Матюшко Алексей Иванович: другие произведения.

Новогодняя ночь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Алексей Матюшко

  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Комедия в двух действиях.

  

Действующие лица:

  
  
  
   Он
   Она
   Тот
   1 милиционер
   2 милиционер
   1 грузчик
   2 грузчик
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Действие первое

  
   Комната современной квартиры. Темно. Дверь тихо открывается. Кто-то крадётся.
  
   Он. (Спотыкаясь обо что-то). О! Ё!!... Чтоб тебе провалиться!... Спокойно, Вася, спокойно, здесь тебя ждут пещеры Шахеризады. (Опять спотыкается обо что-то) Опаньки! Прямо у входа сундук с брильянтами! Начало хорошее, хоть и не совсем приятное... Где здесь включается свет? (Обо что-то ударяется) О! Ё!... Вот уже и производственная травма... Наверное будет шишка. Аккуратнее надо, Вася, аккуратнее. Как учил Кривой: голова - главное оружие вора. Ладно, сейчас включу свет, найду фамильное золото, приложу к голове и шишки, как не бывало... (Опять обо что-то спотыкается) Чёрт возьми! Где же здесь включается свет?! (Неожиданно загорается свет. В полупустой комнате, у стола стоит мужчина в одежде деда Мороза. За его спиной у двери в спальню стоит Она в ночной рубашке с пистолетом.) Спасибо, выручили...

Пауза.

   Она. Вы кто?!
   Он. (медленно поворачиваясь) Дед Мороз... А-а, вы кто?
   Она. Наверное, Снегурочка.
   Он. Оригинально... (Возмущённо) Почему вы дома?!... И вообще, что вы здесь делаете?!
   Она. Вообще-то я спала, а вот вы что делаете в моей квартире?!
   Он. ...Я?
   Она. А что, здесь есть ещё кто-нибудь?
   Он. Нет, я один. Ей богу один, а то вы мне ещё и групповуху пришьёте... К стати, я пришёл поздравить вас с Новым Годом, надеюсь вы не забыли, что сегодня 31 -е декабря...(смотрит на часы), вернее уже 1-е января. Скорее открывайте шампанское!
   Она. Руки!
   Он. Что, руки? Ах, руки!... Конечно же, мыл, вот, пожалуйста (показывает ей руки).
   Она. Руки за голову и прекратите паясничать, у меня в руках пистолет.
   Он. (Задирая руки за голову) Согласен, что не тарелка с пельменями. Хорошо же вы встречаете деда Мороза... У вас наверно было тяжёлое детство.
   Она. Не тяжелее вашего. Зачем вы влезли в мою квартиру? И кто вы?
   Он. Во-первых, влезают в нору, а я вошёл через дверь. Да, да, через дверь. (Осматривает комнату). А во-вторых,... это седьмая квартира? У меня такое ощущение, что я попал не туда.
   Она. Ещё скажите, что у вас традиция, и вы с друзьями 31-го декабря ходите в баню, и что случайно подошёл ключ от дверного замка.
   Он. Мой ключ подходит к любой двери. И всё же скажите: это седьмая квартира?
   Она. Ну, допустим седьмая и дольше что?
   Он. (возмущённо) Как что?! (Опускает руки).
   Она. Руки, руки.
   Он. Ах да, простите. (подымает руки). Но что произошло с вашей квартирой?! Где шмотки, аппаратура, фамильные драгоценности? Или мне дали не верную наводку...вернее путёвку в турагенстве?
   Она. Господи, что же вы за народ такой! Ваше "турагенство" уже побывало у меня неделю назад и, как видите, не безрезультатно. А вот я сейчас позвоню в милицию, и они прикроют вашу контору.
   Он. У вас, как я погляжу, и телефона-то нет.
   Она. Всё ваши дружки вытащили, но ничего сотовый есть и вы-то уж за всё ответите. Где же у меня сотовый? Ах да в плаще...Стойте здесь и не вздумайте пошевелиться, стреляю сразу не задумываясь и, поверьте, без всякого сожаления. Читать лекцию о вреде алкоголя, как в американских боевиках, я не буду. (Выходит в коридор).
   Он. (Садится на стул) Вот это влетел. Неужели Кривой меня подставил? Сначала сам обчистил квартиру, а потом меня навёл. (Вскакивает. Подбегает к окну) Второй этаж. Невысоко... Не успею, чего доброго действительно пульнёт. Эх, Вася, Вася, не начинал, нечего было и пробовать. Тоже мне домушник нашёлся...

Входит Она.

   Она. Эй, назад, стоять, руки. Я же предупреждала.
   Он. Да нет, что вы, что вы. Я просто полюбоваться на вид из окна и не более... У вас красивый вид из окна..., и вообще, у вас уютно в квартире...Я, к стати где-то читал про этот стиль: когда в комнате ничего и хозяйка тоже в... ни в ... чём...Послушайте, прежде чем вы меня сдадите, давайте обсудим все стороны этого вопроса.
   Она. Вы ещё скажите: "Выпьем на брундешафт"
   Он. Хорошая мысль. Но ваше предложение я отклоняю, ибо сам не пью и вам не позволю.
   Она. Вот как!?
   Он. Это (делает характерный жест по горлу) вредно сказывается на здоровье. Поэтому давайте рассуждать трезво и логично. Кем вы меня представите перед представителями власти? Вором? Но ведь я ничего пока не взял и нигде нет моих отпечатков...
   Она. И вообще, вы живёте в этой квартире, решили прилечь, отдохнуть, а тут - я
   Он. Конечно же нет, но за дверью стоят кореша, которые подтвердят под присягой, что вы, направив на меня эту пуколку, заставили насильно войти в вашу квартиру. К стати, вам за это грозит от 3-х до 5-ти с конфискацией имущества... Впрочем вам последнее не грозит, так как это уже совершено и, поверьте, я этому искренне сочувствую... Ну, как, моя логика?
   Она. Вор, рассуждающий логично - это что-то. Что вы кончали? Гарвард, Оксфорд? Или какие-то коридоры, как там у вас говорят?
   Он. К вашему сведению - у меня высшее образование.
   Она. (с усмешкой). Инженер по вскрытию квартир.
   Он. Вы зря смеётесь. У меня редкая профессия - Инженер по технологии художественной обработки драгоценных материалов.
   Она. Вор с инженерным образованием, не пьющий, да ещё с элементами логики - это уже слишком.
   Он. Прошу заметить ещё один смягчающий фактор - в роли Деда Мороза. Пришёл поздравить вас с Новым Годом (заглядывает в открытую дверь спальни), скрасить ваше одиночество. Как я погляжу из мужчин в этой квартире - один я, и я от всей души хочу вам пожелать семейного благополучия, любви, здоровья и (оглядывая пустую комнату) много, много денег.
   Она. Чтобы к вашему следующему приходу было чем поживиться. Руки, руки.
   Он. Ах, да, прошу прощения, но поверьте, ещё несколько минут такого голосования и мои руки окончательно отнимутся и я не смогу даже бутылку шампанского открыть.
   Она. Ничего, когда на них наденут наручники, они вновь обретут прежнюю силу.
   Он. Спасибо за заботу.
   Она. И уж если рассуждать логически, то я в ответ на вашу логику приведу свою. Во-первых, в милиции уже зафиксировано ограбление моей квартиры, а значит, мне нет смысла насильно затаскивать с улицы первого попавшего вора..., хотя даже мысль об этом звучит как-то..., по вашему я уже совсем чокнулась. Во-вторых, я думаю, у вас и у ваших корешей не настолько чистое прошлое, чтобы поверили вам, а не мне одинокой и беззащитной женщине.
   Он. (показывая на пистолет) Ничего себе беззащитной. Послушайте, отпустите меня по добру по здорову на все четыре стороны и чтобы глаза ваши меня не видели. Я же у вас даже коробка спичек не взял. Кстати спички у вас в доме есть? А то я могу вам зажигалку одолжить.
   Она. Спасибо, я не курю (набирает номер на телефоне).
   Он. Постойте, сударыня!...
   Она. О! Сударыня? Я гляжу, что на воровских курсах стали преподавать этику и эстетику.
   Он. Поверьте, я даже кое-что знаю о Марксизме-ленинизме и научном коммунизме... о, получились не плохие стихи. Кстати, хотите, я прочитаю вам стишок..., а хотите спою или станцую?
   Она. Вообще-то я хочу спать, и вы мне порядком надоели.
   Он. Какая вы всё-таки бессердечная.
   Она. Я!?
   Он. Ну не я же. Вы сейчас спокойно сдадите меня ментам, потом, выпив чашечку чая, почистив зубы ляжете в тёплую постель и предадитесь безмятежному, можно сказать детскому сну... Кстати, вы во сне не храпите?
   Она. Нет..., а причём здесь...
   Он. Это очень хорошо, страсть не люблю храпящих женщин. Так на чём мы остановились? Ах, да, в тот момент, когда вы будете предаваться сну, меня посадят в чёрный воронок, привезут в вонючее КПЗ, возможно, будут бить и бросят на холодный бетонный пол и всё это по вашей милости.
   Она. По моей милости?! Заметьте - это не я, а вы влезли в мою квартиру.
   Он. Хорошо, будем считать, что виноваты мы оба. Но мадмуазель..
   Она. Мадмуазель? Тоже не плохо, но уж если на то пошло, то мадам.
   Он. Да вы что?! Ну, всё, я себя полностью дискредитировал и безропотно предаюсь безжалостному течению событий. Звоните, звоните скорее. Карету мне, карету. Сюда я больше не ездок... Кстати, только из уважения к вам я могу подсказать номер телефона.
   Она. С этим уж я как-нибудь справлюсь сама. Я действительно хочу спать и вы мне окончательно заморочили голову.
   Он. Звоните, звоните, иначе наши с вами отношения могут зайти очень далеко.
   Она. Что вы говорите.
   Он. Кстати, где ваш муж?
   Она. Это уже не ваше дело.
   Он. Понял и умолкаю.
   Она. (Набирает номер телефона). Алло, милиция, это вам звонят из квартиры N7 по улице Пушкина, 25. Я вам уже звонила на прошлой неделе по поводу ограбления и ваши товарищи ко мне приезжали. Тогда у меня вынесли всё, буквально всё и представляете... Что?... Как вы сказали?... Короче?... Меня грабят... Опять... Один... Сколько времени грабит? Да уже пол часа... Нет, выносить нечего... да прошлый раз вынесли всё... Послушайте, молодой человек, прекратите издеваться!... Майор? А мне какая разница, хоть генерал... Кто бабуся?! Ну, это вообще наглость! Завтра же я буду разговаривать с вашим начальством, а пока ваша задача принять сигнал и вовремя на него отреагировать... улица Пушкина, 25, квартира 7, Михайлова Ольга Ивановна. Жду. Кстати таких майоров я штабелями складываю на кухне... (Выключает телефон). Бросил трубку. Хам какой-то... Ну вот и всё. Скоро милиция будет здесь.
   Он. Спасибо за заботу. А я думаю, как это мне обратно, да по морозу. А тут на тебе - карета подана... (Хватается за сердце) Ох... ты.... Боже мой...
   Она. Что с вами?
   Он. (имитируя сердечный приступ) ... вот это прихватило...
   Она. Вам плохо?
   Он. А разве не заметно?
   Она. Сердце?
   Он. Валидол есть?
   Она. На кухне.
   Он. И запить чем-нибудь...
   Она. Я сейчас, потерпите. (кладёт пистолет на стул и бежит на кухню)

