Мэл Дэниэл: другие произведения.

Узурпация (Летопись Континента: Книга 1) (18+)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наемница, скрывающаяся от преследователей из-за учиненной ей в трактире резни. Юноша, жестоко избитый своим командиром и давший бездумное смертельно-опасное обещание. Принц, занятый войной за мщение и не замещающий как за его спиной плетется клубок интриг. Маг, расследующий убийство главы своего ордена и скрывающий ужасающую тайну. На первый взгляд их ничего не связывает друг с другом, но вскоре им предстоит изменить судьбу всего Континента. А тем временем, далеко от них, за чередой разрушительных штормовых линий зреет колоссальная угроза...

  Первая глава.
  
  - Как договаривались, двести аренов. - холодно сказала Кейтелин, продемонстрировав отрубленную голову разбойника.
  - Кхм, ублюдка ты действительно убила, вижу. Вот, - регул протянул кошель.
  Девушка взяла небольшой мешочек и высыпала его содержимое на ладонь. Она насчитала ровно сто пятьдесят аренов.
  "Сука"- выругалась про себя Кейтелин.
  - Тут не хватает, - отчеканила она, посмотрев коршуном на регула, - где остальная сумма?
  Ее работодатель ехидно ухмыльнулся, обнажив кривые желтые зубы. Сзади послышались смешки его подчиненных.
  - Договор был, что ты убьешь разбойника не позже летнего солнцестояния. Ты опоздала на целый месяц. И ты еще просишь меня доплатить? - гнусаво засмеялся регул. - Скажи спасибо, что я вообще тебе денег дал, наглая ты шлюха.
  Кейтелин вздохнула. Она не стала ему доказывать, что по договору она должна была убить бандита до конца лета. Очередная свинья, решившая сэкономить - спорить с ним не имело никакого смысла.
  Никак не отреагировав на оскорбление, девушка продолжила пристально смотреть в глаза регулу. Без единой эмоции она отодвинула свой плащ, обнажив ножны меча и наполовину высунула из них оружие.
  Регул, заметив это, ни на сколько не изменился в лице . Он с все той-же наглой ухмылкой глядел на Кейтелин, словно бы ему угрожала глуповатая деревенская барышня, а не убийца самого опасного разбойника в округе.
  - Ты что, хочешь убить меня?, - наигранно испугался он, указывая пальцем на меч, а после вновь разразился мерзким смехом - Кхм, ну может ты и успеешь это сделать. До того, как тебя застрелят мои ребята.
  В подтверждение его слов, сидевшие сзади солдаты продемонстрировали заряженные арбалеты. По скучающим выражениям лиц было видно, что их командир проворачивает подобное не в первый раз.
  Регул продолжил:
  - Но ты же умная баба, и сделаешь правильной выбор между своей жизнью и никчемной кучкой монет, верно? - спросил он куда-более серьёзным тоном.
  Регул изначально не понравился Кейтелин. Его крысиная форма лица и манера развязно говорить сразу же оттолкивали от него при знакомстве. Еще беря у него контракт, девушка подумала, что регул может ее обмануть. И сейчас, мысль о том, что она была права, не принесла Кейтелин никакого удовольствия. Однако, тогда у нее не было выбора - при частой нехватке денег отвергать заказ на двести аренов было бы крайне глупо.
  Кейтелин оценила ситуацию. Она может заколоть регула мечом, бросить нож в ближайшего к нему стражника и прикрытся от передних арбалетчиков трупом своего работодателя. Но она была полностью уязвима для лучников на башнях, которые сейчас с интересом посматривали на наемницу сверху.
  К тому же, они все таки были людями принца. Кейтелин тяжело вздохнула. Придется отступить.
  - Забирай свои пятьдесят аренов. Сходи на них в бордель - пусть хоть раз тебе кто-то даст без приставленного к горлу ножа. - со сталью в голосе сказала Кейтелин и швырнула голову разбойника под ноги регулу.
  Стражники хором загоготали. Регул побагровел от злости и метнул яростный взгляд на своих подчиненных. Те разом замолчали.
  - Ты заплатишь за свои слова, мерзкая сука! - забрызжал слюной регул. - Запомни меня, скоро ты...
  Не дослушав его, Кейтелин убрала меч в ножны, развернулась спиной и устало зашагала к воротам форпоста. Ей было наплевать на его пустые угрозы.
  Но ей было вовсе не наплевать на свои утраченные пятьдесят аренов. Кейтелин грызло жгучее чувство обиды. На эти деньги она могла бы купить новое удобное седло для лошади - при долгих поездках старое вызывало сильный дискомфорт. Еще пятидесяти аренов хватило бы на то, чтобы заменить ее изношенные, местами продырявленные башмаки на нормальные сапоги.
  "Ради этих денег я целую неделю выслеживала бандитов, а эта мразь растратит их на выпивку за один день." - негодовала про себя девушка.
  Это был уже третий обманувший ее работодатель за месяц.
  Неудивительно - обычно исполнять королевскую волю в деревнях и селах посылали тех, кто по каким-либо причинам не участвовал в войне. Такие люди специально добивались высылки из армии - кто из-за собственной трусости перед битвами, а кто из-за желания получить хоть и небольшую, но все же власть. Кейтелин была уверена, что регул был одним из последних.
  Впрочем, стража практически полностью состояла из таких как он. Ведь все храбрые солдаты Лотара сейчас сражались на войне с Рордом. Благородных людей для роли стражников попросту не хватало. Не хватило на столько, что туда набирали даже отпетых уголовников и бывших разбойников.
  На самом деле, то что регул обманул её с деньгами ещё было сущей мелочью. По сравнению с обычными деяниями стражи.
  Многие из них думали, что служа принцу они приобретали особенные привелегии. Они могли свободно зайти в чей-нибудь дом и потребовать отдать им все сбережения. 'На нужды короны' - по-крайней мерей так они объясняли эти грабежи недоумевающим крестьянам. И многие, сквозь зубы, соглашались и отдавали. Ведь отказ выполнять преступные требования стражников был равносилен смертному приговору. Они расценивали любое неповиновение как измену короне и собственнорунчо вешали несогласных. Без приказа. Без человечности.
  Кейтелин не знала, как обстоят дела в городах, но она видела последствия злодеяний стражи в деревнях. Заброшенные хозяйства, сожжённые дома. Постоянно плачущих детей. Гниющие трупы висельников на деревьях. Женщин и даже совсем юных девушек с потерянными и испуганными взглядами.
  Она видела всеобщую, лютую ненависть крестьян к страже. Также было и в деревне, в которой она взяла последний контракт.
  Докладывая начальству об происходящем в деревне, стражники списывали все свои бесчинства на разбойников, которые в последнее время участили нападения на дороги и поселения. А принц Лотара, своим безрассудством ввергнувший королевство в затяжную войну, был слишком ею занят, как чтобы противостоять разбоям бандитов, так и чтобы контролировать своих людей в деревнях.
  Порой Кейтелин размышляла над тем, кто был хуже - отбросы лотарской армии, представляющие большую часть стражников или члены разбойничьих шаек. И до сих пор не нашла ответа на этот вопрос.
  "Надо успеть попасть в трактир"- подумала Кейтелин, вглянув на небо. Солнце уже зашло за горизонт - контуры жалких деревенских домишек начали размываться, предвещая наступление сумерек. У неё был час на то, чтобы доехать до трактира - позже свободной комнаты может и не оказаться. Заведение стояло вблизи линии снабжения армии и под вечер там всегда собиралось много народа. Большинство крестьян отдыхали там после тяжелой работы за кружечкой доброго эля и разговорами с такими-же работягами.
  Кейтелин же, после выполненной работы, хотелось посидеть в одиночестве, отдохнуть в тихой обстановке, привести мысли в порядок. И помыться.
  Ползание по грязи во время дождя, в лесной глуши, не спя при этом сутками и находясь на пределе нервов - работа убийцы изматывала не только физически, но и морально.
  А что еще ей оставалось? На какую другую работу устроиться, что-бы нормально есть и жить не на улице? Нередко Кейтелин, сильно уставшая после очередного контракта, задавалась подобными вопросами. И каждый раз ей на ум приходила лишь одна профессия.
  Но должность шлюхи ей не прельщала.
  Впрочем, Кейтелин смогла бы построить неплохую карьеру на этом поприще, возможно даже стать личной куртизанкой у какого-нибудь графа. Этого было бы легко добиться благодаря ее природным данным. Небольшой нос правильной формы, изящные губы, тонкие, вытянутые уши, маленький подбородок, в меру бледная кожа и глаза цвета янтаря придавали ее лицу аристократически черты. При должном уходе за собой она могла бы стать первой красавицей элитного борделя. Более того, ее каштаново-рыжие волосы отдавали озорными огоньками - их было достаточно, чтобы возбудить любого мужчину, даже не снимая одежды. Красоту ее лица дополняла худая, но не лишенная форм фигура.
  За такую шлюху богачи были бы готовы платить целые состояния.
  Но Кейтелин уже давно отбросила эту идею. Ее принципы не позволяли ей устроиться в бордель. Нет, она не осуждала девушек, зарабатывающих таким образом на существование - в жизни бывают разные ситуации. Однако ни голод, ни нищета не заставили бы ее ложиться под толстых, похотливых мужиков, от которых воняло потом и перегаром. Дело даже не в мерзости всего этого - Кейтелин попросту не позволила бы купить своё тело за деньги.
  Для неё было лучше спать человеком на грязной земле , чем вещью на пуховых перинах.
  Потому, Кейтелин привыкла заставлять себя делать свою работу, убивать преступников и бандитов - пускай и не лучших, но все же людей. Остальные профессии, не связанные с сексом и убийствами, либо требовали особых навыков и знаний, которыми Кейтелин не обладала, либо слишком плохо оплачивались.
  Девушка пыталась не задумываться о том, скольких людей она отправила на тот свет. Либо убивать других, либо умереть от голода - она уже давно свыклась с этой мыслью. А ведь когда-то, она не смогла бы и подумать, что будет работать наемной убийцей.
