Матвиенко Анастасия Александровна: другие произведения.

Алмазная клетка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Девятнадцатилетняя Эрика Хейл, возвращаясь с вечеринки, попадает в автокатастрофу. Молодой хирург Антон Князев спасает девушку, но она впадает в кому. Теперь он и его тёмная часть души, Дани, пытаются вернуть пойманную душу Эрики в её оболочку, в реальный мир.

  Боль.
  Боль, буквально раздирающая суставы, вгрызающаяся тупыми клыками в мышцы, выворачивающая кости...
  Сколько прошло времени? Минута, час, день, год?
  Почему вокруг так темно, ничего не видно...
  Изодранные в кровь руки, отчаянно пытающиеся нащупать в этой беспросветной мгле хоть что-нибудь.
  Сорванное горло, болящее от безуспешных попыток докричаться до кого-то, кто видит.
  Кромешная мгла. Ледяной холод, медленно расползающийся по телу, готовый вонзить кинжалы в еще пока горячее сердце.
  Сколько времени еще находится здесь? Это не жизнь, не смерть. Промежуток, в котором застряла душа. Промежуток, который подчиняется лишь ЕМУ.
  Кричи, кричи, глупая. ОН не слышит тебя. Ты надоела. Ты посмела отказать ЕМУ остаться с ним навсегда, здесь. Теперь ты не больше чем игрушка.
  Сломанная игрушка...
  ***
   
  Глава 1. Приглашение
  Бар-клуб "Delicious", 23:02
  
  - Эй, Эрика, пойдём, потанцуем! - кричит, пытаясь перекрыть шум музыки, подруга, - Чего стоишь, как не родная? Таких, как Алекс, будут еще миллионы. Один ушёл, другой пришёл!
  Яркий свет падает на девушку лет девятнадцати, на несколько секунд высвечивает её из толпы таких-же, как она. Точёная фигурка, затянутая в аквамаринового цвета топ, белые шорты, в свете дискотеки кажущиеся фиолетовыми, зелёные босоножки-сабо.
  Вика, девушка из группы Эрики. Весёлое существо, не способное задерживаться на одном и том-же более пятнадцати минут. Лёгкая на подъем, она и познакомила Эрику с Лексом, парнем с третьего курса.
  Просто однажды они "нечаянно" оказались на вечеринке, которую проводила одна из однокурсниц Вички. Девушка помнила это как сейчас...
  Вот она, обиженная на родителей за то, что они отобрали её байк, после того как девушка едва не влетела в дерево, выскакивает из дому, громко хлопнув дверью. Парк, вечерние тени между стволами деревьев сплетаются в причудливые орнаменты, багровое солнце освещает тропинки и каменные дорожки. Легкие шаги приглушает листва, ветерок играет с прядями волос. Небольшой мостик через неглубокую, маленькую речку. Резные орнаменты на перилах, вырезанные имена, защёлкнутые замочки "на память", цветные ленточки, завязанные в знак нерушимой дружбы... Эти места всегда притягивали туристов, да и вообще молодёжь. В воде переливались серебряные и медные монетки, маленькие ключики, и прочая мелочь, которую кидают в водоёмы, что бы вернутся.
  Эри помнила эту древнюю легенду. Но что в ней вымысел, а что - правда, каждый решал для себя...
  Король в поисках места для нового города долго бродил по свету, и так и не нашёл места, которое подошло бы для возведения столицы. В гневе проклял он Богов, что покровительствовали ему, и ночью выбросил в реку золотые монеты, дабы отвести проклятие от себя.
  Через много лет король обнищал, и вспомнил про ту реку, куда выбросил злото. Отправился в то место. Монеты король нашёл, а когда оглянулся вокруг, то понял, что здесь будет город! На эти деньги он построил дворец, вокруг которого вскоре появились селения. Благодарил он тогда своих Богов, просил прощения за грубые слова, вылетевшие из его уст. И Боги простили его.
  А обычай передавался в королевской семье и так же был привит населению города. Купцы и заезжие тоже приобщались к этому делу, кидая медяки в главный фонтан на королевской площади. Вода в этом фонтане и была из той реки, куда король бросил монеты.
  И вдруг, тишину великолепия парка нарушает звонок. Мелодия, одна из многих альбомов известного исполнителя, чьё имя Adam Skorupa.
  "Ну точно, Вика. Как же вовремя, подружка" - проносится мысль в голове девушки.
  - Алло.
  - Приветик, Эри. Как жизнь? Слушай, я не знаю, где ты, но хочу, чтобы через пятнадцать минут ты была на перекрёстке у моего дома. Я подброшу тебя до дома Ирен, намечается крупномасштабная вечеринка! - затараторила в трубку Вики.
  - Кто такая Ирен?
  - Девушка с нашего потока, разве не помнишь? Блондиночка такая, вечно губы подкрашивала первую неделю? Судя по молчанию, не помнишь. Нет, ну я не понимаю, как можно обладать такой короткой памятью! Мы ведь три раза с ней встречались!
  *Не просто трижды, а ЦЕЛЫХ три раза... за месяц* - иронично хмыкнув, Эрика оставила мысли при себе.
  - И не хмыкай. Пятнадцать минут тебе на сборы. Шагом марш. - Вика отключилась, оставив Эрику в лёгком недоумении.
  - Ирен, Ирен... Да кто же это, черт возьми. Блондинка с яркой помадой. Я не должна их всех помнить...
  До дома Вик пешком около десяти минут. Должна успеть. Ведь Вики, в своей любимой манере, назовёт любое время, будет ждать сколько угодно, а потом обижается на оправдания "я не успела".
  Вынув из сумочки зеркальце, девушка взглянула на отражение. Серо-зелёные глаза моргнули, пушистые реснички, слегка подкрашенные тушью, на минутку закрылись. Все в норме. Защёлкнув зеркальце, девушка поправила растрепавшиеся волосы, достала наушники и медленно пошла к выходу из парка. Плейлист начался с группы One Direction "Summer love".
  *Как удачно. Словно предсказание...* - мысль была расслабленное и довольно быстро покинула сознание, спрятавшись где-то глубоко на задворках памяти.
   
  
  Глава 2. Вечеринка у Ирен
  
  Так и было. Синяя Mazda с затемнёнными стёклами уже украшала стоянку возле дома Вик. Девушка находилась в нескольких метрах от неё, ожесточённо споря по телефону с кем-то. Заметив Эрику, она помахала рукой, и девушка приблизилась. Она услышала лишь несколько фраз:
  - Что значит, нет? Позвони, пусть едет. ... Да мне плевать, она приглашена, я подброшу. Пока.
  - Привет, Ви. Рада видеть. - Для разнообразия Эрика решила начать разговор первой.
  - Привет, садись, я уже минут пять тебя жду. Где была?
  - Гуляла.
  - Ясненько... - автоматически кивнула Вик. Даже если бы она услышала невразумительный ответ вроде "вернулась с экспедиции на Луну", её "Ясно" прозвучало столь же спокойно. Она просто не слушала.
  Звук ключа зажигания, толчок-соскок с бровки, и вот синяя машинка катит по трассе. Играет музыка, Вика рассказывает о новенькой девушке какого-то парня, одевшейся не так, "как положено" по её, Вики, вкусу. Тратить время на препирательства "модно-не модно" с Вик не стоило того.
  - Где она живёт? - через минут двадцать молчания спросила Эрика.
  - Ирен? Да еще минут пять-десять.
  - А пешком дойти сколько займёт?
  - Ого, уже хочешь слинять? - засмеялась подруга.
  - Нет, просто думаю, как добираться домой, когда ты, пьяная, будешь спорить о цвете кроссовок неизвестного мне парня, потом позвонишь ему, и начнёшь допытываться, где он их купил.
  - Это ты была виновата. И вообще...
  - В чем я была виновата? В том, что тебе на глаза попались зелёные берцы какого-то культуриста?
  - Они были не зелёные!
  - Ага, да. Не надо было смешивать ром-колу с виски и запивать все это "отвёрткой"...
  - Живём один раз, так надо все попробовать!
  Убойный оптимизм подруги и её, откровенно говоря, странные взгляды на жизнь перестали злить Эри уже давно. Каждый живёт, как хочет, стоит ли менять кого-то, если ты не в силах изменить даже себя?...
  - Приехали! - как-то чересчур громко произнесла Вик, выскакивая из салона и уже обнимаясь с какой-то девушкой.
  *Наверное, Ирен* - подумала Эри, не торопясь вылезать. Конечно, мысль отсидеться в машине была глупой, но все же девушка не горела желанием покидать маленькое и защищённое пространство.
  То-то было её удивление, когда дверь со стороны пассажирского сидения распахнулась и мужской голос поинтересовался:
  - Девушка, вы уснули?
  - Нет, нет... - слегка недоуменно ответила та, поторопившись вылезти, - просто ... - тут Эри ухитрилась поскользнуться, и уже лежала бы на асфальте, если бы молодой человек не был готов к такому.
  - Проблемы с координацией?
  - Нет. - Эри обернулась, чтоб ответить нахалу, и замерла. Феликс. Феликс Киров. Парень-мечта всего универа.
  *Черт, только не это. Опять Вики со своей больной идеей найти мне хоть кого-нибудь. Прибью. Подруга, называется*
  - В таком случае, позволит ли прекрасная леди сопровождать её на вечеринке? - парень галантно попытался поцеловать руку девушке, заодно "ощупав" её саму.
  Попытался. Оплеуха вышла звонкой.
  - Если Вы соизволите не распускать свои руки, - девушка выдержала паузу, поправляя платье, - то всё равно нет. Не люблю находиться рядом с людьми, которые умудряются расположить собеседника против себя за одну минуту.
  - Эй, Эрика, ты чего дерёшься? Давай к нам! - Вики уже стояла с бокалом шампанского напротив окна, откуда доносилась музыка.
  - Уже иду! - ответила девушка.
  - Эрика. Красивое имя. Могу ли я представиться?
  - У Вас ровно одна минута, сударь. - Издёвка не вышла красноречивой.
  - Феликс. Для друзей - Лекс.
   
  Глава 3. Неудавшееся знакомство
  
  Девушка поспешила к Вик, прямо ощущая лопатками взгляд, зло пронизывающий спину. Не выдержав, она обернулась, делая вид, что приветствует знакомую. Девушка лет семнадцати радостно подбежала к ней, спрашивая что-то о местонахождении хозяйки торжества. Феликса не было рядом. Он разговаривал с каким-то парнем, даже не глядя на Эри. А взгляд, этот взгляд, словно прицел снайпера, ощущался девушкой сквозь тонкую ткань платья.
  *Да что же такое, откуда паника? Леди, соберитесь, никто за вами не следит* - успокаивала себя Эрика.
  - Пойдём внутрь, - улыбнулась она новой знакомой, - Вики уже, наверное, тихо бесится.
  Как только девушка перешагнула порог дома, ощущение слежки исчезло. Хотя, может, она просто забыла о нём, затянутая в водоворот красок, музыки и разговоров.
  
