Мазикина Лилит Михайловна: другие произведения.

Где живут вампиры?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    #Не рекомендуется к прочтению детям до 13 лет# Одна маленькая девочка хотела стать шпионкой. Одна маленькая девочка выполняла обязанности шпионки. Одна маленькая девочка поймала настоящего шпиона. А шпион оказался неэльфийским...

  Старминская Школа Чародеев, Пифий и Травниц
   Адептка 4-го курса Береста Не-Дай-Боги
   Практическая работа по общению с населением
  
   ЖИТИЕ
  
   Меня зовут Береста. Мне 14 лет. У меня есть брат-близнец Иваш. Он учится на Травника.
   Мы с ним совсем непохожи. У меня белые волосы и жёлтые глаза. Я хорошо вижу в темноте. Говорят, что я похожа на ангелочка. Это значит, что я внушаю доверие. Иваш рыжеватый, конопатый и сероглазый. Все говорят, что он сущий чертёнок. Мы друг друга любим и согласны работать только вместе. Поскольку мы близнецы, между нами существует телепатическая связь. Это значит, мы незаменимы как шпионы.
   Мы родились и выросли в лесу в избушке лесничего Иваша Дай-Боги. Его так назвали, потому что он любит так повторять. А нас с братом называют Не-Дай-Боги, не знаю, почему. Мы росли добрыми, послушными, опрятными и трудолюбивыми детьми. Но это я, конечно, вру.
   В пять лет нас научил писать, считать и читать батин друг Ксан Перлов. На свою седую голову. А когда мы поступили в Школу, нас научил воровать старшекурсник Важек. Тоже на свою голову. Это ещё раз доказывает, что мы незаменимы как шпионы.
   Я решила стать пракмагом, потому что мой отец часто ходил с рогатиной на вурдалака. Мне тоже хочется выпускать вурдалакам кишки. А ещё лучше - стать шпионом и читать чужие письма.
  
   Проверила: аспирант Велеена Духовищенко.
   Оценка: единица.
   Комментарий: писать о себе надо только правду и хорошее! В твоём случае только имена собственные родных и близких. Описание внешности также излишне.
  
   Глава 1. Скоро будет война.
  
   Надвигалась война с вампирами. По городу ошивались подозрительные небритые оборванные типы, ругали "упырей", глотали всё, что горит синим пламенем, и тискали девок. Мы с братом ошивались с ними и выполняли их мелкие поручения, получая плату когда парой менок, когда подзатыльником. Во втором случае мы подкидывали типам в кружки слабительного, изготовленного Ивашем во время практической работы в немереном количестве - от старательности. Заодно, по просьбе учителя Ксана, мы подслушивали разговоры, потому что если уж прогуливать, так с пользой. Ничуть не стесняясь двух одиннадцатилетних пацанов (я одевалась и стриглась под мальчика), оборванцы толковали о войне с вампирами. Толковали о том, что Наум не может начать мобилизации, пока действует договор и другие расы блюдут его, но наверняка тайно навербует наёмников. Толковали, что вампиры уже извели Камнедержец наполовину. Толковали, что у вампирьего короля в Догеве несметные сокровища и гарем из пленных человеческих девиц и неплохо было бы до всего этого добраться.
   Однако больше трёх дней нам прогуливать не разрешили, и всю вторую половину недели мы болтались по Школе, откровенно скучая на лекциях и тоскуя по шпионской работе, а более того по деятельному безделью, её сопровождавшему.
   На лекции по Общему Травоведению, проходившему вместе с будущими Травниками, Иваша попросили принести со склада череду и котелок. Минут через пять после того, как он вышел из аудитории, в моей голове прозвучал голос: "Береста, гони к кабинету Некрохрыча, здесь Вольху рыжую исключают!". Вольха была единственная кроме меня девчонка на ПракМагФаке, известная всем своими отчаянными розыгрышами и оттого младшекурсниками любимая до поросячьего визга. Уронив перо, я нырнула за ним... и телепортнулась из-под парты в коридор. Там я вскочила на ноги и ринулась к директорскому кабинету, гадая на ходу, какая из Вольхиных проделок дала такой убийственный эффект. Может, заклинание постепенного затемнения, наложенное ею на окна Школы, в результате чего были сорваны уроки и все адепты высыпали поглазеть не то на внеочередное затмение солнца, не то на конец света, да так куда-то и подевались и обнаружились в большинстве своём только с утра в невменяемом состоянии, поголовно насильно напоенные эльфийским пивом таинственными негодяями, как они утверждали в один голос?
   Дверь директорского кабинета была магически защищена от всякого прослушивания, и перед ней в нетерпении топтались Вольхины однокашники во главе с Магистром Алмитом.
   - Что там? За что её? - спросили мы его хором. Алмит рассеянно отвесил нам по щелбану с наставлением:
   - Дети, не шалите, - и напряжённо прислушался, явно пытаясь пробить магическую блокаду.
   Наконец Вольха вышла, прижимая к груди мятую куртку. С грустным и одухотворённым видом она поведала нам, что была приглашена на должность директора школы, но была вынуждена отказаться и удалиться в монастырь. С этими словами она не по-монашески бойко запрыгала вниз по лестнице.
   - Выгнали, - грустно подумал Иваш. - Жаль, она нам столько лекций сорвала...
   - Ну, кобылу-то ей одолжат,... наверное,... айда на конюшню! - предложила я, и мы телепортировались (этому нас тоже Важек научил, на первом курсе такого не проходят).
  
   В конюшне все вели себя странно. Вольха с воинственным видом оседлала свою белую кобылицу. Ромашка умеренно сопротивлялась. Старая карга-ключница дала девушке какую-то сумку, еду и... меч. Незамеченные, мы спрятались в придорожных кустах и проследили за скачущей Вольхой взглядом.
   - Разве она из Камнедержца? - удивился Иваш.
   - Балда, она не в Камнедержец едет! - рассердилась я. - Зачем ей меч?
   - Зачем? - спросил брат.
   - Балда! Она в Догеву едет!
   - Зачем? - не унимался Ивашка.
   - А вот затем, что вам знать не положено, - раздался голос Магистра Ксандра, вытянувшего нас из кустов за уши. - А ну, брысь отсюда, и рты на замок, не то заклею!
   Мы со всех ног бросились к Школе.
  
   ***
  
   Старминская Школа Чародеев, Пифий и Травниц
   Факультет Теоретической и Практической Магии
   Кафедра магов-практиков
   Адептка 8-го курса Береста Не-Дай-Боги
   Контрольная работа по разумным расам
  
   САМЫЕ МНОГОЧИСЛЕННЫЕ РАЗУМНЫЕ РАСЫ-СОЮЗНИКИ
  
   К наиболее многочисленным разумным расам-союзникам относятся эльфы, гномы, вампиры и тролли.
   Принадлежность существа к той или иной расе определяется визуально, вербально, поведенчески и прямым физическим воздействием на болевые точки.
   Визуально эльфы определяются по более высокому среднему росту, тёмным бровям характерной формы, миндалевидному разрезу глаз, симметричности лица, заостренным ушам и узким запястьям. Маскируются крайне редко. Вербальное определение: самый распространённый голос - тенор, подчёркнутая артикуляция, растягивание буквы "л". Поведенчески: старается избегать неэстетичных жестов и поз, не затевает драк, отличается великолепной координацией движений, острым зрением и слухом, нелюбовью к большим городам. При сильном сдавливании горла или пальцев рук в ответ на прямой вопрос начинает вопить: "Да, да, я эльф, я и не скрывал!!!". В эльфийских королевствах царит социальная монархия.
   Гномы визуально определяются по низкому росту, грубости черт, тёмной коже, широким плечам и запястьям. Иногда маскируются под троллей. Вербальное определение: низкие голоса, нелюбовь к длинным фразам, характерное произношение. Поведенчески: жадность, агрессивность, склонность к алкоголизму, сварливость, злопамятность, творческий подход ко всему, использование в драке тяжёлых предметов. Физическому воздействию поддаются с трудом, но если крепко сжать яички, начинают вопить фальцетом, признавая принадлежность к своей расе. Тип социального устройства: коммерческая раса, наследственная абсолютная монархия. В руках гномов сосредоточена вся металлургическая и оружейная промышленность материка.
   Тролли имеют множество разновидностей и визуально определяются только по тёмной коже, жёстким волосам и уродству. Маскироваться любят, но не умеют. Вербально определяются по обилию нецензурных слов в речи. Поведенчески - по несдержанности жестов, склонности к алкоголизму, жадности, агрессивности, в том числе сексуальной. Болевое воздействие возможно только при наличии тяжёлых предметов.
   Вампиры имеют обыкновение маскироваться при помощи накладных бород, скрывая длинные клыки, и свободных плащей, скрывающих свёрнутые валиками крылья. Для них также характерно внешнее сходство с эльфами, выраженное в изящности черт. Говорят без акцента. Легко вычисляются поведенчески: стараются быть незаметными, отличаются хладнокровием, выдержкой, выносливостью, деликатностью и приятностью в общении, вызванными эмпатическими способностями, острым зрением и слухом, отточенной реакцией. Занимаются торговлей. Социальная монархия. Наиболее опасные противники в случае войны - один вампир стоит десятерых людей, беловолосый вампир-телепат способен драться с отсечёнными конечностями и потеряв большую часть крови, может уничтожить до двухсот противников. В случае войны с вампирами все разумные расы становятся на сторону вампиров, так что война обречена на проигрыш людей. Возможно, но ввиду опасности реакции не рекомендуемо болевое воздействие в области паха.
  
   Проверила: Магистр Вольха Редная.
   Оценка: четвёрка.
   Комментарий: помимо ближней корчмы, есть и другие места обитания упомянутых рас. И! Про метод болевых воздействий в курсе лекций ничего не было.
  
   ***
  
   - Как ты думаешь, если война будет, кто победит? - спросила тоскующе Ролька, растирая сушёную кладбищенскую крапиву. Она очень сильно боялась, что вампиры. Я не стала отвечать. Я глядела в окно и думала о Вольхе, выданном ей мече и вампирьем короле. Может, он её и не убьёт. Отнимет меч и запрёт в своём гареме. И начнётся в Догеве весёлая жизнь... Хотя Вольха - не первая красавица. Может, там у него столько красных девиц, что на лохматую рыжеватую Вольху он и не глянет, а на месте засосёт. И отравится. С Вольхи станется на этот случай принять мышьяка.
   Не дождавшись реакции, Ролька рассердилась:
   - Помогла бы, она знаешь, какая жёсткая! Небось, сама ничего не приготовишь и опять на травоведении будешь у меня порошки клянчить!
   - Не могу, - соврала я. - Мне к Важеку надо.
   Важека Ролька уважала и даже была немного влюблена, во-первых и в основных потому, что он, старшекурсник, дважды с ней поздоровался, заглядывая за мной. Мне Важек нравился как источник запретных и интересных знаний и неистощимый выдумщик всяческих подлостей, в которых я с великим удовольствием соучаствовала.
   Ролька рассердилась, замахала на меня руками:
   - И ты сидишь! Там человек ждёт, а она!..
   Я пожала плечами и пошла во двор, в гости к дракону. Как ни странно, Важек оказался именно там, в компании с моим предателем-братцем, и не подумавшим позвать меня, растирающим свою порцию крапивы в деревянной ступке. Его порция превышала обычную раз так в двадцать. Важек был обижен и озадачен.
   -... И тогда я решил повторить трюк с заклятием налипания, помнишь? - рассказывал он. - Как тогда в женском туалете... Ну, забрался я в его комнату, захожу в сортир, а там - представляешь - магическая блокада! Только и смог, что стульчак белой краской вымазать. А он заметил и не стал садиться. Ещё бы не заметить, этот гхыров унитаз последний раз лет двадцать назад мыли! А я, лабарр, в темноте-то и не разглядел...
   - Это ты кого так невзлюбил? - поинтересовалась я, присаживаясь на чешуйчатый Рычаргов хвост.
   - Питрима, - сказал за Важека братец.
   - О! Этого есть за что... А ты зельем не пробовал вымазать?
   - Каким? Приворотным, что ли? - усмехнулся Важек. Само собой, никаким вредоносным рецептам адептов не обучали, во избежание.
   - Иваш, помнишь, ты в притиранье слишком много ведьминого языка положил? И у тебя потом руки четыре дня зудели и шелушились? - вспомнила я. Важек прямо подскочил на месте и заорал:
   - Ай, молодца девчонка!!!
   - Так, мелюсссга, будете тут хххулиганить, ссспалю к Коврюшшшьей матери и ссскашшшу, чччто вассс не видел!!! - прошипел проснувшийся дракон. Мы запричитали в том смысле что всё, уже уходим, и Важек повёл нас в корчму.
  
