невеста. В эти три дня, оставшиеся до регистрации, Береника не разрешала себя провожать. Мы обычно расставались с ней в центре города, и она уходила, предупреждая: "Только не вздумай за мной следить". Это меня удивляло. Со стороны невесты на свадьбе никто не присутствовал, позже на похороны также никто не приехал. Мои родственники шептались о том, что все это очень странно, но мне было все равно. Через три дня Береника стала моей женой. После свадьбы мы сняли квартиру и стали жить отдельно - у Береники были деньги.
  Как-то раз мы столкнулись в городе с Татьяной, моей бывшей невестой. У нее просто челюсть отвисла, когда она увидела твою мать, - сказал Александр Яковлевич с улыбкой человека не мстительного по натуре, однако, жаждущего справедливости, - ведь Береника была настоящей красавицей... Очень скоро я начал замечать определенные особенности, которыми она обладала, - продолжал он. - Я понял, что моя жена умеет читать мысли, обладает великолепной реакцией, а также понимает и умеет подчинять себе животных. Береника была полной вегетарианкой, но это не казалось мне странным. В то же время у нее было абсолютное незнание многих элементарных вещей. И нередко она задавала странные вопросы. Однажды твоя мать спросила меня: "Саша, а как писать правильно - Иран или Ирак?" Я подумал было, что это шутка. Оказалось, она спрашивает всерьез. И она совершенно не умела готовить, - с легкой улыбкой добавил отец.
  Береника курила странные - тоненькие и никогда не виданные мною ранее - сигаретки, распространявшие приятный запах лаванды. Она ничего мне о себе не рассказывала, отмахиваясь ото всех моих вопросов, или говорила, что мне это знать совсем не обязательно. Честно признаться, это со временем начало меня раздражать.
  В доме, в котором мы снимали квартиру, этажом ниже жил алкоголик. У него была огромная, старая, злобная и вечно голодная овчарка, которая лет десять держала в страхе весь подъезд. Хозяин не только и думать забыл кормить собаку, но и напрочь забывал о поводке и наморднике, а также часто выпускал овчарку одну во двор. Бывало, собака выскакивала из квартиры в подъезд, и, случалось, кусала кого-нибудь из жильцов. Как-то вечером мы с Береникой возвращались из магазина и увидели, как овчарка вырвала котенка из рук гулявшей во дворе девочки. Ребенок с криком побежал за собакой. Старухи, сидевшие на лавочках, заохали и замахали руками.
  Береника выкрикнула несколько слов на незнакомом мне языке, и собака, точно натолкнувшись на невидимую преграду, остановилась. Глаза овчарки встретились с глазами Береники, собака разжала зубы и невредимый котенок, упав на землю, со всех ног брызнул к отдушине, ведущей в подвал. Девочка за ним. Подчиняясь взгляду Береники, овчарка подошла к ней. Твоя мать положила на огромную голову собаки свою маленькую руку и несколько минут пристально смотрела ей в глаза. Затем она вытащила из сумки кусок колбасы и, положив на ладонь, протянула собаке. Овчарка, спеша и давясь, схватила угощение. Мы отвели собаку домой. Я минут семь жал на кнопку звонка, прежде чем хозяин-алкоголик все-таки открыл дверь. Едва держась на ногах, он смотрел на нас воспаленными и ничего не понимающими глазами.
  - Камень вам нельзя доверить, не то, что собаку, - зло сказала Береника, рукой отодвигая алкоголика к стене, чтобы дать возможность овчарке пройти в квартиру.
  В тот вечер твоя мать была необычайно тиха и задумчива.
   - Кончать с ней надо, - грустно сказала она, качая головой. - Собака старая, и, к тому же, у нее несовместимая с жизнью болезнь. Ее давно бы уже нужно отвести к ветеринару и усыпить, чтобы не мучилась. Кроме того, овчарка вечно голодная. Как бы беды не случилось. Набросится еще на кого-нибудь из детей, не ровен час, и загрызет.
  В ту ночь я проснулся и увидел, что жены рядом нет. Ее вообще не было в квартире. В прихожей горел тусклый свет, но на кресле не было халата Береники, так же, как и ее туфель в прихожей. Ругаясь про себя, я вышел на лестницу. Твою мать я нашел этажом ниже - у двери той самой квартиры, в которой жил алкоголик со своей собакой. Береника стояла, вплотную приблизив лицо к двери, и тихо шептала что-то очень ритмичное, похожее на мантру. Услышав мои шаги, она сделала мне рукой предупреждающий знак - мол, не мешай. Я стоял на лестнице еще минут десять, вслушиваясь в быстрые непонятные слова. Наконец Береника замолчала, и минут пять стояла молча, прислушиваясь то ли к себе, то ли к тому, что происходит за дверью, а затем повернулась ко мне. "Все, собака умерла", - сказала она. Мы молча поднялись к себе в квартиру, и я не выдержал - задал твоей матери вопрос, который уже давно вертелся у меня на языке: "Ты что, колдунья"? В ответ Береника рассмеялась. Она смеялась так весело и беспечно, что я тоже улыбнулся. Но вдруг она вмиг посерьезнела. "Саша, рано или поздно, но это все равно выйдет наружу. Так лучше я скажу тебе сама. Я не колдунья, хотя мне известна и белая, и черная, и боевая магия, и много чего еще. Я - эльфийка".
  Не скажу, что я был счастлив услышать такое.
  Утром к нам прибежала сияющая соседка снизу и сообщила, что ночью собака околела и теперь можно без страха входить в подъезд.
  Старухи-сплетницы, завсегдатаи дворовых лавочек, после случившегося все время шипели вслед Беренике: "Ведьма". Но когда у одной из этих старух внук, просидев без перерыва за компьютером часов десять, упал со стула и у него изо рта пошла пена, а "Скорой" все не было, бабка бросилась именно к Беренике.
  - Я посмотрю, что можно сделать, - сказала твоя мать, доставая коробочки с какими-то снадобьями, - но ничего не обещаю: я не врач.
  Ей удалось привести мальчика в чувство к приезду "Скорой", после чего молва о ней, как о "ведьме" только усилилась. А когда Береника умерла, - отец на секунду запнулся, - когда она умерла, те же самые старухи говорили, что это Бог покарал ее за колдовство, - отец невесело усмехнулся.
  - Ну, так вот, вскоре после свадьбы оказалось, что у нас будет наследник, - продолжал Александр Яковлевич. - Береника была очень рада, но все же временами на нее нападала печаль и ее настроение быстро менялось, но я тогда не придавал этому значения - я думал, что это так со всеми беременными.
  Береника хотела рожать дома, но я сказал, что не выношу вида крови, и упросил ее поехать в роддом. Твоя мать поддалась на уговоры, однако через несколько часов после родов сбежала из больницы, поставив на уши весь роддом. Она была тиха, грустна, задумчива и не спускала тебя с рук. На седьмой день твоей жизни она сказала мне: "Саша, мне нужна твоя помощь. Сядь в это кресло и держи ребенка прямо перед собой. Что бы ни случилось - не произноси ни звука. Ничего не бойся, ничему не удивляйся".
  Я сел в кресло, держа тебя перед собой. Твоя мать села в стоящее напротив кресло, положила на колени руки ладонями вверх, и тихо, быстрой скороговоркой зашептала какие-то слова на незнакомом мне языке. Довольно продолжительное время ничего не происходило.
  Вдруг от ладоней Береники вверх, к потолку, полился мягкий ровный свет. От неожиданности я чуть не закричал, - усмехнулся отец. - Воздух в комнате стал густым, насыщенным, тяжелым, энергия, исходящая от рук Береники, становилась все более и более ощутимой. То тут, то там в воздухе на мгновение вспыхивали и тут же гасли крохотные разноцветные пульсирующие искры.
  Береника шептала все быстрее, ритмичнее, и тут прямо из воздуха на ее ладони опустился изящный черный кубок, весь покрытый какими-то узорами, символами и знаками. У меня округлились глаза и отвисла челюсть. Закрыв глаза, твоя мать поднесла его к губам, коснулась края - и тут как полыхнуло из кубка! Белый язык пламени взвился, осветив всю комнату, метнулся к тебе, коснулся твоего лица и тут же потух. Мгновенно исчез и кубок.
  Я, с трудом приходя в себя, сидел в тишине минут десять, но ничего не происходило. Встав и положив тебя в кроватку, я подошел к Беренике, которая сидела, откинув голову на спинку кресла. К моему ужасу, она была мертва.
  Александр Яковлевич замолчал. Влад тоже молчал, изо всех сил пытаясь найти хоть какое-нибудь разумное объяснение услышанному.
  - Позже я нашел на столе оставленную Береникой записку, - сказал, наконец, отец, протягивая сыну пожелтевший от времени листок бумаги.
  Парень развернул его и прочитал: "Саша, когда ты прочтешь эту записку, меня уже не будет в живых. Я не могу объяснить тебе причину, но так надо. Большего я сказать не могу. Позаботься о Владе. Когда придет время, вас найдут люди из моего народа - эльфы. И тогда наш сын должен будет сам решать, в каком из миров ему жить - в мире лердов - так мы, эльфы, называем ваш мир - или в моем мире - мире эльфов. Записку уничтожь и никому никогда не рассказывай о том, что случилось. Это очень важно. Береника".
  Ниже Владислав увидел постскриптум: "Браслет спрячь. Когда придет время, отдашь его людям из моего народа".
  Парень молча опустил записку на колени.
  - А теперь, - сказал отец, забирая хрупкий от времени листок из рук сына, - пришло время выполнить просьбу твоей матери.
  И прежде чем сын успел ему помешать, Александр Яковлевич чиркнул зажигалкой и поднес листок к вырвавшемуся языку пламени.
  - Владислав, - сказал отец, - ты должен молчать о том, что сейчас слышал, и о том, что прочитал в записке. Я не знаю причин, по которым все это нельзя разглашать кому бы то ни было, но они, несомненно, есть. Обещай, что будешь молчать об этом.
  Влад молча кивнул, решая про себя, кто же из них двоих сошел с ума, а Алекспндр Яковлевич продолжал:
  - Это время, о котором говорила твоя мать, пришло, хотя я изо всех сил надеялся, что оно не придет никогда. Вот уже больше двух недель я встречаюсь по вечерам в городе с эльфами, и они уговаривают меня...
  В дверь позвонили. В вечерней тишине звонок прозвучал неожиданно и тревожно. Отец и сын переглянулись. Поколебавшись, Александр Яковлевич встал и открыл дверь. Влад с дивана, на котором он сидел, не видел, кто стоит за дверью.
  - Входите, - раздался холодный голос отца. - Я как раз с сыном разговариваю.
  В квартиру вошли двое. Вместе с ними ворвался легкий аромат лаванды. Высокий светловолосый кареглазый мужчина лет тридцати пяти был одет в темно-синие джинсы и легкий черный свитер. У его молодой спутницы были длинные темно-русые волосы, уложенные в высокую прическу. Ее нельзя было назвать красавицей, но бледное, выразительное, с тонкими, чуть неправильными чертами лицо притягивало. Особенно хороши были яркие зеленые глаза, над которыми разлетались тонкие, с изломом, черные брови. На вид незваной гостье можно было дать не более двадцати двух-двадцати трех лет. Хрупкая на вид, она была пронизана какой-то внутренней силой. На девушке были широкие темные брюки и серый джемпер с длинными рукавами.
  Эти двое ничем особенным не выделялись. Встретив таких на улице, пристального внимания на них не обратишь: люди как люди.
  - Здравствуй, Владислав, - приветливо поздоровалась девушка, и по голосу, высокому и мелодичному, Влад узнал недавнюю ночную незнакомку.
  Мужчина кивнул в знак приветствия.
  Отец сухо предложил гостям присесть. Те сели, Александр Яковлевич тоже опустился на стул, и в комнате повисла довольно продолжительная пауза. Наконец девушка спросила, обращаясь к отцу Влада:
  - Вы уже рассказали ему о том, что ...
  Отец кивнул в ответ. Незнакомка повернулась к Владу:
  - Владислав, меня зовут Лея, - сказала девушка, - а это, - она указала на своего спутника, - Аретт. Мы - эльфы. Ты тоже наполовину эльф. Люди из нашего мира следили за тобой с самого твоего рождения. И теперь, когда тебе почти семнадцать лет - по меркам мира лердов - ты, как и любой, в жилах которого течет эльфийская кровь, должен сделать выбор: в каком из миров тебе жить...
  Влад уставился на незнакомку. Чистейший, на удивление правильный русский язык. Ни малейшего намека на акцент.
  - И где же вы так замечательно выучили русский? - язвительно спросил он ее.
  - Для этого у нас существуют специальные методики, - не моргнув глазом, спокойно ответила Лея.
  - Я... вам... не верю, - с трудом выдавил из себя Влад. - Вы говорите, что вы - эльфы. Докажите это.
  Лея слегка улыбнулась и обвела глазами комнату. Владу показалось, что от правой руки девушки исходит какое-то слабое, едва различимое сияние. Гостья остановила взгляд на тяжеленном старом утюге, стоявшем в углу, и под ее взглядом он тут же взмыл под потолок. Владислав ахнул и, прижав руки ко рту, наблюдал за тем, как старая железяка на сумасшедшей скорости летает под потолком. Наконец, минуты через три, утюг плавно опустился в тот самый угол, где он и стоял раньше.
  - Элементарная левитация, - тихо сказала эльфийка.
  Владислав посмотрел на отца. Тот был бледен. Очевидно, порхающий под потолком утюг впечатлил и его.
  - Ну, хорошо, - прошептал все еще не пришедший в себя Влад. - Будем считать, что я уже сделал свой выбор. Я остаюсь здесь. Не хочу я - к вам. Мне и здесь хорошо.
  - Ну вот, все и решилось, - быстро и радостно сказал отец.
  - Нет, - тут же ответила Лея. - Для того, чтобы сделать свой выбор, ты должен узнать, что собой представляет мир эльфов. Ты ведь пока знаешь только о том, что собой представляет жизнь в мире лердов, и не можешь выбирать объективно. Мы пришли для того, чтобы сопроводить тебя в наш мир. Сейчас там собираются все эльфы-полукровки, рожденные в мире лердов, чтобы решить свою судьбу. Собирайся, Влад...
  Видимо, при этих словах Леи в глазах Измайлова отразился такой ужас, что молодая эльфийка быстро добавила:
  - Ты будешь в полной безопасности. Никто ни к чему не будет тебя принуждать. Свобода воли и свобода выбора для нас священны. Ты пробудешь в нашем мире неполных пять дней. Это время соответствует пятидневному сроку и по меркам мира лердов. Затем, если ты захочешь вернуться в мир лердов и выберешь Белую Чашу, никто не будет принуждать тебя остаться...
  - А каков он, ваш мир? - тихо спросил Владислав.
  - Наш мир во многом похож на этот, - улыбнулась Лея. - В нем, как и здесь, есть горы, леса и моря, но в нашем мире на одно измерение больше, хотя время в обоих мирах течет одинаково. Правда, летоисчисление у нас другое. У нас сейчас три тысячи шестой год Второй эпохи.
  Поскольку отец хранил молчание, то Влад понял - эльфы уже уговорили его отпустить сына на "неполных пять дней"... куда? При мысли об этом все волосы на голове у парня вставали дыбом.
  Владислав до последнего надеялся, что все это - глупая шутка, нелепый розыгрыш, но летающий под потолком утюг убедил его в обратном. Приходилось верить своим глазам.
  - А кто или что может гарантировать мою безопасность? - тихо спросил он.
  - Мое честное слово, - ответил Аретт, который до этого не произнес ни слова в течение всего разговора. Сказано это было так категорично, что Влад не решился ни возражать, ни переспрашивать.
  - Это означает, что сегодня, прямо сейчас, я должен пойти с вами? - затравленно спросил он.
  Оба гостя молча кивнули.
  - А если я откажусь? - спросил Влад, отчаянно цепляясь за последнюю надежду.
  - В этом случае нам придется применить силу внушения. Иными словами, подчинить твою волю, загипнотизировав тебя, - тихо ответила Лея. - Но это - крайняя мера. Не вынуждай нас к этому.
  Владислав оглядел комнату. Все казалось таким знакомым и родным... Он глубоко вздохнул, пытаясь унять волнение и побороть подступивший страх. Уж если ему все равно придется пойти с этими двумя по доброй воле или против нее, то лучше пойти добровольно.
  - Что я могу взять с собой? - спросил Влад, надеясь, что голос его не дрожит.
  - Все, что пожелаешь, за исключением этих дурацких технических прибамбасов, - эльф указал рукой на телевизор, магнитофон и стоящий на столе компьютер. - Они в нашем мире все равно тебе не пригодятся.
  - Могу ли я взять гитару? - спросил Влад.
  - Конечно, - улыбнулась эльфийка и продолжала, - и не стоит беспокоиться об одежде. На те пять неполных дней, которые ты пробудешь у нас, одежду тебе дадут. А если решишь остаться... - Владислав увидел, как при этих словах побледнел его отец, - в любом случае, - с улыбкой продолжала Лея, - одежда - это не проблема.
  - А мобильник?
  - Я же сказал, что никакие приборы из мира лердов тебе не понадобятся, - ответил Аретт. - Кому ты собираешься там звонить?
  Владислав с сожалением посмотрел на новенький компьютер, на мобильник, лежавший на столе, взял из угла зачехленную гитару и с радостным удивлением заметил, что руки его не дрожат. Ну, и то хорошо.
  - Браслет, - тихо сказала эльфийка.
  Отец встал, подошел к письменному столу и, вынув из кармана ключи, открыл нижний ящик, который всегда, сколько помнил себя Влад, оставался закрытым. На все его вопросы о том, что же находится в этом ящике, отец неизменно отвечал: "Много будешь знать - скоро состаришься". Александр Яковлевич вынул из ящика небольшую черную коробочку и, не открывая, протянул ее Лее.
  - Могу ли я проводить сына? - спросил он.
  - Конечно, - ответила эльфийка.
  Все четверо в молчании вышли из дома в летящую над Питером белую ночь. Влад с тоской подумал о том, что еще вчера самой большой проблемой ему казалась предстоящая в понедельник контрольная работа по алгебре. Теперь класс будет писать ее без него... Еще недавно его страшили предстоящие вступительные экзамены в Архитектурный институт, которые были уже не за горами. Влад невесело усмехнулся: вступительные экзамены - будут ли они у него?
  - А как же школа? - спросил он Лею.
  - Если ты решишь вернуться, мы выдадим тебе справку о том, что ты болел, - улыбнулась та. - И ни один эксперт не отличит ее от той, что была выдана в твоей поликлинике.
  Они сели в подъехавший к остановке автобус, и Влад увидел, как его спутники вынули из карманов самые обычные талончики и прокомпостировали их. Они ехали около двух часов, и вышли на конечной остановке, на самой окраине города. Не проронив ни слова, вошли в лес. Владислав с тоской оглянулся на город, дома которого исчезали за темными стволами деревьев.
  Эльфы закурили тоненькие сигаретки, и воздух наполнился терпким запахом лаванды. В течение часа они петляли вслед за Ареттом между стволами деревьев, по едва заметной лесной тропинке, освещенной полоной луной, и, наконец, вышли к огромному, поросшему мхом камню. Аретт остановился.
   - Я думаю, Владислав пойдет с тобой, - обратился он к Лее, - а я провожу Александра Яковлевича обратно в город.
  - Да я и сам дойду, - возразил отец Влада.
  - Нет, я провожу вас, - твердо ответил Аретт.
  Взгляды всех обратились к Владу.
  - Это - временный портал, - сказала эльфийка. - Он был создан именно для того, чтобы мы смогли забрать тебя.
  Владислав почувствовал, как внутри него все сжалось и похолодело: перед ним стоял темный, сырой, покрытый мхом серый камень - открытая дверь в неведомое. Ему захотелось бежать без оглядки, не разбирая дороги, от этих двоих, вторгшихся без спросу в его жизнь и желающих разрушить, зачеркнуть привычный и знакомый мир, в котором он жил.
  Словно прочитав его мысли, Лея тихо сказала:
  - Владислав, ты был таким смелым во время нашего разговора. Я прошу тебя собраться с духом. Остался последний шаг.
  Сделав над собой усилие, парень кивнул.
  - Сейчас нам нужно будет перейти через портал в наш мир, - продолжала Лея (Владислава передернуло от слова "наш"). - Я помогу тебе. Тебе нужно будет взять меня за руку, затаить дыхание, закрыть глаза и коснуться ладонью второй руки камня на счет "три". Ничего не бойся, это не больно. Ты просто на секунду почувствуешь толчок в области солнечного сплетения и легкое покалывание в пальцах той ладони, которой ты прикоснешься к камню - и все.
  Влад снова кивнул, хотя он абсолютно не был уверен в том, что это действительно не больно, и повернулся к отцу:
  - До свидания, - сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно и как можно более твердо, - я скоро вернусь.
  Сделав два шага, он на мгновение обнял отца, затем тут же отстранился, поправил на плече гитару и повернулся к Лее, показывая тем самым, что готов.
  - Уходя, закроешь за собой портал, - сказала Аретту девушка.
  - А как же я вернусь? - встревоженно спросил Влад.
  - Открыть временный портал - пара пустяков, - ответила эльфийка, и, повернувшись к Владиславу, спросила:
  - Ты готов?
  - Да, - Влад протянул ей руку и почувствовал мягкое тепло ее ладони. Лея ободряюще улыбнулась. Они сделали еще пару шагов и подошли вплотную к камню.
  - На счет "три", - напомнила Владу его спутница. - Ты помнишь о том, что нужно закрыть глаза и затаить дыхание?
  Парень кивнул.
  - Один, два, - медленно считала Лея, - глубоко вздохнув, Влад зажмурился, - три...
  Парень коснулся ладонью камня, по пальцам руки разлилось слабое покалывание, в ту же секунду он ощутил толчок в солнечном сплетении и почувствовал, что куда-то проваливается...
  ...- Влад, Влад, с тобой все в порядке? Ответь мне, Влад, - взволнованно тормошила его Лея.
  Владислав открыл глаза. Они стояли на опушке леса у большого белого камня. Воздух был на удивление чист и прозрачен.
  - Все хорошо, - слабо улыбнувшись, ответил он. - Где мы?
  - Мы недалеко от того места, где тебя ждет твоя бабушка, очень давно тебя не видевшая, - улыбнулась эльфийка. - Ты готов к встрече?
  У него есть здесь бабушка? Влад насилу смог ответить утвердительно.
  - Замечательно, - улыбнулась девушка. - Но сначала мы должны снять языковой барьер. То есть, я должна при помощи телепатии ввести в твое сознание знание эльфийского языка. Тебе нужно будет закрыть глаза и расслабиться, я поднесу свои ладони к твоим вискам. Владислав, будет больно, - честно предупредила Лея, - но все это будет длиться минуты три, не больше. Если будет очень больно - не геройствуй, кричи - так легче, все равно никто, кроме меня, не услышит. Потерпи, ладно?
  Влад кивнул, закрыл глаза и тут же почувствовал на своих висках теплые руки Леи. Виски сразу же стало неприятно покалывать, затем - ломить, скачкообразная, пульсирующая боль усиливалась и стала почти нестерпимой. Парень почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы, но когда он уже почти готов был закричать, боль оборвалась, и, открыв глаза, Влад увидел улыбающееся лицо Леи.
  - Молодец! - сказала она, и Владислав внезапно осознал, что эльфийка говорит не по-русски, но он все понимает - языковой барьер снят. "Интересно, а по-русски я говорить не разучился? - мелькнула мысль. - Нет, вроде бы, думаю, по крайней мере, по-русски".
  - А если я решу вернуться, - по-эльфийски спросил он Лею, - тогда знание эльфийского языка будет стерто?
  - Да, - ответила девушка на том же языке, - знание языка будет стерто, как и все твои воспоминания о пребывании в Валии.
  - Где?
  - В Валии. Так называется этот мир.
  - И это будет такая же болезненная процедура? - спросил Влад.
  - Нет, - ответила Лея. - Ты просто выпьешь специальное зелье и все забудешь. Ну а теперь, - продолжала эльфийка, - тебе нужно будет еще раз взять меня за руку и закрыть глаза. Мы должны телепортироваться в то место, где тебя ждут.
  Владислав протянул ей руку и зажмурился. На этот раз обошлось без покалываний. Он просто ощутил легкий толчок и почувствовал, что куда-то падает. А когда парень через несколько мгновений открыл глаза, перед ним стояла большая группа ярко и празднично разодетых людей. Большинство из них были одеты в яркую одежду свободного покроя, ниспадавшую до земли, которую Влад мысленно окрестил "балахоном". Глаза всех обратились к Лее и Владу.
  От группы отделилась высокая светловолосая женщина средних лет в длинном золотистом одеянии. На правой руке у нее был надет широкий браслет из какого-то белого металла. Женщина быстрыми шагами направилась к Владу и Лее.
  
  
  Глава вторая.
  Встречи.
  
  Владислав смотрел в яркие синие глаза незнакомки. Такие же синие и яркие, как и его собственные глаза.
  - Здравствуй, Владислав, - заговорила та, заметно волнуясь. - Я знаю, это будет звучать для тебя неожиданно, но я - твоя бабушка! Или называй меня Эдной, если тебе так будет удобнее.