  Погружённая в размышления, Кейтелин подошла к своей лошади, привязанной к столбу неподалеку от форпоста. Девушка ласково погладила кобылу, глядя на ее умную морду. Ей показалось, что в больших чёрных зрачках животного на секунду промелькнуло сочувствие.
  - На, Дружок, - Кейтелин протянула к лошадиной морде ладонь с куском сахара. -Извини,но это все,что удалось для тебя достать сегодня.
  Кобыла благодарно потерлась шеей об девушку.
  Это была красивая лошадь - чёрная, словно глубокая ночь, она обладала крупными габаритами и рельефными, выпирающими по всей поверхности тела мускулами.
  Кейтелин не поскупилась выложить за неё все шестьсот аренов - а на эти деньги можно было прожить две-три недели, ни в чем себе не отказывая. Такая высокая цена не смутила девушку - она считала, что лучше не экономить на том, что потом может спасти ей жизнь. И, действительно, кобыла не раз выручала Кейтелин - она была отличным скакуном, способным быстро покрывать большие дистанции. Кроме того, лошадь не боялась людей с оружием и еще ни разу не опрокидывала свою всадницу.
  Купец, продавший ее Кейтелин, божился, что кобыла была редкой и благородной породы и имела длинную родословную. Он, безусловно, нагло врал, но животное и вправду стоило своих денег.
  К тому же, Кейтелин нравилось молчаливое общество кобылы. Она, как никакой человек, умела поддержать девушку одним своим присутствием. Приятно, когда есть кто-то, любящий тебя лишь за ласковое похлопывание по бокам и редкие, но от того не менее вкусные яблоки.
  Кейтелин проверила,крепко ли привязано седло и дорожные сумки, взобралась на скакуна и тронулась с места.
   ***
  Она приехала к месту назначения спустя десять минут.
  На стене здания красовалась крупная вывеска: "Трактир Боба". Девушка невольно улыбнулась.
  Каждый второй крестьянин мечтал накопить достаточно денег, чтобы открыть собственный трактир и назвать его в честь себя - весь Лотар был заполнен заведениями с такими неоригинальными названиями как: "Кружка Эшли", "Хозяйство Додди (необязательно сельское) ", "Женушка Перри", 'Таверна Лолика' и тому подобное. Обладать пускай даже небольшим трактиром считалось признаком успеха и благополучия. Люди не упускали случая лишний раз похвастаться своим делом перед другими и даже приглашали на открытие заведений писарей, чтобы те написали название трактира на вывеске. Кейтелин находила это весьма нелепым, так как ни большинство посетителей, ни сами владельцы трактиров толком не умели читать. По крайней мере так было в деревнях.
  Кейтелин отвела свою лошадьми за поводья в местное подобие конюшни. Там ее встретил конюший - хилый паренёк около пятнадцати лет. Он даже не посмотрел на Кейтелин и как только отвел кобылу в стойло, принялся расчесывать животное щеткой. Кейтелин оставила на тумбочке, рядом со стойлом мелкую горстку монет и конюший, занятый своей работой, едва заметно кивнул. Кейтелин могла бы не платить - конюшим платили едой и жильем в трактире, но она хотела, чтобы юноша как следует выполнил свою работу.
  Предварительно накинув капюшон, девушка подошла к массивной двери и вошла в трактир
  На входе ей сразу бросился в нос приятный запах. Это был не стандартный для подобных заведений резкий запах мяса и перегара, а лишь едва уловимый аромат пряностей и свежей выпечки. У Кейтелин невольно потекла слюна.
  Девушка оглядела зал. Трактирщик стоял за деревянной стойкой, деловито раскладывая бутылки по полкам, вчитываясь в их этикетки. Отметив про себя его способность читать, Кейтелин переключила внимание на трёх служанок, которые в суете убирали столы, готовя их к приходу посетителей. Напротив самого крайнего столика, у стены, недалеко от входа стоял массивный охранник с большим топором за спиной.
  "Охранник?"- удивилась Кейтелин. Для большинства владельцев заведений его услуги были бы непозволительной роскошью. Непозволительной и бессмысленной - разнимать драки мог и сам трактирщик. Пара тумаков, пинков или ударов поддых - чтобы завершить рядовую потасовку большего и не требовалось. А уж совсем отбитых беспредельщиков успокаивали сами посетители. Причём, достаточно действенно - видели ли вы хоть раз буйный труп? Однако, не смотря на это, каждый уважающий себя трактирщик держал за стойкой заряженный арбалет. На всякий случай.
  Тем временем, основная масса людей еще не пришла в трактир. В зале было лишь несколько посетителей- поглощенные игрой в карты, они не обращали на девушку, стоящую у входа, никакого внимания. Лишь охранник неодобрительно поглядывал на незнакомку в капюшоне, однако не сказал ни слова.
  Видя и чувствуя тишину только пробуждавшегося трактира, у Кейтелин закрался соблазн спокойно поужинать, пока ещё не собрался народ и лишь после вымыться и привести себя в порядок. А помыться девушке хотелось до одури - на ней были целые слои грязи и запекшейся крови. Кроме того, вся одежда кроме плаща, был асильно помята. Казалось, что Кейтелин провалялась в ней на земле целые сутки под проливным дождём. Впрочем, это было не так уж далеко от правды.
  Напрягши свою память, Кейтелин попыталась вспомнить, когда в последний раз по-нормальному мылась. И когда ей это не удалось, девушка со вздохом отбросила идею ужина в тишине.
  Так и не сняв капюшона, девушка зашагала к пивной стойке. Заметив ее, трактирщик перестал полировать очередную бутылку и широко улыбнулся:
  - Приветсвую вас, путница, не желаете ли выпить кружку добротного эля? - забасил он. - Или же вы ищете теплое и уютное место, где переждать эту ночь?
  - Здравствуй, мне нужна комната на сутки.
  - Отлично, сейчас что-нибудь найдем для вас. - деловито пробубнил под нос трактирщик. Порывшись в своём ящике, он наугад выудил ключ. - Ага, а вот и он. Вторая комната с краю, справа. Вам несказанно повезло - там был ремонт пару месяцев назад. С вас пятнадцать аренов. - все также услужливо выдал владелец заведения.
  Кейтелин выложила на стол столько, сколько требовалось. Слишком устала для того, чтобы торговаться.
  - Скажите принести мне большой таз с горячей водой как можно скорее. Я буду ждать в своей комнате.
  Трактирщик кивнул, и девушка быстро зашагала к лестнице, ведущей на второй этаж.
   ***
  Комната была уютной - это первое, что отметила Кейтелин, осматривая помещение . Ничего особенного - одноместная кровать, массивный шкаф, просторная деревянная ванна. Кейтелин было достаточно и этого, чтобы комфортно провести в помещении сутки. Для удобства гостей на стене висели крючки для одежды. Единственным, что было удивительным в этой комнате - это наличие в ней письменного стола с бумагой и жидкостью, чем-то напоминавшей чернила.
  "А ведь это самый приличный трактир,который я видела за последнее время"- отстранёно подумала Кейтелин.
  Было видно,что хозяин из-за всех сил старался поддерживать порядок в своем заведении. В большинстве таверн, в которых девушке доводилось ночевать, было грязно и воняло перегаром , а о наличии ремонта не могло идти и речи. Здесь же все было чисто и аккуратно. Стены не были запятнаны кровью или мочей, а в ванну можно было лечь, не испытывая при этом приступов брезгливости. Во многих сельских трактирах наливали прямо в немытые кружки, а постельное белье было в таком состоянии, что лучше было спать без него, чем с ним. В этом же заведение одеяла и подушки выглядели свежими и даже пахнули мылом. Посуду, судя по дотошности с которой хозяин заведения полировал бутылки, тоже регулярно мыли.
  Наблюдая за царящей вокруг чистотой, Кейтелин слегка приободрилась после мыслей об утраченных деньгах. Было приятно, что в такие трудные времена люди все еще старались держаться на плаву, не забрасывая свое дело.
  Из-за этой проклятой войны это стало не так уж и просто.
  Она началась неожиданно. Стандартные дипломатические встречи, договоры о торговле и сотрудничестве - все шло своим привычным ходом. Между двумя королевствами Лотаром и Рордом никогда не было конфликтов. Девушка знала это наверняка - в далеком прошлом она изучала историю Континента.
  Предпосылок к войне попросту не было. Но все изменило событие, произошедшее два года назад.
  После подписания очередного соглашение в лотарском замке и последующего отбытия из него делегации рордов, король Лотара Сикт скончался. Медики, после тщательного осмотра тела монарха нашли признаки отравления вивьеном - особым ядом, действующим лишь спустя пять-шесть суток после непосредственного отравления.
  А с того момента, как рорды покинули резеденецию Сикта прошло ровно пять дней. Не подозревать их в убийстве было невозможно.
  А потому, в опочивальне рордского принца, оставшегося погостить в замке, сразу же после смерти короля провели обыск. В потайном отеделении сундука нашли небольшую колбочку с порошком. Который, как бы это ни было прискорбно, оказался тем самым вивьеном. Рордский принц до последнего отрицал свою вину и уверял, что яд ему подбросили - но принц Лотара, искренне оплакивающий своего убитого отца, даже не пожелал слушать его доводы. Не дожидаясь официального суда, он собственноручно казнил рорда. Прямо в его спальне, своим собственным мечом
  Но наследнику Сикта этого была мало. В стремлении удовлетворить свое чувство мести, он совершил отварный поступок. - послал в Рорд, прямиком к королю, гонца с посылкой.
  Посылкой с головой его старшего сына, наследника рордского престола. В гниющий рот принца лотарец аккуратно положил записку, состоящую из одного слова.
  "Война".
  Кейтелин начало мутить, когда она попыталась представить себе эту картину. Неудивительно, что король Рорда был в дикой ярости. Говорили, что получив "посылку", он тут же отдал приказ о мобилизации войск. Уже спустя пару недель рордская армия выступила в поход на Лотар.
