Бирюшова Елена: другие произведения.

Обнаженное сердце. Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эти тысячи маленьких солнц, подсолнухи, глядят на нас и улыбаются нам своими яркими головками! Они смотрят сквозь нас на Солнце, висящее высоко в небе, а мы с его стороны. Мы держимся за руки. Мы, вечные дети и дураки-романтики. Мы двое - я и он! Мы вместе уже много лет. Его сложный, импульсивный характер мешает нам жить спокойно. Да я уже жить спокойно и разучилась, но это не мешает мне быть счастливой. Но я знаю, что я буду любить его вечно, ибо я его боготворю, и как он с собой не воюет, он меня по-своему тоже! И наш романтический ребёнок как никто понимает, что мы друг без друга -никак! Мы и эти подсолнухи, то есть под солнцем! И, прогулявшись на этой прогулке, он будет писать новые песни и стихи и придумывать ещё много всяких красивых изобретений -он же гений, и я это знаю и прощаю ему этот пресловутый характер. Он - вечный ребёнок, но когда-то повзрослеет и станет спокойнее и сдержаннее - я буду ещё счастливее!

  
  БИРЮШОВА ЕЛЕНА
  ОБНАЖЁННОЕ СЕРДЦЕ
  
  
  
   Эти тысячи маленьких солнц , подсолнухи , глядят на нас и улыбаются нам своими яркими головками! Они смотрят сквозь нас на Солнце, висящее высоко в небе, а мы с его стороны. Мы держимся за руки. Мы, вечные дети и дураки-романтики. Мы двое - я и он! Мы вместе уже много лет. Его сложный, импульсивный характер мешает нам жить спокойно. Да я уже жить спокойно и разучилась, но это не мешает мне быть счастливой. Но я знаю, что я буду любить его вечно, ибо я его боготворю, и как он с собой не воюет, он меня по-своему тоже!
   И наш романтический ребёнок как никто понимает, что мы друг без друга -никак! Мы и эти подсолнухи, то есть под солнцем! И, прогулявшись на этой прогулке, он будет писать новые песни и стихи и придумывать ещё много всяких красивых изобретений -он же гений, и я это знаю и прощаю ему этот пресловутый характер. Он - вечный ребёнок, но когда-то повзрослеет и станет спокойнее и сдержаннее - я буду ещё счастливее !
  ЛЕНА
  
  
   Э П О Х А Г Е Н И Е В
   / в память о Леониде/
   Уходит эпоха гениев, последних из магикан! Остаются равнодушные, взвешенные, где-то душой торговцы, торговцы дружбой, вчерашние завистники, сегодня, вероятно, торжествующие победу... Этот музыкальный уникум покинул свой музыкальный олимп! Династия Бирюшовых уходит в небытие... Эпоха целого мира музыки ,поэзии. красоты и искусства - настоящей музыки, а не псевдомузыки! Где-то в глубине душ вчерашние его друзья тоскуют о нём, и прорывается всё это наружу, когда они собираются в свои мужские стаи. Тогда надираются они до чёртиков водяры и скулят о том, как им не хватает моего Лёшки. Лёшка это их молодость, их пример для воплощения несбывшейся мечты - вот бы лабать как он! Вспоминают они о репетициях на том вожделенном чердаке, который сегодня так обветшал, что скоро упадёт - лестница уже упала! А, казалось бы, вчера там репетировали, находили себе жён и образовывали семейные пары! И хозяином всего этого маленького бардачка был Лёха !
   Я оказалась не любопытной женщиной и ни разу не спросила за почти тридцать лет про все эти истории о репетициях на том чердаке под водочку с чебуречками, так заботливо приготовленные тетей Машей. Уж она-то, мудрая женщина, знала цену всей этой весёлой братии - наиграются, напоются и проголодаются. А уж если и барышни присоединятся... Конечно мне... был интересен сам хозяин такого бардачка! Я ведь со стороны многое знаю! Но так уж вышло, что когда приходили, бывало, друзья с подружками совсем не для того, чтобы познакомиться с Лёшкиной женой, а скорее с чердаком или гаражом - я ему снисходительно давала понять: "Чёрт с вами, сила есть у твоих друзей!" И мой Лёха, как бы оправдывая своих друзей, как-то извиняюще улыбался! (Ведь он у меня в глазах поднял себе такую нравственную планку, что он такой паинька - ой-ой ).
   Теперь многие из их барышень стали жёнами и все такие правильные, что задают порой своему мужу вопрос: "А чего она заходила к нам /если вдруг надумаешь зайти/ и как она нас нашла, буду я ещё с ней разговаривать и тратить на неё своё драгоценное время... А супруг такой дамы молчит - виноват, перепил вчера! А на душе кошки скребут- это же приходила половинка моего старого друга! Надо бы поинтересоваться, как она вдовствует, надо бы заехать , да узнать, а говорят, любила его сильно , или наоборот говорят и не жена она ему- фиг их знает этих баб, тут со своей не разберёшься!
   Да нет, ребята, Лёха был воробей стреляный, уже по второму заходу в тёмных очках бы не женился! У меня уже целый год в голове мысль: "Кому это в голову могло прийти, обгадить Лёшкину супругу/ дама оказалась с чужого стада - да, так не уважая выбор своего друга и учителя. Ведь это был его многолетний выбор. Или кто-то думает , что этот умнейший талантливейший человек был так неразборчив в этой жизни? Неужели все только и слушают тупых не в меру озабоченных чужим майном кумушек, пытающихся копаться в чужом белье?
   Я, прожив почти тридцать лет в браке, ловила себя порой на мысли во время бесед с мужем или после его какого-нибудь поступка: "Какая я счастливая особенная женщина". А потом я через секунду думала - ну а почему же нет, я же это заслужила многолетней преданностью своему мужу, во всём зачастую угождая ему непомерно ... зная - талант должен быть свободным. Чтобы творить и парить... А почему бы нет , ведь счастье это нормальное-состояние человека. Выходит нет - счастье это только для избранных - да и то не надолго ! Но никогда мне не хотелось делать кому-нибудь больно. Может быть потому что я была счастлива. А злые ненавистливые люди - нет.
   Я невольный свидетель того мира , в котором красота была красотой, а не прикрытой лакировкой убогости души и тела ! Династия эта более полувека дарила радость этому посёлку, этому городу, этой стране и всему огромному миру, ушки деток всего мира слышали дедушкины Гришины радостные песенки зайчиков, белочек, синичек, которые учили добру и порядочности! А Лешка - юный романтичный парнишка, помогал бате создавать эти образы, и сам как бы напитывался добротой и жалостью ко всем братьям нашим меньшим. Да так и остался до конца своих дней наивным мальчишкой, верящим во всякие чудеса. Словно два человека жило в нем - один самоуверенный чувак, а второй - ребёнок! Бывает , у живущих в этом районе - кого не спросишь, то и услышишь: "Я учился музыке у дедушки Гриши или Лёши", это династия с уникальным слухом, которые сразу с нескольких фраз определят, нужна ли тебе музыка ! Один раз в жизни Леша ошибся, услышав мой голос по телефону в первый раз: "Ой, какой детский тонкий голосочек у вас... Вы, наверное, умеете петь". Петь я не умела, на что он ответил: "Не захотели педагоги с вами поработать".
   Мы в своё время постарались, чтобы Лёша смог дарить радость своего мастерства ещё и молодоженам в течении двадцати лет, играя в ЗАГСе. Молодежь перед регистрацией порой просила: "Дядь, ну сыграй "Мурку". Он играл! Другие просили классику, и тоже этот дядь играл! Молодежь потом друзьям передавали способности Лёхи, их друзья приходили жениться и снова заказывали какие-нибудь мелодии! Ну а потом уж как положено "Марш Мендельсона". Я все те годы словно спала счастливым сном под такой эйфорией от музыки, поэзии и других талантов Леонида, что моя семья теперь просто удивлена - ну как ты вообще ничего не помнишь? А дома были бесконечные репетиции, где скорее интуитивно понимала, какая музыка важнее для регистрации и других мероприятий.
   До последнего дня он больной репетировал всё, что мог, и говорил: "Мозги должны трудиться". Я украдкой глотала слёзы: вот, паразит, не может слезу не выдавить... Какое он чудо - как же его ... не любить! Человеческая память неблагодарна, и все давно забыли, что когда этот яркий красивый парень, патриот своего города, написал песню о родной Макеевке - это молодое дарование хвалили на все лады !
   "Мой город, мой город, мой город!
   Рабочая слава и честь.
   Сжигал тебя вражеский порох-
   Но ты был мой город и есть!"
   Музыку написал Леонид на стихи Хапланова!
   Не успевал он приспосабливаться к быстро меняющемуся миру! Воспитанный в духе патриотизма своим отцом, он был бескомпромиссен, и это было его бедой. Идеалист был до мозга костей, и бороться с ним было бесполезно! Я в ущерб своему самолюбию (да какое там самолюбие - шла на все, лишь бы он не нервничал, и он это знал) была его успокоительной таблеткой. Сложно, конечно. Но он был как наркотик, чем больше его знаешь, слышишь, видишь, тем больше его знать, слышать и видеть хотелось! Это солнце светило всем и, увидев это солнце, хотелось улыбаться и радоваться жизни! На детях гениев природа не отдыхает. Она их продолжает! Я благодарю судьбу за то, что она дала мне такого красивого, неординарного, яркого человека Лёшка, ты где-то в небесах! Глупые люди повторяют как попугаи чужие догмы, что вы там нас не слышите и не видите - это обман!
   И слышите, и видите - иначе смысла в этой жизни нет! Мир так глобален! Лёшка верил в эти чудеса! Я без тени смущения всем, и тебе, Лёшечка (ты ведь так любил, когда я тебя так называла) хочу сказать - эта моя любовь к тебе сделала меня бесконечно счастливой, любящей и любимой - поглотила меня, оставив лишь оболочку. И ты это знал всегда! Подтверждение - твоя поэзия! .
  
  
   Я знаю , что кликуши меня осудят, да мне теперь глубоко по барабану, ибо я знаю - таких как Леонид больше не будет на этой грешной Земле. И такой преданной любви, как у меня больше нет. И пошлостей в повествовании не будет. Не для удивления публики я пишу - это тяжело прожитая жизнь, и в ней имел место тяжёлый кусок хлеба талантливого человека с не очень удачной судьбой, за жизнь и счастье которого боролась любящая его женщина в течение почти тридцати лет. И, наверное, если бы не она, то Леонида из-за его упрямства, мужского эгоизма и разнузданности - как мужчины уже давно бы и не было на земле. И не было бы той пронзительной поэзии, которую он создал. И всего того, что ему пришлось написать, тоже бы не было. Истории, происшедшие с ним имеют иногда оттенок пошловатости, и являются реальной жизнью. И никуда от этого не деться, ведь он был человеком публичным, да и работал в публичных, да и злачных местах, где соблазнов было море. И такому красивому мужику - удивительно было бы не соблазняться. Удивительно было другое - как такая женщина, как я, могла оказаться рядом с ним - домашняя простенькая клушечка - когда-то миленькая дамочка и с такой романтической обнажённой душой... Хотя, конечно, множество баб из его окружения знают его как неисправимого бабника - куда деться - кровь южная, горячая. Да и красавец редкий. А мне хочется говорить о той любви, о которой пишут в книгах. И те, кто читал его поэзию, искренне удивлены: "Кто? Наш Лёнька? Он любить не способен". У Лёньки было много талантов - но главный оказался любить - не брать бабу где ни попади, это проще простого - да и этого он был не чужд по пьяни - кто с мужиков не может похвастаться такими подвигами, да ещё и холостой. Как в пословице: "старость не радость, а молодость то - гадость". Но пришёл такой момент, когда получилось полюбить душой! Я не буду рассказывать подробности ... ибо никто не поверит, что этот поверхностный мужик будет утирать слёзы, когда он увидит свою любимую, вчера ещё нежную и красивую - даже доктору было её жалко изувечивать, а сегодня распанаханную сверху до низу. И он ... этот самый поверхностный мужик - всё поймёт - его вина: как-то чуть смалодушничал - и, словно протрезвев, вмиг повзрослеет (а как задержался в юности), чуть не потеряв единственного друга..., и в горе напишет:
  Как же тоскливо душе моей грешной,
  Кайся не кайся прощения нет!
  Как в наказание тьмою кромешной
  Путь мой покрыт и не мил белый свет
  Мчится по жизни моя колесница
  Мимо проносятся дни в суете
  И пропадают словно все лица
  Старых знакомых мелькнув в темноте.
  Знаю что ночь исчезает с рассветом
  И проявляется мир красоты,
  Так и душа моя чувством согрета,
  Только тогда когда рядышком ты.
  А это не просто, господа! Из повесы - вмиг повзрослеть.
  
   Т А Й Н Ы И ... ТАЛАНТЫ
  Любовь есть совокупность отношений
  -Доверчивых пока душа нежна -
  От взглядов и до трепетных сношений.
  Ну для чего же тайна нам нужна!
  Кто даст ответ, за что друг друга любим.
  Загадка притяженья на века
  Или другого с ненавистью губим,
  Хоть и без того жизнь и не легка!
  С годами всякий пыл спадает,
  И к жизни интерес идёт на спад
  - Но с новой силой чувство возникает,
  Как только встретим мы прелестный клад!
  О, тайна жизни бытия и секса
  Прекрасен твой, о Господи, дизайн !
  От простоты инстинкта до рефлекса
  Не интересно было жить без тайн !!!
  Леонид Бирюшов- -29 мая 1986 года (37 лет)
  
  
  
   Я всегда знала, что в этом человеке скрыт огромный мир, полный тайн и загадок. За показной непосредственностью и легкомыслием прятался глубоко мыслящий человек с не по летам мудрыми мыслями и этой самой загадочностью. Многие, прочитав его мрачноватую поэзию скажут: "Лёха, ты шо, сказился?" Да нет - никто Лёху толком и не знал. Мне больше терять нечего, вот я теперь его поэзию Вам и отдала на суд Божий! Это мой долг: оказывается, стеснялся он себя выдавать! Мне как человеку безмерно любящему его всю эту сознательную жизнь, очень хочется, чтобы все кто его окружал, знали, какой гениальный это был человек. Таких уникумов теперь нет, да и вряд ли скоро появятся - люди, к сожалению, разучились думать А живут только инстинктами - низменными: от покушать и т. д. Его любовь была широка - от любви к родной земле, к птичкам, пчелкам, полям, рекам: всему тому что окружает! Он часами смотрел на звезды, Луну - его знак зодиака, может это и притягивало его. Он любовался далёкими планетами. Он меня, если честно, этим пугал, но я боялась ему об этом говорить. Я дама суеверная - не привлекай и не притягивай! В нем было то, что нам, простым смертным, не понять, и многое из того, что было ведомо ему, нам неизвестно. И никого он в этот мир не пускал. И порой мне так дико думать о его бывших глуповатых пассиях, так понапрасну ему себя растрачивать на них ... с таким его философским складом ума, где этого ума - палата, что иногда даже заплакать хочется! И всё чаще мне с каждым днём кажется - когда я вчитываюсь в его поэзию - что это вовсе не тот Лёша, которого толпа знала, а второй человек - и не доходит до меня, и никогда не дойдёт - всё то плотское и низменное, дурное и бравурное - неужели оно совместимо в одном человеке. Ведь стекло, сколько его грязью не мажь, а протрёшь - оно блестит. Я, конечно, и обожала в нём эту тайну. Вот молчит - значит, мозги его что-то варят сейчас! Он всегда был для меня загадкой. Может поэтому я ревновала его ко всему, что вижу и слышу - простая земная женщина и вот так, он человек - тайна! Ибо часто он, тихо забившись в свои мысли, о чём-то думал! В жизни он обладал искромётным юмором, особенным колоритом. Он был рождён артистом - талант невероятный! Многие его бывшие сотрудники просто терпеть его не могли - только по одной причине. Он имел талант - редкий, переданный во многом от отца, и все видели в нём конкурента! Я всегда с удивительной чувствительностью (не знаю, откуда у меня это - может от такого большого чувства к нему), но предупреждала его о возможной подставе: "Уходи от своих таких сотрудников, пока не поздно - кто ты, и что они, и не позволяй себя унижать". Он и сам удивлялся потом: "Ну откуда ты знала про подставу?" Зачастую мне такие его сотрудники были просто удивительны: у одних он был учителем, и с азов их обучал, и они становясь звёздами, его "кидали". Или, бывало, приведет команду на точку в новый кабак, благодаря своим связям, а они его выживают. Однажды как-то вечером в его выходной я ему говорю: "Позвони на работу и позови музыкантов". Он уставился на меня: "Леночка я знаю, что ты известная трезвенница, а тут как спьяну болтаешь". Он позвонил, ему ответили: "Мальчик вышел в туалет". У него отвисла челюсть, а на чьей аппаратуре они деньги зарабатывают? "На твоей, милый" - сказала я. "Я же на всём экономлю, чтобы купить классную аппаратуру, а они так со мной" - ответил он. Ох времена, ох нравы! Он был человек - протест! Общаться с ним порой было особое искусство! Нужно было подбирать слова, чтобы он не нервничал, иногда приходилось оправдываться! Но. Этого человека нельзя было не любить, столькими талантами он обладал: от поэзии и музыки до изготовления полок и всевозможных поделок, и даже статуэток из камня - он умел всё! Да ещё и имел такую неординарную внешность - это же баб так подкупает! Ну как Господь так умеет наделять людей - одним всё - красоту, ум и талант, и красивую душу, а другим - тупорылость, идиотизм и хамство. Может, поэтому у гениев и жизнь коротка - они на небе нужны. А мусор, он пусть на земле болтается. И талантов у гениев не счесть.
  
