Мэйн Александр: другие произведения.

Живые среди Мертвых

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Глава первая
  Сентябрьский ветер, словно неокрепший подросток, еще не ставший мужчиной, но, тем не менее, уже давно перешагнувшим порог детства становился все холоднее, а его порывы возвещали о наступлении холодов и прихода настоящей осени. Лето с его знойным солнцем и длительными светлыми вечерами осталось далеко позади. Стоял двадцать восьмой вечер сентября.
  Молодые березы на окраине села Носово гнулись под натиском ветра. Казалось, что их тоненькие стволы не выдержат столь долгого напора, и они сломаются, даже не увидев всей прелести совсем другого, не менее сурового времени года-зимы. Но зачастую, именно юные создания оказываются куда крепче и настойчивее, чем познавшие жизнь их взрослые собратья.
  Эти березы весной посадил Ардалион, один из старейших жителей Носово. Он жил на самой окраине села, за старым кладбищем, в полном одиночестве. До ближайшего соседнего дома было добрых три километра, но это не смущало старика, более того, ему это даже нравилось. Нравилось то, что никто его не тревожит, что он абсолютно один и по близости нет никого, кто мог бы ему насолить, а такие люди раньше встречались. Он не очень хорошо ладил с жителями села и на то были свои причины.
  Старая ветхая лачуга Ардалиона стояла на небольшом холме. Низкие окна закрывали молоденькие березы, а покосившаяся деревянная дверь поскрипывала от ветра. Ржавые петли с трудом выдерживали дверь и иной раз казалось, что она вот-вот с них сорвется, стоит лишь ветру посильнее подуть. В доме была только одна комната, посреди которой стоял большой стол, загруженный всевозможными колбами, пробирками и реактивами. Почти все на столе было разбросано - вместе с необходимыми Ардалиону вещами на столе лежал и мусор, от которого давно стоило избавиться, но старику до этого не было дела. В самом углу комнаты, возле наглухо завешанного несколькими шторами окна стояла маленькая кровать больше похожая на детскую. Трудно было представить, как взрослый человек, тем более мужчина мог на ней уместиться, но старику хватало места, чтобы поспать несколько часов, он не жаловал ночной отдых в виде сна.
  Если бы незнакомец оказался в доме Ардалиона, то наверняка подумал, что здесь живет спятивший от одиночества старый химик, от части, он бы не ошибся. Кем только не считали Ардалиона в родном селе, и спятивший от одиночества химик было одним из самых добрых представлений о нем. На деле все обстояло куда сложнее, в какой-то степени он и был химиком, но занимался не традиционной химией, а алхимией вместе с магией. Старухи считали Ардалиона и его родителей колдунами и приспешниками самого дьявола, старались никогда не смотреть ему в глаза, а проходя мимо, трижды крестили его в спину с молитвой в устах. Дети слагали о нем страшилки и пугали им младших ребят, хотя большинство из них даже никогда не видели старика.
  Отец Ардалиона был магом в четвертом поколении, а вот мать оказалась простой женщиной. Как говорил отец, он никогда не встречал и не слышал о существовании ведьм, их просто не было в природе. "Даже в магии женщины бессильны, только мы, только мужчины способны совладать с этой силой" - любил повторять он. Но его сын Ардалион сильно разочаровал его, у него не было особых данных к магии, и чему бы его ни учил отец, ничего не выходило. Позже, будучи подростком, он увлекся химией, но ее познания казались ему столь ограничены, что ему хотелось выйти за рамки этой науки. Именно тогда он и прибегнул к изучению основ алхимии, в которой смог добиться немалых результатов. Но все эти результаты приходилось тщательно скрывать от глаз жителей Носово, если хоть кто-то узнал о том, чем занимался Ардалион, то он как минимум попал бы в тюрьму. И это стало бы не самым ужасным исходом его работы, скорее всего, как он считал сам, жители устроили бы над ним самосуд.
  Единственным человеком с которым в детстве общался Ардалион был мальчик Петя на два года младше его. Петю не пугали байки о семье Ардалиона, о том, что все они безжалостные колдуны и убийцы, а по ночам превращаются в черных кошек, чтобы бегать по домам соседей и нести с собой несчастье. Ардалион часто хотел поговорить с другом на эту тему, раскрыть ему тайну своей семьи, но каждый раз боялся. Боялся, что друг его не поймет, отвернется от него, как и все остальные, а потом начнет косо смотреть и плеваться каждый раз под ноги, когда он будет проходить где-то рядом. Он сумел найти того человека, который был вместе с ним в трудные минуты, ставший ему надежной опорой, которой не смогли стать ему родители, но раскрыть всю правду ему так и не получилось. Даже сейчас, спустя десятилетия Петр оставался в наведении о том, кто на самом деле Ардалион и кем были его предки.
  Сейчас же Ардалион был твердо уверен, что настал тот самый момент, когда можно открыть душу перед другом, он слишком долго прятался и устал от этого. Устал от того, что всю жизнь скрывается и прячется, хотя и прятать было нечего. Он был абсолютно безобидным человеком, лишь с необычными интересами и неправдоподобными сплетнями о нем. Отец все детство повторял, что никто не должен знать о том, кто они, что это огромная тайна, которая не должна выйти за пределы семьи, но лишь сейчас, когда Ардалион сам стал дряхлым стариком, как и Петр, он понял, что все, чем он занимался на протяжении своей жизни - это лишь безобидная алхимия, в большинстве случаев теоретическая. Вполне возможно, считал Ардалион, что старый друг поймет его, и они еще вместе посмеются, ну даже если и не поймет, то иного выхода не было, либо рассказать все сейчас, либо никогда, потому как завтра для Петра могло и не настать. Он был уже давно тяжело болен, его ноги почти отказали, он с трудом передвигался, а больное сердце не давало ему и дня покоя.
  Ардалион крутился возле своего стола, перебирая пробирки, казалось, что нужная ему склянка бесследно испарилась, обрекая его на фиаско. Он больше недели готовил этот эликсир, который должен был помочь Петру, и вот сейчас пропала необходимая пробирка с заговоренным зельем жизни. Все остальное было уже готово-большая колба стояла на столе, дожидаясь, когда прильют пропавшее зелье.
  Глаза старика взволнованно бегали по столу среди ненужного хлама. Он впервые начал было уже ругать себя за беспорядок, как увидел необходимую пробирку с темно зеленым раствором, именно этот раствор и являлся основным составляющим в эликсире. Ардалион аккуратно взял пробирку и медленно по горлышку влил содержимое в колбу. Средство, которое должно было помочь Петру было готово и стояло на столе. Старик плотно закрыл горлышко колбы пробкой и положил ее в большой боковой карман своего пальто. Время неумолимо бежало вперед, и нельзя было его тратить впустую-Ардалион вышел из своей лачуги и направился к дому Петра.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава вторая
  Ардалион вышел из дома и прикрыл за собой дверь. Он никогда не пользовался замком, его собственная персона и те сплетни, которые ходили о ней были самым наилучшим замком и средством от нежелательных гостей. Лишь единственный раз, вернувшись домой, он застал бездомную собаку, рыскавшую по комнате в поисках еды. После этого случая она прожила со стариком больше двух лет, пока сама не умерла от старости. В тот день Ардалион даже позавидовал ей, ему так же спокойно хотелось уйти из этой жизни со своим четвероногим другом. "По крайней мере, нам было бы веселее вместе на том свете" - думал он.
  Холодный ветер пронзил через пальто старика, от чего тот невольно вздрогнул и поднял воротник повыше. Рукой он нащупал в кармане колбу-она все так же оставалась на месте, дожидаясь своего триумфального часа, когда сможет пригодиться. Ардалион устремил свой взгляд к небу: темное и мрачное, оно скрывало звезды-начинался небольшой дождь, что лишь омрачало и без того мрачный вид леса и кладбища.
  Старик зашагал в сторону дома, где сейчас при смерти находился единственный его близкий человек, ни мать, ни уж тем более отец под эту роль не подходили. Он был не из их круга, словно чужой, не родной ребенок не похож на свою родню. Когда он был еще совсем маленьким отец часто кричал на него, пытаясь хоть чему-то научить, но все его старания были тщетны. Ардалион старался, но все что он делал по советам отца, терпело крах, и с возрастом отец стал обращать на сына все меньше внимания. "Посмотри мать на этого выродка, он же ни на что не способен! Твоя грязная утроба породила никчемного человечишку, который весь пошел в тебя!" - с пеной у рта кричал отец, в то время, как Ардалион тихо сидел, забившись в угол и плакал. "Ты посмотри на него, он же маменькин сынок,- показывая пальцем на сына, он доказывал жене ее оплошность в рождении ребенка - сидит и плачет! Зачем мне такой наследник?!" В ответ мать лишь молчала. Она любила сына, но мужа боялась больше и не хотела ему перечить. Ардалион не видел в ее действиях никакой поддержки и любви, а по глазам он еще не умел читать.
  Старик подошел к главному входу на кладбище. Старые резные ворота по бокам которых расположились два ангела охраняли покой умерших. Ардалион коснулся рукой каждого из них и на мгновение замер. Словно дождавшись их разрешение пройти, он отворил ворота и прошел в царство забвения.
  Он мог бы обойти это кладбище, но тогда дорога к дому Петра заняла бы намного больше времени и сил, чего позволить себе он никак не мог. Его ноги тоже стали понемногу подводить, он был не молод и быстрый пеший шаг остался в далеком прошлом, что уж там говорить про бег.
  Аккуратно пробираясь сквозь лабиринт могил, старый алхимик вспомнил как в детстве сюда отвел его отец. Ему было не больше восьми лет, именно в этом возрасте он и познакомился с мертвецами. В тот день была тихая летняя ночь, не под стать этой. Отцу для его темного обряда была необходима плоть только что умершего человека. Тогда Ардалион еще не знал, какой именно обряд хотел проводить его отец, он не был посвящен в его дела. Лишь со временем он вычитал, что, скорее всего отцу потребовалось сердце мертвеца для убийства какого-либо человека на расстоянии. Испуганный Ардалион стоял и смотрел, как его рослый отец усердно копает рыхлую землю. Тело только зарыли этим утром, и копать было легко, земля не сопротивлялась, и лопата без проблем входила в почву. Та картина из детства, когда отец роет, как обезумевший крот, чтобы кому-то отомстить на всю жизнь осталась в памяти Ардалиона, и каждый раз, проходя через это кладбище, он вспоминал эту историю. Он хорошо помнил, где находится могила того несчастного, которого они с отцом побеспокоили в ту ночь. Алхимик часто приходил на нее после, чтобы просить прощения, но просил он его лишь за себя, за отца он не замолвил и слова.
  Дождь пошел сильнее, стуча по могильным плитам, как по барабанной установке. Длинные волосы старика намокли и прилипли к лицу. Он старался их смахнуть, но ветер возвращал волосы на прежнее место. Ардалион постарался ускорить шаг, напрягая ноги изо всех сил. Он мысленно отдавал им команды, чтобы они не останавливались и не снижали скорость.
  Где-то ударила молния, пронзая темное небо яркой синей ветвью, озарив собой темное кладбище. Ардалион, не заметив лужи, погрузился в нее левым сапогом и покачнулся. Скользкая грязь под водой оказалась не устойчивой, и старик потерял равновесие. Машинально его рука коснулась кармана, в котором находилась колба. Сейчас она была самым важным, что у него есть, он не имел права ее потерять или разбить. Следом за молнией раздался гром, совсем рядом, оглушая Ардалиона. Он вздрогнул и его нога, провалившаяся в лужу, поехала по скользкой грязи, от чего старик упал. Пулей пронеслась мысль о том, что эликсир теперь потерян, что все его усилия, приложенные к спасению близкого человека рухнули в одну секунду вместе с ним самим.
  Ардалион упал навзничь. Его глаза болели, слипаясь от грязи, но сейчас он не обратил на это особого внимания-единственное, что заботило, так это сохранность колбы. Он встал с земли и проверил карман, где она лежала. Карман оказался пуст. Сердце учащенно забилось, а дыхание стало неровным, словно он только что бежал. Дрожащей рукой он проверил другой карман пальто в надежде, что просто переложил колбу, а теперь забыл про это. Но и тот карман оказался пуст. Сердце ускоряло свою работу. Глаза старика бегали по земле, где он упал в поисках эликсира, но его он не видел. Он упал на колени и принялся ползать на четвереньках, пытаясь руками нащупать колбу-он уже не верил своим глазам, в вере остались лишь его собственные руки. И тут его взгляд устремился на ближайшую могилу. На ней лежала его колба, она все также была закрыта пробкой, но ее дно было разбито. Весь эликсир вылился, и теперь его размывал дождь, распространяя ручьем дальше по кладбищу, по другим могилам.
  Ардалион застыл, ни его тело, ни глаза не выдавали в нем живого человека, он казался хорошо слепленной статуей, единственное, что его выдавало-это часто бьющееся сердце.
  Он медленно встал и осмотрелся. Эликсир был безвозвратно потерян. Его размыло дождем, и теперь он был глубоко в земле. Этот факт еще больше напугал старика. Эликсир был рассчитан на то, чтобы вылечить недуги Петра, но как он мог сказаться на мертвых, Ардалион не знал. Его творение обладало большой силой, оно было способно поднять на ноги даже самого безнадежного больного, находящегося при смерти. Сейчас же старик боялся, чтобы оно не смогло поднять на ноги мертвых.
   - Что же я натворил? - Тихо вздохнул Ардалион.
  Он не знал, что ему делать дальше. Идти к Петру теперь не было смысла, он уже никак не мог ему помочь, а стоять тут и ждать последствий действия эликсира было неразумным. Старик успокаивал себя мыслью о том, что его эликсир разбавил дождь, и он теперь не имеет силы, но ведь даже если бы и имел, не факт, что он как-то повлиял бы на мертвых.
  После недолгих раздумий, Ардалион развернулся и направился в сторону дому, тихо бормоча себе что-то под нос.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава третья
  
  К ночи дождь сошел на нет. Земля была покрыта водой, которая впитается лишь к утру. Лишь могилы возвышались над этой водной гладью, которую сотворила этим вечером природа.
  На кладбище стояла необычайная тишина, словно и не было того сильного дождя с разрывающей воздух грозой. Если бы какая-нибудь бродячая собака пробежала на одном конце кладбища, то наверняка ее можно было услышать с другого конца, но в ту ночь никто не пробегал. И на то пустая и умиротворенная кладбищенская земля в эту ночь стала еще мрачнее и таинственнее. Казалось, что последняя живая тварь убежала с кладбища после дождя, оставив его в полном одиночестве.
  Разбитая колба так и лежала на могиле одной старухе, похороненной несколько месяцев назад. На совсем еще свежей могиле стояло небольшое надгробие с фотографией, умершей, а под ней ее имя - Крикунова Анастасия Ивановна. На фото она улыбалась, показывая свою красивую улыбку и выглядела счастливой, наверное, потому, что на фото была еще молодой, а молодым не о чем грустить, сейчас же вряд ли ее можно было отнести к категории счастливых.
  На ее могиле стояли некогда совсем свежие цветы, по которым было видно, что не так давно кто-то из родственников был здесь, сейчас же они начали увядать, становится под стать всему окружающему - сухими и безжизненными. Тучи на небе разошлись, и, показавшаяся луна, освещала цветы, словно пытаясь выделить их из той мрачной атмосферы, что стояла на кладбище.
  Цветы на могиле колыхнулись, будто подул ветер, но стояло полное безветренное затишье. Спустя мгновенье они снова пришли в движенье, но на этот раз уже сильнее, а вместе с ними качнулась колба. Земля над могилой старухи стала вздыматься вверх пульсирующими ударами, с каждым разом все быстрее и сильнее. Что-то вырывалось из могилы наружу. Словно огромный крот, пробирающийся наружу из земли, показалась гнилая рука, следом за ней вторая. Темно-коричневые, с проступающими сквозь гниющее мясо костями руки тянулись к небу. Они разбрасывали землю в разные стороны, как с диким криком из могилы показался череп, еще обтянутой кожей. Оживший труп старухи вышел из своей могилы. Он громко вопил, протягивая свою голову и руки к небесам, словно благодарил Господа за подаренную вторую жизнь.
  В ответ на крик восставшего мертвеца раздался тонкий детский вопль. Из другой могилы выбрался мальчик. Ему было не больше 6 лет, еще совсем юным он погиб в автокатастрофе. Его изувеченное тело направлялось к трупу Анастасии. Он, так же, как и она издавал ужасный вопль, пронизанный страданием и болью.
  Из соседних могил начали выбираться покойники. В эту ночь им стало тесно в своих могилах, их покой был потревожен, и они жаждали мести. Им необходимо было утолить свой голод, ведь они так давно не ели. Один за другим они вставали из гробов и выли, как голодные волки воют, когда голодны.
  
  ***
  Сотни потерявших покой мертвецов вылезли из могил. Тела большинства из них были еще совсем свежими, многие лишь только начали разлагаться, в то время как другие уже давно поддались процессу гниения. Совсем же старых трупов не было. Возможно, их скелетам было просто не под силу встать из своих могил.
  Один из трупов волочил за собой гробовую крышку. Его тощие пальцы крепко впились в нее, словно этот предмет был самым важным в его жизни, и он никак не мог с ним расстаться. Лицо его было обезображено оторванной нижней челюстью, а верхние растянулись в зловещей улыбки.
  Армия мертвецов приближались к первому жилому дому, находящейся у берега реки. Старая бабулька по имени Марья Викторовна, проживавшая в нем, уже давно спала. Она жила в своем дома совсем одна, ее муж умер в прошлом году, и теперь ей приходилось коротать время сном. Все свое свободное время она либо ходила в магазин, чаще всего не столько за покупками, а сколько для того, чтобы прогуляться и убить пару часов своего одиночества. По дороге она часто встречала знакомых, а тех, кто не спешил, она забалтывала до тех пор, пока те не вспоминали, что у них есть важные дела.
  Дом Марьи Викторовной окружал ветхий деревянный забор, покосившийся от времени. Дверь калитки не запиралась на засов, но это не пугало старуху. В селе все жили мирно, и никто не боялся воров, а уж тем более одинокой бедной женщине бояться было нечего. Но эта ночь была необычной. Непрошеные гости ворвались в спокойный режим жизни людей села Носово.
  Трое мертвецов, оторвавшиеся от основной группы, подошли к дому Марьи Викторовны. Все трое были мужчинами, один из которых был одет в дешевый костюм, пережившим не одно десятилетие. Деревянный забор остановил их. Они наткнулись на него и недоуменно переглянулись, издав громкий вопль.
  Марья Петровна проснулась от их крика. Ворча, она встала с постели и подошла к окну.
   - Кого тут черт принес? - Она отодвинула шторы у окна и, прищурившись, стала всматриваться в темноту.
  Она увидела силуэт трех мужчин, как ей показалось очень пьяных и не совсем понимающих, где они находятся и что делают. Один из них уцепился руками за забор и начал его сильно трясти, в то время как двое других пошли в сторону калитки.
   - Ах ты гад! - Прокричала старуха и заковыляла к входной двери дома.
  Она вмиг выскочила из двери, схватив во дворе дома железный прут и устремилась к трем заблудшим гостям. Ее переполняло негодование и злость. Она поражалась, до какой степени стали наглыми люди, и была уверена, что сказав им сейчас, что они забрели не в свой дом, вместо извинения получит лишь ругань в свою сторону.
  Подходя к забору, она увидела, что двое уже вошли через калитку и направлялись прямиком к ней, что-то бормоча на непонятном ей языке.
   -Что вам надо у меня?! - закричала она. - Пошли вон, а то позову сейчас соседа, он вас быстро научит как себя надо вести!
  Казалось, что они никак не восприняли ее слова, продолжая надвигаться на старуху. Вытянув вперед руки, медленными шаркающими шагами приближались к старухе.
   -У меня кочерга, - голос Марьи Викторовны задрожал, и она попятилась назад - и я вас ей ударю, если подойдете ко мне еще ближе!
   Старуха увидела, что к ее дому подходят еще люди. Это была огромная толпа из нескольких десятков. Зрение подводило Марью Викторовну, но она смогла увидеть по их походке, что они так же, как и эти трое были пьяны. Это означало, что звать на помощь было бесполезно, скорее всего, они были заодно.
  Двое мертвецов вплотную подошли к старухе. В свете луны она смогла разглядеть их мертвые лица, но еще за долю секунды до этого она почуяла тошнотворный запах гнили и протухшего мяса. У одного из глазницы вылез могильный червь и медленно спустился к уголку рта, проникнув в него.
  Старуха издала протяжный крик, выронив из рук кочергу. От страха ее словно парализовало, и она не могла ступить и шагу. Зомби набросились на нее, впиваясь своими зубами в ее плоть. Из шеи Марьи Викторовны струей хлынула кровь, оборвав ее крик и залив лицо мертвеца.
  Хозяйка дома была мертва. Со всех сторон ее обступили мертвецы, отталкивая друг друга и прорываясь к телу, чтобы успеть ухватить лакомый кусок Марьи Викторовны. Наступило минутное затишье, разбавленное чавкающим звуком. Мертвые были голодны и сейчас ничего не могло их отвлечь от пира.
  Оставшиеся зомби, покинув могилы, начали разбредаться в разные стороны, охватывая каждый угол села, не пропуская на своем пути ни одного жилого дома.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава четвертая
  За несколько часов до событий
  Одной из главной достопримечательности Носово являлась старая церковь, построенная с самого образования села. Высокое здание из красного кирпича, увенчанное тремя большими куполами, возвышалось надо всей равниной домов. Оно находилось в центре села, и это было вторым местом по посещению после магазина дядюшки Николая.
  Каждый день, утром и вечером глава церкви отец Афанасий проводил службы, на которые стекалось немало народа, большинство из которых были старухи и молодые мамаши. Среди прихожан встречались и мужчины, но их число было значительно меньше.
  Этим вечером Афанасий в очередной раз проводил вечернюю службу. Читая молитву, он видел, что сегодня было очень мало народа. В этом не было ни чего удивительного. Стоял сезон убора урожая, и лишь самые набожные люди собрались этим вечером в церкви.
  Церковный хор пел сто третий псалом о сотворении мира, прославляя премудрость Божию. В это время Афанасий вышел из алтаря и пошел по храму. Шествующий перед ним диакон шел со свечей в руках. Его унылый взгляд, опущенный вниз, словно давал всем понять, что ему все надоело. Диакон подошел к алтарю и остановился перед закрытыми царскими вратами, как некогда Адам перед замкнувшимися вратами Рая и возгласил великую ектению.
  Спустя час Афанасий закончил службу чтением молитвы св. Симеона Богоприимца. Прихожане медленно расходились, кто по одному, кто небольшой группой, что-то тихо обсуждая.
  Поздним вечером святой отец вышел из церкви и запер входные двери. С годами он привык к этому процессу, хотя сначала давалась ему это тяжело. Огромный размер дверей не позволял закрыть их, не приложив к этому усилий. Со скрежетом и сопротивлением, статные и величественные, они все поддались.
  Афанасий полной грудью вдохнул прохладный вечерний воздух и на секунду замер. Его длинная борода развевалась, играя на ветру по шеи, а длинные густые волосы, еще не покрытые сединой и связанные в конский хвост, спадали на спину.
  Дом Афанасия находился во дворе самой церкви. Он был старым, и в нем прожило не одно поколение служителей храма. Но был в этом старом доме и свой плюс - его размеры. В нем хватало места даже такой большой семье, как у Афанасия. Еще три года назад он проживал в нем вместе с женой и тремя детьми. Его драгоценная супруга в тот момент ждала четвертого ребенка, и они все были наполнены счастьем. Их без преувеличения можно было назвать идеальной семьей, внутри которой царила любовь и забота. Но в мире не может быть всегда все радужно и хорошо, и в их размеренную жизнь ворвалось несчастье. Во время родов жена Афанасия потеряла много крови. Врачи не смогли спасти ее жизнь, и душа женщины покинула этот мир, оставив любимую семью.
  Афанасий отворил дверь и зашел в дом. Пахло картофелем и свежими овощами, урожай которых в этом году был выше обычного. Его старший сын Григорий приготовил ужин и уже накрывал на стол. Это стало его обязанностью с момента смерти матери. С тех самых пор все домашние дела легли на его хрупкие, семнадцатилетние плечи.
  - Здравствуй, отец. - Сказал он и продолжил расставлять столовые приборы.
  - Здравствуй, Гриша. Как там дела у Настеньки, все хорошо?
  - Конечно, она уже поела и теперь крепко спит в своей комнате. - Григорий широко улыбнулся. Он был копией своей матери, даже улыбка у них была одинаково красивая, не говоря уже про огненно-рыжие волосы.
  - А где близнецы? - Афанасий пошел в свою спальню, чтобы сменить служебную рясу на домашнюю одежду.
  - Они играют в зале в настольную игру, что ты подарил им на прошлой недели-похоже, она их сильно увлекла. - Прокричал Гриша.
  Близнецам Юре и Вове было по одиннадцать лет. Маленькие, очаровательные создания, которым так радовалась мать, держа еще новорожденных на руках.
  - Ты проверил, они выполнили уроки? - Святой отец вышел из спальни и сел во главе стола. Он души не чаял в своих детях, и как бы это было не правильно, он любил их больше самой жизни. Вопреки всем библейским учениям и своей вере, он не мог любить детей меньше. Но, несмотря на необъятную любовь, он был строгим отцом, держащим их в узкой узде. Вседозволенность разрушала даже самых стойких и умных взрослых людей, не говоря уже о маленьких детях. Им не надо и на секунду давать спуск, иначе, однажды, они вырастут разбалованными, не готовыми к жизни людьми.
  - Дети! - Прокричал Афанасий. - Идите к столу, ваш брат подал ужин!
  Из соседней комнаты, открыв нараспашку дверь, вбежали два маленьких сорванца. Они оба кинулись к отцу, повиснув у него на шеи.
  - Папа пришел! - В один голос воскликнули близнецы.
  - Я тоже рад вас видеть, мои дорогие. - Афанасий обнял детей, поцеловав каждого в лоб. - А теперь садитесь скорее за стол, если не хотите, чтобы ваш ужин остыл.
  Вся семья расселась за столом и приступила к трапезе.
  - Как сегодня прошел день в школе? - поинтересовался отец у Юры и Вовы.
  Дети притихли, прекратив есть. Их вилки, которые лишь секунду назад с огромной скоростью переносили еду с тарелки до рта, застыли на месте, а взгляд детей остановился на полу.
  Афанасий насторожился и тоже прекратил есть. Непривыкший видеть своих детей в таком состоянии, он сразу понял, что случилось что-то неладное. Сердце неожиданно сильно ударило в груди.
  - Итак, дети, что произошло? - Скрестив пальцы рук, и окинув взглядом близнецов, продолжил отец.
  Но дети молчали, боясь вымолвить и слово.
  - Я жду вашего ответа. - наступал Афанасий.
  - Отец, - вступил в разговор Гриша, - только не ругайся на них, это я виноват в том, что случилось.
  - Так мне кто-нибудь скажет, что произошло?
  - Я вчера им пообещал взять книгу в библиотеке, чтобы они могли подготовиться к уроку по литературе. - Начал Гриша.
  В этот момент Юра заплакал, а глядя на брата, тут же прослезился и Вова. Отцу хотелось сорваться с места, чтобы скорее обнять родных мальчуганов и успокоить их, но он держал свое желание глубоко внутри себя, стараясь не выпустить наружу.
  - Продолжай - Все, что смог выдавить из себя Афанасий.
  - Но я не взял им эту книгу. - Голос Гриши задрожал. - У меня было так много дел, что я совсем забыл о своем обещании.
  - Ну, так что же произошло? - Афанасию не терпелось удовлетворить свой интерес и наконец-таки успокоить или же наказать детей.
  - И сегодня они получили двойки, не подготовившись к уроку по литературе.
  "Всего-то, - с облегчением подумал отец. - всего лишь несчастные двойки".
  Афанасий посмотрел на сыновей. Близнецы тихо сидели, склонив вниз головы, так же угрюмо выглядел и их старший брат, только маленькая Настя спокойно спала в своей кровати.
  - Я надеюсь, что вы, дети мои, исправите полученные оценки. - Афанасий сделал паузу и постарался посмотреть в опущенные глаза детей. - Я хочу, чтобы вы посмотрели на меня.
  Близнецы оказались послушны и подняли свои мокрые от слез глаза.
  - В жизни не всегда является главным оценка ваших действий, куда главнее то, какие усилия вы прилагаете к достижению ваших целей. Не всем суждено стать великими учеными или деятелями политики. Для меня самое главное, чтобы вы стали достойными людьми, и я рад, что честно мне признались о случившемся и ничего не утаили. А сейчас прекращайте расстраиваться и давайте продолжим ужин.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава пятая
  У Николая был собственный небольшой магазинчик на первом этаже дома, пожалуй, это все, что у него было к его сорока четырем годам. Одинокий мужчина, проводивший холодные осенние вечера, сидя на диване и просматривая ток-шоу, которые настолько были похожи друг на друга, что зачастую, Николай не замечал, где заканчивается одно, а начинается другое. С большой кружкой чая, реже кофе, он мог так сидеть часами до глубокой ночи. Многие на его месте пили бы напитки покрепче, но ничего из алкогольной продукции Николая не интересовало.
  Просыпаясь каждое утро в небольшой комнате, и, приняв холодный душ, Николай спускался на первый этаж. Его маленький магазин представлял большой ассортимент различных товаров, так, на одном прилавке лежали продукты питания, а на соседнем товары домашнего быта. Николай часто задумывался о том, чтобы открыть второй магазин и разместить в нем одежду, но планы на это откладывались, превращаясь лишь в несбыточные мечты.
  Двадцать восьмого числа холодного и мокрого сентября Николай расставлял новую партию товара. Он сам ездил на оптовую базу в соседний город, тратя на это свой единственный выходной день в понедельник. Возвращался же поздно вечером, измотанный и не отдохнувший, он с трудом заставлял себя поесть, после чего заваривал чай и устраивался перед телевизором на диване. Но каждое утро, Николай вставал бодрым и полным энергией на весь день, которая иссекала только к вечеру.
  Пока в магазине не было посетителей, Николай мог посвятить время расстановке товара. Он вытаскивал из ящиков бутылки пива, которые наряду с хлебом были самыми быстро разбирающимися продуктами.
  В магазин зашел покупатель. Им был местный фермер Алексей. Он вместе со своей женой был владельцем огромного участка земли, на котором выращивал различного вида овощи. Был на его ферме и скот, но его число было столь ничтожно, что никакого дохода от него не было.
  - День добрый, Николай. Разбираешь товар? - С порога воскликнул Алексей.
  - Здорово...ну да, самое ценное для местных мужиков. - Показав на бутылки, улыбнулся владелец магазина.
  Алексей подошел к Николаю и крепко пожал ему руку. Они были давними приятелями, которые познакомились еще в школе. Тогда Алексей учился в восьмом классе, в то время как Николай был лишь в шестом. Их первая встреча была за школой, где ребята во время перемен собирались, чтобы покурить и обсудить школьные новости. Алексей тогда уже курил, воруя сигареты из пачки своего отца, за что ему не раз попадало. В тот день знакомства маленький мальчик как раз Коля проходили мимо курилки. Он был тихим и спокойным ребенком, никогда даже не думавшим о том, что вообще можно закурить. Незаметный мальчик, которого многие не любили - часто встречающийся типаж, который можно наблюдать чуть ли не в каждом классе любой школы. Курящие ребята заметили, что этот шестиклассник прячет свой взгляд, склонив голову. Как настоящие представители хищников, они мгновенно вычислили в нем слабого парня и набросились на него, потребовав, чтобы он угостил их сигаретами. Коля, в преддверии того, что сейчас его будут бить, ибо сигарет у него не было, хотел уже было бежать, как услышал, что за него кто-то заступился. Светлый паренек сказал всем остальным, что не надо издеваться над малышами. Этим "кем-то" оказался Алексей, который тем же днем подошел к Николаю и извинился за своих друзей.
  - Что-то ты зачастил ко мне за продуктами. - Николай перестал расставлять пиво и подошел к кассе. - Неужто, как скрываешь нелегальных рабочих у себя на ферме? - Шутливо произнес он.
  - Ты сам подкидываешь мне эти идеи, дружище. - Рассмеявшись, погрозил пальцем Алексей. Он окинул взглядом прилавок с алкогольной продукцией. - У нас сегодня с женой юбилей, и мы бы хотели его скромно отметить.
  - О, ну это дело прекрасное! Я вас поздравляю, и Людмиле передай мои поздравления.
  В голосе Николая проскользнули нотки зависти. Он хоть и был искренне рад за друга, но в память ворвались воспоминания о его жизни с бывшей женой, которые заставили его вновь страдать. Это был недолгий брак, но чувства к той женщине все еще тлели в его сердце.
  - Спасибо, Коль, я обязательно передам твое поздравление.
  Николай улыбнулся и постарался увидеть то, на что смотрел его друг.
  - Я так понимаю тебе нужно вино? - Спросил он у Алексея.
  - Да, но вот только я в нем совсем не разбираюсь и не знаю, что мне купить. - Алексей провел рукой по своим все еще белоснежным волосам, озадаченный вопросом выбора.
  Улыбка Николая стала загадочной, а один уголок рта немного приподнялся над другим. Он быстро удалился из магазина, велев другу дождаться его. Вернулся же он с еще более довольным выражением лица, держа в руках темную бутылку вина.
  - Я хранил ее почти два года в ожидании подходящего события, но боюсь, что в моей жизни такого события уже может и не быть.
  Николай поставил вино на стол возле кассы. Местами бутылка была покрыта пылью и явно не была новой. Алексей взял ее в руки и покрутил, рассмотрев со всех сторон.
  - Это красное вино?
  - Да, красное, сухое вино. Думаю, вам оно должно понравиться. - Довольно сказал Николай.
  - И сколько я тебе за него должен? - Алексей поставил бутылку и потянулся за деньгами, но, не успел он их взять, как Николай остановил его.
  - Нет-нет, никаких денег, это мой вам подарок на юбилей. - Все продолжая улыбаться, сказал Николай
  - Но вино, наверное, дорогое...я так не могу.
  - Я тебе его и не продаю из своего магазина, это лично мое, не для продажи, и я очень сильно обижусь, если ты сейчас не примешь от меня эту бутылку.
  - Спасибо, мне очень приятно.
  - Только я сейчас протру ее, а то она немного запылилась. - Николай взял тряпку и вытер бутылку вина. - Теперь она готова и лишь дожидается момента, когда ее вскроют и разопьют.
  Алексей забрал вино, стараясь держать бутылку как можно нежнее, словно боясь, что она может разбиться, если он сдавит ее чуть сильнее. Маленькое, но все же приятное дополнение к юбилею в виде подарка сделала его день еще лучше.
  - Еще раз спасибо, Коль за этот замечательный подарок, я уверен, что Людмила тоже будет рада.
  Алексей попрощался с другом, сказав, что у него еще немало дел и надо спешить домой, и вышел из магазина. Николай вновь остался наедине со своими мыслями, окруженный лишь товарами. Он тяжело вздохнул и принялся вновь разбирать ящик с пивом.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава шестая
  