  Женщина повернулась к Лее:
  - Спасибо, дорогая, за то, что привела его, - сказала она.
  Эльфийка кивнула, принимая благодарность, протянула Эдне маленькую черную коробочку, улыбнулась на прощание Владиславу и пошла к группе людей, стоящих неподалеку.
  - Я вас помню, - тихо сказал Влад, глядя во все глаза на свою бабушку, которой он на вид дал бы лет сорок, не больше. - Я несколько раз встречал вас в Питере, на улицах. Один раз мне даже показалось, что вы за мной следите...
  Женщина улыбнулась:
  - Да, я приходила изредка в мир лердов специально, чтобы повидать тебя, - ответила Эдна. - А сейчас мы телепортируемся ко мне домой, - продолжала эльфийка.
  Влад решил про себя, что он будет называть эту молодую красивую женщину только Эдной - у него и язык не поворачивался назвать ее бабушкой.
  - Пока ты еще не научился телепортироваться самостоятельно, тебе придется воспользоваться моей помощью, - продолжала эльфийка. - Возьми меня за руку и закрой глаза.
  Влад протянул ей руку, зажмурился и в третий раз за этот день почувствовал, что куда-то летит.
   - Ну, вот мы и дома, - услышал он голос Эдны.
  Парень открыл глаза. Перед ним, в окружении большого сада, стоял массивный одноэтажный дом с плоской крышей и огромными окнами, сложенный из какого-то неизвестного ему камня желтого цвета. Прямо за домом плескались волны небольшого озера.
  - Ну что же, входи, - сказала Эдна, и Владислав подошел к двери.
  На двери отсутствовала ручка, но эльфийка поднесла к ней руку, и дверь открылась сама собой.
  Владислав вошел в дом, и, посмотрев себе под ноги, вскрикнул. Дом стоял прямо на воде, пол был абсолютно прозрачным, и сквозь него он увидел проплывающие стайки юрких разноцветных рыбок. Влад присел, любуясь ими, а затем вскинул голову, и едва не вскрикнул вторично. Прозрачной была и крыша дома, сквозь которую виднелись легкие перистые облака, щедро раскрашенные лучами заходящего солнца во все возможные оттенки красного, розового, малинового, оранжевого, жемчужного и в другие не менее фантастические яркие и насыщенные цвета.
  Влад автоматически взглянул на часы и остолбенел - совершенно новые часы не шли. Он снял их с руки, потряс, попробовал завести - бесполезно.
  - Любые вещи и приборы из мира лердов здесь не работают, - сказала вошедшая в комнату Эдна. - Но у меня есть для тебя подарок.
  Она подошла к шкафчику, стоящему в углу, и вынула что-то из верхнего ящика. Затем эльфийка повернулась к Владиславу, и он увидел, что она протягивает ему красивые часы с кожаным ремешком, на циферблате которых вместо цифр сияют разноцветные кристаллы.
  - А они электронные или их нужно каждый день заводить? - спросил Владислав и тут же подумал про себя: "Ну и чушь я несу".
  - Ни то, ни другое, - улыбнувшись, ответила женщина. - Все дело в магии.
  Влад, поблагодарив, взял подарок и надел часы на руку. Они были удивительно легкими и пришлись точно по руке.
  - Пойдем перекусишь, ты ведь голодный, - позвала Эдна, - а я посижу с тобой за компанию.
  Парень сел за маленький круглый столик. Эдна принесла несколько тарелок с запеченным мясом, овощами и фруктами, и несколько бокалов с коктейлями, поставила их перед внуком и села напротив на высокий стул с резной спинкой.
  Владислав подцепил вилкой кусок запеченного мяса и отправил в рот. Мясо было на удивление сочным и вкусным. Эдна, тем не менее, к еде не притронулась. Она подошла к красивой деревянной полке, стоящей в углу комнаты, достала оттуда тонкий лист пергамента, а из ящика - перо и флакон с чернилами, и быстро набросала на пергаменте несколько слов. Затем свернула пергамент в трубку, перевязала серебристой тесьмой, которую достала из ящика, и, подбросив в воздух, дунула на него. Сверкнула искра - и пергамент исчез.
  - Ты кушай, - подсев к столу сказала эльфийка. - Я тебе компанию не составлю. Я - солнцеедка.
  От удивления Влад едва не подавился. Он уже было решил, что после сегодняшних событий напрочь разучился удивляться чему бы то ни было, но оказалось, что это не так.
  - Солнце... кто?
  - Солнцеедка. Так называют людей, питающихся энергией солнца. Это очень удобно - не нужно тратить денег на еду, а времени - на приготовление пищи и мытье посуды. В этих делах магия - плохой помощник. Но для того, чтобы стать солнцеедкой нужны долгие тренировки, медитация, концентрация...
  Пристально вглядевшись в лицо внука, Эдна продолжала:
  - Как же ты похож на мать, Влад! Те же глаза, те же губы, та же смуглая кожа, тот же овал лица... От отца - только волосы.
  - Фрукты здесь такие же, как и у нас, - сказал Владислав, отправляя в рот несколько виноградин.
  - Да, два мира во многом схожи, - ответила эльфийка. - Но наши фрукты намного сочнее и вкуснее.
  После ужина Эдна сказала Владиславу:
  - Я думаю, ты устал. Поэтому все те многочисленные вопросы, которые ты, я знаю, хочешь мне задать, мы отложим до утра. А теперь тебе лучше поспать. Да, вот еще, - она вышла из комнаты и через минуту вернулась, держа в руках два темных пакета, - здесь белье, туника, брюки и обувь. Ты ведь теперь эльф среди эльфов, и одеваться нужно по-эльфийски.
  Влад хотел было возразить, что он совсем не устал и сна ни в одном глазу, но понял, что он очень даже не против поспать минуток шестьсот.
  Эльфийка провела его в небольшую комнату, оказавшуюся спальней, в которой стояла непривычно низкая кровать, заправленная расшитым покрывалом. В этой комнате под ногами был такой же прозрачный пол, под которым плавали разноцветные рыбки, а над головой - прозрачная крыша, сквозь которую были видны разукрасившие небо яркие частые звезды.
  - Кровать такая низкая, - сказала Эдна, - для того, чтобы во время сна подпитываться праной, идущей от земли и воды.
  - Подпитываться чем?
  - Праной. Жизненной энергией, - улыбнулась эльфийка. - Ты, конечно, уже слышал это слово. Знания о пране пришли в мир лердов из нашего мира.
  Эдна пожелала ему спокойной ночи и вышла.
  Влад снял с плеча гитару, поставил ее в угол, затем разделся и лег в постель. Несколько минут он разглядывал казавшиеся такими близкими желтые звезды над своей головой, а затем незаметно погрузился в сон.
  Утром его разбудило солнце, ворвавшееся в комнату через окна и крышу. Владислав встал, надел черную тунику и такого же цвета брюки, которые вечером дала ему Эдна, а также обувь, отдаленно напоминающую кроссовки. Ткань была мягкой и приятной на ощупь. Нога сидела в новой обуви, как влитая. Свою лердовскую одежду Влад повесил на спинку кровати.
  За завтраком Эдна сказала внуку:
  - У нас сегодня будут гости. Твоя кузина Ида с матерью и отцом приедут к нам днем. Я вчера вечером послала им письмо с сообщением о том, что ты у меня. Возможно, мы все вместе совершим небольшую прогулку. Когда будет садиться солнце, наверное, будет очень красивый закат. В конце норали закаты невероятно длинны и красивы...
   Влад на мгновение растерялся, услышав странное, незнакомое ему слово, но тут же понял, о чем речь. "Норали" - так в Валии называли май.
  - С утра мы сходим на могилу Береники, - продолжала между тем Эдна. Она заметила сильнейшее удивление, написанное на лице внука, и добавила, - та могила, что находится в мире лердов, пуста. Наши люди забрали тело твоей матери. Она похоронена неподалеку отсюда.
  После завтрака они вышли на еще прохладный утренний воздух и пошли по тропке сквозь небольшую рощицу к лесу. Влад сорвал березовый лист, растер его в пальцах, затем сорвал травинку, сунул в рот, разжевал, сплюнул.
  - Надо же, - удивленно сказал он, - все такое же, как и у нас.
  Эдна улыбнулась.
  Влад не мог больше сдерживаться - у него была тысяча вопросов, которые он не мог и не хотел оставлять без ответа.
  - Но почему мама вообще решила уйти в мир лердов? - спросил он.
  - Владислав, - помолчав, с тяжелым вздохом ответила Эдна, - для меня самой это до сих пор загадка. Да, некоторые наши люди ищут любовь в мире лердов, если они отчаялись найти ее здесь... К слову - такие эксперименты обычно ни к чему хорошему не приводят - семьи, в которых один из супругов эльф, а второй - лерд, как правило, распадаются. Поэтому большинство эльфов-полукровок растут в неполных и несчастливых семьях. Эльфам, особенно чистокровным, как Береника, среди предков которых никогда не было лердов, очень тяжело с непривычки переносить энергии того мира. Им приходится курить специальные сигаретки. Кроме того, вибрации и энергии мира лердов сокращают эльфам жизнь. Но Береника... Она всегда была такой популярной. У нее не было недостатка в поклонниках. Она пользовалась гораздо большим успехом, чем Веренея, моя старшая дочь, мать Ясена и Иды. Но она всегда была такой упрямой - если что-то решила - сделает непременно. Береника росла избалованной, была любимицей отца, но ей всегда было свойственно врожденное острое чувство справедливости. Ее смерть была такой неожиданной... и странной. У нас есть контактеры, которые могут связываться с душами умерших. Это очень непросто, эти попытки не легки, но обычно, рано или поздно, они удаются. Я посетила их всех, но ни один не смог связаться с душой Береники... Все это очень странно. Я не знаю причины.
  Несколько минут они шли молча. Владислав хотел было рассказать Эдне о предсмертной записке матери, но спохватился - ведь она велела молчать.
  - Но как мама смогла без документов выйти замуж в мире лердов? - спросил он. - Ведь для этого нужен, как минимум, паспорт.
  Эльфийка улыбнулась:
  - Материализация. Береника могла материализовать какой угодно предмет, правда, на ограниченное время.
  - И материализованный предмет ничем не отличается от обычного? - спросил Влад.
  - Ничем, за исключением того, что через какое-то время он бесследно исчезает.
  - А лерды, - Владислав сам удивился тому, с какой легкостью он произнес это слово, - считают эльфов бессмертными...
  - Нет, мы не бессмертны, - улыбнулась Эдна. - Эльфы живут в среднем сто семьдесят лет. Есть, правда, одна эльфийка - Катриона, прозванная Бессмертной, которой уже более четырехсот пятидесяти лет. Но это - единичный случай. А полукровки живут несколько меньше, чем чистокровные эльфы - сто тридцать - сто пятьдесят лет.
  - Получается, в мире лердов довольно много эльфов? - спросил Влад.
  - Их не так и много, - ответила женщина. - Большинство наших из тех, кто решил связать свою судьбу с кем-то из мира лердов, не выдерживают и возвращаются. Но в мире лердов есть эльфы-полукровки, которые не знают о своем эльфийском происхождении. Это те, кто выбрал Белую Чашу и решил остаться жить в том мире. В этом случае вся информация об их пребывании здесь стирается из памяти. Почти все герои, гении, великие правители, знаменитые писатели, музыканты и художники мира лердов с древнейших времен и до наших дней - Сократ, Пифагор, Петр Первый, Леонардо да Винчи, Ломоносов, Эйнштейн, Тамерлан, Лермонтов, Бетховен, Пушкин, Сен-Жермен, Калиостро, Жанна д"Арк, Екатерина Вторая и многие другие - все они - наполовину эльфы, выбравшие Белую Чашу и вернувшиеся в мир лердов. Именно эльфийская кровь дала им их таланты... Ну и, конечно, все те люди из мира лердов, которые обладают так называемыми паронармальными способностями - странный термин придумали лерды, право слово - люди, владеющие телепатией, чтением мыслей, телекинезом, левитацией и прочими "чудесами", как эти проявления любят называть лерды - тоже наполовину эльфы или, во всяком случае, в них течет эльфийская кровь, так как кто-то из их предков был наполовину эльфом. А иногда случается и так, - продолжала Эдна, - что способности творить магию проявляются у детей, родившихся, на первый взгляд, в обычных лердовских семьях. Но, если тщательно исследовать родословную этих детей, то окажется, что среди их предков обязательно были эльфы, выбравшие Белую Чашу. А эльфийская кровь проявилась в их потомках спустя несколько поколений. Наши люди следят за такими детьми. И когда им исполняется или вот-вот должно исполниться семнадцать лет, они тоже приходят в этот мир, чтобы выбрать свою судьбу и свою Чашу...
  - Получается, эльфы - это волшебдники? - спросил Владислав.
  - Не совсем так, - ответила Эдна. - Волшебники, или маги - это те, кто кроме магии больше ничем не владеет, как, например, тролли. Тролли с огромным трудом овладевают искусством телепортации - им тяжело подчинить себе необходимую для этого энергию, также они не могут освоить левитацию и хождение по воде. То есть, тролли могут, конечно, воспользовавшись заклятием левитации, поднять в воздух небольшой предмет, но они не способны сами передвигаться по воздуху. А эльфы владеют не только магией - они могут подчинять себе энергии природы, они могут ходить по воде, им подвластна левитация. Этими способностями обладают также валькирии, лешаны, орны... Пойми, Влад, - продолжала Эдна, - эльфы - это не эфимерные создания с крылышками и не мифические жители лесов. Это - обычные смертные люди, обладающие особыми способностями. Люди, которые чувствуют радость и боль, влюбляются и расстаются, плачут и смеются...
  В это мгновение в нескольких шагах от них через тропинку, по которой они шли, с громкими криками и смехом перескочили два наездника верхом на чем-то сером. У всадницы были длинные черные развевающиеся по ветру волосы, всадник, скакавший за ней следом, был рыжеволос, оба были одеты в какие-то шкуры.
  - Кто это? - со страхом спросил Влад.
  - Валькирия и лешан - жители лесов. Они предпочитают селиться в небольших поселениях среди леса, и, как правило, избегают больших городов. Валькирии и лешаны - превосходные наездники и великолепные охотники, причем ездить предпочитают верхом на волках.
  - А кто еще здесь живет?
  - Много кто. На болотах в крохотных родовых поселениях живут тролли. Они отличаются исполинским ростом, огромной физической силой и выносливостью. Есть еще орны. У них очень светлая кожа, светлые волосы, острый подбородок и удлиненные мочки ушей. Орны живут в горах, и мало кто лучше них знает целебные травы. А еще есть великаны. Они - кочевники и отличные травоведы, не уступающие в этом искусстве орнам. В глубоких пещерах в горах живут гномы... Это - народы, или расы, населяющие Валию. Ну, о мариннах, - жителях морей и океанов, - отдельный разговор. Этот древний народ вообще не хочет знаться с остальными народами Валии.
  - А валькирии, лешаны, орны и тролли говорят на своих языках или понимают эльфийский?
  - У них существуют свои говоры, - ответила Эдна, - но эльфийский язык является Всеобщим языком, его понимают и на нем говорят все народы Валии.
  Лес кончился. Они вышли на поле, на котором то тут, то там виднелись прозрачные, как стекло, плиты, на которых в полный рост были изображены человеческие фигуры. Между плитами росли цветы. По тоненькой тропинке Эдна и Владислав подошли к одной из плит.
  - Вот здесь похоронена твоя мать, - сказала эльфийка.
  Влад долго всматривался в изображенную на плите тоненькую фигурку девушки с длинными светлыми волосами. Лицо Береники было спокойным и строгим, но яркие синие глаза - огненные и непокорные - выдавали истинную сущность этой натуры. На лице была печать правил и приличия, а глаза подарила ей природа.
  Эдна отошла, чтобы оставить Влада наедине с матерью, но через некоторое время вернулась.
  - Нам пора, - сказала она. - Если решишь остаться в нашем мире, ты еще не единожды сможешь прийти сюда.
  - Стало быть, - спросил Владислав по дороге обратно, - если я выберу Белую Чашу, то все мои воспоминания о пребывании здесь будут стерты?
  - Да, - ответила Эдна.
  - И мы никогда уже больше не увидимся?
  - Ты сюда уже никогда не сможешь попасть, - ответила женщина. - Я же смогу бывать в твоем мире, очень нечасто, конечно... наблюдать за тобой издали...
  - А какая еще есть Чаша?
  - Алая Чаша, - ответила Эдна. - Если ты выберешь ее, ты останешься здесь и будешь четыре года учиться в Греале...
   - Где?
   - В Греале. Это ашрам, или, если хочешь, магическая Академия, в которой учатся эльфы, валькирии, лешаны, орны и тролли. Великаны и гномы не посылают своих детей учиться в Греаль. Видимо, - эльфийка усмехнулась, - считают это ниже своего достоинства. Они сами обучают их основам магии.
  - И я никогда больше не увижу отца?
  - Нет, почему же. Ваши встречи будут организовываться на каникулах. Вы будете встречаться в каком-нибудь городе, где тебя никто не знает, потому что для всех, кто тебя знал, ты будешь мертв.
  - Как это? - спросил Влад.
  - Фиктивные похороны. Мы можем сделать мертвое человеческое тело ну хотя бы из камня. На время, конечно. То есть, в гробу будет похоронен камень.
  - А мой отец, он будет знать...
  - Конечно, ему скажут о том, что это - инсценировка, фиктивные похороны, - ответила женщина.
  - А эльфы не вмешиваются в жизнь мира лердов?
  - Обычно нет, - ответила Эдна после небольшой паузы. - Если только при совершенно экстремальных обстоятельствах, как, например, было 30 июня 1908 года по летоисчислению мира лердов.
  - А что тогда было?
  - Упал так называемый Тунгусский метеорит, - ответила женщина. - А в действительности - огромный сгусток антивещества. Был взрыв колоссальной силы, тайга выгорела на много агдаров...
  - На много чего? - спросил Влад.
  - Агдар - валийская мера длины, - ответила Эдна. - Один агдар равен примерно двум лердовским километрам, а то, что лерды именуют "метром", в Валии называется альдаром... Так вот, если бы наши люди не вмешались, - продолжала она, - последствия могли бы быть намного страшнее. Они могли бы затронуть даже наш мир - ведь оба мира очень близки друг к другу... А если бы этот самый сгусток антивещества вошел в атмосферу на восемь часов позже, если бы наши не скорректировали траекторию его полета - эпицентром взрыва стал бы Санкт-Петербург...
  Влада передернуло.
  - Но как эльфы смогли все это сделать? - спросил он.
  - При помощи тонких энергий, которые нам подвластны, - ответила Эдна, - энергии слова и энергии мысли. Их еще называют энергиями Четырех Элементов. И ты, если останешься здесь, сможешь овладеть ими...
  - А мама вмешивалась в жизнь лердов, - сказал Владислав.
  - Знаю, - ответила Эдна. - Узнаю Беренику, - она усмехнулась. - Твоя мать всегда делала только то, что сама считала правильным, не взирая на всяческие запреты. В Греале она часто нарушала правила, - с улыбкой продолжала женщина, - и ей за это доставалось. Береника никогда не была паинькой, в ней всегда сидел гайер...
   - Кто?
   - Гайеры - это небольшие пустынные дракончики, - ответила эльфийка. - Они очень упрямы и тяжело поддаются дрессировке. Если кто-либо отличается непослушанием и упрямством, то о нем говорят, что в нем сидит гайер.
   - То есть, следуя законам мира эльфов, мама должна была не вмешиваться? - удивленно спросил Владислав.
  - Как это ни жестоко звучит, - да, - ответила Эдна. - И Береника не должна была говорить твоему отцу о том, что она - эльфийка, - продолжала она. - Это - тоже нарушение закона. Влад, ты не представляешь, сколько наших людей, пытавшихся всячески помочь лердам, погибли мучительной смертью на кострах инквизиции...
   - Но почему они не пытались спастись при помощи магии? - спросил Влад.
   - Некоторым это удалось. Но большинство были захвачены врасплох, и на них не было браслетов...
  - А эльфы не пытались спасти своих?
  - Конечно, пытались. Но спасти удалось далеко не всех. И тогда, по решению Белой Ложи, был введен закон, запрещающий эльфам пользоваться магией в мире лердов. Находясь в мире лердов, эльф может воспользоваться магией только в одном-единственном случае: если существует угроза жизни...
  - Что такое Белая Ложа? - спросил Владислав.
  - Высший орган правления, в который входят представители всех народов, населяющих Валию.
   - Лея тоже пользовалась левитацией в мире лердов, - сказал Влад.
  Он рассказал Эдне о порхающем под потолком утюге.
  - Строго говоря, это, конечно, - тоже нарушение закона, - после паузы ответила эльфийка.
  - И что ей за это будет?
  - Надеюсь, что ничего серьезного, - улыбнувшись, ответила Эдна. - Ну, конечно, пожурят немного... Лея не хотела вводить тебя в состояние гипноза и насильно, против твоей воли, проводить через портал. Она хотела, чтобы все прошло как можно мягче, хотела убедить тебя, именно поэтому и воспользовалась левитацией.
  - А валькирии, орны, лешаны и тролли тоже посещают мир лердов? - спросил Влад.
  - Нет. Энергии мира лердов для них губительны.
  - Откуда вообще взялись эльфы?
  - Как гласят легенды, - улыбнулась Эдна, - эльфы и другие народы Валии произошли от праотца Прома и праматери Фреи. Рожденные из огня и воды, благословленные богами, они вместе правили миром... А если серьезно, то есть предположение, что эльфы, валькирии, лешаны, орны, тролли и все остальные жители Валии пришли на Землю с Фаэтона - планеты, подвергшейся полному разрушению.
  - А если лерд случайно коснется портала, - спросил Владислав, - он сможет перейти через него в мир эльфов?
  - Нет, конечно, - с улыбкой ответила женщина. - Для того, чтобы перейти через портал из мира лердов в Валию, или из Валии в мир лердов, нужно добиться особого состояния сознания, овладеть особой энергией. Ты ведь не сам прошел через портал - тебя провела через него Лея.
  - В порталы превращают только камни?
  - Нет, - ответила Эдна. - В портал можно превратить почти все: дерево, стену дома, даже фонарный столб. Но камень проще превратить в портал - затраты энергии намного меньше, да и проводимость у него лучше.
  - А эльфы носят только вот эти балахоны? - спросил Владислав, указывая на свою одежду.
  - Это - не балахон, - с легкой обидой в голосе ответила женщина. - Это - туника. Эльфы носят не только их. Туника - традиционная одежда жителей Валии. Мы любим носить туники, но это - не единственная форма одежды. Женщины носят платья, юбки, а также так называемые кири - женский брючный костюм, состоящий из узких брюк и удлиненной рубашки. Мужской гардероб также достаточно разнообразен и включает, конечно же, не только одну тунику.
  За разговором незаметно подошли к дому. Едва Влад и Эдна вошли внутрь, как сверкнула алая искра, и прямо с потолка к ногам женщины упал перевязанный золотистой тесьмой пергамент. Эльфийка развернула его.
  - Веренея, Ремм и Ида скоро будут, - сказала она. - Ты посиди минутку, - продолжала эльфийка, - а я соберу на стол. Принесу мясо, рыбу, фрукты и коктейли.
  - Давай помогу, - предложил Владислав.
  - Да тут нечего помогать, - улыбнулась Эдна.
  Она принесла несколько тарелок с мясом, рыбой и фруктами, поставила их на стол и расставила вокруг стола пять высоких стульев с резными спинками.
  В эту минуту в дверь постучали.
  - Входите, - откликнулась Эдна.
  Дверь распахнулась, и на пороге появились трое: высокий темноволосый мужчина в черной тунике с браслетом из белого металла на правой руке, светловолосая улыбающаяся женщина среднего роста в золотистой тунике и золотистых сандалиях с желтым браслетом на руке, и стройная светловолосая девушка в серебристой тунике и белых туфлях на каблуке. У девушки на руке был браслет из какого-то голубого камня.
  Женщина направилась прямо к Владу, который в растерянности встал со стула.
  - Привет, Владислав, - сказала незнакомка. - Я - Веренея, сестра твоей матери, твоя тетя. Это - Ремм, а это - она указала на девушку, - Ида, - твоя кузина.
  Ремм кивнул, улыбнувшись Владиславу, Ида же не поприветствовала его ни жестом, ни звуком.
  Гости уселись за стол. В течение получаса все, за исключением Эдны, молча ели, а затем начались расспросы.
  - Ну и как тебе здесь, нравится? - спросил у Влада Ремм.
  Парень кивнул, но больше из вежливости.
  - И много вещей ты притащил сюда оттуда? - снова спросил эльф.
  - Он взял гитару, - ответила за внука Эдна.
  - О, гитара! - оживилась Веренея. - Влад, прошу, сыграй!
  Владислав встал и пошел в спальню за гитарой.
  Едва он отошел от стола, как Веренея тихо спросила у матери:
  - Ты рассказала ему о том, что...