   "Ретивый бычок" был забит наёмниками и пьяными девицами лёгкого поведения. С громким воплем:
   - Дети обслуживаются вне очереди!!! - Важек растолкал молодецкими плечами оборванцев, и мы оказались у стойки. - Дай-ка нам, друг, по маленькой!
   Корчмарь сурово нас оглядел и привычным движением метнул кружки. Одну он наполнил пивом и две - любимым мною томатным соком.
   - Молодца девчонка, - повторил Важек, пригубив из своей кружки. - Давайте так, я вам плачу четверть кладня, а вы забодяживаете эту бодягу и сами её куда надо наносите, идёт?
   Мы согласно закивали, набивая рты крошащимся печевом за его счёт. Предложение было более чем щедрое. Отпив соку, я вдруг подумала, что сейчас самый подходящий момент, и тихо спросила:
   - Важек, а её убьют?!
   - Кого?! - поперхнулся пивом старшекурсник.
   - Вольху... Ты что, не стал подсматривать?
   - Я занят был, - неохотно ответил Важек. На самом деле он просто решил, что это неинтересно, потому что её выгнали и она наверняка осядет на ближайшем постоялом дворе. Я вкратце рассказала ему про сумку и меч, и хулиган насторожился.
   - У нас вот так же магистр недели две тому пропал. Сел на коня и ускакал на Богор по Кривому Большаку... только его и видели, - сообщил он. Богор лежал на одной линии с Камнедержцем и Догевой. - Говорят, его послали парламентёром к вампирьему королю.
   - Но зачем тогда посылать Вольху? Она даже не Магистр, а адептка!
   - Затем, что больно её Некрохрыч не любит. Вот увидишь, лет через семь он и тебя куда-нибудь зашлёт. Его однажды в поединке баба опозорила, вот он их и терпеть не может.
   - А кого он может терпеть, - пробурчал Ивашка, потирая левое ухо, пострадавшее недавно за сущие пустяки - на Прикладной алхимии он увлёкся и сыпанул тройную порцию ворчун-травы в зелье, что выяснилось только на Теории магии, когда из Ивашкиной торбы выпал пузырёк с этим зельем, закатился под стул Питриму и там грохнул, громко и вонюче. Естественно, магистр решил, что это покушение, и, помимо уходрания, применил также такой педагогический приём, как сажание в карцер с ножом и мешком картошки. Когда Иваша пришли вечером выпускать, картошка была перечищена, и от нечего делать братец старательно стругал в мелкую щепу последнюю ножку стола. Весь карцер был засыпан стружками, приобретя сходство с небольшой цирковой ареной.
   Раскидывая могучим плечом прочих жаждущих, к стойке подобрался тролль-наёмник и громогласно и нецензурно потребовал себе жбан пива, каковой и получил незамедлительно. Я по привычке сыпанула туда слабительного.
   - Мелюзга, вам не кажется, что вон там, в углу - эльфийский шпион? - вдруг спросил Важек. Мы не поверили, зная его любовь к шпионам вообще и к эльфийским в частности, но из вежливости оглянулись.
   В дальнем углу корчмы сидел эльфийский шпион.
   Это был мужчина средних лет, скорее молодой, чем старый, с характерными узкими запястьями и миндалевидными глазами. Однако одет он был под человека, и лицо его наполовину скрывала пушистая тёмная бородка. При том, что у самих эльфов бороды не растут, я имела все основания предполагать, что она фальшивая, а следовательно, это шпион, иначе зачем ему этот маскарад и тем более, с чего бы это он стал поить за свой счёт молодого болтливого стражника, уже в полный голос выдающего государственные тайны, вроде нынешнего количества королевских фавориток или суммы проигранных вчера вечером в карты министром обороны денег.
   - А что будет, если мы его поймаем? - поинтересовалась я.
   - Король Наум выдаст тебе какую-нибудь благодарственную грамоту, - пожал плечами Важек.
   - А как насчёт денег?
   - Ну, если у тебя хватит терпения подождать до стрельбищ или иных народных гуляний, будут тебе и деньги. Если в толпе не задавят, когда его королевское величество монетками швыряться начнёт по случаю праздника.
   - А если попросить денег у шпиона? Чтобы мы его не ловили?
   - Хм... Судя по количеству выпивки, вливаемого им в этого болтливого вагурца, сотни на две мы рассчитывать можем... Только боюсь, придётся с этим повременить. Если я сейчас начну переговоры, это может привлечь внимание.
   Я пожала плечами и, ловко лавируя между ног, подобралась к шпионскому столику.
   - Дяденька страж, - обратилась я к "болтливому вагурцу", - а вас как зовут?
   - А тебе какое дело, пацан?
   - А там какая-то тётенька с во-от таким пузом ищет стражника Борита, а с нею двое дяденек с во-от такими кулаками!
   Имя я взяла не с потолка. Не далее как позавчера Борит посылал меня с запиской и каким-то свёрточком в другую корчму.
   Стражник Борит затрясся, собрался и, сказав:
   - Ты меня здесь не видел! - начал протискиваться к двери на кухню.
   Я нахально устроилась на его стуле и повернулась к эльфу:
   - Дяденька шпион, а я всё знаю!
   - И что ты знаешь, наглое дитя? - поинтересовался "дяденька шпион".
   - Две сотни кладней, и не буду знать ничего.
   - Малец, а ты не охамел?!
   Я поняла, что у моего собеседника нет таких денег, и поправилась:
   - Сотня!
   Мужик молча смотрел на меня.
   - Пятьдесят!.. Тридцать!.. Пятнадцать... Пять... Ну, хоть на пряники!!!
   - А на орехи не хочешь?
   Я обиделась:
   - Ах, так?! А я сейчас всем всё расскажу!
   - Ну, расскажи...
   Я решительно пошла обратно к стойке (тролль уже куда-то исчез), залезла на неё и заверещала:
   - Помогите! Вон тот дяденька -- шпион, он только что предлагал мне двести кладней, чтоб я молчал, я не взял, и он хочет меня убить!!!
   Моим вокалом только мёртвых поднимать, так что я была услышана, в зале воцарилась тишина, и все уставились на эльфа.
   - Береста, слезай, ты что несёшь?! - зашипел Важек, дёргая меня за обветшалую штанину. Штанина треснула и оторвалась чуть выше колена.
   - Дяденька маг, - завопила я ещё громче, - спасите меня, пожалуйста!!!
   Важек резко оказался в центре внимания.
   - Ну, пойдем, посмотрим, что это за шпион, - откашлялся старшекурсник. - Господа, произвожу обыск при свидетелях!
   - Обыскивайте, - пожал плечами эльф, ставя на стол сумку и гостеприимным жестом её открывая.
   - Эй, парень, не бойся, обыскивай, мы тебя прикрываем, - прохрипел один из наёмников, демонстративно обнажая меч и подходя поближе к шпионову столу. Важек вздохнул, подошёл к эльфу, склонился над сумкой... и вдруг резко вскинул руку и сорвал с него накладную бороду.
   Вся корчма охнула, эльф ахнул и тут же ударил Важека по лицу, увернулся от меча "телохранителя" и прыгнул в окно, вышибая раму со стёклами своим телом.
   - Хватай!.. Лови!.. Держи, убежит!.. - заголосили наёмники, кидаясь к двери и там застревая. Одна из весёлых девиц тоже решила схватить, но почему-то шпионову сумку. Важек, сообразив, что через дверь сейчас не пройти, а через чёрный ход будет долго, прыгнул в окно вслед за эльфом. Мы с Ивашкой, ничтоже сумняшеся, сиганули следом.
   Прямо под окном оказалась помойная яма, как выяснилось опытным путём, Важеку по грудь. А Ивашке, приземлившемуся старшекурснику на плечи, соответственно, по колени. Покуда она мне, сидящему верхом на Ивашке, я не смогла узнать, поскольку при моём присоединении к развесёлой компании Важек таки не удержался и плюхнулся в суп из дождевой воды и помоев лицом, как своим, так и Ивашовым. Рванувшись, я успела выскочить на берег, прежде чем мальчишки утянули меня за собой, приземлившись точнёхонько в два свежих мужских следа, впечатавшихся в густую жирную пахучую грязь. Ещё один такой же след был возле соседнего дома, по стене которого взбирались вонючие ошмётки, явно вычерпанные из той самой грязи у меня под ногами. Цепочка отметин обрывалась в сажени от слухового окна.
   Ну, ничего себе!
   Не теряя времени, я разбежалась, с ходу разогналась почти до балкона на втором этаже, зацепилась за него рукой, подтянулась. На балконе рос виноград, густой и какой-то одичалый. Вообще сам балкон представлял собой горшок для этого винограда, до краёв забитый землёй. Кудрявые зелёные плети взбирались аж до крыши, слишком хлипкие, чтобы выдержать взрослого мужчину, но достаточно крепкие для моего тщедушного тельца. По ним я вскарабкалась до водосточного жёлоба и, перебирая по нему руками, достигла слухового окошка. Запустила туда ноги... За них он меня и втащил.
   - Маленький паршивец, - прошипел эльф, зажимая мне рот одной рукой и надёжно удерживая другой. Эльфы детей не убивают, и я нагло забилась, пытаясь вырваться и закричать. - Это кто тебя научил своих подставлять!
   - Я не эльф, я просто красавец, - гордо сообщила я, высвободив, наконец, рот, и он тут же был снова перекрыт.
   - Я, представь себе, тоже не эльф, - буркнул шпион, связывая меня пахнущей кошками верёвкой, явно пролежавшей на чердаке в покое и уединении не год и не два. В рот он мне затолкал свой носовой платок, к счастью, неиспользованный. - Что я там тебе обещал? Ремня?
   Я замотала головой, потому что обещал он мне на орехи, но он не стал слушать моих поправок, а положил себе на колени, оголил мне зад и хлёстко вытянул по оному добротным поясным ремнём. Я задёргалась, и только тут шпион осознал свою ошибку.
   - Да ты, никак, девчонка?
   Я согласно замычала и была вознаграждена одеванием и переворачиванием в исходное положение.
   - Можно было и догадаться, с таким-то вокалом, - пробормотал эльф, глянул в окошко и вынул кляп. - Можешь пищать, все уже убежали на поиски.
   Я пищать не стала, а просто сообщила:
   - После всего, что между нами было, вы, как честный мужчина, просто обязаны на мне жениться!!!
   - Ну, я не очень честный мужчина, но если ты настаиваешь, - улыбнулся шпион. Я похолодела. Шпион оказался вампирским.
   - Нет, что вы, я совсем не настаиваю, - чуть заикаясь, пролепетала я.
   - Да ладно, чего уж там. Меня мама давно пилит, мол, что за склеп без жены, приводи, мол, я уже и гробик двухместный прикупила, и ещё один, маленький, для ребёночка.
   - А где мы возьмём ребёночка?! - удивилась я. Вампиру стало плохо. Или хорошо, это как посмотреть. Он схватился за живот, натужился и захохотал, да так, что из глаз брызги полетели. Сообразив, наконец, откуда он собирается взять ребёнка, я сказала:
   - Ничего не получится. Я сколько раз пробовала ребёночка в пузе вырастить, ни разу не получилось.
   - Ох, - простонал вампир и закатился ещё сильней. Наконец, отдышавшись, он спросил:
   - Тебе сколько лет?
   - Почти двенадцать...
   - Твой отец - горожанин? Фермер?
   - Лесник!
   - Ох... И как это дочь лесника к двенадцати годам сумела остаться столь наивной?! Не мне тебя, впрочем, просвещать... А ты - смелая девчонка! Как это ты решилась в одиночку за шпионом побежать? Может, ты просто дурочка?
   - Ты дурак, и я дурак, поступай на ПракМагФак, - пробормотала я про себя, вспомнив увиденную с утра на парте надпись.
   Вампир так оживился, что прищёлкнул пальцами.
   - Вот оно что! Так ты - будущая магичка, да?.. Послушай, не могла бы ты сделать мне одну услугу...
   - Я Родину не продаю!!!
   - А за кладень?
   - Дяденька шпион, а нас с братом двое!
   - Вымогательница... Ладно, полтора кладня и прядь волос в придачу!
   Среди девочек ходило поверье, что если локон вампира смочить слюной или кровью мальчика, то этот мальчик в тебя влюбится и все твои капризы исполнять начнёт. Поскольку вампиры на картинках и гобеленах все как один были лысые, у меня в мозгу копошились не вполне приличные подозрения, откуда именно этот локон берётся. Ну, не предупреждали меня, что вампиры волосатые, в смысле, на голове. С другой стороны, раз борода была накладная, кто поручится, что это не парик?
   - Зачем мне это ваши волосы? Я маленькая ещё, мне привораживать некого.
   - А ты самого мерзкого учителя приворожи, чтоб он тебя на экзаменах не мучил, - предложил упырь. Что ж, это была идея. Я спросила:
   - И что надо сделать?
   - Надо передать на словах послание Магистру Ксандру. Сможешь с ним поговорить наедине?
   - С дядей Ксаном? Без проблем. Что передать-то? - я приготовилась запоминать длинный сложный шифр.
   - Уже, - коротко сказал вампир. Я удивлённо уставилась на него:
   - Что - уже?
   - Передай "дяде Ксану": "уже".
   - Просто "уже", и всё? - я пребывала в растерянности.
   - Вот именно, просто "уже", - подтвердил шпион. Фи, как неинтересно!
   - Ну, а от кого? - без особой надежды спросила я. Вряд ли он скажет: "от короля всея вампиров". Шпион меня не разочаровал:
   - От Мурлыки.
   - Это вы, что ль, Мурлыка?!
   У меня в голове как-то не укладывалось ласковое кошачье имя и клыкастые шпионы.
   - Это я - Мурлыка, - подтвердил вампир, посмеиваясь уголками губ. - На тебе твои полтора кладня и... минуточку... - он достал из кармана перочинный нож. Я на всякий случай забоялась, но Мурлыка ограничился вырезанием клока волос из своей чёлки, каковой и протянул мне. - Вроде всё.
   - Не всё, - солидно сказала я и, цапнув шпионовы волосы на затылке, со всей дури дёрнула. Вампир заорал. Я пояснила:
   - Надо же проверить подлинность товара!
   Мурлыка утирал навернувшиеся слёзы с таким лицом, словно не знал, сердиться ему или смеяться.
  
