Медведева Алена Викторовна: другие произведения.

Такие разные половинки. Настоящее

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Первый роман серии "Половинки из разных вселенных" ожидается в бумаге в январе 2018 года

    Вторая книга из дилогии про Кирена и Дейнари.

    За книгами с автографом автора - пишите на almed@svl.ru



    ЛАБИРИНТ

  Такие разные половинки. Настоящее
  Пролог
  - Не знаю... - чувство неуверенности не покидало. Я растерянно, не зная на что решиться, мялась на площадке для флаеров в башне Правителя. - На меня сейчас столько всего навалилось. Я не успеваю обдумывать происходящее! В мыслях - хаос. Я никого и ничего не узнаю, ведь прежде я все видела глазами ребенка. Не представляю как привыкнуть ко всему...
  - Но ты же рада? Все к лучшему? Это главное. - Перебил Нарин, сжав мои плечи руками. Уголок его неизменно поджатых губ чуть дрогнул, в желании меня приободрить. - Дейнари! Только подумай, ты дома! Все невзгоды позади!
  - Да, рада... - чувствуя, что голос звучит как-то пусто, совсем не отражая всего избытка эмоций и ощущений, что с момента встречи с Даргеном переполняют меня, еще и энергично киваю головой. - У меня слов нет, как рада. Я ведь так долго этого ждала. Это единственное, что поначалу поддерживало во мне жизнь, давало надежду. Потом уже перестала ждать... Но... столько перемен! Мне... - запнувшись, чуть повела плечами, высвобождая их и отступая на крошечный шажок в сторону, - мне сложно, понимаешь? Это как заново всему учиться? Узнать столько всего впервые? А очень многое изменилось... Мы же выросли. Я помню детство, а сейчас... все совсем иначе.
  - Конечно, понимаю, - Нарин шагнул следом, на этот раз перехватывая мои руки. Обхватив запястья, притянул к себе ближе. Его хвост коснулся моего, словно бы тоже стремясь сдержать его нервные метания. Он смотрел очень серьезным взглядом, явно ища мой в ответ. Но мне нестерпимо хотелось вовсе закрыть глаза и на миг представить, что я одна. - Дейнари, я единственный, кто действительно понимает. Я тоже все эти годы искал тебя, надеялся и ждал. И для меня сейчас все изменилось. Ты изменилась в первую очередь! Стала другой, невероятно прекрасной, волнующей... Но в чем-то осталась той сиреневоглазой неловкой малышкой, которую я знал в детстве. И так всегда будет, знаешь? Это всегда будет связывать нас - та теснейшая связь, что возникла в детстве.
  - Мне стыдно, - все же опустив взгляд под неумолимым и настойчивым призывом голубых глаз старого друга, - Ниран, мне ужасно стыдно. Это ты помнишь все. Я же... Должна признаться, в какой-то момент я все забыла. Приказала себе не помнить того покоя и счастья, что испытывала в то время. Иначе... я бы не выжила. И тебя... Тебя я тоже забыла, только твои глаза?.. Неуловимый отголосок прежнего видения голубых глаз - единственное что иногда всплывает в памяти. В тебе ничего больше не осталось от того ребенка.
  Кроме Дарга, дяди - я никого больше не 'почувствовала', испытав при встрече ощущение узнавания. Но признаться этому мужчине, что столько времени искал меня, сберег с детства ощущение нашей связи, открыто сказать, что для меня он чужак? Незнакомец? Не могла.
  - Но это же было между нами! И будет снова, я обещаю! Нас связывает нечто особенное, глубинная связь душ. И все что тебе надо - это обрести, наконец, свой мир, стабильность и покой. Постепенно ты все вспомнишь, снова ощутишь ее. И поймешь, что я прав. Мы всегда были предназначены друг другу. Но как тебе снова обрести себя, если вокруг такая... круговерть?.. Тебе нужно укрытие! Свой мир, дом и уверенность в завтрашнем дне. Необходимо, чтобы тебя просто оставили в покое, наедине с собой, дали возможность разобраться в чувствах и ощущениях, привыкнуть к новой данности своей жизни. Такие перемены... И все это могу дать тебе я! Не трусь.
  - Пойми, о трусости не идет речь, - неуверенно подняв взгляд на Нирана, я вздохнула. То о чем он сказал, было верно и очень заманчиво. Я так надеялась обрести уверенность, начать жить... правильно. Как это представляется большинству. Стать собой, наконец. И мне нужна была помощь, я себе боялась признаться насколько растеряла веру в себя, но чувствовала - одна не справлюсь. Больше всего пугал страх - вновь провалиться в серый туман бессознательности. Признаться Даргу? Лике? Дяде? Было стыдно, мучила вина, словно бы я сама навлекла эти беды на свою голову, на родителей. - Я не знаю...
