Матвеенко Майя Владимировна: другие произведения.

Глава 20. Портал

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 20

Портал

   Предпоследний день учёбы выдался по-настоящему летним, каникульным. На пронзительной синеве неба не было ни тучки, не считая маленького белого облачного лоскутка с растрепавшимися краями, бесстрашно дрейфующего по бескрайним просторам. Впрочем, он особо не мешал.
   Постепенно начинающее переваливать за середину неба солнце роняло свои лучи на блаженно замершие в долгожданном тепле Ждановичи, гоняло по свежей ярко-зелёной листве солнечные зайчики, а лениво шевелящиеся ветви яблонь и вишен играли лимонными бликами на стенах домов.
   Надя сидела на широком подоконнике своей комнаты на втором этаже и любовалась на мельтешащее перед глазами жёлто-салатовое великолепие, вслушиваясь в шёпот ветра и листьев. Сплётшиеся ветки казались сетью из огранённых изумрудов, покачивающейся в такт дыханию природы.
   Один лучик, проникнув в раскрытое настежь окно, скользнул по светлым волосам девочки и перепрыгнул ей на нос. Она чихнула. Поморгала, тряхнула головой и сделала глоток из высокого стакана со своим любимым апельсиновым соком.
   - Вот когда в Ждановичах красота, - сказала Люба с Надиной кровати. - Зимой сугробы по колено, весной и осенью - слякоть, зато летом... И деревья, и солнце, и птички поют, не то что в городе! Надька, подвинься, ты мне свет заслоняешь!
   Как раз в это мгновение прямо на встречу Наде полетело какое-то насекомое, и девочка с ужасом отшатнулась, свалившись внутрь комнаты и выплеснув сок Вере на ботинок.
   Люба расхохоталась, глядя на ругающихся подруг:
   - Спасибо, конечно, мне очень приятно, что все мои просьбы принимаются друзьями так близко к сердцу, но ты, Надя, в следующий раз осторожней отодвигайся, а то вообще наружу вывалишься!
   - ...И деревья, и солнце, и птички, и насекомые!!! - ругалась Надя. - Фу!!! Ненавижу этих... этих...
   - Ну, мы тебя поняли, - Люба взбила подушку и цапнула с прикроватной тумбочки печенюшку.
   - Мороз сказала, что в первый месяц лета надо будет неделю практики отрабатывать. Ну там, клумбы полоть, деревья сажать, бордюры красить... - Вера скомкала салфетку, которой оттирала ботинок от сока, кинула её в урну под столом и выпрямилась.
   - Ага, - согласилась Люба, и все три девчонки снова замолчали, оттягивая момент, когда придётся заговорить о самом главном.
   Вчера подруги созвонились, сбивчиво объясняя друг другу, что с ними произошло. Оказалось, одно и то же: валентинки засветились и они упали в обморок. Срочно надо было встретиться. Так как у Любы и Веры родители были дома, Надя пригласила подруг к себе сразу после школы.
   - Надо что-то делать! - наконец заявила Люба.
   - Мне кажется, или последнее время мы стали повторять эту фразу слишком часто? - заметила Надя.
   - Нет, серьёзно, это уже становится... Ну, опасным! - воскликнула Люба. - Смотрите, если раньше мы относились к этому как к игре, и никто не обращал на нас внимания, то сейчас... Меня уже полкласса спросило, почему все руки так исцарапаны, а теперь ещё этот обморок... И валентинки светились, все видели... Ну, то есть, я-то дома была, кроме Тара никто ничего не видел...
   - Да уж, а у меня Настёна такой крик подняла! Правда, родителей тоже дома не было, а Настю я уговорила ничего не рассказывать, сказала, что пошутила... - Вера внезапно хмыкнула: - Вот уж не думала, что она будет так за меня беспокоиться! Надя, а ты расскажи, как выкрутилась? Ты же в автобусе ехала!
   - Да ничего, нормально. Душно было, почему бы слабой молоденькой девушке не упасть в обморок? На сиденье положили, по щекам похлопали, вроде всё нормально. А что валентинка засветилась, кажется, никто и не заметил, по крайней мере не спрашивали, - Надя опять залезла на подоконник.
