Матросов Сергей Александрович: другие произведения.

" Чёртово колесо"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  "Чёртово колесо"
  
  1
  
   Кто придумал будильник? Наверное, нет на свете вещи необходимее и вместе с тем, противнее. Под утро сон самый сладкий и приятный. Именно в тот самый момент, когда ты хочешь дотронуться рукой до чего-то сокровенного, желанного или увидеть, как в кино, завершение какого либо действия, обязательно произойдёт, что-то из ряда вон выходящее. А окончательно проснувшись, словно вынырнув из глубины синего моря, понимаешь, что противно скулит твой будильник- главный распорядитель твоего же собственного времени. Ужасно хочется спать и обязательно досмотреть, что же будет дальше, когда ты изнемогая от потери сил почти поднялся на ту высоченную гору- на ту гору в потустороннем мире сна. Неожиданно с самого верха горы начинают сыпаться камни и издавать ужасный грохот, под который ты и просыпаешься.
   Будильник, издающий мерзкий писк, стоял в отдалении от кровати, на книжной полке. Антон специально поставил его вечером подальше, поскольку третьего полёта и удара об дверь, будильник просто бы не выдержал. Рывком, сбросив с себя одеяло, тем самым полностью уйдя от большого камнепада, Антон энергично выпрыгнул из тёплой постели, и направился в ванную комнату, по пути хлопнув ладонью по клавише пищащего распорядителя. Стрелки будильника показывали пять утра. Ужасно рано, но дел предстоит много и нужно всё успеть. Сегодня первый день сдачи экзаменов. Одиннадцать лет пролетели как одиннадцать дней, и с сегодняшнего дня с тебя спросят все : " что ты делал все эти одиннадцать лет, чем ты занимался и готов ли ты к настоящей взрослой жизни?". Первый экзамен- русский- литература. Сочинение. Антон не боялся экзаменов, но пробежаться по предполагаемым темам, будет не лишним. Все годы, проведённые за партой, прошли для него не зря. Он учился не потому, что нужно, а потому, что ему действительно было интересно. Интересно всё, начиная с ботаники и кончая химией и алгеброй. Антон был круглым отличником и , наверное, единственным претендующим на золотую медаль из всех выпускников школы. Слишком рано он стал взрослым. Слишком рано стал брать на себя завышенные обязательства по учёбе, спорту, музыке. Всё чем Антон занимался, давалось ему легко. Хотя, лёгкость, с которой он шёл по жизни, была лишь кажущейся. Всё то. что он не понимал или не мог правильно сделать, он до изнеможения повторял эти движения, доводя их до автоматизма. Зубрить не любил, а старался понять, влезть в самую сущность проблемы, разложить всё, как говорят " по косточкам". По тому много времени проводил в библиотеке, читая и изучая те книги, которые школьными программами не предусматривались. Но этого, почти, ни кто не видел. Видели только конечный результат и бесконечные пятёрки с успехами в спорте. Друзей у Антона было мало. Больше было завистников и ребят, открыто проявляющих свою неприязнь к гармонично развивающемуся парню. Он не был выскочкой и не бравировал своими знаниями. Он учился для себя, зная, что в дальнейшем эти знания создадут прочный фундамент его взрослой жизни.
   Приняв и окончательно стряхнув с себя остатки липкого сна, Антон приготовил себе кофе, и устроился за обеденным столом с хрестоматией по литературе прямо на кухне. Родители ещё спали и, чтобы не разбудить их, он всё делал без лишнего шума и грохота. Открыв книгу, Антон пробежал глазами по оглавлению, состоящему из ряда классиков русской литературы, и остановил свой выбор на Чехове. "Вишнёвый сад", "Дядя Ваня", "Палата Љ6"- он не раз читал и перечитывал эти и другие рассказы великого мастера, его тёзки. Больше всего в творчестве Чехова его изумляла неожиданность поворота сюжета, и каждый рассказ можно было читать и перечитывать заново, находя в нём совершенно иную философию, даденную читателю на откуп. Всё это было интересно. Но, ЕГЭ! Кто знает, какую философию от тебя потребуют чиновники, составившие ряд вопросов по произведению? Возможно, для них важным будет, в какую одежду одевался Михаил Аверьянович по приезде в Москву или описание сторожа Никиты из "ПалатыЉ6". Обидно. Обидно то, что этот ЕГЭ никогда не даст полного представления о действительных знаниях ученика. Плохо и то, что отменили живой диалог на экзамене ученика и учителя. Чиновники не доверяют учителям! Пусть за них работает анкета, она якобы взяток не берёт. Зато с результатами ЕГЭ можно сразу в ВУЗ. Не всё так просто. В ВУЗах не нужны невесть откуда взявшиеся бюджетники. Вот и вся политика. Встряхнув головой, Антон отогнал лишние мысли и продолжил перелистывать хрестоматию.
