Матвеенко Майя Владимировна: другие произведения.

Глава 10. День Св. Валентина

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 10

День Св. Валентина

   А через день, в среду, когда всем снова дали сигнал идти в школу, 7 "А" собрался вокруг Веры и Любы, которые пространственно описывали свои злоключения в Ждановичах.
   - ...А началось всё с того, что Любе взбрела в голову идиотская идея... - начала Вера.
   - Удивительно! - округлил глаза Шуйский.
   - Что удивительно? То, что идея была идиотская?
   - Нет, то, что она вообще туда взбрела!
   Люба, возмущенно завопив, кинулась за Андреем, который на огромной скорости улепётывал от её праведного гнева. Вера, немного понаблюдав за ними, продолжила рассказ. Когда она закончила, все единодушно признали, что это был подвиг, достойный подражания, после чего с надеждой покосились на Надю, словно надеялись, что она прямо сейчас опять свалится в обморок, и тогда можно будет всем вместе пойти её навестить.
   В этот момент раздался радостный вопль: это Люба, которая уже давно перестала гоняться за Андреем и теперь обстреливала его всем, что попадалось под руку, наконец залепила ему в лицо тряпкой для мытья доски.
   Вошёл Кутасёнок, 7 "А" расселся на свои места и только тут все увидели, какой разгром учинили Люба с Андреем: два горшка с цветами в разбитом виде валялись на полу; учительский стол был перевернут - Шуйский использовал его как укрытие от Любиных снарядов; по всему полу были разбросаны тряпки и раздавленные куски мела.
   - Кто скинул цветы?!! - завопил Сергей Владимирович, вцепившись руками в волосы в поисках головы.
   - Прохор! - в тон ему по привычке ответил класс.
   - Кто раскидал мои вещи??!!
   - Прохор!!!
   - ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИЗОШЛО?!!!!!!!!!!
   - Прохор! - радостно поставили точку в разговоре ученики.
  

* * *

   - Целых четыре штуки?! - в унисон изумились Вера с Надей, глядя на Любины валентинки.
   - Ну да, Вове одна, а остальные тем трём девятиклассникам... - Люба оправила свитер крупной вязки, подошла к коробке с прорезью, в которую складывали валентинки, и запихнула туда свои открытки.
   - Привет, девчонки! - поздоровалась Олечка.
   - Оля! - радостно воскликнула Вера. - Привет! Валентинки будешь кому-нибудь посылать?
   - А то! - Оля поправила чёрные бриджи с пряжкой в форме руки скелета и уселась на батарею возле окна, раскрывая сумку.
   - Одна, две, три, четыре, пять... восемь... - потрясенно считала Надя. - Десять, одиннадцать! Ну, даёшь!
   - Очень любвеобильная! Прям как Люба! Даже больше!
   Оля довольно улыбнулась и стала пропихивать открытки сквозь дырку в коробке.
   - Кстати, а вы знаете, что Кочан и Шуйский ради прикола решили послать Кутасу 200 валентинок? Всю предыдущую неделю из "Азбуки" вырезали! Ну ладно, покедова!
   - Так, сейчас русский, а я книгу не брала, - проинформировала Вера подруг. - Вы мне не дадите? Вы же на этом уроке вместе сидите?
   - У нас одна книга на парту. Попроси у Шуйского!
   - А он даст? - с сомнением произнесла Вера.
   - А смотря как попросишь! - улыбнулась Люба.
   - Да, кстати, что рассказать хотела! - спохватилась Надя.
   - Ну?
   - Былина на пару с Мороз ищет класс, чтобы к последнему дню четверти поставить в актовом зале на сцене "Ромео и Джульетту" Шекспира.
   - Зачем?
   - А кто их знает. По плану идёт. Бедный класс, как я ему не завидую... Ну, в общем, они ищут, но все, ясное дело, отнекиваются как могут: кому ж охота...
   В классе как всегда было шумно. К Любе подошёл Шилин:
   - Люб, если Кутасёнок на уроке типа попробует забрать у тебя мобильник, то ты ему дай!