   Девочки снова помолчали.
   - А вы... видели? - спросила Вера дрогнувшим голосом.
   - Что?
   - Ну... когда были в этом... обмороке. Вы видели?
   - Да, - после короткой паузы ответила Люба.
   - Вы ведь понимаете, что нам придётся сделать так, как там? Вы заметили, там было то же самое, что и в книге. Это знак, - шёпотом закончила Вера.
   - Я не хочу! - решительно ответила Надя. - Я так и не увидела, что там было дальше...
   - Надя!!! - повысила голос Вера. - Ты что, не видишь, что если мы этого не сделаем, это может для нас плохо закончиться?! Сначала валентинки просто светились, потом начали доставлять... хм... неприятные ощущения, теперь мы уже начали падать в обмороки... Тебе вообще не приходило в голову, что дальше может быть ещё хуже?! У нас в валентинках написано: "время бежит". Нас просто подгоняют всеми этими обмороками!..
   Надя испуганно обхватила себя руками, беспомощно хлопая голубыми глазами со светлыми ресницами. Люба переводила взгляд с одной на другую, не донеся очередное печенье до рта.
   Вера, тяжело дыша, плюхнулась обратно на стул, с которого вскочила от переизбытка чувств.
   - Ну ладно, - слегка дрожащим голосом произнесла Надя. - Будем надеяться, что из этого всё равно ничего не выйдет.
   - Выйдет! - уверенно сказала Люба, и глаза её азартно сверкнули. - Значит, так. Зеркало есть. Картина тоже есть. Книга, насколько я поняла, там не нужна, она идёт чисто как для пояснения, что со всем этим делать надо. Чего ещё не хватает?
   - Там было ещё что-то такое сияющее, - припомнила Вера. - На эту штуку падали все лучи, отражались от неё, попадали в зеркало, потом от зеркала на картину...
   - Сияющая штука. Ну-ка, давайте, вспоминайте, не попадалось ли вам чего-нибудь такого на глаза, - скомандовала Люба.
   - Ага, на каждом углу, шагу ступить некуда, чтобы на какую-нибудь светящуюся ерундовину не наступить, - фыркнула Надя, подняла глаза и замерла. Подруги проследили направление её взгляда и вздрогнули.
   За стеклянной дверцей шкафа, ловя солнечные блики, мягко переливался найденный ими когда-то в соседской трубе камень.
   - Ну конечно, - прошептала Вера. - У нас уже давно всё было! Так вот почему нас торопили!
   - Но... Как же это так... - бессвязно пробормотала Надя, зябко обхватывая свои плечи руками и опуская голову. Всё и впрямь сходилось, всё получалось, и, что самое страшное - было похоже, что всё действительно должно было сработать. Она и раньше это подозревала, но время закончилось так... быстро...
   - Может, у нас просто коллективное помешательство? - удручённо спросила она. - А то я уже и на дурдом согласная...
   - Так когда будем пробовать? - Люба подпрыгивала на кровати, её распирало от нетерпения.
   Вера подумала:
   - Завтра последний день учёбы. Вот сразу после прощального концерта и пойдём. Камень с собой захватить не забудь.
  

* * *

   Последний день учёбы праздновали с размахом. Естественно, ни о каких уроках не могло быть и речи. Школьники пришли в джинсах, бриджах, спортивных майках, кроссовках... Оля, как и обещала, выкрасила волосы в цвет весенней травки.
   Андрей притащил из дома свои диски с фотографиями класса и записями концертов и других мероприятий (в том числе фотка Барисовой с булкой во рту и гигантским подносом в руках, размахивающая бутылкой шампанского Мороз, рыжая Былина в своих зелёных домашних тапочках, запись вызволения Кутаса из запертого кабинета, запись "Ромео и Джульетты" и фотки с репетиции...). Игнат декламировал стихи собственного сочинения, был концерт, не в актовом зале, как обычно, а на школьном дворе, на свежем воздухе, благо погода позволяла - солнце, как видно, устыдилось за такую холодную весну и активно взялось за исполнение своих прямых обязанностей, чтобы наверстать упущенное. Был и общий для всей школы сладкий стол - старшеклассники всё утро таскали парты из гимназии на улицу, - и кирмаш, на котором младшие классы торговали домашней выпечкой, поделками, журналами и дисками с музыкой и играми.
