Мельников Максим Александрович: другие произведения.

Зеленая арка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Рассказ "Зеленая арка".
  Жизнь странная штука. Так живешь в ней и думаешь, что нечем тебя не удивить. А в один прекрасный день она изумляет тебя и поражает своей неординарностью. Кроме того, преподносит неприятные сюрпризы. Да, все это есть у каждого из нас.
  Максим Молчанов странная личность, между прочим, еще и интересная. У него появлялись всевозможные идеи к романам и рассказам. Он безумно хотел стать писателем и так же безумно хотел прославиться. Да, что там говорить, посылал свои романы в разные издательства. Но их безжалостно браковали. Не то, что издателям было не по душе его произведения. Написано хорошо, маленькие недочеты есть, но их можно исправить. Проблема одна: его никто не понимал. Что может написать двадцати летний парень с душой ребенка. Все его романы казались банальностью и дышали инфантилизмом. Все видели в этом минус, а это на самом деле плюс, стиль хоррор должен писаться именно так.
  Как говорилось выше, Максим Молчанов брал идеи своих произведений отовсюду, куда бы ни упал его дотошный взгляд.
  Однажды, когда он шел по своим делам. Он увидел перед собой зеленую арку. Никто ее не видел, а он увидел. Она не существовала в реальном мире, только в его воображение. Только сила творчества и фантазий помогли разглядеть ее в обыденной серости.
  Если взглянуть прозаическим глазом, то не увидишь ничего, кроме шпалер деревьев и все. Но если посмотреть творческим взглядом, все станет ясно и понятно. Мысль творчества ворвется в голову, как шальной ветер и устроит бардак. Но этот разгром будет радовать и поднимать настроение, и покажется, что жил не зря, и употреблял воздух не для того, чтобы выделить углекислый газ. Все делалось, чтобы жить и творить, не смотря ни на что.
  Шпалер деревьев с зеленой листвой нависали над дорогой. Каждая веточка приклонялась перед дорогой и его прохожим. Деревья нависали, показывая свою защиту от всяких неприятностей, например: дождя, но тут присутствовала еще и уважение. А если посмотреть через деревья, то увидишь, что справа стоят серые дома, а слева грязные гаражи. Это портило картину, делая ее более тусклой и тривиальной. Хотя сказочный дух жил здесь, несмотря на это, освещая своей нетронутостью эту необычную арку.
  Каждый день Максим Молчанов шел по этой дороге и проходил эту зеленую арку. Но никогда не замечал ее над головой. Однажды, идя в плохом расположении духа, он увидел ее. И это открытие привело его в восторг. Максим открыл что-то новое для себя, и невиданное. Новая энергия влилась в него, давая свободу и чувство полета. На неопределенное время тяжелые гири окружающего разомкнулись, давая желание жить и творить. Он понял, это новая идея к истории. Надо только подойти к ней правильно и начать, чтобы кружева произведения завертелись сами собой.
  Как только его посетила это идея, Максим решил, что зеленая арка будет символизировать смерть. Разумеется, куда без этого, без аллегорий, без метафор и немного мистики, и разумеется, под соусом хоррора. За тем он задумался над героями. Сколько будут главных героев? Кто из них должен умереть? Кто будет злодеям - монстром. Что они могут? Где будут разворачиваться события? Вопросы сыпались, как из рога изобилия. Главное, в пишущем произведении не запутаться и держать всех героев наготове.
  Начало Молчанов придумал. Сел за печатную машинку и написал: первая глава...
  Первая глава
  Ничто не грозило им сегодня. Они влюблены, а что еще нужно молодым людям. Каждый тонул в глазах другого. Дождь орошал землю. Капал немилосердно, грозно стуча по черному зонтику. Но им все равно, это всего лишь дождь. Прокапает, и мрачные тучи разойдутся. Солнце засияет над блестящей радугой.
  - Ты меня любишь, Миша, - спросил Лариса.
  - Больше жизни, - прошептал он.
  Лариса рассмеялась, так задорно, что щечки загорелись пунцовым цветом. Ей было не скрыть, что она безумно польщена. Локоны каштановых волос упрямо пытались, скрыть смущение хозяйки. А как блестели ее глаза - два алмаза.
  - Ну, ты и пройдоха, - и снова в смех.
  - А ты красавица.
  Они вместе расхохотались.