  <Четыре часа спустя>
  
  Подвыпившие сокурсники выглядели жалко. Диалоги с ними больше походили на разговор человека ХХІ со средневековьем. Лишь некоторые вели себя более-менее адекватно.
  *Боюсь даже подумать, сколько аварий было-бы, закати они такую вечеринку в городе... Черт, я так и знала - Вик пьяна.*
  Подруга как раз доказывала столбу, что он кривой.
  - Вик! Ты как?
  - Уйди, исчадие ада...
  - Понятно...
  Замёрзнув, девушка зашла в дом. Самые слабые по части выпивки уже засыпали.
  *Вот что я совсем не люблю - так это окончания таких вечеринок. Горы мусора, спящих человек, запах алкоголя... фу.*
  Была еще одна причина, из-за которой девушка хотела уехать. Отчасти, Феликс, постоянно мелькавший в поле зрения, а отчасти - группка пьяных пятикурсников, явно решивших позабавиться с девушкой на верхнем этаже.
  Эрика старалась не попадаться им на глаза, но везение было не на её стороне.
  - Постой, красотка, поговорить надо!
  Девушка ускорила темп, решив выбежать на террасу, где была Вики.
  *Не настолько уж она пьяна, чтобы не заметить этих остолопов. Отобьемся.*
  Внезапно кто-то загородил ей дорогу. Тупик.
  - Ну что, милашка, попалась? Зачем убегаешь, мы тебя не обидим!
  - Даже наоборот - повеселим, так сказать, удовольствие доставим. - Загоготали трое.
  Двое схватили девушку за руки, заломив их за спину, третий пошёл сзади, прикрывая творящееся непотребство.
  Надежды на спасение мелькали и тут же потухали. Однокурсники даже не обращали внимания. Она попыталась закричать, но ей закрыли рот. Внезапно голос, раздавшийся сзади, остановил эту потрясную композицию:
  - Уважаемые, вопрос и предупреждение. Вам не кажется, что одна девушка на троих - как-то маловато? Она не свободна. Под моей опекой.
  - Борзеем, котяра? - повернулся третий.
  - Так она еще и не по своей воле идёт с вами.... - прикинулся дурачком незнакомец.
  - Вали отсюда, не твоя вотчина.
  - Зато девушка - моя. Рекомендую отойти от неё. А то и в тумбочку схлопотать можете.
  - Ах ты, мразь... - третий, похоже, кинулся навстречу парню, раздался громкий хруст и что-то тяжёлое упало на пол. Дом содрогнулся.
  - Кто еще хочет? - голос звучал так же, как и до того. Противник был повержен.
  - Ладно, твоя взяла. Забирай. Но мы еще поквитаемся. Остерегайся переулков, дрянь.
  - Я не живу в переулках. Вот уж точно, там ваше место.
  Двое швырнули брыкающуюся девушку на пол в сторону парня. Он с лёгкостью подхватил её, не дав коснутся пола.
  - Кто ты? - Эрика силилась разглядеть хоть что-то в сумраке комнаты.
  - Это столь важно? Лучше тебе не знать. - Хмыкнул он.
  - Не имею привычки разговаривать с незнакомцами. Отпусти.
  - Я отвезу тебя домой.
  - Ты знаешь мой адрес?
  - Вик сказала.
  В это время парень с девушкой на руках вышел из дому и направился к темно-синему Hyundai, припаркованному на обочине.
  На секунду лицо парня попало в свет фонаря.
  - Феликс. Я, кажется, просила не приближаться ко мне.
  - Ну, прости, в следующий раз я позволю тебе развлечься в компании троих парней, старше тебя на четыре года, каждый.
  - И что ты хочешь за спасение? Ты ведь ничего не делаешь без выгоды для себя.
  - Пока что - ничего. А в будущем - поцелуй. Один.
  - Нет!
  - Посмотрим. - Он улыбнулся, спустив девушку на сидение машины.
  Забравшись на водительское сиденье, он неторопливо завёл машину и выехал на шоссе, ведущее к дому Эрики.
   
  Глава 4. Конфликт (Разбитое сердце)
  Бар-клуб "Delicious", 22: 00
  - Налей чего-нибудь безалкогольного! - Силясь перекричать музыку, попросила девушка бармена.
  - Сок, газировка? - ухмыльнулся парень лет двадцати пяти.
  - Сок. Апельсиновый.
  - Не желает ли леди "Отвёртку"?
  - Что в слове "безалкогольный" наталкивает на сию мысль?
  Заняв столик у стены, девушка вновь погрузилась в воспоминания.
  ***
  Феликс казался хорошим. Он ухаживал, иногда дарил цветы, конфеты.
  Приглашал в кино, хотя первое время Эрика постоянно ждала подвоха. Ей было комфортно и уютно. Как с другом. Он не лез целоваться, не приставал с "неприличными" предложениями, не отпускал пошловатых шуточек. Эри начала привыкать к такому Феликсу. Всегда учтивый, галантный, он никому не давал её обидеть.
  Девушки из универа из кожи вон лезли, чтобы Феликс обратил на них внимание. У Эрики сразу завелось множество "подруг", появляющихся рядом в те моменты, когда Феликс приглашал девушку в парк, на пикник, в кинотеатр...
  Это было смешно. Лекс стал для неё другом. Потом чем-то большим, чем друг. Он не давил на неё, не вынуждал отвечать взаимностью. Просто был рядом.
  Первый поцелуй. И тот же парк, весенний вечер, мостик через речку, и уже их руки держатся за перила "мостика влюблённых", уже они загадывают желание, одно на двоих, застёгивается со щелчком замочек с выгравированными именами. Всплеск воды - и ключик падает к десяткам таких-же.
  Луна рисует дорожки в парке, они идут вместе по тропинкам. Ей не страшно с ним. Он не предаст.
  Тайная полянка, с небольшой беседкой. Горящие свечи-сердечки, букет цветов и открытка.
  Упаковка апельсинового сока, коробка конфет. Всегда разных.
  Он не любил алкоголь. Эрике это нравилось.
  Потом они частенько приходили сюда вдвоём, на место первой прогулки, перешедшей в свидание.
  Он был лучшим во всем. Лучшим студентом третьего курса, лучшим кавалером на вечеринках, просто лучшим... для неё.
  И, как "великолепные студенты", они вдвоём должны были уехать по обмену в Оксфордский университет.
  Но в последний момент, уже сидя на чемоданах, в доме девушки зазвонил телефон. Дирекция изменила своё решение.
  С Феликсом вместо Эрики поедет другая. Девушка со второго курса.
  Эрика очень расстроилась, и позвонила Лексу, спросить, что произошло.
  Он сбросил вызов. Впервые сбросил.
  Родители Лекса сказали, что он был с кем-то наверху, в своей спальне. Очень удивились, когда девушка постучалась в дверь.
  Его мать хотела позвать его, но Эрика не выдержала. Сбежав по ступенькам крыльца, она заскочила на байк и поехала к Ви.
  Лишь потом, через несколько месяцев, девушка узнала, что именно Феликс попросил заменить её той девушкой. Он так и не попрощался с Эрикой.
  
  ***
  Бар-клуб "Delicious", 22:35
  
  - Хватить горевать! - Вик подошла к столику, нетрезво щурясь на Эрику, - Дорогая, ты даже не пьяна! Расслабься наконец!
  Вик схватила девушку за руку и поволокла в самый центр танцпола.
  *Собственно, почему бы и нет,* - Эрика автоматически кивнула своим мыслям, - *Отдохнуть, расслабиться. Сказок не бывает.*
  И вновь, громкая музыка, люди вокруг, танцующие ритмично под какую-то мелодию. Мелькающие лица, свет прожекторов на потолке клуба. Смех, шутки, алкоголь.
  Постепенно мысли о Феликсе ушли на задний план...
  <Час спустя>
  
  Казалось, что танцевать можно до упаду. Посчитав пальцы, и убедившись, что она вовсе не пьяна, девушка пробиралась к выходу. Никто не останавливал её. Вики нашла себе парня, и сейчас вовсю зажигала с ним.
  Нужно было собираться домой.
  *Как хорошо, что я не послушалась Вик и приехала сама* - промелькнула мысль.
  *Пришлось бы ждать её здесь*
  Поворот ключа в замке зажигания, и вот байк выезжает на шоссе. В ушах до сих пор гремит музыка с вечеринки, скорость зашкаливает, но этого мало. Хочется ехать быстрей и быстрей...
  Свет фары отражается в стрелке, указывающей на крутой поворот.
  Все остальное произошло за секунды.
  Визг тормозов. Удар. Треск и звон метала. И боль. Она раздирает, жжёт изнутри. Слезы накатываются на глаза. Непослушные руки пытаются поднять тело. Подгибаются, и голова снова падает на асфальт. Забвение.
  И чьи-то тёплые руки, шепчущие что-то, аккуратно сдвигающие волосы с её лица...
  Темнота, сковывающая сознание...
  *Неужели все кончено?* - медленные, неповоротливые мысли.
  Свет фар, бьющий в глаза. Закрыть их. Темнота.
   