  - Зови меня Наринен, - вновь перебил арианец. Откинув прядку своих длинных черных волос, осторожно погладил меня по голове. - Наши души связаны. И мне нужна лишь ты. Тогда как для других ты станешь извечным воспоминанием о тяжелой утрате - о твоих родителях. Со мной ты обретешь мир. Идем?..
  Он словно знал мои мысли. И это... обнадежило.
  - Хорошо, попробуем, - вопреки сомнениям, решилась я. - Мы пройдем ариан.
  - У нас все получится, - с облегчением кивнул Нарин, увлекая меня к транспортному средству.
  Все время полета я молчала, думая обо всем на свете, кроме метха. О Соли в первую очередь. Ведь моя задача наладить свою жизнь ради нее. А Кирен - это воплощение того, что мне необходимо забыть, чтобы научиться жить... нормально.
  Нарин все так же держал мою руку, изредка ободряюще сжимая ее. Когда мы приземлились на краю огненного провала (а для меня это особое место всегда выглядело так), с торжественной серьезностью напомнил.
  - В месте зарождения самой энергии нашего мира каждому дано обрести просветление и получить ответ. Нам суждено быть вместе, то был выбор твоих родителей - думай об этом. Ты знает это в глубине души, и я знаю - другого пути нет. Не бойся!
  Но меня переполнял дикий страх. В отличие от других жителей Цезариона я была лишена возможности появляться тут, подпитывая свои силы и учась делать мудрый выбор. Я крайне мало знала и об ариан! Где-то под слоем боли и забвения жили воспоминания, в которых голос мамы шептал о 'выборе сердцем'. Но доподлинно ее слов я, как не пыталась, вспомнить не могла.
  Сглотнув, расширившимися от страха глазами уставилась вперед. Там - в нескольких шагах от меня зиял тьмой обрыв. А за ним... пропасть. И где-то безумно далеко внизу шумела огненной лавой река, обегая многие и многие острые каменные выступы, что словно бы только ждут момента пронзить мое тело.
  - Нет! - Шарахнувшись назад, в ослеплении паники вскрикнула в ответ. - Я... не могу... Нет! Не вынуждай меня! Не сейчас... Умоляю! Я не хочу... не могу...
  Бормоча мольбы, не осознавая слов, я чувствовала слезы, бегущие по лицу.
  - Дейнари! - Строгий упрек. И уверенное прикосновение руки Нирана к моей ладони, заставившее осознать. насколько она холодна. - Ты смелая девочка. Ты не отступишь! Не после того, через что мы прошли. Не поддавайся эмоциям, думай! Ты же знаешь, что 'там' - он рукой указал прямо в искрящую огнем тьму провала - невозможно погибнуть. За все время существования нашего мира никто не пострадал. Просто думай об этом, перебори страх.
  Зажмурившись, я всеми силами старалась сосредоточиться только на его размеренном голосе. Не могу смотреть - это не позволит обрести самообладание.
  - А... а что... ну... у тебя? - Сипло, немного надрывно выжала из себя вопрос.
  - Место истинной силы каждый из нас видит по-своему, - уклонился от ответа мой спутник.
  - Скажи! - Взмолилась я, обещая себе, что сделаю шаг в бездну, не глядя. Буду представлять то, что видит Ниран.
  - Я вижу водопад, - нехотя признался он. - Стену из переливающих огненных искорок, и... свое отражение в них. - И прежде чем я успеваю проникнуться такой несправедливостью, резко тянет меня назад. - Не стоит с этим затягивать! Идем. Сделаем это - пройдем ариан, и станем парой.
  - Нет, нет... - губы дрожат, хвост мечется из стороны в сторону, тело колотит дрожь, я стремительно бормочу, пытаясь упираться - мой ужас сильнее даже желания сделать как должно. Мне отчаянно страшно подвести того, кто не забыл, продолжил ждать меня все это время. Я подвела родителей, но больше я никого не подведу! Но паника, сковывающий тело страх перед разверзнувшейся бедной сильнее даже этого страха. - Дай мне миг... подожди...
  - Нельзя! Ты должна решиться, - не знаю как, но чувствую, что замираю на краю. И заставляю себя послушаться - делаю глубокий вздох и намереваюсь поднять ногу, чтобы совершить отчаянный шаг вперед, когда... Легчайшее касание спины - и я начинаю падать.