   - Зачем это?
   - Типа надо! - очень гордо провозгласил Федя. - Есть у меня одна идейка.
   Люба пожала плечами, но согласилась.
   А Вера подошла к Шуйскому Андрею:
   - Андрюш, одолжи мне книжку по русскому!
   - Не-а!
   - Ну пожалуйста!
   - Ну... Купишь мне ящик пива, тогда одолжу!
   - Хочешь, я тебе конфетку дам?
   - А, ну, тоже сойдет! - Андрей, вполне довольный заключённой сделкой, засунул конфету в рот. - Кстати, а чего ты именно у меня книгу попросила, а? - невнятно поинтересовался он. - Влюбилась?
   - Ты перегрелся! - безаппеляционно заявила девушка. - Хотя нет, учитывая погоду за окном, скорее переохладился... - Почему она подошла к Шуйскому? Люба посоветовала, вот и подошла...
   - Да? Ой не ври мне! Я тебя насквозь вижу!
   - И что же ты там увидел? - подозрительно спросила Вера.
   - А, ничего особенного. Сердце, лёгкие, желудок, кишки там всякие...
   Срустя пять минут после звонка в кабинет вошёл Кутас. Урок начался. И сразу то из одного портфеля, то из другого начали трезвонить мобильники.
   - Выключите телефоны! - надрывался Сергей Владимирович. - Шуйский, а ну быстро отдай мне сотовый! Получишь после урока!
   Кутас думал, что парень будет сопротивляться, но тот на удивление легко согласился расстаться с телефоном...
   - О, и мой тогда возьмите! - воскликнула Аня.
   - И мой!
   - И мой!
   - Мой тоже!
   Кутасенок прошел по классу, собирая мобильники с очень удивленным видом. Скоро они уже перестали помещаться у него в руках. Пошатываясь и стараясь ничего не уронить, Сергей Владимирович подошёл к своему столу, распихал телефоны по шуфляткам, и собрался объяснять тему. Но не успел он открыть рот, как из ящика стола понеслась мелодия похоронного марша. Кутас кинулся к своему рабочему месту, но к тому времени, как он, по очереди открывая шуфлятки и роясь среди телефонов, схватил трезвонящий сотовый, музыка прекратилась. Классный руководитель с досадой швырнул телефон обратно и встал. Тут же зазвонил другой мобильный...
   Спустя пятнадцать минут Кутасёнок, обложенный мобильниками и взмыленный, как после трёхкилометровой пробежки, уже сидел на полу, под оглушительный хохот своих учеников. Телефоны безостановочно трещали, Кутас хватал то один, то другой, но тут он поднял глаза и увидел... Увидел Федю, который под партой поочередно набирал номера. Кутас с воинственным криком подскочил к Федору и вырвал телефон у него из рук.
   - Шилин! Ты! Ты! Ты!
   - Ну, я, я, я, - пожал плечами Федя.
   - Ты! Кто ещё не сдал телефон?!
   Все промолчали.
   Кутас успел произнести целых тридцать четыре слова, как сотовые снова зазвонили. Один. Другой. Третий...
   - Кто?! - дико завопил Кутас. - КТО?!!!
   7 "А" дружно поднял пустые руки вверх. Мы, мол, здесь не при чём...
   На перемене три подруги подошли к Шилину:
   - Федь, как ты это сделал?
   - А, сговорился почти со всеми в классе, чтоб будильники с интервалом в одну минуту поставили... Я просто, типа, понимаешь, домашку не сделал...
  

* * *

   - Исрафилова и Лакизо! Почему опять опаздали? И немедленно выкиньте жвачки в мусорку! А то на плечи налеплю! Радько! Почему глаза накрасила? Красить надо мозги, а не лицо! - Барисова Тамара Ивановна сурово уставилась на девочку своими поросячьими глазками.
   - Когда стану патологоанатомом, тогда буду раскрашивать. Мозги. Кисточкой и гуашью, - пробормотала Люба так, чтобы историчка не слышала. А та продолжала разливаться соловьем:
   - Шуйский, сядь, как подобает ученику! Прохор, дневник на стол! Скуратова! К доске!
