Матрёшка: другие произведения.

Да здравствует Женщина!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Историй про "попаданок" много, и известно, что в чужой монастырь со своим уставом не суются. А если монастырь полностью мужской? И обратной дороги в свой мир нет? К тебе относятся с брезгливым любопытством, обижают ранимую девушку, доводят до слез. Но с заплаканными глазами трудно понять по кому попала лопатой: то ли по заговорщикам, то ли по Его Величеству, то ли по своей неземной любви.

  Гл. 1. Девушка спешит домой.
  
   Как вы себе представляете библиотекаря? Полная тётка неопределенных лет, обязательно в очках, с прической "кукиш на затылке", вечно хмурая и шипящая на нарушителей тишины и порядка в книжном храме. И любит читать, да?
   Читать Александра Мошкина обожала. С пяти лет, когда ей удалось самой по складам прочитать " Жили - были старик со старухой", для неё открылся прекрасный мир печатного слова. Она читала всё подряд, от магазинных вывесок, рекламных листовок, статей в "Вечернем городе" до сборников исландских сказок и бабушкиных словарей.
   Очки у Сашки были, куда же без них. Легкая полнота тоже присутствовала. Именно легкая, аппетитная, в удобных брючках и свитерочках-"самовязах", а не нечто расплывшееся в безразмерном балахоне. Посетителей библиотеки Сашка встречала и обслуживала с улыбкой, словно они не затрепанные книги домой брали, а делали покупки на внушительные суммы, а ей с продажи каждого товара полагался определенный процент. К тому же в детской библиотеке, где работала Мошкина, почти никогда не было ни тишины, ни порядка. Если только не было самих посетителей.
   "Кукиш на затылке" у Сашульки отсутствовал. Был "ёжик" ярко-оранжевого цвета, так что издалека Сашка была похожа на спелый мандаринчик. На прическу и цвет волос Мошкиной частенько неодобрительно косилось начальство, своё и приходящее-проверяющее, но Сашеньке было плевать на косые взгляды. Волосы у неё были свои, спасибо предкам за такой яркий оптимистичный оттенок, а то, что она стриглась коротко, ну, очень коротко, так это было её право.
   Нет, в школе и в институте Мошкина пыталась отрастить косы. Красиво же и женственно, как говаривала покойница бабушка. Но волосы у Сашки были непослушные, как только они отрастали на сантиметр побольше, так торчали во все стороны и лезли в глаза. А после водных процедур расчесать густые пряди стоило большого труда, да и от любых расчесок, даже деревянных, буйная грива электризовалась, и уложить её в прическу было невозможно.
   "Ёжик" Сашульку устраивал.
   Вот так она и шла по жизни, ни от кого не завися, никому не завидуя, как учила бабушка, которая однажды забрала Сашку у разводившихся родителей и привела в свою комнату, длинную, чистую, опрятную комнату в коммунальной квартире.
   Бабушка когда-то преподавала английский в институте, потом занималась репетиторством и переводами. На хлеб с маслом, книги и билеты в театры им с внучкой хватало. Людмила Фёдоровна была высокой статной пожилой женщиной с коротко стрижеными седыми волосами, которую язык не поворачивался назвать старухой или старушкой. Она курила длинные пахучие сигареты, не терпела сплетен и посиделок у подъездов, презрительно щурила дальнозоркие глаза и звонко, по-девчоночьи хохотала. Раз в месяц к ней приходили подруги, такие же, как и Людмила Фёдоровна, интеллигентные ухоженные дамы и резались в обычного русского "дурака", азартно ругаясь на французском и испанском языках.
   "Никому никогда не завидуй, - твердила Людмила Фёдоровна внучке. - И не от кого не завись. Особенно от мужчин. Не бегай за ними. Никогда. Стыда не оберешься".
   Наверное, это было ошибкой бабушки - говорить такие вещи. Потому что Александра Мошкина выросла чересчур независимой реалисткой. А потом она убедилась, что романтика, увы, не для неё.
   Красавицей Сашка себя не считала. Лицо как лепешка, глаза - плошки, нос - луковкой. Да ещё рыжая. Кто в такую влюбится?
   Сама Сашенька влюблялась. Часто, но без взаимности. Правда было однажды, в школе один мальчик её провожал домой и приглашал в кино. Сашка терпеливо сносила его ухаживания и прикосновения холодных мальчишеских губ к щеке. Потому что это было по-взрослому, по-настоящему. Это была любовь. Так говорили подруги, так ей чудилось самой. Парень казался необыкновенным!
   Пока их не застукала бабушка в подъезде.
   Нет, Людмила Фёдоровна не закричала, не упрекнула внучку. Она прошла мимо обнимающейся парочки, даже не посмотрев в её сторону. Но Сашке почему-то стало стыдно. И противно.
   На другой день Мошкина случайно узнала, что мальчишке всего лишь требовалось списывать у неё домашние задания и контрольные.
   После института Людмила Фёдоровна через своих многочисленных знакомых успела устроить Сашку на временную работу в библиотеку и тихо умерла во сне. Хоронили бабушку в ясный сентябрьский день, пронзительно хрустальный, прошитый множеством паутинок, золотой от листвы старых кладбищенских лип.
   Временная работа стала постоянной.
   Сашка не жалела ни о том, что зарплата была маленькой, что коллектив - исключительно женским, график работы - скользящим, а требования начальства с каждым днем становились всё выше и непонятнее. Мошкина, как и бабушка, занялась репетиторством, языки она знала в совершенстве, не то что математику или химию с физикой.
   Только бы ни от кого не зависеть. Даже выйдя замуж.
   Павлик в её жизни появился где-то спустя год после смерти Людмилы Фёдоровны. Серьёзный, деловой, принципиальный. Комплименты, цветы, ненавязчивые ухаживания. Что он мог получить от скромненького библиотекаря? Комнату на хозяев? У Павлика была своя трехкомнатная квартира. Дефицита в книгах сейчас не испытывал никто, полки в книжных магазинах просто ломились от серьезных и не очень изданий. Павлик предпочитал интеллектуальные детективы. Секс? При желании молодой мужчина мог найти кое-кого и лучше, чем рыжая девчонка в очках.
   И Сашка поверила, что её любят. И позволила себе потерять голову.
   Но цветочно-конфетный период закончился, и оказалось, что Павликов было двое. Один - парадный, другой - домашний. И этот домашний, кстати, был не совсем приятным типом. Он разувался посреди комнаты, затаптывая только что вымытые полы, разбрасывал грязные носки, оставлял тарелки и кружки по всей квартире. Домашний Павлик капризничал и требовал к себе повышенного внимания, не считался с Сашкиными интересами и желаниями, неодобрительно отзывался о её работе. И о самой Сашке, кстати, тоже. То и дело Павлик баловал любимую женщину домостроевскими и патриархальными изречениями о её обязанностях, внешности, характере. Рано или поздно любой "прынц на белом коне" скатывается к такому.
   Словом, Сашка была обязана положить свою жизнь на ухаживания за своим мужчиной, мужем, если хотите, будущим отцом их общих детей, терпеть его выходки и плохое настроение. И быть счастливой, когда мать Павлика учила её мыть посуду, стирать белье, готовить любимые Павличком блюда.
   О том, что Мошкина живой человек, со своими "тараканами" в голове, никто и не подумал. Мазохизм Сашке тоже был чужд.
   На работе Сашульку осуждали за разрыв с Павликом. Подруги крутили пальцами у висков. Выйти замуж и родить детей, по мнению некоторых, это был святой долг каждой настоящей женщины. Это была непритязательная женская судьба, женское предназначение. Альфа и омега жизни женщины. Тем более Павлик был такой обаятельный, такой обходительный, такой милый.
   О том, что в жизни женщины, существует ещё что-то, кроме семьи и мужа, никто не догадывался, что ли?
   Скоро от Мошкиной отстали, посчитав её чокнутой.
   Ну, чокнутая так чокнутая. Рыжая дура, как назвал её Павлик, так рыжая дура.
   Конечно, Павлик обиделся. Он искренне не понимал причину расставания, считал, что любил Мошкину. Любил! Что ей ещё было надо? Действительно дура!
   Сашка же решила, что пока была не готова к семейной жизни.
   А любовь? Есть ли вообще любовь? Та, что заставляет бесконечно стоять у плиты, стирать, гладить, прощать грубоватые шутки и невнимание любимого супруга.
   У Сашки были неплохие аналитические способности. Проведя небольшое анкетирование среди подруг, коллег и читательниц, она поняла, что буквально все женщины в любом возрасте грезят о большой вечной любви и о прекрасном принце, рыцаре без страха и упрека, о настоящем мужчине. "Как в книгах или в кино". Книги, указанные в ответах, Мошкина прочитала. Не все. Кое-что она просто пролистала, терпения не хватило читать чей-то любовный бред.
   А потом задумалась. Большинство книг, откуда прекрасные дамы черпали сведения о "настоящих" мужчинах, парнях мечты, и об отношениях мужчин и женщин были написаны... женщинами! Скорее всего, сочинительницы описывали не конкретных представителей второй половины человечества, а опять же свои фантазии. Хочется мне, чтобы этот брюнет ползал у чьих-то ног и клялся в вечной любви, значит, так оно и будет. И меня не касается, что брюнету захотелось выпить пивка, закусить яичницей и завалиться спать, а не бродить под балконом у леди Дианы и перебирать струны гитары. Мне хочется романтики! Хочется, чтобы мужчина понимал женщину, будь она истеричной стервой, злобной гарпией и мурлыкающей кошечкой в одном лице.
   А мужчине чего хочется? Где мужской взгляд на вечную любовь и идеальную женщину? Где?
   Сашка поняла, что перечитала. Это был явный передоз романтической и любовной литературы. И от этого было только одно спасение, которое помогло бы Мошкиной придти в себя. Бабушкины словари. Или пасьянсы. Их Сашка, благодаря Людмиле Фёдоровне, знала множество.
   Вот в таком раздрае Мошкина, возвращаясь домой, подошла к перекрестку. Мигнул зеленый свет, и она вместе со всеми шагнула на "зебру".
   Сделала ещё один шаг и поняла, что идет не по весенней улице, а по громадному коридору, освещенному то ли какими-то факелами, то ли полупрозрачными сферами. Стены коридора были до половины покрыты отполированными темными деревянными панелями, а выше обиты тканью. Блестящей тканью нежно-зеленого цвета.
   И в коридоре было полно людей. Мужчины в странных одеждах. Они таращили на неё глаза.
   Сашка остолбенела. Она не могла заснуть на улице, переходя перекресток!
   Проходящий мимо мужчина задел Мошкину плечом и что-то буркнул. Она поняла, что это не сон.
   Визжать Сашка не умела. Зато кричала громко, как пароходная сирена. Она мчалась, размахивая сумкой, налетая и сбивая с ног, и голосила, как ненормальная, завывая и всхлипывая от ужаса. За спиной топали чьи-то ножищи, что-то грохотало и падало.
   Куда она попала? Куда?
  
  Гл. 2. Рыжая проблема.
  