  - Нет, - также тихо ответила Эдна и твердо добавила, - им расскажут обо всем этом в Греале. Я не хочу тратить время на разговоры о неприятном. У нас с ним и так не много времени. Если Владислав захочет вернуться в мир лердов, то я его если и увижу, то очень нескоро, и то мельком. Ты ведь знаешь наши законы...
  - Но он должен знать, что выбирает, - тихим голосом продолжала Веренея, - он должен знать, что здесь - не рай, что...
  В эту минуту показался Влад с гитарой в руках, и обе женщины тут же умолкли.
  Влад никогда не встречал такую благодарную публику: Эдна, Ремм и Веренея горячо аплодировали после каждой песни, лишь Ида сидела с каменным лицом. Владислав три раза переиграл весь свой небогатый репертуар, и Эдна, видя, что внук устал, сказала:
  - Давайте слетаем посмотреть на "свадьбу рек".
  - Неплохая идея! - воскликнула Веренея.
  - Тогда я пойду подготовлю шар, - сказал Ремм и вышел.
  Когда через несколько минут Владислав, Ида, Эдна и Веренея вышли из дома, они увидели огромный яркий шар, парящий невысоко над лужайкой, который Влад про себя назвал аэростатом, и раскачивающуюся над землей гондолу. Зрелище было таким завораживающим, что парень не смог сдержать вздох восхищения.
  Один за другим, все пятеро забрались в гондолу и удобно разместились в ней.
  - Аллето! - тихо произнес Ремм, Влад увидел, как ярко сверкнул браслет, и аэростат стал медленно и торжественно подниматься все выше и выше в небо.
  Внизу проплыл игрушечный домик Эдны, рощица, через которую они шли сегодня утром, затем - темная полоса леса, ярко сверкнули под лучами заходящего солнца надмогильные плиты на поле, далее, насколько хватало глаз, тянулись покатые зеленые холмы, на которых то тут, то там росли невысокие молодые деревца.
  Они летели около часа, но внизу под ними тянулись все те же поля, изредка перемежевывающиеся небольшими лесами и рощицами, да невысокие холмы, и вдруг на горизонте ярко сверкнула вода. Голубые нитки двух рек, красиво подсвеченные заходящим солнцем, сливались в одну широкую ленту.
  - Прето! - произнес эльф, снова сверкнул браслет, шар медленно пошел вниз, а затем заскользил над самой поверхностью воды.
  И тут Владислав увидел потрясающую, никогда не виданную им ранее картину: светло-коричневые воды одной реки и ярко-голубые - другой после слияния не перемешивались. Две реки текли бок о бок в одном русле, и четкая граница коричневой и ярко-голубой воды прекрасно просматривалась.
  - "Свадьба рек", - тихо сказала Веренея.
  Они летели над самой водой где-то в течение минут двадцати, а затем шар поднялся вверх и медленно поплыл прямо навстречу заходящему солнцу к дому Эдны.
  Когда шар опустился возле дома, на землю уже спускались сумерки. Ремм произнес несколько заклинаний, каждое из которых сопровождалось ярким блеском браслета, и шар сам по себе сдулся, сложился и эльф отнес его куда-то за дом, где виднелись еще какие-то постройки.
  Стали прощаться. Веренея обняла Владислава, Ремм кивнул ему на прощание, а Ида, как и прежде, полностью игнорировала присутствие парня.
  Трое гостей вышли на лужайку перед домом, взялись за руки и исчезли, как будто их и не было. Телепортировались.
  - Влад, - сказала Эдна, - завтра с утра мы с тобой отправимся в Греаль. Там ты проведешь два с половиной дня. Тебе расскажут многое из жизни и истории Валии - то, что не рассказала я. На третий день ты должен будешь принять решение - в каком из миров тебе жить. И если ты примешь решение вернуться в тот мир, то мы если и увидимся, то очень нескоро... Но я не хочу давить на тебя. Это должен быть твой полностью свободный выбор. Да, вот еще, - Эдна протянула внуку небольшой сверток, - здесь черная форменная туника, брюки и обувь. Надень их завтра утром. И еще один момент: эльфы, как правило, обращаются друг к другу на "вы", если они не родственники или близкие друзья. Преподаватели обычно обращаются к студентам на "ты" и по имени, а иногда - по фамилии. Студенты обращаются к преподавателям на "вы" и по фамилии, а также обязательно используют с фамилией преподавателя титул "лока", что на древнеэльфийском означает "всезнающий".
  В эту ночь Влад долго не мог уснуть. Он понимал, что проводит последнюю в своей жизни ночь под этой крышей, и что скоро и Эдна, и Веренея, и Ремм, и заносчивая Ида, и полет на воздушном шаре, и "свадьба рек" будут стерты у него из памяти. "Они прекрасно проживут и без меня, - уговаривал сам себя Владислав, - погорюют-погорюют и успокоятся. А вот отец... И, к тому же, все здесь мне чужое".
  Он твердо решил, что вернется в мир лердов.
  
  
  Глава третья.
  Греаль.
  
  Ранним утром Влада разбудило нахальное солнце, хлынувшее в комнату через прозрачный потолок. Он посмотрел на подаренные Эдной часы - всего семь утра.
  Владислав встал, надел форменную тунику, которую вечером дала ему Эдна, и вышел в гостиную. Эльфийка уже не спала. Возможно, она не спала всю ночь - вокруг глаз залегли темные круги.
  Влад наскоро позавтракал.
  - Ты готов? - спросила Эдна, и парень заметил, что она нервничает, хоть и пытается это скрыть.
  Влад кивнул. Он зашел в спальню, взял гитару и свои старые часы. Лердовскую одежду и обувь Влад упаковал в два небольших пакета, которые дала ему Эдна. Затем он присел и несколько минут полюбовался стайками разноцветных рыбок, плавающими под полом, окинул прощальным взглядом комнату и вышел.
  Эдна ждала его в гостиной с небольшой заплечной сумкой, которая по виду сильно напоминала лердовский рюкзак.
  - Здесь несколько смен белья, туника, брюки и обувь на смену. Клади в эту же сумку свои пакеты, - сказала эльфийка.
  Когда они выходили из дома, Влад оглянулся, стараясь навсегда сохранить в памяти эту светлую и уютную гостиную... хотя зачем, все равно все будет стерто.
  Влад и Эдна вышли на залитый солнцем двор. Эльфийка протянула внуку руку, Владислав коснулся ее теплой ладони, закрыл глаза и почувствовал, что куда-то проваливается...
  - Влад, мы на месте, - трясла его за руку Эдна.
  Парень открыл глаза. Вокруг шумел дремучий лес. Прямо посреди леса перед ними возвышалась огромная, мрачная крепость. Крепость имела семиугольную форму с семью квадратными многоярусными башнями с узкими бойницами, стоящими по углам, и мощные стены. В крепость вел единственный ход.
  - Это - Греаль. Пойдем, - позвала женщина.
  Они подошли к стене крепости. Влад не видел никаких признаков ворот - стена везде была неприступной и цельной, - но Эдна поднесла к ней руку, и через несколько секунд часть стены бесшумно отодвинулась, открывая вход.
  Вход охранялся четырьмя высокими эльфами, вооруженными короткими мечами. За плечами у каждого был виден лук и колчан со стрелами. Стража была одета в черные без всяких украшений туники и такие же черные брюки, длинные волосы были гладко зачесаны. На руках виднелись браслеты. Внимательно и вопросительно смотрели четыре пары глаз.
  - Здравствуйте. Мы прибыли на собрание. Это - Владислав Измайлов, - сказала Эдна, указывая на внука.
  - Проходите, - ответил один из стражников.
  Влад и Эдна ступили на просторный двор, в котором располагалось несколько зданий. На фасаде одного из них Владислав увидел огромные часы. Влад и Эдна подошли к самому высокому из зданий. Эльфийка открыла массивную стальную дверь, и они ступили под прохладные своды.
  В холле первого этажа, прямо напротив входа, стояли какие-то две небольшие скульптуры из темного металла. Влад хотел было подойти и внимательно рассмотреть их, но Эдна сказала, что на это нет времени - они и так припоздали. По широким коридорам, в которые лился свет из высоко расположенных небольших окон, Влад и Эдна дошли до дверей зала, у которых стояла, приветливо улыбаясь, немолодая темноволосая женщина, одетая в изящную длинную малиновую тунику, расшитую серебром. В молодости женщина эта, очевидно, была очень красива. Ее темные лучистые глаза и теперь не потеряли своей привлекательности, хотя в черных от природы волосах то тут, то там поблескивали частые серебряные нити.
   - Привет, Саита, - поздоровалась Эдна.
   - Привет, - откликнулась женщина. - Заждались мы вас, - добавила она. - Вы - одни из последних. В этом году у нас всего четырнадцать человек. Двоих, к сожалению, пришлось привести силой. Не смогли уговорить. Пришлось применить внушение. Проходите, располагайтесь.
   - Это эльфийка? - шепотом спросил Владислав.
   - Нет, валькирия.
  Влад и Эдна ступили под своды огромного зала, в который лился свет через большие круглые окна. С потолка свисало несколько изящных люстр, пол был уложен узорчатой плиткой. В зале находилось несколько десятков человек, которые разместились вокруг большого круглого покрытого алой скатертью стола, на котором стояли блюда с фруктами и несколько графинов.
  Владислав и Эдна подошли к столу и заняли два свободных места.
   - Привет, Эдна, - к ним подошел высокий эльф, изумрудно-зеленая туника которого представляла собой весьма комичное зрелище в сочетании с его ярко-рыжими волосами. - Все уже, считай, в сборе, ждем только Бера и Лакшми, - добавил он.
  - Привет, Марит. Ну и в каком настроении твои двое? - спросила эльфийка.
  - Да вчера еще были в превосходном, - ответил тот. - А сегодня, когда окончательно осознали, что скоро придется сделать свой главный жизненный выбор, этот телячий восторг совсем поутих.
  Владислав огляделся по сторонам и увидел рядом с собой высокого парня в стильных строгих очках, примерно своего возраста, с такими же огненно-рыжими вихрами, как и у Марита, и невысокую темноволосую девушку с ямочками на щеках. Оба были в точно таких же, как и он, форменных туниках.
  - Привет, - не долго думая, по-эльфийски начал разговор Влад. - Я - Владислав Измайлов. А вас как зовут?
  - Алиса, - отозвалась девушка. Она слегка улыбнулась, на щеках заиграли ямочки.
  - Артемий Никаноров, - вступил в разговор рыжий.
  По именам Владислав понял, что дело имеет, скорее всего, с русскими.
  - Вы откуда? - быстро спросил он по-русски.
  - Из Москвы, - хором отозвались оба на том же языке.
  - Ух ты, классно, - продолжал Артем, увидев гитару Влада. - А я свою оставил дома.
  - Я бы лучше оставил дома голову, - ответил Владислав и продолжал, - а вам тоже вводили в сознание при помощи телепатии знание эльфийского языка?
  - Конечно, - кивнула Алиса. - Через это проходят все.
  - Э, нет, - тут же вмешался в разговор Марит, - говорите по-эльфийски - в языке важна и нужна практика.
  В эту минуту в зал вошли двое: высокий мужчина в темно-красной тунике и смуглая девушка в черной. По крохотной золотой капельке, которая украшала лоб девушки, Влад понял, что она, вне всяких сомнений, в мире лердов живет... жила в Индии. Мужчина и девушка подошли к столу и, поздоровавшись, заняли два свободных стула.
  - Ну, вот все и в сборе, - сказал Марит.
  Владислав подумал, что, видимо, эльф ошибся - за столом было еще два свободных места, но в этот момент раздался звук, как будто кто-то наверху ударил в огромный колокол.
  - Вы помните, - обратился Марит к Артемию и Алисе, - когда войдет Кутам, всем нужно встать.
  - Да, Владислав, чуть не забыла - сказала Эдна, - когда войдет Кутам...
  Влад не успел спросить, кто такой Кутам, как в зал вошли немолодая валькирия Саита, которая встречала всех на входе, и высокий статный мужчина. У него были умные и проницательные карие глаза, высокий чистый лоб, пересеченный несколькими глубокими морщинами, и черные с проседью волосы. Мужчина был одет в черную с золотом тунику до колен и черные брюки.
  При виде этих двоих все встали. Встал и Владислав.
  Мужчина кивнул присутствующим, подошел к столу и сел на один из двух свободных стульев. Второй стул заняла женщина.
  В полной тишине, повисшей в зале, глаза мужчины перебегали с одного настороженного и взволнованного лица на другое.
  - Ну, давайте знакомиться, - сказал, наконец, он. - Меня зовут Кутам Лал, или лока Лал, я - ректор Академии-ашрама, в которой в данный момент находимся все мы. А это, - он указал на валькирию в пурпурной тунике, - Саита Ютт, проректор. Прошу любить и жаловать.
  Влад рассматривал парней и девушек в форменных туниках, в напряжении сидящих за столом. Двое из них -парень и девушка, которые вряд ли были братом и сестрой - были китайцами - это было ясно с первого взгляда. Лакшми была индийкой. Остальные восемь были, судя по всему, из каких-то европейских стран.
  Между тем Лал продолжал:
  - Вы провели полтора дня в семьях ваших родных. Это, конечно, очень короткий промежуток времени. Теперь же вам предстоит немного больше узнать о том, что собой представляет жизнь в этом мире. Вам расскажут немного об истории Валии и о тех науках, которые вы будете изучать - если, конечно, решитесь остаться здесь. Этому будут посвящены два первых дня. А на третий вам нужно будет принять решение и выбрать Чашу, а вместе с нею - свою судьбу. От себя скажу, что я очень рад видеть вас здесь и надеюсь, что вы не будете разочарованы Греалем. На эти три дня вас расселят в комнатах по двое. Я думаю, вы, может быть, уже успели завести себе здесь друзей. А если нет - еще успеете. Обедать и ужинать вы будете в трапезной. Доброго вам дня.
  С этими словами Лал встал и вышел из зала. Все эльфы встали и подошли к Ютт. Владислав увидел, что они передают ей небольшие коробочки. Эдна тоже передала валькирии маленькую черную коробочку, ту самую, которую отец Владислава вынул из вечно закрытого нижнего ящика стола в тот памятный вечер. Влад еще ни разу не видел ее открытой. Перебросившись с валькирией парой слов, Эдна подошла к внуку.
  По тому, каким напряженным стало вдруг лицо эльфийки, Влад понял, что настало время прощания. Эдна положила свои руки на плечи внука и всматривалась в его лицо пристальным долгим взглядом, словно хотела навсегда запомнить, запечатлеть в памяти каждую черточку. Владислав тоже смотрел на нее с гулко колотящимся сердцем - он знал, что видит ее в последний раз, а если и встретит в своей последующей жизни в мире лердов - то не узнает. Она будет для него лишь незнакомкой, просто прохожей... Эдна не заплакала, даже не чмокнула его на прощание в щеку - просто с силой сжала его руки в своих, и сказав: "Всего хорошего и удачи", - пошла к выходу. Владислав, не мигая, смотрел ей вслед, но эльфийка даже не обернулась.
  Остальные эльфы тоже простились со своими детьми и небольшой группой направились к двери. И вот уже Влад стоял в окружении тринадцати испуганных эльфов-полукровок в огромном полупустом зале. К фруктам и напиткам за все время разговора никто так и не притронулся.
  - Я оставлю вас на полчаса, чтобы вы смогли познакомиться и немного пообщаться, - сказала Ютт, - а затем у вас будет несколько информационных лекций. У кого-нибудь есть какие-нибудь вопросы?
  Вопросов не оказалось, и валькирия вышла из зала, оставив новичков одних. Минут пять все молчали - никто не решался первым начать разговор.
   - Меня зовут Хана, - первой заговорила невысокая светленькая девушка. - Я из Чехии. Живу... жила в Праге.
  - Я из Пекина, - сказала коренастая китаянка. - Меня зовут Лу.
  - Я - Сан, я - тоже из Китая, - вступил в разговор высокий парень.
  - Я живу в Кливленде, меня зовут Мелисса, - сказала полная американка.
  - Я - Лакшми, я из Индии, - сказала девушка с крохотной золотой капелькой между бровей и выразительными темными глазами.
  - Я - Франсуаза, я из Франции, - представилась высокая, тоненькая и бледная девушка. - Жила в Орлеане.
  А еще среди четырнадцати полукровок оказались канадец Патрик, англичанин Джо, датчанин Ганс, полька Паулина и ирландка Виктория. Слегка раскрепостившись за время короткого разговора, они отдали должное сочным фруктам, украшавшим стол, и выпили все напитки.
   Вскоре вернулась Ютт и подсела к столу. Голоса тут же смолкли. Ярким светом заискрился браслет на руке валькирии, и на столе появился скрученный трубкой небольшой пергамент.
   - Я сейчас скажу вам, кто с кем будет жить в течение этих трех дней, - сказала она. - Как уже говорил лока Лал, вы будете жить в комнатах по двое. Итак, - проректор развернула пергамент, - Лу будет жить с Франсуазой, Виктория - с Ханой, Алиса - с Паулиной, Мелисса - с Лакшми. Патрик, - продолжала Ютт, - будет жить с Сан, Владислав - с Артемием, а Джо - с Гансом... А сейчас я отведу вас в ваши комнаты - вы оставите там сумки и все остальные не нужные вам в настоящий момент вещи. Затем вы подниметесь в аудиторию. Да, туалеты, душевые и умывальники находятся в конце коридора.
  Небольшая группа в молчании поднялась вслед за Ютт на несколько этажей выше. Они оказались в длинном коридоре, в который выходили двери множества комнат.
  - Влад, Артем, вот ваша комната, - проректор указала на одну из дверей.
  Парни вошли внутрь. Комната была не очень большой, но светлой. В противоположных концах комнаты у стен стояли две кровати. Через огромное - от пола до потолка - окно лился свет. Письменного стола в комнате не было, там стояли только два маленьких прикроватных столика с двумя графинами и двумя бокалами и два кресла. "Интересно, а домашних заданий им, что ли, не задают? - подумал Владислав, - писать то здесь не на чем".
  - Чур, моя кровать справа, - оглядевшись, заявил Влад.
   - А моя - слева, - согласился Артем.
  Предмет возможного спора отпал сам собой. Они сняли сумки и поставили их на пол. Владислав положил на кровать гитару. Они не успели даже присесть, как в дверь постучали.
  - Войдите, - откликнулся Артем.
  Дверь открылась. На пороге стояла Саита Ютт.
  - Надеюсь, вы хорошо устроились? - спросила она. - Пора идти в аудиторию.
  Когда вся группа собралась в коридоре, Ютт подняла руку, требуя тишины.
  - Итак, - сказала валькирия, - сейчас я проведу вас в аудиторию. Вам расскажут вкратце о тех предметах, которые вы будете изучать... если, конечно, решите остаться в Валии. Преподавателей, которые будут с вами сегодня работать, зовут лока Ян Чернов и лока Лита Санг.
  Не сговариваясь, Влад, Алиса и Артемий сели в классе за одну из задних парт. Остальные расселись кто как - по одному, по двое.
  - Ну, как устроилась? - спросил Артемий сестру. - Как соседка?
  - Да вроде нормально.
  Дверь резко распахнулась, и в класс вошел высокий, чуть сутулый мужчина. Черты его лица были неправильны и резки, в уголках тонких упрямых губ залегли две угрюмые складки, а на левом виске виднелся длинный тонкий шрам. Бледное худощавое лицо обрамляли гладко зачесанные назад густые черные волосы. Движения были угловаты и неловки. На правой руке виднелся массивный браслет из белого металла, а из затянутых на поясе ножен выглядывала рукоятка кинжала, украшенная крупными изумрудами. Мужчина был одет в далеко не самую новую серую тунику, поверх которой был небрежно наброшен видавший виды серый плащ.
  Все это в целом производило довольно неприятное впечатление, но когда взгляд поднимался выше, к черным пронзительным умным глазам, в которых жило упорство, и высокому лбу, пересеченному на переносице двумя глубокими морщинами, это впечатление отчасти сглаживалось.
  - Серый кардинал, - пробормотал Артемий и усмехнулся.
  - Я здесь, чтобы ввести вас - насколько это возможно - в курс дела, - тусклым невыразительным голосом заговорил мужчина, не представившись аудитории. - Если вы будете столь глупы, что решите остаться здесь, вы будете изучать следующие предметы: телепортацию - мгновенное перемещение в пространстве на большие расстояния, телепатию, или передачу мыслей на расстоянии, травоведение, алхимию, черную, белую и боевую магию, материализацию и дематериализацию. Вас научат общаться с духами умерших и выходить из своего физического тела, составлять и нейтрализовывать яды, "считывать" ауру, контролировать мысли, уменьшать боль. Вы узнаете, как пользоваться левитацией и гипнозом, самые упорные, возможно, даже научатся ходить по воде. Вы научитесь дисциплине мысли или ментальной защите - иными словами, защите своего сознания от чужого внушения. Но должен предупредить: ленивым и трусливым делать в Греале нечего. Насколько я понимаю, с телепортацией вы все уже немного знакомы. Что касается левитации...
  - Я видел, - закричал с места Владислав, - Лея мне показала... - он затих под холодным пристальным взглядом черных глаз.
  - Молодой человек, - преподаватель говорил нарочито тихо, но голос его проникал во все уголки аудитории, - в Греале чёллы - или студенты - говорят лишь тогда, когда их просят об этом. Кстати, для самых несговорчивых и строптивых здесь существует карцер. Идите сюда.
  Владислав встал и медленно прошел через всю аудиторию к столу преподавателя. Он ожидал всего, чего угодно, но только не того, что произошло. Пол качнулся, и медленно, как в кошмарном сне, парень взмыл под потолок. Класс ахнул. От неожиданности и страха хотелось кричать, но из упрямства Влад задушил в себе рвавшийся наружу крик, и, покачиваясь в воздухе, надеялся, что черноглазый кретин додумается опустить его на землю в обозримом будущем. Паря под потолком, Владислав видел, как от браслета на руке преподавателя широкими волнами разливается сияние. Тот, похоже, и не думал прекращать экзекуцию, но все разрешилось довольно неожиданно. В дверь тихонько постучали.
  - Войдите, - откликнулся черноглазый, продолжая удерживать Владислава под потолком.
  Дверь открылась, и на пороге появилась та самая девушка, которая несколько дней назад провела Влада из мира лердов в Валию. На секунду она, казалось, была так шокирована увиденным, что застыла в дверях, а затем вскинула руку, ярко вспыхнул браслет, и Владислав медленно опустился на пол. У него хватило выдержки для того, чтобы уверенным голосом поблагодарить Лею и спокойно вернуться на свое место за парту.
  - Лока Чернов, можно вас на два слова, - деланно-спокойным голосом произнесла девушка.
  Когда его мучитель вышел на коридор, Влад вскочил, и, подбежав к двери, прижал к ней ухо. Он услышал гневный голос эльфийки:
  - Это просто чудовищно! Вы переходите все границы! Что он сделал?
  Вопрос остался без ответа.
  - Вы забываете, что они только-только из того мира, а вы... Еще два дня назад...
  - Лея, вы пришли именно за тем, чтобы мне это сказать? - перебив девушку, холодно осведомился Чернов.
  - Нет. Лока Лал просит всех собраться у него в кабинете через два часа...
  - Так вы теперь у Лала секретарем подрабатываете?
  - А вы, похоже, подрабатываете садистом.
  Чернов оставил колкость без ответа.
  Владислав услышал быстрые шаги удаляющейся Леи. У него была пара секунд, чтобы отскочить от двери.
  - Ты - молодец, - шепнула Владиславу Алиса. - Если бы это случилось со мной, я бы, наверное, орала так, что рухнули стены.
  Чернов вернулся в класс и еще долго рассказывал о различных предметах, которые изучаются в Греале, но Влад, погруженный в свои мысли, почти не слышал его. Он был очень благодарен Лее за то, что она остановила его "полет" под потолком и вернула с небес на землю.
  - Касательно телепортации, - слегка повысил голос Чернов, - она, кстати, наблюдается и в мире лердов.
  Владислав, вынырнув из омута мыслей, весь превратился в слух. В классе теперь стояла такая напряженная, почти осязаемая тишина, что казалось, сгустился воздух. Чернов молчал, видимо, ожидая то ли вопроса, то ли того, что кто-нибудь из присутствующих скажет о том, что ему или ей известны такие случаи. Но класс молчал, находясь под впечатлением "полета" Владислава.
  - Телепортацией в мире лердов владеют муравьи атта, - продолжал Чернов. - Это было подтверждено многочисленными опытами.
  "Как интересно, подумал Владислав, - муравьи атта... Никогда в жизни не слышал о них".
  Двухчасовая лекция, наконец, закончилась, и Чернов отвел всю группу в трапезную. Под потолком трапезной ярко горели свечные люстры. На огромном покрытом скатертью столе стояли разнообразные кушанья. Влад положил себе в тарелку тушеного мяса и каких-то овощей. Он не решился попробовать ярко-фиолетовый сок из неизвестных фруктов, графин с которым стоял на столе. В трапезной Влад увидел Кутама Лала и других преподавателей, имен которых он пока не знал - они обедали за отдельным столом.