  
   Смешная семейная история - из белого камня Лёшка вытесал деву... Получилась далеко не худышка с опущенными глазами, стоящая на коленях. Батя его возмутился: "Ничего себе... мадонна. От и будет у тебя такая жена". Талантливым Бог даёт не только особый дар - быть талантливыми, но дает и дар провидца! Не дождался батя невестки! А увидал бы, только рассмеялся! Ведь как похожа на статую оказалась! И были они с отцом неординарны во всём.
   Это моё чувство к нему меня, занозистую девицу, имеющую на всё в этой жизни свой взгляд, перемололо и превратило в довольно покорное существо! Я, постепенно понимая, что по-другому не попрёшь, превращалась в мягкую кошечку с лёгкой походкой и милыми повадками! Тогда он мог творить, играть, сочинять, придумывать поделки, чувствуя себя нужным... но свободным. (Правда, он думал, что я слишком наивна, чтобы порой не видеть очевидного, но чувство моё было очень большим , и я не могла психануть и хлопнуть дверью навсегда. Да и всё так уже у нас переплелось - и работа в Загсе и жизнь)! В коллективах он бывало - дурачился, но это получалось так оригинально и гармонично, что я, забываясь от смеха, думала, что я на каком-то развлекательном шоу. Я познаниям поражалась - он был маленькой энциклопедией. Иначе я бы жить не смогла без его критического неординарного взгляда на всё, что окружало! И это чувство к нему было как наркотик, оно давало энергию, оно подстёгивало, давало невероятные силы и так всю жизнь с ним. (Теперь многие мои друзья говорят о задействованной магии, ибо как они говорят, в здравом уме нельзя было быть настолько поглощенной его миром. Я, конечно, пыталась бунтовать иногда от его противного характера! Он мне отвечал: "Леночка, я сам знаю, что у меня ужасный характер, и со мной кроме тебя жить никто не будет." Мы прожили больше чем более четверти века Не очень высвечивались! Хватило ему громкой славы после первой чердачной любви с малолеткой, где на свадьбе гудел весь поселок три дня, а прожили всего три года. Хорошо ли у него тогда было на душе, когда жена - малолетка ушла, оставив его. Кого, гордого грека! Вот и пошёл потом прожигать свою жизнь, доведя себя до инфаркта! (Мы готовим его изумительный трактат "Откровение о любви, о вере, Боге, о жизни вообще"). _____________________ Писал он как-то стишок, разочарованный в жизни мужик средних лет:
   Я всё отдал бы чтоб вернуться к юности моей -
   Когда ещё я не постиг что значит крик , что значит боль!
  И думать только лишь о ней!
   И не считать из жизни уходящих дней.
   Действительность оказалась намного драматичней, когда эта бывшая дама сердца вдруг явилась. Хватило же ума - захотелось в чужой дом - где живёт чужая женщина, не спрашивая - понравится это ей или нет. И случилось не узнать ему бывшую даму сердца, как это ни странно для дамы оказалось ). Но прошло уже от первозданной красоты сорок лет - старость, забывчивость! Считать годы разучилась. Наивный был Лёшка романтик вечный, вместе потом смеялись от его ожиданий юности первой супруги с прелестью её сорокалетней давности - смешные наивные девчонки сказали потом: "Лёшка рехнулся умом -нас не узнал". Ну кто там умом рехнулся не мне судить, но похоже не мы. Да и просто всё у них - жена подвинься - я пришла. Сорок лет прогуляла, теперь пришла. Здесь люди уже за четверть века душой срослись и вот явление - эту периферию ни чем не искоренить. Хоть географическую, хоть моральную.
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------- Мы с ним жили так: нам никто не нужен, живем друг для друга - так было всегда! Я как-то смеялась с моей мамы, а Лешка повторял тещины слова как мантру, изумляясь простоте и гениальности сказанного: "Мы счастливые - мы ни к кому не ходим ... и к нам никто не ходит ... мы никого не судим и нас никто не судит". Не напрасно мы эти фразы произносили ... как чувствовали: вмешаются чужие - быть беде. Да так в результате и вышло. Писал он перед нашей росписью в Загсе:
   Зрелая любовь -как зрелая весна
  Долгожданный миг нам юность возвратит.
   А тут через почти полсотни лет: "Здравствуйте, я ваша тётя - я буду у вас жить". Он тогда после развода чуть не потерялся в этой жизни! Да ещё и молва помогала, рассказывая о "подвигах" его "половины". Да и куролесил десять лет. Устал от дури разной, произошедшей за эти годы, тогда нагулявшись от души. Да и давай фантазировать: "Хочу бабу скромнягу, чтоб не пила и не курила, веселая была, домашняя, ну и верная, конечно". И он был в семье главным! Кто б там сомневался.
  ----------------------------------------------------- ------------------------------------------------------
   Он умел ухаживать красиво: корзины цветов, экзотических фруктов, сюрпризы! У талантливых людей и подарки неожиданно талантливые и интересные. Чего только стоит цветущая ветка яблони в феврале! Я просто подолгу не могла без него, это как солнце - без него никак! Я вспомнила эту давнюю историю, когда мы проводили его маму на поезд - та ехала к сестре. Мы тогда ещё только встречались. Он мне тогда сказал: "Поехали ко мне - подышишь моим деревенским воздухом". Я, привыкшая, что он мне дарит цветы каждый день, автоматически остановилась у цветочного киоска. Он засмеялся: "Всё Леночка, конфетный период закончился - начинается семейная жизнь". Но это же Лешка, он нужное ему может ввернуть так, что ты и не поймешь сразу, а ведь главное он уже сказал! Тогда я насчитала за три месяца сто букетов - получается целый киоск.
   Я всё время хотела быть поближе к нему, и даже на работу к себе мы его взяли - талант - виртуоз Брат его ко мне пришёл и прямо спросил: "Лёшке пятый десяток. У него этих баб было же не счесть. Ты серьёзно к нему относишься. Ты девка неглупая и понимаешь, что такого ничем не купишь. А чем его взяла?". Я смутилась. Секрета никакого. И он это ... наверняка знал, Лёшка мой... Я без него просто жить не могла. Такой так мозги пропылесосит, что порой забывала как меня зовут. Да и было за что так относиться - харизма была невероятная! Через месяц после знакомства на мой день рождения приволок свиток с им изготовленными двумя медалями "ЛЕНА ПЛЮС ЛЁША". Надо же, взрослый пацан сорока лет, этот пройдоха - прожженный мужик, описывая все мои сомнения в жизни, словно влез внутрь моей мятежной души, где написал:
  "Как птица в клетке душу теребя,
   И нету утешенья для тебя!"
  Заканчивал он свой пространный свиток словами:
  "И пусть поверит что мгновений чудных
   Подарит ещё множество ей друг"
   Ну кто же из инфантильных баб не купится на такие строки. Он, конечно, ещё потом задаст мне перцу - этот красивый инфантильный мальчик - и поплакать мне придётся от души через полгода после этих признаний. Но всё, зёрнышко в почву такую благодатную для ожидания любви было вброшено и оно проросло и взошло буйным цветом любви и сумасшедшей преданности буквально во всём, и поглотило меня до самого конца дней моих.
  
   Конечно, я свою жизнь до него по-другому представляла, а тут... Я, серьёзная слишком и правильная, и кабацкий музыкант - хохотун, балагур, разбалованный женским полом - люди разных жизненных позиций! Так у этого, кабацкого, мозгов было больше, чем у иных профессоров. Я была дикая идеалистка! А столкнулись с ним у ЦУМа! (До сих пор хранится та клетчатая рубашечка, в которой он пришёл на первое свидание. Эта память будет со мной всегда.)
  
  И как-то сдуру написала ему письмо после ссоры, полное признаний.
   Раньше я уже слышала его рояль. Поволок как-то в клуб в малый зал и сыграл свой вальс - и всё - мне конец!
  
   Теперь у меня родственница спросила: "А ты на каких инструментах играешь?" Я ответила, что ни на каких. Она спросила: "Тогда как же ты можешь от этого с ума сходить?" Вот главная загадка во мне - любить неосязаемое. Я ему как-то написала в записке, ревнуя его ко всем подряд: "Ты такой, зараза, будешь и в пятьдесят, и в шестьдесят влюбляться." Он и ответил тогда, двадцать пять лет назад : "Не волнуйся, я твой и только твой!" И вышло: мой на всю жизнь! Жили же одной душой. Хотя часто говорил: "Я в Таньку или в Лидку из загса просто влюблён". Девочкам было по двадцать лет, смешной наивный вечный мальчишка - тебе шестьдесят. Он, когда видел у меня где-нибудь ранку, говорил: "Ой, Ленка, у меня от твоей ранки аж пятки зудят и больно становится". И с чего бы это...
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------------.
   Все наши беседы, описанные дальше, взяты из нашей жизни. Где-то мы смеялись, где-то грустили, вспоминая нашу жизнь! Он мне вдруг сказал: "Ну сколько можно бегать - выключай свой моторчик под названием "беготня" и приляг, да вспомним про всю нашу такую бурную жизнь. Я была так удивлена . Это было в последний наш с ним день! Он отчитался передо мной: "Ленчик, просила чтобы сделал картонный чемоданчик, я сделал - славненький получился". Потом, когда он наигрался от души на клавишах, а я наревелась от сентиментальности, мы разболтались и он спросил: "Почему ты сегодня такая рёва?" А я в ответ ему сказала: "А почему ты смеялся?" И мы стали вспоминать нашу жизнь, такую яркую, такую разнообразную, такую широкую на географию! Эту жизнь, посвященную друг другу - каких только коллизий мы в ней не пережили! Нам было, о чём говорить - событий в нашей жизни было много! Были мы людьми публичными, надо было всегда держать марку. И всем было глубоко наплевать - болит ли у Лёшки зуб, а у Ленки голова - улыбайся всем! Я была невольным любителем приключений - так вышло. Или я их невольно искала, или они сами прилипали. Теперь меня подруги успокаивают - это судьба, и её не обскачешь. И действительно, судьба такая, наверное.
   Его последние слова мне в последний день нашей жизни: "Мне сегодня такой хороший сон снился. Ты мне сегодня снилась". Эта его жизнь, как стало понятно потом, для меня и есть тот подарок судьбы, может Вселенной, может Земли. И антипод этого подарка - его взбалмошная, но безумно влюблённая в своё прекрасное красивое дитя мамочка! Из ревности к Лешке она меня, конечно, не хвалила. Это ирония судьбы - трясущаяся за Лешкой Ленка со своими чувствами - и его мама в противовес! И обе с большой любовью! Его "слепая" мама не видела цветущего сына от нормальной человеческой жизни - без скандалов ,склок , а простого человеческого общения не верилось ей ,что её сын достоин быть любимым и счастливым ! Но беда в том, что сказки имеют плохое свойство - они быстро заканчиваются. Но это моя судьба! Тяжелая, всё давалось нелегко, но такое чувство не каждому дано!
  
  ПОСЛЕДНИЙ БАХ (последнее исполнение)
   Все повествования будут от третьего лица. Мне так легче все события вспоминать. Но что вышло, то вышло.
   Всю неделю Лешка разучивал эти сложные фуги Баха! Что-то вспоминал, что-то учил. Он знал, что Ленка обожает Баха! Хотел таким образом выразить в музыке ей свои чувства! Теперь, уже через три десятка лет, ей же старушке не скажешь: "Я тебя люблю". Обрадуется: приятно, да, и посмеётся - в шутку ведь болтаем про любовь! Он ей сыграл на прошлой неделе эти фуги. Но она почему-то это не восприняла и сказала: "Ой, как сложно" - была очень усталая . А сегодня она слушала всё это с широко открытыми глазами, роняла слёзки и говорила: "Ой ,как классно". А лицо его от похвалы её было красивым и одухотворённым! Когда он играл Баха, его красивое лицо напоминало ей лицо ангела! Он смотрел, как ей казалось, в небо, подняв голову, и слегка улыбался! И только через год она узнает, уже после его ухода из жизни от его товарища, что он с молоду просто бредил Бахом. А как же пошленькие барышни - выходит, себя обманывал. И на репетициях разного рода им увлекался, порой забывая зачем пришёл. Как, каким образом (говорят теперь уже Бах - это Бог) этот Господь соединяет двоих людей, которые любят эту музыку? Ведь они при первой встрече этого не говорят друг другу. Да ещё и она сопротивлялась первой встрече, вначале сказав: "Кто угодно, только не этот (боялась красивых мужиков). А как сопротивлялась его мама - так и не простила. Это и вправду провидение, как он оказывается в своих дневниках писал. ВОЛШЕБСТВО КАКОЕ -ТО. Да ещё и писал: душа млеет даже на расстоянии...
  
   Она приползла сегодня при жаре сорок с тремя пересадками. Она все эти годы ездила так: с тремя пересадками в другой город за тридцать километров. Он ей по телефону сегодня сказал: "По жаре не дёргайся". Да разве же она не могла не приехать! Три дня она готовилась к встрече, испекла пирог, искала его любимую рыбу - летом проблема с солёной рыбой, его любимой, приготовила ему разные вкусности. Такие встречи после трёхдневной разлуки с его печёной картошкой были для них праздником. Они говорили и не могли наговориться, они были друг другу, что называется, единственным другом! По телефону, когда она звонила ему, он частенько делано серьёзно спрашивал, заранее зная ответ: "Ну и зачем мы звоним?" Она признавалась ему в любви, дурачась и смеясь: "Зайчик, та я ж тебя люблю". - "Та за что ж меня любить, старого хрыча" - отвечал он. Она смеялась и говорила: "А ты меня любишь?" Он говорил, тоже смеясь: "Я люблю свою зайчиху, бабушку зайчиху. Бабушка, тебе такое признание нравится?" Он любил подтрунивать над ней (а уже старушка), ему это доставляло какое-то удовольствие. Может, потому что он был старше. А Теперь он играл Баха, и они думали каждый о своём, вспоминая их жизнь. Многое из перечисленного он говорил ей раньше, многим делился сейчас. Он, Лёшка, в прошлые годы был в лучах славы, играл на многих инструментах - труба, сакс, аккордеон. Они с Ленкой так рьяно к этому шли и добились, чтобы "Сердючка" была с трубой, а Повалийка со своей "одолженной любовью" - только с саксом. И тогда все тети балдели от Лёхи, и согласны были на многое - да ещё и такой красавец с кудрями! Ленка, конечно , рисковала его потерять! Но соблазн был велик - Лёха должен быть лучшим! А уж на клавишах Лешка был просто Бог!
  
   У него были классные солисты, и народ валом валил в ту "Балку". Им восхищались все! На заре встреч с Ленкой он сказал: "Ленка, меня много лет не брали в крутые кабаки, а тут с тобой познакомился - и в этот день меня взяли в кабак. Ты принесешь мне счастье". Вот сейчас угораздило полезть в старые календари лунные -18 июля 1990 года и удивительно: Притяжение и понимание на тонком уровне - такое объяснение этому дню в лунном календаре по поводу знакомства. (Записи его заработков подтверждают: просто с 18 июня заработки и пошли).
  
   Она бывало, говорила: "Лёнчик, хочу к тебе в кабак". Он ей отвечал: " Ленчик, я не хочу ни в какой кабак. Я от них устал". Когда она попадала, как она говорила, к нему на концерт, она после него три дня ходила как приглушенная. Так бывала впечатлена всем услышанным! Она взяла его к себе на работу в загс. Ей хотелось, чтобы он был чаще ближе к ней. Но он на работе бывал реже - такая была деятельность музыканта. Так длилось больше двадцати лет. Но особенным ритуалом для неё было залетать к нему после работы и чирикать все новости, которые происходили в коллективе и дома.
   Она привыкла, что он был её самым близким доверенным другом - он был её всё! Теперь подруг у неё не было, она как в "Служебном романе" поступила. Он ждал, пока она выговорится. Он пытливо поглядывал на неё. Она тогда совестилась и думала: "Ой, он же кушать хочет и, может, соскучился за мной, а я театр тут устроила". Он смотрел на неё и думал: "Сколько энергии и запала - на двоих хватит!" Он тогда из-за неё поссорился с мамой и ушёл жить в гараж! В один прекрасный день из-за заносов он не приехал на работу! Она пешком шла три часа к нему. Он был удивлён: "Зачем?" " А вдруг ты заболел, и никто не знает. У тебя всё в порядке? Ну тогда я пошла обратно". "Ксюша моя испугается, что мама домой не пришла. Я с тобой" - сказал он. И они пошли. Где шли, где ехали, было весело. Развлекая друг друга, к часу ночи они пришли. Ксюша мирно спала. Они крадучись залезли в сидячую ванну, продрогшие до изнеможения! Мороз после метели ударил не шуточный! Ксюша проснулась от приглушенного смеха и сказала: "Ну и дураки, чего вы пришли?" - " Мы испугались, что ты будешь переживать, где мама пропала". Она ответила: "Я знаю, раз заносы, он на работу не приехал - значит к нему попёрлась. Я ж тебя неугомонную знаю". Он вспоминал, как третьего марта всё занесло снегом, и она опять кинулась совершать очередные "подвиги". Она пришла из другого города по гололеду - упал снег на гололёд и вообще ничего не ходило. Дорога шла на подъём. Тогда крутьки кидали свои крутые машины (она это видела), хватали своих "коз" в крутых шубах и в брюликах и таксистам совали любые деньги, чтобы те их хоть куда вывезли. Те отказывались. Дорога была заблокирована машинами. Ей пришлось идти по сугробам. Она пришла на этот раз мокрая до бедра.
  - Что опять на этот раз? - спросил он.
  - Я, конечно, знаю, что ты не поедешь по заносам на работу.
   - Нет, конечно - ответил он.
   Парень был упрямый и уж если сказал нет, то никакая Ленка не уговорит! Но она попыталась:
  - Как же, мы регистрацию брака сорвём, людям праздник испортим. Они же долго ждали этого дня! Он посмотрел на неё свысока, ну что с этой дурной идеалисткой сделаешь. Спорить не стал, только сказал:
  - Иди, отдыхай.
   В шесть утра он встал. Половину дороги уже было расчищено, она её уже два часа чистила. Она гонялась за трактористом, он ехал к местному бизнесмену дорогу чистить. Ленка ему закричала:
   - Дядечка, я вам пятьдесят рублей дам - дочистите пятьдесят метров.
   На что тот "добрый дядечка" ей ответил:
   - Да пошла ты девочка на х... Мне крутько пятьсот даёт.
   Пришлось откидывать дальше. Лёшка с любопытством наблюдал, как соседи ждали, пока Лёнькина краля откидает эти сугробы. Только она пробила этот туннель, они сели в свои авто и стали выезжать из своих ворот. Лёшка с достоинством оценил их "соседскую помощь". Ленка потом ещё хлебнёт от них. Лешка вкинул в машину свою клавишу и они поехали! Выехали на трассу. Но не тут-то было, фуру на трассе развернуло и она перегородила дорогу. Не объехать. Они заглохли. Ленка как бойкая пионэрка закричала:
  - Я машину твою вытолкаю.
  У Лёшки мелькнуло в голове: "Она или дура или прикидывается! Или и правда так любит меня,что так рискует. Ведь оперированная уже, куда ей толкать машину". Но деваться было некуда. Он взял немного щебня из под моста, подсыпал под колёса своего старого немецкого "Опеля" весом в две с половиной тонны. Лешка любил большие старые просторные машины. Девки в загсе смеялись, если надо было куда ни будь подвезти их ... и кто-то садился на переднее сиденье. Ленка пытливо на них смотрела и они говорили, смеясь: "Да конечно, позволит она кому-нибудь там возле него сесть". А Алка, заразина такая, как только запрыгивала на заднее сиденье, шутила: "Ой, Лёха, простор какой. А оно откидывается - сиденье. Ну прямо хоть в лес". И Ленке как соль на рану были эти розыгрыши.
   А теперь Лешка сел за руль, Ленка со всей дури толкнула машину... Шуба на ней расстегнулась, он газанул, и она, уцепившись за бампер, поехала вместе с машиной, веселясь и хохоча. Ну вот что толкало эту бабу на те подвиги? В Загсе уже девочки догадались, что Лешка с Ленкой где-то застряли. "Капец Ленке, он её сгрызёт" - решили они, характер его знали. Когда они увидели эту пару промокших до трусов, а со лба у Ленки капал пот, они молча вышли из зала, предварительно поставив стол для клавиш и стул. И спрашивать ничего не стали - они знали, что им сейчас Лёшка скажет, а Ленка будет щебетать и оправдываться. И они в ответ от него такие матюки услышат!!!
  