  В данный момент Михаил провожал свою девушку до метро. Ему всегда было приятно, когда Лариса просила ее проводить. Он любил, что люди зависят от него, а он от них, ведь в каждых отношениях должно находится равноправие...
  
  Максим посмотрел на эти строки и решил, что для основы пока неплохо. Если что-то пойдет не так, он их обязательно переправит. А пока, сейчас начнется интересный фильм "День сурка", и еще ему надо что-нибудь перекусить. Ему казалось, что в холодильнике должен остаться вчерашний суп уха.
  Он пришел на кухню. Разогрел суп. Тем временим, начался фильм. Максим побежал с тарелкой горячего супа в зал. Положил тарелку на журнальный стол и включил телевизор. Потом побежал в ванную, чтобы помыть руки. И когда стоя над раковиной, Молчанов взглянул на себя в зеркало. В палые глаза, серо-зеленого цвета. Нос немного вздернут, но курносым его назвать нельзя. Впалые щеки, на них слабо виднеется щетина. Губы достаточно красивые, правильной формы и яркие. А шевелюра заросла волосами и по ним уже давно плачет гребень.
  "И этот человек что-то творит? - подумал Максим сам о себе. - Я живу обычной серой жизнью. Я видел меньше любого человека моего возраста. А я творю? Смешно, да и только. Но как все-таки, хочется вырваться и перенестись в другой мир, в мир фантазий и стать героем романа или фильма. Стать кем-нибудь".
  Максим знал не надо долго задумываться о своей жизни. Она всегда приводит в уныние, а сейчас не до этого. По большому счету это был несчастный рефлексирующий человек, который постоянно хочет понять себя, познать свою личность. Вывести алгоритм жизнь, чтобы полегче существовать в этом мире. Но он не понимал жизнь, такая сложная штука, в уравнение его не выразить. Но он умудрялся творить.
  Помыв руки, он заулыбался зеркалу и пошел есть. Во время еды он смотрел фильм "День сурка". И уже придумал конец главы...
  
  Они поссорились, но Михаил все равно пошел провожать Ларису. Дождь лил, как и все в последующие дни, когда он ее провожал. Что теперь? Угомонится ли дождь, который лил почти все лето? Может быть, тогда и наступит просвет в их отношениях. Пройдет кризис в отношениях.
  - Какой ты все-таки дурак, - ярилась Лариса.
  - Что ты кричишь на меня? На мамочку будешь орать! Поняла?! - сорвался Михаил на нее.
  - Ну и козел же ты? Как я с тобой вообще иду, под одним зонтом? - ерепенилась она.
  - Хватит! Надоела! Целый день бузишь на меня, это меня уже достало!
  - Прости меня, - ехидничала она. - Прости такую дуру, за все. Я не хотела причинять тебе неприятности...
  - Прекрати!
  - А если не прекращу? Что ты сделаешь? Что?
  Михаил резким и грубым движением развернул ее к себе и замахнулся на нее рукой. Прикусив губы, он еще крепче сжал кулак, но гнев свои сдержал. Опустил кулак, а Лариса только усмехнулась.
  - Видели люди, он хотел меня ударить. Представляете, он хотел ударить меня? Ух, какой богатырь, чуть меня не ударил, свою любимую девушку.
  Михаил не говоря ни слова, вышел из-под зонта. Холодные брызги дождя капали на его черную кудрявую шевелюру, призывая встать в защищенное место. Айсберг ничто поглотило его душу, любовь замерзло до лучших времен, ожидая весну и солнечные лица. Его глаза застыли, видя мрак и пустоту. Состояние полного аффекта.
  - Что ты меня не будешь провожать? - ухмыльнулась Лариса.
  - Пошла ты, дура, - сухо сказал Михаил, с достоинством поднял подбородок. Развернулся и пошел прочь.
  Лариса немного растерялась, за тем собравшись с мыслями, выкрикнула ему в след:
  - Сам ты пошел, куда подальше, козел. Ничего, ничего, я и без тебя дойду. Здесь недалеко.
  Своенравно повернула свою голову вперед, щечки раздулись от негодования. Но раздражение быстро сменилось страхом и нерешительностью. Впереди нее стояла зеленая арка из деревьев. Они нависали, приглашая войти. Но в них не было той доверительности, того доброжелательства, которое было днем, теперь оттуда несло болью и опасностью, и одновременно увлекало получить адреналин в кровь.