  Олег вышел из магазина и закурил только что купленные сигареты марки Винстон. Он курил их с самого юношества, не видя им замены - для него они были эталоном сигарет. Глубоко затянувшись, он с облегчением выпустил дым, чувствуя, как его легким стало легче дышать, и, получив свою маленькую дозу допинга, направился на работу.
  Олег работал охранником на сельскохозяйственном складе, казалось бы, тут нечем гордиться, но у большинства жителей Носово не было и такой работы. Мужчина, чей возраст неуклонно приближался к рубежу в сорок лет, проработал на складе уже девять лет, и для него это помещение стало вторым домом. Он любил свою работу, любил склад и главное, ему нравилось проводить там время. Его собственный дом стал неухоженным и похожим на заброшенный, потому как Олег почти не уделял внимание его состоянию. Внутри дома почти ничего не осталось, кроме газовой плиты, маленького кухонного стола, за которым Олег почти и не ел и старой кровати. Последнюю необходимую вещь мужчина унес на работу, этой вещью был телевизор, который развлекал его в минуты, когда хотелось отключить голову и ни о чем не думать.
  Склад занимал огромную площадь, но помещение, в котором большую часть времени проводил Олег во время работы, было маленьким и тесным. В тесной комнатушке у мужчины стояла кресло-кровать, которую он разбирал, чтобы поспать несколько часов ночью, когда не было начальства. Рядом с кроватью на маленькой тумбочке стоял и его телевизор, ловивший всего пару каналов, но и их Олегу хватало вдоволь. Рядом же с телевизором всегда находился мощный фонарь, вооружившись которым, каждые два часа охранник ходил на проверку помещения. Он никогда не понимал зачем это нужно, ведь никому не было дела до склада, на котором хранится зерно, разве что пару раз он гонял мальчишек, которые пробирались на его территорию.
  Олег подошел к забору, окружающему склад и открыл маленькие ворота для прохода. Зайдя на территорию, он запер их и направился к своей комнате, где сейчас находился его сменщик.
  - Здорово, Петрович! - Крикнул Олег.
  Мужчина, сидевший на кресле, дремал, склонив голову. Он был пожилого возраста и большую часть времени спал на работе, но не смотря на это, никто даже и не думал его увольнять. От раздавшегося крика Петрович резко проснулся и вскочил с кресла.
  - А, это ты Олег. - Облегченно вздохнул сменщик. - Я то уже испугался, думал начальство пришло. - Он протер глаза и зевнул. - Не рано ли ты пришел?
  - Да, ты прав, пришел чуть пораньше. - Посмотрев на часы, ответил Олег. - Просто у меня тут дела.
  - Да какие ж тут могут быть дела? - Усмехнулся старик, закурив сигарету. Он курил старые папиросы без фильтра и постоянно кашлял, стоило ему только ими затянуться. Вот и сейчас комнату наравне с дымом наполнил глухой кашель сменщика.
  - Ты так долго не проживешь, если будешь курить эту дрянь. - Перевел тему Олег.
  Ему не хотелось ничего объяснять старику, говорить ему о том, что дома ему хуже, чем здесь. Свои проблемы он привык оставлять глубоко внутри себя и разбираться с ними самостоятельно, хотя большая часть проблем именно из-за этого и возникла. Он никогда не был общительным парнем, у него не было друзей, с которыми можно было поделиться мыслями и чувствами, он просто запирал их в себе.
  - Мои папиросы намного лучше и безопаснее твоих химических сигарет. - Указывая на стол, куда положил пачку Винстона Олег, прохрипел старик. - И не надо меня учить, как мне жить, уж поверь-то, жизнь я видел и знаю, что делаю.
  Олег ничего не возразил. Он молча повесил свою куртку на вешалку и уселся в кресло, которое еще оставалось теплым от Петровича.
  - Ну, я тогда пойду, чего тут сидеть вдвоем тесниться, а ты делай тут свои дела, по которым пришел. - Пожав руку на прощанье, сказал старик и заковылял из комнаты.
  - Петрович, - окрикнул его Олег, - не забудь ворота за собой запереть.
  В ответ старик что-то недовольно пробормотал и удалился. Олег остался один. Он включил телевизор и закурил. По Первому каналу показывали восьмичасовые новости, после которых начиналось реалити-шоу, недавно заинтересовавшее Олега. Он решил, что успеет еще проверить помещение, пока идут новости, чтобы успеть к началу передачи, и, взяв фонарь, он направился на обход территории.
  Площадь склада занимала больше двадцать тысяч квадратных метров и была разбита на несколько отсеков, соединённых одним коридором. Как правило, на осмотр всей территории уходило около получаса, но сегодня Олег торопился, боясь опоздать к началу реалити-шоу, в котором показывалась жизнь знаменитостей на необитаемом острове. Современные робинзоны, которые лишь играли на камеру, как считал Олег, но, тем не менее, с интересом смотрящий каждую новую серию.
  Склад был без окон и здесь всегда стоял мрак. Свет же включался только при необходимости, когда зерно грузилось или же забиралось, в остальное время включать его было строго настрого запрещено. Олег пробирался по узкому коридору, заглядывая в каждый отсек. Всего их было десять, но заходить в каждый смысла не было. Обычно он просто смотрел внутрь, освещая территорию фонарем, и, убедившись, что все хорошо, шел дальше к следующему отсеку. Но сейчас, когда он лишь направился на обход, ему показалось, что в одном из отсеков что-то громыхнуло.
  Первые три оказались чисты, ничего кроме зерна и возможно крыс, которые не входили в его компетентность, потому как охранять зерно от них было бессмысленно. Олег направился к следующему отсеку, как вновь услышал глухой удар дальше по коридору. Он остановился и по возможности осветил коридор. Все было чисто, тут нечему было издавать подобный звук, разве что он исходил из дальних крыла.
  Сделав глубокий вдох, охранник пошел дальше, решив пропустить четвертый и пятый отсек. Шаг его замедлился, словно Олег выдавливал из себя каждый пройденный метр. Свет от фонаря бегал от стены к стене, в надежде, что засечет источник шума, но его не было видно. Олег уже было подумал, что все это ему померещилось и надо возвращаться обратно, но сумел себя убедить, что все же лучше проверить склад полностью.
  Подойдя к шестому отсеку, Олег заглянул внутрь и затаил дыхание. Стояла гробовая тишина, лишь учащенный стук сердца нарушал ее, еще больше пугая охранника. Он уже собирался уходить, как неожиданно, где-то совсем рядом с ним раздался глухой удар об землю и протяжный вопль. Олег выронил из рук фонарь и вздрогнул. Кожа его покрылась мурашками, а в голове промелькнула мысль о том, что кто-то прокрался на его склад и сейчас нападет на него.
  Олег стоял в кромешной темноте, боясь пошевельнуться. Он знал, что рядом, возле его ног должен лежать фонарь, но он мог разбиться при падении, и пользы тогда от него было бы немного. Сердце забилось еще быстрее, а дыхание стало настолько частым, что звук при этом стал эхом раздаваться по всему отсеку. Олег знал, что он сейчас находится не один в этом отсеке, кто-то прячется рядом. Ему хотелось сорваться с места и бежать, но найдя в себе еще какие-то силы, он переборол себя и тихо опустился на колено, чтобы поднять фонарь.
  В нескольких метрах от охранника донесся тихий стон. Олег замер. Он стоял на одном колене, будто собрался делать предложение любимой девушки, застыв как статуя, и прислушиваясь, не повторится ли еще раз этот стон. Но стон не повторился. Олег руками нащупал фонарь и медленно встал. Его разум твердил, чтобы он бежал, бросил фонарь и уносил ноги, пока еще жив.
  Олег включил фонарь и к его удивлению, он не разбился и работал так же исправно, как и до падения. Направив свет фонаря в сторону, откуда доносился стон, охранник увидел щенка, лежащего в углу и тихо постанывающего. Олег подошел к нему и рассмотрел. У щенка был вывих бедра, возможно даже перелом. Грустные глаза, наполненные тоской и обидой, смотрели на Олега и молили о помощи.
  - Малыш, ты как сюда попал? - Обратился он к щенку. - Ты же мой бедный...
  Олег аккуратно взял щенка под живот и понес в свою комнату.
  - Потерпи немного, завтра я попрошу кого-нибудь отвезти тебя в клинику. Я бы и сам отвез, но, увы, работа. - Олег ласково посмотрел на щенка, от вида которого сердце сжималось в маленький комок.
  Олег постелил свою старую куртку рядом с креслом и положил щенка. Тот в знак благодарности завилял хвостом.
  - Ты постарайся пока заснуть, а я пойду покурю.
  Олег вышел на улицу и закурил. Был поздний вечер, который плавно переходил в ночь. Лишь где-то еще светился свет в домах, хозяева которых до сих пор были заняты делами, а быть может, просто отдыхали, лежа в своих постелях перед телевизором. От вечернего холода по всему телу побежали мурашки, и Олег непроизвольно вздрогнул.
  Олег любил это время, когда все вокруг засыпало и становилось настолько тихо, что было слышно стук собственного сердца. Никто не мешает и не тревожит, все наслаждаются сном, нежась под теплыми одеялами. Тишина и ничего кроме нее. Но эту тишину нарушил протяжный крик коров где-то вдалеке. Отдаленным эхом донесся этот неожиданный крик животных, и не одного, а как показалось Олегу, как минимум трех. Крик повторился сильнее и на этот раз не смолкал очень долго, лишь через минуту он оборвался, так и не повторившись больше.
  - Что же вам не спится то? У вас то, какие заботы? - Выкинув окурок и втоптав его в землю, пробормотал Олег. Он отправился обратно в свою дежурную комнату. Ему еще предстояло чем-нибудь накормить щенка, а потом уже снова идти на обход.
  "Беспокойная будет ночка" - Подумал Олег, возвращаясь на дежурство.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава седьмая
  Алексей уехал в магазин за вином, и Людмила осталась одна. Они не так уж и часто расставались, даже на такое короткое время как сегодня. Людмила поехала бы вместе с мужем, но у нее были другие дела - ей еще предстояло приготовить праздничный ужин. Она уже поставила в духовку начиненную яблоками утку и сейчас резала салат. Ко всему прочему, Людмила считала, что даже самым любящим парам иногда необходимые подобные маленькие расставания, чтобы дать людям минуты отдыха друг от друга. "В конце то концов, должен же муж спокойно перднуть, пока рядом нет жены"! - Считала Людмила.
  Людмила поставила на стол, покрытый белоснежной скатертью готовый салат и села на стул. Включив телевизор, она решила на минуту расслабиться. Все кроме утки уже было готово и оставалось лишь дождаться мужа с хорошей бутылкой вина, по крайней мере, женщина надеялась, что вино будет хорошим. Людмила включила музыкальный канал, где сейчас крутили клип какой-то иностранной девчачий группы, коллектив которой был раздет чуть ли не догола.
  "Леши, наверное, понравились бы их тела. - Подумала Людмила, с завистью смотря, как поющие девушки танцуют и извиваются, играя на камеру. - Ему всегда нравились красивые тела...и от моего он когда-то был в восторге. А сейчас - то...один сплошной жир и целлюлит".
  Людмила словно в подтверждении своих мыслей схватила себя за бока. Она не была так толста, как внушала себе сама, напротив, ее форма для сорока пяти лет была прекрасной.
  "А как он на меня смотрел раньше. Стоило лишь мне раздеться, как его страсти не было предела...он так крепко любил меня...как же мне этого не хватает" - Вздохнула женщина.
  Людмила сама не заметила, как ее рука оказалась под платьем и скользнула между ног. На ней не было трусиков, она рассчитывала сегодня получить от мужа то, чего не получала долгие месяцы. Пальчики игриво забегали по гладко выбритой "киске", начиная проникать внутрь. Людмила закрыла глаза, почувствовав, как наполняется теплом все тело, но, только начав получать удовольствие, она резко одёрнула руку, услышав, что домой вернулся Алексей.
  - Дорогой, - прокричала она, вставая со стула, - ты купил вино?
  Людмила вышла из столовой и направилась к мужу, поправляя на ходу свое ярко-красное платье.
  - Да, милая. - Увидев входящую на кухню жену, ответил Алексей.
  В руках он держал подаренную Николаем бутылку вина. Людмила осторожно взяла ее из рук мужа и, поцеловав его, рассмотрела бутылку.
  - Ничего себе, дорогой, а говорил, что ничего не смыслишь в вине.
  Алексей обнял жену сзади обеими руками за талию и крепко прижал к себе.
  - А еще я удивлена, что у Коли в магазине продается такое элитное вино.
  - Оно у него и не продается. - Загадочно улыбнулся Алексей.
  Людмила, освободившись из объятий мужа, удивленно посмотрела ему в глаза. В руках она все еще держала бутылку, словно боялась, что с ней что-нибудь случится, стоит лишь ее отпустить из рук.
  - Так где же ты взял вино, позволь поинтересоваться?
  - У Николая, но он его не продает. Эта бутылка из его личного запаса, и он нам ее подарил.
  Людмила улыбнулась еще шире. Ей всегда нравился Коля, не как мужчина, а именно как друг, и она считала, что ей и Алексею очень повезло с ним.
  - Еще он передавал тебе свои поздравления.
  - Как в следующий раз пойду в магазин, обязательно скажу ему "спасибо". - Людмила отдала мужу вино. - Поставь его на стол в столовой, а я пока достану утку, думаю, она уже готова.
  Алексей ушел, а его жена принялась доделывать праздничный ужин, напевая какую-то песню, что слышала вчера по радио.
  