   Он часто думал, порой вспоминая, иногда забывая (уже двадцать шесть лет прошло), как он приезжал в час ночи в другой город. Были в те годы сухие трескучие морозы, и он до того промерзал, что у него всё время болели зубы и руки его не слушались, когда пытался пальто расстегнуть. А для клавишника, которому каждую нотку сыграть надо - руки были всё. У него было старое отцовское холодное пальтишко, и он не мог в нём согреваться. Да ещё и шапка ушанка кроличья ещё папкина, Ленку просто добивала - совсем парень себя не недооценивал. Потом она сошьет на заказ ему красивое длинное пальто, и, когда он в нём первый раз придет в кабак, там скажут: "Наш Карлеоне пришёл". И Ленка это слышала! Ох и переполняло же её тогда: "Красавец мой Лёха". Да он и был им. А пока он ездил к ней по ночам после работы, добирался два часа. Приезжал злой, она успокаивала его. Он, немного поворчав, приходил в себя. Она тогда "танцевала" перед ним как могла, лишь бы угодить. Он уже, бывало, и жалел её - ну за что обидел своим ворчанием, ведь она же любит его! Но на душе было так тепло - здесь его ценят, любят и ждут. Так потом, после таких воспоминаний, дома у себя ночью обычно рождались стихи о любви, о жизни. Не пришло такое преданное чувство её к нему в тридцать, а пришло, когда повернул на пятый десяток. Много времени было упущено - подорвано здоровье, истрёпаны нервы, жизнь суетная, полная унижений по этим кабакам... Он писал:
   Работа - дом, работа - дом
   Ну а потом к тебе бегом! Поел, поспал, "люблю" сказал,
  И на работу убежал! Будь проклят этот вечный круг, Он моя жизнь, и мой недуг !
  
  
   А теперь жили на два дома - у неё и гараж на территории его недостроенного дома. Он там поставил печку, и жили они там. Мог бы к едреням бросить свою маму совсем, но немощная уже, дворы по соседству, и Ленка на всё шла, лишь бы рядом! Как он мог её так купить - мужиков вокруг хоть пруд пруди, письма валяются от них. Какие только к ним на работу не приходили, а она: только Лёшка. Он слышал, как Татьяне (директрисе) говорили крутьки:
   - Ну скажи, где ж ты таких девок набрала?
   Она отвечала:
   - Места пацаны ,знать надо.
   Но Ленку хвалить не любил Лёшка, зазнается ещё! Потом она узнает, как он рассказывал соседским старушкам, какая она у него трудяга и как он её любит. Да поздно она про такие признания узнала - раньше соседки её стеснялись, не местная же.
   Он же хитрюга был, в клуб пригласил и завёл в малый зал, а там рояль. И он сел за тот рояль, да и сыграл ей свой "Вальс любви". Сам за тем роялем сидел, да красивый такой, глаза чернючие горят, играет, смотрит на неё и улыбается, и сам думает: "Ну всё, в точку попал - девка в кармане. Этой золото - брюлики на хрен не надо, этой стишки подавай, да музычку!"
  
   Как же он был прав, не зря её ушлые подружки сказали: "Да, сукин сын, сто баб прошёл, психолог тончайший - знает, как к кому подходить". А уж когда уже недавно она открыла его басню "Про рыбака", явственно поняла - свой психологический эксперимент он на ней провел. Там так и написано: "Уговаривай любую, кого песнями, кого баснями". Ну дак, семь пядей во лбу!
   .
   А когда она заболела в феврале, ей цветущую ветку яблони приволок. Ну вот кто-нибудь из мужиков смог бы до этого додуматься? Нет же, только Лёшка. Ну завела бы себе какого бизнесмена, тогда их много в Загс бегало, документы в порядок приводили, кто в загранку собирался. Ну купил бы ей брюлик, а вот таким как Лешка, нежным как ребенок бы и не был!
  
   У неё от предыдущей жизни "до Лёши" был сильный осадок - не любил её первый муж все домашние заботы - полки, скамеечки. Тому красавцу лишь бы погулять. Да, пророком оказался он, теперь столичный генерал! Сказал ей тогда: " Найдешь себе такого дурака, как я. Да нет, наверное, лучше! Чтоб тебе полки лепил днем и ночью! Да, многое из того, что где-то кем-то касающееся её в этой жизни оказалось пророческим. А Лехе полок бы налепить - только в удовольствие. Как-то она заикнулась: "Хочу полочку". И вот он у себя дома эту полку срубил, частями в общественном транспорте с тремя пересадками привёз в сорокоградусную жару. Он вокруг той полки бегает, её собирает. Плечо тогда косая сажень - раздался в плечах. Как же -закохали хлопца. Каждые пять минут водою обливается, кудри эти офигенные ко лбу прилипают -ну короче... у каждой свой Ален Делон! Этот обалденный южанин круче этого Делона ей казался! Узнала потом, что девки всем его поселком кипятком за ним ходили. Да ещё и язык подвешен, мама не горюй! Она часто думала, чем его, прошедшего Крым и Рим взяла, ведь такие бабы за ним моталисьИ только через много лет она нашла их переписку. Баб до неё было много, а вот домашнего тепла не хватало. Он после каждого обеда благодарил её за всё, что она для него сделала. Так и писал: за всё что ты сделала для меня. Всё это в тетрадку ей писал... Он тогда признался её сестре, что в кабаках до ручки скурвился и остановиться не мог. Да вот нашлась простая баба - без дури и фокусов и сумела остановить! Ленка про такие разговоры сном и духом не ведала.
   С годами она стала сдавать, её юношеский запал уходил... да и сколько можно. Мне больно смотреть на твои замаханные глаза и опухшие ноги, с горечью говорил он. Молодость, такая беспокойная, но такая красивая, прошла. Какими же они оба были счастливыми , шухарными и задорными!
   У него болело сердце, но больше всего болела душа! Он всё время задавал ей этот идиотский вопрос и сам ему пугался:
  - Ну что я буду делать с твоим салоном, если с тобой что-нибудь случиться?
   Она, секунду подумав,хохоча отвечала. И с чего бы это ему такие мысли приходят... она уже стала прислушиваться к себе - что у неё не так.
  - Ленчик, отстань -смеялась она.
  Моя жизнь, и мой недуг!
  
  
   Потом ей её девки скажут: "Да ты в последний год выглядела ужасно - перепуганная... какая-то как больная, растерянная. Эти твои горе - работницы тебя так изводили, сколько товара испортили - ты думаешь, он напрасно кипеш поднимал?" Он сильно боялся, что она уйдёт первой в тот чужой мир, что он будет делать без неё! Ведь они так привыкли друг к другу и понимают друг друга с полуслова. И новым вопросом он убил её на повал. Вопрос был странный: "Если бы я думал иначе чем ты, ты бы жила со мной?" Да они давно срослись душой и делились самыми сокровенными мыслями. У них даже мордашки были похожие. Или подарок судьбы или ирония -кто ж знает. Как-то в Славяногорске (ныне Святогорск), где они отдыхали лет десять назад, бабушка, продававшая молоко, обратилась к нему: "Парень, покупай молоко в стакане и сестре своей купи". Он тогда засмеялся: "Это не сестра, это моя жена". Бабушки на базаре были поражены их похожестью.
  
   Татьяна, Ленкина директриса говорила: "Ой, Ленка, врёшь что хохлушка, ты же гречанка, как и Лёха". На гречанку немного похожа, да, но почему похожи друг с другом -непонятно. Всем это было непонятно, кроме Лешки и Ленки, ведь их друг другу определил компьютер. Всё просчитал: и характеры, и внешность, а там уж судьбе-матушке было решать, быть им вместе или так обойдутся без особенных их чувств, увиделись поболтали и разбежались! А тут он на старости лет такой вопрос задал, жила бы или не жила бы? Да жила бы она с ним любым. Очередная ирония судьбы - эта баба без него не могла жить! Все четверть века для неё вообще не существовали другие мужчины от её, интересной бабы до старушки с годами! И чем противнее он бывал, тем больше она его любила. Она вспоминала, как она приезжала промерзшая в этот гараж, в котором он жил, уйдя от мамы. На ресницах иней. После операции она всё время мерзла. Он согревал ей малиновое вино собственного приготовления - он ведь умел всё! Вот тогда и написал песни "Ты уезжаешь" и "Приезжай":
   Я буду ждать тебя
  И день и ночь
  И в зной и в стужу !
  Я буду ждать тебя,
  Ты о том не забывай,
  Я буду ждать тебя -
  Только ты один мне нужен.
  Я буду ждать тебя
  Поскорее приезжай !
  
  
   По ночам он не мог спать и иногда прислушивался, как она спит. Накануне пришла такая усталая. Напашется у своего отца (а тот с теми ещё фокусами), шьет по ночам по бизнесу - хочется заработать. К деткам приезжает, двое суток с той кухни не вылезает - консервирует или готовит - внука побаловать хочет, скучает. А потом с неё буквально выползает, глотая обезболивающее, чтобы завтра могла снова в бой - в следующий дом на его участок, там - сад, огород и дом старый - сколько шторочки с рюшиками не вешай, старость дома вылазит. Он уже ругал её и поссорился с нею, хорохорится. Дурочка, он так и сказал, молодуха, елки... Да психанул - чашка из под чая не помыта, всё некогда, ты не хозяйка. Она молча взяла его за руку и повела в спальню свою. Там стройными рядами стояли сотни банок консервации. Он рассмеялся. Она ещё всё это на фото сняла- как зимой гавкнет ,она ему картиночку покажет.
   Теперь она девчонкам в Загсе все это рассказала. Молодежь рассмеялась: "Лен Ванн, что-то не похоже было, что вы в гараже жили - такие были - охо- хо. Да, удивили вы нас тем, что в гараже жили". Действительно, никто много лет не знал! Всё бывало, девчонки, в моей биографии! Судьба, такие красивые да яркие, как Лёшка, так легко не даются, да еще и талантов куча - одуреть можно!
  
   Живи Лёшка, радуйся - любит тебя Ленка, старается - да судьба неумолима! И он теперь признается ей в своей привязанности, играя Баха! Три года назад они ходили в органный зал. Она, дурёха, там ревела белугой. У него даже сердце разболелось, и он испугался - ну что тогда могла чувствовать её мятежная душа! Он теперь играл ей "Аве Мария", она так её любила, что-то это всё ей напоминало. Может быть её молодую, оставшуюся с больным ребенком, когда супруг отказался помогать ей - ребенок неудачный, сказал. Видел бы он сейчас того ребенка - уже внук бегает в два раза больше мамы и басом разговаривает. Тоже Лешкой зовут - эта Ленка его в честь Лёшки назвала, хоть он и говорил, что не надо, будешь потом упрекать - внуку не помогаешь. Ленка есть Ленка, надо ей его обескуражить своей любовью - продуманная. Теперь он смотрел на неё - полулежащую старушку - и вспоминал её двадцать пять лет назад - молодую, красивую. Тогда она вся была - как парное молоко ... улыбающаяся, трепещущая, заискивающая, готовая закипеть в любую минуту - от чувств к нему! Он тогда так красиво описал в своих стихах свою любовь. Господи, когда это было!
   Как хочу я к тебе прибежать
   Суету оставляя за дверью,
  Завалиться с тобою в кровать
  И придать всё людское забвенью !
  
   Он восхищался ею в стихах и своими чувствами к ней. Он тогда ждал её после её жуткой операции. Он вспоминал себя, горячего брюнета, с таким трудом доставшегося ей в тяжелой борьбе с другими бабами! Нужен ли он был ей - мятежный, с гонором - таланты спокойными не бывают. А теперь вот она, старушка, растирает слёзки по щекам, слушая Баха! Он её подбодрил и улыбнулся. Она вдруг его фотографирует.
  
   Многое было в том случае стечением обстоятельств, но ей все чудилось, что она его теряет! Он был парень гонористый .нетерпимый и за любой намёк за неверность мог бы и убить! Была в его жизни девица когда-то ... он увидел на шее её засос и спросил её, что это такое. Она ответила, что старого друга встретила. Он молча открыл дверь и вышвырнул её на улицу. А туфли остались навсегда. С такими парнями неверным девицам надо было быть осторожными! А Ленка всё боялась - уйдёт её балагур - уведут - переживала, да всё и прощала. А ему баб нацеплять -рай, ведь унизили в молодости . Вот сам себе и доказывал, что всё может! Да такой был, комар носа не подточит. Бабы вешались, и болезнь от волнения и переживаний у неё приключилась! Она же была такая если видит намек на приставание к ней - так глянет - забудешь как звали! Она им всем говорила: "Ты что с ума сошел? Я так с Лёшкой счастлива, что мне раньше такое и не снилось - своим бывшим кавалерам. А вот сегодня он, Лёха, почти признается своей жене в любви, играя Баха! Опухшие от болезни пальцы он тренирует часами каждый день, чтобы поиграть ей минут пятнадцать! Она всегда удивляется и радуется как ребенок: Ну да Лёшка! Только услышал по телику мелодию и уже у себя на клавише точь-в-точь повторил! Это же её гениальный Лёшка! И её всю переполняет - и ради этого она готова пахать - еще с десяток лет ради его хоть маломальского комфорта!
   Он давно написал ей послание, что устал от жизни и будет летать с нею в небесах и век не просыпаться, а она будет дарить ему любовь ... стихи и песни! Да она этого ничего не знает. И живёт в эйфории, что он будет всегда с нею! Он боится не за себя, а за неё. Он знает, что она так устала от разрухи, работы беготни, быстро меняющейся жизни, болезней! Он уже пятнадцать лет пугает её своими приступами. Она тогда на минутку цепенеет и начинает звонить по больницам. Он сопротивляется - не надо скорых. Она плачет, его уговаривая. Потом, когда приезжают врачи, начинается спор. На носилки не лягу, в больницу не поеду. Она тогда стучит кулаком по столу и орёт своим писклявым голосом: "Хватит!" Он потом протяжно, как в полузабытье, очень напоминающим интимный тоном произносит, улыбаясь сквозь боль: "Нннее крриччи". И таинственно улыбается. С чем ассоциируется у него её крик, самому Богу известно, раз уж тон голоса его становится для неё таким, как будто он её приглашает любить её! Она от неожиданности такого тона робеет и теряется, и как-то обмякает - психолог этот мужик, ёлки... В больницу его привозят зеленого цвета! И она начинает над ним колдовать, целует руки, лоб, шею, гладит по голове, молится, уговаривает его: "Ну надо, Лёничка, надо". Он тогда не думает о её любви и говорит: "Ничего не хочу!" В него вбухивают кучу лекарств. Через двое суток он приходит в себя. Она счастлива! Медсестры гонят её: "Женщина, Вы, бедная, в прошлый раз тут двое суток сидели. Он очухался и анекдоты точил!"
  
   Ему был пятьдесят один год. Матери его уже не было. Они жили в любви и согласии в материнском доме. Как-то неожиданно приехали гости. На ходу накрыли стол. Они только приехали с работы довольно уставшие. Когда приходили гости, Ленка чувствовала себя немного не в своей тарелке. Она, бывая частенько в жизни унижена благодаря своему уступчивому характеру, вдруг нарвавшись на какое-то обидное слово, уходила в себя. И ничто на этой земле (кроме Лешки, нет - этому прощалось всё) не могло заставить дружить с этим человеком. Слишком она много обид вынесла в этой жизни. Гости пили спиртик. Его друзья заверяли, что после спирта уж точно ему не может быть плохо. Он хорохороился, веселился. Ленка попыталась сказать, что не надо пить. Её никто не услышал. Гости уехали. На утро он свалился и лежал на полу зелёного цвета. Дочь была с ними. Она теперь с ужасом вспоминает, как Ленка аки сумасшедшая орала: "Лёша не умирай - я без тебя не смогу жить". Она схватила Лёшку и потащила его в больницу. Оказался второй инфаркт. Лёшка был зол. Он отрывался на Ленке с претензией, что не такие продукты привезла, и всё для него стало в жизни раздражителем. А Ленка горевала от того, что не хватало денег - она ему стеснялась сказать, да он бы и не поверил - он знал что Ленка всегда выкрутится. И она постепенно начинала понимать: вот заболел, кабаки не вечны для работы, в загсе работа сезонная, а благодаря его "ангельскому" характеру психа болеть он будет часто, и им без денег при его потребностях не выжить. И потихоньку созревал план у неё -готовиться начинать хоть какой-нибудь маленький бизнес. Он вдруг вскоре понял, что первый инфаркт не был случайностью, и будет у него это сердце рваться ещё не раз. С весельем пора заканчивать. Но как - он же с этим считай родился. А тут не в меру серьёзная Ленка. С этой особо не повеселишься.
   Да он и понимал, что она всегда - вне его компании. Конечно, он ворчанием своим, хоть она и сопротивлялась - её до приступа довёл. Та и попала в больницу... микроинсульт.
   Как-то в чужом городе ему эти эскулапы врачи что-то брызнули и он отъехал! Его тащили по метели в одеяле, рука волочилась по снегу, говорить он не мог, только мычал. Она из этого ничего не помнит, она тогда оцепенела! Давление было шестьдесят на сорок! Он уже ей рассказывал, что видел себя сверху! В больнице его откачали. Он ворчал, что ему не попадают в вену. Она сидела возле него и губы её дрожали в безмолвной молитве! Его и на этот раз вытянули! Она обрадовалась и сказала: "Ленчик, можно я поеду домой, сполоснусь и приеду?" Он согласился. Через полчаса он ей позвонил: "Я поссорился с медсестрой и удрал из больницы". У неё не было даже слов! Она обернулась - сзади стоял он! Это было три года назад. Сказать о том, что она орала, этого мало. Она беззвучно плакала и лупила его кулаками. Внук кричал: "Спасайте, бабушка дедушку убивает". На второй день они поехали домой. Он был серого цвета. Через день был Новый год! Она решила съездить на работу - перед праздником проверить, как там дела. Когда она вернулась, он её встретил счастливый: "Леночка, смотри, сколько я тебе огоньков купил! И сюрприз тоже - икру красную. Леночка, ты же её так любишь. Я даже на базар съездил, всё купил! Ну, ешь же, Леночка, я так старался!" Леночку душили слёзы! Икра в рот не лезла. Ну хотелось ему встретить Новый год вдвоём и только дома! Всё остальное для него не имело значения! Была ли это такая отчаянная любовь или его упрямство, для неё это до конца дней останется загадкой. Да, такой любви больше нет, и мужиков таких тоже - был только Ленкин Лёнчик - её выстраданный гений! Такие, наверное, и рождаются, чтобы о них потом долго помнили и ими восхищались!
   Она стояла в очередях за карточками в пенсионном фонде по десять часов. Была зима, все злые, потные. Её толкали, орали, что-то доказывали друг другу! Она молчала и волновалась за него. Он сидел в углу на своём стульчике раскладном - пытался постоять в той толпе - она его не пустила. Забрав все документы, выйдя из очереди, она упала. Он посмотрел на неё и сказал: "Ленчик, ну где ж ты силы берёшь на всё, и ещё и на меня..." Она, чуть придя в себя, улыбнулась вымученной улыбкой! Ну что тут скажешь! Она всегда ради него готова была на всё. Она помнила те благословенные девяностые, когда он ей написал: "Алёнушка, я веду себя наивно, словно мальчишка. И поступки, и мысли наивные, но мне плевать, что там кто подумает. Я без тебя не смогу жить, ты мне нужна". Ему уже было за сорок, до неё он их этих девок видел - перевидел и толстых, и тонких, и красивых, и не очень, и с характером и дур полных! А тут такие признания. И это было её маяком на всю жизнь.
  