Он спокойно встаёт, берёт пистолет.

   Он. Ну, артистка. Нет, кому скажи - мало того, что не поверят, так ещё и на смех поднимут. (Садится на стул. Ждёт поигрывая в руке пистолетом).
   Она. (Вбегая). Вот вали... (Увидев в его руках пистолет) Ох! ... Вы... Вы... (Падает в обморок).
   Он. Сударыня, вы повторяетесь. Эту шутку придумал и исполнил первым я. Вставайте... Да, как играет натурально... (Приглядываясь) Или не играет?... Эй, барышня.... (Подбегает к ней) Точно того... эй, гражданочка... (Бросает пистолет, бьёт её по щекам) Очнитесь, как вас там... Вот ведь, боже ты мой! Ну, Вася, ты влетел. Залез в чужую квартиру, да ещё и с трупом на руках. Пожизненное гарантировано. Что же в таких случаях делают?... Так спокойно, рот в рот и массаж. (Пытается изобразить вышесказанное) ... Или это делают с утопленниками?... Ну, милая, давай же... (берёт воды в рот и брызгает на неё) Так, так, так, пошло дело (Она начинает приходить в себя). Ну давай, родная, давай, вот умница. (Усаживает её по удобней, придвинув к стенке) Что ж вы так неосторожно. (Садится рядом с ней) Нельзя так. А если бы меня рядом не оказалось?
   Она. Вы... Вы...
   Он. Тихо, тихо, спокойней, не надо. Второй раз я вас уже не откачаю.
   Она. Подлец! (Бьёт его по щеке).
   Он. Спасибо. Вот она женская неблагодарная натура. Я её можно сказать с того света вытащил.
   Она. Как вы могли?! Я вам поверила, думала, что вам действительно плохо... Подайте сейчас же мне пистолет.
   Он. Зачем? Давайте будем продолжать рассуждать логически. Если бы я захотел убежать, то я бы уже это сделал, оставив ваше бездыханное тело лежать на холодном полу...
   Она. Пистолет.
   Он. Знаете, женщина лучше смотрится, если у неё в руках цветы...
   Она. Пистолет.
   Он. Впрочем, вам всё к лицу. (Подаёт её пистолет)...Ну вы меня напугали. Кстати, а я вам сначала не поверил. Как-то вы не натурально упали.
   Она. Да?
   Он. Да. А потом смотрю: лежит и, кажется, не дышит. Ну, думаю: "Хана тебе, Василий..." Кстати, Василий.
   Она. Очень приятно.
   Он. Так вот думаю: "Хана тебе, Василий. В чужой квартире, да ещё с трупом на руках. Пожизненная баланда тебе обеспечена". Потом взял себя в руки, то есть вас и давай: дыхание рот в рот, массаж груди, извиняюсь, грудной клетки.
   Она. (Смеётся) Я, что была похожа на утопленницу?
   Он. (Смеётся). Благодаря моим стараниям (вытирает с её лица капли воды) приближаетесь к образу русалки...

Она резко отдёргивает его руку.

   Она. Не забывайтесь, вы у меня под арестом.
   Он. Вы ещё скажите - в плену. Хотя, быть пленённым столь прекрасным созданием я счёл бы за честь.
   Я побеждён тобой и ты
   Победой вправе наслаждаться,
   Хоть в поражении признаться
   Я рад, уж ты меня прости.
   Она. Знаете, вы совершенно не похожи на убийцу.
   Он. Спасибо за доверие. Хотя заметьте я здесь совершенно по другому профилю. А вот вы со своей пукалкой (показывает на пистолет) более подходите на эту роль.
   Она. Кстати и вор из вас, как я понимаю, некудышний... Скажите, как вы дошли до такой жизни?
   Он. О, это долгая история.
   Она. А вы куда-нибудь спешите? Я нет.
   Он. Хорошо. В двух словах. Хотя, поверьте, жизнь свою (если когда-нибудь придётся писать мемуары) я вряд ли уложу в один том. Устраивайтесь поудобней. С вашего позволения (берёт из её рук пистолет, кладёт на стул).
   Она. Да, но...
   Он. (Перебивая её) "Все счастливые семьи счастливы одинаково. Каждая несчастливая семья несчастлива по своему." Этот закон выведенный когда-то Толстым сегодня полностью опровергнут. Меня постигла та же участь большинства несчастных советских инженеров. Что я только не делал после перестройки: был дворником, посудомоем, охранником до первого случая (набили морду, еле остался жив), попал в больницу и вот тут мне неожиданно улыбнулась удача: в этой же больнице лечился один бизнесмен, вернее бандит, это сейчас они бизнесмены. Так вот ему очень понравилась моя специальность: инженер технолог по обработке драгоценных материалов, золото, брильянты, подделка, экспертиза и тому подобное. Жизнь начала налаживаться. Потом его, моего благодетеля почему-то посадили. Сам я тогда еле-еле отмазался. Снова дворник, посудомой, пытался устроится в порядочные фирмы, но там требуются в основном молодые со знанием английского и компьютера. Ну, сами понимаете - отчаянье, безысходность, правда повесится не пытался, я вообще по жизни оптимист.
   Она. Я это заметила.
   Он. Вы наблюдательны. Редкое качество для симпатичной женщины.
   Она. Это комплимент или продолжение вашего оптимизма?
   Он. Принимайте как хотите...Так на чём же я остановился? Ах, да, я же говорил о прекрасных дамах и о вас...
   Она. А я думала вы говорили о себе и о безысходности.
   Он. Разве? Тогда продолжаем. И вот в этот очередной мрачный момент моей жизни мне подвернулся один старый знакомый (из той же банды), предложил заняться экспроприацией экспроприаторов и обчистить квартиру новых русских, которые обычно празднуют Новый год на Канарах... Скажите, вы, правда, бывали на Канарах?
   Она. Да, ваш кореш не ошибся, хотя всё это в прошлом... Канары, Париж... Если бы вы видели Париж осенью!
   Он. Я? Видел.
   Она. Вы? Вы были в Париже?
   Он. Нет. По телевизору. Помните, была такая передача: "Клуб кинопутешественников".
   Она. Но мы отвлеклись, и что же дальше?
   Он. А дальше вы всё видели и даже успели в этом поучаствовать.

Пауза.

   Она. А жена, дети?
   Он. Двое: мальчик и девочка... Она ушла еще, когда я лежал в больнице. И я её ни сколько не осуждаю. Какой из меня кормилец.

Звонок в дверь.

   Он. Вы кого-то ждёте?
   Она. Нет.
   Он. Может быть муж?
   Она. Я вдова.
   Он. Сосед?
   Она. Во втором часу ночи?
   Он. Ночь-то Новогодняя.

Звонок повторяется настойчивее. За дверью раздаётся голос: "Откройте. Милиция". Оба вскакивают, как ошпаренные.

   Она. Кажется это за вами.
   Он. Ну, раз кроме нас с вами здесь никого нет, то наверно вы правы, вас же одинокую и беззащитную я не отдам в безжалостные, карающие руки правосудия.

Звонок повторяется, слышен стук в дверь. "Откройте. Милиция".

   Он. Ну, идите же, иначе они выломают дверь.

Она выходит в прихожую. Он прячет пистолет в шкаф.