   По тому, как Домэлис яростно размазывал по тарелке свой любимый омлет с грибами, Сэл понял, что супруг опять не спал всю ночь и поэтому пребывал не в настроении. Утреннее приветствие Сэла было встречено хмурым взглядом из-под пушистых ресниц, так что он невольно почувствовал себя виноватым. А как же! Бросил сиротинушку одного на неделю, вернулся с военных манёвров всего лишь на два дня раньше, как раз к раздаче свирепых отповедей и королевского гнева.
   Сэл укусил золотистый бочок сладкой булочки и вздохнул. Его Величество был в своем репертуаре. Каждый раз, когда возникала сложная проблема, касалась ли она подпольных казино, (маги тоже люди!), участившихся встреч Лордов, ( а не зреет ли новый заговор против Короны, господа?), пьяной драки юнцов в дворцовом парке, Домэлис вместо того, чтобы выговориться супругу, выплакаться на его широком плече, замыкался в себе, молчал и избегал любого физического контакта. В конце концов, принц-консорт, выведенный из себя, утаскивал любимого в спальню, и никто из придворной камарильи не смел потревожить их. День, два, три, столько, сколько требовалось Дому чтобы вспомнить, что он не один в этом мире подлунном.
   Женаты они были двадцать лет. Или тридцать? Хм, Сэл задумчиво поскреб щетину на подбородке. Не важно, сколько были они женаты и сколько были вместе до официальной свадебной церемонии. Важно, что до сих пор Дом не желал полагаться на своего спутника жизни. Это выводило из себя!
   Лучшим решением сейчас было схватить Его Величество за ворот колета и припечатать к стенке поцелуем. Но надо учесть, что Домэлис обязательно даст сдачи, и в итоге они разнесут свои личные покои прежде, чем помирятся и угомонятся. Учитывая вчерашние разрушения, это грозит долгой семейной ссорой.
   - Надеюсь увидеть тебя на Совете, - буркнул Дом, отставляя в сторону тарелку.
   - Только побреюсь, - лучезарно улыбнулся Сэл.
   Король скользнул взглядом по такому родному, такому любимому лицу и опустил глаза. Принц-консорт был блондином, да ещё любил бриться на ночь, так что щетины не было заметно.
   - Не стоит задерживаться. Ты... мне нужен... рядом, - прошептал Дом, понимая, что Сэл не был виноват в возникшей проблеме.
   А когда он был виноват и в чём? Домэлис, всё ведь дело в твоем паршивом характере, и ты это прекрасно знаешь.
   Сэл понял всё правильно. Он поднялся из-за стола, поправляя и отряхивая бархат жюсткора, кружево белоснежной рубашки, давая понять, что готов, всегда готов поддержать, прикрыть спину, дать совет или утешить. Отношения он выяснит потом. Выяснит в который уже раз.
   Сейчас нужно было решить королевскую проблему, свалившуюся вчера на голову не только Его Величеству, но и всем жителям Таа. С такой задачей не сталкивался даже дед Домэлиса, а он пережил чёрт знает сколько заговоров, покушений и восстаний.
   Рыжая головная боль мира Таа только-только продирала глаза. Вчера Сашку с разгона занесло в какую-то комнату, и она построила целую баррикаду из подвернувшейся под руку мебели, подпирая ею захлопнутую дверь. Полночи Мошкина продрожала возле своих заграждений, вцепившись в сумку и прислушиваясь к голосам за дверью и малейшим ночным шорохам. Потом задремала, привалившись к резному комоду. Усталость и напряжение взяли своё.
   Есть хотелось ужасно. Усмирив проснувшийся вместе с хозяйкой аппетит шоколадкой, завалявшейся в сумке, Сашка поняла, что вчерашний сон, неожиданно начавшийся на перекрестке родного города, решил продолжиться.
   Первым делом надо было осмотреться. По размерам комната напоминала школьный актовый зал. Посередине высилось что-то напоминающее кровать человек этак на десять, если их уложить вдоль, а поперёк - двадцать. Это что-то овевалось метрами сиреневого шелка, расшитого золотыми молниями.
   Сашка поднялась на ноги, осмотрела баррикаду и засмеялась. Дверь комнаты открывалась не внутрь, а наружу! Так что нагромождение из стульев, комода, (как она его сдвинула с места!), высоких и узких тумбочек-консолей не помешало бы добраться до неё спящей, если бы у здешних хозяев появилось такое желание.
   Обследовав комнату, Александра обнаружила еще одну, поменьше, набитую одеждой и обувью, исключительно мужской, шикарный вполне современный туалет и громадную ванную с настоящим бассейном для Русалочки. Или Русала. В шкафу нашлись пушистенькие полотенца размером с простыню, а на полочке высились стакан с зубными щётками то ли в полиэтиленовой, то ли в целлофановой упаковке, флакончики, баночки и пузыречки с местной косметической продукцией. Сашка всё перенюхала. Косметика была явно рассчитана на мужской вкус, хотя нашлась парочка лимонных ароматов. Поборов искушение нырнуть в бассейн, Саша умылась, без зазрения совести присвоила одну из щёток, почистила зубы и вдосталь напилась.
   Жаль, у неё не было бутылки, но на худой конец можно было приспособить под тару для воды какой-нибудь пустой флакон из шкафа. Неудобно, конечно, хрустальные, заразы, но если придется бежать, то сойдут.
   Одна из подруг Мошкиной училась в архитектурном институте, поэтому Сашка точно знала, как называются роскошные окна-двери. Французские окна, вот. Значит, здешний климат был мягким, теплым, если не жарким. Интересно, какая тут зима? Камин в комнате присутствовал.
   Через дверь-окно Сашка вышла на балкон. Нет, это была терраса. Вышла и оторопела. Она находилась в самом настоящем дворце! Огромном, роскошном! С башнями, эркерами, витражами, колонами и прочими неизвестными ей сооружениями. С террасы на третьем или четвертом этаже, где стояла Мошкина, была отлично видна часть парка с причудливыми боскетами, шпалерами, увитыми зеленью, фонтанами и прихотливыми извивами дорожек, по которым передвигались пешком или верхом мужские фигуры, размером не больше шахматных.
   Верхом? Сашки челюсть отпала самопроизвольно. Это лошади?! Или ящеры?! Разноцветная чешуя плюс вытянутые морды плюс шерсть. Может, у них тут и драконы водятся?
   Мошкина нервно сглотнула.
   Про "попаданок" она читала. Но чтобы самой вот так, за здорово живешь попасть неизвестно куда, неизвестно почему и зачем, об этом Сашка даже и не думала. Это же были сказки! Фантастика! А она - реалист, прагматик и... Не могло это случиться с ней!
   Сашка, чтобы окончательно проснуться, со всей силой стукнула рукой по перилам террасы и завопила. Вопль был такой силы, что с парковых деревьев в небо взвились стаи птичек, орущих громче Мошкиной, а мужчины, до этого спокойно прогуливающиеся по дорожкам, заозирались по сторонам, стали собираться кучками и тыкать пальцами вверх, указывая на оранжевую Сашкину голову.
   Чёрт! Что теперь делать?
   Мошкина вернулась в комнату и стала разбирать баррикаду. Сидеть в "берлоге" и ждать, когда её выкурят оттуда, как дикого зверя, она не собиралась. Не на ту напали господа! Надо встретиться лицом к лицу со здешними обитателями и остаться в живых.
   Сашка наполнила водой два флакона, один запихнула в сумку, другой взяла, как гранату в руку и, со стуком распахнув дверь, пошла на прорыв.
   Угу. Обрадовалась. Коридор с обеих сторон был забит народом так, что можно было только пролететь над толпой, а летать Сашка ещё не умела. Протиснуться между высокими мужчинами, (кстати, почему она не видит ни одной женщины, они же должны быть среди любопытных?), тоже было никак. Закричать снова? Её горлу хватило вчерашнего ора. Да и после сегодняшнего вопля на террасе Сашка поняла, что общаться лучше шепотом, если хочешь разговаривать вообще.
   Мужчины переговаривались между собой отнюдь не по-русски или по-английски, разглядывая Мошкину с брезгливым любопытством, словно она была нечто гадостным и вонючим. Стоило ей сделать шаг, как толпа по обе стороны коридора чуть отодвинулась, но пропускать Сашку на свободу не собиралась.
   Так они и стояли: зыркающая по сторонам рыжая девица с хрустальной "водяной бомбой" в руках и энное количество мужиков, плечом к плечу выстроившихся в обороне.
   Наконец оборона вздрогнула, вытолкнув из себя какого-то нежноликого юношу с подносом в руках. Вытаращившись на Мошкину, он сделал несколько неуверенных шагов к ней, потом поставил поднос на пол, и Сашка вспыхнула от смущения. Ладно, сверху парнишка был увешан разлетавшимися от малейшего дуновения прозрачными тряпочками. Может, у них мода такая. В конце концов, у него была мускулистая грудь. Но и ниже пояса драпировка была не менее прозрачной и разрезанной, так что юноша был похож на соблазнительную одалиску ханского гарема: весь товар был скрыт под вуалями и одновременно выставлен лицом или чем там на продажу.
   Быстренько опустив глаза на поднос, Сашка поняла, что кормить её будут. Рот наполнился слюной от одного вида и запаха еды. Затолкав в сумку "бомбу", девушка подхватила поднос с разносолами и снова нырнула в комнату.
   Таак! А вот с чего ты решила, голубушка, что тебя будут кормить?
   Сашка не умела определять на нюх, отравлена еда или нет. Пробовать было страшно. Она закрыла глаза, пытаясь избавиться от наваждения. Лучше не видеть соблазнительную пищу. И зачем только она взяла этот поднос?
   Мысленно Сашка представила себе точно такой же поднос, только тарелка, большая фарфоровая тарелка наполнена золотистыми толстенькими оладушками. Наполнена "с горкой". А рядышком толпятся вазочки и блюдечки со сметаной, вишневым и абрикосовым вареньем. И пол-литровая чашка с горячим чаем, а не этот дурацкий кубок с кислым на запах вином.
   Запах оладьев и чая стал таким сильным, что Сашка не выдержала и открыла глаза.
   Мошкина прикусила язык от удивления. Потому что вместо угощения хозяев на подносе стояло то, что представляла себе Сашка! Оладьи! Сметана! Варенье! Чай! И на кружке были нарисованы роскошные пионы, точь в точь, как видела мысленно Сашка.
   Чудо? Живот забурчал, настаивая, что закусить необходимо даже "иллюзией".
   Но как дать понять здешним обитателям, что ты цивилизованный человек, и тебя не надо бояться?
   Гулливер! Ну, конечно, поступим как Гулливер!
   Сашка подтащила тонконогий столик поближе к двери, сервировала его, как могла, ещё раз умылась, расчесала свой "ёжик" и широко открыла двухстворчатую дверь комнаты. Села за столик боком к зрителям, расправила салфетку и стала есть руками. Оладьи. И пить чай.
   "Иллюзия" была вкусной.
   Сашка никогда не мечтала стать актрисой, никогда не занималась в драматическом кружке. Но если ты работаешь в библиотеке, то будь добр быть кем и даже чем угодно. На работе Мошкиной приходилось бывать и Бабой Ягой, и мышкой, и медвежонком, и самоваром. Даже лимоном! Но представлять из себя леди или принцессу оказалось гораздо труднее. Поэтому Сашка, плюнув на всё, изображала себя, Мошкину Александру, завтракавшую под обстрелом любопытных глаз.
   Кусочки оладьев застревали в горле. Сашка мужественно глотала горячий чай, хотя обычно долго ждала, когда тот остынет или, как в детстве пила из блюдечка, прихлёбывая и причмокивая. Сейчас это было неприлично. Фи! Что о ней подумают?
   Осмотреться вокруг тоже было страшно. До жути. Чувствовала себя, как зверек в клетке зоопарка. Крыса лабораторная!
   Чтобы хоть как-то перестать бояться, Сашка стала раздумывать, что же делать дальше. Она попала в другой мир. Это раз. Язык не известен и не понятен. Это два. Значит, в первую очередь надо выучить здешний язык и наладить хоть какое-то общение с аборигенами. На угловом столике, кажется, была бумага и вроде как чернильница с ручкой. Сойдет!
   И что это за магические способности у неё обнаружились ни с того, ни с сего? Ответ организма на стресс? Надолго ли она тут задержится? Вопросов было тьма.
   Нет, надо вести себя спокойно, скромно и по возможности тихо, а не изображать по любому поводу паровоз и пароход в одном лице. Да, ей было очень страшно, хотелось плакать, но Сашка не могла себе этого позволить. Не дождетесь!
   Закончив с завтраком, Сашка вернула поднос с пустой посудой за дверь и поманила к себе первого, кто попался ей на глаза. Тот сделал вид, что не понял. Тогда Мошкина схватилась за рукав его хламиды и увела растерявшегося мужчину в комнату. Предстояло узнать первые слова на здешнем языке.
   Публика осталась торчать за дверью. В ступоре.
   Совет был в полном разгаре. Все, кроме Его Величества и Его Высочества, высказали свои мнения, но к единому мнению так и не пришли. Откуда и каким образом появилось на Таа рыжее существо, что теперь с ним делать, - вопросы так остались без ответа.
  Выяснили только, что это - женщина.
   - Хорошо, - решил прервать затянувшуюся дискуссию между канцлером и казначеем Домэлис, - давайте запишем по порядку, что нам необходимо сделать в первую очередь.
   Он уже почти успокоился. Сэл был рядом, иронично наблюдающий за спорившими советниками, подмигивающий ему, улыбающийся. Нет неразрешимых задач и вопросов, и с королевской рыжей проблемой вместе они обязательно справятся.
   - Для начала нам необходимо узнать, как женщина попала в наш мир, - предложил Дом.
   - Ваше Величество, все порталы находятся под строгим наблюдением, - встрял куратор передвижений.
   - Мы знаем это, - кивнул ему король. - Но бывают попытки самостоятельно построить телепорт в другой мир. Вспомните дело о подпольном борделе.
   - Это так, так.
   - Поняв, как она попала на Таа, мы узнаем, откуда женщина появилась, - продолжил Домэлис свою мысль.
   - И вернем её туда, обратно? - поинтересовался канцлер.
   - Доне Юрегес, вы прекрасно знаете, что это невозможно, - ответил ему Сэл. - Тем более, что наша гостья обладает большими магическими возможностями.
   - Насколько большими?
   - Если от её крика разрушило почти четверть дворца, то магиня она весьма сильная, - усмехнулся принц-консорт. - Хотя это довольно неудобный метод : мерить силу магии криком.
   - Что очень странно, - поджал губы королевский архивариус, копаясь в разложенных перед собой свитках и бумагах. - Я нашел сведения, что женщины, когда-то жившие на Таа, практически не имели магических способностей.
   - Спасибо за сведения, доне Вилар, - склонил голову Его Величество.
   В дверь заскреблись.
   - Войдите, - крикнул Сэл. - Что случилось, Гре?
   - Ва-ваше Вы-вы-высо...
   - Гре, успокойся и объясни, что случилось.
   - Она заводит всех в комнату по очереди! - выпалил перепуганный паж.
   - Что?
   - Я же приказал держаться подальше от неё! - рявкнул Домэлис.
   - Её кормили? - поинтересовался Сэл, успокаивающе положив ладонь на плечо супруга.
   Гре закивал головой.
   - Она поела, - признал паж. - Правда, говорят, она ела не совсем то, что ей дали.
   - И теперь она заманивает любопытных к себе и откусывает от каждого по кусочку? Или она пьет из них кровь? - фыркнул казначей.
   Гре затрясся от таких предположений.
   - Греее, - пропел Сэл, гипнотизируя несчастного.
   Взгляд желто-зеленых глаз принца-консорта привел мальчишку в чувства, и он, немного запинаясь, связно поведал о поведении рыжего существа.
   - Думаю, мы все можем сходить туда и посмотреть, что же твориться там на самом деле, - предложил Сэл.
   Домэлис кивнул.
   Сашка чуть ли не рычала. Она готова была прибить очередного испытуемого. Неужели никто не может понять, что она хочет? Тупоголовые красавцы!
   Выпроводив его за дверь, Мошкина обнаружила, что толпа заметно поредела, а в первых рядах нарисовались очень интересные личности. Брюнет и блондин. Немного подумав, Сашка ткнула брюнета в грудь и чётко произнесла: "Идем со мной".
   Домэлис вопросительно изогнул бровь. Его потянули за руку. Ладошка у рыжей королевской проблемы была маленькой и теплой.
   - Дом, - окликнул его Сэл, готовый ринуться за супругом в огонь и воду, а так же в пасть женщины.
   - Всё в порядке, - хмыкнул тот в ответ.
   Куда-то исчезли гнев, злость и раздражение.
   Рыжее существо усадило его в кресло, само устроилось за столом, вооружилось пером и произнесло непонятное короткое слово, помотав головой из стороны в сторону. Ожидающе уставилось на короля Таа.
   - Нет, - сказал Дом, сообразив, что от него требуется.
   У Сашки радостно вспыхнули глаза. Наконец-то! Хоть один умный мужчина нашелся! Она захлопала в ладоши и попыталась повторить набор звуков, обозначавших отрицание в здешнем мире.
   Через десять минут Сэл потянул на себя створку двери и замер. Навстречу ему шагнул Его Величество, живой и здоровый. Рядом с ним торжественно шествовала рыжая женщина.
   - Сэл, Сашье срочно нужен учитель, тот, кто научит её говорить на нашем языке, - объявил Домэлис, ласково и мягко улыбаясь любимому.
   - Сашье? - удивился Сэл.
   - Её зовут Сашья. Займись этим немедленно, пожалуйста.
   Его Величество обвел строгим взглядом собравшихся вокруг. Эта рыжая точно решит, что все они - полные придурки. И он в том числе.
   - Да, кстати, - снова обратился Дом к принцу-консорту, - теперь она будет ужинать с нами каждый день.
  
  Гл. 3. Новая жизнь, как она есть.
   Через три недели Сашка вполне прилично могла общаться с окружающими на бытовом уровне. Поддерживать очень достойный разговор за королевскими ужинами.
   Кто бы мог подумать, что брюнет в зеленом колете, расшитом золотом и драгоценными камнями, которого она так запросто цапнула за руку, окажется королем! Настоящим королем мира Таа, мира магов. Симпатичный такой король, с шевелюрой каштанового цвета. Шоколадные глаза взирают на окружающих насмешливо и строго. На подбородке - шаловливая ямочка. Красавец!
   Под стать ему был и Сэл: снежно-морозные волосы расчесаны на прямой пробор, испытующий взгляд хризолитовых очей и дурная привычка прикусывать нижнюю губу. Как главнокомандующий, принц-консорт постоянно ходил в кожаных колетах и дублетах, соблазнительно обтягивающих его мускулистую фигуру.
   Из истории Мошкина знала, что принц-консорт был супругом правящей королевы и сам не имел права на власть. Хи-хи, Дом - королева! Так что умри Домэлис, Сэл сразу же становился обыкновенным жителем Таа, не принцем и даже не лордом, кем и не был никогда. Разве что свой маршальский жезл не потерял бы. Хотя с кем им тут воевать не понятно. Один народ, один язык. Завоевывать кого-то тоже не собираются.
   Сашка спокойно относилась к отношениям "мужчина+мужчина". У неё был друг такой ориентации, очень умный серьезный парень, с которым здорово было общаться.
   С Домом и Сэлом тоже было интересно разговаривать. Вообще, мальчики были милыми и забавными. Любопытными. Расспрашивали Сашульку о её мире, задавали всякие вопросы, на многие из которых у Сашки не было ответов.
   Человек не может знать всё. И Мошкина не знала. Сашка путалась в математике, химии и физике ещё со школьной скамьи. Она не знала оружия и транспорта. А то, что знала... Королю с принцем рассказывать о вязании или шитье? Или обсуждать с ними рецепты форшмака? Войну Алой и Белой Розы? Эпоху Бакумацу в Японии? Увольте! Да и знаний языка явно не хватало.
   Сашку немного огорчало, что они пока относились к ней, как к чему-то забавному и необычному, к такой иноземной зверушке, которая, вот чудо, заговорила человеческим языком. У самой Сашки не было представления, как держаться с высокородными и знатными. Люди, они и в золоте люди.
   Понять парней тоже было можно. На Таа не было женщин. Вообще. Никаких.
   Сашка пыталась расспросить об этом своих учителей, доне Вилара, архивариуса, хранителя королевской библиотеки, и мэтра Жоли, но те дали ей понять, что всему своё время. Доне Вилар и так находился в растрепанных чувствах с того дня, когда Александра на ломаном языке заявила ему, что она тоже библиотекарь.
   Это случилось, когда Сэл устроил ей экскурсию по дворцу. Так, для разнообразия. Не всё же сидеть и зубрить слова, нарываясь то и дело на пренебрежительные взгляды и восклицания мэтра Жоли.
   Сашка попробовала нарисовать план, куда и как надо идти, но переходов и лестниц было так много, а закоулков ещё больше, так что Сашка, в конце концов, запуталась и плюнула про себя. Главное, что она запомнила, как из своей комнаты попадать в парк и в библиотеку.
   Королевская библиотека представляла собой с два или три десятка комнат с пятиметровыми потолками, заставленных шкафами и стеллажами с книгами. Сашка просто застонала, когда увидела такое богатство. Она трогала корешки фолиантов, благоговейно листала их и ни черта не понимала. Слезы выступали на глазах. Когда она сможет прочитать хотя бы предложение в самой тоненькой книжице?
   Жить её оставили в той комнате, в которую Мошкина самовольно заселилась. Это оказалась одна из гостевых комнат, а одежда висела так, на всякий пожарный случай, тоже для гостей. Ох, и накупалась Сашулька в ванне-бассейне, упиваясь ароматной пеной. Лимоны!
   Единственное, что Сашка потребовала, как только смогла объясниться, так это убрать эти чертовы шторы с кровати. Их попытались заменить на розовые, но Александра собственноручно, чуть не сломав шею, содрала занавеси и, аккуратно сложив, оставила на кровати. В этот раз её правильно поняли и больше тряпок не вешали.
   Почти так же, как королевская библиотека, Сашку радовали необъяснимые пока магические возможности. Она о них помалкивала, но в тихую пользовалась. Если у вас были в наличии настоящая пища или предмет обихода, то вы могли изменить его, представив нужную вам форму, вкус, цвет. Когда Сашка пыталась создать вещи или еду "из воздуха, из пустоты", то получаемый результат был не съедобен или не нормален. Спрашивать у учителей Мошкина не пыталась, опять сошлются на то, что всему своё время. Допрашивать о магии Его Величество и Его Высочество она стеснялась.
   Особенно было удобно с одеждой. Сашка была неприхотлива, но менять трусы и лифчики ей нравилось каждый день, извините за откровенность. Поэтому скоро мужские одежки из гардероба и комода трансформировались во вполне удобные девичьи наряды. Нет, Александра не собиралась дефилировать по дворцу в корсетах, фижмах и кринолинах, шокируя публику. Насмотревшись на здешних щеголей, Сашка решила, что её джинсы, легинсы, туники, юбочки и футболки ничем не выбиваются из ряда модных одеяний. Удобно, свободно, легко дышится, ей нравится, а на остальное плевать. И так её без конца рассматривают и обсуждают, как пенсионерки у подъезда соседа-панка. Ходить, завернувшись в прозрачные многослойки с разрезами, Сашка тоже отказывалась.
   Выяснив однажды за ужином сколько живут маги Таа, Сашка тут же спросила Домэлиса:
   - А я тоже столько буду жить?
   - Это вопрос пока остается открытым, - объяснил Дом. - Мы сами с этим не разобрались.
   Подумав, что даже если проживет не три тысячелетия, а обычную человеческую жизнь отрезком в восемьдесят лет, Сашка поняла, что надо будет чем-нибудь заняться. Возвратить её обратно не могли, как объяснил мэтр Жоли. А может, просто не захотели. Как-то надо было налаживать своё времяпровождение здесь, чтобы окончательно не свихнуться от тоски по земному образу жизни и обычному человеческому общению. Ведь нормально тосковать по дому, подругам, работе. Даже Павлик вспоминался с умилением.
   Людмила Фёдоровна всегда говорила внучке, что жизнь человека - это режим и дисциплина. Никакой праздности! Отдых - это смена деятельности, физической или умственной. Праздность превращала людей в опухших опустившихся недочеловеков.
   Быть недочеловеком Сашка никогда не хотела. Надо было приспосабливаться к жизни на Таа, что-то иметь за душой, чтобы продолжать жить в комфорте и удовольствии. И не быть забавой для мужчин. Только не обезьянка в клетке! Только не это!
   Сашка быстренько прикинула, как можно организовать свою жизнь. Хотя бы пока. Вставала она на заре, вместе с птичками, больше похожими на крокодильчиков с крылышками. Натягивала футболку, шорты и отправлялась на пробежку и зарядку.
   Сашкины шорты произвели эффект бомбы. Здесь такого не видели и не носили. Шорты оценили, хотя и не так, как хотелось бы Мошкиной: шортики из прозрачной ткани всё-таки были перебором.
   Уже хорошо, что банданы не претерпели никакого изменения. И очень полюбились магам-воинам.
   Когда Сашка нечаянно попала на площадку, где тренировалась королевская гвардия, она смотрела, открыв рот, как сотня мужиков потела и валялась в пыли. Мошкина поняла, что ей срочно надо осваивать борьбу и оружие.
   Принц-консорт, вальяжно наблюдавший за тренировками, онемел, когда рыжая заявила ему о своем желании. Потом твердо объяснил, что физической подготовки у Сашки не хватает. Но Сашка от него не отстала, пока Сэл не показал несколько упражнений для новичков. Стоявшие вокруг воины лыбились и, как поняла Мошкина, отпускали не совсем приличные шутки до тех пор, пока до них не дошло, что женщина действительно собирается махать мечом. Зачем? Сашка только фыркала на такие вопросы. Надо и всё.
   К упражнениям Сашка добавила кое-что своё. Выпросив на конюшне веревку подходящей длины, она осчастливила Таа скакалкой. А что? Вырабатывает прыгучесть.
   Чего Сашке не хватало, так это музыки. Дома, на Земле она привыкла, занимаясь бегом, слушать плеер. Плеер в сумке был, но разряженный. Сколько раз Александра пыталась представить себе, что зарядка есть, что сейчас в наушниках загремит её обожаемый рок-н-ролл. Увы, молчание было ей ответом. Эх!
   После пробежки следовали контрастный душ, потом занятия с учителями, обед, прогулка по парку, снова занятия, ужин в обществе короля и принца-консорта, попытки читать, водные процедуры , сон.
   На Таа было правило: у каждого новичка был опекун, который следил за его подготовкой к экзамену на зрелость. Часто это был один из родителей, но не воспрещалось, а даже приветствовалось, чтобы воспитанием юного мага занимался посторонний человек. Он же частенько и определял судьбу своего воспитанника.
   После экзамена Королевский Совет разрешал пользоваться магией, конечно, не нарушая законов, определял место жительство нового члена общества Таа, затем предоставлял определенную сумму денег равную для всех, (вместо денег использовались особые кристаллы, накопители магической силы и информации), а остальное в жизни зависело от самого новоиспеченного мага. Конечно, кое-кто получал наследство от родителей, но нищих или бедных на Таа не было. В одеждах, расшитых золотом и осыпанных бриллиантами, мог появиться каждый. Хоть аристократ, хоть ремесленник, хоть хлебопашец.
   Но что делать с Мошкиной Александрой, Сашьей? Никто не соглашался принять под свою опеку женщину.
   К тому же оказалось, что Сашку зашвырнуло на Таа неуправляемым всплеском с Заклятого Острова. Был такой неприятный уголок в здешнем мире.
   - Вы уверены в этом, доне Кей? - спросил Его Величество после доклада ученого на Королевском Совете.
   - Абсолютно, - ответил тот. - Согласно закону, принятому при правлении вашего деда, за Заклятым Островом установлено наблюдение. Вспышка, всплеск энергии произошли именно в тот день, когда появилась рыжая женщина.
   - А её мир? Канцлер мечтает вернуть Сашью обратно. Возможно ли это?
   - Ваше Величество, мир Сашьи, Земля - это полностью технический мир, без какой-либо магии, - презрительно сказал Кей. - Мы подозреваем, что всплеск энергии Заклятого Острова трансформировал природу Сашьи. Она стала очень сильным магом. Вернувшись к себе, женщина может резко изменить Землю. К чему это приведет? Рисковать не стоит. Существо с такой сильной магией должно быть под контролем Таа.
   - Можно ли воспользоваться ошейником, парализующим магию? - тут же поинтересовался канцлер Юрегес.
   Кей покачал головой:
  - Однажды мы предложили ей надеть такой ошейник, как украшение. Результат отрицательный. Ошейник не действует на магию Сашьи.
   Члены Совета обеспокоено переглянулись.
   - Это нужно скрыть от жителей Таа, - предложил Юрегес. - Иначе опять пойдут разговоры о пророчестве.
   - Да нет никакого пророчества, - проворчал архивариус. - Все эти разговоры, что однажды прошлое вернется и разрушит будущее, - чепуха. Я не нашел никаких записей о пророчестве Акарвис.
   - Но не на пустом же месте они ведутся, - воскликнул канцлер.
   - Довольно, донери, не ссорьтесь, - остановил их король. - А что делать с Сашьей, мы подумаем. Надо узнать, чего она сама хочет.
   За ужином Домэлис поинтересовался у Сашки, какие у неё мысли о будущей жизни на Таа.
   Сашка задумчиво ответила:
   - В мире Таа, Ваше Величество, для меня нет места. Мои знания и умения вряд ли помогут мне найти работу. Для здешних мужчин я так же не представляю никакого любовного или сексуального интереса. Не знаю, когда здесь исчезли женщины, и были ли они вообще, но вы отлично справляетесь без них, вас устраивает такой порядок вещей. И кто я такая, чтобы его нарушать?
   Сэл легонько пнул Дома под столом.
   - Я хочу жить где-нибудь одна, никому не мешая. Чтобы место, где я буду жить, принадлежало только мне. Какой-то начальный капитал, чтобы не помереть с голоду, - продолжала Сашка. - Скромная и тихая жизнь.
   - А чем ты будешь заниматься в своем уединенном месте? - спросил Сэл. - Тебе не будет скучно?
   - Скучно? - удивилась Сашка. - Я слишком многому хочу научиться. Боюсь, у меня просто не останется времени скучать. Хочу научиться рисовать, играть на каком-нибудь музыкальном инструменте или даже на нескольких. Научится пользоваться оружием. Хочу выращивать цветы, копаться в саду и огороде. И потом, вы же разрешите мне брать читать книги из королевской библиотеки?
   - Думаю, такое возможно, - ответил Дом, снова получив пинок под столом от Сэла.
   Когда Сашка ушла, король полюбопытствовал у супруга:
   - Ты решил наставить мне синяков по доброте душевной?
   - Нет, - засмеялся Сэл. - Я нашел решение нашей рыжей проблемы. Ей надо подарить Заклятый Остров для места жительства.
   - Знаешь, а это выход из положения, - обрадовался Дом. - Только вот пустит ли её к себе сам Остров.
   - Это можно проверить. Как-нибудь.
   - Остается только найти ей опекуна. Жаль ни ты, ни я не можем быть опекунами, - огорчился Дом.
   - А тебе бы хотелось опекать Сашью?
   - Она довольно необычная, но забавная. К тому же она веселит меня. Я заметил, что пока она здесь, у меня редко бывает плохое настроение.
   Сэл чуть нахмурился. Домэлис с самого начала проявлял странный интерес к рыжей девчонке.
   - Разрешите, Ваше Величество? Ваше Высочество? - в комнату заглянул Гре.
   - Конечно, милый, - улыбнулся пажу принц-консорт. - Что за вести ты нам принес?
   - От лорда Кармеля, - Гре с поклоном передал королю изящный конверт.
   - Ого! - воскликнул Сэл.
   Дом кивком головы отпустил пажа и раскрыл письмо. Дочитав его, он весело засмеялся.
   - Кажется, мы нашли опекуна для Сашьи, - сказал он Сэлу.
   - Да ну?
   - Не поверишь, доне Кармель обратился к нам с просьбой разрешить ему опеку над Сашьей.
   - Чудеса!
   - И не говори, - улыбнулся Дом, усаживаясь рядом с любимым.
   Сэл ласково притянул к себе короля, обняв за плечи.
   У них сегодня будет долгая и нежная ночь.
  
