Мазова Анна Сергеевна: другие произведения.

Трудный возраст

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как это обычно бывает, Большая и Чистая Любовь началась с трагедии. Посл смерти родителей Кира Алмазова забирает к себе сестру Аню.

  1. Рыжий дьяволенок
  
  В то утро с кровати меня поднял телефонный звонок.
  - Я слушаю. - время на часах - 8:15. Да вы ох*ели поднимать меня в такую рань в субботу?!
  - Кира Владимировна Алмазова? - раздался в трубке незнакомый голос.
  - Да, это я.
  - У меня для вас печальная новость. Ваши родители погибли в автокатастрофе.
  - А?
  
  ***
  
  Я увидела её на похоронах - мою младшую сестру Аню, четырнадцатилетнего подростка с осунувшимся от горя личиком. Она стояла в стороне ото всех, сложив руки на груди и чуть прикрыв глаза. Ни с кем не разговаривала. Человек, звонивший мне тогда - троюродный дядя по маминой линии - предупредил меня, что лезть к ней сейчас не стоит. Я и не лезла, но украдкой все время наблюдала за ней.
  В последний раз я видела Аню, когда ей было семь лет - до того, как я уехала в Санкт-Петербург поступать в колледж. Мои воспоминания хранили образ юркой, непоседливой и смешливой девочки с огромными голубыми глазищами и светло-рыжими волосами. Несмотря на то, что у нас разница в возрасте - восемь с половиной лет, мы были практически неразлучны. И постоянно выкидывали что-нибудь эдакое. Чего стоили наши вылазки на пустырь неподалеку от дома. Или "поход" в лес на все выходные, когда нас с Анькой искали всей деревней. А потом я, окончив школу, уехала, оставив голубоглазую девчонку на попечение родителей.
  Теперь я видела перед собой худенького угловатого подростка, с неприязнью и страхом смотрящего вокруг. Рыжие волосы отдают в красный, а челка черная; глаза того же аквамаринового цвета густо обведены черным карандашом; в нижней губе сталью сверкает сережка-подковка. Аня была очень подавлена, что и показывала, отворачиваясь от любого, кто к ней подойдет.
  Я хотела улыбнуться, чтобы хоть немного приободрить её, но адовы стада друзей, родственников и сочувствующих не давали мне даже повернуться. Чувствую, это раздражающее действо затянется.
  
  Под конец все это стало не на шутку бесить, и, выпроводив последнего гостя за дверь, я вздохнула с облегчением.
  И тут же поняла, что в доме подозрительно тихо. Никаких шорохов, музыки или чего-нибудь ещё, что могло выдавать здесь присутствие подростка. Спать легла, что ли? Я тихонько заглянула в комнату Ани. Пусто. Обошла весь дом, но так и не нашла этого дьяволенка.
  - Аня! Аня, отзовись, ты тут? - я уже хотела броситься на улицу, но тут открылась неприметная дверка в конце коридора, и оттуда вышла Аня. Мне вдруг захотелось дать себе в лоб - это же наша "секретная" комнатка, которая на самом деле была кладовкой со всяким хламом. Сестра смотрела на меня, как Ленин на буржуазию. А глаза у неё все-таки очень красивые...
  - Ну чего? - девчонка недовольно тряхнула челкой.
  - Ты уже собрала вещи? Мы улетаем завтра.
  Она угрюмо кивнула.
  
  Да, теперь рыжеволосое чудо будет жить со мной.
  2. Новая жизнь
  
  
  Весь долгий перелет - четыре с половиной часа - я пыталась поговорить с ней. Но каждый мой подкат Аня старательно игнорировала, красноречиво окидывая меня взглядом из серии "ходят тут всякие, пристают". Все, чего мне удалось добиться - коротких односложных ответов. В конце концов я оставила её в покое.
  
  Я не могу её винить, ведь потеря родителей - это всегда сильный удар, а уж для подростка вообще трагедия, сравнимая разве что с концом света. Трудная ситуация. Трудный возраст. Надеюсь, что со временем она оправится и оттает.
  
  В аэропорту нас встречал Костя - мой парень и, думаю, мой будущий муж. Высокий поджарый блондин с темно-серыми глазами и обаятельной белозубой улыбкой, он сразу понравился мне, как только я его увидела. А было это два года назад, на празднике в честь окончания колледжа. Отношения у нас развивались по всем законам жанра: прогулки под луной, цветы-конфеты, совместный отдых. Идеально. Пожалуй, даже слишком.
  
  - Кирочка! Как я рад тебя видеть! - подскочив к нам, он приложился к моим губам в приветственном поцелуе и повернулся к Ане. - А что это за очаровательное существо с тобой? И как нас зовут?
  Аня покосилась на него с немым вопросом "Что это за кретин?" и предпочла отползти в укрытие за мою спину. Я усмехнулась.
  - Моя младшая сестренка, Аня. И не надо разговаривать с ней как с дитем малым
  - Да! Мне скоро уже пятнадцать.
  - О, ну все, сдаюсь.- Костя поднял руки. - Позвольте представиться, юная леди: Константин, простой смертный.
  Он взял руку Ани и приник к ней губами в фамильярном жесте, отчего сестра отчаянно покраснела.
  - К вашим услугам моя колымага, милые дамы.
  - Хватит комедию ломать, пошли уже. - мы подхватили сумки и пошли к выходу.
  
  Надо заметить, что называть машину Костика "колымагой" язык поворачивался только у него самого. Его Jeep Grand Cherokee был довольно дорогой игрушкой, только что сошедшей с конвейера. У Ани восхищенно заблестели глаза, когда она узрела этого монстра. Побросав вещи в машину, мы уселись сами, и триста лошадок под капотом понесли нас по улицам Питера.
  
  Новая квартира и комната, в которой предстояло жить, тоже понравились этому рыжему монстру. Хоть она и не говорила этого вслух, сияющие аквамарины глаз прекрасно справлялись с этой задачей сами. Совершенно вымотанная перелетом, Аня наскоро умяла приготовленный мной ужин и ушла к себе, пока мы с Костей разгружали чемоданы.
  
  Я зашла к ней проверить, чем занят мой дьяволенок. Она мирно посапывала, красиво раскинувшись на диване. Господи, она так похожа на маму, когда спит - пухлые губки приоткрыты, на щеках едва заметный румянец, медные волосы вьются вокруг, как ореол. Мне вдруг захотелось прижаться к её губам в поцелуе, выпить это свежее дыхание..... О чем это я? Я вдруг поняла, что стою рядом с ней на коленях, губами почти касаясь её.... Стоп! Какого черта?!
  
  От такой близости во мне что-то замкнуло, и по телу начал разливаться жар. Распаляя кожу, он стекал по венам к низу живота.... Нет, о чем я вообще! Это, наверное, оттого, что мы с Костей давно не виделись. Целых две недели без секса - шутка ли! Вот и лезут в голову всякие левые мысли.... Слава Богу, он сейчас здесь, и есть кому унять жар моего тела....
  
  Не успев додумать эту мысль, я стремглав выскочила из комнаты. Костя тут же сгреб меня в охапку и притиснул к стене, словно угадав мои желания. Наши губы слились в жадном, терзающем, почти жестоком поцелуе.
  - Давай хоть до кровати доползем. - пытаясь побороть дрожь в голосе, прошептала я. Хотя сомневаюсь, что этот хищник сейчас что-то слышит. Мне и самой уже не терпелось почувствовать в себе сильные толчки - я так надеюсь, что они хоть чуть-чуть приглушат образ рыжего дьяволенка....
  3. День рождения
  
  О наступлении утра возвестило бодрое посвистывание чайника на кухне. Блин, мне б его настрой... Рядом посапывал в две дырки Костя, улыбаясь чему-то во сне. Сейчас он был похож на кота, обожравшегося сметаной - такая же довольная рожа. Я тихонько выпуталась из его объятий и пошлепала на кухню, где столкнулась с Аней. Девчонка возилась с заварником, поэтому не заметила меня. У моего заварника очень хитрая крышка, без особых методов его не открыть.
  
  - Давай помогу. - мне пришлось приобнять её сзади, чтобы дотянутся до чайника. Хрупкое тельце вздрогнуло от неожиданности, но тут же прильнуло ко мне. В этом движении было столько доверчивой ласки, что я на мгновение забыла, что хотела сделать - просто стояла и вдыхала запах её волос...
  - Кир?
  - А? - вот черт, кажется, я задумалась.
  
  ***
  Целый месяц после переезда Анюты ко мне мы с Костиком только и занимались, что возили рыжего монстрика по Питеру. Перерывы делались только на сон и еду. Был конец августа, самое благодатное время в северной столице, так что Санкт-Петербург предстал перед моей сестрой во всей красе.
  
  Как я и предполагала, Аня довольно быстро оправилась от горя и, захваченная новыми впечатлениями, перестала замыкаться в себе. Правда, близкими подругами мы не стали, но это и невозможно за такое короткое время. Сестренка довольно быстро нашла общий язык с ребятами во дворе и теперь каждый вечер дотемна пропадала на улице. Все складывалось лучше некуда. А тем временем приближался День рождения моей крошки - её пятнадцатилетие. Я решила устроить ей грандиозный праздник.
  
  Но что может быть интересно подростку? Общество сверстников, интересы которых схожи с твоими. Думаю, Аня сама неплохо разбирается в окружающих её людях, поэтому в этот день я выставила её из дома со словами "Иди развлекайся".
  
  - А разве ты не потащишь меня куда-нибудь? - дернула она рыжими бровками вверх.
  - Со мной ты тоже попразднуешь, но только к вечеру ближе, ОК? - я улыбнулась и чмокнула её в нос, отчего сестренка почему-то смутилась и покраснела.
  - Ну... ладно, тогда до вечера. - и, взмахнув складками короткой юбочки, она скрылась за дверью. А я отправилась на кухню - готовить праздничный ужин. Вообще кулинария - это мое хобби, моя нездоровая страсть. Аня уже успела оценить некоторые мои творения, но сегодня я собралась готовить совершенно особые блюда. Благо, сегодня подходящий день.
  
  В своих предположениях я не ошиблась - сестра действительно была в восторге от прошедшей гулянки с друзьями и роскошно накрытого стола. Да и подарок, который я ей преподнесла, вызвал бурю эмоций:
  
  - Вау, ноутбук! Кир, спасибо.... Блин, как клево! - довольный чертенок скакал вокруг подарка, улыбаясь во все тридцать два, а мне так хотелось схватить её и прижать к себе.... В чем я себе и не отказала.
  - С Днем рожденья, Анютка! - я осыпала её раскрасневшееся личико поцелуями. Она смутилась и отодвинулась, отчаянно заливаясь краской. Я усадила её за стол и наполнила бокал шампанским. Сестра недоверчиво подняла на меня глаза.
  - Что, не хочешь? - она поспешно мотнула головой и схватилась за бокал, видимо, испугавшись, что отберут.
  - За тебя, моя милая. - звон хрусталя наполнил комнату. Аня немного отпила, и я невольно залюбовалась каплями вина, что дрожали на её губах.
  - А почему с нами нет Кости?
  - Он сегодня не смог - важная поездка по работе. Но он просил передать тебе вот это. - я протянула ей коробочку в цветастой обертке.
  - Ух ты, какая красотень. - девочка извлекла на свет изящную золотую цепочку, а я помогла застегнуть украшение на запястье.
  - Да, красиво.... - я так и не выпустила её руку из своих. Мои губы заскользили по её тонким пальчикам.
  - Кир, ты что делаешь? - чуть ошарашено, но вовсе без протеста прошептала она.
  
  4. Почему подросткам нельзя пить
  
  
  Ну.... рейтинг стоит, а я предупреждала =Ъ
  
  - Кир, ты что делаешь?
  - Отдаю дань этой красоте. Твоей красоте. - я потянула её к себе на колени и снова принялась целовать её лицо. Аня восприняла это как ритуальную ласку к поздравлению.
  - Хочешь ещё шампанского? - сестра кивнула, думая, что я отдам её бокал. Но я отпила сама и приникла к её губам в поцелуе, отдавая игристый напиток. Аня невольно вздрогнула, но послушно открыла ротик, глотая вино. Губы у неё такие нежные и сладкие, с привкусом шоколада и шампанского.... Боже, кажется, я теряю голову....
  
  - Прекрати... такого не должно быть.... - она делала вялые попытки вывернуться из моих объятий. Да, так не должно быть, это неправильно, аморально, противоестественно и тд. и т.п. Сейчас мне на это наплевать. Не могу отпустить её, только не сейчас, когда вся она в моих руках, такая соблазнительная, такая красивая.... С такими мягкими губами, такими глазами словно небо....
  - Давай будем думать, что это все вино...
  
  Мы быстро оказались в соседней комнате, на широкой кровати; Аня раскинулась подо мной, затуманенным взглядом скользя по мне. Наверное, она слишком плохо соображает сейчас, чтобы понять, что происходит. Но так даже лучше. Стягиваю с неё блузку и начинаю покрывать поцелуями её худенькое тело. Сестренка вздыхает и выгибает спину, откидывает голову назад - так красиво.... Маленькие грудки с аккуратными сосками невероятного розового цвета приподнимаются в такт дыханию. Нежно прихватываю один из них губами, дразня языком, чуть прикусывая и тут же отпуская. Аня снова выгибается дугой, вцепившись пальчиками в мои волосы.
  
