Мэдер Павел Фа: другие произведения.

Чернобыльские черви

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Дождь упруго барабанит по капоту. Когда-то это должно закончиться? Юра дремлет на заднем сидении, широко открыв рот, Ева сидит тут же, слева от кресла водителя и пытается прикурить. "Чирк-чирк" зажигалкой и ничего, только небольшой пучок искорок разлетается в разные стороны.
  - И с какой стати мне его жалеть, скажи? - кончик сигареты прыгал, девушка вывернула шею и сложила ладони лодочкой. "Чирк-чирк". - Все голосят как проклятущие, понаехали из своего Татарстана. И чего тащиться за три девять земель? Ну, умер и умер!
  - Бессердечная ты, - засмеялся парень за рулём. Он то посматривал в зеркало заднего вида, на храпящего друга, то поглядывал на Еву, то переводил взгляд на стекающие по лобовому стеклу капли. Вроде бы поменьше стал, может сейчас закончится?
  - Чего это? - наконец, девушке удалось прикурить, и выпустив клуб дыма, она чуть приоткрыла окно. В тонкую щель потянулись сигаретные витки, сизые ленты.
  - Это дань традиции. Человек умирает, его хоронят, каким бы засранцем он не был.
  - Нет, понимаешь - это ведь дед! "Ах, сколько он прожил, ах, сколько он сделал! Без него нас бы тут не было"! Всё это бабушкины возгласы. И рыдают с утра до ночи. Тоже ещё, говорят мол - "почему ты, Евочка не скорбишь?" Во-первых, я скорблю по-своему. А во-вторых, - девушка затягивалась, и кончик сигареты в обволакивающих сумерках разжигался чуть сильнее, - лично мне дед ничего хорошего не сделал. Он ведь болел раком одиннадцать лет, а в последние два года совсем безумный стал. Даже с постели не поднимался. Опухоль его задушила, метастазы распространились по всему организму. Когда я поменьше была, он меня пугал! Как посмотрит своими глазищами страшенными!
  - Да ты преувеличиваешь! - Рома протянул руку и дотронулся до кокосового освежителя воздуха. Картонка на ниточке болталась на зеркале, и свои свойства давно потеряла. "I"m sexoholik", гордо сообщала выцветшая надпись.
  - Всё равно я не понимаю - почил человек и фиг бы с ним. Чего таскаться с телом? Ведь ничего же не чувствует покойник, всё равно ему!
  - А как же душа? - замогильным голосом произнёс Ромка. - У-у-у, ты что же, сомневаешься в существовании бессмертного духа?!
  - Не смешно, - отмахнулась девушка.
  - Закройте окно, холодно, - пробормотал Юра, проснувшись. Теперь он полулежал на заднем сидении. Рома засмеялся, и тут же по телу прошла дрожь. Прохладно в салоне. Наверное, не стоит сейчас заводить дискуссии о загробном мире. Сто раз же обсуждали, и ничего не случалось особенного, ну никаких там знаков, а вот сейчас на душе тревожно. С самого утра не покидает грудь парня это ощущение - что-то должно произойти. И ещё этот дождь, снова усилился. Как будто говорит - "Возвращайтесь обратно!". Но ведь уже почти приехали, и развернуться сейчас просто невозможно. Пускай машина застрянет - её в любом случае придётся оставлять. А это отличный путь, короткий. Его немногие путешественники знают.
  На всех надеты сапоги и защитная камуфляжная одежда. Еве она очень идёт, как и берцы на высокой шнуровке. Эдакий солдат американских или там израильских войск.
  - Да душно в салоне, - протянула девушка. - А кипятильничек в бардачке, да?
  - Ага. Там и спички лежат, - невинно бросил Рома. Тут же получил удар в плечо.
  - Козёл.
  Юра тоненько захихикал сзади. Он отражался в зеркале - по-лошадиному выпирающие передние зубы, специфический разрез глаз, чуть длинноватый нос, вытянутый овал лица. Ева дразнила его евреем (что было правдой), а Юре это не мешало отстаивать идеи славянского братства. Фамилию в паспорте он взял по отцу, с которым не встречался - тот бросил семью, когда сын был младенцем. Воспитывали Юрку бабка, мать и тётушка. По достижению восемнадцати лет, парень съехал от них и бросился во все тяжкие: девочки, алкоголь, ночные клубы, никаких ограничений. А теперь вот захотелось побывать в запретной зоне, собрался со своим приятелем и поехал.
  - Зачем ты только хранишь тут столько дерьма! - воскликнула Ева. - Шарик какой-то, зачем он тебе?
  - Машина ведь не моя. Только недавно купил, - сонно отозвался Юра. - Ещё не успел прибраться. Шарик давай-ка сюда! - он резко подался вперёд и буквально выхватил из рук девушки стеклянную безделушку. Ева только ресницами похлопала, но ничего не сказала. - Оберег мой!
  Ромка снова хохотнул, несмотря на холодок, который даже и не думал ускользать из груди. Ева тем временем выудила из бардачка искомое - кипятильник, работающий от прикуривателя и собственную кружку.
  - Что? Я жить не могу без горячего. Не надо на меня так смотреть!
  - Аккумулятор посадишь, что тогда делать будем? - Рома откинулся спиной на кресло, и расслабился. "В шее давно что-то потрескивает, тянет. Надо обратиться к грамотному мануальщику", - лениво подумал Рома.
  Многие едут сюда в попытке найти приключения. Но всем известно, что здесь ничего толком нет, разве что повышенный радиационный фон и полное запустение. Кого этим удивишь? Предстоит пролезть мимо блокпоста (в крайнем случае, договориться с охраной), да ещё избежать патрулей. Менты не очень-то тщательно относятся к своим обязанностям, проблем возникнуть не должно. В крайнем случае, можно сунуть им несколько сотен гривен. Очень хочется погулять по городу, всё как следует рассмотреть. И если уж побывал один раз, то конечно, тянет побывать тут ещё и ещё раз. Место зовёт, манит.
  Правда, сегодня не повезло. Только ребята собрались оставить машину и идти пешком (короткий маршрут от Ромки), полил сильный дождь. Гремел гром, на небе клубились грозные, тёмно-синие завихрения туч. Ветер чувствительный, и на трассе он поддавал в борт, пихал "Ниву". Самая настоящая буря разразилась! Дальше ехать и уж тем более идти стало попросту опасно. Пятый час бедняги заперты в салоне - сейчас могли уже быть среди заброшенных высоток или джунглей городского парка. Поели, поспали, уже и болтать толком не хочется.
  - Какой аккумулятор! - передразнила Ева. Последнее слово она выговорила как "акамулятар. Красивая девка, только характер как у мужика. Все давно говорят Юрке - брось ты по ней сохнуть, не пара она таким как ты! Но он никак не унимается. А Ева спит со многими без зазрения совести и делает вид, будто ей интересен Юрик. Вытаскивает из него деньги, он как лопух везде расплачивается за девушку и просто одалживает средства.
   Сам же Рома воспринимал её скорее как приятеля. С Евой можно поделиться проблемами, спросить совета, обсудить что угодно - запретных тем нет.
