Матвеенко Майя Владимировна: другие произведения.

Глава 13. Театр начинается с вешалки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 13

Театр начинается с вешалки

   - Здорово, о чём речь? - поинтересовались три подруги, подходя к 339-ому кабинету, в который уже вставили двери. Кутас, который наконец вспомнил, что меньше чем через неделю надо будет представить на общественный суд "Ромео и Джульетту" и назначил на понедельник, то есть на сегодня, первую репетицию, как всегда опаздывал.
   Привыкший к этому 7 "А" что-то увлечённо обсуждал, столпившись у закрытой двери.
   - Спорим, кто сейчас больше зарабатывает! - ответила Оля, сплюнув жвачку на пол и поправив ремень красных бридж со стразами.
   - Те, кто кражей людей занимается! - авторитетно заявил Прохор. - Я по телику смотрел. Они крадут, например, ребёнка из богатой семьи, а потом выкуп требуют!
   - О! Народ! Слушайте, а давайте украдём Игната! Точнее, он сам украдётся. А деньги потом между всеми разделим и ему тоже дадим, а то он давно говорил, что если ему Барисова двойку за четверть по истории Беларуси влепит, то ему на карманные расходы давать не будут, а она точно влепит, вот ему это и будет вместо карманных!.. - предложил Андрей. - А вообще больше всего зарабатывают шахтёры...
   - Ну, пошлите в шахту! Постучим молоточками с полчасика, огребём тысчонку-другую баксов... - размечтался Кочан. - А я вообще скоро миллионером стану! Художником! Я шедевр нарисовал!
   - Это какой же? - заинтересовался класс.
   - А во! - Игнат залез в сумку и вытащил оттуда довольно мятый и заляпанный жирными пятнами листик в клеточку. Потом развернул. Там был нарисован салатовый более-менее равносторонний треугольник.
   - Ну и? Это что, хочешь сказать, твой шедевр?
   - А то! Знаете такой "Чёрный квадрат" Малевича? А это - "Зелёный треугольник" Кочана!
   - Угу, смотри только звёздной болезнью не заболей, гений! - насмешливо сказала Аня, взмахнув в сторону Игната ярко-оранжевыми ресницами.
   - А вообще и лингвисты много зарабатывают, и программисты... - размеренно произнёс добродушный Юрик, жуя яблочко. - Главное раскрутиться, а там любая работа может быть прибыльной! Яблочко кто-нибудь хочет?
   - Я!!! - протянулось к Юрасю с полдюжины рук.
   - Интересно, Кутасёнок сегодня вообще появится или нет? - поинтересовалась получившая яблоко Машка, поправляя на носу очки и встряхивая невообразимо пышной гривой. - Может, опять забыл?
   - Нет, уже идет, я ему только что звонила! - объявила Скуратова Марго, подходя к подруге и перекидывая через плечо заплетенные в косу волосы, - Маш, дай я об тебя руки погрею!
   - А вдруг он по дороге сюда забудет, куда идёт? - фыркнула Вера.
   - Ага, с него станется... Вы про поход в поликлинику вспомните! Сначала он забыл, что мы должны были идти вместе с 9 "Б" в пятницу, пришлось идти вместо уроков в понедельник, потом опоздал на два часа, потом привёл нас в поликлинику, и выяснилось, что он забыл нам сказать, что обследование должны проходить только те, кому уже есть тринадцать лет, потом вспомнил, что забыл сказать нашим учителям, что мы на медосмотре и на уроках нас сегодня не будет...
   - Оля, ну что ты за человек такой? - укоризненно произнёс появившийся на лестнице Сергей Владимирович.
   Оля фыркнула и передёрнула плечами: мол, а вот такая я.
   - Заходите, - вздохнул учитель, открывая класс.
   7 "А", толкаясь и переговариваясь, ввалился в помещение, рассаживаясь кто за парту, кто на парту.
   Кутас раздал по увесистому томику Шекспира на парту.
   - Роли бы что ли для начала распределили? - неуверенно предложил он.
   - Сергей Владимирович, представляете, даже я прочитал! - похвастался Игнат, обмахиваясь своим "шедевром".
   - Молодец, ну прям вундеркинд! - ехидно похвалила его Аня.