   Разыскать Магистра Ксандра труда не составило - я как раз поспела в школу к ужину, и все преподаватели мирно трапезничали. Я тихонечко подошла к дяде Ксану и прошептала на ухо:
   - Очень-очень надо поговорить.
   Старый маг покосился на Питрима, поедающего сочащегося нежнейшим жиром каплуна с таким видом, словно ему подали плохо проваренную требуху, но он всё-таки сделает великое снисхождение бедолаге-повару.
   - Это не может подождать, Не-Дай-Боги? - проворчал учитель.
   - Без проблем. Просто Мурлыка попросил меня передать Вам: "уже". Это всё.
   Я, было, развернулась, чтоб пойти поискать брата на предмет делёжки денег и порошка из кладбищенской крапивы, но старик схватил меня за руку, а силушка у него в руках совсем не стариковская.
   - Стой, Береста, поговорить надо, - вполголоса сказал он. А я о чём толкую?!. Учитель встал, слегка поклонившись в качестве извинения Некрохрычу, и поволок меня в свой кабинет.
  
   - Так, что тебе велел передать?..
   - Мурлыка? Только одно слово "уже". И обещал полтора кладня с вашей стороны. У него с собой, кажется, денег мало было.
   - Подожди, где ты видела того, кто сказал тебе это? Как он выглядел?
   - Ну, с виду - типичный эльфийский шпион, только, когда улыбается, клыки длинные видны. А так и не скажешь, что вампир.
   - Стоп! Он сказал тебе, кто он?!
   - Ну... не... ой, давайте я лучше всё по порядку, - предложила я, отчаявшись объяснить всё в двух словах. Учитель поощрительно кивнул и улыбнулся, хотя глаза у него при этом прямо кипели досадой и нетерпением. - Ну вот, пошли мы с Ивашем и Важеком в "Бычок" и стали там пить сок...
   - Стоп опять! Если вы были с Важеком, то вы пришли туда не сок пить, а какой-то очередной глупый розыгрыш обговорить, и я хотел бы знать, какой!
   Учитель вперился в меня обвиняющим сверлящим взглядом. Я замялась, не желая терять четверть кладня и понимая, что совсем уж промолчать не удастся.
   - Ну... как... если Вы вдруг в гости к Питриму зайдёте, Вы лучше на его унитаз не садитесь, пожалуйста.
   Старый маг непедагогично фыркнул, а потом построжел и сказал:
   - Ну, смотрите у меня, а то если вы против человека что задумали...
   Я облегченно перевела дух и продолжила основной рассказ:
   - В общем, пришли мы в "Бычок". А потом Важек увидел эльфийского шпиона, и мы всей корчмой его стали ловить. Важек сорвал с него бороду, шпион прыгнул в окно, и мы следом. Ребята замешкались, а я прямо за ним на чердак соседнего дома... Вот тут он меня и поймал...
   - Ловила ты, а поймал он? - уточнил учитель Ксан. Но я не пожелала остановиться на этом моменте и перешла к следующему:
   - В общем, он предложил мне жениться и завести ребёночка. Вот тут я и увидела, что он вампир. Испугалась, конечно, давай выдавать ему военные тайны... Ну, сказала, что я магичка, и за меня будут страшно и кроваво мстить, он испугался, стал скулить, валяться у меня в ногах...
   - Береста, - одёрнул меня дядя Ксан.
   - Ну... то есть... он услышал, что я магичка, стал расспрашивать, не знаю ли я Вас. Обрадовался, велел передать Вам слово "уже" и пообещал полтора кладня. Но у него с собой как раз не было денег...
   - Береста! - опять одёрнул меня учитель.
   - То есть, он дал мне полтора кладня, и велел вам передать от Мурлыки "уже". Это всё. Как Вы думаете, мне стоит принять его предложение?
   - Передать мне сообщение? По-моему, ты это уже сделала...
   - Да нет, я про замужество!
   Уж не знаю, чем там дядя Ксан поперхнулся, но кашлял он довольно долго. Наконец, смахивая набежавшую слезу, он прохрипел:
   - Не стоит... не стоит... почему-то мне кажется, что твоему отцу это не понравится...
   Я пожала плечами. Собственно, я и не собиралась, так пришлось, к слову.
   - Но, думаю, Вы хотите, чтобы я всё это сохранила в тайне? Ну, Ваши отношения с вампирскими шпионами. Нет, - поспешно добавила я, видя, как звереет лицо наставника, - я не имею в виду деньги! Я просто хочу узнать - что же Вас толкнуло на это? И почему он похож не на лысое красноглазое зеленокожее чудище, а на эльфа или человека с длинными клыками? В книжках совсем другое написано!
   - Вот она, акселерация! Я в твои годы таких длинных предложений без единого матерного слова составлять не умел, - восхитился старый маг, явно пытаясь уйти от разговора. Я демонстративно вздёрнула брови. - Ладно, вампиры действительно не страшные лысые чудовища, и кровь они пьют редко, и солнца не боятся. А поддерживаю я с ними отношения потому, что каждый маг обязан защищать их - и любое разумное существо. Но вот Некр... грррм, магистр Питрим так не считает, поэтому всё это надо держать в тайне не только от адептов, но и от преподавателей тоже, ты поняла меня? Это очень, очень страшная тайна, поверь мне!
   - А... Ивашу... я могу сказать? - робко спросила я, всерьёз напуганная выражением лица учителя.
   - Честное слово, Береста, не стоит, - покачал он головой.
   Я вышла из его кабинета с тяжёлым сердцем. Впервые у меня появилась какая-то тайна от брата - и мне это не нравилось.
   Хм, а что, если попытаться продать эти вампирские волосы?
  
   ***
   Старминская Школа Чародеев, Пифий и Травниц
   Адептка 1-го курса Береста Не-Дай-Боги
   Контрольная работа по Экзорцизмам
  
   КЛАССИФИКАЦИЯ ЧАР
  
   Чары отличаются от заклинаний долговременным действием.
   По роду своего действия чары бывают Защитные, Боевые, Бытовые, Познания и Влияния.
   Защитные Чары предназначены для защиты от разрушительного магического или физического воздействия на здоровье или жизнь.
   Боевые чары используются для нанесения ущерба здоровью противника в бою.
   Назначением бытовых чар является воздействие на предметы с какими-либо тривиальными нуждами.
   Чары познания предназначены для добывания информации из предметов и окружающей среды.
   Чары влияния должны влиять на сознание и подсознание человека. Например, приворотные чары.
   Мурлыка просил передать Вам буквально: "Шышел-мышел взял да вышел. Поглядите на Килиндилла. Кошка за мышкой". А все вампиры похожи на Мурлыку? И сколько ему лет?
   Проверил: магистр Ксандр Перлов.
   Оценка: тройка.
   Комментарий: недостаточно полное раскрытие темы. Примерно, да. Вдвое младше меня. Передай буквально: "Мышеловка ждёт в городе Мёртвого Замка". Если уж списываешь, так у отличника, а не у своего горе-братца!
  