  Глаза распахиваются сами собой - острейшие иглы каменных зубов с ошеломительной скоростью мчатся навстречу. Собственное тело немеет, дышать мешает бьющий в лицо воздух. Вокруг, вздымаясь всполохами огненной лавы немыслимо высоко, шипят искорки огня. Сжимаю веки уже от боли - я предчувствую ее?
  Но неминуемого удара не происходит, я осознаю это как-то опосредованно. Кажется, мимо промелькнули года, если не десятилетия - мое падение станет бесконечным? Едва в сознание пробивается эта мысль, я решаюсь открыть глаза. Напрасно! Ничего не меняется - меня окружает тьма. Не видно ни огненной реки, ни острых шпилей бездны. Все исчезло, словно кто-то всесильный залил окружающий мир чернотой.
  - На... - голос подводит, обрываясь. - Нарин!!!
  Кричу отчаянно, но совсем не громко. Голос словно тонет в вязкой тьме вокруг. Пробую бежать. И кажется бегу, но бесцельно - цели нет, я ничего не вижу, не чувствую, не слышу. Слезы текут, меня все так же колотит. Но уже от мысли, что застряну во тьме навечно.
  - Мама!!! - Новый крик идет от самой души. Рожден в глубине моего тела, и кажется естественным продолжением дыхания.
  - Дейнари, - мне чудится отклик. Я рвусь к нему. Куда-то назад? Пытаюсь плыть, как к поверхности из глубокой ямы. А на деле делаю лишь шаг и... снова оказываюсь стоящей над бездной. И уже совершенно реальный голос арианца окликает меня.
  - Дейнари? - Нарин осторожно тормошит меня за плечо. - Как все прошло? Ты в порядке?
  Осоловело моргая, медленно перевожу на него взгляд.
  - Мы... Закончилось? Все прошло? - Я медленно начинаю осознавать подлинность своих ощущений. Оживать! Чувствовать себя и мир вокруг.
  - Да, - с сосредоточенным видом кивает мой собеседник. - Прошел почти день. Не думал, что мы настолько задержимся.
  - День? - Я ошеломленно выдыхаю. Так долго я блуждала во тьме, пытаясь найти выход?
  - Да! Скажи мне, что ты видела? - Не давая мне обдумать эту новость, Нарин впивается взглядом.
  - Ничего... кажется. Все время было темно. Это правильно? Я думала, мы должны встретиться... там?
  Мой давний друг чуть щурит глаза, голубизна в них чуть темнеет. Какое-то время смотрит на меня молча.
  - Так и есть. И мы встретились! Но, видимо, из-за болезни ты еще не совсем верно все воспринимаешь. Или не доверяешь своим чувствам. Боишься признать очевидное! Твоя аура и энергия восстановились не полностью...
  - Встретились? - Перебиваю я.
  - Да. - И твердый взгляд голубых глаз в подтверждение. - Я увидел тебя, подошел и взял за руку. Мы соединились и прошли ариан. Мне было показано, что у нас будет беловолосый ребенок!
  - Прошли ариан? - Ошеломленно внимаю его словам. - Ребенок?..
  Насколько же все по-разному получилось у нас. И как мне полагается воспринять это?
  - Да! Говори об этом всякому, кто спросит. Сомнений нет - ты же веришь мне? - Перехватив мои руки, с внезапно пробудившимся жаром заверяет Ниран. - Мы пара, нас принял ариан. Он подарил мне тебя. А твоя тьма - знак, что мне суждено стать твоим проводником в этой жизни. Вывести тебя из мрака прошлого к свету новой жизни. Ты же пойдешь к нему со мной?
  - Да... - зачарованно киваю в ответ. - Вот кто это был. А мне почудилась мама.
  - Только я твоя судьба, - отводя с лица светлую прядку, выбившуюся из сплетенных на затылке волос, заверяет Ниран. - Твоя опора, твоя пара, твоя судьба, которую ты обязана принять. Ниранен...
  - Ниранен... - эхом шепчу я, стараясь подавить порыв вспыхнувшей в душе тревоги. Пора начинать новую жизнь. Ту, которую я прожила бы, не случись нападения верпанов и последующего плена у метхов. Мою истинную жизнь, которую я обязана принять. Научиться ее проживать! - Мы прошли ариан...
