Матвеенко Майя Владимировна: другие произведения.

Глава 6. Неожиданная разгадка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 6

Неожиданная разгадка

   - Что-то Любы подозрительно долго нет. И не зашла за мной сегодня, - пробормотала Вера.
   - Ну, будем надеяться, что этот... как там его фамилия?..
   - Жигалов.
   - ...Что этот Жигалов Вовочка ничего ей не сделал.
   Девочки стояли на лестничной площадке третьего этажа своей гимназии возле кабинета математики и ждали Любу. Через пару минут должен был прозвенеть последний звонок, а её всё не было.
   - О, вон она! - воскликнула Надя.
   Люба, жутко сердитая и явно очень расстроенная, поднималась по лестнице.
   - Привет, что случилось? Чего ты так долго? - поинтересовалась Вера.
   Люба зыркнула на неё исподлобья:
   - Там была. Ещё. Другая. Такая...
   - Кто? Где? Что ещё за другая? - перепугалась Надя.
   Люба вздохнула:
   - Там на углу этой школы, ну, 201-ой, его дружки собирались. Целая компания. И девчонки тоже. Курили. Я тоже попробовала, но мне не понравилось. И там была одна такая... Она ему нравится, это точно.
   - Как она выглядит? - жадно спросила Надя.
   - Ну... Волосы длинные, мелированные. Макияж. Фигура. Сапоги высокие, на каблуке, юбка длинная, с разрезом, куртка черная, с пряжками... - забормотала девочка.
   - Ты всё равно лучше! - заверила её Вера. - Намного.
   - Не-е-ет. Он нас сравнивал, я видела... - речь Любы прервал звонок. Девочки поспешили в класс.
   - А как зовут, узнала? - спросила Надя.
   - Дранько Даша. Она из параллельного класса, из 7 "Б"... - Люба шлепнулась на своё место и достала тетрадь по переписке. - Надо ещё Оле с Аней рассказать, и Полине с Наташей...
   Надя и Вера переглянулись. Опять Люба растрезвонит сейчас про свои любовные похождения. Но мешать ей не стали - у неё сейчас и без того подавленное настроение, лучше не усугублять ситуацию.
  

* * *

   Следующим уроком шла физкультура.
   - Что будешь делать в спортзале? - поинтересовалась Надя у Любы.
   - В футбол играть, наверное. А ты не хочешь попробовать?
   - Нет, спасибо, я же не мужик! Да и вообще, ещё попадут мячом по лицу...
   - Мужик?! А я кто по-твоему, королевский пингвин? - слегка обиделась Люба.
   - Ну, может, и не королевский... - с улыбкой протянула Вера.
   - Да, на королевского не тянешь, - хихикнула Надя. - А вот на обычного, но жутко влюблённого... Мы с Верой будем в теннис играть. Настольный, - добавила она. - Я сегодня ракетки взяла.
   - Ладно, я тогда пока что с вами посижу, посмотрю, напишу для Гарпии домашку, а потом пойду...
   Теннисный зал, в котором стоял один-единственный стол, был уже занят. Играли Оля и Аня.
   - Привет! - весело сказала Вера. - Играете?
   - Тихо! - шикнула на неё Анюта. - Мы не просто так играем!
   - А на что? На деньги?
   - Нет, - хмыкнула Оля. - На пацанов.
   - Чего?! - вытаращились на них Вера с Надей.
   - Ну да, - невозмутимо сказала Оля.
   - И она у меня уже выиграла двоих и руку! - недовольно добавила Аня.
   Люба расхохоталась:
   - Так вы не только на целых пацанов играете, но и на их части тела?!
   - Угу, - довольно сказала Оля. - Пока они Ане "принадлежали", я с ними не могла знакомиться, потому что это против правил, а теперь могу.
   - А рука-то тебе зачем? - тоже посмеиваясь спросила Надя.
   - Пригодится! - заявила Оля. - А ты, Люба, не хочешь с нами сыграть? На Жигалова твоего, на Вовочку?
   - Ну, нет! А вот на семиклассника, такого, кудрявого, из 7 "Г", вполне... - заявила Люба, подходя к столу.
  

* * *

   - Сочинение написали? - хитро улыбаясь, спросила Люба.
   - Я - нет, - призналась Вера. - А какая тема?
   - Вольная.
   - А, ну так я сейчас быстренько накатаю...
   Подруги побежали в читальный зал. Туда пускали только после уроков, когда в библиотеке было не так много народу, так как боялись, как бы ученики не порастаскали оттуда журналы, воспользовавшись постоянно царившей в библиотеке суматохой. Но подружек Нина Николаевна знала очень хорошо, и поэтому в "читалку" пускала.
   Друзья вошли в зал. Он был уставлен партами и стульями с мягкими сиденьями. У окна в углу на партах стояли три стареньких компьютера и принтер. Возле стены были разложены подшивки разных газет и журналов. Напротив - огромный телевизор, рядом - несколько кресел, диван и журнальный столик. Над диваном висел плакат, призывающий бросить курить:
  
  
   Мальчик рядом с речкой курил.
   И тут его проглотил крокодил.
   Крокодила потом неделю тошнило...
   Так брось же курить -

ПОЖАЛЕЙ КРОКОДИЛА!