   1 милиционер. Михайлова Ольга Ивановна?
   Она. Да, это я.
   1 милиционер. Где он.
   Она. Кто?
   1 милиционер. Ну не Дед же Мороз. Грабитель где?
   Она. Он там... Точнее его там нет...
   2 милиционер. Да она пьяна.
   1 милиционер. Спокойно, Петрович. Гражданочка, кто к вам ворвался.
   Она. Дед Мороз.
   2 милиционер. Чокнутая.
   1 милиционер. Петрович, я тебя умоляю. Сейчас разберёмся. (Ей) Гражданочка, вы толком можете объяснить, что здесь произошло?
   2 милиционер. Да она в ночнужке, глянь-ка. С мужиком повздорила и делов-то. В Новогоднюю Ночь с кем не бывает.
   1 милиционер. Петрович, я тебя умоляю.
   Она. Дело в том, что там действительно Дед Мороз. Вы уж меня извините, если я вас потревожила.
   2 милиционер. Нифига себе, потревожила. В Новогоднюю ночь! Да за это убить мало!
   1 милиционер. Петрович, я тебя умоляю. Выйди, я сам разберусь. (Ей) Дамочка, значит, к вам ворвался Дед Мороз и хотел вас ограбить, так?
   Она. Да... вернее нет. Он не хотел меня ограбить... Это я подумала, что он грабитель. Понимаете, неделю назад мою квартиру ограбили, вынесли всё подчистую..., а тут он..., это было так неожиданно... Ну вот я и подумала...
   1 милиционер. Что он вынесет всё остальное?
   Она. Да нет, в общем-то выносить больше нечего.
   1 милиционер. (возмущённо) Так какого же чёрта, если выносить больше нечего, вы кричите на весь мир, что вас грабят!
   Он. (Прислушиваясь к разговору в передней). Что значит "нечего выносить"?! А честь прекрасной дамы? Стражи порядка хреновы!
   1 милиционер. Не понял. Это ещё кто такой?
   Она. Он. Дед Мороз.
   1 милиционер. Так. Разберёмся. Позвольте. (Идёт в комнату)... Точно Дед Мороз.

Он стоит с поднятыми руками.

   Она. А я вам что говорила.
   1 милиционер. А почему с поднятыми руками?
   Она. ...Лампочку прикручивал...вот руки и затекли.
   1 милиционер. А, понятно.

Она делает Ему знаки опустить руки. Он опускает руки.

   Ваши документы.
   Он. Что я дурак - брать паспорт на дело. Вы когда идёте на дело - берёте с собой документы?
   1 милиционер. Мы не ходим на дело. Мы ездим на вызовы.
   Он. А, это значит - мальчики по вызову.
   1 милиционер. Не понял?
   Она. Он хотел сказать, что Деды Морозы тоже ездят по вызову.
   1 милиционер. Понял, не дурак. Но всё равно придётся проехать в отделение для выяснения личности.
   Она. Послушайте, товарищ майор,...
   1 милиционер. Я не майор, а сержант
   Она. Ой, прошу прощения...
   Он. Будете майором, она у меня такая глазливая, просто жуть.
   Она. (Ему) Послушайте.
   Он. Молчу.
   Она. (1 милиционеру) Товарищ сержант, вы представляете скольких детей оставите без праздника и подарков.
   Он. Это в два часа ночи?
   1 милиционер. Действительно.
   Она. ...Но ведь если вызов сделан, то дети ждут и не спят.
   Он. У меня ещё... вернее уже и мешок пустой.
   1 милиционер. Действительно.
   Она. ... а сейчас Снегурочка подвезёт новые.
   Он. Да?
   Она. Да.
   1 милиционер. Послушайте, что вы мне голову морочите. Собирайтесь в отделение.

Он отводит её в сторону.

   Он. (Ей). Из всего происходящего я понял, что вы пытались меня отмазать.
   Она. А вы, как полный идиот, настойчиво пытаетесь отдать себя в руки правосудия и ни как не хотите мне помочь.
   Он. Не знаю, почему вы это делаете, но делаете вы это крайне не профессионально.
   Она. Хорошо, покажите, как это делается, если вы такой умный.
   Он. У вас деньги есть?
   Она. Что?! А если я вам не заплачу - вы не покажите мне, как вас отмазать?
   Он. Да не мне, а будущему майору.
   Она. Господи, какая же я глупая!
   Он. Самокритично. Рублей сто я думаю, хватит. Поверьте, при первой же возможности я отдам.
   Она. Я сейчас. (убегает в спальню).
   1 милиционер. Куда это она?
   Он. Вы же сказали: на выход с вещами, вот она и побежала собирать котомку в последний путь.
   1 милиционер. Кому?
   Он. Мне.
   1 милиционер. А кем вам приходится гражданка? Жена... или?
   Он. Или.
   1 милиционер. А!... Не понял.
   Он. Я же Дед Мороз.

Вбегает Она. Отводит Его в сторону.

   Она. (Ему) Вот, пожалуйста. А хватит сотни?
   Он. Должно. Это же бутылка шампанского. Выпьют за Новый год.
   Она. Вот ещё сотня, вдруг мало окажется.
   Он. Вы предусмотрительны.
   Он. (1 милиционеру) Можно вас на пару слов?
   1 милиционер. Но не больше.

Отходят в сторону.

   Он. Товарищ сержант, у меня к вам предложение: я понимаю, что служба в Новогоднюю ночь не всем приносит удовольствие и поэтому, как Дед Мороз, хочу преподнести вам новогодний подарок (кладёт в руку 1 милиционеру сто рублей) и тогда, я думаю, отпадёт необходимость везти Деда Мороза под вашу новогоднюю ёлку в отделение.
   1 милиционер. Что это? Взятка?
   Он. Понял. (Кладёт ещё сто рублей) Это подарок напарнику.
   1 милиционер. Но Петрович тоже взяток не берёт при исполнении.
   Он. Командир, побойся бога. У меня больше нет подарков, клянусь.
   1 милиционер. (Поворачиваясь к Ней) Но нам необходима ещё расписка потерпевшей, что она не имеет претензий к вам.
   Она. (сообразив) А,... вот она, пожалуйста. (Подходит к 1 милиционеру и кладёт ему в руку сто рублей).
   1 милиционер. Да но...
   Он. Командир, я понял и согласен ехать хоть на край света, но поверь, сержант, никогда ты не будешь майором, это я тебе гарантирую. Я тоже очень глазливый. (Ей) Дорогая жди меня и я вернусь, только очень жди. И передай маме привет от её беспутного сына...
   1 милиционер. Он у вас всегда такой дёрганый и не понятливый?
   Она. Да нет, знаете, до этой ночи был такой тихий и незаметный.
   1 милиционер. Мне, действительно, необходима ваша расписка.
   Она. О, господи, как же я не сообразила. Я сейчас, мигом. (Бежит в спальню).
   1 милиционер. (Подмигивая ему) Хороша. Повезло мужу.
   Он. Как я понял, мужа никакого нет.
   1 милиционер. Не понял.
   Он. Вдова.
   1 милиционер. Понял не дурак. Тогда повезло тебе.
   Он. Наверно повезло, хотя...
   1 милиционер. Что, ломается?
   Он. Дурак ты.
   1 милиционер. Послушайте, гражданин, поаккуратней.
   Он. Петровича позовёшь или один на один разберёмся, как мужики?

Вбегает Она.

   Она. Вот, пожалуйста.
   1 милиционер.(Смотрит расписку). Дату поставьте.

Она расписывается.

   И разберитесь с вашим Дедом Морозом, я гляжу, мозги у него полностью отморожены. (Идёт на выход). Петрович, заводи, поехали.

1 милиционер уходит.

Она садится на пол оперевшись на стену.

Пауза.

Он подходит к шкафу, достаёт пистолет. Подаёт ей.

   Он. Ваш пистолет.
   Она. Спасибо. А я даже не догадалась спрятать его. Представляю, что было бы, если сержант его увидел.
   Он. Тогда загремели бы в каталажку вместе. (Садится рядом с ней).
   Она. Ну вот и всё... А вы то молодец. (Передразнивает) "Кончились подарки. Два часа ночи". Сказали бы уже прямо, что вор.
   Он. Ну, вы тоже не подарок. Сначала с пистолетом на перевес, а потом грудью на амбразуру. Пойми вас... А откуда у вас пистолет?
   Она. От мужа остался.
   Он. Он что, был военным или килером?
   Она. Нет, бизнесменом.
   Он. Понимаю, пал смертью храбрых в неравном бою с конкурентами.
   Она. Что-то вроде того.
   Он. А как же бизнес, деньги и прочее? Вы теперь, наверное, какой-нибудь коммерческий директор?
   Она. Нет. Он всё забрал с собой. Оставил мне только квартиру.
   Он. Как же он смог всё забрать (делает знак рукой в пол) с собой туда? Как фараона хоронили что ли, с наложницами, секретаршами, доспехами, охранниками и с фирмой, которую возглавлял?
   Она. Послушайте, это бестактно с вашей стороны!
   Он. Простите. Нервная раслабуха. Вы ведь меня сейчас спасли от неминуемой гибели... Спасибо вам.
   Она. Не за что.

Он встаёт.

   Он. Ну я пойду?

Она встаёт.

