Матвеенко Майя Владимировна: другие произведения.

Глава 17. Сюрпризы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 17

Сюрпризы

   Через день, утром в четверг, Надя с озадаченным видом подошла к только что вошедшим в раздевалку спортзала Вере и Любе и таинственно произнесла:
   - Он светится.
   Подруги, которые до этого увлечённо обсуждали физрука Котика - Люба от скуки уже и в него собралась влюбиться, а Вера её отговаривала, - недоумённо на неё уставились.
   - Камень, - сочла нужным уточнить девочка.
   - В смысле - светится? Сияет? Так это мы и сами видели, - сказала Вера. - Свет отражается от граней и поэтому...
   - Да нет! - нетерпеливо перебила Надя. - Не днём на свету сияет, а ночью, в темноте. Светится. Так, не сильно, а просто... Ну, видно его. Светлое такое пятно.
   В этот момент вошли Машка с Марго.
   - Девочки, - затарахтела Машуня, - сегодня же биология! Приступаем к плану "А"! Марго пойдёт к этому Константиновичу после урока и попросит поговорить с ней после занятий, и если он согласится, то пойдём к нему после истории Беларуси, ой, а сегодня ведь история, а я домашку не сделала, ой, а ещё и физика, ой, боюсь! А у меня скоро День Рождения, мне кролика подарят, а то у меня хомячок умер...
   - Мы пойдём конфет разных купим, каждого вида понемногу, - вмешалась Скуратова, видя, что Машку понесло не туда, куда надо. - Чтобы угощать. Скиньтесь все рублей по сто!
   Девчонки, сидящие в раздевалке, полезли в сумки.
   - Ой, надо ещё парням сказать! - воскликнула Маша и юркнула в дверь. Надя успела глянуть на её ярко-салатовые штаны и апельсиновую куртку и неодобрительно покачала головой. Хотя Маша и говорила, что это у неё такой стиль, Надя его совершенно не понимала.
   Котиков, физрук, громко потребовал выходить, Марго дособирала деньги, записав должниками опять опаздывающих Аню и Олю, и прекрасная половина 7 "А" вывалила из раздевалки в спортзал.
  

* * *

   - Ненавижу Мороз, ненавижу физику, ненавижу 331-ый кабинет, в котором она проходит, ненавижу... - бубнила Надя, плюхаясь на первую парту в пустом ещё кабинете биологии после физики.
   - Уймись! - Вера, Люба, Полина и Наташа проявили удивительное единодушие.
   - Ну что уймись, что уймись?! У меня на физику аллергия! В обострённой форме! Я когда на букву "Ф" смотрю, у меня от страха в глазах темнеет и ноги подкашиваются! А когда Мороз вопить начинает, то даже стёкла дрожат, того и гляди треснут! Громче неё только Былина орала, когда её ручники вместо того, чтобы вручную стирать, в стиральную машину засунули, да ещё вместе с красными юбками, в которых наш гимназический хор выступает!
   - А Барисова? - посмеиваясь, спросила Полина. Наташа мыла доску, рисуя мокрой тряпкой человечков на покрытой мельной пылью доске.
   - Да, ну и Барисова ещё... Только наша Тамара Ивановна басом, а Ольга Игоревна на фальцет срывается. Я слышала, они недавно опять поцапались.
   - О-о-о нет! - в класс ввалились Оля с Аней. - Мороз, потом этот тупой биолог, а потом ещё и Барисова со своими столыпинскими реформами... Ну просто житья не стало мирным гимназистам! - Ольга икнула и в обнимку с Анютой, чьи ярко-красные локоны растрепались и зигзагами торчали в разные стороны, направились к своему месту на последней парте.
   Вскоре подвалили остальные. Марго педантично строчила в блокнотике, кто и сколько сдал, Зеленко Машка, чьи кудри подпрыгивали в такт шагам, перечисляла виды и качество конфет, но Маргарита только отмахивалась. Она была девушка серьёзная, и к предстоящему мероприятию готовилась ответственно.
   Писать контрольную по биологии никому не хотелось.
  