  ***
  Людмиле в этот день как никогда хотелось романтики и тепла, которым мог бы одарить ее мужчина. Она устала от трудовых будней, от огромной фермы и от безразличия мужа к ней как к женщине. Сегодня же все должно было быть по-другому. Они оба сидели за прекрасным столом в полумраке, в центре которого мерцали огни свеч и наслаждались ужином.
  Алексей доедал вторую порцию утки, жадно впиваясь зубами в кусок мяса. Людмила уже не ела, она, положив ногу на ногу, медленно потягивала вино. От вина женщина захмелела, от чего ее страсть и желание прямо сейчас овладеть телом мужа только возросло. Людмила пожирала его глазами, и даже стекающий жир утки по его подбородку только лишь возбуждал ее.
  Людмила, не говоря ни слова, встала из-за стола. Она была воспитана так, что женщина не может быть инициатором в любовных играх, но сейчас она уже не могла держать себя в руках. Людмила подошла к мужу и встала перед ним на колени. Алексей перестал есть и удивленно посмотрел на жену. Женщина расстегнула брюки мужа и резким движением стянула их с него вместе с трусами.
  - Милая, что ты...- Алексей не успел договорить, захлебнувшись в накатившей волне удовольствия.
  Людмила нежно работала своим ртом, ублажая мужа, постепенно увеличивая темп. Он сидел с закрытыми глазами, положив одну руку на затылок жене и надавливая на голову. Он давно не получал такого удовольствия и готов был уже кончить, как услышал завывание коров во дворе.
  Алексей открыл глаза и отвлекся от того удовольствия, что доставляла ему жена.
  - Дурачок, не обращай внимания на них хоть сегодня.
  Людмила продолжила делать минет мужу, как вновь раздался крик животных. На этот раз крик одной из коров был громче остальных. Ее протяжный вопль пронзил слух и резко стих, оставляя лишь отголосок эха.
  - Нет, там что-то не так, надо сходить и проверить. - Сказал Алексей и надел штаны.
  Людмила так и осталась стоять на коленях, расстроенная и будто обманутая. Мысленно она проклинала этих животных за то, что они сорвали такой чудесный вечер.
  Алексей вышел из комнаты и быстрым шагом направился во двор дома, чтобы убедиться, все ли там в порядке. Открыв дверь и выглянув на улицу, он увидел, как в стойле, где еще несколько часов назад стояли здоровые быки и коровы, сейчас лежали их разорванные на части тела. У двух из них было вспорото брюхо, из которого вывалились кишки, остальные же тела были растерзаны до неузнаваемости. Но даже не это так шокировало мужчину, от чего он не мог даже шевельнуться, а некое подобие людей, которые жрали его скот. Их было всего четверо, но той силой, которой они обладали, хватило им, чтобы в одно мгновение разорвать огромных быков.
  Алексей глубоко вздохнул, казалось, что воздуха ему не хватает, а сердце учащенно забилось, вырываясь из груди. Те существа, что жрали в этот момент его скот очень напоминали ему людей, но только не живых...мертвых.
  - Эй! - Смог выдавить из себя Алексей. - Немедленно прекратите, у меня ружье! - Он еще не понимал до конца, или же отказывался понимать, кто перед ним.
  Мертвецы прекратили есть и все как один обернулись на Алексея. Их гнилые лица не выражали ни каких эмоций, и лишь чавкающие челюсти, из которых текла кровь, выдавали в них один сохранившийся инстинкт - жрать. Они были очень голодны, и животных им было мало.
  Из столовой послышался голос Людмилы, которая спрашивала, все ли нормально. Но не получив ответа, она сама пошла проверить, что там происходит и почему муж ей не отвечает.
  - Дорогой, я спрашиваю, все ли...- Повторила Людмила, подходя к Алексею, но не успела договорить, как он оборвал ее.
  - Не подходи сюда! - Крикнул Алексей. - Беги в дом и закрой заднюю входную дверь!
  Мертвецы поднялись с земли, забыв о том, что рядом лежит недоеденное мясо, но живая, теплая плоть манила их намного больше, чем уже остывшая.
  - Беги! - Продолжал кричать Алексей жене, которая стояла уже рядом с ним с открытым от удивления ртом и смотрела на происходящее во дворе.
  - Боже мой. - Прошептала она.
  Алексей резко закрыл дверь, заперев ее на замок. Глаза быстро бегали по коридору, словно искали что-то. Он думал, чем можно быстро подпереть дверь, а в голове все еще не укладывались мысли о том, что он сейчас видел.
  "Мертвецы, мертвецы, живые мертвецы".
  Не найдя ничего лучше, чем платяной шкаф, стоящий в коридоре рядом с входной дверью, Алексей, приложив немалые усилия, повалил его на дверь, в надежде, что это остановит мертвецов. От раздавшегося грохота во время падения шкафа пришла в чувства и Людмила. Глаза ее наполнились слезами, а руки затряслись, как у немощной старухи. Она хотела было обнять мужа и услышать от него, что это все сон, но не смогла. Алексей бегал с места на места, как заведённая юла, он все еще пытался найти что-нибудь, чем можно было забаррикадировать дверь.
  - Дорогой, что происходит? - Всхлипывая, спросила Людмила. - Что это за существа?
  Алексей перестал бегать по коридору и, схватив за руку жену, потащил ее в спальню.
  - Я не знаю точно кто они, но знаю одно, они очень голодны и, похоже, мы у них запланированы на десерт.
  - Голодны?! Они сожрали всех коров, а ведь их было всего четверо!
  - Я думаю, что это мертвецы...восставшие из могил ожившие мертвецы. - Прошептал Алексей, когда они с женой оказались в спальне.
  - Мертвецы...- Повторила Людмила. Ее глаза с расширенными глазами все еще высказывали недоумение.
  Алексей схватил жену за плечи и, глядя ей в глаза, медленно и отчетливо велел ей спрятаться в подполе.
  - А как же ты?
  - Как только я запру заднюю дверь, то сразу вернусь к тебе. Не переживай за меня, те твари не проберутся к нам, но на всякий случай, нам лучше переждать пока они не вернутся в подполе.
  Алексей быстро поднял ковер, под которым в полу была небольшая дверь, за которой открывался вход в подпол. Они хранили там засоленные овощи и различных видов варенья. Сейчас же им с женой предстояло там спрятаться.
  Открыв дверь и вручив жене фонарь, Алексей сказал Людмиле, чтобы она спускалась вниз. Жена испугано посмотрела в глаза мужа. Таким как сейчас она его никогда не видела. В нем словно проснулся супергерой, таившийся долгие годы внутри и ждавшего своего часа.
  - Я люблю тебя, Лешенька. - Сказала Людмила, поцеловав мужа.
  - Я тоже люблю тебя, милая. А теперь поторопись.
  Людмила скрылась в подполе, и Алексей закрыл за ней вход. Он рассчитывал, что даже если мертвецам удастся прорваться в дом, то они не смогут их там найти.
  Прежде чем направиться к задней двери, Алексей вытащил из-под кровати ружье. Сегодня оно как никогда могло пригодиться. Зарядив его и взяв в левую руку, Алексей выбежал из комнаты и бросился в соседнюю комнату, где и находилась задняя дверь.
  В комнате было тихо. Мертвецы не пытались вломиться в дом через дверь, что уже немного подняло настроение Алексею. Он дёрнул за ручку - дверь оказалась закрытой. То, что он бежал сейчас сюда, оказалось напрасным.
  Алексей хотел вернуться к жене, но тут услышал, как в коридоре рухнул шкаф, запирающий другую дверь.
  "Они в доме. Жаждущие плоти мертвецы пробрались в наш дом". - Мелькнуло в голове Алексея.
  Дыхание на мгновение остановилось, в голове отчётливо отдавалась монотонная работа сердца. Перед Алексеем стоял выбор: добежать до комнаты, где сейчас в подполе сидела его жена, или же сходить проверить, что происходит в коридоре, вход в который он забаррикадировал шкафом.
  Он осторожно вышел из комнаты и направился к главному выходу. Алексей все еще надеялся, что тот звук, который он только что слышал ему померещился, что ничего не произошло, что шкаф стоит по-прежнему, загородив дверь, а мертвецы уже покинули его двор.
  Лишь оказавшись в коридоре, Алексей услышал вопли мертвецов прежде, чем увидел их самих. Им удалось пробраться в дом, и дверь со шкафом не стали мертвецам серьезной преградой. Они искали, чем можно поживиться и сейчас почуяли запах живой плоти, которая была совсем рядом. Мертвецы направились к Алексею. Недолго думая, он приложил приклад ружья к плечу и прицелился. Он метил в грудь, надеясь попасть одному из зомби в сердце, но все они были настолько сгнившими, что от их внутренних органов не осталось и следа.
  Алексей плавно спустил курок ружья, и раздался выстрел. Мертвеца откинуло на шаг назад, но он устоял на ногах и, как ни в чем не бывало, двинулся дальше на Алексея.
  - Твою же мать!
  Алексей выстрелили в этого же мертвеца еще раз. На этот раз пуля угодила тому же трупу в глазницу, пробив в черепе сквозное отверстие, но и это не смогло его остановить. Казалось, ничего не способно остановить этих монстров, жаждущих его плоти.
  Не зная, как остановить мертвецов, Алексей бросился в спальню, где в подполе пряталась его жена. Единственное, что сейчас радовало быстро бьющееся сердце, так это то, что мертвецы не обладали большой скоростью. Добравшись до спальни, он быстро распахнул дверь и прыгнул в подпол.
  - Ну наконец! Я уже думала, что с тобой что-то случилось! - Людмила кинулась мужу на шею.
  - Секунду. - Алексею некогда было обниматься, он спешил закрыть за собой дверь.
  Заперевшись, он облегченно вздохнул и сел на землю. Ему удалось сбежать от толпы голодных трупов, которым только и надо было, чтобы вонзить свои старые зубы в их живую плоть. Все происходящее до сих пор не укладывалось в голове. Мысли сменялись одна за другой, откуда взялись эти монстры, что их породило, а самое главное, что будет с ним и его женой.
  Людмила села рядом. Пока не было мужа, она успела уже включить в подполе свет и сейчас, пусть и не совсем ярко, но все же маленькая лампочка освещала тот ужас, который выражали глаза женщины.
  - Дорогой, - прошептала она дрожащим голосом, - что им от нас надо? Почему они напали на нас?
  - Думаю, что от нас им нужно одно - наши с тобой тела...
  Людмила прижалась к плечу мужа, обняв его за руку.
  - Когда мы были в коридоре, ты сказал, что эти существа...мертвецы. - В голосе женщины чувствовались нотки непонимания. - Но ведь они живые.
  - Людочка, я сам до конца не могу в это поверить, но то, что я видел, не поддается другим объяснением. - Алексей бросил взгляд на ружье, от которого толку было не больше, чем от вилки для супа. - Я стрелял в них, но...
  - Как стрелял?! Они пробрались в дом?!
  - Да, они обладают невероятной силой, и потому им не составило труда сломать дверь и отодвинуть шкаф. Мне пока не удается понять откуда у них эта сила, хотя чего уж там, - Алексей усмехнулся, - мне не понять даже каким образом эти твари восстали из своих могил!
  - Но ты же убил их, когда стрелял? Они мертвы, дорогой?
  Алексей встал с пола и подошел к люку в потолке. Он прислушался, но ничего не услышав, вернулся обратно к жене.
  - Как же смешно звучит этот вопрос, убил ли я тварей, которые и так уже мертвы...Я пытался...выстрелил одному сначала в грудь, затем в голову, но он этого даже не почувствовал.
  Глаза Людмилы еще больше наполнились слезами. Она все сильнее сжимала руку мужа, от чего та у него занемела, но он не подал виду. Ему не хотелось сейчас лишней раз тревожить жену, и раз ей легче от того, что она проявляет свой страх через сжатие его руки, то пусть так и будет, в конце концов, он еще мог это терпеть.
  - Леша, что теперь с нами будет? - Людмила выдержала паузу, словно боялась выразить вслух следующую мысль. - Мы с тобой умрем?
  - Будем надеяться, что эти твари уйдут, когда не смогут до нас добраться. Надо лишь молиться, чтобы они и правда не смогли проникнуть в подпол, тогда у нас есть шанс выжить.
  - Боже мой, - прошептала Людмила, - за что нам выпало это наказание?
  Алексей положил ружье на землю и хотел обнять жену. Сейчас ей как никогда нужна была его любовь и забота. Но стоило лишь ему прижать к себе жену, как свет в подполе погас. Людмила и Алексей остались в полной темноте, а у люка, ведущему в их укрытие послышались шаркающие шаги мертвецов.
  "Они нашли нас" - Пронеслась мысль у обоих супругов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава восьмая
  Афанасий уложил детей спать. Сам же он спать не хотел, хотя и понимал, что время уже позднее, а вставать завтра надо было рано, но ночная природа после дождя со свежим воздухом, наполненным кислородом, манила на улицу.
  Выйдя во двор дома, Афанасий сел на скамью, защищённую от дождя навесом. На улице уже похолодало, и святой отец почувствовал, как по его телу пробежали мурашки. Сейчас ему как никогда хотелось курить. Он бросил эту привычку еще на заре своей службы, стараясь избавиться от всех греховных зависимостей. Лишь единожды он не устоял и сорвался, когда умерла его жена, но это стало его тайной. Сейчас же все в его жизни было хорошо, казалось бы, никаких причин для того, чтобы закурить, но желание взять сигарету и ощутить табачный запах неожиданно напало на Афанасия и покидать его не собиралось. Сигарет у него не было, и мужчина был этому даже рад, потому что не знал наверняка, смог ли устоять перед ними.
  Афанасий услышал, как где-то вдалеке зашумели люди, видимо молодежь собралась в клубе на дискотеку. Он никогда не понимал их, ведь зачастую, на дискотеке они собирались не для того, чтобы танцевать, а чтобы напиться, пока того не видят родители и, возможно, найти для себя сексуальную утеху в лице противоположного пола. На удивление Афанасия шум этот продолжался не долго, но на его смену пришел протяжный крик сразу нескольких людей. Он не был похож на крик радующихся пьяных людей, скорее походил на крик о помощи.
  Афанасий встал с лавочки и вышел со двора дома на улицу, в надежде увидеть, что там происходит. Стоило ему лишь чуть дальше пройти по улице, как перед ним предстала картина: толпа странных людей гналась за другой толпой, словно в дикой погоне охотники гнали животных.
  - Что там происходит? - Афанасий пытался лучше всмотреться в происходящее, но понять сути он так и не мог.
  Вызывать полицию смысла не было. К тому времени, как они приедут с ближайшего города, пройдет немало времени, и нападавшие скроются. Единственная надежда, как считал Афанасий, была на нем и на слове Божьем, которое должно было вразумить нападавших людей. Святой отец пошел навстречу судьбе, прекрасно понимая, что идти против разгневанной толпы более чем безрассудно, но отказаться от своего долга он не мог.
  Часть нападавших повалило своих жертв, и тут Афанасию стало не по себе от увиденного. Похоже, эти люди не знали пощады и сожаления, а что более интересовало его, так это то, откуда взялись эти безумцы, и что руководило этим безумием. Одному из людей удалось вырваться вперед из толпы. Увидев это, двое нападавших бросились на него, повалив на землю. Они вонзили свои зубы в его спину и принялись рвать плоть. Дикий крик, наполненный болью, пронзил слух Афанасия и будто парализовал его. Святой отец не мог поверить своим глазам, то, что он видел, противоречило всему здравому смыслу и всем тем учениям, что он проповедовал долгие годы.
  Нападавшие не были живыми людьми, это были оголодавшие зомби, которые сметали все на своем пути.
  - Нет, этого не может быть, не может, не может... - Твердил Афанасий, отходя назад.
  Мертвецов было меньше, чем живых людей и потому, пока зомби были заняты едой, часть выживших подбежали к Афанасию. Словно он был их последней надеждой на спасение, они вцепились в него руками, при этом что-то непонятно крича. Только слова одного человека Афанасий сумел разобрать.
  - Святой отец, нам как никогда нужна ваша помощь. Ваша церковь сейчас самое большое и безопасное место, где все мы можем укрыться от этих тварей. Умоляю, помогите нам. - Глядя в глаза сказал Олег.
  Афанасий стоял неподвижно. То, что он видел, шокировало его до такой степени, что сейчас тяжело было и шевельнуться.
  - Святой отец! - Резко одёрнул его Олег за руку. - Вы меня слышите?!
  Это привело в чувства Афанасия, и он немедленно отреагировал.
  - Да, я вас слышу. А теперь все быстрее бегите в церковь! - Прокричал он толпе, которая по большей части состояла из молодых ребят и лишь пару человек были среднего возраста.
  Люди бросились бежать. Афанасий и Олег оказались в конце группы выживших, замыкая ее.
  - Но когда мы укроемся в храме, я жду от вас объяснений. - Обернувшись назад на зомби, сказал святой отец.
  - Если бы они у меня только были. - Вздохнул Олег и на бегу тоже оглянулся на удаляющихся мертвецов.
  ***
  Добравшись до церкви, Афанасий всем велел ждать у входа, пока он не возьмет ключи, чтобы открыть дверь. Он торопился как мог, стараясь, чтобы люди скорее попали внутрь храма, где, по его мнению, они были бы в полной безопасности. Тем тварям, что пожирали человеческую плоть, не возможно было пробраться в храм, считал святой отец, ибо дом Господен был защищен святой силой.
  Афанасий ворвался в свой дом, настежь отварив дверь. Глаза его забегали по комнате, мысли путались, и он не знал, что сделать ему сначала, разбудить детей или же найти ключи от церкви.
  - Дети! - Прокричал он.- Дети, просыпайтесь! Гриша! - Святой отец забежал в комнату старшего сына. - Гриша, просыпайся и буди близнецов!
  Сонный Григорий с трудом открыл глаза и увидел перед собой испуганного отца, который тряс его за плечо.
  - Что случилось, отец?
  - Потом, все расскажу потом, а пока буди братьев и ждите меня у двери.
  Не объясняя больше не слова, Афанасий направился в свою комнату за ключом. По дороге он зашел в детскую комнату Насти и взял ее на руки. Девочка лишь задрыгала ручками, но не проснулась. Ее детский сон был крепок и кроме сновидений, ее сейчас ничего не тревожило.
  Святой отец взял ключ, который лежал у его кровати на тумбочке и направился к выходу, надеясь, что Григорий уже поднял своих братьев. Выйдя из комнаты, он увидел, что старший сын его не разочаровал. Он был уже бодр, сон сняло как рукой, но взгляд его выражал недоумение и опасение за отца. Рядом с ним в пижамах стояли Юра и Вова. Они ладошками потирали свои глаза и не понимали, зачем их поднял брат, но и сам Гриша не знал ответа на этот вопрос.
  - Папочка, - в один голос протянули они, - почему мы встали?
  - Так надо, дети, считайте, что сегодня у нас ночная служба в храме, на которой и вы должны будете присутствовать. Ну а теперь пошли скорее.
  Афанасий вывел всех своих детей из дома и запер его на ключ.
  - Значит мы будем сейчас молиться, папочка? - Спросил Юра.
  - Нет ребята, вам молиться не обязательно, я вас уложу спать, мне просто надо, чтобы и вы присутствовали на этой службе. - Святой отец не хотел, чтобы дети узнали о случившемся и потому старался их держать в неведении.
  - Но тогда Господь не услышат нас и накажет. - Вступился Вова за своего близнеца.
  - Господь всегда нас слышит, главное, чтобы мысленно вы были с ним, а для этого не всегда обязательно молиться.
  Афанасий подгонял детей, чтобы они быстрее бежали к храму, но их сонные ноги не слушались, от чего ребята ели плелись. Оказавшись у храма, святой отец принялся открывать дверь. Руки были словно не его, он не чувствовал, как они работают, не ощущал ключа и еще они ужасно дрожали.
  - Ну же, святой отец, поторопитесь! - Закричал Олег, но это лишь напугало Афанасия.
  - Секунду... - Прошептал тот, отвечая то ли Олегу, то ли успокаивая самого себя.
  Толпа, собравшаяся у храма, замолчала. Затаив дыхание они внимательно следили за тем, как Афанасий старается открыть дверь, и в тот момент, когда они услышали, как в последний раз щелкнул замок, и дверь отворилась, они с облегчением вздохнули.
  - Все заходим внутрь, быстрее! - Скомандовал Олег, указав рукой направление, словно кто-то мог перепутать куда идти.
  Повторять дважды не пришлось, буквально через пару секунд на улице никого не было, и Афанасий закрыл дверь изнутри. Сейчас дверь не казалось ему такой тяжелой, как обычно, несмотря на то, что все он делал одной рукой, держа на другой дочь. Краем глаза он увидел, как Григорий увел близнецов в дальнюю часть церкви и уложил их спать на большой лавке. Двоим там было не очень свободно, но сейчас сонным ребятам было не до этого и в один момент их срубил сон.
  Афанасий осмотрел все тех, кто сейчас стоял в его храме. Чуть больше дюжины людей, в основном молодые парни и мужчина с женщиной среднего возраста, но всех их объединяла паника в глазах. Как загнанные животные, которых прижали к стенке, и сейчас решалась их судьба. Пожалуй, лишь один из них выделялся более осознанным взглядом - тот самый парень, который предложил укрыться в церкви. Святой отец подошел к нему и попросил отойти в сторону.
  - Как вас зовут? - Спросил Афанасий.
  - Олег, но не думаю, что сейчас это самое главное, что вы хотите узнать от меня.
  - Да, вы правы. Я сейчас видел своими глазами то, что не поддается никаким логическим объяснениям. У меня до сих пор не выходит из головы та ужасная картина, и я жду от вас объяснений.
  Олег натужно улыбнулся и посмотрел на людей, которые продолжали держаться небольшой кучкой в ожидании, что они решат со святым отцом.
  - Я уже вам сказал, у меня вопросов не меньше, чем у вас и хотел бы я сам иметь на них ответ.
  - Но ведь вы наверняка видели больше меня. Откуда взялись эти существа?
  - О нет, святой отец, это не просто существа, это мертвецы.
  Глаза от удивления у Афанасия округлились, а дыхание замерло. Сейчас он призадумался, в своем ли уме находится этот парень, быть может, в этот день весь мир сошел с ума и перевернулся с ног на голову.
  - Да, да, - продолжал Олег, - мертвецы, ожившие мертвецы и на моих глазах эти твари убивали людей, пожирали их, как закуску к пиву.
  - Олег, я понимаю, вы сейчас видели нечто ужасное, что может сломать психику любого человека...
  - Нет, святой отец, я не сошел с ума, и уж точно не думать врать. То, что сейчас идет по нашим следам в надежде сожрать нас, - Олег показал рукой в сторону, откуда они все прибежали, - не люди, это зомби, поверьте мне, умоляю вас и нам сейчас, как никогда нужна ваша защита и помощь.
  Ничего из сказанного не укладывалось в голове у Афанасия - страшная картина представшей перед ним мясорубки из живых людей, слова, сказанные Олегом, что это совершили ожившие мертвецы - все перечило здравому смыслу.
  - Я надеюсь, Олег, что вы меня не разыгрываете, ибо сейчас не самый удачный момент для шуток.
  - Вы слышите их?! - Олег указал пальцем на окно, откуда доносились вопли мертвых. - Слышите?! Пойдемте я вам покажу!
  Олег схватил за руку святого отца и чуть ли не волоком потащил его к окну.
  - Смотрите? Вы все еще думаете, что это чья-то шутка?
  Возле церкви кружили мертвецы, словно коршуны, выжидая добычу. Их было не больше десяти, но судя по тому, как они расправились несколько минут назад с толпой людей, даже этого количества хватило бы, чтобы убить всех, кто сейчас находился в церкви.
  - Мне трудно верить своим глазам..., - каждое слово давалось с трудом, застревая комом в горле, - но раньше они меня никогда не подводили, надеюсь, что и сейчас он ведают мне правду. - Прошептал святой отец.
  Афанасий не сказал больше ни слова. Он молча отошел от Олега и неуверенной походкой направился к Григорию и близнецам. Юра и Вова спали, свернувшись калачиком на лавочке, их брат сидел рядом на корточках, а взгляд его ждал объяснений.
  - Что случилось, отец? - Григорий встал, как только отец подошел к нему.
  Афанасий аккуратно передал Настю на руки сыну.
  - Я пока сам не могу понять, но думаю, что скоро мы во всем разберемся. - Святой отец сел рядом с сыном и посмотрел на близнецов, боясь их разбудить. - Мне надо успокоить людей, они напуганы. Я боюсь, как бы они не совершили какую-нибудь глупость в панике.
  - Я могу помочь тебе, отец.
  Афанасий улыбнулся. Он всегда был рад рвению сына помогать ему и всем нуждающимся, но сейчас Григорий вряд ли мог ему чем-то помочь.
  - Боюсь, мне придется отказаться от твоей помощи, ты должен быть с детьми. И еще...я не хочу, чтобы ты знал, что происходит.
  Афанасий встал и хотел уже уйти, но Григорий схватил его за запястье и удержал.
  - Нет, отец, я хочу знать все, что произошло.
  Именно в этот момент Афанасий увидел в своем сыне не маленького мальчика, а уже взрослого мужчину, который так незаметно вырос у него на глазах.
  - Я знаю, не так уж много, как хотелось бы...- Афанасий тяжело вздохнул и продолжил. - Мне не спалось, и я вышел на улицу, спустя время - услышал крики людей, а когда подошел посмотреть, что произошло, то увидел, как толпа странных людей убивают несчастных. Они пытались спастись, и нашли спасения у нас в храме. Единственное, что пугает меня намного больше, чем сам факт убийства, так это то, кто совершал это убийство. Это были не люди...
  Речь святого отца перебил Олег, который сформировал вокруг себя людей и начал говорить.
  - Я знаю, что вы все сейчас напуганы. Многие из вас лишь час назад потеряли близких людей и сами пострадали. В первую очередь я хочу спросить, есть ли кто из собравшихся с медицинским образованием? - Но, не дождавшись ответа, Олег продолжил. - Или хотя бы то люди, которые могут оказать медицинскую помощь. У нас есть двое раненых и им необходимо помочь.
  - Думаю, я могу помочь, но у меня ничего нет, чем я могла бы обработать раны. - Подняла руку молодая девушка. На вид ей было не больше двадцати лет, еще совсем юное, прекрасное создание.
  - Святой отец! - Закричал Олег. - У вас есть аптечка?
  - Да, конечно. Я вам ее сейчас принесу. - Ответил Афанасий и вышел из главного зала в небольшую дверцу.
  - То, что вы видели на улице, - продолжил Олег, - то, что сожрало тех людей у вас на глазах...это не люди, точнее сказать не живые люди. Знаю, что звучит это смешно, если это слово вообще сейчас уместно, но я думаю, что это зомби.
  Люди тотчас переглянулись. В глазах каждого читалось непонимание и недоверие к этому парню, что рассказывал им про живых мертвецов.
  - Живые мертвецы - это единственное объяснение тому, что все мы с вами лицезрели.
  - Ага, а я вчера вурдалаков кормил! - В ответ на слова Олега фыркнул светловолосый паренек.
  - Может я и не прав. Но знаю одно, каким бы человек не был обезумевшим, он никогда бы не стал разрывать голыми руками другого и жрать его...кроме того, неужели вы не видели, как они выглядели?!
  - Лично мне было некогда рассматривать, как выглядели эти ублюдки, я спасал свою задницу! - Продолжал огрызаться парень, но тут на его плечо опустилась рука.
  - Молодой человек, мне кажется, вам надо проявить уважение к старшим. - Сказал мужчина позади парня. Им оказался владелец магазина Николай.
  Парень окинул взглядом Николая и одёрнул плечо. Глаза его блестели то ли от чрезмерной агрессии, то ли от выпитого им алкоголя, что делало его вид безумным.
  - Пошли все в задницу! - Крикнул он и направился к выходу. - Вы как хотите, а я ухожу домой. Наверняка те ублюдки уже ушли.
  Никто из собравшихся людей не посмел его остановить, от чего походка парня стала еще увереннее, а шаг быстрее. Все лишь молча провожали его взглядом, надеясь в глубине души, что он прав, и те существа не поджидают их возле церкви. Для них он стал лабораторной мышкой, которая сама вызвалась на смертельный эксперимент.
  - Постой! - окрикнул парня Олег. - Вряд ли мертвецы ушли, они чуют запах свежей плоти, а тут ее не мало.
  Парень даже не обернулся. Он лишь быстро вскинул руку вверх, показав средний палец, а дойдя до двери, отодвинул засов. Дверь со скрипом поддалась ему, и в храм хлынул холодный поток воздуха.
  - Спокойной ночи, придурки. - Сказал он на прощание и скрылся в темноте, не удосужившись прикрыть за собой дверь.
  - Его надо вернуть, он же там погибнет. - Прошептала женщина.
  - Это его выбор, и мы не станем держать тех, кто хочет уйти. - Сказал Олег и пошел к выходу, чтобы запереть дверь. - Но я все же надеюсь, что остальные окажутся более благоразумными и не повторят его поступок. Мы не можем быть уверены, что на улице все спокойно, а тут у нас хотя бы есть защита.
  Олег прикрыл дверь и запер на засов. До этого момента он и подумать не мог, что она такая тяжелая. В голове проскочила мысль о том, что святой отец должно быть чертовски сильный мужик, раз справляется с этим изо дня в день. Он уже хотел было направиться обратно, где собрались небольшой кучкой все остальные, как раздался пронзительный крик светловолосого паренька, молнией пронзая сердце. В храме наступила гробовая тишина. Казалось, что даже люди перестали дышать, а сердца их прекратили биться.
  Крик парня резко оборвался, и тишина наступила на улице. Могло показаться, что даже природа в заговоре с мертвыми и играет им на руку. Но звуки природы в лице сильного ветра дали о себе знать спустя уже секунду, а вместе с ними и мертвые, которые обнаружили дверь в храм. Их вой и стоны, которые исходили словно из самого Ада, резали слух и сводили с ума.
  Мертвые, под натиском своих гнилых тел ломились внутрь святого храма, и от тех ударов, что они обрушивали на дверь, казалось, что ничто уже не спасет людей от смерти.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава девятая
  Людмила сидела на холодном полу подпола, поджав под себя ноги и свесив голову. Ее муж стоял у люка, который был единственным препятствием между ними и мертвыми. Все о чем сейчас молил Бога Алексей, было лишь их спасением, чтобы мертвецы не почуяли их и не нашли вход в подпол, но сознание подсказывало ему, что этому не бывать.
  Тусклый свет в маленьком сыром подвале освещал растрепанные волосы Людмилы, в которые впивались ее пальцы. Женщина молчала с того самого момента, как услышала, что мертвецы пробрались в их дом. Сейчас же они не подавали ни каких признаков присутствия, но супруги даже не думали о том, что можно было попробовать выбраться наружу - это было слишком рискованно. Когда на кону стоит жизнь, нужно отмерять далеко не семь раз, а куда больше.
  - Дорогой, - подала голос Людмила, от чего Алексей вздрогнул и обернулся, - мы умрем? Они съедят нас как тот скот?
  Алексей сел рядом с женой и обнял ее. Ее лицо было мокрым от слез, а под глазами уже появились синяки. Было больно смотреть, как страдает его любимая женщина и единственное, что он мог сейчас сделать, чтобы хоть как-то взбодрить ее - быть сильным самому и не подавать признаков испуга.
  - Нет, родная, с нами все будет хорошо, мы выберемся с тобой и отпразднуем не только нашу годовщину, но и наше спасение, а еще... - Алексей провел рукой по плечу жены и ощутил, как по ее телу бегут мурашки, - мы с тобой проведем незабываемую ночь, предавшись страсти.
  Эти слова заставили женщину улыбнуться. В объятиях мужа она чувствовала себя защищенной, словно он служил баррикадой ото всех невзгод.
  - Я заполнила это обещание.
  - Но сейчас нам надо думать лишь о том, как выбраться отсюда живыми. - Алексей встал и вновь подошел к люку, стараясь услышать хоть какие-то звуки, но ответом ему была лишь тишина.
  Людмила нашла в себе силы и тоже встала. Сейчас ей не хотелось, чтобы муж отходил от нее хоть на самое маленькое расстояние, и даже если бы ему сейчас приспичило сходить в туалет по-маленькому, она разрешила бы ему не отходить далеко.
  - Меня пугает эта тишина. - Прошептала Людмила. - Почему их не слышно, они же пробрались в дом?
  - Не знаю, быть может они, затаившись, выжидают момент, когда мы выйдем, чтобы напасть.
  - Ты думаешь, они настолько умные, что смогли до такого додуматься? - Усмехнулась Людмила. - Ты их лица то видел? Они не выражали гениальность.
  - А для этого и не надо быть гениальным. Простой инстинкт охотника, убийцы.
  - В таком случае мы либо умрем с тобой здесь от голода, либо, выбравшись отсюда, нас сожрут эти твари.
  На этот раз Людмила села на пол рядом с мужем, чьи ноги буквально упирались ей в лицо.
  - Я даже не знаю, что из этого предпочтительней, долгие муки голода или боль и сознание того, что тебя терзает мертвец. - продолжила она. - Как вообще такое возможно?! Мертвецы лежат в могилах и гниют, а не разгуливают по ночам. Это все нереально.
  - Думаешь? - Перебил ее Алексей. - А, по-моему, реально то, что мы с тобой сейчас видели. А видели мы как живые мертвецы жрали наш скот.
  - Ну, быть может, это просто какие-то ненормальные психи так нарядились...
  - Даже не представляю, насколько надо быть ненормальным, чтобы вытворять такое. Но даже если бы они были просто людьми, пусть даже и крайне ненормальным с больной психикой, никто не способен выжить после двух выстрелов в упор из ружья.
  - Возможно, он был в бронежилете. - Людмила пыталась найти логическое объяснение всему происходящему, хотя собственные слова не могли убедить даже ее.
  - Да, в бронежилете, и именно потому его продырявило насквозь, а он, как ни в чем не бывало, продолжал двигаться на меня.
  - Но не могут мертвые ходить по земле, не могут! Ты это понимаешь?! Так же как и мы не можем жить под водой! - У Людмилы началась истерика. - Этого не может быть, черт побери! Это все мой кошмар, кошмарный сон, который скоро должен закончиться!
  Людмила громко кричала, держась за голову обеими руками. Алексей сел на корточки напротив нее и аккуратно, чтобы не травмировать, взял ее за руки.
  - Дорогая, ты должна быть сильной, это не сон. То, что мы видели с тобой - самая настоящая реальность.
  Но Людмила словно не слыша мужа, она расходилась все сильнее, крича о том, что все это страшный сон.
  - Не кричи, пожалуйста, они могут услышать нас, Люда!
  Алексей ударил жену. Впервые в своей жизни он поднял на нее руку, и Людмила получила пощечину. Глаза и рот ее были широко открыты, но главное то, что она все же замолчала.
  - Прости меня, Люда, но иначе они услышали бы нас и... - Начал искать оправдание своему поступку Алексей, но жена его перебила.
  - Думаю, тебе следовало сделать это раньше, ты немного опоздал. - Взор ее был устремлен на люк, откуда стал доноситься шаркающий звук ног. Опасения Алексея сбылись, мертвые услышали их.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава десятая
  Афанасий вернулся с аптечкой. Его встретили испуганные глаза людей, которые тяжело было назвать веселыми и жизнерадостными до его ухода, но они не шли ни в какое сравнение с теми, что сейчас увидел Святой отец.
  - Что произошло? - Спросил он, но ответ не заставил себя ждать. Им стал громкий удар мертвецов в дверь и их нечеловеческий, душераздирающий вопль. - Они все-таки обнаружили нас.
  - Святой отец! - Крикнул Олег. - Я думаю, что за дверь нам переживать не надо, она крепка, а окна храма находятся наверху, так что пока мертвые нам не угрожают. Сейчас у нас есть задача важнее. Тем двум парням нужна медицинская помощь.
  Афанасий окинул взглядом храм в поисках раненых. В одном углу, напротив того, где сейчас были его дети, лежали два парня, а рядом с ними сидела молодая девушка, вызвавшаяся им помочь.
  - Сюда! - Махнула она рукой, и Афанасий направился к ней.
  - Как твое имя, дочь? - Спросил он ее, когда подошел ближе.
  - Оля. - Девушка забрала аптечку из рук святого отца и немедленно открыла ее. Ее хрупкие пальчики быстро забегали по медикаментам в поисках нужного.
  - Вам нужна моя помощь? - Спросил Афанасий.
  - Я не думаю, святой отец. Моя мама была медицинской сестрой и многому меня научила.
  И действительно действия девушки были четкие и отлаженные, словно она занималась этим все свою жизнь. Ольга, не жалея перекиси водорода обработала рваную рану на руке одного парня. Кровь вместе с перекисью зашипела и вспенилась. Рана не была глубокой и опасности для жизни не несла. Единственное, что пугало девушку, так это то, от чего была получена эта рана. У другого же парня дела обстояли чуть хуже. Из его ноги был вырван большой кусок мяса, и, потеряв много крови, парень умирал. Ольга перетянула его ногу жгутом и тоже обработала рану перекисью. Наложив бинты, она посмотрела на святого отца.
  - Я сделала все, что могла. Теперь их жизнь в руках Бога, а нам остается лишь за них молиться.
  - Ты хороший человек. - Сказал Афанасий. - Эти парни выживут, и я уверен, что они будут благодарны тебе не меньше меня.
  В то время, когда Ольга заканчивала перевязывать парней, Николай звонил в полицию. Пока шли гудки, он мысленно прокручивал слова, которые должен был сказать. Говорить правду было нельзя - ему бы никто не поверил, поэтому надо было убедительно соврать.
  - Единая служба спасения, - раздался голос в телефоне, - чем можем вам помочь?
  - На нас с друзьями напали, нам срочно нужна ваша помощь.
  - Назовите, пожалуйста, ваш адрес.
  - Село Носово. Мы укрылись в церкви, и пока мы в безопасности.
  - Вы можете сказать точнее, что произошло? - Голос у диспетчера был холодный словно у робота.
  - Какие-то люди напали на нас на улице, некоторых даже убили. Нам удалось спастись и спрятаться в храме.
  - Сколько было нападавших?
  - Я точно не помню, - соврал Николай, боясь говорить правду, - думаю, человек пять.
  - Среди вас есть раненые?
  - Да, двое парней. Мы оказали им первую медицинскую помощь, но кажется, им нужна госпитализация.
  - Спасибо, ваш вызов принят, ожидайте помощи.
  Диспетчер повесил трубку, а Николай довольно улыбнулся.
  - Она приняла вызов. Скоро к нам приедут парни в форме и во всем разберутся. - Сообщил он Олегу, который стоял рядом и слушал его разговор.
  - Будем на это надеяться, другого выхода я не вижу.
  Олег посмотрел в сторону Афанасия, который сидел рядом со своими детьми. Он вновь взял на руки свою дочь и убаюкивал ее. Девочка видимо проснулась, когда мертвецы начали ломиться в дверь, но сейчас, когда почувствовала руки отца, успокоилась и засыпала. Засыпал рядом с ним и старший сын Григорий.
  - Я пойду к святому отцу, мне надо с ним поговорить.
  - Хорошо. Мне пойти с тобой? - Спросил Николай, надеясь, что ответ будет положительным.
  - Нет, это личный разговор.
  Олег направился к Афанасию. Он никогда не считал себя ни то что праведником, но даже верующим его назвать можно было с натяжкой. Никогда не верующий в какие-либо высшие силы, сейчас же мужчина был готов поверить во что угодно и принять это как неотложную правду.
  - Святой отец, можно сесть рядом? - Шепотом спросил Олег, подойдя к Афанасию.
  - Да, конечно. - Святой отец сидел на полу, вытянув ноги вперед. Редкая картина, которую могли видеть разве что только сыновья Афанасия.
  - Я уже и не помню, когда в последний раз был в храме, наверное, мальчишкой, когда меня приводила сюда мать, да и тогда мне здесь не очень нравилось. - Олег сел рядом, так же вытянув ноги. - В моем сердце не было веры, ни когда я был маленьким, ни когда вырос, а сейчас...я даже не знаю во что мне верить.
  - Надо верить в то, что все, что с нами происходит, происходит не зря. Раз такое случилось, значит, так было угодно нашему Отцу, а мы должны выдержать все посланные им испытания.
  - Вы хотите сказать, что этих гнилых тварей на нашу голову послал Господь? Ради того, чтобы мы помучались? Ему-то может быть это все и за развлеченье сходит, а нам-то, зачем это все?
  Афанасий посмотрел на Олега и увидел, как в нем кипела ненависть. Он искренне хотел ему помочь, но помочь человеку в подобном состоянии невозможно, навряд ли вообще можно помочь человеку духовно, это может сделать только он сам.
  - Чтобы очистить душу от всех грехов, коих на нас немало. - Ответил Афанасий. - Так он нас прощает...возможно нам всем сегодня суждено умереть. Смиритесь с этим, Олег.
  - Это все так смешно. - Олег улыбнулся, и если бы рядом не было спящих детей, он бы рассмеялся. - Милый, хороший, добрый Бог посылает на нас испытания в лице мертвецов, а мы должны смириться и, очистив душу, умереть. Да на этом Боге грехов больше, чем на любом из нас, а вы хотите сказать, что надо в него уверовать.
  Олег встал с пола. Вместо моральной поддержки, которой он ожидал услышать, он лишь разозлился и пожалел, что вообще затеял этот разговор.
  - Я благодарен вам Афанасий за то, что открыли перед нами ворота вашего храма и дали нам убежище. Но этим благодарен только вам, а не отцу вашему небесному. Это сделали вы, по собственной воле, а не по прихоти Бога. Но хоть вы дали нам это убежище, я не разделяю ваших мыслей, я не стану сидеть и ждать пока очиститься моя душа в желудках этих тварей.
  Олег направился к Николаю, который стоял у входа, дожидаясь полицейских, но резко остановился и обернулся к Афанасию.
  - Святость должна быть внутри человека не из-за страха перед Богом и его заповедями, она должна быть частью его воспитания, как должное. А ваш Бог, он очень жесток, и я не хочу иметь с ним ничего общего.
  Святой отец ничего не ответил, быть может, в другой момент он бы постарался наставить этого человека на праведную дорогу, но сейчас не мог найти нужных слов, а возможно просто не хотел.