   Маленькая группа уже заканчивала обедать, когда в трапезную вошла молодая, высокая и стройная женщина. У вошедшей были длинные белокурые заплетенные в косу волосы, а сама коса была уложена вокруг головы наподобие короны. Женщина была очень хороша собой. У нее была светлая кожа, большие серо-голубые глаза, острый подбородок и удлиненные мочки ушей. Владислав понял, что перед ними орна.
   - Здравствуйте. Я - Лита Санг. Сегодня вы - гости Греаля, и я проведу для вас небольшую экскурсию по крепости, - сказала женщина. - К сожалению, мы не сможем сегодня попасть в сокровищницу и посмотреть хранящиеся там драгоценные камни - там как раз сейчас проводят исследования.
  Вслед за Литой группа в молчании поднялась на самый верх одной из башен и вошла в большой зал, в котором на столах стояло множество каких-то зачехленных приборов. Лита сняла один из чехлов, и Владислав увидел, что это - телескоп. В огромных шкафах на полках за стеклом стояли другие приборы, о назначении которых парень пока не знал.
  - Это - обсерватория, - сказала женщина. - Здесь проводятся наблюдения за звездами. Все эти телескопы - очень мощные, они дают многократное увеличение. Наблюдение за ночным небом в телескоп - незабываемое зрелище.
  Затем группа во главе с Санг спустилась вниз в кабинет алхимии, где вдоль стен стояли стеллажи с бесконечными рядами каких-то разноцветных настоек, суспензий и отваров.
  - Еще никто из наших алхимиков не смог превратить медь или ртуть в золото, - с улыбкой сказала орна, - так что у вас есть все шансы прославиться. Однако знайте, что в Валии серебро ценится намного дороже золота. Серебро - удивительный металл, - продолжала женщина. - Под влиянием серебра, введенного в воду, она становится чистой и целебной, в ней гибнут все болезнетворные микробы. Используется серебро и при лечении ран, нанесенных оружием, на которое наложены особые заклятия - такое оружие называется заговоренным. Такую рану очень тяжело вылечить при помощи обычных магических приемов и средств лечения. Заговоры и заклятия в этом случае помогают мало, а точнее - совсем не помогают, а лишь усиливают боль и кровотечение. И мы пользуемся целебными свойствами серебра: на рану накладывается очень тонкая серебряная пластинка, и процесс заживления ускоряется.
  В сопровождении Санг группа вышла во двор крепости - в оранжерею, где проводятся уроки травоведения. Прямо у входа в нос ударил пьянящий аромат тысяч неведомых растений.
   - Не нюхайте все цветы подряд, - раздался голос Литы, - среди них есть и такие, аромат которых может довести до потери сознания.
  Влад наклонился к одному невероятно красивому цветку, и в нос ему ударила такая невыносимая вонь, что в голове все смешалось, и он зашатался, едва не теряя сознание. Санг тут же оказалась рядом. Она взяла его под руку и подвела к выходу. От свежего воздуха в голове прояснилось.
  - Вы в порядке?
  Владислав кивнул.
  - Ну, говорила же - не нюхайте всё подряд, - укоризненно сказала женщина и продолжала, - тогда начнем экскурсию по оранжерее. Начнем мы ее со всем известной розы, - Санг подошла к большому розовому кусту, сплошь усыпанному ярко-красными цветами. - Розовое масло, отвары и настои лепестков, листьев и корней розы используются во многих снадобьях и входят в состав многих противоядий. Кроме того, белая роза является символом сохранения тайны, молчания. А вот это - парельский цвет, - Лита перешла к следующему растению. - Видите, его листья имеют форму крестиков, а цветок подобен огню. Он раскрывается ровно в полночь в самый длинный день в году и цветет не более пяти минут. Это - спорыш, - продолжала женщина. - Он оказывает общеукрепляющее действие и останавливает кровь. Сон-трава, - орна перешла к довольно невзрачному на вид растению с небольшими, почти прозрачными листочками, - дает пророческие сны... Это - трава колотта, - Санг указала рукой на светло-зеленые узкие листья. - Она придает меткость стрелам. А вот это - разрыв-трава, - орна показала на мясистые зеленые листья. - Она обладает силой открывать любые замки, разрывать цепи и оковы, но только в том случае, если на них не наложены специальные блокирующие заклятия... Ну, я не буду перегружать вас информацией, - улыбнулась женщина. - Те из вас, кто станет студентами Греаля, проведут здесь еще не один час, а пока просто погуляйте и полюбуйтесь цветами. Но - повторяю - не нюхайте все подряд!
   В оранжерее группа провела почти полтора часа, наслаждаясь красотой прекрасных цветов, а затем они вышли на большое поле, в центре которого находилось нечто напоминающее огромный мелкий бассейн, дно которого было уложено черной плиткой.
  - Вот здесь проводится игра в ларбош, - сказала Санг.
  - Какая игра? - спросила Лакшми.
  - Игра в ларбош. Это - командная игра, - ответила орна. - Играют две команды по восемь человек, в том числе два вратаря, - продолжала она. - Игроки передвигаются по поверхности воды на специальных шарах и играют особым мячом, который называется рейфл. Мяч этот вытачивается из очень редкого камня - желтого горного фэлта, на него накладываются специальные заклятия, благодаря которым рейфл становится легким и упругим. Время игры - два тайма по сорок пять минут с перерывом. Задача команд - забить при помощи специальных бит за отведенное время в ворота соперников как можно больше голов. Очень захватывающее зрелище - убедитесь сами, если останетесь в Валии...
  Во время ужина трапезная была подсвечена не только свечными люстрами, но и ярко горевшими неизвестными кристаллами, которыми были украшены стены. Маленькая группа ужинала в одиночестве - преподавателей в трапезной, за исключением Литы Санг, не было, очевидно ужин у них уже закончился.
  На столе было множество разных кушаний: мясо, рис, разнообразные салаты, в том числе острый овощной салат с рисом, курицей и множеством острых приправ, от которых язык едва не сворачивался в трубочку, фрукты и овощи, перепелиные и куриные яйца, морепродукты - лобстеры, крабы, креветки и другие морские гады, сдобные сладкие пирожки, тонкие лепешки, пророщенная соя, свежевыжатые соки. "Однако, с голоду здесь умереть сложно", - подумал Влад.
   За ужином Артемий, блестя глазами, говорил Владиславу:
  - Я хочу научиться вытворять такое... Левитация и все прочее. Круто.
  Влад молчал.
  Лита Санг ужинала вместе с группой, а затем она отвела уже клюющих носами гостей на те этажи, где находились их спальни.
  - Завтра с утра, после завтрака, у вас будет еще одна, последняя, информационная лекция, - сказала женщина. - Проведет ее лока Лея Вадь. Потом у вас будет время до следующего утра - для того, чтобы все взвесить и принять решение. Завтра подъем в восемь утра - вас разбудит колокольный звон. Завтрак в полдевятого, так что не опаздывайте. А теперь отдыхайте. Спокойной ночи.
  Несмотря на то, что они смертельно устали, Владислав и Артемий до глубокой ночи разговаривали о левитации, телепортации и о невероятных возможностях, которые они открывают, а потом незаметно уснули.
  Утром их действительно разбудил мелодичный колокольный звон. Одевшись и быстро умывшись, Владислав и Артемий спустились в трапезную. Алиса уже ждала их там. Когда группа заканчивала завтракать, в дверь вошла Лея:
  - Доброе утро. Сейчас у вас будет еще одна небольшая лекция. Пройдемте в аудиторию, - сказала она.
  Группа вошла в классную комнату и расселась за парты. Девушка несколько минут ждала, пока не утихнет шум.
  - Я - Лея Вадь, и, - эльфийка вздохнула, - на мне лежит обязанность вылить на ваши головы бочку дегтя после всего того хорошего и светлого, что вы уже узнали о Валии. Как говорится, туризм и постоянное место жительства - это две совершенно разные вещи. Для того, чтобы объективно принять судьбоносное для вас решение, вы должны обладать всей полнотой информации. А для этого я должна рассказать вам о Марготте, - девушка едва заметно вздрогнула. - Сам себя он называет Темным властелином или Верховным властителем, - добавила она. - Доподлинно о Марготте известно так мало, и имя его обросло таким количеством легенд, что очень сложно сейчас отличить истину от вымысла, - продолжала эльфийка. - Точно известно, что он родился триста двадцать лет назад в семье орна и валькирии, в которой на протяжении семи поколений - как со стороны матери, так и со стороны отца - не появлялись на свет мальчики. Марготт никогда не учился в Греале. В тринадцать лет родители отдали его в ученики к величайшему отшельнику, бывшему Великому магистру Белой Ложи, Заранану...
  - А почему его отдали учиться к отшельнику? - спросила Алиса.
  - Такое образование всегда считалось наиболее престижным, - ответила Лея. - Отшельники берут к себе в ученики единицы. Самых способных. И практически никогда не берут девочек. Так вот, Марготт обучался у Заранана семь лет, - продолжала эльфийка. - Отшельник, видя его исключительные способности, обучил Марготта всему, что знал сам. Говорят, он даже открыл ему секрет эликсира бессмертия. А когда Марготту исполнилось двадцать лет, он убил своего учителя...
  По классу пронесся удивленно-испуганный вздох.
  - Он убил его спящим, потому что не посмел бросить Заранану открытый вызов, - добавила Вадь, и аудитория, казалось, пересталва дышать, - а затем убил своих родителей и родную сестру. Марготт ушел в шайку троллей, которая занималась грабежами и разбоем, и очень скоро стал у них главным. Но это было только начало. Потом, спустя несколько лет, Марготт стал во главе темного воинства - большой группы очень сильных магов, состоящей из эльфов, валькирий, лешанов, орнов и троллей. Они называли себя Черными Призраками. Вот это было уже по-настоящему страшно. Начались массовые убийства. Люди выходили из дома - и исчезали. А потом находили растерзанные тела. Призраки подбрасывали их обычно на городские площади, сея таким образом еще большую панику. Власти впали в состояние паранойи: любому могли подбросить компромат, обвинить в пособничестве Марготту и отправить в тюрьму. Доказать свою невиновность было практически невозможно. В Валии наступили темные времена. И вот тогда Великая Четверка - четыре великих мага - валькирия, эльф, лешан и орна - созвали добровольческую армию для противостояния ордам Марготта и возглавили ее. Война продолжалась почти четыре года. Великая Четверка смогла при помощи магии...
  - Убить Марготта? - кто-то задал этот вопрос с робкой надеждой.
  - Нет, не убить Марготта, - с грустной улыбкой ответила Лея. - Они смогли разбить его войско и наполовину лишить силы самого Марготта. Это стоило жизни всем четверым. Однако Марготт убит не был - он скрылся в своем убежище. По слухам, это - глубокая пещера, расположенная то ли высоко в горах, то ли где-то под озером, в которую ведет тайный ход. Там он зализал раны и через двести пятьдесят лет вернулся. Вернулся еще более сильным, безжалостным и озлобленным. И снова собрал воинство: многие пошли к нему просто из страха, чтобы не быть убитыми, другие, наверное, рассчитывали, что станут его приближенными... Есть, конечно, и такие, которым просто нравится убивать - они с радостью присоединились к Марготту. Они вновь называют себя Черными Призраками и вновь убивают. Вот уже двадцать лет, как Валия снова охвачена войной, и конца ей пока не видно. Так и живем - на войне. Каждый день растет число исчезнувших, замученных, убитых. Легенды гласят, что принести мир Валии сможет только тот, кто найдет четыре артефакта, принадлежавших некогда Великой Четверке. Каждый из Великой Четверки обладал одним невероятно сильным магическим предметом. После гибели героев эти артефакты были надежно спрятаны их соратниками. И остановить Марготта сможет только тот, в чьих руках объединятся эти четыре предмета. Древние сказания говорят, что артефакты эти обладают собственной душой и признают далеко не каждого. Только достойный сможет найти их, только достойный сможет их себе подчинить... Я рассказываю вам все это для того, чтобы вы знали: Валия - далеко не рай... Ну, у кого-нибудь есть какие-нибудь вопросы?
  Аудитория молчала. Все были так поражены услышанным, что даже не спросили о том, что это за артефакты. Каждый был погружен в свои мысли. Влад покосился на сидевшего рядом Артема - тот сильно приуныл. От его вчерашней бравады: "Я хочу научиться вытворять такое" ничего не осталось.
  - Поскольку вопросов нет, я вас оставлю, - сказала Лея. - Теперь ваше решение зависит только от вас. У вас есть весь сегодняшний день, чтобы все хорошенько обдумать и взвесить. Имейте в виду, что решение это - окончательное и вы не сможете его изменить. Конечно, потом, спустя какое-то время, вы сможете, если захотите, найти себе пару из мира лердов, но все равно, если вы выберете Алую Чашу, то жить вы будете в Валии, и провести ближайшие четыре года вам предстоит здесь, в Греале. Обед и ужин будут сегодня в обычное время, - продолжала эльфийка. - Вы можете как угодно располагать собой и своим временем до завтрашнего утра. Завтра вас разбудят раньше обычного - в половине пятого утра. Ритуал Двух Чаш состоится на рассвете в Белом зале. Утром вам нужно будет собраться в трапезной, оттуда вас проведут в Белый зал, - с этими словами Лея вышла из аудитории.
  
  Глава четвертая.
  Ритуал Двух Чаш.
  
   В классе воцарилась абсолютная тишина. Минут десять все молчали, пытаясь осмыслить услышанное, а затем заговорили все сразу.
  - Мне отец ничего подобного не рассказывал, - тихим взволнованным шепотом сказала Лакшми.
  - Нам тоже, - хмуро ответила Алиса.
  - Мы катались на лошадях, гуляли в лесу и летали на воздушном шаре, но никто и словом не обмолвился о том, что здесь идет война, - вступила в разговор Франсуаза.
  - Нам показывали медаль только с выигрышной стороны, - горько резюмировала Паулина.
  Артемий выглядел совершенно подавленным: все получалось далеко не так легко и красиво, как он ожидал.
  Однако, не было смысла сидеть в аудитории, и группа начала расходиться - по одному, по двое, по трое. Владислав, Алиса и Артемий спустились вниз к оранжерее.
  В высоком небе черной точкой мелькнула пролетевшая птица - это был крупный ворон - и скрылась за высокой стеной. Тут же послышались странные свистящие звуки, затем - крики, из-за угла выбежала Лея и скрылась в крепости. Троих друзей она, судя по всему, не заметила.
  Троица захотела зайти в оранжерею и полюбоваться цветами. Толкнув стеклянную дверь, Влад, Артем и Алиса вошли в царство цветов.
  Среди кустов роз, лиан и неведомых им растений, у задней двери оранжереи, выходящей на небольшой дворик, они увидели молодую девушку, одетую в изящную длинную лиловую тунику, расшитую золотыми лилиями. В ней было прекрасно все: и четко очерченный овал смуглого лица, и тонкие черные стрелки бровей, и выразительные миндалевидные серые глаза, и полные яркие губы. Густые, блестящие, очень коротко остриженные иссиня-черные волосы подсказывали, что перед ними валькирия. У девушки была великолепная фигура, а ее тонкую талию выгодно подчеркивал изящный золотой пояс, которым была перетянута туника. На правой руке виднелся тонкий золотой браслет искусной работы с вырезанными на нем звездами, листьями и цветами. В руках у валькирии была большая лейка - она поливала цветы. Девушка повернулась на звук открываемой двери.
  - Привет, - улыбнулась незнакомка. - Как дела?
  - Нормально, - хором ответили все трое.
  - Вас ожидает ритуал Двух Чаш? - спросила валькирия.
  Троица молча кивнула.
  - А сейчас вы свободны?
  - Да.
  - Давайте знакомиться, - продолжала девушка, отставляя в сторону лейку. - Меня зовут Аймира Сарр, или просто Аймира. Я работаю здесь преподавателем.
  - Владислав.
  - Алиса.
  - Артемий.
  - А что вы преподаете? - спросил Влад.
  - Практическую магию: черную, белую, боевую, - ответила валькирия.
  - В Греале учат черной магии? - удивленно спросил Артемий.
  - В Греале учат, в первую очередь, тому, как защищаться от направленной против вас черной магии. А для того, чтобы эффективно от нее защищаться, нужно знать, от чего, собственно, вы защищаетесь, - ответила Аймира и после небольшой паузы спросила:
  - Ну, и что вы сегодня за день интересного видели?
  - Да ничего особенного. Мы только что вышли из крепости и решили заглянуть на минутку в оранжерею, - ответила Алиса.
  - Хотите посмотреть на драгоценные камни, которые хранятся в Греале? - после секундной паузы спросила девушка.
  - Конечно.
  - Ну, так идем.
  Вслед за Аймирой они поднялись почти на самый верх угловой башни и остановились перед массивными стальными дверями. Девушка поднесла руку к двери, и та бесшумно отъехала в сторону.
  Влад, Артем и Алиса оказались в огромном зале, где стояли бесчисленные застекленные витрины, в которых на черном бархате лежали драгоценные камни. Браслет на руке Аймиры вспыхнул, и тяжелые темные шторы, закрывавшие окна, отъехали в сторону. В зал хлынул поток солнечного света...
  Бесцветные, белые, голубые, зеленоватые, с желтым оттенком, красноватые, серые, черные алмазы, изумрудно-зеленые александриты, пурпурные, буроватые и фиолетовые рубины и огромные куски горного хрусталя заиграли в лучах солнца, слепя глаза. Матово блестела голубая и зеленая бирюза, темная яшма, черный, белый и розовый жемчуг, беловатый, желтый и оранжевый янтарь, медовый сердолик.
  Никто не заметил, как пролетело четыре часа. Как завороженные, друзья переходили от одного камня к другому. Об обеде никто и не вспомнил. Когда же, наконец, глаза Влада, Артемия и Алисы смогли оторваться от магического блеска камней, оказалось, что время обеда давно миновало.
  - Ну вот, по моей вине вы остались голодными, - сказала Аймира. - Пойдемте ко мне, я угощу вас чаем и пирожными.
  Трое друзей отказывались в один голос, но валькирия оказалась настойчивой, и, в конце концов, их уговорила. Они поднялись в Северную башню, где жила Аймира.
   - Располагайтесь, - валькирия кивнула в сторону красивого инкрустированного перламутром столика, вокруг которого стояли четыре изящных плетеных кресла.
  Сама же Аймира прошла в другую комнату, и вскоре вернулась с большим подносом, на котором стояли четыре чашки чая. Валькирия поставила чай на стол и снова скрылась в комнатке, которая была, по всей видимости, небольшой кухней. За девушкой тянулся легкий шлейф цветочных духов. Аймира принесла еще один поднос с пирожными, запах которых мгновенно наполнил комнату, вызвав судорогу в голодных желудках, и солидной горкой орехов.
  - Угощайтесь, - предложила она.
  Пирожные, которые оказались очень свежими и вкусными, были съедены мгновенно, и девушка, видимо, желая побаловать гостей, принесла еще несколько. Насытившись, друзья стали осматривать гостиную, медленно поглощая орешки.
  Стены комнаты были затянуты лиловым бархатом, а пол покрыт мягким ковром, в котором по щиколотку утопали ноги. На одной из стен висела небольшая картина, на которой был изображен водопад в горах, а чуть ниже на вбитом в стену крюке висел толстый кожаный ремень с петлей на одном конце и небольшим, но увесистым на вид металлическим шипованным шаром на другом.
   - Что это? - спросила Алиса, указывая глазами на шар.
   - "Гибрид" булавы и аркана, - с улыбкой ответила Аймира. - Очень надежное оружие. Мое любимое.
   - Вы носите при себе оружие? - удивился Артемий.
   - Иногда - да. Приходится. На войне - как на войне. У меня есть и неплохая коллекция метательных кинжалов. Сейчас покажу.
   Девушка принесла большой кованый ларец, в котором в несколько рядов были разложены разные по размеру кинжалы. Их было пять. Оружие было великолепно.
   - Ну, вот уже и время идти ужинать, - сказала валькирия. - Нельзя же допустить, чтобы из-за меня вы проворонили еще и ужин. Я провожу вас в трапезную.
   Когда они появились в трапезной, все столы были уже накрыты.
   - Надеюсь увидеть вас в числе своих студентов, - с улыбкой сказала валькирия, прощаясь с тремя друзьями.
   Направляясь к своему столу, Владислав услышал, как подошедшая Лита тихо сказала Аймире:
  - После ужина все собираются в кабинете лока Лала. Это случилось снова.
  Тонкие брови валькирии удивленно поднялись вверх.
  - Откуда такая уверенность? - шепотом спросила она.
  Санг что-то тихо сказала в ответ.
  Вечером, уже направляясь в спальню, Владислав и Артем столкнулись в коридоре с Ареттом и Черновым. Уже сворачивая за угол, парни услышали тихий разговор:
  - Стража снова видела того ворона, - очень тихо сказал Аретт, - но не смогла его подстрелить. У птицы невероятно сильная магическая защита - ни одна стрела не смогла ее пробить.
  Чернов только хмыкнул в ответ.
  В эту ночь Влад долго не мог уснуть. Он специально не спрашивал Артемия о том, какую из Чаш тот собирается выбрать - ведь каждый принимает решение сам за себя. Ему было жаль отца, но Влад не хотел обманывать себя и отрицать, что та жизнь, которую он узнал за эти несколько дней, притягивала его. "Они проживут и без меня, - уговаривал он сам себя, - и, к тому же, здесь идет война. А отец будет совсем один, если я останусь..."
  Ни свет, ни заря их разбудил настойчивый колокольный звон. Влад открыл глаза и понял, что знает, как разрешить эту дилемму. Ему нужна была монета. Когда, одевшись и умывшись, они уже собирались выходить из комнаты, Владислав спросил:
  - Артем, у тебя случайно нет монеты?
  - У меня есть ситим.
  - Что?
  - Ситим. Мелкая эльфийская монета.
  С этими словами Артемий протянул Владу небольшую серебряную монету, на одной стороне которой красовалась цифра "один", а на другой - какая-то птица.
  "Итак, если выпадет "орел", - остаюсь здесь, если "решка" - выбираю Белую Чашу", - решил для себя Владислав. Монетка упала на пол, Влад склонился над ней. "Решка"! Но радости и облегчения почему-то не было. Владислав подкинул монету еще раз. Снова "решка". Глубоко вздохнув, парень вернул ситим другу, и оба молча вышли из комнаты.
  Когда Влад с Артемием вошли в трапезную, там собралась уже практически вся группа. В зале стояла напряженная тишина. Все были молчаливы и погружены в свои мысли. В трапезной, кроме четырнадцати полукровок, которые должны были пройти через ритуал Двух Чаш, были Лал, Лея, Чернов, Аретт и Лита. Лал, Аретт и Лея были одеты в парадные пурпурные туники, расшитые серебром, Чернов и Лита - в зеленые, расшитые золотом.
  - Доброе утро, - с улыбкой поздоровался Лал. - Как настроение?
  Ответом ему было лишь молчание.
  - Вижу, вы - сама сосредоточенность и серьезность, - продолжал ректор. - Это - хороший подход. Я думаю, вы все уже пришли к какому-то решению, или находитесь на пути к нему. Два слова о самом ритуале Двух Чаш. Сейчас мы с вами пройдем в Белый зал. Там находятся четырнадцать кабинок, отделенных друг от друга черным бархатом. В каждой кабинке находятся стул и стол. На столе стоят две Чаши - Алая и Белая. Алая Чаша сделана из цельного куска рубина, Белая - из белого жемчуга. В Алой Чаше гранатовый сок, в Белой Чаше - грейпфрутовый. Вы сделаете свой выбор, выпив содержимое соответствующей чаши, и в воздухе над кабинкой появится эфирный цветок розы - красной, если вы выбрали Алую Чашу - и белой, если вы выбрали Белую. Это - знак сделанного выбора. Я уверен, что вам уже говорили не раз, что те, кто выберет Белую Чашу, навсегда вернутся в мир лердов, и все воспоминания об их пребывании здесь будут стерты из памяти. После того, как выбравшие Белую Чашу выйдут из кабинок, лока Лея Вадь и лока Аретт Нури дадут им специальное зелье, выпив которое они навсегда забудут обо всем, что видели здесь. Затем их переведут через портал в мир лердов. Навсегда. Выбравшие Алую Чашу проведут четыре года в стенах Греаля, и будут жить в этом мире, но они смогут посещать и мир лердов. Выбор за вами. Вы готовы?
  И снова молчание в ответ.
  Лал повернулся и по длинным коридорам повел всю группу в Белый зал. Лея, Аретт, Лита и Чернов шли следом.
  Несмотря на сильнейшее нервное напряжение, Владислав не мог не восхититься видом Белого зала, в который они вступили. Изумительный по красоте зал потрясал своими размерами. Через огромные окна, выходящие на восток, виднелось фантастически красивое розовое небо, подсвеченное первыми лучами восходящего солнца. Весь зал был инкрустирован великолепным белым жемчугом: стены, колонны, пол, потолок. Все остановились перед четырнадцатью стоящими в ряд кабинками.
  - Помните, что, выбирая Чашу, вы выбираете свою судьбу, - тихо и торжественно сказал Лал. - Вы не ограничены во времени, - продолжал он, - но все же не стоит сидеть там, - ректор кивнул на ряд кабинок, - до седых волос.
  С этими словами эльф жестом пригласил группу разойтись по кабинкам.