* * *

   На истории Беларуси незабвенная Тамара Ивановна обводила аудиторию бдительным взглядом маленьких чёрных глазок и, пока ещё была перемена, бубнила, что: красить надо ум, а не волосы (это к Ане); что цокать надо не каблуками, а мозгами (это к Оле, которая сегодня пришла не в кроссовках, а на шпильках, на которые Люба недовольно посматривала); что пользоваться корректором нельзя (это к Шилину, на чьём зелёном галстуке красовалась искусно вышитая бутылка водки "Кристалл"); что рыба гниёт с головы, а класс со старосты и, наконец, последовало напоминание, что читать можно роман, книгу, а историю нужно учить! И, Исрафилова, выкинь жвачку в мусорку!
   Прозвенел звонок.
   Маргариты всё не было.
   Её верная подруга Машка озабоченно ёрзала на стуле, все заинтересованно переглядывались, косясь на дверь и гадая, когда же появится Марго, и что же с ней такое случилось: раньше она никогда не опаздывала на уроки. Шуйский прошептал на весь класс: "Я же говорил, что он инопланетянин! Он похитил Скуратову и сейчас ставит над ней опыты!" Игнат нетерпеливо вертелся и подпрыгивал на стуле от любопытства.
   На него-то первого Барисова и обрушила свой праведный гнев:
   - Ты чего прыгаешь?! Я тебе сейчас как прыгну!
   - Лучше не надо! - испугался Кочан, глядя на необъятную фигуру исторички и представляя себе, как после прыжка пол покрывается трещинами и вместе с партами проваливается в находящийся ниже спортзал.
   Барисова пошла багровыми пятнами, как вдруг Оля, решив выручить Игната, пнула под партой Коля Прохора. Тот подскочил и возмущённо воззрился на бунтарку, как и Барисова.
   - Ты чё делаешь?! Я тебе щас...
   - Да что ты мне сделаешь?! - Ольга упёрла руки в боки. Коля мгновенно стушевался: связываться с Ольгой не каждый рискнул бы, уж что-что, а драться она умела!
   - Лакизо!!! - басом заревела учительница. - Ты что творишь?! А ну марш из кабинета!!!
   - Нет, спасибо, мне здесь как-то больше нравится, - крайне вежливо отказалась Оля. - И вообще, у меня имя есть! - она подмигнула Игнату, и он посмотрел на неё с благодарностью. Коля быстро смекнул, к чему Оля всё затеяла и сел, перестав дуться.
   - А НУ ВОН, КОМУ СКАЗАЛА!!! - Барисова подошла к Олиной парте, схватила девушку повыше локтя и потянула к выходу. - НУ?!!! ЖИВО! ТЕБЕ ЧТО, ПОМОЧЬ?!
   - Да, помогите, поднесите сумочку! - немедленно согласилась Ольга, сунув Барисовой в руки вышеозначенный предмет.
   Тамара Ивановна ошалела от такой наглости и уже открыла рот, чтобы сообщить, что она сейчас же идёт к Мороз, но тут в дверь робко постучали и на пороге появилась Марго: волосы заплетены в косу, светлая юбочка ниже колен и очаровательная розовая кофточка с кружавчиками.
   - Скуратова? - не поверила Барисова, даже забыв про Олю, которая, воспользовавшись моментом, юркнула на своё место. - Ты опаздываешь?!
   - Простите, Тамара Ивановна! - девочка проникновенно посмотрела на учительницу огромными глубокими серыми глазами и взмахнула длинными светлыми ресницами. - Мне очень жаль, что пришлось опоздать на историю Беларуси, это мой любимый предмет! Но меня задержал Валерий Константинович, наш биолог. Я ему всё объяснила, сказала, как мне жаль будет огорчать такую замечательную учительницу своим опозданием, но он настаивал и мне пришлось задержаться, не могу же я спорить с учителем, это некрасиво...
   - Во шпарит! - восхищённо шепнула Люба на ухо Вере, глядя на Марго. - И складно как, прям заслушаешься!
   Барисова, услыхав про "замечательную учительницу", немного смягчилась:
   - Ну ладно, садись и пиши объяснительную, почему опоздала.
   Марго повернулась и пошла на своё место, показав классу страшно загадочное лицо и красноречиво расширив глаза, уведомляя таким образом, что осталась у биолога не зря.
  