  В зеленой арке уже гуляли сумерки. И главное, в ней не было ни единой души. Как-то пусто и глухо оказалось в ней. Мрачные тучи не давали солнечного света, чтобы развеять тени пугливости. Да еще деревья - предатели, пытаются своей листвой поглотить весь дневной свет. Арка превратилось в пасть голодного зверя.
  Лариса, увидев, эту арку испугалась. Уже хотела побежать за Михаилом. Но, вспомнив о нем, ее ярость разожглась с новой силой. Она даже от негодования ударила своим хрупким кулачком об ручку зонта.
  - Ничего я тебе еще припомню, - шипела она, как змея. - Моя месть будет жестокой. Будешь ползать у меня в ногах.
  Затем прокляла все на свете и ступила в зеленую арку. Еще днем она спокойно проходила мимо этих деревьев, и не замечала, что они создают что-то вроде арке. Ее это совершенно не волновала. А теперь посмотрите, она трусит перед тем, чего в реальности нет. Глупость, да и только.
  С каждым шагом эти мысли улетучивались прочь. Здравый смысл и логика заткнулись давно. Они потерялись силу в этом месте.
  - Лучше бы я оставалась дома, лучше бы я оставалась дома, лучше бы я оставалась дома... - всхлипывала она.
  Лариса молила Бога, чтобы он послал ей хоть одного человека на встречу. Ей бы тогда не было так страшно. О, чудо из-за поворота к ней начал приближаться старичок маленький, сгорбленный и опирался он на тросточку. Обычный старикашка. Он постоянно останавливался и кашлял в платочек. Пот со лба капал бисером, заливая глаза. Переход давался ему с трудом, да еще левую руку отягощала сумка.
  Лариса обрадовалась. Этот факт, что она ни одна, придало ей сил. Ноги снова налились энергией, и она радостная подбежала к старику, и начала вокруг него резвиться.
  - Дедушка, дедушка, дедушка, - весело кричала она.
  Дед на нее ошалело смотрел, подумал, что она чокнутая молодуха. Наверное, обкурилась марихуаны и скачет, как ядреная коза.
  - Со всем дура? - испуганно проговорил дед.
  - Спасибо, дедушка, - искренне поблагодарила она и побежала вперед.
  Лариса добежала до того места, когда противные деревья уже не висели над головой. На этот раз можно было легко и глубоко вздохнуть свежего воздуха. Она так и сделала, вобрала в полную грудь.
  Вдруг позади тихонько постучали по плечу. Она повернула голову и немой ужас, застыл на губах. Ей захотелось позвать на помощь. Но сильная жилистая и венозная рука заткнула ей рот.
  - А как же попрощаться с бедным дедушкой? - скрипучим голосом, проговорил тот самый дед, которого встретил Ларису по дороге.
  Дед изменился, желтое потное лицо светилось нездоровой энергией. Глаза блестели жаждой, как у изголодавшегося вампира. А улыбка... Она была такая отвратительная, длинные с желтым налетом зубы, да еще к тому же изо рта воняла, словно из помойной ямы.
  - Пообщаемся. - И зашелся в истерическом смехе.
  
  "Неплохо", - подумал Максим, доев суп. Пошел на кухню, вымыл тарелку. И снова сел за печатную машинку. Допечатал первую главу. Когда Молчанов дописал ее, с него в три ручья тек пот, но лицо выражало неподдельное удовлетворение. Роман только начинался, и это его радовало, он будет загружен любимым делом. А что еще для жизни надо?
  Надо еще сделать пару убийств и исчезновений в этом месте. Это будет во второй главе. Полиция в панике, город тоже и дурная слава района, и зеленой арки. В третьей главе мы вернем к старому герою по имени Михаил Белов, бывший парень Ларисы.
  
  Третья глава.
  Как будто прошло лет сто. Хотя никого не обманешь, и Михаил это хорошо понимал. За эти два года он здорово начал напиваться. И сколько мать не говорила, что так жить нельзя, Михаил все равно жил именно так!
  Белов корил себя за то, что не проводил Ларису до метро. Теперь совесть изводит его, как только может, и иногда душевные муки сводят его с ума. Лучше напиться, чем слушать противный глас внутри себя. Но не только в совести было дело, родители Ларисы обвиняли его во всех смертных грехах, тем самым, теребя старую рану. Все факторы, позволяли ему надраться до рвоты.