   Вера шлепнулась на ближайший стул, Люба села рядом - правда, не на стул, а на стол, а Надя стала критически разглядывать себя в зеркало:
   - Ужас! Какая я уродина! Толстая, веснушки по всему лицу и волосы грязные!
   - Так помой голову! - посоветовала Вера. - А насчет толстоты ты мне здесь не заливай, нормальная у тебя фигура!
   - А я не могу помыть голову!
   - Почему?
   Надя вздохнула:
   - У наших соседей какие-то проблемы с водопроводом. Точнее, они дом перестраивают, уже перестроили, внутри отделать осталось. Им там надо все трубы менять, а то старые проржавели. Так вот, у них почему-то вода горячая не идет, и всё! Ну, а заодно и у нас тоже. И у тех, кто за нами. Уже неделю где-то. А я вчера поздно домой пришла, пока поела, пока уроки сделала, то да сё, уже лень было воду греть, в ванну таскать...
   - А ты на какую тему сочинение писала? И вообще, дай почитать! - обратилась к Любе Вера.
   - Не-а. Не дам, - заявила Люба.
   Подруги удивленно на неё воззрились.
   - А почему? В чём дело?
   Люба опять расплылась в хитрющей улыбке:
   - А-а-а, сюрприз! Я его всему классу прочитаю, - девочка слезла со стола, подошла к зеркалу и стала разглядывать свои голубые джинсы. Потом шлепнулась в кресло, откинулась на спинку и прикрыла глаза с видом человека, предвкушающего нечто приятное.
   Девочки глядели на неё с подозрением.
   - Опять ты что-то задумала! - заявила Надя.
   - Да нет, правда! Лучше поглядите, что мне папа вчера распечатал...
   Люба поджала ногу и порылась в сумке, достав оттуда несколько листов с японскими иероглифами. Люба обожала всё, что связано с Японией. У неё под кроватью валялось множество журналов про эту страну. У неё над столом висело несколько фигурок-оригами. У неё были кофты, сарафан и кроссовки с иероглифами и драконами. На ночь она всегда читала книгу с хайку - японскими стишками из трёх строк...
   В данный момент она продемонстрировала друзьям около двухсот японских иероглифов с переводом.
   - Вот, - с жаром начала объяснять она, - это, видите, вот, вот тут, красота, правда? Папа мне выбирал самые красивые. Вот этот означает "мир", этот - "ссора", этот - "любовь", а этот - "предательство"... Я их все хочу выучить, и как пишутся, и как переводятся...
   Прозвенел звонок.
   Вера дописала несколько слов и сунула тетрадь в портфель. Девочки неторопливо поплелись к кабинету русского. А зачем спешить? Ведь Кутасёнок всё равно опоздает.
   И правда - когда девчонки вошли в класс, Кутаса ещё не было, а Аня громко требовала, чтобы Марго принесла ей диски, которые должна была передать ещё неделю назад.
   - Ты же уже давно обещала, мне они нужны очень! Почему слова не держишь? Ну никак на тебя нельзя положиться! - возмущалась Аня, не обращая внимания на Маргаритино "забыла".
   - А ты как будто держишь! - встрял Шуйский.
   - Почему это я не держу? - удивилась Аня.
   - А вот ты мне говорила, что если я ещё хоть раз затащу твою сумку в мужской туалет, то ты меня убьёшь, а ведь не убила до сих пор, значит, слово не сдержала!
   Аня оглянулась на стул, где лежала её сумка. Её там не было.
   - Ах ты, гад! А ну-ка верни мою сумку!!! - завопила Аня, кидаясь не Андрея.
   Все с улюлюканьем и хохотом наблюдали, как дерущаяся парочка выкатилась из класса. Маленькая, хрупкая Анечка орала, пинала парня, в припрыжку несущегося к мужскому туалету, в котором он спрятал Анину сумочку, и пытавшегося хоть как-то защититься от острых носов Анютиных сапожек. Однако, пока он не вбежал в помещение, ему это так и не удалось.
   Вынув из-за угла сумку, Андрей кинул её подальше, что бы дать себе фору и успеть добежать до кабинета, пока Исрафилова её поднимает.
   Когда наконец и Аня оказалась в классе, Шуйский подошел к ней и сказал с самым серьезным видом:
   - Знаешь, я ошибся. Свои обещания ты действительно выполняешь.
  