  Размышляя об войне в редкие свободные минуты, Кейтелин думал о причинах, побудивших чужеземного принца убить короля Лотара. Бессмысленный поступок, развязавший ещё более бессмысленную войну, справедливо казался ей абсурдными.
  Принц Рорда и король, который, вероятнее всего, и отдал своему сыну приказ, не имели никакой выгоды со со смерти Сикта. Между королевствами царили мир и равноправное сотрудничество. Какой смысл было разрушать дружеские отношения с таким сильным союзникам? Знаменитые историки Лотара тщетно бились над данным вопросом.
  "Мы быстрее выиграем войну с рордами, чем поймем почему они ее начали" - мрачно подумала Кейтелин.
  Девушке неожиданно пришла в голову мысль, что в прежней жизни она могла бы попробовать разрешить эту загадку. Ведь когда-то, неразгаданные тайны истории по-настоящему будоражили ее. Когда-то.
  Размышления Кейтелин прервал стук в дверь. Она крикнула войти и на пороге появилась молоденькая служанка. В руках у нее были принадлежности для мытья. Кейтелин поблагодарила ее и служанка, потупив взгляд, вышла из комнаты, оставив таз с водой, мочалку и полотенце у порога.
  Не желая медлить, Кейтелин тут же вылила все содержимое таза в ванну. Сняв свою одежду, девушка поморщилась, осознав насколько грязной та была. Бывшие когда-то бежевыми, темно-бурые штаны выгялдели ещё более-менее прилично, по сравнению с другими вещами. Критически осмотрев рубашку, девушка отыскала две порванные заплатки на спине и одну в районе живота. Пообещав себе купить со следующим контрактом новой одежды, Кейтелин наконец села в ванну. Она почувствовала, как ее мышцы начали медленно расслабляться в горячей воде, улыбнулась и закрыла глаза.
  Спустя некоторое время ей удалось отскрести всю прилипшую к телу грязь. В некоторых местах, особенно на пятках кожа сделалась красной от трения мочалки. Желая удостовериться, все ли она отмыла Кейтелин повторно осмотрела свое тело.
  Природа подарила ей прекрасную фигуру. Кейтелин была в меру худой, но и не лишенной форм. В ней сочетались тонкая талия, средних размеров грудь и слегка узкие бедра вкупе с длинными ногами. На животе отчетливо проглядывались развитые мышцы пресса, являющиеся результатом физически-изматывающей профессии. Впрочем, отсутствию живота также поспособствовало скудное на жирную пищу питание девушки.
  На теле Кейтелин было несколько небольших шрамов, которые, однако, не портили эстетичность фигуры. Самому старом из них было от силы два года.
  "А ведь ни у одной девушки моего возраста нету шрамов"- грустно улыбнулась Кейтелин.
  Все ее ровесницы либо строили глазки зажиточным дворянам, либо, если им меньше повезло с происхождением, стирали, готовили, вязали - в общем занимались стандартными деревенскими заботами.
  Могла ли Кейтелинеще каких-то два года назад себе представить, что вместо того чтобы изучать науки, ходить по балам и купаться в мужском внимании, она будет изучать местоположения бандитских шаек , устраивать на них засады, а после чуть ли не "купаться" в их крови, пытаясь этим хоть как-то заработать на жизнь?
  Более того, эти попытки не всегда увенчивались успехом и Кейтелин нередко искушал соблазн сменить профессию. Ведь отдаваться аристократам в борделе не было ее единственной альтернативой.
  Убивать за деньги можно было не только преступников.
  При желании, Кейтелин могла бы устроиться убийцей у какого-нибудь графа или дворянина. Работа ненапряжная - устранять раз в пару месяцев неугодных ее хозяину аристократов и все. Их, в отличии от разбойников, не надо было выслеживать - со своими бесконечными приёмами и балами они были для опытного наёмника как на ладони. Подсыпать яд в бокал или натереть смертоносным порошком одежду - хоть и Кейтелин больше привыкла работать со сталью, но она могла бы быстро обучиться искусству отравления. Благо хозяин-граф наверняка предоставил бы такую возможность, к тому же обеспечив девушку едой, жильём и своим покровительством.
  Однако, к счастью или к сожалению, Кейтелин всегда соблюдала для себя одного правило. Она никогда не брала заказы на людей, не нарушавших закон.
  Именно принципы заставляли ее раз за разом брать контакты на разбойников, не зная обманет ли ее очередной работодатель или нет.
  А контрактов, то ли к счастью, то ли к сожалению, было предостаточно. Стража не могла самостоятельно справиться с набегами разбойников на деревни, да и не слишком то хотела. Почуяв опасность, они, словно крысы, бежали в свои форпосты, располагавшиеся неподалеку от самых крупных деревень, и пережидали разбои там.
  Простым же жителям деревень прятаться было негде. Набеги бандитов несли с собой одни лишения, ужас и смерть. И смерть ещё была не самым худшим вариантом...
  Она куда лучше, чем видеть как твоя семья умирает с голоду, медленно превращаясь в ходячих скелетов,из-за того, что ты вынужден отдавать все своё продовольствие тем, кто убивает твоих друзей и знакомых.
  А убивали разбойники жестоко, даже с каким-то извращенным пристрастием. Чего только стоят 'столбы власти' - самый отвратительный способ запугивания из тех, которое Кейтелин довододилось видеть.
  Около главного трактира деревни ставили несколько толстых деревянных колов, образующих ровный прямоугольник.
  Прямоугольник, на которой насаживали тела живых людей.
  Жертвами подобной казни становились те, кто смел воспротивиться преступным и нередко нереальным требованиям бандитов. Тех, кто пробовал убрать с кола своего родственника или друга, чтобы похоронить, ждала та же участь. Таким образом, на эти "столбы", словно бы на отвратительное подобие бус, разбойники с каждым днём нанизывали все больше и больше несогласных. Это было ужасной казнью - перед смертью крестьян ждало несколько дней агонии.
  Казалось бы стражники желали расправиться с бандитами, творившими подобные ужасы и нанимали таких, как Кейтелин. Но вовсе не ради того, чтобы прекратить страдания жителей деревень. Шайки попросту отбирали у стражи долю от крестьянских хозяйств, что сильно раздражало последних. Регул наверняка нанял девушку именно по этой причине. Впрочем, как можно ожидать другого от подобного ублюдка?
  Все же Кейтелин была рада, что успела устранить главаря разбойников до того, как он нанес вред жителям этой деревни. Но он был не единственной их угрозой. Далеко не единственной.
  Сама стража была ничуть не лучше бандитов, разве что людей на колы не насаживала. В деревне, в которой Кейтелин взяла заказ,точно было так. Она видела крестьян. Их глаза, в которых сквозила ярость при взгляде на стражников. У каждого из жителей деревни были с ними личные счёты. За разорённые хозяйства. Кражу еды. Изнасилования жён и дочерей.
  Однако, так было не везде. В некоторых деревнях стража все же старалась выполнять свои обязанности. Такие люди, ещё не забывшие о своём долге, не грабили людей, а наоборот защищали их от набегов бандитов. Но противостоять разбоям в одиночку было крайне тяжело. Все силы Лотара были брошены на войну - помощи сравнительно немногочисленной страже ожидать было неоткуда.
  Если только они не покупали ее за деньги.
  Таким образом, услугами Кейтелин пользовались как и такие честные стражники, так и мерзавцы вроде регула. Но несмотря на востребованность своей работы, девушка искренне не любила её.. Но в то же время отказывалась от альтернативы работать личной убийцей у аристократов.
  Но почему? Действительно ли ее принципы стоили жизни в полу-нищете?
  От подобных размышлений ее оторвал стук в дверь.
  -Да, я слушаю вас. - расстеряно проговорила Кейтелин.
  -Девушка, не хотелось бы вас отвлекать,но лучше вам поспешить в зал, пока все места не заняли. - ответили за дверью. Судя по басистому голосу, это был трактирщик.
  -А, хорошо, спасибо.
  Совет трактирщика заставил Кейтелин улыбнуться. С его стороны это было весьма учтиво - он вовсе не был обязан сообщать ей это.
  Еще немного полежав в ванной, Кейтелин медленно встала и ступила на пол комнаты. Тело она вытерла полотенцем, которое служанка принесла вместе с водой. Высохнув, девушка потянулась к небольшой сумке, которую в отличии от других вещей не стала оставлять на лошади, и выудила оттуда штаны и рубашку. Те выглядели гораздо лучше своих грязных и местами (весьма многочисленным местами) порванных предшественников. Полностью одевшись, Кейтелин постирала предыдущую одежду с мылом и повесила ее сушиться на крючок.
  Наконец, она накинула на себя плащ с капюшоном и вышла из комнаты.
  С лестницы, которого была буквально в нескольких шагах от ее комнаты, было видно, как зал начал постепенно заполняться людьми. Послышались первые отголоски разговоров и служанки начали разносить первые кружки пива. Менестрели еще настраивали свои инструменты, а дверь в трактир то и дело хлопала, впуская в помещение прохладный воздух. Трактир на глазах наполнялся жизнью, словно бы голоса людей, аромат свежей выпечки, мяса и алкоголя заставили его пробудиться от долгого сна.
  Кейтелин спустилась по лестнице, выбрав себе столик в дальнем углу зала. Выбор был не случайным - оттуда смогла бы легко наблюдать за всем помещением, не привлекая к себе лишнего внимания. У неё уже давно вошло в привычку искать стратегическое преимущество, даже там, где оно и не требовалось. Издержки профессии.
  Как только Кейтелин села за стол, к ней подошла та же служанка, которая относила ей воду. Немного поразмыслив, Кейтелин заказала себе запеченную свинину с овощами и небольшую кружку пива. Она могла бы утолить голод обычной кашей и водой, тем самым неплохо сэкономив, но соблазн вкусно поужинать был слишком велик. Выслушав заказ, служанка быстро кивнула и удалилась, оставив Кейтелин наедине со своими мыслями.