   Волосы я всё-таки продавать не стала. Купила за сорок менок в гномовской лавке небольшой, но симпатичный чугунный медальон - хотела серебряный, но подумала, что серебро вампирский волос может испепелить или ещё как испортить. Вложила туда Мурлыкин локон и повесила на шею. Захотелось вдруг пофорсить - ведь это локон, подаренный мне мужчиной, практически сделавшим предложение! Потом пошла к Рычаргу, который в этот момент частично был в пещере, что-то там пересчитывал, уселась на его хвост и стала думать.
   Честное слово, никогда раньше не было у меня секрета, о котором не знал бы даже Иваш.
   Очень интересно было, можно ли по Мурлыке представить себе внешность и поведение вампиров в целом. Потому как если судить по нашему завхозу, к примеру, можно подумать, что все люди страшные, жадные, тупые, злые и дерут уши всем без разбору за какую-то там вазочку дурацкую! Подумаешь, с кем не бывает, не заметила на бегу... от Волоха-то... что поделать, не понимает этот старшекурсник невинных дружеских шуток вроде расклейки его портретов с надписью: "Разыскивается за некрогеронтофилию", а кулаки у него каждый с мою голову!
   В общем, брат меня застал в тяжких раздумьях.
   "А я уже намазал Некрохрычу стульчак притираньем, - похвастался он телепатически (мы предпочитали вслух о своих проделках не очень-то болтать) и показал мне серебряную монетку в четверть кладня. - А ещё мы поймали шпиона, но это оказался не тот шпион и вообще девка! А ты где всё это время пропадала?" Мне не хотелось ни врать, ни нарушать так и не данное Магистру Ксандру слово, и я просто сказала: "Там...". Иваш этим вполне удовлетворился и перешёл к делам более насущным:
   - Так, я тут мал-мала крапивки натёр, думаю, с тобой поделиться хватит.
   Он деловито начал перегружать половину порошка из мешочка с кладбищенской крапивой в ещё один свой мешочек, которых у него было телега и маленькая тачка, потому что помимо старательности братец отличался также и запасливостью. Я с тоскою вспомнила о кладне с мелочью, оставшихся от заработанных денег. Не поделиться с братом было как-то неловко и непривычно, а объяснить, откуда богатство свалилось, я не могла. Совершенно не воображулистое было настроение. И вообще хандра какая-то вдруг взяла беспричинная.
   - Спасибо, Ивашка, - сказала я. Брат воззрился на меня с изумлением - я впервые на нашей памяти его за что-то поблагодарила. Но спросить он ничего не успел, потому что нас обоих отвлёк шум приближающейся кареты.
   Быстро вскарабкавшись на стену, мы увидели приближающийся к парадным воротам экипаж с королевским гербом на дверцах, запряжённый шестью белыми лошадьми с розовыми гривами и хвостами. В таком экипаже ездила только королева Вероника.
   Лошади миновали ворота, бойко процокали по двору, уронив по ходу пару яблок, и встали возле бескрайних мраморных ступеней парадного крыльца. Тут же к карете подбежал Некрохрыч и, угодливо выгибаясь, помог Её Величеству и её мопсу выйти. Мопс по укоренившейся привычке задрал лапку и по-своему поприветствовал Питрима. Тот незаметно щёлкнул пальцами, и пятно на мантии мгновенно испарилось, оставив после себя белые разводы соли.
   Когда Некрохрыч под ручку с королевой скрылся за высокими дверями Школы, Иваш схватил меня за руку:
   - Только бы ей не приспичило у него в кабинете!!!
   - А что такое? - машинально спросила я.
   - Понимаешь, я ему в комнате в нужнике стульчак притираньем намазал, а у меня ещё немного лишнего осталось, вот я и подумал... ведь он всё равно в ту уборную, что при кабинете, никого не пускает...
   Моё настроение резко поднялось.
  
   Контрольная по Теории магии грянула, как гром среди ясного неба. Ничего такого вообще не ожидалось. Так что к опросу я была совершенно неподготовлена: ни шпаргалок-гармошек, ни шпаргалок-закладок, ни шпаргалок-невидимок, ни бомбочек, ни даже списанных у Рольки или брата лекций - вообще ничего. А Иваш, как назло, у Некрохрыча сидит с оболтусом Вранкой, который все экзамены сдаёт с третьей, последней, попытки, и то неизвестным магической науке способом. Впрочем, почему "как" - назло и есть, магистр Питрим только тем и живёт.
   Я почти легла на свой кусок пергамента, пытаясь высмотреть что-нибудь из-за длинных бронзовых Ролькиных волос, скрывающих от меня её ответы. Некрохрыч, злой как никогда, прохаживался между партами, заложив руки за спину и время от времени непроизвольно почёсывая упитанный задок.
   Ролькины волосы были ухоженные, густые, виднелся из-за них только уже исписанный верх пергамента, на котором значилось "Контрольная работа по теории магии", а дальше шли вопросы. Это мне помочь никак не могло. И в голову, как назло, ничего путного не лезло. Мысли невольно возвращались к Мурлыке и Магистру Ксандру и вертелись по кругу, как заколдованные, ничуть не изменившись с тех пор, как припёрлись мне в голову на Рычарговом хвосте. Вот уж правду Ивашка говорит, и без мыслей плохо, и как придут они - не обрадуешься!
   - Ролька, - шёпотом спросила я, - тебе волосы не мешают?
   - Учить надо было, - пробубнила соседка и небрежным жестом откинула густые пряди за плечо, второй рукой так же небрежно подвигая пергамент так, чтобы мне точно было хорошо видно. - С тебя "нака"!
   И замолкла, прежде, чем Некрохрыч сумел определить, где именно ропот. Ректор недовольно обвёл глазами класс и снова застучал каблуками вдоль парт. Я преданно уставилась на него левым глазом, всем своим видом давая понять, что именно он вдохновляет мои ответы, а правый скосила на Ролькин пергамент, чьё содержимое мне предстояло дважды видоизменить, чтоб ответы у нас троих (для братца я тоже старалась) ни в чём, кроме фактов, не совпадали.
   Ролька получила пятёрку. Мы с Ивашем - по "колу". То ли не любит он нас так, то ли я перефантазировала...
  
   Естественно, все неприятные истории имеют продолжение. Это их удивительное и омерзительное свойство. Просто так "кол" по контрольной Питрим нам спустить не мог, ему обязательно нужно было поставить нам по второму. Вы не представляете, на что способна человеческая подлость - он заставил меня, Иваша и Вранку переписывать контрольную, дав, правда, на подготовку целые сутки. Но что там эти сутки - шпаргалок мы наготовили столько, что у Иваша они только из ушей не торчали, но попробуйте списать хоть слово, когда во всей аудитории вас пишет трое, причём сидя прямо перед преподавательским носом, причём этот нос аж подёргивается от желания вас на списывании подловить! Но с этим носом я его и оставила - я честно выучила все вопросы, точнее говоря, они сами запомнились, пока я шпоры строчила! Так что Питриму просто пришлось поставить мне "отлично" - наверняка не без зубовного скрежета и различных метаморфоз в лице. А вот Ивашу опять не повезло. Как выяснилось позже, братец старательно изменял всю информацию, что я ему надиктовывала в уже слегка изменённом виде - представляете, что он там понаписал? Тем не менее, Питрим удовлетворился Ивашкиным и Вранкиным "колами" и больше о пересдаче контрольной не заикался.
  
   В честь удачного завершения операции "любовное притирание" Важек отвёл нас с Ивашем (за наш, правда, счёт) кутить в "Ретивый Бычок". Прошла уже целая неделя с нашего совместного посещения сего достойного заведения, закончившейся охотой за эльфийскими шпионами, и мы с братом успели соскучиться по вкусному густому соку.
   Едва мы успели толком расчистить себе место возле стойки при помощи слабительного, мочегонного, возбуждающего и снотворного, смешанных по два компонента в различных вариациях, едва успел Важек опрокинуть первую кружку дешёвого кислого пива, как он повернулся к нам и краем рта спросил:
   - Мелюзга, вам не кажется, что вон там, в углу - эльфийский шпион?
   Мы поперхнулись, не столько соком, сколько подавленным стоном: "Что, опять?". Ну, не могло же ему и впрямь второй раз повезти на настоящего шпиона! Тем не менее, шпион был в наличии - мы убедились в этом, слегка скосив глаза в дальний угол. За памятным столиком сидел эльфийский шпик, переодетый "весёлой девицей", но только я, дольше всех видевшая его без бороды, сумела опознать Мурлыку и едва не оповестила телепатически об этом Иваша, но вовремя сдержалась. Брат удивлённо глянул на меня, почувствовав подавленный зов.
   - Сейчас я с ним поговорю, - пообещала я, решительно отодвигая в Ивашкину сторону полупустой стакан.
   - Ну, уж нет! - не менее решительно возразил Важек. - Ты уже в прошлый раз поговорила! Сорвала нам пятьсот круглых!
   - Ничего не сорвала, просто у него с собой ни кладня не было, вот я и разозлилась.
   - Так, мелюзга, я сказал "стоять!", значит, стоять! Оставайтесь здесь и следите за возможными конкурентами, пока взрослые дяди разговоры разговаривают! - стукнул пивной кружкой старшекурсник, впрочем, не рискнув повысить голос, после чего поймал услужливо запущенную корчмарём новую порцию пива и целеустремлённо принялся грудью прокладывать себе дорогу в человеческо-тролле-гномьем скопище.
   - Э... Я сейчас, помолюсь земному богу, - соврала я Ивашу, выразительно хватаясь за живот, и полавировала к двери на улицу. Благодаря меньшим габаритам и большей подвижности, это у меня получилось быстрей, чем у Важека. Я шустро обежала угол корчмы, по пути прихватив вечно слоняющегося по двору облезлого котёнка, осторожно, по узкой полоске твёрдой, но не слишком сухой и чистой земли, сгибаясь в три погибели, прошла до нужной точки. Под шпионским окошком замерла, прислушиваясь - Важек ещё не дошёл, судя по отдалённым вскрикам, напоровшись на особо скандального и неуступчивого тролля, слава яйцам, то есть, конечно, Богам! Я с усилием, надеясь на тонкий вампирский слух, поскребла ногтем по грязнущему стеклу (под ноготь не набилось полтонны грязи только потому, что ногти у меня не того размера) и на вытянутой руке предъявила чучело-мяучело в окошко. По моим чаяниям, оно должно было ознаменовать кошачье прозвище дяди-Ксанова знакомца, хотя, признаться, я в жизни не слыхала от него ни звука, тем паче мурлыканья.
   Я держала котёнка и ждала сигнала - только вот сама не знала, какой же сигнал может подать Мурлыка. Котёнку через несколько секунд надоело висеть, и он начал барахтаться, извиваться и царапаться с лёгким, еле слышным шипением.
   - Возлюбленная моя невеста, отпустите немедленно несчастное животное, покуда оно не привлекло своим поведением внимание половины корчмы! - раздался вдруг церемонный шёпот за моей спиной. От неожиданности я вздрогнула и разжала пальцы. Котёнок шлёпнулся прямо в ту лужу, где мы давеча искупались, и я чуть не нырнула следом, но шпионова рука крепко схватила меня за поясок штанов, превращённых недавно в шорты. Я поняла, что на эту руку можно понадеяться... в отличие от моих шорт, которые оглушительно треснули и разделились на лоскуток в горсти Мурлыки и лохмотья на моих бёдрах. Невольно пришлось повторить давешний трюк Важека - нырнуть лицом в зловонную яму. Через секунду шпион, правда, вызволил меня из жидкого плена и обмотал плащом, но чище я себя от этого не чувствовала.
   - Пойдемте... пойдёмте скорей отсюда, вас Важек опять засёк! - отплевываясь, прошептала я.
   - Леший подери, в платье и макияже?! Ушлый он у вас парень!
   - А мы в Школе все такие! - гордо сказала я.
   Мурлыка прошептал нечто замысловатое, но вроде бы не троллье - это бы я поняла, подхватил меня на руки и заспешил пересечь пятачок утоптанной земли, отделяющий корчму от мостовой, но именно в этот момент Важек умудрился прорваться сквозь толпу и вывалиться из входной двери, нос к носу столкнувшись с моим "женихом"! Долю секунды они молча пялились друг на друга, потом Мурлыка сунул меня Важеку - тот машинально принял меня на руки - и рванул по улице...
  