   - И я уже выбрал, кем буду! Я и Андрей! Я буду левой занавеской, а Андрюха - правой! - парни изобразили из себя занавески, которые разъезжаются в разные стороны.
   - Кочан, не валяй дурака!
   - Нельзя?.. Ну, ладно, тогда чур я буду этим... как его... братом Лоренцо! - поставил ультиматум Игнат.
   - Ты - монахом?! - не поверил Кутас.
   - А что?! Мне нужен новый образ... И вообще, я хочу наших Рому и Джульетту обвенчать!
   - Не Рому, а Ромео, - поправил учитель.
   - Да какая разница! Короче, я - монах, и точка!
   - А вообще у нас на все мужские роли пацанов не хватает, поэтому я буду играть Балтазара, слугу Ромео! - решила Аня.
   - А я буду самим Ромео! - заявил Федя.
   - А кто Джульеттой?
   - Люба, может, ты? - с надеждой предложил Фёдор.
   - Не, там учить много. Я буду слугой кормилицы!
   - А кормилицей будет Машка! - сообщила Марго. - А я - Капулетти и Монтекки!
   - Что, и тем и другим сразу? - удивился Сергей Владимирович.
   - Ага! Они там вместе только в самом конце, так там одного из них Машка сыграет!
   - Почему только в конце?.. Там же ещё где-то было... - заметил Максим.
   - Так мы ж не полностью ставим, а в сокращении!.. - возразила Аня.
   - Я буду Тибальтом! - вскочил на парту Шуйский. - Я хочу на мечах драться!
   - Андрей, слезь с парты. Давайте, у кого ещё какие предложения?
   Через полчаса роли кое-как разобрали.
   - А нам ещё нужны декорации, костюмы...
   - А когда репетировать? У меня завтра музыка!..
   - Мне монашеская ряса нужна!
   - И мечи... Два хотя бы.
   - А кто будет Джульеттой, так и не решили?!
   - Там ролей на всех не хватает!..
   - Стол нужен, табуретки, чайник с кружками...
   - А где костюмы взять??!
   - Сергей Владимирович, а мне роли не досталось!
   - Я не хочу быть пажом!!!
   - Где мой мобильник?!!!
   - Сергей Владимирович, а вы можете хрюкнуть?
   - А я кем буду?.. - растерянно спросила Надя.
   - Табуреткой! - радостно предложил Андрей. - А что? Хорошая роль, не трудная, и учить много не надо, и при смене декораций уносить со сцены тебя не придётся, сама убежишь!..
   - У нас аптекаря нету, вот им и будешь!.. - решил Кутас, пытаясь правильно соотнести в списке роли и участников, ибо ученики никак не могли прийти к консенсусу и каждый перемерил не менее трех ролей, прежде чем окончательно определиться.
   - А ещё нам нужен чайник, - заметила Наташа, записывающая список необходимых предметов.
   - Тогда возьмём Андрея! - внесла предложение Полина. - Он полный чайник!
   - Сама ты кофеварка! А для тебя я - электрочайник!
   - Костюмы дома ищите, - велел учитель.
   - А табуретки со столовой можно притащить! И чайник! Стаканов не дадут, можно и не просить...
   - А вместо мечей я могу две антенны от телевизора принести! - сказал Андрей. - Я как раз один допотопный телик на помойке нашёл и разломал. Мамка потом жуть как ругалась, когда я его домой притащил (подумаешь, грязный, а я, видите ли, его на новый светлый ковёр поставил!..) и велела выкинуть, только я трансформатор и антенну под столом спрятал...
   - Это одна. А вторая?
   - А вторую я от нашего телевизора отломаю! - не задумываясь выпалил Шуйский.
   Кутасу эта идея не очень понравилась, но так как альтернативы не было, пришлось согласиться на поломку телевизора.
   - Вот и отлично, если что, я маме скажу, что это вы мне велели! - обрадовался Андрей. Кутас тут же передумал, но Андрей притворился глухим, немым и вообще недоразвитым.
   Кроме того, так как у всех после занятий был миллион дел, которые ну никак нельзя отложить, пришлось пойти на уступки: снять детей с уроков.
   Авторитет Шекспира, написавшего такое чудесное произведение, как "Ромео и Джульетта", в глазах 7 "А" вознёсся до небес.
  