   Дверь на кухню открылась и вошла мама Антона. Она выключила уже давно не нужную люстру, так как от поднявшегося весёлого солнца, было светло и без электричества. Запахивая халат, она подошла к сыну и положила свою горячую ладонь Антону на голову:
  - Волнуешься?
  Антон улыбнулся:
  - Да нет. Просто настраиваюсь. Как- никак в первый раз экзамен сдаю.
  - Первый и далеко не последний.
  Мама подошла к газовой плите, продолжая говорить:
  - Ты стал взрослым и поверь, что экзамены ты теперь будешь сдавать очень часто. Сама жизнь тебя будет экзаменовать, а это гораздо важней и ответственней.
  - Ответственней перед кем?
  - Перед самим собой.
  Собирая книги и конспекты со стола, Антон на секунду задумался, потом ответил:
  - Ну что ж, постараемся сдавать и эти экзамены. Интересно только, какие будут вопросы?
  - Вопросы будут разные, и поверь не из лёгких.
   В комнату вошёл отец, явно слышавший разговор:
  - Одних знаний полученных из книжек, будет маловато, что бы на них ответить.
  Антон, стоявший у двери с охапкой книжек под мышкой, остановился:
  - И где же искать ответы на эти вопросы?
  - В своей голове и в своём сердце. Всё будет зависеть от того, чего ты будешь хотеть или желать сам, а главное какой результат ты захочешь получить.
  Несколько раз кивнув головой в знак согласия, Антон пошёл в свою комнату переодеваться.
   Когда он вошёл в кухню, одновременно столовую, вся семья сидела за накрытым к завтраку столом. За лёгким завтраком все старались молчать, чтобы не забивать голову экзаменуемого всякой ерундой. Допивая кофе, отец не выдержал и спросил:
  - В каких отношениях ты сейчас с Ольгой? Что- то я не видел, что бы ты ей помогал готовиться к экзаменам.
  Мать не заметно толкнула его локтем в плечо. Заметив это движение, Антон улыбнулся:
  - Нормальные. Мы, кажется, договаривались раньше подобных вопросов не задавать. Я сам разберусь в наших с ней отношениях.
  - Не обижайся. Я это к тому, чтобы ваши отношения не были помехой в учёбе.
  Антон начал злиться:
  - Помехой кому? Мне или ей? И вообще, я что, давал какой- то повод так думать?
  Отец встал из-за стола:
  - Ну, ладно, ладно. Не злись. В конце концов, родители имеют право знать, чем их сын занимается перед экзаменами?
  - Отстань от мальчика со своими вопросами.
  В разговор вмешалась мама:
  - Я думаю, когда он надумает жениться, ты узнаешь об этом первым.
  Отец махнул рукой:
  - Вот так всегда, даже спросить нельзя ни о чём. Ну, что ж Антоха " ни пуха тебе, ни пера".
  Отец подошёл и приобнял сына за плечи.
  - "К чёрту".
  Антон махнул рукой матери и скрылся за входной дверью.
  
  2
  
   Как только входная дверь захлопнулась за Антоном, мама- Анна Петровна, женщина лет сорока, приятной наружности, с сохранившейся фигурой двадцатипятилетней девушки, накинулась на отца:
  - Саша, подумай, что ты спрашиваешь? Это для Антона больная тема и лучше её вообще не поднимать, а ты при всяком случае стараешься его этим поддеть. Ты же всё сам понимаешь.