   - С Днём Святого Валентина вас! - радостно сказал Кочан.
   - Ты будешь следующим! - пригрозила Барисова.
   - Ну вот, - расстроился Игнат. - Хочешь сделать человеку приятное, а этого никто не ценит, - он картинно махнул рукой, как бы посылая всех куда подальше, и уселся в классическую позу философа, углубившись в учебник по всемирной истории.
   - Сейчас вообще вон пойдешь! - обиделась Тамара Ивановна.
   В дверь постучали.
   - Кто мешает проводить урок?!!! - возмутилась учительница.
   Из-за двери показался Шилин Федя.
   - С Днём Святого Валентина! - сияя улыбкой провозгласил он.
   - Ты почему на урок опаздываешь?!?! И ещё: я тебе уже сто раз говорила, что пользоваться корректором нельзя! Все тетради им извазюканы! Ладно, садись.
   - Федя прямо камикадзе какой-то - на урок к Барисовой опаздывать! - прошептала Надя.
   Вера согласно кивнула:
   - Да у него это на лбу написано, что он камикадзе! Корректором!
   У каждого учителя скопилась целая коллекция отобранных у Феди карандашей-замазок, но Федя исправно приносил новые. "Корректоры из учительских столов можно оптом в канцтовары продавать!" - шутил директор. А в учительской Федя назывался не иначе, как "Властелин корректора".
   В дверь снова постучали.
   - Ну, кто там ещё?!!! - заорала Барисова.
   Дверь приоткрылась и из-за неё показалась голова старшеклассницы:
   - С Днём Святого Валентина! - улыбнулась она, хотя улыбка получилась улыбкой смертницы, которая только теперь поняла, на что она согласилась. - А мы тут валентинки раздаем... - девушка продемонстрировала полные руки открыток.
   - ВОН!!! Все вон отсюда! - взорвалась учительница. - Маленькие они ещё с этим днем Валентина! Об учёбе думать надо, а не о любовях всяких!
   "Ну конечно, - возмущенно подумала Люба, первый раз влюбившаяся в четыре года, - влюбляться надо на пенсии, самый подходящий возраст! А еще лучше - в гробу!"
   У старшеклассницы от громового рыка Барисовой затряслись руки, и несколько валентинок упали на пол. Они все были разных цветов: красные, розовые, бардовые, изредка попадались зелёные, жёлтые... Но одна из них, светло-коричневая, с голубовато-серыми разводами, внезапно привлекла внимание Нади. Скорее всего тем, что не отвечала стандартам средней валентинки, хотя ничего особо примечательного в ней не было. Но тем не менее взгляд, вскользь брошенный на открытки, сразу зацепился именно за неё. Надю как будто кольнуло что-то изнутри, заставив присмотреться к ней получше. К несчастью, у девочки было плохое зрение, и, чтобы как следует рассмотреть открытку, Надя стала перегибаться через парту...
   - Эй! - шикнула ей в ухо Вера. - А ну давай назад! Совсем того, что ли? Мозги дома на просушку оставила? - девочка втащила подругу на место. - Да что с тобой? Ты, Надюха-сеструха, видать, сегодня не выспалась!
   "Надюха-сеструха" очумело потрясла головой, отгоняя наваждение. Никакой старшеклассницы уже не было, она сразу собрала валентинки и вылетела из класса со скоростью пули, выпущенной из автомата Калашникова: рык Барисовой гарантировал ей заикание в ближайшие полчаса как минимум. Как в банке. Надя ещё раз помотала головой, пытаясь восстановить в хронологической последовательности то, что с ней произошло. Барисова наорала на старшеклассницу. Та выронила валентинки. Потом тут же их подняла и скрылась за дверью. Нет, что-то не сходится. Ведь Надя сначала увидела открытку, потом долго её разглядывала, потом стала вылезать из-за парты... Это всё минуты три заняло, не меньше! И всё это время валентинки лежали не полу! Значит, девушка подняла их не сразу... Или сразу? Что же тогда, получается, что Надя на пустой пол всё это время пялилась, и ничего вокруг себя не замечала? Наверное, так и было. Барисова уже давно забыла про дежурную старшеклассницу и в данный момент доказывала Кочану, что ложиться спать надо в восемь часов.