  
   А сейчас музыка звучала. Он вспоминал, как они робко начинали её маленький бизнес, сами вдвоём шили ленточки. Она потом силой воли много добилась! И надо же оно ей было в пятьдесят три года. Скоро пенсия - сиди семечки плюй. А ей хотелось всем хорошей быть, побаловать - машинку, заборчики, ремонты в домах. И семьи одеть надо. Надеяться не на кого. Он зарабатывать как раньше не мог! И пошли тюки, баулы, бессонные ночи за работой! Сама здоровьем после тяжёлой операции не блистала. Да и плечико одиннадцать сантиметров - ножка тридцать шестой размер - какие баулы. А кисть на руке - смешно глянуть -рука как у подростка - природа над ней пошутила - кость мелкая. А она этих сумок на руки - ноги нацепляет и тащит с перебежками. Одну партию перетащила и за другой побежала - да упрямая не остановить! В своём салоне она экономила буквально на всём - экономила тепло, мерзла... Он знал, что она очень хочет ему быть полезной. Да так быстро постарела! Он мочал и злился! Она позже нашла его стишок и расплакалась -ну зачем она так выбивалась из сил, стараясь ему угодить - была бы как все - выступала бы как все бабы на мужей: "Хочу то или другое". И ей было стыдно садиться ему на шею. Она видела, как горек был его кусок хлеба - он так до конца своих дней засыпал только к утру, привыкший к ночной работе в кабаках. И ей всё его хотелось удивлять! Да в стишке его было написано: "Ну зачем ты себя в бабку превратила. А мне так хочется тепла". Но как неумолима судьба - не судите, да не судимы будете - как резко он сдаст последние десять лет. И злиться будет ой-ой. Да каким надо быть человеку мудрым, чтобы принимать старость как данное. И выяснится позже, что он не был готов к этому - извёл себя, да и потихоньку её. Ох горе с этими вечными романтиками... Теперь она завалила товаром всю спальню - цветочки, ленточки. Пахло китайскими дешёвыми красками. Она по ночам там работала. Доходило до того, что он отвозил её на работу, забрасывая её этими ленточками и цветочками до верха авто - вёз изготовленные ею заказы. Она крепко под ними спала, так как ночью глаз не сомкнула. Соседка говорила: "В три ночи глянешь в окно - Лена работает, в пять глянешь - Лена работает. Когда ты спишь?" "На работе" - отвечала Ленка. В конце концов ему эти горы цветов надоели и он перевёз их все в квартиру. Пусть там Ленка свои художества вытворяет. Она на заре их отношений была просто ошалевшая от его юмора, весёлости и жизнерадостности, любви - и ей хотелось быть ему благодарной. И ведь так верила ему, и во всём доверяла. До этого вера её была так подорвана, что ей порой даже жить не хотелось. Он при его разгульном характере больше всего боялся, что она каким-нибудь образом узнает о нём нелицеприятное -и бывало изворачивался как мог. Она это чувствовала. Но понимала одно - не проживёт она без любви к нему. Он был - это её кровь, её пот, её нежность - всё, что было на земле, уместилось для неё в нём. Когда его не станет, она много времени будет думать как все прежние годы: "Ой, да эту новость сейчас надо Лёнику рассказать" или "Вот сейчас прибегу к ему, всё расскажу и пожалуюсь на обиду, и посоветуюсь с ним". Мозг отказывается понимать, что его уже нет. И был - тот рояль - много лет назад, надо же придумать: "Вальс любви", и попал в точку - теперь хоть веревки с неё можно вить! Она тогда была такая миленькая и хорошенькая. И он - мятежный, неспокойный! Цену он, конечно, себе знал! Про свой инфаркт он ей не сказал вначале все-таки.Приезжали его племянницы из столицы, девчонки с положением, и вечером взяли, да и сказали: "Нам папа перед сном играл на пианино". Тогда Ленка, слушавшая в исполнении Лёни вальс уж лет двадцать, сказала: "Лёнчик, сыграй девочкам этот вальс". Да, жаль не было рояля под боком.
   И он его сыграл! Ленка опять стояла очарованная и снимала видео. Старшая отметила: "Очень красиво и много повторов" На что "культурный" дядя, этот "классик", сказал: "Ой, Ладочка, я уже зае*ася всё это проигрывать, да Ленка это любит. И всё равно его потянуло в свою стихию -джаз! "А ну-ка давайте я попробую это", - сказал он. И весь засветился, поднял голову, играя джаз. Уже немолодой мужик в домашней тельняшке, подкатив рукава, показывал свой талант. Ленка смотрела на него - уже не было у него той первичной спеси - спокойный, уравновешенный мужик. Они вместе с Ленкой готовились долго к приезду гостей, во всём советовались и друг другу помогали. Племянницы радовались встрече. Хозяева старались - вкусностей наготовили и консервацией хвастались гостям! Лёшка в сезон теперь помогал - резал овощи, закручивал банки - банок разных делали много - теперь у них это было хобби такое - разнообразие овощей! Этот вечный холостяк благополучно постепенно превратился в домашнего ручного хозяина. Да никто бы и не поверил из бывших его барышень. Тепло человеческое - оно растопит любой ледник! Ленка смотрела на дочечек его родного брата по отцу и вспоминала их родителей - брата, с которым судьба разлучила Лёшку (Не приняла Лёшкина мать сыночка погибшей первой жены отца, точь-в-точь как Ленка ревнивой оказалась, ревностно к любви отца относилась - горячая была дама). Хлопчик уехал молодым в столицу. Да так и разошлись пути дорожки братьев. И только после смерти матери братья сблизились.
   И тут несколько лет назад перед приездом их детей призошёл казус. Лешка после второго инфаркта расстался со своей кабацкой командой, да и давай ходить по вокальным студиям певичку искать, и там сильно рвалась петь у нему девица шестнадцати лет. Голос у неё был неплохой, но она хотела заниматься именно у Лёхи, так как знала, что этот уникум и козу петь научит. Он всегда, прежде чем покинуть свою команду, "доедающую" его, заранее подготавливал себе девочку вокалистку. Он особенным чутьём воспринимал их так, что заранее было понятно - будет с неё толк или нет. Многолетний опыт студий, в которых он работал, делал своё дело. При его внешнем беззаботном виде - это был безупречный талант педагога - придирчивого, скрупулёзного. По большому счёту он и дома, и в кабаках, и на работе в загсе он тоже был таким же требовательным ко всем мелочам. Да окружающие это не знали, и не могли терпеть его несносный ворчливый характер. И его бывшие работники искренне удивлялись его певичкам, обученным до механизма правильно петь -как в оригинале - если уж она какую-то песню не тянула, он говорил: "Это тебе петь пока не надо - не позорься". И эти его бывшие сотрудники всегда говорили: "Ну где же ты их, таких талантливых берешь?" Не знали они, что он прежде чем выпустиь певичку в свет, дрессировал каждую по четыре часа в день по пять дней в неделю так, что девочкам во сне снилась сцена. Ленка "танцевала" перед ними - отпаивала их чаем, исполняла их маленькие прихоти. Некоторые из них, имевшие консерваторское образование, эмансипированные, модные и элегантные - перед которыми Ленка откровенно робела - ну умели они себя так подавать, выпендривались... Если бы они такое вытворяли у Ленки на работе, она давно уже бы указала им на дверь, а здесь приходилось прогибаться - это ж Лёхе надо! Но Лёха, этот безошибочный Лёха говорил: "Хороша девка". Ему нравились такие - не красавицы, но интеллигентки. Он пел им дифирамбы, он где-то чувствовал, что в такой-то есть то, чего в нем - кабацком чуваке - не хватало, да и никогда не бывало. Этой интеллигентности. И он никак не мог понять, почему, и изо всех сил всегда старался понравиться такой как мужик. А вот Ленка понимала - нет в нём такого лоска и не будет - он был из простой семьи, а такие девочки из семей в нескольких поколений этих самых интеллигентов, где матерщина была табу, а в его кабацком мире мат был повседневностью. Да после таких репетиций, намучившись с ними, он говорил: "Умница, и читает нотки хорошо, да одна беда - ушко с голосом не связывает". Ленка искрене удивлялась и не понимала, как профессиональное может уживаться с мужскими желаниями. Она считала это откровенным бл...ством.
   В её понимании любимый мужчина должен был быть только её, даже если и в обществе - но только - её и никак иначе. Но вся беда в том, что его становление как мужчины с двенадцати лет было в этих студиях, потом в кабаках. И ей, домашней женщине неимоверную муку приносили такие его, для него естественные, заигрывания с бабами в обществе, в котором он крутился. Но не взирая свою разгульность, основное дело своё даже изрядно выпивши, он делал на отменно. Оно, это чувство долга, сидело в нем до мозга костей. И тут такая кися в местном клубе: и петь она хочет, и свистеть, и всех поражать. Да клубовские мужики так и не поняли, кем она хочет стать: певицей или моделью, это очень занимало мозги всей мужской половины сотрудников этого заведения - девочка заметно выпячивалась. Она и сама, похоже, запуталась, чем ей лучше прославиться. Её фотограф клубовский снимал во всех ракурсах, она тогда всем хвасталась своею "невиданной" красотою. И похоже на неё было пари. Но какое пари без участия милого Лехи - ну мужики же, лишь бы проржать. Главной достопримечательностью этой лярвочки были тити пятого размера. Она их выпячивала, и мужики, прежде чем разговаривать с нею, косились на её груди при полном отсутствии бёдер. Ленка как раз была на больничном после инсульта и сильно уж сдала, а в зале дома была репетиция, но она слышала что этот ребёнок явно кокетничает. Он после репетиции машиной повёз её домой, да стишки про природу там чирикал и т. д. Ленка,конечно, посмеялась. Но решила держать марку. Он вернулся и, улыбаясь (вот же гад - на нервах играть, видно молодость вспомнил), сказал: "Хватит дуться, встречай гостей - мой брат приехал". Она Лёхиного брата с женой никогда не видела. И вот они вошли, сильно от всех местных отличающиеся, понятно - явные интеллигенты. Им кто-то сказал, что Лёшка спился и бомжует. Они были удивлены этим сияющим "бомжом". Сердобольная Томочка приехала забрать "бомжа" Лёшку к себе домой. Раз уж он так опустился. При виде откормленного Лёшки с сияющей физиономией, ее удивленью не было предела. Ленка тогда сказала: "Лёха, повези наших гостей в кабак (тот собирался на работу), а я за пару часов что-нибудь придумаю. Через два часа они приехали - был стол накрыт с котлетами, голубцами, жарким и салатами. Томочка сказала: "Ой, Лёшка ... якби не Ленка, тебе б вже у світі не було - я ж тебе недолугого знаю. Ти, Леночка, не вдивляйся нічому, шо він творе - ото ж таке вродилося гуляще". Никакой Америки Томочка Ленке, конечно, не открыла. Но не знала Томочка, как глупа Ленка -полюбить такого ловеласа. Томочка, идеалистка Томочка, имея мужа Владика - образцового мужа и папу троих детей - никак не могла вложить в свою умную педагогическую головку, что такое, до боли патологическая любовь к этому несостоявшемуся откормленному "бомжу". Да и не знала Томочка про стишки двадцатилетней давности, что перевернули Ленкину душу, а это Лёха умел делать отменно... Лёшка улыбался и сильно смахивал на откормленного кота. Ленка потом так хохотала, и что они это такое сладкое её противное чудо кроют по чём свет стоит... Томочка продолжала: "Та, Лена, воно ото таке - вчиться не хотіло - поЇхало вчитися у музучилище ... так воно там у клубі на танцях грало, йому там скучно було на тій учобі". Ленка смеялась - он там вместо преподавателя урок вёл ... когда тот пошёл налево. А будучи заочником помогал преподавателям экзамены принимать. Ну если он в двенадцать лет уже концертмейстером был в интернате, то что с него взять, и чему он в училище ещё может научиться... Тома продолжала: "А на наший свадьбі накадрів дівок". Там же интеллигентные её подружки - учительки, а Лёхе смущать девочек скромняг - красавцу с длинными кудрями и горящими черными очами - мёд!
   Когда к нему приехали племянницы, Лёха обращался к ним исключительно "моя девочка". Они теперь с теплотой это вспоминают. И старшая всегда говорит "Меня же никто так не называл, кроме Лёши". У них в их серьёзном мире, как и в Ленкином - Лёшка. Да как и у сотрудников Загса. Лёшка- шкодный, вечный мальчишка.
  
  
  
  С какими-то интимно-красивыми подкупающими выражениями, и с таким задором высказанными, что любая баба от них чувствует себя в эту минуту какой-то милой незащищенной девочкой, а его не меньше чем рыцарем, вот сейчас возьмет и защитит от всех напастий и бед. Ленку-то как когда-то купил своим языком этот далеко не рыцарь. Но дальше речь пойдет не о них, а той сиськатой лярве, которая работала в результате с другой певичкой в кабаке. Вместе с Лёшкой. Конкуренция была жесткой у одной - тити, а у другой голос. Лёшка их только и мирил. И тут он сам напоролся на такую каку, которая могла стоить ему головы. Эту историю вспоминали хохоча. Да, нелёгок, горек хлеб кабацкого музыканта - при кажущейся легкости и беспечности этих ребят. Он приехал тогда в двенадцать ночи с работы, еле живой - в пятьдесят три при хорошей внешности года всё-таки давали о себе знать, да и здоровье уже было не очень. И тут в два ночи услышали, что разносят их ворота. Вышли. Это оказался шашлычник с той шашлычной, где работал Лёшка. Он был с огромной дубиной и кричал: "А ну давай Лёшку - за Аньку будем разбираться". Ленка посмотрела на весовую категорию обоих и поняла, что похоже её уникуму завтра пора заказывать пирожки. Она приказала ему молчать и стала проявлять свои профессиональные навыки. Про любовь ей чирикать - это ж её хлеб на работе. Она спросила "гостя": "Ты её любишь?" Он ответил, что хочет на ней жениться. А Леха к ней пристаёт и всё время делает ей замечание, что у неё неправильное поведение. И этот парень с квадратной головой и отсутствием шеи приподнял дубину... А Ленка ему сказала: "А ты знаешь, что она хочет стать знаменитой? Ну ты же должен помогать ей. А ты с дубиной ходишь дядькам морды бить. От полезла твоя Анька на дерево, а если упадет и тебе будет калека не нужна, да и мамке её беда. Лёнька мамке пообещал её живой и невредимой привезти". Голова без шеи задумалась. Ленка тихонько перетянула дубину за забор к себе и решила отыграться на этом мальчишке. "Не женишься ты на ней. Она птичка не твоего полёта". Мальчик вспомнил о дубине, но её уже там не было. Его товарищ сказал ему: "Пошли домой, уже три часа ночи." Ленка сказала: "Лёха, клади дубину в машину, завтра маме её отвезешь и покажешь. Зараза такой, дали бы сейчас - как уже давали по голове, так знал бы, как сиськастых певичек на работу брать, искатель ярких впечатлений. На второй день мама этой, так сказать, девочки кокетливо ответила, увидев красивого дядька: "Ой, ну что, моя девочка так уж не хороша?" .Вот так лохов учат жить. А ведь всё это нервы и здоровье, и Ленкино тоже, а потом его по крохам собирать. Старые холостяки пока поймут, что они уже не холостяки, так и жизнь пройдёт. Не просто так эта история вспомнилась - ибо за лёгкостью всего этого стоит человеческая жизнь, в которой полно опасности и форменных дураков...
  
   Он вспомнил, как хоронили его маму. В доме там не было ни штор, ни покрывал - куда делось! А тут как на беду её прооперировали снова - корень среди зимы в зубе удалили, да и тройничный нерв защепили. Она буквально выла от боли. Обезбаливающего хватало на три часа. Но Лёшка был дороже той боли. Она горсть таблеток в зубы и вперёд. Ленка бегом в универмаг. Двадцать метров ткани взяла и за ночь всё пошила, и на Лешку накричала: Новый костюм матери в гроб надо, а не старье, в котором он собирался её хоронить. Соседи потом рассказывали. Сидит у гроба свекрови и тихонько говорит: "Ну что я тебе, бабушка Маша, плохого сделала, что ты так со мной?" Тогда на поминки шли не к бабе Мане, а смотреть на Лешкину кралю! Серёги, друга его, мама сказала, чтобы досадить своей невестке: "Молодец Лёха, умеет баб выбирать". Он тогда Ленке без обиняков сказал: "Меня добивается очень крутая женщина, большой начальник, так и говорит: будешь заниматься моим сыном, и это будут все твои заботы, и будет у тебя всё, а он ей ответил: "Ленка для меня много сделала, и я обязан её очень." Ленка понимала, что родственники его ухватятся за идею крутой невестки. Она с годами это поняла. Они с Ленкой поженились, и счастливее человека на той регистрации брака она не видела, хоть там тридцать лет работала! Жизнь у них наладилась, да за её дочь переживали -мамину судьбу повторяла. Пока наладилось, вдвоём с Лешкой плакали - сядут, обнимутся и ревут. Сколько этой крошечной женщине от подлых мужиков досталось! Да, судьба милосердной оказалась, хороший потом мальчик попался ! Помогали - захотелось ей крутую веранду буквой "ге" с закрученными углами. Тогда Лёшка им дубовые рамы отдал, что собирался ставить на свой трехэтажный дом и построил им эту чудо-веранду длиной десять метров. Все лето ездил строить! Да, правда и всех там строил! Обижались! Он же такой - строить, так строить. А помощникам водочку лакать - вот и строил всех - работать, так работать. Ленка гордилась. Правда, пока он доедет до дома - очень за него переживала, сам за рулём и здоровье не блещет. Да еще где гаишник прицепится, он и завяжется спорить. .При Ленке сдерживался. Была в его жизни страшная трагедия, которая изменила его как человека, как личность. Убили его дочь . Он потом постарел лет на десять и, конечно, поседел. И Ленка навсегда потеряла того жизнерадостного, лучистого,в люблённого Лёшку, а взамен получила ворчуна, мятежную, неспокойную душу. Она тогда сколько сил и энергии вложила, чтобы хоть как-то он пришёл в себя! Тогда парализовало её мать, и носилась она на три города, всех утешала, везде из последних сил пахала. У него начались новые беды - то мужик-бомжик к нему под колёса бросился, то машину с документами обокрали. А она всё хихикала, утешала и голубила! И чем больше у него бед было, тем дороже он ей становился! Ворчал, серчал, а она терпела. И только в последние годы он стал относиться к ней по-отечески, даже где-то нянчить её, помогать буквально во всём - от кухни до дырочки зашить на чулке. Он просто поражал её своей заботой! Частенько она ещё не успеет доехать до работы, а он уже звонит и спрашивает как добралась, и чтобы она обязательно позавтракала! Удивлял её этот вчерашний занозистый мужик иногда доводивший её до слёз теперь уже своей заботой! А когда пожар в доме был, он испугался, а она, недолго думая, диван на улицу выкинула, пожар до Оксанкиной иконки дошел (вышитой в подарок им) и затих. Лёшка трясётся от
  
  
  