  Глава 5. Новые лица
  ***
  Тёмная комната. В углу - клетка, сделанная из алмаза. Парень не знал, как, зачем, для кого. В ней - кандалы из лунного камня. Каменные стены, горящий камин, не дающий ни грамма тепла. Два кожаных кресла, стоящих рядом. Между ними, извиваясь на тонких ножках, стоит небольшой столик, на нём - початая бутылка выдержанного вина. И два полных бокала.
  Огонь играет в камине, бросая отсветы на вино, заставляя его на моменты будто вспыхивать красным.
  И два человека, сидящие друг напротив друга.
  Изо дня в день, из момента в момент.
  Их внешность совершенно идентична. Черные, как смоль, слегка курчавые волосы, коротко подстрижены. Слегка угловатые черты лица, нос с небольшой горбинкой, ярко-зелёные глаза. Оба высокие, поджарые. Но они спорят. Один, тот, что справа, берет бокал и, отпив глоток, играет бликами хрусталя в огне. Потом, словно что-то вспомнив, вздыхает.
  - Твой час уже близко... не упусти его.
  - Кто ты?
  - Я - это ты.
  - Нет!!!
  ***
  *И снова этот сон... Он будто часть меня, впечатался в моё сознание как клеймо... Как открытая рана...* - молодой парень заворочался во сне, как молитву повторяя одну и ту же фразу:
  - Я - не ты... Я - не ты... Я это я... Ты лишь бред моего сознания.... Нет!!!!!! - крик вышел очень громким и он проснулся.
  Подскочив на кровати, словно ужаленный, парень запуганно огляделся вокруг. Все как всегда. На часах было четыре утра. Зелёный дисплей помигивал, словно издеваясь. Парень чуть не запустил его об стену, в последний момент задумавшись:
  - Эй, приятель, у тебя не так уж много денег до следующей зарплаты.
  Закутавшись в одеяло, он подошёл к окну.
  *Звёзды... Точно такие-же были в моем сне... Сон!*
  - Даже таблетки не спасают от него... Психолог же говорил, что это поможет....
  ***
  (Год назад)
  Девушка-психолог увлечённо перебирала бумаги, когда молодой человек впервые переступил порог её комнаты. На стук в дверь она подняла голову. У неё на виске был небольшой шрам.
  *Хм, авария? Или, быть может, неудачная операция?... Черт, да я же не за этим шёл сюда!* - мысли начинающего хирурга были довольно-таки противоречивы.
  - Добрый вечер.
  - Добрый. Вы на приём?
  - Да, если можно. Я был записан на 17:30, но, к сожалению, привезли сложного пациента, я вынужден был присутствовать.
  - Проходите, садитесь. Кто вы по профессии?
  - Хирург.
  Повисло неловкое молчание. Девушка закопалась в бумаги, судорожно что-то ища.
  - В моей карте этого не написано, - счёл нужным внести коррективы парень, - я пришёл по другому поводу. Мне нужен.... совет.
  - Вы раньше состояли на учёте у психолога?
  - Да. С десяти лет.
  - Это была просто предосторожность, или вы на что-то жаловались?
  - После смерти моей матери, мои сны стали реальными. Я вижу, что произойдёт с людьми в ближайшем будущем. Именно поэтому я выбрал карьеру хирурга. Я хочу и могу спасать людей. Я всегда нахожусь в больнице вовремя.
  - Ваше имя? - девушка подошла к шкафу, на котором аккуратными стопками лежали папки.
  - Антон. Антон Викторович Князев.
  Девушка вынула из шкафа еще одну коробку. Три папки сиротливо стояли особняком.
  Вытащив одну, девушка пролистала её, бегло просмотрев записи. За четырнадцать лет Антон хорошо успел ознакомиться с ней.
  *То, что вы мне описали, - обращался психолог к пятнадцатилетнему юноше, - носит определение Драматическое раздвоение личности. Если не считать сновидений продуктом инспирации, то остаётся допустить, что их сочиняем мы сами. Фантастичность и красота их не могут удержать нас от приписания нами себе такой творческой способности. Но во сне мы видим себя участниками драматически развивающихся событий, поэтому каждое сновидение может быть названо драматическим раздвоением я, и если нам кажется, что в нем ведётся диалог, то это, в сущности, монолог.
  - Но я не могу пытаться убить сам себя, во сне!
  - Юноша, это ваши фантазии. Вы видите то, чего нет...
  *
  - Драматическое раздвоение личности... - медленно прочла она, - Вы знаете, что это?
  - Да, знаю. Я лишь хотел спросить, как можно не видеть эти сны? Они снятся мне строго определённо.
  - Разве что принимать успокоительное. Или снотворное. Но это может пагубно сказаться на Вашем здоровье...
  - Выпишите мне рецепт. - Не терпящим возражений голосом произнёс Антон.
  ***
  Сколько Антон не пытался заснуть обратно после ночных "видений", ничего не помогало. Сегодня, вернее, до полуночи, у него была ночная смена. Потом пришёл Дмитрий, отправив коллегу домой, отсыпаться. Антон спокойно ушёл, он чувствовал, что ничего страшного не произойдёт.
  И вот теперь, четыре часа утра. Утренний кофе, такой горький, что мозг сразу начинает активно трудиться на благо общества, и книга. Очередная. Чем мог похвастать Антон, так это обширной библиотекой. От матери ему достались настоящие шедевры мировой литературы. Остальное постепенно докупал он сам.
  *Интересно, в этом году позвонит ли мне отец, чтоб поздравить с Днём Рождения? Или он уже и забыл про меня?*
  После смерти матери отец до совершеннолетия жил с сыном. Но как только Антону стукнуло восемнадцать, отец переписал на него дом, и уехал, не оставив даже адреса. Просто Антон пришёл домой из универа, и обнаружил на своём письменном столе пару кредиток, два банковских счёта, пароли к ним, ключи от машины (новой, не отцовской) и дарственную на дом и прилегающий к нему участок.
  Антон никогда и не подозревал, что у его отца столько денег. Они всегда жили как все. Никто не мог сказать, что семья Князевых прямо-таки швырялась деньгами.
  Потому и первое, что сделал Антон, так это проверил действительность этих денег. Промотавшись неделю по городу из одного отделения в другое, он подтвердил свой капитал и машину. Все было легально и не нарушало никаких законов.
  У Антона будто камень с души свалился. Отец позаботился о его будущем.
  Изредка парню приходили открытки. Поздравления на День Рождения, Новый год, Пасху... но не больше. И лишь в этом году отец не звонил, не писал. Ни одной посылки не получил Антон с прошлого года.
  За книгой парень просидел до семи часов утра. Пронзительно запищал будильник, Антон вздрогнул от этого звука. Отложив книгу, он быстро позавтракал, допил уже остывший кофе и пошёл собираться на работу.
   
  Глава 6. Видение
  Чёрная Honda едет по пустой трассе. В салоне играет музыка. Парень выглядит расслабленным, пальцы легко сжимают руль, ритмично постукивая в такт мелодии. Внезапно авто слетает на обочину, едва не скатившись с обрыва.
  Антон успел вовремя среагировать. Пальцы впились в руль, сворачивая влево и избегая столкновения. Он резко дёрнул ручник, буквально зависнув около откоса.
  Парень выскакивает из машины, опасаясь того, что увидел. Но нет, трасса совершенно пуста. Он возвращается в машину и буквально чувствует накатывающий приступ. С каждым годом все меньше и меньше ощущается эта боль.
  Первый же случился в десять лет.
  *
  Солнце играет в травах, запах цветущих яблонь сводит с ума. Шелест ветра вплетается в звуки природы, создавая единую и неповторимую симфонию. Маленький мальчик едет по лугу на велосипеде.
  Внезапно колесо наскакивает на камешек, парнишка не справляется с управлением и падает. Выползает из-под упавшей игрушки, встаёт на четвереньки... И тут приходит боль. Она будто разрывает изнутри. Ребёнок падает на землю, высокие травы смыкаются над ним, словно пытаясь защитить, оградить. Мальчишка страшно кричит, маленькое тельце сводит судорогами. Никого нет рядом. Никого.
  Через несколько часов он сможет вернуться домой. Но там его никто не ждёт. Мама ушла.
  Маленький Антон замажет содранные коленки зелёнкой, тихо шипя от боли. И станет ждать.
  А вечером приедет отец. И скажет, что мама уехала.
  Мальчишка поверит. Поверит в эту страшную сказку.
  Но потом соседский разговор раскроет эту тайну.
  " - Сердечный приступ"
  Страшные и непонятные десятилетнему мальчику слова.
  "- Она умерла"
  Вот это яснее.
  Ребёнок бежит к отцу, надеясь, что мама дома, что все хорошо.
  Но нет, уже ничего и никогда не будет хорошо.
  Её больше нет.
  *
  Добравшись до машины, Антон захлопнул дверь и облокотился на руль. Положил голову на скрещённые руки.
  "Скоро пройдёт. Потерпи" - повторял про себя парень.
  Он закрыл глаза, вновь и вновь прокручивая в памяти увиденное, борясь с накатывающим приступом.
  Видение было таким же, как и многие до него: Девушка, на мотоцикле. Развевающиеся волосы. Крутой поворот, она вылетает на встречку. Врезается в его машину. Удар.
  Одно из многих. Но почему оно так зацепило его? Почему сейчас, в полусознании, он чувствует себя так, будто ЕГО душа умерла, разбилась на мелкие осколки вместе с той девушкой?
  Шёпот на грани слышимости: - Твой час близок... - выдумка сознания или кто-то свыше, тот, с кем он беседует постоянно? Тот, кто по ночам словно выворачивает наизнанку все устои и моральные принципы его самого? Тот, кто кажется таким знакомым и таким не известным?... Впрочем, не суть.
  Тихий стук капель по крыше авто. Начался дождь. Природа оплакивает будущую жертву? Представить сложно, что сейчас эта девочка веселится где-то с друзьями. И вот, совсем скоро, она глупо погибнет, не вписавшись в крутой поворот...
  Тихо вздохнув, Антон завёл машину. Осторожно вырулил на пустую в столь ранний час трассу, и продолжил дорогу.
  В мозгу, словно в клетке, билась одна единственная мысль, оформленное желание, крик безысходности: "Я должен ей помочь".
  ***
  9:45, Больница на Sun-авеню.
  