   Но всё это казалось Вере, Наде и Любе каким-то чужим, далёким... Сидели как на иголках, вздрагивали, когда к ним обращались... Так сильно они не волновались, пожалуй, даже перед экзаменом по физике. Ведь тогда вместе с ними был весь класс, а сейчас они одни, совсем одни... И что будет - неизвестно. Ужасно хотелось избавиться от этого чувства одиночества и отдалённости от всего остального мира, в котором все смеются, уплетают бублики за обе щёки и радуются наступлению каникул. Какой-то мальчонка лет девяти едва не выдернул у сидящей под деревом Оли клок волос, перепутав их с очередным листиком, которые он зачем-то обрывал с веток; Аня в обнимку с Игнатом распевают гимн гимназии, Юра планомерно уничтожает всё съестное в пределах досягаемости, длинноногая Дранько Даша в мини-юбке и туфлях на шпильках сидит среди одиннадцатиклассников, и они по очереди потчуют её ананасовым соком, а Жигалов Вовочка разговаривает о чём-то с парнями из 8-штрих класса. А вон и Надин Пашечкин по фамилии Баран, и джинсы с серой майкой идут ему ничуть не меньше чёрного костюма с жёлтым галстуком...
   Вера пихнула приунывшую подругу локтём и кивком головы указала на сероглазого парня. Надя, жуя помидор, повернулась, и тут Паша тоже посмотрел на неё и улыбнулся. Надя тут же стала краснее поедаемого продукта и поспешно отвернулась под ехидное хихиканье Любы, но тут появился Шилин с воздушным змеем, на котором было розовым выведено "ЛЮБА, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!", и со смеху покатилась уже Надя, пока Люба побежала разбираться с незадачливым ухажёром, размахивая пластмассовой вилкой (ухажёр улепётывал с впечатляющей скоростью). А Прохор Коля, которого Федя вообще-то подговаривал сделать такой же транспарант для Нади, тихо радовался, что не стал участвовать в этой сомнительной авантюре.
   - Ну наконец-то наша неразлучная троица расшевелилась, - весело произнесла Наташа, вместе с Полиной подсаживаясь к друзьям. - А то последний день учёбы, завтра каникулы, а они сидят такие гру-устные... Правда, ещё практику отрабатывать, но это мелочи. В чём дело-то?
   Подруги переглянулись.
   - Да так... Личные проблемы. Не обращайте внимания.
   Тут на верхнюю ступеньку ведущей к школьным дверям лестницы взошёл директор. Рассказал об итогах учебного года, напомнил про практику, пожелал счастливых каникул...
   Пока все хлопали, три подруги схватили сумки и выбрались из толпы.
  

* * *

   В часовню приехали в половине одиннадцатого. Небольшой лесок кипел жизнью: жужжали мухи, из крон деревьев доносилось щебетание птиц, огромная бабочка-крапивница уселась Наде на ухо, и девочка с воплем ужаса запрыгала на месте, размахивая руками. Несчастное насекомое свалилось в траву, оглушённое и едва не скончавшееся от страха.
   - Ну, ты! Убийца! - жутко возмутилась Люба.
   - Я?! - Надя потрясённо глянула на подругу. - Да я сама чуть не померла! Для неё что, мои уши - насест, что ли?
   - А тебе что, жалко?!
   - А может, и жалко!
   Вера целенаправленно продвигалась вглубь леса, не обращая внимания на привычную перебранку подруг. Она прекрасно понимала, что это - всего лишь попытка отогнать внутренний страх.