   ***
  Кейтелин управилась с едой за десять минут. Свинина была вкусной и сытной - даже пиво не смогло заглушить ее остаточный привкус на языке.
  За это время, зал невероятным образом успел заполниться людьми . Отовсюду стали слышаться сальные шутки и пьяные возгласы. Стоявший в заведении час назад приятный запах выпечки заменил жуткий перегар. Другая девушка уже давно зажала бы в отвращении нос - но не Кейтелин. Ей было не привыкать.
  Вот уже два года она скиталась по селам и деревням, ночуя в захолустных гостиницах и трактирах, всегда сопровождаемых подобными "ароматами". Вот уже год ее самым надежным помощником был меч, а единственным подобием друга - лошадь.
  Однако, она ещё помнила мою семью: отца - строгого хранителя семейного очага и традиций; мать - скромную женщину,которая дарила всю свою безграничную любовь и доброту детям; сестру Эльзу - такую умную, взрослую и серьезную, но от того не менее веселую наедине с Кейтелин. Она помнила добродушного дворецкого, который никогда не выдавал родителям детских шалостей сестер; щедрую повариху, дававшую девочкам больше сладостей, чем им подобалось; гувернантку, так настойчиво и строго обучающую ее письму, чтению, истории и этике. Особенное место в ее памяти занимал образ Кудесника, бывшего тогда для неё простым сказителем. Для маленькой девочки он был настоящим кладезем интересных историй и она могла часами слушать его рассказы о благородных героях, мифических существах и далёких землях.
  Кейтелин всегда с теплотой вспоминала своё детство.
  "А ведь я думала, что так будет всегда. -горько усмехнулась она про себя,- что моя жизнь всегда будет такой спокойной,радостной и беззаботной. Глупая, наивная девочка".
  Кейтелин собиралась было допить кружку с пивом залпом, как вдруг дверь в трактир с шумом открылась . Посетители обернулись посмотреть, кого принесло сюда в столь поздний час.
  Все разговоры мигом умолкли. Менестрели буквально застыли с инструментами в руках. Охранник потянулся к рукоятке топора
  На пороге стояли стражники регула и он собственной персоной.
  "Видимо спокойно посидеть сегодня не получится"- обреченно подумала Кейтелин, тихо поставив кружку на стол.
  Регул, встав в развязную позу, окинул взглядом всех в зале. На его лице появилась пьяная ухмылка.
  -Нас тут кажется не жалуют.- регул посмотрел на своих людей, обращаясь скорее не к ним, а к посетителям трактира. - Где наши хлеб-соль, деревенщина? - шутливо погрозил он пальцем нескольким столикам - Или вы не уважаете ваших благородных, сука, защитников?
  Кое-кто из солдат пьяно гоготнул. Неудивительно - трезвыми они не посмели бы сюда сунуться. Это было так же недальновидно, как дразнить разъярённого медведя, обмазавшись мёдом.
  Буквально все в помещении сверлили взглядами регула, когда тот невозмутимо зашагал к стойке хозяина заведения. У крестьян задрожали руки от сжатых до побеления кулаков
  - Дружище, налей нам всем вина. - вальяжно обратился он к трактирщику. - Безусловно, за счет заведения. Ты же согласен, что ваши доблестные защитники не должны ни за что платить? - нетрезво подмигнул он.
  Трактирщик на это ничего не ответил. Он молча взял кружку , перед этим тщательно ее протерев. При виде этого ухмылка на лице регула сделалась еще более мерзкой и самодовольной. Кейтелин с досадой вздохнула.
  Хозяин заведения пробежался глазами по верхней полке и взял самую дорогую на вид бутылку. Подчиненные регула громко засмеялись, попутно грязно оскорбляя трактирщика и всех членов его семьи.
  Он с завидным самообладанием не обращал на стражников никакого внимания. Пропуская мимо ушей словесные помои, трактирщик медленно откупорил бутылку и заполнил ее содержим кружку до самых краев.
  Крысиное лицо регула приняло победоносное выражение. Высоко подняв подбородок, он с презрением посмотрел на трактирщика.
  "Почему ты им ничего не скажешь?"- отчаянно захотелось крикнуть Кейтелин хозяину заведения.
  Заместо этого, она продолжила смотреть на то, как трактирщик поднял кружку с вином над своей головой
  -За вас, наши защитники - посмотрел он в глаза регулу и медленно вылил содержимое кружки на пол. На его лице не дрогнул ни один мускул.
  Увидев это, Кейтелин окончательно помрачнела. Сегодня в трактире прольётся кровь.
  В глазах каждого посетителя трактира была дикая, почти что животная жажда смерти стражников.
  И подобная жажда никогда не утоляется сама собой.
  "Дерьмо, я оставила меч в комнате"-выругалась про себя девушка. Она немного успокоилась, нащупав на поясе свои ножи.
  -Смотрите, какой, сука, невежливый - повысил голос регул, оглядывая заплывшими глазами зал трактира . -Может научить его хорошим манерам, а, парни? Что думаете? - в полоборота обратился он к своим подчиненным.
  "Парни" ехидно ухмыльнулись, что-то пробурчав в знак согласия. Трактирщик медленно и незаметно потянулся к полу. Кейтелин могла поклясться, что на секунду увидела в его руках рукоять арбалета.
  Охранник хотел было вмешаться, но его опередили. Из-за стола встал крупный, трезвый на вид мужчина. В руках у него непонятно откуда появился топор.
  Под аккомпанемент гробовой тишины он зашагал к регулу. Выражение его лица и походка буквально излучали непоколебимую решимость. Стражники тут же достали свои оружия и ощетинились, не позволив подойти к их командиру ближе чем на расстояние вытянутой руки.
  Пьяно-веселое выражение на лице у регула пропало.
  - Мразь, ты заплатишь за мою жену. - с ледянной яростью заговорил мужчина. - Лицо его покраснело, а рука с топором начала бешенно трястись. - Ты заплатишь за дочку Боба, за Джона , за хозяйство Лемма. Мы слишком долго вас терпели, ублюдки!
  - Убьешь меня - тогда все здесь умрут.- злобно сщурившись процедил регул, прячась за спины своих подчиненых.- Ваши земли выжгут, дома уничтожат, а вас повесят. Знаешь ли ты, что убив любого из моих парней, вы повлечете на себя гнева принца?! Вас всех убьют! - перешёл он на на истерический крик - Всех!!!
  Из за близжайшего стола встал другой крестьянин. В руках у него был меч.
  - Срать я хотел на вашего принца. Я лучше подохну, но с мыслью о том, что отомстил за брата. Авось встречу его там... - отрешенно проговорил он
  Крестьянин, который встал первым, уважительно кивнул этому мужчине.
  Из-за столов начали подниматься остальные люди. У кого-то были с собой лишь дубинки и ножи, у кого-то мечи, кто-то мог похвастаться арбалетом. Даже менестрели убрали свои арфы, достав из сапогов тонкие кинжалы. Спустя пару секунд все посетители трактира стояли, держа оружие наготове.
  Кто-то первым сделал шаг вперёд и угрожающе двинулся на стражников. Его примеру последовали остальные .
  Стражники мгновенно протрезвели и попытались сгруппироваться в четыре равные шеренги.
  Кейтелин с ужасом поняла, что произойдёт дальше. Людей регула убьют - но и крестьян ждет не лучшая судьба. Как только принц узнает, что произошло с его людьми, он прикажет повесить всех причастных к их убийству. А таковыми посчитают тех, кто не восприпятствовал кровопролитию - тоесть каждого бывшего в трактире в эту ночь, от крестьянина с топором до обычной служанки. Их всех обьявят бунтовщиками и казнят, в качестве предостережения остальным деревням и селам.
  "Нет, тебе должно плевать на это, плевать на них. Они тебе никто. Просто выйди через черный ход, никто потом даже не вспомнит о тебе. Не вмешивайся."- твердила себе девушка.
  Но она знала, что не может так поступить. Она не могла позволить этим людям обречь себя на верную смерть.
  Кейтелин вздохнула. Ну, по крайней мере, стражники обманули ее с деньгами. Слабое оправдание, но все же.
  Кейтелин попыталась сосредоточиться. Ее разум очистился от мыслей , а взгляд сделался стеклянным. Сердце бешенно заколотилось.
  Она приняла решение.
  
  
  
  Вторая глава.
  
  Регул, убрав руку за спину, хотел было что-то сказать крестьянам. Но не смог.
  За место своего голоса он услышал нечто среднее между хрипом и бульканьем.
  Он удивленно посмотрел на свою шею. Потом на нож, торчащий из собственного горла.
  В его глазах мелькнул страх. Регул упал на пол, так и не успев осознать свою смерть.
  Его люди еще не опомнились, как Кейтелин метнулась к ним.
  Ближайшему солдату она точным движением вонзила нож в горло . Второй не успел среагировать на атаку , и следующий нож перерезал его сонную артерию.
  Все это произошло за несколько мгновений. Пока остальные не пришли в себя, Кейтелин отскочила, чтобы оценить обстановку.
  Их было семеро. Некоторые уже оправились от увиденного и трясущимися руками наставили на Кейтелин оружие. В их глазах не было боевой ярости, присущей всем воинам перед битвой. В них был только ужас.
  Никто не мог убить троих с такой феноменальной скоростью.
  Боковым зрением Кейтелин заметила, как два крестьянина отшатнулись от мертвого регула. Они находились в таком же шоке, как и стражники. Рубаха одного из мужиков забрызгалась ярко-алыми пятнами. Трактирщик застыл у своей стойки с арбалетом в руках. Остальные посетители трактира (включая охранника) опустили оружие и завороженно наблюдали за девушкой , не смея вмешиваться в происходящее.
  Не дожидаюсь, пока стражники сгруппируются, Кейтелин пошла в атаку.
  То же сделал и один из стражников, самый крупный и по-видимому самый смелый. С искаженным от ярости лицом он занес меч и со словами : "Получай, шлюха!" ударил сверху вниз.