  - Доброе утро, Антон. Тебя Фёдорович ждёт, в своём кабинете. - Дмитрий сонно поприветствовал друга.
  - Тяжёлая ночка? - заботливо осведомился тот, разглядывая уставшее лицо Димки.
  - Да нет, все нормально. Ты словно чувствуешь эти неприятности. Сегодня опять что-то произойдёт?
  - С чего ты взял? - фальшиво удивился Антон, нервно взъерошивая волосы. День не задался с утра.
  - Ты в зеркало себя с утра, брат, видел? Ты же сам, как свеженький покойничек, окочурившийся прямо в реанимации!
  Антон поморщился от столь красочной характеристики. Внешний вид оставлял желать лучшего. Синяки под глазами, чрезмерно расширенные зрачки... Все это он видел, и не раз. В зеркале.
  - Спасибо, друг, ты прямо поднял мне настроение.
  - Антон, я серьёзно. Тебе нужна сегодня помощь? - теперь Димка говорил без ноток сарказма.
  Помедлив, парень кивнул.
  - Сегодня вечером я подежурю на объездной. Там есть этот чёртов поворот, ну, знаешь... Там в прошлом году двенадцать аварий произошло. Ты к семи подъезжай сюда. Мне понадобиться твоя поддержка.
  - Что-то из ряда вон выходящее?
  - Не знаю. Не уверен.
  - К семи буду здесь. Еще что-нибудь?
  - Да. Выспись. Иначе вдвоём мы составим красочную компанию зомби. - Антон позволил себе лишь тень улыбки.
  Дмитрий кивнул, белозубо ухмыльнувшись. Вскоре его машина отъехала от стоянки больницы.
  ***
  Антон быстро шёл по коридорам, мимоходом здороваясь с сотрудниками. Кабинет Данила Фёдоровича находился на третьем этаже в северном крыле.
  Этот статный, начинающий лысеть мужчина являлся директором сего медицинского учреждения.
  Антон начал работать под его началом еще учась в институте, на двух последних курсах. Данил не был против молодого стажёра, да и тот подкупил его своей сдержанностью и внимательностью.
  После окончания универа Антон остался на должности ассистента, но вскоре поднялся до хирурга. Изначально Данил не верил молодому пареньку, но тот всегда оказывался в больнице вовремя, за час-два до катастрофы. В конце концов, Данил Фёдорович поговорил с Антоном о его способности чувствовать аварии, и поднял его в должности.
  С того памятного момента прошло полтора года. Вскоре Антону должно было исполниться двадцать пять.
  Итак, вернёмся в настоящее. Постучав пару раз, Антон дождался громкого: "Входите!" и переступил порог кабинета.
  - Доброе утро, Данил Фёдорович.
  - Доброе... - рассеянно отозвался тот, усердно строча какой-то документ. Выхватив взглядом несколько строк, Антон понял - накладная. Вероятно, на закупку медикаментов.
  Закончив писать, директор поднял голову.
  - О, Антон! Быстро.
  - Ветров передал, что вы хотели меня видеть.
  - Да, да. Ты вообще собираешься в отпуск? Ладно, прошлый год, ты доказывал всем, что достоин. Но сейчас? Да ты на себя посмотри...
  - Данил Фёдорович, достаточно. Мне хватило лестных комментариев за утро. - Антон не был в настроении выслушивать лекцию в очередной раз. Помнится, в прошлом году ему говорили то же самое.
  Повисло молчание.
  Наконец Антон нарушил тишину кабинета:
  - Я не вижу причин, по которым должен уходить. Я плохо выполняю свою работу?
  - Нет, конечно нет. Просто...
  -Раз нет, тогда я попрошу Вас - я сам разберусь. Мой отдых может стоить кому-то жизни.
  - Или чья-то жизнь может стоить твоей! - кулаком грохнул по столу Данил.
  Антон молча пожал плечами на столь выразительный жест.
  - Моя жизнь одна, людей, нуждающихся в моей помощи - миллионы. Я могу идти?
  - Да. Свободен.
  Лишь захлопнув за собой дверь, Антон устало выдохнул. Этот разговор неминуемо наставал каждым летом. Работа была тем единственным, что держало его в этом городе. Он не представлял, что будет делать, если все то постоянное, день за днём глушащее его безумие, исчезнет. Что делать тогда, сидеть дома, тихо утопая в споре с самим собой?
  Как можно чувствовать беспомощность других, не имея возможности помочь? Нет, это не его.
  В конце концов, он один спасал многих. И получал от этого удовлетворение. Так почему же отказывать себе в том малом, что он может сделать для других?
  Антон верил, что спасая человека, он дарит иную жизнь его семье. Что никто из детей, чьи родители могли погибнуть, не останутся одни, как он, благодаря тому, что неизвестный хирург спас им жизнь.
  Верил, что его мать смотрит на него там, сверху, и гордится своим сыном. Даже не верил, чувствовал...
  
   
  Глава 7. Неясный совет
  Половина второго.
  Часы тикали, мерно отсчитывая секунды. Тик-так, тик-так...
  В тишине кабинета даже этот звук казался звоном набатов.
  Антон сидел за столом, бездумно черкая в своей тетради. Иногда он поднимал взгляд на циферблат. Минута тянулась за минутой, но настолько медленно, что, казалось, в каждой не шестьдесят ударов, а, как минимум, двести.
  Работы не было. Все отчёты дописаны, статьи сданы, расходники - тоже. Заполненные красивым бисерным почерком анкеты пациентов давным-давно покоились в шкафах, разложенные в алфавитном порядке. Антон не доверял подводить итоги своего труда никому. Помнится, раньше его жутко раздражало, когда кто-то, пусть даже директор, спускался вниз и вдумчиво перебирал сложенные аккуратными стопками бумаги.
  А ведь бывало и хуже. Каждый считал своим долгом покопаться в личном деле его, Антона, выискивая, вынюхивая, за какие-такие заслуги аспирант устроился на столь высокую должность за несколько лет.
  Изначально пытались разговорить его самого. Но вдумчивое созерцание стен и краткие ответы в стиле "За отличный аттестат" еще больше раззадоривали сплетников. Дошло и до неприятных моментов, вроде неправильной ориентации начальника и желания Антона выслужиться перед ним.
  Грязным бельём трясли долго. Но как-то мало-помалу, шквал начал стихать. Пара зубоскалов, умудрившихся засветиться начальству, вылетели с работы как пробки из бутылок с шампанским. После такого бурного среза народ плюнул на это неблагодарное дело, вероятно подумав, что "скоро все само выплывет". А может, "крысы коллектива" были правильно вычислены и "уничтожены".
  Димка, он же Дмитрий Валерьевич Ветров, был на год младше Антона. Аспирант и медик по призванию, парнишка не метил высоко и прыгать выше головы для достижения цели не собирался. Он единственный, кто с самого начала не верил сплетникам и частенько оставался дежурить с Антоном.
  Антону, в свою очередь, импонировал Дмитрий. Парень был молчаливым и не допытывался, почему и как он попал сюда. С ним было по-дружески уютно. Антон чувствовал в этом нескладном крепыше родственную душу. С ним можно было просто молчать, не заполняя тишину ненужными и пустыми фразами.
  И вот сейчас Антону не хватало Димы. Не особо нуждающийся в поддержке со стороны, Антон чувствовал опустошённость. Будто что-то важное незаметно исчезло, оставив после себя рваную рану.
  Обычно эти видения не цепляли его. Он просто выполнял свою работу. Спасал, лечил, успокаивал...
  А сейчас все было иначе. И он не мог понять почему.
  Он вновь поднял взгляд на часы. Секундная стрелка, смутившись пристального взгляда хирурга, резвее поползла по кругу. Тик-так, тик-так, тик...
  Антон не сразу понял, что случилось. Пару секунд он безмолвно созерцал стрелку, замершую на белом фоне чёрной меткой. Прихотливо изогнувшись, она будто помахала ему в дружеском приветствии. Парень зажмурился и вновь широко распахнул глаза, пытаясь понять, не примерещилось ли ему.
  И лишь потом заметил фигуру, приютившуюся в кресле напротив.
  - День добрый, несчастное ты отражение. Чего в меланхолию впал? - ночной собеседник вальяжно откинулся на спинку кресла.
  - Ты как сюда попал?
  - А то ты не понял. - Копия Антона щёлкнула пальцами и по стенам кабинета зазмеились трещинки.
  Они ползли и множились, пока полностью не покрыли кабинет. Картинка будто рухнула вниз белым пеплом, обнажая знакомую уже гостинную с камином и кожаными креслами.
  Пепел воронкой собрался в углу комнаты и растаял. На его месте появилась клетка. Распахнутая настежь.
  - Вот так мне нравится гораздо больше, - произнёс двойник, наблюдая за метаморфозами.
  - Почему я снова здесь? Сейчас же день.
  - А это у тебя спросить надо, почему ты уснул на рабочем месте. Ай-яй-яй...
  - Что ты знаешь о видении? - Антон потянулся к бокалу, казалось, так и стоявшему на столе с их последней встречи.
  - О видении? Я знаю многое. А вот ты не знаешь ничего.
  - Расскажи мне. - Подался вперёд парень.
  - С чего бы это?
  - То есть, как, с чего бы это? - опешил Антон.
  - А зачем тебе знать? Ты видишь то, что произойдёт и так. Раньше тебе не требовались мои советы. - Собеседник расслабленно откинулся в кресле.
  - Почему распахнута клетка?
  - Как много вопросов, Антон... Ты уверен, что хочешь знать ответ?
  Антон лишь едва заметно кивнул, пригубив вино.
  - Души приходят и уходят, но я не хочу, чтоб они задерживались здесь.
  - То есть сейчас ты хочешь, чтобы эта душа осталась?
  - Нет, - на мгновение в комнате повисла тишина, нарушаемая лишь треском алого пламени в камине. После томительного молчания Антон собирался спросить что-то, но его собеседник, качнув головой, продолжил: - Этого хочешь ты.
  - Но я её даже не знаю!
  - Но ты впервые попросил совет.
  - Так что мне делать, ты так и не ответил? - Терпение Антона дало трещину.
  - А что делать? Как обычно. Спасать невинных. - Двойник ухмыльнулся, и Антону на миг показалось, будто его улыбка была клыкастой.
  - Удачного дня, Князев. Сегодня твой шанс.
  - Шанс на что?
  - На удачу...
  Мир мигнул и поплыл. Невыносимо захотелось уснуть.
  Антон резко распахнул глаза, и... Очутился в родном кабинете. На часах было семь ноль-ноль.
  - Твою-ж... - выстроил трёхэтажную конструкцию парень, подрываясь со стола и в спешке сбивая листы с края стола.
  - Чтоб тебя...
  Собрав листы в прежнюю кучку, Антон бросает последний взгляд на стол и замирает. В его тетради нарисован тот самый поворот, виден этот сумасшедший байкер и капот машины. Надпись внизу гласила: "Не убей свою судьбу".
  В кармане завибрировал телефон. Антон вытащил свой девайс и провёл пальцем вдоль экрана.
  - Антон? Я подъеду через минут десять. Собирайся.
  - Спасибо, Дмитрий.
  - Все хорошо?
  - Да, конечно. - Дима бросил трубку, видимо, сев за руль. А Антон не верящим взглядом глядел на девственно чистый лист бумаги, на котором еще несколько секунд назад был его рисунок.
   