   Она. Да, идите... Я так хочу спать.
   Он. К стати и мне не мешало бы побыть одному. Пойду, пройдусь по ночному городу и подумаю о своём прошлом и настоящем.
   Она. А почему бы вам не подумать о своём будущем?
   Он. Мысль хорошая, но поверьте, моё будущее темно, как ночь.
   Она. Но сегодня ночь, кажется, новогодняя и в ней можно найти какой-нибудь луч света.
   Он. Как вы хорошо сказали. Вам бы романы писать. Кстати, кем вы работаете?
   Она. Я - журналистка.
   Он. Да вы что!
   Она. Да. А что? У вас такое выражение лица, словно вы сели одним местом на ежа.
   Он. Единственное, что я терпеть ненавижу - это водку и наркотики, которые затуманивают людям мозги и журналистов, которые делают с теми же мозгами аналогичное.
   Она. Да!
   Он. Да, да. Вечно вы лезете не в своё дело. Всё-то вы знаете, всё-то вы умеете. И постоянно об этом трезвоните в Колокол, как Герцен, чтоб ему провалиться. И при этом обязательно кого-нибудь будите: декабристов, народовольцев, Ленина, террористов и прочее.
   Она. (Возмущённо) Что вы говорите!
   Он. А страдаем при этом мы, нормальные...
   Она. Воры.
   Он. Да... вернее - нет... Простые люди, работяги, семьянины...

(Возбуждённо ходит по комнате).

   Кто меня, нормального советского инженера толкнул на этот порочный путь?!
   Она. Я.
   Он. Нет, про присутствующих либо хорошее, либо ничего.
   Она. Это про покойников.
   Он. Прошу не перебивать... Так, о чём я?... Ах, да, так вот, жили как люди, ну не было колбасы, ну и бог с ней, нет же, вам подавай свободу слова, демократию, перестройку. И что в результате? (показывает на пустую комнату)
   Она. Вам подать трибуну или так обойдётесь?
   Он. Спасибо, я с места... Вы зря ёрничаете... Вот она ваша журналистская сущность! Всюду вы суёте свой нос с видом знатоков... Как воевать вы знаете, как строить вы знаете, как воров ловить вы тоже знаете... "Журналистское расследование" - кому оно нужно ваше расследование?! Как воевали, так и воюем, как строили, так и строим...
   Она. Как воровали, так и воруем.
   Он. Вот здесь вы ошибаетесь. Если раньше вор был настоящим вором, то сегодня воры перешли в разряд бизнесменов, предприимчивых людей, а ворами стали такие, как я - те кто привык работать, а не выкручиваться... И при этом, сколько бы стоила реклама в вашей газете разработок моего бывшего института, да что там института, работы и ли товара любого нормального предприятия?
   Она. Зачем вам это?
   Он. Ну, сколько, сколько?
   Она. Ну, реклама услуги по обчистке квартир не знаю сколько, а вообще дорого, вам не по карману.
   Он. Юмор оценил, только в том то и юмор, что вы рекламируете воров, убийц и их нелёгкий труд и причём бесплатно. Все газеты и телепрограммы пестрят различными способами как эффектней убить, как удобней обворовать и какой при этом можно испытать кайф. Спросил как-то свою малую дочь: "Кем хочешь стать, когда вырастешь?"
   Она. Ну, наверно...
   Он. Нет, не потянет.
   Она. Тогда может быть...
   Он. Шоу-бизнес? Что вы. Для этого нужен папа миллионер, а я до этого чуть-чуть не дотягиваю. Представьте себе - проституткой.
   Она. Даже так? Надо же.
   Он. "Папа, - говорит, - у них такая интересная жизнь и платят хорошо." Я её спрашиваю: "Чем они занимаются знаешь?" "Пока нет, но по телеку про них постоянно показывают."
   Она. Умный ребёнок, далеко пойдёт.
   Он. А террористы, сколько вам платят, что вы с таким усердием рекламируете их работу? Ведь им только и надо, чтобы вы раструбили на весь мир о них.
   Она. Но этот, как вы говорите мир, должен знать об этих злодеях и их злодеяниях!
   Он. Зачем?! Зачем мне это знать?! Чтобы я и мои дети ходили по улицам с опаской, жили в страхе? А им, этим вашим злодеям, это только и надо. Прекратите о них рассказывать и не будет ни какого терроризма. А зачем если об их терактах никто ничего не знает. Но ведь это же интересно, захватывающе, но поверьте только для примитива, для пещеры, а я хочу знать о жизни нашей глубинки, деревни, о достижениях наших учёных, хочу смотреть не дешевые боевики и "Окна" психушки, а Чехова, Лермонтова, Шукшина...
   Она. Послушайте, мало того, что вы залезли ко мне в квартиру и хотели её обчистить, мало того, что я вас отмазала от милиции, я ещё должна выслушивать ваши претензии к журналистам и ко мне в частности!
   Он. Простите - наболело.
   Она. Наболело - лечится надо.
   Он. Я бы рад, да вы знаете сколько сегодня стоит бутылка водки?
   Она. А другие лекарства вы не признаёте?
   Он. Ну почему же, дача на берегу озера, камин, удочка и ласковая женская грудь, к которой можно припасть и на миг забыться среди житейской суеты... Но всё это стоит ещё дороже... Кстати, если вы помните, я не пью, но на сегодня это единственное лекарство, которое мне ещё бывает доступно...

Звонит сотовый телефон.

   Она. (включив телефон) Алло... Ой, Машка, спасибо, и тебя тоже с Новым Годом! Счастья тебе, удачи, любви и семейного благополучия... Одна... Да так, ничего. Ложусь спать... Нет, что ты, что ты, никуда не хочу выходить... Ой, Маша, не надо, честное слово хочется спать, да и у меня ничего не готово, ты уж прости... Маша, Маша, я тебя умоляю... Да, считай, что не одна... Мужчина... Кто, кто, дед Мороз... Ты же знаешь - я с несимпатичными не встречаюсь... Хорошо, хорошо потом расскажу... До встречи. Привет Володьке. (выключает телефон).
   Он. Интересно, что же вы ей расскажете?
   Она. Так и скажу, как было.
   Он. Как ночью к вам ворвался дед Мороз с мыслью - ограбить и как вы его спасли от милиции?
   Она. (Смеётся). Да, действительно, звучит смешно. Вам, кстати здорово повезло, что сегодня Новогодняя ночь. Обычно я стараюсь не поступать так безрассудно.
   Он. Как женщина или как журналист?
   Она. Вы опять за своё?!
   Он. Нет, нет, что вы. Я не в том смысле. Безрассудство и беспечность не украшают журналиста и, наоборот, я очень люблю женщин, обладающих этими качествами.
   Она. Конечно же, вам мужчинам не нравятся сильные женщины, которые способны устоять против ваших хитростей и уловок. Как и полководец, приходящий в ярость при виде крепости, которая не сдаётся под напором его полков.
   Он. Сударыня, вы здесь очень заблуждаетесь.
   Она. Да?
   Он. Да. Нам, полководцам не всегда по душе крепости, которые сдаются без боя. Я надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?
   Она. Проститутки.
   Он. Ну, зачем же так грубо. Просто женщины лёгкого поведения. Но у нас, опять таки полководцев, не вызывают восторга те крепости, которые умирают, но не сдаются. Вы оцените силу, напор, красоту, в конце концов. И не забудьте вовремя вывесить белый флаг. Иначе наши войска могут пасть к ногам, вернее уйти под стены другой крепости.
   Она. Вам бы в писатели податься. У вас присутствует образное мышление.
   Он. Спасибо, я учту ваше предложение и сейчас же пойду его обдумывать.

Он направляется к выходу.

   Она. Стоять.
   Он. (Остановившись, подняв руки вверх) Стою.
   Она. Я, кстати, вас ещё не отпускала. Не забывайте, что вы у меня под арестом.
   Он. А если я сейчас пойду - вы будете стрелять?
   Она. Зачем?
   Он. Ну, как, зачем. А при попытке к бегству? Или, как вы там говорили, без рассуждений о вреде алкоголя?
   Она. Нужны вы мне. Идите, кто вас держит... Я хотела вас спросить: а как же подарок?
   Он. Какой подарок?
   Она. Ну, вы же Дед Мороз? Вот я и спрашиваю: а где мой подарок под ёлку?
   Он. Ах, вот оно в чём дело... Хорошо, будет вам подарок. До свидания. (Уходит).
   Она. Смешной какой-то.

Берёт пистолет. Выключает свет. Уходит в спальню.

Конец первого действия.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Второе действие.

Та же квартира. Прошло две недели. В комнате бардак из только что привезённых и брошенных как попало вещей. На тумбочке стоит телевизор. Двое грузчиков вносят коробку с телевизором.

   Она.(Из прихожей грузчикам) Поставьте пожалуйста возле тумбочки.
   1 грузчик. (Видя телевизор стоящий на тумбочке) Она их коллекционирует что ли.
   2 грузчик. Может, на кухню купила.

Входит Она. Оглядывает комнату.

   Она. Что всё это значит? Мой телевизор. (Осматривает вещи) Ой, моя шуба... Мои вещи. Откуда всё это?
   1 грузчик. Вы нас спрашиваете?
   Она. Да нет... не понимаю, что происходит.
   2 грузчик. Женщина, давайте рассчитаемся и потом разбирайтесь, что, зачем и почему, а нам пора.
   Она. Да, да, конечно. (Достаёт из кошелька деньги) Сотни хватит?
   1 грузчик. До двухсот бы добавить не мешало.
   Она. Кстати, у вас в магазине написано, что доставка бесплатно.
   1 грузчик. До дома мы вам его довезли, а вот заносить в квартиру - это по отдельному тарифу. По сотне на брата.