   "Наверное, я просто запомнила, как выглядит эта открытка, и всё время представляла себе её в своём сознании. Замечталась. А когда очнулась, всё встало на свои места. С Верой такое часто случается: идет себе, думает о чем-то своем, и ничего вокруг себя не видит, всё ей по барабану. Хоть кирпич ей на голову урони - не заметит", - решила Надя. Решила и успокоилась.
  

* * *

   - Ой, блин! Блин, блин, блин! Кто-нибудь из вас читал про эту Евфросинию Полоцкую по белорусской литературе? - простонала Вера, готовясь к уроку у Гарпии.
   - Да не волнуйся ты так, - утешила подругу Надя. - Гарпия сначала сама про неё расскажет, а уже потом спрашивать будет. Там ничего сложного.
   - И всё-таки, по что там? А то если она меня вдруг вызовет, мне будет просто грандиозный архикирдык в квадрате.
   - Да так... В общем, эта Евфросиния была очень умной и красивой, впрочем, в первом я сомневаюсь, так как она вопреки родительской воле не пошла замуж, а стала монашкой. Там, в монастыре, она книги какие-то переписывала, чего-то там строила, а в конце жизни отправилась в Иерусалим. Там на радостях расцеловала всё, до чего дотянулась, а потом вдруг заявила, что ей все и всё надоели и надоело и умерла. Это вкратце.
   - Ладно уж, и на том спасибо, - хмыкнула Вера.
   Вошла Гарпик Ирина Николаевна. С мрачно-торжественным видом она объявила, что сейчас ещё раз повторит весь материал о Евфросинии Полоцкой, а потом учинит допрос и горе тому, кто ответит неправильно!
   Через пару минут в класс просочились Оля с Аней и, хором оповестив, что были в кафе, поспешили на свои места. Гарпик Ирина Николаевна поморщилась, но продолжила.
   Вера понимала, что надо бы послушать, так как Надин рассказ полностью вылетел из головы. Но мысли путались, её нещадно клонило в сон. Лампы под потолком усыпляющее гудели. Вроде Евфросиния была монашкой... И кого-то там целовала... И что вроде она было несчастной... Вере стало её жалко. А потом подумала, что надо этой Евфросинии съездить куда-нибудь отдохнуть. В Париж там...
   После бесплодных попыток понять, о чём толкует Гарпия, и связать это как-то с Надиными словами, извилины Веры завязались тройным морским узлом, поэтому нет ничего удивительного в том, что когда Гарпия спросила явно засыпающую ученицу, куда к концу жизни отправилась Евфросиния, Вера сонно ответила:
   - В Диснейленд!
   7 "А" заржал. После столь нудной лекции Верина фраза пришлась как нельзя кстати. Гарпия поджала губы, всем своим видом давая понять, что ничего более умного от ученицы, которая на ее уроках думает не чаще трёх раз в год, она и не ожидала.
   В дверь постучали, и на пороге показалась та же дежурная, что заходила в кабинет к Барисовой.
   - С-с Д-днем Свят-того В-валентина вас! - испуганно сказал девушка, ещё явно не оправившись после первой попытки вручить 7 "А" их открытки.
   - Проходи, - сухо бросила Ирина Николаевна.
   Девушка облегчённо вздохнула.
   Класс загалдел. Все девчонки с интересом оглядывались на дежурную и нетерпеливо крутились на стульях.
   Любе пришло двадцать четыре валентинки от Феди. Правда, девушка столь высокого проявления внимания не оценила, так как открытки были сделаны из туалетной бумаги. И ещё одна, правда, маленькая, пришла от Вовы, так что Люба была на седьмом небе.
   Наде пришло пять штук от Прохора, одна из них - около полуметра в диаметре.