* * *

   В пятницу утром, опоздав всего лишь на пять минут на первый у 7 "А" урок по русской литературе, Кутас вошёл в 339-ый кабинет.
   - Сергей Владимирович! - возмутился Андрей, вынырнув из-за шкафа, где теперь сидел на всех уроках русского вместе с Игнатом. - Если вы ещё раз опоздаете, запишем вам замечание в журнал, отведём в кабинет к Мороз и выгоним из класса! И родителей в школу!!
   - Шуйский, успокойся! - велел Кутас. - Иди к себе за шкаф! Но тему всё равно запишите! - учитель махнул рукой на доску, где было написано: "Александр Александрович Блок. 1880-1921гг. с.235" и добавил: - А потом читайте его биографию на странице 235. Через полчаса буду спрашивать!
   За шкафом его проигнорировали и врубили на мобильнике развесёлую мелодию.
   Через полчаса злой Кутас крикнул, стараясь заглушить музыку:
   - Кочан, рассказывай, что ты знаешь про Блока?!!!
   Из-за шкафа в лёгком замешательстве выглянула белобрысая физиономия Игната. Музыка смолкла.
   - Да?.. Я?.. Ну... Э-ээ... Был такой писатель, Александр Александрович Блок. Он родился в 1880 году, - продолжил он глядя на доску, - и умер в 1921. Его биография написана на странице 235.
   Кутасу захотелось взвыть. Особенно после того, как от парты, где сидели Оля и Аня донеслись слова: "А-8! Мимо! Г-4! Ранила! Г-5! Убила!"
   - Исрафилова!!! Ты что, в морской бой играешь?!
   - Ага, представляете! - радостно согласилась Аня.
   - Давай дневник!
   - Зачем?
   - Замечание запишу!
   - И что вы там напишете?
   - Напишу: "На уроке русской литературы Аня играла в морской бой".
   - Давайте лучше типа вы мне напишете! - самоотверженно вылез Федя.
   - Написать тебе вместо Ани, что ты играешь в морской бой?! - Кутас был наповал сражён его благородством.
   - Да нет, напишите мне, что, типа, "Аня играет в морской бой"! - пояснил Шилин.
   Кутас со вздохом отмахнулся. Свой класс ему никогда не удавалось переспорить, особенно когда они начинали защищать друг друга, сбивая учителей с толку. Пусть внутри класса и возникали некоторые разногласия, перед лицом общего врага они мгновенно объединялись, защищая и помогая друг другу.
   Вот и сейчас, Сергей Владимирович, не переспорив Аню с Федей, уже забыл, за что сердился на Кочана. У него даже появилось подозрение, что Аня с Олей умышленно дали ему понять, чем они занимаются, чтобы отвлечь от Игната.
   - Внимание! - крикнул Кутас. - Э, народ! Э-э!! Я сказал: ВНИМАНИЕ!!! - учитель сложил руки рупором и провопил что есть мочи. Класс слегка утих. - Экзамены начинаются в конце апреля, я забыл, когда точно. Максим получил право вольного посещения уроков: он готовится к олимпиаде по физике. Приведите в порядок свои дневники и тетради: их будут проверять! А ещё Мороз Ольга Игоревна и Былина Валентина Васильевна будут следить за порядком в гимназии и за её оформлением, так что, очень советую, кто не хочет умереть мучительной смертью - не сорите! Выключайте за собой свет и закрывайте воду!! И, Оля и Люба, если вам дорога жизнь, не носите джинсы!!! - с надрывом закончил Кутас и добавил: - Экзамены сдаются по шести предметам: русскому, белорусскому, физике, математике, истории Беларуси и биологии.
   7 "А" покосился на гордо молчащую Марго. Она подмигнула.
  

* * *

   На перемене Маргариту прижали к стенке.
   - Слышала?! Нам по биологии экзамен сдавать, а ты молчишь!!! Есть шанс его как-нибудь задобрить?! - Полина и Наташа, выступив вперёд, потребовали отчёта. 7 "А", обступив Маргошу кругом, безмолвно внимал.
   Марго гордо постояла, наслаждаясь всеобщим вниманием, а потом начала рассказывать:
   - Захожу я, значит, к нему после урока в кабинет. Постучалась, он ответил: "Войдите!" Я вхожу ­- он сидит за столом, на меня своими жуткими глазами смотрит, как будто насквозь видит! Ну я там сначала притворилась, будто в теме кое-что не поняла - но на самом-то деле я всё поняла, специально самый понятный абзац выбрала, чтобы он увидел, какая я умная. Он начал объяснять, я его спрашиваю: "Так?" "Да". "Так?" "Да". Даже не похвалил ни разу, зараза! Я вообще с биологии почему начала: предлог же нужен был! Я всё ждала, пока он одну из этих своих любимых мудрёных фразочек скажет, чтобы можно было на них плавно перейти. А он всё не говорит, как специально! Ну, наконец не удержался, ляпнул что-то непонятное, даже не на русском. "Magna est veritas et praevalebit". Спрашиваю: что это за язык? Что это значит? Он говорит: это на латыни, на русский переводится как "Велика истина, и она восторжествует". Я спрашиваю: а вон та, что вы прошлый раз говорили... В общем, встал он на свои любимые рельсы и поехал... Я чуть не заснула! Да ещё жутко заинтересованную физиономию приходилось изображать. Хотя ему, кажется, было всё равно, с какой физиономией его слушают. Уже и звонок прозвенел, а он всё болтает! На историю Беларуси опоздать! Жуть! Но я... пожертвовала собой во имя нашего класса! - патриотично закончила Марго и добавила: - Я спросила, можно ли мне к нему ещё как-нибудь прийти, и он согласился!
   7 "А" поощрительно поаплодировал.
   - Молодец, Маргоша, у тебя талант! - похвалил Андрей.
   - Опять латынь... Хм?.. - протянула Вера и три подруги задумчиво переглянулись.
  