  Гл. 4. Карамельный лорд.
  
   Во время послеобеденной прогулки в парке Сашка выбирала дальние дорожки, чтобы не сталкиваться с другими гуляющими товарищами. Эти другие вечно глазели на неё, как в зоопарке, переговаривались, отпускали не лестные замечания. Сашка уже многое понимала из сказанного, а что не понимала, о том догадывалась. Женский опыт, знаете, никуда не делся, и Мошкиной большого труда стоило сдерживаться и не залепить пару-тройку пощечин особенно распоясавшимся типам.
   Учителей о новых словах, услышанных на прогулках, Александра не спрашивала. Всё равно не скажут, слишком они были порядочными и интеллигентными.
   Ладно, со временем она с этими языкастыми хулиганами разберется, а жаловаться Домэлису и Сэлу - последнее дело.
   К тому же на дальних дорожках можно было без стеснения нарвать листочков-цветочков. Не только для украшения комнаты, но и для занятий. Полезная вещь. Принесешь такой букетик разнотравья с прогулки, а на послеобеденных уроках мэтр Жоли и доне Вилар тебе новые слова для заучивания дадут. Осваиваем флору!
   Сегодня Сашка на своих дальних стежках столкнулась с довольно неприятной компанией. Вот что они забыли в ореховых кустиках? Лично Александра проверяла спелость орешков, а им что понадобилось? Правда, заметив рыжую женщину, мужчины примолкли и, пока Сашка демонстративно спокойно набирала орехи в карман и шествовала в обратном направлении, только наблюдали за ней, ни слова не говоря. Зато взгляды! Мошкина даже проверила, не появились ли у неё на теле дырки.
   Особенно старался прожечь отверстие в Сашке один джентльмен с гривой смоляных волос и тяжелым угрюмым взглядом.
   Вернувшись с прогулки, Сашка обнаружила, что её дожидается Гре. Гре был личным пажом Его Величества. И Домэлис, и Сэл многое доверяли мальчику. Сашке Гре нравился, он был не болтлив, немножко стеснителен и не старался привлечь к себе внимание, одеваясь во все прозрачное и разодранное, чем грешили многие юные обитатели Таа.
   - Привет, Гре.
   - Здравствуйте, донес Сашья, - застенчиво улыбнулся паж. - Его Величество хотел бы видеть вас.
   - Прямо сейчас?
   - Да. Он отменил ваши занятия.
   Сашка насторожилась, хоть и не подала и вида. Если Домэлис отменил уроки мэтра Жоли, то значит, случилось действительно что-то необычное. Страшное? Ужасное? К чему ей готовиться?
   В кабинете короля кроме самого Его Величества присутствовали принц-консорт и незнакомый Сашке мужчина. Во всяком случае, она его ещё не видела.
   - Сашья, - улыбнулся Домэлис, - позволь тебе представить лорда Кармеля. Мы решили, что с этой минуты он станет твоим опекуном.
   Мошкина, уже знакомая с понятием и ролью опекуна в мире Таа, невольно встала по стойке "смирно". Она уже привыкла к тому, что здешние мужчины были красивыми, каждый, конечно, в своём роде. Но лорд, сделавший по направлению к ней несколько шагов, был непросто красив. Он был сказочно, потрясающе, сногсшибательно, чудо, как хорош! Безупречный овал лица. Прямой нос. Четко очерченные губы, нижняя - пухлая, верхняя изогнута, как лук. Ровные дуги бровей над небесными глазами. Длинные густые волосы, собранные в низкий "хвост" бархатным бантом в цвет элегантного сюртука, имели оттенок самого нежного персикового цвета.
   Рыжий! Он был рыжим!
   - Сашья, - лорд Кармель чуть склонил голову.
   Сашка на полном автомате присела в реверансе, получив от лорда благосклонную полуулыбку и смешки от Домэлиса и Сэла. Им-то она никогда не демонстрировала ни поклонов, ни реверансов.
   - Думаю, что мы уже сейчас можем отправляться в моё поместье, - сказал Кармель, оборачиваясь к королю.
   - А мои вещи? - пискнула Сашка.
   Как-то непонятно действовал на неё этот лорд. Угнетающе что ли? В его присутствии Александра почувствовала себя маленьким ребенком, которого вот-вот родитель будет строжить за проказу. Не лорд, а бабушка какая-то. На вид сладкий, но зубы обломаешь. Карамельный лорд!
   - С этим проблем не будет, - терпеливо объяснил ей Кармель.
   - С одеждой и обувью понятно, а мои записи для учебы? - возмутилась Сашка. - Моя сумка?
   Сумкой с земными вещами Александра дорожила. Записная книжка, ручки, расческа, косметичка, пузыречек "Bourjois Glamour Excessive", ключи от дома - это было своё, родное. Память о прошлой жизни.
   - Хорошо, - нахмурился Кармель, - я дам вам час на сборы. Гре, будьте добры, подождите, пока Сашья соберет свои вещи, - "вещи" прозвучало так, словно Мошкина грязь с улицы решила натаскать в дом лорда, ага, - и проводите её к моему экипажу.
   - Слушаюсь, лорд Кармель, - Гре так и застыл "солдатиком" у двери.
   Значит, не на одну Сашку действовал персиковолосый Кармель.
   Пока Сашка собирала свои записи в сумку, а Гре терпеливо топтался возле двери, и потом, когда стремительно неслись по дворцовым переходам, они успели поговорить о лорде Кармеле. Сашке было интересно всё: кто он вообще такой, где живет, чем занимается. Оказалось, что лорд Кармель был потомственным аристократом, одним из Старейших, что его отец заседал в Королевском Совете при деде Его Величества Домэлиса, а сам Кармель безвылазно живет в своем поместье, практически не появляется во дворце, только на ежегодные обязательные для всех приглашенных королевские балы приезжает, а от остальных отговаривается делами, ему такое прощают.
   Почему лорд решил стать опекуном рыжей женщины, Гре не знал. Александра догадывалась, что ей долго не могли найти опекуна, но теперь, когда такой маг, при чем Старейший, (почему Старейший?), объявился, она не чувствовала себя польщенной. Было как-то тревожно.
   Кармель ожидал Сашку возле своего экипажа, очень похожего на земные кареты. Внутри было довольно просторно и уютно. Сашка расположилась напротив своего опекуна, скромно опустив ресницы, как благовоспитанная барышня. Пара запряженных в карету тайеров, (именно так назывались не то лошади, не то ящеры на Таа), двинулась с места, и первое Сашкино путешествие в здешнем мире началось.
   Трехчасовая поездка прошла в обоюдном молчании. Лорд размышлял о чем-то своем, изредка посматривая в сторону своей спутницы. Сашка любовалась проплывающими за окном пейзажами и тоже косилась на лорда. Привлекательный мужчина. Когда их взгляды ненароком встречались, Александра невольно краснела, а по губам Кармеля скользила усмешка. Язвительная или пренебрежительная? Сашка так этого и не разглядела.
   Мошкина знала, что многие обитатели Таа живут на летающих островах. Куда же без них-то? Лорды чуть ли не поголовно селились в воздушных замках, чтобы подчеркнуть свой статус.
   Кармель предпочитал наземное существование. Его дворец, Кармель-кастл, поменьше, чем королевский, но тоже весьма внушительный и величественный стоял на берегу большого озера, такого большого, что Сашка подумала, что они приехали на берег моря.
   На главном крыльце замка их ожидали домочадцы лорда и смотрели на Сашку неодобрительно. Та независимо вздернула подбородок. Ссориться ни с кем она не хотела, но сдачи могла дать. Надо было только предупредить об этом опекуна. Если хочет, то пусть предупредит своих близких.
   Здесь Александре отвели не комнату, а целые покои. В спальне, например, запросто могла уместиться вся коммунальная квартира, где Сашке, увы, когда-то принадлежала комната. А в коммунальной квартире было не много не мало, а семь комнат.
   Сашку так и подмывало выйти к ужину в платье с турнюром или сотворить для себя какой-нибудь наряд средневековой принцессы. Но поразмышляв, она посмеялась над своим детским желанием удивить и поразить Кармеля. Не время, да и не место. Достаточно было скромной темной юбки до колен и светлой блузочки. Никаких штанов. Женщина она, в конце концов, или нет?!
   За ужином Кармель весьма подробно расспросил Сашку о том, чему её успели научить. Сказал, что произношение хромает, но это поправимо. Завтра приедут учителя, нанятые лордом, ведь кроме языка, правил и обычаев Таа Мошкиной предстояло постигнуть изумительные вещи. Например, верховую езду, этикет, ("У вас ужасные манеры, милая донес"), экономику, магию.
   Сашкино лицо вытягивалось всё больше и больше. Она успеет к восьмидесяти годам сдать экзамен на зрелость и хотя бы день пожить самостоятельно?
   Приглашенные преподаватели под руководством лорда быстро составили расписание, чтобы у женщины не пропало ни одной минуты зря. Вдобавок откуда-то появился стилист и модельер в одном лице, разфуфыренный и пёстрый. Он долго разглядывал Сашку, то и дело закатывая глаза и что-то шепча себе под нос, имел конфиденциальную беседу с хозяином, а потом Мошкину затянули в корсет, (мамочка!), для выправления осанки. И сделано это было так быстро, что Сашка и пискнуть не успела, не то, что возмутиться выставлением своей обнаженности почти перед всеми! Самое страшно было то, что помогать ей надевать это сооружение собирался сам Кармель. Каждое утро. Сашка не знала, как на всё это реагировать.
   Александра почти смирилась. По меркам Таа она не достигла совершеннолетия, считалась подростком, и опекун мог даже наказать её. По крайней мере, секретарь Кармеля намекал на казематы в подвалах замка, а повар добродушно поведал, что когда он находился под опекой, то его даже пороли.
   И тут Сашка взвилась.
   - Согласна с тем, что мне многому надо учиться, но бить себя или запирать не позволю! - выпалила она. - В своем мире я была взрослым человеком, жила самостоятельно и... и...
   Кармель наблюдал за Сашкиным гневом с интересом, и ей показалось, что его прекрасные глаза смотрят на неё без брезгливости и пренебрежения.
   - Сашья, успокойтесь, - прервал он Мошкину. - Никто не собирается вас наказывать. Я понимаю, что вы уже сложившийся взрослый человек, и ставить вас в угол, а так же лишать сладкого бесполезно.
   Сашка замолчала и прикусила губу.
   - Но и вы нас, Сашья, поймите и простите. Никто из присутствующих здесь никогда не общался с женщиной. Вы для нас - загадка.
   - Скорее уж животное, - буркнула Сашка. - Судя по реакции.
   - Эмм, возможно, - согласился Кармель.
   Глаза Александры яростно сверкнули:
   - Женщины и мужчины не сильно отличаются друг от друга.
   Лорд улыбнулся:
   - Так уж и не сильно?
   - Физически отличаемся, - призналась Сашка. - Женщины физически слабее мужчин. И мы более эмоциональны. Но логически мы мыслить умеем. Мы не хуже мужчин!
   Все засмеялись. Сашка насупилась.
   Сейчас она никому ничего не докажет. И надо ли что-то кому-то доказывать? Для магов она может навсегда остаться забавным существом и только. Она ведь знает, что будет всегда одинока в этом мире мужчин, и смирилась с этим. Не так ли?
   Сашке нужны были уважение обитателей Таа? Идите к чёрту, господа! Уважают тех, кого признают равным себе. Равным! Мужчины всех миров, сколько бы ни было таких миров, никогда не признают ни одну женщину равной себе. Никогда. Они будут бояться и ненавидеть, но не уважать.
   Как там говорили на Земле? Курица не птица, женщина не человек. Миллион раз была права бабушка: нельзя зависеть от мужчин. И она, Александра Мошкина, не будет зависеть.
   Сашка вгрызлась в учёбу. Она вставала раньше всех в замке, следовала всем указаниям учителей, готова была сотни раз повторять одно и то же слово или движение, лишь бы добиться совершенства. Как молитву, как заклинание она повторяла про себя старую народную песню:
  Перстенёк серебряный не бросок
  На руке не потускнеет он.
  Женщине вовек не стать мужчиной,
  Но и хуже быть ей не резон.
   Кармель обучал Сашку магии. Вы думаете, что магия простое дело? Взмах палочки, заклинание и всё, что ты хотел, о чем мечтал, будет у твоих ног? Ничего подобного! В мире Таа не было никаких волшебных палочек. Всё зависело от магической силы, которой обладал чудотворец. Кому-то нужны были заклинания, целые книги. Кто-то легко строил дворцы, обшивал сотни людей, готовил роскошные пиры на тысячи человек, а кто-то владел только бытовой или земледельческой магией. У каждого был свой порог.
   Были сотни, если не тысячи правил и ограничений магии. Чем большей силой обладал маг, тем осмотрительнее и осторожнее он действовал. Еда, одежда, обувь, предметы обихода не появлялись просто так из воздуха. Магия только помогала и облегчала жизнь. Ещё магия отнимала много сил.
   Лучше всего Сашке удавалось изменять начальную форму предметов. Достаточно было представить то, чего она хотела. А ведь так трудно что-нибудь вообразить, увидеть мысленным взором до мельчайших подробностей.
   Кармелю понравилось по вечерам сидеть у камина вместе со своей воспитанницей и не торопясь беседовать. О жизни Александры на Земле, об истории Таа, о тех, с кем может столкнуться Сашка в будущем.
   Как-то раз зашел разговор и о женщинах Таа, точнее об их отсутствии.
   - Когда-то в нашем мире жили женщины, - рассказал Кармель. - Их всегда рождалось очень мало, они много болели и часто умирали при родах. Тогда мы ещё не жили так долго, как сейчас, и каждый стремился оставить после себя потомство. Был период, когда женщин похищали в других мирах. Они только рожали и больше ничего. Вас это возмущает, Сашья?
   - В моем мире многие мужчины до сих пор смотрят на женщин только как на стельных коров, - сдержанно ответила Сашка.
   - О, какое странное сравнение! Но я понял, что и у вас от женщины требовалось рожать здоровых детей.
   - Да. Хотя там много что требовалось. Например, смирение, покорность.
   - Неплохие качества, - засмеялся Кармель, - но вернемся к теме нашей беседы. В конце концов, наши ученые многого добились. Долгая жизнь, почти бессмертие. Искусственная матка, где зародыш мог расти и развиваться не хуже, чем в женской утробе.
   - И женщины перестали быть нужными? - тихо спросила Сашка.
   - Последние женщины, если судить по архивным документам, были бесплодны, - ответил лорд.
   - А девочки больше не рождались?
   - Рождались, но очень редко. Болезненные, слабые, бесплодные. Сейчас на Таа могут влиять на пол зародыша. И всем нужны мальчики. От обоих родителей берут генетический материал. К тому же при нашей долгой жизни в семьях поздно и редко заводят детей. Один сын, как правило.
   - И вы счастливы? - спросила Сашка. - Мир Таа счастливый?
   Кармель задумчиво посмотрел на неё:
   - А мир Земли, Сашья, счастливый?
  
  Гл. 5. Остров.
  