   Чем ближе друзья подходили к часовне, тем гуще мох покрывал камни, вьюнок всё выше взбирался на деревья, куда меньше стало валяться под ногами консервных банок и другого мусора. Полянка, на которой стоял деревянный домик, была абсолютно чистой. Девочки пересекли её и осторожно поднялись по ступенькам к покосившейся, полуразломанной двери на массивных петлях. На пороге они обернулись.
   - До чего всё-таки странно, - сказала Надя, глядя, как медленно выпрямляются примятые шагами друзей зелёные травинки, так же, как раньше исчезали следы в снегу и грязи. Как обычно, только в трёх метрах вокруг часовни.
   - Знаете, мне тут пришло в голову, - задумчиво произнесла Вера, - это похоже на такую вроде как защиту. Смотрите, чем ближе к часовне, тем меньше мусора, значит, тем меньше людей там ходило. К часовне, похоже, вообще никто не приближался - ведь иначе здесь бы уже давно и кострище было, и всё остальное, к пикнику прилагающееся, ведь удобно же очень! И то, что здесь не работают электронные предметы... И ещё эта штука, которая наши следы стирает, как будто чтобы никто нас по ним не смог проследить и найти эту часовню.
   - Ну, мы же нашли, - резонно заметила Надя.
   - Так это мы. Может, она только для нас, эта часовня? Может, мы, именно мы должны были сюда попасть?
   - Вера, у тебя мания величия, - объявила Надя. - Мы нашли её лишь потому, что никому другому не приходило в голову искать здесь зайцев! - девочка выразительно покосилась на Любу. Та не отреагировала, ошалело таращась поверх голов друзей им за спины в сторону леса:
   - Кстати, о зайцах... - проговорила она, рассеянно хлопая глазами.
   Подруги резко обернулись.
   На краю полянки сидел рыжий, давно знакомый заяц. Он приветственно махнул одним ухом и припустил обратно в лес.
   Люба, у которой на данного зайца был зуб, с воинственным кличем кинулась вдогонку. Веря с Надей переглянулись и потрусили следом.
   Догнали они её только спустя несколько минут на другом конце лесочка. Люба стояла неподвижно на краю маленькой прогалины, со странным выражением на лице глядя куда-то вперёд.
   Вера и Надя подошли к ней.
   Под деревом сидел не заяц, а рыжий пёс с умными чёрными глазами. Тот самый, которого девчонки кормили колбасой и благодаря которому нашли камень.
   Люба присела на корточки и собака подбежала к ней, тычась носом в ладони. Вера тоже села рядом и почесала собаку за ухом.
   - Так значит заяц это и есть собака? А собака это и есть заяц? - слабым голосом спросила Надя, бессильно прислоняясь к тоненькой берёзе, которая громко затрещала, протестуя против такого жестокого с собой обращения.
   - Угу, - Вера стала почёсывать животному подбородок, а собачка радостно завиляла хвостом, согласно глядя на Надю. - И он всё время нам помогал. Всё время был рядом...
   - Ох, в недоброе время Любе приспичило поглядеть на зайцев, - пробормотала Надя. - Тогда остаётся ещё один вопрос... А кто такой тот биолог?
   Пёс хитро прищурился, вежливо высвободился из рук Веря и Любы, гавкнул в сторону часовни и побежал за деревья. Люба на секунду замерла, а потом кинулась следом. Но когда она обогнула толстенный дуб, там никого не оказалось.
   - Если мы сейчас всё сделаем и у нас ничего не получится, ухожу лечиться! - уверенно заявила Надя. - Можете ко мне присоединиться, чтоб не скучно было.
   - Вот ещё! Летом, на каникулах?! Ну уж нет! Хотя бы до осени подожди, когда снова учёба начнётся! - со свойственным ей оптимизмом ответила Люба.
   В часовне было прохладно и тихо. Всё так же таинственно поблёскивало золото зеркальной оправы, серебро рамы картины, медь пюпитра.
   Вера широким шагом подошла к Книге:
   - Так-с! Нам надо установить картину так, чтобы она отражалась в зеркале. Надька, доставай камень.
   Девочка полезла в портфель, в глубине души надеясь, что забыла его дома.