* * *

   На выходных подругам встретиться так и не удалось: учителя, чувствуя на себе ответственность за хорошую сдачу учениками надвигающихся экзаменов, завалили домашними заданиями. Ученикам, чувствовавшим ответственность за свою гимназию, которая обязана была получить первое место в районе, приходилось их выполнять.
   Поэтому, сидя на самостоятельной по математике в понедельник утром на разных рядах, девчонки мучались и терзались от желания поговорить и горько жалели, что не завели ещё одну тетрадь по переписке - на этот раз общую и для парней и девчонок.
   Терезка, невысокая и молоденькая, выглядела сегодня особенно внушительно, и грозно вышагивала между рядов, явно переняв данный тип поведения у Мороз Ольги Игоревны. Правда, в отличие от последней, при ней шпаргалки ученики 7 "А" всё равно ухитрялись прятать. Тренировались перед экзаменом.
   Стояла гробовая тишина, поэтому звонок мобильника прозвучал особенно резко. У Феди Шилина. Он извинился и отключил телефон. Но через полминуты он зазвонил снова. Потом ещё раз. Потом ещё...
   - Федя, ну что такое, выключите наконец телефон! - не выдержала Тереза Антоновна.
   - Да ну что вы, в самом деле! - упрекнул её Игнат. - Ему же мама звонит! А раз мама, то по важной причине! У него, может, троюродная тётя умерла!
   Федин телефон зазвенел ещё раз.
   - Да сколько же у него тёть?! - возмутилась Терезка, когда сотовый зазвонил в шестой раз.
   - Ну, кончатся тёти, пойдут дяди... - пожал плечами Игнат.
   В этот момент прозвенел настоящий, школьный звонок, и класс вывалил в коридор, поспешно рассовывая по карманам шпоры.
   Подруги кинулись друг к другу, но тут к ним подошли Машка и хихикающая Марго:
   - Привет, девчонки! - радостно поприветствовала их Маша. - У меня сегодня День Рождения...
   - Знаем! Поздравляем тебя! - хором откликнулись Вера, Надя и Люба. - Будь здорова как корова и расти большая и толстая!
   - Спасибо!.. Ну так вот, мне наши пацаны знаете что подарили?!
   Машка достала из портфеля флакон. Подруги прочитали: "Шампунь для объёма волос". Перевели взгляд на пышнейшую, не поддающуюся расчёске Машкину шевелюру и расхохотались.
   - Ну вот, - Маша философски хмыкнула и засунула шампунь в сумку. Потом обернулась и крикнула в ухо пробегающему мимо Андрею:
   - Свинёнок ты, Шуйский!
   - Сама такая! - отмахнулся он, не сбавляя скорости.
   - Перестань на него кидаться, он же не виноват, что его в детстве пару раз головой вниз уронили, - махнула рукой Люба. Маша и Марго согласно кивнули и отошли.
   - Пошли на русский, - мотнула головой в сторону 339-ого кабинета Вера.
   - Пошли. Этот Валерий Константинович знает латынь. И говорит на латыни. Как вы думаете... - с жаром начала Люба.
   - Никак! - отрезала Надя. - Если с нами произошло пару необычных событий, то вы теперь уже во всём видите тайну! Он же биолог, возможно, заканчивал медицинский, или биологический. А там латынь учат. Так что ничего удивительного я не вижу.
   Вера разочарованно вздохнула.
   - Ну посмотрим, - насупилась Люба.
   - Посмотрим, посмотрим, - заверила её Надя, которая, чтобы видеть лица друзей, обогнала их и шла спиной вперёд. - Вы бы сейчас лучше про экзамены подумали... Ой!
   Хождение по оживлённому школьному коридору задом наперёд может закончиться только одним: вы на кого-нибудь наткнётесь. Так и случилось.
   - Уй! - Надя отпрыгнула в сторону, желая освободить проход тому, на кого только что налетела, но вместо этого наступила ему на ногу. - Ох! Извините! - Надя глянула на ошалелые лица подруг и оглянулась, испугавшись, что наткнулась на какого-нибудь жуткого учителя типа Гарпик. Оглянулась и замерла. Это был не учитель. Это было намного хуже.
   Это был Паша.
   - М-м-м... Э-э... Ой... - девушка смущённо таращилась на ярко-жёлтый галстук: в серые глаза заглянуть так и не решилась, только мельком, когда не поняла ещё, кто перед ней.
   - Ничего, прощаю. На первый раз, - парень хмыкнул, с весёлым интересом поглядев на девчонку. Улыбнулся, отодвинул её в сторону и пошёл дальше по коридору, помахивая чёрной папкой. У лестницы ещё раз оглянулся с ухмылкой и исчез за поворотом.
   Надя стояла посреди коридора, покрасневшая пятнами, с блаженной улыбкой, шпыняемая со всех сторон плывущими по своим делам в школьном неиссякаемом потоке учениками.
   Вера с Любой поспешили втащить её из коридора в класс и посадить за парту. Надя положила сумку на стол, на неё - руки, а на них - голову. И принялась со счастливейшим выражением на лице разглядывать стоящий на подоконнике чахлый кактус, как будто он был величайшим сокровищем её жизни.
   - Тяжёлый случай, - вздохнула Вера, помахав у Нади рукой перед носом. - Только я с тобой и твоим Жигаловым отмучалась, вторая влюбилась! У вас всё любовь да любовь, учиться у вас времени нет, всё у меня списываете. А я что, левая?
   - Наверно, - пожала плечами Люба. - Говорили же мы тебе: влюбись в кого-нибудь!.. Тогда бы все вместе у Максима списывали...
   Подруги повернулись к мечтающей Наде спиной и стали наблюдать за Аней, которая залезла на учительский стол Кутаса вместе с Игнатом и отплясывала лезгинку.
   Вбежавший со звонком Сергей Владимирович это увидел и завопил:
   - Исрафилова, у тебя с головой всё в порядке?!
   Аня остановилась, быстро достала из сумочки зеркальце и оглядела свою голову со всех сторон:
   - Ой, нет, у меня чёлка не так лежит!
   Учитель безнадёжно махнул рукой:
   - Я узнал точную дату экзаменов! Я немного ошибся, они будут не в конце месяца, а через неделю! Первый - в понедельник! Тогда же приезжает инспекция.
   Класс притих, и даже Надя приподняла голову, вырываясь из своего мечтательно-восторженного состояния.
  