   У Веры поклонников не было, так что валентинок ей никто не присылал. Впрочем, она не сильно расстроилась, хотя в душе слегка позавидовала Любе, которая ловила легкие туалетнобумажные валентинки, разлетавшиеся во все стороны, и запихивала их в сумку, и Наде, которая размышляла, куда ей теперь девать подаренное Прохором сердце и не проще ли будет для удобства сложить его в восемь раз и засунуть в мусорку?
   Надя понимала, что это глупо, но тем не менее уже нарисовала себе в воображении, как ей приносят валентинку и букет жёлтых, под цвет галстука, роз от Паши...
   Федя возмущенно доказывал, что кто-то спёр одну из его валентинок, так как он посылал Любе двадцать пять, целый час их в почтовую коробку просовывал!..
   Дежурная старшеклассница уже собиралась идти к двери, как вдруг остановилась и со вздохом "О, еще три!", спросила:
   - Матвеенская Вера, Радько Любовь и Чикунова Надежда есть? Вот, возьмите.
   Девочки с интересом подошли к пустой парте, на которую старшеклассница кинула три квадратные, светло-коричневые открытки. В углу каждой из них чёрными чернилами красивыми буквами было написано имя одной из девочек.
   Подруги протянули руки к странным валентинкам, и с этого момента окружающий мир перестал для них существовать.
   Вера как завороженная взяла свою открытку и сразу же ощутила странное покалывание в пальцах. Открытка была вроде и не бумажная, а как бы из очень твёрдого тонкого картона. Коричневую поверхность покрывали желтые и белые разводы. Вера осторожно провела кончиками пальцев по своему имени, написанному чёрными чернилами, по странным линиям, образующим что-то вроде рисунка. Покалывание усилилось. Вера всмотрелась в лимонные изгибы рисунка, и ей на секунду показалось, будто в светло-жёлтых разводах поблескивают сотни искорок, миниатюрных молний. Покалывание в пальцах ещё усилилось, и Вере даже захотелось отдёрнуть руку, но она сдержалась. Иллюзия тотчас пропала.
   Вера помотала головой и медленно открыла валентинку. Внутри она выглядела точно так же, как и снаружи, за исключением того, что вместо её имени посреди желтых разводов такими же чёрными чернилами было выведено слово "tempus". Что оно значит, Вера не знала. Но была уверена, что это не признание в любви неведомого поклонника. В этот миг руку кольнуло особенно сильно. Открытка полетела на пол. Вера очнулась и огляделась по сторонам. КиШ насыпали в Машкину густейшую, не поддающуюся расческе шевелюру каких-то опилок, и Вера поёжилась при мысли о том, что будет, когда Машка это заметит. Федя с увлечением замазывал парту корректором, Оля и Аня пересчитывали полученные валентинки.
   Вера оглянулась на подруг. Люба и Надя неподвижно стояли, глядя на свои открытки с отчуждённым выражением лица. Девочка положила руки подругам на плечи. Девчонки вздрогнули и очнулись. Люба ойкнула и тоже выронила свою открытку.
   - В чем дело? - тихо спросила Вера.
   - Мои... руки, - удивленно пробормотала Люба, глядя на пальцы. Они покраснели и выглядели обожжёнными.
   Надя осторожно положила свою открытку на стол и в полнейшем недоумении уставилась на свои руки.
   - Девчонки, это что ж такое, а?
   Её пальцы были покрыты тонкой корочкой льда, которая растаяла почти сразу после того, как Надя положила открытку на стол.
   Вера подняла свою валентинку с пола и положила рядом с открытками подруг. Надина была с серовато-голубыми разводами, Любина - с красно-оранжевыми.
   - Красиво, правда? - прошептала Люба, проводя пальцем по своей открытке.
   - Ты что-то почувствовала? - спросила Вера.
   - Ага. Я её когда в руки взяла, она оказалась теплой. И чем дольше я её держала, тем горячее она становилась. А когда долго в эти узоры смотришь, то там... там... как будто огонь пляшет... - неуверенно высказала свои впечатления Люба.