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 1
  Крадучись, пробираясь по узким галереям жилой башни, принадлежащей роду супруга, я спешила к балкончику с флаерами. На этаже, что принадлежал только нам, неизменно царила тишина, лишь изредка развеваемая шуршанием потоков лавы, которые переплетаясь, образовывали новые и новые причудливые формы стен.
  - Дейнари, - голос Нирана вынудил меня остановиться. Ускользнуть незамеченной не удалось, - ты готова?
  Привычно сдержав мученический вздох, отрицательно качнула головой, подтверждая очевидное: нет. Но для меня не было ничего невыносимее, чем присутствие на официальных императорских сорумах. Их со времен создания империи каждые новые луны проводил правитель Цезариона, имея целью выслушать мнение жителей по любым вопросам, которые они полагают достойными его внимания. На каждом соруме императора - а сейчас им был мой дядя - сопровождали члены его семьи - ближний круг первого лица империи. Не раз бывало, что император, доверяя, именно нам поручал решение каких-либо возникших вопросов.
  Для меня же несколько дней сорума неизменно были пыткой. Выросшая вне империи, и спустя четырнадцать лет после возвращения в родной мир так и не сумевшая полностью встроиться в него, лишенная многих элементарных знаний об арианской жизни и морали, о которой другие узнавали исподволь, просто проживая свою жизнь тут, я каждый раз ощущала свою ненужность. Даже присутствие Лики - пары моего брата Дарга, казалось более уместным. У нее получалось порой подмечать суть, что ускользала от большинства.
  Впрочем, ее супруг не настаивал на постоянном присутствии на сорумах своей земной женщины. В отличие от моего! Но Ниранен не мог явиться на сорум без непосредственной родственницы императора - меня. А он считал их посещение архиважным, и не пропускал никогда.
  Я же... час за часом и день за днем ждала завершения этой бесконечной вереницы обращений, жалоб, требований, упреков, надежд. И, признаться, не слышала никого из них. Словно воздух надо мной тяжелел, вдавливая в лавовое кресло и не давая слышать - на каждом соруме я превращалась в застывшую статую. Не могла слушать о горестях чужих судеб...
  - Мне осталось только сменить одежду, - обреченно вздохнула, понимая, что избежать очередного сорума не смогу. Даже чуть задержаться, опоздав к открытию мне не дано.
  - И волосы! Распусти их! - Назидательным и неизменно тихим голосом распорядился Ниранен. Смирившись, я кивнула, и развернулась к двери, когда в спину мне долетел его голос. - Будь достойна семьи, которую мы представляем - императорской. Не разочаровывай меня!
  Вот оно! Радуясь, что супруг не видит моего лица, на миг прикрыла веки, скрывая наверняка отразившуюся в глазах боль.
  'Разочарование', - он часто использовал это слово, говоря обо мне. О нас с Соли.
  За годы, прожитые в арианском браке, я умудрилась стать для своей пары разочарованием во всем. Не смогла скинуть налет дикости и резкости, выработавшийся у меня за годы плена и жизни рядом с метхом, не научилась лоску, умению предстать в наилучшем виде и манерам, присущим представителям значимого рода супруга. Особых талантов и склонности к чему-то не проявила, до сих пор продолжая наверстывать годы, лишенные знаний. И такого желанного Нираненом ребенка ему не подарила. А самое главное, обладала тем, чего он отчаянно желал, но никогда не смог бы получить - светлыми волосами, истинным знаком отличия и возвышения, принадлежности к правящей семье.
  Пусть Ниранен никогда не давал волю своим чувствам, неизменно укрывая их под покрывалом безликой сдержанности, я чувствовала - это гложет его. Оттого, являясь единственным темноволосым арианцем на собраниях императорской семьи, он всегда укрывал голову специальным убором, объясняя это мешающими ему заниматься делами империи прядками налезающих на лоб волос.
  - Дейнари, твой долг подарить мне ребенка! Моему роду продолжение! Того, в ком будет наша кровь и кто будет отмечен вашим обликом. Я подарил тебе новую жизнь, собрав осколки твоей сломленной судьбы, ты же может отплатить мне такой малостью. Требуется только захотеть... - один из немногих раз за нашу совместную жизнь, когда он на миг потерял самообладание, позволив гневному упреку сорваться с губ.
  Случилось это спустя три с небольшим года после ариан, когда Ниранен уходил из спальни в очередной виток цикла не почувствовав во мне зарождения новой жизни.