* * *

   После русского 7 "А" благословил Маргаритку на поход к биологу. Решили, что ей лучше идти сейчас, а не после урока биологии, так как он был последним, а узнать об итогах операции всем хотелось уже сегодня, к тому же биолог дал "добро" приходить на переменах в любое время.
   - Только на историю не опаздывай! - посоветовал Коля. - Второго раза Барисова не простит.
   Маргарита кивнула и пошла к лестнице.
   На историю она пришла со звонком с крайне удивлённым, растерянным и задумчивым видом. Звонок только что прозвенел, а Барисова уже допрашивала Олю:
   - Лакизо!..
   - Не Лакизо, а Олечка! - поправила Оля.
   - Ты параграф читала?
   - Нет! Учила!
   - Это роман или книгу можно читать, а историю... Что?.. - Барисова сбилась с привычного ритма. - Учила, говоришь? - насупилась она. - Ну, сейчас посмотрим, как ты учила!.. Что значит "партизанская зона"?
   - Это... зона партизан!
   - Наташа Калоша! - взревела Тамара Ивановна. - Ты почему свой класс так распустила?!
   - А я тут при чём? - растерялась Ната.
   - Как при чём?! Запомни: рыба гниёт с головы, а класс ­- со старосты!!! Ты погляди на Лакизо - синим волосы покрасила!!!
   - Это не краска! Это оттеночный шампунь! - возмутилась Ольга, удивляясь, как можно не знать таких элементарных вещей.
   Марго под прикрытием этой разбираловки тихонько скользнула на своё место.
  