  Отец- Александр Николаевич, был старше своей жены на пять лет. Сидячая работа большого чиновника, ссутулила его высокую фигуру и выпятила живот. На лице у него была постоянная маска недовольства, хотя по жизни человек он был добрый и отзывчивый, хотя страсть к поучительству и командному тону зачастую брала своё. Все к этому привыкли, и во время очередного домашнего разноса, сидели тихо, ожидая, когда буря уляжется. Буря быстро успокаивалась, и семья переходила на обычный домашний разговор, как будто ни чего не произошло. Выслушав реплику жены, он спокойно ответил:
  - Анечка, дорогая, всё я понимаю, но пойми и ты меня наконец. У Антохи замечательное будущее. Учёба в университете. Возможна аспирантура. Интересная и насыщенная жизнь, как раз то, что он сам любит. Ольга для него балласт. Она вяжет его по рукам и ногам. Я не понимаю их отношений. То они целуются- милуются, то неделями каждый живёт своей жизнью. Нет ни какой определённости. Она играет с ним в кошки- мышки, а он ведётся на это. Это нормально? Я бы на его месте обрезал бы её раз и навсегда.
  - Ты никогда не будешь на его месте. В своё время ты много наотрезался?
  - У нас всё было иначе.
  - И слава богу. Это его жизнь. Пусть сам решает, что ему с ней делать.
  - Да не может он решать сам!
  Александр Николаевич резким движением бросил на диван не желающий завязываться галстук:
  - Я же помочь ему хочу.
  - Чем?
  Анна Петровна подняла брошенный галстук и отбросила его дальше на комод:
  - Ты понимаешь, что он её любит?
  Наконец, завязав другой галстук в правильный узел, Александр Николаевич снял с плечиков пиджак:
  - Он ещё будет влюбляться сотни раз. Эта первая, но далеко не последняя.
  Мать с тревогой посмотрела ему в глаза:
  - А если последняя?
  В прихожей обувая туфли, Александр Николаевич резко бросил:
  - Тем хуже для него.
  На бегу поцеловав жену в щёку, он закрыл за собой входную дверь. Анна Петровна осталась одна. Глубоко вздохнув, она пошла на кухню мыть посуду, оставшуюся после завтрака.
  
  3
  
   В школьных рекреациях, как никогда было много народа. Сами ученики, кто-то из их родителей, беспокойные преподаватели. Все суетились, перемещаясь из одного места в другое и так по кругу. Всё это, смотря со стороны, напоминало броуновское движение. Зайдя в большую и светлую рекреацию и, здороваясь по пути со своими знакомыми, Антон увидел всю эту беспокойную картину и волнение находящихся в этом зале, по не многу передалось и ему. До начала экзамена было ещё полчаса. Остановившись у окна, он всматривался в толпу, стараясь глазами отыскать Ольгу. Ольга стояла у двери кабинета по географии в кучке своих подруг, и оживлённо что-то говоря им, жестикулировала руками. Антон засмотрелся на неё. Движение её рук, поворот головы, разбросанные по плечам светлые волосы, улыбка на лице- на всё это он готов был смотреть вечно. Он любил её. Любил в ней всё: её лицо, глаза, губы, руки, её длинные светлые волосы, походку, голос, её манеру разговаривать. Каждый раз он себя спрашивал, а что бы было, если бы он не встретил её, прошёл мимо? Об этом страшно даже было думать. Ольга вся целиком, без остатка, стала его вторым я. Когда он оставался один, он мысленно разговаривал с ней, создавая в своей голове нечто вроде её фантома. Когда её не было рядом, он скучал и с нетерпением ждал, когда начнётся завтрашний день, что бы увидеть её и поговорить с ней. Возможно, договориться о вечернем рандеву.