  - Ааах! Мммм.... ах, Кира-а-а! - вырывается из её губ протяжный стон. Блин, да я сама сейчас кончу только от её медового голоска. Постепенно спускаюсь на живот, распаляя нежную кожу языком. Рукой медленно соскальзываю по внутренней стороне бедра к волнующему бугорку между ног. Ах, у неё уже все трусики мокрые! Стягиваю ненужную тряпку, и моему взгляду открывается невероятное зрелище: роза плоти, тугой юный бутон самых нежных оттенков розового. И уже не могу сдержать себя - хочу прижаться к ней губами, попробовать на вкус, выпить до дна....
  
  - ААААА!!! - стоит мне прикоснуться к ней, Аня вздрагивает и до боли вцепляется в мои волосы. Но я, не обращая внимания, продолжаю скользить языком по нежной плоти, срывая с губ сестры стон за стоном.
  - Ах, Кира.... Нет, не здесь.... Аааах!!! - девчонка с криком выгибается в последний раз и, обессиленная, падает на подушки. И почти сразу проваливается в изнуряющий сон....
  
  Черт! Кажется, мне придется обойтись рукой, потому что Кости нет, а возбуждение терзает как никогда прежде...
  5. И почему нельзя пить взрослым
  
  Блииин..... Как же хреново... Голова раскалывается. Что вчера такое было? А, ну да... День рождения моей Анютки. Ужин был, с шампанским, как положено.... Я еле поднялась с постели и поплелась на кухню. Мимоходом кинула взгляд на часы - уже девять. На кухне сидела Аня, одетая и накрашенная как для прогулки, и пила чай. При моем появлении она как-то странно шарахнулась от меня и отвела глаза. Я заподозрила неладное: вчера что, что-то случилось?
  
  Надо сказать, что у меня есть одна особенность. Когда я пью спиртное, я могу пить чуть ли не литрами и оставаться трезвой. А могу выпить всего бокал - и мне основательно сносит крышу. Напрочь. Могу натворить такого, что самой потом стыдно. Раз на раз не приходится. Так вот, судя по тому, как выпучила на меня глазенки сестра, кажется, вчера я выкинула что-то из ряда вон выходящее.
  
  - Аня? Ты чего так на меня смотришь? Вчера что-то случилось?
  Она кивнула, с подозрением смотря на меня.
  - А ты что, не помнишь?
  Я качнула головой. Дьяволенок покусал губки, словно напряженно раздумывая над чем-то, а потом хихикнул.
  - Ага. Ты носилась по всей квартире, изображая из себя пылесос.
  - Это как?
  - Вытянула губы трубочкой и жужжала. - она снова прыснула, а я улыбнулась. - Я подумала, что ты с катушек слетела, уже хотела спецбригаду вызывать. - сестренка просто сгибалась пополам от смеха.
  - А куда это ты собралась?
  - Гулять пойду, ты же не против? - Аня встала и, подбежав ко мне, чмокнула в щеку.
  - Н-ну.... конечно, иди.... - я была немного удивлена настолько резкой сменой настроения. Было такое ощущение, что девчонка что-то скрывает или не хочет рассказывать.... Но, в общем-то, пусть пока будет так. Рыжая бестия убежала, взмахнув локонами, а я отыскала аспирин и отправилась по делам. Надо было подготовиться к завтрашнему выходу на работу. Да, к тому же, завтра приедет Костя. Я уже по нему соскучилась.
  
  
  
  Кстати, о нем. Константин в последнее время вызывал у меня в душе какое-то странное чувство - не то тревогу, не то злость, не то ревность. Словно он сейчас обернется жутким монстром и сцапает меня или Анютку. И все это притом, что я все ещё знала, что он мне нравится как мужчина. Сказать, что я его люблю, я даже про себя уже не могла. И это тоже не на шутку тревожило, приводя меня в полное замешательство. Мне не хотелось признавать, что наши отношения изжили себя. Не знаю, почему....
  6. Переломный момент, или Точка невозврата
  
  Прошло пару недель, и я совершенно закрутилась в делах - работа, дом, работа. Словно бесконечный замкнутый круг. Аня пошла в школу, которая располагалась недалеко от нашего дома, в десятый класс. У моего рыжего дьяволенка были способности к естественным наукам, поэтому её класс был с уклоном в биологию и химию. Так как я постоянно была занята на работе, с сестрой занимался Костик: после обеда он забирал её из школы и вез домой, отправлялся на работу, а с пяти сидел с ней. Сначала Аня дико возмущалась, что парня приставили к ней вроде няньки; но ему быстро удалось доказать ей, что так будет лучше. И что он не нянька, а скорее друг и старший товарищ, как сказали бы в Советском Союзе.
  
  Они действительно сдружились - делали вместе домашние задания, играли в компьютерные игры, лазили по разным сайтам. Я была этому рада.
  
  То есть.... пыталась убедить себя в том, что рада. То не проходящее чувство тревоги, стальными иголками пронзающее меня, не давало спокойно смотреть на это радужное чудо. Мне казалось, что моя раздраженность - всего лишь следствие усталости. Что это ощущение, что кто-то рядом собирается меня предать, пройдет со временем. Пройдет, если я пойду поем/посплю/погуляю....
  
  Не знаю. Отвратительное чувство.
  
  Аня же была в восторге от Костика. Когда его не было рядом, я только и слышала: Костик то, Костик се.... Иногда во время таких разговоров мне хотелось просто схватить её за шкирку, кинуть на кровать и заткнуть поцелуем. Чтобы хоть на что-то отвлеклась от своего, точнее, моего ненаглядного.
  
  И да, кстати, я перестала отрицать свое явное влечение к сестре. Понимаю, что неправильно. Умом понимаю, а тело отказывается слушать этого тирана-консерватора. Чхать оно хотело на все его доводы. И я вместе с ним. Потому что при каждом случайном касании, при каждом взгляде на Аню во мне загорался странный огонь. А эта бестия как будто знала об этом. Иногда, когда я заходила к ней, она в одной майке раскидывалась по дивану, делая вид, что не замечает меня. Вроде как "я в наушниках и меня вообще тут нет". А сама косит глазами, в которых чертики танцуют. Вот ведь дьяволенок!...
  
  Это случилось ровно через месяц после Дня рождения моей сестры. Впрочем, не случилось бы, если бы меня не отпустили на работе за три часа до конца рабочего дня. На этом настояла Настена - мой непосредственный начальник и близкая подруга.
  - Ты сама не своя в последнее время, Кир. Что-то дома случилось? - миниатюрная шатенка с шикарной гривой карамельных волос появилась, как всегда, неожиданно.
  - Да нормально все вроде. - я пожала плечами.
  - Да не все нормально, хватит тут из себя строить невесть что. - Настя серьезно посмотрела мне в глаза. - Из-за сестры переживаешь? Или Костик дал повод для ревности?
  Она знала все подробности моей жизни, включая то, что мне нравится моя сестра, совсем не как сестра.
  - Я не могу так сходу сказать. - мне не удалось выдержать взгляд карих глаз, и я опустила голову.
  - А знаешь что! Поезжай-ка домой. Проведи с сестренкой хотя бы один вечер, а то ты в последнее время не вылезаешь из-за компьютера.
  
  Короче, через какое-то время настойчивых увещеваний я оказалась перед дверью собственной квартиры. Хм.... Провести вечер с Аней? Заманчивая идея.
  
  Ещё в коридоре я почувствовала, что что-то не так. Не знаю, что. Отвратительно липкое и холодное нечто засело где-то между лопаток. Ключи Анюты валяются на столике - значит, она дома. Раздевшись, я решила заглянуть в её комнату, проверить, чем занята рыжая бестия. И глазам моим открылась весьма интересная картина.
  
  На диване были двое. Руки и ноги переплелись так, что было непонятно, где что. По дивану вниз вились рыжие локоны. Да это была Аня. Она лежала наполовину раздетая - кофточка валялась рядом. А сверху, придавив мою девочку своим телом, был...
  
  - Костя?....
  
  7. Она - предатель?
  
  
  
  - Костя?....
  
  Невероятно, правда? Мой парень и моя сестра в моей же квартире целовались прямо у меня на глазах, причем с таким упоением, что сначала даже не расслышали мой оклик.
  
  - Костя! - парень вздрогнул и повернул голову ко мне. В глазах сразу отразилась буря эмоций: растерянность, испуг, злость, и главное - разочарование. Видно, от того, что ему не дали завершить начатое. Во мне же закипала злость. И ревность. Теперь я точно поняла, что ревную. Дико, неприкрыто ревную.
  
  - К-кира! - голос парня дрожал. Он лихорадочно пытался застегнуть рубашку, но пальцы то и дело соскальзывали. - Кира, я все объясню, это совсем не то, что ты подумала!
  
  Аня тоже испуганно смотрела на меня, отчаянно заливаясь краской. Она уже подобрала с пола кофточку и прикрывала её оголенную грудь. Я кинула на неё быстрый взгляд.
  
  - Конечно, дорогой, это совсем не то. - я расплылась в приторно-милой улыбке. - Пойдем-ка на кухню, обсудим.
  Он покорно побрел в указанном направлении, а сестра рванулась было за ним.
  - А ты, милая моя, посидишь пока здесь. - я захлопнула дверь и закрыла её на замок (вот ведь надо же, никогда не думала, что замок на межкомнатной двери может так пригодиться).
  
  - Кирочка, это правда не то.... - начал оправдываться Костик. Не хочу его слушать.
  - Значит, так, любимый. - это слово было подчеркнуто сарказмом. - Сейчас ты собираешь вещи и валишь отсюда подальше. И никогда больше ни ко мне, ни тем более к Ане не приближаешься. Ясно?
  - Кира...
  - ЯСНО?! - яростный шепот, почти шипение заставило его отпрянуть от меня и испуганно вжать голову в плечи. Я сверлила его взглядом, готовясь, если что, силой вытолкать его за дверь. Костя понял, что со мной лучше не спорить. Он вообще понятливый мальчик.
  
  Спустя какое-то время и небольшой бардак в гостиной от Константина не осталось и следа. Внешне, по крайней мере. Так, теперь можно выпустить мою птичку из клетки и выслушать её версию того, о чем я подумала.
  
  - Ну так что, не хочешь ничего рассказать? - Аня уже оделась и сидела, понурив голову и поджав под себя ноги. Черная челка полностью скрывала глаза, рыжие локоны рассыпались по плечам в очаровательном беспорядке - так и хотелось подойти и собрать их, пропустить сверкающим потоком через пальцы. Но я стояла около стола, оперевшись на него пятой точкой и скрестив на груди руки. Успеется.
  
  - Аэээм.... Не вини Костю, он....
  - Знаешь, дорогая.... Я, пожалуй, сама решу, что мне с ним делать и как к нему относится. - я глубоко вдохнула, пытаясь не сорваться. - Я хочу знать только одно: он тебя принуждал?
  - Нет. - ну да, могла бы и сама догадаться. То, как они сплелись на этом чертовом диване - так против воли сделать невозможно.
  - Это я его... соблазнила. - Аня вдруг вскинула голову, и аквамариновые глаза посмотрели прямо на меня. - И я знала, что ты сегодня придешь раньше.
  - Что?!
  - Мне не нравилось, что он постоянно крутится вокруг нас.... Вокруг тебя.
  - Детка, это.... так и должно быть, если он мой парень.
  - Да ты не видела, как он за твоей спиной всем глазки строил! Парень, мать его!
  Сестра встала и, подойдя ко мне почти вплотную, заглянула в глаза.
  - Я не хотела, чтобы подобный тип был рядом с тобой. Вокруг полно более достойных.... - она вдруг запнулась и покраснела.
  - Правда? - я усмехнулась. - Кто же, например?
  
  Девчонка вскинула глаза, пытаясь соревноваться со мной в гляделки. Ха-ха, не получится, можешь даже не стараться. Аня долго изучала меня, а потом вдруг приподнялась на носочки и прижалась к моим губам. Меня аж тряхнуло: я что, в одном из своих сумасшедших снов? Но ощущения были настолько реальны, что из точки соприкосновения по всему телу шли разряды тока. Наконец сестра оторвалась от моих губ и снова заглянула в глаза.
  
  - Может быть, я?
  
  8. Я люблю
  
  
  Как гром среди ясного неба.
  
  - Я хочу быть с тобой, Кир...
  - Ты и так со мной, сестренка.
  - Нет! - вскрикнула она. - Я хочу быть с тобой не как сестра! Я... не знаю, как это объяснить.
  - А разве можно как-то ещё, глупышка? - я не буду раскрывать перед ней своих чувств. По крайней мере, не сейчас. Пусть я и хочу эту рыжую бестию, ей самой об этом знать вовсе необязательно.
  - Можно! Я хочу быть на месте Кости!
  - Это невозможно. Мы сестры. - словно робот, ледяным голосом выдавала я. Интересно, кого я пытаюсь убедить - её или себя? С собой-то я уже давно смирилась.... Наверное. Но так или иначе, незачем травмировать психику подростка своим нестандартным к ней отношением. Я буду любить её только как сестру. И точка.
  - Нет, возможно! Ведь мы уже....
  - Мы уже... что?
  Аня стояла вся красная, но не опускала глаз. И в них, в этой бездонной лазури, плескалось что-то настолько знакомое.... Те чертики, что вечно танцуют в её глазах....
  - Мы уже занимались... "этим". Точнее.... ну, не знаю, то ли это было, но мне было так хорошо...
  
