Медянская Наталия: другие произведения.

Пока светит Пламя. Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Птицы были всюду. Остроклювые головы из белого мрамора, точно охранники, венчали верхушку городских врат; железные барельефы маленькими глазками цепко следили с фасадов домов за текущей по улицам людской рекой. А высоко, в пронзительно синем небе, над шпилями городских крыш парили белые крачки. Да и название у города было какое-то птичье - Хоррхол.
   Молоденькая девица в простом, но опрятном платье вдохнула влажный, терпко пахнущий морем воздух и нетерпеливо дернула за рукав шедшего впереди парня лет двадцати: - Бенедикт, как думаешь, долго еще?
  - Почти дошли, - ее спутник устало улыбнулся, - еще квартал, а потом...
  - Ты бывал здесь раньше? - девушка ускорила шаг и, запрокинув голову, пытливо уставилась в лицо юноше.
   - Было дело, - тот угрюмо дернул щекой, - и воспоминания, честно говоря, не из лучших. Хм... мы как-нибудь поговорим...
  - Как хочешь, братец, - девица безмятежно дернула плечиком и сморщила нос. - Уверен, что Мадлена нам обрадуется?
  - Никогда нельзя быть ни в чем уверенным... Слушай, Кати, ты специально путаешься у меня под ногами?
  Девушка вздохнула и послушно двинулась рядом, вертя по сторонам растрепанной головой
  А посмотреть было на что. Хоррхол - портовый город, второй по величине в Империи, славился ярмарками, собиравшими купцов со всего побережья, богатыми зданиями торговых гильдий, огромным портом, ну, и, конечно, Храмом - святилищем самого Пламени.
  Катрина Харт, уроженка далекого континентального края, где жизнь текла неспешно и скучновато, уже вторую неделю восторженно купалась в новых впечатлениях. Одна только поездка морем чего стоила. Сначала были качка и неприятная тошнота, вылеченная братцем с помощью горького снадобья с запахом лука и тины. В настоящий шторм путешественники, к счастью, не попали, и на третий день поездки воцарилась солнечная погода. Кораблик бежал ровно и резво, палубу обдувал легкий ветерок и даже, к полному восторгу пассажиров, у борта несколько раз показывались стайки дельфинов. С попутчиками тоже повезло, Бенедикту, пожалуй, вдвойне. Катрина вспомнила хорошенькую молодую даму, путешествующую в компании то ли родственников, то ли компаньонов, и тихонько хихикнула. Больно уж забавно лупал глазами братец, когда дама, восторженно глядя на морскую гладь, рассеянно касалась пальчиками его запястья, а после начинала щебетать. О море, ветре и томлении. К некоторому сожалению мисс Харт и явному облегчению мистера Харта романтичная особа сошла в прибрежном порту, а кораблик взял курс на остров Миллендау, к Хоррхолу.
  У себя на родине Катрина, конечно, слышала о чудном городе посреди моря. Говорили, что в недрах острова живет огонь, дающий жителям молодость, и любой уроженец Хоррхола с рождения отмечен особым благословением. Самые достойные из отмеченных получали право нести Свет Пламени простым людям, и даже сам император не мог им приказывать. Правда, Бенедикт всегда называл слухи "чушью собачьей". Катрина братцу верила и на все эти сложные темы особо не размышляла, до тех пор, пока не пришлось отправляться в те самые края.
  Она загрустила, вспомнив причину, по которой пришлось им бросить родину, и украдкой смахнула выступившие слезы.
  - Ты чего? - Как ни таилась Катрина, брат заметил и ободряюще притянул её к себе. - Не бойся, всё наладится. А если не сразу - так я устрою. Ну не примет нас тетушка, мы всегда можем пойти в трактир. На первое время деньги есть, а на потом и загадывать глупо. Мы молоды и здоровы, справимся.
  И Катрина, как всегда, поверила.
  После блуждания по лестницам и узким улочкам Харты вошли в ворота двухэтажного белокаменного дома. Обозрев дворик с единственной клумбой, на которой пламенели шары далий, Катрина вздохнула. Город, насквозь продуваемый ветрами и уходящий вверх по скальному берегу, с каждой минутой казался ей всё более неуютным.
   - Здесь совсем-совсем нет деревьев? - негромко спросила она.
  - Есть. Возле церкви, и на главной площади скверик. Ничего, сестренка, ты привыкнешь.
   Бенедикт коротко улыбнулся, легонько щелкнул Катрину по обгоревшему носу и дернул колокольчик над дверью.