  Глава 8. Авария
  Пальцы крепко сжимают руль. Взгляд водителя устремлён на трассу и только на неё. На спидометре скорость приближается к ста километрам.
  "Быстрее, быстрее... я должен быть там раньше того времени, как зайдёт солнце."
  И вот наконец впереди маячит поворот.
  Чёрная Honda мягко тормозит, сворачивая в кювет.
  Осталось лишь ждать.
  ***
  Антон вышел из машины, мягко захлопнув за собой дверь.
  Еще тридцать минут до полуночи. А он торчал тут с восьми.
  Вгляделся в крутой поворот, убрал с дороги пару крупных камней, на который бы мог налететь байк.
  Непослушные пальцы набрали номер Дмитрия.
  - Я слушаю. - Голос кажется сиплым и усталым.
  - Дим, в чем дело?
  - Все хорошо.
  - Ты вообще не ложился? - нотки волнения явственно слышны даже сквозь плохую линию.
  - Ну... нет.
  - Я же тебе сказал...
  - Я просматривал трассу! - внезапно сообщает Ветров.
  - Зачем?
  - За тем самым. Таких поворотов три. - Сказал, как припечатал, Дмитрий.
  - Что??
  - Один из них в десяти километрах от бара.
  -А второй?
  - Второй на той-же трассе, но дальше. Кстати, по твоему описанию, именно первый подходит больше всего.
  - Понял, еду.
  - Удачи.
  Поворот ключа в замке зажигания, и вновь тёмная машинка, словно норовистый мустанг, летит по трассе.
  "Успеть, успеть... успеть спасти её..." - бьётся в голове пойманной птицей мысль.
  Фары выхватывают из темноты второй поворот, отражаются в указателе, Антон рефлекторно занижает скорость... и вывернувший из-за угла мотоцикл влетает в успевшую резко затормозить машину.
  Звон и треск металла на секунду будто оглушает его.
  Антон, резко распахнув дверь, вылетает на трассу.
  Девушка лежит в пяти метрах от места аварии, шлем валяется неподалёку.
  Подбежав к ней, он аккуратно осматривает её на предмет повреждений.
  Вердикт неутешителен, и видно даже издалека: левая рука вывернута под совершенно неестественным углом, лодыжка правой сломана в двух местах, серьёзная травма головы.
  Наложив шины, парень аккуратно приподнимает распростёртую на асфальте девушку и укладывает её на заднее сидение.
  И снова быстрая дорога, тёмные повороты... Но все неважно.
  Больница. Мельтешащие медсестры, директор, встревоженное лицо Димки, реанимация, скальпель в его руках. И девушка, прекрасный ангел, сломанной куклой лежащая на операционном столе.
  Счёт идёт даже не на минуты, а на секунды.
  Кровь, боль... Встревоженные лица сотрудников...
  Закончив свою часть работы, Антон выходит из операционной. И попадает в тёмный туннель.
  "-Опять ты?"
  "-Нет... Но это твой последний шанс..."
  ***
  "Странное местечко. Раньше мы только у камина беседовали". - Пронеслась мысль в голове Антона. И тут взгляд наткнулся на фигуру в белом.
  - Кто ты?
  Фигура вздрогнула и обернулась. Девушка. Лет пятнадцати. Длинные каштановые волосы.
  - Иди сюда. - Не зная, что делать, Антон протянул незнакомке руку.
  Она действительно подошла. Легкими шажками, словно танцуя. Вмиг преодолела это огромное расстояние между ними.
  - Почему ты плачешь? - лишь вблизи Антон заметил мокрые дорожки слёз на бледных щёчках незнакомки.
  Он приобнял её за плечи, и она разрыдалась, поливая его рубашку солёными слезами.
  - Мне страшно... Где я? - сквозь глухие всхлипы разобрал Антон.
  - Я отведу тебя к выходу. Не плачь. - Он провёл рукой по шелковистым волосам, успокаивая, будто маленькую девочку, и, поддавшись внезапному порыву, подхватил девушку на руки.
  Она обняла его за шею холодными ладошками, и вновь уткнулась лицом в рубашку, продолжая всхлипывать от страха.
  С твёрдой уверенностью, что все как надо, Антон двинулся искать тот самый обещанный выход.
  Девушка невесомым пёрышком лежала в его руках, он чувствовал биение её сердца.
  Впереди замаячила дверь. Антон пинком распахнул её... и очутился в знакомой гостинной.
  Стоило ожидать, что его отражение тоже находилось там, сидя в излюбленном кресле... До того, как он столь бесцеремонно вошёл.
  - Мог бы и предупредить заранее, - Фыркнул Тень, вскочив с кресла, - а теперь осторожно усади её в клетку. Быстрее, пока она не соображает ничего. И про кандалы не забудь.
  - Что мне сделать? - ошарашенно воскликнул Антон, непроизвольно отступая к порогу. Похоже он искал союзника вовсе не там. Но Тень щёлкнул пальцами, и дверь с грохотом закрылась, и тут же слилась со стеной. Теперь её не смог бы обнаружить даже опытный сыщик.
  - То, что я сказал. Посадить её в клетку. Это алмаз. А кандалы это лунный камень. Залог того, что она не сбежит. И я бы лично посоветовал тебе сделать это побыстрее.
  - Она же еще совсем ребёнок!
  - Ты хочешь её спасти?
  - Да!
  - Тогда делай, что говорю. - раздражённо приказал Тень.
  Антон осторожно подошёл к алмазной клетке. Девушка в его руках словно обмякла, истончилась.
  - Да быстрей, идиот, она сейчас развоплотится! - Тень кинулся к Антону, сбивая его с ног и выхватывая девушку.
  Не церемонясь, он буквально бросил её в клетку, надел кандалы и затворил дверцу. Защёлки на ней слились друг с другом, образовав такую же стенку из прутьев. Клетка оказалась полностью запертой.
  - Ей же больно! Как ты смеешь...
  - Больно? Ты так ничего и не понял. ЕЙ не может быть больно. Она не чувствует боли. Это просто материя... а вот сейчас начнётся... - Тень не успел закончить фразу.
  Внезапно девушка в клетке закричала. Антон бросился к ней, Тень - к Антону.
  "Да твою дивизию, что ж тебе неймётся" - явственно читалось на его лице.
  Вновь образовалась куча-мала.
  - Ты можешь... перестать... творить... ФИГНЮ! - последнее слово двойник буквально выплюнул, вывернув руку Антону. Тот лишь тихо застонал. Захват был профессиональным. Тень читал его мысли, владел его навыками, был им. Антону на миг показалось, что его отражение - это иная сторона его самого. Все то тёмное, что засовывал глубже и глубже, отражалось в нем.
  - Вот и умничка. - заметив, что Антон больше не дерётся, с сарказмом хмыкнул парень, отпуская многострадальную руку. Щёлкнул пальцами, и крик девушки перестал быть слышен.
  Он протянул руку Антону, но тот с воистину княжеским величием проигнорировал её.
  - А теперь сядь, и поговорим как взрослые люди. Сейчас я буду объяснять тебе все то, что произошло... А ты будешь сидеть и помалкивать. - добавил Тень, видя что Антон собирается что-то вставить.
  - Нет, туда лучше тоже не смотреть, - кивок в сторону бьющейся в судорогах девушки, - ибо зрелище не для слабонервных.
  - Почему она кричит? Зачем ты запер её?
  - Всему своя очередь. Хотя кое-что можно прояснить и прямо сейчас. Это существо не чувствует боли, но эмоции, переполняющие её тело, то, из которого ты её выдернул, остались с ней. Её физическая оболочка - там, в палате. Здесь же мы наблюдаем лишь её душу. А теперь, смотри, мало того что она была пьяна, так еще и долгое время была в сознании. Тебе не дано понять, что чувствует человек во время смерти, или за несколько секунд до неё. А её теперь настигла отдача.
  - Что с ней теперь будет? - Антону было жалко эту малышку, так бессмысленно погибшую из-за него. Ведь если бы он не поехал туда, если бы не погнался с такой скоростью...
  - То тогда бы она умерла насовсем. - Закончил его мысль Тень.
  Антон вскинулся:
   -То есть это ты называешь - не на совсем?
  - Более того, - Тень кивнул в сторону клетки, - если её оболочка останется живой, можно будет заставить её душу вернуться обратно.
  - О, Боги... - тихо застонал Антон, роняя голову на руки.
  - Не дрейфь, - Тень потрепал его за плечо, - прорвёмся. Кстати, ты ведь хочешь узнать все с самого начала?
  - Да... - тихим и ничего не выражающим голосом произнёс Антон.
  - Такс, похоже, разговор откладывается до ночи. Ты слишком истощён, лучше тебе отдохнуть.
  - Что я должен делать?
  - Сейчас ты отправишься домой, устроишься поудобнее, и закроешь глаза. Потом мысленно позовёшь меня. И мы продолжим. Я отвечу на все твои вопросы, обещаю.
  В глазах знакомо поплыло, и последним Антон увидел лишь лицо девушки. Она рыдала, бессильно опустив руки, на запястьях которых жёлто-сине поблёскивали кандалы.
  
  
  Глава 9. Договор и результаты
  Вернулся в себя Антон на той же лавочке, куда успел приземлиться, почувствовав, что "уходит".
  Димка был рядом. Видя невменяемое состояние напарника, он тут же предложил отвезти его домой. Антон кивнул, краем глаза отметив, что реанимация пуста, а следственно, операция закончена и вероятно удалась. Иначе тут бы развели хаос.
  Дмитрий помог Антону добраться до своей машины, припаркованной во внутреннем дворе южного крыла. Усадил друга на переднее сидение и куда то исчез.
  Минут через пятнадцать он вернулся, всучил Антону чашку с горячим чаем и сел за руль.
  - Что с ... ней? - Антон сам не узнал своего голоса. Надтреснутый, глухой, будто не девушка, а он рвал связки там, в этой клетке.
  - С той девушкой? Она жива. Правда, есть один недостаток... она в коме.
  Не то чтобы Антон верил в чудо, но слабая надежда затеплилась внутри, согревая лучиками, исцеляя ту рваную дыру в сердце.
  *Что за чушь?... Я ведь даже имени её не знаю... Но там, в тоннеле, я отчаянно хотел её защитить. Она была такой маленькой и напуганной... Будто в мозгу что-то щёлкнуло - она моя. И все. Так странно...*
  Не пытайся разобраться сам. Я все объясню тебе... - голос откуда-то издалека.
  *Хорошо, Тень. Я подожду.*
  Как-как ты меня назвал? Тень? - смешок.
  *А как мне тебя звать? Ты не представился.*
  Я думал, ты чувствуешь... меня зовут Дани.
  *Ясно.*
  Я жду. - короткая фраза, совсем издалека. И тишина. Диалог закончился.
  - Приехали. - Дмитрий затормозил возле дома Антона.
  - Спасибо.
  - С тобой точно все в порядке? Я не хочу найти завтра свежачка на пороге твоего дома!
  - Да нет, я не собираюсь вешаться. - хмыкнул Антон, выбираясь из машины.
  Его ощутимо пошатывало, словно он находился на палубе корабля в шторм.
  - Ну если что, мой номер ты знаешь. - Дмитрий явно не знал, что сказать.
  - Конечно. Езжай, Димка. Со мной все будет хорошо.
  - Удачи.
  Шорох шин по гравию подъездной дорожки, и тишина.
  Он остался один.
  Непослушными пальцами выудил из кармана ключи. Отпёр входную дверь, вошёл и лёг на кровать, найдя в себе силы стащить с себя верхнюю одежду.
  Глаза слипались. Антон закрыл их и тихо позвал Дани.
  Короткое ощущение полёта - и вновь он сидит в кресле у камина.
  - Ты уже дома? - Дани сидел на корточках у клетки. При появлении Антона он медленно встал и повернулся к нему, ожидая ответа.
  Антон сдержанно кивнул.
  - Отлично. Продолжим. Итак... первое и самое важное. Ты изменил судьбу этой девочки. Она должна была погибнуть в автокатастрофе, столкнутся не с тобой, а с таким же пьяным водителем. Оба бы погибли. Но тут на сцене появился ты.
  В этом городке ты как ангел-хранитель, ты спасал тех, кого мог спасти благодаря своему дару. В детстве ты потерял самого дорогого тебе человека, и это потрясение открыло в том маленьком ребёнке, коим ты являлся, дар видеть предстоящую смерть.
  Но... пока ты спасал людей, просто вовремя узнав место трагедии. Здесь же все не так просто. Девочку ты спас в Изнанке. Даже не её, а лишь душу. Заточил в клетке, не дав развоплотиться. У тебя с ней теперь связь. Ты можешь заставить её вернуться. Проблема заключается в том, что её душа ничего не помнит. И наша задача - заставить её хотеть жить... вот только как объяснить это духу, что такое жизнь... как объяснить это маленькой девочке, несмышлёнышу, ведь сейчас это так и есть.
  - Приглядывай за ней в реальном мире. А я помогу тебе здесь. Ты меня понял?
  - Понял. Я должен. Я чувствую это.
  - Вот и отлично. А теперь спи. Тут я сам разберусь.
  ***
  От имени Дани.
  Антона унесло в реальный мир.
  Я же остался наедине с этим маленьким зверьком.
  - Отпусти меня. Выпусти. - полувздох-полустон.
  - Не могу, малышка. Он мне не простит.
  - Кто он?
  - Друг. Твой друг.
  - Что значит друг?
  Я тихо застонал. Вот влипли так влипли...
   