  В шоке я смотрела на сестру. О чем она говорит? Такого не может быть! Не может.....
  
  Я даже не заметила, как потеряла точку опоры и сползла на пол - поняла это, только когда Аня ухватилась за мои плечи и принялась трясти. Надо же... Никогда бы не подумала, что я такая впечатлительная.
  - Кира, ты что? Что с тобой?! - сестра опустилась передо мной на колени, обеспокоено хлопая ресницами. Красиво получается; у неё вообще ресницы как опахала - длиннющие, пышные, цвета тусклой меди. А, ну так о чем мы тут?...
  
  - Когда это?....
  - На мой День рождения.... Хоть ты и выпила всего пару бокалов, но на утро совсем ничего не помнила. А я подумала, что говорить тебе не стоит. Если честно, я тогда очень сильно тебя боялась.... Боялась, что ты будешь принуждать меня. Но потом..... Я очень долго думала над тем, что произошло; собирала, как мозаику, все предыдущие воспоминания - похороны мамы и папы, переезд, наши прогулки по Питеру.... И, знаешь, я пришла к выводу, что я чувствую что-то новое, что-то особенное. Такое, чего я раньше никогда не чувствовала. Кира, я... Я люблю тебя.
  
  "Я люблю тебя" - эхом отдавалось у меня в висках в ритме бешено стучащего сердца. Я люблю тебя. Люблю.
  
  - Детка, я.... - к горлу подкатил противный комок слез, и я не смогла сдержаться. Спрятав лицо в ладони, я расплакалась. Аня принялась меня успокаивать, по её голосу было слышно, что она растеряна. Действительно, вот ведь история: признаешься в любви собственной сестре, которая тут же впадает в истерику. Высший класс.
  
  Мне пришлось усилием воли остановить себя. Обхватив дьяволенка руками, я прижалась губами к её уху и зашептала.
  - Я тоже люблю тебя, Анюта. Больше всего на свете, больше собственной жизни. Люблю тебя.
  Я чувствовала, как под ладонями быстро-быстро бьется воробьиное сердечко: тук-тук, тук-тук. Поцелуи мягких, как шелк, губ горели на моей коже, словно искры. Мы неторопливо снимали друг с друга одежду, и могло показаться, что это стриптиз, только вдвоем. Я не могла оторваться от её губ, и их вкус действительно казался мне знакомым. Я пила её поцелуи, словно человек, долго терпевший жажду. Ведь так оно, пожалуй, и было....
  Нам некуда было торопиться - ласки мягко текли по коже, распаляя желание. Плавные движения ускоряли темп, сплетали вместе наши руки, ноги, тела, волосы.... Даже дыхание, казалось, смешалось во влажном воздухе, и с каждым новым глотком кислорода мы все сильнее проникали друг в друга, в легкие, в кровь, в ткани, в самое сердце...
  
  Я люблю тебя, сестренка. Я люблю.
  
  9. Кто сказал, что все должно быть хорошо?
  
  
  
  - Кира! Ты не видела мою красную блузку? - бегала по всей квартире Аня, выискивая в своем (а заодно и моем) гардеробе вещи, которые, по её мнению, подходили ей больше всего.
  - Не знаю, посмотри в шкафу. - я же сидела в кресле, до подбородка закутавшись в плед, с книгой в руках. В такую погоду самая приемлемая поза - ведь за окном снег с дождем, слякоть и безумно холодный ветер. Ноябрь, короче. Во всей своей суровой красе. Не знаю, как Аня собирается пойти по этой поганой погоде на день рождения к другу. Она уже второй час носилась туда-сюда, переворошив буквально весь дом в поисках чего-нибудь эдакого.
  
  - Почему никогда ничего на месте не лежит?!!! - сестра в который раз за вечер срывалась на крик. Вздорная девчонка, все ей что-то не так!
  - Потому что пора бы самой научится все на место складывать! - тоже кричу, чтобы точно услышала. Рыжая появляется на пороге комнаты, изображая из себя разъяренную фурию:
  - Я-то умею! Неплохо бы и тебе поучиться!
  - Не хами мне, детка. - я нахмурилась. Не люблю, когда она ведет себя вызывающе.
  - Не указывай мне, что делать! - Аня вылетела из комнаты и хлопнула дверью так, что стекла зазвенели. Это уже слишком.
  
  За прошедшие два месяца таких ссор на пустом месте накопилось довольно много.
  Поначалу все было очень хорошо, и даже лучше. Мы расставались только на несколько часов в день, когда шли по делам: она - в школу, я - на работу. Настя (подруга моя, если забыли) сразу увидела, что со мной случилось что-то хорошее.
  - Алмазова, да ты же сияешь, как медный таз! Никак, я оказалась права, отпустив тебя вчера пораньше. - пропела она, хитро сощурив шоколадные карамельки глаз. Я только кивнула, пропустив мимо ушей смысл замечания. Я все время думала об Ане. О том, какая она красивая, нежная, замечательная.... Бог мой, да я же.... влюбилась!
  
  Сестренка встречала меня после работы, и мы шли до дома, разговаривая обо всем на свете. Но, стоило нам зайти в подъезд и дождаться, пока закроются дверцы лифта - мы набрасывались друг на друга, как оголодавшие, словно не виделись целый год, а не каких-то полдня. Но даже эти полдня мне казались вечностью. Мы даже не задумывались о том, что о нас могут подумать соседи. Как-то раз нас даже кто-то увидел, не помню, правда, кто: мы не успели разорвать поцелуй, когда двери открылись. Но Аня сделала совершенно невозмутимый вид, а вслед за ней и я. В общем, тогда вроде прокатило.
  
  По выходным мы целыми днями не вылезали из постели. Кажется, я сосчитала языком каждую родинку на её коже, каждый шрам от неосторожных детских игр. Запах её волос кружил голову, а аквамариновые глаза смотрели так доверчиво-влюбленно, что хотелось прижать её к своей груди и никогда-никогда не отпускать.
  
  Но для подростка вроде моей Анюты важно общение со сверстниками - одноклассниками и друзьями, оно стоит на первом месте. Как бы мне не хотелось её отпускать от себя, делать сестру аутистом тоже смысла не было. Поэтому я, скрепя сердце, жертвовала нашими совместными вечерами в пользу прогулок в компании. И Аня начала постепенно исчезать. Она поздно приходила домой, на выходные зачастую убегала опять-таки на улицу, к своей компании. А я ужасно ревновала. Ревновала буквально ко всему, что могло встречаться на нашем совместном пути. И эта ревность разъедала меня изнутри.
  
  А потом мы стали ссориться. Сначала незначительно, улаживая конфликт почти сразу. Но со временем претензии приобрели какой-то карикатурный, гротескный характер, а начинала ссоры зачастую Аня. Я пыталась списать это на её "трудный возраст", оправдать как-то чересчур резкие перепады настроения. Но с каждым разом получалось все хуже. И вот я сама ловлю себя на том, что злюсь на сестренку. Злюсь из-за пустяка. И не могу объяснить ей, что я безумно её ревную.
  
  Вот и сейчас, услышав сильный хлопок входной двери, я со злостью отбросила книгу и расплакалась. Из-за чего она обиделась? К чему вообще был весь этот сыр-бор? А ведь я не знаю, к какому именно другу она ушла, не смогу вовремя успеть, если что-то случится.... Нет, что за мысли? Я яростно потрясла головой. Что, собственно, может случится?
  
  Уже в час ночи, когда я дремала все в том же кресле, зазвонил телефон. Я спросонья не сразу поняла, где он вообще находится, но, когда увидела незнакомый номер, сразу напряглась. Что за хрень?
  
  - Кира слушает.
  - Вы сестра Ани?... - в этот момент у меня замерло сердце.
  
  
  10. Звонок
  
  
  
  - Вы сестра Ани?... - в динамике послышался взволнованный мужской голос. Даже не мужской, а, скорее, юношеский. - Пожалуйста, приезжайте скорей! Аня попала в больницу!
  - Что? - у меня подогнулись ноги, и я не сразу поняла, что жуткий грохот - это звук моего собственного падения.
  - Вы знаете больницу Святого Франциска? Её отвезли туда!
  - Что случилось?
  - Пожалуйста, вы очень нужны!...
  - Да что случилось, черт возьми?! Эй! - я как полоумная орала в трубку, но вдруг поняла, что не слышу ничего в ответ. Видно, связь оборвалась. Меня окутала такая дикая, звенящая тишина.... Не было слышно абсолютно ничего: ни тиканья часов, ни бормотания телевизора за стеной, ни шума за окном - вообще ничего. Даже сердце пропускало удар за ударом. Мне казалось, сейчас вот-вот лопнут барабанные перепонки, и я останусь в этой тишине навечно....
  
  Но мысль о том, что с моей сестренкой что-то случилось, не дала мне сидеть на месте. Звуки постепенно вернулись, а вместе с ними - паника. Что случилось с Аней? Почему она в больнице? И кто позвонил мне, чтобы сообщить об этом? Вопросы роились в голове, сталкиваясь и переплетаясь, устраивая невообразимый хаос.
  
  Больница Святого Франциска, за свою долгую историю побывавшая и приютом, и психиатрической лечебницей, и небольшим заводиком, находилась на другом конце города. Здание возвели ещё при Сталине, и с того времени ни разу не ремонтировали - стоит ли говорить, что сооружение находилось в отвратительном состоянии. Почему сестру повезли именно туда? Не раздумывая больше ни секунды, я кинулась прочь из квартиры.
  
  Ночь закутала все в иссиня-черные тени, но здание больницы резко выделялось на фоне неба своим громадным бледно-желтым силуэтом. Я поспешила внутрь, но в дверях столкнулась с девушкой ростом чуть ниже меня. Она безумными глазами уставилась на меня, а потом вдруг схватила за руку и потащила куда-то по коридорам.
  
  - Эй, что происходит? Отпусти! - я пыталась вырвать руку, но девушка мертвой хваткой вцепилась в меня. Мы довольно быстро оказались перед белой дверью с надписью "Реанимация", неподалеку от которой на скамейке сидел юноша примерно одного с Аней возраста. При нашем появлении он вскочил и схватил меня за свободную руку.
  
  - Вы сестра Ани? Кира, верно?
  - Да черт возьми, отпустите же меня! - девушка встала как вкопанная, но руку все так же держала.
  - Да, я Кира. Объясните мне, что произошло? Где Аня?
  - В реанимации. - парень махнул длинной челкой в сторону закрытых дверей. - Она... - и он снова замолчал, сминая в руках край клетчатой рубашки странной желто-фиолетовой расцветки
  
  Мне наконец удалось вырваться, и теперь я смогла окинуть обоих взглядом. Девушка была чрезвычайно бледной, с черными волосами, собранными в высокий хвост, с темным же макияжем и даже темно-сливового оттенка помадой. Всем своим мрачным видом она нагоняла ужас. Хоть я и довольно плохо разбираюсь в молодежных субкультурах, могу предположить, что передо мной - представитель направления "готы".
  
  Парень же скорее был похож на эмо: цветастая рубашка, джинсы в обтяжку, выкрашенные в черный цвет волосы, подведенные черным глаза и ярко-фиолетовая челка. Но, собственно, окружающие меня волновали мало. Мне ведь до сих пор не сказали, что с Анютой!
  
  - Почему она попала в больницу? - я начинала терять терпение.
  - Она.... наглоталась таблеток.
  - Чтоооо?
  11. Больница
  
  
  - Что? Каких нафиг таблеток?!
  - Снотворное.
  - Откуда она его взяла?
  Парень покачал головой.
  - Понятия не имею. - в этот момент белая дверь открылась, и из неё вышел высокий человек в бирюзовом халате. Сразу около него оказалась мрачная девушка, и человек принялся что-то ей объяснять. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: этот человек - врач. Я рванулась к ним, чтобы узнать, что же с Аней, но вдруг поняла, что дверь снова закрыта, а врача уже нет. Мрачная девушка обогнула меня и уставилась немигающим взглядом на парня - тот в ответ проделал то же самое. А потом повернулся ко мне.
  
  - Аня в тяжелом состоянии, но опасность для жизни миновала. Мы вовремя нашли её - лекарство не смогло глубоко проникнуть. Но ещё как минимум неделю она может провести в больнице.
  Перед глазами все поплыло, и я снова упала. Краем глаза успела заметить, как парень встревожено бросился ко мне. И провалилась в ватную пустоту.
  
  Лето, последнее лето перед тем, как я уехала. Ане тогда только-только исполнилось шесть. Мы играем где-то на пустыре, но игра не очень клеится - недавно мама легла в больницу с острым отравлением. Аня явно скучает, а я, как ни пытаюсь, не могу её развеселить. Вижу, что сестренка оставила камушки, служившие нам монетами, и смотрит куда-то вдаль; голубые глаза наполняются слезами, которые она тщетно пытается сдержать.
  - Ань, ну ты чего?
  - Маму жалко. - всхлипывает девочка, кулачком размазывая слезинки по щекам.
  - Мама скоро поправится. - я обнимаю её за плечи, и маленький носик утыкается мне в грудь.
  - Кир, почему так происходит?
  - Что именно?
  - Почему мама отравилась?
  - Наверное, съела что-нибудь плохое. - на самом деле, в еде оказалась чистейшая ртуть, которая и отравила маму. Сначала все думали, что это чистая случайность - мало ли, некачественный продукт; но потом оказалось, что маму пыталась отравить её подчиненная. Виновница была быстро поймана и наказана, но маме все равно пришлось месяц отлеживаться в больнице.
  