   Ольга появилась в начале учебного года, когда формировали десятые классы. Как оказалось потом, её родители обменяли квартиру и переехали жить в ихний район, потому её и перевели в школу, где учился Антон. Когда он её увидел в первый раз, то сразу к горлу подкатил какой- то ком, а ладони рук почему- то вспотели. Антон сразу понял, что это его девушка, что он ждал только её никого другого. Познакомившись, они стали встречаться. Ходили в парк, в кино или просто гуляли по городу. Стоя у окна и наблюдая за Ольгой, перед Антоном проносилась вся история их отношений. Однажды зимой, год назад, они гуляли по заснеженному парку. День был ясный, но морозный. Кидая снежки в стоящую поодаль пустую бутылку на спор, кто первый попадёт, Ольга после третьего броска поднесла сложенные вместе ладони к губам, и начала их отогревать тёплым дыханием. Увидев это, Антон подошёл к ней и взял её ладони в свои руки, поднёс их к своим губам и стал отогревать их теплом своего дыхания. Потом приблизил её руки к своим губам и поцеловал их. Сначала кончики пальцев, потом ладони. Сердце у него учащённо билось, ноги дрожали, но ему это было так приятно, что он не обращал внимания на то, что дрожит уже всем телом. Ольга не отняла рук и приблизилась к Антону вплотную. В парке не было ни души. С неба посыпался снег. Крупные снежинки, на лету слипаясь в целые снежные ковры, падали на них сверху, покрывая с ног до головы белым пушистым покрывалом. Они долго стояли, согревая друг друга своим теплом. Неожиданно для самого себя, Антон правой рукой обнял Ольгу за плечи и притянул к себе. Бешено стучащее сердце, готово было вырваться наружу. Он коснулся губами её губ. Ольга не оттолкнула его, а напротив, обняла обеими руками и ответила на его поцелуй своим более долгим, сладким, сводящим с ума. Это было в первый раз. Их встречи были редкими. Много времени у Антона занимала учёба и тренировки. У Ольги болела мама. Однако для Антона вся его жизнь теперь состояла в том, что бы пережить эти расставания до следующей встречи. В школе они старались не афишировать своих отношений. Завистники и "доброжелатели" всегда были и есть, и попасть под школьные сплетни, как- то не хотелось. Их отношения стали меняться в одиннадцатом классе. Ольга стала другой. Антону казалось, что она специально придумывает повод, чтобы не встречаться с ним. От своего товарища Макса как то услышал, что Ольгу видели в парке с Витьком Шабалиным из параллельного класса, потом с кем- то не знакомым на ночной дискотеке. Антон не хотел этому верить, хотя к подобной информации относился спокойно, думая, что это очередные сплетни. Ему было трудно и больно слышать это, а когда он спрашивал Ольгу, чем она занималась в тот вечер, когда её видели, она спокойно отвечала, что убиралась по дому или ухаживала за больной матерью. Это, на какое- то время снимало его душевную боль, однако опять, когда он оставался один, его сердце сжимала чья- то грубая, жёсткая рука.
   Стоя в рекреации и глядя на Ольгу, его воспоминания проносились как сны, а чувства к ней, то согревали, то холодили душу. Неожиданно сзади на его плечо легла рука. Резко обернувшись, он увидел Витька Шабалина в окружении его "телохранителей". Витёк улыбался во все тридцать два зуба:
  - Я гляжу ты здорово медитируешь перед экзаменом. Смотри не сотри объект глазами.
  Антон стряхнул его руку со своего плеча:
  - Ты что- то хотел?
  Накатила злость. Хотелось врезать Витьку кулаком промеж глаз, но выражать свои эмоции подобным образом Антон считал делом слабых и неуравновешенных людей. Поняв его настроение, Витёк не стал задираться тоже, понимая, что победителем не выйдет и сменил тон:
  - Да ты не обижайся и не вскипай. Знаю, что Ольга тебе нравится, но не для тебя она.
  - Это не тебе решать.
  - Конечно не мне. Только Антоха, хочу тебе сказать, что уважаю тебя и так же хочу предостеречь от необдуманных поступков.
  - Что ты имеешь в виду?
  Витёк жестом попросил своих друзей отойти в сторону, чтобы не мешали их разговору и продолжил:
  - Не думай обо мне плохо, но действительно ты классный парень, а она не стоит тебя. Я сам видел её с Джоном на дискотеке и не раз. Кто такой Джон, ты знаешь- оторвила ещё тот. Наркотой балуется. Бабок море- роды снабжают. Серьёзных намерений у него к Ольге нет, так развлечься. У него каждый месяц новая тёлка. Понятно, зачем они ему нужны, но Ольга от него не отходит. Думай сам.
  Витёк хлопнул Антона рукой по плечу и пошёл к своим ребятам. Антона словно приклеили к полу. Первый момент он не мог двигаться и что- то соображать. Когда к нему вернулась способность мыслить, он направился прямо к Ольге. Ольга заметила его и улыбнулась. Подойдя по- ближе к ней, Антон тоже улыбнулся ей в ответ:
  - Привет. Как настроение? Готова сдавать?
  Ольга улыбаясь, махнула рукой:
  - Я всегда готова, как пионер.
  - Если что-то будет не ясно, маякни мне, может быть что- то придумаем.
  - Попробую, хотя сам знаешь, что вряд ли получится. Наблюдателей пять человек, лишнего движения не сделаешь.