   - А у меня наоборот... Она холодная-холодная была, у меня даже пальцы инеем покрылись. А там, в этих разводах... - Надя в восхищении глянула на подруг. - Так красиво! Снежная буря! Снежинки летят! Интересно, кто это прислал?
   - Тупой вопрос, - отметила Люба. - Одно ясно - такие ни в одном магазине не купишь. И как это так получается? Чтоб горячо было? Или холодно? Обогреватель с холодильником они что ли туда засунули?
   - Всё может быть. Микрообогреватель...
   - А у меня что засунули? - поинтересовалась Вера, поделившись своими ощущениями. - Ток пропустили? А что это за слово там внутри написано? "Темпус" какой-то... Вам это что-нибудь говорит?
   - Не больше, чем китайский иероглиф, который писал ногой контуженый индус, - заявила Люба.
   - Почему китайский? - удивилась Надя.
   - Потому что японские я уже почти все выучила, - с нежностью произнесла Люба.
   - А почему индус?
   - Ну, я не знаю. Выражение такое. Отстань!
   - Слушайте, девочки, по-моему, это уже чересчур! - заявила Вера. - Все эти странности, зеркало с зайцами, а теперь ещё и это...
   - Только не говори мне, что считаешь эти валентинки... или как их ещё назвать... волшебными, - поморщилась Надя. - Может, и вправду микрохолодильник внутри и рисунок с голограммой...
   - А ты не задумывалась, почему их прислали именно нам троим, а? - поинтересовалась Люба.
   - Задумывалась!
   - Ну и?
   - У меня такое ощущение, что над нами кто-то издевается, - призналась Надежда.
   - Ну-ну. Вставлять обогреватель в открытку... Деньги тратить... Писать какую-то ерунду... Да кому это надо?
   - Кстати, писать ерунду... У кого можно спросить, что это слово значит? Кто у нас хорошо языки знает? - спросила Вера.
   - Как кто? Юра, конечно! - воскликнула Люба, схватила со стола валентинку и кинулась к школьному лингвисту, но Вера с Надей одновременно схватили её за рукава.
   - Стой ты! С ума сошла! Зачем ему открытку-то показывать?
   - А... Ну да. Ладно, - не долго думая (долго думать - это вообще не для Любы) девочка схватила ручку и переписала слово на ладонь.
   Юра с блаженным выражением на лице ел яблоко, одновременно решая задачку по физике.
   - Юрик, а Юрик! Не поможешь, а? - спросила Люба.
   - Давай! Чего надо-то? - добродушно откликнулся Юрась. - Мне помочь не трудно.
   - За что я тебя и люблю, - умилилась Люба. - Вот, гляди, это что за слово? - она протянула парню ладонь.
   - Это... м-м-м... Дай подумать... Ага! Это латинское слово, переводится "время".
   - Время? Ладно... - слегка озадаченно сказала девочка. - Спасибо!
   - Время? Какое время? - удивлённо спросила Вера. - И при чем здесь время? Это что, намек на то, что мне пора сменить батарейку в часах? - она повернулась к Наде. - Ну что? Это, по-твоему, тоже часть розыгрыша?
   Надя лишь хладнокровно пожала плечами:
   - Такой возможности исключать нельзя! Я в волшебство не верю. НЕ ВЕРЮ! И всё.
   - Я тоже не верю. Но очень хочется верить, - печально сказала Вера.
   Прозвенел звонок.
   - Знаете что, - неожиданно сказала Люба, - надо узнать побольше про то зеркало у Нинки. Откуда оно взялось, зачем его вообще к нам принесли... И желательно сегодня же сравнить его и тот отпечаток. Кстати, можно?..- она протянула руку к Вериной открытке и немного подержала её на ладони. - Странно. А я ничего не чувствую. Никакого покалывания, вообще ничего.
   Вера схватила Надину валентинку.
   - Я тоже! Ну что, по-твоему, они туда не просто холодильник засунули, но и такой холодильник, который только на одного человека реагирует? По отпечаткам пальцев?