Он выходит из ванной. Вытирает полотенцем руки.

   Он. Дайте им на бутылку и хорош.
   2 грузчик. Хозяин, что ли?
   1 грузчик. А говорили занести некому.
   Он. Хозяин, не хозяин - это не ваша проблема.

Достаёт из кармана деньги, отдаёт грузчикам.

   Свободны, ребята.

Грузчики уходят.

   Она. Вы?
   Он. Глупее вопроса я не слышал. Я.
   Она. Как это всё понимать?
   Он. Что? Как я здесь появился?
   Она. Ну, об этом я догадываюсь. У вас же ключ подходит к любой двери. Что вы здесь делаете и (показывает рукой на вещи), что всё это значит?
   Он. Ваши вещи.
   Она. Я уже догадалась. Но как они здесь оказались?
   Он. Я занёс и, заметьте, совершенно бесплатно. Я тут воспользовался вашим полотенцем, знаете ли, пришлось попотеть.
   Она. Так, подождите, я ничего не понимаю. Где вы всё это взяли?... И вообще - почему? Зачем?
   Он. Вы прямо, как в телевикторине "Что? Где? Когда?". Вещи ваши и слава богу... Правда не все, уж не обессудьте - что-то уже успели сбыть.
   Она. Кто успел сбыть?
   Он. Ну не я же. Вы журналисты любите задавать много лишних вопросов. Вам вернули вещи и скажите спасибо.
   Она. Нет, ну конечно же спасибо, я всё понимаю... Но я ничего не понимаю.
   Он. Понятно, что вы всё понимаете и не понятно ЧТО вы не понимаете?
   Она. Как вы это всё нашли и почему вы это сделали?
   Он. Понимаете Ольга...?
   Она. Михайловна.
   Он. ...Михайловна. В детстве папа с мамой учили меня никогда не обижать девчонок и всегда их защищать. И я старался, как мог, следовать этому учению. Сегодня мои девчонки превратились в таких вот очаровательных женщин (не смотря на то, что вы журналистка) и во мне сработал инстинкт, знаете, как у собачек Павлова. Я нашёл тех кто вас обидел и в доступной форме объяснил им, что нельзя экспроприировать одиноких, беззащитных и, не побоюсь этого слова, симпатичных вдов. Они меня поняли (в отличии от вас они оказались более понятливыми), а остальное дело техники. Второй этаж - это не так высоко... Кстати вашим грузчикам и сто рублей - много, впрочем деньги ваши, считайте, что сто рублей я вам уже вернул. Сто рублей я заплатил своим подручным, что бы занести ваши вещи, ну и сто буду должен.

Пауза. Он смотрит на неё.

   Алло, гараж.
   Она. (Опомнившись) Вы сумасшедший.
   Он. Я так понимаю - это слова благодарности?
   Она. Сначала вы влезаете в мою квартиру, чтобы меня обворовать, потом, вы делаете тоже самое, чтобы вернуть мне украденное кем-то. Кто вы?
   Он. Дед Мороз. Вы забыли. И это мой вам подарок под ёлку. Надеюсь, вы помните, что сегодня Старый Новый Год. Шампанское и конфеты в пакете. Есть все основания начать отмечать. Тем более, что новый Новый Год мы с вами встретили не очень удачно.
   Она. Вы так думаете?
   Он. Наверно.

Звонок в дверь.

   Он. Вы кого-то ждёте?
   Она. Нет.

Она идёт открывать дверь.

   1 грузчик.(2 грузчику). Я же тебе говорил, что второй телевизор тоже в эту квартиру.
   2 грузчик. Ты же адрес смотрел. А я, когда к этому же дому подъехали, думал, что этажом выше. Этот телевизор наверно в туалет.
   1 грузчик. Гражданка, куда телевизор поставить?
   Она. Но я больше не заказывала телевизор.
   1 грузчик. А вас никто и не спрашивал, и с нами никто не советовался. Сказано доставить по адресу Пушкина, 25, квартира 7. Этот адрес?
   Она. Да, но...
   1 грузчик. Вот и прекрасно, распишитесь и не сопротивляйтесь.
   Она. Ничего не понимаю. (Смотрит на Него).
   Он. Это не я. Честное слово... Может это новый способ зарабатывать деньги? Возишь по квартирам телевизоры и снимаешь по сто рублей?
   Она. Мысль хорошая, если учесть, что телевизоры стоят несколько дороже.
   1 грузчик. Не волнуйтесь, за всё уплачено сполна. Наша задача: принести, поставить и уйти. (Подаёт квитанцию) Распишитесь.
   Она. Ничего не понимаю. (Расписывается). Но хоть кто вас прислал, можно узнать?
   1 грузчик. Не велено говорить. Всё, до свидания. (Уходят).
   Она. Если б я знала, я бы телевизор не покупала.
   Он. Теперь вам можно их солить.
   Она. Ну, эти два я знаю, откуда взялись. А вот этот? Может по ошибке? Хотя адрес назвали мой.
   Он. Тайный воздыхатель? Я начинаю ревновать.
   Она. Вам бы всё издеваться. Хорошее начало года. Сначала вы со своим ограблением, потом это всё.
   Он. Предлагаю закрепить успешное начало года бокалом шампанского.

Берёт пакет. Достаёт бутылку шампанского.

   Она. Это единственное, что остаётся нам в данной ситуации сделать.
   Он. Несите бокалы. (начинает открывать бутылку шампанского) И быстрее, а то оно сейчас выстрелит.
   Она. Да у меня же весь хрусталь вынесли. (Пытается найти среди наваленных мешков и вещей) Вы, кстати, всё это принесли и вам лучше знать, где посуда.
   Он. Не помню, чтобы там что-то звенело на подобии посуды. Наверно её успели сбыть или разбить.

Шампанское открывается и проливается на пол.

   Ну вот и всё... Я предупреждал. Извините.
   Она. Ладно, что там. Сейчас я принесу кружки. (Уходит на кухню.)

Он распаковывает шоколад, достаёт из пакета лимон.

   Он. Захватите нож и тарелку для лимона.

Входит Она. Несёт кружки, тарелку и нож. Он наливает шампанское, режет лимон. Она смотрит на Него. Неловкая пауза. Он подаёт Ей кружку.

   Она. Ну, за что пьём?
   Он. ... Ну, за... Старый Новый Год,... Счастья вам, удачи...
   Она. Любви, семейного благополучия и тому подобное. Я думала, вы скажете что-нибудь более оригинальное. В прошлую ночь вы были более разговорчивы.
   Он. Знаете, стоит мне встретить мало-мальски симпатичную женщину и я тут же теряюсь.
   Она. А сначала вы меня не разглядели?
   Он. Под дулом пистолета я становлюсь несколько слеповатым... Позвольте мне взять у вас интервью, ведь я же знаю о вас только то, что вы симпатичная вдова и что у вас есть пистолет.
   Она. Мне казалось, что вы несколько недолюбливаете журналистов, а тут сами решили вдруг брать интервью.
   Он. А я надумал поменять своё мнение. Итак, сколько вам лет?... Хотя, пардон, восемнадцать, больше вам не дашь.
   Она. (Смеясь) Спасибо и на том.
   Он. Не за что. Ваше семейное положение?
   Она. Вдова. Дочь...
   Он. А...?...
   Она. У матери на каникулах.
   Он. Понятно. Ваши пристрастия?
   Она. Журналистика, журналистика и снова журналистика.
   Он. Ну а это... Как его... как бы это лучше сказать?...
   Она. Мужчины? Нет. Как-то они меня не очень интересуют
   Он. Да вы что?!
   Она. Нет, ну, встречаются иногда отдельные экземпляры с которыми можно...
   Он. Понял, не продолжайте...
   Она. ...Поговорить о погоде, о природе и о нас женщинах.
   Он. Это уже кое-что. Ну, хорошо, а это? (делает характерный знак у шеи)
   Она. Нет, ну почему бы не выпить рюмочку хорошего коньяка в приятной компании, да и хорошая сигарета никогда не помешает.
   Он. Даже так?
   Она. (Достаёт из сумочки пачку сигарет) Профессия обязывает. (Предлагает Ему)
   Он. Нет, что вы, я бросил.
   Она. И давно?
   Он. С рождения.

Она закуривает.

   Он. Знаете, я всегда себе так и представлял журналисток.
   Она. Это плохо или хорошо?
   Он. Нормально. По крайней мере, без отклонений.
   Она. Спасибо и на том.
   Он. Не за что. Давайте выпьем.

Звонок в дверь.

   Она. Если это ещё один телевизор, я этого не переживу.
   Он. А может это стиральная машина...
   Она. Но я никакой стиральной машины не заказывала.
   Он. Ничего, берите, всё в хозяйстве пригодится. Хотя все последние события говорят о том, что вы правы и у вас появится четвёртый телевизор. Этот на кухню, этот в спальню, этот... а в туалет не войдёт.

Смеются. Она идёт открывать дверь.