  - Это, да. Что вечером будешь делать?
  - А, что ты предлагаешь?
  Антон почесал за ухом, хотя наверняка знал, что скажет:
  - Давай отметим первый экзамен. Зайдём в кафешку, посидим, музыку послушаем.
  - Звучит заманчиво, но я сегодня с родителями на дачу еду. Наверное, там и ночевать останемся.
  Антон состроил недовольную гримасу и покачал головой:
  - Вот так вот всегда. Когда мы с тобой последний раз встречались? Я уже не помню, когда это было.
  Улыбка сошла с лица Ольги:
  - А нужно ли помнить?
  - Я не понимаю тебя, Оля. Что вообще происходит? У тебя кто- то есть?
  - Слишком много вопросов задаёшь. Я скажу лишь то, что дело не в том, есть ли у меня кто- то или нет. Дело в тебе.
  - Во мне?
  - Да, в тебе. Мне хорошо с тобой, но чем больше мы встречаемся, чем больше я узнаю тебя, тем хуже мне становится.
  Антон недоумённо смотрел на Ольгу:
  - Объясни. Я ни чего не понимаю.
  - Вот именно. Ни чего не понимаешь и ни чего не видишь.
  - Да, что я должен видеть?
  Их разговор прервала директор школы Татьяна Васильевна. Она в сопровождении завучей, вошла в рекреацию и попросила к себе внимания. Татьяна Васильевна поздравила всех учеников с первым днём сдачи государственных экзаменов и пожелала всем успешно их сдать. Затем начала рассказывать о порядке проведения экзамена. Антон слушал её в пол уха. Всё, что она говорила, он уже слышал и не раз. Сейчас гораздо важней были слова Ольги. Ольга тем временем отошла от Антона и присоединилась к своим подругам. Ещё через минуту, дверь класса распахнулась и всех пригласили занимать места за партами. Антон машинально влился в поток своих одноклассников и зашёл в класс, приготовленный для экзамена. Собрав всю силу воли в кулак, он на время отложил свои эмоции в сторону и начал настраиваться на экзамен.
  
  4
  
   Предложенные темы для сочинения были как всегда несколько не те, к которым готовились все, за два месяца до экзамена. Антон выбрал Льва Толстого "Война и мир". Предлагалось раскрыть внутренний мир Пьера Безухова и обозначить его роль в этом произведении. Полностью абстрагировавшись от внешнего мира, Антон ушёл в "Войну и мир". Три часа пролетели как три минуты. Несколько раз перечитав своё сочинение и не найдя явных ошибок, сдал свою работу председателю экзаменационной комиссии и вышел из класса.
   Выйдя на улицу, Антон остановился чуть поодаль от входа в школу и стал ждать Ольгу. Усталые, но почему- то счастливые ученики, выходили из дверей школы и расходились каждый по своим делам. Наконец, в дверях показалась Ольга. Антон пошёл ей на встречу. Приблизившись, он спросил первое, что пришло в голову:
  - Написала?
  Ольга, улыбаясь, ответила:
  - Конечно написала. Ты какую тему брал?
  - Толстого.
  - А я взяла Достоевского. Вроде бы получилось.
  - Скоро узнаем, что у кого получилось.
  Ольга как- то загадочно посмотрела ему в глаза:
  - Ты прав. Думаю, что скоро мы все узнаем. Что будешь делать вечером?
  Антон пожал плечами:
  - Не знаю. Без тебя и идти ни куда не хочется. Наверное, пойду в парк, подышу свежим воздухом.
  Ольга о чём- то думая , ответила:
  - В парк, так в парк. Ладно, я побежала. Пока. До встречи.
  Антон кивнул её головой:
  - До встречи.
   Вечером в парке было многолюдно. Много знакомых ребят и девчат так же как и он, гуляли по парку, стараясь снять напряжение после первого экзамена. В парке работали аттракционы. Летний сезон был в разгаре. Повсюду слышались весёлые голоса, визг девчонок, катающихся на аттракционах и смех ребят. Маленькие дети тянули своих родителей за руки от одной карусели к другой, на ходу поедая мороженое и сладкую вату. В парке был аншлаг.