* * *

   - Значит, так, - велел Кутас. - Я отпускаю вас с уроков, чтобы вы успели сходить домой пообедать - слышишь, Оля, пообедать, а не покурить за школу! - но вы должны пройти очень-очень тихо, так, чтобы вас никто не слышал! Сначала в раздевалку идут девочки, через три минуты мальчики, а ещё через три минуты - Кочан и Шуйский!
   7 "А" захихикал. Всё-таки своего классного они любили. И пошутить может, и ошибки в контрольных не все замечает... Где ещё второго такого возьмёшь?
   Через час Вера с Любой сидели за первой партой. Люба, почёсывая сморщенный нос, вглядывалась в ксерокопию сценария. Начальный экземпляр был написан от руки, а почерк оказался довольно неразборчивым, видимо, писали в сильной спешке. Неудивительно - концерт через три дня!
   - Какой дурак это написал?! - возмущалась девочка.
   - Как какой? Тут же написано - Шекспир! - удивилась Вера.
   - Да нет, сценарий кто так написал? Они что, левой ногой писали?..
   - Нет, правым ухом! - обиделась входящая с табуретками из столовой Наташа, чьему перу принадлежала ксерокопия.
   - Не может быть! У тебя же такой почерк хороший! Всегда списывать удобно было!
   - Да я спешила ужасно... Фух, - староста поставила железные колченогие табуретки в угол. - Кстати, Вера, ты в курсе, что будешь Джульеттой?
   - Какой Джульеттой?! - обалдела девочка.
   - Зелёной в крапинку! - развеселилась втаскивающая чайники с отломанными ручками Полина, увидев Верино замешательство. - Это Кутас вчера Нате сказал.
   - Кошмар какой, - выдохнула девочка, оседая на стул.
   - Да нормально всё, выучишь, у тебя же память хорошая... - сказал вошедший Кутас. - Радько, опять в джинсах пришла?!
   Люба, не вставая со стула, задрала ноги кверху, опровергнув замечание учителя, и вернулась к сценарию.
   Постепенно подтянулся остальной класс. Началась репетиция.
   Кутас, чтобы его было видно над более высокими семиклассниками, с ногами залез на свой стол и, бешено размахивая шелестящим сценарием, выкрикивал команды и замечания:
   - Игнат! Побольше смирения! И не надо постоянно таращиться на... Верину верхнюю часть ног! И не ори так! Смирения больше, покорности!.. Ты же монах!

Ночь сердится, а день исподтишка

Расписывает краской облака.

Как выпившие, кренделя рисуя,

Остатки тьмы пустились врассыпную. -

   смиренно забубнил Кочан, путаясь в сшитой из домашнего покрывала в цветочек рясе.
   - А ты, Оля, что, спрашивается, делаешь?!
   Оля, играющая пажа молодого графа Париса, жениха Джульетты, которым был Максим, как раз репетировала отрывок.
   Максим:

Едва услышишь шорох, свистни мне.

Давай цветы, и делай, как сказали.

   Оля:

Сам свои цветы неси! Чего пристал?

И мало ли, что ты мне там сказал!..

   О как я, аж в рифму!
   - Ну, Ольга, и что это такое? Кто так со своим хозяином разговаривает?! Граф Парис же твой благодетель! А ты на него так смотришь, словно придушить хочешь. Федя, а у вас дела как?

- Я ваших рук рукой коснулся грубой...

   Э-э-э... Что там дальше? - Фёдор деловито вытащил из-под пиджака листик и развернул. - Ага!

Чтоб смыть кощунство, я даю обед...

   А при чём здесь обед? Он что, голодный? А! Обет, а не обед!

...Я даю обет...-

   Федя нагнулся, чтобы поцеловать Вере руку. -

К угоднице спаломничают губы

И зацелуют святотатства след...