   Она.(в прихожей). Ты?
   Тот. (в прихожей). Я, как видишь. Ты мне не рада?
   Она.(в прихожей). Знаешь, особого восторга не испытываю.
   Тот. (в прихожей). А я, если честно, очень рад тебя видеть. Это тебе.
   Она.(в прихожей). Как всегда, белые розы.
   Тот. (в прихожей).Как видишь, я ничего не забыл. Разреши пройти?
   Она.(в прихожей). А стоит?
   Тот. (в прихожей). Вот и спасибо. Я, между прочим, помню всё. Твои любимые цветы, духи, песни и даже ту самую родинку на том самом месте...

В комнату входит Тот. За ним входит Она.

   (увидев его) которою, я надеюсь, любовался только я один.
   Он. Здравствуйте.
   Тот. (Ей) Что всё это значит и откуда все эти шмотки?
   Она. Решила сделать ремонт, а заодно выкинуть некоторый лишний хлам. Знакомься, это Василий.
   Он. Очень приятно. (Протягивает руку для приветствия).
   Тот. (Игнорируя Его, Ей) Разве тебя не обокрали?
   Она. Как видишь, нет. И даже нанесли телевизоров полный дом... А с чего ты взял, что меня обворовали?
   Тот. Да так, земля слухами полнится. К тому же, надеюсь, ты помнишь, что я не последний человек в твоей жизни и меня волновала судьба моей жены.
   Она. Бывшей жены. Василий, познакомьтесь - это мой бывший муж.
   Он. (Крестится) Чур меня, чур, покойник что ли?... (Ему) Скажите, на том свете всем выдают такой прикид?

Она подходит к Нему.

   Она. Василий, я вас прошу.
   Тот. Что это у тебя за прыщик?
   Она. (Проводя рукой по лицу) Где?
   Тот. Сзади тебя стоит. Или это грузчик?

Достаёт кошелёк, вынимает деньги.

   (Ему) Возьми, голубчик, и проваливай отсюда, да поскорее.
   Он. Кем я только не был. Вором был, Дед Морозом был, грузчиком был, а вот вышибалой ещё не приходилось. Послушай, милая, мне его вежливо вынести или как?

Она смотрит на Него с недоумением.

   Тот. Милая?! Очень хорошо! Прекрасно! Я волнуюсь за неё, переживаю, думаю, что её обворовали, кстати, этот телевизор тебе в подарок. А она?!... Вот в этом ты вся. Я всегда тебя не понимал. Я прекрасно знаю, что тебя обворовали, что дочь живёт у матери, что в газете тебя сокращают и, тем не менее, я прихожу, и ты делаешь вид, что у тебя всё хорошо. Находишь какого-то лабуха..., кстати, я не удивлюсь, если узнаю, что ты его специально подхватила с улицы, чтобы разозлить меня.
   Она. Михайлов, прекрати, какое ты имеешь право!
   Он. Послушай, ты, усопший, тебе не кажется, что ты задержался и пора уже туда (показывает в пол) обратно к чертям или ангелам, извини, не знаю кем ты был при жизни.
   Она. Василий, я вас прошу.
   Тот. Ольга, успокой его, не то это я сделаю сам, ты меня знаешь.
   Он. Что?!
   Она. Вася, я тебя очень прошу.
   Он. Хорошо. Удаляюсь... в сторонку. Я надеюсь вы не долго. Шампанское выветрится. (Отходит к окну).
   Тот. Вася! Милая! Хороша. На кого ты меня променяла? Да таких как этот Вася я могу тебе подогнать сколько захочешь, да ещё посолидней...
   Она. Михайлов, ты так нечего и не понял. Неужели ты думаешь, что я тебя любила за солидный пиджак, модный галстук и шикарное авто? Кстати, когда ты был простым студентом ты был более привлекательным и по жизни, и в постели. Что ты тогда вытворял!
   Тот. Пойдём в спальню и я докажу тебе, что я и сейчас кое-что могу.
   Она. Я не о том, какие стихи писал, какие песни пел, цветы дарил не эти искусственные розы, а живые ромашки. Деньги и постель - вот сегодня твои понятия. Как ты можешь руководить своей фирмой с такими узкими понятиями?
   Тот. У меня узкие понятия? А у него широкие. Я бросал к твоим ногам весь мир. Париж, Канары, я носил тебя на руках, исполнял любой твой каприз...И даже этот развод я воспринял, как очередной твой каприз. Чего тебе не хватало?
   Она. Михайлов...
   Тот. Нет, нет, ты мне ответь... Молчишь. Что, хочешь сказать: кабаки, девочки? Но это моя работа. Я должен был соответствовать. Кстати, ты тоже не ангел. Я хоть раз тебя упрекнул за твои флирты с сопливыми журналистами?...
   Она. Прекрати.
   Тот. Да нет, уж ты послушай, что я тебе скажу. Муж за порог и ты сразу же в объятия какого-то ханыги. Мало того, я знаю, что это обычный вор, и он тебя обворовал...
   Он. Что?
   Тот. (Ему) Заткнись, недоумок. (Ей) А ты, ты же обычная, дешевая проститутка...
   Он. Так, всё, время истекло и терпение тоже. Послушай ты, вечная память, меня ты можешь называть, как хочешь, но за женщину я вынужден слегка тебя потревожить. (Подходит к Тому, берёт его за грудки) Сам выйдешь или помочь?
   Тот. Спокойно, спокойно, пойдём, выйдем, не здесь же разбираться.
   Он. Согласен. Ты хоть и покойник, но мыслить ещё можешь.

Уходят.

   Она. Василий, Михайлов, остановитесь. (Бежит за ними)

В подъезде слышен шум драки.

   Она.(в прихожей). Прекратите! Что вы делаете!

Тот вталкивает Её в комнату.

   Она. Успокойся. Ребята вежливо объяснят ему положение дел и всего-то.
   Она. Михайлов, ты подлец.

Шум драки продолжается.

   Они же его убьют. (Бросается к выходу).
   Тот.(Удерживая её) Тихо, тихо. Ничего они с ним не сделают. Я же тебе говорю: вежливо объяснят... Интересно, а если бы меня вот так, а? Билась бы ты так же, голубица ты моя?
   Она. В том-то и беда твоя, Михайлов, что у тебя такого никогда не бывает и не может быть. Ты ведь даже сексом занимаешься только тогда, когда есть надёжная поддержка твоих возможностей. У тебя ведь и девочки только для того, чтобы соответствовать, а не просто по трахаться... Знаешь, Михайлов, ни одна баба не будет биться за тебя.
   Тот. Но это мы ещё посмотрим. Кстати, что это у него за жаргон: усопший, покойник? Он, что в морге работал?
   Она. Нет. Просто я ему сказала, что я вдова.
   Тот. Что?! Вдова? Чья?

Периодически повторяется шум драки.

   Она. Слушай, скажи своим головорезам, чтоб прекратили.
   Тот. А тебе его жаль? А он ведь тебя обворовал. Тебя, одинокую и беззащитную жен... вернее, вдову, как ты сказала.
   Она. Михайлов, скажи, чтобы прекратили.
   Тот.(Своим головорезам) Эй, орлы, хорош.

Шум драки прекращается.

   (Ей) Ну?
   Она. Ты, знаешь, Михайлов, иногда я тебя начинаю уважать.
   Тот. Ну?!
   Она. Но это бывает так редко и то благодаря твоим орлам.
   Тот. Не понял?
   Она. Когда же ты всё поймёшь?! Господи, уйди, я прошу тебя и поставь на место Василия.
   Тот.(Своим головорезам) Орлы, продолжаем.

Повторяется шум драки.

   Она. Прекрати, сейчас же. Что ты хочешь?
   Тот. Я хочу, чтобы ты вернулась ко мне... Хочешь я этого .(Своим головорезам) орлы, хорош, (Ей) как его, Василия садовником приму... Хочешь, трахайся с ним, но чтобы я не знал. Любой твой каприз за мои деньги... Прошу тебя, возвращайся. Ты же без меня пропадёшь.
   Она. Я пропаду? А мне кажется...
   Тот. Да ты права и мне без тебя тоже не легко.

Она направляется к выходу. Тот перегораживает ей дорогу.

   Тот. Ты куда?
   Она. Пусти, хочу посмотреть, что твои головорезы натворили. Может быть Скорую надо вызвать.
   Тот. Подождёт. Мы ещё не договорили.
   Она. Пусти, я говорю.

Тот отталкивает Её в глубь комнаты.

   Тот. (Головорезам) Ребята, давайте его сюда.

Он влетает в комнату, падает на пол. Изрядно побитый. Она подбегает к Нему.

   Она. Сволочь ты, Михайлов... Что натворили.

Бежит в ванную. Возвращается с мокрым полотенцем. Вытирает кровь с Его лица.