   Ни о чём не думая, Антон ходил по скверам, наблюдая за отдыхающими. Завернув по дорожке к веерному дереву, обвязанному всякими ленточками, кулёчками и какими- то значками, Антон остановился около него. Это было дерево счастья. Каждый, кто хотел загадать какое либо желание, привязывал к ветке дерева свою ленточку, что бы желание это сбылось. Они с Ольгой не раз подходили к этому дереву и привязывали к его веткам свои знаки, но что загадывали, друг другу не говорили, боясь, что желание не сбудется. Чуть поодаль от веерного дерева, стояла старая кафешка "Чайка". У входа в эту кафешку Антон увидел Макса в окружении трёх девчат. Тот, тоже увидел Антона и замахал ему руками:
  - Пошли с нами. Посидим, отметим. Смотри, девчата какие.
  - Не много на одного?
  Макс был балагур и весельчак. Засмеявшись, он ответил Антону:
  - Много ни когда не бывает. Плохо, когда рядом вообще ни кого нет.
  У Антона испортилось настроение. Заметив его состояние, Макс не смущаясь, сказал:
  - Я не тебя имел в виду, а говорил вообще. Не обижайся. Ольга, что, занята?
  Антон кивнул головой:
  - Сказала, что на дачу с родителями поехала.
  Макс почему- то стал серьёзным. Несколько раз кивнув головой, как бы соглашаясь со сказанным, пристально посмотрел в глаза Антону:
   - Ну, ну. Так ты с нами или как?
  - Да нет Макс, пойду я. Настроение что- то не то.
  - Ну, как знаешь. Ладно пока. Увидимся.
  Антон повернулся и пошёл по аллее парка к аттракционам, а Макс смотрел ему в след, продолжая кивать головой и повторять, как заезженная пластинка:
  - Ну, ну. Ну, ну.
   Не выбирая парковых дорожек, Антон шёл куда выведет. Дорожка вывела Антона к аттракционам. Слева от него стояла очередь из желающих прокатиться на "Сюрпризе", а справа крутилось огромное колесо обозрения или "Чёртово колесо", как его назвали в простонародье. На него людей было не много, и Антон направился к колесу обозреть город с высоты птичьего полёта. Подходя к входу на этот аттракцион, он заметил знакомую фигуру девушки. Неужели Ольга? Помогая себе руками в создавшейся не большой очереди посетителей, Антон пробился прямо к подъехавшей кабинке, в которую садилась Ольга со своим спутником, и решительно вошёл в эту кабинку, устроившись на лавочке, напротив своей подруги. Увидев Антона в своей кабинке, Ольга, как показалось Антону, не сильно удивилась такому явлению, а Джон, её спутник, возмутился:
  - Тебе, что, кабинок мало?
  Вмешалась Ольга:
  - Пусть сидит. Он нам не помешает.
  Внутри у Антона всё вскипело, но он старался держать себя в руках:
  - Ты говорила, что поедешь на дачу.
  Ольга, улыбаясь, ответила:
  - Уговорила родителей ехать без меня.
  В их разговор вмешался Джон:
  - Тебе чего надо, парень?
  Потом он повернулся к Ольге:
  - Ты его знаешь?
  Антон проигнорировал его вопрос. Для него сейчас кроме Ольги никого не существовало, а Ольга ответила:
  - Учимся вместе, в одном классе. Наверняка он хочет задать мне пару вопросов, и я прошу тебя, пока не мешай. Джон с недовольным видом, буравя глазами Антона, откинулся на спинку сиденья и положил на неё же правую руку, как бы обнимая Ольгу. Сама Ольга ни как не отреагировала на это, а Антону стало просто неприятно. Тем не менее, отношения нужно было выяснять. Выяснять всё до конца. Колесо медленно поднимало кабинку вверх. Пристально глядя в глаза Ольги, Антон спросил:
  - Может, ты всё же объяснишь, что всё это значит?
   Ольга, улыбаясь, как будто это её забавляло, ответила:
  - Что ты хочешь, что бы я тебе объяснила? Почему я не с тобой, а с ним?
  - Хотя бы это.
  - Да надоел мне ты. Неужели не понятно? Мне надоела твоя въедливость, твоё планирование. Ведь у тебя всё на десять лет расписано. Ты уже и мою жизнь расписал? Мне это надо?
  Джон с видом победителя, ухмыляясь смотрел на Антона. Внешне спокойный Антон, хотя внутри у него поднялась огромная волна протеста, спросил:
  - Почему ты раньше мне ничего не говорила? Почему ты вела себя так, как будто бы ни чего не случилось? Ведь мы могли обсудить это. Ведь у нас всё было хорошо.