   Тьфу, нитка в зубах застряла! Ты, Вера, перед тем как я тебя целовать буду, рукава, что ли, закатай...
   - Где ты видел, чтобы на балу девушки рукава закатывали?! Я что, стирать собираюсь?
   - Нигде, - согласился Шилин. - Я вообще типа ни одной девушки на балу не видел! Я и бала-то ни разу не видел!
   - Полина! Наташа! - надрывался Кутас. - Вы же жёны злейших врагов! Леди Капулетти и Леди Монтекки! Вы друг друга терпеть не можете! А злейшие враги, тем более дамы, не сидят в своих платьях на одном столе болтая ногами, хихикая и жуя жвачку! Где ненависть во взгляде?
   Девчонки посмотрели друг на друга, попытались состроить зверские рожи, но тут же покатились со смеху.
   Вот кто действительно соответствовал роли, так это Машка-Кормилица. Пухленькая, румяная, добрая, болтающая без остановки, вся в разноцветных платках и косынках...
   - А ты, Люба, её служанка! - поучительно сказал Кутас. - Ты должна относиться к своей госпоже с почтением!
   - Ничего я никому не должна! - возмутилась Люба.
   - Должна!
   - Нет!
   - Да!
   - Нет!
   - Да!
   - Нет!..
   - Сергей Владимирович! - воззвал Андрей. - Мне с Юриком страшно драться! Он меня на две головы выше и в два раза шире! А я его ещё и убивать должен буду! Это будет выглядеть нереалистично! - в конце своей речи Шуйский ткнул антенной, играющей роль меча, Юру в бок. Тот подпрыгнул от неожиданности и дёрнул за жалюзи, которые тут же обвалились вместе с карнизом. Карниз задел за горшок с кактусом, который чуть не упал на голову Исрафиловой. Но Аня всё равно подняла визг - профилактический.
   А Кутас печально подумал, что это была только первая репетиция, и прощально обвёл взглядом свой 339-ый кабинет, предчувствуя, что скоро от него ничего не останется.
  

* * *

   Школьные дни - уроки вперемешку с репетициями - пролетели незаметно и весело. Андрей и Федя не расставались со своими "шпагами", тыкая ими всех рядом стоящих во все заинтриговавшие их места. Девочки умыкнули из кабинета трудов все кружева, надеясь с их помощью сделать свои наряды более похожими на средневековые. Те девушки, которые играли мужские роли, на все вопросы у доски отвечали утробным басом, что вызывало и у учеников, и у учителей приступы смеха, - репетировали.
   Кочан вообще в школу ходил исключительно в своей рясе в цветочек, благословляя и крестя каждого встречного-поперечного, и смиренно, как учил Кутас, бубня молитвы на всех уроках. Правда, молитва была обращена почему-то не к богу, а к соседу по парте, а если прислушаться, то модно было разобрать такие слова, как "Квэйк", "Варкрафт" и "КонтрлСтрайк", но это если сильно постараться.
   Веру даже вне репетиции продолжали называть Джульеттой, Надю-аптекаршу - отравительницей, а когда уборщица зашла в туалет, где Полина с Наташей репетировали свои роли и пытались изобразить на лица презрительную ненависть, то при виде этих жутких перекосов лица техничку чуть не хватил удар.
   И вот когда до выступления остался один день, 7 "А", репетируя последний акт, в котором хоронят Джульетту, столкнулся с проблемой: где взять гроб?
   Андрей предложил склеить его из картонных коробок: одна, здоровенная, от подаренного на день рождения компьютера, у него была, другие можно было найти в магазинах.
   Но когда он притащил в школу своё творение, Вера категорически отказалась в него ложиться, так как получалось, что в ногах у неё написан штрих-код, слева - "Витязь", справа - "сделано в Китае", а на крышке, крупными оранжевыми буквами, "ПОЗДРАВЛЯЕМ!" - видимо, на неё пошла коробка от того самого подарочного компьютера.
   - Да это на гроб не похоже совсем! - возмущалась девушка.
   Тогда Федя, чтобы никто не перепутал, предложил прибить к крышке табличку с надписью "ГРОБ", но Вере и эта идея не понравилась.
   Пришлось картонный гроб убирать, притаскивать из мастерской доски и сколачивать новый. Получилось кривенько и не очень прочно, но, как сказал Прохор опять не очень довольной Вере: "Будешь хорониться второй раз - выберешь какой больше нравится, хоть с золотым тиснением, а пока, для первого раза, и так сойдёт!".
   Гроб покрасили чёрной краской и выставили в коридор.
   На этом этаже почему-то сразу стало ходить меньше народу.
   Джульетту решили зарезать Фединым пластмассовым ножом, лезвие которого при нажатии входило в рукоятку - он купил его в магазине розыгрышей, - а кровь взяли искусственную, как написано на упаковке, легко отстирывающуюся в тёплой воде.
   Вроде бы всё было готово.
  