   Он. Твоё счастье, что их трое было... Хотя ребята хорошие, я бы и с одним вряд ли справился... А вот тебя я бы точно определил куда положено.
   Она. Больно?
   Он. Сударыня, ваша рука и ножом бы полоснула ласково.
   Тот. Послушай, Ольга, хорош пороть эту чушь. Последний раз спрашиваю тебя - ты с ним или со мной?
   Она. С чего ты взял что мы... Ну в общем с тобой уже точно всё кончено.
   Тот. Смотри, не пожалей потом.
   Он. А то ты опять наймёшь воров, что бы ограбить её квартиру? (Ей) Ведь это он нанял Кривого, что бы ограбить вашу квартиру. А тот, в свою очередь, навёл меня, да видно сам решил поживиться и опередил.
   Тот. Что ты сказал?!
   Он. Тех ребят, с которыми я только что мирно побеседовал, я видел у Кривого. После разговора с ними Кривой и вышел на меня.
   Она. (Тому) Это правда?... Но зачем?
   Тот. Да, да! Если ты хочешь это знать. А что ты хотела? Вот так вот взять, просто и уйти от меня? Я люблю тебя и пойду на всё, чтобы вернуть тебя ко мне... Меня просто бесило, что ты без меня живёшь, что у тебя всё нормально и видимо ты совсем забыла о моём существовании. Я был уверен, что только страдание может заставить тебя вспомнить о моей любви, обо мне... Да, это я нанял этих воров. Кстати, заметь, что они согласились это сделать без всяких размышлений. Я согласен, что это не лучший способ вернуть тебя, но лучшего, увы, я придумать не мог...
   Она. Михайлов, Михайлов, я всегда говорила, что фантазия в твоей голове совсем отсутствует, а мозги работают только на то чтобы урвать...
   Тот. Когда ты выходила за меня замуж, ты так не думала.
   Она. Дура была, молодая. Да и ты был тогда не такой. С ростом твоего банковского счёта пропорционально в тебе исчезали совесть и порядочность. Вот перед тобой человек, которого судьба лишила всего: работы, семьи, дома...
   Он. Пардон, но квартира у меня есть. Правда однокомнатная, но есть. Мы с женой разменяли свою трёхкомнатную.
   Она. И, тем не менее - он богаче тебя. У него есть то, чего у тебя днём с огнём не сыщешь: сострадание и порядочность.
   Тот. Это у вора то? Ты совсем договорилась. У тебя вор порядочный, а я твой муж- подлец.
   Она. Не забывай, что этого вора нанял ты. Знаешь, в жизни есть такая закономерность: большие и сильные - всегда добрые и доверчивые, а маленькие и слабые - злые и хитрые. Даже твои орлы, кулаки которых больше чем твоя голова, я уверена, в душе добрые и доверчивые люди. А вот такие, как ты делаете из этих людей (показывает на Него) ворами, (показывает в сторону прихожей) мордобоями.... Кстати, в газете тоже твоя работа?
   Тот. Что? Я...
   Она. Я уверена, что ты и там наследил. А я, дура, думаю: с чего это меня Петрович решил уволить? Но запомни: тебе это не поможет. Михайлов, ты в прошлом, с тобой покончено.
   Он. Полноценный покойник. Похоронный марш заказывали?
   Тот. (Ему) Заткнись!
   Она. Василий, замолчи!
   Тот. (Ей) Ты это окончательно решила?
   Она. Да, окончательно и бесповоротно.
   Тот. Ну, хорошо, ты ещё об этом пожалеешь. (Уходит).

   Он. Мило побеседовали.

Он встаёт. Наполняет кружки шампанским.

   Ну вот, наконец-то мы одни и можем спокойно допить наше шампанское... Знаешь, Ольга, ты, когда выходила за него замуж была действительно ду... слишком молода...
   Она. А вы что здесь расселись? За вещи спасибо и оставьте меня все в покое.
   Он. Вот это виражи! Только что был милым, Васей, на ты, а то вдруг: вы что здесь расселись... Да... Я начинаю понимать вашего Михайлова.
   Она. Да что вы можете понимать? Все вы мужики одинаковые и нужно вам всем только одно!
   Он. Что же, позвольте спросить? Уж не думаешь...те ли вы, что я хотел бы с вами...
   Она. А что - нет?
   Он. Нет..., то есть да... В общем это как посмотреть... Хотя скорее да, чем нет... Но если подумать...то в этом вопросе много очень сомнительного...
   Она. Это вы сейчас с кем разговаривали?
   Он. С вами..., точнее с тобой... Вы меня окончательно запутали... Чувствуется уверенная рука профессионального журналиста... Но я...
   Она. Я, ты, вы, а в результате, что? Постель? Вам бы только удачно прикупить мало-мальски симпатичную рабыню. Одни покупают красивыми словами, другие большими деньгами, а на выходе одно и тоже.
   Он. (возмущённо) А с чего вы взяли, что вы мало-мальски симпатичная? Кто вам такое наговорил?!
   Она. (Опешив) Как кто?... Вы только что...
   Он. Я?! ... Я вам соврал.
   Она. Ах, вот оно что? Вы, оказывается не только вор, но и лгун ещё к тому же.
   Он. Кто, я вор?!
   Она. Ну не я же.
   Он. Ну, всё, моё терпение лопнуло. Я покидаю вас. И не вздумайте останавливать меня, я буду неумолимым. Прощайте.
   Прощайте и зла не держите.
   Вы были жестоки со мной.
   Забудьте меня, зачеркните
   Мой образ...там там...
   ... Забыл. Ну и ладно. (Уходит).
   Она. Идите, идите все ко всем чертям.

Садится на стул. Вскакивает. Бросается к выходу. Резко останавливается.

   Вор. Что я не права?... Подумаешь - обиделся. Какие мы нежные.

Пытается разобраться в наваленных вещах, передвинуть коробки с телевизорами. Всё валится из рук. Садится на стул. Замечает пакет. Заглядывает в него.

   Цветы?

Достаёт из пакета небольшой букет цветов. Задумчиво смотрит на букет.

   Господи, какой из него вор.

Уходит в спальню.

Прошло три часа.

   Дверь открывается. Входит ОН на плече поддерживая ТОГО. Тот мертвецки пьян
   Он. Вот и прибыли, алкоголик-неудачник.
   Тот. Кто? Это я неудачник?
   Он. Ну не я же. Кто устроил скандал в ресторане?
   Тот. Вася, я тебя конечно уважаю... Нет, нет я тебя даже полюбил...
   Он. Но, но.
   Тот. Я не о том. Ты меня не правильно понял... О чем это я? ... Ах да, о той забегаловке, в которой ты изволил меня принять. Так вот, когда-нибудь я тебя свожу в настоящий ресторан и ты поймёшь, что такое Эдуард Михайлов!... Швейцар - настоящий гренадер, официанты - сама любезность, блюда - это что-то, девочки будут шуршать у тебя под ногами... нет, между ног...
   Он. Даже так? Это интересно.
   Тот. Нет, нет у твоих ног... что-то мне не хорошо... Чем это ты меня накачал?
   Он. Хорошая водка и, главное, недорого.
   Тот. Вася, пойми, если ты будешь пить такую водку, то она... ну эта, как её...
   Он. Ольга?
   Тот. Нет, сейчас не о ней. О ней чуть позже. Я имел ввиду эту... птицу удачи. Так вот эта птица будет облетать тебя всегда стороной. Ты понял.
   Он. Надо же, Эдик, а я думал что для удачи нужно нечто большее чем сорт водки.
   Тот. Как ты меня назвал?
   Он. Эдик.
   Тот. Эдик?! Поразительно. Так меня называли только два человека: мама и Ольга... И вот теперь ты. Для остальных я Эдуард Михайлов!... Значит ты теперь для меня близкий и родной человек?... Знаешь, когда мы с тобой сидели там и я слушал твой бред...
   Он. Ну ты...
   Тот. Да, да, не перебивай меня, бред, именно бред. Я много думал и пил... вернее понял, что самое главное в жизни, в моей жизни - это она, Ольга,... Настя, наша дочь, а всё остальное - это только средство для того, чтобы у них было всё нормально. Понимаешь, Василий?
   Он. Понимаю.
   Тот. Да ничего-то ты не понимаешь. Где наше шампанское?
   Он. В пакете.
   Тот. Открой. Я хочу выпить...
   Он. А тебе не хватит?
   Тот. Я сам знаю, когда мне хватит, а когда нет... Знаешь почему я это я, а ты просто Вася?
   Он. Ну и?
   Тот. Не знаешь, а я тебе скажу. Я, Эдуард Михайлов никогда не спрашиваю, я всегда утверждаю. Я никогда не скажу: "А тебе не хватит??", я скажу: "Тебе хватит." и попробуй это оспорить... Так вот о чем это я?... Ах да, Ольга. Я очень сильно её люблю, ты это понял?
   Он. Ну и?
   Тот. Ну и ради неё я готов на всё. Как я посмотрю, ты ей приглянулся и она предпочла тебя мне, ты понимаешь, мне Эдуарду Михайлову!...
   Он. Послушай...
   Тот. Не перебивай... Так вот я вас благословляю... живите с миром, но запомни, если что не так я тебя из-под земли достану. Ты, как я погляжу, мужик с головой... Кстати, у тебя дело или работаешь на кого?... Должен же я знать в чьи руки отдаю любимую женщину.
   Он. Ну, ты, совсем ничего, что ли не помнишь? Я же это... безработный.
   Тот. Это плохо. Но дело поправимое. Пойдёшь ко мне. Делать что умеешь или в замы пойдёшь? Кстати и под присмотром у меня будешь.
   Он. Ну ты хватил! А если я не согласен?
   Тот. Не понял. Ты не согласен женится?!... А как же: "я как честный человек"... и так далее?
   Он. Нет, Эдик... прости, Эдуард, я не об этом. Во-первых, под каблуком у тебя я сидеть не собирался, а во-вторых, с чего ты взял, что мы с Ольгой это... ну того...
   Тот. Во-первых, "это ну того" делается без благословения и в постели, а во-вторых, мне не 18 лет и я, хоть и пьян, но всё вижу...