  Ольга засмеялась:
  - Было хорошо? Это у тебя было хорошо. Так было нужно, что бы другие видели.
  Антон, ни чего не понимая, смотрел на Ольгу:
  - Кому было нужно? Кто эти другие?
  Ольга продолжала смеяться:
  - Телёнок ты ещё. Да разыграли мы тебя с девчонками, а ты ещё не понял?
  - Как разыграли?
  - Да просто. Как это делается, не знаешь?
  Антон не мигая смотрел в глаза Ольги, стараясь увидеть в них то, что видел раньше, но глаза были другие- чужие, жестокие и насмешливые. Проглотив ком, застрявший в горле, он спросил:
  - Может, расскажешь для ясности?
  - Хочешь? Слушай. Это произошло, когда я только перешла в ваш класс. На перемене в туалете, я услышала разговор девчат с нашего класса. Разговор этот был о тебе. Они рассказывали, какой ты не преступный. Говорили, что многие хотели с тобой познакомиться по- ближе, но ты всех отшивал и что сблизиться с тобой практически не возможно. Тогда я поспорила с девчатами, что завоюю тебя. Естественно на кон поставили деньги. Так, что я на тебе ещё и заработала. А, что прикольно получилось.
  Антон, в каком- то ступоре слушал Ольгин рассказ:
  - Прикольно? Деньги?
  Ольга, глядя на Антона, опять громко рассмеялась. Сидевший рядом с ней Джон, убрал руку из за её плеча и повернувшись к Ольге в пол оборота, спросил:
  - Может ты и на меня поспорила?
  Ольга продолжала смеяться:
  - Может и на тебя. А что, не плохой способ зарабатывать бабки.
  Колесо медленно поднимало кабинку вверх. Деревья парка остались внизу и вдалеке стали видны городские многоэтажки.
  Теперь уже Джон смотрел на смеющуюся девушку серьёзно и в его глазах читалась боль ущемлённого самолюбия. Антон, до сих пор не веря её словам, продолжал спрашивать:
  - Оля, ведь это всё не так. Ведь я же люблю тебя. Я не могу без тебя. Почему ты со мной так? Чем я заслужил такое отношение?
  - Ты у нас такой самодостаточный и самодовольный. Прямо как неприступная крепость. Вот я и доказала тебе и другим, что это не так, что ты самый обыкновенный лох по жизни, и что стоит тебя поманить пальчиком, и ты пойдёшь за мной как бычок на бойню.
  Антон видел перед собой совсем другую Ольгу. Это была не она. Это был всё сон. Так не должно быть по определению. На какое- то время в кабинке возникла тишина. Джон, отстранившись от Ольги, вполоборота развернувшись к ней, внимательно смотрел на неё. У Антона опять подступил ком к горлу. Ноги почему- то задрожали мелкой противной дрожью:
  - Оля, скажи, что ты всё это придумала. Я ведь не смогу без тебя. Я жить без тебя не смогу.
  Ольга смотрела на него с презрительной ухмылкой:
  - Я завтра расскажу девчонкам, как ты тут у меня в ногах валялся и сопли размазывал по всей кабинке. Вот прикольно будет. Посмеёмся все вместе.
  Колесо сделало почти пол оборота. Город лежал как на ладони и своими краями терялся где- то в дымке. Справа открылся великолепный вид на морской залив. В лучах заходящего солнца вода искрилась и переливалась разными цветами, а паруса маленьких яхт напоминали больших белых чаек, носившихся по всему заливу.
  Неожиданно для всех и для самого себя, Антон встал с лавки:
  - Оля, я говорю правду. Без тебя я жить не буду. Скажи. Что ты пошутила.
  Ольга засмеялась:
  - Сядь дурачёк, а то выпадешь из кабинки. Прикалываюсь я с вас пацанов. Зачем говорить то, чего никогда не будет? Что- то обещать, в чём- то убеждать? Зачем всё это? Нужно идти по жизни легко и не жалеть о том, что когда- то было. Главное, что ещё будет.
  Антон намертво вцепился руками в поручни кабинки и подошёл к боковому открытому выходу:
  - Ты не веришь, что я выпрыгну?