  
  Глава 10. День первый
  Будильник противно запищал, выдёргивая Антона из сна. Нашарив рукой кнопку, Антон нажал её. Писк умолк. Вновь закрыв глаза, парень попытался вернуться обратно, в сон. Голова раскалывалась, будто вчера вся больница что-то отмечала... Бурно и с размахом. Все воспоминания были покрыты лёгкой дымкой. Начав вспоминать, что же вчера такого произошло, Антон вскочил как ошпаренный. Авария! Незнакомая девушка. Дани. Изнанка.
  И тебе доброе утро. - прозвучало в его голове.
  *Дани?*
  Нет, твоя личная галлюцинация. Как ты себя чувствуешь?
  *Х... плохо.* - Не было сил даже ругаться.
  В каком-то смысле это моя вина. Сейчас тебе станет лучше. - Тихий щелчок пальцами.
  Молоточки мигрени начали потихоньку утихать, комната наконец перестала двигаться.
  Ну как?
  *Лучше. Что ты сделал?*
  Ничего особенного. Всего лишь поделился силой. Ты так не можешь, и не спрашивай, почему. Здесь все же Изнанка.
  *Ясно. Как она?*
  Да никак. Приходи вечером. Попробуешь поговорить с ней. Кстати, проверь её связь с оболочкой.
  *Как мне это сделать?*
  Не знаю... главное - не причинять боль. Удачи. - Связь оборвалась. Вернее, её оборвали. С той стороны.
  Антон приглушено выругался.
  Зазвонил телефон. На экране высветилось имя - Дмитрий.
  - Слушаю.
  - Утро доброе, Антон. Тебе нужно быть в больнице сегодня.
  - Что такое?
  - Личность девушки установлена. Мы оповестили её родителей.
  - Ох...
  - Я заеду за тобой минут через двадцать. Твою же машину починить ребята из теха обещали. До завтра, вроде как.
  - Ок, жду.
  *Вот черт. Родители. Вероятно, директор сказал им, кто именно виновник в этой аварии. Ну и кого они обвинят в том, что их дочь в коме? Кого выставят пьяным? Свидетелей не было. *
  Мысли о грустном будущем полностью отбили у парня аппетит. Выпив горький кофе и даже не почувствовав вкуса, Антон начал собираться, морально готовясь к непростому разговору.
  За окном просигналила машина. Набросив ветровку, Антон выскользнул на улицу и заскочил в неё, кивком поприветствовав напарника.
  - На тебе лица нет. - Димка завёл машину.
  - Наверное, на тебе его тоже бы не было, если бы ты сбил её на трассе.
  - Кто сказал, что её сбил ты?
  Антон удивлено посмотрел на Дмитрия. Тот лишь улыбнулся, не сводя взгляд с дороги.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Несчастный случай. Её занесло на повороте, не справилась с управлением, влетела в знак. Очевидцы вызвали скорую. Ты приехал, забрал её. Кстати, мы заскочим в тех сейчас же. Парни уже справились.
  - Но я ключи дома...
  Димка кивнул в сторону бардачка.
  - Серьёзно?
  Еще один кивок.
  - Окей.
  На капоте не было ни царапинки. Парни понятливо хмыкнули, Димка что-то им сказал, и они, с удивлением взглянув на Антона, пообещали молчать.
  На парковке у больницы стояла чужая машина. Началось.
  В палате у девушки было не многолюдно. Хотя для маленькой одноместной комнатки пятеро человек - не так уж и мало. Незнакомые женщина и мужчина, сидящие на краю кровати, вероятно были матерью и отцом незнакомки. Директор, ожидающий Антона и Дмитрия у дверей, зашел в палату вместе с ними.
  - Кто это был? - со злым отчаянием в голосе спросила женщина, едва сдерживая слезы. - Кто эта тварь?
  - Мари, успокойся. Виктор Фёдорович сказал, что Эри не справилась с управлением. - мужчина обнял плачущую жену, и посмотрел на Антона.
  - Молодой человек, я правильно понимаю, вы спасли ей жизнь?
  Антон кивнул, сухо сообщив о состоянии девушки.
  - Спасибо вам.
  Это моя работа. Спасать жизни. - Больше всего Антону хотелось остаться одному.
  Вмешался директор.
  - Виктор, Мария, если будут хоть какие-то сдвиги, мы обязательно вам сообщим. Девушке нужны тишина и покой.
  - Да, конечно. Всего доброго. - Виктор поднялся, увлекая за собой Мари, и они вдвоём вышли из палаты.
  Директор увёл Дмитрия, и Антон остался один на один с девушкой.
  Отвёл короткую прядь с её лица. Повинуясь порыву, взял её ладошку в свои, словно пытаясь согреть. Прибор за его спиной пискнул. Обернувшись, Антон обомлел. Сердечко девушки, пропустив удар, забилось чаще. Потом ритм возобновился. Практически не дыша, Антон погладил её ладонь кончиками пальцев. Та же реакция.
  *Дани?*
  Да-да?
  *Что сейчас происходит у тебя?*
  Ага, так это ты постарался.
  *Постарался что?*
  Иди сюда, увидишь.
  *Ну и как ты себе это представляешь? Я в больнице.*
  Проще простого. Ты идёшь сюда, а я - туда, к тебе.
  *Ладно.*
  Зажмурившись, Антон представил себе знакомую гостинную.
  Но на этот раз он был тут один. Дани вернулся в его мир.
  - Привет. - Антон аккуратно протянул руку к сказочному созданию. Иначе он не мог её назвать. Громадные серые глаза, длинные шёлковые волосы, тонкие запястья и миниатюрные ладони... она как никогда была похожа на ангела. И больше не плакала.
  - Кто ты? Ты не он. - Голос хрустальными колокольчиками прозвенел в комнате.
  - Меня зовут Антон.
  - А как зовут меня?
  - Ты совсем ничего не помнишь?
  - Кто я такая? - еще лучше.
  - В том мире тебя зовут Эрика.
  - Эри-ка. - повторила девушка. И расплакалась.
  - Эй, ты чего?
  Антон прислонился к клетке и чуть не упал, не почувствовав опоры. Для него не существовало преграды. Не теряя времени, он шагнул внутрь и обнял плачущую девушку.
  - Почему ты плачешь? - прошептал он, обнимая её.
  - Я ничего не помню. Кто я? Почему я здесь?
  - Я могу рассказать тебе. Только не плачь.
  - Почему? Почему я не должна плакать?
  - Ты причиняешь мне боль. - Антон не лгал. Он уже понял, что произошло утром. Вероятно этот ангел плакал всю ночь. И к утру Антон чувствовал себя настолько паршиво. А Дани отсек эти нити связи, приглушив их и поделившись с ним силой.
  *Верно соображаешь* - пришёл издалека ответ.
  Девочка отстранилась от него и испуганно спросила: - Почему тебе больно, когда я плачу?
  - Мы связаны. Я спас тебя тогда, на Изнанке.
  - Почему я ничего не помню?
  - Ты помнишь. Просто твоё сознание заблокировало твои воспоминания.
  - И что мне делать? - к её глазам снова подступили слезы.
  - Как минимум - не плакать.
  Антон приподнял её с пола и усадил к себе на колени. Она прислонилась к нему, устроившись на его груди.
  - Я не буду плакать, если ты не уйдёшь. Почему ты такой?
  - Какой? - не понял Антон.
  - Тёплый. Ласковый.
  Она зажмурилась и вновь уткнулась носом в его футболку. Антон рассеянно погладил её по волосам. Он чувствовал, что мигрень отступает, словно волк, увидавший факел. И мог поспорить на что угодно - сейчас девушка улыбалась.
  Поддавшись внезапному порыву, он вновь поцеловал её ладонь. Девушка вздрогнула.
  - Что-то не так? - мягко спросил Антон, не торопясь отпускать её руку.
  - Нет... То есть да... я уже чувствовала это. Только тебя здесь не было. Только он. Где ты сейчас там?
  - Я возле тебя. И теперь так будет всегда.
  Она прижалась к нему еще сильнее, словно боясь, что он исчезнет. Он обнял её в ответ. Её волосы пахли мятой. И ландышами.
  - Тебе нравятся ландыши? - тихо спросил Антон, не особо надеясь на ответ.
  - Да. Постой, откуда я помню это?
  - Со временем ты вспомнишь все. Я буду ждать.
  Девушка уснула у него на руках, а он продолжал ласково гладить её волосы. Он чувствовал их связь, её эмоции были его эмоциями. Сейчас его ангел больше не чувствовал боли и холода. Лишь ласковое тепло его рук, и тёплое чувство защищённости. Антон понял, так же внезапно, как и тогда. Он не бросит её. Теперь эта маленькая девочка для него - все. И он будет её защищать. Как личный ангел хранитель.
   