* * *

   На перемене 7 "А" обступил её плотным кольцом, но она категорически заявила, что не будет ничего рассказывать, пока не поест.
   Страшно интересуясь личностью загадочного преподавателя, ученики едва ли не на руках отнесли её в столовую, пододвинули тарелку, наложив двойную порцию салата и тройную - котлет, и стали ждать, пока худенькая Маргоша всё это проглотит.
   Люба налила чаю: сначала Наде и Вере, потом себе. Правда, пока она ставила чайник, её стакан взяла Маша. Люба имениннице ничего не сказала. Второй стакан забрала Марго. Люба опять промолчала и решила налить сразу несколько порций, в надежде, что ей хоть что-то достанется.
   Но надеялась зря.
   Наконец ей удалось урвать стаканчик, и девочка потянулась за своей картошкой, а когда обернулась, стакана уже не было.
   Надя с Верой хихикали, Люба в последний раз налила остатки чая в гранёный стакан, велела Вере подержать, взяла вилку и потянулась к стакану. Вера убрала руку, и стакан тотчас схапал Шуйский.
   - Андрей! - взвизгнула Люба. - Это мой чай! У тебя вообще к чаю какая-то нездоровая любовь! Налей себе сам! Мне что, плюнуть туда надо, чтоб его никто не брал?
   Началась борьба за стакан. В итоге всё его содержимое вылили на Веру, а Марго наконец доела и приготовилась рассказывать:
   - Сегодня я попала к нему в лаборантскую, - сказала Марго.
   Класс зашумел.
   - Вы знаете, чтобы спланировать дальнейшие действия, мне надо было узнать о нём побольше. А он не рассказывает. А в лаборантской все биологи держат свои вещи, вот я и решила, что надо поглядеть, какие у него есть личные вещи, ну там, фотография семьи...
   - Ну и как ты туда попала? - жадно спросил Андрей.
   - Это было трудно... - закатила глаза Марго.
   - А кому сейчас легко? - вздохнул Кочан.
   Марго недовольно глянула на него и продолжила:
   - Начинаю разговор, а сама думаю, как бы туда заглянуть?.. Решила намекнуть, что пить хочется, чтоб пустил из крана воды набрать. Раз намекнула, два... не доходит. Тогда прямо говорю: "Можно попить зайти?" А он, вместо того чтобы меня пустить, вздохнул так тяжело, стаканчик взял пластиковый и сам набирать пошёл. Я думаю, что делать? Смотрю, звонок скоро. Ну, я к двери подбегаю, кричу: "Извините, я сейчас попью, и мне на урок надо!" - и заглядываю к нему в лаборантскую. Ну, он так поморщился недовольно, стакан дал. Я пью и его рабочее место разглядываю. И знаете что?.. Ничего! Стол пустой абсолютно, портфельчик потрёпанный, по виду тоже не шибко полный, и даже верхней одежды на вешалке никакой нет! Я ушла, а он так и не сказал, можно мне ещё раз прийти, или нет... Так что я теперь даже не знаю что делать, - Маргарита беспомощно развела руками.
   В задумчивой тишине столовой, где остался только 7 "А", прозвучал громкий шёпот неугомонного Шуйского:
   - Я же говорил, что он инопланетянин!
  

* * *

   - Экзамены переносят с понедельника на четверг! - объявил Кутас в пятницу утром после привычного ритуала успокаивания ребят, и 7 "А" облегчённо вздохнул. - А теперь возвращаемся к литературному творчеству Ломоносова. Каково самое главное событие в его жизни? Лакизо!
   - Оля! - поправила Оля.
   - Оля... - покорно согласился Кутас. - Каково главное событие в жизни Ломоносова?
   - Он умер! - предположила девушка.
   Кутас как всегда не успел ничего ответить, потому что прозвенел звонок на перемену (сегодня учитель опоздал на полчаса).
   - На следующей неделе инспекция приезжает, будет почти на всех уроках сидеть, не подведите!.. - крикнул Кутас вслед уходящим ученикам.
   - Эй, народ, пошлите к Гарпии, перед уроком поговорить надо!!! - заорали КиШ.
   - Зачем? - удивилась Вера, нагоняя Андрея.
   - Не знаю, - пожал плечами парень. - Староста, то есть Наташа, сказать что-то хотела...
   Класс ручейком потёк в противоположный конец коридора в кабинет белорусского, из которого вышла высокая пожилая женщина с суровым лицом и короткой стрижкой - Гарпик Ирина Николаевна.
   Воспользовавшись отсутствием учительницы, 7 "А" закрылся в классе и Наташа приступила к обсуждению важнейших проблем:
   - Значит, так, я хочу узнать, каковы будут наши дальнейшие действия в отношении биолога?
   - Я попробую сходить к нему сегодня после уроков, - ответила Марго. - Вчера на уроке он вроде был не такой злой. Только если вы хотите узнать, чем дело кончилось, вы должны будете меня подождать, я же не буду всех обзванивать!
   - О, отлично! - заявила Оля. - Сегодня после уроков я приглашаю вас отпраздновать в нашем школьном кафе мой юбилей!
   - Как?! - изумилась Полина. - Тебе уже пятнадцать?!!
   - Да нет! - отмахнулась девчонка. - Не такой юбилей! Сегодня я прогуляю географию, и это будет сотый урок, который я прогуляла за этот год! Скинемся по две-три тысячи, составим вместе пару столов, оттянемся под музычку... Кафе-то до трёх работает! И сегодня мороженое привезли!!
   Класс согласно загалдел.
   - Далее... - произнесла Ната. Насчёт этой инспекции... Мы хотим, чтобы наша гимназия обогнала 201-ую?
   - Да!!!
   - Вон ту, жёлтую, напротив, в которой Макаронкин учится, чтоб ему на олимпиаде икалось всё время?
   - ДА!!!
   - Тогда предлагаю во время инспекции вести себя примерно, джинсов и бридж не носить, за школу курить не ходить, учителей и даже Кутаса слушаться!
   Повисла секундная пауза, но потом с новой силой грянуло дружное "ДА!!!!!", а Федя от избытка чувств чмокнул Любу в щёчку, за что и получил портфелем по голове.
   На том и порешили.
  