  Она сейчас занялась пакетом с лапшой быстрого приготовления. Побила им по коленям и по дверце "Нивы" (тот ещё внедорожник), и раскрыв, потрясла. Вода в кружке пока ещё не вскипела, но на поверхность то и дело всплывал пузырёк - как будто один и тот же.
  - Так вот, все с ним носятся, а ведь тут уже ничего не поделаешь. А если бы я умерла? Да никто и не заметил бы. Бабка меня кроме как "прошмандовкой" никак и не кличет. Можно подумать, она в молодости не держала в руках... А, ладно.
  - Дань уважения это. Не могу понять, чего это ты раскудахталась? Старика в последний путь проводят, больше уж и не увидит его никто. Христианские традиции, и всякое такое. Ведь мы тоже когда-нибудь умрём.
  Он сейчас снова подумал о радиации, этой невидимой убийце. Она ведь существует, хотя зарегистрировать её можно только лишь счётчиком Гейгера. Но тут, в лесу никто и не задумывается проверять вредоносный фон.
  - Ты что, веришь в эти штучки? - скривилась девушка, отключая кипятильник. От кружки шёл пар, девушка высыпала в горячую воду сухие вермишелинки. - Я думала ты умнее!
  - Да тут дело не в этом, - отмахнулся Ромка. - Ладно, чего с тобой говорить?
  - Точно - чего со мной говорить! Я ведь тупая, а ты один умный. Нашёлся тоже мне, христианин праведный! Дождь вон кончается, сейчас уже пойдём скоро!
  - И как ты только хаваешь этих китайских опарышей, - зевнул Юрка. - Химическая гадость - гастрит может появиться, или ещё что похуже!
  Девушка только лишь подняла брови и тяжело вздохнула: "Как тяжело с балбесами!". Она не торопясь съела лапшу, кружку сполоснула и обтёрла салфеткой. Спрятала посуду на этот раз в рюкзак. На костре иной раз получается сварить превосходный кофе, и пить его из нормальной кружки одно удовольствие. Девушка покопалась в карманах, выудила какие-то таблетки и зашелестела блистером.
  - Хочешь? - спросила она у Ромы. Он находился в собственных думах, и чуть вздрогнул, возвращаясь обратно в салон автомобиля.
  - Что это? - нахмурился парень.
  - Стимуляторы. Нам ведь долго идти, устанешь.
  - Наркотики? - нахмурился Рома.
  - Да какие наркотики - просто психику разгоняют! "Адреналин раш" или там "Ред Булл" пил ты? Вот из той же оперы. Наркотики, тоже ещё! Про амфетамин слышал?
  - Дай мне, - попросил с заднего сидения Юра. Он зашевелился и громко чихнул. - На ходу засыпаю! - утёрся парень ладонью.
  Девушка протянула ему серую капсулку, внутри пересыпался странноватый порошок. Конечно, иной раз Рома принимал такого рода штучки, но сейчас чувствовал себя вполне бодро. Хотя лёгкая усталость - спутник подобного рода "экспедиций".
  - На, возьми и ты тоже, - протянула Ева капсулку. - Боишься? Я плохого не посоветую.
  - Сомневаюсь, - протянул Рома, взвешивая капсулу. - Амфетамины, да? Разгон психики? - переспросил он, и под безудержное кивание Евы, проглотил капсулу. Посидел немного, Ева протянула бутылку с водой. Газы уже давно выдохлись, вкус жидкость имела пресноватый. Отвернувшись к окну, Рома подумал про кружку Евы и его разобрал беспричинный смех.
  - Эй, это точно не ЛСД? - встревожился Юра. - Я хотел взбодриться, а не ловить ха-ха!
  - Точно, не волнуйся! Да он просто так ржёт, она же не за секунду всасывается!
  - Ага, я просто так, - подтвердил Рома, сдерживая очередной порыв хохота. Подумал, что хорошо вот так сидеть - вдали от дома, когда знаешь, что тебя никто не будет дёргать по пустякам. Несмотря на то, что место это непригодно и опасно для житья, тут без труда можно найти единение с природой. Конечно, в Припяти хорошего мало. Только безумцы могут видеть там нечто притягивающее. То же самое можно сказать и про Чернобыль - но ведь никто и не говорил, что ребята прибыли сюда в попытке найти эстетическое удовольствие.
  Давно уже были бы там, смотрели на полуразрушенные дома с облупившейся краской. Заглядывали и в пустые квартиры, в комнатах которых тут и там валялись забытые вещи, покрытый слоем пыли хлам. Квартиры эти наводили на ассоциации о старых сельских больницах, разве что не хватало пациентов. Еве понравилось бы колесо обозрения - образ, выползший из западного фильма ужасов, вроде "Сайлент хилла". Подгнившее, изъеденное ржавчиной железо сроднилось с отравленной почвой. Неизвестно, какие силы до сих пор удерживают карусель в горизонтальном положении. Вокруг чахлые березы, а трава прорывается везде, во все щелки и бреши асфальта. Перегной вокруг, в котором порой скрываются незамысловатые артефакты, вроде игрушечных пупсов, потерянных оловянных солдатиков и медных монеток. В такую погоду колесо кажется совсем уж высоченным из-за низких, весьма плотных туч. Рядом лавочки и качели. Когда-то на них резвились дети, даже не подозревая, что случится с этим городом, что случится с ними.
  Несмотря на отсутствие людей, город казался Роме даже более живым, чем например полностью оставленные жителями деревушки, в которых ему довелось побывать. Некая сила витала над постройками. Истинный хозяин, или же эхо почтивших век поколений, канувших в Лету. Чернобыль жил своей жизнью, в другом измерении, что ли. И Рома мечтал, чтоб в какой-то из моментов призрак явил истинное лицо.
  Юра снова захрапел, а дождь и впрямь стих. Даже небо разошлось, стало чуть светлее. Приехали путешественники сюда под покровом ночи, и Ромке казалось, что рассвет никогда не наступит. Темноту так и будут рассекать молнии, сверкать одна за другой, вводя во благоверный ужас праведников. Сам Рома в бога толком не верил, но цепочку с крестиком на шее носил. Своим друзьям-атеистам он объяснил это тем, что не хочется расстраивать маму. На деле же, этот символ внушал уверенность в своих силах, служил оберегом.
  За время, пока вокруг светлело, ребята успели и подремать, и поругаться. Ева выкурила несколько сигарет, а Юра шелестел сзади упаковкой галет - Рома то и дело покрикивал на него, мол все запасы продуктов съешь.
  - Ладно, пошли уже. Долго нам шлёпать-то?
  - Да нет. Самое главное - через лес пройти, а там уж по бетонным плитам...
  - По бетонным плитам? - протянул Юра. Он в "путешествие" отправился впервые и теперь знакомился со всеми его тонкостями. Всему удивлялся, часто задавал нелепые на взгляд Ромы вопросы. Ева ничего не спрашивала, просто шла и сопела.
  Покинули машину, и Юра начал сокрушаться, что мол её точно разворуют в их отсутствие. И никак человеку не объяснишь, что здесь на многие-многие километры ни единой живой души. А если и лазает кто-нибудь - то кому нужно это полуистлевшее, с ржавым днищем корыто?