   Кармель взглянул на аккуратную стопочку визитных карточек и приглашений на рауты, дружеские посиделки, игры в бридж, охоту. Тяжело вздохнул. Причин увидеться с ним находилось всё больше и больше. Даже те, с кем он не виделся сотню-другую лет, напомнили о себе и были не прочь вернуть "старые добрые времена". А ведь когда старый приятель, с которым Кармель раз в неделю встречался ради партии в шамуэ и приятных для обоих бесед, пожаловался ему в шутливой форме, что теперь вряд ли решится посетить замок Старейшего, раз там обосновалось это, Кармель думал, что никто не потревожит его покой.
   Не получилось.
   Сначала с неофициальным визитом в замке появились Его Величество и Его Высочество, чтобы узнать, как устроилась на новом месте донес Сашья. Кармеля тогда поразило, что его воспитанница воспринимает высокородных гостей, как почтенных, но вполне обычных магов. Или людей. Подумаешь, король! Подумаешь, принц и маршал в одном лице! Она разговаривала с ними точно так же, как, например, с Ирри, садовником замка, или с Охре, поваром: уважительно, но с чувством собственного достоинства, без унижения или высокомерия. Словом, это было что-то ровное и спокойное, веселое и умное одновременно. И Домэлису с Сэлом это безумно нравилось. Мало того, Кармель понял, что правители Таа не видят в женщине забавного существа, зверюшки, которого многим не терпелось посадить за решетку на всю оставшуюся жизнь, а не обучать жизни в мире магов. Интересно, король и принц-консорт осознавали такой расклад вещей?
   К слову сказать, Сашка и с самим Кармелем общалась точно так же. Разве что выказывала ему чуть больше уважения, как опекуну и... человеку в возрасте. Две тысячи лет, прожитые Кармелем, внезапно ощутимо легли ему на плечи, когда дерзкая девчонка сказала о том, что он неплохо сохранился для дедушки. Или прапрадедушки?
   Ничего, Кармель показал озорнице, какой он дедушка, заставив воспитанницу танцевать с ним в течении трех часов для тренировки. Балы на Таа длились часами, извольте соответствовать. У бедняжки просто ноги отваливались, она путала фигуры, спотыкалась, а Старейший лорд даже пота не вытер и не запыхался. Ну и кто тут был пожилым человеком?
   После посещения сильных мира сего как будто прорвало плотину. К Кармелю зачастили гости. Кого-то он вынужден был принимать, скрепя зубами, большинство уезжали ни с чем, но поток любопытных не ослабел даже спустя столько месяцев. В конце концов, Кармель стал находить удовольствие от всей этой суеты, слегка третируя посетителей, ерничая, вредничая в разговорах, насмехаясь на теми, кто пытался жалеть его, мол, Старейший явно повредился в уме, взяв под свою защиту и опеку рыжую женщину. Соболезнующие получали такие щелчки по носу и честолюбию, что не рисковали сплетничать за спиной лорда.
   Единственное, чего никогда не делал Кармель, - не показывал, не демонстрировал свою необычную воспитанницу. Александра не пряталась им, о, нет, но и не приглашалась "играть в визиты". Сначала, по мнению взыскательного опекуна, она не была готова к такому. А потом Сашка честно призналась, что не видит никакого смысла скромно сидеть часами под брезгливыми и надменными взглядами, выслушивать всякие бредни. У неё нет времени на такое времяпровождение! Лучше она лишний час пофехтует с мэтром Эриком или попристает с вопросами к садовнику и повару.
   Впрочем сейчас Кармель позволял гостям видеть донес Сашью мельком или издалека. Например, сидящую за клавиром в музыкальной комнате или скачущую на тайере. Или приглашал всю компанию на обед, где подавались блюда по рецептам Сашки. Этого вполне хватало, чтобы ещё больше подстегнуть неослабевающий интерес к женщине.
   Зачем это было нужно Кармелю? Зачем вообще нужна была головная боль - воспитанница?
   Скука, господа. Последние два-три столетия жизнь Кармеля текла по проторенному руслу. Изо дня в день повторялось одно и тоже. Подъём, завтрак, прогулки, обед, чтение, встречи с немногочисленными знакомыми, ужин в кругу слуг, которые давно стали ему семьей. Очень редко в его окружении мелькали новые лица, да и они не заслуживали особого внимания. Все те же разговоры ни о чём, все те же попытки заинтересовать собой Старейшего лорда, смущенные признания, бурные сцены ревности, умоляющие просьбы о прощении. Кармель считался завидным женихом, и многие делали попытки стать его "парой".
   В сердце Кармеля было холодно и пусто. И уже давно.
   Он решил посмотреть на женщину, потому что она была рыжей. Как и он сам, единственный маг с таким оттенком волос на Таа. Кармель съездил на прогулку в королевский парк и, узнав, что срочно ищут опекуна для Сашьи, предложил себя в этом качестве.
   И не пожалел об этом. Хандра исчезла.
   А вот самой Сашке хандрить и скучать было некогда. И задумываться, почему для двух магов-аристократов она стала своеобразным лекарством от раздражения и плохого настроения, тоже времени не хватало. Она не замечала, как бежит время.
  
   то пытается узнать человек, попав в совершенно незнакомую страну? Не туристом и гостем, а решив поселиться там навсегда.
   Первое: язык. Сашка уже вполне сносно говорила и понимала, о чем вокруг неё болтают. А когда она прочитала первую книгу на языке Таа, то даже заплакала от счастья, как будто лежала на печи тридцать три года и внезапно начала ходить. От охватившего её детского восторга Сашка бегала по всему замку с книжкой в руках и всем, всем демонстрировала, что она может читать!
   Мужики переглядывались между собой и непонимающе пожимали плечами. Ну, книга, ну, читает. Чему тут петь от радости?
   Второе, что изучает человек в чужой стране, это обычаи, традиции. Как сесть, как встать, как правильно здороваться, по какой стороне улицы пройти, как кого правильно назвать, - казалось бы никому не нужные мелочи, но это как с десертной ложкой или специальными салатным щипчикам у твоего столового прибора. Если такие принадлежности есть, значит, хозяева рассчитывают, что ты знаешь, как ими пользоваться, и будь добр, пускай их в ход, а не лезь в тарелку руками. Даже колбасу приходилось резать кусочками и только затем наслаждаться ею. Оладьи как-то выбивались из строя "разрезать-нанизать или подцепить - в рот", потому что об оладьях и блинчиках на Таа не знали.
   В поведении для молодых и юных магов оказалось столько табу, что Сашке было легче выучить, что можно было делать. Запретов было вагон и маленькая тележка, но удивительно, что и развеяться молодняку давали. Молодняком считались все маги, не достигшие пятисот-шестисот лет, и им разрешалось хулиганить и погулять в сласть, правда, не переходя кое-каких рамок.
   Напиться было можно. Приставать к понравившемуся тебе парню тоже. Правда, и к тебе могут пристать, равноправие. Но если объяснить возбужденному самцу, что не желаешь вообще или в данный момент, на тебя никто не будет в обиде. Нет, так нет, слез лить не будем. Зайдем справа, зайдем слева. Не умеешь - научим, не хочешь - соблазним.
   Устроить (за свой счёт) погром в таверне или винном погребке - простим молодости её ошибки. Даже на полуподпольные бои, где делались ставки, старшие смотрели снисходительно. А вот контрабанда из других миров пресекалась сразу и каралась довольно жестоко.
   Третье, что необходимо было знать о чужой стране и чужом народе, - это история. Так Сашка сама решила. Она считала, что история могла ответить на очень многие вопросы. Знаешь историю - понимаешь, почему на престоле сидит Домэлис, почему под запретом несанкционированные путешествия через порталы в другие миры, почему Кармель - Старейший лорд. Да многое можно было понять.
   Вот Сашка и пыталась - понять.
   Иногда не получалось. Совсем.
   Когда Сашкины волосы отросли и торчали в разные стороны, как воронье гнездо, она поинтересовалась у Кармеля, есть ли тут парикмахеры, и кто может её подстричь. А тот ответил, что парикмахеры есть, но стричься Сашье не советует. Потому что длинные волосы носят все дворяне.
   - А я каким боком отношусь к родовитой знати? - вытаращилась Сашка.
   Насколько она знала, кровь у неё в жилах текла рабоче-крестьянская с легким налетом интеллигенции.
   - Женщины на Таа всегда относились к аристократии, - объяснил Кармель. - Почему вы хотите носить очень короткие волосы?
   - Вы же сами видите, они торчат в разные стороны, лезут в глаза, мешаются.
   - Учитесь управлять ими, - предложил Кармель и тут же продемонстрировал своё умение, от чего Сашка стала похожа на рыжую лягушку, так она вылупилась от удивления.
   А чтобы вы сделали, увидев, как часть персиковых прядей лорда развернула перед своим хозяином газету, и он погрузился в чтение биржевых новостей, а другая часть легонько размешивала серебряной ложечкой сахар в чашечке кофе?
   Сашка покосилась на свою рыжую прядку, наполовину закрывшую ей глаз, и решила, что длинные волосы не помешают. Раз у них так принято. Но почему женщины все без исключения были знатными и родовитыми, она так и не поняла.
   С порталами было более понятно. Были времена когда маги запросто устраивали телепорты в другие миры и сновали туда-сюда, туда-сюда. Притаскивали в свой мир всевозможные идеи и вещи. В итоге Таа несколько раз основательно трясло, вплоть до междоусобных войн и смен династий на троне. Даже основывалось несколько королевств. Добились того, что население мира и без того немногочисленное, стало угрожающе уменьшаться.
   И вот во времена деда Домэлиса, Риванта, был издан закон, запрещающий без особых разрешений строить порталы и пользоваться ими. А все существующие на тот момент порталы были взяты под контроль. Несогласные и нарушающие закон были сосланы на рудники, предварительно украсив свои шеи специальными ошейниками-парализаторами магических сил.
   Ривант был довольно жестоким, но умным королем. Он собственноручно убил свою "пару", участвовавшую в восстании против него. Но именно при его правлении произошло окончательное объединение королевств магов в одно государство. Именно Ривант предложил организовать Совет, куда входили выборные маги всего мира Таа, а не только аристократы, и переложил часть королевских обязанностей на него. Правда, власть из рук он не выпускал и, если хотел, то накладывал вето на любое решение Совета. А вот Совет сделать этого не мог.
   При Риванте сошли на "нет" междоусобицы. Уже за одно это его уважали и ценили. Говорили, что Домэлис очень похож на своего деда: семь раз подумает и только потом решит. Дом и воспитывался, и учился при дворе деда, тот его не отпустил от себя, хотя согласно законам ни короли, ни принцы не могли быть опекунами. Наверное, Ривант догадывался, что его сын, отец Домэлиса, окажется очень слабым правителем и вскоре после коронования откажется от престола в пользу сына. Так что королем Домэлис стал едва достигнув совершеннолетия.
   В конюшне лорда Кармеля нашелся спокойный и флегматичный тайер, на котором Александра осваивала верховую езду. Булюль, так она обозвала свою чешуйчатую "лошадку", развивал вполне приличную скорость, и вскоре Сашка, конечно, с разрешения опекуна, занялась исследованием окрестностей замка.
   Однажды Сашка отъехала от дворца Кармеля очень далеко. Вдоль берега озера вилась широкая гравийная дорога, соединяющая замок с ближайшим городом. До города Мошкина доезжать не собиралась. Она решила обследовать остров, куда с дороги вел каменный мост.
   Остров был большим. Судя по руинам, здесь когда-то жили. Сашка то и дело натыкалась то на выложенную плитами дорожку между цветущих кустарников, ведущую в никуда, то на остатки ограды с сохранившимися каменными вазами, в которых буйно цвели одичавшие петунии и бархатцы. Через вертлявые ручьи и речушки были перекинуты изогнутые, как кошачьи спинки, мостики. И высилась готическая башня полуразрушенного чертога. Стрельчатые арки окон и дверей оплетали зеленый плющ и багряный "девичий" виноград. Вход в развалины загораживали кусты белых и красных роз, покрытых душистыми цветами.
   Сашке всё это напоминало иллюстрации к сказке "Спящая красавица". А что если там, где-нибудь спал беспробудным сном какой-нибудь красавец-маг, только и ждущий, когда его разбудит поцелуй очаровательной дамы?
   Мошкина весело рассмеялась. Что за романтика! Спящий красавец-маг и она, донес Сашья, с встрепанными рыжими волосами. Какая из неё очаровательная дама? Да никакая.
   - Что это за развалины на острове? Там кто-то жил? - поинтересовалась за ужином Сашка, рассказывая о своей поездке на остров.
   - Жил, только очень давно, - ответил опекун, прищурив свои глаза цвета неба. - Сейчас Остров находится под опекой Короны.
   - Аааа, - протянула Сашка и основательно занялась жаренной рыбой, размышляя, как бы выведать рецепт вкуснотищи у Охре.
   Кармель непонятно взглянул на свою воспитанницу. Остров на озере был только один. Заклятый.
   Следующими утром в королевский дворец несся гонец с письмом для Его Величества. В письме от лорда Кармеля было только несколько слов: "Остров принял свою хозяйку".
  
  Гл. 6. Отец и сын.
  