* * *

  
   Сразу же после английского 7 "А" собрался в кафе. Аня прошла по кругу, собирая деньги и заказы, парни сгоняли за подносами и начали перетаскивать еду от стойки с буфетчицей к столам. Девочки разливали газировку и сок по одноразовым стаканам, раскладывали бутерброды и булочки по тарелкам и клали мороженое на салфетки.
   Маргарита ушла к биологу: ребята видели, как она вошла следом за ним в класс.
   Всё было готово. Семиклассники расселись за стол. Первой как старосте слово предоставили Наташе:
   - Сегодня мы собрались здесь, чтобы поздравить нашу храбрую боевую подругу по школе, бесстрашно, бок о бок с нами сражающуюся с лексикой, фонетикой, синусами, косинусами и столыпинскими реформами, с весьма впечатляющей датой: сто прогулянных уроков! Пожелаем же ей удачи, счастья, приступа кашля у Мороз, когда она проходит в джинсах мимо, и будем надеяться, что сто прогулов - это ещё не предел!
   7 "А" зааплодировал и все, держа вафельные стаканчики с мороженым, как бокалы с шампанским, чокнулись - каждый со своим соседом - и откусили по кусочку.
   Внезапно дверь в кафе распахнулась и в помещение влетела растрёпанная Маргарита. Она выглядела растерянной и даже слегка испуганной.
   - В чём дело? - удивлённо спросила Ольга, по праву виновницы торжества сидя во главе стола.
   - Там... там... биолог... нету!..
   - Чего-чего?
   Маргарита немного отдышалась, плюхнулась на пустой стул, выдула стакан минералки и начала говорить:
   - Я вошла следом за биологом, вы же сами видели. Ну, спросила, можно мне ещё у него что-нибудь спросить. Мы поговорили минут десять, а потом он как-то махнул руками, будто воду с пальцев стряхивал, встал быстро - и в лаборантскую... Я удивилась, и тут же за ним, узнать: что такое? Понимаете, между тем, как он туда зашёл, и тем, как я туда забежала, не больше трёх секунд прошло! Понимаете?! Я сразу же за ним кинулась!!!
   - Ну и???
   - Его там не было!!! Нигде! Окна закрыты, а двери другой в лаборантской нету!! Я его и звала, и искала: везде, даже под столом и в шкафу с гербариями, - его нигде, НИГДЕ НЕ БЫЛО!!! Куда он мог деться?!
   Вера почувствовала резкое покалывание в боку и удивлённо схватилась за это место рукой. Карман. А в кармане...
   Вера нащупала пускающую через неё электрические заряды валентинку, которая едва ли не светилась, даже сквозь ткань...
   Девочка глянула на подруг.
   Люба с шипением вскочила, прижимая руку к карману брюк, Надя отдёрнула ладонь от покрывшегося инеем края портфеля.
   Все трое кинулись к выходу, провожаемые недоумёнными взглядами одноклассников, и заперлись в туалете.
   Вера поспешно выдернула из кармана валентинку и швырнула её на пол, массируя бок. Люба и Надя сделали это ещё раньше, и теперь первая дула на обожжённые пальцы, а вторая, напротив, пыталась согреть их дыханием.
   Жёлто-белые, красно-оранжевые и серо-голубые узоры мягко светились. Надя жалась к покрытой белой квадратной плиткой стенке, Люба недоумённо и с подозрением косилась на квадратные открытки.
   Вера осторожно приблизилась и двумя пальцами за краешек приподняла валентинку с мокрого грязного пола.
   Открыла.
   Раньше там каллиграфически было выведено слова "tempus" - "время". Сейчас ниже добавилось ещё одно. "Fugit".
   Вера молча продемонстрировала это друзьям.
   Люба без слов достала из сумки ручку и переписала словосочетание на ладонь, подхватила свою открытку, бережно сдув с неё капли, и решительно вышла из туалета.
   - Ты куда? - удивилась Надя, подбирая с пола светящуюся картонку. После первого прикосновения своих хозяек валентинки сразу же погасали.
   - К Юре, - коротко ответила Люба, толкая дверь в кафе.
   Веселье было в самом разгаре. Под недовольным взглядом буфетчицы ребята одновременно включили на телефонах одинаковую мелодию, чтобы звучало громче, уплетали булки за обе щёки и перекидывались кусочками хлеба, норовя попасть соседу по носу. Про таинственное исчезновение биолога уже благополучно забыли.
   - Юра! - жарко зашептала Люба, присаживаясь на корточки у Юриного стула. - Как вот это переводится? Это латинский.
   - "Tempus fugit"... Хм... Ну... Я бы сказал так: "Время бежит". - Юра внимательно разглядывал Любину ладонь. Потом перевёл на неё глаза и спросил: - А что это вы, решили латынь выучить?