  - Наконец этот дождь уже закончился! Пошли быстрее, а то снова ливанёт! - махала руками Ева, надевая рюкзак. - Как-то после дождя чище, и идти лучше. Вся хрень ушла вместе с водой, да?
  - Не уверен, - отозвался Ромка. Машину оставили, и теперь он шёл, заложив пальцы за лямки. Самый лёгкий рюкзак у Юры, заполнен преимущественно консервами, сухофруктами и орешками.
  - Чувствую себя заправским сталкером, прямо как в игре! - на его лице появилось детское выражение. - Посмотрите-ка на меня, я самый настоящий турист! - он согнулся в три погибели, и комично обогнал Рому, делая вид, что к земле его клонит непосильная ноша.
  - О боже, что за идиот! - ругнулась Ева. - Сколько уже можно разводить клоунаду?
  - Наслаждайся природой и тишиной, - посоветовал Рома. - И не нарушай покой. Этот лес не любит посторонних шумов.
  - Ой, хватит сказок!
  И действительно, такой тишины парень больше нигде не встречал. Птицы если и пролетают, то очень редко. Голоса и звуки шагов слышатся необычайно чётко, разносятся на многие километры, отражаясь от стволов деревьев. Сами же макушки великанов смыкаются над головами. Листва отяжелела от воды, да и под ногами хлюпает. Куда как приятней было сидеть в машине и вести задушевные беседы.
  - Так что, как там? Пустые дома, да? Скорее бы уже дойти! - восклицал Юра.
  - Фу, какой жирный! Смотрите! - Ева тыкала пальцем себе под ноги. Рома остановился и сел на корточки, разглядывая похожего на коричневую жилу червяка. Достаточно толстый, один кончик чуть расплющенный. Червячок полз из земли то вытягиваясь в струнку, то сжимаясь. На лицах у всех отразилась брезгливость, а Юра наступил на один конец кольчатой твари ботинком.
  - Что ты делаешь! - возмутилась Ева. Червь дёрнулся и втянулся в норку. Невозможно было поверить, что примерно сорокасантиметровый "зверь" способен так стремительно прятаться.
  - Так долго вылезал наверное, бедняжка, - протянул Рома поднимаясь и обтряхивая штаны. - Пошли дальше?
  - Ага, пойдём.
  - Слушайте, какие же они неприятные! - девушка потрясла вытравленными добела волосами. Мордочка Евы изображала крайнюю степень презрения.
  - Вон ещё один, и ещё, - заметил Юра. - Да здесь их целая куча! Кстати, к какому там они классу относятся?
  - Беспозвоночные, - протянул Ромка, теперь внимательно приглядываясь к пожухлой прошлогодней листве и мокрой траве. Под ногами целая куча червяков - большие и маленькие. Более темные, чуть плоские или наоборот, строго круглые. О червях Рома знал совсем немного, и они его как-то не заботили. Подумаешь, ползают себе. Но после ливней они иной раз выползают отовсюду, в том числе оказываются на проезжей части. Колеса машин безжалостно давят бедняг, в атмосфере начинает витать специфический сладкий запах, ни на что не похожий.
  Некоторые твари двигались, другие лежали неподвижно. Ребята пошли дальше, пытаясь не обращать внимания на вылезших подышать свежим воздухом червей, но получалось плохо. Разговор толком не клеился.
  - Что если это многочисленные щупальца какого-нибудь спрута? Сидит сейчас себе внизу, под землёй и вот выпустил своих слуг погулять, - Юра, видимо от волнения вытащил из кармана стеклянный шарик и, покрутив его в руках, спрятал.
  - Не мели ерунды! - отмахнулась Ева. - Чем тогда питается этот твой гигантский спрут?
  - Черт его. Слышишь, как тихо в лесу? Он всё сожрал, что было и теперь перебивается случайными обедами. Туристов хавает!
  Несмотря на кажущуюся нелепость предположения, Роме стало не по себе. Конечно, он не верил в гигантских радиоактивных уродов, которые судя по многочисленным компьютерным играм и фильмам должны в обилии находиться близ Припяти. Мутантов не существует, никто их не встречал (двухголовые телята и кошки с пятью лапами не в счёт). Сколько лет уже в зараженной зоне ошиваются сталкеры, умалишенные и туристы? А как же бабушки, которые так и живут здесь с момента аварии (у старушек крепкое здоровье) и прочая нечисть? И никто так и не представил достоверных свидетельств существования немыслимых уродцев.
  - Отвратные сволочи, - пробормотал Юра. - На, получай! И ты тоже далеко не уйдешь, сукин сын! Умрите, гады!
  - Хватит уже, - дёрнула его за рукав Ева. - Ты что, придурок? Хватит их давить!
  Но Юра никак не унимался. Он буквально танцевал на червяках, а те никак не успевали скрываться в раскисшей земле.
  - Прекрати!
  - Да что такого, это же просто черви! Безмозглые твари, чего с них взять-то!
  - Ты ненамного умнее! - продолжала шипеть девушка. - Спятил что ли? Заканчивай орать!
  - У них, кстати, есть мозг, - тихо вставил Рома, вглядываясь вперёд. - Недоразвитый, правда.
  Червей меж тем под ногами становилось всё больше, и теперь это никак уж не пропустишь мимо глаз. Живой ковёр чавкал под ногами и лопаясь, забрызгивал носки ботинок. Наконец, Ева не выдержала: - Уверен, что ведёшь нас правильной дорогой?
  - Конечно, уверен, - кивнул Рома. Он полез в карман и вытащил обрывок карты. - Видишь, это лес. Мы почти половину пути уже прошли. В прошлый раз я тут был осенью и сейчас, из-за майских гроз, тропинка заросла кустарником. Из-за ливней и червяков прибавилось, чего уж тут. Просто тут редко ходят, малоизвестная тропа.
  - Прибавилось? Да они же тут сплошняком стелятся! Ужас! - Ева подняла подошву и потрясла ей. В разные стороны полетели ошмётки. - Ну смотри, Сусанин ты эдакий, не дай бог придётся возвращаться назад тут же!
  - Это ещё что! Вот когда-то мы попали под дождь из маленьких лягушек! - заявил Юра. - Ужас, но как выяснилось позже, с мистикой и прочим бредом не связано. Бывает такое явление, из-за ураганов или торнадо.
  - Какие лягушки? - причудливо изогнула брови Ева. - Чушь не неси, путешественник!
  - Ладно, давайте уже дальше идти. Хорош спорить! - поправив рюкзак на плечах, Рома осторожно ступая и перепрыгивая через по истине, великанских "полозов", решительно двинулся вперёд. Юра с укором посмотрел на Еву и что-то пробурчал.
  Так, ребята еще немного углубились в лес. Между тем, видимость упала - не различишь ничего под ногами. Мягкая почва, изредка проваливаешься вниз. У всех на физиономиях возникло сосредоточенное выражение, а Ева то и дело поругивалась сквозь зубы.