  Крайне скверная эпитафия.
  Девушка успела увернуться и меч прошел в миллиметре от нее, отрезов клок рубашки.
  Оказавшись рядом со стеной, Кейтелин подпрыгнула, оттолкнулась ногой от вертикальной поверхности и налетела на стражника, вонзив нож в сгиб его локтя. Тот завопил и выронил меч. Стремительно обхватив ногами его туловище и сомкнув их в замок, девушка повисла одной рукой на его шее , нанося другой размашистые удары ножом по груди и плечу. Все они сопровождались мерзким чавкающим звуком. Стражник пытался сбросить с себя противницу нераненной рукой, но та только сильнее цеплялась за его шею.
  Наконец, на девятом взмахе ножа, залитый кровью здоровяк рухнул на пол. В момент падения, Кейтелин разомкнула ноги и оттолкнулась ими от поясницы умершего. Перекувырнувшись назад, девушка мягко приземлилась на ступни и встала в боевую стойку.
  Эти манёвры повергли стражников в еще больший шок. Кейтелин двигалась с быстротой молнии и грацией кошки. Казалось, что все ее движения были идеально выверены и заранее спланированы.
  Она убила вооруженного человека, вдвое крупнее нее, с той же легкостью, с которой ковыряются зубочисткой во рту.
  Кейтелин потянулась к поясу и обнаружила, что нож в ее руке был единственным оставшимся. "Надо найти оружие по-серьёзнее "- промелькнуло в голове девушки. Мысль эта возникла исключительно на уровне инстинктов - концентрация во время боя не позволила ей думать о чем-либо, кроме выживания.
  Стеклянный взгляд ее янтарных глаз не замечал боли и страха противников.
  Выбрав следующую жертву, Кейтелин сорвалась с места и ринулась в атаку на стражника, стоявшего в отдалении от остальных. Видя бегущую на него девушку, тот встал в оборонительную позу, закрывшись длинным мечом. Дождавшись момента сближения, он широко размахнулся, описав оружием полукруг. В последний момент Кейтелин поднырнула под руку с мечом, выставила вперёд колено и ударила снизу-вверх по диагонали. Нож вонзился недалеко от подбородка стражника, задрав его голову к потолку
  Кейтелин сделала вид, что ее оружие застряло в трупе, надеюсь что это спровоцирует нового противника. И это сработало.
  Другой стражник с увесистым на вид топором бросился на неё в атаку. Девушка плавно переместила центр тяжести на заднюю ногу, все ещё "пытаясь" вытащить из трупа свой нож. Расстояние между стражником и Кейтелин стремительно сокращалось. Она оставалась в той же самой позе. Вот он занес руку в замахе...
  Этого то она и ждала.
  Резко рванув рукой, Кейтелин выдернула нож , сместившись вбок. Находясь в движении, она сделала полный оборот на коленях, и рука с ножом повторила движение ее корпуса, как раз в тот момент, когда противник опустил оружие. Нож Кейтелин с силой полоснул его по сгибу колена. Ничего не почувствовав толи из-за адреналина, толи из-за страха, стражник попытался развернуться лицом к Кейтелин. Раненная нога предательски подкосилась, и он упал, задев затылком спинку одинокого стула. Послышался грохот и тело стражника обмякло. "Один без сознания" - механически отметила про себя Кейтелин.
  Девушка переключила свое внимание на трех оставшихся врагов. Видя неудачи своих сослуживцев, те решили сменить тактику и атаковали одновременно. Все трое были копейщиками.
  Хором закричав, стражники сделали выпад. Три металлических наконечника угрожающе устремились на Кейтелин. Но она была слишком проворна.
  Кейтелин отскочила в сторону, уклонившись от атаки и перекатилась, оказавшись за спиной правого воина. Все это произошло менее чем за секунду и тот не успел развернуться.
  Никто бы не успел.
  Воспользовавшись преимуществом своего положения, девушка со всей силы лягнула пяткой по внутреннему сгибу его коленки. Он закричал от боли и бросил копье, схватившись за ногу. Кейтелин незамедлительно подняла оружие и отправила уже ненужный ей нож во владельца копья.
  Осталось двое.
  Эти, по-видимому, были самыми опытными - они тщательно скрывали свой страх. Лицо их не выражало ровным счётом ничего, а глаза без малейшего интереса изучали Кейтелин. Их выдавало лишь слабое подрагивание челюсти у каждого.
  Один попытался сблизить дистанцию и сделал в сторону Кейтелин несколько выпадов. Кейтелин без труда уклонялась от каждого из них. Второй в это время пытался медленно зайти ей за спину, думая, что под напором атакующего его не заметят.
  Девушка решила подыграть их тактике, бросив все свое внимание на переднего копейщика. Атаковал он хоть и часто, но без ухищрений, и Кейтелин удавалось уходить от его выпадов, используя лишь рефлексы.
  В это время мозг ее был занят совершенно другим. Она пыталась сместить большую часть своего внимания с зрения на слух. Спустя несколько мгновений ей это удалось и выпады копейщика стали занимать ровно столько мыслей, сколько требовалось чтобы послать телу команду уклониться.
  Освободившуюся часть мозга Кейтелин направила на анализ всех звуков в помещении.
  Тяжелое дыхание крестьян. Скрежет легких доспехов стражников. Бормотание бессознательного противника.
  Наконец, среди этого звукового мусора, девушка различила тихий свист рассекаемого копьём воздуха. Второй копейщик, оказавшийся у Кейтелин за спиной, решил не приближаться к опасной противнице и метнул в неё копье.
  Ожидавшая этого Кейтелин лишь слегка отшагнула в сторону, не оборачиваясь на звук, исходивший сзади. Копье пронзило место, где она стояла секунду назад. И с характерным звуком ударило в грудь первого копейщика, опрокинув его на землю. Недоумение застыло в его глазах на веки.
  - ЛАРРИ, НЕТ! АХ ТЫ МЕРЗКАЯ СУКА! - завопил последний стражник со слезами ярости на глазах, бросившись на Кейтелин с ножом.
  Девушка с безразличным лицом кинула так и не использованное ею копье в бегущего противника. Оно с силой врезалось в лоб стражника, отбросив его на пару метров.
  Кейтелин попыталась отдышаться и вытерла пот со лба. В ее взгляде вновь появилась осознанность и только после этого она по-настоящему увидела поле боя.
  Вернее, поле резни.
  Трупы стражников, с окаменевшими выражениями удивления и страха на лице, были беспорядочно разбросаны по помещению . У большинства глаза остались широко распахнутыми, некоторые умерли, держась за нож в собственном горле. Доспехи были повреждены лишь у копейщика, убитого своим другом - остальных Кейтелин била исключительно по местам, не прикрытым броней. По стенам трактира стекали брызги крови. Практически весь пол окрасился алым.
  Кейтелин с трудом сдержала приступ тошноты. Ей захотелось отвернуться, но глаза упорно вцепились в последствия ужасающей битвы. Битвы, в которой она в одиночку убила одиннадцать человек, не получив ни царапины.
  Двенадцатый стражник остался в живых. Именно его бессознательные бормотания слышала Кейтелин, когда ожидала удара копейщика в спину.
  Стражник начал медленно приходить в себя, держась за затылок. Наконец он поднял туловище и сонно открыл глаза. Сначала он недоумевающе посмотрел на Кейтелин, потом на трупы своих сослуживцев, потом снова на Кейтелин. В его глазах мелькнуло осознание и стражник вскрикнул.
  Он потянулся трясущимися руками до меча, лежавшего неподалеку, но поймав на себе ледяной взгляд Кейтелин, резко передумал. Стражник начал судорожно отползать к двери, пытаясь спастись от медленно приближающейся к нему смерти.
  Наконец, его нервы не выдержали, и он бросился бежать, но тут же спотыкнулся и упал. Его, как и в предыдущий раз, подвела раненая нога. Лицо, выражавшее практически зверинный страх, медленно повернулось к Кейтелин. Та, нависнув над стражником, словно хищник над своей жертвой, презрительно смотрела на него сверху-вниз. С ножа в ее руках капала кровь.
  -Ты....ты сам Скри... - вымолвил стражник , не сумев закончить фразу. Челюсти его парализовало судорогой и он лишь бешенно затряс головой, вновь принявшись отползать от девушки.
  Кейтелин в мгновение ока настигла его, схватила за ворот рубахи и подтянула к своему лицу.
  - А теперь слушай меня, говорить я буду только один раз. Понятно? - холодно отчеканила она каждое слово.
  Солдат, сьежившись и втянув голову в плечи, кивнул.
  - Ты передашь принцу, что всех стражников убила девушка-наемница. Это было совершенно при свидетялях. Ни один из жителей деревни не приложил к этому руку. Тебе все ясно?
  - Да - сглотнув слюну, сказал стражник.
  - Повтори. - властно потребовала Кейтелин.
  Тот в точности повторил то, что она сказала.
  Затем Кейтелин обратилась к посетителям трактира:
  - Он причинял кому-либо вред?
  Из толпы все ещё отошедших от сражения крестьян послышался неуверенный голос
  - Я вроде знаю его. Это он дочку Тилля месяц назад изнасиловал. Она теперь ходит сама не своя, бедная. Ей ведь всего семнадцать было... - с грустью проговорил крестьянин.
  Кейтелин мрачно кивнула и медленно повернулась к стражнику. Ярость в ее глазах, потухшая после битвы, разгорелась снова.
  - Ты думаешь, что это тебе сойдет с рук, ублюдок? - процедила сквозь зубы Кейтелин, -что ты уйдешь отсюда, живым и невредимым из-за того, что должен передать мои слова принцу? - стражник испуганно затряс головой, стараясь не смотреть на девушку. - О нет, даже не думай, у тебя не получится выглядеть героем, доблестно защищавшим своих сослуживцев до последнего. Уж я об этом позабочусь.