  Михаил слышал, что в течение двух лет, там пропала в общей сложности семь человек. Потом через несколько дней находили исковерканные трупы. Но больше всего поражала весь большой город, особенно жильцов близлежащих домов, что на трупах были отпечатки зубов. Значит, в районе находился маньяк-каннибал. Кошмар. Престиж района падает, частная собственность дешевеет, респектабельность никакая, все бояться. Этот район превратился самый убогий из всех в городе. В нем существовали только сомнительные лица.
  Мать Михаила предлагала переехать с ней из этого района, но тот отказался, сказал, что будет подыхать здесь. Она не возражала и не настаивала, и Белов за это был ей благодарен. Хотя все-таки грустно, что ничего нельзя вернуть, и может быть, жизнь не была такой кислой и горькой.
  Михаил взглянул в окно, и увидел, что на улице уже осень. Всего лишь вчера стояло жаркое душное лето, и зеленая арка имело исполинскую силу, как никогда, сегодня уже листва опадает, и то чертово место ослабло. Но Михаил был уверен, что зеленая арка по-прежнему сильна и может поглотить незадачливого прохожего.
  Ему пришло в голову мысль: "А не пора ли прогуляться"? Но не только идея подстегнула выйти в осенний холод, но и интуиция, которая настойчиво требовала пойти к этой арке.
  Михаил быстро оделся и вышел на улицу, под сильный ветер и грозовые тучи. Осень никогда не баловала людей, миндальничать не в ее стиле. Мельком взглянув на печальную обстановку, он направился в сторону своих кошмаров. По дороге он прошел пару домов, магазин и аллею. Прошел через дорогу и вот, она стоит перед тобой та самая эфемерная арка, которая прячется в тенетах иллюзий.
  - Здравствуй, враг мой, - язвительно поздоровался он.
  Мимо проходящий мужчина обернулся с непонимающим взглядом, а потом пошел по своим делам. Арка ответила ему тем же, ветер затрепал его нечесаные волосы, пытаясь вырвать.
  - Ты думаешь, я боюсь тебя? - с наглостью спросил Михаил. - Я не боюсь тебя. Я войду, и ты мне ничего не сделаешь.
  Михаил с упрямством в глазах, вошел уже пожелтевшую арку, но все-таки еще сильную. Шаг за шагом он шел вперед. Но ничего не происходило страшного и ужасного. Только несколько происходило странностей. Как-то странно завывал ветер, призывая остановиться, и людей поблизости не было. Пустота и тишина безжизненности присутствовала в арке. Она давила и нагнетала обстановку, и разумному человеку было трудно находиться здесь, ибо этот разумом уходит от тебя, заполняясь пустотой.
  Встряхнув головой, и видения фантазий разбежались в сторону. Но на этом мелкие неприятности не закончились, у Михаила в голове загудело. И с каждой секундой этот звук нарастал. Из глаз брызнули слезы. Все кружилось и качалось, словно он находился в самом эпицентре шторма. Сквозь марево слез Михаил видел, как расплывчатый силуэт приближается к нему. Ему почудилось, что это тот самый убийца, который забирает людей в мир теней. Он хотел закричать, но не мог. Ему хотелось бежать, но ноги не слушались. И Михаил смирился и ждал своей участи. А силуэт приближался...
  До него дотронулись. Михаил вздрогнул.
  - С вами все в порядке? - спросил взволнованный голос.
  Михаил посмотрел на своего губителя и откровенно улыбнулся, даже немного раскрыл рот. Перед ним стояла женщина лет сорока, симпатичная, крашенные рыжие волосы и обесцвеченные серые глаза. Стройная, подтянутая и высокая. Если бы Михаил встретился с ней лет пятнадцать назад, он бы обязательно влюбился в нее.
  - С вами все в порядке? - еще раз спросила она, и ее лицо выражало озабоченность и тревогу.
  - Все в порядке, - выдавил из себя Михаил.
  - Точно?
  Михаил кивнул и глубоко вздохнул. Женщина отошла от него и пошла дальше. А он стоял и смотрел себе в ноги. За тем он, словно зомби, пошел дальше. Постепенно он начал приходить в себя, но ноги немного подкашивались, а так все в порядке. Михаила обессилила смертельная арка.
  Повертел головой, Михаил посмотрел вокруг себя. Арка исчезла. Обычные деревья, серые дома, грязные гаражи и раздолбленная дорога - ничего примечательного и опасного.