  - Кира, а ты тоже можешь съесть плохое?
  - Нет, детка. - смеюсь. - Я постараюсь быть осторожной.
  - И я тогда тоже.
  Аня наконец-то улыбается, показывая ровные белые зубки. А потом воспоминание стирается, размывается и исчезает совсем...
  
  Не знаю, что такое происходит вокруг. В нос вдруг ударил резкий запах, который будит сознание. Блин, да отстаньте вы, я спать хочу.... Но запах не исчезает, и мне приходится открыть глаза.
  - Слава Богу, вы очнулись. - а, это тот парень. Сжимая в руках ватку, смоченную нашатырем, он сидел рядом со мной на скамейке. Девушки нигде не было видно. - Вы так волновались за Аню, что упали в обморок...
  - Умм... понятно. Послушай, ээээ..... А как тебя зовут? Мое имя ты знаешь, а я вообще не имею понятия, кто ты.
  - Георгий, можно просто Гоша. - парень протянул изящную руку, даже, я бы сказала, чересчур изящную для парня. - Я одноклассник Ани, мы за одной партой сидим. Сегодня был день рождения у Дениса Стеклова - парня из параллельного класса, собственно, там это и случилось.... - Гоша запнулся и опустил глаза.
  Я вздохнула. Предстоял нелегкий разговор.
  
  12. Разговор с Гошей
  
  
  - Расскажи мне, что произошло перед тем, как вы её нашли?
  - Ничего особенного. День рождения сначала отмечали в кафешке, а потом плавно перекатились в квартиру Дениса. Праздник как праздник, с танцами и... музыкой. - парень немного замялся, подбирая слова.
  - Вы, наверное, заметили, как тщательно она готовилась к этому вечеру.
  Да уж, это трудно было не заметить.
  - Денис очень нравится Ане, именно поэтому она так хотела попасть к нему. - услышав это, я непроизвольно дернулась, но Гоша, судя по всему, не обратил на это внимания. - Он вообще считается принцем нашей школы: он довольно хорош собой, учится на отлично, у него богатые родители. В общем, мечта любой девчонки, да и не только. Но, как и полагается детям из богатых семей, Денис избалован и эгоистичен. Меняет девушек как перчатки, к тому же, не гнушается и парнями.
  
  Гоша снова замолчал, глядя в пол. Я заметила, как у него едва заметно дрогнули губы. Он что, тоже влюблен в этого.... Дениса? Да, кажется, так его зовут.
  - Я пытался отговорить её. Но Аня ведь такая упрямая: если чего-то захочет - обязательно этого добьется.... Собственно, именно на вечеринке она хотела признаться ему.
  
  Что ж, этого вполне можно было ожидать. Моей девочке нравятся мальчики. Вполне закономерно, она ведь подросток, ей должны нравиться парни... Но блин.... Почему же тогда так больно? Словно в сердце всадили железный кол...
  
  Из невеселых размышлений меня вырвал голос Гоши.
  - Уже дома у Дениса Аня увела его в другую комнату, чтобы объяснится. Их не было довольно долго - я уже начал беспокоится. Хотел пойти туда, узнать, в чем дело. Но тут Денис появился. Один. Я кинулся к нему, но он сказал, что Аня просто устала и прилегла отдохнуть. - вдруг парень сжал кулаки. - Я никогда не прощу себе то, что поверил ему тогда...
  - Что?
  - Я зашел туда только через полчаса. Что-то не давало мне покоя, словно я понимал, что с Аней что-то случилось. А она там..... Лежит, бледная, как полотно, и еле дышит. - Гоша тряхнул челкой и уставился прямо на меня. - Я не верю, что она сама могла бы сделать подобное без веской причины. И не верю, что отказ Дениса мог бы этой веской причиной стать. Может быть, вы знаете что-то?
  Я покачала головой.
  - Мы немного повздорили перед тем, как Аня ушла, но... Это же обычные домашние ссоры. - в коридоре повисла тишина. Снова тишина.
  
  ***
  
  Долгих шесть дней я не имела возможности видеться с Аней - она пришла в себя, но врачи запретили всякое посещение. Дурочка, что же ты наделала? Сломала жизнь не только мне, но прежде всего себе.... Господи, о чем ты только думала? Неужели только об этом парне, Денисе? О той мелкой ссоре со мной? Или в тебе вдруг всколыхнулась печаль по погибшим родителям? Черт, у меня столько вопросов, а ты, наверное, даже на половину из них не сможешь дать мне ответ...
  
  Но вот наконец-то меня пустили к сестре. Аня лежала на койке, подключенная к каким-то аппаратам, вся опутанная трубками и проводами. Она выглядела не лучше трупа: лицо осунулось и заострилось, под глазами залегли тени, но сами глаза не утратили сияния аквамарина. Я взяла её за руку - пальцы были ледяными.
  
  - Детка, как ты себя чувствуешь?
  Сестра посмотрела на меня.
  - Кир, мне нужно сказать тебе... - голос, непривычно чужой, холодный и скрипучий. Я помотала головой.
  - Не надо. - никакой реакции.
  
  - ... Это не попытка суицида.
  
  13. Монолог Ани
  
  
  - ... Это не попытка суицида.
  - Что?
  - Я расскажу все по порядку.... Только ты не перебивай меня, хорошо? - я молча кивнула, и Аня некоторое время помолчала, собираясь с мыслями.
  
  - Наверное, Гоша уже успел тебе поведать о том, что мы были на празднике у парня из параллельного класса. Так же он наверняка рассказал, что Денис нравился мне. Не скрою - да, нравился. Я решила рассказать ему об этом, поэтому утащила в другую комнату - подальше от шумной компании. Денис выслушал, а потом вдруг начал разглагольствовать на тему того, что он тоже меня давно заметил, что я такая симпатичная, и так далее в том же духе... Притянул меня к себе и начал целовать. Но тут я поняла, что мне просто противно. Противно любое прикосновение. Я поняла, что просто-напросто обманывала себя, стремясь быть "нормальной" - ведь девчонки все время обсуждали своих парней... А мне сказать нечего. И я вбила себе в голову, что этот избалованный придурок Стеклов мне нравится.
  Я попыталась мягко уйти от его объятий, но он ни в какую не хотел меня отпускать. Мне удалось вырваться ценой нечеловеческих усилий и заявления о том, что я его разыграла... Да, думаю, именно от этих слов он впал в небольшой ступор, и я смогла вырваться.
  Но вот тут-то я и тормознула: надо было бежать из комнаты, а я почему-то озаботилась своим внешним видом. Он набросился на меня ни с того ни с сего и начал срывать одежду. Я как могла отбивалась, но что я могу поделать одна против здоровенного парня?... Кричать я тоже не могла - он зажал мне рот рукой. Да и вряд ли кто-нибудь услышал бы из-за громкой музыки. В общем, он... Он меня изнасиловал
  
  - Как? - у меня перехватило дыхание.
  - Кир, я же просила. - Аня устало посмотрела на меня, и мне пришлось засунуть возмущение подальше. - Когда все закончилось, Денис сказал, чтобы я не смела никому об этом рассказывать. Но от обиды у меня не работала логика - я принялась угрожать ему, что об этом узнают все, и прежде всего полиция. Денис же, послушав какое-то время этот бред, начал меня успокаивать; мол, он слишком грубо со мной обошелся, на самом деле он меня любит - ну и дальше, как заезженная шарманка. А потом предложил мне три таблетки обезболивающего - вроде бы уменьшить боль от того, что произошло. Стоило мне положить их в рот, как он прижал к моим губам бутылку с чем-то очень крепким - водкой или даже чистым спиртом.... Я глотала жидкость до тех пор, пока перед глазами все не поплыло и не покрылось мраком.
  Аня вновь подняла на меня глаза.
  - Теперь ты понимаешь?
  14. Что делать?
  
  
  Да, теперь я понимаю. Все оставшиеся полчаса, что мы провели вместе, я с трудом удерживала себя от того, чтобы не начать матерится вслух. Уебок! Тварь, сука, урод! Балясина недогипсованная, фиал недоделанный! Ух, я ему все ионики оторву, профиль подправлю, фасад прошпаклюю и форэскиз расчерчу!!! (п.а.: прошу простить Кире два последних выражения - это у неё с профессиональной деятельностью связано ХD)
  
  Я понимаю.
  Это 131 и 105 статьи УК РФ. И плюсом к этому куча сложностей. Во-первых, этот Денис ещё несовершеннолетний, а значит, ответственность несет частично. Во-вторых, свидетелей нет, хотя тут в принципе проблемы может и не быть - несколько малоприятных медицинских процедур, и доказательство у нас на руках. В-третьих - и это, пожалуй, самое главное - его положение. Богатые родители - это сильная помеха. Практически непреодолимая в нынешнее время коррупции. Если идти через судебные органы, то мы заранее будем обречены на провал. Взятка тут, взятка там, и виноват уже не Денис вовсе, а сама Аня... Бррр! Даже думать об этом не хочу. Должен быть другой путь.
  
  - Ань, ты только не переживай. Я рядом, и я тебя люблю. Помнишь?
  Сестра кивнула и наконец-то улыбнулась - впервые за то время, что я была у неё. Несколько обреченно, но все же хоть что-то...
  - Конечно, помню. Я тоже тебя люблю.
  Я легонько коснулась её губ и вышла.
  
  За дверью меня перехватил Гоша. Его все ещё не пускали к Ане, поэтому он принялся расспрашивать меня. Я устало опустилась на скамейку. Непроизвольно сжала руки так, что ногти впились в ладони, и на пол закапала кровь. Боль нисколько не отрезвила, даже наоборот. Я не смогла сдержаться и заорала на весь коридор:
  - Ублюдок, тупой ублюдок, чтоб ты сдох!!! - парень с испугом уставился на меня, но я продолжала материться, не обращая на него внимания. Только после того, как на нас наорала какая-то толстая тетка в белом халате, я немного пришла в себя.
  - Гош, ты часом не подумал, что это я на тебя?
  Парень ошарашено тряхнул челкой.
  - Держись за что-нибудь, у меня просто ужасающие новости. Аня не сама наглоталась этих таблеток. - Гоша непонимающе уставился на меня, хлопая густо накрашенными ресницами. - Это Денис напичкал её этой хренью. И он её изнасиловал.
  - А?
  Теперь я видела, как в золотых зрачках разгорается та буря чувств, которая до сих пор бушевала во мне. Гоша некоторое время смотрел на меня, потом встал и прошелся по коридору туда-сюда. Вернулся на скамью, и я заметила, что у него все губы искусаны в кровь. Видно, ему, как и мне, хотелось кричать и плакать, но он изо всех сил сдерживался. А ещё говорят, что эмо плаксы.
  - Я его в порошок сотру. - почти неслышно прошептал парень. Я покачала головой.
  - Как ты собираешься это сделать?
  Кровожадная ухмылка коснулась пухлых губ.
  
  - Поверь мне.
  - Нет, правда.... Уж не думаешь ли ты начать таскаться по судам?
  - Не-е-ет. С Стекловым такой номер не пройдет. Да и вообще рассчитывать на восстановление справедливости с помощью государства не имеет смысла - с его-то прогнившей системой управления... Здесь нужно что-то другое.
  Тут Гоша понизил голос до шепота и наклонился ко мне.
  - Я хочу отплатить ему той же монетой.
  - Это как?
  - Пусть почувствует, каково сейчас Ане
  
  15.Проблемы и их решения
  
  
  
  Я с недоверием уставилась в золотые глаза.
  - Как это ты себе представляешь?
  На это Гоша только покачал головой.
  - Ещё не знаю. - хотя на самом деле ясно читалось, что знает. Интересно, что же он задумал?
  
  Впрочем, это для меня не столь важно. Что же теперь делать с Аней? Ведь все это выглядит как попытка самоубийства, и теперь ей грозит психиатрическая клиника со всеми отсюда вытекающими. Это я и сказала ей при нашей следующей встрече.
  - Действительно, что же делать... - Аня покусала губы, напряженно обдумывая ситуацию. - Я думаю, с врачами можно договориться. Пара анализов и психологических тестов повышенного уровня сложности - и оп! проблема решена.
  - Эх, как бы я хотела, чтобы все это было так просто.... - слова растворились во вздохе. Сестра протянула мне руку, приглашая присесть на койку. Стоило мне сделать это, как она обвила меня руками и прижалась худеньким телом ко мне.
  - Так оно и будет. Ты ведь рядом. - мои пальцы заскользили по её губкам. Мы забылись в страстном поцелуе. Я забралась рукой под жесткую больничную рубашку, наслаждаясь гладкой кожей. Я так скучала. Я хочу её, прямо сейчас. Здесь. Хочу целовать её всю, нежно-нежно, чтобы она забыла о том, что сделал с ней этот Стеклов, и полностью отдалась мне...
  Но, к нашему общему разочарованию, нас прервали самым грубым образом: медсестра ввалилась в палату и утащила Аню на какие-то процедуры. Мне же пришлось топать домой.
  Я обдумала предложение сестренки на счет докторов. Действительно, за небольшую мзду вполне можно доказать, что Аня психически здорова. На сколько может затянуться вся эта возня и в какую копейку вылететь, я даже боялась представить. Но, как правильно сказала Аня, "мы ведь рядом"....
  