   Судя по всему, их ждали (письмо было отправлено загодя), и, не задавая лишних вопросов, худой, точно жердь, лакей проводил брата с сестрой в гостиную. Мадлена Харт, пожилая величавая женщина, поднялась навстречу из высокого кресла. Сложив руки на животе, пристально оглядела вошедших.
   - Ты возмужал, Бенедикт, - заключила она после длительной паузы и приподняла черненную бровь. - А это, я так полагаю, Катрина?
   Мисс Харт сделала шаг вперед и, как положено воспитанной девице, присела в легком полупоклоне.
   - Последний раз я видела тебя совсем крошкой, - Мадлена склонила голову к плечу, рассматривая гостью, - и уже тогда мне показалось, что ты - вылитый Кристофер. Те же пепельные волосы и узкие губы.
   Упоминание об отце тоской отозвалось в душе Катрины, и она беспомощно взглянула на брата. Тот ободряюще кивнул. Они действительно были не слишком похожи. Широкоскулый Бенедикт, с непослушно вьющейся порослью темно-русых волос, и узколицая, большеглазая Кати - хоть и немного, но все же отличная в масти.
   - Я рада. - Мадлена чопорно кивнула. - Ваши вещи уже принесли и оставили в гостевых. На втором этаже, две комнаты рядом. Ричард проводит. Простите, но через четверть часа я вынуждена уйти - наша кофрадия собирается при храме, а я вхожу в благотворительный совет. Отдыхайте, за ужином побеседуем.
   Тетушка не спеша нагнулась, взяла из кресла клубок серой шерсти с торчащими спицами и величаво удалилась.
   Бенедикт дождался, пока отзвучат по лестнице шаги, а потом озорно подмигнул: - Ну и как она тебе?
   - Не знаю, - Катрина пошла по комнате, с интересом разглядывая вещи на пузатом комодике: вазочки, глиняные статуэтки и, на медной подставке, янтарную магическую сферу с моргающим внутри огоньком. Раньше она видела такие только в церкви - родители не то, чтобы не почитали Свет Пламени, просто дома особого рвения не выказывали. - Я ее совсем не помню. Какая-то она... холодная.
   - Может, это просто внешне? - Бенедикт с облегчением расстегнул камзол и подошел к окну. - В любом случае, нам ли придираться? Мы свалились на нее, точно снег на голову, а она, если и возмущена, виду не показала.
   - А мы тут надолго?
  - Как только подыщем себе жилье. - Бенедикт, устремив задумчивый взгляд на высокий шпиль соседнего здания, приобнял подошедшую сестру. - Думаю, неделя-другая...
   - Зря мы уехали...
  Вспомнив уютный дом под черепичной крышей, утопающий в зарослях калины и бузины, Катрина хлюпнула носом:
   - Одним, конечно, тяжело, но может...
   - Понимаешь, - Бенедикт отстранился и виновато заглянул ей в глаза, - лесопильня не для меня. Пока был жив отец, мне просто не хотелось ссориться. Нет, однажды я попытался освободиться, но в конечном итоге ничего не вышло.
   Катрина смутно припомнила, что когда-то Бен примерно на полгода исчезал из дому. Правда, в тот момент сама она была малявкой и куда больше семейных дел интересовалась куклами и подружками.
   - В общем, - продолжал брат, - я подумал, что теперь у нас появился отличный повод изменить жизнь. Денег от продажи имущества пока достаточно. Правда, какое-нибудь дело мне стоит подыскать. Только боюсь, что опыт управляющего лесопильней в Хоррхоле вряд ли кому понадобится.
   - Может, Мадлена поможет? Хотя, мы и так, наверное, слишком вторглись в ее жизнь?
   - Кто знает, - Бенедикт тихо рассмеялся. - Может быть, мы, наоборот, привнесем разнообразие? Ты только болтать не начинай. Сразу.
   - Вредина! - Катрина шутливо ткнула брата локтем в бок, а потом посерьезнела. - Знаешь, я тебе помогу. Я ведь умею отлично вышивать, помнишь? И кружева плести, и...
   - Сестренка, - Бенедикт погладил ее по голове, - деньги - моя забота. Хотя, врать не буду, на тебя я тоже рассчитываю. Согласись, нам бы не помешало удачное замужество?
   - Замужество? Моё?! - Катрина округлила глаза и на время потеряла дар речи. Бенедикт, глянув на ее ошарашенную физиономию, расхохотался и решительно потянул сестру из гостиной:
   - Ну не моё же! Да не бойся, я ведь не самодур какой. Найдем хорошую партию, тем более, ты у нас красавица. И муж у тебя будет обязательно достойный, который тебе и самой понравится.