  Девушка демонстративно крутанула ножом в руках. Увидев это, стражник вскрикнул и начал умолять о пощаде. Но Кейтелин была непреклонна.
  Кейтелин сосредоточилась. Она сделала глубокий вдох и погрузилась в свои мысли. Ее янтарные глаза приобрели стеклянно-пустое выражение. Она не позволит себе запомнить подробности того, что собирается сделать.
  Кейтелин схватила стражника за затылок и поднесла к его лбу окровавленный нож. Тот обездвиженно смотрел на лезвие, не найди в себе смелости, чтобы попытаться вырваться из хищной хватки девушки или хотя-бы вскрикнуть.
  Кейтелин начала медленно вырезать на лбу стражника буквы. Девушка прикладывала к оружию силу с ужасающей точностью. Силы нажатия было недостаточно для того, чтобы убить, но хватало, чтобы оставить глубокие шрамы на всю жизнь.
  Кейтелин не слышала воплей стражника. Не видела ручейков крови стекающих по его лбу. Плоти, показывающейся из-под порезов. Она видела лишь блеск от свечей на лезвии ножа, короткие сальные волосы и собственную ладонь.
  Закончив омерзительную работу, Кейтелин вернулась в свое сознание. Взглянув ожившими глазами на стражника, девушке с трудом удалось сдержать рвоту.
  Кровавая надпись заняла весь его лоб. Алая жидкость затекла в его глаза, сделав их белки красными. Она смешивалась со слезами и потом, стекала вниз по щекам.
  Казалось, что все лицо стражника кровоточило.
  С трудом надев на себя маску спокойствия, Кейтелин холодно заговорила:
  - Ты жив только потому, что должен сказать, кто убил стражников. Ты не заслуживаешь жизни, животное. Ты расскажешь принцу и любому, кто будет спрашивать, обо всем, что ты и твои знакомые делали с местным жителям, и за что члены стражи поплатились жизнью. Если утаишь хотя бы часть правды, я узнаю об этом. И найду тебя. Солжешь - и не сможешь от меня спрятаться . Я приду за тобой хоть из самой преисподни. - без малейшей эмоции проговорила Кейтелин, наставив нож на шею стражника.
  Он, всхлипывая и завывая, заверещал слова подтверждения, держась за порезы. Кейтелин взяла стражника за рубаху, с силой убрала его руки со лба и продемонстрировала окровавленное лицо посетителям трактира. Многие, в том числе и трактирщик, сурово кивнули Кейтелин, некоторые ахнули и отвернулись.
  - А теперь беги.- не скрывая ярости и отвращения процедила Кейтелин. - Помни о том, что ты должен сказать. И о том, что я тебе сделаю, если ты соврешь.
  Она выпустила стражника из своих рук. Забыв о своей ноге, тот попытался было встать, но ожидаемо грохнулся на пол. Путь до двери он преодолел ползком, яростно цепляясь за возможность убежать из трактира, ставшего могилой его сослуживцам.
  Кейтелин пристально наблюдала за ним до тех пор, пока он не выполз на улицу. А после повернулась к трактирщику.
  - Прошу прощения за беспорядок. Заберите с трупов пятьдесят аренов в качестве компенсации - эти деньги мои по праву. Если вам понадобятся их остальные деньги, скажите что я забрала у стражников все ценное. - извиняющимся тоном проговорила Кейтелин.
  Трактирщик молча кивнул, хмуро оглядев тела стражников.
  - Вас будут допрашивать, - громко обратилась ко всем посетителям трактира Кейтелин, - Говорите только правду. Если каждый скажет им одно и то же, то вам поверят и, возможно, не причинят вреда.
  Не оглядываясь на людей , Кейтелин быстрым шагом двинулась к лестнице на второй этаж. Девушке потребовались колоссальные усилия, чтобы не думать о том, что произошло несколько минут тому назад. Сейчас это бы ей только помешало. Дойдя до своей комнаты, Кейтелин быстро собрала все вещи, неаккуратно запихнув их в дорожные сумки, чуть не забыв взять ножны с мечом. Она вышла, оставив ключи в двери.
  Под молчаливыми взглядами Кейтелин спустилась по лестнице и практически бегом направилась ко входу. При ее приближении охранник вздрогнул и шарахнулся в сторону, давая девушке пройти.
  Кейтелин распахнула двери и оказалась на улице. Время было уже глубоко за полночь. Выйдя из помещения, девушка вдохнула полной грудью свежий ночной воздух. Но это ей не помогло.
  На Кейтелин нахлынул поток мыслей, который она так старалась сдерживать в комнате трактира. Перед ее глазами встала сцена бойни, которую она устроила. Из головы не выходили образы распластавшихся на полу окровавленных трупов и их перекошенные от ужаса лица.
  Кейтелин вырвало.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Третья глава.
  
  - Рота подьем!
  Дрейк моментально проснулся.
  Сегодня был его первый день в армии Лотара.
  Дрейк вскочил с кровати, на скорую руку заправил ее и подошел к умывальнику. Там уже успела собраться толпа из таких взбудораженных новобранцев.
  Дождавшись своей очереди, Дрейк зачерпнул прохладную воду из таза, умылся и только после этого взглянул на себя в зеркало. В отражении на него смотрело ещё совсем молодое вытянутое лицо с грубоватыми чертами. В нем гармонично сочетались остатки подростковости - как ещё совсем узкая полоска выбритых усов, несколько прыщей на лбу - и черты уже взрослого мужчины: едва-заметные скулы, густые, толстое брови, обрамляющие серо-голубые глаза, крупный нос. Не менее крупные губы над средним, слегка угловатым подбородком, в силу юного возраста владельца не наделённым хоть малейшим подобием бороды. Темно-каштановые короткие волосы и мутнавото-зелёная одежда делали его практически неотличимым от остальных новобранцев.
  "Для человека, не спавшего сутки, я выгляжу не так уж и плохо" - подумал юноша. Всю ночь он не мог заснуть из-за сильного волнения.
  Неудивительно - об этом дне он мечтал с ранних лет.
  Будучи еще ребенком, Дрейк твёрдо решил, что он станет солдатом. Он мечтал доблестно защищать свою страну и прослыть храбрым воином. В его фантазиях он участвовал в тяжёлых кровопролитных сражениях не на жизнь а на смерть. А после боя (выигранного, разумеется, благодаря нему) Дрейк получал награды и почести за проявленную отвагу. Известные на всем Континенте воины, такие как Кровавого Вихрь, Хитрый Рубака или Смертоносная Тень, лично жали ему руку и восхищались его смелостью.
  Подобные мечты посещали в детстве и большинство его ровесников. Однако в процессе взросления они начинали считать своё увлечение военными играми всего-лишь глупой забавой и выбирали куда более приземлённые, чем служба в армии, виды деятельности. Они попросту забывали тот азарт, с которым когда-то бились до синяков на деревянных мечах. Забывали пьянящее чувство превосходства над поверженным метким ударом палки противником. Но Дрейк всегда это помнил.
  Отчасти поэтому, уже в двенадцатилетнем возрасте, в то время как другие дети вставляли тростинки в задницы лягушкам, Дрейк окончательно определился с профессией и убедил родителей в серьёзности своих намерений стать солдатом.
  И сейчас, спустя столько лет, юноша безуспешно пытался успокоиться перед первым шагом на пути к своей мечте. В горле пересохло, словно бы от многодневной жажды. Ладони вспотели, а руки трясло все сильнее и сильнее с каждой секундой.
  "Спокойно, все будет хорошо" - мысленно заверил себя Дрейк.
  Когда это не помогло, он закрыл глазами и глубоко вдохнул.
  Дрейк попытался вспомнить что-нибудь светлое и умиротворённое. На ум ему сразу же пришла картина типичного семейного ужина. Вот он, с книгой в одной руке и маминым вишневым пирогом в другой, сидит за столом в кругу семьи. Отец притворяется, что злится на него за масляные пятна на книжных страницах и говорит, что читать за едой некультурно. Мама смеётся и говорит отцу, что он сам таким-же образом испоганил половину библиотечных книг.
  Дрейк невольно улыбнулся и открыл глаза.
  Воспоминание подействовало на него успокаивающе - мандраж прошёл и юноша почувствовал заметное облегчение. Преисполненный надеждами, он зашагал к выходу из палатки своей роты.
   ***
  Спустя полчаса рота Дрейка в полном составе стояла на построении. По меркам армии Лотара, она была малочисленной - не более сотни солдат. Однако, рота вобрала в себя абсолютно разных людей и представителей иных рас. В строю можно было увидеть коренных лотарцев с их слегка бледной кожей, смуглых жителей Наргила и Серпаса, нескольких малоросов, полностью оправдывающих название своей расы, узкоглазых коэтцев и даже одного рэкийца с светло-сиреневой кожей, обладающего длинными неодинаковыми рогами.
  Подобное разнообразие в армии не было удивительным - многие воины покидали родину и отправлялись служить под знамёнами чужих королевств. Кто-то в поисках заработков, кто-то чтобы скрыться от преследователей. И тех и других в чужеземных армиях принимали с распростертыми руками, закрывая глаза на их прошлое. Им предоставляли такие же условия как и коренным жителям - бесплатные питание, койка в казарме и, что привлекало чужестранцев больше всего, возможность продвижения по карьерной лестнице. Расизма (по-крайне мере номинально) в армейской иерархии не было - командующих назначали в соответсвии с личными качествами и талантами претендентов. При этом их рост, цвет кожи и разрез глаз не имели никакого значения. Теоретически.
  Закончив рассматривать своих сослуживцев, Дрейк обратил внимание на человека, стоявшего напротив шеренги новобранцев.
  Это был командир роты. Дрейк определил это по его военной выправке и спокойному, но в то же время пронзительному выражению глаз. Взрослое лицо , покрытое парой шрамов, указывало на участие командира в нескольких сражениях. Кудрявые блондинистые волосы до середины шеи были на порядок длиннее, чем у остальных новобранцев. Прямая осанка и высокий рост вкупе со широкими плечами, волевой подбородок и слегка нахмуренные брови придавали ему солидный и уверенный в себе вид. Однако ни в одной его черте не было ни подобия надменности. Командир роты выглядел гордым, но не горделивым.