  Дедушка умер своей смертью - второй инсульт. После первого пролежал в постели целую вечность. Съедаемый раковой опухолью, он вставал лишь на редкие и весьма непродолжительные прогулки. За ним ухаживала бабушка, а он покрывал всех и вся матом. Несколько дней назад он умер, ну и началась целая трагедия - обзвон родственников до пятого колена, друзей, сбор средств на похороны, многочисленные поездки по моргам и всяким конторкам, занимающихся погребением. Еву суета здорово доконала, и она уже занималась чем только угодно вне дома - побывала на всех вечеринках, переспала с парой приятелей и просто не знала, куда себя деть. А тут такое предложение. Пришлось правда, позаимствовать немного денег, как раз из гробовых дедули. Всё равно родственники целую кучу денег нанесли, почему не прихватить пару тысяч?
  Зато теперь кожу разъедает бесконечная сырость. Как в Форрест Гампе, сколько там во Вьетнаме лил дождь? Тоже целую вечность.
  - А-аа! Земля шевельнулась! Там кто-то есть, кто-то есть!
  - Успокойся, - от неожиданного крика у Ромы похолодело в груди. Однако в себя он пришёл быстро, и развернулся. Вокруг совсем стемнело, даже идущего в паре метров человека можно было различить с большим трудом.
  - Тебе показалось, это просто грязь.
  - Нет! Я что, грязь не отличу?! Она шевелилась! О боже, тут змеи! Я пойду назад, я не хочу, я пойду назад!
  - Чего ты как баба? - презрительно скривила губы Ева. - У меня тоже сапоги в какое-то дерьмо чавкающее проваливаются. Что-то мне досказывает, что здесь целая куча червей. Ну-ка, подсвети фонариком!
  - Светить я не буду. А то этот увидит и вообще с ума сойдёт, - твёрдо сказал Рома. - Идём дальше, сейчас кажется, апокалипсис начнётся.
  - Я не пойду! - упёрся Юра. - Что хотите делайте, но меня с места сдвинуться вы не заставите!
  Послышался треск переламываемых веток. Юра захлопнул рот, и уставился на Ромку, поблёскивая глазами. Затем медленно спросил, как будто проверяя вес каждого слова:
  - Это услышал только я? Или и вы тоже?
  - Наверно только ты, - пробормотала Ева. - Давайте уже быстрее выйдем из этого леса.
  - Нет, вы сначала ответьте...
  - Заткнись! - хором прикрикнули на него товарищи и Юрок обиженно зашмыгал ноздрями. Вдалеке прогремело, и парень втянул голову в плечи. Ромка ускорил шаг, и Ева тоже. Постояв некоторое время, Юра сорвался с места: - Подождите! Не так быстро!
  Казалось бы, куда больше? Черви будто в насмешку тянулись наружу, будто и впрямь - отростки спрута заточённого в подземелье. Роме в голову приходило сравнение о неминуемо распространяющихся метастазах во внутренних органах. Иной раз Ромка пугал новичков лучевой болезнью, но сейчас шутить на этот счёт не хотелось. При виде отвратительных мокриц с пластинчатыми лапками, мясистых гусениц с чёрненькими глазками охота веселиться отпадала. Вся эта мерзость лопалась под ногами, не оказывая толком сопротивления. А что, собственно, могут эти вялые твари? Только извиваться под подошвой.
  Грянул ещё один далёкий раскат грома, парень чувствовал за спиной натужное дыхание Евы. Небось тяжело ей после попоек заниматься физической активностью. Видать с большим удовольствием она бы сейчас продолжила поглощать дешёвую лапшу в салоне "Нивы". Возвращаться назад уже смысла нет, сейчас начнётся ливень. Проще добежать до укрытия - пещера должна понравиться друзьям - так думал Рома. Там можно развести костёр, дым уходит в небольшую дырочку в дальнем углу потолка. В пещеру частенько заглядывают другие "туристы", и есть негласная традиция - оставлять что-то другим путникам. Например, банку с тушенкой или сгущенкой, а иной раз тюфяк, наполненный соломой.
  Сверкнуло, последовавший за вспышкой звук начисто оглушил Рому. Он не слышал, как взвизгнул Юра, не слышал мата Евы. Продолжал идти вперёд, пока на плечо ему не опустилась чужая ладонь. Вздрогнул, за секунду вообразив всё, что только можно, но это оказалась лишь Ева.
  - Он убежал! - прокричала она в самое лицо Роме, как контуженная. Грянул ещё один удар небесной артиллерии, заглушая дальнейшие восклицания девушки.
  - Что нам теперь делать! Что делать?!
  - Куда он побежал?
  - Я... Я не знаю, он просто сорвался с места и... - свернула яркая молния, и отразилась на мокрой коре и лужах.
  На земле целая куча змей. Как будто сама Горгона решила расчесаться, сделала это не очень аккуратно, и разбросала волосы. Сначала даже невозможно было поверить собственным глазам - откуда здесь могло их столько взяться? Рома лишь открывал и закрывал рот, чувствуя, что под ногами у него что-то шевелится. Ева продолжала говорить, но её уже слышно не было. Спустя ещё одно мгновение, чуть более долгое, до парня дошло, что это никакие не змеи.
  Это огромные черви.
  Полил дождь, мигом заставив длинную чёлку Ромки прилипнуть ко лбу. Очередной раскат грома, синий всполох - парень увидел, что по его ноге ползёт кольчатый выродок, медленно, то и дело исследуя поверхность на предмет опасности. Рома весь передёрнулся, мышцы охватила отчаянная дрожь, а из живота к горлу поднялась тошнота. Он запрыгал по мягкой почве (и по менее наглым червям) и сбросил его в сторону.
  - Двигай! - проорала Ева и потянула Рому за собой. Теперь уже они толком ничего не понимали - куда бегут и зачем. О Юрке старались не думать, наверно он запомнил дорогу назад, вот и решил двинуться к машине. Ребята утопали в раскисающей тропинке, продвигаясь всё дальше. В перерывах меду оглушающими раскатами, они слышали натужный, влажный треск.
  "Сильный ветер, деревья падают из-за него", - фраза билась вместе с пульсом в голове Ромы. Один раз он сильно клацнул зубами, пробив язык до крови. Подумал, что именно такой привкус останется во рту, если пожевать червяка.
  Стало чуть светлее, а гроза как будто прошла мимо. Только сейчас до бегуна дошло, что ветра как такового теперь уже и нет, а шорохи и звуки валящейся древесины почему-то никак не затихают. Он остановился, тяжело дыша, и бросил взгляд через плечо. Белое лицо Евы особенно сильно выделялось на фоне листвы, уже успевшей разбухнуть от влаги. Оно почти не контрастировало с намокшими волосами, а глаза у девушки безумно вращались в орбитах.
  - Ты слышал? Он сзади нас, шелестит... Ломает деревья!
  - Ветер? - спросил Рома. Он медленно поднял руку и посмотрел на кисть. Повернул и особенно чётко выхватил взглядом линии на ладонях, чтоб убедиться в реальности происходящего. Конечности дрожали как после сильного похмелья.
  - Мы должны бежать! - толкнула его Ева. Рома зачем-то задрал голову и осоловело поглядел на просветы между макушками клёнов. Где-то там, за тучами осталось спасительное небо, но сейчас было трудно поверить, что оно когда-либо покажется. Он облизал губы, кивнул и несчастные продолжили путь.