   Увы, он был тут - гранитный шар с аккуратными дырочками по всей поверхности, в которых, едва уловив первые лучи солнца, начал переливаться и сиять, горстями раскидывая жемчужные блики по стенам, кристально-прозрачный камень.
   - Красотища, - с чувством сказала Люба. - И что дальше?
   Вера склонилась над картинкой в книге.
   - Тут камень нарисован на подставке, но у нас её нет, так что, думаю, сойдёт, если мы просто положим его на подоконник, - неуверенно произнесла Вера, отрываясь от книги и подходя к Наде. - Вот, смотрите, здесь есть одна дырка, она чуть-чуть побольше, - девочка сосредоточенно повертела камень в руках. - Так, и надо направить её на зеркало...
   - Эй, - откликнулась Люба. - А как сделать, чтобы картина стояла? На стенку её не повесишь, слишком далеко, а так она падает!
   - Давай поставим её на эту твою табуретку, - предложила Вера, кидаясь к подруге.
   - Так не плашмя же её класть, ведь тогда в зеркале ничего видно не будет, надо поставить, а она не стоит!
   Вера критически оглядела часовню.
   - Эх, нам бы сюда ещё один пюпитр...
   - А что, если камнями как-нибудь подпереть попробовать? - предложила Надя, добившись, чтобы показанное Верой отверстие в камне было направлено прямо в середину зеркала.
   Люба задумалась:
   - Хм, а это мысль... Вер, помнишь, мы когда были маленькими и ты ещё здесь жила, то на старой стройке играли в войнушку?
   - Ну?
   - Так ты помнишь, из чего мы наши убежища строили?
   Вера просияла:
   - А! Такие плиты, да? А что, неплохая идея! Думаю, вертикально их поставить будет не трудно, они устойчивые, а тогда уже и картину можно будет на них облокотить!
   - А почему "на них"? Нам и одной за глаза хватит! Так, Надя, оставайся здесь и жди нас, а мы пока сбегаем на стройку, а то одна я этот булыжник не дотащу!
   - Ой... Одна?.. Я боюсь! А вдруг тут что-нибудь случится, а вас нет?! - запаниковала девочка.
   - Не смеши меня! Если вдруг полезут демоны из ада и признают тебя своей повелительницей, всех не забирай, оставь нам парочку, а если не признают и захотят уничтожить мир, вежливо попроси подождать минуточку, пока мы не вернёмся - уж втроём-то мы им покажем! Надя, ты же цивилизованный человек, договоришься! - Люба подмигнула окончательно сникшей подруге и вслед за смеющейся Верой выскочила на улицу.
   Когда они вернулись, Надя сидела на ступеньке и грызла сушку. Демонов вокруг не наблюдалось.
   - Ну что? - поинтересовалась Надя, глядя на пыхтящих под тяжестью бетонной плиты Веру и Любу.
   - Вот щас уроню эту штуку тебе на ногу, тогда узнаешь, что! - пригрозила Вера. - Помогай, давай!
   Втроём втащив плиту в часовню, подруги взгромоздили её на протестующе заскрипевшую табуретку и прислонили к ней картину. Потом начали двигать всю эту конструкцию, стараясь добиться, чтобы картина стояла точно напротив зеркала и полностью отражалась в нём.
   - Ну вот, кажется, нормально, - подвела итог Вера, отстраняясь.
   Девочки замерли. Ничего не происходило.
   Все трое переглянулись:
   - Может, мы что-то не так сделали? - неуверенно предположила Вера.
   - Да всё правильно! Не знаю... - Люба была явно разочарована. Вера - просто потрясена. Не может быть, всё должно было получиться! Должно было что-то произойти! Она же знала, она чувствовала!
   - Я же говорила! Говорила, что это всё ваши фантазии, череда совпадений и лёгкий психоз! - в голосе Нади торжество и облегчение перемешались с неуверенностью.
   Вера молча смотрела в окно, краем уха слушая, как Люба начала возражать и началась очередная перепалка. Нет... Они что-то упустили. И всё произошедшее с ними не было простым совпадением. Заяц-собака, валентинки, обморок, исчезнувший биолог, даже само это зеркало с картиной, они же здесь откуда-то появились!