   Сашка просмотрела свою записную книжку и поняла, что находится в мире Таа почти год. Год! Как это много для неё и в то же время как мало.
   Она неплохо продвинулась в учебе. Лорд Кармель весьма благосклонно посматривал на свою воспитанницу. И он сам, и его домочадцы, и учителя привыкли к самой Сашке, она больше не казалась им странной. И Сашкины "закидоны" в поведении и разговорах не вызывали у них глухой неприязни, как в первое время. Возникла стойкая привычка к совместному существованию? Сашка на это надеялась. Её скромные попытки приручить мужчин были не безнадежны, как казалось в самом начале.
   Мошкина поняла, что полное одиночество, грозившее ей на Таа - это не то, к чему стоило стремиться. Нужны были люди, если не друзья, то хотя бы просто хорошие знакомые, с которыми можно было о чем-то поговорить, посоветоваться при случае. Приятно было бы слышать слова одобрения, демонстрируя свои скромные достижения в учебе. Почему бы Кармелю, увы, мизантропу по характеру, и его домочадцам не стать такими людьми для Сашки? Она же видела, что им с каждым днем становилось всё интереснее и интереснее общаться с ней. Повар уже не скрывал своих ценных рецептов, а садовник с удовольствием принимал помощь от женщины. Сашка добилась у Кармеля разрешения заняться его библиотекой.
   Библиотека в замке была поменьше королевской, но тоже очень большой. Научившись читать на языке Таа, Сашка поняла, что здесь ещё не знали ни о какой каталогизации. Книги расставлялись без всякой системы, и самому хозяину было сложно вспомнить, где же находился тот или иной том на полке. У Сашки просто руки чесались навести порядок в библиотеке.
   В конце концов, Кармель мог оставить Мошкину у себя в качестве своего библиотекаря и архивариуса? Мог. Значит, стоило постараться, чтобы такая идея запал в его голову, чтобы он увидел, что от Сашки может быть колоссальная польза.
   Можно было сколько угодно говорить себе, что ты не боишься остаться совсем одна, что ты найдешь себе кучу чудесных и интересных занятий, что тебе плевать на одиночество. Но по ночам Сашка плакала в подушку, представляя, как это будет - ни с кем не поговорить за целый день, никого не увидеть рядом с собой. Страшно? Ещё как страшно. Но можно пережить? Можно. Нужно. Если завести собаку или кошку, которых на Таа не существовало. Придется заводить крокоптичек.
   А хотелось бы киску.
   И что было так же делать с физиологией, с потребностями своего тела?
   Ежемесячные женские дни Сашка предпочитала проводить у себя в покоях. Она хорошо знала, что была в эти периоды раздражительна из-за всплеска гормонов. Пугать собой лишний раз окружающих не хотелось. Что у мужиков не было таких химических реакций внутри себя? Были, только может не такие бурные.
   Забеспокоившийся лорд, вызвавший своего домашнего доктора, потом был посвящен эскулапом в страшную тайну женского организма. Обсуждать это с Сашкой, уютно устроившейся в кресле, не стал, поняв, что может схлопотать подушкой-думкой в лицо.
   Сашка боялась, что рано или поздно её потянет к какому-нибудь красавчику-магу. Секса захочется, она же здоровая, нормальная молодая женщина. Тоже одна из физиологических потребностей. Конечно, пока она старается занять себя, устает, как лошадь, занимаясь чуть ли не на износ. Но Мошкина знала, что однажды всё может произойди как в слезливой мелодраме. Захочется капельку ласки, тепла. Как там у Пушкина? Она сказала: "Это он". Ладно, если это будет Кармель, с которым Сашка нашла не только общий язык, но и обоюдные интересы. И считала его красивым, умным мужчиной. Умным!
   А если опять чёрт приглянется ягодкой, как в случае с Павликом? Как же этого избежать? Вариантов пока не находилось.
   Однажды Сашка долго не могла уснуть. Полнолуние, будь оно не ладно. Или двулуние, на Таа было две луны, словом светло, как днем. Устав считать овечек, Сашка решила пойти в библиотеку и найти что-нибудь почитать.
   Чтобы не передвигаться по замку впотьмах, Сашка зажгла светлячок. Удобная вещь, небольшой светящийся шарик, разгорающийся то сильно, то слабо, в зависимости от желания создателя-хозяина. И светлячок не грозил никаким пожаром.
   В библиотеке Александра сразу подошла к полкам, где стояли исторические романы. Забавно, что в здешнем мире, где жили только мужчины, можно было найти даже что-то похожее на земные "дамские" повести, правда, довольно специфические. Сашка полистала их, похихикала и решила, что любимая история все равно лучше.
   - Кхм, - раздалось довольно громко и отчетливо за Сашкиной спиной, и она, уронив тяжеленный том себе на ногу, ойкнула и обернулась.
   Между окон стояла софа, обычно пустовавшая. Сейчас на ней возлежал полуголый парень с бокалом вина в руке. Постукивая пальцем по краю хрустального кубка, он крайне неодобрительно разглядывал Сашку, которая пыталась укутаться плотнее в шаль поверх своей пижамы. Накинуть халат она как-то не подумала и теперь стояла перед незнакомцем в шелковых штанишках и блузочке. В кружевах и цветочках.
   Хотя незнакомец и сам красовался в одних темных порточках. И не стеснялся этого. Широкая мускулистая грудь, "шоколадка" живота. Длинные изящные пальцы сильных рук. Хорош, ох, хорошо, стервец.
   - Тебе разрешили брать книги? - сердито спросил парень.
   - Разрешили, - пожала плечами Сашка. - А должны были запретить?
   Вот чем-то ей этот мужик со смоляной длинноволосой шевелюрой не нравился. Где-то она его видела. Очень знакома была белая прядь у левого виска. Но где они встречались?
   Кто это мог быть? За всё время, пока Сашка жила здесь, в замке никогда никто из чужих не ночевал. Возможно, у Кармеля были любовники, но они не появлялись во дворце. Сашка предполагала, что Кармель навещал своих возлюбленных сам. Уезжал же он иногда куда-то.
   Парень отпил вина и зыркнул исподлобья на Сашку, как будто выстрелил. Ого! Её словно обожгло. На теле явно осталась дырка после такого взгляда.
   Ну, конечно! В последний день пребывания в королевском дворце, гуляя в парке, Сашка встретила компанию мужчин, среди которых был вот этот! Он тогда тоже на неё так посмотрел, убивая взгляд. Снайпер чёртов!
   Сашка независимо приподняла подбородок и прищурила глаза, готовая к бою.
   Мужчина что-то шепнул, и люстра в библиотеке зажглась. В рыжих прядях запрыгали огоньки. Он захотел рассмотреть Сашку?
   - На твоем месте я выбирал бы книги с картинками, - незнакомец ткнул пальцем в стопку тоненьких книжек на одной из самой нижней полке.
   Книжки предназначались для детей, и удивительно, что они вообще были в библиотеке лорда Кармеля. Сашка давно их прочла.
   - Я предпочитаю работы доне Рибуро, - с вызовом сказала Сашка и коснулась блестящих томов по истории искусства.
   - И какой же том? - усмехнулся мужчина. - Шестой или девятый? Барельефы Анхи или живопись Магано?
   И то, и другое можно было спокойно отнести к откровенной порнографии.
   - Нет, - ответила Сашка. - Третий и пятый. Графика и акварель.
   - Не нравится мой выбор? - фыркнул незнакомец.
   - Почему же? Полистать интересно, - пожала плечами Сашка. - Но...
   - Но?
   - Но не трогает. Не задевает.
   Мужчина зло хохотнул:
   - Ещё бы! Они предназначены для взрослых... мужчин.
   - Скорее для взбесившихся самцов.
   - А как насчет самки?
   Он пытается разозлить её?
   - Если вы стремитесь меня оскорбить, то ничего не получится. На дураков не обижаюсь, - с этими словами Сашка гордо выплыла из библиотеки.
   Не драться же с ... непонятно кем. И женское достоинство уронить нельзя. Это мужчинкам можно переругаться и взбеситься, надавать друг другу по шеям или в остервенении покидаться книгами.
   Она - женщина! Она выше всех оскорблений. Особенно не понятно от кого.
   За завтраком Сашка не спросила Кармеля о странном незнакомце, оказавшемся ночью в дворцовой библиотеке. Мало ли там какие тайны были у опекуна.
   Они говорили о ярмарке в соседнем городке. Стоит или не стоит ездить? Или отпустить туда погулять служащих, а самим отправится на пикник. День был солнечный, теплый, вылазка выйдет замечательной.
   Сашка старательно резала яичницу с ветчиной, когда от двери раздался насмешливый знакомый голос:
   - Всем доброе утро.
   - Доброе утро, Тараш, - откликнулся с улыбкой Кармель. - Выспался?
   - Сказочно отоспался, - ответил Сашкин ночной незнакомец, у которого оказалось имя "Тараш". - М-м-м, какой завтрак! Яичница, бэнгерс, ветчина! У Охре это всё так замечательно выглядит.
   Карамель ласково улыбнулся, наблюдая, как Тараш усаживается напротив Сашки, наполняет свою тарелку едой и с аппетитом приступает к завтраку.
   Сашка продолжала резать яичницу. "Значит, он - любовник опекуна, - думала она, не отрывая взгляда от розового ломтика ветчины на своей тарелке. - Красивый. У Кармеля есть вкус, в чем я и не сомневалась. Что же у них произошло ночью, раз Тараша занесло в библиотеку вместе с вином да ещё злого, как демон?"
   - Ты устроился в своих старых покоях? - поинтересовался Кармель у Тараша.
   - Уху, - невнятно ответил тот, энергично двигая челюстями.
   Глотнул, в упор посмотрел на сидящую перед ним рыжую женщину.
   - Хотя я думал, что они будут заняты, - громко произнес он.
   - С чего ты это взял? - удивился Кармель. - Твои комнаты остаются твоими, сынок.
   - Бэмц, - звякнула Сашкина вилка о тарелку.
   "Сынок? - мелькнуло в голове Мошкиной. - Это метафора, потому что Кармель старше?"
   - Спасибо, отец, - улыбнулся Тараш.
   Эта зараза оторвет взор от своей тарелки или так и будет перемигиваться с яичницей? Женщина! Тьфу, слово-то какое!
   Сашка аккуратно поднесла к губам кусочек ветчины и наконец окинула взором сидящих рядом с ней мужчин. Только сейчас она поняла, что у обоих совершенно одинаковые глаза, лазурные, опушенные длинными черными ресницами. И как она не заметила этого ночью?
   Занятно, что Кармель за целый год ни разу не намекнул Сашке, что у него есть сын. И есть "пара"?
   Тараш усмехнулся. У них с отцом были непростые отношения. Ещё с тех пор, как Тараш был угловатым подростком, отстаивающим свое мнение, отвоевывающим свое место под солнцем.
   Старик не удосужился сообщить ему, что взял опеку над рыжей женщиной. Он, Тараш, узнал это от друзей, очень доброжелательно настроенных друзей. И в течении всего времени, которое некая донес проживала рядом с Кармелем, слышал весьма удивительные вещи. А лорд так ничего и не сказал сыну, хотя часто посещал того по семейным делам.
   Вот как это понимать?
   Кармель всегда был себе на уме. Холодный, неприступный. Не зря его называли "Ледяным лордом". Трезвый и практичный ум. Делец, финансист, хотя вряд ли о нем кто-нибудь такое сказал бы. Об этой стороне Кармеля знало очень мало людей. Секретарь и он, Тараш. Мало кто догадывался, что Ледяной лорд приумножил скромное состояние, доставшееся ему от отца, в десять раз. При чем законным путем. Кармель вообще предпочитал действовать законно.
   Он и к своей женитьбе подошел осмысленно, по деловому. Долго приглядывался к тем, кто крутился возле него, а затем предложил заключить брачный контракт магу, которому был совсем не интересен.
   Эгир был из бедной и не очень знатной семьи. Предложение Старейшего лорда застало его врасплох, но, немного подумав, Эгир согласился. От него требовалось лишь выполнить условия контракта: рождение наследника Кармелю и верность супругу во время взросления сына. За это Эгир при разводе получал большое денежное состояние, поместье, часть акций, которые приносили неплохой доход. Он мог встречаться с Тарашем, когда хотел, мог жениться ещё раз. У него мог снова появиться наследник.
   Эгир действительно женился второй раз. Тараш частенько проводил время в его новой семье. Там было тепло, уютно, весело.
   Но и холодного Кармеля Тараш любил не меньше, чем Эгира. А может быть и больше. Чувствовал, что был дорог Ледяному лорду, что тот искренне любил своего черноволосого сына, любил и гордился им, хотя отчаянно скрывал это.
   А вот к своей воспитаннице Кармель относился очень тепло и не прятал этого. Может придворные сплетники были правы, и Тараш скоро обзаведется мачехой?
   Брюнет, прищурился. Несколько лет Тараш прожил в одном из миров, где были женщины. Общался с ними достаточно близко. Они напоминали ему животных. Минимум интеллекта, жизнь на основе инстинктов, например, размножения. Секс, деньги, деньги, деньги.
   Нет, попадались экземпляры, способные к дрессуре. Их можно было выучить, воспитать, дать понятия о сострадании, долге, уважении, дружбе, добродетели.
   Эту отец тоже дрессирует? И чему обучил за год? Почему Его Величество и Его Высочество заинтересованы в рыжей женщине? Они спали или спят с ней? Отец принимал в этом участие? Ведь женщину можно взять и втроем. Он это видел. Он это пробовал. В подпольном борделе тоже экспериментировали такие штучки. Женщины были не против, они получали удовольствие от такого извращения. Настоящее удовольствие.
   Тараш не мог поверить, что Ледяной лорд, способен участвовать в королевском разврате. Если такой существует. Нет, Кармель взял опеку добровольно, это точно. Почему? Почему?
   Или Кармель влюбился? Впервые в своей жизни? Такое ведь может быть.
   Больше недели Тараш наблюдал за Сашкой. Он появлялся рядом с ней неожиданно, приветливо улыбался, ухаживал за ней: придвигал стул или кресло, переворачивал нотные листки, когда она играла на клавире, сопровождал на прогулках, угощал конфетами. Сашка только хлопала ресницами, пыталась дерзить, пыталась не обращать внимания на брюнета, а тот разве что не облизывался на неё. Котяра бесстыжий!
   Кармель довольно улыбался не понятно чему. Весь спектакль, разыгрываемый сыном, его откровенно забавлял.
   По мнению Тараша, недели вполне хватило, чтобы женщина привыкла к нему и заинтересовалась им. Поэтому однажды днем он предпринял попытку блицкрига.
   Сашка по привычке протирала полки в библиотеке, пользуясь водой и тряпкой. Сухим лоскутом она смахивала пыль с книг, пытаясь определить, к какому разделу ББК отнести фолиант. Аннотаций мир Таа пока ещё не знал.
   Тараш вырос за спиной неожиданно и слишком близко. Белые зубы хищно блеснули. Он склонился к Сашке и подул ей в шею. По коже побежали мурашки.
   - Что вы хотите? - раздраженно отмахнулась Сашка.
   Мешал же!
   Повернулась к нему.
   - Не понятно, что я хочу? - нагло улыбнулся Тараш и придвинулся ещё ближе. Так близко, что коснулся торсом груди Александры. - Неужели не понятно?
   Физиология и есть физиология. Сашкина грудь напряглась, упруго приподнимаясь. Под блузкой резко обозначились бусинки сосков. Брюнет самодовольно усмехнулся и провел пальцем по одному из натянувших ткань бугорков. Готова!
   Сашка точно была готова. Она протянула руку в сторону, нащупала ручку ведра с водой и, томно произнеся:"Остудись, дорогой", нахлобучила ведро на голову склонившегося к ней мужчине.
   - Вот тебе! Вот тебе! - Сашка стукала по ведру здоровенным томом "Лечебных трав".
   Ведро жалобно звенело.
   - Прекрати! - заорал дезориентированный Тараш, пытаясь отмахнуться от придурковатой особы или поймать её руками.
   Не получалось. Сашка ускользала, успевая стукнуть книгой по ведру ещё раз.
   - Что здесь происходит? - поинтересовался вошедший в библиотеку Кармель.
   - Ой! - испуганно воскликнула Сашка и быстренько освободила мокрого Тараша из жестяного плена.
   Объяснить что-нибудь лорду ни Сашка, ни Тараш не успели. Ледяной лорд всё понял сам.
   Сашка, зажимая обеими руками рот, чтобы не засмеяться в полный голос, любовалась, как Кармель, выкручивая сыночку ухо, вел брюнета по коридору. Зрелище было незабываемое! Тараш был выше отца и поэтому шел рядом с ним, скрючившись. Возможно и от боли.
   Заворачивая за угол вслед за отцом, так и не отпустившим его ухо, Тараш встретился взглядом с рыжей женщиной. Та весело улыбнулась Тарашу и, засмеявшись, послала ему вдогонку воздушный поцелуй. Да не один, а несколько!
   Ссстерва!
  
  Гл. 7. Начало экзамена на зрелость.
  