   Увидев меня, Ролька всплеснула руками, и только. Да и было отчего - моё лицо украшали два некрасивых синяка от столкновения с утоптанной до гранитной твёрдости землёй, с ног до головы я была заляпана вонючей грязью, а из-под замацанного плаща, обёрнутого вокруг меня наподобие юбки, высовывались тощие голые ножки в порванных сандалиях.
   - Здравствуй, Роаллана, - вежливо сказал Иваш, вталкивая меня в комнату. - Ты не могла бы помочь Бересте привести себя в порядок? И никому не говорить, что она уже вернулась?
   - Даже... Важеку? - с придыханием уточнила Ролька. Мы "хором" кивнули. Подружка растерянно добавила:
   - Здравствуй, Иваш...
   Больше слов у неё, видимо, не нашлось.
   Сразу после её приветствия мой братец улизнул, а Ролька вытянула из-под кровати личную лоханку и побежала за водой.
   Пока она бегала, я с содроганием ожидала, что сейчас дверь распахнётся от пинка Важека, и синяков у меня как-то сразу прибавится... Пострадав так с полминуты, я забралась на шкаф и затаилась между забытым и засохшим куском пергамента и чьей-то сушёной лапой.
   Дверь открылась. Я сжалась, но не услышав ничего, кроме Ролькиного пыхтенья и тяжёлых её же шагов, успокоилась.
   За несколько заходов подружка наполнила лоханку, разогрела её простеньким заклинанием... то есть, для неё простеньким, у меня вода всегда наполовину испарялась, и только после этого, видимо, сообразила, что совсем меня не видит.
   - Береста, выходи, я дверь шваброй заперла! - сказала она. Я не ответила, решила подшутить, а заодно проверить надёжность своего убежища. Догадается она сюда глянуть или нет?
   Судя по звукам, Ролька глянула за занавески. Потом бухнулась на коленки и посмотрела под кровати. Вскочила на ноги и ещё раз огляделась, после чего выдохнула:
   - Боги, он её убил! - и рванула к двери, но вдруг затормозила и воскликнула:
   - Шкаф!
   "Ну всё, нашла", подумала я, но ошиблась - Ролька всего лишь решила заглянуть внутрь сего предмета мебели. Она открыла дверцу, пергамент шевельнулся, подняв немного пыли, и я оглушительно чихнула.
   - Береста, ну как не стыдно! - послышался снизу возмущённый голос подруги.
   - Ну ладно, Роль, я ж просто узнать хотела, реально на шкафу от Важека схорониться или нет, - оправдывалась я, изображая жуткие угрызения совести и попутно пытаясь слезть со шкафа. Получилось только наполовину: угрызения совести выглядели вполне убедительно, зато со шкафа я просто-напросто сверзилась на Ролькину постель, зацепившись за что-то плащом-юбкой.
   - Слезь немедленно, ты же вся грязная, - совсем не по-дружески заорала Ролька, стаскивая меня буквально за шиворот.
   И вот тут наконец дверь открыл пинок Важека - швабра грустно хрястнула и разлетелась по углам.
   Я сразу сообразила, чья очередь орать, и добросовестно принялась исполнять сию обязанность, артистически исполняя душераздирающий вопль: "Убивают!!!". Тем временем Важек подскочил к нам с Ролькой и растащил нас, как котят, за шкирку, после чего встряхнул меня и сказал:
   - Хватит уже голосить, держу я её!
   Пытаясь осмыслить фразу, я замолкла и воззрилась на подругу. Подруга воззрилась на меня. Сорванным голосом я спросила:
  
   - А зачем?!
   Важек озадачился.
   - Ты же сама сказала, что убивают. Я так понял, вы чего-то не поделили.
   - Э... нет, ты неправильно понял. Слушай, ладно, опусти нас обеих на пол, и давай сначала обсудим наши с тобой проблемы. Клянусь, я всё могу объяснить!
   - Ну ты даёшь, я в твои годы такое длинное предложение без единого матерного слова составить не мог! - заявил Важек, и я вдруг подумала, что если это говорит уже второй человек, то, может, для них это не просто комплимент?!
   Старшекурсник довольно брезгливо опустил нас на пол и, отряхнув руки, заявил:
   - А объяснять, собственно, ничего и не надо, я всё и так знаю: и почему ты его предупредила, и почему ты бросилась мне под ноги, когда я попытался его догнать. Ты только должна подтвердить некоторые мои предположения.
   Любой бы на моём месте встревожился, ведь, как сказал магистр Ксандр, это "очень-очень страшная тайна". Но мой коротенький, зато насыщенный житейский опыт подсказывал мне, что за словами "я всё знаю" обычно стоит не более, чем самим человеком выдуманная версия происходящего, и поэтому я решила пока не бояться, а отвечать по обстоятельствам.
   - Во-первых, тот парень был не эльфом, а вампиром, я прав? - торжественно начал Важек, и у меня внутри ёкнуло. Начало меня не взбодрило, но я кивнула. Не будем пока отрицать очевидного.
   - В первый раз, когда мы за ним погнались, ты его догнала. И тогда и обнаружила, что он вампир.
   Мне ничего не оставалось, как кивнуть ещё раз, поскольку Важек явно знал, что говорил. Ужас какой!!! Что я скажу Магистру Перлову?!
   - Я исследовал чердак дома напротив, - важно сказал старшекурсник. - Там твои следы. И его следы. И верёвка, к которой прилип кусок твоей куртки.
   Да, точно, на ветхую куртёнку мне пришлось ставить заплатку. То есть, конечно, попросить об этом Иваша.
   - А твой брат, - словно услышав мои мысли, продолжил Важек, - сообщил, что ему действительно пришлось латать твою одежду. Так что сомнений быть не могло.
   Ролька восхищённо вздохнула, поражённая великолепной логикой Господина Самого Умного Сыщика. Я затосковала.
   - Так вот! Роаланна! - старшекурсник повернулся к наиболее благодарному слушателю и пафосно провозгласил:
   - Твою подругу зачаровал вампир!!!
   После чего вдруг схватил меня, прижимая мне руки к рёбрам так, что у меня глаза на лоб полезли.
   - Эй! Эй!!! Пусти!!! Мне больно!!! - заорала я, извиваясь.
   - Важек, миленький, зачем ты её схватил?! Ей же больно! - вступилась за меня Ролька.
   - А затем, - перекрывая мои вопли, гаркнул в ответ старшекурсник, - что после того, как её тайна была раскрыта, у неё появилось непреодолимое желание меня убить! Ведь появилось?
   - Да!!! - честно сказала я. - Но делать я этого не собиралась! - прибавила я ещё честнее.
   - Почему?! - хором заинтересовались юные маги.
   - Потому что Важек чуть не вдвое меня старше и значительно сильнее. Я его боюсь убивать!
   Важек подумал, подумал и поставил меня обратно на пол. Затем поднял палец и ещё более пафосно провозгласил:
   - Вот так дружба победила злые чары!
   Ну слава яй... Богам (завяжу я с этой корчмой, ей-бо!), Важек шутит, значит, мир решил встать обратно на ноги. Я вздохнула и присела на краешек своей кровати. Роаллана же спросила:
   - Важек, а что это за чары?
   - Дело в том, дети - (Ролька нахмурилась и покраснела), - что вампиры умеют подчинять своей воле людей... особенно женщин и детей, и в том, что Береста поддалась его чарам - (тут я вспомнила полтора кладня и чуть не хихикнула) - её вины нет. Ни одна девочка её возраста не смогла бы воспротивиться. И подозреваю, что этот вампир, испугавшись моего вмешательства, приказал ей следить за мной - ведь она всё время вертится рядом. Береста должна была узнавать, не выведал ли я что-нибудь о шпионе и не предпринимаю ли каких-то действий против него.
   - Важек, но с чего... как ты догадался, что он меня сумел зачаровать? - спросила я, успокаиваясь всё более.
   - Я спросил твоего брата. Он сказал, что после этого происшествия ты стала подозрительно тихой и вежливой. Это ведь нетипичное для тебя поведение - именно так и вычисляются люди, подвергшиеся внушению. А для укрепления своих чар он должен был дать тебе нечто, что влияло на тебя, поддерживало его власть. Береста, что у тебя на шее? - вдруг выкинул в мою сторону руку старшекурсник. Я инстинктивно отпрянула и начала ощупывать шею. Неужели Мурлыка меня засмоктал, а я и не заметила?!
   - Да нет же, я про цепочку, - поморщился Важек. - Давно она у тебя?
   Только тут я сообразила, что он может отобрать мой медальончик, который, между прочим, сорок менок стоит!
   - Э... а... довольно. С детства, - соврала я.
   - Нет, Береста... - прошептала Ролька, чьи синие глазки были уже круглыми от ужаса. - Около недели всего. Как раз в тот день появился, когда к нам королева приезжала...
   - Видишь! Это ОН заставил тебя думать, что это твоя цепочка. Иваш тоже говорит, что она появилась на тебе в тот день! - в азарте воскликнул Важек.
   Ну и задам я трёпку братцу!!!
   Тем временем юный сыщик снял с меня медальон, вынул локон и начал потрясать им в воздухе.
   - Береста! Роаллана! Это - локон вампира! Вы ведь знаете, какое это мощное средство подчинения? Ему достаточно было смочить его твоей слюной! Открой рот! У тебя есть слюна?!
   Важек в азарте сжал мои щёки пальцами левой руки, так что у меня сам собой открылся рот.
   - Вот! Он взял немного этой слюны, взял свой локон - и подчинил тебя!
   Старшекурсник попытался для наглядности сунуть мне в рот палец, но я отбрыкалась. Тогда Важек вдруг стал приплясывать по комнате, потрясая злосчастным медальоном и вопя:
   - В огонь его! В огонь!!! Бесовское семя!!!
   Ролька наблюдала за ним со священным ужасом. А я как можно громче спросила:
   - Важек, откуда у него локон, вампиры же лысые?
   - Значит, есть и волосатые! Подлости эльфов нет предела!!!
   Последней фразы я не поняла, но решила промолчать. А Важек вдруг простёр ко мне руки и возопиил (другого слова я не подберу):
   - О милое, невинное дитя! Можешь не благодарить меня за своё спасение! Лишь мысли о благе человеческом вели меня!
   После чего бодро ускакал из нашей комнаты, оставив нас с Ролькой ошалело молчать.
   - Береста, - сказала вдруг подруга странным голосом. - А что, у тебя во рту правда есть слюна?
   Мы переглянулись и нервно захихикали. А потом не менее нервно заржали.
   ***
   - Дорогие мои адепты, гордость и надежда Белории, - торжественно начал магистр Перлов. Надежда Белории в лице Важека, Темара, Рольки и нас с братом стояли перед ним навытяжку. Если кого интересует, я была уже в своих "парадных" штанах. Я собиралась чуть позже купить себе ещё парадней. - Благодаря Вашему патриотизму и усилиям Тайная служба короля Наума сумела поймать и обезвредить опасного эльфийско-вампирского шпиона, орудовавшего в столице нашей Родины. Король Наум благодарит вас и вручает каждому по кладню за проявленную отвагу... и просит сохранять полную тайну. Потому что операция была настолько тайной, что даже наш глубокоуважаемый директор, магистр Питрим, ничего о ней не знает. Я знаю, что уже сегодня вы всё разболтаете друзьям... их придётся убить.
   Лицо архимага стало скорбным.
   - Потому что, - грустно продолжил он, - об этой тайне не должен знать никто, кроме участников операции, на которых в будущем возлагаются большие надежды. Но мы не будем убивать всех ваших друзей сразу... Только по мере распространения слухов. А теперь...
   Он торжественно обошёл нас, давая каждому по золотой монете.
   - Я благодарю вас всех и желаю спокойной ночи.
   Мы нестройным хором вернули ему и благодарность, и пожелания, в хорошем смысле этого слова, развернулись и гуськом вышли в коридор... все, кроме меня. В последний миг я задержалась и самолично заперла дверь. Обернулась и сурово поглядела на дядю Ксана.
   - Не Дай Бо-о-оги, что ещё, - недовольно проскрипел он.
   - А теперь, - твёрдо сказала я, - Вы должны объяснить мне кое-что.
   - Что? Ну что? Я, тебе, кажется, всё объяснил!!!
   - Нет. Не всё, - я развернула стоящий неподалёку стул спинкой от себя и уселась на него верхом. - Я хочу знать... хочу знать, откуда по-настоящему берутся дети!
   Таким красным я магистра Перлова в жизни не видала...
  
   А войны в том году не было.
  