* * *

   И вот он наступил - последний день третьей четверти. Небольшой концерт и пьеса Шекспира "Ромео и Джульетта" в исполнении 7 "А" под руководством С.В. Кутаса.
   Всё началось с того, что возмущённые Вера, Наташа и Маргарита прибежали к Кутасу и сообщили, что Кочан ткнул одолженной у Андрея антенной Аню Исрафилову, которая, изображая из себя пажа, вернее, пажиху, нарядилась в какую-то полупрозрачную кофточку с дырками. Кочан случайно попал антенной в одну из таких дырок, проколол кофту насквозь и ткнул "шпагой" в стену, где она и застряла, стиснутая с двух сторон деревянными панелями, и теперь Аня, вопящая благим матом, оказалась пришпилена к стене, как бабочка. А Игнат антенну вытащить не может, потому что сломать боится.
   Пришлось Сергею Владимировичу в срочном порядке бежать выколупывать "меч".
   Когда девочек красили - при выходе на сцену макияж должен быть ярким, - Федя что-то подсыпал в коробочки с блеском, и через три минуты у свежеокрашенных позеленели губы.
   Пришлось одалживать у Ани и Оли новую косметику (те всегда имели при себе полный набор) и перекрашивать актрис.
   И наконец за двадцать минут до начала концерта подошёл Шуйский и сообщил, что возле их кабинета играли в футбол какие-то придурковатые второклассники, которые попали мячом по Вериному гробу и он развалился, а новый делать некогда, значит, придётся пустить в игру картонный поздравительный, фирмы "Витязь".
   - Не зря я его не стал выкидывать! - порадовался Андрей.
   Вера чуть по-настоящему не умерла.
   И вот расставлены нарисованные Полиной, Маргаритой и Наташей декорации, все одеты и накрашены и готовы к выходу.
   Раздвигаются занавески, роль которых так рвались исполнять Андрей с Игнатом.
   - Федя! - прошипел стоящий со своим классом за кулисами Кутас. - Ты что тут делаешь?! Тебе же на другую сторону! А Юра где? Он же не только роль Меркуцио исполняет, но ещё и на фортепиано подыгрывает! А ты иди, иди давай!
   Федя покорно побежал по сцене на другую сторону. Тут Кутас заметил там Юру, и замахал ему, приказывая подойти. Однако Фёдор решил, что жест адресован ему и, круто развернувшись, побежал обратно. Увидев это, Кутас снова замахал, показывая на другую сторону.
   Федя описал на сцене полукруг, разворачиваясь. А Сергей Владимирович снова стал звать Юру.
   Федя, почти добежавший до кулис, опять развернулся.
   В зале захихикали.
   Федю начали звать Люба и Вера, находящиеся по другую сторону от Кутаса. Шилин растерянно остановился посреди сцены, не зная куда идти и вертясь то в одну сторону, то в другую. Потом, видя, что весь зрительский зал уже хохочет вовсю, махнул на Кутаса рукой и, убрав со лба длинные блондинистые волосы, побежал к девочкам. По дороге споткнулся об нарисованный трехэтажный дом и вместе с ним загремел на пол.
   Зрители уже тихо сползали с сидений.
   Шилин быстро поднялся, деловито поставил дом на место, и всё-таки добрался до кулис.
   Спектакль начался, на сцену вышли Федя-Ромео и его друг Бенволио-Коля с микрофонами.
   Коля:
   - Ромео, с добрым утром!
   Федя:
   - Разве утро?
   Коля:
   - Десятый час.
   Федя:
   - Как долог час тоски!
   БУМ!
   Уроненный прошлый раз Федей дом снова грохнулся на землю. Федя поднял его и продолжил:
   - Что это, не отец мой удалился?
   БУМ!
   Федя с Колей снова подняли дом и последний сказал:
   - Да, твой отец. Какая же тоска тебе часы, Ромео...
   БУМ!
   - Фу-ты, не дом, а чебурашка какой-то, всё время чебурахается! - проворчал Коля, забыв убрать ото рта микрофон.
   Зрители веселились.
   Федя подпёр дом плечом:
   - Тоска о том, кто б мог их сократить. Как сразу... э-э-э... типа... - под хохот зала Федя поднёс к глазам ладонь со шпаргалкой. - Как сразу, не смотря на слепоту, находит уязвимую пяту!..
   Федя и Коля закончили диалог и повернулись, чтобы удалиться.
   ТРАХ!!!
   Как только Шилин отпустил чебурахнутый дом, упал не только он, но и все поставленные в ряд декорации.
   Ольга Игоревна и Былина Валентина Васильевна, наблюдавшие за сценой от входа, недовольно переглянулись после очередного взрыва хохота.
   - Бессмертная трагедия Шекспира, называется, - буркнула Мороз.
   Тем временем декорации сменили. На сцену принесли деревянную стену, больше похожую на забор. С одной стороны от неё посадили на стул Джульетту, с другой встали Ромео с друзьями Бенволио и Юрой в роли Меркуцио.
   Федя с надрывом продекламировал: "Куда уйду я, если сердце здесь?" и начал лезть через стену. Подпрыгнул, навалился животом и... застрял. Подрыгал длинными ногами, покряхтел... Без результата.
   Зрители аплодировали и закатывались от смеха.
   Наконец Юре надоело на это смотреть, он обошёл стену с другой стороны, оказавшись таким образом в неприступной комнате Джульетты, и дёрнул Федю на себя. Раздался треск, и Шилин вместе со стеной рухнул на свою возлюбленную.
   Зал надрывался от хохота, а крайне смущённый Юрик, "сокрушивший на пути влюблённых все преграды", как потом говорили, осторожно поставил покосившуюся стену на место.
   - Не, ну яны издеваются! - возмутилась Былина.
   - Я их классному руководителю выговор сделаю! - пообещала Мороз.
   А на сцене события продвигались к любимой сцене Игната: к венчанию Ромео и Джульетты.
   На сцену вышел Кочан в рясе в цветочек (опять смех в зале). По дороге волочащийся по полу край зацепился за какой-то гвоздь, и по мере медленного приближения маленького белобрысого монаха к венчающимся ряса так же медленно с него сползала, пока Игнат не остался в джинсах с дырками (Мороз грозно нахмурилась) и майке с надписью "Металлика" (зрители уже начали икать). Мальчик спохватился, подхватил покрывало, накинул его на плечи и продолжил свой путь, то и дело останавливаясь и меленько крестя смеющуюся аудиторию.
   Былина снова возмущённо закудахтала, но Мороз уже и сама едва сдерживала улыбку, а директор так и вовсе смеялся вовсю.
   В этот момент Игнат завопил дурным голосом: "Объявляю вас мужем и женой, можете поцеловать свою невесту!!!" и, распевая марш Мендельсона, прошествовал за кулисы.
   На сцене промелькнула схватка Тибальта-Андрея с Федей на антеннах. Андрей был убит и с диким воплем, больше похожим на боевой клич индейцев, чем на предсмертный стон, аккуратненько осел на пол. Ещё и устраивался поудобнее полчаса. А когда Юра с Колей уносили его с поля боя, ойкал и громким шёпотом возмущался, почему его так неудобно несут (Юрась в отместку при вносе за кулисы несильно стукнул его головой об стену).
   Потом появились Джульетта с Машкой-кормилицей и закатили печальную речь о смерти Тибальта. В конце одной из самых душераздирающих фраз появился сам Тибальт, который забыл на сцене шпагу. Вера проводила его недоумённым взглядом, потом спохватилась и продолжила.