Она входит в прихожую.

   Во, кстати, мы сейчас у неё и спросим.

Она входит в комнату.

   Она. Вот они... (Разглядев, что Тот пьян) Михайлов, ты пьян? Никогда тебя таким пьяным не видела. В помаде видела, духами от тебя несло...
   Он. Эдик, ты пил духи?
   Тот. Вася, тебе этого не понять..., а пью я только хорошие вина и коньяк. Ольга, ответь мне: ты любишь этого человека?
   Он. Эдуард!
   Тот. Василий, не мешай, я должен поставить все точки над "и". Ольга, ответь мне.
   Она. Ну вот что, выметайтесь оба отсюда, алкоголики несчастные.
   Тот. Ольга, ответь мне.
   Он. Эдик, всё уходим, нас здесь не поняли.
   Она. Эдик! Михайлов, я тебя не узнаю!
   Тот. Да, Эдик. Я полюбил этого человека... (Ему) В смысле: зауважал. (Ей) И Василия в обиду не дам. Вася, за мной, шампанское захвати. (Уходит).
   Он. Извините нас, сударыня. Мы долго с Эдуардом разговаривали, он предъявил мне свои аргументы...
   Она. А вы ему свои и, как я погляжу, ваши аргументы оказались более вескими. Недавно он готов был вас убить, а теперь зауважал... Кто вы? Что вы за человек? Вы приходите меня ограбить, а я вас спасаю от милиции, Михайлов хочет вас убить, а потом чуть ли не носит вас на руках. Как вам это удаётся?
   Он. Поверьте, это происходит невольно. Но я хотел сказать о другом,... Знаете, Эдуард вас любит, правда жизнь его помотала и он очень несчастный человек. Поверьте, мне его искренне жаль
   Тот. (кричит из прихожей) Василий.
   Он. Я пожалуй пойду, а то он разнесёт пол дома.
   Она. Да идите... иначе...
   Он. Иначе вы за себя не ручаетесь.
   Она. Да... В смысле?
   Он. Всё, я исчез. (Уходит).
   Она. Чёрт знает что.

Достаёт из сумочки сотовый телефон. Набирает номер.

   Алло, Маша, привет, с наступающим тебя... Да... Спасибо и тебе того же... Нет, Маша, нет, хочу побыть одна... Нет, теперь точно одна... Серьёзно. Помнишь я тебе рассказывала про Деда Мороза? ... Да одна, я тебе говорю. Так вот, сегодня он снова появился... Да... Нет, наоборот, представляешь, привёз украденные у меня вещи... Ну не все, но почти все... Это ещё что, потом появился мой. Представляешь? ... Да, как всегда с белыми розами и телевизор новый привёз... Конечно встретились. Кстати, как оказалось, воров нанял именно он... Да, да, Михайлов... Честное слово, он сам признался. Они даже подрались. Правда Дед Мороз дрался с михайловскими головорезами... За кого переживала? Конечно же за Деда Мороза, он ведь дрался с тремя... Только поэтому, всё таки трое против одного... Кто влюбилась? Я? ... Машка, я уже не в том возрасте, чтобы влюбляться в первого попавшегося... вора... Может и по нраву, всё-то тебе хочется знать... Да ничем. Я выгнала обоих после чего они пошли и напились, представляешь Михайлов был пьян, как никогда. Мало того - они подружились и припёрлись ко мне друг друга выгораживать.

Звонок в дверь.

   Ой, Машка, кто-то звонит, пойду открою. Ладно пока... Не знаю, может Василий вернулся... Кто, кто Дед Мороз. Ой, Машка, не морочь мне голову. Хочу, не хочу, не твоё дело. Привет Володьке.

Выключает телефон. Идёт открывать дверь.

   Хочу, не хочу... (Утвердительно) Хочу!
   1 грузчик. (в прихожей) Дамочка, вы наверно, наследство хорошее получили. Принимайте свой заказ.
   Она. (в прихожей) Что, опять телевизор?!
   1 грузчик. (в прихожей) Почему телевизор? Стиральная машина.

1 грузчик и Она заходят в комнату.

   Она. Но я не заказывала ни какой стиральной машины.
   1 грузчик. А вот это уже не наше дело. Наше дело: доставить заказ. Распишитесь.
   Она. (Расписываясь) Ничего не понимаю.
   1 грузчик. А чего тут понимать. За стиральную машину двойной тариф: по сто пятьдесят на брата.

Из ванной выходит Он. С полотенцем в руках.

   Он. Гоните их взашей.
   Она. Вы?!
   Он. Второй раз слышу этот нелепый вопрос. Я.
   1 грузчик. Ну, вы пока тут разбирайтесь, мы будем делать свою работу.

Идёт в прихожую.

   (Второму грузчику). Саня, давай заносить.
   Она. Зачем вы пришли на этот раз? Чтобы подарить мне стиральную машинку?
   Он. Нет, к стиральной машинке я не имею никакого отношения.
   Она. Вы на меня обиделись?
   Он. Я? С чего вы взяли?
   Она. Не знаю. Мне показалось...
   Он. Настоящий мужчина никогда не обижается на женщину. Он либо абсолютно к ней безразличен, либо любит, либо ненавидит - другого не дано, если он настоящий мужчина.
   Она. Значит, вы меня ненавидите... И правильно, я иногда себя так виду, что сама себя ненавижу... Но поверьте я этого не хотела.
   Он. Нет, что вы, ненавидеть мне вас, за что?. А вот самокритичностью, как я понял, вы не страдаете. Вам даже в голову не пришла мысль, что я к вам ровно дышу.
   Она. Вот как? Тогда зачем же вы вернулись?
   Он. Тихо, тихо... Какая страсть во взгляде?! Знаете, это пострашнее вашего пистолета... А вернулся я сказать вам, что действительно соврал: вы не мало-мальски симпатичная женщина, нет, вы самая красивая женщина, милое, очаровательное создание и что я таких в своей жизни ещё не встречал... Да, я вас люблю. Я влюбился в вас как мальчишка.

Пауза.

   Вы молчите... Всё правильно. Кто я для вас? Вор, неудачник...
   Она. А что бы вы хотели от меня услышать?
   Он. Ну выгоните меня прочь или... бросьтесь на шею, расцелуйте. Но что-то же надо делать.
   Она. Вот я и думаю. Знаете, я ведь уже не девочка и даже если бы передо мной на коленях стоял принц я вряд ли безрассудно бросилась ему на шею... да и воры-домушники тоже мне не часто объяснялись в любви...
   Он. (направляясь на выход) Простите. До свидания.
   Она. Постойте, вы что обиделись?... Господи, какой обидчивый. Насколько я вас успела узнать - чувство юмора у вас всегда присутствовало. Что с вами произошло?
   Он. Это не тот случай.
   Она. Послушайте, а что-нибудь третье возможно между "прочь" и "на шею"?
   Он. Теоретически нет.
   Она. Теоретически нет, а практически?
   Он. А практически мы с вами разыгрываем третий вариант - и нашим, и вашим. Нет уж вы мне скажите или "да", или "пошёл вон". Кстати, по моей теории любовь имеет три разновидности.
   Она. Надо же? Послушайте, а может я возьму у вас интервью? Знаете, этакое "Философское интервью у Новогоднего вора-домушника"
   Он. Вы опять за своё?!
   Она. Нет, нет, всё, я больше не буду. Честное слово.
   Он. Ладно, прощаю, но если снова, не дай бог...
   Она. Нет, нет.(Делает движения словно бьёт себя по губам). Они наказаны. Вы удовлетворены?
   Он. Вполне. Так о чём это я?... Ах да о любви. Так вот по моей теории первая - та, которая на всю жизнь, одна, единственная и неповторимая, вторая - та которую не возможно не любить, она для всех, её любят все мужчины, если они, конечно настоящие мужчины...
   Она. Вот как?
   Он. Да.
   Она. Интересная теория и, наверное, подкреплена большой практикой?
   Он. Не так уж и большая, но кое-какая практика всё же имеется.
   Она. Но я всё же, сгораю от нетерпения: какая она третья разновидность?
   Он. Терпение, сударыня... Знаете, это как у Пушкина "как мимолётное виденье, как гений чистой красоты", это та прекрасная незнакомка, которая тем и прекрасна, что... короче, бац и всё!
   Она. И под какой же вариант подхожу я?
   Он. Вы, третий, неожиданно перешедший в первый... Ольга, если серьёзно, встретив вас я вновь понял, что живу, что мне есть для кого и ради кого жить... и если... поверьте, никакой оптимизм мне не поможет... И что самое страшное: я начал пересматривать своё отношение к журналистам вообще.
   Она. Да!?... Тогда и я вам скажу, что вы действительно вор..., но самый симпатичный вор из всех воров. Вы украли у меня... нечто... как бы это... ну вы сами понимаете... Я так испугалась, что вы уже не появитесь...(Показывает на дверь в ванну) Но как вы?... Впрочем Дед Мороз он и в Африке Дед Мороз...
   Он. Теперь вы от меня так просто не отделаетесь.

Продолжительный поцелуй.

Входит 1 грузчик.

   1 грузчик. Дамочка, ошибочка вышла. Машинка не вам, а этажом выше.

Они продолжают целоваться.

   Понятно, вам сейчас не до машинки. (идёт на выход) Саня, понесли дальше. (Уходит).

Занавес.

  
  
  
   12
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"