  страха, а она хохочет, и их чумазых и сфотографировала! Он тогда и говорит ей: "Ты хоть понимаешь, что ты сейчас сделала? Мы бы сгорели и нас бы никто не нашёл." А до этого печка, они её называли печкой дедушки Боженки - сосед её сложил, всегда выручала. Бывает, прибежит Ленка продрогшая, Лёнчик печь затопит, силком к той печке тянет и говорит, чтобы хвалила: "Тёплушко ли тебе, Леночка. Стань спинкою". А ей такая ласка - мед, ведь в любви таким образом признаётся! Без клятв, просто ждёт и согревает! А похвалы ждёт! А то как бывало помоложе , приедут в одиннадцать вечера- а в доме восемь градусов .А постель аж отсырела за день, топить было некому все были заняты В доме пар стоит от дыхания. Без содрогания ... и конечно же восхищения безоблачной любви и счастья не вспомнить. Она едет по ночному городу в последнем автобусе в другой город и ждет его под кабаком, пока он отработает, а зайти стесняется - всё себя неправильной считала - он вот какой современный ... блатной, а она что -домашняя - он с годами удивлялся, когда смущаться перестанешь? Для кого-то эти ожидания простая банальность. А для таких как эта пара - счастье, потому что вся жизнь ушла на ожидание друг друга! Он как-то школьной подружке сказал: "Всю жизнь её жду - сейчас прибежит, а печечка - вот уже ждёт её, а летом комнату к её приходу охлажу. Вот сполоснётся в душе - ножки опухли от жары - я ей тазик с солёной водичкой. Гляжу, пришла в себя, вот и чувства держатся - скучаем, и наговориться не можем, а не прокисли... Как у вас у всех с мужьями, выясняете, кто прав, а кто виноват. Лёшка сейчас продолжает играть. Уже спичку в зубы сунул, зачем. Наверное, ему воздуха не хватает! И вспоминает она, как ему делали операцию. И он тогда так поднялся здоровьем и перестал задыхаться! Это было такое счастье, когда дышишь вольно! А радостная она тогда какая была - его Ленка. Эти отвары, эти все ингаляции перед операцией ему так тогда надоели... Она же вспоминала, как тогда, узнав что у него всё в порядке после операции, увидев первую попавшуюся медсестру, поцеловала - та отреагировала: "Женщина, вы что ненормальная?" "Он жив?" - спросила она. "Да куда же он денется" - ответила медсестра. И она услышала из реанимации его спокойное покашливание. И вдруг он вспомнился ей двадцать лет назад, когда у Оксаны была свадьба, и Лёшка тогда невероятно красивый. Честно, она в жизни нигде, кроме него таких никогда не видела - раздобревший, плечи - во, походка вальяжная, работа красивая - все тобой приходят любоваться, тогда был - очуметь, глаза горят, чуб обалденный. И знал же это, знал. Он тогда работал уже два года в Загсе, и перед регистрацией козырял перед девчонками, пришедшими на свадьбу: "Девчонки, будете слушать тут инструктаж, а я на работу", и побежал в зал регистраций. Хвастун - неимоверный. Ленка смеялась: Расцвёл мой хлюпик, и работал ли бы ты здесь, если мы с директрисой не постарались... А ты ещё и понты, бывает, гоняешь. Да, талант, но если бы только талантов брали на работу...
  Он включил в зале регистрации, он там играл тогда обряд, клавишу на автомат, и побежал к Ленке (отец дочери не приехал) и стал вместо отца, и схватил её за руку: "Ленка, я с тобой". Надо было видеть глаза той Ленки - они сияли и горели - её любят, её ценят и её дитё не безотцовщина! И она почему-то засмеялась! А он улыбался хитро, зная, что просто поразил её наповал! Она тогда, счастливая от его поступка, радовалась и вспомнила не к месту, как он утром сказал: "Леночка, ну я же варенье сварил - ты говорила, вари каждый день в течении недели по пятнадцать минут, вот я и решил тебе помочь. Тебе же некогда, свадьбой занята. Долго потом то варенье стояло - лет семь не портилось - солидол, а не варенье. Лёха от усердия всё перепутал - она ему сказала, чтобы было в сумме варки на пятнадцать минут времени! И эта утреняя новость её так тогда повеселила - её занозистый, гонористый - никто его никогда не усмирит - и вот так! И ещё этот его подвиг с посаженым отцом (кулаком прикрывал губы , покашливая, видимо ... таки нервничал, или болячка тогда уже начиналась). Её любимый умница - хитрец Лёшка и тогда свою Ленку добивал наповал, знал тогда, что теперь Ленка ради него пойдет на всё! Тогда на свадьбе дочери подружки её, глядя на него облизывались от его колоритного и так распустившегося как маков цвет , красавца- хихикали ему и жеманились- и болтнули: "Ой, Лена -может мы вас прямо сейчас и обручим?" Тогда все захохотали. А Ленкина мать - она тогда была счастливая - выдавая замуж свою воспитанницу- любимую внучечку, под общий смех сказала, смеясь (надо было видеть то счастливое лицо мамочки и бабушки): "Я така довольна - ну така довольна" и улыбнулась Лёшке. А тот сиял как золотой рубль - его все любят и им все любуются, вчерашний заброшенный парень, гуляка, выпивоха и зачастую не помнящий в чьей постели он вчера проснулся. Ибо же был в его паскудной холостой жизни такой случай - пили всей компанией, пили и долго пили. Просыпается он утром с очень больной головой, где его какой-то мужик дёргает за грудки и говорит: "Ты кто и как ты тут оказался?" Лёха тогда ничего не понял, и отвечает: "А тебе чего?" Дядька ему говорит: "А как это с тобой в одной постели оказалась моя жена?" Леха оглянулся и увидел рядом с собой какую-то бабу. Он вчера так надрался, что вообще слабо помнил, где он находится. Лёха понял, что дело плохо и сказал, что он вообще не знает, кто она такая и видит её в первый раз (слава тебе господи - был не нагишом, что его в результате и спасло) и вообще как она - эта дама оказалась с ним в одной кровати - вообще не поймёт. Курва эта всё мужу подтвердила. Что она вообще ничего в этой жизни не поняла и этого мужика вообще видит в первый раз - и пришлось вместе с тем мужем всем троим распить мировую! Иначе, если бы не Лёхина находчивость - не видать бы тёще такого красавца зятя, а Ленке такого шикарного жениха, тогда ещё не мужа. Ну десять лет холостяцтва, да и буйный характер разбаловали его до предела. Да много было этих историй у этого повесы - то, не помня себя со своим ансамблем окажутся проснувшись по утру в цыганском таборе, спящими покатом на полу, на перинах - все в перьях ночью не помня себя, разорвав одну из перин. И вспомнила Ленка Лёхины прибаутки, связанные с их всенощными халтурами: "Петухи орут - проснулись, чуваки идут - согнулись", где зачастую они шли пешком, с той халтуры, ибо транспорт не ходил. Это только истории, которые он ей рассказывал, а она их терпеливо слушала, не возмущаясь - ибо боялась обидеть неосторожным замечанием. Но главные и самые смачные истории он так конечно и умолчал - ведь он дичайший повеса, а она скромняга и этим всё сказано. Но ей было интересно, и она готова была прощать ему эти дурацкие истории. Ведь это была его буйная молодость.
  Теперь через много лет.
  
  
   Приезжала она к нему два раза в день до работы и после с другого конца города в больницу. Он ей говорил: "Пожалей себя, два месяца мотаешься". Хотелось тогда порадовать, как с больницы он придёт. Тогда она ему в саду дендрарий сделала и бочки вкопала, и басейники сделала -получилось красиво. Тогда соседский мальчишка говорил ей: "Ну что это такое - просыпаюсь, она косит траву и копает, и засыпаю - она косит и копает - красоту наводит".
  
  
  
   И началась у них какая-то новая фаза отношений. Он тогда сказал: "Благодаря ей я живу". Месяц назад, после визита старинной "любови" спустя 40 лет, он расстроился и у него был жуткий приступ, еле откачали! А до этого два года был после операции как огурчик, все даже удивлялись! Игорек, соседский мальчишка, дружбан, сказал тогда: "Молодец ты, Ленка. Здорово он у тебя поднялся, аж лицо изменилось. Ленка после теперешнего приступа сказала: "Не повезу я тебя за пенсией, я боюсь за тебя. Я устала и больше тебя никуда возить не буду, и сколько денег извели на эти поездки - нанимаем тебе эти машины... Ты сам туда теперь на своей машине ездить боишься, и не дай БОГ, что с тобой... Он тогда всё-таки настоял на своём. Слушать он её ещё будет! Она была всю дорогу бледная, её колотила мелкая дрожь и он сам за неё испугался. На обратном пути он был весёлый и пел песни. Она его сдерживала. Он ей ответил: "Ой, какая ты всю жизнь серьёзная, нельзя же быть такой". Он, конечно, знал - другой она уже никогда не будет! Если она чего-то в жизни добивалась, то только благодаря серьёзности. И своим трудом. Если бы вдруг хоть намёк был на другой путь - неверность, продалась - убил бы без зазрения совести, ибо знал истории, как его бывшие свои должности "одним местом" покупали, да только они об его осведомленности не догадывались! Он слишком многим пожертвовал ради неё, Ленки. Опять звонила первая любовь, как она сказала "попрощаться" - к родственникам с сыном от второго брака уезжает навсегда. А муж, сказала, умер. Зачем-то звонит. В восемьдесят третьем -развод, другая жизнь... И вот, привет! Дитя общее не сберегла, чего теперь хочет... Опять нахлынут воспоминания, обиды прежние, и ему опять станет хреново! Чего ждёт - у него уже тридцать лет другая семья, другие интересы. Наверное, опять хочет его жизнь перевернуть - поздно уже! Уже перевернула, и не раз - никак эта дамочка не угомонится. А вот от Баха Ленка опять плачет! Он тогда, когда дочь Машка погибла, плакал и рассказывал, как он это дитя маленьким купал и ему это запомнилось на всю жизнь! И Ленка тогда тоже плакала, жалея его неудавшуюся первую любовь и гибель той неугомонной непутёвой девочки, как сейчас плачет от Баха ! Ну почему так с ними жизнь несправедлива! Они никого никогда не обижали, дарили всю жизнь людям радость! Ленка всю жизнь боялась влезть в чужую семью, чтобы не сиротить детей без отца. Ленкина мать всегда говорила: " Вы должны быть счастливы с Лёшкой. Вы как никто поймёте друг друга, потому что вы брошенные вашими партнёрами, преданные ими". А тут как-то она ему позвонила поздно вечером и услышала в трубке возню. Что случилось, - спросила она. Я знаю тебе плохо, и я бегу к тебе на помощь, - ответил он, - Лена, где ты, тебя в спальне нет? Лёша, сказала она, я же в квартире, а не в доме у тебя. Лёшка, тебе, наверное это приснилось, а тут я позвонила. - Фуф, - сказал он, - Ну, слава Богу, всё в порядке. И поняла тогда она, что это уже и любовью не назовёшь, это уже как один сосуд, одна голова, одно сердце! И это её так поразило! Это гениальное создание, её Лёшка, жил для неё, а она для него! А уж когда телефонную трубку брали в руку, собираясь позвонить друг другу, то, не успев набрать одного, уже раздавался от него или от неё телефонный звонок! Магия это была или нет, но календарь лунный в 1990 году сказал правильно - притяжение на уровне тонких материй! Об очень личном рассказывать - это же красивый роман писать.
  Если здоровья хватит и сил, будет отдельная повесть о любви. С лунной дорожкой, этим красивым счастливым греком, заливающимся от смеха. А какой был смех - от души, залихватский... Смеялся он как-то звонко, как будто пел широкой грудью. Утомлённая от жары и суматохи, но такая счастливая Ленку - её ведь так любят, и она так любит. Всё и так ясно!
   Он говорил тогда в последний день: "Ленка, ты помнишь наше море?" Двадцать семь лет назад писал когда-то песни, тогда зимой в страшную пургу, живя в гараже, когда снег окна позаносил, мечтая о лете, романтический, влюблённый в свою Ленку мужик. И что интересно - все его песни об ожиданиях он писал от её, Ленкиного, имени. Ох, как хотелось, чтоб его преданно любили. Как же в молодости его "достали" изменницы... И этот развратник ждал преданности от простенькой домашней жёнушки.
  У камина под вечер.
   Зажигаю я свечи
  И опять вспоминаю
  Море солнце и стих !
  Наши страстные встречи
  Наши жаркие речи
   Будет снова я знаю
  Лето нам на двоих !
  
  
   Для Ксюши, дочери её, это была смешная история НА ТОМ МОРЕ, как одна тётка, уже собираясь уезжать, решила окунуться в море напоследок, да теперь только до Ленки дошло через четверть века, почему. Там барахтался Лёшка, а Ленка была на берегу. Вот эта уже тогда, не юная тётя и решила повертеться возле этого красивого волосатого грека! Да так вот крутанулась, а серьга с сапфиром и улетела в воду! Как же Лёха ей сочувствовал, и нырял, и охал вместе с нею, разыскивая серьгу! Короче говоря, тётя уехала - билет был взят заранее. А Лёшка в море до ночи ногами сапфир искал. Потом семья с него смеялась:
  - Где Леха?
  - Сапфир ищет.
  - Где?
  - В море.
  - Мечтатель, елки - палки !!!
   Эта история была памятна дочери. А Ленка помнила свою историю, помнила всё, помнила тот полёт любви и счастья, который ни в каком кино не покажешь! Не было громких слов любви и клятв трехлетних, как у неё в первом браке. А была сама любовь, такая трудная, такая яркая с её беготнёй и её жертвами, где Ленку со стороны считали вроде как дурочкой, порой до этого доходило: показывали за её спиной у виска! И зачастую на работе с его "Лена быстрей", "Лена скорей" и "Лена подай" доходило до смешного. И первая мысль её утром спросонья - только о нём! И пока она не услышит его голос или рядом, или по телефону, она не успокоится и будет мучить тот телефон, пока он не отзовётся! Не отвечает - бегом в такси - и к нему, бросает работу, а пацанам - таксистам радость - они уже её знают, полтыщи заработают! Приедет она, а он в мастерской самолётик делает - увлёкся, извиняется, а телефон в доме валяется, а там двадцать не отвеченных вызовов ! Это её любовь или дурость! Или если что с телефонами - не заряжен / света нет / или забарахлил, он к любым друзьям и недругам пробьётся - лишь бы позвонить ей!
   Нашлись те кто сказал: " Ему всё равно было,кому играть, лишь бы зритель!" Но не все, кроме его улицы знали, что у него был такой порыв - на каждый праздник - День Победы он выносил клавишу на улицу, открывал ворота и играл военные песни. От скуки ли? Да нет! Это и есть то, что называется - душа просит! Ведь он понимал, не спас бы батя своим "Венским вальсом" себя и однополчан , когда их в плен брали, не было бы Лёшки и теперь его чудесной музыки!* Очень жаль, что многие близкие (относительно близкие) ничего не знали об этом человеке, для них значимы только они, себя любящие. Ленке удивительно равнодушие его друзей к его поэзии - ведь там в стихах такая тончайшая философия души, а тут такое равнодушие. Вспомнились ей слова его - когда помидоры покупали с его мамой на крутом рынке - мама его брала самые большие, а он спросил у Ленки: "Ты бы вон те маленькие взяла, да?" Вот чем мы от вас и отличаемся. Теперь ответ и сам пришёл по поводу стихов его - вот чем мы от вас и отличаемся. Удивительно - соседки, такие душевные простые женщины, восхищены и говорят теперь: "Ну зачем скрывал такую красоту эти стихи и песни? ВОТ КАККИЕ РЯДОМ С НАМИ ЛЮДИ жили, да мы и не знали." А он жил очень скромно со своей половинкой - буквально помешанной на нём - она-то понимала, человек он не простой, а удивительный талант!
  *Описано в книге Леонида Бирюшова "По волнам моей памяти (Книга об отце)"
  
  
  
  
  Не понятно людям, что просто любят за то, что любимые есть на этом свете! Человеку давно забывшему свои юные привязанности, идеалы и окунувшемуся в мир житейских забот и идиотской рутины, трудно поверить, что бывает эта даже уже и не любовь, а сумасшедшая привязанность и в шестьдесят, и в семьдесят, когда мысль только одна в голове - только о любимых! Всё остальное в этой жизни просто не важно. Оказалась, Ленка не готова к такой прозе жизни - сплетни пошленькой толпы - периферия души - как дитя оказалась - наивной после него -ведь доверие было только к Лёнику - ушлому ... умному и уже во всех давно разобравшемуся, с кем ему дружить, а с кем не надо бы. Задают ей вопросы его псевдодрузья про документы о браке, о домах достроенных и недостроенных. Её удивлению нет предела, она-то всех людей его доброжелателями считала. Но живут же рядом со сплетниками такие люди, как Лёшка.., которые умеют писать стихи и прозу, создавать красивую музыку и красиво думать и любить! Смотрят на этот мир другими глазами, полными любви к жизни и к ближнему своему. Смешно? Для кого как! Злопыхатели скажут, да врёт она всё. А придумайте вы такую историю, чтобы я, пережившая такую большую любовь в вашу историю поверила! Белые вороны живут среди нас, но они же белые! А остальные наоборот! Свет, господа, перевёрнут! А вот соседка, простая женщина, не особо душевная, сказала при встрече:
   - Вот я жизнь прожила, а так, как у этой пары, не было у меня - идут два старичка, он её встречает, идут медленно, о чём-то воркуют. Под ручку идут. А я думаю, везёт же людям, неужто любовь, аж светятся.
   Когда его не станет, его друг заедет по делам. Выйдет во двор и скажет, начитавшись Лёшкиных стихов (будет вечереть):
  - Как у тебя во дворе уютно, на душе легко, она отдыхает!
   Как он, чужой человек, мог это ощутить? Ленка всегда старалась, чтобы было много цветов. А когда поставила высокий забор, получился особый микроклимат. Она всегда говорила Лёшке, заходя во двор:
   - Лёшка, как я люблю наш дом. Мир у тебя тут другой, Лёшка - это наш мир.
   Она по особенному стала относиться к этому миру в последние два года - у неё как-то по особенному стало сжиматься сердце. Чувство, очень похожее на то, когда она с нежностью обнимала своего внука. Когда- то было такое чувство, когда она обнимала любимого Лёшку в молодости. Теперь этот трепет к ней вернулся. Тогда и он писал ей, да и она ощущала это, душа замирает и какая-то нежная истома приходит! Да, теперь она часто стала думать - похоже это такое чувство замирания души судьба даёт перед забвением к главному мужчине её жизни. Как последний аккорд - когда она смотрела, как он заканчивает игру на клавише, рука его перед последним звуком на секунду провисает в воздухе, и он тогда, глядя на неё, слегка улыбается этой своей лёгкой улыбкой мэтра, изучившего эту клавишу и эту Ленку досконально. Всю эту прожитую жизнь поражавшую эту глупенькую бабушку - вечную девочку в своей голове. Он гений, да только после его гибели музыканты это признают - гениальный был музыкант -от Бога.
   Вечером они выходили с Лёшкой во двор, когда начинали петь сверчки. Он имел привычку класть руки на верёвку, висящую во дворе, и смотреть на звёзды и на луну, такую далёкую. Она клала свои ладони на его сердце и слушала, как оно стучит, прильнув к нему, вечному своему другу и страшному врагу. Его сердце - горячее, неспокойное, трепетное! Оно много страдало, многих любило, всё надеялось, что и его полюбят не за бабки и брюлики и жизненные блага, а просто полюбит и всё! И вот сердце его, отданное ей - Ленке! Больное, издёрганное - и не могло и быть иначе, за каждый пустяк, раздражение и истраченные нервы - как под напряжением находился всю жизнь. Может, поэтому всю жизнь и хотела успокоить и жалеть - а в результате она уже как хроник - не любить его не могла. Поздно встретились. Не растрачивал бы себя по дешевяку, да и поздновато понял он, в чём соль жизни - всё соблазнялся на яркое дешёвое бабье, возможно прожил бы больше! Оказалось, не для гулек он создан, а для дома, где любят и жалеют и котика, и курочку. И держат её - курочку не для того, чтобы потом съесть, а потому что она твой друг. И ходит она за тобой, и привязана она к тебе, как к самому дорогому существу на земле! Вот чем был ценен Лёшка, рано он родился на этой земле - время таких, кто понимает мир братьев меньших ещё не пришло! Уйдут люди, которые на предложение прочитать книгу Лёшкину про Лёшкиного отца отвечали: "Что там читать про дядю Гришу, он у нас в школе пение преподавал, я это пение терпеть не мог." Не буду раскрываь, о ком я. Он теперь, вчерашний ученичок, крутой - две шахтёрские пенсии и дети в загранке. На хрен ему читать, как Лёшкин батя жизнью рисковал, Родину защищая!
   Лёшкин друг приехал купить Лёшкину аппаратуру. Ленка сказала:
  - Клавишу не отдам. - Друг возразил:
  - Будет стоять без работы, конденсаторы пересохнут.
  - Включи её - сказала она. И впервые за много месяцев тишины в этом осиротелом доме звучала Лёшкина клавиша, её любимого Лёшки, её теперь ангела с его обожаемыми звуками, присущими только джазу!
   Самой большой любовью Лёшки было две вещи - это джаз и его любимая "Ямаха". Лёшка обожал джаз! Он впитал его вместе с молоком матери от отца, работавшего вторым баяном в ансамбле Дунаевского. А как смачно описал Лёшка в своих стихах джаз! Читаешь и просто физически ощущаешь там того Лёшку, с горящими глазами, такого патлатого, яркого, мальчишку вечного, влюбленного в весь мир! Жаль, что Ленка раньше его ещё не знала, таким как на фото в молодости и всю эту жизнь задаёт себе один и тот же вопрос:
  - Ну где же ты был, чудо ты моё глазастое,раньше?
  