  Скрестив руки на груди, он оценивающе осмотрел новобранцев, ни на ком не задержав взгляд.
  Ни на ком, включая Дрейка.
  Юношу это сильно задело. Да, если не всматриваться, Дрейк слабо чем отличался от общей массы новобранцев - небольшая сутулость, худощавое телосложение, рост выше среднего. Не то что рэкийец, который кроме сиреневой кожи и рогов, к тому же выделялся своей не в меру развитой мускулатурой. Однако ни на того, ни на другого командир роты не обратил никакого внимания. Не смотря на свою похожесть на остальных новобранцев, Дрейк надеялся, что тот хоть как-то выделит его. Ведь юноша имел все основания на то, чтобы его заметили.
  Дрейк был единственным добровольцем в армию на весь город. Крупный, многотысячный город.
  Он до сих пор помнил тот день. Обширная площадь, практически полностью заполненная горожанами. Тревожный шум в толпе, перерванный звоном труб. Раскатистый голос глашатаго, начавшего объявлять имена тех, кто подлежал к обязательной воинской службе. Одиночные плачи и причитания, раздававшиеся после очередной фамилии. Мать, крепко держащая Дрейка за плечо и предпринимающая последние попытки отговорить его. Отец, с видом смирившегося человека, отстранённо смотрящий куда-то вдаль. Пот, стекающий по шее толи от томительного ожидания, толи от невыносимой жары. Вздохи облегчения, после того как глашатай назвал последнее имя. Последующий вопрос о наличии добровольцев. Отец, с слабой толикой надежды посмотревший в глаза Дрейка. Стук собственного сердца. Истошные крики матери и шепот людей, наблюдающих за одиноким юношей вышедшим из толпы. Удивление в глазах глашатого, записывающего единственное имя - Дрейка - в список добровольцев.
  Этот поступок отнюдь не был спонтанным. Родители Дрейка знали о том, что он хотел стать солдатом, но до последнего надеялись, что их сын изменит своё решение. Юноша помнил уговоры отца повременить с армией до окончания войны. Помнил слезы мамы, говорившей о том, что он может погибнуть, оставив их в одиночестве. Помнил он и как отвечал отцу, что если повременит с армией и не встанет на защиту своей страны, то позже ее захватят враги и подвергнут всех, кого он любит, опастности. Как дрожащим голосом говорил маме, что не может отказаться от своей мечты, возможно даже предназначения стать храбрым и благородным воином.
  Следуя зову своего сердца, Дрейк начал готовиться стать солдатом ещё в детстве. Им было прочитано бессметное множество книг по военному делу. Особенно его интересовали различные виды оружий и тактики ведения боя. Отец Дрейка обладал обширной библиотекой и юноша имел под рукой всю необходимую информацию.
  Прочитав теоретический материал, Дрейк тут же переходил к практике. Стойки, выпады и перекаты, подробно описываемые в книжках, юноша тренировал за городом, где было достаточно простора для движений, и где ему не мешали другие люди. Дрейк затрачивал ежедневно по два часа на путь к месту, которое он называл своим "полигоном". Найти партнера для спарринга ему не удалось, поэтому в роли его противников выступали деревья, которые юноша яростно дубасил палкой. Нередко измотанный после многочасовой тренировки Дрейк с трудом находил в себе силы, чтобы дойти до дома. Пару раз он даже засыпал на своём "полигоне" и на следующее утро выслушивал упрёки беспокоившихся за него родителей.
  Дрейк осознанно посвятил своё отрочество тренировкам к армии, поэтому решение стать добровольцем было для него самим собой разумеющимся. Однако командира роты оно должно было как минимум удивить. Как мог он не обратить внимания на новобранца, ставшего единственным добровольцем в своём городе?
  "Может ему просто не сообщили?" - озадаченно подумал Дрейк.
  Тем временем командир начал говорить:
  - Я командую вашей ротой. Меня называют Кровавым Вихрем, но вы будете звать меня сержантом Рэмом. Я тот, кто из такой жалкой и никчемной кучки отребья, как вы, сделает настоящих воинов.
  Дрейк выпучил глаза. Кровавый Вихрь собственной персоной!
  "Неужели это он?" - пронеслось в взбудораженном сознании юноши.
  Кровавый вихрь был одним из лучших воинов Лотара. Слава о его боевых разлетелась по всему королевству. Рассказывали, будто Рэм однажды бился против нескольких отделений врагов в одиночку и перебил их всех, не получив ни царапины. Рэм всегда сражался в самой гуще схватки, буквально выкашивая строи противников. Он никогда не покидал поле битвы без приказа, даже если сражение было уже проиграно. Сослуживцы полностью доверяли ему - Рэм не раздумывая рискнул бы своей жизнью, чтобы спасти любого из них. Сержант вдохновлял своим примером подчинённых. Недаром по Лотару до сих пор ходят истории и легенды о подвигах четвёртого отделения, служившего под его командой еще при убитом короле Сикте.
  Рэм бился так отважно, словно его жизнь не имела для него никакого значения. Более того, он делал это с поразительной искусностью. За каждым взмахом его меча следовали кровавые полосы, окрашивающие воздух вокруг него в алый цвет. Его атаки были подобны вычурному танцу, такие же грациозные и точные. Не было такого противника , которого не смог бы поразить клинок сержанта. И каждый раз во время боя, Рэм буквально поднимал вокруг себя вихрь из крови врагов. Сержант заслуженно получил свое прозвище.
  Противники боялись его, а союзники уважали. Рэм и его солдаты, в особенности из ныне распущенного четвертого отделения, внесли серьезный вклад в большинство побед Лотарской армии. Сержант был не только отличным воином, но и прекрасным командиром, что позволяло ему эффективно распоряжаться своими людьми на поле битвы.
  Рэм был живой легендой.
  Сержант продолжил:
  - Забудьте свою прежднюю жизнь, сопляки. Никаких поблажек. Теперь все ваши дни будут полностью состоять из грязи, пота, боли и крови. Вы все подчиняетесь правилам армии как полноправные солдаты, хоть вам, хилым обоссышам, так же далеко до них, как пальцу до хера. И это значит, что если хоть один сукин сын нарушит правила лагеря, то он мигом отправится на эшафот. Все поняли? - без малейшей эмоции отчеканил сержант.
  Рэм выдержал длительную паузу, поочередно пристально заглядывая каждому в
   в глаза. Удостоверившись, что новобранцы всё уяснили, он отдал приказ:
  - Держать строй! Быстрым бегом до полигона - марш!
  Дрейк начал прикидывать длину дороги. Он уже видел этот полигон, по пути в лагерь - и по подсчетам юноши до него было около сорока минут бегом.
  Рота постепенно приходила в движение. Юноша собрался с мыслями и побежал вслед за остальными.
  Во время бега,ему в голову пришла запоздалая мысль. Дрейк только сейчас осознал всю необычность речи сержанта.
  Нет, ее содержимое не было удивительным - из книжек юноша знал, что командиры нередко унижают и оскорбляют новых солдат, чтобы выработать у них дисциплину. Поражали вовсе не слова сержанта, а манера с которой он их произнёс.
  Рэм говорил абсолютно спокойным тоном, даже ни разу не повысив голос.
  Большинство командиров демонстрировали своё превосходство перед новобранцами с помощью напущенной злости и крика. От этого они порой краснели до такой степени, что если бы не рост, то их можно было бы легко принять за изрядно выпивших малоросов.
  У сержанта же, при обращении к новобранцам, на лице не дрогнул ни один мускул. Однако, не смотря на кажущееся отсутствие эмоций, в его голосе была холодная, даже ледяная твердость. Именно она не позволяла игнорировать его приказы.
  Рэму попросту не требовалось кричать, чтобы заставить себе повиноваться.
   ***
  Рота добежала до полигона за час. Многие солдаты пришли туда сильно уставшими. Дрейк тоже запыхался, но по сравнению с другими новобранцами выглядел более-менее боеспособным. Юноша не без радости отметил полезность своих ежедневных пробежек за городом.
  Растирая горящие бёдра, Дрейк начал рассматривать полигон.
  Он был достаточно крупным и мог с легкостью уместить в себя две-три сотни солдат.
  Полигон делился на несколько участков, разграниченных красной линией. Первый представлял из себя площадку, утыканную тряпичными манекенами. Чуть поодаль к ней примыкала специальная зона с мишенями для стрел и метательных оружий. Второй участок занимал большую площадь и являлся длинной полосой препятствий. Она включала в себя: деревянные стены высотой в несколько метров, лишь к некоторым из которых были приставлены лестницы, и то не внушающие доверия; череду рвов, заполненных мутной зеленоватой жидкостью; следующую за рвами широкую дорогу, которая состояла из вязкой на вид грязи, таким образом имитируя болотистую местность; крутой земляной холм, на вершине которого покоялись крупные дубовые бочки; и прочие преграды.
  Третий же участок составлял одну третью от всей площади полигона. Это была ровная площадка, разделённая черными линиями на равные квадраты. Так как она была абсолютно пустой, Дрейк предположил, что участок предназначался для спаррингов между солдатами.
  Сержант уже стоял на первом участке, ожидая когда новобранцы построятся. Наконец шеренга окончательно сформировалась, и он заговорил в свойственной ему безразличной манере:
  -А теперь выберете себе оружие и встаньте у манекенов . Посмотрим, на что вы, слюнтяи, способны
  Солдаты стали поочередно подходить к столам оружейников. На выбор давали копье, меч и топор. Безусловно, все оружие было тренировычным и полностью состояло из дерева. На мечах и топорах ещё была некая пародия на лезвие - притупленная и плоская, порезать такими 'остриём' можно было разве что расплавленное масло. Копье же вовсе представляло из себе примитивную длинную палку, тупую с обоих концов.