* * *

   Кутас пришёл как всегда с опозданием в пятнадцать минут.
   - Кто дежурный? Сходите за мелом!
   - Прохор! - хором возвестил класс.
   - Эй, совесть есть тут хоть у кого-нибудь?!!! - заорал мальчик. - Я и вчера был, и позавчера...
   Естественно, совести ни у кого не оказалось.
   Учитель сразу взялся за домашнее задание:
   - Кто желает прочитать своё сочинение?
   К всеобщему изумлению руку подняла Оля. Кутас кивнул ей.
   Олечка вышла к доске:
   - Мое сочинение называется "Несостоявшаяся встреча"! - возвестила она и стала читать: - "Как-то ко мне должна была приехать подруга. Я ждала её возле школы. И вот, когда до её прихода оставалось несколько минут, в поле моего зрения появилась моя любимая учительница истории Барисова Тамара Ивановна. Она загородила мне обзор дороги, на которой должна была появиться моя подруга, своей массивной тушей и утащила на дополнительный по истории. Встреча не состоялась", - продекламировала Оля и поклонилась классу в ответ на аплодисменты и смех.
   - Садись, Лакизо, - вздохнул Кутас.
   - Почему сразу "Лакизо"?! - тут же возмутилась Оля.
   - Ну, а кто ты?
   - Олечка! Можно Оленька. А то чуть что - сразу "Лакизо"!..
   - Это твоя фамилия, хватит кривляться. Кто ещё?..
   Люба подняла руку.
   - Радько Люба, пожалуйста!
   Люба, хитро улыбаясь, принялась за чтение:
   - "Как я хожу в школу"
   Утром я встала в семь часов. Я еле разлепила глаза, встала и поглядела на неубранную постель. Огромным усилием воли я заставила себя её застелить, но тут в дверь протиснулась моя собака, прыгнула на уже убранную постель и снова её смяла. Я не обратила на это внимания и пошла в ванную. Там я обнаружила ужасную вещь. Вчера я забыла вынуть свои штаны из стиральной машины и они лежали там мокрые. А это значит, что придется идти в школу в джинсах, прятаться от дежурных и Мороз. Ну да ладно, не в первый раз. Страшнее было то, что когда я поела, было уже 7.40, а я всё ещё дома, ведь до школы мне ехать 30 минут. Надо было срочно искать короткий путь. И я его нашла. Правда, пока я его искала, прошло ещё 15 минут. Возле моего дома была стройка и мне пришлось идти через неё. Там я вся вымазалась, но у меня не было времени чиститься. Тут на моё счастье я увидела, что к остановке подъезжает 29-ый автобус, который идет к школе. Я понеслась к нему изо всех сил, которые у меня были, но когда я уже готова была сесть внутрь, очень милый и добрый водитель закрыл дверь прямо у меня перед носом. Слава богу, почти сразу подъехал ещё один автобус, и я доехала на нём до школы. На урок я пришла с опозданием в пятнадцать минут.
   Вот так я каждый день хожу в школу".
   Конец сочинения потонул в хохоте одноклассников, который ещё усилился, когда Вера заметила, что пятнадцатиминутное опоздание Любы на урок русской литературы значения не имело - сам Кутас опоздал на двадцать.
  