   - Ну, я не знаю, - совсем растерялась Надя. - Это же было просто предположение, чего ты цепляешься?
   - Девочки, я конечно понимаю, что приятно получить открытку в День Святого Валентина, но не стоит задерживаться в классе, ведь их можно рассмотреть и в коридоре, не правда ли? - раздался сзади голос Гарпии.
   Девчонки подпрыгнули от неожиданности.
   - Да, да, мы уже идем, Ирина Николаевна... - пробормотала испуганная Надя.
   - И открытки с собой заберите, нечего у меня в классе склад макулатуры устраивать, - добавила учительница, пододвинув рукой Верину валентинку. Едва она дотронулась до открытки, как тут же отдернула руку.
   - Ох, зима, всё наэлектризовано... - пробормотала она, потирая руку, и добавила в ответ на недоуменные взгляды подружек: - Меня ваша открытка током ударила.
   - Ну я уже совсем ничего не понимаю! - честно воскликнула Надя, выйдя из класса. - То она, открытка в смысле, бьется током, то не бьется... Ерунда какая-то.
   - Вот видишь! - торжествовала Вера. - В шутку нам это никто не мог прислать!
   - Да ладно, ладно, понимаю, что глупость сморозила. Слушайте, а может, эта штука через раз бьет? Смотрите, дежурная брала - все было нормально, взяла Вера - её ударило, взяла Люба - ей ничего, взяла Гарпик - её шарахнуло...
   Вера вытащила открытку. И снова пальцы ощутили ободряющее покалывание.
   - Ну вот! Я же сейчас чувствую! Как и в прошлый раз было, и совсем это не удар током, а так... Покалывание, даже приятно...
   - Ну, значит, она действительно только на тебя реагирует, а Гарпию просто током ударило...
   - Бумажка? Током? Насколько я знаю, током бьют металлические предметы, ну еще шерстяные и синтетические вещи... - возразила Люба.
   - Но она же сама сказала...
   - Ну и что? Она - учитель белорусского языка и литературы! Вот если бы тебе это Мороз сказала...
   - Ладно, проехали. Если так, то я не знаю, что и думать.
   - А ты не думай. Тебе вредно. Пошли лучше к Нинке. Прямо сейчас.
   - Сейчас... - расстроилась Надя. Ей было лень.
   - Сейчас! И кончай тут из себя несчастную беженку-сиротку корчить! Руки в ноги и пошли! - распорядилась Люба.
   - Хватит командовать! Я не...
   - Боже мой, вы заткнетесь когда-нибудь или нет? Сил больше нету вас слушать! Неужели трудно перестать спорить для разнообразия? Ладно. Если хотим успеть до конца перемены, то надо и вправду брать ноги в руки!
   Друзья зашли в библиотеку. Надя с Любой продолжали переругиваться.
   - Здравствуйте, Нина Николаевна! Можно с вами поговорить? - поздоровалась Вера.
   - Да, конечно, девочки заходите! - улыбнулась Нинка, приглашающе махнув рукой с длинными, с рисунком из осенних листьев ногтями.
   - Я... Мы хотели спросить про то зеркало в хранилище. Как оно там оказалось? И зачем?
   - Да ничего особенного. Зеркало вроде бы очень старое, довольно ценное. Директор хотел его у себя в кабинете поставить. Привёз откуда-то, а потом выяснилось, что в его кабинете нужен срочный ремонт - батареи прорвало, что ли. Ни с того ни с сего. Ну, не везти же зеркало назад! Поставили в хранилище, чтоб не мешалось. Только знаете что? Оно пропало.
   - КАК пропало?! - хором воскликнула девчонки.
   - А вот так, - сокрушенно покачала головой Нинка. - Сегодня утром захожу в хранилище, а его нету. Причем ключ есть только у меня, замок не взламывали, а окон в хранилище нету.
   Девочки, потрясённые, вышли из библиотеки. Прозвенел звонок на биологию, но этот незначительный факт остался без внимания.
   - Значит, зеркало пропало. И, кажется, я знаю, где оно сейчас, - сказала Вера.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   67
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"