  С гулко колотящимся сердцем Владислав откинул тяжелый черный бархат, закрывавший вход, и вошел в крайнюю правую кабинку. Там стоял низкий стул и небольшой столик с Алой и Белой Чашами.
  "Ну и о чем думать, - сев на стул, убеждал сам себя Влад, - ведь я уже принял решение, и монета мне подсказала, что надо делать..." Он вспомнил о своей давней мечте поступить в Архитектурный институт, о Кате, но образ девушки, на мгновение всплыв в памяти, тут же исчез.
  Влад протянул руку к Белой Чаше, но она замерла на полпути. А перед глазами вдруг мелькнуло напряженное лицо прощающейся с ним Эдны. Что-то в этом лице задело его, кольнуло, и тогда очень быстро, боясь, что в следующую секунду он передумает и уже не сможет этого сделать, Владислав протянул руку к Алой Чаше, поднес ее к губам и выпил содержимое несколькими большими глотками. От терпкого сока запершило в горле. Посидев еще минуту, чтобы собраться с духом, Влад встал и, откинув бархатную занавесь, вышел в зал.
   В противоположных концах ряда, который образовывали кабинки, стояли две небольшие группы. Влад сделал несмелый шаг к большей из них, состоявшей из Леи, Аретта, Ханы, Джо и Мелиссы, но эльфийка знаком показала ему, что он должен идти к другой группе. Владислав медленно подошел к улыбающемуся Лалу, сдержанной Лите и хмурому Чернову. Из выбравших Алую Чашу он оказался первым. Взгляд Влада скользнул по кабинкам. Он увидел, что над крайней правой кабинкой, из которой он только что вышел, в воздухе парит прозрачная красная роза, над тремя другими виднелись белые. Вот в воздухе над крайней левой кабинкой появилась еще одна белая роза. Откинулась черная бархатная занавесь, и из кабинки появилась Паулина. Сразу над тремя кабинками появились в воздухе красные, и Владислав вздохнул с облегчением - теперь, по крайней мере, он не один. Из кабинок, помеченных красными розами, появились испуганная Лакшми, улыбающийся Ганс и сосредоточенная Лу. Как же Владислав был рад их видеть! Еще одна красная роза - и из кабинки вышла смущенно улыбающаяся Франсуаза. Затем в воздух взвилась белая, и появился Сан. Где же Артем и Алиса? Еще одна красная роза. Но нет, из кабинки вышел не Артем, а Патрик. Красная и белая розы появились в воздухе одновременно, и из кабинок вышли Виктория и Алиса. Отвлекшись на минуту, Влад не успел заметить, из какой именно кабинки вышла Алиса, но шла она не к их группе, а к группе тех, кто выбрал Белую Чашу. К их группе подошла Виктория.
  - Тебе туда, - сказал девушке Лал.
  И Влад увидел, как Вадь сделала Алисе знак, чтобы она шла к их группе. Владислав был готов обнять девушку - он и не предполагал, что за каких-то два дня они так сдружились. Теперь осталась только одна кабинка, над которой еще не было розы - знака сделанного выбора. Стоя рядом с Владом, Алиса до крови кусала губы.
  - Вы не обсуждали?.. - тихо спросил Влад.
  - Нет, - нервно бросила девушка.
  Лал что-то шепнул Чернову, и тот, кивнув головой, вышел из зала.
  Как раз в этот момент над последней кабинкой появилась роза. Красная. Алиса взвизгнула и порывисто обняла Владислава. Из кабинки появился Артем, смущенно улыбающийся и, видимо, довольный собой. Никаноров подошел к сестре, Владу и остальной группе, и Владислав, не удержавшись, одобрительно хлопнул его по плечу.
  - Вот вы и выбрали свою судьбу, - сказал Лал, и его серебряный голос, голос прирожденного оратора, разнесся по огромному залу, отражаясь от стен. - Выбравшие Белую Чашу, - продолжал он, - я уверен, не затеряются в мире лердов. Люди еще услышат их имена: имена великих ученых, музыкантов, художников, спортсменов...
  В этот момент в зале появился Чернов с шестью маленькими баночками с прозрачной жидкостью, которые он передал Лее.
  - Время прощаться, - сказал Лал. - Выбравшие Белую Чашу должны уйти в свой мир. У вас пять минут. Прощайтесь.
  Четырнадцать полукровок, два дня назад еще не знавших о существовании друг друга, а сейчас уже принадлежавших к разным мирам, бросились навстречу друг другу. Девушки обнимались, кто-то из них даже всплакнул, парни были сдержаннее - они пожимали друг другу руки и расходились. Все понимали, что если когда-нибудь они и встретятся случайно в мире лердов, то выбравшие Белую Чашу уже не узнают своих друзей из Валии. Через несколько минут шестеро выбравших Белую Чашу вышли из зала в сопровождении Леи и Аретта - им надлежало вернуться в мир лердов.
  - Я поздравляю вас с тем, что сегодня вы приняли судьбоносное для себя решение, - обратился Лал к восьмерым, которые выглядели одновременно испуганными, восторженными, подавленными и довольными собой. - Сейчас у вас будет завтрак. Затем мы с вами соберемся в аудитории, и я расскажу вам о церемонии вручения браслетов, а также отвечу на все ваши вопросы, на которые только смогу ответить. После этого у вас будет свободное время для того, чтобы вы смогли написать письма своим родителям или другим родственникам из мира лердов - необходимые для этого принадлежности будут вам выданы. Эти письма будут переданы вашим родственникам через лока Вадь и лока Аретта Нури. Вечером, после вручения браслетов, будет праздничный ужин и фейерверк. С завтрашнего дня начинается учеба. - Лал посмотрел на вопросительно-удивленные лица и добавил, - вводно-коррективный курс, рассчитанный на три летних месяца. Вас будут обучать, в первую очередь, телепортации, а также некоторым иным необходимым премудростям. Завтра занятия начнутся несколько позже обычного - в десять часов, в связи с сегодняшним поздним фейерверком, а обычно занятия будут начинаться сразу после завтрака - в восемь утра.
  После легкого перекуса Владислав, Алиса, Артемий, Лу, Патрик, Ганс, Франсуаза и Лакшми поднялись в аудиторию. Лал не стал садиться за преподавательский стол, а сел за одну из парт, чтобы быть поближе к студентам. В руках у него была небольшая шкатулка из светлого дерева.
  - Итак, - сказал эльф, скользя быстрым взглядом по лицам, - сегодня вечером вам будут вручены браслеты - главный магический инструмент, которым пользуются эльфы и другие народы, населяющие Валию. С этого момента вы станете полноправными магами.
  Влад, Артем и Ганс прыснули со смеха - ну какие же они маги! Лал между тем продолжал:
  - Некоторые браслеты из тех, которые были переданы лока Саите Ютт вашими родственниками, принадлежали ранее вашим предкам, другие - новые. Древние фамильные браслеты, переходящие по наследству - самые сильные. Но мы должны знать, совместим ли энергетически с вами браслет, на который наложились эманации ваших предков. Сегодня вечером в Греаль прибудет госпожа Катриона Китри, - при этих словах ректора Влад вздрогнул - он уже где-то слышал это имя, - которая, - продолжал Лал, - прекрасно "считывает" ауры людей и вещей. Госпожа Катриона - уникальная женщина: ей дано видеть прошлое. Многие стремятся попасть к ней, но она может иногда не принять посетителя - выгнать прямо с порога, заглянув в его прошлое и сделав вывод, что он недостоин этого разговора. Сегодня госпожа Китри скажет вам, сможете ли вы пользоваться браслетами ваших предков, или для вас нужно покупать новые. Церемония вручения браслетов пройдет в девять вечера в Белом зале. А сейчас я раздам вам кусочки белого кварца, - сказал эльф.
  Он открыл шкатулку и протянул каждому небольшой прозрачный кристалл, кое-где испещренный белыми прожилками.
  - Подержите их в руках минут двадцать перед тем, как будете беседовать с Катрионой - это облегчает ей "считывание" ауры, - сказал эльф. - Я хочу немного больше рассказать вам о браслетах, - продолжал он. - Мастера-оружейники, занимающиеся изготовлением браслетов, держат свои секреты в строжайшей тайне и передают их из поколения в поколение - от отца к сыну. Однако доподлинно известно, что металл, предназначенный для изготовления браслетов, особым образом нагревают, а затем охлаждают слиток в огненной, водной, земной и воздушной средах. После этого слиток расковывают, раскатывают в пластину и резцом наносят магические знаки, символы, руны. Драгоценные камни, предназначенные для изготовления браслетов, также подобным образом нагревают, а затем охлаждают в четырех средах. Любой браслет - будь это браслет, изготовленный из металла или камня - это настоящая ручная работа... Ну, какие у вас есть вопросы? - спросил Лал после секундной паузы.
  Несколько минут аудитория молчала.
  - А что делают эльфы с помощью браслетов? - спросила Лакшми.
  - Эльфы, орны, лешаны, валькирии и тролли используют браслеты для того, чтобы творить магию.
  - А без браслетов нельзя творить магию?
  - Только самые сильные маги могут это делать, и то не всегда.
  - А что значит "считывать" ауру? - спросил Патрик.
  - Аура каждого человека имеет свой собственный цвет в зависимости от его энергетики и вибраций. Подавляющее большинство людей не может видеть ауры. Лишь отдельные люди - такие, как госпожа Катриона, - могут видеть цвета аур и различать их оттенки. Если ваша аура и аура браслета, принадлежавшего вашим предкам, имеют диаметрально противоположную энергетику и ваши вибрации не совпадают, то использовать этот браслет вы не сможете. Вам придется покупать новый.
  - Лока Лал, - раздался голос Ганса, - не могли бы вы рассказать более подробно об учебе?
  - Лока Чернов уже рассказывал вам вкратце о тех предметах, которые вы будете изучать. Я только лишь должен добавить, что студенты Греаля обучаются на двух факультетах - Альциат и Мельян. Подробнее об этих факультетах вам расскажут перед распределением. Вместе с вами будут учиться эльфы, родившиеся в этом мире, или, как некоторые из них любят себя называть - чистокровные эльфы, орны, лешаны, валькирии и тролли.
  - А вступительные экзамены будут? - раздался голос Франсуазы.
  - Нет.
  - Ну а если... если кто-нибудь из нас ничего не смыслит в магии? - тихо спросила девушка.
  - Магические способности есть у каждого из вас, - ответил Лал. - Ведь не зря же в вас течет эльфийская кровь. Проводить вступительные экзамены незачем.
  - А когда будет проходить распределение? - спросила Алиса.
  - В начале учебного года.
  - Насколько часто мы будем встречаться с теми родственниками, которые остались в мире лердов? - спросил Владислав.
  - Один-два раза в год. Но вы будете встречаться с ними не в своем родном городе, а где-нибудь за границей. Не забывайте, что для всех, кого вы знали в том мире - вы мертвы. Правда известна только вашим родственникам.
  - А как часто мы сможем передавать им письма? - спросил Артемий.
  - Не очень часто - три-четыре раза в год, - ответил ректор.
  - А экзамены у нас будут? - спросила Франсуаза.
  - Конечно, - Лал улыбнулся. - Каждый год.
  По аудитории прокатился тяжелый вздох.
  - Домашние задания будут? - спросила Лу.
  - Будут. И еще какие.
  Снова тяжелый вздох.
  - И еще, - продолжал Лал, - мы вас сейчас немного переселим, поскольку ваши бывшие компаньоны решили нас покинуть. Теперь Лу будет жить с Франсуазой, Владислав, как и раньше, - с Артемием, - (оба друга вздохнули с видимым облегчением - они уже подумали, что их решили расселить), - Алиса - с Лакшми, а Патрик - с Гансом.
  После обеда Влад, Артемий и Алиса заперлись в одном из классов, чтобы написать письма "домой". Они еще по привычке называли то место, где прожили всю свою жизнь до этого момента "домом", хотя прекрасно понимали, что отныне и навсегда их дом - это Валия.
  Им выдали тетради, ручки и конверты, абсолютно не отличающиеся от тех, которые можно купить в любом из лердовских магазинов. На недоуменный вопрос Владислава, откуда, мол, все это, Аретт только усмехнулся и ответил одним словом:
   - Материализация!
  Владислав покосился в сторону Артемия и Алисы, которые сидели на другом ряду и тоже писали письма. Брат и сестра быстро покрывали лист убористыми мелкими строчками.
  А у Влада слова не шли - он ощущал себя предателем. Парень испортил уже шесть листов - все было не то. Наконец, взяв седьмой лист, Владислав написал: "Здравствуй, отец! Я принял решение остаться. Не осуждай меня, пойми - это мой мир! Я буду писать тебе. Следующим летом, а может быть, даже раньше, мы увидимся. Не забывай меня. Всего хорошего. Владислав".
  Измайлов перечитал письмо. Получилось кратко и по-мужски. Довольный результатом, Влад запечатал конверт. У него, наконец, отлегло от сердца - теперь он не чувствовал себя виноватым перед отцом. Он сделал свой выбор. Он имел на это право.
  Когда главные герои церемонии вошли в Белый зал, освещенный свечными люстрами и напоенный ароматом сотен роз и лотосов, стоявших в высоких напольных вазах, они увидели там предназначавшийся для них круглый стол с восьмью высокими стульями и стоящий в отдалении небольшой стол для преподавателей. И вот лока в парадных туниках вошли в зал: Кутам Лал, Лея Вадь, Лита Санг, Ян Чернов, Аретт Нури, Саита Ютт, держащая в руках большой кованый ларец, и высокая сухая старуха с космами длинных седых волос, которая была одета в длинную черную тунику, расшитую серебряными звездами. Ее сморщенное лицо напоминало сухое яблоко, один уголок тонкого бледного рта нервно дергался, но глубоко запавшие и окруженные синими кругами глаза по-молодому блестели. Старуха шла с трудом, опираясь на костыли.
  - Госпожа Катриона Китри, - представил Лал аудитории старую эльфийку.
  Катриона уселась в центре стола, остальные преподаватели разместились вокруг нее. Саита Ютт открыла ларец и вынула оттуда восемь небольших коробочек.
  Катриона открыла первую из них. Там оказался браслет из желтого металла, очевидно, золотой. Старуха несколько секунд вглядывалась в золотую ленту, а затем прошамкала:
  - Лакшми Мей!
  После секундного замешательства вспыхнувшая до ушей Лакшми встала и направилась к столу, за которым сидела старая эльфийка. Теперь в зале стояла абсолютная тишина. Катриона кивком головы указала девушке на стул. Мей села и протянула женщине кусочек кварца. Старуха взяла кварц из ее руки, но даже не взглянула на него. Она смотрела куда-то в пространство поверх головы девушки.
  - Травница ты хорошая будешь, - прошамкала эльфийка. - Браслет твой очень хорош, очень сильный, наследный он, от прабабки твоей. И тебе хорошо подходит. Носи браслет на левой руке, в ней у тебя энергетика сильнее.
  С этими словами старуха нацепила золотую ленту на руку девушки. Следующие четыре браслета - Ганса Вагена, Франсуазы Рене, Патрика Брайса и Лу Чунг новым владельцам не подошли, и Катриона сказала, что им нужно покупать новые. Как и Лакшми, Катриона сказала этой четверке о том, на какой руке им предпочтительнее носить оружие.
   - Владислав Измайлов, - прокаркала старуха, открыв маленькую черную коробочку, ту самую, которую отец Владислава хранил во всегда закрытом нижнем ящике стола.
  Влад встал и, с трудом переставляя ноги, которые неожиданно стали совершенно ватными, подошел к эльфийке. Он протянул ей кусочек кварца, но старуха отложила его в сторону, даже не взглянув. Эльфийка вынула из коробочки массивный серебряный браслет и стала пристально его разглядывать. Уголок бледного впалого рта задергался сильнее, а в по-молодому ярких глазах явно читался профессиональный интерес.
  - Этого просто не может быть, - тихим шепотом удивленно прошептала Катриона, - такое сильное энергетическое поле...
  Повернув голову, Влад перехватил быстрый, но внимательный взгляд, который Чернов бросил на изящный серебряный обруч, слегка дрожавший в руках старой эльфийки.
  Наконец глаза старухи оторвались от браслета и встретились с глазами Владислава. У него возникло ощущение, что она видит его насквозь.
  - Я помню твою мать, - прошамкала Катриона, - она приходила ко мне... красавица... Ты упрямый, в мать... это хорошо, - продолжала старуха. - В травах не очень силен. И энергетика у тебя не очень сильная. Но браслет поможет. От матери он у тебя, а ей достался от ее прабабки. Носи его на правой руке, не снимая, - с этими словами Катриона надела браслет на руку Владислава.
  Влад уже собирался вставать, когда Катриона с неожиданной для женщины такого почтенного возраста силой резко потянула его за руку, приблизив лицо парня почти вплотную к своему. Влад услышал быстрый тихий шепот:
  - У тебя звезда во лбу. И аура цвета индиго.
  С этими словами эльфийка легонько оттолкнула его от себя.
  Владислав вернулся за стол и стал внимательно рассматривать браслет матери, который он видел впервые. На первый взгляд эта массивная серебряная лента казалась несколько грубоватой, но потом, как будто проступая изнутри, проявлялись изысканность и тонкость работы оружейника.
   Влад погрузился с головой в свои мысли. Его мать зачем-то приходила к Катрионе. Зачем? С какой целью? Парень коснулся рукой тускло блеснувшей серебряной ленты браслета, как будто он мог ответить на этот вопрос. Из омута мыслей его вырвал голос Катрионы, говорившей Артемию:
  - Не ленись, будь настойчивей, развивай и усиливай энергетику. У тебя больше магических сил, чем ты сам думаешь. Магами не рождаются, магами становятся. Браслет у тебя от твоего прапрадеда, - продолжала эльфийка, - а он был великим воином, - с этими словами старуха надела на правую руку Артема широкий золотой браслет.
  - Алиса Никанорова, - вызвала Катриона последнюю студентку.
  Влад увидел, как слегка оробевшая Алиса медленно подошла к столу. Эльфийка открыла последнюю коробочку, вынула оттуда браслет из тускло блестевшей бирюзы, затем взяла кусочек кварца из руки девушки и закрыла на несколько секунд глаза, словно прислушиваясь к чему-то в себе.
  - Развивай интуицию, - сказала Алисе старуха, - верь своим снам. Есть способности к телепатии. Можешь стать сильной травницей, но придется много работать. Браслет будешь носить на левой руке, - и старуха надела голубую ленту, которую в мире лердов все бы посчитали просто обычным украшением, на руку Алисе.
  Старая эльфийка, как ни уговаривали, не согласилась остаться ни на праздничный ужин, ни на фейерверк, и преподаватели вышли ее проводить.
  - Я чуть не умерла от страха, когда подошла к ней, - блестя темными глазами, тихим шепотом говорила Мей. - Она такая древняя... и страшная. Странная какая-то.
  Во время праздничного ужина Влад с друзьями снова увидели Аймиру. Девушка была неотразима в длинной золотистой тунике, украшенной вышивкой. Она мило улыбнулась:
  - Очень рада видеть вас среди студентов. Поздравляю.
  Фейерверк был великолепен - ранее никому из новоявленных студентов не доводилось видеть ничего подобного.
  Ночью, когда Владислав уже почти уснул, его разбудил громкий голос Артемия.
  - Что ты сказал? - переспросил Измайлов, выныривая из липкой дремоты.
  - Я говорю, что мы с тобой сделали правильный выбор. И это был смелый поступок, - сказал Артем.
  - Не знаю, - после долгой паузы ответил Влад, касаясь пальцами левой руки браслета на правой, - не знаю, очень смелый ли это поступок или очень глупый...
  
  
  Глава пятая.
  Эльфийский ликбез.
  
  Хотя их и разбудили назавтра позднее обычного, все равно вставать было тяжело. В трапезной группу уже ждали Кутам Лал и Саита Ютт. Стол, как обычно, к их приходу был уже сервирован.
  - Доброе утро, - поздоровался Лал. - Вы не забыли о том, что у вас сегодня первый учебный день?
  В ответ послышались тяжелые вздохи.
  - Вижу, что не забыли, - улыбнувшись, сказал ректор. - Занятия начинаются сразу после завтрака. Лока Ютт выдаст вам расписания занятий, пергамент, перья, чернила и все, что необходимо.
  После завтрака Ютт и восемь студентов зашли в кабинет проректора. Там уже лежали подготовленные свитки пергамента, небольшая стопка учебников, чернильницы, и какие-то небольшие деревянные коробочки.
  - Итак, - сказала валькирия, - это - ваши учебники, - она подала каждому по две большие книги в темных кожаных переплетах. - Здесь, - продолжала женщина, - чернила, а здесь, - она указала на небольшие деревянные коробочки, - перья. В Греале пишут только ими. Возможно, это покажется вам поначалу не очень удобным, но так принято. А это пергамент, - проректор указала на свитки, лежащие у нее на столе. - Вот вам расписание занятий. Потом оно изменится - спецкурс эльфийского языка будет преподаваться только в течение одного месяца, а остальные два предмета - на всем протяжении вводно-коррективного курса, - Ютт протянула каждому маленький свиток пергамента. - Знание устного эльфийского языка было введено в ваше сознание при помощи телепатии, а сейчас вас научат читать эльфийские руны. Через месяц вы сдадите зачет, и после этого сможете пользоваться богатейшей библиотекой Греаля... В расписании указан предмет, фамилия преподавателя, который его ведет, и аудитория. Уроки начинаются через пятнадцать минут. В день у вас будет по два сдвоенных урока практической телепортации и основ магии. Урок эльфийского языка будет длиться сорок минут. Полтора часа, небольшой перерыв, еще полтора часа, обед, затем еще два сдвоенных урока и урок эльфийского языка...
  - И так будет всегда? - чуть ли не срывающимся от ужаса голосом спросила Алиса.
  - Нет, не всегда. С начала метоли, - лерды называют этот месяц сентябрем, - будут обычные уроки по часу, - ответила проректор, - но, конечно, у вас будут и сдвоенные уроки. Однако сейчас вам нужно пройти интенсивный вводно-коррективный курс, поэтому расслабляться не придется. Не в сказку попали. И не опаздывайте на занятия.
  Выйдя из кабинета Ютт в состоянии легкого шока от всего услышанного, Владислав, Артемий и Алиса развернули расписания. Что-что, но сдвоенные уроки продолжительностью по полтора часа им не снились даже в кошмарных снах. В расписании действительно было только три предмета: практическая телепортация, основы магии и эльфийский язык. Первым уроком у них сегодня были основы магии. Они увидели, что этот предмет будет преподавать Чернов. Напротив слов "практическая телепортация" стояла фамилия Леи, а преподавателем спецкурса эльфийского языка была Лита Санг.
  - Ну, только Чернова нам и не хватало, - скорчив кислую рожу, буркнул Артем. - Серый кардинал... Почему основы магии не преподает Аймира - ведь именно она ведет курс практической магии?
   В этот момент из кабинета вышла Ютт, и Артемий, которому, видимо, совсем не улыбалась перспектива болтаться в воздухе, как Владислав, за одно не совсем к месту сказанное на уроках Чернова слово, задал этот вопрос ей.
   - Лока Сарр говорит, что она слишком занята проведением научных опытов в настоящее время, - слегка хмурясь, ответила валькирия. - Так как у нее сейчас практически нет свободного времени, лока Чернов любезно согласился ее заменить.
  Трое друзей, которых явно не обрадовали слова проректора, поспешили в кабинет, указанный в расписании. Только они успели сесть за парту, как прозвенел звонок, и в класс вошел Чернов. По старой привычке, усвоенной в лердовской школе, при появлении преподавателя все вскочили.
  - Сидите, - отрезал Чернов.
  Притихшая аудитория, казалось, почти не дышала.
  - Вчера вечером, - раздался тихий голос преподавателя, - вам были вручены браслеты. Надеюсь, все понимают, что то, что сейчас болтается у вас на руках - это не простое украшение, - продолжал Чернов, расхаживая по классу. - Это - главный магический инструмент и очень мощное оружие, если, конечно, уметь им пользоваться. Вы должны подчинить браслет своему сознанию, научиться активизировать и деактивизировать его по своему желанию. Пока вы не научитесь этого делать - ни о какой магии не может быть и речи. Смотрите, - с этими словами Чернов поднял руку.
  - Когда от браслета идут лучи - это значит, что он активизирован, и вы можете творить магию. Если этого сияния нет, то вы не можете использовать браслет, - сказал преподаватель.
  Восемь пар глаз были неотрывно прикованы к массивной серебряной ленте на его запястье. Вот от браслета широкими волнами стало разливаться сияние, вот он потух, затем сияние появилось снова.
  - Ваша главная задача сейчас - научиться активизировать браслет по своему желанию, по своей воле, - продолжал Чернов. - Заставьте себя думать, что вы контролируете каждый атом своего браслета, затем мысленно представьте, что вы видите, как от него начинают расходиться лучи. Практикуйтесь. Концентрируйтесь. Со временем вы почувствуете как бы легкий удар тока в той руке, на которой вы носите браслет - это значит, что вы достигли своей цели и подчинили браслет. Вы не сможете достичь этого за два дня и даже за две декады. Потребуются настойчивость, терпение и практика. Приступайте.