* * *

   На музыку весь класс шёл как всегда в приподнятом настроении. У всех на лицах застыли непонятные улыбки.
   Дело в том, что музыку вела педагог-организатор гимназии Былина Валентина Васильевна. Личность это была настолько яркая, что едва ли во всей школе - или, если уж на то пошло, во всех школах Фрунзенского района - найдется хоть один человек, который её не знал. Толстая (ну, не такая, как Барисова, но все-таки), рыжая и абсолютно сумасшедшая на вид. Все знали, что она помешалась на культуре Беларуси, ходила в национальном белорусском костюме, организовала белорусский хор, основала в гимназии этнографический музей, концертный зал "Сялянская хатка" и, за неимением лаптей, расхаживала по школе в зелёных домашних тапочках.
   Итак, 7 "А" направлялся к этнографическому музею, в котором проходили уроки музыки. Юра во всё горло басом распевал какую-то песню, Кочан приставал к Исрафиловой Ане, Оля шла рядом с Шуйским и на ходу красила губы, Полина Корней, Наташа Калоша, Чикунова Надя, Матвеенская Вера и Радько Люба шли в шеренгу, растянувшись от стены до стены, полностью загораживая коридор, и весело переговаривались, смеясь над Шилиным Федькой, который в присядку прыгал прямо перед ними, и его длинные крашеные волосы подпрыгивали вместе с ним. Горлач Максим устремил свой взор в учебник по физике, из-за чего всё время натыкался на стены, бормоча что-то себе под нос. Самым последним плёлся Прохор Коля, сердито зыркая исподлобья на всех проходящих мимо, кипя праведным гневом - он всё ещё не мог прийти в себя после того, как его заставили дежурить третий день подряд.
   Скуратова Марго шла рядом с Зеленко Машей, чьи непослушные густые кудри, как всегда торчавшие в разные стороны, сильно контрастировали с прямыми, аккуратно собранными в хвост русыми волосами Марго. Маргарита несла в руках большой пакет с конфетами и угощала всех пацанов, которые шли рядом с ними.
   Вот таким вот макаром 7 "А" двигался по направлению к музею.
   Внутри он был полностью подделан под белорусскую хату и двор. Вдоль одной из стен протянулся плетень с насаженными на вертикальные шесты глиняными горшками, рядом стояли деревянные столы со скамьями, раковина была замаскирована под колодец, стены разрисованы берёзками и ещё какой-то растительностью. С потолка на цепях свисали люстры, похожие на колёса от телег, к которым были прикреплены свечи-лампочки. Напротив двери стоял настоящий деревянный домик с печью, столом и гордостью Былины - ткацким станком, или кроснами, как она его называла. Единственное, что не вписывалось в старобелорусский интерьер - это стоящее на низенькой полукруглой сцене современное дорогущее электронное фортепиано с панелью настроек, с помощью которой можно было записывать звуки на диктофон, переписывать музыку с диска и потом прослушивать, регулировать громкость или изменять тембр звучания инструмента, что бы, например, вместо звуков фортепиано слышались звуки скрипки, виолончели или любого другого из полусотни инструментов.
   Ребята расселись за длинные столы. На низких скамьях было не очень удобно сидеть, но зато легче было передавать тетрадь по переписке.
   Вера села в угол, достала учебник математики и стала делать домашнее задание. Надя рядом списывала с Юриной тетрадки английский, который шёл следующим уроком. Равным в знании иностранных языков Юрику не было. Люба, всё еще погруженная в мрачные мысли о красивой сопернице, безучастно листала каталог косметики. И в этот момент в класс ввалилась Былина. В прямом смысле слова "ввалилась", так как по дороге длинная юбка с орнаментом зацепилась за торчавший из двери гвоздь:
   - Добры дзень, мае сябры! - улыбаясь до ушей прокричала она на белорусском с напевным подвыванием.
   Выглядело это очень смешно, поэтому все, весело переглянувшись, отложили посторонние дела и уселись поудобнее в ожидании последующих действий Валентины Васильевны, которые наверняка опять всех развлекут.
   - А-а ну-ка быстро все отодвиньтесь от стены! Не дотрагивайтесь до моих обоев! Я их сама, вот этими вот руками клеила! Мальчики, не трогайте шторы, я их лично вешала! Так устала, я же просто на ногах стоять не могла, всё о-о-ой как болело, это просто уму не постижимо! Эй-эй, не отковыривайте краску с окон! Я их сама красила! А ноги вытерли, перед тем как сюда входить? Ведь это же дубовый паркет! Очень дорогой!
   - А его вы тоже сами клали? - не выдержав спросила Вера. Кто-то хихикнул.
   - Нет, но я смотрела, как его кладут! О-ой, долго это было, а потом я его оттирала ещё, целую ночь драила... Отодвиньтесь от стены, ну кому я говорю! - Былина прямо подпрыгивала, от чего её дубовый паркет начал сотрясаться, а один тапочек слетел с учительской ноги. Все снова покатились от смеха.
   Валентина Васильевна поспешно надела тапочек, пригладила торчащие дыбом рыжие волосы и продолжила рассказывать о том, как тяжело было чистить новый дубовый паркет:
   - Я сама чистящие средства заказывала, вот по этому телефону, - тут она подняла свой новый мобильник, что бы все его видели. - Вот, видите, у меня новый телефон, это я неделю назад ездила его покупать, ой, как я тогда устала... Но мне очень нужно было, что бы он у меня бы-ыл, мне же приходится то в РОНО ездить, то в ЖЭС, я устаю, а с моим новым, таким замечательным телефоном мне легче стало, но всё равно очень тяжело...
   Волна веселья схлынула, и все вернулись к своим делам, лишь изредка прислушиваясь к Былине, что бы не пропустить, если она опять скажет что-нибудь смешное.
   - ...А вот ручники на столе, это я из деревни привезла, орнамент вручную вышивался... А-А-А, НЕ ТРОГАЙ ИХ!!! ЭТО ЖЕ РУЧНАЯ РАБОТА! Я же их сама из своей деревни привезла, это же произведение искусства...
   Так проходила музыка каждую неделю. Можно догадаться, как много о знаменитых композиторах и их произведениях узнавали дети на уроках Былины. То есть узнавали-то много, только не о композиторах, а о том, какая Былина молодец, и о том, как трудно ей живется.
   К концу урока Вера успела доделать математику, Люба успела её у Веры списать, а Надя переписала у Юры английский. В общем, музыка не пропала даром, и время было использовано с максимальной продуктивностью.
   Выходя из музея, Оля с Аней по очереди прилепили свои жвачки на обои, которые Былина клеила сама.
  