  Это кратковременное помешательство. С чего это вдруг они бегут как сумасшедшие, без особенных причин? Даже дождь закончился, так что тогда такое происходит?
  Но он видел, как что-то серое промелькнуло за спиной Евы. И она сказала: "Он ломает деревья". Не Юру же она имела в виду, верно?
  Вдруг раздался громкий крик. Далёкий и протяжный вопль был полон отчаяния и боли. Затем Юра - а кричал именно он - начал что-то тараторить скороговоркой. А ещё до ушей ребят донёсся влажный щелчок и крик разом стих. Как будто кто-то неизвестный воспользовался магическим выключателем.
  Снова треск, как будто вековой дуб выкорчёвывают вместе с корнями. Сначала Рома оторвался от подруги, однако Ева не отставала и совсем скоро они бежали наравне, соприкасаясь мокрыми краями одежды. Девушка дышала тяжело, с хрипами, а парень ровно сопел через нос. Сил уже нет переставлять ноги. Ева споткнулась и хлопнулась в грязь. Рома бросился её поднимать, но девушка лишь отмахивалась, хватая воздух широко раскрытым ртом.
  - Погоди! Больше... не могу... бежать...
  - Я тоже... - отозвался Рома и согнулся в три погибели, хватая ртом кислород. Целая куча вопросов роилась в его голове. Парень их задавать не решался, да и дыхание никак не восстанавливалось. Червей поблизости не видать, под ногами лишь грязь хлюпает.
  - Такие огромные... откуда они взялись?!
  - Кто? - спросил Рома, продолжая разглядывать покрытые слоем грязи ботинки, уперевшись руками в колени.
  - Черви. Это ведь был червь?
  - О чём ты? Я не видел, - отозвался Рома, качая головой. Вид у Евы был так себе - по лицу размазана грязь, под носом усы, блондинистые волосы заляпаны жижей. Она поднялась, придерживаясь за друга, и тоже наклонилась. Закашлялась, глухим, влажным кашлем и сплюнула в сторону зеленоватый сгусток.
  - Дерьмо... Давно так не бегала! Юра... - она закрыла рот двумя ладошками, глаза начали наполняться слезами. Тушь уже давно потекла, и теперь ресницы обрамляли их, словно сгнивший камыш болото. - Ты слышал?!
  - Слышал. Это ведь... Нам показалось, верно? - Рома шарил по лицу девушки быстрым взглядом, а она всё никак не могла привести в порядок дыхание. Снова раздался далёкий хруст, как будто гигантский тролль свалил очередной дуб.
  - Это кричал он. Назад нам лучше не идти, - медленно выговорила Ева. Теперь Роме казалось, что она смотрит сквозь него. - Выведи нас отсюда! Он не сможет... Он не посмеет выйти из леса!
  - О ком ты? - на носу парня висела небольшая капелька. Покачалась и соскользнула вниз.
  - Ты разве не видел? - Рома смотрел в полные безумия "озерца". Он сомневался, что девушка может видеть что-то, кроме расплывчатых образов, возникающих у неё в голове.
  - Это твои сраные капсулы! - неожиданно взорвался он. - Это были наркотики, и нам теперь чудится всякая хренотень так?! Так, скажи?! Отвечай мне, сука!
  Парень принялся трясти её, как пакет с несвежим кефиром, отвешивая пощечины. Девушка не сопротивлялась, и это ещё больше ввергало беднягу в ярость. Они вместе увязали в грязи, затем оступились и повалились в лужу. Первым вскочил Рома, и рывком поставил Еву на ноги. Та клацнула челюстью, голова болталась на шее как у тряпичной куклы. Очередной отдалённый раскат грома вернул Рому к реальности: - Прости.
  - В-вывед-ди нас отсюда. Мы должны идти, понимаешь? Нам нельзя долго стоять на одном месте. Сейчас он разделается с Юрой и поползёт за нами. А вдруг их много?!
  Рома даже не стал выяснять, кого имеет в виду Ева. Сначала он решил, что нужно вернуться, и выяснить, что там стряслось с Юркой. Быть может, он просто попал в застарелый капкан. Такое ведь случалось, и приходилось в срочном порядке оказывать человеку помощь, везти в ближайшую сельскую больницу.
  Однако теперь возвращаться у Ромы желания не возникло. Он вспомнил крик, который издал его друг. Люди, попавшие в капкан, кричат... но не так! Конечно, с ним могло произойти что угодно, но этот чудовищный влажный хруст - он-то откуда? Хотя, один из стволов-исполинов вполне мог придавить Юрку.
  Ноги сами несли парня всё дальше и дальше, вглубь леса, по тропинке. Только лишь при мысли о том, что нужно идти назад той же дорогой, наступать на червей, двигаться навстречу чему-то неизвестному - тело пронзали мелкие сосульки. И чем больше Рома думал об этой истории, тем сильнее разум захватывало понимание - деревья так хрустеть не могут.
  - Давай быстрее. Нам надо укрыться от грозы в пещере.
  Ева ничего не ответила. Она снова тяжело дышала, то и дело шмыгая носом. Рома думал о своих предчувствиях накануне поездки - никаких серьёзных знамений. Конечно, не хотелось ехать втроем, да и один человек под самый конец отказался составить им компанию - Андрей. Вот кто истинный специалист по здешним местам.
  Резко остановившись, Рома прислушался. Почва под ногами стала чуть твёрже. Что если это вообще какая-то другая тропа? Вдруг он напутал? Ведь с этой картой сам чёрт не разберётся! Рисовал её как раз Андрей и несколько раз подробно объяснял Роме куда и как надо идти, где лучше пробираться. Сам он отказался от поездки из-за жены. Она заявила мол, "мы в Турцию никак не выберемся, ты весь семейный бюджет тратишь на эти походы!". Конечно, она понятия не имела, в какие именно "туристические" вылазки так часто отправлялся муженёк. Так что сейчас Андрюха скорее всего, нежится на пляже или покупает резные фигурки у бедуинов.
  Через лес троп несколько, а летом так и вовсе можно срезать путь. Правда, нужно пробираться через болото, к середине июля оно как следует просыхает. Максимум чего можно опасаться, это провалиться в тухлую воду по колено.
  - Тут так тихо, - прохрипела Ева. - Чуть медленнее, я уже не могу! Мы сейчас уже выйдем, да?
  - Ага. Только я думаю, что нам надо было вернуться. Кого ты увидела? - бросил Рома, не оборачиваясь. Повисла пауза, прерываемая лишь чавкающими шлепками. Рома как будто знал ответ, догадывался. Но ему хотелось услышать это именно из уст Евы. Кроме того, пока он ещё не был готов принять на веру её слова насчет того, что это были лишь простые психостимуляторы.
  - Никого. Наверное, мне показалось.
  Рома остановился. Лес практически закончился, до опушки осталось каких-нибудь тридцать метров. Сбоку непроглядные кусты и сухой валежник - растение давно умерло.
  - Показалось? Так что это было?