   Глава 2. Лесные каникулы
  
   Проснулась я от столкновения с землёй. Было больно и обидно.
   Упала я на обочину, идущую от дороги под уклон, поэтому вместо того, чтобы разбиться, мягко покатилась по майской травке и грязи.
   Не могу похвастаться, что сориентировалась я мгновенно. Но притормозить я сообразила почти сразу. Остановила непроснувшееся ещё тело, опёрлась на локти и приподнялась, глядя вверх, туда, где билась на земле запутавшаяся в постромках лошадь, а телега смутно чернела на фоне ночного неба, воздев кверху обломанные дышла. Тюки из телеги вывалились, потому что стояла она вроде как дыбом, что превосходило мои понимания о жизненных ситуациях. В телеге что-то рычало, копошилось, хрустело и чавкало. Звучало это как-то обыденно... словно в корчме сидишь возле тролля или адепта... но отчего-то холодный ужас начал сжимать мне мышцы живота, начиная от зоны под пупком и потихоньку забираясь выше. Кишечник реагировал тоже как-то не по-дружески. Грозил избавиться от балласта вне графика.
   Когда глаза попривыкли к темноте, я поняла причины такого поведения своего юного и хрупкого организма, и начала потихоньку отползать вниз по склону, пока не попала ногой в какую-то лужу.
   - Бя-а-аал, - непроизвольно выдохнула я.
   Горбатая тень на телеге подняла голову. Глаза её отсверкивали зелёным. Тварь насторожила уши, как пёс, потом подняла морду и принюхалась.
   Ужас дополз до желудка, и у меня начались рвотные позывы.
   А что вы хотите от безоружной девчонки, которой едва тринадцать исполнилось? Чтобы я с воплем "Казад ад-дум" бросилась на голодного прожора, подняв над головой попавшееся под руку брёвнышко? То есть, я-то, конечно, этого хотела, но отлично понимала, чем это кончится. Так что я просто замерла и притворилась, что меня нет. У меня это удивительно хорошо получается.
   Тварь поверила и вернулась к трапезе. А я постаралась собрать извилины в кучку и сообразить, что я и где я.
   Так... Позади меня лес... По ту сторону дороги его нет... Телега... Дорога... Да, конечно, мы же с Ивашем домой ехали на каникулы на попутном возу. Так это она что, брата моего на телеге жрёт?!?!
   Заранее задохнувшись от ужаса, я послала Ивашке слабенький зов. И тут же получила преисполненный паники ответ:
   "Береста, ты жива, ты где?! Позови кого-нибудь на помощь! Придумай что-нибудь!!! Ты где?!"
   "Я возле дороги, в грязи валяюсь. Стараюсь не дышать, потому что вижу прожора на телеге. А ты где?"
   "Я где?! Я?.." - Иваш внутренне ревел, как глуздырь несмышлённый, лет шести. - "А я под прожором! На телеге!"
   "Он что, тебя ест?!?!"
   "Нет, того дядьку. А дядька прямо на мне лежит, он упал на меня, когда на него эта гхыровина прыгнула! Она его ест, ты представляешь? А он на мне лежит! Она меня учует! Съест его и меня съест!"
   Иваш был готов зарыдать в голос. Только понимание последствий удерживало его, заставляя беззвучно кусать губы и давить даже дыхание, грозящее перейти во всхлипы. Я представила, как он лежит там, задыхающийся от тяжести селянина и прожора, и чувствует липкие тёплые струйки, стекающие по его лицу, пахнущие свежей кровью... Я уткнулась лицом в траву, дрожа от жалости и ужаса. Боги, ну что же делать, что же делать-то? Кого я позову и как?! Одно резкое движение, один звук - и я погибла. А если я останусь лежать, погиб мой брат!!! Мне самой пришлось кусать губы, чтобы не завыть от беспомощности.
   Я стала лихорадочно вспоминать, что у меня такого есть при себе. Одежда мне вряд ли пригодится для освобождения брата. Перочинный ножик... едва ли прожор согласится неподвижно стоять несколько минут, пока я его пытаю хорошо отточенным, но, увы, крохотным лезвием. Пряник недоеденный. Если бы я писала интересную приключенческую книжку, обладательница этого пряника встала бы в полный рост, лихо свистнула, а потом кинула бы пряник бросившейся на неё твари прямо в дыхательное горло. Но я книжку в тот момент не писала, я лежала в липкой холодной грязи, предчувствуя синяки на животе и боках от многочисленных камушков размером от леденца до детской головы, разделявших со мной среду обитания.
   Я осторожно вытянула из-под себя руку, взяла камешек с мой кулак и быстрым, очень быстрым движением метнула его, надеясь, что он приземлится как можно дальше по ту сторону дороги, заставив прожора побежать искать неведомый источник шума.
   Разбежалась.
   Камень треснул тварину прямо по хребту. Прожор вскинулся и зарычал, оглядываясь. Я вовремя подавила желание воззвать к богам на тролльем и вновь притворилась, что меня нет. Тварь на всякий случай понюхала воздух, но довольно сложно учуять одного человека, когда кушаешь другого. Иного объяснения тому, что она успокоено опустила морду и продолжила трапезу, я не вижу.
   Я нащупала другой камень, помельче... но тут мою руку словно стальным браслетом обхватило. Очень тесным браслетом, лишившим меня возможности шевельнуть хоть пальцем пленённой руки.
   - Береста, ты с ума сошла, - губы говорившего касались моего уха, чтобы я не пропустила ни слова из тихого злого шёпота. - Зачем ты дразнишь тварь?! Давай отступать потихоньку, пока она нас не заметила.
   Я осторожно повернула голову и увидела Мурлыку, словно в каком-то дамском романе, где героиня в самый опасный момент встречает рыцаря-спасителя. Я чуть не умилилась, но поскольку времени не было, а вампир упрямо тянул меня за руку в сторону леса, я приложила губы к его уху и зашептала в ответ:
   - Это ты с ума сошёл, на той телеге мой брат.
   - Раз уж она его ест, ты всё равно ничего для него сделать уже не сможешь, - резонно заметил шпион.
   - А раз она не его ест, а дядьку, под которым он прячется?!
   Мурлыка беззвучно ахнул и устремил взгляд блестящих в темноте глаз на сломанный воз. Лошадь уже не билась, она, похоже, умерла от ужаса. Иваш тоже был к тому близок.
   - Надо что-то делать, - заявил вампир. - Подожди-ка...
   Он вынул камень у меня из руки и объяснил:
   - Я сейчас кину его так, чтоб он упал подальше от дороги. Тварь пойдёт посмотреть, что там стукнуло, а мы...
   Он замолчал, пытаясь сообразить, что же мы такое успеем сделать за пару секунд.
   - Сначала я незаметно подползу к возу. Когда прожор отбежит, я вытащу брата и мы уползём, - подкорректировала я его хитроумный план.
   - Береста, как ты собираешься незаметно подползти к телеге с прожором?! Ты просто не... - шпион осёкся и уставился на меня круглыми глазами. - Сможешь. Точно. Я пока к тебе полз, несколько раз терял... из виду. А вампира провести ещё труднее, чем какую-нибудь тварь. Ты хочешь воспользоваться этим своим магическим трюком, верно? Тогда... стой, а как я узнаю, что ты доползла?
   - Тебе и необязательно знать. Я сама из-под воза отлично кину этот камень. А ты жди здесь... и поцелуй меня. Я ж всё-таки на опасное дело иду!
   Мурлыка открыл было рот для какой-то реплики, но передумал и покорно поцеловал мне руку, заодно всучив булыжник.
  
   До телеги я действительно добралась быстро и без приключений, успев по пути объяснить план брату. Не сказать, что он очень взбодрился, но плакать ему хотелось уже меньше.
   "Только поскорее, Береста, здесь так пахнет, так пахнет..." - прошептал он мне испуганно.
   Я забралась под воз и перевела дух. Камень должен упасть как можно дальше, значит, я должна успокоиться и хорошо сосредоточиться.
   Камень упал довольно громко, стукнув о своего собрата метрах в двадцати от телеги. На минуту чавканье надо мной замолкло, но потом возобновилось. Я зашарила руками вокруг себя, но ничего не сумела найти подходящего. Только тонкий слой холодной грязи поверх до каменной твёрдости утрамбованной земли.
   К счастью, Мурлыка догадался, в чём дело, и повторил отвлекающий манёвр. У него получилось гораздо лучше, камень звучно плюхнулся метрах в ста от дороги. На этот раз чавканье замолкло вообще секунд на пять.
   Видимо, я чересчур уж долго раздражала прожора, и он решил, что хватит обращать внимание на какие-то призрачные шумы. Вот ведь блин.
   Но теперь-то он точно отвлечётся. Я нащупала в кармане пряник и засандалила его вампиру в лоб, да так, что тот не смог удержаться от вскрика.
   Не судите меня слишком строго, в конце концов, кто мне дороже, родной брат или сомнительной репутации дружок, которого я в жизни-то раз шесть видала?
   Крик, с точки зрения прожора, мог служить основанием оторваться от трапезы и сходить на разведку. Сбегать, точнее говоря.
   Судя по веским, хотя не тролльим и оттого непонятным мне высказываниям, Мурлыка также перешёл на бег. Я выскочила из-под злосчастной телеги и в два рывка вызволила брата из-под клочьев мяса и кусков костей, ещё недавно бывших добродушным дядькой-селянином, согласившимся довезти нас до дому.
   И труп, и Иваш были довольно тяжелы, но страх придал мне сил. Выдернув брата на дорогу, я толкнула его к лесу, в сторону, противоположную от вампира с прожором:
   - Быстро, в лес и там на дерево. А я сейчас!
   Ивашка был почти в беспамятстве от перенесённого и подчинился мне беспрекословно, рванув к опушке так, что смог бы перегнать испуганного оленя. А я схватила с телеги небольшой топорик, используемый покойником исключительно для разведения походных костров, крохотный в мужских руках, зато внушительный в моих, и побежала за прожором. Не могу же я допустить, чтоб по моей вине погиб жених, раз уж брат всё равно спасён!
   О том, что я сама могу погибнуть от клыков кровожадной твари, я как-то в тот момент не подумала.
   Мурлыка бегал быстро, прожор не медленней. Поэтому мне пришлось мчаться во весь опор, так, как мне, наверное, в жизни не приходилось. И всё равно я не успела.
   На моих глазах вампир обернулся и тут же получил удар мощными лапами в грудь. Опрокинулся. Прожор навис над ним... но почему-то не спешил есть. Он вдруг начал слегка поматывать головой, угрожающе рыча.
   Подбежав к твари сзади и чуть сбоку, я поняла, в чём дело: в последний момент Мурлыка умудрился выставить перед собой обнажённый меч, и края лезвия увязли в прожоровых дёснах, причиняя ему боль и мешая кушать.
   Оценив ситуацию, я геройски гикнула и всадила топорик сантиметра на два между позвонками нечисти, чуть выше хвоста. Если удара туда боятся собаки, почему бы его не бояться и прожору, верно?
   Я угадала. Прожор взревел, обгадил меня с шеи до сапожек, сломал челюстями застрявший меч и помчался куда-то в лес, по пути душераздирающе скуля и даже взлаивая.
   Вампир лежал на земле, с трудом переводя дух и ощупывая свою грудную клетку.
   - И тяжёлый же он, сволочь, - пожаловался он. - И ты, кстати, тоже!
   - Я не тяжёлая! Я очень даже стройная! - возмутилась я, потому что и впрямь была... хм... стройновата. Кабы не скелетообразна.
   - Я имел в виду, тоже сволочь, - вампир, кряхтя, поднялся и привёл в порядок одежду. На сломанный клинок он бросил грустный взгляд, но поднимать не стал. Видимо, были деньги на новый. - Ты зачем в меня камнем кинула?
   - Не камнем, а пряником.
   - А мне от этого теплее! Меня чуть не сожрали!
   - Нет, я должна была глядеть, как вот-вот сожрут моего брата! Там слой мяса остался на один укус!
   Вспомнив труп в телеге, я нагнулась и малость поблевала. То есть, конечно, меня вырвало. Нет, точно надо завязывать с корчмой, а то совсем приличные выражения забуду!
   - Ну вот, - с каким-то подозрительным удовлетворением отметил Мурлыка, - теперь от тебя воняет не только прожоровым навозом, но и рвотой. Где, кстати, твой брат?
   - Я ему велела на дерево залезть.
   - Это правильно. И запомни на будущее - если что-то происходит, сама тоже залезаешь на дерево, а не бегаешь спасать взрослых дядек, поняла?
   Какие же эти взрослые непоследовательные! Только что пенял мне, что из-за меня чуть не погиб, а теперь уже не надо его спасать! Определился бы уже, должна быть его жизнь для меня ценной или нет!
   Но спорить я с ним не стала. С этими взрослыми спорить невозможно, потому что они всё равно тебя не слушают.
   Я просто развернулась и пошла искать брата.
  