* * *

   - Калоша Наталья, подойди, пожалуйста! - попросил Кутасёнок, открывая раздевалку.
   - Калоша! Калоша! Калоша старая! Тапочек! - запрыгал вокруг Наташи Кочан Игнат.
   - Заткнись, Кочерыжка! - крикнула обидевшаяся за подругу Полина.
   Уроки закончились, Вера и Надя шли после английского и пытались найти Любу, которая была в другой группе. Они заметили её в другом конце коридора, пошатывающуюся под тяжестью трёх толстых курток. К ней подскочил Федя с предложением помочь, и, когда девушка согласилась, вместо того, чтобы забрать у неё куртки, услужливо поднял кончик волочившегося за ней по земле шарфа и таким образом сопроводил до Веры и Нади, которые никак не могли пробиться к подруге сквозь толпу. Люба язвительно поблагодарила Федю за помощь (тот расплылся в счастливой улыбке и раскланялся) и сунула куртки в руки друзьям. Надя, пытаясь заглушить вопли Кочана и Наташи с Полиной "Кочерыжка! Валенок!", крикнула:
   - Пойдемте в кафе! А то с голодухи помру, у меня уже живот к спине прилип!
   Девочки протолкались через семиклассников и побежали в школьное кафе - в отличие от столовой, еда там было вполне приличная.
   В кафе как обычно толпилась целая куча учеников. Мальчишки жевали булки, девчонки следили за мальчишками, всё время хихикая, на дальних столах старшеклассники списывали друг у друга химию.
   Надя купила булку с сосиской и выбралась из очереди. Она откусила от булки кусок и стала недовольно искать взглядом друзей, которые всё ещё стояли где-то у прилавка, и тут... Её глаза наткнулись на НЕГО. Какой-то парень, старше её года на три, стоял в очереди и разговаривал с приятелем. Чёрный костюм, модный жёлтый галстук, мелированные волосы, теплые серые глаза... А Надя всё стояла и стояла, не в силах отвести от него взгляд, во рту - недожёванный кусок булки, голубые глаза широко распахнуты...
   Внезапно он тоже посмотрел на неё, серые глаза усмехнулись, а Надя вдруг очнулась, проглотила наконец эту идиотскую булку, схватила за рукав подошедшую Веру и потащила её к выходу из кафе. Люба, недоумевая, поспешила за ними. Вера начала упираться:
   - Эй, куда ты меня тащишь? Пойдёмте сядем, поедим. Нам же сейчас в библиотеку, Нинке помогать, ты что, забыла? А с едой нельзя, не пустят.
   Надя остановилась. Она и вправду забыла про библиотеку. Встреча с красивым сероглазым парнем всё вытеснила у неё из головы. Подумав, она согласилась пойти посидеть и дать подругам выпить сок и съесть пирожок со сгущёнкой. Но, к их вящему удивлению, настояла на том, что бы сесть в самый дальний угол кафе, возле окна. Люба хотела было возразить - возле прилавка стояли два парня, которые ей нравились, но Надя упёрлась, и девочке пришлось уступить. Ещё больше их изумило то, что проходя мимо каких-то старшеклассников, она почему-то пригнулась и почти бегом кинулась к столику.
   Усевшись возле окна, Вера и Люба с аппетитом принялись за еду, а Надя отрешённо глядела в окно, за которым медленно падал снег. "Как я могла быть такой дурой? - с отчаянием думала она. - Встретила парня своей мечты и выставила себя перед ним умственно отсталой. А всё из-за этой булки. В жизни больше их есть не буду. И вообще, почему он посмотрел на меня именно тогда, когда я её жевала?" Надя представила себя с выпученными глазами и ртом, набитым сосиской, и ей стало плохо. Она с отвращением поглядела на надкусанную булку, как будто та была во всём виновата. И тяжело вздохнула.
   Вера подозрительно поглядела на подругу. Она уже начала догадываться о причине её неадекватного поведения. Люба же в это время пыталась разглядеть кого-то в толпе и ничего не заметила.
   Наконец всё было съедено. Точнее, Вера с Любой всё съели, а вот Надина булка так и осталась лежать на столе. Девочки уже хотели идти, но Надя опять заупрямилась и предложила посидеть ещё немного.
   - Послушай, - не выдержала Вера. - Что с тобой такое? Через три минуты перемена заканчивается, нам надо к Нинке идти, а ты упёрлась как осёл, и ни в какую!
   Хотя Надя, в общем-то, по натуре была человеком неконфликтным, если уж она что-нибудь вобьёт себе в голову, то переубедить её невозможно.
   Но как только Вера и Люба поудобнее устроились, Надя увидела, что молодой человек с жёлтым галстуком выходит из кафе, поэтому вскочила и воскликнула:
   - Хотя нет, я передумала, пошли скорее!
   - Слушай, милая, ты уж как-нибудь определись, чего ты хочешь! - раздраженно рявкнула Люба.
   Вера же скорее схватила пальто и портфель и побыстрее вытолкала подруг из кафе, пока Надя опять не передумала.
   Тут Люба по очереди пихнула в бок Веру и Надю и кивнула в сторону какой-то девчонки:
   - Вон, гляньте, это она, Дранько Даша, - и Люба болезненно поморщилась.
   - А она и вправду красивая, - оценивающе поглядев на Дашу сказала Надя, на секунду выныривая из своих печальных дум, но тут же получила ещё один тычок локтем в бок, на этот раз от Веры. Сейчас явно было не время расхваливать Любину соперницу.
   Но Даша и в самом деле была красива: длинные распушенные волосы, милое личико с курносым носиком, точёная фигурка, да и вообще выглядит старше своих лет, никак не скажешь, что она в седьмом классе, скорее, в девятом.
   - Одевается, как испанская крестьянка раннего периода Возрождения, - заметила Вера, разглядывая длинную юбку с оборками, высокие сапоги и что-то наподобие корсажа поверх блузки.
   - Иконы периода Возрождения, крестьянки периода Возрождения... Что-то последнее время мне это Возрождение проходу не даёт, - с отвращением проговорила Люба.
   - И не холодно же ей, - удивленно заметила Надя. Последнее время становилось все холоднее и холоднее, столбик термометра опускался порой до двадцати пяти градусов ниже нуля, и все в школе надевали на себя по три свитера, даже Анюта, обычно расхаживающая в топике и зимой, и летом, надела теплую вязаную кофту, поэтому Даша в блузке выглядела странно.
   Девочки направились на третий этаж, в библиотеку, критикуя Дранько Дарью, но Вера заметила, что Надя то и дело замолкает, лицо с веснушками приобретает какое-то отрешенное выражение... И Вера прекрасно знала, что это значит - все эти признаки были ей знакомы по Любе. Хотелось бы только знать, кто этот субъект, ведь Надя довольно скрытная, может и ничего не сказать...
  