  
  Глава 11. День второй
  <От имени Дани>
  Нашёл я этих голубков вдвоём и в клетке. Девочка спала на его руках, он же молча созерцал комнату.
  - Антон, тебе пора.
  - Нет. Я не могу.
  - Я позабочусь о ней. Не волнуйся. Кстати, у тебя там скоро утро. Иди.
  На этот раз парень послушался. Аккуратно пересадив девушку на одеяло, встал и, как ни в чем не бывало, вышел сквозь клетку.
  - Если что, я тут же позову тебя.
  Антон исчез. Я же устроился в кресле, разглядывая это странное создание.
  Она не была похожа на свою оболочку. Волосы - намного длиннее, сама младше, чем на самом деле.
  Уж не знаю, что делал Антон, но результат был виден налицо. Девушка больше не была полупрозрачной, кандалы с её рук исчезли. Если бы и дальше все возвращалось с такой скоростью... О чем он с ней говорил?
  Вообще, что есть сам человек? Душа, оболочка, и эмоции. Первое в наличии, спит в уголке, второе... второе в процессе восстановления, а вот с третьим проблема. Какие эмоции могут заставить её вернуться? Если бы знать, что было перед аварией...Грусть, сожаление, сочувствие... Ненависть? Любовь? Кто знает...
  Знать бы, что ей нравилось до аварии... но у кого? Родители, друзья? А что, это идея. Вот только...
  - Где он? - девочка проснулась и зябко куталась в одеяло.
  - Кто?
  - Ан-тон.
  - Он у... на некоторое время вернулся в свой мир. - Нельзя говорить "ушёл", нельзя.
  - Он обещал быть рядом. Обещал не уходить. - Последнее предложение превратилось в всхлип. Две хрустальных слезинки прочертили дорожки на её лице.
  - Не плачь. Нельзя плакать, помнишь?
  - Нельзя... потому что ему больно?
  - Именно. - Я устало выдохнул. Конечно, я могу накрыть её "куполом", но у меня почти нет сил.
  - Но тогда я плакала, и он пришёл. Значит, придёт и сейчас.
  - Но ты причинишь ему боль. - Я сел рядом с клеткой. Меня она внутрь не пускала. Девочка же отодвинулась дальше в угол, поплотнее завернувшись в одеяло. Я наколдовал ей еще одно. Но она будто не обратила внимания.
  - Но ведь он придёт.
  - Не уверен.
  - Почему?
  - По тому что если у кого-то что-то болит, то эта боль отбирает силы. А чтобы прийти к тебе, ему нужны силы, много сил.
  - То есть, мне нельзя причинять ему боль? Иначе он не сможет прийти.
  - Нельзя причинять боль тому, кого любишь. Антон любит тебя. И никому не позволит тебя обидеть. Даже я не могу подойти к тебе, он запрещает, хотя я часть его. - Я на пробу дотронулся до клетки.
  - Что значит, Любить?
  Вопрос поставил меня в тупик. И ответа на него я не знал.
  - Спроси у Антона. Я не знаю.
  - Не знаешь? Как это?
  - Вот так. Я никогда не любил. Я не человек. Я лишь тёмная часть его души.
  <несколькими часами позже>
  Антон с самого утра был на месте. Директор сообщил, что до тех пор, пока девушка не выздоровеет, Антон будет ухаживать за ней единолично. Парень горячо поблагодарил Фёдоровича, а тот лишь улыбнулся. И сказал тихо : "Не упусти её".
  Будто и в самом деле что-то знал. Что-то большее, чем было известно самому Антону.
  В палате он снова взял её ладошку в свою, присев на краешек кровати.
  И снова писк прибора, и все по кругу.
  *Дани? Как она?*
  Хорошо. У меня появилась идея. Поищи её друзей, расспроси, что было до аварии.
  *Попробую.*
  Легко сказать. Антон даже приблизительно не представлял, где взять эту информацию. Вернее, представлял, но... по понятным причинам не хотел ехать к её родителям.
  Полуденное солнце ярко освещало маленькую комнатку. Лучики солнца играли на коричневом шёлке её волос, проблёскивали золотистыми прядями.
  Вот так то, - внезапно подумалось Антону, - вот так-то просто я сдаюсь. Малейшее препятствие, и все - свесил лапки.
  Он погладил кончиками пальцев её лицо, отвёл непослушную прядь. Наклонился, чуть коснувшись губами её лба, и, отметив очередной писк прибора, вышел.
  Но говорят же, что на ловца и зверь бежит. Антон спускался по лестнице южного крыла, когда его слуха коснулся довольно громкий разговор снизу. Но услышав знакомое имя, Антон чуть ли не кубарем преодолел оставшийся пролёт и остановился в дверях. На ресепшене какая-то девчонка о чем-то спорила с администратором.
  - Ну как вы не понимаете! Эри - моя подруга, может, она из-за меня чуть не погибла! Почему я не могу увидеть её?
  - Девушка, сколько можно вам повторять, больная в тяжёлом положении, её нельзя беспокоить.
  - Я ей почти как семья, а её родители были у неё сегодня.
  - Нет, я не... Антон Викторович, подойдите, пожалуйста! - заметила парня администратор.
  Девушка заинтересованно посмотрела на Антона, но довольно быстро отвлеклась. Он её не зацепил.
  - Антон Викторович, эта молодая особь...
  - Хочет увидеть свою подругу, находящуюся в коме. - Продолжил за неё Антон, - в данном случае не стоит препятствовать данному желанию. Под мою опеку.
  - Антон! С ума сошёл? - зашипела Вика, нервно оглянувшись, - Фёдорович тебя за такое по головке не погладит!
  - А мне и не надо, чтоб он меня по тому самому гладил. - Хмуро произнёс Антон, нервно побарабанив пальцами по стойке.
  - Делай как знаешь. - Обиженно фыркнула Администратор.
  - Вот и отлично, - и, уже девушке, - пройдёмте.
  Антону удалось узнать много нового. Разговорчивая девушка, которая тоже оказалась Викой, знала о тихой Эрике практически все. И с кем встречалась, и что ей нравилось, рассказала и про взаимоотношения родителей... настоящий кладезь информации. Даже телефончик оставила. Как только она ушла, Антон засунул его куда подальше, даже обрадовавшись установившейся тишине. От постоянного разговора начала болеть голова, и дело было вовсе не в Изнанке.
  Решив, что на сегодня ему достаточно, Антон вернулся домой. По-быстрому соорудил бутерброд, запил его чаем и потянулся к Дани.
  И вот снова он один на один с его ангелом.
  *Она хочет задать тебе вопрос* - прошелестело в голове.
  Антон шагнул в клетку. Девушка спала, съёжившись в уголке. Он сел рядом и вновь посадил её к себе на колени, укутав вторым одеялом. Она не проснулась, лишь теснее прижалась к нему, спрятав лицо в его одежде.
  - Эрика... - её имя звучало и лилось, словно весенний ручей.
  Девушка зашевелилась в его объятиях, высунулась из кокона одеял и улыбнулась ему.
  - Антон. - Эри произнесла его имя без запинок, как раньше.
  - Ты вернулся.
  - Я обещал.
  - Дани сказал, что ты не вернёшься, если я буду плакать. Я не буду плакать. Нельзя причинять боль тем, кого любишь.
  Антон удивлённо хмыкнул. Похоже, Дани привёл план в действие еще до того, как узнал о Феликсе.
  - Антон, а что такое любовь? Дани сказал, ты знаешь. А он не знал.
  - Любовь? - Антон хмыкнул, - Любовь это красивое чувство. Это как наблюдать солнечный рассвет на берегу моря. Как созерцать сияющее в небе солнце. Как вдыхать грозовой воздух, зная, что скоро заискрятся молнии и пролетит по небу громовая колесница. Это чувство переполняет, заставляет смотреть на мир иначе, радоваться каждой минуте, проведённой с любимым человеком...
  - А это обязательно?
  - Обязательно что? - не понял Антон.
  - Человек обязателен?
  - Ну конечно, - рассмеялся тот, - ты ведь испытываешь такое чувство только по отношению к кому-то. Этот человек становится для тебя воздухом. Ты не можешь без него. Когда он рядом, тебе тепло и уютно.
  - То есть ты не можешь без меня? Дани сказал, что ты меня любишь.
  Антон задумался лишь на долю секунды.
  - Да. Так и есть.
  - Тогда не уходи.
  Её ладошка сжала его руку. И вновь это щемящее чувство в груди, Антон тихо вздохнул. Что за блажь, влюбиться в ту, что находится на грани жизни и смерти?
  - Я обязательно вернусь. Вот, - он мягко подвинул её руку туда, где в бешеном ритме билось его сердце, - чувствуешь? Пока бьётся моё сердце, я буду с тобой всегда.
  - Спасибо. - Тихий звон колокольчика.
  Через время девочка уснула. Но даже во сне она не убрала руки.
   