   - Хвала Богам! Хвала Богам! - задыхаясь, повторял отец, прижимая к себе попеременно то Иваша, то меня, - когда нашли телегу Амелита, я уж было думал... думал, этот прожор вас... цыплят моих, оленят моих...
   Видимо, отец и впрямь испугался, потому что такой ласки я от него прежде не видала.
   Пообнимав нас, он встал и отвесил земной поклон Мурлыке.
   - Видно, это Вы спасли моих ребятишек. Благодарствую и чем угодно готов послужить.
   - Ну, что Вы, - засмеялся вампир, стараясь, впрочем, не показывать клыков, отчего смех его казался несколько манерным. - Это вон, Ваш белобрысый чер... цыплёнок меня спас. Отогнала прожора в последний момент.
   - Ну, тогда за то спасибо, господин хороший, что довели их в целости и невредимости до родительского крова, - степенно сказал отец, подхватывая меня на руки и прижимая в знак признания моих подвигов. - Дозвольте Ваше имя-фамилию полюбопытствовать?..
   Тут инициативу перехватила я.
   - Батя, - сказала я торжественным тоном, доверительно глядя ему в глаза. - Позволь представить тебе Мурлыку... моего жениха.
   - То есть как... жениха?! - тихо спросил отец.
   - Ну как... жениха.
   Краем глаза я увидела, как вампир побледнел и принялся трясти головой, словно подавая мне какой-то знак.
   - И с каких это пор... жениха? - ещё тише поинтересовался отец.
   - Ну как... с тех пор, как он мне тогда брюки снял на чердаке...
   Нет, я, конечно, знаю, что отцы порядком нервничают при знакомстве с будущими супругами любимых дочерей, но что он меня просто уронит на землю, и представить не могла.
   - Батя!!! - завопила я. - Мне же больно!
   Но отец меня решительно не слушал. Более важным занятием для него казалось гонять брёвнышком по двору моего наречённого с дикими криками:
   - Ах ты, извращенец! Ах ты, сластолюбец! Девочек захотел!!! Убью-ю-ю-ю-ю!!!
   - Папаша, - совсем нелогично орал вампир в ответ, хоть выглядел ровесником моего бати, а на деле раза в четыре старше был, - ну что вы такое говорите! Опустите палку! Я всё могу объяснить!
   - Батя, батя, - в свою очередь завопила я, догоняя отца и повисая на брёвнышке, в результате чего стала болтаться вместе с этим импровизированным оружием в воздухе, поскольку силушки моему папаше не занимать. - Не бей его, батя, он хоро-о-оши-и-ий...
   Тут руки у меня не выдержали, и я слетела с бревна, да так удачно, что подмяла Мурлыку и рухнула с ним наземь.
   В голове от столкновения с Матушкой Сырой Землёй немного помутилось. Сквозь звон я услышала голос брата:
   - Ну что, бать, пошёл я за лопатами.
   - Зачем? - послышался рядышком растерянный голос отца.
   - Бать, ну ты как маленький, трупы-то девать куда-то надо.
   Голос Иваша по обыкновению звучал рассудительно и деловито. Вот он повернулся и потопал к сеням.
   - Стой!!! Ты с ума сошёл! Может, они ещё живые...
   - Ну вот пока я схожу за лопатами, ты и доконай.
   - Сын!!! Ты как о человеческой жизни рассуждаешь?!
   - Батя, в конце концов, это твоя идея была. А теперь стоишь и меня попрекаешь.
   Да, Иваш не такой простенький, как кажется. Знает, чем отца остудить.
   - Береста! Береста, ты живая? - склонился надо мной батя.
   - Ба-а-атя, - простонала я. - Ну не сноша-а-алась я с ним... Он меня просто выпорол...
   - И правильно сделал, - с облегчением сказал отец.
   - Правильно, - согласилась я. - Только куда мы труп девать будем?
   - В посте-е-ельку... в мягкую... - явно передразнивая меня, простонал труп. - А то я всю ноченьку не спал. И бока по вашей милости болят...
   - Ты только скажи, - помогая мне подняться, спросил батя. - Ты откуда такое слово узнала?!
   - От дяди Ксана. Он объяснял мне, как дети делаются.
   Я с грехом пополам отряхнулась и поковыляла к избе. За спиной было слышно дружное ошарашенное:
   - От магистра Перлова?!.
   - От дяди Ксандра?!.
  
   ***
  
   От кого: Береста Не Дай Боги, лесничье угодье болярина Рыся.
   Кому: Роаллане Альмадоровой, Стармин, переулок Кожевенников, дом Альмадоровых.
  
   ПИСЬМО.
  
   Привет, Ролька!
   Ты не поверишь, как мы с Ивашкой до дому добрались.
   Сначала мы ехали на попутке с Арленой с пятого курса, до деревни Лапотники. Потом прошли малость пёхом, а потом попалась нам повозка, хозяин которой нас любезно согласился довести до лесничества.
   Задержались мы в пути за полночь, заснули прямо в возу на ходу.
   И под покровом ночи на нас набросился агромаднейший прожор. Он повалил Иваша и стал пожирать ему кишки. А я сидела рядом и стенала, не видя спасения.
   В этот момент мимо проезжал прекрасный эльфийский рыцарь на золотом коне. Мне удалось привлечь его внимание, бросив в него цветок. Рыцарь выхватил огромную секиру и зарубил прожора на месте, забрызгав меня кровью с шеи до сапог. Секира при том сломалась пополам.
   Потом эльфийский рыцарь вытащил склянку с прозрачным эликсиром и дал напиться моему брату, после чего на нём зажили все раны, кроме синяка на скуле, поставленного сутками раньше другом его Санькой, а ещё он возликовал и начал петь песни.
   Добравшись до отцова дома, мы встретили тёплый приём. Батя горячо поблагодарил рыцаря за наше с Ивашкой спасение.
   Господин рыцарь от меня без ума. Мы ходим гулять на речку вечерами, где он говорит мне слова пренежные и дарит ласки престрастные...
  
   ***
   - Ай! Ты чего меня бьёшь?!
   - Я комара хлопнул, на, гляди, - Мурлыка сунул мне под нос неаппетитную размазанную по его пальцам тушку.
   - Убери эту гадость!!! Убил один кровосос другого...
   - Да пожалуйста, - вампир флегматично стёр трупик о моё нарядное платье. - И на твоём месте я б возмущался потише, а то мы так всю рыбу распугаем.
   - Ты её уже звуком удара распугал!
   Я резко выдернула удочку из речной мути с намерением уйти домой... на крючке трепетал красноротик неплохих размеров. Вот ведь!
   Но Мурлыка не обратил на мой успех никакого внимания. Он пристально разглядывал мой зад.
   - Как бы тебе сказать... - начал он. - Мне кажется, у тебя это... кровь на юбке.
   - Ну так это же здорово! - воскликнула я, подавая ему рыбу. - Значит, теперь мы сможем завести ребёночка... если захотим!
   - А... ну да... - без особого энтузиазма пробормотал вампир, разглядывая красноротика. - Слушай, это ты меня угощаешь, что ли? Я, конечно, Мурлыка, но прожёвывать рыбью чешую терпеть не могу!
   Рыба ошалело билась в крепких пальцах вампира.
   - Нет, ударь её головой обо что-нибудь твёрдое, чтоб она не успела нас проклясть, - пояснила я, цепляя на крючок червячка. Женишок размахнулся и что есть силушки ударил красноротиком по стволу дерева. Рыба разлетелась в клочья, только жалкий хвостик торчал из кулака.
   - Ну вот, ходи с тобой на рыбалку, - рассердилась я. - То месячные начнутся, то улов разлетится... Давай сюда куртку немедленно.
   - Господи, ну куртка-то здесь при чём?! - Мурлыка брезгливо бросил хвостик в реку. Но жалкие рыбьи останки даже не долетели до воды... из неё выпрыгнула агромаднейшая пасть, схватила хвост на лету со звучным клацаньем челюстей и исчезла в речной мути.
   - Гхыр ин-сыб панубикхам!!!
   - Бяал!!! - практически хором среагировали мы. Более заковыристая фраза принадлежала, само собой, мне.
   Некоторое время мы ошалело пялились на водную гладь. Потом вампир спросил:
   - Береста, что это была за харя?!
   - Я же сказала, эта бикхам была пану, - недовольно проворчала я.
   - Что она пану, я и сам видел. Главное, чья она? Вы же что-то такое изучаете у себя в Школе?
   - Изучаем. На старших курсах.
   - Ясненько.
   Мурлыка поискал по сторонам глазами, схватил какой-то сучок и кинул в воду. Ничего не произошло.
   - Надо будет поспрашивать у местных, не пропадает ли мелкая живность... Гуси там, утки, дети малые... - сказала я, сматывая удочку и переворачивая ведёрко с червяками в воду.
   Чуть руки не лишилась. Харя опять выпрыгнула из воды, сожрала червячный клубок на лету и опять исчезла.
   - Ты смотри, какие мы разборчивые, - присвистнул вампир.
   - Не свисти, карманы пустыми будут, - строго сказала я. - Куртку давай!
   Мурлыка молча протянул мне куртку, и я обвязала ею талию.
   - Эй! Ты же её можешь кровью запачкать!
   - Ничего, вампиру по штату положено в окровавленных куртках ходить!
   - Но не с кровавым пятном на спине! Чем я, по-твоему, жертв засасываю? Позвоночником?
   - Прекрати. Я же не могу по лесу в запятнанном платье идти. Мало ли кто встретится!
   - Ага! Сам король Наум припожалует! - проворчал Мурлыка, но куртку за рукав тянуть перестал.
   Мы собрались, причём собиралась больше я, а вампир, в основном, отмахивался от комаров (один кровосос от других отмахивается, забавно, если вдуматься) и подавал ценные советы, и пошли еле видной тропинкой домой. Всё равно уже близился полдень, кто в такое время рыбу ловит! Мы хотели выйти перед рассветом, но как-то так получилось, что сначала я не могла добудиться Мурлыки, потом пошла привести себя в порядок и заснула на стульчаке, и тут уже он не мог добудиться меня. За время ожидания он опять задремал, облокотясь на стол, а потом проснулся Ивашка и захотел в туалет. Гадить по кустам он не желал принципиально, и приложил все усилия, чтобы меня разбудить. Кто-кто, а мой братец знает, как это делать.
   Короче, на речке мы оказались часа за три до полудня - и ничего не наловили. Хорошо ещё, червяков брат заранее нарыл, как всегда, от души. Вся огородная культура осталась торчать корнями вверх. Батя, как это увидел, только вздохнул: "До чего ж ты, сына, на мать-покойницу похож... И лицом, и нравом..."
   - Шпиён, а, шпиён, - сказала я. - А ты как тогда в лесу оказался?
   - Тогда когда, когда "тогда"? - изволил скаламбурить господин шпиён.
   - Но ведь это и впрямь подозрительно, что это ты делал так близко от моей особы в самый, понимаешь, критический момент!
   - Я всего лишь тайным эскортом сопровождал свою юную невесту, дабы убедиться, что к месту назначения она прибудет невредимой, а главное, не разнесёт по пути ни единой деревеньки, - Мурлыка церемонно склонился, галантно отведя ветку, перекрывавшую путь по тропе. Я прошествовала под его потёртой подмышкой, продолжая свои рассуждения:
   - Но ведь мы оба отлично знаем, что до твоей драгоценной невестушки тебе дела нет, верно? Тебя, должно быть, ждало в лесничестве какое-то важное задание!
   Я повернулась, чтобы прожечь шпиона пронзительным взглядом.
   Вампира не было. Только одиноко качалась ветка над тропой.
   Я в сердцах топнула ногой.
  