  Прошло уже около двух недель. Сестренка уже почти полностью оправилась, а мы с Гошей и той черноволосой неразговорчивой девушкой, которую, как оказалось, звали Марина, поочередно несли дежурство около Ани, следя в основном за тем, чтобы она не скучала. В школе, благодаря мне и отчасти Гоше, все считали, что Анюта слегла с отравлением. По словам Гоши, Стеклов все так же невозмутимо продолжал ходить в школу, ничуть не смущаясь смотреть всем в глаза, чем несказанно бесил парня.
  Перед самой выпиской я сидела в палате Ани, перемежая страстные ласки с последними новостями. Аня, очаровательно краснея в ответ на каждое мое прикосновение, рассеяно слушала. Я вскользь упомянула о нашем давнем разговоре с Гошей, и вот тут сестра насторожилась.
  - Что, повтори?
  - Ээээ..... Ну, Гоша сказал, что заставит Стеклова пожалеть о содеянном.
  - Все, ничего больше он не говорил?
  - Ну.... Кажется, он говорил, что "отплатит ему той же монетой"...
  - ЧТО?! - Аня аж вскочила на постели, вытаращив голубые глазки. Я сильно удивилась такой вспышке. - Да ты хоть знаешь, что это значит?! Он же убьет его!!!! Он же садист, каких поискать!
  - Э....
  
  16.Туз в рукаве
  
  
  
  - Ни один человек не заслужил столь ужасной участи - попасть в руки к Гоше. Тем более, когда он зол.
  Я ошарашено уставилась на сестру.
  - Ты что.... Защищаешь Стеклова?...
  - Нет. Но поверь, даже ему я бы не пожелала этого. - Аня дернула плечом, поправляя съехавшую рубашку. Блин, как же сексуально у неё это получается! В горле моментально пересохло, а в глазах потемнело от желания.... Я не могу, она такая красивая, такая желанная....
  - Кир?
  - А? А, извини, я задумалась. Боюсь, отговорить Гошу уже не получится. Но... раз уж ты говоришь, что он... ээ, садист, и может убить Стеклова.... Не кажется ли вам, детки, что вы немного заигрались? Такие страсти явно не останутся без внимания со стороны взрослых суровых дядек.
  - Ты разве не знаешь?
  - Чего?
  - Гоша не так прост, каким может показаться на первый взгляд. Он - внебрачный сын одного из криминальных авторитетов Москвы. Влияние его отца не распространяется на Питер и пригороды, но вот в остальном Центральном Автономном Округе действует достаточно сильно. Гоша не очень любит общаться с ним, но символические даты типа дней рождения и национальных праздников они проводят вместе. В экстренных случаях отец всегда приходит ему на помощь - благо, случаются они крайне редко. Гоша держит его, как козырной туз в рукаве. И вот теперь, при таком стечении обстоятельств, этот туз может сыграть не в пользу Гоши.
  - Что же делать?
  - Позвонить ему?
  Я покачала головой.
  - Я полчаса назад пыталась это сделать. Его мобильник не отвечает со вчерашнего дня.
  - Это плохо. Очень.
  17. Дорожное происшествие
  
  
  
  Конец осени и начало зимы - ужаснейшая пора года. Дождь со снегом, слякоть, холод, промозглый ветер, затянутое серо-черными тучами небо, сокращение светового дня... Безрадостная картина. Великолепные декорации для трагедии. Нам на собственной шкуре пришлось прочувствовать всю трагедийность обстановки. Тревожный звонок возвестил о начале акта - первого и единственного акта нашей трагедии. Больница с белыми стенами, бессонные ночи, но... Хорошо все то, что хорошо кончается. Трагедия оказалась драмой с хеппи эндом. И даже без смертей. Гоша, пообещав отомстить за Аню, исчез на какое-то время, но, вернувшись, уверил нас, что ничего сделать не успел. На этом я и успокоилась.
  
  И, хотя прошел только месяц с того момента, как Аню выписали из больницы, все это уже благополучно забылось. В воздухе витала атмосфера праздника, поднимая настроение сразу на несколько делений вверх. Приближался Новый год - едва ли не самый главный общенациональный праздник. В этом году уже в декабре снега насыпало на всю зиму вперед. Спецтехника даже в городах не успевала разгребать его, что уж говорить о пригородах. Я ехала по проселочной дороге, ведя свою миниатюрную Тойоту, не привыкшую к такого рода полосам препятствий, по глубокой колее. Вальсирующие снежинки и заснеженный лес вокруг на фоне темно-синего, почти черного, неба производили неизгладимое впечатление сказки. Словно вот-вот из-за величественных стволов выскочит дед в красной шубе и, махнув серебряным посохом, исполнит все желания.
  Если вдуматься, все, чего я желала бы, уже исполнилось. Мой рыжеволосый дьяволенок, счастливый и довольный, сейчас сидит в небольшом загородном домике. Ждет подарков и сама бережет для меня нечто интересное. Что - я не знаю. Да, сидит не одна, вместе с Гошей, и они вместе готовят праздничный стол и наряжают пушистую елочку. Я отвезла их туда пару дней назад, снабдив недельным запасом продуктов и рецептами основных новогодних блюд. Надеюсь, они ещё не успели разнести весь дом по бревнышку.
  
  Одноэтажный домик с небольшой русской баней во дворе принадлежал Насте - моей подруге и, по совместительству, непосредственной начальнице. Собственно, это она сейчас сидела рядом со мной и разглагольствовала на тему того, какие направления сейчас наиболее востребованы в архитектуре. Я же слушала её краем уха, пытаясь заставить машину переползти очередной сугроб, как вдруг из-за деревьев на дорогу выскочило что-то. От неожиданности я резко затормозила, и автомобиль тут же заглох.
  - Ты чего? - о, это Настя подала голос.
  - Смотри.
  На дороге, почти сливаясь с окружающим пейзажем, стоял зверь. Абсолютно белый, лишь на тон или два светлее снега. Высотой он был почти полтора метра, и, насколько я могла видеть, напоминал волка. Это что, мираж? Ведь... даже если здесь и могут быть волки, то никак уж не полярные, каким, видимо, был этот.
  - Ты тоже это видишь? - в ответ Настя медленно кивнула головой, не сводя глаз с белого зверя. Он же, словно позируя фотографу, прошелся вдоль дороги, и в итоге оказался всего в двух шагах от машины. Какое-то время стояла абсолютная тишина - ни зверь, ни мы не двигались. А потом волк почти незаметным плавным движением махнул на капот Тойоты - и уставился прямо мне в глаза. Желтые светящиеся точки в его зрачках прожигали голову насквозь, но я не могла отвести взгляд до тех пор, пока в глазах не потемнело...
  18. Белая волчица и её подарок
  
  - Кира! Очнись!
  Кто-то тряс меня за плечо. Оказывается, я ненадолго потеряла сознание. Обведя взглядом салон автомобиля, я обнаружила шокированную Настю. Никакого зверя не было и в помине.
  - Это... Это же приснилось мне, правда?
  - Нет. Это была Белая Волчица. Я.... я до сих пор считала это глупой сказкой.
  - Сказкой?
  - В детстве моя бабушка рассказывала много легенд. У северных народов, к одному из которых принадлежала моя бабушка, существует поверье, что полярные волки - это духи умерших. Они могут приносить как удачу, так и несчастья. А Белая Волчица считается божеством, способным забрать человека в иной мир и вернуть его оттуда живым. Она может дать тайные знания, а может полностью забрать разум - зависит от того, насколько чисто сердце выбранного ею человека. Но она всегда приносит с собой любовь и счастье, поэтому встретить её в заснеженном лесу считалось большой удачей. Немногим выпадала такая участь, немногие выживали, чтобы рассказать о такой встрече...
  - Постой-постой. Ты хочешь сказать, что этот здоровенный зверь был призраком?!
  - Божеством.
  - Даже если и так... Надеюсь, это был все же хороший знак.
  Настя лишь неопределенно пожала плечами и уставилась во тьму за окном. Мне с трудом удалось завести машину, и мы преодолели оставшиеся несколько километров.
  
  - Что же вы так долго? Скоро куранты будут бить, а ещё ничего не готово! - выскочили нам навстречу ребята. Аня кинулась мне на шею, звонко чмокнув в щеку.
  - Ах вы лодыри, как это ничего не готово? Зачем я тогда оставляла вас тут? - смеясь, я сгребла её в охапку и принялась тискать. Гоша и Настя, не обращая на нас внимания, таскали из машины пакеты с продуктами. Много времени это не заняло, и вскоре мы с Аней остались на улице одни.
  Это было истинное счастье - держать это рыжее смеющееся чудо в своих руках, покрывать это раскрасневшееся личико поцелуями и слушать свои чувства. Ничего похожего я ещё не испытывала ни к одному живому существу: невероятная смесь нежности и страсти, разрывающая сердце на части, причиняя столь сладкую боль, что дрожат поджилки. Интересно, а что чувствует Аня?
  
  - Детка, можно задать тебе вопрос?
  Сестра, отплевываясь от попавшего в рот снега, подняла на меня искрящиеся глаза.
  - Ого, как официально. Ну, конечно, задавай.
  - Как ты относишься к тому, что происходит между нами? Как относишься ко... мне?
  - А в чем дело?
  - Ты же понимаешь, что отношения между нами далеко не родственные. Можешь ли ты назвать то, что чувствуешь?
  Аня серьезно посмотрела на меня, вцепившись похолодевшими пальцами в мои руки. Повисла напряженная тишина, и мне казалось, что она слушает громкий стук в моей груди - настолько сильно билось взволнованное сердце. И вдруг на лице дьяволенка сверкнула присущая всем дьяволам ухмылка.
  - Да у тебя ранний склероз, сестренка? Я уже говорила это, но готова повторить ещё раз. И буду повторять столько, сколько понадобится. Я люблю тебя. Я люблю тебя, как сестру, как девушку, как подругу. Как любовницу. Я люблю тебя такую, какая ты есть. И буду любить до конца своих дней.
  19. Новый год
  
  Мы добрых полчаса валялись по снегу, пытаясь накормить друг друга снегом. Мне казалось, что я такой же ребенок, как Аня, а она - такая же взрослая, как я. В эти магические минуты время смешалось, оставляя за гранью все понятия о грядущем и прошедшем. Было только здесь и сейчас. И это было здорово.
  
  С дороги раздался шум, и к дому подкатили две черные машины. Мы едва успели подняться и отряхнутся, как из машин вышли несколько человек. Двое мужчин, одна девушка и ребенок лет десяти. Аня настороженно посмотрела на них, лицо её стало серьезным.
  - Кто это? - такая реакция меня удивила
  - Боюсь, это отец Гоши. Пожалуйста, позови его сюда. Быстро.
  Я поспешила в дом, но Гоша, видимо, заметив гостей, уже выскочил на крыльцо.
  - Кир, иди к Насте. Пожалуйста. - на ходу кинул он и быстрым шагом направился к людям. Я ошарашено проводила его взглядом, но все же ушла.
  В комнате Настя схватила меня за руку.
  - Ты знаешь, кто это?
  - Аня сказала, что это отец Гоши.
  - А что он здесь делает?
  - Понятия не имею.
  Мы на пару уставились в разрисованное морозными узорами окно, пытаясь разглядеть происходящее на улице. Мутные силуэты едва заметно колыхались - видимо, они говорили о чем-то. Затем они двинулись к дому. Распахнулась дверь, и в клубах пара возникла фигура Гоши.
  - Кир, Насть, как вы думаете, у нас хватит мест для гостей?
  - Конечно! - радостно взвизгнула Настя. Пока гости раздевались, я смогла тщательно приглядеться к ним. Невысокий плотный мужчина лет сорока, с густой темной шевелюрой и узкими черными глазами, оказался отцом Гоши.
  - Анатолий Николаевич Улыбин. - представился он, протягивая руку поочередно мне и Насте.
  Второй мужчина был моложе лет на пятнадцать, гораздо выше ростом и шире в плечах. Он не представился и молча следовал за отцом Гоши. Видимо, телохранитель.
  Девушка - красивая миниатюрная блондинка с огромными зелеными глазами, представилась как Лера, жена Анатолия. Мальчик, держащий её за руку, радостно улыбался нам. Черными волосами он пошел в отца, а зеленые глаза были явно от мамы.
  