  Тогда я поняла как желанен, как необходим ему наш общий ребенок. Насколько он мечтает о потомке, который будет очевидным отпрыском императорской семьи и одновременно наследником его рода. В своем сыне он жаждал воплотить собственные чаяния. Ведомая чувством раскаяния и вины, живя с нарастающим ощущением никчемности и неспособности оправдать надежды Ниранена, я искренне пыталась. Ночами лежала без сна, всматриваясь в огненные потоки над головой, и пыталась представить... увидеть... захотеть этого ребенка. Не помогло.
  - Я быстро соберусь, - не оборачиваясь, так же привычно скрывая душевное смятение за внешней невозмутимостью, ровным тоном откликнулась я, прежде чем устремиться вон из зала.
  К счастью, Соли нет сейчас дома. Она с Анжеликой улетела в какую-то из дальних башен Цезариона. Пара Дарга собирает материал для земной энциклопедии о культуре и быте арианцев, которую намерена создать. Лика уверена, зная больше друг о друге, наши цивилизации скорее смогут стать ближе. Дело ее требует долгого и кропотливого труда, но она не унывает, продолжая выкраивать время на такие путешествия. Часто она берет с собой сыновей и... Соли.
  И как бы не было тяжело осознавать, что в этой во многом не похожей на нас женщине, Соли обрела душу более близкую, чем родная мать, я неизменно смирялась с этой данностью, радуясь тому, что хоть так в ее судьбе присутствует семейное тепло, смех окружающего счастья и истинное доверие. Все лучше, чем неизменный холод и безликая тишина нашего с Нираненом дома.
   Вопреки всем стараниям и искреннего желания Анжелики помочь, у меня не получалось открыться дочери. Научиться любить ее?.. Нет! Я любила, отчаянно и верно - с каждым годом ее взросления все сильнее и одержимее, но не способна была показать ей свою любовь. Открыться и довериться, сломить давно сковавший меня лед требований, оказавшихся невыполнимыми намерений и ошибочных решений. И чем отчаяннее я желала близости со своим ребенком, тем сильнее боялась... разочаровать и дочь. Окончательно оттолкнуть Соли, явив ей доподлинно всю никчемность собственной личности. Зачем ей такая слабая мать? И продолжала цепляться за установившиеся в нашей семье порядки. За прохладу... за жизнь без живительного тепла и доверия.
   Даже тепло чужого тела у нас не поощрялось. Ниранен не был сторонником прикосновений. Поначалу, измученная разрозненными воспоминаниями о попытках Кирена вернуть меня в сознание, о его нежных ласках, призывах и мольбах, что и спустя годы мучают, не давая спать, я приветствовала эту сдержанность. Полагала ее освежающе верной, так контрастирующей с давящим ощущением совсем рядом присутствия метха. Но со временем, когда потребность в одиночестве прошла, я стала искать душевной близости, взаимопонимания, поддержки, тепла чужих объятий, которых не доставало. И пришла сама посреди ночи в покои супруга.
  - Дейнари, - холодно поприветствовал меня он, пробудившись. - Что ты делаешь здесь?
  - Мне... холодно, - ежась под его неприязненным взглядом, робко призналась тогда. - Можно, я останусь с тобой? Я просто побуду рядом. Лягу тихо...
  Как когда-то делал Кирен, думая, что я не слышу, прокрадываясь и устраиваясь рядом на полу, где я лежала, скованная цепями, обессиленная и заледеневшая после очередного припадка яростного безумия. Крайне осторожно, не тревожа меня, он умудрялся лечь совсем близко, повторяя своим телом изгибы моего и даря такое необходимо тепло.
  - Не стоит, - ровно, с толикой отчужденности медленно и доходчиво пояснил супруг, заставив замяться на месте. - Сейчас не тот период твоего цикла, когда нам имеет резон быть рядом. Вернись к себе и погрузись в согревающие потоки, - словно маленькую несмышленую девочку отчитал он меня.
  Меня хватило только на кивок. Силясь не заплакать прямо тут, скупо качнула головой и побрела назад, сжимая ледяными руками плечи. Когда я, после окончательного надлома питающего сознание энергетического каркаса, изредка приходила в себя и смотрела вокруг осмысленным взглядом, прося метха обнять меня. Он тут же кидался навстречу и стискивал обеими парами рук так, что я с трудом дышала. Но никогда не противилась, находя в этой обвившей жаром силе странное упоение и поддержку. И именно сейчас, давно покинув свой жуткий плен, соединив судьбу с одним из достойнейших соплеменников, я в одиночестве брела в свою спальню и... впервые отчетливо вспомнила Кирена.
  
  
  Первая часть дилогии доступна на Книгоман!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"