   - Вот, вот здесь эта харя на той неделе из воды прыгала, - напряжённым шёпотом сообщила я. С Ивашем я могла разговаривать и мысленно, но это было бы не так интересно.
   Можете поинтересоваться, почему это я брату показала место обитания челюстей только через неделю.
   Дело в том, что в тот день, когда исчез Мурлыка, придя домой, я обнаружила необыкновенное оживление. К болярину Рысю приехал сам король Наум, и Рысь решил попотчевать его лесной охотой. Наша хата, бывшая по сути своей охотничьим домиком болярина, мигом заполнилась шумными дворянами и их челядью. Всю неделю батя водил дорогих гостей по звериным местам, а мы с братом незаметненько выпускали возле этих мест разную живность из клеток и мешков, после чего надо было быстро прятаться так, чтоб ни зверь не разорвал, ни тебя заодно со зверем не прикончили в азарте. Я изодрала две кожаных рубахи и столько же порток, расцарапала до невозможности живот и получила изящную эльфийскую стрелу в мякоть икры, так что мне было никак не до хари.
   - Счас посмотрю, что у тебя там прыгало, - степенно молвил Иваш и кинул в воду припасённую рыбину.
   Рыбина с влажным чмоканьем приводнилась и принялась себе плавать на боку, разглядывая мёртвым глазом ночное небо.
   Некоторое время мы смотрели на неё, затаив дыхание.
   Тихое течение стало потихоньку волочь рыбий трупик вдоль берега. По пути на него никто не посягал.
   - Береста, а ты, часом, не того... не наврала, а? - всё тем же степенным, рассудительным тоном спросил Иваш.
   - Ну ты ж меня знаешь!
   - Собственно, потому и спрашиваю.
   Я заткнулась. Довод был и впрямь веский. Я взяла ещё одну рыбину и кинула её в речную муть.
   Через некоторое время её трупик вновь уплыл за пределы видимости, и тревожить его никто не собирался.
   - Знаешь, Береста, холодно вообще-то, и спать хочется, - сказал Иваш, лениво бросая очередную чешуйчатую тушку. По глазам братца явственно читалось, что не позже чем через минуту он повернётся и пойдёт к дому. Любил Ивашка жизненный комфорт.
   Из воды тихонечко высунулась харя, с плеском поглотила рыбий трупик и исчезла.
   Всё произошло так быстро, тихо и обыденно, что Иваш не сразу сообразил, что мои слова подтвердились. Я и сама не сообразила.
   - Может, она в другой... бяал, так это ж она только что и была!
   - Гхыр ин-сыб!!! - Иваш вскочил на ноги и зачем-то выставил слегу, словно рогатину. С этой палкой он с самого начала каникул ходил, не расставаясь, видать, пытаясь казаться бывалым лесопроходцем. И я даже знаю, ради чьих косичек он так старался. Ещё в первые наши каникулы одиннадцати-двенадцатилетние соплюшки из деревеньки Курий Брод стали считать Иваша завидным женихом, угощали его семечками и прохаживались перед ним при полном параде, невзирая на жару надевая для форсу даже шубки с атласной подбивкой. И среди всех своих поклонниц братец явно выделял дочку мельника, зеленоглазую Вирлену. У той хоть и терялись в шёлковых зелёных лентах белобрысые косички, зато в потной шубе она не ходила, обаятельно улыбалась и имела не по годам развитую фигуру.
   Причин такой популярности брата было несколько. Сын лесника, раз (горожане не знают, но на деревне самые богатые люди - это староста, лесник и мельник). Будущий маг, два (всё отличается от обычных пацанов). Не урод, домовит и силой не обделён - три. Кроме того, за последние два года брат значительно обогнал меня в росте и расширился в плечах, даже и не похоже было, что мы близняшки. Он был выше любого деревенского сверстника на голову, пошёл фигурой в отца. Ещё б не пойти, коль он все деньги в Стармине на еду тратил, на мясо-фрукты, предпочитая походить в обносках, но вкусно покушать и сладко выспаться. Само собой, на каникулах он в обносках не ходил и даже склонен был к щёгольству.
   Наверное, на фоне всего этого сцена со спасением Иваша от прожора казалась комичной. Но сейчас, со слегой наперевес, он выглядел довольно внушительно, и оставалось только сожалеть, что Ленка не крутится рядом.
   Некоторое время брат стоял в такой монументальной позе, пристально вглядываясь в вечно мутную возле подмываемого берега воду. Однако ленивая харя больше не показывалась.
   - Береста, кинь ещё рыбину, - отрывисто бросил мне Иваш. Я подчинилась. Харя прыгнула из воды, едва серебристая тушка оказалась над ней. Брат сделал стремительный выпад и тут же отскочил. Бикхам скрылась в воде, а мы уставились на добротную палку, перекушенную в одно мгновенье и почти беззвучно.
   - Имрюк... - прокомментировал Ивашка. - Как же мы её ловить будем? Челюсти как у капкана!
   - А может, нам и не надо её ловить. Может, она только рыбой и червяками питается, - предположила я.
   - Давай проверим. Залезай в реку, - своим обычным серьёзным тоном предложил братец. Я жестом выразила вежливый отказ, но продолжала настаивать на своём:
   - Слушай, ты же трёшься целый день в Броде, разве ты слышал, чтоб там у них глуздыри пропадали?
   - Нет, - признался Иваш. - Но деревня вон где, а харя вот где. В любом случае, прямо сейчас мы её не поёмаем. Надо подумать.
  Он тяжко вздохнул. Да уж, сосредоточенно думать о чём-то - не самое любимое занятие братца...
  
  Долго думать не пришлось.
  В полусотне шагов от нашей хаты я истошно завопила. Честное слово, на то была веская причина. И она висела у меня на ноге, красиво сверкая на летнем солнышке. Какая-то сволочь умудрилась поставить капкан чуть ли не на пороге у лесника!!!
  Само собой, завопив, я ту же упала. Потому что боль была такая, что не до равновесия. От этого уже завопил Иваш. Видимо, капкан на моей лодыжке он не заметил, потому что потом признавался: подумал, что в меня влепили боевым заклятьем.
  На наши вопли с топором наперевес выскочил батя. Но когда он подбегал, кричать мы уже перестали. Я истерично смеялась, а мой брат в изумлении смотрел на меня.
  - Ты чего... чего смеёшься-то, - спросил растерянно отец, опуская топор.
  - Придумала! Я придумала! - сквозь хохот выдавила я, выдала ещё пару смешков и заплакала. Потому что всё ещё было больно.
  
  Хвала богам, капкан был на маленького зверя, наверное, на зайца. Ногу я повредила не сильно, ходила без помощи, только сильно хромала от боли и иногда опиралась на выструганный братом костыль. Батя бегал с налитыми ковью глазами по округе, пытаясь вычислить, какая сволочь подложила такую свинью. Мы же с братом решили заняться Харей.
  Сложность нашего предприятия была в том, что его надо было провернуть тайком от бати, однако сделать что-либо сложнее отлова зайцев в лесу без того, чтобы хороший лесник заметил (а отец наш - хороший лесник), очень трудно. Тем более что охоту придётся вести недалеко от дома. Также, вставал вопрос - как установить капкан на дне реки? И как отвлечь от этого процесса Харю? Или, если ставить в другом месте, как привлечь её к капкану?
  В общем, задачка была явно не для третьекурсников, и мы чуть было не махнули на неё рукой.
  Но госпожа удача любит умных и отважных, то бишь меня, и не отвернулась она от них и на этот раз.
  Это выяснилось во время Первой Летней Ярмарки, которую в первый день июня устраивают в каждом крупном городе Белории и некоторых соседних стран. И, конечно же, в Стармине.
  Я, честно говоря, эти ярмарки не очень люблю. Хоть и сладостями объедаешься, и над кукольными представлениями обсмеёшься на год вперёд, и игрушек тебе накупят, но всё это становится вдвое преснее от того, что батя бескомпромиссно обряжает меня в нарядное платьице, в которым нельзя ни вдохнуть, ни повернуться. Слов нет, платье этого года смотрелось шикарно: золотисто-оранжевое, с отливом, с широким поясом, формирующим мне талию (говорят, что талии нет у толстых, но поверьте, когда ты напоминаешь скелет, выявить точное месторасположение и длительность талии также затруднительно, ты просто сама по себе ходячая талия), в облаке воланов, до середины икры - почти как у взрослой девушки! С модными расширяющимися книзу и удлинёнными рукавами. Мечта девчонки, а не платье.
  Более того, к нему прилагались атласные золотистые туфельки с невысоким каблучком.
  Однако, поглядев, как из этого великолепия торчат мои бледные мосластые ножки, тощая шейка и коротко остриженная голова, я пришла в уныние. Мы с платьем явно друг другу не подходили. И как, скажите, в таком виде шнырять промеж людей, вынюхивая и подслушивая? Как воровать орехи и пряники? Как лазать на столб за сапожками и самоваром? Как пролезть в шатёр петушиных боёв или демонстрации уродцев без входной платы и без того, чтобы не остаться без подола? А уж каково в нём, пардон, посещать общественные отхожие места?!
  И это хорошо ещё, что мне пока корсет не надевают! Вот уж где, говорят, пытка!
  Год-другой назад эти проблемы хотя бы на время решались тем, что я уговаривала Ивашку поменяться нарядами на часик-другой. Но с тех пор, как эта дылда разрослась в плечах и вытянулась куда-то в небеса, ни о каком обмене речи быть не могло. В дорогом кафтанчике явно с чужого плеча меня точно примут за вора. А уж когда я представляла своего румяного круглощёкого братца, сидящего где-нибудь в трещащем по швам наряде и флегматично пожирающем калач... хотелось сказать слово 'имрюк', простите мой эльфийский.
  - Думаешь, батька-то не сообразил, что к платью требуется? - лукаво улыбнулся мне отец, по своему истолковав мой взгляд. - А батька-то у тебя голова!
  С этими словами он выудил из-за пазухи плоскую коробочку с замочком и протянул мне. Я подавила желание потрясти ею возле уха и благовоспитанно приняла сей дар. Внутри коробочки в мягких гнёздышках лежали крохотные заколочки с синими стёклами и такая же поясная подвеска. Ну правильно, гребень мне бы клеем пришлось закреплять...
  - Ах, батюшка, - сладко-сладко улыбнулась я, целуя его в бороду на щеке. - Какая прелесть!
  Отец просто расцвёл и принялся закреплять заколочки на моих жидких прядках. Во власть вещей над женскими душами он верил свято и непоколебимо, потому безоговорочно поверил моему преображению - как верил каждый год.
  - Эх, ходила бы так круглый год, - вздохнул он, отступая на шаг и любуясь проделанной работой. Я постаралась не вздрогнуть и лучезарно улыбнулась. Всё равно мне это не грозит. Такие наряды слишком дороги для круглогодичной носки, поэтому мы и продаём их в конце лета. Не ровня мы купцам да болярам, ну и слава богам! Нам и так неплохо. Кстати, именно дороговизна платий была худшим из условий, сопутствующих их носке. Вместо того, чтобы веселиться да гулять, только и смотришь, как не порвать или не испачкать совсем уж безнадёжно. Тьфу!
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Куратор для попаданки" (Любовное фэнтези) | | Е.Боровикова "Подобие жизни" (Киберпанк) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | А.Квин "У тебя есть я" (Научная фантастика) | | anzban "Герой" (Антиутопия) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | B.Janny "Дорога мёртвых" (Постапокалипсис) | | М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"