   Тараш извинился и перед Кармелем, и перед его воспитанницей. К удивлению Сашки, он не уехал, а остался ещё на две недели, бездельничая и лентяйничая. Вставал позже всех в замке, совершал долгие верховые прогулки по окрестностям, время от времени фехтовал с Эриком или отцом. Иногда Сашка заставала его в библиотеке. Тараш читал, развалившись на софе, делая вид, что не замечает её.
   С Сашкой он вел себя странно. Оставаясь с ней наедине, он молчал и ничем не проявлял своего интереса. Если Сашка сидела за клавиром, то он устраивался рядом и терпеливо переворачивал ноты, при этом не пытаясь наклониться слишком близко, задеть плечом или рукой, как раньше. Молчал. Но при всех, за обедами и ужинами, Тараш нередко дружески разговаривал с рыжей женщиной. Именно дружески.
   После ужина Кармель и Сашка по-прежнему беседовали у камина в одной из замковых гостиных. Тараш присутствовал при этом, но снова молчал, делал вид, что читал, хотя Сашка голова была поклясться, что за вечер брюнет не переворачивал ни одной страницы.
   У Мошкиной сложилось впечатление, что Тараш наблюдал за ней. Зачем? Она никак не могла определиться: как относится к этому мужчине?
   Александра старалась не проявлять враждебности к нему. Из-за Кармеля.
   В будущем, Сашка это понимала, ей придется столкнуться с более недружелюбным вниманием окружающих. Тараш был ещё мил с ней, хотя, возможно и делал это ради своего отца.
   Неожиданно Сашке пришло письмо. Удлиненный нежно-сиреневый конверт с золотым тиснением лежал возле столового прибора, когда она вышла к завтраку. Сашка изумленно разглядывала вензель владык Таа. С чего бы это королю или принцу писать ей?
   - О, я вижу, вы получили приглашение, - заметил Кармель, разворачивая утреннюю газету и откладывая в сторону точно такой же конверт.
   - Приглашение куда?
   - На королевский бал, - объяснил Ледяной лорд. - Надо обязательно письменно поблагодарить Его Величество и Его Высочество за столь высокую оказанную вам честь.
   - И заодно отказаться от поездки на бал? - поинтересовалась Сашка.
   Сборище одних мужчин её как-то не прельщало. Хоть балом его назови.
   - Отказаться? - изумился Кармель. - Сашья, даже я дважды в год посещаю королевские балы. Большой Весенний бал, куда мы только что получили приглашение, и Зимний маскарад. Запомните на будущее: если вы получаете приглашение на один из этих королевских балов, вы обязаны на них присутствовать. Даже больной, даже мертвой. Не придти - значит нанести оскорбление Королевскому Дому и заодно расписать в том, что вы готовите заговор против Короны Таа.
   - Отец, - в комнате появился Тараш, - что за нравоучительные речи во время завтрака? Разогреваешь аппетит?
   - Он скорее его лишает, - буркнула Сашка, решив, что обойдется кофе с булочкой.
   - Сашья!
   - Простите, доне Кармель. Я всё поняла, больше так не буду- зачастила Сашка, виновато понурив голову.
   В последнее время ей не доставалось от опекуна.
   Кармель улыбнулся:
   - Надеюсь, Сашья, после завтрака вы учтиво поблагодарите Его Величество и покажете мне, что написали.
   Сашка тоскливо вздохнула, сообразив, что поездки на бал не избежать. Вот чёрт!
   - Думаю, мне стоит поспешить домой, - сказал Тараш, принимаясь за свой завтрак. - Меня ждет такое же приглашение на Весенний бал. Жаль только, что не кому будет проконтролировать мой ответ Его Величеству.
   - Значит, мы увидимся только на балу, сынок? - поинтересовался Кармель.
   - Да, отец.
   Отъезд Тараша не взволновал Сашку. Она была взбудоражена предстоящей поездкой на королевский бал через две недели. Были ещё другие заботы, о которых она не говорила лорду Кармелю. Две недели нервы ей помотали.
   В замке замелькал Леопардер, тот самый стилист, который год назад запихнул Сашку в корсет. Он запорхал вокруг Кармеля, пересыпая свою речь множеством непонятных для Мошкиной слов, явно профессиональных терминов. Так как Сашка постоянно присутствовала при демонстрации новых эксклюзивных моделей, ("Только для вас, мой лорд!"), она, решив пополнить свой словарный запас, то и дело интересовалась, что означает то или другое непонятное ей слово, отвлекая маэстро Леопардера от его прямых обязанностей и получая одобрительные улыбки своего опекуна.
   Помощники модельера, в разной степени завернутые в прозрачные отрезки или обрезки разноцветных тканей, тоже недовольно морщились от Сашкиного присутствия. Когда же Кармель предложил Леопардеру заняться нарядом для донес Сашьи, все трое готовы были грохнуться в обморок.
   Леопардер долго крутил Сашку, всматриваясь в неё, а через неделю притащил на примерку такое, что пришла очередь Мошкиной падать без чувств.
   Во-первых, Леопардер настаивал на том, чтобы не было никаких вульгарных выпуклостей. И Сашку опять затянули в нечто, от чего она тут же утратила способность дышать в полную силу. Родной размер груди исчез, а вместо него появились дивные, по мнению Леопардера, кружевные оборочки!
   Во-вторых, цвет наряда был настолько пронзительно-зеленым, что Сашку тут же затошнило. Нет, она ничего не имела против, ей нравился зеленый цвет. Но не такой же! И вся поверхность ярко-зеленой ткани была усыпана бриллиантами, от чего Сашка, когда её одели и подвели к зеркалам, поняла, что напоминает собой вафлю зеленого цвета, скатанную в трубочку и обсыпанную мелкой сахарной пудрой.
   В-третьих, волосы Сашки разметали по плечам, перевили их множеством звенящих цепочек со сверкающими камешками так, что прическа молодой женщины стала напоминать шевелюру Бабы-Яги, на радостях грабанувшей Кащея Бессмертного и спрятавшей в своих волосах все, что покоилось в сундуке у вредного злодея.
   В-четвертых, вся компания, начиная с лорда Кармеля и заканчивая мальчиком, державшим подушечку с булавками, ждали от Сашки восторгов. Она попробовала их не разочаровать, издав как можно больше восхищенных творением маэстро воплей. Правда, самой Сашке её горловые упражнения напомнили стоны ужаса несчастной жертвы, загнанной облизывающими хищниками. Но произнести что-нибудь другое в тугом корсете было невозможно.
   Впрочем, мужчины восторгами остались довольны. Только Кармель хитро блестел глазами, поняв Сашкино состояние ужаса и безмерной тоски перед зеленой складчато-оборочной фантазией Леопардера.
   Спасибо, что не прозрачной.
   Вернувшись к себе в покои, Сашка как можно дальше убрала в гардероб бальный наряд. Она это не наденет. Никогда и ни за что.
   Затем села обдумывать, в чем же ей всё-таки придется посетить Весенний бал в королевском дворце.
   Сначала Сашка решила, что её появление в костюме типа мужской классической "тройки" возможно не произведет фурора и нездорового ажиотажа. Знаете, черная атласная рубашка, белый жилет, тоже атласный, весь расшитый крохотными шелковыми черными бутончиками роз, (видела Сашка однажды такое чудо в музее), белые классические брюки и приталенный пиджак. Никаких тебе корсетов, никаких утягиваний. Красиво и стильно.
   Хотя в чем-то напоминающем мужские костюмы Сашка всё равно будет притягивать к себе внимание. Единственная женщина. Так что её детская попытка хотя бы в одежде быть похожей на окружающих вызовет неприязненный смех. И зачем ей быть похожей на мужчин, даже в одежде?
   Штаны - вещь удобная и комфортабельная, но красивое, нарядное платье больше подходило для королевского бала. Только вот какой выбрать фасон?
   У Сашкиной бабушки был один любимый сериал, который она могла смотреть без конца. Волей не волей Сашке тоже приходилось наблюдать за героями Джейн Остин. Колин Ферст, Дженнифер Эль, Сюзанна Харкер и другие актеры воссоздавали неторопливую утонченную английскую жизнь начала 19 века, и Людмила Федоровна считала, что делали они это очень достоверно.
   Сашка даже заинтересовалась модой того времени и знала достаточно о платьях ампир, спенсерах, рединготах и токах, чтобы попытаться самой с помощью магии воспроизвести наряд той эпохи. Тем более покрой наряда подходил буквально для любой фигуры и носился без корсета. Б-р-р, корсет!
   Сашка подошла к большому зеркалу и изучающе осмотрела себя. Год не прошел даром. Легкая полнота, вечная Сашкина спутница, давно помахала ей рукой на прощание. Из зеркальной глубины на Александру смотрела вполне симпатичная молодая женщина, пропорционально сложенная и довольно соблазнительная. Высокая грудь, тонкая талия, может быть, немного широкие бедра, но ноги точно были ничего. Эх, жаль здесь некому было оценить такую фигурку. На Таа были совсем другие критерии красоты.
   У Кармеля восхищенно вспыхнули глаза, когда он увидел, в чем Сашка собралась на Весенний бал.
   - Очень хорошо, Сашья, - одобрительно кивнул он. - Вы выглядите восхитительно.
   Сашка победно улыбнулась.
   - Надеюсь, доне Леопардер ничего не будет иметь против того, что я сменила наряд.
   - Я намекну ему, что сам посоветовал такой стиль, - улыбнулся Кармель. - И этот оттенок зеленого вам очень идет.
   Сашка засмеялась.
   Для кого женщина наряжается, причесывается, красится? Для мужчин, чтобы ловить их заинтересованные и влюбленные взгляды? Для подруг и знакомых, мол, пусть завидуют? Нет, она это делает для себя, любимой и единственной. Чтобы чувствовать себя уверенной в любой ситуации, при любом раскладе сил. И Сашка не была исключением.
   Она прекрасно понимала, что ей на Весеннем балу предстоит долгое время торчать под обстрелом чужих глаз, которые будут выискивать её недостатки, поражаться её телесному уродству. Она услышит много нелестных о себе слов, за спиной или в открытую. И она будет одна. Ни владыки Таа, ни лорд Кармель не протянут ей руки для помощи или поддержки.
   Потому что королевский бал для любого мага - это начало экзамена на зрелость.
   Чтобы не думать о том, как она смотрится со стороны, Сашка сделала всё, чтобы выглядеть на все сто процентов. Как женщина, потому что родилась ею. Как леди, которой никогда не была. Как красавица, хотя и не чувствовала себя такой.
   Кармель решил, что в королевский дворец они попадут через портал. Сашка при переходе ничего не почувствовала, только волну теплого душистого воздуха, когда они с опекуном вышли на галерею, ведущую в большую бальную залу. Вокруг было полно народу. Маги не спеша шествовали в зал, кто-то останавливался возле знакомых, перекидывался приветствиями. Сашка уже слышала, как вслед ей несутся пока еще тихие смешки и замечания, и еще выше приподнимала подбородок. Она не сдастся, никому не позволит себя унизить.
   Распахнулась одна из пяти громадных золоченых дверей.
   - Старейший лорд Кармель и его воспитанница, донес Сашья! - Мошкина вздрогнула от басовитого рева.
   Александра вступила на блестящий медовый паркет зала. Под царственные ритмы органа она шла рядом со своими опекуном, Ледяным лордом, опираясь на его руку, и старалась не смотреть по сторонам. Ещё успеет разглядеть всех-всех. Все последние дни Сашка тренировалась ходить по скользким поверхностям и чувствовала, что ни за что не упадет. Сейчас главное приветствовать Его Величество с супругом и не шлепнутся на пятую точку, делая реверанс. Вот и пригодились уроки танцев, которые она посещала по настоянию покойной бабушки.
   "Одуревши от жары, ровно в пять минут второго, шайба вышла из игры, а в игру вошла корова," - почему-то мелькнуло в Сашкиной голове творение Кира Булычёва, и Сашка облегченно вздохнула. Страх, от которого вот-вот начались бы трястись коленки, куда-то испарился, улетучился, выветрился.
   Раз-два-три! Одной рукой Сашка придержала юбку, другой раскрыла веер, взмах - и, склонив голову, присела глубоко и уверено. Никаких киба дачи! Придворный реверанс по всем правилам.
   - Лорд Кармель, мы рады приветствовать вас на нашем Весеннем балу, - голос короля казалось наполнил собой весь бесконечный бальный зал.
   - Благодарю вас, Ваше Величество, - оказывается Кармель тоже изогнулся в поклоне. - Это большая честь для меня.
   - Можете подняться, - разрешил Домэлис.
   Сэл улыбнулся Сашке, с интересом разглядывая её наряд.
   - Донес Сашья, - обратился Его Величество к Александре, - мы рады видеть вас.
   - Ваше Величество, я счастлива, что вы удостоили меня вниманием, - вежливая фраза, которую Домэлис слышал не раз и не два за вечер, прозвучала неожиданно мило.
   Сашка махнула веером, заметив интерес к необычной вещице. У них тут никогда веерами не пользовались? Странно, но пусть полюбуются её выдумкой. К наряду подходит необыкновенно.
   Всё было продумано. Бал Весенним? Весенним. Значит, можно было украсить себя скромными весенними цветочками. Платье в стиле ампир до щиколоток, (такого здесь не видели!), цвета весенней зелени было расшито бисером крохотными букетиками ландышей. Вырез скромно задрапирован нежнейшей кисеей, Сашка не собиралась щеголять декольте. Фишю было сколото брошкой в виде все того же букетика ландышей, но уже из жемчуга. Жемчужные колокольчики ландышей украшали и роскошную "корону" мандариновых волос. С прической пришлось повозится больше всего, но Сашка не жалела. Туго натянутые чулки без единой петли, зелененькие "балетки" с завязками, м-м-м, прелесть!
   И наконец веер. То же с ландышами.
   Ради всего этого стоило владеть магией!
   После благосклонного кивка короля Кармель с Сашкой смогли отойти к стеночке, где народ дружно обступил столы с угощением и выпивкой. Ледяной лорд уже с кем-то беседовал, Александра украдкой разглядывала окружающих. Мда, мода на прозрачные ткани достигла на Таа своего пика. По крайней мере, Сашке показалось, что половина присутствующих щеголяло в этаких сквозных разлетайках и разрезанных вдоль и поперек штанах. Лучше не смотреть.
   Когда красоты, мужской, вокруг много, то это уже перебор, господа. Хочется чего-то необычного, солененького. Поэтому саму Сашку разглядывали беззастенчиво, в упор. Презрительно, брезгливо. Натыкались на насмешливый взгляд прозрачных, как осенняя вода, глаз, отворачивались и... снова смотрели. На этот раз с интересом и любопытством. Сашка уже услышала недвусмысленные комплименты про "жировые мешочки", сделала вид, что не поняла, о чем пытался ей намекнуть сосед справа с улыбкой людоеда. Ведер в зале не было, а вот фарфоровые вазы присутствовали. Но Домэлис с Сэлом не поймут, если она устроит Бородинское сражение на Весеннем балу. Поэтому слушаем, смотрим и терпим. Сколько можем.
   Танцы напоминали собой вальсы и кадрили "кто во что горазд". В исполнении одних мужчин это выглядело для Сашки довольно комично, она то и дело прикрывалась веером, пряча неприличный смех.
   Но ей стало не до смеха, когда перед ней склонился, приглашая на вальс, Его Величество. Пришлось вспоминать уроки лорда Кармеля. И, судя по улыбке короля, она справилась.
   Кармель одобрительно кивнул ей, не прерывая разговора с кем-то из своих знакомых. Он уже успел покружиться в танцах.
   Потом Сашкиным партнером стал Сэл. Он уверенно вел Мошкину под музыку и одновременно негромко рассказывал ей, что им с Домэлисом не хватает её, Сашки, за ужинами. Не желает ли Сашья остаться при дворе? Нет? Как жаль!
   После внимания короля и принца Сашка недолго украшала собой пуфик у стенки. К ней началось настоящее паломничество. Сказать что-то замаскированное дерзкое и неприличное, поинтересоваться планами на будущее, пригласить на танец, ущипнуть, притиснуть к себе посильнее. Сашка отбивалась как могла и умела, и чтобы со стороны было незаметно. Пришлось вспомнить многие так и неосуществленные идеи детства. В итоге у пошляков склеивались зубы карамелью и мармеладом, кто распускал руки, получал чувствительные пинки и уколы неизвестно откуда. А планы на будущее и самой Сашке были пока неизвестны.
   - Донес Сашья, позвольте пригласить вас на танец.
   Если Кармеля называли "Ледяным лордом", то лорд Матти, как он представился Сашке, вполне годился на роль Императора Холода. Странное сочетание кипенно-белых волос, темных бровей и льдисто-голубых глаз. Высокий. Широкоплечий.
   Сашка загрустила. Вот как такому ответить на пошлости или на желание пощупать женщину?
   Но лорд Матти вел себя на удивление образцово. Улыбался, конечно, с чувством превосходства, но так и земные красавцы-мужчины улыбались, мол, милая, видишь какой я и какая ты, и кто из нас главный. В общем терпимо.
   Поинтересовался, каково живется под опекой лорда Кармеля. Посетовал, что тот его опередил, что он, Матти, не успел обратиться к Его Величеству, опоздал на десять минут, не поверите, на десять минут, иначе бы донес Сашья была сейчас под опекой Матти. И им было бы очень хорошо вдвоём. Никто бы не посмел тронуть Сашью пальцем. А языки Матти всем бы оторвал, чтобы они не смущали милую донес.
   Сашка на автомате отвечала что-то благоразумно-учтивое, мол, она и не рассчитывала, что такой прекрасный и удивительный кавалер заинтересуется ею, как опекун.
   - Поверьте, очень заинтересовался, - улыбнулся Матти. - И не как опекун.
   Сашка вспыхнула румянцем. Опустила ресницы в смущении, совершенно не зная, как реагировать на явный намек продолжить или разговор, или отношения.
   - Мы ещё потанцуем с вами, - предупредил Матти, легонько касаясь поцелуем её перчатки, - и поговорим обо всем.
   Сашка почувствовала себя усталой. И то, пора, третий час бальной экзекуции. Надо было где-то передохнуть. И Мошкина выскользнула на террасу. Она устроилась на скамье возле перил и, отвернувшись от больших застекленных дверей, где мелькали пестрые мужские фигуры в фантастических нарядах, засмотрелась, как в королевском парке зажигается иллюминация, множество крохотных причудливых фонариков, развешанных по ветвям деревьев и кустарников, а то и вовсе парящих веселыми стайками над ручейками, прудами, заводями.
   Сашка внезапно до слез захотела домой. В свою комнатку, на работу, на улицы обычного города. Пусть там не было никакой магии, пусть там ей не светил бал в королевском дворце, а только дискотека в клубе. И не было там потрясающе красивых мужчин. Но там она знала как поступать, знала правила игры, и только от неё самой зависело, будет ли она играть. А здесь... Даже спустя год всё было чужим, здесь ей по-прежнему не было места.
   Зачем она тут? Что её ждет впереди?
   - Донес Сашья, пожалуйста, выпейте воды, - раздался знакомый голос.
   Сашка смахнула слезы и взяла из рук Тараша бокал с чистой холодной водой:
   - Спасибо.
   Брюнет сел рядом. Сашка на него покосилась, но промолчала. Полезет, опять получит. Даже без ведра и книги.
   Тараш впервые увидел рыжую женщину плачущей. Не бьющейся в истерике или бурно проливающей потоки слез, как обычно поступали женщины, которых он знал в другом мире, а тихо и незаметно плачущей. Почему? От чего? Кто-то обидел? Или..?
   А если бы он, Тараш, внезапно очутился в чужом мире? Лишился бы магии? Не имел бы возможности вернуться в свой привычный мужской мир? Смог бы он приспособиться к новому миру, где он был бы странным чужаком, которого бы все вокруг ненавидели, избегали и не любили?
   Женщина. Наблюдая за ней в замке отца, Тараш понял, что столкнулся с удивительным экземпляром женской породы. Ни плаксивости, ни капризов, ни болтливости, ни навязчивости. Да, у неё не все и не всегда получалось, да, у неё бывало плохое настроение, но Сашья предпочитала, упав, подняться и идти дальше, не рассчитывая на чью-нибудь помощь. Даже Кармеля, своего опекуна она тревожила редко, самостоятельно разбираясь со своими проблемами.
   Тараш знал, как трудно завоевать расположение отца или его служащих. А Сашье это удалось. Практически все мужчины из Кармель-кастла отзывались о рыжей женщине если не с уважением, то без пренебрежения и омерзения.
   Услышав легкие быстрые шаги, Тараш мгновенно затащил изумленную Сашку в какую-то нишу, полностью скрытую плетями вьющихся роз. Зажал Сашкин рот ладонью, прижал к себе, ощущая, как сильно и встревожено бьется женское сердце. Укрыл обоих черным плащом, который был накинут на плечах.
   - Итак, план требует небольшой доработки? - кто-то поинтересовался у своего собеседника совсем рядом с укрытием Сашки и Тараша.
   - Если верить свидетелям, женщина очень сильный маг, и бесследно убить её практически невозможно.
   - Мальчишка в курсе этого?
   - Нет. Он знает ровно столько, сколько положено.
   - Пусть продолжает свои попытки убрать женщину со своего пути.
   Тараш видел, как Сашкины глаза широко распахнулись, и покрепче прижал ладонь к мягким губам. Тело рыжей вздрогнуло, напряглась. Нет, закричать он ей не даст! Не сейчас!
   Сашка кричать не собиралась. Она лихорадочно думала. То, что она считала несчастными случаями, было покушениями на её жизнь. Её хотят убить! Кто? Почему? За что?
   Когда таинственные незнакомцы ушли с террасы, Сашка выпуталась из объятий, нет, скорее из захвата Тараша. Поправила платье, волосы.
   - Вернемся в зал через разные двери и в разное время, - предложила она деловито.
   Тараш вытаращился на неё.
   - Вам нужны сплетни, что вы провели время с женщиной, да ещё наедине? - ехидно поинтересовалась Сашка. - Не боитесь за свою репутацию?
   - Хорошо, - раздраженно огрызнулся Тараш. - Идите первой.
   Когда Сашка подошла к дверям, окликнул:
   - Кармелю говорить о покушениях?
   - Я скажу сама, если что, - мотнула головой Сашка. - У него со мной и так забот хватает.
   - Это точно, - процедил сквозь зубы Тараш.
   Не успела Мошкина вернуться в бальный зал, как к ней пробрался Гре.
   - Донес Сашья, Его Величество желает видеть вас, - сказал он.
   Музыка смолкла. Маги наблюдали, как женская фигурка в платье цвета весенней зелени в сопровождении личного королевского пажа подходит к трону Его Величества.
   - Донес Сашья, - мягко произнес Домэлис, - сегодня начинается ваша самостоятельная жизнь в мире Таа. Мы подумали и решили вручить вам права на Заклятый Остров.
   По залу прошел какой-то непонятный гул.
   Сашка присела в реверансе:
   - Благодарю вас, Ваше Величество.
   Тараш тем временем протиснулся сквозь толпу к улыбающемуся Кармелю.
   - Ты доволен? - спросил он отца.
   - Да, - кивнул Кармель. - О такой соседке можно только мечтать.
   - Тебе она нравится?
   Кармель спокойно и ясно посмотрел на своего взрослого и чем-то встревоженного сына. Опять ревнует?
   - Она мне очень нравится, - ответил он.
   Тараш облегченно вздохнул. Его предположение о влюбленности Кармеля в Сашью оказалось правильным.
  Возле лорда Матти был слышен совсем другой разговор.
   - Думаешь, это ссылка?
   - Бессрочная. Сам знаешь, что такое Заклятый Остров.
   Матти отпил вина и улыбнулся.
   Путь к женщине был свободен.
  
  Гл. 8. Хозяйка.
  