  "Чушь какая-то", - подумал Владислав, впиваясь глазами в браслет на своем запястье. Он покосился на Артемия и Алису, которые также пожирали взглядами свои браслеты.
  - Да не пяльтесь вы на них так, - услышал Влад голос Чернова. - Все это нужно представить мысленно, понимаете - мысленно. Энергия мысли - одна из самых сильных энергий Вселенной.
  Влад закрыл глаза и попытался сконцентрироваться на браслете, затем открыл глаза, но ничего не изменилось - серебряная лента все так же тускло блестела на его руке - холодная и мертвая.
  После короткого перерыва урок возобновился снова.
  - Нечего мух считать, - услышал Владислав гневный голос Чернова, и увидел, как Лакшми Мей, которая минуту назад рассеянно и устало смотрела в окно, вздрогнула от громкого окрика и вновь впилась глазами в свой браслет.
  - Каждый вечер перед сном вы должны заниматься концентрацией и заставлять себя думать, что вы полностью контролируете свой браслет. Вы должны поверить, что вы уже умеете это делать - и тогда вы сумеете. И не вздумайте лениться - если вы не будете заниматься концентрацией, я это увижу, - с этими словами Чернов наконец-то выпустил группу из кабинета.
  После обеда была практическая телепортация. Владислав так устал от бесплодных попыток подчинить себе свой браслет, предпринятых на предыдущем уроке, что он не понимал и половины того, о чем говорила Лея.
  - Телепортация является самым быстрым и самым безопасным средством перемещения в пространстве, - говорила Вадь. - Владея телепортацией, вы можете мгновенно переноситься на тысячи агдаров. Главные условия телепортации - сильнейшая концентрация и нацеленность на то место, куда вам необходимо попасть. И, конечно, очень важна дисциплина мысли. Вам необходимо как можно скорее овладеть искусством телепортации. Овладевая этим искусством, мы будем соблюдать правило трех "П": постепенность, постоянство, посильность. Все, что мы будем с вами изучать на протяжении ближайших двух месяцев, носит теоретический характер. Для того, чтобы использовать телепортацию на практике, вам необходимо научиться активизировать браслеты. Только после этого мы сможем перейти к практике.
  - А без использования браслета нельзя телепортироваться? - спросил Артем.
  - Только самые сильные маги могут делать это, но не всегда.
  - А вы? - напрямик спросила Франсуаза.
  - Я - нет, - ответила Лея.
  - Телепортироваться можно откуда угодно куда угодно? - спросил Влад.
  - Нет, - ответила Вадь. - Во-первых, существуют места, защищенные от телепортации специальными заклятиями. Во-вторых, те, кто хотят воспрепятствовать вашей телепортации, могут накинуть на вас так называемую Серую сеть...
  - Что это за сеть такая? - тут же спросила Лакшми.
  - Серая сеть - это специальная энергетическая сеть, препятствующая телепортации, - ответила эльфийка. - А Серой ее называют потому, что ее энергетические нити, пронизывающие пространство, имеют серый оттенок.
  - То есть, эту сеть можно увидеть невооруженным глазом? - спросил Ганс.
  - Да, - ответила эльфийка. - В-третьих, - продолжала она, - можно расставить специальные антителепортационные ловушки. В четвертых, можно наложить на человека особое антителепортационное заклятие... Сейчас я покажу вам несколько простых упражнений для развития концентрации и усиления энергетики, - продолжала Вадь. - Сядьте прямо, расслабьтесь, - Лея опустилась на стул посередине аудитории, - и сфокусируйте взгляд обоих глаз на межбровном промежутке.
  Группа скосила глаза.
  - Дышите легко, неглубоко. Ни о чём не думайте. Это - упражнение на развитие концентрации. Теперь второе, дыхательное упражнение, - продолжала эльфийка, - тоже очень важное. Оно заключается в задержке дыхания на максимально возможное время - сколько сможете выдержать - до шума в ушах и вспышек света перед глазами. Вы должны задерживать дыхание и одновременно концентрироваться на солнечном сплетении. Если вы будете делать это правильно, то через какое-то время вы почувствуете тепло и покалывание в районе солнечного сплетения. Это упражнение "разбудит" и усилит так называемую энергию Мирильяни, при помощи которой и выполняется телепортация. О "пробуждении" этой энергии вы сможете судить по слабому покалыванию вдоль позвоночника. Я хочу, - продолжала девушка, - чтобы вы выполняли эти два упражнения для начала, скажем, хотя бы по пятнадцать-двадцать минут каждый вечер перед сном. Потом это время будет увеличено.
  На спецкурсе эльфийского языка все уже клевали носом и с трудом отличали одну эльфийскую руну от другой. В целом, все руны сильно напоминали китайские иероглифы. От усталости объяснения Санг доносились сквозь какой-то туман.
  На следующем уроке основ магии Чернов прошел по классу и раздал каждому по небольшой металлической коробочке, темному флакону с какой-то жидкостью и маленькому ножику.
  - Сейчас он предложит нам прирезать друг друга, - шепнул Владу Артем, вертя в руках нож.
  К несчастью, Чернов услышал эти слова:
  - Вам не удастся прирезать друг друга, - резко обернувшись, сказал он. - Этим тупым коротким лезвием даже порезаться проблематично.
  Артем покраснел и уткнулся глазами в парту.
  - Откройте коробки, - приказал преподаватель.
  Группа открыла коробочки. В них оказался белый порошок.
  - Это - обычная сода, - сказал Чернов. - Я хочу, чтобы вы принимали ее каждое утро до завтрака на кончике ножа, - преподаватель поднял в руке небольшой ножик. - Прием соды усилит вашу энергию и поможет открыть необходимый для телепортации канал. Настойку вераны, - Чернов поднял темный флакон, - вы должны принимать перед сном. По десять капель на стакан холодной кипяченой воды. Эта настойка усиливает жизненные силы организма в целом. Оба средства вы должны принимать регулярно. Не пропускайте дни. Холодную кипяченую воду вы будете брать из графинов, которые находятся у вас в комнатах. Ее каждый вечер будут менять, так что вода будет свежей. У всех ли в комнатах есть бокалы?
  Класс молча кивнул.
  Дней через шесть, когда группа едва-едва научилась читать эльфийские руны, Саита Ютт вызвала новичков в свой кабинет:
  - Примите от меня в подарок календари, - сказала валькирия, протягивая каждому по толстому блокноту в добротной кожаной обложке. - Они вам понадобятся.
  Ближе к вечеру очередного суматошного дня Влад и Артемий, наконец, раскрыли подаренные Ютт календари. И едва не умерли от смеха:
  - Нет, нет, ты только посмотри, как они называют несчастный январь - фай-ер-ли! - давясь от хохота, едва выговорил Артемий.
  - А остальные что - лучше? - ответил, отсмеявшись, Влад. - Одно название другого краше: лумали, чанли, ханли, норали, шаньли...
  Норали - еще ничего, - заметил Артем. - "Месяц цветов" - даже красиво. Хотя лердовское название "май" мне все же больше нравится. Может быть, потому, что оно для уха привычнее.
  - Ничего, привыкнем и к валийским названиям, - сказал Влад. - Хотя от них язык сломать можно: пиноли, краптали, метоли, палонли, бьянли, аранли.
  Артем согласно кивнул.
  - Не представляю, как дожить до конца декады, - сказал он, откладывая в сторону календарь.
  - До конца чего?
  - В Валии каждый месяц, за исключением аранли, состоит из тридцати дней и делится на три декады, - ответил Артемий. - В каждой декаде семь рабочих дней и три выходных.
  - Это какая-то неправильная арифметика, - заметил Влад. - А почему не пять рабочих и пять выходных?
  Артем пожал плечами.
  - А дни декады носят какие-то особые названия? - спросил Влад.
  - Нет. Они называются просто "первый", "второй", "третий".
  И потянулись однообразные учебные будни... Обычно к вечеру все так уставали, что на самостоятельную вечернюю тренировку не у всех хватало сил. Единственное, что радовало, так это успехи в эльфийском языке. Через месяц вся группа успешно сдала зачет, после чего Алиса тут же записалась в библиотеку Греаля. Правда, времени на чтение книг у нее практически не было, так же как и у Владислава не было ни времени, ни сил на то, чтобы вечером взять в руки гитару - учеба и самостоятельные тренировки отнимали все.
  Несмотря на то, что они сейчас прекрасно владели эльфийским, между собой трое друзей по-прежнему говорили по-русски. Где-то через полмесяца занятий Влад, Артемий и Алиса действительно почувствовали слабое покалывание вдоль позвоночника:
  - Видать, Мирильяни "пробуждается", - поморщившись, заявил Артем.
  Через несколько дней после сдачи зачета Санг, лукаво улыбаясь, сказала:
  - Сегодня будет почта. Письма от ваших родственников. Сегодня прилетят почтовые вороны.
  - А почему они не перешлют письма при помощи пространственных искр? - спросила Алиса.
  - Пространственные искры здесь, в Греале, не работают, - ответила женщина. - В Греале приняты беспрецедентные меры безопасности, в том числе и контроль над перепиской. Ведь у нас на четырех курсах учится более ста шестидесяти студентов, за безопасность которых мы, как преподаватели, несем ответственность, - продолжала Санг. - Ведь намного проще отследить письмо, которое переслали почтовой вороной, нежели то письмо, для пересылки которого использовались пространственные искры. Контроль над перепиской не означает, что ваши письма будут просматриваться, это лишь означает, что будет известно, с кем вы ведете переписку.
  - Зачем такие предосторожности? - спросил Артем.
  - Они не лишние в наше тревожное время, - хмурясь, ответила Санг.
  Вся группа обедала в трапезной, когда в распахнутое окно влетели почтовые вороны. У каждой к лапке было привязано письмо. Прямо в руки Владу впорхнул маленький растрепанный вороненок. Влад отвязал свернутый трубкой пергамент, и птица взвилась к потолку, а затем вылетела в окно. Парень разорвал тонкую ленту, связывающую письмо, и развернул его. Письмо было коротким. "Привет, Владислав! - писала Эдна. - Я так рада тому решению, которое ты принял! Спасибо тебе за него. Первые месяцы учебы покажутся очень трудными, но потом будет легче. В конце лета вас обязательно отпустят на несколько дней домой. Не могу дождаться встречи. Я горжусь тобой. Первый шаг уже сделан - ты успешно сдал первый зачет. Береги себя. Пиши. Эдна".
  В тот же вечер Владислав написал ответное письмо, старательно выводя каждую руну. Он писал о том, что никак не удается добиться хоть каких-нибудь сдвигов по двум главным предметам: основам магии и практической телепортации, и это сильно раздражает. Письмо Влад отправил следующим утром с тем же взлохмаченным вороненком.
   А сдвигов действительно не было, и, казалось, не будет никогда. Создавалось впечатление, что они топчутся на месте. Уже в самом конце пиноли, который Влад по старой лердовской привычке все еще именовал июлем, на одном из уроков магии нудные инструкции Чернова были перекрыты громким вскриком Лакшми. В ту же секунду к ней были прикованы семь пар глаз, а сама девушка не могла оторвать своих от браслета на запястье. От него расходились в разные стороны сияющие лучи.
  По классу прокатился вздох восхищения, смешанного с завистью.
  - Вот вам пример того, как нужно работать, - холодно произнес Чернов.
  - Сколько времени ты уделяешь концентрации и дыхательным упражнениям по вечерам? - допрашивала после уроков Лакшми группа.
   - Ну, не знаю, как получается. Обычно, часа два-три, - ответила девушка.
  Влад и Артем молча переглянулись.
  Удача Лакшми окрылила остальных, но новых успехов пришлось ждать еще две с половиной декады. Именно тогда произошел настоящий прорыв - один за другим активизировались браслеты Алисы, Лу, Патрика и Франсуазы.
  - Видимо, вы слишком мало и недостаточно упорно работаете самостоятельно, - сказал Чернов Владиславу, Артемию и Гансу.
  Вечером того же дня Влад и Артемий, уставшие и злые, дольше обычного занимались концентрацией и дыхательными упражнениями. Вдруг Владислав почувствовал, как через его правую руку будто прошел электрический заряд. Парень посмотрел на браслет и не поверил своим глазам - от него в разные стороны расходились яркие лучи. Сияние было сильным и ровным.
  - Поздравляю! - тихо сказал Артем, скользнув взглядом по руке друга. - Я так и знал, что и здесь окажусь самым тупым. В лердовской школе было то же самое.
  - Да не парься ты! - смеясь, ответил Владислав. - У меня получилось днем раньше, у тебя получится днем позже.
  Артемий молча отвернулся к стене и сделал вид, что спит. Весь следующий день он был замкнут и молчалив.
  На следующий день Лея Вадь показала группе из шести человек еще одно дыхательное упражнение, которое способствовало открытию канала телепортации. Упражнение это заключалось в ритмичном дыхании: три медленных вдоха, задержка дыхания на тридцать секунд, медленный выдох, затем три быстрых и коротких вдоха и таких же быстрых выдоха. Основная группа из шести человек, которые уже активизировали свои браслеты, теперь занималась на уроках практической телепортации именно этими дыхательными упражнениями, ожидая, когда же, наконец, Артемию и Гансу удастся активизировать браслеты, но этот момент все не наступал, и Артем впал в совершеннейшую депрессию.
  - Да все ты можешь, - по вечерам сердитым шепотом втолковывал Влад другу. Единственная твоя проблема сейчас - это нервы. Успокойся, не обращай внимания на ворчание Чернова, и все у тебя получится.
   Прошло еще три дня. И вот, наконец, семнадцатого краптали засияли браслеты Артемия и Ганса. Владислав радовался успеху друга не меньше, чем своему собственному, а сам Артем был страшно горд собой.
   - Поздравляю вас всех, - Вадь лучилась радостью. - Это - ваша первая по-настоящему большая победа. Итак, теперь мы можем наметить дату, когда вы совершите свою первую самостоятельную телепортацию. Это будет двадцать четвертого краптали. А сейчас запишите мантру, которую вам нужно будет повторять для психологической подготовки. Мантра повторяется девять раз в день: три раза утром после пробуждения, три раза днем после обеда и три раза вечером перед сном. "Двадцать четвертого краптали я совершу самостоятельную телепортацию. Я готов к телепортации. Я выполню ее легко и без ошибок". Продолжайте прием соды и настойки вераны и настраивайтесь.
  Через несколько дней, выходя из трапезной, Владислав и Артем столкнулись на коридоре с Вадь, Санг и Черновым. Все трое о чем-то так горячо спорили, что не сразу их заметили:
  - Не нужно говорить им об этом, - настаивал Чернов. - Это только усилит их страх и замедлит процесс.
  - Нужно, - ответила Лея. - Мы должны сказать всю правду.
  - Нет, действительно, не стоит им об этом рассказывать, - вмешалась в спор Лита Санг. - Ты ведь сама понимаешь, Лея, что им все равно придется через это пройти. Другого пути нет.
  Тут преподаватели заметили друзей и замолчали.
  На следующий день на уроке практической телепортации Вадь показала группе зал, из которого им предстояло совершать свою первую самостоятельную телепортацию. Это была, по всей видимости, обычная классная комната, из которой были на время убраны столы и стулья, и в которой находилось теперь лишь одиннадцать удобных кресел.
  - А теперь я покажу вам зал, в который вы будете телепортироваться, - Лея провела их в следующую комнату. - То есть вы видите, - продолжала она, - что обе комнаты разделены всего лишь стенкой. Теперь ваша задача - запомнить как можно подробнее обстановку комнаты, в которую вы будете телепортироваться. Цепляйтесь памятью за любую мелочь - цвет стен, трещина на подоконнике, шторы... Теперь по вечерам, кроме всех уже разученных вами упражнений, вы должны будете с закрытыми глазами вспоминать как можно подробнее обстановку этой комнаты, представлять ее перед собой.
  В конце урока Лея неуверенно сказала:
   - Я знаю - многие из преподавателей не одобрят мое решение рассказать вам о том, о чем я собираюсь сейчас рассказать. Я и сама не до конца уверена, что поступаю правильно, но считаю, что вы должны знать всю правду хотя бы для того, чтобы у вас не осталось чувства, что вас обманывали все это время. Я хотела рассказать вам об этом еще на самом первом уроке, но не решилась. В общем, - эльфийка вздохнула, - вы должны знать, что первая самостоятельная телепортация всегда очень болезненна. Она болезненна потому, что открывается телепортационный канал. Это нужно перетерпеть. Все мы - и я в том числе - прошли через это.
  - Но почему? - спросил Ганс. - Разве телепортация не является врожденной способностью эльфов, валькирий, лешанов и остальных народов, населяющих Валию?
  - Нет, не является, - ответила Вадь. - Всем нам тоже приходится овладевать телепортацией - обычно это происходит в семилетнем возрасте... Болезненные ощущения не будут длиться долго - вам дадут выпить специальное зелье и боль уйдет, - после паузы добавила Лея.
  В классе повисла тишина.
  - И насколько болезненна первая телепортация? - тихо спросила Франсуаза.
  - Боль действительно сильная, - глядя прямо в глаза девушке, ответила эльфийка. - Но до сих пор еще никто не умер.
  Больше вопросов не последовало.
  - При телепортации вам не угрожает никакая опасность. Вы должны это твердо знать и ничего не бояться, - добавила Вадь. - В выбранный день вы все должны быть совершенно спокойны, не нервничать, не волноваться...
  "Ничего себе - не нервничать, не волноваться, зная, что будет очень больно", - подумал Владислав.
  Накануне назначенного дня Вадь сказала:
  - Провести первое практическое занятие по телепортации мне помогут лока Санг и лока Чернов. Сегодня вечером выпейте пятнадцать капель настойки вераны вместо обычных десяти и постарайтесь настроиться психологически. Завтра утром завтрака не будет, - добавила она, - так как первую телепортацию лучше выполнять натощак. Приходите к восьми часам в двести шестую аудиторию. Не опаздывайте.
  Ночью все спали, как убитые.
  Владислав проснулся на рассвете с одной навязчивой мыслью: "Я не смогу телепортироваться". Отделаться от нее не удавалось. Умывшись и одевшись, Влад и Артем поспешили в аудиторию. Вадь, Санг и Чернов, как оказалось, уже ждали студентов.
  - Доброе утро, - поздоровалась Лея.
  Маленькая группа молча кивнула.
  - Ну что, готовы к телепортации? - спросила Вадь.
  Вопрос повис в воздухе.
  - Сейчас мы хотим еще раз продемонстрировать вам возможности телепортации, - не дождавшись ответа, продолжала девушка. - Вы разделитесь на две группы. Влад, Артемий, Алиса и Франсуаза пройдут в соседнюю аудиторию, остальные останутся здесь. Мы трое, - эльфийка указала на Санг и Чернова, - будем телепортироваться из одной аудитории в другую.
  Пройдя в соседнюю аудиторию, трое друзей и Франсуаза уселись в удобные кожаные кресла. Лея, Лита и Чернов соткались перед ними прямо из воздуха, затем исчезли, через несколько минут появились снова и вновь исчезли.
  - Идите сюда, - позвала Вадь, зайдя на этот раз в двери.
  Влад, Артем, Алиса и Франсуаза вернулись в прежнюю аудиторию.
  - Сейчас я несколько раз телепортируюсь в ту, вторую аудиторию вместе с каждым из вас, чтобы вы еще раз почувствовали, каково это, и запомнили свои ощущения, - сказала эльфийка.
  Телепортируясь вместе с Леей, Владислав вновь ощутил уже знакомый легкий толчок под ложечкой.
  - Ну что, теперь готовы? - снова спросила девушка.
  И опять тишина в ответ.
  - Я думаю, - после паузы сказала Вадь, - что в любом случае нужно попытаться.
  Она переглянулась с Санг и Черновым. Чернов взял в руки небольшой поднос, на котором стояли восемь высоких стеклянных бокалов с ярко-красной жидкостью, и они с Литой вышли за дверь.
   - Помните: главные условия телепортации - сильнейшая концентрация и нацеленность на то место, куда вам необходимо попасть, - еще раз напомнила Лея.
  - Лакшми, - вызвала преподаватель первую студентку.
  Девушка встала и подошла к ней.
  - Закрой глаза и концентрируйся, - велела ей Вадь.
  Лакшми закрыла глаза и попыталась сконцентрироваться для телепортации. Браслет на ее руке ярко вспыхнул, но телепортироваться девушке не удалось.
  - Отдохни, - сказала ей Лея и вызвала Алису...
  Ни с первой, ни со второй, ни с третьей попытки никто не смог выполнить телепортацию.
  Солнце уже стояло высоко над горизонтом, очевидно, наступило время обеда, а они уже, наверное, по тридцатому разу пытались выполнить телепортацию. Вадь нервно кусала губы. Вдруг Лу, которая в этот момент концентрировалась для телепортации, стоя рядом с Леей, исчезла. Тишину тут же разорвал громкий крик, полный боли, и оборвался. Эльфийка метнулась к двери и выскочила из класса. Вернувшись через несколько минут в аудиторию, Вадь сияла улыбкой.
  - Наш первопроходец жив и здоров, - сказала она.
  Лу отправилась обедать, а потом - отдыхать, а остальные концентрировались, отдыхали, затем снова концентрировались и так до бесконечности. Уже ближе к вечеру удалось телепортироваться Патрику, но это был последний успех дня.
   - Сегодня вечером вы выполняете концентрацию, дыхательные упражнения и повторяете мантру, настраиваясь на завтрашний день, - велела Вадь, отпуская группу. - Завтра начинаем в семь, - добавила она.
  После ужина шестеро неудачников окружили Лу и Патрика, пойманных ими в коридоре. Вопросы стали задавать все и сразу:
  - Ну, и как это было?
  - Было очень больно?
  - Что вы чувствовали во время телепортации?
  - Спрашивайте, пожалуйста, по одному, - улыбнувшись, сказал Патрик, - и тогда мы ответим вам всем.
  Из-за угла вынырнул Чернов:
  - Всем спать. Немедленно.
  Владислав и Артем уснули очень поздно, потому что до отупения занимались концентрацией, дыхательными упражнениями и повторяли мантру.
  С самого утра попытки возобновились. Ближе к обеду удалось выполнить телепортацию Алисе, Лакшми и Франсуазе. Лея поздравила их и отправила отдыхать.
  За окнами начинало темнеть. Влад, наверное, уже в сотый раз за этот день пытался сконцентрироваться. От браслета на его руке разливалось ровное яркое сияние. Владислав стоял, закрыв глаза, и, затаив дыхание, "нацеливался" на соседнюю аудиторию, в которую ему необходимо было попасть. Вдруг на него навалилась страшная тяжесть, перед глазами замелькали вспышки света, в ушах зашумело, а затем он почувствовал как бы удар тока под ложечкой, и тут же каждую клеточку его тела пронзила страшная боль. Влад закричал от боли. Крича, он метался на полу, его пытались удержать чьи-то руки. Хлопнула дверь - в аудиторию влетела Лея. Кто-то приподнял его голову, губ парня коснулось что-то твердое, и повелительный голос приказал:
   - Пей!
  Все еще не открывая глаз, Влад сделал несколько глотков. Питье было горьким, но боль сразу ушла. Парень открыл глаза. Он лежал на полу в соседней аудитории, и над ним склонились Санг, Чернов и Вадь. В руках у Чернова был почти пустой бокал с ярко-красной жидкостью. Кто-то помог ему встать.
  - Молодец! - поздравила Владислава Лея. - Теперь иди ужинать и спать. Ужин ждет тебя в трапезной.
  По дороге в трапезную Влад наткнулся в коридоре на Лала, который о чем-то тихо беседовал с высоким пожилым темноволосым эльфом. До него донеслись обрывки разговора:
  - Так ты все же решил отправиться в ... - конец фразы ректора Влад не расслышал.
  - Да.
  - Это очень рискованно.
  - Знаю.
  Тут собеседники заметили парня и свернули за угол.
  Влад думал, что в это неурочное время в трапезной будет пусто и темно, но его прихода, видимо, ждали. Свечные люстры ярко горели, на столе стояли несколько тарелок с овощами и фруктами, копченой рыбой и жареным мясом. Владислав был страшно голоден и мгновенно проглотил все то, что было на тарелках.
  Он уже почти уснул, когда в комнату ввалился Артем.
  - У меня получилось! - с порога заорал он.
  - Здорово, - искренне поздравил Владислав друга, продирая глаза и садясь на кровати. - Получается, теперь остался один Ганс.
  - Ганс тоже смог телепортироваться, сразу после меня. Я ужинал в трапезной, когда он пришел, - ответил Артем.
  Захлестнувшая их радость от успеха была так сильна, что они долго не могли заснуть в ту ночь, хотя и очень устали. Уже погружаясь в сладкую дремоту, Влад вспомнил, что сегодня, двадцать пятого августа, или, по-эльфийски - двадцать пятого краптали - день его рождения. Ему исполнилось семнадцать лет.
  На следующий день после завтрака Лея пригласила их в ту же самую аудиторию, где они занимались телепортацией.