  Олег подошел к Николаю, тот нервно поглядывал на время в ожидании полиции. Руки его тряслись, словно у алкоголика со стажем, а взгляд был неспокойным.
  - Я думаю, что все наладиться. Откуда бы ни взялись эти мертвецы, долго им не расхаживать по нашей земле. - Олег старался, чтобы слова его звучали как можно увереннее. - В конце концов, им место под землей, а не на ней.
  - Ты думаешь, что пара полицейских сможет справиться с этими тварями? Сомневаюсь. Но что я мог еще сказать по телефону, что у нас тут орда мертвецов, которые жрут все живое на своем пути и нам нужен наряд ОМОНа?
  - Было бы хорошо, если они и правда прислали нам отряд ОМОНа, но скорее всего мы удостоимся присутствия пары толстяков. Но ведь они будут с оружием, а это уже хорошо.
  Николай вновь посмотрел на время, хотя с последнего момента, как он делал это, не прошло и двух минут.
  - Если они вообще приедут. - Сказал он.
  Николай ожидал услышать в ответ что-нибудь ободряющее, но вместо этого увидел лишь протянутую к нему руку Олега.
  - Неловко получается, мы с тобой разговариваем, а ты, наверное, даже не знаешь, как ко мне обратиться. Я - Олег.
  Николай пожал протянутую руку и хотел представиться в ответ, но не успел.
  - Ты можешь не представляться, тебя, как и святого отца знают все, а вот меня, похоже, никто.
  - Да, работа продавца в небольшом селе накладывает на себя подобные отпечатки. - Улыбнулся Николай, и Олег почувствовал, как тот немного успокоился.
  - Пока ты вспомнил про свою профессию, не продашь мне пачку сигарет? - Засмеялся Олег. - Ну, или хотя бы угости.
  - Прости, тут тебе помочь не могу, не курю.
  Казалось бы, что Николай на секунду забылся, что случившиеся события вылетели из его головы, и он сейчас находился в своем магазине, где болтал с добродушным клиентом, которому некуда было спешить. Но этот момент благодати нарушил телефонный звонок. Николай вновь дрожащей рукой достал его из кармана. На мониторе светилось имя "Алексей".
  - Алло, Алексей! - Закричал в телефон Николай - Где ты? С тобой все в порядке?
  - Хотелось бы, чтобы это был так, но нет. Ты, наверное, спишь и не знаешь, что происходит. - Голос Алексея был тихим, и его еле было слышно.
  - Значит, ты знаешь, что происходит? С тобой все в порядке?
  - Да, пока со мной все хорошо, с Людмилой тоже. - Алексей на секунду задумался, осмысливая, что сказал ему друг. - Получается, что на тебя тоже напали? Они у тебя в доме?
  - Нет, я сейчас укрываюсь в церкви с другими людьми
  - Твою же мать. - Протяжно вымолвил Алексей. - Я думал, что это нечто лишь у меня во дворе
  - О нет, мой друг. Их тут целая армия, и ими кишит все село.
  Пытаясь вызвать полицию, Алексей совершил ошибку, сказав, что некие люди сожрали его скот и теперь хотят убить его с женой. Конечно, ему не поверили, и сейчас у него не было другого выбора, как искать помощь у друга.
  - Мне нужна твоя помощь, Коль. Я вместе с Людой сижу в подполе, в нашем доме мертвые и они хотят нашу плоть. Чертовы ублюдки затеяли поужинать нами.
  - Хорошо, я постараюсь что-нибудь придумать. Скоро приду, потерпите еще. - Николай хотел уже повесить трубку, но напоследок прокричал. - Вы же не ранены?
  - Нет, в физическом плане точно, а вот морально...не уверен.
  - Тогда скоро буду.
  Николай испуганно посмотрел на Олега. Он не знал, что ему делать и как можно помочь другу, но сидеть и ничего не делать, он не мог.
  - Кто-то из знакомых попал в плен этим уродам?
  - Да, мой хороший друг с женой. Он спрятались в подполе и не знают, что делать.
  - Они звонили в полицию?
  - Не знаю, но не думаю, что Алексей стал бы тревожить, если все было бы под контролем.
  Николай сделал шаг навстречу Олегу и посмотрел ему в глаза, стараясь заглянуть в самую душу.
  - Мне неловко тебя просить о помощи, мы едва знакомы, но я вижу, что ты сильный, а главное добрый человек и мне нужна сейчас твоя помощь. Боюсь, что один я никак не справлюсь с мертвыми в доме Алексея. Я пойму тебя, если ты сейчас откажешь, это твое право, и ты не должен рисковать своей жизнью ради...
  - Я помогу твоим друзьям. - Перебив Николая, сказал Олег. - Но только выходить на улицу с голыми руками, без какого-либо оружия - полное безумие. Нам нужно хоть что-то, чем можно было бить.
  - Надо спросить у святого отца, быть может, у него есть что-то подходящее.
  - Я с ним поговорю.
  - Быть может не стоит, может, лучше я у него спрошу?
  - Нет, все в порядке. - Сказав это, Олег направился к Афанасию.
  Он не ждал от святого отца, что тот встретит его с улыбкой после сказанных слов, но и отказать он не мог, ведь речь шла о спасении людей. Нужно ему было немного, любое орудие, которым можно было проткнуть или ударить мертвецов.
  - Святой отец, - Олег на долю секунды сделал паузу, заметную скорее лишь ему самому, а не Афанасию, - друзья Николая попали в беду и им нужна помощь.
  Афанасий поднял взгляд на Олега. В нем не читалось ни обиды, ни тем более какой-либо злости. Он внимательно смотрел на подошедшего к нему человека снизу-вверх.
  - Мы с Николаем идем им на помощь, но нам нужно хоть что-то, чем мы могли бы отбиться от мертвых. Любые крепкие подручные средства, быть может, у вас есть топоры, лопаты?
  Афанасий встал с пола и бережно передал Настю на руки Григория, который уже проснулся и внимательно слушал.
  - Пойдемте за мной, у меня есть хороший выбор дачного инвентаря, лопаты, грабли, кажется, и лом где-то завалялся.
  Олег последовал за святым отцом. Его сердце в груди трепетало, насыщая сосуды адреналином, а глаза пылали, как два маленьких уголька посреди большого поля. Он был полон решительности и как никогда хотел снести кому-нибудь голову.
  Глава одиннадцатая
  В последний момент, когда Николай и Олег уже вооружились топорами и стояли у входной двери, их окрикнул Григорий. Он не хотел оставаться в храме и ждать, что будет дальше, бездействовать и надеяться на судьбу, а сейчас был самый подходящий момент, чтобы взять эту судьбу в свои руки.
  - Постойте! - Григорий подбежал к двери. - Я пойду с вами. - Уверенно заявил юноша.
  От удивления Николай и Олег замерли на месте, не зная, что ответить парню. Николай посмотрел на Олега, ожидая, что тот что-нибудь скажет и объяснит, почему Григорию с ними нельзя, но никаких объяснений не следовало. Двое взрослых мужчин так и стояли бы в смятении перед юношей, если бы из этой ситуации не спас их святой отец, который уже подошел к своему старшему сыну.
  - Отец, я иду с ними. Я понимаю, что ты будешь против, не захочешь меня отпускать, но все уже решено мной. Им наверняка потребуется помощь, ведь их всего двое, я нужен им, я нужен нашему Богу.
  Афанасий молчал. Он смотрел на сына, уже взрослого мужчину и с одной стороны, ему так больно было это осознавать, что маленький мальчик вырос и скорее всего, скоро покинет родительский дом, но с другой стороны, его переполняло чувство гордости за то, что воспитал такого человека.
  - Я буду молиться за вас. - Сказал святой отец и обнял сына. - Береги себя и помни, что я люблю тебя, что все мы тебя любим. И присмотри за этими ребятами. - Улыбаясь, вымолвил он и отошел чуть назад. - Да хранит вас господь.
  Двери храма открылись, и трое отважных мужчин вышли на улицу, чтобы сразиться со злом, которое таилось в темноте. Афанасий провожал их взглядом, его правая рука трижды их окрестила, а дрожащие губы что-то тихо нашептывали.
  ***
  На удивление, после такой бури и дождя, стояла тихая ночь, и трудно было представить, что сейчас где-то ходят ожившие мертвецы. То, что произошло часом назад, казалось вымыслом или же сном.
  Николай шел на полшага впереди остальных, так как только он знал, где живет Алексей. Обеими руками он держал перед собой топор, словно младенца, аккуратно и заботливо, словно с тем может что-то случиться. По правую от него сторону шел Олег, который уже успел закурить, наполнив свои легкие, необходимым ему дымом, от чего стало немного легче как душевно, так и физически. Слева от Николая поспевал Григорий. Мысли его в тот момент были далеки от ночной дороги и от того, что ему сейчас возможно предстоит сразиться с мертвецами. Он все думал, что сейчас чувствует его отец. Уходя, он видел его тоскливый взгляд, видел, как причинил ему боль своим решением, но он не мог поступить иначе.
  На улице никого не было, ни живых, ни мертвых людей, словно все разом вымерли, оставив лишь незначительную группу людей в этом забытом богом месте. Остались лишь следы того, что недавно тут прошли мертвые: кровь, растекшаяся по дороге, части тел, которые, видимо, не доели зомби и запах смерти, который витал в воздухе в ту ночь.
  Проходя мимо старого ветхого дома, Николай узнал в нем жилище своего частого посетителя - одинокой старушки, которая, как правило, приходила каждый второй день и покупала половину буханки хлеба и пару бананов, иной раз, вместо бананов она брала апельсины. Сейчас же она лежала на пороге своего дома в луже своей крови с оторванной рукой, а ее ночная рубашка из белой превратилась в красную.
  - За что нам такое наказание? - Тихо произнес Николай, и отвел взгляд от картины, что предстала перед ним.
  Григорий посмотрел на изувеченное тело старухи.
  - Это начало конца. - Заявил он. - Мы слишком много грешили, а теперь, нам придется покаяться за все наши грехи и грехи отцов.
  Олег удивленно, с иронией взглянул на парня.
  - Этому тебя научил отец?
  - Об этом говорит Библия. Рано или поздно этого стоило ждать.
  - Знаешь, - усмехнулся Олег,- а я не собираюсь пока не перед кем каяться, а умирать, уж тем более желания нет. Ты уж не обижайся, но, по-моему, это все чушь.
  Не смотря на все сказанные слова Олегом сейчас и прежде в храме, он нравился Григорию. В нем было что-то неподдельное, настоящее, он не старался казаться тем, кем не был и говорил лишь то, что думал. И за это парень готов был пропустить эти слова мимо, не обратив на них особого внимания.
  - Я надеюсь, что вы правы. - Голос Григорий был не уверенный и тихий.
  - Ты боишься, Гриша, это нормально, мы с Николаем тоже боимся, и не стесняйся этого. - Олег видел, как парень пытается улыбнуться, но вышел у него лишь недовольный оскал. - Страх-это даже хорошо, он заставляет нас быть осмотрительней. Скорее всего, если не страх, все мы были бы уже мертвы.
  Олег достал из кармана пачку сигарет и протянул ее Григорию.
  - Нет, спасибо, справлюсь как-нибудь без этого.
  - Твое право. А я пристрастился к этим ароматным палочкам еще в юном возрасте и до сих пор отказаться не могу. И не потому что не могу, я не хочу. Мне нравится курить, нравится сам процесс, когда сначала дым попадает в твои легкие, а затем ты медленно выдыхаешь его и чувствуешь, как внутри тебя, словно разжимается сдавленный шар, которому до этого было так тесно.
  Николай неодобрительно посмотрел на Олега.
  - Быть может, мы не будем приучать его к подобным вещам, нахваливая их?
  - Эх, вы многое теряете, ребята, но только когда я выкурю всю пачку, не просите у меня сигареты.
  - А никто и не собирался этого делать, можешь не переживать. - Ответил Николай и плотнее сжал топор.
  - Ну, это мы еще посмотрим, мне что-то подсказывает, что прав окажусь я.
  Ферма, к которой направлялись путники, уже показалась на горизонте, но, тем не менее, до нее оставалось не меньше километра пути.
  - Видите тот большой дом? - Спросил Николай, на что получил положительный ответ. - Нам именно туда.
  - Хотел бы я жить в таком доме. - Присвистнул Олег.
  - И чтобы ты с ним делал?
  Несколько секунд Олег думал. И правда, зачем одинокому человеку, у которого и кошки - то нет, такой огромный дом? В нем бы он чувствовал себя только более одиноко.
  - Я бы продал его, а уж деньгам нашел бы применение.
  - И какое, если не секрет? - Николай словно решил убедить, что Олегу подобный дом ни к чему.
  - Открыл бы магазин лучше твоего, чтобы уткнуть тебе нос. - Олег засмеялся, а Николаю нечего было ответить
  Григорий остановился. Взор его был устремлен на дом, мимо которого они сейчас проходили. В пылу своего спора, Николай с Олегом не заметили того, что увидел Григорий: возле забора лежало тело. Было похоже, что человек уже мертв, и парень уже собирался было идти дальше, как заметил, что рука лежащего человека дернулась.
  - Постойте! - Крикнул юноша. - Здесь человек, он еще живой! - Рукой он указывал место, где должен был быть этот человек.
  Олег присмотрелся, в надежде увидеть, о чем говорит парень, но зрение его было уже не таким острым, как в юные годы, и кроме самого дома, окруженного забором, ничего увидеть не удалось.
  - Давно пора тут поставить фонари. - Сказал он, направляясь к дому.
  Остальные последовали за ним, осторожно делая каждый шаг.
  - Будьте готовы к тому, что им окажется мертвец. И держите топоры наготове. - Скомандовал Олег.
  Сейчас, когда он уже сам увидел лежащее тело у забора и почти к нему подошел, сердце его забилось чаще, а дыхание стало неровным. Каким бы смелым и отважным не казался человек снаружи, внутри его всегда живет маленький ребенок, который всего боится, вот только не все способны подавить эти чувства маленького ребенка в нужный момент.
  Все трое остановились у тела, лежащего ничком, рука же его больше не шевелилась. Каких-либо явных повреждений не было, ничего не оторвано и нигде нет следов укусов.
  - Это явно не один из тех мертвецов. - Николай пристально всматривался в лежащее тело. - Думаю, нам надо его перевернуть, быть может, он еще жив.
  - Только вот что с ним могло случиться? - Олег отдал свой топор Григорию и наклонился к телу. - Вы меня слышите? - Он ухватился за одно плечо лежащего мужчины и перевернул его.
  Мужчина был мертв. Лицо его уже успело побледнеть, а открытые глаза, которые вырывались из глазниц, выражали ужас.
  - Ты сказал, что его рука дернулась. - Олег посмотрел на ничего не понимающего парня.
  - Но так и было, я видел это своими глазами!
  - Я за последний день тоже многое видел своими глазами, вот только чему верить, уже и не знаю. - Олег взял обратно свой топор у Григория и хотел уже пойти прочь, как парень вновь остановил его.
  - И что на этот раз? Ты снова кого-то увидел?
  Но Григорию было не до шуток. За забором стояли двое мертвецов. Они не двигались, словно два истукана, просто стояли и наблюдали за происходящим.
  - Там мертвые, за забором.
  Николай и Олег медленно, недоверчиво, думая, что парню вновь привиделось, развернулись. Но на этот раз, он оказался прав. Двое мертвецов возникли из ниоткуда. Бесшумные, создания, чьи гнилые лица были изуродованы и страшны. Их пустые глазницы, лишённые глаз уставились на них.
  - Почему они не нападают? - Изумился Николай
  - Это интересный вопрос. - Олег вплотную подошел к забору, но и на это мертвецы не отреагировали. - Черт бы вас побрал, почему вы не пытаетесь сожрать меня?
  Григорий и Николай стояли за спиной Олега. Все трое, будто бы забыли, что в подполе ждет спасения Алексей со своей женой, что они нуждаются в них, как никогда, а вместо этого они стояли и ждали хоть какой-нибудь реакции от мертвецов.
  - Я бы прошел мимо, зная, что эти твари и дальше будут здесь стоять и никого не тронут, но боюсь, что рано или поздно им вновь захочется жрать. - Сказал Олег
  - Что ты предлагаешь? Связать их и уйти? - Спросил Григорий, на что Олег лишь усмехнулся.
  - Связать? Нет, я собираюсь убить их, и надеюсь, что они испытают при этом нечеловеческую боль.
  Олег открыл калитку и прошел во двор дома. В голове прокручивались различные варианты того, что может сейчас случится, десятки мыслей пронеслись в одно мгновение, так и не дав точно ответа, чего можно ожидать от этих двух истуканов с пустыми глазницами.
  - Ребята, знаете, - прошептал Олег, словно боясь спугнуть мертвецов, - мне было бы как то спокойней к ним приближаться, зная, что вы рядом и в любой момент можете мне помочь.
  - А нам было спокойней, если бы ты вышел оттуда, и мы пошли бы своей дорогой. - Прокряхтел Николай, но не задумываясь шагнул во двор дома, а следом за ним и Григорий.
  Их лица были встревожены и напуганы, никто не знал, что может сейчас произойти, но все трое надеялись, что мертвецы не окажут ни малейшего сопротивления, и Олег их спокойно убьет.
  Путники, во главе Олега подошли к истуканам. От них разило сыростью, землей, свежей кровью, которой они были перепачканы и запахом, который ни с чем нельзя спутать, запахом гнилого мяса.
  - Надеюсь, меня после смерти кремируют. - Поморщился Олег и занес топор над головой.
  Он собирался двумя мощными ударами поочередно срубить головы обоим мертвецам. В голове, продумывая этот план, все казалось легко и быстро, главное не мешкать.
  Олег так и сделал. Занесенный над головой топор описал дугу над шеей одного из мертвецов и снес ему голову. И именно тогда все пошло не по плану. Стоило лишь Олегу убить мертвеца, как второй протяжно взвыл, словно голодный волк и, вытянув руки, набросился на Олега. Они оба упали на землю. Мертвец, оказавшись сверху, пытался укусить Олега. Он, рыча, мотал во все стороны головой, но откусить заветный кусок плоти ему мешали руки Олега, которые впились ему в горло.
  - Помогите, мать вашу! - Закричал Олег. - Или вы хотите, чтобы я сдох под этим вонючим куском дерьма?
  Но ни Николай, ни Григорий на помощь не пришли. От увиденного они оцепенели, как те два истукана и поделать с собой ничего не могли. Мольба о помощи проносилась мимо их ушей, не оседая в голове. Словно в кошмарном сне предстала перед ними эта замедленная картина, в которую им не получалось вмешаться.
  Олегу становилось тяжелее сдерживать напор мертвеца, которой обладал необычайной силой. Мысленно он стал уже прощаться с жизнью, понимая, что долго удерживать зомби ему не удастся. Последние секунды жизни, что отвела ему судьба, в которую он никогда не верил, заканчивалась, и в голове кружилась лишь одна мысль: "что же дальше?". Но ответа на этот вопрос Олегу было не суждено узнать в тот момент. Когда его руки уже стали расслабляться, а гнилая пасть мертвеца приблизилась к его лицу, голова трупа неожиданно слетела с плеч, а лезвие топора пронеслось в сантиметре от носа.
  Николай скинул тело мертвеца с Олега и помог ему подняться на ноги. Григорий в этот момент стоял все так же неподвижно.
  - Я уже думал, что мне крышка. - Сказал Олег. - А как от него воняет, словами не передать!
  Олег отряхнул с одежды грязь и взглянул на мертвеца, который чуть не лишил его жизни. Из его шеи выползли черви вперемешку с желтоватой жидкостью, от чего Олег поморщился.
  - Теперь я их ненавижу еще больше. - Олег поднял с земли свой топор и подошел к Григорию. - Ты как, в порядке?
  - Вроде. - Отозвался парень. - Извини, что не сумел помочь, я вдруг, стал, словно сам не свой и не мог ничего поделать.
  - Пустяки, главное, что все целы. - Олег улыбнулся и подмигнул одним глазом. - Но все же надеюсь, что в следующий раз ты будешь более активным. И ты кстати тоже. - Обратился к Николаю.
  Все трое вышли со двора и продолжили свой путь на ферму Алексея.
  - Один - один. - Сказал Олег и бросил взгляд на Николая.
  - Что "один-один"? - Не понял тот.
  - Количество мертвецов, которых мы убили. Идем пока поровну.
  - У нас разве соревнования? - Вмешался Григорий.
  - Да, и ты пока проигрываешь. - У Олега поднялось настроение, в этот момент он чувствовал себя неуязвимым и способным на геройские поступки. - Так что догоняй, малец.
  - На мой взгляд, сейчас куда важнее спасти моих друзей, чем считать, кто и сколько убил. - Взгляд Николая был сосредоточенным на приближающейся ферме, он даже не смотрел на своих путников, да и разговаривать настроя сейчас у него не было.
  Подул лёгкий, но холодный, пронизывающий до костей осенний ветер. Олег поежился и приподнял воротник своей куртки.
  - Думаешь, твои друзья все еще живы? - Спросил он у Николая.
  Ответ последовал не сразу. Казалось, что Николай боялся даже думать о том, что сейчас может происходить на ферме у Алексея. "И в действительности, жив ли он еще? Ведь с тех пор, как он позвонил, прошло немало времени".
  - Я надеюсь на это. Надеюсь, что Алексей и Людмила живы и здоровы.
  - А я еще надеюсь на то, что эти твари уже покинули их ферму. - Добавил Олег.
  Когда путники подошли к ферме и остановились у ворот, у всех троих возникла одна и та же мысль, "как мертвецы смогли сюда пробраться?" Высокий каменный забор окружал двухэтажный дом и казался непреступным. Ворота же были сделаны из толстых металлических прутьев и находились в целости и сохранности.
  - У меня сейчас два вопроса, как попали в дом мертвые и как попасть туда нам? - Спросил Олег и повернулся лицом к Николаю, ожидая услышать от него ответ.
  - Поверь, я задаюсь теми же вопросами.
  Григорий подёргал прутья ворот, но они даже не колыхнулись.
  - Хорошая работа. Так просто и не проникнешь в дом. - Сказал он, все еще держась за ворота руками.
  - Но ведь мертвые как-то попали внутрь. - Олег прислонился ладонью левой руки к забору и пошел вдоль него. - Возможно, они прошли не здесь, а где-то дальше. Николай, забор окружает всю ферму?
  - Нет, только дом. Основанная часть фермы находится за его пределами.
  - Ну вот, - обрадовался Олег, - значит, мы идем дальше, и быть может, найдем то место, через которое пробрались зомби.
  Путники последовали за Олегом. Забор хоть и окружал лишь дом с небольшим участком фермы, но тянулся на добрых пару сотен метров в длину, и на то, чтобы обойти его кругом, потребовалось бы минут пять.
  Оказавшись позади дома перед героями предстала еще одна дверь. Она не шла ни в какое сравнение с теми воротами, что находились на лицевой части забора-простая деревянная дверь, служившая задним входом во двор с фермы. Но сейчас от нее остались лишь щепки да петли.
  - Вот мы и нашли ответ сразу на два наших вопроса. - Сказал Олег и аккуратно заглянул внутрь двора.
  Николай и Григорий последовали за ним. Оказавшись во дворе, путники замерли на месте. Их окружали мертвые тела коров, словно они очутились на бойне, только вот на бойне туши никто не пожирает.
  - Входная дверь выбита. - Николай указал топором в сторону дома и уверенным шагом направился на помощь друзьям.
  - Нет, погоди - Олег схватил его за рукав, не дав Николаю далеко уйти. - Ты не думаешь, что это очень опрометчиво, вот так ринуться в дом, возможно, кишащим мертвецами?
  - А что ты предлагаешь мне? Стоять и ждать пока эти твари доберутся до них? - Прогрохотали слова Николая.
  - Пару минут дела не сделают. Если с ними все в порядке, то они могут подождать и еще немного, а вот если мы сейчас просто ворвемся в дом, то все может закончиться плачевно, как для нас, так и для них.
  Запал Николая пропал. Он опустил топор, который уже держал наготове для удара, но часть его все еще рвалась внутрь дома, и удержать ее было непросто.
  - Я слушаю тебя, что ты предлагаешь?
  Олег попросил подойти ближе Григория и, когда тот оказался чуть ли не стоящим к нему впритык, начал говорить.
  - Николай, ни я, ни Гриша в этом доме не были, только ты, поэтому и вести нас придется тебе, мы же пойдем следом, сначала я, потом Гриша. Ты, - Олег посмотрел на юношу, - идешь спиной вперед, но не отставай, старайся всегда чувствовать мою спину. Если на нас нападут сзади, а ты прозеваешь, то смерть наша будет на твоей совести.
  Олег перевел взгляд на Николая. Он видел, как тот нервничает и рвется в бой, но то рвение, что управляло им, могло сыграть злую шутку.
  - Николай, - продолжил Олег, - для начала постарайся успокоиться и не действовать на эмоциях. Идем строго в комнату, где находится вход в подпол. Никуда больше не заходим, даже если услышим какой-то шум, пока мертвые нас не трогают, мы тоже их не трогаем. Главная задача - вытащить из дома ваших друзей, а что делать с мертвецами, это вопрос будем решать уже после. Быть может, к нашему приходу в храме найдутся ответы хоть на какие-то вопросы.
  Олег поочередно посмотрел сначала на Григория, который крепко сжимал рукоять топора, затем на Николая, и увидел в нем прежнего, спокойного и рассудительного человека.
  - Готовы? - В ответ Николай и Григорий еле заметно кивнули головами. - Ну, тогда идем в дом.
  Выстроившись в ряд, путники окунулись в кромешную тьму дома, и если на улице светила хотя бы луна, то в доме царил мрак. В воздухе витал запах сырой земли и гниющего мяса. Никаких сомнений в том, что в доме находились мертвецы, быть не могло
  Николай споткнулся и чуть не упал, сумев удержаться руками за поваленный мертвецами шкаф. Он тихо выругался, а уже потом спокойно добавил, что комната, в которой заточены его друзья находится в конце коридора.
  - Только не спеши, нам не стоит шуметь. - Олег осматривался по сторонам. Хоть дом и выглядел разгромленным, но его внутренне богатство было заметно и через этот бардак.
  Григорий пятился спиной с широко открытыми глазами. Его голова кружила из стороны в сторону каждую секунду, боясь не заметить мертвеца, но все было спокойно и ничто не предвещало беды.
  - Наверное, мертвые уже ушли. - Сказал он, словно утешая сам себя. - Я даже не слышу их, а они ребята не из тихих.
  - Будем надеяться на это. - Сказал Николай, подходя к спальне Алексея и Людмилы.
  Все трое остановились перед закрытой дверью Людмилы и Алексея, не решаясь ее открыть. Николай вплотную подошел к двери и прислонил к ней ухо. Григорий и Олег замерли в ожидании.
  - Ну что, ты слышишь мертвых? - Промолвил Олег.
  Николай медленно развернулся. Лицо его не сияло от счастья, напротив, он стоял, угрюм как никогда.
  - Мертвые там. - Сухо сказал он. - И думаю, что их как минимум двое.
  Все трое переглянулись. Ничего не оставалось кроме как плотнее сжать свои топоры и, ворвавшись внутрь, атаковать мертвецов.
  - На счет три врываемся в комнату и убиваем этих тварей. - Олег в предвкушении облизал губы. - Раз...
  Сердца забились чаще, а уровень адреналина подскочил до такого уровня, что в голове у всех крутилась лишь мысль о том, что сейчас придется сражаться и, возможно, они не выйдут победителями из этой битвы.
  - Два...
  Долгая пауза, которая казалось вечной, и невыносимо тяжело было ждать то заветное слово.
  - Три!
  Сильным толчком Олег распахнул дверь, и герои оказались внутри. Но они не напали на мертвецов как планировали, а лишь замерли в оцепенении. Алексей и Людмила больше не прятались в подполе, дверь которого была раскрыта настежь. Они оба неподвижно стояли посреди комнаты, пока герои не оказались внутри. Увидев гостей, они обернулись к ним и словно решив обнять, вытянули руки.
  - Господи. - Промолвил Николай.
  Его друзья были мертвы. Они не были уже похожи на тех добродушных людей, какими их знал Николай. Их одежда была порвана, обнажая открытые раны, а лица искажены злобной гримасой.
  Олег замахнулся топором, готовясь нанести смертельный удар, но Николай остановил его, схватив за топор.
  - Нет, не надо! - Закричал он.
  Их взгляды встретились. Николай умолял не трогать их друзей, не смотря на то, что они превратились в мертвецов.
  - Прости. - Промолвил Олег, и, оттолкнув от себя Николая, нанес смертельный удар сначала Людмиле, а затем Алексею.
  Мертвецы, словно скошенные рухнули на пол друг на друга. Их отрубленные головы откатились от тел, оставляя после себя лишь кровавые следы. Николай упал на колени возле тел. Ему хотелось кричать, закричать так сильно, чтобы весь мир услышал о его горе, но ему не удалось выдавить из себя и звука. Он лишь безмолвно открыл рот, словно умирающая рыба на берегу реки.
  Григорий сел рядом и обнял его одной рукой за плечи. Олег ждал, когда парень начнет утешать Николая, но юноша продолжал безмолвно сидеть.
  - Мне очень жаль, Николай, но у нас не было другого выхода. Мне пришлось их убить, иначе...
  - Иначе они не лежали бы тут с отрубленными головами! - Проревел Николай. Голос его был полон ненависти и обиды.
  Олег подсел рядом, ему хотелось обнять Николая, но он решил, что сейчас это не лучшая идея.
  - Я не знаю, что сказать, чтобы утешить, да и вряд ли какие-нибудь слова смогут тебя успокоить, только не в такой момент... - Олег говорил тихо и медленно, но Николай будто бы и не замечал этого. - Но постарайся понять и меня, они уже не были теми, кого ты знал..., и мы стали бы такими же, как они. А теперь, они не испытывают боли и страдания, они, надеюсь, в лучшем мире, ну а нам, нам еще придется страдать здесь.
  Олег сильно удивился, когда Николай неожиданно для него и Григория встал, даже не посмотрев в последний раз на умерших друзей.
  - Пора. - Голос его был пронизан холодом. - Нам больше незачем тут задерживаться.
  Он вышел в коридор и уверенным шагом направился прочь из дома. Григорий и Олег поспешили за ним
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава двенадцатая
  Поступивший вызов в полицейский участок, находившийся в соседнем городе, был на удивление быстро принят, и группа из трех человек во главе с капитаном Погореловым подъезжала к поселку Носово. Полицейский "УАЗ" трясло по ухабистой дороге, от чего человека непривычного к подобной езде могло запросто вырвать еще на первых километрах дороги.
  Время было уже позднее, от чего всех клонило в сон. Никто из троих всерьез не воспринял вызов, приняв его за обычную бытовую драку, случавшуюся чуть ли не каждый день, когда кто-то из пьяной компании не поделит бутылку. Двое раненых? Разве что пару синяков, да рассечённая в кровь губа.
  - Мне вчера жена предложила в Крым летом поехать. - Сказал Иван, стажер, который лишь месяц назад поступил на службу.
  - А ты что, согласился? Ты же вроде в Турцию планировал лететь. - Погорелов на секунду отвлекся от дороги и посмотрел на стажера.
  - Да, хотел. - Вздохнул он. - И до сих пор хочу, но вот жена. - Протянул Иван.
  Двое полицейских громко засмеялись.
  - Да вы товарищ - подкаблучник. - Скорчив лицо, сказал третий - Виталий.
  Иван стал серьёзнее. Хотя он и понимал, что это лишь шутки его напарников, но и этого хватило, чтобы его задеть.
  - Нет, не подкаблучник, мы просто привыкли с ней решать все вместе.
  - Только вот последнее слово, наверное, за женой? - Продолжал Виталий.
  На этот раз засмеялся лишь сам Виталий.
  - Ну а чего же она не хочет в Турцию лететь? - Спросил Погорелов.
  - Видимо обрадовалась сильно, что Крым теперь наш. Раньше вот сроду у нее не возникало желания там отдохнуть, а теперь вот дай ей туда лететь и все тут!
  - Что поделаешь. - Сочувственно выдохнул Погорелов. - Желание бабы - закон.
  Иван улыбнулся. Ему польстило, что капитан поддержал его в этот момент, иначе он мог бы так и слыть подкаблучником в рядах своего участка, а это только и не хватало новичку.
  - Почти приехали. - Сказал Погорелов, заворачивая в село.
  Полицейских приветствовала старая табличка с надписью "Носово". Она одиноко стояла у края дороги, которая пролегла посреди пустынного поля, некогда засеянного пшеницей. Но те времена давно канули в лету, и сейчас на этом месте, в лучшем случае, местные мальчишки играли в футбол.
  В конце поля виднелось кладбище, а рядом с ним маленьких дом. Никому из полицейских и в голову не пришло, что он жилой, когда они проезжали недалеко от него.
  - Как ни странно, но ехать нам надо в храм. - Заявил Погорелов и ухмыльнулся. - Впервые выезжаю на пьяные разборки в дом Господень.
  - А может там и правда что-то случилось? - В голосе Ивана прозвучали нотки волнения, и он машинально положил правую руку на дубинку.
  - Сомневаюсь. Опыт мне подсказывает, что это все же сельские алкоголики, которые пробрались в церковь.
  Погорелов был спокоен, и ничто не вызывало у него опасения.
  - А от кого же тогда поступил звонок? - Не унимался Иван.
  - Не знаю, не представились. Возможно, это вообще была чья-то шутка и не более. - Капитан скривил губы. - К сожалению, в нашей профессии и такое случается.
  Иван вздрогнул. На его плечо резко упала рука Виталия, издав громкий хлопок. Виталий улыбался, и, похоже, был очень доволен тем, что стажер переживает. Страх Ивана перекрывал его собственный, от чего ему становилось только комфортнее. Он и сам еще недавно был таким же стажером, не прошло и двух лет, как ему выдали табельное оружие, и он получил свое первое звание. Сейчас он уже был младшим лейтенантом и очень этим гордился, не забывая при этом всем рассказывать, что не пройдет и десяти лет, как ему дадут звание полковника, на что большинство людей смеялись про себя, но вслух ничего ему не высказывали.
  - Не бойся, стажер, всего лишь маленькая потасовка пьяниц, которые перепили водки. - Сказал он. - Они нас уважают, хотя, скорее всего, просто бояться оказаться в обезьяннике и провести там несколько незабываемых ночей.
  Погорелов посмотрел на Ивана. Парень покусывал нижнюю губу, словно пытался откусить от нее кусочек, но каким бы это не было смешным зрелищем, ночная дорога требовала внимательности, а когда взор капитана вновь вернулся на нее, то перед его носом возник человек. Посреди дороге стояла старуха, по крайней мере, так показалось Погорелову. Он резким движением вывернул руль вправо, и "УАЗ" проехал в сантиметре от женщины.
  - Твою же мать! - Выругался он и остановил машину, чтобы убедиться, что не зацепил старуху.
  Рядом сидел ошеломленный Иван. К его стрессу перед заданием добавился еще и мандраж от чуть не случившейся аварии.
  - Я убью эту клячу, если она жива! - Виталий обернулся назад, чтобы посмотреть как там старуха.
  Старуха, как ни в чем небывало, перешла дорогу и остановилась. Она посмотрела на полицейский автомобиль и после недолгих раздумий направилась к нему шаркающей походкой.
  Первым из машины вышел Погорелов, а следом за ним и двое напарников.
  - Мэм, вы целы? - Спросил он. - С вами все в порядке?
  Но старуха не отвечала. Она молча направлялась к полицейским, протягивая к ним руки.
  - Это ненормальная еще и обниматься вздумала? - Процедил Виталий. - Если что, в постель с ней ляжешь ты, стажер.
  Погорелов пошел на встречу старухи. Его беспокоил тот факт, что она ничего не говорила, но, тем не менее, что-то от них хотела.
  - Мэм, вам требуется помощь? - Капитан подошел ближе, а когда оказался на расстоянии достаточном, чтобы рассмотреть старуху лучше, то мгновенно отпрыгнул от нее назад. - Твою же мать! - Фраза вырвалась из его груди, сливаясь в одно непонятное слово.
  Погорелов попятился назад, в то время как старуха продолжала наступать. Он услышал, как она издавала внутриутробный звук, схожий с рыком собаки. Иван и Виталий подбежали к капитану. Иван держал наготове пистолет и был готов применить его в любую минуту, если бы ему только дали повод.
  - Какого хрена здесь происходит? - прокричал он, направляя дуло пистолета на старуху.
  Капитану не пришлось отвечать, стоило лишь старухи подойти к ним ближе, как перед ними предстала женщина, плоть которой разлагалась. Лицо ее было обезображено настолько, что с трудом можно было понять, где заканчивается нос и начинаются губы.
  - Боже мой! - У Виталия перехватило дыхание.
  - Мэм! - Прокричал Погорелов. - Я приказываю вам остановиться! Стойте на месте, и мы вам ничего не сделаем.
  Но старуха не внимала их словам, наступая ближе. Полицейским же приходилось отступать обратно к своему автомобилю.
  - Мэм, - продолжал капитан, - я буду вынужден применить оружие, если вы не остановитесь.
  Погорелов достал из кобуры пистолет и, сняв его с предохранителя, навел на старуху.
  - Да стреляй ты уже в нее. - Прошептал Виталий. - Неужели ты не видишь, что она ненормальная. Стоит ей подойти ближе, и она набросится на нас. Не дай Бог заразит чем-то!
  Погорелов не спешил применять оружие. Угрозы для их жизни пока не было. В конце концов, это была просто старуха, пусть даже и ненормальная.
  - Мэм, я прошу вас, остановитесь, и я обещаю не причинить вам вреда.
  На этот раз она словно услышала его слова и встала как вкопанная. Руки ее медленно, будто это доставляло ей боль, опустились, а голова наклонилась в бок. Рот ее зашевелился. Она пыталась что-то сказать, но изо рта доносились только нечленораздельные звуки. Это раздражало ее, она начала дергаться, напрягая сильнее свои скулы, и тут Погорелову показалось, что он разобрал пару слов, сказанных старухой.
  - Вы все умрете. - Повторил он за ней. - Вы все здесь умрете.
  Иван испуганно смотрел на своего капитана, смотрел, как тот завороженно повторяет эту фразу, словно заклинание.
  - Вы все здесь умрете! - На этот раз фраза из уст старухи прозвучала очень четко, что все смогли ее услышать. - Вы все здесь умрете! - Закричала она и бросилась на полицейских, вновь вытянув свои руки.
  Погорелов не успел понять, что старуха нападет, как она вцепилась своими зубами ему в горло и принялась грызть его шею. Раздался громкий вопль капитана, от чего Иван, который пятился назад, упал на землю.
  Капитан пытался оттолкнуть от себя старуху, но ничего не получалось. Ее натиск был не подавляем, а собственные силы стали его покидать вместе с пролитой кровью.
  Раздался пистолетный выстрел, и старуха отпустила Погорелова. Она посмотрела своими желтыми глазами в глаза Виталия и облизнулась, слизав кровь с губ.
  Виталий выстрелил еще раз, прямиком в сердце, но и это не остановило старуху. Рыча, она попятилась на него в предвкушении, что сейчас откусит кусок его свежей плоти.
  Дрожащий палец раз за разом нажимал на спусковой крючок. Шесть громкий выстрелов разнеслись эхом по ночному селу. Где-то далеко в лесу поднялась стая птиц с насиженных мест и, напуганная выстрелами, с криком улетела.
  Старуха упала на спину. Уголок рта Виталия искривился в еле заметной улыбке. Сердце его вырывалось из груди, а кровь неистово пульсировала в висках.
  Виталий бросил пистолет и подбежал к Погорелову. Он не подавал никаких признаков жизни. Его остекленевшие глаза, полные ужаса, смотрели в ночное небо. В них не было покоя и умиротворения, лишь страх, наполнивший его целиком изнутри.
  Виталий бережно приподнял его голову правой рукой, а левой взял тело под спину. Отодвинув напарника от тела старухи и от той лужи крови, в которой он лежал, не говоря ни слова, он уверенным шагом направился к машине, где прижав к себе ноги и, обняв их руками, сидел Иван.
  Виталий забрался в автомобиль на переднее место, где еще несколько минут назад сидел живой и здоровой капитан Погорелов.
  - Прием. Это сто шестой. - В голосе Виталия не осталось и доли той иронии, с которой он вел беседу по дороге в поселок.
  - Привет, сто шестой. Как дела? Разобрались с происшествием? - Голос молодой девушки будто бы заигрывал с Виталием.
  - Нет. - Полицейский глубоко вздохнул. - Погорелов мертв. Немедленно пришлите скорую.
  На другом конце провода повисла пауза. Услышанные слова впились в мозг рыболовным крючком - надежно и крепко.
  - Где именно вы находитесь? - Спросила девушка. Голос ее уже не был так мил, как в начале.
  - Мы стоим на дороги недалеко от церкви с северной стороны.
  Не дождавшись ответа, Виталий выключил приемник и вышел из машины. Он хотел убрать тела с проезжей части, но тут же понял, что это не лучшая идея. С начало надо было дождаться подкрепления и скорой помощи, в конце концов, вряд ли кто станет разъезжать здесь ночью.
  Виталий подошел к старухе и сел возле нее на корточки. Его интересовал ее ужасный нечеловеческий вид. Вблизи она была еще страшнее, чем он мог представить, и если бы не здравый смысл, то он мог бы поклясться, что она уже давно как мертва и находится в стадии разложения. А тот запах, что шел от нее, вызывал у полицейского нестерпимое желание вырвать наружу свой ужин.
  Полицейский встал на непослушные ноги, которые вот как уже несколько минут его плохо слушались. Но стоило ему лишь развернуться, как он почувствовал, что его схватили за ногу. Крепким хватом старуха уцепилась за голень Виталия, все сильнее сжимая пальцы.
  Он почувствовал, как боль пронизывает все его тело, словно ток, начиная с голени и заканчивая головой. Дряхлые пальцы старухи впились в его мышцы, а сама она тянулась своей окровавленной пастью к его ноге.
  Виталий попытался вырвать свою ногу из ее захвата, но это лишь причинило ему большую боль. Он взвыл, как раненый волк, а крик его, казалось, был слышан даже за пределами села.
  - Помоги мне! - Крикнул он Ивану, протягивая к нему руку.
  Но помощи от Ивана ждать не пришлось. Он чуть ли не забился под машину, обнимая свои поджатые ноги руками. По лицу его ручьем текли слезы, и он что-то невнятно бормотал.
  Старуха впилась гнилыми зубами в ногу Виталия. Он потерял равновесие, и его большое тело рухнуло на землю. Словно змея, извиваясь, старуха поползла по нем, разрывая плоть ногтями. Он больше не мог кричать, силы его покидали, и он потерял сознание, в то время как старуха продолжала его заживо пожирать.
  