  
  Глава 12. День третий
  <От имени Дани>
  Антона пришлось чуть ли не силком выпихивать домой, в свой мир. Девочка же, проснувшись, вновь начала задавать вопросы.
  - Ты можешь показать мне солнечный рассвет на берегу моря?
  Я, признаться, слегка опешил.
  - Откуда такие познания?
  - Антон... он сказал, что любовь это рассвет, это гроза, это солнце...
  Мне стало грустно. Пусть я и он части одного целого, но мы все же разные. У нас разные имена, разные части души. Почему тогда она боготворит его Светлого, а меня считает способом достижения цели?! Зависть... зависть это плохое чувство... но ведь и я - Темный.
  - Нет.
  - В смысле?
  - В смысле нет, не покажу.
  Я отвернулся и сел в кресло. На душе скреблись сотни тварей.
  - Почему?
  - Потому что мы не друзья. - как иначе объяснить, я не знал. Жалел, что вспылил, но слово вылетит - не поймаешь.
  - А что такое друг?
  - Это человек, который очень близок к тебе душой. Он как воздух нужен, может поддержать.
  - Но если нужен как воздух, значит, я его люблю. А разве можно любить двоих?
  Клянусь, я чуть не сказал "Да".
  - Нет. Любовь - это не дружба. Просто есть лучший друг, а есть любимый человек.
  - Тогда я хочу, чтобы ты был моим другом. А друзей может быть много? Просто ты дружишь с Антоном, а если друг может быть только один, то я не могу дружить с тобой. - она слегка нахмурилась.
  - Друзей может быть много. Главное чтобы человек, с которым ты хочешь дружить, принял твою дружбу.
  - А ты примешь мою?
  - Да. Прости, что вспылил. Дружба - это тоже светлое чувство. А вот Ревность, Зависть, Злость - тёмные. Но я не хочу тебе про них рассказывать. Если Антон захочет, он сделает это сам.
  - Можно тебя попросить? Покажи мне рассвет. Пожалуйста.
  - А ты останешься здесь, со мной?
  - Но я и так здесь.
  - Нет. Навсегда. Никакого Антона, только ты и я.
  - Но я люблю его. - Она произнесла это настолько уверенно, что мне стало противно.
  - Я не об этом спросил! Да или нет?
  - Нет.
  Бушевавшая во мне ярость захлестнула мой разум темной волной. Значит, все светлое тебя манит, глупая? Ну так получай.
  Я не осознавал что делаю, и это нельзя оправдать. Я множество раз корил себя за это. Но сейчас во мне бушевала первозданная ярость. И я сорвался.
  <От имени Эрики>
  Боль.
  Боль, буквально раздирающая суставы, вгрызающаяся тупыми клыками в мышцы, выворачивающая кости...
  Сколько прошло времени? Минута, час, день, год?
  Почему вокруг так темно, ничего не видно...
  Изодранные в кровь руки, отчаянно пытающиеся нащупать в этой беспросветной мгле хоть что-нибудь.
  Сорванное горло, болящее от безуспешных попыток докричаться до кого-то, кто видит.
  Кромешная мгла. Ледяной холод, медленно расползающийся по телу, готовый вонзить кинжалы в еще пока горячее сердце.
  Сколько времени еще находиться здесь? Это не жизнь, не смерть. Промежуток, в котором застряла душа. Изнанка, которая подчиняется лишь ЕМУ.
  Кричи, кричи, глупая. ОН не слышит тебя. Ты надоела. Ты посмела отказать ЕМУ остаться с ним навсегда, здесь. Теперь ты не больше чем игрушка.
  Сломанная игрушка...
  Из последних сил собраться и закричать, вкладывая всю силу в одно слово, одно имя: - Антон!
  ***
  Он почувствовал, что что-то происходит. Рванулся к девушке в палату. Пульс, давление - значки приборов скакали как бешеные. Он попытался проникнуть в комнату Дани. Ни звука. Он просто не смог войти.
  *Дани... ДАНИ!!!*
  Помоги... мне... и... ей... я не могу... держать... себя... так... долго... - Антон еле разобрал слова.
  Он вновь и вновь пытался снести преграду. И вдруг у него вышло.
  Крик потряс сознание : - Антон!!!
  На месте клетки, в углу, клубилось тёмное нечто. Он, не думая ни секунды, кинулся туда, нашёл, обнял её, подхватил на руки и вынес за пределы этой мглы. Усадил на кресло.
  И лишь потом подошёл к Дани. Вид тот имел ужасный. Разодранное в кровь лицо, бесцветные губы... прошептал, задыхаясь, будто ему не хватало воздуха:
  - Прости... прости, Антон... я чуть не убил её.
  И отключился. Эрика, вздрагивая и всхлипывая, объяснила, что произошло. Пусть путанно, сбивчиво... но она не поняла, почему.
  Антон, наоборот, понял. Ревность, ненависть - эти чувства он загонял в себя, искоренял всеми способами. А Дани страдал от этого. Чем сильнее Антон любил, тем больше Дани чувствовал ревность, ненависть. Пока Антон ненавидел себя, винил в той аварии, Дани смотрел на девушку с интересом, так как плохо было Антону. Теперь же Антон почти простил себя, и тем самым отобрал у Дани все то хорошее, что оставалось в нем. Более того, забрав у Тени ту частичку любви, которую он когда то искоренял в себе, он оставил место в его душе лишь для ненависти. Закон равновесия.
  Он аккуратно приподнял парня, и усадил на кресло рядом. Девушка круглыми глазами смотрела, как Антон смешивает кровь. Свою и Дани.
  - Зачем... зачем ты это делаешь? - тихий шелест. Дани очнулся, наблюдая за ним из-под полуопущенных ресниц.
  - Так надо.
  - Ты не знаешь, к чему это приведёт, нет!!!!!!
  Было уже поздно. Капли крови из разрезанных вен смешалась, что-то вспыхнуло, и их отбросило в разные стороны.
  Антон неправильно упал, не успел сгруппироваться. Было плохо. Очень плохо.
  - Эри... - девочка бросилась к нему со всех ног.
  Пытливо заглянула в глаза. Дотронулась до его груди. Боль исчезла.
  - Ты можешь так же помочь Дани? Он не со зла. Он просто несчастен, по своей натуре.
  - Почему?
  - Потому что никогда не любил. Любовь окрыляет.
  - А что с ним будет теперь?
  - То же, что и со мной. Мы теперь в равной степени тёмные и светлые. И можем перемещаться между Изнанкой и реальным миром.
  Девочка подошла к Дани, Антон пошатнулся. Комната начала уплывать...
  - Увидимся, Эри. - Прошептал парень, еще успев отметить крохотные слезинки в уголках её глаз... Человечность. Души не умели сочувствовать.
  Он открыл глаза в её палате. Поцеловал её руку. Перевёл взгляд на лицо. Девушка улыбалась. На скулах проступили пятна румянца. Она чувствовала.
  Это было победой. Еще одним шагом на пути к выздоровлению.
  А теперь у него еще есть дела. Но он не забудет, он не забудет принести ей ландыши.
   
  Глава 13. День четвёртый
  Дани появился в комнате Антона настолько внезапно, что испугал самого хозяина.
  Подошёл и крепко обнял его. Просто, молча. Слова были не нужны.
  - Спасибо тебе. Это такое счастье, чувствовать... свет.
  - Давно надо было, а то пятнадцать лет ходил вокруг да около... кофе будешь? - поспешил уйти от неловкой темы Князев.
  Антону не требовались его объяснения, и Дани это понял.
  - Она уже близка к выздоровлению.
  - Я знаю. Я все равно чувствую тебя. Осталось ей напомнить, что такое жизнь.
  - Пошли, что ли?
  ***
  Что есть жизнь? Биологический процесс развития особи, период, постоянно повторяющийся в новых и новых экземплярах? С точки зрения науки, так и есть. Наука может объяснить даже любовь простым выбросом гормонов, стремлением человека удовлетворить желания своего тела, с точки зрения науки все эмоции - лишь химические реакции головного мозга.
  Но влюблённый человек не смирится с такой простой теорией. Любовь каждый раз словно что то новое, неизведанное. Так можно ли говорить о том, что это все - лишь химическая реакция, связь, раз за разом повторяющаяся до какого-то определённого рубежа?
  А жизнь... жизнь это смесь эмоций, чувств... порою взрывная волна, порою шторм, порою штиль... У каждого своя жизнь, свои ценности. Своя реакция на проявления чувств чужих людей. В конце концов, своя душа, каждый человек - это личность.
  ***
  <От имени Эрики>
  Я не помню, сколько длилась моя жизнь Там. Я не помнила ничего. Ничего не видела. Обрывки воспоминаний отказывались собираться в единую картину...
   Парень в тоннеле, я бегу к нему, потом туман.
  Боль. Сумасшедшая боль, будто все тело скрутили жгутом, ломая кости, выкручивая суставы.
  Беспамятство.
  И сквозь всю тьму словно крохотным лучиком света, словно цветком в Бездне, был Он. Я не знаю его. Лишь неизвестный силуэт, но лишь его прикосновения словно рассеивали эту тьму. Я одновременно словно была в двух местах. Я чётко различала, когда он находился Здесь или Там. И вот опять эта тьма. Лёгкий поцелуй в лоб, тёплые ладони, растирающие мои немеющие запястья... Это было Тогда.
  Сейчас словно что-то тянуло куда-то вниз. Почему именно вниз? Мне так казалось... Я не должна была находиться здесь. Я должна была умереть там, на безымянном повороте, сбитая сумасшедшим гонщиком. Но что-то пошло не так... Что?... Темнота.
  ***
  Парни разошлись. Дани отправился в больницу, Антон - в Изнанку. Все должно было решится в минуты.
  *Я на месте* - пришёл мысленный отклик Тени.
  *Начинаем*.
  Девушка спала. Она никак не откликнулась на его появление, даже когда он взял её на руки.
  - Эрика. - прошептал Антон, лишь невесомым касанием губ вызывая на щёчках девушки румянец.
  Она приоткрыла глаза. Удивлённый взгляд, быстро сменившийся чем-то ласковым и тёплым.
  - Пойдём со мной.
  - Куда? - она лишь обняла его за шею, будто нечаянно взъерошив его волосы пальцами.
  - Увидишь.
  - Ты ведь не бросишь меня? - она немного отстранилась, силясь прочитать хоть что-то на бесстрастном лице Князева.
  Она так и не услышала ответа. Но через мгновение Антон коснулся своими губами ее. Властный поцелуй, болезненно нежный, последний... Пусть это было неправильно, эгоистично, но он боялся потерять Эрику. Дани предупредил его. Девушка не будет помнить ничего. Так как это не она. Это лишь душа.
  Он не помнил, сколько так прошло времени. Вечное мгновение или мгновенная вечность?...Боль в укушенной губе не отрезвила его, а словно накрыла с головой, отрезая пути назад.
  - Я люблю тебя, маленькая... - прошептал он, мягко отстраняясь. Девушка таяла, как весенний снег, истончалась, исчезала.
  *- Какая закономерность* - подумалось Антону. Ведь тогда точно так же они стояли рядом, и Эри плакала...
  - Не бросай меня. - Она кидается в его объятия, но не успевает его даже коснуться. Исчезает.
  А там, в больнице на Sun-авеню, её тело с резким вдохом открывает глаза. С жуткой болью в воспоминания врывается смерч, сметая все, что было связано с небытием. И на губах, слегка припухших от поцелуя, привкус крови. И выдох, первый выдох складывается в оформленное, хриплое слово: - Антон?
  - Нет. Я Дани. А Антон скоро придёт. - Незнакомый парень со знакомым именем выбегает из палаты.
  И тут же появляется другой. Словно в воздухе прошла рябь, и оттуда выскользнул его двойник. Почти двойник. Крохотная капля крови на нижней губе.
  - Антон. - уже не вопрос, а утверждение.
  - Ты помнишь меня? - он садится на край постели, аккуратно берет ее ладонь в свои, поглаживая пальцами.
  - Да. - Почти ложь. Девушка помнит лишь имя и поцелуй. Словно иголочки проходят по еще обездвиженному телу, когда незнакомый ей парень наклоняется над ней и целует. Утраченные воспоминания врываются назад, по крохотным кусочкам складываясь в мозаику.
  И лишь в кратком промежутке вдоха, лишь шёпотом, так, чтобы слышал только Он:
  - Теперь я все помню... Я люблю тебя.
   
  Глава 14. Эпилог
  (Через два года после описанных событий.)
  Весна в этом году наступила рано. Лишь только начинался март, а крохотные островки снега плыли прямо на глазах.
  Парень и девушка сидели в парке, в крохотной беседке неподалёку от того самого мостика влюблённых. Там, на перилах, болтался крохотный замочек с ручной гравировкой: А&Э.
  - Ты хотела бы поехать на какой-нибудь далёкий остров? - парень спросил довольно тихо, но девушка, нежась в его объятиях, тут же кивнула:
  - Только если с тобой.
  - А хотела бы поехать прямо сейчас, со мной?
  - Сейчас? - брови девушки вопросительно приподнимаются, и она поворачивает голову так, чтобы видеть лицо друга. - Тебя что, уволили?
  - Ну, почти... Дали отгул на три месяца.
  - Что-то случилось? - тревожные нотки проскальзывают в столь обыденном вопросе.
  - Да.
  - Что?
  - Выходи за меня. - словно по волшебству, из кармана появляется крохотная красная коробочка. Он вкладывает её в руку девушки, и сжимает ладошку.
  - Но.. - А как же родители?
  - Да никак. Все уже в курсе. Твои вещи собраны, билеты куплены. Самолёт прилетает через два часа. Все, Эри. Наигрались. - Антон подхватывает девушку на руки, кружит, и лишь чувствуя, как от нахлынувшего счастья кружится голова, опускает на землю и целует.
  Тихое "Да", прозвучавшее лёгким колокольчиком... но это все потом. А пока двое, в тихом парке, том самом, где Эрика впервые гуляла с Лексом, наслаждаются друг другом, самозабвенно целуясь.
  И пусть потом кто-то скажет, что чудес не бывает. Они есть. Просто в них надо верить.
  Конец.
  Январь-Август 2014 года.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Либрем "Аффективный"(Научная фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"