  Музыкальные мужи в своё время хотели забрать Лёшку в Москву и в Тбилиси. Да отец не пустил, что им руководило. Может быть боялся, что Лёшка там красивый мальчишка испортится, теперь сложно судить! Лёшка жил джазом! Смешная история, как они в Загсе вместе с фотографом - диким меломаном ... на все лады пели под джаз, придумали песенку "Зааа-еее=ааа-ллл-ааа эта жизнь, ззз-ааа-еее-ааа-лл-ааа". Все тогда просто потешались от таких талантов!
   Даже жертвуя перерывом, Лёшка часами импровизировал, играя джаз! Девчонки, сотрудницы зачастую даже чай ему к клавише подносили! А сейчас его клавиша играла, а из портретов на стене смотрел счастливый, откормленный любовью Лёшка,кругом обнимая свою Ленку. Их было много, фото в Загсе, их снимали профессионалы. Бывало Ленка помидоры до килограмма выращивала и они с Лёшкой ездили в Загс и там хвастались, и их фотографировали. Ленка была азартная и увлекала Лёшку во все увлечения - помидоры, так помидоры! Он на том фото такой с хитренькими глазками, какой-то самодовольный, ну и просто парень - кровь с молоком! На очередном фото Татьяна - директриса вручает ему свидетельство о браке. Лёшка её обнимает и жмёт ей руку - она тогда хохотала - всю жизнь проработала, а это впервые так жених радовался, что женится.
  Да ещё и на рушник первым стал и радовался, что главным в доме будет - кто б сомневался! А музыку вместо классики на регистрацию поставил джаз. Татьяна возмущалась, а он хохотал! А уж в посаженных отцах побывал - там Ленкину счастливую рожицу надо было видеть! А уж как танго танцевали, дурачась в Загсе. Он там мордочку свою скривил, с понтом, изображая дикую страсть и уже всем видом доказывая, что он с трудом может обнять её за талию, ибо это уже не совсем осиная талия, а Ленка из последних сил держится, чтобы не засмеяться! Ну на всё, паразит, был гожий - и танцевать тоже! А там на свадьбе у дочери подпил и веселился до упаду, он парень очень буйный, когда подопьет! Ленкины подружки его до этого таким не видели и, честно говоря, немного испугались. Ленка к пяти утра его угомонила. Они пришли ей и говорят:
  - Покажи его, своего сокола, мы честно возмущены им, ну и на фиг он тебе такой буйный сдался.
   И увидели эти девки его, лежащего на перинке у бабки жениха - грудь волосатая, плечо - косая сажень, кудри по подушке разбросаны, чёрным глазом косит и девкам заявляет,проснувшись:
  - Девочки, целую ручки.
   Артист, короче! Ну они, конечно, потом и поняли, почему она воплотила в жизнь сюжет из служебного романа - избавиться от подружек! На фото он провожает директрису на пенсию - играет ей концерт. Ленка сама шила все костюмы - он барон цыганский, Ленка гадалка, Ксюша плясунья! Там Ленка летала! Далеко уже не Дюймовочка, всех тащила танцевать, когда уставали, что ли зря Лёхину всю аппаратуру притащила - дудки, сакс, аккордеон. А уж когда он частушки свои изобразил, все ахнули. И последние слова в частушке были: "То макеевский маэстро шпарит вариации". У него лет пять назад был период, когда он не пел, только играл на клавишах. Певцов было достаточно. И тут Ленку заело - почему. Тогда его любимые выкормыши - уже собирались его кинуть. Эта идея уже висела в воздухе. Он на Новый год решил в кабаке спеть не Новогоднюю песню (они с Ленкой долго дома репетировали), он спел "Чистые пруды". На минутку зависла тишина. Песня получилась такой душевной. Тогда новая негласная руководительница сказала:
   - Зачем ты поёшь Юрину песню /член их коллектива/?
   Ленка потом, смеясь, сказала:
  - Лёш ,а что у Юры есть какие-то песни?
   А пока на вечере у директрисы Лешка процветал - никто не дал бы ему его годы - пятьдесят пять, черные кудри, глаза горят, откормленный Ленкиной любовью! И только слегка покачивается от усталости. Никто не знал, что у него болит зуб. Ленка говорит ему, сунув обезболивающее:
  
  - Лёшечка,чуть потерпи...
  - Татьяна, это же наше с тобой - все, это же друг на всю жизнь.
   Она захлёбывалась от счастья и от гордости, что у неё есть такое выстраданное чудо - этот гениальный мужик!
   Ленка посмотрела на свою любимую фотографию, которую уже несколько раз увеличила - на этом фото ей сорок лет. Лёшка положил ей голову на плечо. Она тогда хотела так его удивить и купила дешёвенький гипюр, покрасила его в розовый цвет, и сама сшила себе платье - там она- красивая и нежная - платье розовое, оно так шло к её розовой коже... Вот тогда Лёшка и прилип к её плечу. Накануне, в Славяногорске, он скулил: Ему там хвойный лес не подошел. Да довыделывался, что к Ленке начал приставать какой-то мужик. Он был удивлён и возмущен. Но запомнил: бросит её - погорюет она... погорюет... да сама не останется
  
   Ленка дала гостю прочитать Лёшкин стих "Поздняя любовь". Гость прочитал, помолчал и сказал: -Как трогательно.
   Все, кто читал Лёшкины стихи, отвечали, помолчав минутку:
  -Дааа...
   Им всем, читавшим стихи, почему-то представлялась какая-то мифическая женщина, из тех, которые и по улицам-то не ходят. А тут простая, как три рубля, совсем земная женщина - Ленка, которую многие и женщиной-то не считали - бегает какая-то дурочка за своим Лёшкой от загса до его поселка на два города! О песнях про себя она не знала, а видела их только в нотах! А ведь компьютер 28 лет назад им друг друга насчитал, и сошлось и внешне, и характеры... Видимо, сыграно было на борьбе противоположных характеров... Но факт есть - когда она увидела его анкету и посмотрела на его фото, сказала: "Кто угодно, только не этот". Та спесивая надменная рожица красивая на фото её возмутила! Да разве же можно было, увидав вживую этого балагуристого красавца отказаться?
  
   Кто-то скажет - не бывает её, любви! Да, циников много. Но кто Лёху читает, тот так не скажет. Язык не повернётся! Ленке, наученной Лёшкой воспринимать СЕБЯ в мире аллегорий и сказок, всё это очень напоминает себя: волчонка, загнанного стаей шакалов! Когда у бабы Мани ели по сто чебуреков, да бирюшовку литрами лакали, все давно забыли. Да и к Ленке на праздники ходили, да хозяйку хвалили. Никто за последние три года к Лёшке не пришел из вчерашних друзей. Барахтались они с Ленкой в этом жизненном болоте, как выплывали, так никто и не знал. Да один в поле не воин! В хорошие времена, бывало, придут родичи, и он с ними подопьет, а Ленка говорит:
   - Лёшик... может больше не надо пить? - Он отвечает:
   - Кто ты такая, что мне указываешь, как жить?
   - Жена.
   - Ну и что.
   Всем видом хочет сказать, кто в доме хозяин. Ленка молчит, глаза прячет. Родичи ухмыляются: и правда, у Лёхи этих подруг было и было а тут подумаешь -жена! А наутро Лешка с собачьими глазами оправдывается одной фразой: "Лееенчик"... и целует ей руку. А у неё все руки в шрамах от силиконового пистолета,к ак горячий клей капнет, то белые пятна от ожогов не исчезают! Он растирает своими пальцами ранки на её руках, старые, зажившие и новые целует!
  Любовь - это и есть вечная жертва! Директриса Загса, когда их во время росписи поздравляла им сказала:
   Любовь не вздохи на скамейке
  И не страданье при луне,
  Всё будет слякоть и пороша,
  Ведь вместе надо жизнь прожить...
  Любовь с хорошей песней схожа,
  А песню нелегко сложить!
  
   Тогда балагур Лёшка, дурачившийся весь обряд бракосочетания - жених этот... притих и посерьёзнел. Девчонки потом говорили: "Где Таня такой красивый стих взяла?" А Ленка его с юности знала! Ленка, тогда ещё совсем юная девочка, уже знала, она к этому готовилась. Она знала, что у неё будет большая любовь с особенным мужчиной, не похожим ни на одного мужчину в этом мире! Жаль, что многочисленные подружки, все эти танички его при жизни так и не поняли Лёшку и заставили страдать, и быть униженным. Вот и считал парень себя порой чуть ли не изгоем! Он запомнил тот момент, когда он ехал и увидел его первую жену, беременную от другого - легко ли ему тогда было! А про неувядающую любовь к нему бывших подружек можно рассказывать вечно, язык без костей, может какой дурак и поверит (а их хватает!). В жизни у каждого мужика найдётся роковая женщина. И у Леонида она нашлась. А у гроба его устроили клоунаду, как это больно... Подружка этой роковой бабы заявила, крикнув в гроб: " Таня просила передать, что она тебя всю жизнь любила". (Это уж точно - любила - замуж за другого... Дети в другом браке, а как же - любовь... Да, по другому не назовёшь!) Да и эта подружка, кума Леонида, ну сплошная ирония судьбы - наверное, у них без иронии не бывает. Всю жизнь твердила Лёшке, какой он нерадивый крестный папа - при встрече. Сорок лет назад был у него друг - вот они с ним по пьяни и решили покрестить другова малыша. Покрестили. Пить и веселиться хорошо.., да тогда никто и не подумал, что самого Лёшку будут крестить только через двадцать лет. Ленку от горя трусила мелкая дрожь -она была как в тумане. Ленка такого кошмара, как на похоронах в страшном сне представить не могла. Ленка, которая жила для него, дышала им и нянчилась все двадцать восемь лет... Сотрудники его из загса удивились. Леонид - уважаемый человек, не заслужил такого отношения к себе и такого позора. И о такой средневековой дикости они слышат впервые. Ленка потом им сказала. Это уже не средневековье, это каменный век! (Пришли плакальщицы и жалельщицы - и кто их звал).Пыталась мама Игоря, друга Леонида, слово сказать перепившим поминальщикам, на поминках поливавшим хозяйку тут же грязью:
   - Да вы себе не представляете, какая это семья образцовая - какие отношения у них были.
   Так они её затюкали. Она молча ушла с тех поминок. Помянула, в общем, на славу! Всё по Высоцскому: "Всё поели, всё попили, а хозяевам дали по зубам" - гениальный мужик тот Вовка был - давно такую муть прочувствовал. Подруги Ленкины были словно онемевшие -интеллигентные культурные дамы сидели на поминках, попав словно в какой-то сюрреалистический фильм. И потом долго расспрашивали у Ленки:
   - Лена, а что, та или другая женщины - они что, акоголички или не дружат с головой, болтая такие вещи на поминках? У них что, никто не умирал?
   - Да нет, девочки, уже вроде бы всех, кто скоропостижно умер, перехоронили и спасти, увы, не удалось - ответила она. Тогда девчонки, его сотрудницы сказали:
   - Леночка, ты же его буквально на руках всю эту жизнь носила. Кто же, как не мы, сотрудники, знаем это - мы же одна семья.
   Да, девчонки, подлость во все времена живёт и побеждает. Не было бы её, люди бы не узнали, что существует порядочность - не с чем было бы сравнивать! Да и видели они его Лёшку в последний раз три года назад - ррооодддственники.Лёшкины три инфаркта, инсульты (некоторые были исключительно по глупости - говорила - не пей - отвечал: "Ты кто такая - указывать") . И всё это я вытягивала и стоически выносила. Вкалывала как вол. Кто, как не вы, девочки, об этом знаете, лишь бы ему было комфортно. Но... кровь его настолько была горяча, что спокойно жить дня не смог! Может быть бы так и не носилась с ним, если бы был другим, а то всю жизнь ему свою любовь буквально доказывала! Всю жизнь с ним у меня в душе было смятение - чем-нибудь не угожу! Я жила, безумно его любя - как на электрическом стуле - когда он стукнет не знаешь! Но этот стул бил током, а я думала только о том, что я же тебя, заразу такого, люблю больше жизни! На что начальница загса, лучшая подруга, всю эту жизнь говорившая Ленке: "Ленка, я вас с Лёшкой люблю", ответила:
   - =Ленка, ну это же наш Лёшшша, это Лёшшша, и этим всё сказано! Это наш Лёша - всем куча комплиментов, всех обожает,всем рассказывает про их красивые глаза и фигуры... ЭтоЛёша -лёгкий, красивый всеми любимый и такой упрямый! И ты ему просто не можешь не подчиниться и перед ним не преклоняться и нельзя в него не влюбиться!
   Так выходит Ленка не просто так всю эту жизнь положила на алтарь этой любви- нельзя было его не любить. Помыкалась душой возле родственников, и была не понята ими. У каждого свои заботы - да и духовность ... она ведь разная у людей. У кого-то это главное, а у других и блага другие. Помыкалась, да и вернулась Ленка после полугодичного забвения в свой круг друзей из загса, где они проработали с Лёшкой четверть века, где он оказался дороже, чем всем родным - за ним там искренне плачут. Эти люди видят радость при рождении детей и при женитьбе, возмущаются вместе с клиентами при проявлении подлости при разводах, и плачут от тяжких историй, когда оформляют свидетельство о смерти. И Лёшка, их ЛЁШКА ТАК ЖЕ С НИМИ за всё искренне радовался и так же переживал. Сказала Ленке одна из приятельниц:
   - А ты раньше с ними дружила? Нет? Ну тогда чего же ты хочешь, понимания? Смешная ты, наивная.
   Кто же говорит, что с гениями легко. Тяжело, и не всякая барышня бы это выдержала! Надо иметь терпение на такого человека, жертвовать многим, забывать порой о себе. Это не все смогут. В басне своей он написал: "Женщина чтила святые устои.." Видимо, эти мысли у были маяком в его жизни! Бабе быть ему преданной! Не только телом, но и душой! А этот неосязаемый орган человека - душу- не заменить ничем! И имплантанты, и искусственные души ещё не придумали! И вряд ли придумают! Есть у этой семьи такое фото, где Ленка на море, расставив руки, изображает из себя летящую птицу. Яркая, счастливая... хохочущая, откормленная Лешкиной любовью! Она тогда кричала :
   - Лешка ,я птица ..,я счастлива и я люблю это море и тебя!
   А он на берегу, обалденно красивый мачо со своей обворожительной улыбкой. Все девки, потом увидев фото, с ума сходили:
   - Наш Лёшка мачо, мачо, Ленка как красиво расставил ноги, держит ключи от машины в руках и показывает ей жестом "Вива - победа! "
  
   В последние дни он напишет ей, прощаясь:
  И ты летишь со мной
  В лазурном поднебесье
  И даришь мне покой
  Любовь стихи и песни.
   Ей передадут видео, они тогда пытались ей подарить концерт. Что-то помешало. Мальчишка, тот ученик, уехал. Там будет её любимый Бах в его исполнении и вечная мелодия любви, где они со своим учеником играют в четыре руки мелодию любви "Шербурские зонтики". Это любовь -,господа ,большая любовь - вам, многим и не снилось!
  
  
   Каждое утро просыпаясь в четыре утра (ученые теперь доказали - с трёх ночи до пяти -высшие силы хотят с вами общаться и вы пробуждаетесь),в это время он ушёл в забвенье, Ленка включает компьютер и читает статистику, где указано - сколько человек за сутки прочитало его стихи. Она знает, что он с этими людьми вчера говорил своей душой. Он рассказывал им о своей любви, грустил с ними, хохотал, шутил, немного пошлил -он ведь был такой балагур - этот вечный разгульный, блатной и нежный мальчишка! Но мальчишка с золотою душой!!! Её обожаемый мальчишка, гениальный художник и психолог её мятежной души. Ей чудится -сейчас зайдёт и скажет: "Ленчик, что, уже подъём? Чай пить будешь? Я услышал что ты проснулась и уже готовлю его!"
  
  
  
  
   ПАМЯТИ МОЕГО ГЕНИЯ
  Истинные гении долго не живут, ибо много страдают!
  У них другие мозги и тяжёлое сердце, тяжелее чем у других!
  Они как звёзды на небосводе, ярко горят, но быстро гаснут!
  И этот процесс никому из смертных не остановить.
  Они переросли всех окружающих и всю свою жизнь. Мечутся, ищущие себе единомышленников. Им быть сложно с окружающими! По молодости они ещё могут валять дурака, прикидываясь беспечными, глупыми или оригинальными! А это плохо получается, и они страдают от непонимания в тиши своего дома! По ночам они фантазируют, по этим бессонным, в одиночестве ночам - пишут стихи или глотают от тоски водочку с первым попавшимся собеседником. Если они приводят к себе женщину, она им быстро наскучивает. Женщины их не понимают, вначале бросаясь на их яркую внешность. Они, дамы, потом страдают, конечно, ожидая каких-нибудь чудес! У баб по-другому мозги устроены, бабы - собственники! Попытается гений такой угодить какой-нибудь намазанной красотке, а та рада обуть очередного лоха. Но с кем ты связалась, красотка ,он тебе такие мозги вставит ,что тебе вчерашний дань раем покажется! Их может попытаться понять женщина, глубоко и искренне любящая их! И она на всё пойдёт ради любимого! Ей глубоко по барабану тряпки, хрусталь, машины, курорты, золото - лишь бы милый был рядом. Тогда он - гений, размякший душой от простого общения без выкидонов и фокусов, может быть хоть как-то откроет себя окружающему миру и любимой женщине! Вот тогда этой даме выпадет счастье быть понятой и любимой !
  