* * *

   Нина Николаевна встретила друзей с распростёртыми объятиями. Ногти у неё на этот раз были золотистые, с тонкими черными зигзагами.
   - Ой, девочки, как хорошо, что вы пришли! Подождите, сейчас закрою библиотеку и читальный зал, а вы пока идите, подождите у хранилища.
   Девчонки пошли по коридору, в середине завернули в проход, издали не заметный, и остановились у широких деревянных дверей с огромным висячим замком.
   Люба, лениво попинывая портфель, начала рассказывать о распрекрасном Вовочке, ля-ля-тополя... Вера всё это терпеливо выслушивала (уже в триста сорок девятый раз), стараясь выглядеть заинтересованной, чтобы не обидеть подругу. А Надя опять с отсутствующим видом начала пялиться на стенку, думая о чём-то своем. В глазах застыло странное выражение - Вера ещё ни разу такого у подруги не видела и не знала, что оно означает.
   Тут появилась Нина Николаевна, сунула Любе в руки ведро с тряпкой и швабру и велела набрать в туалете воды и вымыть полы, потом, когда Люба, недовольно, глядя на швабру, скрылась в направлении вышеупомянутого помещения, открыла ключом замок, дала двум оставшимся подругам по марлевой тряпке и отправила вытирать пыль с полок и книг. А сама пошла обедать.
   Вера с Надей пошли вдоль рядов, то и дело останавливаясь и листая ту или иную приглянувшуюся книгу, заодно смахивая с полок пыль. У входа раздалось бренчание, возвещающее о возвращении Любы, стук дерева о дерево (похоже, Люба зацепилась шваброй за дверь), потом глухой удар (девочка не удержала равновесия и плюхнулась на пол), довольно громкое ругательство, опять звон, плеск воды (Люба случайно пнула ведро), вскрик и ещё более громкая ругань.
   Вера с Надей подбежали к подруге. Она сидела на полу в луже, мокрая, и злющая, как чёрт. Рядом валялось опрокинутое ведро, швабра неустойчиво стояла, прислонившись к двери.
   - Ненавижу мыть полы! - сердито заявила Люба. Тут швабра съехала по стене и упала Любе на голову.
   Девочка издала протяжный вопль. Вера испугалась, что швабра проломила подруге череп и подбежала к Любе. А Надя согнулась от хохота и просто не могла ничего сделать. Она стояла, держась за полку с книгами, и сотрясалась от смеха.
   Вера склонилась над Любой, которая лежала на полу с закрытыми глазами:
   - Эй, Любаша, с тобой всё в порядке?
   Люба продолжала лежать неподвижно. И тут...
   - Бу! - крикнула она, резко открывая глаза, явно рассчитывая напугать подругу. Эффект получился потрясающий: от неожиданности Вера отпрянула назад, но поскользнулась на луже и упала, пнув ведро, которое отлетело в сторону едва живой от смеха Нади и подсекло её под ноги. Ослабевшая от хохота, Надя не удержалась на ногах и упала, по дороге задев полку. Та покачнулась и упала на другую, стоявшую за ней, та на следующую... Полки со страшным грохотом падали, как домино. Подруги ошалело пялились на учиненный разгром. Некоторое время все молчали.
   - Вот тебе и "бу!", - бесцветным голосом произнесла Вера.
   Надя сидела на полу с дёргающимися от страха руками. Вера растерянно огляделась по сторонам. Было абсолютно тихо, если не считать негромкого позвякивания покачивающегося с боку на бок ведра. Люба, делая вид, что она здесь совершенно не при чем, встала и отряхнулась.
   - Ну, для начала надо бы это всё убрать, - невинно заметила она.
   - Гениально. Ну, я, в общем-то, настроена оптимистично, поэтому могу сказать кое-что хорошее, - Вера встряхнулась и поставила ногу на ведро, которое тут же прекратило бренчать.
   - Ну и? - недоверчиво спросила Люба.
   - Пыль нам теперь точно вытирать не понадобится.
   - Очень смешно! - истерически всхлипнула Надя, сделав рукой такой жест, словно хотела опереться на в данный момент отсутствующую на нужном месте полку. - Я чуть от этого грохота на месте не окочурилась! Никогда в жизни так не пугалась!
   - То же самое ты говорила, когда Гарпия чуть не застукала тебя, когда ты списывала у Юры домашнее задание, - возразила Вера.
   - И когда Барисова внезапно вызвала тебя к доске, - добавила Люба.