   По образованию Сашка была филологом-германистом, так же как и бабушка. И именно Людмила Федоровна мечтала, что внучка будет преподавать в университете, продолжит династию Мошкиных. Но в магистратуру с первого раза Сашка не поступила, поэтому и оказалась в библиотеке.
   После смерти бабушки Александра не только крутилась на работе или репетиторствовала, она продолжала заниматься, надеясь, что рано или поздно магистратура, а там и аспирантура станут реальностью. И вела своё маленькое немудреное хозяйство, как могла и на что могла, хотя будущая свекровушка была не лестного мнения о Сашкиных хозяйственных способностях.
   Но что было делать с целым островом, который теперь принадлежал ей?
   В документы на Заклятый Остров, присланные из Королевской канцелярии, вцепился Арлис, секретарь лорда Кармеля. Он досконально изучил каждую черточку, каждую точечку на бумаге и объяснил Сашке её права, как владелицы крупного земельного владения. К правам прилагались подробная карта Острова и столько обязанностей, что Александра взвыла и в прямом смысле слова схватилась за голову от надвигающейся паники: справится ли она со всем?
   Это в мечтах хорошо воображать себя хозяйкой имения, этакой благородной мадамой в модном туалете, порхающей мотыльком с одного великосветского раута на другой. В действительности владеть чем-то, иметь что-то своё - значит нести полную ответственность за это что-то, будь то булавка или целый остров.
   Хорошо и надежно живется в Кармель-кастле, где всё отлажено и крутится, как часовой механизм. Ты встаешь утром и знаешь, что о еде позаботятся, что в комнатах приберутся, что тебе можно заниматься своими делами, не мешать и ни во что не вмешиваться.
   Но как на совершенно пустом месте построить "новое", чтобы оно работало, жило, дышало?
   У самой Сашки возникло столько вопросов, что вокруг неё мгновенно образовался легкий водоворот из домочадцев опекуна, готовых удовлетворить её любопытство и завалить вещами, необходимыми, по их мнению, на новом месте жительства. Охре упаковывал чуть ли не десятый комплект кухонной утвари, пятый набор кастрюль и сковородок, и седьмой позолоченный сервиз на сто двадцать персон, вытащенный из необъятной кладовки. Ирри складывал пакетики семян и писал длиннющую инструкцию к ним, обговаривая заодно свое посещение Острова, чтобы заняться обрезкой сохранившихся там фруктовых деревьев.
   Поговорив с Кармелем, Сашка решила, что первым делом надо съездить на Остров, осмотреться, что там надо сделать, построить жилье, а уж потом перевозить многочисленные коробки. И бросать библиотеку на Арлиса не хотелось, хотя тот заинтересовался составлением каталогов и правильной расстановкой фонда. Ох, то есть книг.
   К обитателям Кармель-кастла присоединился мэтр Леопардер. После Весеннего бала он появился в замке с кислющей физиономией. Ещё бы, женщина не одела наряд, придуманный самим магистром прекрасного и изящного. Кошмар! Трагедия!
   Сашка долго извинялась перед модельером, а потом вместе с ним закопалась в собственном гардеробе. Леопардер только руками всплескивал и ахал. Конечно, он не собирался наряжать своих клиентов в женские платья, но джинсы, комбинезоны и полукомбинезоны его очаровали. Как и Сашкино нижнее белье.
   Что носили в мире Таа вместо трусов? Панталоны до колен. Льняные или шелковые, с оборками, с кружевом, с атласными лентами. Когда Сашка впервые увидела такое, она долго смеялась.
   Леопардер загорелся, глядя на рисунки Сашки. Рисовала она не бог весть как, но разобраться было можно, где "боксеры", где плавки, где семейные трусы. Фантазии Александры на многое хватило. А когда она объяснила опешившему Леопардеру, что такое мужские стринги, и как их правильно носить, тот притащил с собой нотариуса, предложив Сашке заключить контракт: её идеи плюс его реализация, демонстрация, связи. Проценты Сашку устроили, с благословления опекуна контракт был подписан. А первая модель симпатичных "боксеров" была тут же преподнесена Ледяному лорду.
   Сашка надеялась, что первый показ нижнего белья модного дома "Леопардер" проедет без эксцессов. Новшество было сногсшибательно. Особенно стринги.
   Сам Кармель от всей этой суеты, поднявшейся в замке, скрывался у себя в кабинете. Он давил в себе желание просить Сашку остаться жить с ним в замке и никуда не уезжать. Он привык к своей воспитаннице, она ему нравилась. А ещё Ледяной лорд боялся за неё, чувствуя каким-то звериным нюхом, что женщине грозит опасность, что вокруг этого слабого, нежного и беззаботного существа сжимается отвратительное кольцо чего-то страшного и ужасного. Так когда-то он чувствовал заговоры против Риванта.
   Но не отпустить он Сашку не мог. Она была взрослой, совершеннолетней по меркам своего мира, получила право жить отдельно и самостоятельно, и бешено отстаивала это право. Правила экзамена на зрелость были таковы, что их не перепрыгнуть. Король разрешил, да здравствует король! Хотя Кармель уговаривал Домэлиса не торопиться давать Сашке полную самостоятельность. Эх, рано, всё было рано!
   Можно было сколько угодно возражать против решения Его Величества, но возражать втихомолку, про себя. Он, Кармель, никогда не был и не будет бунтовщиком.
   Предложить Сашье стать "парой"?
   Это стоило хорошенько обдумать. К тому же девочка никуда не девалась. Остров со всех сторон был окружен владениями Кармеля, час езды до моста. Ледяной лорд уже подал заявку на портал, соединивший бы Заклятый Остров и Кармель-кастл.
   Его беспокоил так же лорд Матти. С чего вдруг его ровесник, известный своей нетерпимостью к женщинам, вдруг проникся к Александре каким-то болезненным интересом? Стал заглядывать в Кармель-кастл вроде как к хозяину, а сам то цветы Сашке передаст, то письмо, то, встретив Мошкину, нежно улыбается, а в глазах загорается странный непонятный огонек. О Матти ходило много разных слухов, как о любовнике, одновременно страстном, нежном и жестоком. Хорошо ещё, что девочка не ведется на обаяние Императора Холода и не дает тому никакой надежды на что-то большее, чем просто дружеское общение, знакомство.
   Конечно, Сашка замечала, какими взглядами обменивались опекун и Матти, как настороженно Кармель следил за белокурым магом-искусителем, обволакивающим Сашку своим обаянием и очарованием. Матти то и дело намекал девушке, что между ними с Весеннего бала образовалась некая астральная связь, что они предназначены друг для друга, что Сашка - единственная, кто поймет израненную изменами и несовершенством мира душу мага. Угу! Пелось это приятно, но рыжая зараза, живущая внутри Мошкиной, ехидно посмеивалась не только над ненавязчивым ухаживанием лорда Матти, но и над нахмуренными бровями Ледяного лорда. Кармель переживал за неё! Тревожился!
   Иногда Сашке хотелось обнять "персиковую карамельку" и шепнуть на ушко, что она всерьез не воспринимает ни одного слова Матти, и сердце её молчит. А ещё до жути хотелось потискать Кармеля, чтобы он хоть немножко ожил, избавился от оболочки замороженного аристократа.
   Заклятый Остров, если судить по карте, представлял очертаниями нечто округлое, с несколькими довольно углубленными в сушу заливами. По размеру владения Александры были чуть меньше диаметра МКАД, но место нашлось и горам, настоящим, суровым, и минеральным источникам, и водопадам, и нескольким речушкам, и лесам, и лугам. Было даже озеро!
   Хорошо, что Кармель подарил Сашке Булюля, пешком она вряд ли смогла бы обойти свои владения и быстро выяснить, что пригодных участков для постройки собственного дома на Острове было три. Легче всего возводить дом на месте развалин. Старые стены словно оживали и принимали нужную магу форму, лучше корректировались. Тем более и людские поселения на Земле тоже чаще строились на месте старых.
   Развалин на Острове имелось трое.
   Во-первых, это развалины замка. Если честно, там Сашка трогать ничего не хотела. Обвитые плющом и виноградом трехэтажные руины смотрелись романтично и предавали всей местности респектабельный вид. Если на острове обитали живые или неживые существа, то они вероятно жили именно в развалинах, и тревожить их Сашке не хотелось. Да и зачем ей целый замок, скажите на милость? Пауков по углам разводить или приведений на чердаке?
   Во-вторых, рядом с минеральными источниками обнаружился настоящий деревенский домик в староанглийском или шотландском стиле, этакий фермерский коттедж, сложенный из камня, с торфяной крышей. Правда, стекла домика были разбиты. На трубах свили гнезда крокоптички, поднявшие при Сашкином появлении гвалт. Внутри пахло мышами и гнилью.
   - Что собираешься делать? - поинтересовался густой мужской бас за спиной у Сашке, когда она разглядывала камин.
   Сашка подпрыгнула от неожиданности и обернулась, тут же зажав себе рот обеими руками, чтобы не заорать.
   В дверях, опираясь на косяк стоял скелет! Настоящий скелет!
   - А, - качнул скелет блестящей черепушкой. - Понятно. Я знакомиться пришел. Я - Дуэн, здешний сторож.
   - Дуэн? Сторож? - просипела Сашка. - А почему я вас не встречала раньше?
   - Когда на Остров приезжали? - уточнил Дуэн. - Так я не показывался. Вижу, гуляешь культурно, ничего не разрушаешь, не пьянствуешь, так зачем пугать раньше времени?
   - А другие, значит, разрушали? - поинтересовалась Сашка.
   - Безобразничали, - пробасил скелет. - Тем более прежний хозяин мужчин не долюбливал, близко их сюда не подпускал. Вот они после его смерти и пытались оторваться по полной.
   - А ты не дал?
   - У меня указания четкие были: никаких мужчин. Так ты теперь тут хозяйкой будешь?
   - Вроде как хозяйка, - кивнула Сашка.
   - Это хорошо, - голос у скелета потеплел. - Моя хозяйка.
   Дуэн оказался словоохотливым, если не сказать болтливым созданием. Намолчавшись за сотни лет, он с удовольствием взялся просвещать Сашку. О прежнем хозяине мог сказать, что тот предпочитал жить один в этом домике, вроде как предавался воспоминаниям. Проводил опыты, но в последние годы только много читал. Дуэн был при нем слугой, сторожем, конюхом, садовником, хотя в земле ему не нравилось копаться. За что хозяин обеспечивал верного помощника одеждой и париками.
   Только вот весь гардероб Дуэна пришел в негодность, расползся от старости и ветхости. Новая хозяйка не поможет?
   Новая хозяйка в следующий свой приезд приволокла столько всего, что Дуэн, если бы мог, то расцвел бы. Оказалось, скелет обожает женские тряпки, и чем больше на платьях оборочек и рюшечек, чем для него лучше. И парики тоже любил женские, с завитыми локонами, косичками и челками.
   Вид скелета в платье "а-ля Скарллет", с блестящими завитушками прически и трубкой в зубах, (батюшки, он ещё и курит!), был преуморительный.
   Домик у минеральных источников Сашка восстановила, то есть преобразовала. Для проживания и для экспериментов сойдет. Дуэн о преобразовании коттеджа отозвался положительно, тем более там нашлась комнатка и для него, и для его гардероба.
   - Только тебе, хозяйка, дом побольше нужен. Представительнее, - высказал он свое мнение. - Гости будут приезжать?
   - Не думаю, что гостей будет много, - фыркнула Сашка.
   - Всё равно дом нужен посолиднее, чем это бунгало, - скелет закурил трубку.
   Сашка хихикнула. Объяснила Дунечке на свою голову некоторые архитектурные термины, он теперь ими пользуется.
   Дунечка показал ей место третьих развалин. Сохранившиеся остатки фундамента были еле видны в высокой траве посреди одичавшего сада. Недалеко были опушка леса, берег озера и мост. Место солнечное, пахнущее луговыми травами и цветами. Странно, что прежний владелец Острова не остался жить здесь, а забился на север, к горам.
   Сашка подошла к постройке своего дома со всей серьезностью. Она отыскала в библиотеках Кармель-кастла и королевского дворца книги по канализационным, водяным и отопительным системам, каминам и печкам, по постройке домов. Наконец, она рисовала планы домов, советуясь с Дуэном-Дунечкой, с Кармелем и его домочадцами, разбираясь в каталогах строительных и отделочных материалах, отыскивая нужные заклинания и магические формулы. Даже Тараш, приехавший зачем-то к отцу, вынужден был пересмотреть все Сашкины проекты и рисунки, чтобы что-то посоветовать. Посоветовать не посоветовал, но совиными глазами на воспитанницу отца потаращился.
   Это был её дом. Дом-мечта. Дом для души. Не замок или дворец, нет. Для замка и дворца требовались служащие, слуги, а кто пойдет служить к ней, к женщине?
   Просто дом. Надежный, крепкий, уютный, теплый дом, где могли найти приют друзья. А друзьями Сашка считала Кармеля, Домэлиса и Сэла. Ну, ещё пару-тройку магов из домочадцев опекуна.
   Мошкина вспомнила один проект подруги, учившейся на архитектора. Аська сдавала тогда то ли какой-то зачет, то ли курсовую, но её куратор отрицательно отозвался о двухэтажном особнячке с мансардой и цокольным этажом, а Александре почему-то из всех Аськиных фантазий именно особнячок и понравился. Может потому что он был без всяких изысков и лабиринтовых завихрений. Сашка нарисовала этот милый проект, что-то убрала, что-то добавила и начала претворять в жизнь.
   В цокольном этаже располагались несколько кладовых с винным погребом, - на последнем настаивал Кармель, обещая помощь в пополнении алкогольного стратегического запаса, - , магический тренировочный зал, лаборатория и комнаты Дуни, где установили дубовый гроб с мягчайшей постелью, зеркала, развесили по шкафам его обширнейший гардероб и расставили болванки с париками.
   На первом этаже Сашка устроила гостиную с камином и кухню со столовой. Из столовой можно было выйти на террасу, овитую виноградными лозами. На втором этаже были спальни, в том числе и та, которую Сашка выбрала для себя, любимой. На третьем библиотека, пусть и не такая шикарная, как у Кармеля или Дома с Сэлом, кабинет и ещё одна спальня. Всё, если не считать трех холлов, ванн, санузлов и балкона.
   На берегу, возле самых мостков, Сашка собственноручно, провозившись две недели, построила симпатичную беседку, больше похожую на навес с деревянным полом. Но этой беседкой-навесом Сашка гордилась больше всего.
   А ведь были ещё и цветники, и огород, и сад.
   Потом оказалось, что нужны были и конюшня, и место для повозки. Тайеры были неприхотливые создания, могли и на лугу пастись, но мало ли что могло случится. Кроме Булюля, на котором Сашка ездила верхом, Кармель презентовал ей шикарную повозку и несколько мелких тайеров, ростом с исландских пони, их Сашка видела когда-то в зоопарке. Ящеро-лошадки были отлично приспособлены не только для верховой езды, но и для работы в поле, и для перевозки различных грузов.
   Сашка лично убедилась в этом, когда съездила на своих "пони" в Шейбе, город, расположенный во владениях лорда Кармеля. Горожане из всех сил старались не таращиться на женщину, а она с интересом изучала витрины лавочек и магазинов, прикидывая, что ей понадобится прежде всего.
   Сашка ездила в Шейбе не один раз, так что скоро к ней привыкли. Тем более её иногда сопровождал или сам Кармель, или Ирри, или Охре, а к этим господам горожане относились с уважением. Раз Ледяной лорд и его домочадцы спокойно общались с рыжим недоразумением Таа, то и прочим магам можно было и поздороваться, и поговорить с женщиной. К осени Сашка в Шейбе обросла кучей знакомых.
   Почему-то Александра интересовала всех. Как хозяйка Заклятого Острова.
   Гл. 9. Рыжая, - бесстыжая. Тараш осторожно отогнул веточку куста и взглядом нашел пятую точку рыжей личности Точка была туго обтянута какими-то пятнистыми штанами. Личность лежала в кустиках, маскировалась под увядшую травку и пожухлую листву. На голове у неё было что-то черное, полностью скрывающее пожар волос. Что она тут забыла? Нет, что он здесь забыл?! Вместо того, чтобы послать своих подчиненных проследить действия донес Сашьи, он сам караулит её под октябрьским дождиком. Зачем? Потому что Сэл попросил присмотреть? Или от того, что Кармель намекнул на опасность, грозившую его воспитаннице? Так ведь бывшей воспитаннице, бывшей. Или воспитанницы, как и дети, бывшими не бывают? Тарашу было жалко посылать своих парней на это идиотское задание. Рыжая обязательно втянула бы их в какую-нибудь историю, оставшись при этом невиноватой. Заставить её сидеть тихонько на Острове, шебуршать там чем-нибудь, готовить варенье, компотики или соленья, которые у неё получались бесподобно, это Тараш распробовал за столом у отца? Не заставишь! Авантюристка рыжая! Таскайся за ней по кустам и оврагам. Кого она выслеживает, и что будет этому несчастному, что она с ним сделает? Наденет ведро на голову и постучит по нему, как по барабану? Или она припасла нечто пикантное, вроде тех кружевных треугольничков на веревочках, от которых сейчас все сходят с ума. Да-а-а, когда мэтр Леопардер на своем показе модной одежды сначала продемонстрировал модели нижнего белья, заставив всех открыть рты нараспашку, а потом вывел из-за кулис донес Сашью и объявил, что идеи были её и только её, зал зааплодировал. Чему? Разврату под названием "стринги"? Тараш понял, что получил сильнейший удар ниже пояса, когда его собственный временный секспартнер обнажился до этого самого кружевного безобразия. Рыжая зараза своими "стрингами" лишила его законного секса в выходной день! Потому что, глядя на легкие прозрачные оборочки, Тараш внезапно секса расхотел. Напрочь. А что устроил канцлер Юрегес, когда во дворце потеряли одновременно и короля, и принца-консорта! Канцлер вопил о похищении правящих особ так, что стены зашатались. Хорошо, что Тараш вспомнил о приглашении на новоселье, которое получил от Сашьи неделю назад. Получил и благополучно забыл про него. Идти-то он не собирался. А вот Сэл и Его Величество никого не предупредили и отправились в гости. Юрегес орать на них не решился, и Тараш остался крайним. По вине рыжей женщины! Если бы она не устроила чертово новоселье, то король и принц тихо, мирно сидели бы во дворце и занимались бы государственными делами, а не ловили ртами яблоки в бочках с водой. Дом и Сэл вообще стали часто пропадать у Сашьи на Острове, словно там намазали медом. Нет, не медом, вареньем! Яблочным, вишневым, крыжовенным, абрикосовым. И оба полюбили оладьи и блинчики, которые можно было есть руками. Сейчас Тараш мок в кустах, пытаясь понять, что задумала Сашья. Куда её понесло? Туда нельзя! Тараш ужиком проскользнул по земле и накрыл собой тело девушки. - Хрк, - вырвалось у неё. Сашка попыталась отбиться от насевшего на неё бугая, выползти из-под него, но железные руки не выпускали, держали крепко. Спихнуть с себя этого кабана тоже не получалось. - Пусти, - прошипела Сашка. - Тяжело... Раздавишь! Парень, навалившийся на неё был не только тяжелым, но и почему-то горячим. Настолько приятно горячим, что вместо того, чтобы окончательно избавиться от мужчины, ну, хоть как-то, даже с помощью магии, Александра клещом вцепилась в него, прижалась, и они куда-то покатились, покатились, покатились, собирая на себя листву, грязь, ветки. Остановились. Внезапно встретив на пути дерево. Тараш так и лежал на Сашке, не пытаясь подняться, потому что было приятно чувствовать её под собой, ощущать все эти мягкие изгибы и выпуклости, такие упругие, нежные. Тараш смотрел прямо в широко распахнутые, удивленные глаза рыжей заразы и понимал, что ему до безумия хочется секса. Именно с ней, с Сашьей. Прямо сейчас. Он провел рукой по её вздрогнувшему боку, погладил по бедру, сжал его и тут же получил лбом в нос. Больно! - Ты! Гад! - заорала Сашка, узнав Тараша. - Я тебе руку сломаю! - Ты мне нос чуть не сломала, - ощупал пострадавшую часть лица Тараш. - Ещё успею, - пообещала девушка, вставая и отряхивая с себя налипший мусор. - Откуда ты взялся? - Куда ты собралась? - рыкнул Тараш, поднимаясь с земли. - Тебе какое дело? - Если в "Зелень", то я туда тебя не пущу, - предупредил мужчина. - Делать там тебе нечего. - Это кто решил? - возмутилась Сашка. - Я решил. - Ты мне кто такой, чтобы меня туда не пускать? Отец, брат, муж? Я совершеннолетняя! - Да плевать мне, сколько тебе лет! Повторяю для глухих: тебе там делать нечего! Сашка фыркнула и пошла прочь. В сторону таверны. "Паразитка! - выдохнул Тараш. - Вот куда её несет, а?!" - Ты понимаешь, что там опасно? - догнал он девушку. - Тебе голову снесут, как цыпленку. - Это мы ещё посмотрим, - успокоила его Сашка, деловито шагая дальше. Тараш застонал. Сэл с Кармелем его четвертуют! "Зелень" была одним из тех мест, где развлекался молодняк. Каждый месяц таверну аккуратненько сносили чуть ли не до фундамента, разбивая окна, вышибая двери, круша столы и стулья. Там играли в карты и кости на кристаллы, подписывая расписки на такие суммы, что королевской казны не хватило бы расплатиться по нескольким из бумажек. Там спорили, устраивая невероятные пари и соревнования, делали безумные ставки, учиняли разнузданные и развратные непотребства. Там нечего было делать женщине. Нечего. Это был элитный мужской клуб. - Тебе туда очень надо? - спросил Тараш Сашку. - Очень. Мне поговорить с одним парнем надо, а он там чаще всего зависает. В других местах его не поймать, - не оборачиваясь, буркнула она. - Хорошо, я пойду с тобой, - объявил Тараш в спину Сашке. Та притормозила. - Зачем? - повернула к нему голову. - Или ты идешь в "Зелень" со мной, или вообще туда не идешь, - пригрозил Тараш. - Вызову Кармеля. Сашка поморщила нос: - Ладно, идем вместе. Кармель не должен об этом узнать. - Вот и умничка, - выдал неожиданно для себя Тараш. - Только надо немножко замаскироваться. Он отряхнул свой темный плащ, замотал