  - Все самое страшное - позади, - сказала Вадь. - Теперь вы можете самостоятельно пользоваться телепортацией. Только хочу предупредить: территория Греаля защищена от телепортации при помощи древних чар и сильнейшей магии. Вы не можете телепортироваться на территорию Греаля и с территории крепости куда бы то ни было. Эти сильнейшие заклятия были лишь временно сняты лока Лалом в пределах двух аудиторий для того, чтобы вы могли научиться пользоваться телепортацией, но они будут активизированы снова. При телепортировании в Греаль нужно телепортироваться на площадку перед ним, а не в саму крепость. Сегодня вы будете оттачивать мастерство телепортации, перемещаясь из одной аудитории в другую. И помните - все болезненные ощущения позади. На вашем пути уже нет никаких препятствий, вы можете перемещаться повсюду по своей воле. Сегодня вечером вы телепортируетесь к своим родным, - эльфийка заметила сильнейшее удивление, написанное на лицах молодых людей, - да-да, - продолжала она, усмехнувшись, - вы что, сомневаетесь, что сможете это сделать?
  Все восемь человек лишь переглянулись и пожали плечами.
  - Ну, приступайте, я буду чуть-чуть присматривать за вами, но помните - вы все уже можете делать сами, - сказала эльфийка. - Единственное различие между мной и вами заключается теперь в том, что мне для подготовки к телепортации нужны одна-две секунды, а вам потребуется несколько минут. И еще: с непривычки телепортация будет отнимать у вас много энергии и сил. Но это - временное явление и вопрос тренировки. Чем больше вы будете тренироваться, тем меньше сил со временем вы будете на это затрачивать.
  Весь день с перерывом на обед вконец расшалившаяся восьмерка телепортировалась из одной аудитории в другую. Окончательно раскрепостившись, молодые люди даже стали играть в догонялки. Лея сказала правду: ни боли, ни других неприятных ощущений не было, однако им приходилось концентрироваться в течение долгого времени перед тем, как выполнить телепортацию, и к концу дня все ощущали сильнейший упадок сил.
  За ужином Лал поздравил всех с "огромным шагом вперед, который они сделали", а вечером после ужина все восемь человек собрались в аудитории для телепортирования по домам.
  - Вы покидаете Греаль всего на несколько дней, - сказала Вадь. - Утром тридцатого краптали вы вернетесь в крепость, и в этот же день будете распределены по факультетам. А первого метоли начнется учебный год.
  "Метоли - это сентябрь", - "перевел" сам себе Влад.
  - Ваши родные предупреждены о вашем прибытии и будут встречать вас, - продолжала эльфийка. - Я же телепортируюсь с каждым из вас просто для подстраховки, чтобы вы не промахнулись агдаров на семьсот, - Лея усмехнулась, и аудитория расцвела улыбками. - Помните: вы должны представить как можно четче то место, куда вам нужно попасть.
  Молодые люди стали прощаться друг с другом.
  Первой телепортировалась Лакшми, за ней - Лея. Через несколько минут Вадь вернулась в аудиторию.
  - С Лакшми все в порядке. Телепортация прошла успешно, - сказала она.
  Владислав пожал руку Артему, кивнул на прощание Алисе и остальным и стал рядом с Вадь. Он закрыл глаза и представил массивный дом из желтого камня, стоящий у самого озера.
  Почти сразу Влад ощутил знакомый толчок и тут же почувствовал, как в лицо ему ударил свежий ветер. Парень открыл глаза. Он стоял на лужайке перед домом Эдны, а сама эльфийка, улыбаясь, спешила к нему навстречу. Тут же из воздуха возникла Лея. Девушка приветственно кивнула Эдне:
  - Влад - молодец, - сказала она женщине. - Он очень упорный. И будет, я думаю, хорошим студентом. Хорошо провести время, Владислав, - добавила Вадь и исчезла.
  
  
  Глава шестая.
  Перстень Брунгильды.
  
  Влад был рад снова оказаться в большой уютной комнате со снующими под полом рыбами.
  - Я так рада, что тебе подошел браслет Береники, - сказала внуку сияющая Эдна. - Наследные браслеты - самые сильные. На них накладывается энергетика и эманации их предыдущих хозяев, что усиливает браслет. Я тут кое-что тебе купила, - продолжала эльфийка. - Я думаю, ты будешь рад сменить надоевшую форменную тунику на что-нибудь более простое и комфортное.
  С этими словами она протянула Владу несколько удобных темных брюк, что-то похожее на рубашку и легкий свитер.
  На следующее утро Эдна сказала внуку:
  - У нас всего несколько дней, за которые нужно успеть сделать много дел, и, конечно, мы должны отпраздновать твой день рождения. Я думаю, завтра вечером мы устроим небольшую вечеринку. А сегодня займемся покупками.
  Днем Владислав и Эдна телепортировались в Йет, близлежащий город, где они планировали совершить покупки. Влад, впервые оказавшийся в крупном валийском городе, во все глаза смотрел на огромные белоснежные здания. На плоских крышах многих из них росли вечнозеленые карликовые деревца и розовые кусты.
  Эдна сняла деньги в одном из банков, и они отправились по магазинам. В огромной книжной лавке, расположенной на одной из центральных улиц Йета, Эдна и Влад купили учебники. Надпись на тяжеленной книге в темном кожаном переплете гласила: "Практическая магия", а ниже, мелкими буквами шла еще одна надпись: "Пособие для первого курса". Эта книга впечатлила Владислава больше всего. Другие учебники - "Алхимия", "Травоведение", "Гипноз и ментальная защита" были не такими внушительными.
  В другой лавке купили ястребиные перья для письма - они считались самыми лучшими, - несколько флаконов чернил, весы, серебряный котел, серебряную мерную ложку и массу каких-то стеклянных и металлических пробирок. Выйдя из лавочки, Эдна и Влад направились к расположенному на городской площади огромному искрящемуся на солнце фонтану.
  - Мы должны встретиться здесь с Веренеей, Идой и Реммом, - сказала эльфийка. - Мы все вместе пойдем выбирать для вас с Идой мечи и луки. Ида, кстати, в этом году тоже пойдет учиться в Греаль, - продолжала она. - Вы с ней одногодки, так что будете однокурсниками.
  - А зачем нам мечи и луки? - спросил Влад.
  - В Греале вас будут обучать искусству владения мечом и другим холодным оружием, а также стрельбе из лука.
  Ремм опоздал не более чем на пять минут.
  - Веренея и Ида пошли на распродажу, - сказал эльф. - Веренея надеется присмотреть там для себя какую-нибудь интересную тунику, а Ида хочет купить на распродаже ультрамодную амазонку для занятий верховой ездой. Кстати, оружие для Иды мы уже купили вчера, а заодно присмотрели в одной оружейной лавке очень неплохой меч и великолепный лук для Влада. Я немного знаком с владельцем лавки и попросил отложить выбранное оружие. И меч, и лук, правда, немного дороговаты, но попробуем поторговаться.
  С этими словами Ремм повел Влада и Эдну через лабиринт узких улочек к оружейной лавке.
  Меч, который хозяин лавки вынес из задней комнаты, действительно был великолепен. Это Владислав понял по тому вздоху восхищения, который невольно вырвался у Эдны при виде оружия. Легкий, с обоюдоострым длинным лезвием, меч сам просился в руку. Лук был массивным, но при этом на удивление легким. Стрелы были очень тонкими, и Влад подумал, как бы ненароком их не сломать.
  Эдна и Ремм долго торговались с владельцем лавки, пожилым рыжебородым орном - тот никак не хотел уступать. Наконец продавец и покупатели сошлись в цене, и Ремм, отдуваясь, передал меч и лук Владиславу.
  - И меч, и лук со стрелами сработаны потомственным оружейником Минном Лушем, - сказал эльф. - Изготовлением мечей, луков и стрел на протяжении более трех тысяч лет занимались двенадцать поколений его предков. Луш знает более двухсот традиционных приемов, которые применяются при изготовлении оружия... Ну, увидимся завтра на твоем дне рождения, а сейчас мне нужно спешить, - сказал Ремм, кивая на прощание Владу и Эдне.
  Эльф растворился в толпе, а Владислав и Эдна пошли в магазин одежды. Там они купили два спортивных костюма - легкий и теплый - и два костюма для верховой езды.
   - Тебе нужна будет еще и парадная туника, - сказала эльфийка, - но пока мы не знаем, на каком именно факультете ты будешь учиться. Так что парадную тунику я куплю тебе сама и перешлю в Греаль.
  Вечером они ужинали в увитой плющом беседке на берегу озера - вернее, Влад ужинал, а Эдна сидела с ним за компанию.
  Стояла та прекрасная мимолетная пора, когда лето, нехотя уступая свои права, переплавляется в осень, та пора, когда воздух по вечерам напоен не жаром только что закатившегося солнца, а живительной прохладой. Ветер нес с востока легкие перистые облака, красиво подсвеченные последними лучами заходящего солнца. Тишину летнего вечера нарушало лишь кваканье лягушек, стрекотание невидимых сверчков да соловьиные трели.
  Вдруг в воздухе сверкнула яркая искра, и на колени Эдне упал белый свиток, перевязанный тонким кожаным шнурком.
  - Что это? - спросил Влад, отрываясь от тарелки с мороженым.
  - Это - менгир, ежедневник, из которого можно узнать все новости Валии, - ответила эльфийка. - Менгиры печатают на белом шелке высочайшего качества.
   С этими словами женщина развернула свиток, и, мгновенно побледнев, поднесла его к глазам.
  - Фобос!
  - Что случилось? - спросил Владислав.
  - Н-ничего, - глаза женщины странно блестели.
  Она быстро встала и отнесла менгир в дом, а затем вернулась в беседку.
  - А что такое Фобос? - спросил Влад.
  - Бродячий астероид, от столкновения с которым, по одной из легенд, погибла планета Фаэтон. В Валии этим словом часто выражают негативную оценку чему-либо или свои отрицательные эмоции, - рассеянно ответила Эдна.
  Они долго молчали, глядя на озеро.
  Владислав уже давно хотел задать Эдне один вопрос, да все не осмеливался.
  - А мой дед, твой муж... где он? - наконец решился спросить парень.
  - Асат погиб, - со вздохом ответила эльфийка. - Десять лет назад его убили приспешники Марготта.
  Влад вздрогнул.
  - Извини, - тихо пробормотал он.
  Желая поскорее перевести разговор на другую тему, Влад заговорил о Великой Четверке:
  - Нам в Греале рассказывали, что Великой Четверке принадлежали некие артефакты, но никто не сказал, какие именно...
  - Насчет всех четырех артефактов утверждать не могу, но перстень Брунгильды действительно существует, - ответила Эдна.
  - Чей перстень?
   - Перстень валькирии Брунгильды Вейрэ. Одной из Великой Четверки. Его еще называют Черным или Рунным перстнем.
   - А что это за перстень такой?
   - Я сама никогда его не видела, но, как гласят легенды, - это перстень из темного металла с голубым камнем с Ориона, в котором заключена душа перстня, - ответила Эдна. - Говорят, что этот перстень обладает собственной душой и признает далеко не каждого хозяина, - продолжала она. - Легенды гласят, что владелец перстня, которого признет он сам, будет, как кошка, видеть в темноте, у него разовьется интуиция... Один из моих предков клялся, что собственными глазами видел перстень Брунгильды, уже после гибели самой валькирии, на руке одной из ее сподвижниц, эльфийки Мииты Ри. Ри стала хранительницей перстня. Она умерла через три года после разгрома войск Марготта. В той последней битве Миита была ранена отравленной стрелой в руку, и, несмотря на все усилия целителей, попавший в кровь яд медленно свел ее в могилу. Именно Ри где-то спрятала артефакт перед своей смертью. Перстень - действительно очень старая вещь. И очень сильная. Никто точно не знает, сколько ему лет. На внутренней стороне перстня, как гласят легенды, выгравирована какая-то надпись, но никто не знает, какая именно. Не всякий сможет ее увидеть, не всякий сможет ее прочитать. Именно из-за этой надписи, якобы сделанной древнеэльфийскими рунами, перстень и называют Рунным.
   - Неужели перстень не пытались искать? - удивленно спросил Влад.
   - Пытались, - кивая головой, ответила Эдна. - Ищут и поныне. Но безуспешно. Все эти артефакты - не только перстень - ищет и Белое Братство, и люди Марготта. Марготт ищет артефакты, чтобы уничтожить их, и тем самым обезопасить себя. Весь вопрос в том, кто найдет их первым...
   - Что такое Белое Братство? - тут же спросил парень.
   - Это группа магов, которая объединилась для противостояния ордам Марготта, - ответила эльфийка.
   - И Миита никому не сказала о том, где она спрячет перстень?
   - Нет, не сказала, - ответила Эдна. - Перстень не должен достаться глупцу. Тот, кому предначертано остановить Марготта, должен найти его сам. Древнее пророчество гласит, что человек этот родится в день, "когда исчезнет Солнце, и день станет, как ночь".
  - Что это значит? - недоуменно спросил Владислав.
  - Это значит, что тот, кого ждет вся Валия, должен родиться в день полного солнечного затмения, - задумчиво качая головой, ответила женщина. - Но, Владислав, уже слишком поздно, - продолжала она, - пора идти спать.
   На следующий день в гости к ним пришли Веренея и Ремм, чтобы поздравить племянника с днем рождения. Праздничный стол был накрыт в беседке. Он ломился от различных яств, к которым Эдна, по своему обыкновению, и не притронулась.
   - К сожалению, Ида слегка приболела и не смогла прийти, - сказала Веренея. - Ну, - продолжала она, - самое время вручить подарок...
   С этими словами эльфийка протянула Владиславу тонкие инкрустированные серебром кожаные ножны. Парень открыл их. В ножнах лежал прекрасный кинжал. Отточенное лезвие тускло блеснуло.
   - В Греале ты будешь изучать искусство владения различным холодным оружием, - сказал Ремм. - Это - боевой нож, - продолжал он, вытаскивая оружие из ножен, - но, благодаря особой легкости, его можно использовать и как метательный кинжал. Нож очень хороший - он сработан одним из лучших оружейников, Ливом Креттом. Нож имеет обоюдоострое ввинчивающееся лезвие - прочное, гибкое и не поддающееся коррозии. Это очень надежное оружие. К сожалению, мы с тобой не успеваем до начала учебного года съездить к заклинателю, чтобы заговорить кинжал - наложить на него особые тотемные заклятия, благодаря которым оружие нельзя использовать против его хозяина. Так что заговорим кинжал как-нибудь в следующий раз. Эти тотемные заклятия очень сильны и действенны, - продолжал эльф. - Если они наложены на меч или кинжал, то оружие рассыпается прямо в руках того, кто пытается использовать его против его хозяина. Рукоятка кинжала сделана из микарты, именно благодаря этому нож такой легкий, - с этими словами эльф подбросил кинжал в воздух и ловко поймал его. - Посмотри, какая она великолепная. А вот еще одно дополнительное лезвие, которое убирается в рукоятку, - добавил Ремм.
   Он нажал на едва различимую кнопку на конце рукоятки, и из нее беззвучно выскочило еще одно лезвие, которое было немного короче первого.
   Ремм передал подарок Владиславу. Парень осторожно провел пальцем по лезвию, взялся за рукоятку. Она пришлась точно по руке, и нож лег в нее, как влитой.
  Рукоятка и впрямь была замечательной - из темного, легкого и прочного, отполированного до блеска дерева. В ней по краю были специальные выемки для пальцев, чтобы было удобнее держать нож и чтобы рука, даже в дождь, не скользила. Кроме того, рукоятка была украшена искусной инкрустацией из разноцветного переливающегося перламутра - фигуркой растянувшейся в прыжке рыси. Оба лезвия были украшены специальным клеймом, на котором был изображен сдвоенный крест.
   - Это - клеймо оружейника Кретта, - сказал эльф.
   - Я надеюсь, что ты будешь хорошо учиться и получать только "рубин" и "бирюзу", - с улыбкой сказала Владу Веренея.
   Парень удивленно посмотрел на эльфийку:
   - В Греале издавна сложилась особая система оценок, - продолжала женщина. - Знания и навыки учащихся оцениваются четырьмя оценками: "рубин" - "отлично", "бирюза" - "хорошо", "сердолик" - "удовлетворительно", "дерево" - "плохо".
   - "Плохо" - в смысле "тупой, как дерево"? - давясь от смеха, спросил Влад, но никто не оценил его шутку.
   Эдна подарила внуку странный большой прозрачный шар, который Владислав вначале принял за мяч, и длинную клюшку.
   - Это специальный шар - он называется вьюр - и бита для игры в ларбош, - сказала эльфийка. - Вьюры вытачиваются из особого вида горного хрусталя. Когда станет известно, на каком из факультетов ты будешь учиться, вьюр нужно будет покрасить в цвет команды этого факультета при помощи специального лака.
   - И как этим играть? - удивленно спросил Владислав.
   - Сейчас я тебе покажу, - ответил Ремм.
   Он взял вьюр и подошел к озеру. Влад не поверил своим глазам: Ремм встал на шар и заскользил по поверхности озера. Шар уносил эльфа все дальше и дальше, почти к противоположному берегу озера, а Ремм управлял шаром и держался на нем с такой легкостью, что казалось, что это совсем не сложная наука.
   Перед уходом Веренея и Ремм пригласили Эдну и Влада к себе в гости.
  Весь следующий день Владислав пытался научиться хотя бы чуть-чуть держаться на вьюре. В мире лердов он довольно хорошо катался на скейте и роликовых коньках, но оказалось, что вьюр - куда более сложная штука. Шар то и дело выскальзывал из-под ног, как живой. Неудачно упав с шара, Влад разбил колено и повредил локоть. Можно было, конечно, не напрягаться и забросить вьюр куда подальше, но упрямство есть упрямство. Затем Влад решил встать на шар на воде, и тут же оказался в озере. Вьюр, подгоняемый волнами, стал отплывать все дальше и дальше от берега, и парню пришлось вплавь догонять шар. К вечеру Влад был весь покрыт царапинами и ссадинами, а на его одежду страшно было смотреть. Эдна обработала царапины и ссадины внука какой-то жгучей темной настойкой, и боль стала постепенно стихать.
  Вечером того же дня Влад наконец-то имел возможность чуть-чуть ознакомиться с богатейшей библиотекой, собранной в доме Эдны. В небольшом доме, состоявшем из восьми комнат, под библиотеку были отданы три. Книжные полки стояли сплошными рядами. Книги были большей частью старые, в темных кожаных переплетах, с пожелтевшими от времени хрупкими страницами. Владислав выбрал одну книгу, которая называлась "Хроника смутного времени" и собирался почитать перед сном, но от усталости уснул на второй строчке, а книга, выскользнув из его рук, упала на пол.
   На следующий день с самого утра Владислав и Эдна стали собираться в гости к Веренее и Ремму.
   - Давай поедем в гости на лошадях, - предложила эльфийка. - Это недалеко.
   - Я ни разу в жизни не катался на лошади, - честно ответил Владислав. - Я даже не представляю, как на нее сесть.
   - Хорошо, тогда мы телепортируемся к дому Веренеи, - сказала Эдна, - но тебе придется воспользоваться моей помощью. Ты еще не умеешь самостоятельно телепортироваться в то место, которое ни разу не видел.
   Влад протянул Эдне руку, закрыл глаза, и через несколько секунд они уже стояли перед большим белым трехэтажным домом, окруженным стройными тополями. Из дверей дома вышли Ремм и Веренея - они увидели появление гостей через стеклянную дверь.
   - Иды, к сожалению, нет, - сказал, здороваясь, Ремм. - Она отправилась в Йет докупать учебные принадлежности. Три дня назад мы были в городе, но кое-что позабыли купить.
   Веренея и Ремм проводили гостей в гостиную. Владислав огляделся. Стены огромной и светлой гостиной были сплошь увешаны то ли картинами, то ли фотографиями. В центре огромной комнаты стоял стол, который буквально ломился от множества блюд.
  Сели обедать. Примерно через час Влад понял, что если он проглотит еще хотя бы крошку, то он просто лопнет.
   Парень стал рассматривать украшавшие стены картины.
   - Красивые картины, - вырвалось у него, - у нас в доме таких нет.
   - Это не картины, - ответила Веренея. - Это - пиктограммы. В мире лердов подобные вещи называют фотографиями. Пошли я кое-что тебе покажу, - предложила эльфийка, подводя племянника к большой пиктограмме.
  На пиктограмме был изображен высокий темноволосый мужчина, одетый в черную до колен тунику и черные брюки. За плечами у него виднелся лук и колчан со стрелами, в руках был короткий меч, а на запястье правой руки блестел то ли золотой, то ли медный браслет. Этого мужчину нельзя было назвать красивым, но в резких чертах его лица и в глубоких темных глазах была видна внутренняя сила и ум.
   - Это наш с Береникой отец, Асат, - сказала Веренея. - Он погиб.
   - Я знаю, мне уже рассказала об этом Эдна, - ответил Влад, вглядываясь в резкие черты Асата.
   - А вот, - женщина подвела Владислава к другой пиктограмме, - твоя мама и я.
   С пиктограммы на Влада смотрели две всадницы, одетые в длинные платья для верховой езды - Владислав про себя назвал эти платья амазонками. В девушке повыше, в лиловой амазонке, восседавшей на белой лошади, безошибочно угадывалась Веренея. На ее губах бродила легкая усмешка. Но все внимание Влада было приковано к всаднице на черной лошади, одетой в темную амазонку, строгой и грустной. Береника была явно не в духе и даже не пыталась это скрывать.
   - Эта пиктограмма была сделана через два года после того, как Береника окончила Академию, - сказала Веренея. - Ей здесь двадцать три года. Помню, в тот день я едва вытащила ее на эту верховую прогулку. Она в то время была в глубокой депрессии, ото всех отдалилась, замкнулась в себе... И вскоре ушла в мир лердов.
  - Вы не знаете, почему она решила уйти? - спросил Владислав, с трудом отрывая свои глаза от огромных грустных глаз матери.
   - Нет, - помедлив мгновение, ответила Веренея. - Мы были довольно близки с Береникой, но в свою душу она не пускала никого... Кстати, Влад, обращайся ко мне на "ты", ну что это такое: "вы" да "вы", - продолжала эльфийка. - Что, сложно вот так, сразу, перейти на "ты"? - спросила она.
   Влад кивнул.
   - Ничего, - с улыбкой ответила женщина, - я подожду.
   Они подошли еще к одной пиктограмме. С нее на Владислава смотрел стройный молодой человек в черной тунике и черных широких брюках.
   - Мой старший сын, брат Иды, Ясен, - сказала эльфийка. - Он два года назад окончил обучение в Греале и теперь занимается, как он сам говорит, исследованием горных растений. Дома бывает намного реже, чем нам всем хотелось бы... Ну что, пойдем, я покажу тебе дом, - после паузы предложила Веренея.
   Влад кивнул - он был совсем непрочь осмотреть дом, вот только передвигаться после сытного обеда было немного тяжело.
  Эльфийка открыла дверь в одну из комнат первого этажа, и в лицо Владиславу ударил жаркий влажный воздух. Ему показалось, что он попал в оранжерею - вся комната была заставлена огромными глиняными горшками, в которых росли цветы. Цветов было множество, а кроме них в комнате росли папоротники, лианы и еще какие-то неизвестные Владу растения.
   - Это наша домашняя оранжерея, - улыбнулась Веренея. - Здесь Ида круглый год занимается цветоводством.
   Влад и Веренея прошли в следующую комнату. Эта комната напоминала музейный зал: по всему периметру были расставлены небольшие обтянутые кожей тумбы, с которых "смотрели" стеклянные, мраморные, металлические и деревянные кошки и лошади. Их были сотни - разного размера и окраса, замершие в различных позах: спящие, умывающиеся и дерущиеся кошки, несущиеся галопом и мирно пасущиеся лошади...
   - Коллекция Иды, - улыбнувшись, сказала эльфийка.
   Стены одной из комнат второго этажа были сплошь затянуты лиловым шелком. Окон в комнате не было - весь свет проникал в помещение только через стеклянный потолок. Также в комнате не было и никакой мебели - лишь огромный ковер с густым ворсом, в котором едва ли не по колено утопали ноги, да большие подушки, разбросанные то тут, то там.
   - В этой комнате я занимаюсь медитацией, - сказала Веренея.
   Они вошли в следующую комнату. На стенах этой комнаты висели многочисленные полочки с какими-то тихо жужжащими приборами и флаконы с разноцветными жидкостями. На полу Владислав заметил весы и два котла, на огромном столе стояло множество различных пробирок.
   - Здесь Ремм проводит свои опыты по физике и алхимии, - с улыбкой сказала женщина. - А вот это - библиотека, - эльфийка открыла дверь в огромную комнату, где сплошными рядами стояли книжные полки. - Она, конечно, не такая большая, как в мамином доме, но здесь тоже есть довольно редкие книги.
   Веренея провела Владислава по одиннадцати из более чем сорока комнат дома, и, наконец, они остановились у запертой двери комнаты на третьем этаже.
   - Это - комната Иды. Я думаю, она сама покажет ее тебе, - сказала эльфийка.
   Ида появилась ближе к вечеру, когда Эдна с Владом уже собирались уходить. Стройная светловолосая девушка в длинном малиновом платье с большой заплечной сумкой через плечо возникла прямо из воздуха на дорожке, ведущей к дому.