  - О-ой, - только и смогла жалобно протянуть Катрина. Подобного расклада у нее и в мыслях не было.
  - Не "ой", а пошли, комнаты посмотрим? Или, может, ты прогуляться хочешь?
  - Вообще-то, я есть хочу. А тут, похоже, уже отобедали...
  - Значит, всё же трактир, - припечатал Бен. - Заодно и на окрестности поглазеем.
  
  Нужный дом они нашли быстро. У Катрины сложилось стойкое впечатление, что братец не просто знаком с Хоррхолом, а отлично его знает - настолько ловко он разобрался в сплетении извилистых улочек. Посетителей в трактире посреди дня было немного, и Харты выбрали столик у окна. Правда, вид на улицу был не слишком интересный - так, кусок каменной стены на другой стороне, стрельчатая ограда с пятнами ржавчины да развалившаяся посреди дороги плешивая собака. Пока дожидались обеда, Катрина глазела на посетителей. В них тоже ничего особенного не было, разве что выделялась девица, вошедшая тотчас за Хартами и занимавшая сейчас столик у очага. Статная и красивая, в вызывающем платье с корсетом, что бесстыдно открывало загорелые плечи. Поймав дерзкий взгляд из-под смоляной челки, Катрина вспыхнула и потупилась. Больно уж напоминала незнакомка девку-блудню, которых на родине Хартов не то, чтобы не было, просто замечать подобных считалось страшно неприличным.
  Бенедикт на красотку внимания вовсе не обратил, или, может, вид сделал. А после и сама Кати про нее позабыла, углубившись в изучение необычной островной кухни.
  
  - Сознавайся, - дернула брата за рукав Катрина, когда они не спеша возвращались к дому тетушки, - долго жил в Хоррхоле?
  - А чего сознаваться, я тебе говорил уже, - фыркнул тот. - Не так, чтобы долго, но, кажется, успел к нему привыкнуть. Знаешь, этот город немного странный. Он вначале не пускает, выглядит чужим, может даже угрожающим, а потом вдруг - раз, и тебе кажется, что ты живешь здесь с рождения. Признаюсь, дома, в Тумаллане, порой мне очень не хватало морского ветра.
  - А зачем ты вернулся? Из-за родителей, да?
  - Скорее, нет. Хотя, я скучал по всем вам. Просто... здесь я пытался найти дело по душе, а потом, оказалось, что связался не с теми людьми.
  - Тебя обманули, что ли? - Катрина с любопытством покосилась на брата, ожидая захватывающего рассказа, как вдруг сильный удар в плечо швырнул ее к беленой стене высокого здания.
   - Ой-ё-ой... - растерянно протянула Кати, потирая ушибленный бок, а Бенедикт ловко ухватил за плечо невысокого бородача в темно-зеленом кафтане:
  - Эй, сударь, куда вы так торопитесь? Вы нанесли оскорбление моей сестре, и...
   - Т-там, - пролепетал обидчик и трясущимся пальцем указал на широкую лестницу, ведущую к верхним кварталам. - Воины Пламени перекрыли дорогу и хватают всех, кто оказался на площади... насилу ноги унес...
   - С какой это стати? - Бенедикт недоверчиво прищурился.
   - А... облава, говорят, сударь. Так-то я особо ничего не знаю, да и вам советую убираться подальше, потому как...
   Тут мужик ловко выкрутился из хватки Бенедикта и, оставив кафтан, бросился в ближайший переулок. Катрина проводила его растерянным взглядом, а потом, обернувшись, испуганно прикрыла рот ладонью. На верху лестницы появились несколько человек в кожаных доспехах и с обнаженными мечами в руках. На высоких шлемах алели длинные перья, которые раскачивались в такт движениям и, действительно, наводили на мысли о языках пламени. Один из воинов что-то гаркнул, рубанув ребром ладони по направлению улицы, и Катрина почувствовала, как ее вдруг поволокли в сторону.
   - Бен, ты что? - она безуспешно попыталась вырваться. - Мы же ничего не сделали!
   - Закрой рот и беги, - шикнул тот и ринулся следом за бородачом. Харты понеслись по узкому переулку, а уходящие в небо стены гулким эхом вторили топоту ног. Выбежали на другую улицу, снова нырнули между оградами, плотно увитыми диким виноградом, и, кажется, ушли от погони. А потом послышался властный окрик, и Катрина, обернувшись, увидела высокую фигуру, нарисовавшуюся у соседнего здания. Бенедикт рыкнул, прибавил ходу, влетел за угол и со свистом выдохнул сквозь зубы. Прямо перед носом беглецов высилась кирпичная стена. Тупик.