  Когда Настя увела гостей, я заметила, что Ани с ними нет. Она так и осталась стоять на улице, задумчиво глядя в заснеженные дали и кусая губы. Я подбежала к ней
  - Что с тобой, родная?
  - Мне не нравится этот человек. У него жестокие глаза. - Аня поежилась. Я сжала её руку - у неё оказались ужасно холодные пальцы.
  - Пойдем домой, ты уже замерзла. Да и Насте с Гошей надо помочь. - я приобняла её за плечи и повела в дом.
  Там приготовления к празднику были уже в завершающей стадии: Настя возилась с салатами, заправляя их майонезом, Гоша вертелся рядом с ней, готовя холодные закуски. Гости уже сидели за столом, негромко переговариваясь. Атмосферу праздника поддерживала елочка, радостно мигающая огоньками всех цветов радуги, и небольшой телевизор, в котором мало чего можно было разглядеть.
  
  - С Новым годом! С новым счастьем! - едва куранты пробили двенадцать, комната наполнилась звоном хрусталя. Шумный праздник начался.
  20. Мой подарок
  
  
  Наши гости оказались довольно дружелюбными людьми, смеялись и шутили вместе со всеми. Валерия и Настя обнаружили общий интерес - обе страстно любили футбол, были яростными болельщиками и, по стечению обстоятельств, болели за одну команду (ууу, кто знает, каково это - встретить единомышленника там, где не ждал, меня поймет =D). Аня и Гоша возились с Сережей, мальчик вообще был в восторге от всего, что происходило вокруг.
  
  Мне же приходилось общаться с Анатолием Николаевичем. И меня это сильно напрягало. ОЧЕНЬ сильно. Дело в том, что я до сих пор не могла забыть слов Ани. "У него жестокие глаза". Это и правда было так. Зрачки полностью сливались с радужкой, производя неприятное впечатление, а суженный разрез только усиливал ощущение. Брр...
  Аня, видя мое напряжение, подошла ко мне, и я с благодарностью отвлеклась на неё. Она утащила меня в спальню.
  - Кира, с Новым годом! - она протягивала мне красивую коробку с алым бантиком. Развернув её, я обнаружила ожерелье - почти ошейник из мягкой бежевой замши с вшитыми в неё радужными бусинами. Аня застегнула его на моей шее, и её глаза заискрились:
  - О, он так тебе идет! Теперь ты будешь моей собачкой! - она засмеялась, а я подхватила её и повалила на кровать. Нетерпеливо нашла её губы своими, и наши языки сплелись в безумном танце. Господи, даже зная о том, что в соседней комнате целая толпа народа и каждый может заявиться сюда в любой момент, я все равно не могла пересилить себя.
  Ах да! А как же мой подарок!
  
  - Я тоже хочу подарить тебе кое-что. - с этими словами я плавно опустилась на пол и достала небольшую бархатную коробочку. Аня хихикнула.
  - Ты что, делаешь мне предложение?
  - Почти. Предлагаю равноценный обмен. Я отдаю тебе свое сердце... - с этими словами я извлекла из коробочки золотую цепочку и застегнула её вокруг лодыжки сестры. - ... а взамен ты отдаешь мне свое.
  Ответом мне стало восторженное сопение дьяволенка.
  
  К новогоднему столу мы вернулись довольно быстро, и мне даже показалось, что никто не заметил нашего отсутствия. Празднование шло своим чередом, бокалы постоянно наполнялись спиртным, а еда методично уничтожалась. Наконец, ближе к утру, кто-то предложил попариться в бане. Предложение вызвало всеобщий восторг.
  Первыми ушли женщины, так как нас было большинство, а представители сильной половины человечества решили уступить. Лера и Настя долго не выдержали, и буквально через пятнадцать минут мы с Аней снова остались одни. Теперь уже в парилке. Я мысленно усмехнулась, двигаясь ближе к сестре, но тут и она встала:
  - Уфф, не могу больше, пойду остужусь.
  - Не простынь.
  Сестра убежала в дом, а я осталась в жарко натопленной бане. Вдруг за дверью раздались шаги.
  - Аня? Ты что-то забыла? - я приподнялась с лавки. Но тут дверь открылась, и на пороге оказался... Анатолий Николаевич.
  - Что.... Что вы тут делаете?
  21. Упс! или новые неприятности
  
  
  - Что.... Что вы тут делаете? - в шоке я опустилась обратно на скамью, пытаясь прикрыться полотенцем. Мужчина захлопнул за собой дверь, и я с ужасом услышала, как щелкнул замок.
  - Упс! Кажется, дверь заперта. Жалость какая...
  
  Черные глаза смотрели на меня с нескрываемой угрозой. В руках он держал нечто, похожее не то на веревку, не то на ремни.
  - У.. уходите, иначе я закричу. - вообще не уверенна, что смогла бы выполнить свою угрозу - голос совершенно не слушался, я то и дело срывалась на хрип. Нервно окинув взглядом парилку, я поняла, что отбиваться мне нечем. А мужчина тем временем приближался - неторопливо, размеренно, не отводя от меня взгляда черных глаз. Мне страшно!!!
  - Лучше тебе не делать этого.
  
  Совершенно незаметным для меня движением мужчина подскочил вплотную ко мне, и я оказалась прижата к лавке. Боже, проще было бы выбраться из-под векового дуба, чем из-под этого человека. Как бы я не извивалась, пытаясь сбросить с себя Анатолия, силы были явно неравны. Ещё бы, куда мне с моими 53 килограммами против почти сотни!
  
  В результате недолгой возни меня притиснули к лавке коленом, при этом заломив обе руки за спину. Боль была адская, но даже сквозь неё я почувствовала, как вокруг запястий оборачивается что-то холодное.
  - Аааа!.... - из груди вырвался крик, который, я надеялась, привлечет чье-нибудь внимание. Помогите же мне, неужели никто не замечает того, что меня нет?! Тут же заломленные руки прожгло болью - мужчина рванул их вверх. Я ойкнула, прерывая крик, и сразу же во рту появился привкус резины - туда что-то старательно запихивали. Попытавшись сжать зубы, я поняла, что не могу. Предмет во рту по форме напоминал шарик, а от шарика по щекам шли две полоски из какой-то материи. Анатолий завязал их на затылке и вздохнул.
  - Вот и надо было тебе кричать? Просил же не делать этого. - он ухмыльнулся. - Но, может, так даже лучше. А теперь поедем, красотка, кататься....
  
  С этими словами он завязал мне глаза, без труда закинул мою сопротивляющуюся тушку себе на плечо и, распахнув дверь, вышел.
  Морозный воздух резанул по коже. Меня явно куда-то несли, но куда? Через какое-то время раздался писк отключения сигнализации, и меня бесцеремонно скинули на что-то мягкое. Хлопок двери, едва различимый шум двигателя, и вот я уже чувствую потряхивание - мы куда-то едем.
  
  Куда? Зачем? СПАСИТЕ!!!
  22. Что происходит?! (POV Ани)
  
  
  - Эй, Ань, где там сестра твоя застряла? - о, это Гоша подал голос. Хм, хлюпик, ему-то чего в баню неймется, он же их неё через три минуты как ошпаренный выскочит!
  - Валяется в этой адской жаре в свое удовольствие.
  - Может, поторопишь её?
  Я покачала головой - Кира обожает высокие температуры, а в бане вообще может по два часа лежать, и вытащить её оттуда - дело непростое. Обычному человеку такое не под силу, а я, хоть и её сестра, тоже не всегда могу. Непростая задача, но, блин, я не могу выдержать этот Гошин щенячий взгляд, как у кота из "Шрека"!
  - Ну ладно, ладно, я пойду поговорю с ней. Но! Не обещаю, что это что-то даст.
  Я уже накинула куртку на плечи и вышла, как перед моими глазами развернулась невероятная картина: Киру, в чем мать родила, тащил отец Гоши. Сестра старалась вырваться, брыкалась изо всех сил, но никаких результатов это не приносило - её все так же безжалостно тащили к машине. А я почему-то наблюдала за этим. Не предпринимая каких-либо попыток остановить это. Только тогда, когда дверь черного джипа захлопнулась, у меня вдруг прорезался голос:
  - ГОША!!!! Гоша, скорее сюда!!!
  Парень не замедлил появиться в дверном проеме прямо за моей спиной, испуганный, судя по всему, моим криком с нотами паники.
  - Что случилось?
  - Смотри! - я указывала пальцем на джип, который на невероятной скорости сорвался с места и скрылся за воротами.
  - Эмм... Ну и что?
  - Киру только что увез твой отец!!!
  - Что?
  - ДА!!! Он вытащил её из бани и поволок прямо к машине! Голышом!!! - ух ё-моё, кажется, у меня истерика.
  - Успокойся! - пощечина неприятно ожгла нежную кожу на левой скуле. Схватившись за ушибленное место, я метнула гневный взгляд на Гошу, но тот уже смотрел вдаль - на след, оставленный черным джипом.
  - Значит так. Не паникуем - это раз. То, что отец увез Киру, да ещё в таком виде - это плохо. Очень. Боюсь, если мы не поторопимся, то может случится что-то из ряда вон выходящее.
  - В смысле?
  - Мой отец входит в секту, которая поклоняется смерти. Я не помню точно, как они называются. Но не сатанисты, однозначно. Так вот, эти люди, собираясь раз или два в месяц, приносят в жертву красивых девушек и юношей. Они считают, что таким образом оказывают им большие почести. Психопаты, одним словом!
  - И... ты хочешь сказать, что Киру могут убить?
  Гоша только молча кивнул. Но мне было достаточно и этого.
  - Теть Настя! Заводи машину, скорее! Кажется, Кира умудрилась попасть в беду!!!
  
  В общем, много времени на сборы у нас не ушло, и, спустя пару минут, я, тетя Настя и Гоша уже мчались по свежей колее, оставленной джипом.
  - И как это твоей сестре удалось нарваться на неприятности, не выходя из дома? - поинтересовалась тетя Настя, не отрывая взгляда от дороги. Я предпочла промолчать, за меня ответил Гоша - собственно, он рассказал все то же самое, что и мне некоторое время назад.
  - Ну и... есть у нас какие-то шансы спасти её?
  Тут Гоша нахмурился.
  - Дело в том, что я не имею большого влияния на отца. Если Киру он присмотрел в качестве жертвы, то тут только два пути. Придется либо отбивать её силой, либо...
  - Что?
  - Либо нужен кто-то, кто имеет большой авторитет перед отцом. Но... маловероятно, что мы найдем такого человека....
  
  Похоже, впереди у нас долгая ночь.
  23. Странное место (POV Киры)
  
  С 8 марта, девчонки!))) желаю всех благ)))
  вот вам и подарочек
  
  
  Сколько времени прошло? Час, два или двадцать минут? С тех пор, как машина остановилось, уже довольно долго ничего не происходит. Я все так же лежу на заднем сидении, не имея возможности пошевелится, закричать или хотя бы увидеть что-то вокруг себя. И мне страшно. Очень.
  
  Тишина вокруг просто убивает. Она забивается ватой в уши, давит на барабанные перепонки так, что кажется, словно они сейчас не выдержат напряжения и порвутся. Паника захлестывает сознание. Мне кажется, что стук собственного сердца сведет меня с ума.
  
  В мозгу сами собой всплывают слова молитвы. Откуда я её знаю? Наверное, ещё из детства, когда мама водила меня, совсем маленькую, в церковь. Отче наш....
  
  О, кажется, я слышу какой-то звук. Это шаги. Кто-то приближается к машине. Голоса. Два или три, не больше; все мужские. Они о чем-то горячо спорят, вот только я никак не могу разобрать, о чем. Если они за мной...
  
  Дверь распахнулась, и мое обнаженное тело обдало волной прохладного воздуха. По спине побежали мурашки.
  
  - Да, она идеально подойдет.
  Тут же меня подхватили на руки и понесли куда-то. Я мысленно чертыхнулась - уже второй раз за такое короткое время! Если бы это происходило не в такой обстановке, я, может быть, даже порадовалась бы.... Тем временем холодный воздух сменился теплым, почти жарким; в воздухе сильно пахло ладаном и миром. Меня бросили на что-то мягкое, немного покопошились вокруг, а потом сняли, наконец, повязку и кляп. Только тут я поняла, что челюсти просто свело судорогой, но пока не до этого как-то...
  
  Помещение было очень странным. Потолки здесь были определенно высокие, но точной высоты я не могла определить из-за тусклого освещения. Повсюду горели толстые свечи, тлели курительные палочки и ещё какая-то дрянь в кадильницах. И ещё...
  
  Повсюду были цветы. Розы. Алые, розовые, белые, всех возможный форм, цветов и оттенков. Среди них я не сразу заметила пару десятков человек, одетых в красные туники с капюшонами. Один из таких стоял прямо передо мной. Я с трудом угадала в этой фигуре Анатолия Николаевича. Он что-то держал в руке.
  
  И это что-то с быстротой молнии ткнулось в сонную артерию. Я даже вскрикнуть не успела - только почувствовала, как холодный металл иголки протыкает кожу, и вещество поступает в кровь. Сразу же краски вокруг начали смешиваться, изображение съежилось и поплыло.... И вот передо мной уже не темная зала с розами, а хвойный лес, пропитанный дождем, летним дождем. Я так люблю летний дождь. Надеюсь, что он унесет меня с собой, позволит впитаться вместе с влагой в землю, отдать корням свои эмоции и чувства... Надеюсь.
  