в него Александру, а её волосы стянул резинкой и спрятал под капюшон, чтобы ни одна прядка не мелькнула. В таверне пьяно горланили не очень приличную песню. Тараш мельком заглянул в обширный прокуренный зал и шепнул подскочившему к нему хозяину: - Нам бы отдельную комнатку. Хозяин окинул взглядом Тараша, его невысокого спутника и понимающе кивнул. Улыбаясь во весь рот, он проводил гостей на второй этаж, где размещались особые кабинеты. Тараш буквально тащил Сашку, приподнимая её над полом. Не дай Звезды запнется, упадет, вся маскировка пойдет к демонам под хвост. Сашка особо и не сопротивлялась. Из-за надвинутого на самые глаза капюшона она полностью потеряла ориентацию в пространстве. Приходилось довериться сильным мужским рукам. Видеть Александра ничего не видела, кроме грязного пола под ногами, зато слышала хорошо. И было как-то тревожно, когда совсем рядом раздавались томные вздохи, эротические вскрики и всхлипы, нежное воркование и звуки поцелуев. Вспомнилось, что она сама живет без нежности и ласки вот уже полтора года. Или даже больше. Эх... Куда её Тараш привел? В бордель? Так "Зелень" вроде как таверна. Комнатка, предложенная хозяином, была на удивление чистенькой, со свежим бельем на большой кровати и парочкой стульев по углам. Хозяин хмыкнул, аккуратненько поставил на угловой столик запотевший кувшин с вином, пару бокалов, клятвенно заверил, что благородных донери тревожить не будут, и вручил Тарашу ключ от двери. Сашка, едва за хозяином закрылась дверь, скинула капюшон и вытерла пот со лба. Она недовольно надула губы, но сказать ничего не успела. - Ты знаешь, что это такое? - поинтересовался Тараш, показав ей вытащенный из-за пазухи медальон. Усмирять бешеных зверей так усмирять по полной программе. Сашка удивленно и благоговейно рассматривала рисунок медальона. - Ох, ты! Это же знак главы Тайной Королевской службы, - Сашка подняла глаза на стоявшего перед ней мужчину. - Ты - глава Тайной службы? - Не ори. - Извини, не буду. - Да, я глава. Вместо того, чтобы заниматься важными и нужными королевству делами, я тебя караулю, - обозлено прошипел Тараш. - Тебе поиграть в шпионов захотелось! - Ты ничего не знаешь! - вскинулась Сашка. - Вот сегодня и узнаю. Мне твои тайны вот где, - Тараш провел ребром ладони по своей шеи. - Отец беспокоится за тебя, каждый день сообщения шлет. Сэл велел за тобой следить, чтобы ничего не случилось. У меня желание запереть твою личность в тюремной камере, но ведь выберешься оттуда, рыжая зараза! Сашка возмущенно засопела. Скотина! Его никто не просит следить за ней и выручать. Мало ли что принц-консорт просил или приказал. Она сама справится! - Пока я тебе все рассказываю и объясняю, нужный мне человек может уйти, - сказала она. - А если я с ним не поговорю, то ничего рассказывать тебе не буду, хоть ты будь трижды главой Тайной Королевской службы. Вот! - Шантажистка! - Какая есть! Тараш несколько секунд полюбовался Сашкой, потом примирительно предложил: - Ладно, говори, с кем ты поболтать хотела, я тебе его сюда приведу для общения. - Янтеро. Он помощником у мэтра Леопардера работал. Такой симпатичненький, с золотыми локонами, - зачастила Сашка. - Угу, - кивнул Тараш, - у него родинка на правой щеке, маленькая, в форме звездочки. Так, сидишь здесь тихо, как мышь в мешке с зерном. Я тебя закрою. Ни в камин, ни в окно не лазить и не смотреть. Ясно? - Ясно. Чего я в камине не видела? - А вдруг наверх полезешь? - прищурился Тараш. - Застрянешь в трубе, доставать не буду. - Дурак! За полчаса, пока Тарша не было в комнате, Мошкина перетрогала всё, что висело на стене: плетки, веревки, какие-то непонятные палки и загогулины, предназначенные черт знает для чего. Секс-шоп? Господи, только не говорите мне, что тут увлекаются БДМС! Сашке приглянулась одна плеточка, небольшая такая, как раз ей по руке. Девушка даже помахала ею для развлечения. Так её и застукал Тараш, Сашка не успела спрятать руку с плеткой за спину. - Развлекаешься? - спросил Тараш, заталкивая в комнату высокого блондина, тревожно зыркающего по сторонам. - Ты сказал про "не лазить" и " не смотреть". "Не трогать" в инструкции не было, - огрызнулась Сашка. - Сама не догадалась? - Интересно же. Вот зачем нужна вон та штучка? - невинно похлопала ресницами Александра. Брюнет и блондин переглянулись и дружно потупились. - Понятно, - протянула Сашка. - Стринги отдыхают. - Ты поговорить хотела, - напомнил Тараш. - При тебе? - При мне. Я кое-чем разжился, - Тараш поставил на столик чернильницу с пером и бумагу. - Будем записывать показания. Янтеро сжал губы. Прожег Сашку гневным взглядом. И тяжело вздохнул. Когда Тараш потащил его наверх для приватной беседы, Янтеро понял, что пререкаться с брюнетом у него язык не повернется. Одно дело - родители, нелюбимый навязанный родными жених, знакомые и бывшие, да, бывшие друзья, и другое дело - Его сын. Его, Кармеля, сын. Тараш шепнул парню, что, мол, надо переговорить. Тайно. И сердце Янтеро бешено забилось. Вдруг Кармель через сына что-то передал? Угу, передал. Догнал и ещё раз передал: бить по голове с особой жестокостью, чтобы мозги на место встали. Потому что только с мозгами набекрень можно мечтать, что Ледяной лорд удостоит тебя капелькой своего внимания. А уж когда эту рыжую крокозябру увидел в комнате, мечты Янтеро окончательно завяли. Поговорить она хотела. Да он, Янтеро, будет нем, как рыба. Ничего она от него не узнает. - Тараш, какие показания? - сделала большие удивленные глаза Сашка. - Устроил тут допросную комнату. Но раз сам напросился, то ответь на такой вопрос. Тебе своего отца жалко? Тараш от неожиданности подавился вином, а Янтеро притих. - Эммм... Которого из моих отцов ты имеешь в виду? - уточнил Тараш. - Конечно, лорда Кармеля. Твой второй отец счастливо женат, насколько я знаю. - А что с Кармелем? Ты от него благополучно переехала, так что нет больше причины его жалеть. Сашка чуть не зашипела от негодования, но Тараш тоже мог состроить невинную моську не хуже неё. Вот и состроил. И ресничками похлопал. - Кармель остался один, - успокоившись, сказала Сашка. - Ты постоянно занят. Жениться не собираешься? Тараш испугано икнул. - Жениться в следующее тысячелетие не собираешься, - поняла Сашка, - значит, внуков лорду Кармелю не видать. - Так он внуков и не просит, - указал Тараш. - Не просит - не значит, что не хочет, - отрезала Сашка. - Чтобы избавить лорда Кармеля от одиночества, его надо женить. Или жениться самому, родить внука. Тараш икнул ещё раз. Янтеро побледнел до синевы. - На тебе, что ли, отца женить? - поинтересовался Тараш. - Такой вариант я рассматривала, - кивнула Сашка. Янтеро обжег её взглядом и гордо отвернулся. Мошкина заметила у него бисеринки пота над верхней губой и мысленно потерла ладошки. Волнуется! - Моя персона вряд ли подойдет лорду Кармелю, - призналась Сашка. - Нет, мы отлично ладим и всё такое. Но я натура увлекающаяся, понимаешь? Могу про мужа просто-напросто забыть. А он опять будет скучать, бедненький. - Не уверен, что Кармель жаждет избавиться от одиночества, - буркнул Тараш. - Ха! - выдала Сашка. - Это кто из нас жил с Кармелем последний год? Ты или я? - Ты, - хмыкнул Тараш. - А кто к нему частенько ездит обедать? Ты или я? - Ты. - Так что я лучше тебя знаю, мучает ли одиночество твоего отца или нет. Тараш почесал нос. Он пока не понимал, зачем Сашке понадобился Янтеро. Это она так с Янтеро разговаривает? - Ладно, я понял. Чтобы избавить Кармеля от неизбывной тоски и муки одиночества, ты предлагаешь его женить. - Чтобы сухой хлеб пирожком показался, - заметила Сашка, избавляясь от плетки и вешая её на законное место. - Твоя кандидатура отпадает? - Напрочь! - И? - Понимаешь, есть у меня один типчик на место твоего отчима, второго или первого, не знаю, - осчастливила парней признанием Александра. - Надо чтобы ты его одобрил, доне Тараш. Он красивый. Тараш принялся рассматривать Янтеро, сообразив что к чему. - Очень красивый, - продолжала Сашка. - С фантазией. Знает, как разнообразить пресные семейные будни. Брови брюнета вопросительно изогнулись. Янтеро залился румянцем. - Только вот сомневаюсь, есть ли у него мозги, - сжала губы в тоненькую нить Сашка и, тут же стукнув смущенного от внимания Тараша блондина по голове, заорала. - Ты чем, балбес, думал, когда устраивал мне несчастные случаи? До тебя не доходило, что, если бы со мной что-то случилось, то во всем обвинят лорда Кармеля? Идиот! Имбецил! С головой не в порядке? - Да! Не в порядке! - взвился Янтеро с места и пошел в наступление на Сашку. - Я с ума схожу... когда он тебе улыбается! Разговаривает с тобой! Прикасается к тебе! Ты! Ненавижу тебя! Другие пусть, пусть они рядом с Ним, если Ему так надо, но ты! Только не ты, слышишь! Всё, сделаю, чтобы уничтожить тебя! Тараш открыл было рот, чтобы предотвратить смертоубийство, но раскрыть своё инкогнито не успел. Не дали. Сашка ещё раз стукнула Янтеро в грудь, - куда смогла дотянуться, господа, он же высоченный, до лица не достать, - и выпалила: - Как девчонка, честное слово. А я сделаю всё, чтобы ты стал "парой" лорда Кармеля! Янтеро застыл и непонимающе уставился на рыжую женщину. - Почему? - прошептал он. - Почему? - Желание у меня такое. Извращенное, - ответила Сашка, наливая себе вина и наслаждаясь изумлением главы Тайной службы, м-м-м, как хорошо-то! Вон как ресницами захлопал, целый ветерочек поднялся. И глазки вытаращил. И губки выпятил. Ох, какие губки! Так, Александра, отставить! Никаких губок и других частей тела брюнета не представлять и не думать о них. Это на тебя так окружающая обстановочка подействовала, вздохи-всхлипы из-за стены. Опять же постель, плетки на стенках, камин, возле которого было бы здорово раскидать подушки, разлечься на них и, потягивая терпкое вино, поджаривать кусочки хлеба, нанизав их на шпажки. " Воот! - подумала Сашка. - Программа на сегодняшний вечер очерчена. А Дуняшка будет смолить свою трубку и рассказывать всякие истории. Только надо закончить дела с Янтеро. И никаких мужиков!" - Я тебе не верю, - сказал Янтеро. - Твое дело, - пожала плечами рыжая нахалка, - но мне бы хотелось, чтобы мой бывший опекун, кстати, чудесный и умный человек, был счастлив. А он может быть счастлив только с тобой. Тараш снова открыл рот, высказать свое мнение, но Сашка та-ак на него глянула, что он решил все вопросы оставить на потом. - У тебя, мой золотой, из этой комнаты есть два выхода, - предупредила Сашка блондина. - Первый: ты мне не веришь, громко хлопаешь дверью, а я прошу разобраться Его Величество и Его Высочество с непонятными казусами, происходящими в моей жизни и угрожающими моему здоровью и процветанию. Думаю, на твой след выйдут довольно быстро и без моих умозаключений. - А второй выход? - сощурился Янтеро. - Второй. Ты мне веришь безоговорочно. Сейчас ты описываешь в двух экземплярах все те несчастные случаи, которые ты успел осуществить для моей персоны, но, я клянусь, о них никто не узнает А я рассказываю тебе о всех привычках и пристрастиях лорда Кармеля, подсказываю, как из розово-слюнявого охотника превратиться в хитрую и умную добычу для Ледяного лорда. И послезавтра мы с тобой едем обедать к моему бывшему опекуну. Всё это с одобрения лорда Тараша. Янтеро перевел вопросительный взгляд на Тараша. - Отец ни о чем не узнает, - кивнул тот. - Никто, кроме меня и донес Сашьи. Янтеро поизучал Сашку, наслаждающуюся вином и мягкой кроватью, на которую присела, потом сел за столик, притянул к себе бумагу и стал быстро писать. Справился он с этим быстро. - Насчет послезавтрашнего обеда. Я за тобой заеду. Ты же в Шейбе остановился, после того как ушел от мэтра Леопардера? - спросила Сашка. - Да. - Вот и отлично. А хочешь, переезжай ко мне на Остров. Ты вроде как должен разбираться в травах, это у вас семейное дело, а мне нужен учитель по траволечению. Проживание сносное, оплата приличная, - предложила Сашка. - Я подумаю, - фыркнул Янтеро и ушел. Сашка протянула Тарашу часть листов: - Это тебе, глава Тайной Королевской службы, для архива. Тараш, просматривая записи, поинтересовался: - С чего ты взяла, что отец возьмет своей "парой" этого золотоволосого мальчика? Почему только Янтеро сможет сделать отца счастливым? - Всё тебе расскажи да покажи, - хмыкнула Сашка. - Считай это женской интуицией. Или сам спроси лорда Кармеля о Янтеро. Или пошпионь. Подручных хватит. Тараш усмехнулся. Последишь за отцом, как же! Сашка улыбнулась. Она не собиралась информировать Тараша о своих маленьких женских наблюдениях. Кармель любил рисовать профили. Один профиль. Подчас делал это неосознанно, чиркая на бумаге во время разговоров. Рисунки получались качественные, профессиональные. Сашка тайком полюбопытничала и оценила, хотя спрашивать ничего не стала. А вот когда в Кармель-кастле появился Леопардер со своими подручными, не узнать в одном из блондинчиков-помощников того, чей профиль постоянно рисовал Ледяной лорд, было просто невозможно. Ещё Сашка заметила, что опекун часто мечтательно посматривал на Янтеро. А тот... ну, тот разве что не сжирал Кармеля своими бездонными очами. Сжирал, пожирал, облизывал, но близко не подходил. Не заговаривал и не заигрывал, как напарники. Сашка опять промолчала, но тихонько, не спешно так стала собирать сведения и слухи о парне с золотыми волосами. Янтеро. То, что он с первого взгляда возненавидел рыжую женщину, было очевидно. - Кстати, - заметила Сашка, прочитав писанину Янтеро, - тебе всё-таки придется заняться покушениями на меня, как главе Тайной службы. - Хм? С чего бы это? - Дело в том, что не все несчастные случаи подстроены Янтеро. Есть с десяток, к которым твой будущий отчим никакого отношения не имеет. - Ты хочешь сказать, что на тебя ещё кто-то покушался? - спросил Тараш. - Сообразил, умненький мой. Я тебе потом обо всех случаях напишу. - Охрана нужна? - уточнил брюнет. - На Острове? Нет. У меня там отличная защита стоит. А вот вокруг можешь порыскать, - сказала Мошкина. - Были попытки построить на Остров телепорт. - Как? - опешил Тараш. - И ты промолчала об этом? Даже Кармелю ничего не сказала? - Прежде чем паниковать, я разбираюсь со своими проблемами сама. И только потом визжу от страха. Понял? - То есть сейчас ты визжишь от страха? - полюбопытствовал Тараш. - Не дождешься! Просто я тебе подсказываю, что кто-то и почему-то пытается меня убрать, глава Тайной Королевской службы. Ясно? Внезапно Тараш и Сашка осознали, что в таверне наступила странная и тревожная тишина. Они удивленно переглянулись, и в то же мгновение их оглушил возмущенный вопль из сотен мужских глоток. В комнату влетел, как ошпаренный, Янтеро с выпученными глазами: - Внизу узнали, что в одной из комнат находится женщина! - Кто сказал? Ты? - Не я! - мотнул головой Янтеро. - Её рыжие волосы мог заметить слуга, когда я выходил. Он был в коридоре в это время. - Проклятье! - стукнул по столику Тараш. - Этого я и боялся! Что делать? Вывести Сашью незаметно мы не сможем! Поздно! В коридоре были слышны угрожающие крики и топот множества ног. Расправа приближалась. - Стоп! Никакой паники! Янтеро, живо под кровать, - скомандовала Сашка. - Но... - Никаких "но"! Живо! Ни звука, ни движения! Чтобы не случилось, тебя тут нет и не было! Тараш, столик сюда. Так, бокалы с вином. Расстегнись немного. - Чего? - пытаясь схватить за руки Сашку, изумился Тараш. От её прикосновений по всему телу пробежала сладкая и мучительная дрожь желания. Звезды, только этого не хватало! Завалить её на постель? Сейчас? - Расслабься, ты учил меня играть в карты, понял? - Понял. А..? - Карты у меня есть! Дверь в комнату хлобыстнула об стенку так, что осталась висеть на одной петле. - Ну, Тараш, я от тебя такого не ожидал! - загрохотал знакомый Тарашу голос. Ясно. Хок решил разобраться с ним собственной персоной. Не забыл, гад, что Тараш его в последней игре обобрал до нитки. Лучше бы он уже отплыл в свое плавание, пират несчастный! - Чтобы ты с женщиной... - Учил меня играть в карты, - заметила Сашка, поворачиваясь к толпе в дверях, и насмешливо улыбаясь. - Здесь это запрещено? - Тараш учил тебя играть в карты? - опешил Хок. - Хотите присоединиться, донери? - поинтересовалась Александра, скалясь изо всех сил. - Что ж, я не против. Тренировки окончены, хочется попробовать себя в деле. Только у нас с доне Тарашем соглашение. Проигрыш - снимаешь с себя какую-то вещь. Вы как, согласны с таким условием? Хок хмыкнул. Рыжая нагло нарывалась. Но пусть это послужит ей и Тарашу уроком. Не води в "Зелень" всякую дрянь! Ладно, оголим дамочку, а там видно будет. Сашка легко читала мысли на физиономии двухметрового с гаком здоровяка. Ага, разбежалась! Прежде, чем я хоть одну пуговку расстегну на блузочке, ты у меня будешь в трусах сидеть. Да, мне страшно, но я не дам в обиду ни себя, ни брюнета с блондином. Я же вижу, как ты жаждешь подраться с Тарашем, но я тебе этого не позволю! Потом подумаю, почему этого не позволю, потом. - Играем компанией? - деловито осведомилась Сашка, перетасовывая карты. Тараш, глядя на это действие, улыбнулся. Хок вечно не дооценивал своих противников, а уж о женщинах был и вовсе плохого мнения. Только вот рыжая не простая штучка, не похожа на тех особ, с которыми сталкивались маги. - Нет, - рявкнул Хок. - Играть будешь со мной! Свою победу он никому не отдаст. - Без мухлежа и подтасовок? Без подглядывания? - уточнила Сашка. - Играем честно? - Честно. Слово мага. - Остальные донери, я так понимаю, зрители? За плечами Хока послышался одобрительный гул. Свидетелями необычной партии в карты хотели быть все. - Тогда спустимся вниз, - предложила Мошкина. - Там помещение больше. Проходя мимо Тараша, она сквозь зубы прошептала: - Вытащи Янтеро из-под кровати. - Понял. Пока Тараш освобождал Янтеро, который почему-то намертво застрял под кроватью, пока они с ним мило и плодотворно беседовали, прошло какое-то время. Тараш почему-то расслабился и совсем не волновался за Сашью. Ни капельки. Он был уверен, что она останется невредимой даже в окружении множества мужчин-магов. Когда Тараш спустился вниз, его поразило открывшееся зрелище. За дубовым столом друг против друга сидели сосредоточенные Сашка и Хок, вокруг толпились ошарашенные, обалдевшие, перешептывающиеся зрители. Возле Александры на столе стояли грязные ботиночки, лежали браслетик, брошка и курточка. Всё. Зато рядом с бравым капитаном дальнего плавания высилась почти вся его одежда. На Хоке сиротливо белели шелковые панталоны. Так! Бесплатный стриптиз пора заканчивать. Тараш пробился сквозь толпу, положил руки на плечи Сашки, склонился к ней. - Сашья, - громко объявил он, - нам пора идти. - Нууу, не мешай, - протянула Сашка. - Сашья, - пропел ей прямо в ухо брюнет, вырывая у неё из рук карты и бросая их на стол. - Ты что делаешь? - подскочила Сашка под неодобрительный гул собравшихся. -У меня был верный выигрыш! - Ты забыла, что нас ждет лорд Кармель? Простите, донери, я должен вернуть донес Сашью в Кармель-кастл целой и невредимой, - Тараш тащил на буксире Мошкину и одновременно подмигивал бледному от волнения Хоку, мол, парень, я на твоей стороне. - Стой, сто-ой! - пыталась притормозить Сашка, елозя пятками по половицам. - Я спросить хотела! - обернулась она к посетителям таверны, собравшимся в зале. - Мальчики, а можно мне приходить сюда? Без провожатого? А? А то мне на Острове скуууучно! Можно? Мальчики! - Можно! - Ура! Да здравствует "Зелень"! - подпрыгнула Сашка. - Я не только в карты играю. Я ещё петь могу! И у меня столько идей для развлечения. - Потом поделишься своими фантазиями! - гаркнул Тараш, подхватывая Сашку под мышку. - Пока, мальчики! - помахала ногами на прощание Сашка. - Пока-пока! Тараш унес Мошкину подальше от таверны и только тогда разрешил ей обуться и привести себя в порядок. - Ты что наделал? - накинулась на него Сашка. - Я подружиться с ними хотела, познакомиться, а ты меня уволок! И партию не дал доиграть. - Сашья, Хоку осталось снять только панталоны. - И что? Учитывая, что большая часть жителей мира Таа обожает облачаться в прозрачное, то, извини, вид мужских причиндалов меня давно перестал смущать. - Хок под панталонами носит твоё изобретение: кружевные "стринги", - объяснил Тараш. - Что?! - Я знаю это точно, потому что видел. И больше я такое видеть не хочу! Сашка пять минут таращилась на своего спутника, а потом закатилась от хохота, представив себе Хока в "стрингах". Золотистый пушок по всему гигантскому телу, и нежное кружево "стрингов"! Мощно! - Да, - отсмеявшись и вытирая слезы, сказала Сашка. - Спасибо, что предупредил. Я бы и одного раза такое не выдержала. Хотя задница у Хока классная. Тараш задохнулся от возмущения. Бесстыжая! Обсуждает с ним чужие пятые точки. - Ты! - разъяренно выкрикнул он. - О, извини, не догадалась, что он твой... ммм... любовник, - посерьезнела Сашка. - Хок не мой любовник! Не смей говорить со мной о других парнях! - Тараш схватил Сашку за плечи и слегка тряхнул. - Э?! О других парнях? - Сашка зависла. Тараш застонал от досады на себя. Что с ним происходит, когда рыжая женщина была рядом? Он сходит с ума. Тараш склонился к Сашке так близко, что их губ почти соприкасались. Ещё немного, и он поцелует её. - Извини, я больше так не буду, - оттолкнула от себя брюнета Сашка. Никаких мужчин! Никаких поцелуев! Мужчины - это только друзья и приятели. А Тараша так вообще записать в "едва знакомые" и жить спокойно. - Извини, - сказал Тараш, восстанавливая сбитое дыхание. Пора было заняться серьезными делами.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список