  - Большой... червяк. Я видела только спину, в извилинах, - Ева закрыла лицо ладонями, глаза залились слезами. - Честно, я чем хочешь тебе клянусь - это не наркотики!
  Снова послышался шелест и треск, как будто кто-то стремительно приближался, прорываясь сквозь деревья.
  - Мы должны идти, - поторопила Рому девушка. - Он убил Юру!
  - Тебе это показалось. Гигантских червей не существует.
  - Ты ведь сам видел их. В метр длинною, даже больше! Они как змеи там клубятся! Так почему бы им... - девушка согнулась и её начало рвать. Рома отвернулся, поморщившись.
  - Хорошо, они и впрямь большие. Но такие, чтоб могли причинить вред человеку? Ты только подумай, о чём ты говоришь!
  - Ты слышал крик, - Ева утёрла ладонью губы. - Можешь сделать выводы и... - и эту фразу девушка договорить не успела. Что-то опять зашелестело, и абсолютно мокрые, тяжелые штанины сами понесли Рому дальше. Надо побыстрей попасть в пещеру.
  Ева осталась стоять на месте - это он понял через несколько секунд. Возвратился и, схватив её за руку, потащил за собой.
  Снова долгий забег. Рома мечтал о вожделённой пещерке, и тащил за собой Еву - ноги у неё сделались ватными, несколько раз девушка упала. Один раз Рома обернулся - сердце мгновенно похолодело в груди. Увидел то, о чём говорила Ева.
  Огромное лоснящееся тело, настолько невообразимое, что оставалось лишь открывать и закрывать рот, в попытке осмыслить фантастическую картину. Он не походил на кольчатого червя, или там на ленточного. Если с кем и можно было сравнить, так это с песчаным обитателем недр Дюны или с мозгом, вытянутым в толстое веретено. Доселе Рома никогда не задумывался, каким образом едят черви. У них ведь нет зубов, и два тупых конца с обеих сторон заставляют думать о том, что твари и вовсе принимают пищу каким-то диковинным способом - например, всасывают сразу всей поверхностью тела.
  Ротовое отверстие этого ублюдка можно было разглядеть без труда - оно жадно открывалось и закрывалось, напоминая человеческий анус. Шевелящиеся отростки и крупные наросты, похожие на шипы волоски. И хотя наблюдал этого урода парень какую-нибудь долю секунды, чудовищный образ застыл в памяти навеки. И самое чудовищное - взгляд мерзости показался осмысленным. В маленьких, утопленных в складки глазках, теплилось что-то разумное. Вместе с тем, человеческим этот взгляд назвать не поворачивался язык.
  Оставалось лишь продолжать забег, увлекая за собой Еву.
  Вот уже и пещера. Молодые люди вползли в неё, Рома ссадил кожу и порвал штаны на коленях, зацепившись за торчащий из земли корешок. Послышались непонятные, неописуемые звуки - тонкое попискивание, чавкание и странные вибрации, заставляющие содрогаться каждый мускул. Парень сбросил рюкзак и усадил Еву на свою куртку. Девушка тут же подтянула ноги к самому подбородку и сильно застучала зубами, глядя в одну точку перед собой. Сюда червяк пробиться не сможет при всём желании!
  - Что с тобой, Ев? Да это всё твои капсулы! Я уверен, когда пройдёт их действие, червь исчезнет, - прозаикался Рома. Его сильно трясло. - А Юра... он наверно уже в машину вернулся, сидит и пьёт кофе из термоса. Холодный. - Он уселся под боком Евы и обнял её за плечи. Тоже долго смотрел вдаль не мигая, а затем закашлялся. Сердце никак не хотело успокоиться - бешено билось о грудную клетку изнутри. В пещере сыро и темно, свет проникает только в небольшой вход, в виде низкой арки. Убежище больше напоминает землянку, обложенную камнем, конечно, ни о каких горах речи тут нет. В дальней стене имеется люк, только он намертво заржавел и неизвестно, что за ним скрывается.
  - Мы немного посидим здесь, поспим, - Рома прижал девушку к себе. - Хорошо? Действие вещества закончится, мы вылезем и пойдём назад к машине! Зря, что ли, мне не хотелось принимать эту гадость? Как чувствовал... и где ты только раздобыла такую сильную дрянь? С ума можно сойти, ужас! А?
  Ева ничего не отвечала. Она что-то тихо и невнятно бормотала. Раньше Рома никогда не принимал наркотики, только пару раз курил травку. Получается, что ЛСД, или что там это было, "экстази" - оно и впрямь так действует? Чувствуешь себя вполне нормально, связно мыслишь, и приходят всякие видения?
  Парень просматривал небольшой отрезок пространства - видел опушку, несколько низких берёзок. Что если червь появится тут? Да нет же, это всё таблетки!
  - Он умеет проделывать тоннели. Тут ведь земляной пол? - подняла голову Ева.
  - Чего? Земляной, конечно. Слушай, Ева, его не существует. Он только в нашем воображении. Давай, ты опишешь его мне, а я тебе и ты увидишь, что описание не совпадёт. А это как раз и будет означать, что червяк ненастоящий. Ну, сама подумай?
  - Это не из-за таблеток. Вот, - Ева чуть привстала и выудила из кармана блистер с оставшимися капсулами. - Сам посмотри!
  - Да я ведь не разбираюсь в этом, и название мне ничего не говорит, - Рома повертел в руках упаковку с оставшимися "стимуляторами". Амфетамины что ли, и впрямь? По земле опять пробежали вибрации. Или это гром?
  - Он снова возвращается, - пробормотала Ева и только-только просохшие глаза снова начали заполняться слезами.
  Сейчас Рома ощутил себя вдруг одиноким и покинутым всеми. Что он делает? Сидит в пещере, с явно невменяемой девушкой. Та конечно, под действием препаратов. Но ведь кто знает, что с собой сделал Юра. Увидел что-нибудь эдакое, да и перерезал себе глотку ножиком! Он ведь в последнее время вдруг стал таскать с собой нож, для самообороны. Конечно! Именно это и произошло. Он увидел... галлюцинацию. И воткнул лезвие в собственное горло.
  Рома не думал о том, что люди вряд ли могут так громко кричать с перерезанной глоткой. В его разуме каждый кусочек мозаики встал на своё место. Именно это и произошло - Юра осуществил самоубийство. Впрочем, этот остолоп вполне мог лишь порезаться, подвернуть или сломать ногу. Если это так, то во всём виновата эта чертовка Ева! Про похороны своего деда рассказывала, такой циничной выглядела. Мол, "все умрут, и что с этого? Незачем бояться смерти"! И что же теперь она делает, а? Трясётся от страха перед лицом мнимой опасности. Тупая курица!
  - Ты поспи, - поглаживал её по макушке Ромка. - Нам надо немного вздремнуть, куда уж теперь идти. А как проснёмся - действие наркотика закончится. Возвратимся, найдём Юру... Всё будет нормально. Видишь, какая у нас нестабильная психика! Это случается, - успокаивал Рома больше себя, чем спутницу. - Если бы тут водились подобные твари, как это можно было бы утаить? Да разве стали бы сюда ездить сталкеры? Само собой, нет! Исключено!