  - У меня... есть причины... не попадаться, - задыхаясь, объяснил Бенедикт, а после, ругаясь вполголоса, стал ощупывать плотную кладку. Чеканный бег преследователя послышался совсем близко, и Катрина испуганно зажмурилась. Но тут справа что-то скрипнуло. Приоткрылась низенькая дверь, и в проеме призывно мелькнула чья-то рука. Долго Хартов упрашивать не пришлось и, нырнув внутрь, они облегченно привалились к шершавой стене, чтобы отдышаться.
  Лязгнула задвижка, и в тусклом свете масляной лампы Катрина с удивлением узнала вульгарную девицу из корчмы. Одежда ее вблизи скромнее ничуть не стала, и мисс Харт насупилась. Девица же, вовсе не обращая на нее внимания, сняла лампу с крюка на стене и обернулась к Бенедикту:
  - Так и будем стоять, и дожидаться, пока прихвостни магиков высадят дверь?
   Снаружи уже яростно и страшно колотились в деревянную створку.
   - Бежим, - коротко кивнул Бенедикт, отобрав у спасительницы лампу; ухватил сестру за руку и первым понесся вниз по лестнице. Они миновали череду узких коридоров, продрались сквозь залежи ящиков, воняющих рыбой, а потом брат толкнул низкую дверь и поток свежего воздуха ударил Катрине в лицо. Она зажмурилась от яркого света и тут же споткнулась о пузатые мешки, горой наваленные у порога.
   - Добро пожаловать в порт, - насмешливо сказала над ухом незнакомка, подхватив Кати под локоть. Голос у нее был хрипловатый и вместе с тем мягкий, точно кошачьи лапки. До тех пор, пока их обладательница не вздумает выпустить коготки.
  - Если поспешите, то успеете затеряться в толпе. - Девица послала Бенедикту широкую улыбку и уже собралась, было, уходить, как тот вцепился ей в плечо:
   - А ну стой!
  Развернул к себе и хмуро уставился в красивое порочное лицо. - Ты кто? Откуда знаешь, что мы родственники? Зачем стала помогать?
   - Ух ты, сколько вопросов, - девица изогнула бровь и провела тонким пальчиком по груди Бенедикта. - Неужто я не могу просто помочь такому симпатяжке?
   - Наверное можешь. Но, видишь ли, за последние несколько лет я умудрился растерять всю данную мне от рождения веру в бескорыстие. И, кстати, ты не ответила, откуда нас знаешь.
   - А, давайте, мы уже куда-нибудь пойдем? - Катрине то ли со страху показалось, то ли действительно в подвале что-то брякнуло.
   - Девочка дело говорит.
   Незнакомка мягко вывернулась из рук Бенедикта и кивнула в сторону выстроившихся у пирса парусников:
   - Там, на набережной, мой дом. Переждем и поговорим. Оставьте уже эту лампу, и идем.
   - Да как звать-то тебя? - с досадой бросил Бенедикт в спину девице. Та кольнула его через плечо васильковым взглядом: - Ирена. А титулы перечислять, пожалуй, не стану. Чтобы не смущать.
   Катрина, к тому моменту вполне пришедшая в себя, тихонько хихикнула. Пожалуй, незнакомка начала ей нравиться. Веселая.
   Лавируя между прохожими, они вышли на набережную и, миновав очередную статую гигантской птицы, остановились у широкого крыльца. Нижние окна дома Ирены пестрели разноцветным витражом, над дубовой дверью висел колокольчик с язычком в форме рыбки, а деревянная вывеска заставила Катрину изумленно захлопать ресницами. С дощечки скалила зубы криво намалеванная грудастая русалка, а размашистая надпись гласила, что это заведение называется "Бархатные кущи".
   - Весьма похоже на непотребный дом, - возмутилась Катрина. - И ты живешь здесь?!
   - А чего такого? - Ирена невозмутимо пожала плечами. - Жилье, как жилье, не хуже любого другого. Для меня бордель - дом, а у кого-то и дом бордель. Впрочем, я не навязываюсь.
   - Ну уж нет! - Бенедикт решительно потопал на крыльцо. - Терпеть не могу неопределенность, так что, тебе, милая, придется всё рассказать. А после ты, сестрица, поведаешь мне, откуда знаешь, как выглядят подобные заведения!
   Катрина зарделась, вспомнив, как они с подружками втихаря рассматривали невесть как попавшие в Тумаллан столичные газеты. Ирена же фыркнула и, решительно отстранив Бенедикта, первой вошла в дверь.