  Глава тринадцатая
  
  Николай, Григорий и Олег подошли к храму, пожалуй, единственному месту в Носово, где сейчас горел свет, и кипела жизнь. Николай несколько раз ударил кулаком по двери, от чего даже тяжелая дверь содрогнулась.
  - Открывайте, это мы! - прокричал он.
  За дверью послышались шаги. Афанасий не спешил идти открывать дверь. Подойдя к ней, он приложил ухо, и прислушался.
  - Отец, это мы, я и Олег с Николаем. - Раздался голос сына за дверью
  Лишь после этого огромный засов сдвинулся с места, и дверь отворилась перед путниками. Николай быстро прошел внутрь, не сказав и слова святому отцу, и направился в дальний конец комнаты.
  Афанасий не стал его звать, проводив лишь взглядом, пока мужчина не сел на одну из лавок, склонив голову.
  - Что случилось? - Спросил святой отец у сына.
  Но вместо Григория ответил Олег.
  - Мы не успели спасти его друзей. Когда мы пришли в их дом, они уже были мертвы. Но даже не это удивило меня, а то, что они стали одними из них, из живых мертвецов.
  Григорий запер дверь храма и подошел ближе к отцу.
  - Я думаю, что укусы этих созданий заразны. - Сказал юноша. - И пока не поздно, нам надо постараться спасти жизни тех двух несчастных парней, что ранены.
  Афанасий посмотрел на раненых. После того, как их раны обработали, они быстро уснули и сейчас мирно спали.
  - Но мы уже помогли им. Сейчас они лишь в руках Господа нашего, и если души их чисты, он им поможет.
  - Но отец, возможно, их кровь заражена, и тогда они превратятся в таких же мертвецов, от которых мы скрываемся.
  Афанасий словно не хотел слышать сына. Развернувшись, он медленно направился к близнецам и Настеньке, тихо бормоча:
  - Это конец, вот он и наступил для нас всех. Пришло время для нашего покаяния. Надо подготовить детей к смерти, они должны достойно ее принять, чтобыГосподь видел их преданность ему.
  Григорий последовал за отцом, но тот отказывался слушать его, продолжая бормотать про конец света.
  Олег остался один. Сейчас ему не к кому было подойти и поговорить. Николай, убитый горем был зол на него, и оставалось лишь надеяться, что со временем он все поймет и не станет держать на него зла. Святой отец же, похоже, стал сходить с ума, уверяя самого себя, что настал конец света. Оставался лишь Григорий, молодой юноша, с которым он еще мог поговорить, но и тот сейчас ушел к отцу и братьям.
  Олег сел рядом с дверью на корточки, оперевшись спиной на стену. Сейчас ему не хотелось ни о чем думать, ну а уж делать тем более. Хотелось забыться сном, а проснувшись, понять, что это всего лишь ночной кошмар, очень реальный, но всего лишь сон. Но сердце подсказывало, что ему сейчас не уснуть, что все происходящее вокруг реально, как и он сам.
  Часы на руке показывали час ночи. Время текло медленно, словно ночь не хотела уступать дню. Прошло всего лишь чуть больше двух часов, как он увидел первого мертвеца возле своего склада. С того самого момента он не знал и минуты покоя, а сердце, казалось, уже устало так быстро биться в его груди.
  Возможно, он так и сидел бы дальше, быть может даже и уснул со временем, если бы не услышал, как в дверь забарабанили руками.
  - Помогите мне! - Донесся крик из-за двери. - Я прошу вас, помогите! Умоляю!
  Олег поспешил отпереть дверь. Мертвые не разговаривали и это не могли быть они. Все зомби были глупы, как морские свинки со своими маленькими черными глазками-бусинками.
  - Скорее! - Голос стал еще громче, когда заскрипел затвор двери.
  Стоило лишь Олегу чуть приоткрыть дверь, как внутрь храма ворвался молодой человек в полицейской форме.
  - Быстрее закройте дверь! - Прокричал он, помогая Олегу запереть дверь.
  Когда дверь была закрыта, и полицейский лично в этом убедился, он упал на пол, приземлившись на мягкое место.
  - Простите, но ноги мои, похоже, больше не слушаются меня. - Сказал он с одышкой.
  Олег рассмотрел его. На вид обычный полицейский, в темной форме, разве что только без кепки. Погоны его были пусты - не единой звездочки, что это могло значить, Олег не знал, но в мысли закрались подозрения, что человек этот мог и не быть полицейским.
  - Молодой человек, я могу узнать, кто вы? - Спросил Олег. - Вы из полиции?
  Полицейский поднял голову. Совсем молодой парень, выглядевший чуть старше Григория.
  - Да, я из полиции. - Ответил он и немного замешкался, будто не зная, что сказать дальше. - Правда я еще стажер, а зовут меня Иван Давыдович, но можно и просто Иван.
  - Стажер? И ты приехал на задание один? - Олегу все еще не верилось в правдивость слов этого молодого человека.
  - Нет, нас было трое. Мы ехали на вызов, но думали, что это обычная бытовая ссора между алкоголиками, знаете, это частое явление в нашей работе. А потом старуха...мы чуть не сбили ее. - Речь полицейского становилась несвязанной. - Но стоило нам выйти из машины, как она напала на нас. Погорелова она убила первым, а затем Виталия. Она сожрала их обоих. Вы можете себе это представить?!
  Слова полицейского заставили Олега улыбнуться, ему даже хотелось рассмеяться, но он сдержал себя. Как же иронично все получилось, они вызвали на помощь полицию, а в итоге полиция нуждалась в их помощи.
  - Почему вы смеетесь? Вас это забавляет? Мои напарники погибли от рук чокнутой старухи! Что у вас тут, черт побери, творится?!
  Олег протянул полицейскому руку.
  - Вставай, Иван. - Сказал он ему. - И необязательно тут кричать.
  Полицейский поднялся на ноги и осмотрел окружающих людей.
  - Вы из секты? Почему вы ночью сидите в церкви? - Спросил он.
  - Наверное, потому, почему и ты. Мы скрываемся от живых мертвецов.
  Олег сел на скамью и взглядом пригласил сесть Ивана. Тот долго сомневался, переваривая слова незнакомца в голове, но в итоге согласился и сел рядом.
  - Меня зовут Олег. - Протянув руку, сказал мужчина. - Та старуха, что убила ваших напарников и есть живой мертвец. Их сейчас немало бродит по нашему селу. - Олег вздохнул. - А быть может уже и не только по нашему селу.
  - Откуда они взялись? - Полицейский скептически отнесся к словам Олега.
  - Никто из собравшихся здесь людей этого не знает. Они появились внезапно этим вечером, заполонив село и пожирая всех на своем пути. У меня даже нет предположения откуда они могли появиться.
  Иван встал с места и направился к двери.
  - Ты куда? - Крикнул ему вдогонку Олег.
  - Я вам не особо то и верю, ваши слова звучат как полный бред, но очевидно одно - та тварь, что убила моих напарников и потом гналась за мной, заслуживает наказание. Я поймаю ее, уж поверьте мне.
  На этот раз Олег не смог сдержать свой смех. Он громко расхохотался и это заставило Иван остановиться.
  - А ты подумай хорошо, как одна, казалось бы, немощная старуха смогла убить двух полицейских, а потом еще начала жрать их тела? - Олег пошел к Ивану. - Неужели вы не пытались оказать ей сопротивление?
  - Мы стреляли в нее. Виталий выпустил в нее всю обойму, но...
  - Но ее это не остановило. - Закончил Олег. - А знаешь почему? Потому что, она мертвец. Но еще больше меня интересует, как ты собрался ее задерживать, когда еще пять минут назад убегал от нее и просил помощи?
  Иван не знал, что ответить, переосмысливая сказанные слова Олега. Обдумывая их во второй раз, он понял, что они имеют свой смысл, в то время, как его предположения похожи на реальность были меньше.
  - Я же представитель закона! Я обязан что-то предпринять.
  - Единственное, что ты сейчас можешь предпринять, это сообщить в ваше отделение о случившимся. Рассказать им всю правду и надеяться на чудо, что нам помогут. Но я уже, почему-то в это не верю.
  Олег вернулся обратно и сел на скамью.
  - Ну а если ты все еще хочешь геройствовать, иди, никто держать тебя тут не станет. - Сказал он напоследок полицейскому.
  В глубине души Иван был рад тому, что сказал Олег. Ему не хотелось никуда идти, тем более, если все сказанное о мертвых было правдой.
  - Мой телефон остался в машине.
  Олег достал свой мобильный телефон и протянул его полицейскому.
  - Звони с моего. Думаю, что тебе поверят больше, чем мне.
  - Ты не против, если я поговорю наедине?
  Олег помотал головой, дав понять, что ему все равно, и тогда полицейский отошел от него на несколько метров. Он быстро набрал номер 112 и приложил трубку к уху. Ждать ответа долго не пришлось, Иван почти сразу начал говорить, но спустя уже несколько секунд лицо его изменилось, а в глазах его читалось недоумение.
  - Что-то странное. - Полицейский вернулся к Олегу. - Меня прервали буквально сразу, после того, как я представился. Сказали, что скоро нам всем будет оказана помощь, и они обо всех позаботятся, а пока советовали укрыться и никуда не выходить.
  - И все?
  - Да. Потом они сразу повесели трубку. - Иван присел рядом. - Это странно, мне даже ничего не объяснили.
  Олег забрал телефон у полицейского и покрутил его в руках.
  - Мне, почему-то кажется, дорогой стажер, что твои коллеги просто бросили нас на произвол судьбы, а может, они уже знают то, чего нам знать пока нельзя.
  - Нет, этого не может быть, они бы так не поступили. Пусть я и стажер, но я уже их сотрудник, они не стали бы держать меня в неведении. - Ивану не нравилась мысль о том, что ему могли что-то не доверить.
  - Мальчик, ты еще многого не знаешь в этой жизни, иной раз даже более крупных птиц, чем ты держат в неведении.
  Иван хотел что-то вставить в ответ, уже было приоткрыл рот, но тут же закрыл его и промолчал. Но не прошло и нескольких секунд, как все же фраза вырвалась из его уст:
  - А еще, та старуха, сказала, что мы все умрем.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава четырнадцатая
  Пальцы правой руки Афанасия утонули в его густой бороде. Он медленно расхаживал по храму и даже не заметил, что среди них появился новый человек в полицейской форме. Казалось, он не замечал никого вокруг себя, даже проходя мимо Оли - молодой девушки, оказывающей медицинскую помощь двум раненым парням, и толкнув ее плечом, он не обратил на это ни малейшего внимания. Он лишь что-то проворчал, и опустив голову вниз, продолжил свой путь.
  Ольга подошла к Олегу с Иваном и подсела рядом с ними. Она смахнула светлые волосы, приоткрыв свое широкое лицо.
  - Ребята не выжали. - Тихо сказала она.
  Олег с удивлением поднял глаза на девушку, не понимая, о чем та говорит.
  - Какие ребята?
  Ольга не ожидала услышать такого ответа. Пожалуй, она была готова ко всему, кроме подобных слов, словно ничего и не было с теми парнями.
  - Те двое, что пострадали от укусов мертвецов. Вы разве не помните?
  Олег поморщился, сосредотачивая свои мысли на событиях до того момента, как они отправились в дом Алексея. Казалось, что это было уже так давно, хотя прошло чуть больше часа.
  - Да, я что-то припоминаю. Но ты же вроде оказала им помощь, что пошло не так?
  - Я пока и сама понять этого не могу. - Ольга пожала плечами. - Когда я им помогала, то была уверена, что ничего плохого с ними не случится. Раны не были столь серьезны, чтобы от них можно было умереть. Может, это из-за инфекции, но от этого так быстро не умирают. - Ольга подняла свою голову вверх, устремив взгляд на ангелов, нарисованных на потолке храма. - А быть может, Господь их прибрал к себе, чтобы они не испытывали тех страданий, что уготовлены нам.
  - Боюсь, что Господь здесь не при чем. - Олег встал. - Где лежат их тела?
  - Мы перенесли их в комнату для отпевания, чтобы остальные люди не видели их тел. Они и так слишком много пережили, чтобы сейчас видеть их трупы.
  - Дверь в ту комнату запирается? Вы заперли ее? - Слова из уст Олега прозвучали слишком быстро, словно он куда-то спешил и разговор необходимо было быстрее закончить
  - Нет, мы не заперли ее, но я даже не знаю, запирается ли она вообще.
  Олег ничего не ответил, оставив свою собеседницу сидеть с широко раскрытыми глазами. Она так и не поняла, что так сильно взволновало Олега и почему он сразу же ушел. Но далеко уйти ему не удалось. На его пути возник Афанасий, который продолжал ходить по храму, не останавливаясь ни на минуту. Олег бы прошел мимо святого отца, потому как у него было более важное дело, которое требовало немедленного вмешательства, чем выяснение причины беспокойства Афанасий, но тот крепко схватил его за руку, не позволив ему продолжить свой путь.
  - Поздно уже куда-то спешить, сын мой! - Прокричал Афанасий на весь храм. - Жизнь наша пролетела в спешке, но закончиться она должна умиротворенно. - Отпустив руку Олега, святой отец направился в центр церкви. - Мы спешили всю жизнь и не замечали, как при этом день изо дня совершали греховные поступки. Но теперь пришло время покаяться, вернуть все свои долги Нашему Отцу и предстать перед ним чистыми. Он послал нам это испытание, чтобы проверить нас и дать возможность очиститься от грехов наших через смерть. - Губы его растянулись в довольной улыбке, превращая лицо в злую, но при этом довольную гримасу. - Не надо бояться мертвых, мы все уже мертвы внутри! Мы их часть, и мы неизбежно станем ими.
  Все, кто находился в храме, затаив дыхания, внимали словам святого отца. Они подходили к нему ближе, окружая со всех сторон и сжимая его в плотное кольцо. Лишь Олег и Григорий с маленькой сестрой остались в стороне. Даже близнецы, проснувшись, подошли к отцу и встали у его ног.
  - Не надо бояться и смерти. - продолжал выкрикивать речи Афанасий. - Мы должны принять ее, как милостыню, посланную нам свыше, чтобы очистить наши души от грехов. А грехи, - святой отец вытянул руку вперед руку, указывая на людей пальцем, - есть у всех нас. И если не в делах, так в помыслах наши грехи. Так давайте примем эту милостынь и отправимся в мир, где правит чистота, и души окружает покой. Мы должны принести себя в жертву, как некогда принес себя в жертву наш спаситель Христос!
  Афанасий вытащил из-за пазухи кухонный нож и быстрым движением руки перерезал себе горло. Кровь потом хлынула из разрезанной аорты, окропив близнецов, стоящих ближе всего к Афанасию.
  Женский визг заглушил мужские крики. Люди отскочили в разные стороны от рухнувшего на пол святого отца, тело которого тонуло в собственной крови. Близнецы бросились к брату, который неподвижно стоял, наблюдая за происходящим. Парня словно парализовало, он не мог пошевелиться, и когда два испуганных и перепачканных в крови брата подбежали к нему, он никак не отреагировал. Они вцепились ему в ноги, надрываясь от крика и слез.
  Олег поспешил к ним. Сейчас им в первую очередь была нужна помощь, но как именно им помочь, он не знал. Его остановил Николай, который внезапно возник перед ним.
  - Не стоит этого делать. - Сказал он. - Единственным, чем мы можем им сейчас помочь, так это убрать тело их отца.
  - Ты хочешь, чтобы мы на глазах детей волокли окровавленный труп самого близкого им человека? - Олег оттолкнул Николая и направился к детям.
  Он не стал им ничего говорить. Сейчас они не услышали бы и слова. Сильный шок парализует человека настолько, что он не воспринимает действительность некоторое время, и чем сильнее этот шок, тем дольше длится этот состояние. Олег положил плачущую Настеньку на плечо, а Григория взял за руку, близнецы же, уцепившись за брата, шли за ним сами.
  Единственное место, что сразу пришло на ум, куда можно было отвести детей, был алтарь. Хоть Олег был не верующим и не помнил, когда в последний раз посещал церковь, но он знал, что вход в алтарь разрешен был только святому отцу, а потому ворота были заперты на ключ. Благо, они были хрупкие, и мужчине ничего не стоило выбить их, нанеся удар ногой.
  Распахнувшиеся ворота открыли перед Олегом маленькую комнату, так же украшенную золотом, как и основную часть храма. Он провел внутрь детей и усадил Григория на единственную скамью. Близнецы же не желали отпускать брата, но Олег и не настаивал на обратном. Он лишь положил рядом Настеньку и прошептал на ухо Григорию:
  - Я прошу тебя, Гриша, найди сейчас в себе силы и присмотри за детьми. Я не могу остаться с вами, но обязательно приду позже. Ради сестренки и близнецов, будь сейчас мужчиной.
  Эти слова заставили Григория ожить. В ответ он моргнул глазами и склонил свою голову к близнецам. Убедившись, что парень пришел в сознание, Олег поспешил покинуть алтарь.
  Крики людей стихли. Сейчас они лишь тихо, словно напуганные присутствием кота мыши, сидели, забившись в углы комнаты. Олег не ожидал увидеть Николая, стоящего рядом с телом святого отца. Он думал, что мужчина обидится, после того, как он, не послушав его, оттолкнул и сделал все по-своему.
  - Честно говоря, я удивлен, что ты стоишь тут. - Сказал Олег. - Я подумал, что ты уже затаил на меня обиду.
  - Сейчас не время обижаться. И святой отец уж точно никак не виноват в том, что ты не послушал меня и оттолкнул. Тело его надо унести, а один я не справлюсь.
  Николай бросил взгляд на труп Афанасия, надеясь, что Олег этого не заметит. Ему было не понятно, что случилось со святым отцом, что сподвигло его на этот поступок. А еще ему было жаль, даже не столь самого Афанасия, как его осиротевших детей, которые стали свидетелями такого ужасного события.
  - Как дети? - Спросил он у Олега.
  - А как по-твоему могут чувствовать себя дети, на глазах которых собственный отец перерезал себе горло? - Олег подошел к Николаю. - У них истерика, близнецы кричат так громко, что боюсь у них скоро сядет голос. А Гриша... его просто парализовало от шока. Остается лишь надеяться, что в памяти маленькой девочки не отложится этот день, и ее психика в будущем от этого не пострадает.
  Николай тяжело вздохнул и посмотрел в глаза Олегу.
  - Если это будущее для нее настанет. Если оно настанет для всех нас. - Глаза Николая были полны тоски и казалось, что он сам был готов скорее покинуть этот мир, лишь бы не видеть весь его ужас.
  Николай ухватился за ноги Афанасия, а Олег взял его за руки. Решено было отнести тело в комнату для отпевания, где уже лежали два трупа, а Олег заодно решил сразу проверить, действительно ли те трупы мертвы. Увиденное в доме Алексея, а после и рассказ полицейского напугали его, хотя еще некоторое время назад, он думал, что напугать его уже ничего не может. Если укушенные мертвецами люди превращались в таких же живых мертвецов, то это грозило двойной опасностью. Их число могло увеличиваться с каждой минутой, и тогда их шансы на спасение становились все меньше и меньше. Но что пугало его не меньше, так это, что мертвецы начинали разговаривать. Если они стали превращаться из ходящих растений, пожирающих все живое на своем пути в разумных тварей, это делало их еще более грозными противниками.
  Олег старался прогнать эти мысли прочь. Пока его задачей было отнести покойника в отдельную ото всех комнату, а потом постараться успокоить людей и придумать, как им поступить дальше.
  Николай молча нес тело, стараясь не показывать, что дело это давалось ему не просто. Он был не из сильных ребят, и руки его не были приучены к тяжелому физическому труду.
  С шеи Афанасия стекала кровь, оставляя за собой кровавый след, начавшийся в центре храма и ведущий в ее конец.
  Подойдя к комнате для отпевания усопших, мужчины остановились и аккуратно положили труп на пол. Олег подошел к двери. Она была прикрыта, но заперта ли на замок, он не знал. Олег должен был без промедления толкнуть ее внутрь и узнать это, но учащенное сердцебиение словно останавливало его. Доли секунды, которые он провел стоя у двери и держа руку на ручке показались ему вечностью, и лишь вопрос Николая: "Какого черта ты медлишь?", заставил его открыть дверь. Она же поддалась без сопротивления, со скрипом открывая вход в комнату.
  Страхи Олега подтвердились. В комнате стояли два живых мертвеца, и как тот, которого они встретили у дома по дороге к Алексею, они были спокойны. Но спокойствие их длилось недолго. Стоило им лишь учуять запах живой плоти, как их головы мгновенно повернулись в стороны мужчин. Издав внутриутробный рык, оба направились в сторону еды. Они были голодны, им хотелось вкусить сочного, пропитанного кровью мяса, ведь они еще ни разу в своей новой жизни не ели.
  Олег захлопнул дверь перед самым носом у мертвецов. Сейчас это был единственный правильный выход из ситуации, который он смог придумать за то короткое время, что мертвецы направлялись к ним. Он облокотился спиной к двери, оперевшись ногами в пол.
  - Неси топоры! - Прокричал он Николаю, хотя тот стоял в шаге от него и прекрасно его слышал. - Быстрее!
  В этот момент Олег почувствовал всю силу мертвецов, которые единым ударом обрушили свою мощь на дверь, пытаясь ее снести. Ноги заскользили по полу, а спина, которой Олег упирался в дверь съехала чуть ниже прежнего места. Он поспешил занять прежнее положение, пока мертвые вновь не попытались сломить преграду на их пути к еде. И вновь мощный удар в дверь, на этот раз сопровождающийся громким ревом мертвых.
  - Николай! Скорее! - Олег закричал что есть сил, надеясь, что это ускорит его друга. Но тот был уже близко, он несся к Олегу, держа в обеих руках по топору, от чего его бег был необычен и в любой иной ситуации мог бы показаться смешным.
  Подбегая к Олегу, Николай на ходу передал ему топор в руку, словно эстафетную палочку.
  -Отходи от двери! - Скомандовал он Олегу и занес топор над головой.
  Олег не заставил себя долго ждать. В момент, когда мертвые вновь были готовы обрушить свой удар на дверь, он быстро отскочил от нее и тоже занес топор для удара.
  Два мертвеца вылетели из комнаты, сбивая друг друга. Но стоило им лишь сделать по шагу, как топоры Олега и Николая вонзились им в шеи. Головы зомби без труда отделились от тела и упали на пол, покатившись обратно в комнату.
  - Не такие уж они и грозные. - Сказал Николай, глядя на то, как из шеи мертвецов сочился желтый гной, перемешанный с кровью.
  Олег обернулся назад. Люди не обратили на мертвецов никакого внимания, словно ничего и не произошло. Они все еще не могли отойти от того, что святой отец покончил жизнь самоубийством, перерезав себе горло.
  - Надо занести и их тела обратно в комнату, но сначала, закончим дело с телом Афанасия. - Олег взялся за руки покойника и, когда Николай сделал тоже с ногами, они занесли труп.
  - Положим в гроб. - Николай махнул в сторону деревянного гроба, стоящего посреди комнаты на столе.
  - Нет, постой. Опускаем его здесь.
  Николай не понял, что не понравилось в его идеи Олегу, но спорить не стал и послушно выполнил приказ друга.
  - Почему на пол? По-твоему, он не заслуживает, чтобы мы его положили в гроб?
  - Не в этом дело. - Ответил Олег и вышел из комнаты. Вернулся он уже с топором в руках. - Я не знаю, как именно передается заражение, через укус, возможно просто через рану, а быть может, каждый умерший теперь будет оживать. Я не хочу экспериментировать и ждать, что станет с телом святого отца. - Олег быстрым ударом отсек голову Афанасия от тела. На этот раз крови было меньше, большая часть вытекла еще, когда он перерезал себе горло. - Пусть теперь он покоится с миром.
  Мужчины положили труп святого отца в гроб, затем занесли тела мертвецов и, оставив их в конце комнаты, вышли. Дверь теперь было не запереть, замок сломался, но и смысла запирать ее сейчас Олег не видел.
  
  
  
  
  Глава пятнадцатая
  - Чертовски хочется курить. - Сказал Олег, когда дело было сделано.
  - Если честно, я бы тоже не отказался от сигареты. - Промолвил Николай.
  Олег улыбнулся и достал пачку сигарет. Волшебных палочек оставалось немного, но не дать закурить Николаю, он не мог. Он вытащил две сигареты, одна из которых привычным движением в один миг оказалась в уголку рта, а вторую протянул другу.
  - Ты хочешь закурить в храме? - Удивился Николай.
  - А ты предлагаешь выйти на улицу и покурить в компании мертвецов?
  - Нет, но курить в таком месте мне как-то неудобно. - Николаю не позволяла совесть даже подумать о том, что здесь можно зажечь сигарету.
  - Николай, это всего лишь здание, и каким бы свойствами ты его не наделял, святым оно от этого не станет. - Олег щелкнул на кнопку зажигалки и подкурил от яркого пламени огня. - В конце концов, мы минуту назад здесь убивали тех тварей, а храм залит кровью. Ты все еще думаешь, что курение несчастной сигареты больший грех, чем убийство, пусть и убийство мертвецов?
  Николай ничего не ответил, он молча подкурил и с наслаждением вдохнул табачный дым.
  - Я последние полчаса думал о том, что нам делать дальше. - Сказал Олег, докуривая сигарету. - Оставаться здесь и ждать чуда? Думаю, это не вариант. У нас теперь новый гость, молодой стажер-полицейский. Они ехали к нам по вызову, но на них напал мертвец, и спастись удалось лишь стажеру. - Олег усмехнулся. Ему определенно понравился Иван. - Видимо, стажер был подготовлен лучше, чем сами полицейские. А перед тем, как святой отец покончил с собой, стажер звонил себе в свое отделение. И знаешь, что интересно?
  - Нет. - Николай уже забыл, что вызывал полицейских. Все события перемешались в голове, он точно не помнил, что после чего было, а некоторые моменты вообще вылетели из памяти. - И что же?
  - Они сказали, что нам нечего опасаться и скоро нам будет оказана помощь, но вот только я думаю, что никакой помощи ждать нам не стоит.
  - Стажер объяснил им ситуацию? Он рассказал, что у нас тут происходит? - Николай выдохнул дым и, сморщившись, выкинул окурок на пол, затушив его ногой.
  - Нет. Они перебили его сразу же, как он только представился. Я думаю, они в курсе всех дел, но вот что они намерены сделать, не представляю.
  - И что ты предлагаешь делать?
  - Пойдем соберем всех людей. Там я все и скажу.
  Николай и Олег направились в конец комнаты, где забившись в угол, сидели оставшиеся семь человек. Казалось, они все медленно сходили с ума, и стоит сейчас произойти еще одному происшествию, как это их добьет до конца, и они тронутся умом.
  Среди этих людей Олег знал только молодую девушку Ольгу, остальные же оставались ему не известны, но и желание знакомится он сейчас не имел. Один молодой парень, видимо, со своей девушкой, три девушки постарше, которые так же держались вместе и один мужчина среднего возраста с пивным животом и залысиной на висках.
  Олег подозвал Ивана, и пока тот шел, мужчина в оставался в сомнении, стоит ли ему звать Григория, но когда стажер оказался рядом с ним и решение необходимо было принять сею же секундно, он решил, что сейчас не надо тревожить мальчика и что он все ему расскажет, когда они закончат разговор.
  - Уважаемые, - начал говорить Олег, - я даже не знаю с чего мне начать этот разговор, но начать нам его надо. - Все сидящие обратили на него внимание, повернув к нему головы. - если мы и дальше так будем сидеть, то это не приведет нас к спасению. Нам больше неоткуда ждать помощи. Полиция по неизвестной мне причине отказалась нам помогать. Возможно, они в курсе нашей ситуации, но почему-то ничего не предпринимают. И если мы с вами тоже ничего не предпримем, то скорее всего станем одними из тех мертвецов, что сейчас бродят по нашему селу.
  - О чем ты говоришь? - Не понял мужчина средних лет. Брови его насупились, а над носом образовались складки. - Это почему мы станем одними из них?
  - Их укусы не только смертельны, но и заразны. После того, как они нас ранят или убьют, мы станем одними из них.
  - Что за чушь? - Фыркнул мужчина.
  - Виталий, не ругайся. - Одёрнула его одна из трех девушек с ярко рыжими волосами, на что он только тихо забормотал.
  - Только что я с Николаем, - Олег положил руку на плечо друга, - убил двух парней, которые умерли от ран, нанесенных мертвецами. Они стали одними из них, воскресли из мертвых и пытались нас сожрать, стоило лишь открыть дверь в комнату для отпевания. Нам пришлось отрубить им головы, чтобы убить. Это единственный способ остановить зомби.
  - А откуда нам знать, что ты отрубил им головы не просто так, потехи ради? - Не унимался Виталий, как бы его не старалась одергивать за руку девушка. - Может вы просто отрубили покойникам головы, но они и не воскресали как ты сказал, а сейчас пытаешься нам выдать свою историю за правду.
  Олега вопрос поставил в тупик. Конечно такой вариант имел место быть, но он не имел одного-смысла.
  - А зачем мне вам лгать? Что я получу с этого?
  - Но ты же что-то хочешь от нас, раз завел этот разговор. - Виталий начинал заводится, и голос его повышался с каждым словом.
  - Единственно, что мне от вас нужно, чтобы вы меня выслушали. Я стараюсь сейчас не только для себя, но и для вас. В любую минуту я мог плюнуть на все и поступить как хотел и без вас, и уж поверьте мне, я бы справился и один. - Интонация Олега изменилась. Разговор начинал напоминать политические дебаты.
  - Ну и как ты хочешь нам помочь? Может ты вернешь с того света мою сестру, которую заживо сожрали эти ублюдки? Или прогонишь их из моего дома и, уложив меня в постель, подоткнешь одеяло и прочтешь сказку на ночь, чтобы я спал лучше и не вспоминал весь этот кошмар?
  - Виталий, прекрати! - Рыжеволосая настойчиво просила успокоится мужчину.
  - К сожалению, я не смогу вернуть вам ни сестер, ни матерей, ни других родственников. Все, что я попытаюсь сделать, это спасти ваши собственные жизни. Но я не в силах вам помочь, если вы сами этого не захотите. - Терпение Олега давало трещину. Мужик с пивным животом здорово его разозлил. - Сейчас я предложу вам свой план, и если вы с ним согласны, вы пойдете со мной. Если же нет...то поступайте как хотите.
  - И что ты хочешь нам предложить? - Уже более спокойным голосом спросил мужчина.
  - На окраине села проживает старейший человек Носово. Его по-разному называют и каких только титулов он не был удостоен. Но как бы его не называли, всем местным жителям с малых лет известно, что старик обладает способностями к колдовству и черной магии. Я всегда скептически относился к этим байкам, но последние события заставили меня иначе взглянуть на некоторые вещи. Возможно, этот старик даст нам ответы на наши вопросы, а быть может и более того, поможет устранить нашествие мертвецов.
  - Если только этот чокнутый старик и не является причиной появление этих ублюдков... - Процедил сквозь зубы мужчина. - Мать в детстве рассказывала, что видела, как он занимается черными ритуалами на кладбище.
  - В таком случае, это дополнительный повод навестить его. Но даже если мы не найдем у него ответов, то наверняка по дороге сможем убить несколько мертвецов.
  - А это уже не лучшая прерогатива. - Виталий снова нахмурился. - У меня нет никакого желания быть съеденным мертвецами. Мне и тут неплохо.
  - Да, нам лучше дождаться помощи полиции. - Вступилась за мужчину рыжеволосая девушка. - Здесь безопасно, а этими беспорядками и насилием пусть разбираются правоохранительные органы.
  Олег не понимал, как можно было быть настолько слепым, чтобы не видеть очевидного. Не будет никакой помощи ни с чей стороны. Их бросили, оставили одних. А возможно случившееся - запланированное действие правительства, которое решило испытать на них новое биологическое оружие. Такое часто показывали в фильмах, так почему та фантастика не может однажды стать реальностью. А в этом случае, им стоит рассчитывать лишь на себя.
  - А вы подумали, как долго может продолжаться это нашествие? День? Два? А может и намного дольше? - Олег взглядом окинул окружающих, стараясь каждому взглянуть в глаза. - Что тогда вы будете делать? У нас практически нет запасов еды и воды. Они кончатся уже к утру, а к следующему утру вас будет мучить жажда настолько сильно, что вы уже наплюёте на опасность снаружи и выйдите. Только вот тогда шанс на спасение у вас будет намного меньше, чем сейчас.
  Все собравшиеся молчали. Большинство, опустив головы, смотрели в пол. Изъявлять свои мысли и брать на себя какую-то ответственность никто не хотел. Только Виталий с надменным лицом смотрел на стоящих рядом с ним Олега, Николая и молодого стажера-полицейского. Скулы его медленно двигались, гоняя во рту мятную жвачку.
  - Мне надоел ваш разговор. - Кряхтя, сказал он и поднялся на ноги. - Коль вы заговорили про воду, то пойду-ка я промочу горло. - Лицо его растянулось в ехидной усмешке. - Чертовски пить хочется.
  Но Виталию не удалось сделать и шагу, как неожиданно для него и для всех окружающих раздался голос молодого парня в полицейской форме, который до этого не сказал и слова:
  - Сэр, я попрошу вас сесть на место. - Автоматически его правая рука легла на рукоять полицейской дубинки.
  Слова стажера заставили мужчину лишь сильнее улыбнуться. Казалось, он готов был рассмеяться ему в лицо.
  - Мальчик, не лезь в чужое дело. Еще не дорос до серьезных разговор.
  Витя намеревался пойти дальше и уже было развернулся, как Иван вытащил дубинку, и она оказалась в его руке. Хрупкие, еще не до конца окрепшие пальцы плотно сжимали дубинку, словно он боялся ее выронить.
  - Сэр, - повторил он, - я прошу вас сесть на место. - Иван делал то, чему его так усердно учили.
  Виталий внимательно посмотрел на парня. Рука, в которой он держал дубинку слегка тряслась, то ли от неуверенности, то ли от злости, но расширенные зрачки Ивана говорили о том, что парень был готов применить ее в любую минуту. Недолго думая, Виталий вернулся назад и сел на прежне место, где уже от страха побледнела рыжеволосая девушка, от чего волосы ее стали еще ярче.
  - Мы не должны прятаться, нам надо дать бой тем созданиям. - дубинкой Иван указал в сторону выхода. - Там погибли два моих коллеги, их сожрала мертвая старуха, и мне не терпится ей отомстить. Возможно, пострадали ваши родные и близкие, неужели вы не хотите за них отомстить?
  - Хотим. - Еле слышно сказал парень, сидящий в обнимку с девушкой. - Но и рисковать собственной жизнью, особого желания нет.
  - А кто должен рисковать за вас? - Вновь вступил в разговор Олег. - Этот молодой паренек, что еще вчера одел форму, а на плечах которого даже нет погон? Или я? Вы сами должны взять в руки оружие и помочь нам. - Олег откашлялся. От повышенного голоса стало першить в горле. - А пока, нам лишь надо дойти до дома старика с окраины и расспросить его о случившемся.
  Олег достал из кармана телефон и посмотрел время. Три часа ночи. Эта ночь ему казалось нескончаемой. Никогда еще в жизни время не текло настолько медленно, как сейчас, словно он проживал этот момент в замедленной съемке.
  - Мы выдвигаемся через несколько минут. - Продолжил Олег. - Я не стану больше никого уговаривать идти с нами. Вы имеете полное право здесь остаться, но знайте, что поступите в таком случае, как полные козлы.
  - Зато живые козлы. - Прохрипел вдогонку уходящему Олегу Виталий.
  ***
  Николай с Иваном, дождавшись, когда Олег скажет последнее слово, которое им пришлось по душе, направили его к Григорию, чтобы он поговорил с юношей.
  - И еще, - остановил Олег Николая, когда тот уже направлялся в алтарь к детям, - ты подумал, как мы справимся с тремя маленькими детьми на руках?
  - Да, подумал. - Олег загадочно улыбнулся. - Близнецы будут на тебя, и ты ни на шаг не должен будешь от них отходить, ну а маленькую сестренку, я думаю, Григорий никому не доверит, она будет с ним.
  Олег хотел развернуться и пойти дальше, но тут его внимание привлек необычный шум с крыши храма, которого до этого он не слышал. Словно скрежет ногтей по металлу сливался с топаньем пьяных соседей сверху. Звук этот нарастал, и если сначала мужчина решил, что ему просто показалось, или от усталости разыгралось воображение, то с каждой следующей секундой мысли эти развеивались. Звук этот услышал не только он один, но и Николай с Иваном, которые задрали вверх головы, внимательно вслушиваясь.
  - Что это? - Спросил Николай. - Кошки решили погулять по крыше церкви?
  - Хотелось бы мне, чтобы это были всего лишь кошки. - протянул Олег. - Стойте здесь, я сейчас вернусь.
  Он быстро проскочил несколько метров, очутившись в алтаре, где дети уже перестали плакать, а один из близнецов уже успел уснуть.
  - Григорий, - твердым голосом сказал Олег, - нам надо идти. При возможности, я бы вас всех оставил здесь, но, увы, не могу. За вами некому будет тогда присмотреть.
  - А куда мы идем? - Голос юноши был лишен каких-либо эмоций, и слова медленно сходили с его уст, как у поломанного робота.
  - Мы попытаемся найти информацию у одного из жителей нашего села, быть может он сможет пролить свет на случившееся.
  - Хорошо. - Григорий встал, держа на руках спящую Настеньку. Она зашевелилась во сне, но не проснулась. - Куда идти?
  - Иди к Николаю. Близнецы будут идти с ним, но, а ты с сестрой держись рядом.
  Григорий разбудил Юру и Вову, и все направились в главную комнату храма.
  Все люди собрались в центре в одну маленькую кучку, прижавшись друг к другу. Головы всех были подняты вверх, и никто не говорил и слова.
  - В чем дело? - Крикнул Олег, подходя к Николаю, но ответ на его вопрос пришел раньше ответа друга. Звук, который он слышал, уходя в алтарь за детьми стал громче. Кто-то был на крыши, кто-то продолжал на нее карабкаться, и кто-то был виден через верхние окна храма.
  - Мертвые. - Выдохнул Николай. - Они забрались на крышу, и я не уверен, что окна их остановят.
  - Но это же святое место. - Раздался чей-то тихий голос. - Они не могут сюда проникнуть.
  - Думаю, что с минуты на минуту, мы узнаем насколько это святое место. - Сказал Олег и пошел прочь от всех.
  - Олег! - Окрикнул его Николай. - Ты куда?
  Олег не ответил. Он даже не услышал вопроса. Он спешил, времени у него было немного. Он забежал в комнату для отпевания покойников и первым делом стал ощупывать одежду Афанасия. Секундой спустя, его лицо озарилось улыбкой. Олег нашел, что искал-ключ от главных дверей храма. Зажав его крепко в руке, он побежал обратно.
  За ту минуту, что он отсутствовал, ничего не изменилось. Люди все так же стояли, сбившись в кучу, не зная, что им делать. Николай увидел, что Олег вернулся и на душе стало чуть спокойнее.
  - Что будем делать? - Спросил он и Олега.
  Олег пожал плечами. Он не знал точно, что делать. Примерный план крутился в голове, но многое в этом плане зависело даже не от них, а от мертвых.
  - Нам надо ждать, когда они прорвутся внутрь. Причем все, кто есть на крыше, только тогда мы можем бежать, заперев их здесь. - Олег показал другу ключ, который только что вытащил из штанов покойного святого отца.
  - А если нам сейчас бежать. - Предложил Николай. - Они на крыше и не смогут нас догнать.
  - Может быть. Но этот вариант опаснее. В конце концов, в отличии от нас, они не устают, а путь нам предстоит не близкий.
  Шорохи на крыши стихли. Больше не было слышно, как мертвые карабкаются, все они затихли, стоя у узких окон наверху.
  Стоя внизу и задрав головы вверх, люди гадали, чего ждут мертвые. Почему они не пытаются проникнуть внутрь и почему они так неожиданно затихли.
  - Какого черта они там стоят? - Не выдержал Виталий, нарушив тишину.
  Его слова словно послужили командой для мертвецов. Они закричали и с разных сторон церкви нанесли удары собственными телами о стекла окон. Их тела стали падать на землю, с грохотом ударяясь и разбиваясь. Части тел некоторых мертвецов отрывались, но это ничуть не смущало самих зомби. Как ни в чем не бывало, они поднимались и продолжая кричать, направлялись на людей.
  Еще несколько минут назад, Николай всем объяснил, что если мертвые проникнут внутрь, но ни в коем случае нельзя разбегаться и что необходимо единой группой быстро направиться к выходу. Но стоило лишь первому мертвецу упасть с крыши, как раздался женский визг и две девушки, одной из которых была рыжеволосая, бросились в рассыпную.
  Мертвые отреагировали на это молниеносно. Девушки превратились для них в красную тряпку, которой размахивали перед носом у быков, и как любые добропорядочные быки, они не стали медлить. Повалив обеих девушек на пол, мертвые набросились на них. Они толкались, не давая прохода другим зомби, а те счастливчики, что первыми добрались до тел, старались откусить как можно больший кусок мяса.
  Крики девушек быстро смолкли. Они были мертвы. Возможно, если бы они не выбежали в панике из толпы, то сейчас мертвы были бы все. Их смерть стала спасением для других, и пока мертвые лакомились их телами, группа во главе Олега пробралась к входной двери.
  - Помоги мне открыть дверь. - Закричал Олег, глядя на Николая.
  Отодвинув засов, мужчины распахнули дверь храма, которая сейчас, на удивление Олега, показалось ему и не такой уж тяжелой.
  Толпа ринулась на выход. Первым из храма выбежал всем недовольный Виталий, что порадовало Олега. До последней минуты он сомневался в том, что снаружи не осталось мертвецов, что не все проникли в церковь через крышу, но когда Виталий оказался на улице и с облегчением выдохнул, сердце Олега успокоилось.
  - Быстрее! - Завопил Олег. Он увидел, что мертвые закончили жрать тела девушек и направились к ним. - Выходите быстрее! - Держась левой рукой за ручку двери, правой он подгонял людей.
  Олег с Николаем стояли у разных створ двери, дожидаясь, когда люди покинут храм, и как только Оля прошмыгнула мимо них и оказалась на улице, они поспешили затворить за собой дверь. С глухим ударом дверь захлопнулась, отгородив их от живых мертвецов.
  Руки Олега не слушались. Дрожащими пальцами он несколько секунд перебирал в руках ключ, пытаясь его зафиксировать. Но ему это никак не удавалось, и тогда Николай вырвал у него ключ, вставил в дверной замок и быстро провернул против часовой стрелки два раза.
  Зомби остались внутри. Они столпились у двери, пытаясь ее выломать, но как бы они не старались, у них ничего не выходило. Лишь глухие удары с переменной частотой обрушивались на створы дверей, не давая забыть, что кто-то остался в храме.
  Олег с облегчением вздохнул. Опасность миновало, и по крайней мере на данный момент они были в безопасности, разве что только еще одна толпа мертвецов не затаилась при выходе за забором. Но об этом сейчас никто не думал. Легкая эйфория накатила на всех, словно небольшая волна у побережья моря. Даже Виталий, чьи подруги погибли минутой раньше стоял и глупо улыбался. Казалось его совсем не тревожила их смерть.
  - Видно, не такое уж и святое это место. - Прошептал Олег, окинув взглядом храм.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава пятнадцатая
  