   - Привет, мама, привет, папа, - бросила Ида, вбегая в дом. - Привет, - девушка обняла Эдну. Владислава она упрямо не замечала.
   - Ну, я пойду собирать сумки, - продолжала Ида, - а потом сразу лягу спать - очень устала.
  С этими словами девушка выпорхнула из гостиной.
   - Надеюсь скоро увидеть тебя здесь снова, - сказала Веренея Владиславу, прощаясь с гостями.
   - Я думаю, с Идой вы подружитесь, - добавил Ремм.
   Влад кивнул, хотя он был совсем не уверен в том, что они с кузиной когда-нибудь станут друзьями: Ида явно не желала с ним знаться, а он не собирался набиваться ей в друзья.
   Дома Владислав и Эдна до позднего вечера решали непростую головоломку: как поместить в две небольшие заплечные сумки дюжину вещей, которые явно не хотели туда вмещаться. Им нужно было упаковать с десяток учебников, котел, весы, мерную ложку, массу пробирок, спортивный костюм, костюм для верховой езды и еще много чего. Сумки распухли до невообразимых размеров, но каким-то чудом им удалось запихнуть туда все, что было необходимо.
  Владислав запрятал подаренный метательный кинжал вглубь бокового кармана, и в течение вечера раз пять проверял, на месте ли нож.
   - Не забудь про лук и меч, - напомнила Эдна.
   Влад пошел в свою комнату и вынес оттуда зачехленный меч, лук, колчан со стрелами и свою неразлучную гитару.
   Когда они собрали все сумки, проверили и перепроверили, а не забыли ли случайно чего, была уже глубокая ночь, и у Владислава было одно желание: донести голову до подушки. Спал он в эту ночь без сновидений: просто провалился куда-то - и все.
   Наутро Эдна разбудила его рано. За завтраком эльфийка показала внуку письмо от проректора, Саиты Ютт, которое поздно вечером, когда Влад уже спал, принесла почтовая ворона. В письме Владислава уведомляли о том, что он должен явиться в Греаль тридцатого краптали к девяти утра. Отдельной строчкой в письме значилось: "Убедительная просьба не опаздывать".
   - Сразу после распределения пришли мне письмо, - прощаясь, сказала Владу Эдна. - Я пришлю тебе парадную тунику, нашивки и раскрашенный вьюр. Вот, не забудь, - продолжала она, протягивая Владиславу клетку, в которой сидел тот самый взлохмаченный вороненок, который уже однажды принес ему письмо. - Я специально для тебя купила эту пташку. Как назовешь?
   - А это ворон или ворона?
   - Ворона.
   - Тогда Матильдой, - ответил Влад, беря в руки клетку.
   Он обнял эльфийку, закрыл глаза, сконцентрировался и "нацелился" на Греаль. Почти сразу Влад почувствовал легкий толчок... и вот перед ним уже возвышалась знакомая мрачная крепость.
  
  Глава седьмая.
  Альциат или Мельян.
  
   В шаге от Влада материализовалась высокая нескладная фигура с огромной головой и длинными руками. Это был тролль-подросток, который, также как и Владислав, был одет в черную форменную тунику. Он неожиданности Влад отшатнулся - тролля он видел впервые.
  Рядом с ним перед воротами крепости вырастали все новые и новые фигуры. Почти у всех в руках были клетки с воронами, а у некоторых - еще и клетки с котами.
  Вместе с большой группой новоприбывших, то и дело поправляя сползающие заплечные сумки, спадающий лук и колчан со стрелами, Влад направился к охраняемым стражей воротам. Стражники пропускали студентов по одному. У ворот каждый называл свою фамилию и имя.
   - Влад Измайлов, - представился Владислав.
   Один из стражников, высокий пожилой орн, долго водил пальцем по строкам длинного пергамента, который держал перед самым носом.
   - Второй этаж, левое крыло, двести двенадцатая комната, - наконец сказал он. - Вещи оставите в комнате. Вот ключи, - страж протянул Владиславу массивный ключ из желтого металла. - Это - временное расселение, - продолжал стражник, - только на одну ночь, а затем вы будете расселены со студентами со своего же факультета. Ну, а если окажется, что вы попали на один факультет с тем, с кем вас сейчас и поселили, то тем лучше - с ним вы и будете жить до конца года, а может быть, и до конца обучения. В десять часов завтрак в трапезной, в одиннадцать - распределение по факультетам в Белом зале. Не опаздывайте.
   Придерживая у пояса меч, который больно бил по ногам, и стараясь при этом не потерять сумки, гитару, лук, колчан со стрелами и клетку с Матильдой, Влад дошел-таки до нужной комнаты. Он толкнул дверь, но та не открылась. Тогда Измайлов вставил ключ в замочную скважину и попытался открыть замок. Ключ не поворачивался ни вправо, ни влево, кроме того, он намертво застрял в замке, и его невозможно было вынуть. Дернув изо всех сил, Владислав все-таки выдернул ключ. Тут же с другой стороны двери послышался щелчок открываемого замка, дверь распахнулась, и перед Владом возник высокий эльф с темно-русыми волосами и темными глазами. Он был на две головы выше Измайлова.
   - Чего надо? - не здороваясь, спросил незнакомец.
   - Я буду здесь жить, - ответил Влад, пытаясь боком протиснуться в дверь. Темноволосый парень сделал попытку закрыть дверь прямо перед носом у Владислава, но тот, надавив на дверь плечом, ворвался в комнату.
   Одна кровать, та, что стояла у стены, была уже занята, и Влад направился к другой - той, что была поближе к окну.
   - Не буду я жить с полукровкой! - заорал сосед Влада, ни к кому конкретно не обращаясь.
   Владислав повесил меч, лук и колчан со стрелами на крючья, вбитые над кроватью, поставил на подоконник клетку и начал спокойно распаковывать сумки, делая вид, что ничего не слышал.
   - От тебя воняет, - снова заорал сосед, впиваясь темными глазами в лицо Влада.
  В руках незнакомца непонятно откуда появилась большая рогатка. Руки Измайлова инстинктивно сжались в кулаки. Владислав убрал их за спину - от греха подальше.
   - Ты это, полегче, - тихо и угрожающе проговорил он, подступая на два шага к незнакомцу. - Драться я умею, как минимум, не хуже тебя. Если хочешь проверить - пожалуйста.
   Похоже, что сосед Владислава не ожидал такого поворота событий. Дрогнув, рука с рогаткой медленно опустилась.
   - Посмотрим, - тихо пробормотал он.
   В дверь постучали.
   - Армит, пора идти, - раздался из-за двери чей-то голос, - а иначе останемся голодными, - и сосед Владислава быстро шмыгнул за дверь.
   Влад остался в комнате один. Он, похоже, одержал моральную победу, но никакой радости от нее не было. Жизнь в одной комнате Армитом обещала быть весьма "веселой" и "интересной". Однако, надо было поторапливаться в трапезную, а затем - в Белый зал. Владислав вышел из комнаты и захлопнул за собой дверь.
  Завтрак был быстрым и легким - пара бутербродов, салат с авокадо и кофе. Влад надеялся встретить в трапезной Артемия и Алису, но их не было, на другом конце стола он заметил только Франсуазу. Девушка кивнула ему - было заметно, что она рада видеть старого знакомого.
   Владислав шел в Белый зал в шумной толпе студентов. Если бы он даже не знал туда дорогу, все равно заблудиться было бы невозможно - людская река текла именно туда.
  У входа в зал в пурпурной тунике, расшитой серебром, студентов встречала Саита Ютт:
   - Влад, вон туда, за большой круглый стол, - сказала валькирия, приветствуя Измайлова кивком головы.
  Влад направился к круглому деревянному столу, стоящему в самом центре зала. Артем и Алиса, которые уже сидели за столом, приветственно замахали ему руками. Сесть рядом с друзьями и поболтать с ними Владиславу не удалось - там все места были уже заняты, и, сев рядом со светловолосой девушкой-орной, Влад принялся разглядывать сидящих за столом первокурсников. Здесь были эльфы, валькирии, лешаны, орны и тролли. Почти напротив себя Владислав заметил Иду, которая о чем-то оживленно разговаривала с высоким темноволосым эльфом. Влад сделал вид, что не заметил кузину.
   Прямо над входом в зал в черной раме висел портрет пожилого эльфа - того самого, которого Владислав видел однажды ночью беседующим с Лалом в темном пустом коридоре.
   Влад переключил свое внимание на остальной зал. Справа и слева от стола, за которым сидели первокурсники, стояли два огромных прямоугольных стола, за каждым из которых сидело, как прикинул Владислав, более ста студентов. Кроме того, за каждым из этих столов было порядка двух десятков свободных мест. Стоящий справа стол был покрыт пурпурной скатертью, расшитой серебряными розами. Над столом висел флаг - вышитая серебром чайка с распластанными крыльями и два перекрещенных меча на пурпурном фоне. Находящийся слева стол был покрыт темно-зеленой скатертью, на которой были вышиты золотые лилии. Полотнище флага также было зеленым. На нем была изображена какая-то крупная черная птица и чаша, обвитая неизвестным Владу растением.
   - Что это за птица такая, - спросил Владислав у сидящей рядом девушки-орны, указывая глазами на зеленый флаг. Та удивленно воззрилась на него:
   - Это же гриф, - ответила девушка. - Священная птица целителей, заклинателей и прорицателей.
   К столу подошли еще несколько троллей и валькирия. Теперь за столом не было ни одного свободного места.
   Владислав снова стал разглядывать зал. Возле самого входа стоял еще один небольшой стол и около двадцати стульев.
   В это время раздался бой часов. Одиннадцать ударов. В это же мгновение дверь отворилась, и в зал вошли Аймира в прекрасной длинной зеленой шелковой тунике, Санг, Вадь и еще несколько преподавателей, которых Влад не знал. У всех на правой руке были повязаны широкие черные повязки. Преподаватели уселись за тот самый стоящий поодаль небольшой стол.
  В дверях появился Кутам Лал в длинной, до самого пола, пурпурной тунике, расшитой серебром, также с черной повязкой на правой руке. Эльф нес в руках огромную черную урну, сделанную из какого-то редкого камня. Следом за Лалом в зал вошли Аретт Нури и Ян Чернов, которые держали в руках большие хрустальные вазы. И у них были черные повязки на правых руках.
  - Что это за повязки такие? - спросил Влад у той же девушки.
  - Это - знак траура и скорби, - тихо ответила орна.
  Лал поставил урну на стоявший особняком маленький столик, которого Влад поначалу и не заметил. Затем ректор подошел к столу, за которым сидели преподаватели, и сел во главе его. Саита Ютт села рядом. Лал выжидал, пока стихнут все звуки и шорохи. Наконец тишина стала просто давящей, и старый эльф поднялся с места.
   - Этот учебный год начинается на минорной ноте, - тихим голосом заговорил ректор. - Несколько дней назад Черные Призраки убили Ретома Гора, главу одной из внутренних групп Белого Братства и моего большого друга, - эльф жестом указал на висящий над входом портрет. - Прошу всех почтить его память.
  Зал встал, как один человек.
  - Департамент образования считает, - продолжал Лал, - что вас не нужно посвящать в подобные события, но я думаю, что вы уже достаточно зрелые личности, чтобы знать правду.
  Ректор помолчал минуту и, жестом приказав всем сесть, продолжал:
  - Теперь о приятном. Я рад приветствовать всех тех, кто сегодня вернулся в Греаль - свой второй дом - чтобы продолжать учебу и постигать новые потаенные грани использования магии, - начал он. - Но главные герои сегодняшнего дня - это, конечно, первокурсники. Это те, кто сегодня впервые переступил порог Греаля в качестве полноправных студентов, чтобы открыть для себя безбрежные возможности магии. И сейчас я обращаюсь именно к ним. Сегодня - один из самых важных дней в вашей жизни. Сегодня вы будете распределены по факультетам, а точнее - вы сами выберете себе факультет на все четыре года обучения в Греале. Большинство из вас, конечно, знает, что в Греале существует два факультета - Альциат и Мельян. Первый из них издревле считается факультетом воинов-магов, второй - факультетом целителей, знахарей и прорицателей. Однако, это разделение довольно условное - продолжал Лал. - Случалось, выпускники Альциата становились величайшими целителями, а выпускники Мельяна - воителями. Представляю вам деканов факультетов, - продолжал ректор. - Декан Альциата - лока Самир Яф, - из-за стола под аплодисменты зала поднялся высокий светловолосый эльф лет тридцати шести.
  Влад заметил, что левая рука Яфа была искалечена - на ней не хватало двух пальцев: мизинца и безымянного.
   - Декан Мельяна - лока Лита Санг, - при этих словах ректора молодая женщина тоже поднялась из-за стола.
  "Ничего себе: Лита - декан"? - с удивлением подумал Влад. Он считал ее очень молодой, вряд ли намного старше Леи. Санг на самом деле была молода - ей было всего-то двадцать девять лет - но считалась высококлассным специалистом и уже два года как занимала должность декана.
  - Как вы знаете, символом Альциата является серебряная роза, а символом Мельяна - золотая лилия, - продолжал тем временем Лал. - Здесь, - ректор указал на хрустальные вазы, принесенные Нури и Черновым, - находятся семьдесят два хрустальных шара. Тридцать шесть хрустальных шаров, внутри которых выгравировано изображение розы, и тридцать шесть шаров с изображением лилии. Имейте в виду, - улыбнулся ректор, - что снаружи все шары совершенно одинаковы по размеру и абсолютно гладкие. Так что вам не удастся определить на ощупь, где роза, а где - лилия. Придется положиться на интуицию. В Греале никогда не существовало предубеждения относительно того, что студентов нужно делить поровну на оба факультета. Вы сами выбираете свою судьбу. И если пятеро выберут, скажем, Альциат, а остальные - Мельян, то так и будет.
   С этими словами Лал высыпал шары из обеих ваз в черную урну.
  - Сейчас вы по одному будете подходить к урне и доставать из нее шар. Я желаю вам, чтобы ваш выбор совпал с устремлением вашей души, - сказал ректор. - Затем вы показываете шар лока Ютт - она будет составлять список факультетов, - добавил он. - И после этого садитесь за стол своего факультета, - эльф жестом указал на два огромных стола, стоящие справа и слева. - Да, выбранный вами шар вы можете оставить себе на память. И самое приятное: по решению Департамента образования, с первого метоли будет увеличен размер стипендий...
  Конец фразы утонул во взрыве аплодисментов. Лал подождал, пока они стихнут, и продолжал:
  - Теперь те, кто учатся на "рубины", будут получать восемьдесят луандров в месяц, те, кто учатся на "бирюзу" - шестьдесят, а те, кто получает "сердолики" - сорок. Естественно, только при отсутствии серьезных дисциплинарных взысканий. И, конечно, тот, кто схватит на экзамене хотя бы одно "дерево", будет лишен стипендии на полгода. Ну, а теперь приступим к распределению...
  Ректор сел, и, положив руки на стол, скрестил длинные тонкие пальцы.
  - А восемьдесят луандров - это много? - спросил Владислав у своей соседки.
  Та посмотрела на него квадратными глазами и не удостоила ответом.
  Лока Ютт встала и развернула длинный пергамент со списком имен.
  - Эгор Ван!
  В полной тишине, царящей в зале, из-за стола поднялся высокий эльф со светлыми волосами. Он медленно приблизился к урне, запустил руку в отверстие, вынул оттуда шар, и, даже не взглянув на него, протянул проректору.
  - Мельян! - громко произнесла валькирия, внося в список студентов первого курса фамилию и имя Эгора, и эльф, под аплодисменты зала, направился к столу, покрытому зеленой скатертью.
  - Артемий Никаноров!
  Медленно подойдя к урне, Артем долго-долго выбирал шар, и, наконец, вытянув руку, передал его Ютт.
  - Альциат!
  - Гард Сарт!
  Рыжеволосый лешан распределился на Мельян.
  - Франсуаза Рене!
  - Альциат!
  - Алиса Никанорова!
  Влад увидел, как вздрогнула Алиса, как, помешкав мгновение, встала, и, под пристальными взглядами всего зала, направилась к урне. Запустив руку в отверстие урны, девушка долго выбирала шар. Наконец она вытащила руку и протянула шар валькирии. Владислав не видел со своего места, что изображено в шаре, вытащенном Алисой, но Ютт громко произнесла:
   - Альциат!
  В зале раздались громкие аплодисменты. Под их аккомпанемент Алиса направилась к столу, покрытому пурпурной с серебром скатертью и села рядом с улыбающимся во весь рот братом.
  "Хочу на Альциат", - пронеслось в голове у Владислава.
  - Ида Гельде!
  Кузина Влада стремительно подошла к столу. Ида вытащила шар мгновенно, без каких-либо раздумий и колебаний. Посмотрела на него, улыбнулась и протянула Ютт.
  - Альциат!
  "Все равно хочу на Альциат, - думал Владислав, - плевать, что на один факультет с Идой".
  - Лакшми Мей!
  - Мельян!
  - Армит Рец!
  Темноволосый эльф, с которым они час назад едва не подрались, встал и подошел к урне. Влад напрягся. Рец быстро вытащил шар:
  - Мельян!
  "Только бы не на Мельян, - подумал Владислав, - только бы не на один факультет..."
  - Владислав Измайлов!
  Влад, затаив дыхание, подошел к черной блестящей урне. Запустив руку в отверстие, он стал перебирать холодные хрустальные шары. Ну, в каком же из них роза? Он сейчас отдал бы многое, чтобы оказаться рядом с Артемием и Алисой за столом, покрытом тяжелой, пурпурной с серебром, скатертью. Наконец он выбрал один из шаров и осторожно вытащил руку. Держа шар таким образом, чтобы никто, кроме него самого, не мог видеть, что же в нем изображено, Влад украдкой взглянул на шар. Лилия!..
  Тогда Владислав, почти не отдавая себе отчета в том, что же он делает, с силой швырнул шар на покрытый жемчужными плитами узорный пол. Шар разбился вдребезги, осколки хрусталя брызнули во все углы. Зал ахнул, а затем наступила мертвая тишина.
  - Зачем ты это сделал? - очень строго спросила Ютт, пристально глядя на стоящего перед ней парня.
  - Я хочу перетянуть, - опустив глаза, тихо ответил Влад.
  - Это - нарушение правил, - быстро сказал Чернов. - Не припомню, чтобы на моей памяти случалось такое.
  Владислав стоял молча, внимательно изучая узорчатые плиты пола. В его голове билась одна мысль: неужели его прямо сейчас выгонят из Греаля?
  - Да, это - нарушение правил, - раздался голос Вадь. - Измайлов заслуживает наказания.
  В душе у Влада поднялась волна злости и обиды. Кто бы говорил!.. Ну уж чья бы корова мычала! Можно подумать, Лея сама никогда не нарушает ни законов, ни правил.
  - Что было в шаре? - спросила Ютт.
  - Не знаю. Не видел, - соврал Влад.
  Он сказал это очень тихо, не поднимая глаз. Он боялся взглянуть на ректора.
  - Измайлов, - еще строже сказала Ютт, - неужели ты действительно думаешь, что мы, при желании, не сможем узнать, какой шар у тебя был? Мы можем элементарно пересчитать оставшиеся...
  - Предлагаю, - раздался глубокий и хорошо поставленный голос Лала, - предлагаю дать возможность перетянуть шар, если есть такое желание...
  Влад наконец-то осмелился поднять глаза, но Кутам Лал не выглядел ни разгневанным, ни слишком строгим: ясные, лучистые, на удивление молодые глаза смотрели задорно, с хитринкой, по-заговорщицки.
  - ... но наказать за самоуправство, - добавил он.
  Возражений не последовало. Ютт кивнула, и Влад с гулко колотящимся сердцем снова подошел к черной урне. Он понимал, что это - последний шанс, что третьей попытки уж точно не будет. Запустив в урну руку, Влад начал медленно перебирать скользкие, гладкие шары.
  - А парень с характером, - тихо шепнул Лал валькирии.
  Проректор молча кивнула.
  Один из шаров сам подкатился к руке Владислава, как бы предлагая выбрать именно его.
  "Вот этот", - решил Измайлов, и, зажав шар в пальцах, вытащил руку.
  Ютт сразу же требовательно протянула свою. Даже не взглянув на шар, Владислав передал его валькирии. Проректор долго молча его рассматривала.
  - Альциат! - наконец громко произнесла она и протянула Владиславу шар, внутри которого блестела, переливаясь, серебряная роза. Ютт внесла его имя в список, и, стараясь не улыбнуться, сказала:
  - Позже я назначу вам наказание.
  Под аплодисменты зала Влад подошел к покрытому пурпурной скатертью столу и сел рядом с Артемием и Алисой.
  Никаноров похлопал его по плечу:
  - Молодец!
  Высокий светловолосый орн, по-видимому, старшекурсник, одобряюще бросил Измайлову:
  - Греаль долго этого не забудет!
  И Владиславу стало абсолютно безразлично, какое же на него собираются наложить наказание.
  - Какой кошмар, - прошептал Влад Артему, снова поднимая глаза на портрет, - как жалко убитого эльфа!
  - И не говори, - также шепотом ответил Артем. - А самое страшное заключается в том, что предатель, передавший Призракам информацию о том, где и когда они смогут подстеречь Ретома Гора, был стражником Греаля...
  - Откуда ты знаешь?
  - В менгирах писали.
  При этих словах Артема Влад вспомнил, как странно заблестели глаза Эдны, как быстро она спрятала упавший ей на колени свиток...
  - Этот стражник, Лиор Мар, - продолжал Артем, - сам признался, что он передавал информацию Марготту при помощи ворона...
  - Вот так ни с того, ни с сего вдруг взял - и признался? - недоверчиво спросил Влад.
  Артем пожал плечами:
  - Ну, да. А что тут такого?
  Владислав покачал головой:
  - Просто странно все это.
  - Так вот, Мара посадили в Идон, - продолжал между тем Артемий.
  - Куда?
  - В подземную тюрьму для особо опасных преступников...
  - Да замолчите вы, наконец! - зашикали на них с другого конца стола.
  Тишина, однако, стояла недолго: едва только замолчали Влад и Артем, как громко зашептала Алиса:
  - Я так рада, что попала на Альциат, - блестя глазами, шептала она. - Я боялась, что попаду на Мельян, ведь Катриона сказала мне, что у меня есть способности к целительству...
  - Слушай, а восемьдесят луандров - это много? - спросил Владислав Артема.
  Тот недовольно скривился:
  - Приличный вьюр стоит около трехсот, вот и считай, - ответил он. - Но все же, какие-никакие, а свои собственные деньги...
  На них снова зашикали со всех сторон, и друзья замолчали.
  Тем временем за круглым столом осталась только одна студентка - невысокая красивая эльфийка с густыми рыжими волосами.
  - Танита Лиран! - вызвала ее Ютт.
  Девушка встала и направилась к урне. От нее волнами растекался по залу терпкий аромат духов. Танита быстро вытащила шар.
  - Мельян!
   Распределение завершилось. И, что удивительно - едва ли не впервые за всю многовековую историю Греаля студенты распределились абсолютно поровну: восемнадцать - на Альциат, и столько же - на Мельян.
  Двое незнакомых Владиславу преподавателей быстро вынесли за дверь стол с урной, и на освободившееся место вышел хор. Все встали, и под сводами Белого зала зазвучал гимн Греаля, а потом - факультетские гимны.
  А вечером было небольшое застолье, на котором первокурсники знакомились и общались. Обычно в начале года в Греале были шикарные пиры, но в этот год застолье было очень тихим и скромным из-за гибели Ретома Гора. Уже во время застолья стало ясно, что некоторые не желают знаться с полукровками. Несколько эльфов, и Ида в их числе, держались своей компанией, особняком. Но Владислав абсолютно не обращал на это внимания. У него в этот вечер, несмотря на легкую грусть, было хорошее настроение: он распределился на тот факультет, на какой и хотел, и самое главное - Армит распределился на Мельян, и теперь их должны были расселить. А вот Алисе повезло меньше: ей предстояло жить как минимум год с Идой Гельде.
  
  
   Полный текст книги можно купить здесь: http://iknigi.net/avtor-nataliya-mateychik/103295-chernyy-persten-nataliya-mateychik.html
Оценка: 5.11*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Тринкет.Сказочная повесть" О.Куно "Горький ветер свободы" Ю.Архарова "Лиса для Алисы.Красная нить судьбы" П.Керлис "Вторая встречная" К.Полянская "Лунная школа" О.Пашнина "Его звездная подруга" Л.Алфеева "Аккад ДЭМ и я.Адептка Хаоса" М.Боталова "В оковах льда" Т.Форш "Как найти Феникса" С.Лысак "Кортес.Огнем и броней" А.Салиева "Прокляты и забыты" Е.Никольская "Белоснежка для его светлости" А.Демченко "Воздушный стрелок.Гранд" Н.Жильцова "Наследница мага смерти" М.Атаманов "Защита Периметра.Восьмой сектор" А.Ланг "Мир в Кубе.Пробуждение" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Сестра" А.Дерендяев "Сокровища Манталы.Таинственный браслет" В.Кучеренко "Головоломка" А.Одинцова "Начальник для чародейки"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"