  - Нет, не верю. Это ты на вид такой весь из себя, а на самом деле, все вы мужики слабоки и слюнтяи.
  Сказав это, Ольга смотрела на стоящего перед ней на дрожащих ногах Антона, всё так же презрительно ухмыляясь. Внутри у Антона оборвалась последняя ниточка, связывающая его с Ольгой. Всё стало безразличным, пустым и не нужным. На глаза навернулись слёзы обиды и разочарования. Ноги перестали дрожать, а ладони, сжимавшие поручни кабинки, разжались, ослабив мёртвую хватку. Кабинка подходила к своему зениту. Пролёты огромного колеса разошлись в стороны, открыв для взора всё, что находилось у его основания. Взглянув на Ольгу последний раз, Антон полностью развернулся к выходу, и оторвав одну ногу от пола кабинки, сделал шаг в бездну.
   То, что произошло потом, вместилось в какие- то доли секунды. Когда Антон разжал пальцы рук, сжимавшие поручни, а его тело пошло вперёд, неожиданно, какая- то сила схватила его за ворот рубахи и втащила назад в кабинку, бросив на скамейку, и в тот же миг, в проёме выхода мелькнуло чьё- то тело и с бешенной скоростью понеслось вниз. Антон услышал дикий крик падающего тела, потом всё смолкло. Удара тела об землю он не услышал- было достаточно высоко. Подняв глаза и придя не много в себя, он увидел напротив себя одного Джона. Ольги в кабинке не было. Плохо соображая, что вообще произошло, он вопросительно уставился на Джона. Джон был серьёзен:
  - Я думал, ты блефуешь, но когда разжал руки, я еле успел тебя подхватить.
  Антон как в бреду вытянул руку, показывая пальцем на то место, где сидела Ольга:
  - А где Оля?
  Джон не сильно ударил ладонью по щеке, находящегося в ступоре Антона:
  - Ты должен жить, парень. А, такие как она... Она не человек и ни кто не давал ей право, распоряжаться чужими душами.
  Медленно приходя в сознание, Антон стал понимать, что произошло на самом деле:
  - Ведь ты убил её.
  Джон усмехнулся:
  - Это не я её, это она сама себя. Как ты думаешь, она успела приколоться, когда падала?
  Ещё не веря в то, что произошло, Антон подскочил с сиденья и кинулся на Джона, но получив ощутимый тычок кулаком в грудь, приземлился на своё место.
   Колесо медленно начало обратный отчёт. Высотные здания стали ниже, а деревья, за которые спрятался залив, казалось, подросли. Джон в упор посмотрел на Антона:
  - А теперь послушай меня. Ни кто не видел, что я помог ей спрыгнуть вниз. Если будешь вести себя правильно, то всё обойдётся. Она хотела пересесть к тебе, но оступилась, а порыв ветра выбросил её наружу.
  Антон с полным безразличием слушал, что говорил Джон. Ему действительно уже было всё равно. Джон продолжал говорить:
  - Если скажешь обратное, то я покажу, что это у неё с тобой были непонятки. Это знают все и это ты её выбросил наружу, а не я. Свидетелей нет, а кому поверят неизвестно. В любом случае, пойдёшь как соучастник. Подумай. Хорошо подумай.
  Антон, как заговорённый шептал:
  - Это ты убил её. Это ты.
  - Прежде всего я спас тебя. На её месте сейчас должен был лежать ты. Ты это понимаешь?
  Антон тупо смотрел вниз. Колесо заканчивало свой оборот и кабинка приближалась к земле. Стало видно распростёртое на земле тело Ольги. Вокруг её тела собралась толпа людей. Слышны были женские причитания и было видно, что кто- то показывает рукой на их кабинку. Где- то в самом начале парка с высоты была видна, въехавшая в парк машина скорой помощи с проблесковыми маячками. С другой стороны к колесу подъезжала милицейская машина. Антон оторвал взгляд от этой картины и посмотрел на Джона. Джон был угрюм и думал о чём- то о своём. Перехватив взгляд Антона, он сказал:
  - Это твой первый экзамен, парень. Настоящий экзамен. И от того, как ты его сдашь, будет в дальнейшем складываться твоя жизнь.
  Ничего не сказав в ответ, Антон опять посмотрел вниз. Туда, где на площадке под "чёртовым колесом" лежало тело Ольги. Его Ольги.
  
  Сентябрь 2009 г.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"