  Тусклый свет луны освещал Носово, давая хоть какую-то возможность путникам ориентироваться вокруг. И если в большинстве случаев тишина успокаивает людей, давая возможность побыть с мыслями наедине, то сейчас тишина пугала всех без исключения. Были слышны шаги каждого идущего, их сердцебиения, казалось, что если получше прислушаться, то можно услышать и чужие мысли. Но для того, чтобы узнать, о чем сейчас все думают, необязательно было читать их мысли. О чем могли думать люди, как не о смерти? Смерти своих близких, которые погибли в эту страшную ночь, о собственной смерти, которая преследовала их на каждом шагу.
  Люди шли единой группой, почти плечо к плечу, как боевые товарищи на военной операции. Возглавлял идущих Олег. Он единственный, кто примерно знал, где находится дом старого алхимика Ардалиона, и на него была возложена ответственность найти его.
  Николай вместе с близнецами шел в центре, а рядом с ними Григорий, который не спускал взгляда с братьев. Он не мог всецело доверить их незнакомому человеку, тем более сейчас, когда отец был мертв, и он стал главой семьи. Теперь он был в ответе не только за себя, но и за своих братьев и маленькую сестру.
  - И долго нам еще идти? - Спросил Виталий у Олега. Он шел, замыкая группу, но ему необходимо было узнать, как далеко находился дом Ардалиона, и потому пришлось нагнать ведущего.
  У Олега не было никакого желания с ним разговаривать, но и промолчать он не мог. В этот момент ему очень не хватало компании Николая, который мог бы его успокоить или хотя бы постараться ответить сейчас на этот вопрос вместо него.
  - Видишь кладбищенский двор? - Олег указал рукой в сторону виднеющихся впереди могил. - Стоит нам обогнуть его, и мы выйдем к дому старика.
  - Мы пойдем через кладбище? - Голос Виталия дрогнул.
  - Нет, думаю, что сейчас это не лучшая идея. Хотя с другой стороны, возможно сейчас на кладбище мертвых меньше, чем в селе.
  - Это не значит, что ты все же решил нас вести к этому старому ублюдку через кладбище?
  Чтобы не говорили про Ардалиона и какие бы не слагали небылицы про его персону, он никогда никому не причинял зла, и потому, когда Виталий назвал его ублюдком, Олегу стало обидно за старика, словно он был его близким другом. Появилось нестерпимое желание сломать обидчику нос и желательно не в одном месте.
  - Нет, мы не станем рисковать и обойдем кладбище. - Олег держал себя в руках, ему не хотелось начинать грубить. Сейчас для этого было не самое подходящее время. - У тебя есть еще какие-то вопросы?
  - Думаю, что нет. Мне просто было скучно идти одному. Моих подруг только что сожрали заживо, и теперь абсолютно не с кем поговорить. Понимаешь, я из тех людей, кому просто необходимо общение, как этот чертов воздух, которым мы дышим.
  - У меня нет желания вести разговор, мне о многом надо подумать. - Отрезал Олег.
  - И о чем же? Расскажи мне.
  Олег ничего не ответил. Он повернул голову в сторону собеседника, пронзив того сверлящим взглядом. Лишь после этого Виталий понял, что разговор не клеится и сбавил шаг.
  - Ну и иди к черту со своими мыслями! Мне и одному неплохо. - Крикнул он, удаляясь от Олега.
  Слова, сказанные Виталием пролетели мимо Олега. Он был рад, что неприятный ему человек ушел, оставив его одного, пусть для этого и прошлось соврать. Оставаться в эту минуту одному, наедине с мыслями ему не хотелось, но из двух зол всегда выбирают меньшее.
  До кладбищенских ворот оставалось чуть больше десятка метров, но подходить к ним ближе нужды не было. Вокруг кладбища тянулась узкая тропа, по которой иной раз ходили люди, чтобы не юлить среди могил, и именно на нее ступили путники.
  От кладбища веяло сыростью и холодом. Ночной, леденящий воздух здесь леденил не только кожу, но и душу, пронзая от головы до пят. Каждый из идущих невольно поглядывал в сторону могил. Казалось, что у всех свело шею, и им приходиться поворачивать ее направо, чтобы хоть как-то унять боль.
  Увиденное на кладбище заставило многих поморщиться, но тем не менее, никто не отвернулся. Разрытые могилы, словно норы кротов тянулись длинным рядом. Еще несколько часов назад в них спокойно покоились мертвые, но что-то извергло их тела, заставив убивать.
  Олег прибавил шаг, хотя тело противилось этому. Он уже устал и ему хотелось есть и спать, но сейчас он не мог себе этого позволить, надо было скорее проскочить это убежище для мертвецов, и наконец-таки расспросить обо всем старого алхимика.
  - Не отставайте! - Крикнул Олег, чтобы его смогли услышать замыкающие группу люди. - И держитесь плотнее!
  Олег уже ждал, что ему вновь возразит Виталий, но он молчал. Возможно, он тоже устал и у него не было другого желания, кроме как добраться до дома старика, где можно будет отдохнуть.
  Вдали, на пустыре с несколькими одинокими деревьями, виднелся маленький дом, тот самый дом, который станет местом преткновения для путников. Зловещая тишина, которая морально подавляла всю дорогу идущих, сменилась разговорами. Люди заметили дом Ардалиона, и это заставило их оживиться.
  Николай с близнецами нагнал Олега. Следом за ним подтянулся и Григорий, который не свел и на минуту взгляда от своих братьев во время их путешествия.
  - Ты не боишься к нему идти? - Спросил Николай.
  - Сейчас я уже ничего не боюсь. Вряд ли меня сможет чем-то удивить дряхлый старик.
  - А ты хоть подумал, что он может и не стать нас слушать? Может просто не открыть дверь, и тогда получится, что мы зря сюда тащились.
  - Ну уж нет. - Олег замотал головой. - Этого я ему не позволю. Если придется, я выломаю его дверь и уж точно не поверю, если он скажет, что ничего не знает. Человек, которому нечего скрывать, не станет прятаться.
  - Но ведь он может и ничего не знать. Я не очень то верю, что сумасшедший старик может обладать нужной нам информацией.
  Олег ответил не сразу, словно не хотел признавать то, о чем думал и сам.
  - Если честно, то я больше чем уверен, что он ничего не знает, но ведь есть надежда и на обратное, а даже самая малая надежда имеет право на жизнь.
  Дом Ардалиона, когда путники подошли к нему вплотную казался заброшенным сараем. В нем не ощущалось духа жизни, и любой не местный человек принял бы его за давно заброшенный сарай. Он находился в низине поля, и его уже начал окутывать туман приближающегося утра, от чего дом казался еще более холодным и мертвым.
  Олег обернулся и посмотрел на людей, столпившихся сзади. Никто не изъявлял желания заходить внутрь дома. Они все смотрели на Олега и ждали его дальнейших действий.
  - Я зайду первым, и если все будет в порядке, то вас позову. - Олег направился к двери.
  Он медленно протянул ладонь к дверной ручке, словно боясь, что та может его обжечь. Но стоило ему ее лишь коснуться, как дверь со скрипом открылась во внутрь. Олег неуверенно ступил на порог дома и сразу очутился внутри. Он погрузился во мрак, что даже не мог увидеть собственные руки.
  Олег сделал шаг вперед и нащупал рукой стену. Он провел по ней рукой на уровне пояса, но не обнаружив выключателя, поднял ее выше и провел вновь. На этот раз его попытка увенчалась победой. Обнаружив под рукой выключатель, он нажал на него, и маленькую комнату озарил тусклый свет лампочки. Резкий свет ударил в глаза, и на секунду Олег будто бы ослеп. Он протер слипшиеся глаза, а когда открыл их, то перед ним предстала картина, которую он точно не ожидал увидеть.
  Посреди комнаты висел Ардалион. Его шею окутывала веревка, переброшенная через одну из балок крыши. Алхимик покончил с жизнью, с помощью старой, доброй удавки.
  - Твою же мать. - Протянул Олег и тяжело вздохнул.
  Он подошел ближе к висящему телу. Лицо и руки Ардалиона побледнели, но плоть еще не начала разлагаться, и Олег решил, что старик покончил с собой не так давно, возможно, когда все это началось.
  На левой ноге Олег увидел приколотый к штанине лист бумаги. Он был полностью исписан убористым подчерком. Не думая и секунды, Олег сорвал его с мертвеца и взглянул на него. Но только он начал читать, как у двери послышались шаги.
  - Олег, - позвал Николай друга, заходя в дом, - у тебя все в порядке? Ты долго молчал и не звал нас, поэтому я решил зайти и ... - Николай не сумел продолжить говорить. Его взор устремился на висельнике.
  - Я нашел его записку. - Олег махнул клочком бумаги перед носом Николая. - Я только начал читать, но думаю, что всем будет интересно узнать, что здесь написано.
  - Тогда нам лучше выйти и прочесть это на улице. - Предложил Николай, не отрывая взгляда от тела. - Детям лучше не видеть этого.
  Но ему и самому не хотелось находиться в одной комнате с болтающимся трупом посреди комнаты, поэтому он поспешил прочь из комнаты. Олег сразу же последовал за ним, размышляя о том, почему старик покончил со своей жизнью и что написано на листке.
  Люди встретили их с надеждой в глазах. Они ждали услышать от них ответ, но вместо этого услышали, что старый алхимик мертв.
  - Я же говорил, что это глупая затея. - С довольной ухмылкой сказал Виталий.
  - Подожди. - остановил его Олег. - К его ноге была прикреплена записка, быть может в ней есть какие-либо ответы.
  - Так читай скорее. - Раздался голос Ольги.
  Олег поднес листок ближе к лицу, чтобы можно было разглядеть текст в ночной темноте и стал читать:
  "А ведь я всего лишь хотел помочь другу...Теперь же он наверняка мертв, как и многие другие, и виной тому я. Я не думал, что такое может случиться, даже не представлял какие могут быть последствия от моего эликсира жизни, предназначенного для друга. Я разлил его этой ночью на кладбище, а дождь размыл его по могилам. Я молился, чтобы эликсир не подействовал, надеялся, что размытый дождем, он станет слабым и не подействует на мертвых, но концентрация его оказалась очень высока. Мертвые ожили, а покинув свои могилы, они потеряли покой. Я сейчас слышу их вой, слышу, как они пожирают людей. Хотел бы я все исправить, и загнать их обратно в гробы, но, увы, не знаю, как это сделать. Я перебрал все возможные варианты в голове, но так и не нашел выхода из сложившейся ситуации. Единственный способ их убить, что мне известен - это лишить их головы или же на крайний случай повредить мозг. Я молю сейчас Бога, чтобы он помог людям, чтобы избавился от этих созданий и надеюсь, что так и будет. Я же не могу смотреть на случившееся, не могу ничем помочь и что самое главное, не могу продолжать жить с мыслью о том, что виной всему стал я."
  
  
  Глава шестнадцатая
  Сперва все молчали. Олег продолжал держать клочок бумаги в руках, переосмысливая каждую написанную Ардалионом строку. Первым же голос подал Виталий, что совсем не удивило, ни Олега, ни Николая.
  - А вы мне не верили. - Сказал он. - Этот чертов ублюдок виноват в том, что мертвые покинули свои могилы и сейчас хотят нас сожрать!
  Виталий шагнул в сторону двери, где стоял Николай с Олегом. Он хотел пройти между ними, думая, что они расступятся, но они не сдвинулись с места.
  - Дайте мне пройти. Я сейчас надеру ему задницу, а потом заставлю его нас спасти, и не дай Бог он скажет мне, что не знает, как это сделать.
  - Неужели ты не понял? - Николай положил руку на плечо Виталия. - Он мертв. В доме висит его тело, он удавился, когда осознал, что натворил.
  Виталий растерялся. Ему хотелось проучить старика, а что делать теперь, когда он узнал о том, что тот мертв, не знал. Руками он уперся в бока, от чего стал похож на петуха.
  - Я хочу лично убедиться в том, что старик мертв. - Уверенно сказал Виталий.
  Николай посмотрел на Олега. Тот не возражал, и оба мужчины разошлись в стороны, дав пройти Виталию. Он быстро прошмыгнул между ними и очутился в доме. Буквально сразу, как только он зашел внутрь, из дома послышался его громкий крик вперемешку с матом. Сразу после этого он выскочил из дома.
  - Ублюдок. - Выругался он. - Я хочу убить его второй раз. Ему то теперь хорошо, никаких забот, висит себе и не переживает, что его могут заживо сожрать.
  - Ты можешь последовать его примеру. - Ответил Олег. - Думаю, у него найдется еще веревка.
  Виталий сверлил Олега взглядом. Ему не нравился выскочка, который раскомандовался, считая себя самым главным.
  - Может ты уже заткнешь свой поганый рот? - не сдержался Виталий. - Пока я тебя сам не повесил рядом с этим стариком.
  Люди следили за нарастающим конфликтом между мужчинами, но вмешиваться никто не хотел. Они ждали, чем ответит Олег на слова Виталия, надеясь, что более серьезных проблем удастся избежать.
  - Боюсь вешать устанешь. - Олег отошел в сторону и закурил.
  Виталий ничего не ответил. Что-то бормоча себе под нос, он вернулся на прежнее место, где стояли все остальные люди. Они тоже зашептались между собой, переглядываясь то друг на друга, то на Олега с Николаем.
  - Что же дальше? - Спросила Ольга. - Что нам делать теперь? - Она с надеждой смотрела на Олега, веря, что он сможет что-нибудь придумать.
  Но Олег находился в смятении. Еще час назад, когда они только вышли из церкви, он был полон решимости дать бой мертвым: взять в руки оружие и загнать нечисть обратно под землю в могилы. Сейчас же он не был уверен, что это правильное решение. Судя по всему, мертвых было много и становилось все больше с каждым зараженным. Воевать с ордой мертвецов маленькой толпой из женщин, детей и нервнобольного - была не лучшая идея. С другой же стороны, другого плана у Олега не было и надо было решаться на первоначальный вариант.
  Начинало светать. Солнечные лучи пробивались сквозь ночную мглу и густой туман. Ночь, принесшая гибель и страдание людям нехотя сдавала позицию, уступаю утру.
  - Мы будем сражаться. Возьмем любые подручные средства, которыми можно снести головы мертвым и пойдем в бой. - Ответил Олег не столь Ольге, как всем собравшимся. - У нас нет другого выхода, либо мы смиримся и умрем без боя, либо же, дадим понять мертвым, что здесь им не место. Положим этих тварей обратно в гробы и заколотим их покрепче. Либо жить, либо умереть - выбор за вами.
  - Из тебя бы получился хороший проповедник. - Буркнул Виталий. - Ты чертовски хорошо умеешь пудрить людям мозги своей болтовней.
  - Знаешь, если тебе что-то не нравится, катись ко всем чертям. - Сорвался Олег. - Мне абсолютно плевать, что с тобой будет, останешься ты жив, или тебя сожрут за первым же углом. - Вены на его шеи вздулись, а лицо покраснело. - Скажу тебе более, мне будет даже приятно узнать, что те твари сожрут тебя. И знаешь почему? Потому что потом с чистой совестью я смогу загнать топор в твой череп!
  Виталий набросился на Олега, повалив его на холодную землю. Олег ударился затылком, и если бы под ним была не земля, а бетонная дорога, то вероятно он лишился бы жизни в тот же момент. Но он получил всего лишь неприятный удар от матушки-земли, а уже затем второй удар по лицу от Виталия.
  Виталий занес кулак для второго удара, сидя сверху на противнике. Но в этот раз ему не повезло, и удар не дошел до цели. Олег сумел увернуться, отклонив голову в сторону, а кулак Виталий впился в сырую землю. Олег воспользовался этим моментом, и когда Виталий соображал в чем дело, он сделал мощное движение тазом, скинув с себя оппонента.
  - Господи! - Взвизгнула Ольга. - Кто-нибудь, разнимите их, они же убьют друг друга. - Она посмотрела на Николая, ожидая от него помощи, но тот не спешил помогать, видя, что инициатива перешла к его другу.
  Виталий упал, и теперь уже Олег оказался на нем сверху. Два хлестких удара попали в цель - нос расплющило, и из него хлынула кровь. Казалось бы, все, Олег победил и должен встать, но он не остановился. Он продолжил наносить удары, превращая лицо противника в сплошное кровавое месиво.
  На этот раз уже завизжали и остальные две девушки. Иван и Николай подбежали к Олегу и, схватив его за обе руки, оттащили от Виталия.
  Ольга, склонившись над Виталием, проверила его пульс, боясь, что Олег мог забить мужчину до смерти. Но пульс был в полном порядке - сердце работало без перебоев. Пострадало лишь лицо, но Ольга решила, что это ему только на пользу, возможно, в будущем, Виталий научится сдерживать себя.
  Девушка достала из кармана платок и протерла лицо Виталия. Кровь впиталась в платок, окрасив его в ярко-розовый цвет. От прикосновения к лицу, мужчина застонал.
  - Потерпи, мне надо убрать с твоего лица кровь. Желательно было бы обработать раны, но боюсь нечем.
  - Быть может в доме есть какие-то медикаменты. - Подала голос девушка, стоящая рядом со своим парнем.
  - Нет. - Прохрипел Виталий. - Не нужны мне никакие медикаменты.
  Медленно, сначала встав на колени, он поднялся и потрогал рукой свой нос. Сопли смешались с кровью, а переносица горела огнем от боли. Виталий повернул голову в сторону, где стоял Олег с Николаем.
  - Отлично. - процедил он через еле открытый рот. - Ты хотел, чтобы я ушел, я и уйду.
  Виталий зашагал прочь от группы, но потом остановился, наклонил в бок голову, словно о чем-то задумался и повернулся лицом к группе.
  - Мария, ты идешь со мной? - Спросил он у девушки, которая была подругой рыжеволосой.
  - Витя, - неуверенно сказала она, - мне кажется, что нам лучше остаться со всеми.
  - Да пошла ты. - Виталий, нахмурив окровавленный лоб, плюнул на землю.
  Он медленно исчезал, уходя из обзора людей, как ночь уходила, уступая место утру.
  
  Глава семнадцатая
  
  С наступлением утра, когда солнце взяло вверх над тьмой, мертвые со всех окраин села стягивались в лес, что находился позади Носово. Густой лес, в который даже самым светлым днем не проникал дневной свет и всегда было сумрачно, словно вечером, принимал в свою чащу зомби.
  Мертвые нашли в лесу укрытие от дневного света, который был так мучителен для них, обжигая их гнилую плоть. Свет не убивал их, но доставлял нестерпимую боль, которую они не могли терпеть.
  Зомби стекались с разных сторон села в одно единое место, где можно было переждать мучительный для них день. Большинство из них шло по одному, но были и те, кто держался небольшой группой из двух или трех мертвецов. Шаркающей походкой, с диким криком, который издавали мертвые, попадающие под солнечные лучи, они стремились скорее скрыться.
  Среди мертвецов было пополнение. Наряду с теми, кто восстал этой ночью из своих могил шли и новые зомби. Их тела были еще совсем свежи и даже не начали разлагаться, и единственное, что выдавало в них мертвых - была бледная кожа, лишенная крови.
  Мертвые были сыты. Они наелись этой ночью, и их аппетит был утолен, но вряд ли этого хватило бы надолго. Молодые же, только обращенные зомби изнывали от голода. Их крики разносились по селу намного громче криков тех, кто страдал от попадания солнечных лучей. Им хотелось жрать, хотелось разрывать зубами плоть и не пережёвывая глотать сочные куски человеческой плоти. Они знали, что им стоит переждать лишь этот день, а когда наступит ночь, они вновь выйдут на охоту и тогда уже, никто не сможет им помешать утолить свой дикий голод.
  Последние мертвецы растворились в густом лесу, который поглотил не только их самих, но и их крики. Село Носово опустело, а на улицах его стало тихо и одиноко, как на утро после шумного нового года.
  
  
  Глава восемнадцатая
  Олег не имел четкого представления, что делать дальше, лишь смутные мысли и представления, которые он не знал, как можно сейчас реализовать. Для того, чтобы атаковать мертвых было необходимо оружие, но его не было. Единственное место, где можно было бы раздобыть хоть какие-то подручные средства было заполнено мертвецами, поэтому возвращаться в храм не имело смысла.
  На ум пришел собственный дом, но максимум, что там можно было использовать - это один молоток, да пара табуреток, в общем, далеко не самый лучший вариант.
  Свое предложение внес Иван, за которое все сразу уцепились, как за спасительную соломку.
  - Возле полицейской машины должно было остаться оружие моих напарников. Два пистолета - это конечно немного, но думаю, что сейчас лучше хоть что-то, чем ничего. Правда есть одна проблема. Количество патрон у нас всегда ограничено, а если учесть, что они оба расстреляли всю обойму в обоих пистолетах, то их осталось не больше двух десятков.
  - Вот, - Олег улыбнулся, - я знал, что найдется какая-то идея.
  - Но этого нам будет недостаточно. - Сказал Максим. Он стоял, обнимая свою девушку сзади, будто боясь, что ее хрупкое тело может унести порыв ветра. - Всего два пистолета, с этим особо не повоюешь, особенно с теми, кто уже и так мертв.
  Все вновь замолчали, погрузившись в мысли. Их сосредоточенные лица словно говорили, что они самые умные на свете, а сейчас их мозг занимается что ни на есть гениальной работой, которую не понять обычным среднестатистическим людям.
  - Быть может нам все же стоит покинуть село? - Предложила Наталья, та самая хрупкая девушка, чей парень боялся отпустить ее из своих объятий. - Раз нам отказали в помощи по телефону в полиции, так не стоит ли лично наведаться к ним. Мне кажется, это куда более благоразумный вариант, чем пытаться самостоятельно уничтожить зомби. Мы сядем в полицейскую машину, места я думаю, хватит всем и пойдем в район.
  Максим одобрительно закивал головой, но Олег не был согласен ни с ним, ни с его девушкой. Он выслушал ее до конца, ни разу не перебив, а после добавил:
  - Что-то мне подсказывает, что нам не будут там рады. В отделении, куда звонил Иван, сказали, что они в курсе всей ситуации. Сказали, что у них все под контролем, и чтобы мы не волновались, они все исправят в ближайшее время. - Олег усмехнулся, наклонив набок голову. - Такое ощущение, что они говорили про отключение горячей воды, так спокойно и непринужденно, словно нашествие живых мертвецов для них нормальное явление.
  Стоило Олегу на секунду прекратить говорить, как за него продолжил Николай:
  - Нам сейчас не от кого ждать помощи и надеяться мы можем лишь на себя. Это наш дом, и мы его должны защищать. Взять в руки хоть метлы и загнать эту нечисть обратно. Если вы боитесь и хотите уйти, мы поймем, но знайте, что мы боимся тоже, не меньше вашего. Но именно в такие моменты проявляется мужественность. - Николай посмотрел на женщин. - Вас это тоже касается. Мы должны побороть свой страх и победить мертвых. Нам уже удалось их запереть в храме, это оказалось не так уж и сложно, так давайте доведем дело до конца.
  - На словах это кажется куда как проще, чем на деле. - Максим опустил глаза не землю. - Но мы же не можем прямо сейчас пойти и начать убивать. Вот так вот просто, встать и без всякого плана куда-то идти.
  Николай огляделся по сторонам. Во время этой суеты, он и не успел заметить, как рассвело. Они смогли пережить эту страшную ночь, ну а днем даже самая страшная история кажется менее пугающей.
  - Мы пойдем ко мне домой. - Сказал Николай. - У меня в магазине найдется то, с чем можно будет идти на мертвецов. Пусть это и не оружие, но в нашей ситуации негоже носом воротить. - Николай осмотрел людей: все были потрепанные, некоторые перепачканы кровью, и все с уставшими, сонными глазами. - А еще нам необходимо будет поесть и немного поспать перед тем, как идти на сражение, думаю, что мой дом с магазином подходит для этого как ни никак лучше всего.
  Никто не возражал. Идея Николая понравилась всем, по крайней мере ее первая часть, в которой необходимо было поесть и поспать. Все одобрительно закивали головами, а после, вновь сбившись в плотную группу направились к дому Николая.
  Идти до дома было ближе, чем до церкви, что так же не могло не радовать людей. Ночь, проведенная в страхе и без сна вымотала их, лишила последних сил, и сейчас им больше всего хотелось отдохнуть. О горечей пище никто и не думал, сейчас они были готовы довольствоваться шоколадными батончиками и печеньем с водой.
  Но несмотря на усталость, расслабляться было нельзя. Перед тем как они вновь тронулись в путь, Олег повторил, что они должны быть внимательны и осторожны, ведь мертвые могли поджидать их на каждом шагу.
  Однако, мертвецов они не встретили, за исключением одного. Уже подходя к дому, Олег заметил, как на траве лежит чье-то тело. Сначала он подумал, что это одна из жертв зомби, но приблизившись ближе, понял, что ошибался. В метре от проезжей части, по которой шли путники лежал живой мертвец. Спутать его с просто раненым было нельзя - стадия разложения на которой он находился никак не вписывалась в понятие "живой человек"
  Идущие остановились возле него. Мертвец был почти неподвижен. Он лежал навзничь, вытянув вперед одну руку, которая слегка дрожала. Из его гнилых уст доносился легкий стон, Олегу даже показалось, что мертвец пытался говорить.
  - Что с ним? - Спросила Ольга. - Почему он так странно себя ведет?
  - Не знаю. - помотал головой Олег. - Но похоже, ему не очень хорошо.
  - Дневной свет его убивает. - Раздался голос Григория, который оказался впереди толпы с малышкой на руках. - Мертвые не переносят света.
  - Кто-то мне говорил, что они и в храм пробраться не смогут. - Олег пробежался взглядом в поисках близнецов, которых покинул Григорий, но они были в полном порядке и стояли рядом с Николаем.
  - Видимо, не такое уж и святое это место, раз туда могут попасть подобные твари. - В голосе Григория проскользнули нотки разочарования и злости.
  Олег подошел к мертвецу ближе. Почувствовав живую плоть, зомби оживился, а рука его потянулась к ноге Олега. Но он не успел схватить его за ногу. Топор, крепко сжатый в руках Олега, описав дугу, срубил голову мертвеца. Из шеи хлынула зеленая жидкость с едким запахом, от которого сразу же начало тошнить.
  - Мы не станем дожидаться, когда солнце его добьет. Немного поможем нашей матушке-природе. - Сказал Олег, вытирая кровь с топора об траву. - Ну а теперь пойдемте дальше, мы же уже почти пришли.
  Дом Николая не был окружен ни большим каменным забором, как у его покойного друга, ни даже простой изгородью. Николай считал, что забор будет смущать покупателей, а отгораживаться от преступников не имело смысла, их просто не было в Носово.
  Николай вышел вперед группы. В руках его звенели ключи, он переживал, пригодятся ли они ему вообще, или же дверь была выбита, как и во многих домах, когда зомби искали кем можно было бы поживиться. Но дверь была цела. Зомби обошли дом Николая стороной, даже не заглянув в него.
  - Добро пожаловать ко мне в дом и в мой магазин, но теперь уже не как покупатели, а как мои гости.
  - Или товарищи по несчастью. - Улыбнулся Олег, проходя внутрь.
  Когда Максим со своей девушкой Натальей последними зашли в дом, Николай запер за ними дверь. Остальные же стояли рядом, не отходя далеко друг от друга. Они ждали команды, боясь делать что-то в чужом доме.
  - Можете не стесняться. Берите любую еду, что найдете и в любых количествах. Нам всем надо хорошо подкрепиться.
  Лишь после этого люди стали разбредаться по магазину, выбирая еду, тут же открывая упаковку и моментально проглатывая содержимое. Григорий чем-то кормил близнецов. Они жадно уплетали за обе щеки, что парень не успевал подавать им новые порции.
  - Гриша, - окрикнул юношу Николая. - на соседнем стеллаже есть детское питание для твоей сестренке.
  В ответ Григорий кивнул, он сам уже начал что-то жевать.
  - Ну а что ты ничего не ешь? - Спросил Николай у стоящего рядом с ним Олега. - Или тебе нужно особое приглашение?
  - Честно говоря, я бы сначала закурил.
  - Я не стану возражать, если ты сделаешь это в доме. Сейчас мне уже плевать на все.
  Олег затянулся сигаретным дымом, долго не выпускал его из своих легких и лишь, когда дым стал сам вырываться наружу, он позволил ему выйти.
  - Как ты обнаружил, что наше село захватили мертвецы? - Олег говорил медленно, наслаждаясь каждым вдохом дыма.
  - Если бы не проклятая бессонница, возможно, я бы ничего и не знал. Спокойно спал бы, а сейчас, проснувшись, пошел бы открывать магазин. Знаешь, если я сплю, то сплю как убитый, меня тяжело разбудить. Вот только уснуть мне бывает не всегда легко. - Николай указал рукой наверх. - Я лежал в своей кровати на втором этаже, размышлял о своей не сложившейся жизни, а потом услышал, как на улице раздаются крики. Сначала я подумал, что это пьяная молодежь. Ей Богу не знаю, где они берут алкоголь, ведь я не продаю его тем, кто младше восемнадцати лет.
  Олег улыбнулся. Он знал далеко не один способ, с помощью которых покупал алкоголь, когда был подростком. Но рассказывать об этом Николаю он не стал, В конце концов, если смекалистый паренек находит способ купить пиво у такого законопослушного гражданина и продавца, как Николай, то он в полной мере его заслуживает.
  - Так вот, - продолжил Николай, - тогда я не обратил на это особого внимания. Подобные крики мне приходилось слышать и раньше. Но вот позже они стали доноситься с большей громкостью, и они уже не были похожи на крики пьяной молодежи. Было похоже, что кто-то и правда нуждался в помощи. А потом я услышал женский крик и мольбу о помощи. Она кричала, что кто-то кого-то убивает. Это не было похоже на шутку, но прежде, чем звонить в полицию, я все же решил удостовериться в том, что людям и правда нужна помощь. Тогда я оделся и вышел на улицу. А потом, потом я увидел тебя и остальных.
  Олег закончил курить. Его собственная история была похожа на историю Николая, как две капли воды. Только вот на улицу он вышел раньше и смерти видел больше.
  - Ну а теперь, я думаю, можно и поесть. - Довольно сказал Олег, похлопывая Николая по плечу. - Через пару часов нам предстоит веселая заварушка, и надо быть полными сил, чтобы не упасть лицом в грязь.
  
  
  Глава девятнадцатая
  Когда стрелки часов оказались на отметки одиннадцати часов, Олег открыл глаза. За несколько часов он сумел хорошо выспаться. Работая охранником, ему приходилось спать нечасто, и чуть больше четырех часов сна ему было вполне достаточно.
  Все остальные еще спали. Они лежали все вместе, словно маленькие напуганные кошмаром дети, которые прибежали к маме, вот только мамы здесь не было. Мысль о том, что рядом лежит кто-то еще успокаивала, давая хоть немного расслабиться.
  Олег спал отдельно ото всех. Он уснул сразу после еды, сидя на полу и оперевшись спиной на стену. Проснувшись, он даже не вспомнил, как его склонил сон. Ну это было даже к лучшему, ему удалось забыться хоть на время.
  Как бы сладко и крепко не спали люди, Олегу надо было их разбудить. Мир грез, был прекрасен, но пора было его покидать.
  Олег встал с пола. От сидячего положения в котором он уснул затекли ноги, и сейчас он с трудом на них держался. Он остановился в нескольких шагах от спящих и начал насвистывать мелодию, которую когда-то сочинил сидя на работе.
  Первым проснулся Иван. Он с трудом открыл глаза, протирая их руками, а рот раскрылся на столько широко, что казалось в него может поместиться кулак. Не успев окончательно проснуться, когда мозг еще полностью не включился в работу, он спросил:
  - Где это я?
  Олег ему не ответил, продолжая насвистывать мелодию. Стали просыпаться и остальные, правда Олегу показалось, что проснулись они не столь от его мелодичного насвистывания, сколько от слишком громко заданного Иваном вопроса.
  - Просыпаемся, ребята. Собираемся с мыслями, берем себя в руки и идем мочить мертвых.
  Сонные люди, только пробудившиеся ото сна, зачастую превосходят эталон сравнения - сонных мух. Они медлительны, плохо соображают, а их глаза слипаются, как у котят. Но стоит подождать несколько минут, как они преображаются, и вот уже они бодры и полны сил.
  У Николая и Олега уже было оружие, их топоры, которые хорошо себя зарекомендовали. Оставалось лишь снабдить остальных, и тут возникла проблема. Она никак не была связана с наличием орудия для людей, его было предостаточно. Одних лишь топоров в магазине насчитывалось девять штук, а также пару кос и несколько бензопил.
  Проблема была в близнецах и их маленькой сестренке. Брать их с собой на поиски и уничтожение мертвецов, было бы глупой затеей. Та опасность, которой люди готовы были подвергнуть себя, выйдя на эту охоту, возрастала бы в разы в присутствии детей. Да и рисковать жизнью детей было бы безрассудно.
  Но и оставить их одних в доме было нельзя. Пусть днем мертвецы не были так сильны, как ночью, но все же существовала вероятность их нападения.
  - Гриша, тебе придется остаться здесь. - Сказал Олег. - Мы не можем идти с детьми.
  Григорий поднял глаза на Олега. Казалось, что всего за одну ночь юноша стал старше и мудрее, превратившись в взрослого мужчину.
  - Нет, я должен идти. - Спокойно ответил он. - Я не стану сидеть здесь и бездействовать, пока вы уничтожаете мертвых.
  - А ты подумал о том, с кем останутся твои братья и сестра? Что будет с ними?
  Об этом Григорий не подумал и на мгновенье оказался в ступоре, не зная, что ответить.
  - Я могу с ними остаться. - К парню подошла Ольга. - Я позабочусь о детях.
  - Ты не сможешь справиться с зомби, если они нападут на дом. - Олегу не очень нравилось, как складывалась эта ситуация.
  - Ты меня недооцениваешь, уж поверь. К тому же, они сейчас слабы и вряд ли станут нападать. Так что до наступления темноты, мы в полной безопасности. И если вы сейчас поторопитесь, то успеете управиться как раз до наступления этой темноты.
  Ольга закатала рукав своей куртки и посмотрела на часы.
  - Если отправитесь прямо сейчас, у вас будет чуть больше девяти часов, так что советую не тратить тут зря времени и спокойно отправляться на охоту. А за нас с ребятами переживать не надо. - Ольга посмотрела на детей, одарив их волшебной улыбкой.
  Больше разъяснений не требовалось. Вооружившись топорами, словно викинги, идущие на войну, люди вышли из дома во главе с Олегом. Когда они спустились с порога за ними захлопнулась дверь. Было слышно, как несколько раз провернулся замок, запирая дверь, и отсекая их от теплого сытного места.
  - Откуда начнем? - Поинтересовался Иван. Было видно, как он волнуется, но он старался это скрыть, потому сразу и задал вопрос.
  - Конечно идеальным вариантом было бы начать с одно края села и закончить другим, но мы в самом центре, поэтому придется затратить чуть больше времени на охоту. - Ответил Олег.
  - Тогда начнем с соседнего дома. - Предложил Николай. - А затем пойдем в сторону церкви и дальше, а как только закончим там, то вернемся сюда и пойдем в обратную сторону.
  - Так и поступим. - Олег направился к маленькому дому, что стоял по соседству. - Кто-нибудь знает, кто здесь живет?
  Никто ему не ответил, давая ему понять, что не знают.
  - Если увидите мертвого, не мешкайте, сразу бейте в голову, или же, что еще лучше, старайтесь отрубить ее. - Обращение Олега было направленно в первую очередь Марии - подружке психованного Виталия и Натальи, но ответили на эти слова все, одобрительно кивнув головами.
  Дом был старым, чуть покосившемся на бок, а краска на его деревянных стенах давно потрескалась и во многих местах слезла. Охотники подошли к его двери - она была открыта, словно приглашала их войти внутрь.
  Олег надавил на дверь, чтобы открыть ее шире. Она громко заскрипела, но открылась безо всяких проблем. Олег прошел внутрь, очутившись в узеньком коридоре. Следом за ним проследовали и остальные. Они все столпились внутри перед дверью, ведущей в основную часть дома. Она так же, как и входная была чуть приоткрыта, но только не внутрь комнаты, а в коридор.
  - Не нравится мне то, что двери здесь все открыты. - Прошептал Максим. Он плотно сжимал рукоять топора, держа его на уровне головы, готовясь в любой момент нанести удар.
  Олег потянул ручку двери на себя, но заходить внутрь не спешил. Сперва он решил просто заглянуть в комнату на тот случай, если там находится мертвец. Ему не хотелось, чтобы его сожрал зомби, стоящий где-нибудь за углом.
  Но никакого зомби в комнате Олег не увидел. По крайней мере живого. В дальнем конце комнаты лежало истерзанное в клочья тело. Оно мало напоминало тело человека, скорее это было кровавое месиво из мяса, костей и какого-то непонятного дерьма, напоминающего внутренние органы, и над которым кружили мухи.
  - Твою же мать. - Олег почувствовал, как в нос ударил зловонный запах крови.
  Николай с Иваном заглянули в комнату через плечи Олега. Иван поморщился и отошел от двери.
  - Что-то у меня пропало желание туда заходить. - Заявил он, продолжая морщиться.
  - Не надо никуда заходить, я сам. - Олег зашел внутрь.
  Он сразу же оглянулся по сторонам на тот случай, если все же где-то затаился мертвец, но убедившись, что его нет, подошел к трупу.
  Тело было настолько изувечено, что нельзя было сказать кем был при жизни этот человек, мужчиной или женщиной. Единственное, что предположил Олег, это был пожилой человек, скорее всего одинокая старуха, доживающая свою одинокую жизнь в этом захолустном доме.
  Отрубать голову не имело смысла. Череп был размозжен и пуст. Мертвецы здесь полакомились на славу, не оставили почти ничего.
  Олег вернулся обратно к ожидающим его в коридоре напарникам.
  - Если не считать трупа, то здесь все чисто. Выходим. - Скомандовал он.
  Выйдя на улицу, Николай посмотрел на часы.
  - Мы потратили на один дом чуть больше пятнадцати минут, если так будет и дальше, то мы даже не обойдем и половины села.
  - И что ты предлагаешь делать? - Спросил Олег, прекрасно зная, что ответит ему Николай.
  - Нам надо разделиться на две группы и пойти в разные стороны, а к вечеру мы встретимся здесь, у моего дома.
  Олег не хотел на это соглашаться. Подобные идеи всегда плохо заканчиваются в фильмах, он знал это как ни что иное, но другого выхода из ситуации он тоже не видел.
  - Ты же понимаешь, что так мы станем слабее, и в случае опасности будем уязвимее?
  - Я это понимаю не хуже тебя, Олег, и единственное, что меня утешает, так это то, что мертвые сейчас не сильнее подыхающей от старости кошки.
  Николай вновь взглянул на часы.
  - Сейчас половина двенадцатого. К семи часам вечера мы должны вернуться сюда, так что давайте быстрее разделимся и продолжим наше дело.
  Николай, Григорий, Максим и Наталья составили первую группу. Олег, Иван и Мария - вторую. Олег решил, что ему с Николаем надо быть в разных группах, потому как именно они должны были стать их основами.
  - Мы идем в сторону кладбища, вы в сторону храма. - Сказал Николай и махнул рукой своей группе, давая команду, что пора отправляться.
  - Удачи вам. - Крикнул им в след Олег.
  В ответ, не оборачиваясь, Николай поднял вверх руку с сжатым кулаком.
  - Удачи и вам на этой охоте!
  Группа Николая удалялась и скрылась из виду, когда они подходили к следующему для них дому. Олег проводил их взглядом и развернулся к Ивану с Марией.
  - Ну что, надерём этим тварям их мертвые задницы? - С улыбкой сказал он.
  