   Зрители ликовали.
   Действо подошло к смерти Джульетты. Кутас отослал Юру к знаменитому электрофортепиано, на котором была - точнее, должна была быть - записана мелодия похоронного марша.
   Когда Веру в гробу с надписью "Витязь" и "Сделано в Китае" вносили на сцену, актовый зал содрогался от приступов уже слегка истерического хохота. Держащий крышку Игнат, как бы в подтверждение праздничного настроения, стоя во главе у "мёртвой" и под её же уничтожающим взглядом демонстрировал публике надпись "ПОЗДРАВЛЯЕМ!". Кроме того, Федя всё-таки, во избежание недоразумений, приклеил на место штрих-кода бумажку, на которой было написано, что это "ГРОБ! РУКАМИ НЕ ТРОГАТЬ!"
   А когда Юра нажал на кнопку воспроизведения, выяснилось, что пока фортепиано стояло в актовом зале, кто-то стёр похоронный марш и на его место записал "Калинка моя".
   Когда из динамиков грянуло "В саду ягода калинка, калинка моя", все зрители в зале повскакивали с мест, дико хлопая в ладоши и пританцовывая.
   - Эх, Верка, какие шикарные мы тебе похороны устроили, - шепнула Наташа.
   Когда похоронная процессия, сотрясаясь от хохота, удалилась (Юра отключил "Калинку" и вместо неё поднёс к микрофону телефон Игната, среди мелодий которого была и провожающая в последний путь), на сцене снова появился Ромео. Он узнал о смерти любимой и сейчас в глубоком горе (чего по ухмыляющейся роже не скажешь) искал аптекаря, чтобы купить яду и отравиться.
   Надя-аптекарь замогильно произнесла:
   - Составы есть. Но в Мантуе казнят торгующих такими веществами.
   Федя ответил:
   - Ты так убог - и жизнью дорожишь? Провалы щёк твоих - живая повесть о голоде; горящие глаза - об униженьях. Нищета согнула тебя в дугу...
   С каждой строчкой пышущая здоровьем Надя всё больше насупливалась, вызывая новые приступы веселья.
   - Вот порошок. - Надя достала откуда-то пятилитровую бутыль из-под питьевой воды с ручкой и надписью огромными буквами красным фломастером "!!!ЯД!!!" ("Упаковка для города, где за продажу ядов казнят - что надо! Даже ручка есть, чтобы носить было удобнее. Только афиши на спине не хватает, что это ядоторговец идёт, - шутил Андрей. - Я уж про количество молчу... Чтоб сразу полгорода отравить!")
   Далее шла сцена, где Парис (Максим) - жених Джульетты - дерётся с Ромео, Ромео побеждает и протыкается своим чудо-кинжалом у гроба недовольно вертящейся Джульетты, обильно разбрызгивая легко отстирывающуюся кровь на зрителей и по сцене.
   Потом входят брат Лоренцо, супруги Капулетти и Монтекки (то, что Наташа и Полина на голову выше своих мужей - Машки и Марго - уже никого не смущало), и Игнат-монах, одной рукой придерживая рясу, из-под которой выглядывали кроссовки, а другой держа крышку гроба с надписью "ПОЗДРАВЛЯЕМ!", провыл:

Но повесть о Ромео и Джульетте

Останется печальнейшей на свете!

   Зрители повскакивали со своих мест, неистово аплодируя, хохоча и вопя, и стали закидывать кланяющихся артистов мелкими деньгами и головными уборами (деньги быстро подбирал Игнат, а шапки уборщицам попадались после этого ещё в течение полугода). Многие побежали за автографами.
   А Мороз, слушая дружные вопли "БРАВО!", решила, что выговор Кутасу всё-таки делать не будет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   105
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"