  
   Сегодня Лёнчику 2 июля было бы 69 лет! Не дожил до 70-ти . И до тридцатилетия нашей любви. Знаю, готовился, но молчал! Он любитель сюрпризов! И все эти стихи и песни к юбилею и готовились! Испекла четыре торта - передала родственникам. Не знаю, помянули или нет, не звонили, не обязательно, слов сочувствия не услышала! Пойду к нему на могилку и буду с ним разговаривать. Говорят, что мне сегодня нельзя. Вообще, кто в этой жизни знает, что можно, а что нельзя. Все вокруг меня - умные друзья и родственники, так уверенные в себе, говорят: "Спрячь фото, не тревожь его душу". А его душа, она во мне, он же муж мой и слился ею во мне и телом и душой! Это не пошлость, это сакрально! Кто-нибудь мне может объяснить, почему раньше люди вывешивали портреты в доме - умерших мамы и папы, и бородатых дедушек, и миленьких богоугодных бабушек, так мило сложивших натруженные ручки поверх фартука! Включено радио, поёт Далида, я занята мыслями о нем - Лёшке. Или он был рождён для музыки, или музыка была рождена для таких как он! У меня какое-то такое стойкое понятие, что мы им, музыкальным людям, мозгами проигрываем, зарываясь в идиотских бытовых проблемах! Ах, как жаль этих непрактичных людей, им и вправду нужны няньки. Они созданы для высокого, и стыдно их заставлять окунаться в прозу жизни! Мне его подруга их безоблачного детства сказала: "Он был такой эгоист..." Да, где-то был. Просто знал, говорили иногда, и заносился. Он же знал, что он уникум, и таких как он на земле просто больше нет! Стоит в доме его любимый проигрыватель с кучей пластинок с негритянскими исполнителями джаза! Он меня просил при жизни, шутя, конечно: "Как умру, чтоб в доме играл джаз". Я, конечно, во время похорон растерялась. Сказала друзьям. Они ответили: "Где мы всё это будем искать?" А их там дисков было с десяток, наверное - держал на всякий случай. В общем, друзья, конечно, молодцы. Они там когда где-то водяру глушили в клубе в каком-то закутке, джаз включали - душу себе успокоили - Лёхе типа долг последний отдали! Для него, видимо, джаз был каким-то знаковым - женился и джаз поставил и плясал при этом, чудак! Кулачки сжал, да и давай пританцовывать!
   А в годы нашей такой счастливой любви мы с ним включали старый проигрыватель, уставшие до чёртиков от всего на этой земле, кроме нашей любви, и танцевали танго и никого... только вдвоём... Это было счастье, где двое обманутых, отчаявшихся, одиноких людей встретились и танцуют. Кто-нибудь сможет вспомнить такой момент в своей жизни? Скорее найдутся такие, которые скажут: Чокнутые. Да он так и сказал, когда мы с ним женились. Нам сказали чокнуться бокалами, а он ответил, что чокнутые мы уже девять лет! На тот момент 9 лет и было. Потом он написал песню "Я буду ждать", где и был тот старый патефон - это было как один из трёх вариантов стихов. Я признаться тогда про него и забыла в суматохе жизни - пришлось вчитаться в стихи, и вспомнила.
  Я БУДУ ЖДАТЬ ТЕБЯ ЛЮБИМЫЙ МОЙ
  ЗАБЫВ, ЧТО ЕСТЬ ПОКОЙ И СОН
  НО ПОМНИТЬ ТАНГО ДЛЯ НАС С ТОБОЙ
  ЧТО ИГРАЛ СТАРИННЫЙ ГРАМОФОН
  
  
   Как, каким образом в суматохе и бешеном ритме той жизни он всё это помнил, ощущал и пропускал через себя, храня в памяти сотни мелодий и всевозможных вариаций к ним. И ещё надо было помнить про тот паровозик с весёлым гудком, которым уезжала Ленка. Зачастую при пересадке , впрыгивала не в ту электричку, очутившись в полночь в неизвестном Чаплино - в пустом вокзале и плакала, прячась за колоны вокзала, пугаясь подвыпивших мужичков, ожидая ночную электричку. Лёшке так и не призналась тогда в своей оплошности - трёпки бы задал! Просто была так поглощена прошедшим очередным свиданием , что забывала обо всём на свете - и получались очередные глупости.
   Везде на его работе звучала музыка: и в кабаках, и в клубах, и в Загсе. В клубах с отцом они учили людей любить прекрасное. Об этом теперь легенды ходят. Эти два мужика, сын и его батя, прослушав ученика, говорили: "Ты очень хорошая, красивая девочка. У тебя хорошо получится танцевать. А ты, мальчик, хочешь на гитаре играть. У тебя хорошая спортивная фигура, тебе надо на карате. А вот ты, третий ребёнок, ты будешь у меня учиться!" Вот она вся наука - естественный отбор! Что, профессура педагогическая, мозгов не хватает опыт перенять? Поздно...
   Однажды мне муж говорит: "Ты знаешь, приходили два мальчика. Их папы у меня музыке учились. И хотят, чтобы я их детей учил. Я им написал нотки в тетрадке. Пусть учат". Я засмеялась: "Папы их хотят или они? Твои мальчики на второй день уже лабать хотят. А ты им про лады рассказываешь". В том случае учёба и закончилась.
   Дома, когда приходили гости, а я вечно на кухне, он, подпив, звал меня в микрофон и говорил: "Леночка, я эту песню посвящаю тебе. Я куплю тебе дом". Я смеялась -домов не хватит дарить, каждую неделю покупаешь. Этот большой дом, который он так и не достроил, был его навязчивой мечтой, чтобы жить там с любимой, было много гостей, большой холл и стоял рояль. Он будет поражать свою любимую своим искусством. Ну знал же, зачем меня в клуб к роялю потащил! Я тогда одурела от этого кавалера! Вот ведь как бывает - желание восхищать любимую, а у любимой восхищаться любимым! Вот и стихи получились
  Я вот всё думаю о том -
  Как хорошо построить дом
  Мне говорят не по плечу
  НУ как же быть, я дом хочу
  Хочу, чтоб в доме том моём
  Нам было сладостно вдвоём!
   Мать его тогда после гибели отца (это была его затея с этим домом пионеров - по размерам), сказала Лёшке: "Как отец задумал, так и будем строить". Тогда уже Лёшка сомневался - нужен ли он такой большой. И пришлось ему эти балки таскать... А здоровье-то не каменное. А тут у нашего молодого человека - Лёшки большая любовь в сорок лет приключилась! Мама его тогда эту любовь его не восприняла - думала поиграется Лёшка по привычке... Пришлось девять лет жить в гараже недостроенного дома. Открытую веранду оплетали кусты огурцов и бобов. Помидоры были огромными. Я таких урожаев, как там, ни до того, ни после никогда не выращивала!
   Это сама любовь их тогда растила! Я, взрощенная Лёшкиной любовью - верю в чудеса, я в них главный исполнитель. Попросила вчера соседей новых заснять мой домик любви, засняли и тепло на душе стало. Там моя такая большая любовь жила и там то это злополучное варенье - солидол варил он. И туда я по заносам бегала, а он всегда спрашивал: "А как ты во двор попала, калитку же снегом занесло". Дразнил, паразит, что пяток километров пешком отмахала - это чепуха, а вот калитка... Да, нам тогда тот дом -несбывшаяся мечта и на фиг не был нужен! С милым рай в шалаше! Сейчас, когда я, бывает, слышу запах креозота, запах шпал распаренных на солнце... Почему-то мне чудится тот горячий Лёшка, с горящими глазами толкущийся со мной на тех грядках, счастливый - хозяйка в доме появилась - он об этом всю жизнь мечтал. В доме баба, как у всех! Я тогда там сустав на лодыжке сорвала, да и лечить-то некогда было - работа да любовь! Да так на память и осталась нога чуть вывихнутая и синюшная! Что я только там на том участке не ломала: и ноги, и пальцы. И падала и до помрачения пахала, еле доползая до постели - без обезболивающего уснуть не могла - любовь - жертва. Напашусь и говорю: "Ну теперь, Лёник, наш особый ритуал - делай мне укол диклофенака, иначе завтра не встану." Фотограф тогда Загсовский говорил: "Ленка, носишься на каблуках и чего-то нога стала перекошенная... Как я тебя буду фотографировать - до пояса, что ли? Были же обе ровные". Я отвечала: "Женька, та то ж от любви". Все знали причину и хохотали! Теперь пьяненький сосед говорит: "Помню, помню, ходит она там между грядками в купальнике охо-хо, а Лёшка рядом... Та какие там помидоры выращивать". Глупый, стал бы Лешка терпеть такую, чтоб на грядках не пахала, если уж земля почти целина гуляет без дела. И вышло тогда, помидор навыращивали три ванны!
   Бывает борща сготовлю, он матери отнесёт. Та и говорит: "От хохлушки борщ не буду". Лёха ей говорит: "Та это Валя, соседка, готовила". Мать ест, хвалит! Наивность, перемешанная с любовью и ненавистью. А уж как ночь наставала, прибегает полуживой Лёха с того кабака - тогда были лихие девяностые - чудеса рассказывал. То бандюганы говорили ему: "А ну, Лёха, выворачивай кофр и клавишу - посмотрим, нет ли у тебя там оружия". Или барышни пьяные так дотанцуются, что трусы ему на сцену выбрасывают! И тянет его домой поскорей к своей верной домашней бабе! И он дороже становится, пропахший табаком и спиртным от того кабака - и меня какая-то гордость разбирает - сколько там было в том кабаке всяких красоток в дорогих одёжках и с дорогими духами, ценой больше моих трёх зарплат, где моего красавца свободно можно купить... А он бежит ко мне, простой- непьющей и не курящей такой несовременной бабе, что и друзьям-то и не показать - засмеют: "Лёха, ты шо, свихнулся, где ты этот каменный век взял" и верной ему до могза костей. И я его жду, веет ночной прохладой и в награду за ожидание -уставший еле живой, но счастливый Лешка с кучей историй. Они у него были особенными, как ни у кого. Ну какой Лёшка, такие и истории, и поцелуи! Он наполовину жить не мог! Он тогда восхищался: "Два ночи, а она не дрыхнет, ждёт меня". Рассказов была уйма. Нанервничается в тех кабаках, народ там весёлый, а тут прохлада и покой, и тебя так понимают!
  
   Завозим уголь - три тонны, на зиму хватит, ещё несколько лет будем завозить, пока ещё тот газ проведём. А пока зимой к Леночкиному приезду горячая печка и мундирочка, а уж солкой запаслись - помидоры два в тарелку не помещаются! И ничего больше для счастья не надо! А уж как мы начинали нашу трудовую деятельность его как музыканта в Загсе. Его мать тогда забрала у него машину, всё учила его жить. Та машина с успехом за пять лет и сгнила. И таскал Лёшка на себе, сердечник, на электричку клавишу с двумя пересадками. А она килограммов сорок весила. И так каждую неделю, а оттуда в Макеевку, в другой город, уже в кабак - опять на себе. Когда коляской к электричке возил, когда санками. Тогда были лихие девяностые и мешочников было в той электричке... И не мог двигаться Лёха - еле залазил в ту электричку, и стоял в тамбуре, так как клавиша была габаритная и обнимал тогда он её, свою кормилицу, прижав к себе. Эти электрички не отапливались. Мы тогда с ним её укутывали в верблюжье одеяло как ребёнка, чтоб она не замерзла. Да ноги примерзали к полу электрички у зажатого толпой Лёхи. Я часто приезжала, чтобы помочь ему в этом деле. Работа в кабаках была довольно нестабильной, да и пора уже было подумывать о пенсии. И лишь через пять лет мама его смилостивилась и отдала рассыпающуюся машину. Да, теперь пьяненький чумовой сосед говорит: "У бабы Маши машина была как игрушка (Можно подумать, баба Маша под ней валялась - Лешка её ремонтировал), а у Лёшки скочем заклеена". У нас "заботливые" соседи. Да лучше бы их вовсе не было. Я такого наслушалась, причём не от баб. Бабы как раз классные, а вот мужики с го*нецом, как говорил мой муж. Эх, не дожил Лёшка до этого бардака - соседских сплетен. Подошёл бы, да дал в морду - какого х... в чужую жизнь лезешь. В своей разберись, где жена твоя? Угрохал или так померла? Когда пел в кабаках блатноватые песни, "Цепи", которую какой-то ментовский генерал заказывал одиннадцать раз - это был какой-то аут, он потом до конца дней своих слышать её не мог. Дочь теперь вспоминает, как я тогда дома осталась, а она решила к нему в кабак съездить. Тут генерал этот с заказом "Цепей". Как только он подходил к Лёхе с заказом в очередной раз, Лёха, сцепив зубы, говорил: "Всегда готов" - платят же. Когда они приехали домой, я спросила, как дела. От этих слов Лёху передернуло. "Отлллллично" - с каким-то остервенением ответил он. Одиннадцать раз "Цепи" пел или "Рюмку" Лепса, все клиенты входили просто в ступор! Молодежь такие песни толком петь не может. Они-то поют, да не хватает экспрессии и напора, и скорби всего пережитого - за эту жизнь с её изменами, подлостью, предательством друзей! В этих песнях и был сам Лёшка. Он мне всегда чудился таким задорным, с красивой посадкой головы благодаря своим кудрям, резко выделяющийся среди коллектива внешностью - красив же был как мужчина. Я его часто называла "Мой джинсовый мальчик". Он радовался: "Ну скажи ещё раз так
   Он как-то оценивающе смотрел на баб, прищуриваясь. Это он уже оценивал их глазами, натура художественная. И я всегда это знала, обидно, конечно. Сама выбрала, не смогла отказаться от красоты внешней, да и внутренней! То уже постарше, интеллигентным дядечкой, моя подруга называла его новым Лещенко. Да Лещенку там делать было нечего - у этого глаза горят... кудри чёрные, со снисходительной улыбкой глядит украдкой на меня.Порода, чёрт побери, батина порода! Интелегентность или какая-то чопорность сквозит во всём, пусть он в самой простенькой рубашечке, но если оно есть, то есть!
  