  Глава двадцатая
  Через два часа, как Олег со своей командой отправился на охоту за головами мертвецов, им удалось обойти одиннадцать домов. Как бы быстро они не старались обыскивать дома, у них не получалось вложиться в расписание. Такими темпами им не удалось бы обойти и половину запланированного маршрута. Олег это прекрасно понимал и старался придумать, как им стоит поступить потом. Каков будет их следующим шаг в этой игре.
  Если бы не один удручающий факт, который не укладывался в его голове, он знал бы наверняка, что сегодня ночью они вновь переночуют у Николая, а следующим днем направятся проверять оставшиеся дома.
  Но все меняло то, что мертвых они почти не обнаружили. За два с лишним часа они нашли лишь одного мертвеца, который скрывался в подвале одного из домов. Они даже не собирались заглядывать в подвал, так и прошли бы мимо, если не услышали его протяжный вопль, когда уже собирались уходить. Сопротивления мертвец не оказал, и Иван справился с ним безо всяких проблем.
  Мертвые исчезли, словно испарились из села, оставив после себя лишь смерть и хаос. Если бы Олег своими глазами не видел, что здесь творилось ночью, но наверняка бы решил, что все это проделки диких зверей, на которых нашло бешенство.
  Сейчас их затея выглядела пустым и бестолковым делом. Они охотились на тех, кого не было. Олег старался понять, что могло случиться с зомби, но точного ответа у него не было, он лишь надеялся, что всех их сожгло солнце, хотя в это верилось ему меньше всего.
  Но помимо плохой новости была и хорошая. В двух домах они обнаружили живых людей, которых пытались сагитировать пойти с ними, но получили отказ. Жильцы этих домов сказали, что ждут помощи от властей и армии, им так сказали в полиции, а еще им сказали, чтобы они не волновались и ни в коем случае не покидали свои дома.
  После того, как они поговорили с этими жителями, Олег озаботился еще и тем, что об их происшествии известно правительству, но никакой помощи от него пока не поступало.
  Охота на мертвых создала новые вопросы, ответа на которых ни у кого не было.
  Олег решил пока не отклоняться от плана и постараться его завершить, или на худой конец, максимально выполнить, а что делать им потом, они бы обсудили в доме у Николая.
  - Я боюсь, что весь мой план катится к чертям.- Сказал Олег. - Мы не укладываемся по времени. Даже то, что мы разделились не принесло большого успеха.
  - А я и не вижу повода, чтобы переживать. Кого мы смогли убить за это время? - Иван шел рядом с Олегом, опустив свой взгляд под ноги, и казалось, что он считает шаги. - Одного дохляка, который, возможно сдох бы и сам к вечеру, это совсем не то, на что мы рассчитывали.
  - Ты прав, Иван. - Олег вздохнул. Было непросто признавать собственные ошибки. - Но я уже не знаю, что нам необходимо делать.
  - Нам можно уехать, наверное. - Робко промолвила Мария.
  Олег обернулся на нее. За последние часы она не сказала и десятка слов, и он уже стал забывать про ее существование. Сейчас он подумал, что было глупо брать ее собой и надо было оставит вместе с Ольгой, все равно никакого толку от нее не было.
  - Я просто подумала, что в чем-то Виталий мог быть прав, и нам стоит лучше уехать.
  А этого Олег признать точно никак не мог. Он вспомнил, как Виталий говорил о том, что им всем лучше уехать от сюда, а не идти к том старику. Послушай он тогда его, возможно, сейчас они были бы в полной безопасности.
  - Об этом мы поговорим после того, как завершим охоту. - Олегу хотелось побыстрее закрыть эту тему. - Придем обратно, и все вместе обсудим дальнейшие действия.
  Казалось, девушка даже обиделась, услышав ответ Олега. Она отвела от него взгляд и чуть сбавила шаг.
  Иван, Мария и Олег подошли к очередному дому. Как и большинство домов в селе, он не был большим, возможно две или три жилых комнаты, да кухня. Но в этом доме была выделяющая его среди остальных изюминка. Белоснежное резное крыльцо, которое сразу настраивало гостей на то, что внутри их ждет что-то необычно-красивое. Но это было обманчивым впечатлением. Стоило только зайти в дом, как открывался весьма посредственный вид коридора.
  Олег первым поднялся на крыльцо и попытался открыть дверь. Она была заперта, а это говорило, что скорее всего жители этого дома живы и здоровы. Но прежде чем уйти, Олегу надо было убедиться в этом. Он позвонил и услышал, как где-то в одной из комнаты раздалось птичье пение звонка. Но открывать дверь никто не спешил.
  - Быть может жильцы укрылись от мертвецов и боятся выходить, а этот звонок лишь больше их напугал? - Предположил Иван.
  Олег пожал плечами. Такое вполне могло быть. Возможно, они, как и друзья Николая укрылись в подполе и сидят там сейчас, трясясь от страха.
  - Нам в любом случае надо проверить дом. - Сказал Олег
  Иван подергал ручку двери, чтобы еще раз убедиться, что внутрь им не попасть.
  - Дверь из толстого металла, нам не пройти. - Сказал он и хотел было уже развернуться и уйти, но его остановил Олег.
  - Дверь может и из металла, да вот окна стеклянные. - Каждый раз, когда Олегу приходила в голову очередная идея, или же, когда он оказывался в чем-то прав, лицо его расплывалось в улыбке. Сейчас был один из этих случаев.
  Он вышел с крыльца и подошел к ближайшему окну. Благо, оно было невысоко и дотянуться до него не составляло особых проблем. Не долго думая, Олег ударил тыльной стороной топора по стеклу. Раздался звук бьющегося стекла, от чего Мария зажала уши ладонями.
  - Думаю, теперь ты еще больше напугал жильцов. - Сказал Иван, спускаясь с крыльца.
  Он подождал, когда за ним последует Мария, а после они вместе подошли к Олегу. Он в это время сбивал осколки, что остались в нижней части рамы.
  - Я пойду один. - Сказал Олег. - А ты присмотри за девушкой.
  - Почему? Это же опасно! - Возмутился Иван. Он не собирался отпускать Олега одного.
  - Так будет быстрее. Нам надо экономить каждую минуту. - Ответил Олег, и не дожидаясь, что скажет ему Иван (а он был уверен, что Иван станет возмущаться), забрался через окно в дом. - Я быстро, не переживайте. - Крикнул он, и его силуэт скрылся из обзора.
  Олег оказался в большой комнате, по видимому гостиной, где расположился огромных размеров диван и такие же два огромных кресла. Смотрелось это ужасно, особенно, если учесть, что рядом стол маленький журнальный столик, который лишь подчеркивал насколько нелепо и громоздко смотрится мягкая мебель.
  Аккуратно ступая по деревянному полу, Олег направился в другую комнату, отделенную от этой дверью. Она была приоткрыта, и хотя Олег мог открыть ее шире, чтобы не тесниться и спокойно пройти, он этого не сделал. Словно вор, забравшийся в чужой дом, он боялся издать лишний звук, ему хватило и того, что он создал такой грохот, когда разбил окно.
  Протиснувшись через приоткрытую дверь Олег очутился в меньшей по размерам комнате, посреди которой стояла двуспальная кровать. Олег помотал головой, вкуса у жильцов этого дома явно не было.
  Олег осмотрелся по сторонам. Он пытался понять, где укрылись жильцы, но не мог найти ни одного места, где возможно было это сделать. Ни больших шкафов, ни подпола здесь не было. Оставалась лишь следующая комната и еще одна дверь.
  Открывая ее, Олег был уверен, что перед ним предстанет очередная комната с жуткой мебелью, расставленной на столько ужасно, будто бы занимался этим маленький ребенок. Но эта комната разительно отличалась от других. Олег не сумел сразу рассмотреть ее, так как очутился в кромешной тьме. В отличии от предыдущих комнат, в этой не было больших окон и естественного освещения. С непривычки глаза плохо видели в темноте, но через несколько секунд зрение адаптировалось, и Олег сумел рассмотреть все вокруг.
  Он оказался в небольшой по размерам кухни, дизайн которой был намного лучше, чем у остальных комнат. Кухонная утварь была расставлена в аккуратные, висящие на стенах шкафчики, а вместо привычного обеденного стола стояла барная стойка.
  Все было чисто, ни мертвецов, ни самих жителей здесь не было. Наверное, они уехали в гости к родственникам или друзьям, и их не застал весь этот ужас. "Счастливчики" - Подумал Олег, когда собирался уже покинуть кухню. Но тут он заметил, что в дальней стене есть небольшая дверца. Секунду он колебался, проверить ее или же нет. Вероятность, что там кто-то есть была минимальна.
  Но Олег не мог уйти, не проверив, что находится за дверью.
  Легкой походкой, медленно ступая с пятки на носок, он направился к двери. Мысленно он говорил себе, что там ничего нет, лишь маленькая кладовка, в которой вероятно находятся какие-либо припасы, но тем не менее сердце забилось быстрее. И чем ближе он подходил к двери, тем больше сомнений вызывала его мысль о том, что внутри никого нет. Порой, в жизни случается именно то, чего меньше всего ожидаешь, даже, если это казалось нереальным.
  Олег остановился в шаге от двери и замер, словно мраморный истукан, возникший из неоткуда.
  Мрак. окутавший комнату с трудом позволял увидеть эту незаметную дверь в стене. Казалось, она была специально сделана так, чтобы не бросаться в глаза. Маленькая потайная комната хозяйки.
  Наконец рука Олега коснулась дверной ручки, опустив ее вниз. Он плавно толкнул дверь от себя, но она не открылась. Не меняя положения ручки, Олег потянул дверь на себя, и она поддалась.
  ***
  - Почему он так долго? - Мария щелкала пальцами рук, поочередно меняя то одну руку, то вторую. - Он же обещал, что проверит дом быстро, а дом не так уж велик, чтобы тратить на это десять минут.
  Иван посмотрел на часы. Девушка была права, Олега не было почти десять минут, и это настораживало его не меньше, чем Марию.
  - Думаю, что еще рано поднимать панику. - Ответил Иван, утешая даже не столь Марию, как себя. - До этого мы тратили на осмотр не меньше времени. Надо подождать еще немного.
  - Только вот, когда стоишь без участия и ждешь, время тянется чертовски долго. - Девушка прекратила издеваться над пальцами и теперь переминалась с ноги на ногу. - Ожидание - хреновая штуку.
  На сей раз Иван не знал, что ответить девушке и как можно было ее успокоить, а потому решил просто промолчать. В детстве ему часто говорили, что лучше промолчать, чем сморозить какую-нибудь глупость.
  - Сколько время? Сколько прошло с того момента, как он ушел? - Негодовала Мария.
  - Двенадцать минут. - Ивана начинало раздражать поведение девушке, а ее пессимистический настрой стал передаваться и ему.
  - Ну все, ему конец. Его сожрали. - Спокойно сказала девушка. - А сейчас мертвец выпрыгнет из окна и сожрет нас.
  - Ты можешь взять себя в руки и не нести эту чушь? - Иван повысил голос. - Я волнуюсь не меньше тебя, однако, стараюсь мыслить разумно. - На секунду он замолчал, перевел дыхание и уже спокойным голосом добавил. - А вообще, зря я позволил ему идти одному.
  - Так чего же ты тогда ждешь сейчас? Скорее отправляйся за ним!
  Иван кивнул в знак согласия головой. Он снял полицейскую куртку и накинул ее на нижнюю часть подоконника, где еще оставались осколки стекла. Стоило немного подтянуться, и он оказался внутри дома. Следом за ним исчезла и его куртка.
  - Господи, помоги им. - Прошептала Мария, скрестив пальцы рук.
  
  Глава двадцать первая
  Николай, Григорий, Максим и Наталья остановились перед очередным домом на их пути. Было пройдено уже девять домов, и ни в одном из них никого не удалось найти. Люди просто исчезли, словно и не жили здесь никогда. Можно было подумать, что их неожиданно эвакуировали, не предупредив заранее. Лишь в нескольких домах были видны следы борьбы. Они были разгромлены, словно после пьяной вечеринки молодежи.
  Для всех стало очевидно, что мертвецы заразили жильцов этих домов, а после того, как они сами стали одними из этих тварей, то покинули свои дома. Но вот что случилось с теми домами, которые были заперты, а внутри их царил порядок, никто не знал наверняка. Все сошлись на мнении, что эти жители ушли из домов во время атаки мертвецов. Возможно они услышали крики и вышли помочь, заперев свои дома, но видимо, так и не сумели вернуться назад.
  Дом, перед которыми стояли герои отличался от других. Казалось, отличие было не существенным, но Николаю оно не понравилось. Все окна дома были наглухо занавешены одеялами и тряпками.
  Оказавшись на пороге дома, Николай толкнул дверь внутрь, и она без сопротивления открылась.
  - Заходим. - Сказал он. - Но будьте на чеку.
  Николай первым вступил в дом, осматриваясь по сторонам. Большая терраса, в которой оказалась группа приняла их в свои темные объятия.
  - Я ничего тут не вижу. - Пожаловалась Наталья. Она еще крепче впилась в руку своего парня.
  - Не бойся, просто держись со мной рядом. - Успокоил ее Максим, крепче сжимая топор в свободной руке.
  - Не шумите. - Николай приложил палец к губам. - Не говорите без нужды или делайте это хотя бы то тихо.
  Максим пальцами показал ему знак "ok".
  В террасе все было чисто, никаких признаком присутствия мертвецов, лишь одинокий старый диван и платяной шкаф в углу комнаты.
  Николай прошел через всю террасу, следом за ним, как гусята за мамой семенили остальные. Он остановился у двери, отделяющей их от коридора. На всякий случай он еще раз приложил пальцы к губам.
  Дверь открылась со скрипом, от чего Николай зажмурился, словно это могло как-то исправить ситуацию с шумом.
  Махнув головой в сторону темного коридора, он, будто гостеприимный хозяин, пригласил своих гостей. На обеих стенах висели картины, и в любой иной от этой ситуации, Николай непременно бы остановился их посмотреть. Но было темно, и ситуация была крайне неподходящая для осмотра живописи.
  Григорий, идущий сзади Николая, старался нащупать выключатель. Его рука скользила по одной из стен в надежде, что раздастся заветный щелчок, но все было безуспешно.
  - Не нравится мне здесь. - Прошептал Максим. - Может нам стоит уйти?
  - Не затем мы сюда пришли, чтобы сразу уходить. - Ответил Николай.
  Группа остановилась около двух дверей, одна напротив, в самом конце коридора, другая в боковой стене. Обе были массивные из крепкого дуба, покрытые лаком.
  - В какую заходим сначала? - Подал голос Григорий, совсем тихий, еле слышимый.
  Николай не дослушал парня. Он резко обернулся и посмотрел назад на ту дверь, откуда они пришли. Сосредоточенный взгляд не отрывался от нее.
  - В чем дело, Николай? - Испуганно спросила Наталья. - Ты что-то увидел?
  - Нет, не увидел. Но кажется, услышал.
  - Ты уверен? Мы же там были и никого не видели. - Наталья вцепилась в Максима еще крепче. Ногти вонзились ему в руку, и он пискнул, как маленькая мышка, попавшая в ловушку.
  - Наверное, показалось. - Николай повернулся обратно. На секунду ему показалось, что в террасе кто-то был, что кто-то ходил там...медленной шаркающей походкой.
  - Так куда сперва идем? - Переспросил Григорий, так и не дождавшись ответа в первый раз.
  - Прямо. - Ответил Николай и отворил дверь.
  Стоило лишь двери открыться, как у Николая сперло дыхание. Внутренне чувство подсказывало, что не стоит заходить в эту комнату. Возможно, он и не зашел, если бы был сейчас один, но он был не один.
  - Почему ты остановился? - Максим стоял совсем рядом, чуть ли не упираясь Николаю в спину.
  Ничего не оставалось, как пройти в комнату, что Николай и сделал. Сразу у входа он постарался нащупать выключатель, ведь должен же он был быть хоть здесь. И ему повезло, стоило только коснуться стены, как рука попала на выключатель. Один щелчок, который в полной тишине казался необычно громким, и комнату озарил свет.
  И здесь все опасения Николая подтвердились. Три трупа лежали в углу комнаты, а как только зажегся свет, их головы поднялись на непрошенных гостей.
  - Мясо. - Прохрипел один из них и протянул руку к героям.
  - Какого черта они разговаривают? Они же дохлые! - Казалось, Максим не был испуган, скорее возмущен и удивлен.
  - Не знаю. - Ответил Николай. - Но сейчас не время это выяснять. - Он поднял топор на уровень головы и пошел на мертвецов.
  Григорий без раздумий последовал за ним, мгновенье спустя и Максим присоединился к ним. Мертвец, протягивающий руку уже полз к ним навстречу, издавая протяжный вопль. Двое же других оказались более проворными. Они сумели встать на ноги, когда мужчины подошли к ним.
  Николай первым нанес удар ползущему к нему зомби. Он целился в шею, надеясь с одного удара срубить голову, но промахнулся. Топор вонзился в трапецию, разрубив ключицу.
  Мертвец закричал громче. Его рот раскрылся настолько широко, что казалось нижняя челюсть вот-вот отвалится. Воспользовавшись тем, что Николай приблизился максимально близко, мертвец схватил его за ногу и потащил к себе. Вот тут Николай и убедился насколько сильны зомби. Несмотря на гнилую плоть, мышцы мертвых были будто стальными.
  Наталья протяжно закричала. Ее крик был настолько громким, что заглушил вопли мертвых.
  - Мясо. - Хрипел мертвый, стараясь подтянуть Николая к себе. Челюсти его щелкали в предвкушении плоти.
  Но укусить ему так и не удалось. Григорий отрубил голову зомби одним метким ударам. Она прокатилась мимо него, все еще продолжая вопить про мясо прямиком к ногам Натальи. Это зрелище добило девушку до конца. С визгом, она выбежала из комнаты, но на это не обратил никто внимание.
  От стонов мертвецов бежали мурашки. К их дикому, нечеловеческому воплю невозможно было привыкнуть, словно голос с того света вырывался из их пасти. Они вытянули руки и, шаркая по полу ногами надвигались на охотников.
  - Тот, что справа, мой. - Сказал Николай. Ему хотелось реабилитироваться в глазах напарников.
  - Тогда левый мой. - Григорий посмотрел на Максима, не станет ли тот возражать, но тот не был против.
  Несколько шагов отделяли героев от зомби. Их вытянутые руки почти касались топоров, но надо было подпустить их еще ближе. Еще один шаг, буквально несколько сантиметров, и вот когда мертвецы сделали их, на них обрушилась тяжелая сталь. Удар Николая поразил мертвеца на смерть, лишив его головы.
  Григорий ударил вслед за Николаем. Но его удар оказался недостаточно сильным, чтобы отрубить голову. Из образовавшейся раны на шеи хлынул гной, и поползли могильные черви.
  Мертвец вырвал топор из рук парня и собирался им ударить Григория. Топор описал дугу и, казалось, смерть юноши уже неминуема, как неожиданно топор, так и не достигнув цели. Он упал на пол, а его рукоять обхватывала руку мертвеца.
  Максим, отрубивший руку зомби, тут же нанес еще один удар. Он пришелся ровно в то место, куда вдарил Григорий, но на этот раз голова мертвеца слетела с плеч.
  Из шеи мертвого хлынул поток червей, они расползлись в желтовато-белом гное, в котором лежало тело.
  - Это омерзительно. - Сказал Григорий.
  - Думаю, что не самое омерзительное. - Максим указал на топор юноши в руке мертвеца. - Держать топор, который побывал в руке этой твари, не менее приятное занятие. А его тебе еще вытаскивать из его крепкой хватки.
  Григорий наклонился над рукой, держащей его орудие убийства. Резкий запах гнили ударил в нос, а мысль о том, что рядом ползают могильные черви, которые еще несколько минут назад находились внутри мертвеца и пожирали его плоть изнутри, вызывала приступ тошноты.
  Парень осторожно, словно топор был облит ядом, взялся за край лезвия и поднял его, в надежде, что рука отвалится сама. Но этого не случилась, вместе с топором поднялась и рука. Григорию ничего не оставалось, кроме как взяться за нее и отодрать от рукояти.
  Двумя пальцами, с отвращением на лице, Григорий взялся за руку и почувствовал, как он прикасается к гнилой, мягкой плоти.
  Максим осмотрелся по сторонам в поисках своей девушки, но Наталья нигде не было. Он выглянул в коридор, думая, что она, возможно, спряталась за дверью, когда они напали на мертвецов, но и там ее не было.
  - Наташа! - Крикнул он.
  Ответа не последовало.
  - Николай, моя Наташа, она пропала. - Встревоженно пролепетал Максим.
  Николай так же осмотрелся по сторонам. Девушки и правда нигде не было. И тут они услышали ее. Услышали ее оглушительный крик, доносящийся из террасы.
  Николай с Максимом мгновенно бросились в террасу. Григорий же забыл про свою брезгливость, резким движением вырвал топор из руки мертвого и побежал вслед за ними.
  Максим первым ворвался в комнату, откуда доносился крик его девушки. Но теперь она уже не кричала. Она лежала посреди террасы, а над ней возвышался мертвец, терзающий ее плоть.
  - Ублюдок! - Завопил Максим и бросился на него с топором.
  Мертвец прекратил жрать и обернулся на крик. Последним, что он увидел было разъяренное лицо Максима, который нанес ему удар топором в грудную клетку. От удара он повалился на пол, но не успев понять, что происходит, получил еще один удар. На этот раз он лишился одной руки. Но казалось, его это абсолютно не расстроило. Он начал смеяться, и его окровавленный рот растянулся в зловещей улыбке.
  - Вы все здесь умрете, вы все умрете. - Твердил он.
  Еще один удар, и вторая рука отрублена. Мертвец лежал на полу, словно разобранная безобразная кукла.
  - Ночью вы все умрете, умрете.
  Последний удар, и голова мертвеца катится по полу к входной двери. Наконец, она умолкает, издавая лишь тихий стон.
  Максим выронил топор из рук. Всего три удара, в которые он вложил всю свою злость и силу, забрали у него последнюю энергию. Тяжело дыша, он упал на колени перед возлюбленной. Ее живот был разорван и походил скорее на кровавую кашу, нежели на человеческое тело.
  Максим заплакал. Из глаз сами собой хлынули слезы, затмевая зрение. Он гладил Наталью по голове и что-то тихо приговаривал. Голос его дрожал, и слов было не разобрать.
  Николай и Григорий стояли позади него, но вмешиваться не собирались. Максим должен был проститься со своей девушкой, должен был выплакать свою боль и страдание один, здесь они были ему не помощниками, и Николай это прекрасно знал. Еще несколько часов назад он был в подобной ситуации, и сейчас воспоминания нахлынули на него, сдавливая сердце. Ему не хотелось вспоминать о том событии, и потому он постарался переключить свое внимание.
  - Как здесь оказался этот мертвец? - Вопрос был адресован скорее самому себе, нежели Григорию, но ответил парень.
  - Шкаф. - Юноша указал рукой на платяной шкаф, стоящий в углу комнаты. Двери его были распахнуты.
  Николай помотал головой. Произошедшее пугало его не столь смертью девушки, сколько тем, что мертвые становились умнее. Они словно обретали рассудок и учились думать.
  - Ты слышал, этот мертвец умел разговаривать. - Григорий удивленно посмотрел на Николая, надеясь услышать от него какие-то разъяснения.
  - Слышал. Эти твари развиваются и становятся все сообразительнее. Я не удивлюсь, если завтра они начнут ездить на машинах и стрелять по нам из ружей.
  
  Глава двадцать вторая
  Оказавшись в доме, Иван не стал долго осматриваться. Времени было и так мало, тем более, Олегу могла грозить опасность. Он на ходу окинул взглядом комнату и, поняв, что здесь все в порядке подошел к двери. Она была открыта, и Иван прошел в следующую комнату.
  Топор Ивана был наготове. За последние часы он с ним будто сросся, став частью его руки, и сейчас Иван уже не мыслил, что может обходиться без него.
  В маленькой комнате, где очутился Иван было так же тихо и спокойно. В голову закралась мысль о том, что, возможно, он не успел, и Олег уже мертв. Верить в это не хотелось, но сейчас это было единственным разумным объяснением.
  Подходя к следующей двери, Иван неожиданно остановился. Ему показалось, что в соседней комнате что-то происходит, но что, было не разобрать. Звук был очень тихим, словно далеким, хоть и исходил из комнаты за стеной, почти неуловимый для человеческого слуха.
  Дыхание участилось. Внутри Ивана словно боролись два человека, один из которых говорил - ворвись немедленно в комнату и пали по всем, что увидишь, другой же велел подождать и не спешить с подобными радикальными действиями.
  По лбу покатился пот. Маленькая капля скатилась с виска по щеке и остановилась в уголке рта. Иван почувствовал соленый вкус, вкус его волнения и переживания. Он протер рукавом куртки лоб и облизнул пересохшие губы.
  Левая рука легка на ручку двери. Иван уже был готов повернуть ее, как услышал вопль, раздавшейся за стеной. Не думая о последствиях, он ворвался в комнату.
  В конце темной комнаты стоял Олег, но он был не один. В его руку, в которой он держал топор вцепился мертвец. Словно полицейская собака, наученная набрасываться на преступников и кусать их за руки, зомби впился в плоть Олега и рвал ее зубами.
  - Помоги мне! - Завопил Олег. - Убей эту тварь. - Олег бил мертвого по голове, но это его не останавливало. Словно не чувствуя ударов, он продолжал терзать руку.
  Иван отрубил голову мертвецу, и его тело рухнуло на пол. Голова же так и осталась висеть на руке. Олег кричал от боли. На шеи вздулись вены, а глаза были наполнены кровью.
  Полицейский не знал, что делать. Он бросал взгляд то на обезглавленное тело, но на Олега, чья рука была почти отгрызена по локоть.
  - Руби мне руку. - Силы покидали Олега, и он с трудом говорил. - Руби мне чертову руку по локоть пока я не заразился.
  Но Иван медлил. Он не мог исполнить приказ Олега.
  -Руби мне руку!
  Иван не реагировал на просьбу, он боялся причинить боль Олегу, но еще больше боялся брать на себя ответственность за его жизнь.
  Олег не мог ждать больше. Он нашел в себе силы и, наклонившись, поднял свой топор. Олег был еще рад, что повреждена оказалась левая рука, иначе, сейчас он не смог бы ничего поделать. Олег положил свою руку на стол и замахнулся топором.
  Острая сталь блеснула в темноте. Она готова была обрушиться на руку и перерубить не только плоть, но и кость. Олег знал, что у него это выйдет с первого удара, но заставить себя сделать было непросто. Он закусил нижнюю губу, либо сейчас, либо никогда. Промедлив он еще секунду и, вероятно, от отрубленной руки не будет толку, он заразиться и станет одним из них.
  Сильный удар, и топор перерубил руку, застряв в столе. Острая боль пронзила все тело, словно пропустили ток, начиная от руки и заканчивая ногами. Олег стиснул губы. Крик вырывался из него, но он старался его сдержать.
  К Олегу подбежал Иван. Он обнял его за плечи и постарался усадить на землю, но Олег замотал головой в знак несогласия.
  - Включи электрическую плиту. - Пролепетал Олег. - и расколи ее посильнее.
  Иван понял, что хочет сделать Олег, мысленно ругая себя за то, что сам не догадался до этого. А ведь его учили оказанию медицинской помощи, и он сдал экзамен на отлично. Пусть этот метод и был крайним, но он был и верным. А крайние происшествия требуют крайних мер.
  Плита была достаточно раскалена, и Олег подошел к ней. С руки текла кровь. Он пытался пережать вены, но особо успеха это не приносило, и с каждой секундой Олег становился слабее. Он чувствовал, как кружится голова, и вот-вот может потерять сознание.
  Олег прижал руку к плите. Вторая его рука была во рту. Он закрыл ею рот, чтобы не стереть зубы в крошку, когда будет кричать и сжимать челюсть от боли. Лишь после он пожалел об этом поступке, не подумав, что может сильно поранить и здоровую руку этим укусом.
  Кровь на плите зашипела, и запахло паленым мясом. Агония боли пронзило лицо Олега. Он зажмурил глаза, а изо рта потекла кровь. Он прокусил зубами здоровую руку.
  Иван оттянул Олега от плиты. Кровь больше не шла, теперь только большой черный ожег красовался на культе Олега.
  - Слава Богу. - Прошипел Иван, усаживая на пол Олега. Теперь он не сопротивлялся и покорно уселся возле плиты. - Я поищу аптечку, тебе сейчас нужны (!!!!антибиотики!!!), хотя я сомневаюсь, что подходящие найдутся в аптечке, но вот обезболивающее тут наверняка есть, а оно тебе сейчас бы пригодилось.
  Иван убедился в том, что Олег в сознании, заглянув ему в глаза.
  - Олег, прошу тебя, только не закрывай сейчас глаза. Я сейчас уйду, но обещаю, что очень быстро вернусь, только найду для тебя лекарство.
  Олег кивнул головой. Боль пульсировала не только в руке, но и в голове, заставляя разрываться виски. Но тем не менее, он чувствовал себя еще вполне нормально. Всю эту боль он был готов терпеть, сейчас его намного больше терзала мысль о том, успел ли он вовремя отрубить руку.
  Иван оставил Олега одного и направился обратно в маленькую комнату. Возле двуспальной кровати стояла тумбочка, больше в комнате ничего не было, что весьма удивило полицейского. Он встал на колени и, отворив дверцу тумбочки, заглянул внутрь. Он не надеялся найти в ней лекарства, они редко хранятся возле кровати, но содержимое тумбочки его удивило.
  На верхней полке была небольшая коллекция DVD-дисков. Иван обернулся назад и осмотрел комнату - телевизора в ней не было. На нижней же стояла коробка из-под обуви, в которой хранились лекарства. Иван вытащил ее и принялся перебирать лекарства. Он не очень то в них разбирался, но был уверен, что обезболивающее он распознает, под каким бы названием оно не было бы.
  Долго искать не пришлось, распознавать, что это обезболивающее, тоже. "Анальгин-ультра" в красной коробке обещал быстрое исчезновение боли. Иван довольно улыбнулся, положив в карман упаковку, и продолжил поиски в аптечке, надеясь найти еще что-нибудь полезное.
  Закончив перебирать лекарства, Иван понял, что больше не может ничего прописать Олегу. Быть может среди имеющихся таблеток, мазей и порошков было то, что пошло на пользу человеку, лишившемуся руки, но этого Иван не знал. Он решил, что другие люди, возможно лучше него разбираются в медицине и смогут помочь Олегу, а потому, он взял в итоге под мышку коробку с лекарствами и поспешил к Олегу.
  Олег по-прежнему сидел у плиты. Он был бледен и, казалось, плохо соображал, что происходит.
  - Как ты, Олег?
  - Держусь, только вот рука левая чешется. - Олег попытался выдавить из себя улыбку, но вышла скорее гримаса боли. - Ах, да, у меня же ее теперь нет.
  - Вижу, что справляешься. - Иван понимал, что за шуткой Олег пытался скрыть свои истинные чувства, однако, получалось у него это не очень.
  Иван наклонился к Олегу, держа в руках упаковку анальгина. Он вытащил сперва две таблетки, но задумавшись на секунду, вытащил еще две.
  - Вот, ты должен это выпить. - Иван положил в открытый рот Олега таблетки.
  - Дай воды.
  Иван быстро налил холодной воды из чайника в стакан, что стоял на разделочном столе и протянул его Олегу. Он взял его дрожащей рукой. Большая часть того, что он пил пролилась ему на футболку, но ему все же удалось запить таблетки.
  - Вот и молодец, совсем скоро тебе станет легче.
  Иван поднялся и посмотрел на Олега. Он был совсем обессилен, но им надо было отсюда уходить, оставаться здесь до вечера было бы настоящим самоубийством.
  - Олег, нам надо возвращаться обратно в дом Николая. - Иван уже ожидал услышать отказ, но Олег согласно закивал. Это означало, что он и правда был очень плох. - Сейчас я тебя подниму, а ты обопрешься на меня здоровой рукой.
  Иван крепко схватил Олега подмышки и потянул его вверх. С общими усилиями (Олег старался подняться сам), им удалось встать на ноги. Они зашагали в одну ногу, как два хороших солдата.
  - Думаю, я могу и сам идти. - Олег попытался вырваться из объятий полицейского, но тот ему не позволил. - А топоры? Ты забрал топоры?
  Полицейский остановился. Олег был прав, оставлять здесь топоры было нельзя.
  - Ты сможешь стоять? - Иван намеревался забрать топоры, но переживал, сможет ли без него справиться Олег.
  - Да иди ты уже скорее.
  Олег безо всяких проблем стоял на ногах и один. Обернувшись на него, когда поднимал топоры, Иван отметил, что он даже не шатается. Похоже Олег не врал, когда сказал, что может идти сам.
  - Можешь не обнимать меня вновь, я дойду сам.
  На этот раз Иван не стал возражать. Он уже понял, что Олег в состоянии адекватно думать и оценивать свои силы несмотря на серьезную травму. А вот смог бы он сам сохранить рассудок, если бы с ним случилось подобное, он не знал. Но думал, что нет. Вероятно, он попросил бы, чтобы его пристрелили на месте.
  Иван и Олег вышли из дома через главную дверь. Лезть в окно теперь не было смысла, дверь легко открывалась изнутри. Мария встретила их радостным визгом. Теперь ей не надо было стоять здесь одной и бояться, что на нее могут напасть мертвецы, но довольный визг быстро смолк, когда она увидела, что Олег без руки.
  - Боже мой! - Заверещала она. - Что с ним? - Мария обратилась к Ивану.
  - Со мной все в порядке. - Ответил Олег. - И необязательно о моем самочувствии спрашивать у Ивана.
  - Что случилось? На тебя напали мертвые? Ты убил их? - Мария выстреливала вопросы, словно из автомата.
  - Ты так быстро говоришь, что я не успеваю осмыслить твои вопросы.
  Иван с Олегом спустились с крыльца и пошли в сторону дома Николая. Мария не обратила никакого внимания, что они идут в обратном направлении и пошла за ними.
  - Чертов ублюдок прятался в кладовой комнате, а когда я открыл ее, он набросился на меня и впился в руку. - Ответил Олег Марии. - Он словно слышал, что я в доме и потому спрятался. Это конечно глупо, скорее всего он там спрятался изначально подальше от света, но знаешь, параноидальная мысль о том, что он затаился от меня, чтобы потом наброситься никак не хочет покидать мою голову.
  Олег достал из кармана сотовый телефон. Он намеревался позвонить Николаю и рассказать о случившемся, а также о том, что они возвращаются в его дом.
  - Если бы не Иван, - продолжил Олег, - сейчас я был бы мертв.
  - Или стал бы одним из них. - предположила девушка.
  Олег посмотрел на свою левую руку. Боль немного стихла, но общее самочувствие оставалось прежним, он все еще был слаб, здесь обезболивающее не в силах справиться.
  - А это еще вполне возможно. Может быть через час или два я стану живым мертвецом и захочу вас сожрать. Но все же надеюсь, мы успели вовремя отрубить руку.
  Олег нашел в контактах номер телефона Николая, который он записал перед тем, как они разделились, и набрал его. Послышались гудки, а через пару секунд Олег услышал знакомы голос:
  - Олег, это ты? - Первым делом спросил Николай.
  - Да, кто же еще станет тебе названивать в нашей ситуации. - Олег все еще сохранял способность шутить. - Мы возвращаемся обратно. Я понял, что от нашей охоты толку не больше, чем от Путина с его внутренней политикой. - Олег решил пока ничего не говорить Николаю о случившемся. - Советую вам поступить так же.
  - Ты немного опоздал с советом. Мы уже поступили так же. - Голос Николая был чем-то озабоченным. - Наталья погибла.
  