  Но сквозь пелену дождя в последний момент прорвался чей-то голос, очень слабый, но все же вполне различимый, чтобы я могла понять. Это ЕЁ голос....
  24. Я буду за неё бороться! (POV Ани)
  
  - Стойте!!! - я кричала так, что рисковала порвать голосовые связки, но просто не могла заставить себя понизить голос. Мы втроем - Настя, Гоша и я - ворвались в большое зальное помещение, освещенное пламенем свечей. Путь сюда не занял много времени и не потребовал от нас больших способностей следопыта - колея от шин была очень свежей. Вскоре она привела нас к небольшому приземистому сарайчику, лишенному каких бы то ни было признаков оконных или дверных проемов. Просто плоская коричневая стена со всех четырех сторон. Нам пришлось изрядно побегать около него, пока Гоша случайно не наступил на выпирающий камешек. В общем, в лучших традициях приключенческого кино, дверь обнаружилась сразу после этого. И вот мы здесь.
  
  Я не успела ничего разглядеть - заверещала в надежде, что это произведет эффект хлопушки и напугает злодея. Но, едва глаза привыкли к пляшущему свету, я увидела, как фигура в алой мантии отпрянула от некоего подобия ложа, а на нем была Кира... Она медленно заваливалась на бок, глаза теряли живой блеск, с лица стремительно исчезал румянец.
  
  - Что вы с ней сделали?! - я хотела было рвануться к ложу, но Настя и Гоша напару вцепились в меня. Бросив на них полный непонимания и гнева взгляд, я наткнулась на предупреждающий кивок. И только тут заметила, что, кроме Анатолия Николаевича, в зале находятся ещё десять-пятнадцать человек в таких же алых мантиях. И что сейчас они окружили нас неплотным полукругом. Я поняла, что насторожило моих спутников: из-под ткани то и дело тусклым бликом проступал металл. Ножи, мечи и ещё какое-то холодное оружие, в котором я очень плохо разбираюсь, готовы были нашинковать нас сразу же, как только мы двинемся. Скрипнув зубами, я осталась на месте.
  
  - Как вы сюда попали, дети? - ровным голосом спросил кто-то из окружающих. - Эти стены не любят чужих.
  - У вас моя сестра! Верните её немедленно!
  - Этой девушке оказана великая честь быть украшением сегодняшнего вечера. Она не уйдет отсюда.
  - Твари! Если вы не отдадите её, я буду за неё бороться! - крикнула я, отметая слабое попискивание своего инстинкта самосохранения. Я не оставлю все, как есть, так не должно быть!
  
  Ответом мне было лишь шуршание ткани. Один из окружение выступил чуть вперед.
  
  - Вы очень красивы, дети. Знаете ли вы об этом?
  - Что? - судя по голосу Гоши, он был шокирован не меньше меня. Может, даже больше.
  - Вы достойны находится в этих стенах, дети.
  
  Мы испуганно отступили назад, но оказалось, что теперь мы окружены со всех сторон. Пути к отступлению отрезаны.
  - Блин, что же делать. - Гоша напряженно кусал губы, в его голосе угадывались нотки паники. - Назвав нас красивыми, они вынесли приговор. Настя, боюсь, к тебе это тоже относится.
  Настя ничего не отвечала, вцепившись взглядом в окружающие фигуры. А кольцо тем временем сужалось с каждой минутой. И вдруг.
  - Остановитесь. - по залу пронесся спокойный голос. Все, включая отца Гоши и нас, повернули головы. - Опустить оружие.
  Пламя свечей всколыхнул едва слышный полувсхлип-полустон:
  - Верховный!...
  25. Проклятие или спасение? (все ещё POV Ани)
  
  - Верховный жрец Каел!
  
  С противоположного конца залы к нам направлялся высокий человек. Его одеяние, в отличие от остальных, было черным. По ткани вился замысловатый узор серебряной нити, сплетающийся в очертания черепов, обвитых розами. У меня по коже мурашки побежали - атрибутика не внушала оптимизма.
  Окружающие нас люди расступились и склонили головы, видимо, в знак приветствия.
  - Верховный, эти дети прибыли украсить сегодняшний вечер наряду с девушкой. - о, это подал голос отец Гоши, который так и не отходил от Киры. Человек неторопливо плыл к нам. Мы же напряженно застыли в ожидании. Нам отнюдь не улыбалось сдохнуть здесь по прихоти горстки умалишенных. Но больше всего меня беспокоила Кира. С того момента, как мы появились, она так и оставалась лежать на небольшом возвышении, устланном подушками и цветами. Не шевелясь, словно....
  
  Нет! Я тряхнула головой. Я не хочу об этом думать, такое невозможно!!!
  
  Тем временем человек в черном оказался прямо передо мной. Капюшон отбрасывал глубокую тень на его лицо, так что я видела только подбородок и нижнюю губу. Человек несколько минут стоял молча, видимо изучая нас. Я просто кожей чувствовала, как его взгляд скользит с одного на другого... Как если бы мы были кусками мышечной ткани на предметном стекле микроскопа. Бррр!
  Внезапно человек наклонился прямо к моему лицу, и я встретилась с взглядом темно-серых глаз. Таких знакомых, что невольно защемило сердце.
  - К.... - я невольно открыла рот, но тут же на него легла жесткая ладонь. Серые глаза просили помолчать, и я хлопнула ресницами в знак согласия.
  - Отведите детей в отдельную комнату и проверьте остальных жертв. Это дитя я забираю с собой.
  Гоша хотел было начать отбиваться, но я предупредила его. А потом пошла следом за человеком.
  
  ***
  
  - Костя?!
  
  Да, это был он. Такой же светловолосый и темноглазый, каким был в последний раз, когда я его видела. Только в уголках глаз и у складки губ залегли едва заметные морщинки. Всего-то за полгода.
  - Как ты сюда попала, Аня?
  - Я приехала за Кирой. А её сюда привез один из твоих... ээээ.... а вы вообще кто? И что тут происходит?
  Костя покачал головой, отчего светлые прядки упали на глаза.
  - Тебе не стоит этого знать.
  - Ну ладно, с этим я согласна. Но что сделали с Кирой?
  - Пока ещё ничего.
  - Пока ещё? Ты что, издеваешься?
  - Тише. - Костя помахал рукой, призывая разбушевавшуюся меня на землю. Я соизволила спуститься, но все так же метала вокруг грома и молнии.
  - Боюсь, вам нужно как можно скорей выбираться отсюда, а не то даже я не смогу вам помочь.
  - Блин, да ты гений! И что посоветуешь? - да, я сама вежливость, что тут поделать.
  Парень промолчал, напряженно что-то обдумывая.
  - Ну хорошо, можно попробовать по катакомбам. В это время года там никого нет, а, если знать направление, можно довольно быстро выбраться. И да, спешить вам нужно ещё и из-за Киры.
  - Что с ней?
  - Каждому украшению перед основным актом вкалывают особое лекарство. Полчаса оно действует как наркотик, следующие два или три часа - как анаболик, а затем - как яд (да, фантазия у автора ещё та XDD). Если вы не успеете выбраться и найти противоядие - она умрет.
  - Тогда чего ты ждешь?! Скорей!!!
  26. Возвращение в реальность
  
  Здесь и далее - POV Киры.
  
  
  Оказывается, бесконечность имеет цвет. И вкус.
  
  У бесконечности горький привкус какао. И призрачно-черный цвет, как у разведенной для отмывки китайской туши. Знаете, она такая, чуть мутноватая, но однородная. В такой бесконечности и утонуть недолго.
  А я бы и не отказалась. Потому что в этой бесконечности было спокойно. Никаких чувств. Никаких эмоций. Вообще ничего такого, что присуще человеческому сознанию.
  Но....
  Меня вырвали оттуда. Словно нерожденного ребенка из чрева матери. И сразу же я почувствовала, что реальный мир не рад меня видеть. Все тело болело, особенно голова - о, она как будто раскалывалась изнутри! Во рту был отвратительный привкус желудочного сока и лекарств. В довершение ко всему, желудок скручивался узлом, и, если бы там что-то было, оно бы сразу оказалось снаружи. Боже, как мне плохо!
  
  И все же я открыла глаза, надо хотя бы осмотреться. Оказалось, что я лежу на больничной койке, сплошь опутанная всякого рода трубочками, пластырями и датчиками. Слева ровно и размеренно пикал какой-то прибор. Там же, слева, было окно, из которого струился мягкий оранжевый свет. Справа была белая дверь. А рядом с моей койкой на простой табуретке сидела Аня. Кажется, она давно не спала - под её красивыми голубыми глазками залегли глубокие тени почти в тон, а лицо было белее мела. Что произошло?
  - Аня... - позвала я, а потом недоуменно замолчала. Это что? Мой голос? Этот скрипучий звук, похожий на тот, что издают несмазанные заржавевшие петли - ЭТО мой голос?
  Сестра подняла голову, и на её уставшем лице появилась искорка улыбки.
  - Кира! Слава богу, все хорошо... как же я волновалась... - она бросилась мне на шею и теперь неразборчиво бормотала что-то.
  - Что произошло, почему я здесь?
  - А ты что-нибудь помнишь?
  Я немного порылась в памяти. Признаюсь, это стоило мне больших усилий.
  - Эм... ну, последнее, что я помню - это то, как мы парились в бане. А потом что произошло?
  Аня хлопнулась обратно на табуретку и уставилась на меня. Что? Неужели я спросила что-то странное? По лицу сестренки бегали тени различных эмоций - недоумения, недоверия, понимания и... почему-то облегчения.
  - Да.... ты потеряла сознание. Я говорила тебе, что не доведет до добра эта страсть к высоким температурам!
  Я хмыкнула. Аня тоже рассмеялась, а потом с какой-то странной преданностью обхватила мою кисть и прижала её к губам.
  - Я так рада, что все хорошо. Ты три дня не приходила в себя.
  Три дня? Ничего себе....
  
  Но, все хорошо, что хорошо кончается, как я уже не раз говорила. А эти новогодние каникулы кончились для нас более чем хорошо. Я довольно быстро оправилась, и последнюю неделю школьных каникул мы с Аней провели в городе. Кажется, что мы облазили все кафешки и все кинотеатры, которые можно было отыскать в Питере! Определенно, эти новогодние каникулы прошли хорошо.
  27. Начало весны.
  
  
  
  - Я дома!
  - Привет! - рыжий дьяволенок вылетел из кухни и кинулся мне на шею. Я обняла её в ответ. В последнее время у нас все было по-домашнему мило и уютно.
  - Раздевайся, ужин уже ждет! - сестра упорхнула так же быстро, как и появилась - я даже не успела заметить. Странно, чего это она такая энергичная?
  Раздевшись, я зашла на кухню и едва удержалась от восхищенного стона. Дело в том, что Аня стояла у плиты, облаченная в один только фартучек и кружевные трусики, а вокруг неё были разбросаны всевозможные сладости.
  - Аня!
  Дьяволенок обернулся и лукаво сверкнул глазками.
  - Нравится? - она призывно дернула плечиком и взяла в руки плитку шоколада. Отломила кусочек и лизнула его. - Мы так давно не ели сладкого... - развратный тон и азартно блестящие глаза просто выбили меня из колеи. Я почувствовала, как жаркая волна возбуждения поднимается из груди и разливается по всему. Кусочек шоколада, а за ним и мой взгляд, соскользнул по изящной шее к ключицам и исчез в ложбинке между грудями. Со сдавленным стоном я кинулась к сестре.
  
  
  Много позже, когда мы отдыхали, я заметила, что Аня как-то слишком задумчиво смотрит в окно. Лицо было непроницаемым, словно каменная маска, но в глазах было столько грусти... у меня невольно сжалось сердце.
  - Анют, что с тобой? Ты в порядке?
  Она едва заметно кивнула и перевела взгляд на меня.
  - Кир, пообещай мне кое-что...
  - Что?
  - Если вдруг со мной что-то случится, обещай, что не станешь на этом зацикливаться... Будешь жить дальше, не оглядываясь назад.
  Я аж вскочила.
  -ЧТОООО?! Что ты такое говоришь?
  - Ну, просто я предположила... мама и папа ведь тоже.... умерли неожиданно.
  Я молча взирала на сестру. Интересно, с чего бы это в её хорошенькой головке зародились такие мысли? Меня по-прежнему пугал взгляд голубых глаз, потому что они были абсолютно серьезны.
  - Кира, ты можешь обещать мне это? - она больно сжала мою ладонь.
  - Д-да...
  - Вот и хорошо, спасибо. - Аня наконец-то улыбнулась. Но улыбка получилось какой-то грустной. - Ладно, давай спать, а то завтра в семь подниматься.
  Она отвернулась и засопела, а я ещё долго не могла заснуть - из головы все не шел этот серьезный взгляд...
  
  А потом, однажды, когда я вернулась с работы, я поняла, что Ани нет. Сначала я подумала, что она ушла гулять. Но когда сестра не пришла ни в 9, ни в 12 часов ночи, я всерьез заволновалась. Стала звонить ей. В ответ на мой вызов раздалась трель в Аниной комнате. Может, она просто забыла телефон?
  Оказавшись в её комнате, я ахнула: все её вещи исчезли. Все полки, шкаф и стол были абсолютно пусты. На тумбочке лежал белый листок.
  "Прости, что уезжаю вот так. Я думаю, так будет лучше для нас обеих."
  Я в шоке плюхнулась на пол, а злополучный листочек выпал из дрожащих пальцев. Она уехала? Но куда? Как?
  Позже выяснилось, что Аня участвовала в программе по обмену и на два года уехала учиться в Англию. Меня, как её опекуна, просто поставили перед фактом.
  А природа вокруг расцветала, скидывая с себя грязно-серые одежды зимы, словно в издевку над моими чувствами. Наверное, из-за этого я так не люблю начало весны. Оно приносит одни лишь разочарования...
  