   Верин взгляд прошёлся по комнате и наткнулся на Книгу. Девочка медленно отошла от окна и подошла к пюпитру, глядя на писаную кровью гравюру. Картина напротив зеркала, камень... Солнце ровно посередине страницы вверху... В самой высокой точке неба... В зените... Ну конечно!
   - Да!!! Я поняла! - крикнула Вера и, обернувшись к недоумённо замолчавшим подругам, торопливо сказала: - Смотрите, это же очередная подсказка! - Вера ткнула в Книгу пальцем. - Солнце должно находиться в своей самой высокой точке! А это полдень!
   Люба ещё секунду недоумённо моргала, а потом просияла.
   - Сколько сейчас время? - быстро спросила Вера у Нади - единственной, у кого были механические часы.
   - Без одной минуты, - тихо прошептала Надя, испуганно оборачиваясь.
   Три подруги ждали. Прошла минута, другая... Раскидываемые камнем блики неспешно плыли по стенам...
   - А у тебя часы точно идут? - подозрительно спросила Люба.
   - Не знаю... - растеряно отозвалась девочка. Теперь она думала только о том, чтобы поскорее всё это закончилось, и она пошла бы домой... Слава богу, что ничего не получилось, и можно будет забыть обо всём этом, как о дурном сне...
   Но тут камень на подоконнике начал медленно наливаться внутренним светом. Сначала совсем чуть-чуть, почти незаметно, потом сильнее и ярче... Подруги обернулись... И вот уже похожий на миниатюрное солнце шар полыхает на окне, вбирая в себя солнечные лучи... Он приподнялся над подоконником и начал медленно вращаться в воздухе...
   Друзья вскрикнули, Люба и Надя заслонили лицо руками, а Вера, не обращая внимания на режущую боль в глазах, продолжала смотреть...
   Внезапно все блики, кроме одного, самого большого, погасли. А оставшийся, становясь всё ярче, приблизился к зеркалу, поиграл золотом на резных гранях рамы, скользнул по разом помутневшему, смазавшему отражение стеклу и остановился ровно по центру. Солнечная энергия похожим на тонкую спицу лучом пронзила намеченную цель и потекла в зеркало. Оно вспыхнуло, и тут же луч отразился от гладкой поверхности стекла и ударил в картину. Комната снова озарилась ярчайшим сиянием. Вера не выдержала и закричала, падая и пряча лицо в ладонях. Свет обжигал даже сквозь веки... Рядом кто-то упал. Кажется, Надя. А последний луч, соединяющий зеркало и картину, увеличивался в размерах, становился всё ярче, и скоро он уже превратился в сияющий столб света...
   И в центре мутновато-серебристой поверхности зеркала, там, куда бил луч, начала расти дыра. За ней было - или не было - ничего. Пустота. Непонятно какого цвета, непонятно какой формы... Просто пустота.
   Потом ещё раз всё ярко вспыхнуло и свечение угасло.
   Вера сразу же открыла слезящиеся глаза и села, неловко раскинув ноги. Рядом приподняла одну руку от лица Надя и одним глазом покосилась на зеркало, всё ещё не вставая. Сидящая на корточках и уткнувшаяся в колени Люба ошарашено подняла голову. Они замерли, широко раскрыв от изумления рты и не смея поверить своим глазам.
   В золотой раме не было больше зеркала. Там кружился, завихрялся, поблёскивал нежный разноцветный туман, в основном переливающийся всеми оттенками сиреневого, в котором загадочно мерцали маленькие серебряные звёздочки.
   Надя потрясённо села. Вера и Люба поднялись на ноги и подошли поближе. За окном чирикала птичка.
   - Получилось... - хором прошептали они.
   Надя тоже встала. Все трое смотрели в зеркало - и как будто в бездну.
   - Что это? - наконец нарушила странную умиротворённую тишину Надя.
   - Я не знаю, - эхом откликнулась Люба.