   - Да нет, - выступила вперёд Вера, - мы там в газете текст один нашли, типа ребуса, на латинском частично. То, что на латинском, мы недавно узнали, а вот как перевести? Словаря ни у кого нет. Может, мы их тебе будем понемногу показывать, а ты переводить? Мы... там не очень много.
   Юра задумчиво откусил кусок баранки и то ли кивнул, то ли пожал плечами:
   - Ну ладно.
   - Юрик, я тебя обожаю! - объявила Люба и девушки отошли от стола.
   - Пойдёмте сходим в ту лаборантскую? - предложила Вера. - Может, у Марго просто глюки, и он сейчас там сидит?
   - Меня вот что интересует, - сказала Надя, всё ещё державшая в руках свою валентинку. - Связано ли вот это, - она показала им зажатую между указательным и средним пальцами открытку, - с Валерием Константиновичем и его исчезновением, если он и вправду исчез.
   - Конечно! - воскликнула Люба.
   - Возможно, - Вера задумчиво опёрлась на перилла. - Пойдёмте в лаборантскую. Может, он там.
   Друзья почти бегом поднялись на второй этаж и осторожно заглянули в кабинет биологии.
   Ничего особенного. Солнце косыми лучами падает на парты, папоротники по углам комнаты гордо растопырились в разные стороны, дувший сквозь щели в оконной раме лёгкий ветерок шевелил полупрозрачную кружевную занавеску. Всё дышало тишиной и спокойствием. Дверь в лаборантскую было приоткрыта.
   Подруги на цыпочках, стараясь не нарушать тишины, прерываемой лишь далёким шумом машин на улице, подошли к двери и поглядели в щёлку.
   Ничего, кроме кактуса на подоконнике, не увидели.
   Пришлось, на всякий случай постучав, отворить дверь.
   Тоже никого. Только всё та же умиротворённая тишина тонким слоем пыли лежит повсюду. Вера даже удивилась, почему так тихо, но потом вспомнила: в школе ведь уже никого нет, и хотя одноклассники в кафе веселятся на полную катушку, здесь ничего не слышно.
   Люба, увидев, что в лаборантской пусто, пропихнулась между подругами в комнату и, по-хозяйски уперев руки в боки, огляделась.
   - Окна заклеены, значит, через них он вылезти не мог. Двери другой и вправду нет. Под столом Марго смотрела, а шкафы слишком маленькие, туда бы он не поместился, - прокомментировала она.
   Вера с Надей осторожно зашли за ней и стали оглядываться. Ничего необычного. Шкафы с гербариями и допотопными микроскопами, два стола и пустые крючки для верхней одежды возле двери. Даже зеркала нет.
   - Смотрите! - воскликнула Вера, обойдя стол с другой стороны. - Это его портфель.
   Он и правда стоял там, старенький и потрёпанный, как и рассказывала Марго, коричневый, с потрескавшейся и кое-где стёртой кожей и полуотвалившейся ручкой, почти пустой... Почти...
   Не подумав, что делает, что это чужие вещи, что их нельзя трогать, Вера присела на колени на потёртый линолеум и раскрыла бряцнувшую защёлкой сумку биолога.
   Там был только лист газетной бумаги.
   Вера ещё раз на всякий случай огляделась. Люба и Надя стояли сзади, вытянув шеи и затаив дыхание.
   Вера решительно подцепила одинокий листик большим и указательным пальцами и поднесла к глазам:
   - "Беларусь расплатится с "Газпромом" на следующей неделе"... - прочитала она и как была на коленях разочарованно повернулась к подругам.
   Надя склонила голову набок:
   - А с другой стороны?
   Вера плюхнулась с коленей на пол и, прислонившись к столу, прочитала:
   - "На всемирно известной выставке драгоценных камней в Москве пропал природный алмаз диаметром 5,5см (почти 2500 карат!) и стоимостью в несколько миллионов долларов. При этом сигнализации и всевозможные системы охраны остались нетронутыми. Преступник не найден"... - Вера потрясённо замолчала.
   Надя и Люба склонились над ней.
   Под текстом была чёрно-белая фотография пропавшего камня.
   Абсолютно круглый, покрытый серой пористой горной породой с множеством как специально сделанных небольших одинаковых круглых дырочек, сквозь которые видны сверкающие даже на рисунке изломы граней, и одна дырка побольше - в центре.
   Вера присвистнула:
   - Давайте-ка сходим завтра в часовню. Так, на всякий случай.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   134
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"