  Девушка прижалась к парню и засопела. Он продолжал машинально поглаживать её, прикрыв глаза. Затем встрепенулся и полез в карман. Вытащил клочок карты, и расправив бумажку, стал водить пальцем, прочерчивая направление. Ему казалось, что он что-то упустил. Но нет, Андрей говорил именно про этот лес! Он тут ходит каждый месяц можно сказать, так неужели бы он не знал про... Даже смешно.
  Парень растянул губы в кривой ухмылке и спрятал карту. Зачесалась грудь, Рома поскрёб кожу грязными ногтями и почувствовал себя неловко. Ещё вчера он не знал эту девушку, и даже не предполагал, что они будут сидеть в обнимку, вот так. Правда, даже ничтожного намёка на сексуальное желание не возникало.
  Черви, кстати гермафродиты. Плодятся сами по себе, не создавая пар. От этой мысли на душе у Ромки сделалось ещё гаже.
  Очень хотелось пить. Губы буквально горели, на них выступила соль. Он подумал о том, что это так глупо - червяк с осмысленным взглядом. Какая-то опухоль-переросток с глазами! Веки вдруг сделались чересчур тяжелыми, никак не удержать поднятыми. Навалилась усталость. Рома склонил голову к влажным волосам Евы, и забылся тревожным сном.
  Спал достаточно долго, и пробуждение оказалось не из лёгких. Мутные картинки плавали под низким потолком, в ушах повисла тревожная сирена. Рома полминуты пытался сообразить, когда это он успел напиться и почему так жутко трещит голова. Следом за этим пришло понимание ситуации.
  Он разглядел каменный свод пещеры, пошевелил затёкшей рукой и размял шею. Постепенно возвращалась память, парень изогнулся, поморщился от боли в спине и уткнулся костяшками в левый бок. Давно пора обратиться к грамотному врачу, что-то нужно делать уже с этим остеохондрозом! Рома достал флягу из рюкзака и с наслаждением напился. Затем резко встрепенулся, а по коже забегали крупные мурашки:
  - Ева, ты где?! Ау, Ев? - зубы стучали больше от волнения, чем от холода. Несколько драгоценных капель воды парень пролил на сухой земляной пол. Сейчас он вдруг почувствовал себя персонажем фильма "Голодные игры". Они там тоже в пещере отсиживались, костёр жгли.
  Откуда ни возьмись, появились маленькие червячки. И уже от одного их вида Роме стало тошно. Он выбрался на воздух, стараясь не наступать на них.
  - Ева! Где ты? - голос сиплый, даже слабый. И курить вдруг захотелось, хотя сигарету в рот Рома не брал уже четыре года, или даже больше. Убрал флягу в рюкзак и трясущимися пальцами застегнул молнию. Сейчас действие таблеток уже по всем прикидкам должно кончиться, следовательно, можно не опасаться видений, оптического обмана. Или же наоборот, как раз сейчас нужно быть предельно аккуратным? Проспал долго, уже вечереет. Если не вернуться затемно в машину, то придётся ночевать тут. Тремор взялся за руки с ещё большим вкусом, тело то и пробирала дрожь. И нервная, и от влажной прохлады.
  - Никаких червей, никого нет. Надо вернуться, но идти через лес страшно. Что же делать? - Рома услышал свой голос со стороны, и он показался чужим. Что с ним? Говорит сам с собой, с ума сходит, право слово! Наверное, Еве надоело ждать, пока он проснётся, вот она и решила вернуться к машине.
  Может наоборот, стоит пойти к городу? Прямо к блок-посту, сказать так и так, произошло ЧП. Только поверят ли бравые ребята-пограничники в сказку о громадном монстре?
  Облизнувшись, Рома продолжил осматриваться. Вроде бы тихо... Если слишком уж много думать обо всех этих вещах, то и впрямь можно сойти с ума. Заглянул в пещеру - как там уютно! А если попробовать обойти лес по болоту? Можно, но весьма рискованно. Так не лучше ли идти на поиски людей?
  И какой гнетущей теперь кажется тишина!
  Рома вспомнил, как он всегда отшучивался, когда кто-то замечал что у него короткая линия жизни на руке. Вдруг это неспроста?
  Парень ухмыльнулся, поправил рюкзак, и сделал несколько осторожных шагов в сторону леса. Замер, как будто страшный зверь мог выскочить оттуда в любой момент. Рома сжимал кулаки сильно, но боли не чувствовал - а на ладонях уже отпечатались кровавые полумесяцы. Никогда такого волнения парень не ощущал, ни в одной прогулке по Чернобылю. Сессия - та и рядом не стоит! Тогда, на госэкзаменах помнится, страху натерпелся, да и то только потому, что отвечать надо было в присутствии комиссии. А там сидел какой-то страшный мужик и с хмурым видом что-то отмечал в блокноте. Роме так и не удалось узнать - то ли мужчина был с похмелья, то ли на самом деле был дотошен и строг.
  Государственные экзамены называли дорогой в жизнь. Тот, кто сдаст - выиграл. Кто не сдаст - проиграл. Правда, предусматривалась пересдача, а сейчас такой опции нет.
  Смахнув пот, Рома медленно двинулся в сторону леса. Он вдруг ощутил себя незащищённым. Как в детстве, когда вдруг теряешь руку взрослого в толпе. Только сейчас роль взрослого играл собственный рассудок. Опять тишина начала играть на нервах, издавая звуки расстроенной скрипки. За шиворот упала капля, Рома вздрогнул. Вот тут они бежали - даже следы остались, наполненные водой. Парень пытался приглядеться как следует, заметить знаки, подтверждающие, что за ними гнался гигантский червь. Ведь должен был он проделать колею, что ли. Ничего подобного нет.
  И хоть бы одна птичка чирикнула, хоть бы прошелестел кто! Тишина.
  - Я не оглох, - вслух проговорил Рома. Теперь он уже не решался повышать голос, кричать. Конечно, у этих тварей нет ушей, но кто знает - вдруг они улавливают вибрации? Шаг, ещё один - под подошвой переломился сучок, как будто выстрелил стартовый пистолет судьи на соревнованиях. Может друзья-товарищи сидят в "Ниве", дожидаются. Они ведь местности не знают, карты у них нет. Побоятся уехать одни. От таблеток уже отошли, гадость не может действовать целую вечность! Наверняка они уже поняли свою ошибку и теперь терзаются муками совести. Ох, как Ромка всыплет этой курице! Проклятая дурища, с этими своими стимуляторами!
  Вдруг заметил в грязи что-то поблёскивающее. Поднял, обтёр об куртку - да это же Юркина стекляшка-оберег! Выронил, надо же. Хорошо бы вернуть шарик хозяину.
  Наверное, этот случай станет известен всем. "Знаете, что было в этом лесу? Трое идиотов наелись наркоты, и им почудилось, будто здесь обитает огромный червяк! Ох, как они визжали! А сейчас мы идём в пещеру - кстати, в ней-то и нашли спасение наши бравые герои!". Спич этот окончится громогласным хохотом и недоумевающими взглядами - разве так можно?