   Вера подошла к зеркалу вплотную и, поколебавшись, опустила руку в сиреневый туман. И ничего не почувствовала. Мерцающую дымку она тоже никак не побеспокоила, как будто та находилась гораздо дальше, чем казалось... И просто так до неё не дотянуться...
   И Вера почувствовала, что её что-то зовёт... Она обернулась к подругам:
   - Нам надо войти туда. Кажется, это портал.
   Молчаливое замешательство.
   - Что?! - первой опомнилась Надя. - Туда?! Да ты что, ты вообще в своём уме?!! Да там же... Куда туда-то?! Там же ничего нет!
   Люба только хлопала длинными ресницами.
   - Надя, - тихо произнесла Вера. - Я тоже боюсь. Мне очень страшно. Но надо. Неужели ты не чувствуешь?! Даже если вы и не захотите, я пойду одна.
   - Я с тобой, - после секундного колебания заявила Люба. - Уж не знаю, что там такое, но мы должны быть вместе. Надя?..
   - Нет!!! Не надо! Не ходите туда! Пожалуйста!.. - Надя кинулась к подругам и схватила их за руки. - Что вы делаете?! Вы хоть понимаете, что вы делаете? Вдруг вы шагнёте туда, и просто умрёте, и всё? Или будете падать, падать...
   - Нет, - твёрдо сказала Вера. - Всё, что мы делали, было не просто так. Нас всё вело к тому, чтобы мы открыли этот портал, но ведь он не для красоты тут должен стоять! Нас выбрали - не знаю, кто, не знаю, зачем, - и нам, именно нам троим надо идти!
   - Ты что, хочешь, чтобы всё, что мы сделали, пропало даром?! - требовательно спросила Люба.
   - Но... но... - Надя испуганно шмыгнула носом. - Даже если мы не умрём сразу и это действительно портал, что там будет?
   - Так вот мы это сейчас и хотим узнать! - преувеличенно бодро откликнулась Люба.
   - Не волнуйся, мы же будем втроём, все вместе, - заметила Вера.
   - Не волнуйся?! НЕ ВОЛНУЙСЯ?!!! Да у меня истерика!!! - взвыла Надя.
   - Эй! - внезапно воскликнула Люба. - У меня идейка. А давайте спросим наши валентинки? Она нам часто помогали, может, и сейчас как-нибудь подскажут...
   Никто не был против того, чтобы оттянуть момент отправления ещё немного - ведь все, даже Надя, были уверены, что он состоится, - и потянулись к своим сумкам.
   Валентинки выглядели как обычно - даже чересчур обычно. Некоторое время подруги глядели на них, а потом... они рассыпались мелкой пылью. И всё.
   - И всё... - задумчиво произнесла Люба, просеивая порошок сквозь пальцы. - Вот вам и знак. Надо идти, Надя. Надо.
   Та только кивнула.
   - Возьмёмся за руки? - предложила Вера.
   Пальцы девочек крепко переплелись. Они старались поддержать друг друга.
   Стоя перед зеркалом, они оглянулись. Часовня выглядела до боли привычно, залитая ласковым солнечным светом. У всех троих защемило сердце. Их дом... Каникулы, планы на лето, практика, традиционный поход в Макдоналдс, семья, даже Мороз с Барисовой - всё вдруг стало таким далёким, словно они смотрели сюда уже с другой стороны зеркала...
   - Нет, нельзя об этом думать! Идём! - Вера решительно дёрнула вставших по краям подруг за руки. Они тесно прижались друг к другу, стараясь одновременно пролезть в золотую, узкую сразу для троих раму.
   А потом они провалились в розоватый с серебром туман, и часовня исчезла... Они висели, крепко держась за руки, неизвестно где, когда и зачем, а потом их куда-то понесло, вокруг стало темнеть, и девочки почувствовали, что руки друг друга выскальзывают у них из пальцев, что их разъединяет... Они ещё крепче вцепились друг в друга, но их вертело всё быстрее и быстрее... А потом - руки разжались сами собой, и - тьма...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   169
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"