  Глава двадцать вторая
  Когда Олег подошел к дому Николая, он понял, что находится на пределе своих сил. Голова кружилась, а перед глазами мутнела дорога. Ему необходимо было поесть, он потерял много крови, и ее надо было восстанавливать.
  Иван постучал в дверь. Послышались настороженные шаги.
  - Кто? - Раздался голос Николая.
  Он уже вернулся со своей группой домой и теперь дожидался Олега, чтобы задать ему несколько вопросов. Ему натерпелось с ним поговорить и рассказать о том, что он увидел.
  - Это мы. - Ответил Иван.
  - Открывай скорее. - Добавил Олег.
  Николай отворил дверь. Но открылась не только она, вместе с ней приоткрылся и его рот. Перед ним стоял бледный, словно мертвец Олег. Он оперся здоровой рукой на стену и улыбнулся.
  - Вижу, ты рад нас видеть.
  Олег первым вошел в дом, следом за ним быстро проскочила Мария, что Николай даже не заметил, как она оказалась в доме.
  - Олег, что случилось? - Глаза Николая от волнения забегали в разные стороны. Он смотрел то на руку, вернее на то, что от нее осталось, то на Ивана, который только зашел в дом и закрыл за собой дверь на замок.
  - Мертвый. Ублюдок хотел перекусить мной.
  Олег рухнулся на пол. Он больно ударился копчиком, но на это ему было плевать. Ноги его уже не держали. Они и так справились со своей задачей на отлично, доставив его обратно в дом Николая.
  - Ольга! - Николай позвал девушку. - Быстрее иди сюда!
  Девушка не заставила себя долго ждать. Через секунду она уже стояла возле Олега, осматривая его руку.
  - Боже мой. - Прошептала она, надеясь, что Олег не услышит. Она не собиралась говорить это вслух, но слова сами вырвались.
  - Все настолько ужасно? - Олег тоже посмотрел на свою руку.
  Девушка замялась, ей не хотелось высказывать свое предположение Олегу, но стоило ему взглянуть в глаза, она поняла, что другого выбора у нее нет.
  - Кровь конечно вы остановили, но, уверена, что заражение было не избежать.
  - А я все надеялся, что мертвецу не удалось меня заразить.
  - Я не про это заражение. - Ольга замотала головой. - Операции проводят в асептических условиях стерильными инструментами и то бывают случаи заражения. Они редки, но все же бывают. А вы явно это делали не в операционной.
  - Так ты можешь мне чем-нибудь помоч? - Олегу было не до лекций, и если девушка не могла ему предложить помощь, он предпочел бы просто поесть, а потом постараться поспать хоть пару часов.
  Ольга нашла взглядом Николая. Он стоял рядом с Олегом, словно был его собственным ангелом-хранителем.
  - У вас есть какие-нибудь медикаменты? - Спросила она у него. - Мне нужна салициловая кислота, да пару стерильных бинтов.
  - Сейчас принесу. - Ответил Николай и тут же исчез.
  Он оказался проворным, и не успела Ольга опомниться, как он вернулся обратно, держа в руках несколько маленьких пузырьков с салициловой кислотой и пару стерильных бинтов. Девушка велела бинты пока подержать, а кислоту у него забрала.
  - Мы обработаем тебе рану раствором спирта. - Сказала Ольга, смотря на Олега. - будет немного больно, но надо будет потерпеть.
  - Час назад я саморучно отрубил себе руку, так что плевать на спирт, лей быстрее и покончим с этим.
  Ольга поочередно открыла два флакона. Она поражалась смелости Олега, было похоже, что она боялась больше него.
  - Ну, давай же! - Закричал Олег и сжал зубы.
  Девушка плеснула на рану раствор спирта. Олег молчал. Он лишь сильнее сжал челюсть, а вены вздулись на его шеи так сильно, что казалось, готовы были лопнуть в любой момент. Ольга вылила раствор из другого пузырька, и вновь все мышцы Олега напряглись, сжавшись в камень.
  - Молодец. - Похвалила Ольга. - Ты настоящий мужчина. - Она одарила его белоснежной улыбкой, и не будь сейчас Олег в таком плохом состоянии, он непременно бы ее оценил.
  Когда девушка мотала бинт на руку Олега, рядом собрались все собравшиеся в доме. Даже близнецы стояли неподалеку, наблюдая за процедурой.
  - Наведите кто-нибудь сладкий чай. - Скомандовала Ольга. - И не жалейте сахара, он нужен сейчас Олегу больше, чем мы все вместе взятые. А еще прихватите что-нибудь сладкое.
  - В магазине же есть печенье или вафли? - Обратилась она к Николаю. - Олегу сейчас надо съесть много простых углеводов.
  - Да, конечно.
  Николай пошел следом за Иваном, чтобы помочь тому с приготовлением чая, а помощь была нужна. Полицейский уже включил электрический чайник и теперь бегал в поисках сахара.
  ***
  Когда Олег поел, то мгновенно уснул. Сон срубил его быстро, как никогда. Будто его ударили чем-то тяжелым по голове, и он отключился. Просыпаться же было так же тяжело, как после удара. Голова больше не кружилась, но теперь болела. Заболела же вновь и рука.
  Олег поднялся на ноги. Ему надо было выпить еще обезболивающего, и он направился к сидевшим у прилавка людям.
  - Сколько время? - Спросил он, подходя к прилавку, на котором уже лежало обезболивающее, будто кто-то чувствовал, что оно ему потребуется, как он проснется.
  - Шесть часов. - Ответил Николай, посмотрев на часы. Ты проспал всего два часа, но я все равно собирался тебя будить. У нас есть предложение.
  Олег был готов его выслушать, как только выпьет драгоценные таблетки, которые должны были решить его проблему с болью. Как только они оказались у него в желудке, он подсел ко всем собравшимся рядом с Ольгой.
  - Какое же у вас предложение?
  - Оставаться здесь ночью более, чем глупо. - Начал Николай. - Я понимаю, как ты хотел сам защитить наш дом, но мы не сможем ничего поделать. Нам придется уехать, если мы хотим выжить в этом кошмаре. И нам надо поспешить. Уже скоро стемнеет, и мертвецы вылезут из своих укрытий.
  Олег понимал, что Николай прав. Он убедился в этом днем, когда не удалось уничтожить мертвецов, а бороться с ними ночью приравнивалось к самоубийству.
  - Ты кажется хотел со мной поговорить. - Вместо ответа сказал Олег. - Задать какие-то вопросы.
  - Мы уже все обсудили с Иваном. Он видел тоже, что и мы с Максимом. - Николай посмотрел на Максима. Он ожидал, что парень подтвердит его слова, но он сидел молча с пустым взглядом, словно здесь его не было и он ничего не слышит. - Мертвые стали умнее. Они развиваются, и кто знает, какими они выйдут на ночной ужин. Быть может, теперь они начнут не только говорить, но и разумно думать. Они уже начали проявлять смышленость... - Николай замолчал. Он хотел рассказать о том, что случилось с Натальей, но не стал. Ему не хотелось лишний раз травмировать Максима.
  - Не могу возразить, ублюдки поумнели. - Согласился Олег.
  Ольга принесла Олегу шоколадные кексы. Николая лишился не одной тысячи рублей, когда приютил в своем магазине спавшихся людей. Но он ни о чем не жалел, он даже не думал о том, что сейчас несет убытки.
  - Поэтому, мы посовещались пока ты спал и решили, что нам надо уезжать. - Напомнил Николая. Он ждал ответа Олега, но тот промолчал, когда он высказал их идею в первый раз.
  - Я не стану возражать. - Спокойно сказал Олег, жуя кекс. - Мы попытались исправить ситуацию, но, видимо, бессильны. Но тут у меня есть вопрос, вы обдумали, что мы сделаем после того, как выберемся отсюда? Каков будет наш следующий шаг?
  - Об этом еще не говорили. - Вступил в разговор Иван. - Но как только мы приедем в город, я сразу направлюсь в участок и выясню в чем дело. Если там не найдем помощи или хотя бы ответов на наши вопросы о происходящем, то прямиком отправимся в областную думу.
  - Мне что-то подсказывает, что после всего это мы прямиком отправимся в сумасшедший дом. - Продолжил Олег за Иваном.
  - Но не может же правительство игнорировать подобное происшествие. Погибли сотни людей, возможно, погибнут еще больше.
  Олег не знал, как может сложиться судьба, если они уедут, но оставаться здесь было еще худшим вариантом. Оставалось довериться удачи и рискнуть.
  - В таком случае, поехали. Какого хрена мы еще здесь сидим? - Доев кексы, Олег встал.
  Пока Николай пошел в гараж, чтобы выгнать свой автомобиль "ГАЗель", остальные поднялись и ждали его у двери. Всем нетерпелось покинуть село и выбраться из ужасного хауса, что несли мертвецы.
  За дверью послышался урчащий звук двигателя. Николай подогнал машину к дому и посигналил.
  - Выходите! - Крикнул он на тот случай, если они не услышат его сигнала.
  Но они прекрасно его слышали и уже через минуту все сидели в автомобиле. Дорога в "Носово" была не просто ужасна, можно было сказать, она отсутствовала. Но даже отсутствие дороги бывает даже предпочтительней тому, что было проложено в селе. Некогда уложенный асфальт превратился в решето из бетона, на котором автомобили оставляли свою подвеску.
  Дорога из села до города занимала примерно полчаса, но Николаю хотелось скорее добраться до пункта назначения. Хотелось скорее скинуть свой груз, упавший на его плечи кому-нибудь другому, кто займется решением проблем, а он сможет отдохнуть. Он давил на педаль газа, ускоряя автомобиль до максимальной скорости, которая позволяла дорога. Девяносто километров в час, он никогда не позволял себе ездить с такой скоростью по селу. Это было опасно не только для него одного, но и для людей, которые ходили по этой дороге наравне с машинами.
  В машине царила тишина. Все были погружены в собственные мысли, выдвигая предположение о том, что ждет их дальше. Но какими бы не были разными предположения абсолютно все хотели, чтобы к ним отнеслись с должным пониманием и, возможно, на время решение ситуации с мертвецами, поселили бы в хорошем отели, где их бесплатно кормили. Еда и сон, пожалуй, все, что по-настоящему необходимо человеку, все остальное надуманная сублимация.
  Чтобы хоть как-то разрядить обстановку, Николай включил радио. Заиграла красивая песня группы "БИ-2", в которой солист пел о безответной любви. Николай вслушался в текст песни и не заметил, как они миновали село. Белый знак с надписью "НОСОВО" был перечеркнут жирной линией. Им все же удалось выбраться из родного села безо всяких проблем.
  По левую сторону от автомобиля протекала широкая река. Он огибала западную сторону "Носово", где мальчишки в летнее время устраивали соревнования по прыжкам в воду, и заканчивалась далеко за городом. Пожалуй, эта река была единственной гордостью жителей села. Вот и сейчас, все находящиеся в машине, автоматически повернули головы налево, чтобы полюбоваться рекой.
  Отвлек всех Николай. Вдали он увидел, что на дороге что-то стоит похожее на автомобиль.
  - Посмотрите вперед. - Сказал он. - Что там?
  Олег прищурился - зрение уже стало его подводить и теперь ему именно так приходилось вглядываться вдаль.
  - Это машина...и люди. - Сказал Олег, когда они приблизились чуть ближе. - Какого черта они стоят на дороге?
  Николай сбавил скорость. Ему не хотелось врезаться в чужой автомобиль, а тем более в людей.
  - Может они так же пострадали от мертвецов, как и мы. - Предложил Григорий. - А когда они пытались уехать, их машина сломалась, и теперь им нужна помощь.
  Но все оказалось не так просто, как думал Григорий. На их пути, по среди дороги стоял военный автомобиль "УРАЛ", а рядом с ним в длинную шеренгу выстроились вооруженные солдаты. Их шеренга растягивалась вдоль дороги и уходила далеко за ее пределы, упираясь слева в берега реки, а справа конца ее не было видно.
  - Ох, - вздохнул Олег, - не нравится мне все это.
  ***
  Военные, стоявшие друг от друга на расстоянии приблизительно в десять метров, заметили движущийся из села автомобиль и подняли автоматы на изготовку. Из "Урала" вышел еще один военный. Он с кем-то разговаривал по рации, но стоило ему спуститься с автомобиля, как он прекратил разговор и крикнул солдатам:
  - Если автомобиль не сбавит скорость, стрелять на поражение. Он не должен проехать дальше. - Военный оказался полковником вооруженных сил, и голос его был подстать командиру - четким и громогласным.
  Но движущийся автомобиль замедлил свой ход и в итоге остановился, чуть не доезжая военных. Полковник увидел в машине лишь двоих людей, сидящих на переднем сиденье. Они с удивлением смотрели на него и на остальных солдат. По их лицам было понятно, что они не рассчитывали здесь кого-то встретить.
  - Не стрелять без моего приказа. - Дал команду полковник и пошел на встречу автомобилю.
  Солдаты ждали. Им хотелось открыть огонь и расстрелять сидящих в машине. Лишь один взмах руки полковника или его слово отделяло людей в "ГАЗели" от смерти.
  - Покиньте автомобиль! - Крикнул полковник. - Выходите медленно с высокоподнятыми руками, чтобы я мог их видеть. И без лишних движений, вы на мушке у моих людей.
  Но никто автомобиль не спешил покидать внутри было куда как уютнее, чем снаружи. Это не понравилось полковнику, и он повторил громче:
  - Говорю в последний раз, покиньте автомобиль, иначе по вам будет открыт огонь.
  
  ***
  Николай максимально сбавил скорость, и автомобиль катился почти по инерции.
  - Какого черта здесь делают солдаты? - Спросил Николай.
  - А это мы у них сейчас и спросим, но пока не спеши останавливаться. - Ответил Олег.
  Но как бы медленно машина не ехала, она вскоре приблизилась к солдатам и пришлось остановиться.
  - Видите того военного? Что разговаривает с солдатами? - Спросил Олег.
  Его видели все, а также и солдат, которые направили на них дула своих автоматов.
  - Нам надо с ним поговорить. - Продолжил Олег. - Думаю, что сейчас мы найдем ответы на наши вопросы.
  - А я вот в этом не очень уверен. - Николай увидел, что к ним навстречу пошел главный военный и вид у него был не самый приветливый. - Не думаю, что он настроен на разговор.
  Полковник велел им выйти. Голос его был груб, а тон настолько приказным, что по рукам побежали мурашки. У всех.
  - И что мы будем делать? - Взволнованно спросила Ольга.
  - А что нам еще остается, только выходить. - Олег же был напротив спокоен. Казалось, эта ситуация его нисколько не беспокоила.
  Полковник второй раз приказал им выйти, угрожая расстрелом.
  - Не станем тянуть кота за яйца, выходим. - Сказал Олег, открывая свою дверь.
  Следом за ним медленно, как и велел, полковник вышел Николай и все остальные с высоко поднятыми руками.
  - Надеюсь, он не рассерчает, что я поднял только одну руку? - Еле слышно сказал Олег и так же незаметно улыбнулся.
  Полковник держал правую руку на кобуре, сжимая рукоять пистолета. Он облизал губы и подошел к вышедшим из автомобиля людям. Они не казались ему опасными, по крайней мере, они не были похожи на мертвецов.
  - Вы все в порядке? - Полковник обратил внимание на руку Олега.
  - Сложно сказать, с физической точки зрения да... - Николай сделала паузу, - но не все.
  - Со мной все хорошо. - Меньше всего Олегу сейчас хотелось, чтобы на его ране заостряли внимание. - Что здесь происходит? Вы ответите нам?
  Олег решил перевести тему и затронуть то, что сейчас было по-настоящему актуально, ну а его рука могла пока и подождать. Но полковник словно его не услышал или просто не захотел отвечать.
  - Вам не о чем беспокоиться. Мы полностью контролируем ситуацию, а вам я советую сесть в машину и вернуться обратно.
  - Обратно? - Олег повысил голос, но вспомнил, что на них направлен десяток дул автоматов и постарался успокоиться. - Вы видели, что там твориться? Там мертвые из могил вылезли! Они людей жрут!
  Сказанное ничуть не удивило полковника, будто он все видел своими глазами. Он выслушал Олега и спокойно ответил.
  - Можете не переживать. Через несколько часов мы с ребятами зачистим ваше село от мертвых, ни одного живого трупа не останется.
  Полковник говорил кратко и четко, стараясь не давать не нужной информации. И именно это не устраивало Олега, этого было недостаточно.
  - Откуда взялись мертвые?
  - У нас есть предположение, что это неизвестный нам вирус оживил покойников.
  Олег не знал, лжет ли военный или говорит правду, но до конца он ему не верил. Тяжело было поверить такому черствому, бездушному человеку. Даже его ответы были механические, словно он был роботом, ведущим переговоры.
  - Но мы все равно хотим уехать. - Олег не собирался уступать. - Так будет безопаснее для нас.
  - Для вас будет безопаснее, как решило правительство. А оно решило вас не выпускать за пределы села, так что попрошу вас ехать обратно.
  Вот этого Олегу было не понять. Логике в решении полковника или правительства не было никакой. Военный явно что-то недоговаривал.
  - Вам не кажется это, как бы по мягче сказать, бредовая затея? - Олег еле сдерживался. Его неимоверно сильно раздражал полковник, и с каждой его новой фразой все больше хотелось врезать по его толстой роже.
  - Скоро к вам приедут врачи и окажут вам всем медицинскую помощь. Уверяю, больше вам не надо беспокоиться. Так же правительство возместит вам все убытки.
  Олег хотел возразить военному, но не успел. Полковник, не дожидаясь ответа, развернулся и направился обратно к солдатам. Не разворачиваясь, он повторил:
  - Уезжайте, или мы откроем огонь. У вас есть две минуты, чтобы убраться с глаз моих долой.
  Злость переполняла Олега. Хотелось кричать, бить и рушить, все что попадется под глаза. В этот момент он чувствовал себя Халком, терпение которого вот-вот лопнет, и он станет огромным зеленым монстром.
  Но злость удалось сдержать. Олег, как и все остальные, молча сел в машину, и всю оставшуюся дорогу не вымолвил и слова, впрочем, не говорил никто.
  Ничего толком добиться от военного не удалось. Вирус? Все без исключения, кто находился в машине, возможно за исключением детей, не верил в это. Такое часто показывали в фильмах-ужасов, но там не оживали мертвые, пролежавшие долгое время в могилах. Там зомби становились еще живые люди, у них же была совсем иная ситуация.
  Выбраться им не удалось. Полковник был настроен серьезно. Стоило им лишь попытаться прорваться, как по ним тут же был бы открыт огонь. Оставалось вновь возвращаться в тот Ад, где они испытали так много боли и ужаса.
  Все были расстроены. Еще несколько минут назад они чувствовали, что сумели выжить, сумели выбраться из лап мертвых, а сейчас их посылают обратно и говорят, что им не о чем беспокоиться.
  Олегу хотелось курить. Но сигареты его закончились, а он даже не подумал перед отъездом, что неплохо было бы взять с собой в дорогу пачку другую. Желание курить почти забивало все мысли. Он пытался понять, говорил ли полковник правду, или же это очередная ложь. А еще у него безумно чесалась рука.
  
  
  Глава двадцать третья
  В дом вернулись все мрачные и хмурые. Неоправданные желания всегда вызывают самую большую боль, даже если человек изначально понимает, что желания эти неисполнимы.
  Всем хотелось верить в то, что полковник говорил правду, но в душе все понимали, что не могло все так просто закончится, уж слишком неправдоподобно звучали слова военного. Но вслух никто не решался это высказать.
  Какое-то время люди, у которых только что отобрали надежду выбраться из села, сидели тихо, лишь близнецы разговаривали друг с другом, играя в машинки, найденные в магазине у Николая. Их меньше всего тревожил тот факт, что им не удалось выбраться из Носово, а будь отец с ними рядом, так они были самыми счастливыми на свете.
  Олег курил. Он сидел возле входной двери, а сигареты исчезали одна за другой. И хотя легкие его уже были переполнены табачным дымом, чувство насыщенности он никак не мог получить.
  Николай ходил по магазину, словно отец в родильном доме ожидающий появление ребенка на свет. Он намотал уже не один десяток кругов вокруг прилавков, периодически вскидывая левую руку к глазам, чтобы узнать время. Шел второй час, и ночь была в полном разгаре, а обещанной зачистки так и не было. По крайней мере, не было слышно, как мрут мертвецы.
  А мертвецы свободно разгуливали по селу в поисках еды. Он издавали внутриутробные крики, словно жаловались на то, что живых людей в Носово почти не осталось. Они проголодались за день, стали голодными и от того еще более злыми.
  - Это не дело, Олег. - Николай подошел к сидящему в облаке дыма Олегу. - Этот военный нас обманул! Чего мы здесь ждем, что случится чудо и нас всех спасут?
  Олег протянул Николаю сигарету. "Парламент" - это те сигареты, которые Олег себя не мог позволить раньше, цена на них была слишком высока для его заработной платы, но, а сейчас эти дорогие, хорошие сигареты не приносили ему ни малейшего удовольствия.
  Николай сел рядом и тоже закурил. Ему не нравился дым, который поступал в его легкие, но сейчас он был согласен на многое. Возможно, если сейчас ему предложили бы уколоться героином, он поразмыслил бы над этим предложением, быть может тогда он смог бы забыться в наркотическом угаре и не думать о том ужасе, что сейчас творился за стенами его дома.
  - Ты прав, это не дело, но я не вижу другого выхода из ситуации, кроме как сидеть здесь. Даже если мы попытаемся бежать вновь, нас не выпустят военные. - Много часов Олег думал, что им делать дальше. Как только они приехали обратно в дом, в голове его кружились мысли, но им так и не удалось собраться в единый план. Ничего стоящего так и не созрело в голове.
  - Я не узнаю тебя, Олег. Ты отказываешься от борьбы, и говоришь, что надо сидеть здесь и чего-то ждать!
  - Знаешь, когда пытаешься что-то сделать, а толку от этого не больше, чем от собачьего дерьма в тарелке у голодного бродяги, когда твои дела пусты и бесполезны, ты рано или поздно начинаешь сдаваться. Тем более, я просто не знаю, что мы можем сделать еще.
  - Мы должны попытаться еще раз. У меня есть план. - Губы Николая растянулись в легкой улыбке, словно он пытался таким образом приободрить друга.
  - Выкладывай. - Безо всякого энтузиазма ответил Олег. - Он заведомо не верил в придуманный Николаем план.
  - Мы поплывем по реке. Когда мы проезжали мимо реки я не видел там военных, они не охраняют ее, а потому у нас есть шанс выбраться. Мы поплывем под водой, чтобы они не могли нас увидеть. - Николай продолжал улыбаться. Ему самому нравился этот план. -У меня в магазине есть целая куча трубок для подводного плавания, а их не увидеть на реке в такую тьму. Самое сложное сейчас - это добраться до реки невредимыми. - Николай прислушался к вою мертвых. - Мертвецы голодны, и они учуют нас, только мы выйдем из дома.
  - Я думаю, это не самая большая сложность твоего плана. У нас есть твой автомобиль, так что на мертвецов плевать, в нем мы в безопасности. А вот через реку перебраться вряд ли все смогут. - Олег махнул головой в сторону детей. - Ты подумал о том, как поплывут они? Да и не только они, может кто-то еще не умеет плавать.
  Об этом Николай не подумал. Из головы совсем вылетели дети и то, что они не смогут плыть. Возможно, и сам Олег был не в состоянии перебраться через реку.
  Николай поник. Он сел рядом с Олегом, склонив голову и потирая виски. Ему хотелось кричать от безысходности, он не знал, что можно было сделать еще.
  - Тогда, похоже, мы обречены. - Прошептал он. - У меня больше нет других идей. И я уже просто устал морально. - Николай говорил медленно, обдумывая каждое слово. - Не знаю, как долго я смогу продержаться еще в этом Аду.
  Олег обдумывал план Николая. Он не был идеальным, не был продуманным до конца, но он хотя бы то был. Его можно было попытаться воплотить в жизнь, но вначале он требовал корректировки, и сейчас Олег пытался придумать, как можно было бы переправить детей через воду. В себе же он был уверен, пусть одной руки у него не было, но плыть под водой было не сложно и с помощью одних ног.
  - Не спеши расстраиваться. Мы что-нибудь придумаем с детьми. - Олег поднялся и, махнув рукой, позвал за собой Николая. - Идем со мной. Надо поговорить с остальными.
  Олег не знал, как можно было исправить план, не знал, как объяснить Григорию, что его братья с сестрой остаются не удел, если следовать идеи Николая. Он мысленно подбирал нужные слова, но в голове все смешалось, переплелось словно наушники в кармане, от чего Олег не мог изложить свои мысли. Он что-то невнятно рассказывал про реку, что им надо плыть, но в итоге плыть они не могут. Казалось, никто даже не понимал, о чем он говорит, все просто смотрели на него с опустошенными глазами, не смея перебивать, чтобы уточнить детали.
  И когда Олег закончил пересказывать план Николая, завершив его мыслью о том, почему план этот несовершенен, он замолчал. Ему надо было высказать свое предположение, как можно было обойти эту ситуацию, но идей не было. Он было уже открыл рот, что сказать, что пока ему ничего не удалось придумать, как его перебил Григорий:
  - Тогда плывите без нас. - Спокойно сказал он. - Но только обещайте мне, что вы вернетесь за нами с помощью.
  Ответ Григория поразил Олега настолько, что он лишился дара речи. Кто бы мог подумать, что семнадцатилетний парень окажется настолько мужественным и храбрым с столь трудный момент. Что еще удивило Олега, так это то, что никто ему не возразил. Даже он сам молчал, не смея высказаться против. Он прекрасно понимал, как рискует парень, оставаясь здесь без помощи, и что неплохо кому-нибудь было остаться присмотреть за ним. Но кто это мог быть, кроме самого Олега или же Николая?
  Олег посмотрел на Николая. Тот молча стоял, склонив голову, рассматривая узоры на полу своего магазина, будто бы видит его впервые. Было ясно, что он не готов жертвовать собой, оставаясь здесь. Не готов был и Олег. Он старался чувство вины перед парнем заглушить сознанием того, что обязательно сюда вернется и заберет Григория с его семьей.
  - Я вам советую не тянуть со временем и как можно скорее отправляться в путь. - Продолжил Григорий. - А о нас не беспокойтесь, я не дам в обиду свою семью. Любой мертвец, что проберется сюда тут же сдохнет во второй раз. - В словах Григорий больше не слышалось того церковного отголоска, который прослеживался раньше в его речи. Сейчас же слова его были наполнены злобой и яростью.
  
  ***
  Автомобиль ехал на столько быстро, на сколько позволяла дорога. Николай ехал бы и быстрее, но страх попасть в аварию останавливал его, приводя рассудок в здравое состояние. Ему, как и всем остальным, хотелось скорее добраться до реки и постараться незамеченными выбраться из села.
  На одном из задних сидений лежали маски и трубки для подводного плавания. Они аккуратно были уложены в пакет, в котором лежали несколько запасных наборов. Олег не знал, что может произойти, чтобы они пригодились, но все же решил их взять. В последнее время могло случиться что угодно.
  - Мертвые впереди. - Тихо сказал Николай и чуть прибавил газа.
  Кроме Олега его никто не услышал, но это было и не важно. Он знал, что ему надо сделать. На полной скорости врезаться в трех зомби и постараться унести их жизни на своем капоте.
  Олег взглянул на друга. Он не стал спрашивать его, что тот собрался делать, все и так было видно по его напряженному лицу. Всего за сутки страх перед живыми мертвецами превратился в ненависть и агрессию. Если еще прошлой ночью они пытались просто спастись от зомби, то сейчас к этому прибавилось и желание снести им головы. К сожалению, осуществить это было не так просто.
  Мертвецы попытались расступиться перед автомобилем лишь в самый последний момент, но было слишком поздно. Двоих из них разорвало от удара, и лобовое стекло покрылось красно-желтой жидкостью. Третьего мертвеца лишь зацепило краем машины. При ударе он снес боковое зеркало, а тело его рухнуло на асфальт. Несмотря на мощный удар, он был жив.
  Николай резко затормозил. Всех сидящих сзади по инерции откинуло вперед.
  - Что ты вытворяешь? - Крикнул Иван, ударившись головой об сиденье Николая.
  Вместо ответа Николай протер лобовое стекло и включил заднюю передачу. В уцелевшем правом зеркале он увидел, что мертвец уже поднимался на ноги. Ему нельзя было дать уйти, и ГАЗель сдала назад. Автомобиль проехался по мертвецу, превратив его в кашу.
  - Теперь можно ехать дальше. - Николай поехал по прежнему направлению и вновь воцарилась тишина.
  ***
  
  Мертвецов на берегу реки не было, не было здесь и военных. Пожалуй, это единственный положительный момент, случившийся за последнее время, что в него даже не верилось.
  Олег предложил не снимать одежду. Это бы в разы затруднило переплыв через реку, но зато потом, они бы не выглядели настолько глупо, явившись в город в одном нижнем белье, а их шанс на понимание в таком случае бы снизился до нуля.
  Маски для подводного плавания оказались качественными и хорошо прилегали к лицу, не пропуская воздух. Все было готово к заплыву, оставалось лишь шагнуть в холодную воду.
  Перед тем, как отправится к реке, Ольга сказала, что, возможно, им может понадобиться иглы или булавки. Ночи в конце сентября стояли холодные, и в такую погоду в ледяной воде могло запросто свести мышцы, и вот тогда без иглы не обойтись.
  Первым в воду ступил Николай, и почувствовал, как по телу пробежала ледяная дрожь. Но надо было идти вперед, какая-то вода сейчас не могла его остановить. Его примеру последовали остальные, морщась от холода.
  - Все плывем за мной. Стараемся не отставать, плыть нам предстоит далеко, но если нам удастся все сделать, то через час мы будет в полной безопасности. - Сказал Николай и погрузился в воду.
  Замыкал плывущих Олег. Он с раннего детства хорошо плавал, и даже сейчас, с одной рукой он безупречно справлялся с течением реки, не отставая от группы.
  Голова Олега была затуманена, он старался сосредоточиться, постараться обдумать дальнейшие действия, но ничего из этого не выходило. Вода словно поглощала все мысли, опустошая голову. С какой-то стороны, это было даже хорошо, мозгу требовался отдых.
  Николай старался плыть небыстро. Им предстоял неблизкий путь, и надо было экономить энергию, тем более, Николай не был уверен, что остальные смогут за ним угнаться. Приходилось сдерживать свое желание быстрее добраться до берега.
  ***
  Николай отсчитывал время, прокручивая в голове минуты, как надежные часы. По его расчетом, ровно через час с начала отплытия они должны были оказаться на достаточно безопасном расстоянии от военных.
  Прошло уже пятьдесят минут. Николаю хотелось вынырнуть и осмотреться, где они сейчас находятся, быть может они проплыли уже достаточно и можно выходить на берег, но он заставил себя подождать еще немного. Не стоило сейчас рисковать, лучше полностью довериться первоначальному замыслу.
  Пятьдесят три минуты. Время замедлилось, словно противилось, не желая завершать этот час. Николаю стало казаться, что он стал быстрее отсчитывать время. Быть может оно так и было, но несмотря на это, он не стал замедлять отсчет.
  Пятьдесят семь минут. Осталось совсем немного. Три минуты, фактически маленькая формальность, можно было уже вынырнуть, но Николай этого не сделал. Он долго терпел, мог потерпеть еще немного.
  Пятьдесят девять минут. Все, время, отведенное на заплыв почти вышло, и можно было выходить на поверхность. Николай поплыл к берегу, который уже виднелся с левой стороны.
  Остальные это увидели и направились за ним, радуясь, что настал конец их бесконечному плаванию.
  
  ***
  На берег вышли все в полном составе, живые, здоровые и самое главное - счастливые. Поблизости не было ни мертвецов, ни военных. Лишь бесконечное пустое поле с пожелтевшей травой, которое сейчас выглядело необычайно красивым.
  - Все в порядке? - Спросил Олег, последним выходя на берег и снимая маску, которая сильно натерла лицо.
  - Да, все чудесно. - Ответила за всех Ольга. - Если вообще возможно так сказать в нашей ситуации.
  Этого ответа было достаточно Олегу, чтобы дать команду двигаться дальше. Нельзя было задерживаться и минуты, в конце концов им еще предстояло дойти до города, а Олег планировал это сделать до наступления утра.
  - Тогда идем, расслабляться нам пока рано. - Сказал он и быстро зашагал в сторону города.
  Но стоило ему пройти лишь несколько шагов, как он услышал гул самолета над головой.
  - Что это еще он тут делает? - Задрав голову, спросил Иван. - Здесь не проходит летная полоса.
  Самолет пронесся мимо на совсем низкой для полета высоты, словно собирался садиться.
  Все стояли с задранными к небу головами, провожая взглядом самолет, пытаясь понять, что он мог тут делать, и вот когда он уже превратился в маленькую еле заметную точку в облаках, над селом Носово прогремел взрыв.
  Самолет скинул ракету С-80ФП. Прогремевший взрыв оглушил стоящих на берегу людей, а огненный столб, поднявшийся к небесам озарил ночную тьму.
  Военные не солгали, село было зачищено от живых мертвецов, но вместе с ними было разрушено и все остальное, не оставив и следа жизни на месте взрыва.
  Никто не мог вымолвить и слова, словно их часом парализовало, что даже пошевелить рукой казалось невозможным.
  Единственное, что в этот момент у всех крутилось в голове, так это дети в доме Николая. Они оставили их там одних, обещая обязательно вернуться, а теперь они мертвы. Кто мог подумать, что стоит ждать опасности не только от мертвых, но и от живых, и что опасности от них куда больше.
  Юные, ни в чем неповинные создания погибли от рук военных, вероятно, что даже от их тел теперь не осталось и следа. Ракета упала в центре храма, там, где и находился дом Николая.
  Олег упал на колени. Ему хотелось кричать от боли, но из уст выходил лишь глухой хрип. Сердце разрывалось на части от мысли, что именно он виновен в их гибели. Ведь он согласился на предложение Григория, не сказал ему и слова против, проявив малодушие в такой неподходящий момент.
  К Олегу подошла Ольга и положила ему руку на плечо. Она понимала, что это бесполезно и что сейчас Олег, вероятно, даже не почувствует ее прикосновения. Но надо было постараться сделать хоть что-нибудь.
  - Не вини себя. - Прошептала она ему на ухо так, что услышал лишь он. - Ты ни в чем не виновен.
  К Олегу подошли остальные, встав возле него сзади. Горстка людей, сумевших выжить в кромешном аду, беспомощно стояли и смотрели, как горит их родной дом. Теперь у них не осталось ничего, ни дома, ни документов, ни друзей, ни чувств, лишь чёрствые сердца.
  - Что дальше? - Чуть дрожащий голос Ивана был очень тих.
  - Я не знаю. - так же тихо ответил Николай и сел рядом с Олегом.
  Все остальные стали подсаживаться к ним. Чувство обреченности наполняло их с каждой секундой, но тем не менее они не ощущали тревоги. Их лишили всего, чего только было можно, теперь им было уже нечего бояться.
  За спинами людей послышался рев автомобильных моторов. Три машины цвета хаки мчались к ним по полю, разрывая землю огромными колесами. На их крышах были установлены гигантские прожекторы, освещающие дорогу, а за ними, высунувшись из люка стояли солдаты с автоматами. Их лица были закрыты сплошными масками с встроенными противогазами.
  Автомобили резко затормозили в метре от людей, осыпав их землей и травой. Но они этого словно не заметили. Они, как и прежде неподвижно сидели и смотрели на пламя, озаряющее ночную тьму.
  - Всех в машины! - Закричал кто-то из солдат.
  Военные, словно бездомных, бешеных собак затолкали людей в свободный автомобиль и закрыли за ними дверь. Сопротивления никто не оказал. На удивление солдат, все прошло тихо и гладко, и через минуту автомобили мчали на огромной скорости в обратном направлении, оставляя после себя только черные борозды земли.
  
  Послесловие
  Наступило утро. Солнечные лучи озарили разрушенное село Носово, от которого осталось лишь огромное выжженное пятно, ставшее мертвой пустыней.
  Еще где-то на окраине догорали обломки домов и тлели деревья. Уцелела только дальняя от села часть леса - единственный свидетель, случившийся катастрофы.
  Казалось, здесь нет больше ничего живого, ни растений, ни животных, мертво все, но в глубине уцелевшего леса раздался душераздирающий крик мертвеца.
  
  КОНЕЦ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"