  Рома не замечал, что начал довольно громко бормотать под нос. По сторонам глядел с изрядной долей иронии на лице, и постоянно усмехался. Парень здорово перемазал физиономию, и походил на замаскировавшегося спецназовца.
  Вот та лужа, а вот ствол с рогатиной - его парень запомнил. Часть пути из головы стёрлась, и немудрено. Вот этого гнилого, осклизлого пня он не помнил. Под ногами уже вьются крупные и мелкие черви, ухмылку как ветром сдуло. Поморщился, и пересилив себя, шагнул вперёд - червь задёргался под ботинком. Рома сжал челюсти и упрямо продолжил путь, изо всех сил себя подбадривая, в том числе и вслух.
  Где-то в глубине души всё сильнее прорастало зёрнышко догадки - он попал в другое измерение. Возможно, те самые силы, о которых он так много размышлял, решили ему открыться.
  Вдали шелохнулась верхушка дуба, и парень застыл на месте. Червяки то и дело шныряли из-под обуви парня назад, в норки.
  - Ева? Это ты? - против воли вырвалось из пересохшего горла Ромы. В ответ только тишина. Даже ветер будто бы специально затих, подыгрывает лесу. Рома клялся, что больше никогда не вернётся сюда, если удастся выбраться. Даже обращался к Господу и просил простить разговор в машине, и твердил наскоро сочинённую молитву, попутно пытаясь припомнить "Отче наш".
  Трудно признаться, что идёт он назад для того чтобы убедиться в собственной вменяемости. Если оставить всё как есть - тогда произошедшее навсегда останется загадкой. И мозг будет упорно зудеть, работать над этой проблемой и посылать кошмары! А если вернуться в целехонькую машину, к друзьям... Тогда вроде как ничего и не произошло.
  Что он собственно знал в своей жизни? Увлечения такими вот Богом забытыми местами, раскопки на местах сражений и торговля артефактами Великой Отечественной, диггерство, а когда-то давно - граффити, и горы баночных коктейлей, смешанных с дешёвой закуской и водкой. Если выражаться языком Роминого отца, сын занимался "какой-то дребеденью непонятной".
  Снова раздался шелест. Добраться до машины и уехать. Червь ничего не сможет сделать, если он существует. Кожа у него мягкая, только ткни, внутренности так и полезут. От этой мысли незадачливый путешественник немного приободрился. Разве что покоя не давал крик Юры, возникший в ушах. Снова почву пробрала вибрация, будто откликаясь на дрожь во всём теле. Ромка вскрикнул и вновь побежал. Рюкзак мотался по спине, и парень сбросил его на ходу, в грязь. Червей теперь не замечал, продвигался вперёд, с трудом вытаскивая тяжёлые ботинки из жижи. Только сейчас Рома почувствовал настоящую усталость, психологическую в том числе. Хотелось упасть и очень долго лежать в прохладной луже.
  Споткнувшись, несчастный растянулся на тропинке. Расшибленное колено ныло, доставляя неудобства, снова открылась рана. "Отец всегда говорил, что эти поездки до добра не доведут - прав был!", - лихорадочно думал Рома. Поднялся, хотя тело охотно согласилось бы остаться на земле. Огляделся, словно затравленный зверь - со всех сторон спешат проклятые создания!
  - Нет! Пошли прочь, уроды! - крик Ромы более походил на блеяние ягнёнка. Подволакивая ногу, парень двинулся дальше. Глаза - две круглые блестящие пуговки, рот раззявлен.
  Вот уже и выход из лесу - ха! Воображение страшная штука, какие угодно вещи может сыграть с хозяином. Рома лихорадочно оттолкнулся ладонями от земли (ноготь на безымянном пальце давно сломался) и хохоча, понёсся навстречу поляне - уже виднелась "Нива". Вдруг нога опять запнулась обо что-то более вязкое, нежели земля.
  С ужасом Рома приложил ладонь ко рту, и бочком, словно паук, ставший на попа, обошёл страшное зрелище. От него никак не хотели отрываться глаза - нижняя часть тела, ноги с распластанными, словно бесполезные шнурки (это же щупальца!) жилами. Огромные вены - кто бы мог подумать, что они настолько толстые! На левой ноге не хватает обуви, большой палец совсем синюшный, почти фиолетовый. Страшное лицо, с которого некто полностью сорвал кожу, обнажив нежную, розоватую плоть-пульпу. И провалы глазниц, безразлично глядящие в никуда. Рому затошнило, оживший желудок брыкался внутри, пытаясь пролезть в глотку. С блевотиной, повисшей нарядным фартуком на груди, бедняга продолжил путь.
  Оторванные нижние конечности остались далеко позади. Послышался протяжный писк, перешедший в некое подобие осмысленного возгласа.
  - Ткли-и-и-ииуф! Тклииуф!
  Звук, который врач извлекает из резиновой хирургической перчатки, освобождая пальцы. Если уж на то пошло - из презерватива, когда снимаешь его после полового акта. Вязкий, чавкающее хлюпание. Изданный кем-то звук походил на него, разве что был чуть более высоким. В полной тишине червь-исполин пробирался к Роме, оставляя за собой широкий след - целую канаву.
  И вот уже машина. Запрыгнуть в неё, закрыть окна...
  Автомобиль Юры представлял собой жалкое зрелище. Примерно такое же, как и останки хозяина. Банка из-под "Пепси", на которой как следует потоптался жирдяй. Крыша погнута, торчат осколки стекол из резинок, которыми удерживается окно. Задняя дверь вмята внутрь салона.
  На водительском сидении уткнулась лицом в руль фигура с грязно-жёлтыми волосами. Ева? Рома обернулся. Глаза у него ещё сильней стали походить на крупные блестящие булавки. Из последних сил прыгнул, и начал рвать на себя держащуюся на честном слове ручку. Червь снова издал чавкающий, несуществующий в природе "тклиуф", пронизывающий каждую клеточку организма.
  "Это всё в моей голове. Действие стимуляторов не закончилось, галлюцинации продолжаются".
  Червь либо играл со своей жертвой, либо же не смог добраться до "консервов". Девушки больше нет - потрёпанный мешок сидит, и возможно съеденная накануне лапша до сих пор разлагается в желудке трупа.
  Дверца не поддавалась, Рома хотел рвануться в сторону - бежать, спасаться! Однако сил уже не осталось. Он медленно развернулся и стёк спиной по мятому борту. Куртка задралась, спина оцарапалась. Рома смотрел на медленно приближающееся чудовище, видел мощные мышцы, сокращающиеся под сероватой кожей. Смотрел и никак не мог моргнуть, только шептал что-то неразборчивое. Сжал в кармане шарик-талисман Юры, и закрыл глаза, готовый отдаться на милость здешнему Богу. Пусть воображал его Рома несколько иначе - Бог показался, и это главное. Значит, он существует. И нет времени думать, он ли породил произошедшую катастрофу, или же сам возник благодаря ей, словно феникс - дитя радиоактивного пепла и запредельных температур. Распространяющийся, жадный, ползущий хаос.
  Вскоре тишину разрезал протяжный вой, полный животного, первобытного протеста. А затем потревоженная природа вновь затихла, умиротворённая.
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"