   - И когда твой старший брат пообещал убить тебя за то, что ты случайно стёрла с компьютера его доклад...
   - И когда Кочан неожиданно начал обстреливать тебя снежками...
   Надя обиженно замолчала.
   Девочки начали уборку. С огромным трудом ставили полки на место.
   - Слушай, Надя, как ты такую тяжесть смогла свалить? - кряхтя, поинтересовалась Вера. - Эту полку невозможно сдвинуть по всем законам физики.
   - В таком случае, мы с тобой только что эти законы физики преодолели! - радостно сообщила Люба, когда очередной стеллаж со стуком, покачиваясь, встал на место. - Давай последний ставь сама, а мы с Надей пойдем книги на место ставить.
   Поднатужившись, Вера поставила полку на место. Она уже хотела было уходить, но тут что-то привлекло её внимание. Между полками у стены виднелось что-то синее. Когда полки падали, последняя врезалась в стеллажи у стены, слегка отодвинув их. За ними оказалась ниша.
   - Эй, девчонки, идите-ка сюда, я кое-что нашла! - крикнула Вера.
   Девочки примчались на зов:
   - Что случилось? Что ты нашла?
   - Вон, гляньте! - ткнула Вера в дырку между полками.
   - Ну и что? Какая-то тряпка синяя.
   - Какая тряпка?! Это чехол! Помните, сразу после каникул те рабочие, ну, которые водку в суп восьмому-штрих классу уронили, тащили что-то на третий этаж?
   - А-а-а, точно, эта штуковина была в синем чехле. Тебе ещё до дрожи в коленках понадобилось узнать, что там находится, - припомнила Люба.
   - Угу. Ну так что, посмотрим?
   - А как? Я в эту дырку не пролезу, - возразила Надя. - И вы тоже.
   - Ну так отодвинем, и все дела! - воскликнула Вера, тряхнув чёлкой.
   - Ну спасибо, я уже и так этих полок надвигалась, - открестилась Надя.
   - Да ну тебя, давай посмотрим! Неужели не интересно, что там? - Люба толкнула подругу плечом.
   - Не очень, - вздохнула Надя. Лень, конечно, но помочь надо.
   Друзья снова засопели, заскрежетали железные полки. Наконец стеллаж слегка отодвинулся, и Вера первая просунулась в образовавшуюся щель к чехлу, окутывавший какой-то предмет. Девочка протянула руку к замку-молнии и потянула вниз. Подруги дружно ахнули. В чехле оказалось необыкновенной красоты зеркало в массивной позолоченной раме, украшенной извилистым узором. В неверном свете помигивающих электрических лампочек эта рама как будто переливалась разными оттенками, волны рисунка менялись, кружились в неземном танце... Похожее происходило с поверхностью самого зеркала: оно отражало всё нечётко, как будто было слегка затуманено, и если долго вглядываться в него, оно начинало едва приметно мерцать, матовое отражение начинало завихряться... Почти незаметно, слегка, и стоило только моргнуть или хотя бы чуть-чуть отвести взгляд, иллюзия исчезала, но всё же...
   Надя прерывисто вздохнула. Никогда ничего подобного ей видеть не приходилось. Как и остальным.
   - Ну, девочки, как успехи? - раздался голос Нинки, мгновенно выведший друзей из транса. - Что, уже и зеркало успели раскопать? - добавила она, заглядывая в нишу и увидев, перед чем они стоят.
   - Мы... Мы только хотели... - залепетала Вера.
   - Там было что-то синее, и мы решили посмотреть... - поддержала подругу Люба.
   - Да ладно, всё в порядке, пусть так остается, - отмахнулась библиотекарша. - Почистить бы надо, а то плохо видно, - произнесла она, потерев рукавом угол зеркала. Это чуть не вызвало у девчонок вопль протеста. Им казалось кощунством даже дотрагиваться до него. - А, ладно, это потом. Давайте доделывайте, а я пока список учебной литературы за одиннадцатый класс посмотрю... - и Нинка в задумчивости удалилась.
   Подруги полностью отодвинули стеллаж, закрывающий зеркало, и принялись за работу.
   Люба хотела было снова взять швабру, но Вера решительно вырвала её у неё из рук. Не хватало ещё, что бы полки снова упали, теперь уже на зеркало. Ну, Люба особо не возражала.
   Зато, едва Вера вернулась с полным воды ведром, Люба сразу воскликнула:
   - А зеркало - просто потрясное! И ничего оно не запачкалось, а то, что нечётко видно - так по-моему это так и надо.