  Большинство новобранцев взяли мечи. Самые крупные, по-видимому из-за сложившегося стереотипа о топоре как об оружии для силачей, взяли именно его, хоть по весу он был равен мечу, при этом проигрывая последнему в длине. Копье взяло меньшинство - Дрейк и горстка других новичков.
  Юноше нравились копья. Они имели неплохой баланс в руке, с легкостью держали противника на дистанции и в умелых руках были не менее смертоносными чем топоры или мечи, при этом значительно выигрывая их в весе. Дрейк изначально тренировался с этим оружием с детства. И к тому выбору, как это часто бывает с детьми, его подтолкнули вовсе не преимущества копья, о которых он узнал позднее. А один занимательный случай.
  Пару лет назад, в те времена, когда нынешний новобранец ещё только думал о военной профессии, в его родном городе прогремела грандиозная ярмарка. Дрейк, которому посчастливилось на ней побывать, увидел множество фееричных для ребенка представлений: номера шпагоглотателей и 'людей-драконов', выдувающих из своего рта пламя, искусные акробатические трюки коэтцких монахов, изысканные стеклянные изделия наргильцев, концерт лучшего серпасского менестреля, впечатляющие своими узорами доспехи мастеров с Фьондварских гор и даже представление мага-иллюзиониста, способного начертить в небе любого животного. Однако больше всего тогдашнего Дрейка впечатлило выступление искусного копейщика.
  Этот человек, по слухам бывший член элитного лотарского отряда, привел всех зрителей в восторг, продемонстрировав своё умение обращаться с копьём. Он с колоссальной грацией кружил по сцене, очерчивая наконечником оружия изощеренные фигуры. Копейщик то уклонялся от незримого противника, то вновь бросался на него в атаку, плавно совмещая перекаты с широкими прыжками. Казалось, что он и копье буквально были одним целым. Более-того, копейщик удивлял своей непоедсказуемостью. Он мог замахнуться оружием на уровень собственной головы, но вдруг резко крутануть корпусом и перенести удар в плечо противника. Размашистый замах с разворота копейщик изящно преобразовывал
  в неожиданный и длинный выпад.
  Да, безусловно все эти трюки были лишь красивым зрелищем, крайне далеким от настоящего боя. Но разве могло это прийти в голову мальчику, так сильно впечатленному подобным представлением?
  Неудивительно, что с того дня Дрейк загорелся желанием научиться также искусно управляться с копьем. Месяц за месяцем он упорно шёл к своей цели, упражняясь с затупленным подобием этого оружия.
  Копье, которое он в данный момент вертел в руках, было практически идентично тому, с которым он привык тренироваться. Единственное отличие было в том, что палка, выданная юноше оружейником была потяжелее - Дрейк предположил, что в неё добавили металлических уплотнителей.
  Юноша подошел к манекену, приблизительно равному ему по росту и принялся вспоминать свои тренировки. Дрейк почувствовал неожиданный прилив силы и уверенности, сходный тому чувству, когда берёшься за хорошо известное тебе дело. Он знал, что Рэм будет пристально наблюдать за всеми новичками. Это был шанс для Дрейка, показать на что он способен. Годы его тренировок не пройдут даром.
  Воодушевенный и переполненный жаждой действия, Дрейк с большим трудом подавил соблазн сразу же броситься на чучело в атаку и принялся разминаться. Он вспомнил основные выпады, уклоны и перекаты, слегка потянул мышцы руки и ног.
  А после, как и множетсво раз во время прошлых тренировок, вообразил себя на поля боя.
  Одно мгновение - и перед ним мелькали сотни и тысячи солдат, кружась в хаотичном танце. Повсюду были слышен всеобъемлющий звон металла, заглушаемый лишь криками, стонами и проклятиями. Дрейк практически почувствовал вкус крови на своих губах, жжение глубокого пореза на плече. Его сердце было переполненно яростью и жаждой битвы. Он знал что делать.
  Вот безымянный солдат добил такого же безымянного противника и развернулся к Дрейку. На его замутнённом лице юноша смог разглядеть только наглую ухмылку. Ухмылку, бросавшую ему вызов.
  Приняв его, Дрейк приблизился к воину, который на самом деле являлся неподвижным соломенным чучелом, и принялся кружить вокруг противника, ловко перебирая ногами.
  Дождавшись, когда тот отвлёкется на движение его ступней, Дрейк резко бросился в атаку. Юноша побежал на врага с грозным криком , выставив перед собой копье. В последний момент он отпрыгнул в сторону от воображаемого меча и по инерции крутанулся вокруг своей оси, крепко держа оружие в том же положении.
  Копье полоснуло рёбра противника ,оставив после себя длинную кровавую полосу. В реальности из чучела посыпалась солома, но для Дрейка это выглядело фонтаном крови, хлынувшим из врага. Воин испуганно схватился за рану, спешно переложив оружие в другую руку. Воспользовавшись его замешательством, Дрейк, будучи вне досягаемости его меча, стремительно перекатился ему за спину и широко замахнулся. Меткий удар - и древко копья со всей силы врезалось в затылок противника. Тот мгновенно упал на землю. Юноша развернулся, с победоносным видом оттолкнулся от земли и прыгнул на поверженного соперника. Наконечник копья приземлился на шею воина, с громким хрустом сломав его кадык.
  Удостоверившись в свой победе, Дрейк закрыл глаза и, когда открыл их, оказался в реальном мире. Вот перед ним лежал уже не окровавленный труп , а самый обычный манекен, порванный в районе рёбер. Каким-то образом он умудрился проткнуть шею чучела, и соломенная голова, поддерживаемая лишь несколькими нитями, скосилась на бок.
  Мысленно похвалив себя за точность, Дрейк поднял глаза. Большинство новобранцев оторвалось от тренировки с манекенами и с удивлением смотрело на юношу. Он с трудом сдержал самодовольную улыбку и как бы в невзначай бросил взгляд на командира роты.
  От того не последовало никакой реакции. Дрейк разочарованно вздохнул. Он ожидал легкого удивления, похвалы, раздражения - да хоть какой-нибудь эмоции! Но лицо сержанта, бывшего для Дрейка героем, осталось таким же равнодушным и непроницаемым.
  Впрочем, Рэм все таки удостоил юношу коротким взглядом. Однако, это было совершено лишь в порядке очереди, так как уже через секунду он точно также посмотрел на следующего новобранца.
  От взгляда сержанта Дрейку стало сильно не по себе. На него посмотрели как на... вещь. Обычно, люди смотрят так на камень, на костер, на свои ботинки, в конце концов на что-то неживое. Юноша слышал выражение 'пройти взглядом сквозь кого-то'. Для холодного же взгляда Рэма попросту не существовал тот, через кого он мог бы не переходить.
  Так и не дождавшись исчезновения мурашек, Дрейк хотел было перейти к следующему, нетронутому чучелу, как роте снова приказали построиться. На этот раз сержант повёл успевших подустать новобранцев к третьему участку.
  "У нас будет спарринг?' - удивлённо подумал Дрейк.
  Это привело юношу в недоумение. Исходя из прочитанных им книжек по военному делу, новобранцев всегда тренировали по строго-определенной схеме. Сначала - отработка ударов на манекенах, чтобы размяться. Затем - полоса препятствий, позволяющая проверить физические навыки солдата. В этой схеме точно не было спариннгов между новичками.
  Не умея толком сражаться, в тренировочных боях они бы получили лишь бессмысленные травмы. Бессмысленные потому, что у новобранцев ещё не хватало опыта, чтобы понять свои ошибки, которые привели к этим травмам, и научиться их предотвращать.
  Дрейк в очередной раз мысленно поблагодарил себя за то, что начал тренироваться с оружием до того, как вступил в армию. Благодаря этому у него было огромное преимущество перед остальными - он был опытнее и искуснее если не всех, то большинства новобранцев. Среди своей роты слабую опаску у юноши вызывал лишь мускулистый рекийец , но Дрейк знал как вести себя в бою с противниками, выигрывающими его в габаритах. Из тех же военных книжек отца юноша научился обращать свой сравнительно небольшой вес в преимущество.
  Слегка встряхнув плечами, сержант громко заговорил с привычным для него безразличием:
  -Сегодня будет один спарринг. Те кто не будет участвовать, должны внимательно следить за боем. Ты, - сержант указал пальцем на Дрейка - выйди из строя.
  Юноша вышел вперед и встал по стойке смирно. Ему с трудом удавалось сдержать дрожь в коленках.
  -Ты будешь сражаться сегодня. Выбери себе оружие.
  Дрейк, словно в тумане, медленно подошел к оружейной и взял тупое с обоих концов копьё. Все чувства и эмоции смешались в его голове: страх, радость, неуверенность... но больше всего воодушевление. 'Сержант все таки заметил меня' - с глупой улыбкой пробормотал про себя Дрейк, возвращаясь к месту построения. Он будет единственным из всей роты новобранцем, которого поставили в спарринг в первый день на службе. Не считая его противника. 'Интересно, кто он?' - промелькнуло в окрыленном сознании юноши.
  Приблизившийся к сержанту Дрейк отошел туда, куда тот указал рукой. После этого Рэм сам подошел к оружейной стойке с и взял притуплённый одноручный меч, оценивающе повертев его в руке.
  "Почему мне он разрешил выбрать оружие, а моему сопернику нет ?" - нахмурился юноша.
  В этом не было никакой логики. Это сделает поединок нечестным - сержант мог выбрать то, с чем другой новобранец попросту не умеет сражаться.
  Если только...
  Дрейк побледнел. По его лбу скатилась ледяная струйка пота.
  "Этого не может быть..." - пронеслось в голове у юноши.
  Его противником будет сам Кровавый Вихрь.
  
   Книга скорее всего больше не будет выкладываться на самиздате, вот ссылка на книгу на Лит-Эре: https://lit-era.com/book/uzurpaciya-b44804 (18+).
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | А.Енодина "Спасти Золотого Дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Сердце бабочки" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"