   Татьяна, милая Татьяна - директриса Загса, у которой все люди на земле были братьями, никак не могла приспособиться к новой начальнице! Надо было подписать важную бумагу, она придумала гениальный ход. Дала Лёхе одну большую розу! Он поправил свою обалденую причёху, весь парадный в белой рубахе и в белых штанах, сел в свой столетний "Опель -рекорд", ничего, что скотчем изнутри подклеен, со второго этажа начальнице не фига на видно , и поехал к ней! Когда он заходил, этот красавец грек со сверкающими глазами, она улыбнулась, но... ручка от двери осталась у него в руках.
   - Ох, воскликнул он, Я вам сейчас всё это исправлю.
   - Ну Лёша, сказала она, где же я возьму тебе отвёртку?
   - А у меня в сумочке-барсетке, вот.
   Она до этого всегда думала, что в барсетках только баксы носят. Но это же был уникум Лёха. Все бабы, кроме меня, так и думали - и красавец, и богач! А тут в барсетке были - отвёртка, шило, плоскогубцы, две катушки ниток и ножницы, и даже пару гвоздей, ну это ж Лёха! Начальница была изумлена. Он подремонтировал ей замок и подписал бумагу. Она предложила ему чаю. Он бы, конечно, не отказался, но на работе ждала своя начальница и, конечно, его простушка Ленка. Ещё волноваться будет, подумал он, хотя такую начальницу с дорогими духами с его зарплату не мешало бы поближе узнать. Да может без меня и знал, да долго бы сего характером не терпел бы её! И её фокусы, ибо я просто стелилась перед ним! И тогда не было у меня денег на такие духи!
   Историй этих было в том Загсе! Как-то надумал один мужик лет сорока пяти жениться. У него была привычка делать это ежегодно. Уже в прошлом году было: и сына женил, а вот угомониться не мог С очередной невестой тянул до последнего. Пришла она в Загс с приличным животом, в фате. Лёшка проиграл им марш Мендельсона. Таня, директриса, вела обряд. Вдруг Лёшка закричал: "Таня, у неё воды отходят!" Таня закричала в ответ: "Лёшка, я тут с нею буду, а ты вызывай скорую". Пока суть да дело, роды приняли!
   Была еще история. Решили пожениться мальчик с девочкой. А родители их между собой перессорились - деньги на стол свадебный не поделили. И решили они помешать им расписываться. Татьяна зашла к молодым перед росписью поговорить - не передумали ли. И изумилась - стоят два ангелочка - студентики. Расписывали их так. Завели в зал - фотографы дверь держали снаружи... Лешка ногой дверь держал изнутри и играл регистрацию.
   И этих историй за двадцать лет было, было... А то, как я уже открыла своё дело, подменить меня было некому - надо было ехать в командировку. Решила я оставить своего уникума Леонида вместо себя. Прошли сутки. Я вернулась. Иду по загсу и слышу разговор двух клиенток: "Да зашли к Лене Ивановне, а там какой-то мужик сидит, всех посылает, всю толпу разогнал". Я и решила спросить своё нетерпеливое чудо: "Кого ты там послал?" Он ответил: "Ты знаешь, Леночка, один там без очереди хотел про Лимузин спросить, я его послал. А тут пришла одна мерить платье, что в салоне висит. Кое как мы с нею оделись. Но когда я увидел у неё грязный бюстгальтер, я её прогнал". "Лёша, милый, то у него такой цвет". "Нет уж, Леночка, - сказал он. С клиентами надо работать таким как ты- тренированным на моём ангельском характере. Я лучше лишний раз приеду регистрацию сыграть".
   Как-то у него машина сломалась и он приехал на вокзал встречать меня из поездки на привоз из другого города. Меня встретил, мы решили сэкономить на такси - сели в троллейбус. Сумок было много. Я уставшая, замученная, не спавшая ночь - кружилась голова, да и волосы были грязные. А он - я посмотрела на него - денди, пахнет хорошей туалетной водой, маникюр... Какие там баулы, подумала. Лена, опомнись. Этот парень должен парить. А баулы - это тебе, ты же хочешь, чтоб тебя ценили - вот и таскай свои мешки для своего бизнеса. Дорогую какую-нибудь игрушку ему купишь, порадуешь. Любишь же его.
   В сезон, то есть летом, особенно на день шахтёра у нас были горячие дни. Тогда шахтёр - это была такая почётная профессия, что в этот день стремились жениться многие. Мы молодожёнов женили с восьми утра до семи вечера. Заканчивалось тем, что к семи вечера заговаривались. Девочки на подиуме сменяли друг друга. А вот Лёшу подменять было некому. К концу дня руки опухали! Я тогда прятала от него свои глаза, потому что он с укором смотрел на меня - что ж подруга райскую работу обещала, а выходит вот как. Хотя, конечно, он уже себя там чувствовал королём, а я отошла на второй план. Ну есть такие люди, которые рождены быть лидерами. Такие, как я, лидерами не будут никогда - слишком они привязаны к предмету любви и все свои силы отдают ему! Я тогда заключила договор с голубятником, и он поставлял нам голубей. Часто голубятник где-то подгуливал и мне приходилось бегать из Загса в холл выдавать молодожёнам этих голубей! Руки у меня были в ранках, и кофты подраны от их лапок! Но надо было видеть лица тех молодоженов - они сияли, невесты визжали от восторга! Да, не даром мы прожили с Лёшкой эту жизнь!
   Я вспоминаю эту дату 8.08.2008. Эти звучные даты были для нашей работы напряжёнными. Было у нас тогда тридцать пять пар. Женили мы их с семи утра и до половины восьмого вечера. Когда мы после работы сели в машину ехать домой, мы минут пять сидели и думали, что нам делать дальше. Есть нам уже не хотелось. Нас обуяла какая-то лёгкая прострация. Мы были как пьяные. А ведь ещё надо ехать домой тридцать километров. Я смотрела на своё любимое создание - красавца с синими кругами под глазами Лёху - и мне было больно на него смотреть. Я тогда как-то сжалась. Он с укором посмотрел на меня и что-то там ещё и заюморил. У меня отлегло от сердца! Мы заехали в супермаркет, я купила гриль, и мы поехали домой. Приехали, а гараж открыт настежь. Испугались - и дом открыт тоже. Лёшка всегда наезжал на деда, отца моего, за забывчивость. А тут сам себе поразился - но мне паразит ничего про свои сожаления не сказал. Только потом Ксюше пожаловался - стал забывчив как дед. А передо мной ему надо было держать марку, что он такой герой. И так до последнего дня.
   Мы тогда приехали, зашли в дом - я, помню, разрезала ту курицу, он машину загнал в гараж и решил пять минут полежать. Я посмотрела на него. Он был в домашней одежде - простой, домашний, почти ребёнок. И чего я так за ним умираю, понять так и не смогла. Артист этот перевоплощался лихо. Он задремал, свернулся клубочком. Когда он сворачивался клубочком, он мне казался таким незащищённым, ну просто маленьким ребенком, и ну прямо просил ласки. Я прикрыла его простынкой. Думаю, пусть немного отдохнёт. Ну и я полежу, подожду, пока он отдохнёт. Просыпаюсь - я прикрыта простынкой. Это он увидел, что уснула и прикрыл меня. А курицу мы уже на второй день ели! У нас так было всегда, кто падал первым, другой его простынкой прикрывал. Эта простая забота, вроде бы ничего не значащая - но она так подкупала, что я порой думала: Ну не разу не сказал громких слов "Я тебя так сильно люблю", но поступки -они перекрывали по значимости любые признания. Такая была наша многолетняя жизнь и счастье - такое тихое, заботливое. В молодости, конечно, он был ого-го, национальность здорово на нём сказывалась, а в поздней зрелости это было как осеннее солнышко - теплое и ещё освещающее нашу тихую гавань - эту нашу любовь, и этот старый домик. Забота обо мне - эти чаи, кофейки - как сухариков насушит к приезду моему, я ругаюсь - не делай больше, соблазнитель, как же твою такую вкусноту не съесть! Он удивляется - полтарелки съела, а теперь отказывается -глупый он. А сухари, да и сухари, да сухари от любимого!
   Эти его лёгкие ремонтики моих зонтиков, сумок и прочего. И даже тогда, когда я его заставляла резать овощи на зимние салаты, он жаловался Оксане: "Видишь, она резать салаты заставила, а у меня палец треснул. А я ей не признался". "Ну почему?" - спрашивала она. "Ты же меня знаешь. Я ей в слабости никогда не признаюсь". У них всегда были секреты от меня, к сожалению я была у них - железная леди. И я теперь вспоминая его, вспоминаю его стих "Ты же мужик, никогда не сдавайся". Мужик мой, мужик, ты был мужик, да сколько ж тебе досталось в этой жизни- и током тебя убило - полчаса без памяти был, и полумертвым ты родился, и бабы тебя, редкого красавца, так унижали - не достался им... Да и мамка твоя скорее должна была родиться мужиком, а папка бабой по своим характерам. А ты стремился жить, боролся со своими пороками - водкой, девками а потом и куревом. Вопрос курева был очень больным. Мы в один прекрасный день приехали от детей. Он уже неделю не курил. Вдруг ему вечером стало очень плохо. Раздулся желудок. Приехала врач. Он ей сказал, что может быть стоит почистить ему желудок. Она, такая деловая молодица, как начала перед ним выделываться и хохотать: "Причём здесь желудок?" Повезли мы его в больницу. К ночи он был черного цвета. Я ИСПУГАЛАСЬ. Они в который раз ему сильно снизили давление. ЭТО моё красивое чудо почти уходило уже - и всю ночь сидел на кресле каталке. Я гладила его по голове и целовала его пальцы. Он беспомощно смотрел на меня, и даже говорить не мог. Я позвонила Наталье, директрисе, утром: "Наточка, сегодня на работу не приедем". Натка нервничала - такого ещё с ним не было. Мы тогда его еле-еле откачали, и если бы не мой салон, где хоть какие-то деньги капали, я и не знаю что бы было! Боже мой - ну за какие такие грехи он терпел такие муки? Ведь миллионы мужиков курят, пьют, гуляют и ничего! Много мы с ним в этой жизни потеряли из-за его беды. Но больше он не курил. Приходили молодые его друзья и просил в коридоре покурить, и окурки оставить, и он сидел возле них и нюхал этот дым. Раньше, когда он курил, я наезжала на него за то что мне достаётся как пассивному курильщику. А потом как увидела его на видео ... как он между песнями, давая концерт, курнул, затянувшись сигареткой - он так смачно это делал и мне он вспомнился, сумасшедший в меня в молодости влюбленный - выбегающий в коридор курить, так как я, вся правильная, его отчитывала за вчерашний перепой. И говорила, что брошу его к чёртовой матери. Да он знал, что он хоть каждый день будет пить и бегать к другим бабам - я никогда его не брошу, ибо это было выше моих сил! И я слегка улыбалась, и он понимал - простила, и начинал юморить, и я начинала смеяться, а сзади за спиной была сигаретка - и у меня начиналась от счастья кружиться голова, буквально... И этот дым... и этот юмор... такой лёгкий... Очень часто вспоминаю историю, где моё неразумное дитя, Леонид с другом подпили - ну нельзя оставлять без мамок, без присмотра - может быть мать его и поэтому кипишевала, когда он отделился от неё. И стали они друг другу приёмчики показывать. Ну товарищ ему и показал приёмчик, и сказал: защищайся. Нашёл кому показывать - ведь не силой- мой гаремы собирал, а интеллектом. И вышел у него синяк под глазом - мало того, инсульт получился. Но самое главное, что мне запомнится даже при моём последнем вздохе в этой жизни, и я это не забуду никогда - для этого я жила всю эту свою бестолковую- сумбурную жизнь. Он тогда не смог попасть в клавиши, когда сел играть банкет. И там с ним была истерика. Координация движений была нарушена. И он и дома сидел и плакал - мой хвастун, балагур и бля...н. И говорил мне: "Леночка, что же я буду делать без музыки?" Вот он и был ответ на всё и всем - и его вздыхательницам и друзьям и недругам. Этот человек рождён был для музыки и, конечно, как ни удивительно, для его мамы, и рождён для меня. Спасибо сестре его, она тогда ему помогла - подключила хороших докторов для его лечения.
   Мне не забыть историю, когда мы собирались на концерт, где он должен был играть в военном оркестре. Я не помню за что, скорее за какую-то ленность, отчитывала Оксану - та была расстроена и чуть не плакала. И черт меня дёрнул со всей дури поставить металлический таз на унитаз. Дорогущий чешский унитаз лопнул. Повисла тишина. Наш папа, наш добрый папа, глянув на моё дитя в слезах, улыбаясь сказал: "Оксаночка, девочка, не расстраивайся, это же твоя мамочка - твоя добрая мамочка унитаз расх...ярила! Она такая добрая, ваша мама!" Его юмор, так вовремя поданный, он давал силу жить и любить его той любовью, что была неподкупна ничем. Говорил бы он только, и не могли бы его наслушаться
   Да, ты был мужик, настоящий мужик - да таких как ты теперь днём с огнём и не сыщешь! И руки у тебя были - золото, и такого золота теперь нет, да и стремящимся таким как ты быть -тоже нет. Им всё это неинтересно, им бы какие-нибудь пути попроще! А ты их никогда не искал! Ты моя жизнь, ты моё труднейше счастье - такое беспокойное, красивое, характерное, упрямое, но такое сладкое как ни у кого - нежное греческое счастье! Ты даже за руку брал как-то по особенному - нежно, сжимая мою ладошку -как бы боясь обидеть какой-нибудь грубостью - ты нежный в любви мужик, с настоящим мужским характером. Настоящий мужик !
   Частенько ты брал меня за руку на улице, и я смущалась, оглядываясь на проходящих тёток -они смотрели на нас, и я знаю, что они нам завидовали. И каждая из них думала - вот зараза, эта баба, эта толстая баба счастливая... А я вроде бы и вся из себя - нет. И никто из них не знал цену тому счастью - это годы больного у постели, тяжелая работа, вечные поездки и дороги -издержки его характера , борьба за эту жизнь - тяжелая и многолетняя! Счастье даром не даётся!
   Я неожиданно вспомнила, как лет десять назад, проходя мимо кафе, увидела как певец дебелый, дядька на сцене пел, не снимая ондатровую шапку и куртку. Как можно сравнивать такого работника с моим мужем - ведь на вас же приходят люди смотреть и по хорошему вами любоваться, господа артисты. Я вспоминаю концерты Леонида. Я, стоящая в таких случаях в углу, наблюдающая за бабами, ахающими, глядя на него! Я кусала губы, моргала, и те, кто меня хорошо знал, понимали - сейчас у Ленки на душе неспокойно! Но ни разу в жизни ни он, ни они не сделали мне замечание по этому поводу. Огромное спасибо им за тактичность. Все понимали -мне нелегко. Этот человек, и вся его жизнь, и каждый эпизод - это маленькая повесть, где-то завершённая, где-то нет. Ведь всё в ней было сделано с таким напором и любовью. А ведь о многом мечтал и не успел осуществить - инструменталки, незавершенные песни! Мне выпало счастье быть его музой! Спасибо тебе родной за эту жизнь, за счастье, выстраданное - быть с тобой, трудное как ни у кого из близких и родных ... ведь сколько недругов было на пути! Да и осталось, а я половину из них ни разу в жизни и не видела. Может быть, где-то в другом мире ты творишь свои чудеса! Часто думаю, почему ушёл так рано! Может быть, чтобы запомнили молодым и красивым, а не уродливым горбатым стариком! Ведь артист же был, а артист должен оставаться в памяти людей молодым и красивым!
   Эта наша любовь с тех времён, когда он узнал меня много лет назад - молоденькую миленькую дамочку, неуверенную, испуганную, и всю жизнь пытающуюся доказать, что я достойна его и дотянуться до него! Так я себе внушила и иного я и знать и понимать не хотела. Он был с тех времён, когда приехал ко мне на работу в третий раз, увидел меня и заявил: "Сейчас едем ко мне на день рождения". Я растерялась. Девчонки говорят: " Езжай на базар, покупай халат и ночнушку". Я купила самую длинную и до пят! Девчонки хохотали: Ленка не доберётся он до тебя ни в жизнь. Тогда прошёл дождь и они выскочили со шваброй вроде бы воду разгонять - а сами записывали номер его автомобиля - вдруг сотрудницу их увезут в неизвестном направлении! Он сидел в машине и, отвернувшись, хохотал. Потом он скажет: "Спросили бы, я бы им сам написал - тоже ещё конспираторы". Пройдёт пару лет - он будет работать с девчонками в одном коллективе и они ему тогда скажут: "Ну это тогда ты удачно подъехал". Потом он вёз меня к неизвестной Гвардейке, что я считала краем географии. Он увлечённо рассказывал мне про эту гору, что образовалась из шахтной породы и окаменела, и её показывали в "Клубе кинопутешествий" у Сенкевича по телевизору. А потом был мост - назывался Объездная. Эта поездка была и для меня своим клубом путешествий. Он привёз меня домой. Я увидела широкий двор и его чудо чудное - маманю в майке. Я раньше наивно полагала, что у этого романтического мальчика мама его, и вдова композитора, должна была быть божьим одуванчиком! "Одуванчик" сказал: "Ну и чего так рано приехали, я ещё ничего не успела!"
   Пришли гости. Там его друг, милицейский начальник, притащил свою новую жену похвастаться. Она была экономистом на мясокомбинате. Неслась она так, как будто была послом в каком-нибудь государстве из первых рядов в мировом порядке! Мне, скромному работнику Загса, крыть было нечем. Муж предложил ей собрать абрикос - колеровку, вкусные. Она ответила мужу: "Еще чего. Вот сам собирай, и сам закрывай, а я в магазине куплю любое варенье". И я всё поняла. Нет больше у Лёшки многолетних друзей! Гости разъехались, "одуваванчик"-мама сказала: " Девочки, мальчики - моем ножки и ложимся спать". Я спросила: "А где я буду спать?" Она ответила: "На диване".
   Я Лёшку видела третий раз в жизни и очень озадачилась. Она подозвала Лёшку и потихоньку сказала: "Ну только посмотри, какой у неё хороший контрабас". Я что-то переспросила, но толком ничего не поняла, что это означало. Потом я поняла, что это у них юмор такой. Я уже после его смерти нашла рисунок, где парень обнял девушку и на её попе (а попа ой-ой-ой) играет смычком от скрипки. Он очень хорошо рисовал- так вышло что его двоюродный дед, убежав в революцию во Францию (он тогда революцию не принял) стал народным художником там. Удивительное племя Бирюшовых - за что не возьмись, талантливы во всём: дом строить, мельницу, скульптуру делать или играть буквально на всех инструментах - мне всегда казалось сейчас листочек с дерева упадёт и он на нем заиграет. Ну а уж голых баб понарисовал мой Лёшка, кто такие и не знаю - какие-то узкоглазые или непроспавшиеся. С тазиками - дуры позировали - толстозадые тётки лет пятидесяти, где он их таких "моделей" набрал. Подумаю и приходит на ум - ну если такие были до меня, то понятен восторг мною в те наши молодые годы любви. Да может эти дамы были плодом его воображения, кто ж теперь знает. Вот и думай. Поневоле загордишься, что носишь их фамилию. Ведь сплошные таланты и деды, и отцы, и этот противнючий и такой любимый мой муженёк. Когда мы расписывались, я не задумываясь взяла его фамилию. Он тогда ещё удивился, когда директриса задала такой вопрос: "Присваивается общая фамилия Бирюшовы?" - "Ну конечно", - сказал он, сделав бровки домиком. "Таня, обратился он к директрисе ,что за вопросы?" Он был очень удивлён - он это знал всегда - Ленка, где бы её ни носило, была, есть и будет его вещью, как бы она не пыталась выглядеть самостоятельной.
   Ну, продолжу о знакомстве с его семьёй. Оказаться с новым кавалером в данном положении я не смогла! Полночи то сидела, то полудремала, сидя в углу дивана. Он пришёл и спросил, почему я не сплю. Я ему сказала, что смущена. Он ответил, что я ненормальная. Отдыхать ночью надо, ведь за день так устали. Голову она всякой чепухой забивает. "Спи уже", сказал он. Я испугалась и ругала себя за легкомыслие. Чужие люди, а я так... к ним и с ночёвкой. Нужен мне был их день рождения... И людям хлопоты, и я не в своей тарелке. Вот девчонки на работе дуру уговорили - езжай. На утро я попросила, увидев его спящим на полу: "Пожалуйста, отвези меня на работу". Он сказал, что вчера перепил и никуда меня не повезёт - остановка за углом! Я ожидала в этой жизни всего, но только не этого! Наглость этого кавалера била рекорды! Я уехала. Всю дорогу у меня в голове крутились его стихи, прочитанные накануне и его музыка! У меня было гадко на душе, и непонятное смятение съедало мою душу. Я позвонила директрисе: "Фёдоровна, я у вас отпрашиваюсь, сегодня я работать не смогу". "Тебя кто-то обидел, Леночка?" -спросила она. "Нет", - ответила я. Весь день я проревела. Слёзы сами лились. Что я тогда чувствовала, я не знаю - обиду, любовь или ненависть к этому греческому красавцу. И до меня начало доходить, что это что-то такое, чего никогда не было раньше! Эта простота и наглость, и наивность, и хитрость просто подкупали. Потом он скажет: " Неужели ты и в правду думала, что я в третий раз увидев женщину, могу обидеть её своим хамством?" Хитрость его, этого ловеласа, действовала по обстоятельствам! Ну конечно, он там в кабаках, по пьяни, наверное, тоже был таким паинькой. Вот так голову по глупости и теряют такие наивнушки как я.
   Он так и остался в памяти с легким ироничным смешком, словно подсказывая мне: "Ну - ка, Ленчик , удиви чем-нибудь меня на этот раз!" Это была в четверть века игра, где надо было друг друга удивлять и делать друг другу сюрпризики, вроде бы притворяясь, что всё вышло случайно и к сюрпризу никто и не готовился. Сейчас будет очередная тайна раскрыта, от оладушек и до наточенных ножей. Игра, в которой фраза: " Ленчик, я мороженое привёз" звучала как сюрприз и праздник! Игра под названием - удивлять друг друга!
   Когда я привезла ему пачку денег, два года заботливо собирала эти две тысячи баксов, он изумился и сказал, посчитав их пару раз: " Ну когда мало, то это нормально, а когда много, то это ж не нормально!" Он тогда деланно вытирал пот со лба и смеялся, считая их! Деньги, так упорно мною зарабатываемые, на машину были собраны! Я же ждала, что он меня похвалит. Он хохотал, веселился, но... так и не похвалил. Это были кровавые деньги - таким тяжёлым путём добытые - поездки на привозы по всей стране, ящики, баулы, бессонные ночи за работой, разлуки... А я ведь была буквально помешана на Лешке и рисковала его потерять! Но он, видно, затаил обиду на меня, баба его так чуть унизила -ьон же во всём лидер, а тут... Хоть и говорил: "Удивляюсь тебе, Ленка. Баба бабой, а вот мозги совсем не женские, и откуда они у тебя такие!" Всегда так думала - любовь творит чудеса. Он как-то всё время меня, святую простоту, хотел немного держать в узде и, бывало, приходя с кабака, наслушавшись комплиментов в свой адрес, всем своим видом хотел сказать - вот кто я, талант. Меня это задевало - где ты был вчера и с кем. И где бы ты был сегодня, если бы я тебя десять лет назад не отогрела. И как-то от злости я ему сказала, что я докажу, что многое могу. Он тогда иронично смеялся. Но... он не учёл - я же махновка по крови, добьюсь своего - упрямая.
   Хотелось быть особенной, чтобы гордился и восхищался! Выходит, себя обкрадывала. Теперь подругам говорю: "Я была с ним счастлива". Они мне все, с разными характерами, из разных сословий, отвечают одно и тоже: "Леночка, это не ты была с ним счастлива. Это он был с тобой счастлив с тобой". Но... Доходило до того, что я, бывая на привозе не в сезон шуб, когда они в два раза дешевле обычного, я звонила ему и спрашивала: "Лёша, можно я её куплю?" Его возмущению не было предела: "Ленка, совсем с ума сошла, чего же ты спрашиваешь у меня? Ты же сама их заработала вот и покупай". Это неумолимо сидело во мне - он, и только он - самый главный! И ничего другого я представить не могла! Да уж, рояль в кустах, да только не в кустах, а на втором этаже клуба шахты - купил меня с потрохами - и те половину потеряла в тоске за Лёшкой!!! Да, я отдала себя в жертву любви ради - этой же самой любви!
   Видимо таки боялись, что свежесть чувств исчезнет, вот и игрались в эти кошки-мышки. Поэтому так и дорожили ими. Нельзя было его не любить! Это было выше моих сил!
  Низкий поклон всем, кому хватило терпения дочитать всё это.
  ЕЛЕНА БИРЮШОВА
  
  Продолжение следует
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Весенняя, "Отбор императора. Заноза в академии"(Любовное фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 2"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"