   Неизвестно, что ожидала увидеть внутри Катрина, с опаской оглядываясь по сторонам, но широкая гостиная, начинающаяся прямо от прихожей, ничем таким неприличным не выделялась. Пара столиков с расшитыми скатертями, обитые темным бархатом стулья, зеркало. Низкий диванчик у окошка, несколько аляповатых натюрмортов на стенах - и уютная, согретая полуденным солнцем тишина.
   - Вечерами тут не протолкнешься, - подмигнула Ирена, точно читая мысли, - а сейчас... пошли за мной, пока никто не прицепился.
  Она поспешно юркнула в боковую дверь, и Харты, переглянувшись, двинулись следом. Поднялись по скрипучей, устланной вытертым ковром лестнице и вскоре оказались в уютной комнатке.
   - Простите за беспорядок, - хозяйка небрежным жестом накинула покрывало на смятую постель, - я не ждала гостей. Вернее, не ждала гостей так рано.
   Бенедикт, недолго думая, развалился в кресле у камина и весьма непочтительно стал разглядывать хозяйку. Та вовсе не смутилась, стояла, привалившись к каминной полке, и насмешливо улыбалась. Так они и ели друг друга взглядами; Катрине даже показалось на миг, что о ней все позабыли. А потом первая робость прошла, и мисс Харт, никогда особо покорностью не отличавшаяся, кашлянула.
  Ирена на нее взглянула, кивнула на свободное кресло:
   - Садись, дорогуша.
   Прошла к окну и резким жестом распахнула ставни. Высунулась наружу, огляделась.
   - Кажется, всё спокойно. Да, не повезло вам - сразу по приезду нарваться на облаву.
   - Так, - Бенедикт наклонился вперед и сомкнул руки под подбородком, - а теперь медленно и доходчиво. Откуда знаешь, что мы приехали сегодня, и почему ты нам помогла?
   Ирена шагнула от окна, усмехнулась и потянула цепочку из выреза платья. Серебряная вязь мягко заструилась по загорелой коже. Катрина с любопытством вытянула шею и увидела, как на ладонь девушки лег треугольный медальон. Простой, медный, ношеный. Вот только глаза на чеканке поджарого волка совсем вживую сверкнули алым. Катрина уже хотела подойти и рассмотреть безделушку внимательнее, но Бен коротко присвистнул, а Ирена тут же сжала кулак и сунула медальон обратно за корсаж.
   - Морган? - Бенедикт прищурился. - Зачем я ему?
   - Представь себе, меня не известили. - Ирена пожала плечами. - Я вообще не должна была вмешиваться, просто выяснить, где ты остановился. И если бы не эта дурацкая облава...
   - А что, - Катрина даже раскраснелась от любопытства, - здесь такое в порядке вещей? Ну, что вот так идешь себе, никого не трогаешь...
   - В последнее время тут неспокойно. - Ирена ответила неохотно и принялась сворачивать забытую на спинке кресла шаль.
   - Сдается мне, Морган тут сыграл не последнюю роль, - Бенедикт нахмурился, порывисто встал и кивнул сестре:
   - Кати, мы уходим.
   - Что, так скоро? - Ирена подняла на него глаза. - Даже спасибо не скажешь?
   - Прости. - Бенедикт обернулся и коротко кивнул: - Благодарю. Знаешь, я привык отдавать долги, доберусь до банка - заплачу. А Моргану можешь передать, что я изменился. И пытаюсь начать жизнь заново.
   А потом настойчиво вытолкнул навострившую ушки Катрину в коридор. Та возмущенно ойкнула и, прежде чем брат захлопнул дверь, успела услышать негромкое "Вот ведь дурак".
  
   Они долго плутали по улочкам - Бенедикт двинулся к дому обходной дорогой. Пару раз навстречу попадались патрули городской стражи, но, услышав имя Мадлены Харт, брата с сестрой тут же отпускали. Воинов, подобных тем, что устроили облаву в центре, видно не было, однако народу на улицах стало совсем мало. А еще Катрину напугала очередная лестница - белокаменная, щедро освещенная горячими лучами послеобеденного солнца. На ее ступенях, рядом с опрокинутой корзиной, рассыпались крупные аппетитные яблоки, блестящие красными глянцевыми боками. А посреди этого великолепия одиноко лежал кожаный женский сапожок.
  Катрина почувствовала, как по спине побежали противные мурашки, а Бенедикт, нахмурившись, потянул мимо:
  - Не смотри.
  
  
   Кофрадия (исп. cofradia - братство) - ритуальное общество, обслуживающее культ определенного католического святого и устраивающее праздники, театрализованные представления и др. в его честь
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"