  28. Мир без Неё
  
  
  Я не люблю весну. Не люблю лето, равно как и осень, и зиму. Я вообще не люблю жизнь. Но мне приходится её терпеть.
  
  Почему я её не люблю? Потому что она отняла у меня Аню. С ней исчезли все краски, оставив только пустоту....
  
  Эта пустота была больнее, чем что бы то ни было до неё. Она пугала, опутывала и стягивала так сильно, что казалось, из неё никогда не выбраться. Я не понимала, почему Аня уехала так неожиданно. Почему она не предупредила меня? Почему даже не попрощалась, оставив мне мертвую бумажку? Я металась от вопроса к вопросу, но так и не находила ответов. Сердце натыкалось на острые шипы обиды и разочарования и рвалось от этого на куски. Я просто выла от отчаяния, как раненный зверь.
  
  Я попыталась найти её. Искала адрес, телефон, хоть что-нибудь.... Но в школе мне упорно твердили, что они не могут дать мне её координаты, это, мол, конфиденциальная информация и разглашению не подлежит. Я пыталась подключить к этому Гошу, но и он открещивался, как мог. Да и не до меня и моих переживаний ему было.
  
  О, кстати, знаете почему? Это довольно интересная история. Дело в том, что Гоша влюбился в.... Настю. Да-да, лучший друг моей любимой сестры по уши втюхался в мою лучшую подругу. Когда это началось, я точно сказать не могу - видно, очень была занята своими душевными травмами. Но заметила очевидное только в мае. Настя ходила немного рассеянная и с неизменной глуповато-счастливой улыбкой на лице.
  - Ты какая-то странная в последнее время... Что-то случилось? - вопрос, который по сценарию должна была задать она, перехватила я.
  - Да нееееет.... - потянула она и сладко вздохнула.
  - Влюбилась, что ли? - я хмыкнула. Наверное, когда Аня только-только приехала ко мне, я выглядела так же.
  - А что, так заметно.
  - Да не то слово. Ну и кто же он?
  Настя покраснела и отвела глаза в сторону. Ого, это уже что-то новенькое. Похоже, что за своими переживаниями я пропустила что-то невероятно интересное.
  
  А так как все тайное когда-нибудь становится явным, я довольно скоро узрела счастливую парочку. Гоша и Настя как раз прогуливались по парку, о чем-то беззаботно щебеча. Настя держала в руке огромный букет сирени и выглядела почти ровесницей Гоше. А парень, в свою очередь, казался лет на десять старше, чем был на самом деле. Вот уж воистину, любовь украшает человека....
  
  И как же жаль, что моя любовь поступила со мной столь жестоко. Весна, а затем и лето, и осень промелькнули передо мной одной сплошной мукой. Аня так и не появлялась. Ни весточки, ничего. Я даже не знала, жива ли она. Сколько бы я не кричала, сколько бы слез не пролила....
  
  Почему ты так поступила? Почему?,,,,
  29. Я оживаю
  
  
  "Этот мир ещё несовершенен и незавершен. Создатель еще подумает над ним, если, конечно, вспомнит про его существование."
  Я захлопнула книжку - это был "Эмобой" Антона Сои. С обложки на меня смотрела грустная кукла своим огромным светло-бирюзовым глазом, который у неё почему-то был в количестве одной штуки. Мир несовершенен и незавершен. Да, это похоже на правду.
  
  С тех пор, как моя сестра уехала в Англию, прошел год, семь месяцев и десять дней. За окном уже второй раз расцветает сирень и вишня - май подходит к концу, обещая жаркое лето и безоблачные тихие денечки. Детишки носятся по песочнице, вовсю наслаждаясь жизнью и информируя об этом окружающих громкими криками и смехом. Дети вообще чудесные существа. Очень жаль, что я их не люблю.
  
  Да, я не смогла выполнить обещание, данное Ане. Не смогла просто так взять и начать жизнь сначала. Просто не было сил. Ведь, если со мной так поступила собственная сестра, что же может помешать поступить так же кому-то чужому? И я решила для себя, что с меня хватит. Отныне я, как говорится на языке Интернет-сообществ, форева алоун.
  
  Отложив книгу, я потянулась и окинула взглядом внушительных размеров шкаф, который был полностью завален разношерстными печатными изданиями. Я начала читать книги не так давно - около года назад. Не то, чтобы до этого я ни одной книги в глаза не видела, но вот так, взахлеб, не зачитывалась ещё никогда. Оказывается, книги - это просто спасение, особенно когда в своей печали ты не хочешь видеть рядом других людей. "В книге гораздо больше мудрых мыслей, чем хотел вложить в неё автор". Не помню уже, кто сказал, но, видно, умный дядька был.
  
  ***
  Какое-то время назад я начала получать письма из Англии. Из них было ясно, что Аня закончила школу с отличием и без проблем поступила в высшее учебное заведение. Что она встретила красивого парня, за которого в скором времени собирается выйти замуж. Хорошо ли это? Конечно. Она только начинает жить, и, быть может, у неё все сложится чуть удачней, чем у меня.
  А я... Я не хочу, чтобы меня кто-то жалел, и не хочу жалеть сама себя. От того, что было, пусть останется только фотография в рамке на прикроватной тумбочке: мы с Аней, запорошенные новогодним снегом, счастливо улыбаемся фотографу и всему миру...
  
  И... знаете, для меня весточка от Ани оказалась спасительной соломинкой. Узнать, что она жива, здорова и счастлива, было для меня равносильно глотку свежего воздуха. Я перестала сидеть дома, посвящая все свое время книгам и Интернету. Я наконец-то стала обращать внимание на окружающих меня людей. Я поняла, что, четко проводя границы между настоящим, прошедшим и грядущим, жить намного легче. Я поняла, что я оживаю.
  30. Новое начало
  
  
  Этой весной мне исполняется 30 лет.
  Не такой уж большой срок для человеческого существа, но и не такой уж маленький. Ровно треть жизни, не больше и не меньше.
  
  За прошедшие пять лет многое изменилось.
  
  Ну, прежде всего, я распрощалась с работой архитектора и подалась в графические дизайнеры. Как оказалось, это именно то дело, которым я хотела бы заниматься всю оставшуюся жизнь. Ну, и обучение в Мухе* явно не пропало даром.(*Муха - Мухинское училище, престижное учебное заведение, в котором обучаются разношерстные дизайнеры. - прим.автора)
  Сейчас я - член Союза дизайнеров, широко известный в узких кругах художник и успешный графический дизайнер. Многие логотипы, которыми щеголяют фирмы, известные в нашем городе, да и по всей стране, прошли через мои руки. Так что я зашибаю нефиговые деньги. Правда, тратить мне их особо не на что. О, что-то мы все обо мне да обо мне...
  
  Гоша после окончания школы поступил в престижный питерский университет на факультет информационных и компьютерных технологий. Сейчас он учится на третьем курсе, и весьма неплохо. Уже успел какую-то интересную штуку разработать и запатентовать. У него, отчасти благодаря папе, есть своя небольшая фирма по продаже и обслуживанию компьютеров. Кстати, логотип и рекламную кампанию для неё разрабатывала я. Поэтому, хоть фирма и не может похвастать размерами, тем не менее доходов с неё хватает, чтобы прокормить семью.
  Какую семью? Ах да, совсем забыла. На первом курсе, сразу после первой сессии, Гоша сделал предложение Насте. И она, конечно, согласилась. Теперь они живут на Васильевском острове, так что мне до них рукой подать. У них двое детей: близнецы, мальчик и девочка. Они оба как две капли похожи на Настю, но глаза им достались от папы - золотые, как осенняя листва. Я обожаю бывать у них в гостях и возиться с этими очаровательными существами.
  Я редко получаю письма из Англии - раз в один-два месяца, а то и ещё реже. У Ани тоже все на уровне. Она вышла замуж за сына владельца большого конезавода. Хм, ну что ж, сестренка всегда любила лошадей. У неё есть ребенок, мальчик, ему уже полтора года. Она назвала его Габриелем. Красивое имя, мне очень нравится.
  
  Так вот, возвращаясь к дню сегодняшнему....
  Мой день рождения. Он уже сегодня. Я решила, что не буду собирать большую тусовку, с недавнего времени они начали меня раздражать. Лучше соберу самых близких друзей, как то - Настю, Гошу, и ещё несколько человек, с которыми мне приятно общаться - на тихие посиделки у меня дома. Ну... ладно, пусть и не очень тихие, но это уже мало кого волнует.
  
  ***
  Не буду рассказывать, как прошел этот маленький сабантуйчик, так как он не отличался от любого среднестатистического празднования юбилея. Все банально напились, за исключением Гоши, который был ярым трезвенником, и моего коллеги Стаса - тот пить не умел и даже не думал за это дело браться.
  И наутро я нашарила у себя под кроватью конверт из Лондона. Странно, я не получала писем от Ани вот уже... месяц и две недели. А этот был совсем свеженький и ещё не вскрытый. Собственно, это я быстро исправила, и мои глаза побежали по строчкам мелкого убористого почерка.
  
  "Кира,
  Я очень долго думала над тем, что произошло. Знаешь, ведь тогда, пять лет назад, я уехала не просто так. Но я боялась, боялась не то что сказать, а даже думать об этом.
  Но в чужой стране, среди чужих людей, у меня было достаточно времени подумать. И теперь я пишу это письмо в надежде, что оно дойдет не слишком поздно.
  Я убежала, потому что считала наши отношения неправильными и неестественными. Я считала, что они не принесут нам с тобой счастья. Ведь и у меня, и у тебя должна быть своя семья и дети.
  Но теперь, когда у меня есть семья и ребенок, я убедилась в обратном.
  Тогда.... я совершила ошибку.
  Но признать это у меня хватило духу только сейчас.
  Я.... я хочу попросить тебя. Если... если ты, даже после такого долгого разрыва... все ещё хочешь увидеть меня....
  Я приеду на следующий день после твоего звонка. Пожалуйста, дай мне знать.
  Аня."
  
  Я держала в руках письмо, но не видела его - перед глазами все плыло. Как все оказалось просто. Моя маленькая девочка испугалась общественного мнения. Решила сделать так, как принято. И это сломало жизнь не только мне, но и ей, её семье....
  Должна ли я была позвонить?
  Не знаю. Но....
  
  Сейчас я стою в аэропорту, жадно всматриваясь в проплывающий мимо поток людей. Где-то среди них затерялась моя девочка. В последний раз, когда я её видела - это был угловатый неловкий подросток с копной рыжевато-алых кудрей и задорно блестящими голубыми глазами, которые навечно покорили мое сердце. Кого я увижу теперь?
  
  Кто знает....
  
  Тула, февраль-март 2012
  
  "Нежданно-негадано..." Послесловие
  
  Все, что остается нам после того, как мы теряем любимых - молчать. Мы можем биться головой об стену и плакать навзрыд, но этого никто и никогда не услышит. Потому что люди не обращают внимания на то, как страдают другие. Как бы они ни пытались доказать обратное. Так что мы можем только молчать.
  
  Но что же делать, если мы близких обретаем вновь?
  Я не знаю ответа на такой вопрос. Наверное, потому что в такой момент не задумываешься над этим. Вообще ни о чем не задумываешься, взлетая к облакам и заливаясь соловьем. Не думаешь даже о том, что с этих облаков рано или поздно придется упасть...
  
  Я никогда не могла простить себе ту маленькую слабость, что перевернула мою жизнь. Тот, самый первый поцелуй с моей сестрой.
  
  Он произошел задолго до того, как я окончила школу. Ане тогда было всего пять лет. Я уже не помню, что мы тогда делали и как это получилось, но... Я отчетливо помню ощущения от того поцелуя, такого глубокого и волнующего, невзирая на наш возраст. У неё были такие сладкие, такие горячие губы, что я долго не могла разорвать поцелуй.
  
  Именно с тех пор я летала. Долгие одинадцать лет, до гибели наших родителей. До её переезда ко мне.
  
  А потом... Я остро поняла, что чувствую к рыжему дьволенку нечто столь запретное, что от одной только мысли об этом бросало в жар. Я была счастлива и несчастна одновременно. Но я летала.
  
  Но летать вечно невозможно. Мне жестоко и бесцеремонно обломали крылья. Я уже не надеялась, что когда-нибудь снова взлечу, и лишь билась о стены тоски в молчаливом крике.
  
  Но...
  Она вернулась. Нежданно-негадано.
  Сейчас она лежит рядом со мной, уставшая и счастливая. Она изменилась. Очень сильно изменилась. И я боюсь её.
  
  Один раз она уже сбросила меня с небес на землю. Ей ничего не стоит сделать это снова. Но я не могу ничего с этим поделать. С самого начала моя жизнь была в её руках. И она может играть ею, как захочет.
   Счастье это или проклятие? Я не знаю. Но, пока она лежит рядом со мной, тихо посапывая мне в плечо... Это счастье.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"