   - Скажите, это я только сейчас начала замечать, сколько вокруг необычного, или это просто недавно происходить начало? - поинтересовалась Вера.
   - Недавно начало. А точнее - с тех пор, как мы нашли часовню. Вот видите, как здорово, что я вас уговорила идти искать зайцев, а то так бы ничего и не происходило! - порадовалась Люба
   - Тоже мне, большая утрата, - пробурчала Надя.
   - А ведь и вправду, смотрите: часовня. Книга эта с картинкой. Электронные предметы не работают - я про такое во многих книгах читала, да хотя бы в том же "Гарри Поттере" - в "Хогвартсе" ничего такое не работает. Рама на той выставке... Зачем её туда повесили? А теперь вот ещё и это...
   - Точно! Вспомнила! - хлопнула себя по лбу Люба. - Я всё думала, что же мне это зеркало напоминает? А теперь поняла - рама, та, пустая, с очень похожим рисунком была.
   - Ну и что? Эй, да и вообще, спуститесь вы с небес на землю! - не выдержала Надя. - Нашли часовню. Ну и что? Там раньше деревня была, а потом снесли, а часовня в лесу стояла, про неё и забыли. Что такого? Ну, книга. И что? Книга как книга, на иностранном языке. А картинку талантливый художник рисовал. То, что предметы не работают - может, там просто место такое, низина, лес, вот и отключаются. Рама без картины? Ну, может, была картина, а потом кто-то вроде нашей Оли налепил на неё жвачку, или ещё чего, её и сняли... А зеркало... Ну, красивое зеркало, и всё. Может, и вправду грязное, а может слой серебра с другой стороны стёрся, вот и отражает плохо. А у вас уже воображение разыгралось!
   Некоторое время все подавленно молчали.
   - Ты и в самом деле так думаешь? - тихо спросила Вера.
   Выдержав паузу, Надя вздохнула:
   - Нет. Я понимаю, что всё было не так... Не совсем так. Но тогда как?..
   Опять помолчали.
   - Слушайте, мы сегодня вообще убираться будем? - спохватилась Люба. - А то сейчас прибежит Нинка и даст нам по шее.
   Все тут же согласились, радуясь перемене темы.
   Вера уже пять раз успела пожалеть, что взялась мыть полы за Любу. Но что поделаешь. Сама Люба в это время обмахивала тряпкой полки в самом первом ряду.
   Вера поискала глазами вторую подругу. Прошла пару рядов и увидела Надю с тряпкой в руке, с нежностью взиравшую на учебник по истории Беларуси за десятый класс. Тогда Вера решила, что пора всё выяснить. Она плюхнула тряпку в ведро с водой, отставила швабру в сторону, подошла к подруге и тихо спросила:
   - Ну, и кто этот человек?
   Надя вздрогнула и залилась краской:
   - Какой?
   - О котором ты всё время думаешь.
   Надя, потоптавшись, вздохнула:
   - Ладно, ты права. Это человек.
   - Ну, я так и поняла, что не насекомое, - хмыкнула Вера.
   Надя обиженно глянула на девочку.
   - Ладно-ладно, не обижайся. Так кто же он?
   - Не знаю. Но у него офигенный желтый галстук, красивый чёрный костюм и потрясающие серые глаза, и кажется, я влюбилась. Ах, как сердце сильно бьется! - вздохнула Надя сложив руки на груди и добавила: - Только ты Любе не говори. Она не поймёт.
   - Да ты что?! Наоборот! Если тебя кто и поймет, так это она!
   - Думаешь? - с сомнением произнесла девочка.
   - Конечно! Да и вообще, вы же подруги, какие тут могут быть секреты?
   Закончили уборку. Вышли на улицу. И Надя всё рассказала.
   - Старшеклассник, говоришь? В желтом галстуке? Я его видела, но кто такой - не знаю. Надо у Оли спросить, она всех старшеклассников знает, потому что в каждого из них когда-то была влюблена. Симпатичный, кстати, хороший у тебя вкус! - одобрила Люба.
   - Он такой красивый! - закатила глаза Надя.
   - Вот здорово, что ты влюбилась! Вот узнаем класс, можно будет на него хоть каждую перемену бегать смотреть - по расписанию посмотрим, в каком он кабинете.
   - Ух! - восхитилась девочка. - А ещё неплохо было бы его сфотографировать...
   И только тут Вера с ужасом поняла, что она наделала.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   35
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"