  Михаил медленно, усталым видом, повернулся назад, чтобы еще раз взглянуть на сюрреалистическую арку из деревьев. Призрачный свет падал на нее. Но не это поразило его. Молодая женщина стояла в десяти шагах от него и хищно улыбалась. Антрацитовые бездонные глаза смотрели на него, проделывая в голове дырку. Ему стало нехорошо от дьявольского взгляда.
  - А у меня для тебя сюрприз, - слащавым голосом сказала девушка.
  - От тебя мне ничего не надо, - хрипло сказал Михаил.
  - Неужели? - приподняла, в наигранном изумлении, бровь. - А разве тебе не нужна голова твоей любимой Ларисы, а?
  Рука вынырнула из-за спины девушки. В пальцах были зажаты каштановые волосы, на которых висела окровавленная голова. На ее лице застыл безумный ужас, глаза почти вылезли из орбит, а язык торчал изо рта в идиотской и неуместной шутке.
  Михаила затошнило, но он сдержался. Только неприятный вкус остался во рту. Он старался, как можно меньше смотреть на голову. Правда, это с трудом получалось у него, смерть притягивает.
  - Разве тебе не нужна голова? - спросил мерзкий голос.
  - Нет, не нужна. Лариса похоронена и пусть земля будет ей пухом. Не тревожь ее!
  Губы девушке скривились в ярости.
  - Хорошо! Очень хорошо! Твоя душа все равно будет моей!
  Исчезла. Она исчезла. Михаил поблагодарил Бога за то, что дал волю. Ему хотелось взять голову Ларисы, потому что знал, что ее голову так и не нашли. И так хотелось взять ее...
  
  "Третья глава неплохо получилась", - подумал Максим. В данный момент он находился на седьмом небе от счастья. Чувство удовлетворенного долго, поглощала его, вырабатывая ту самую живительную энергию, которая нужна для житья в повседневности.
  На следующий день после института, ему не терпелось снова сесть за печатную машинку и накатать что-нибудь необычное. Надо продолжить роман или это получится рассказ, он до сих пор, так и не понял этого. Но дело идет к тому, что, скорее всего это будет роман.
  Пришел домой. Опять тот же ритуал. Обед. Фильм. И снова за печатную машинку. Максим напечатал четвертую, пятую и шестую главы. Он все-таки твердо решил пойти по пути романа. В эти три главы он запихнул еще несколько героев, которых тоже пыталась заполучить зеленая арка. С первой встрече им удалось вырваться из кровожадных лап невидимого чудовища. Но какая-то сила не отпускала их, они остались живы. Хотя если бы к ней попали другие люди, то они вряд ли вышли живыми. За то, что они еще дышат воздухом этой планеты, придется заплатить. И это цена будет уничтожение монстра или монстров, которые поселились в зеленой арке...
  Глава седьмая.
  По всюду кровь. И ветер дует, пытаясь затушить костер. Вокруг костра кровь, и пламя синеватого отлива. Это сцена не вписывалась в нормальные рамки, и Михаилу пришлось это признать. Он голый шел по аллеи к этому костру, его обуревал голод, и стыдливость не давала покоя. Ну, все-таки как приятно понежить свое не защищенное тело в огне. Удовольствие и все тут!
  А неподалеку находилась зеленая арка, но в свете луны, она приняла мрачный окрас. И мерещилось, что там живут духи, оборотни, вампиры, василиски и еще всякая нечисть, которым не подберешь название. Завывание и вибрации злобной силы исходили из нее. Существо в арке знала, что здесь замышлялось и это ей совершенно не нравилось. Она хотела испугать Михаила, чтобы он хоть раз вздрогнул от страха, тогда он никогда не дойдет до огня познания и спасение.
  Михаил чувствовал инородную силу, пытающуюся его остановить. Но ему по большому счету, сейчас было наплевать. Он на холоде, а там тепло, и страх не помеха.
  И сделав один шаг, он стоял у костра...
  
  В это момент Максим приостановил свое описание. Его глаза смотрели в мир фантазий и невероятных историй, и лицо горело румянцем. Глупая улыбка расплылась на его лице. Всем своим видом он выражал блаженство и удовлетворение своим произведением, своим талантом, собою и всей жизнью. Ему было хорошо, от задуманных дальнейших идей. Молчанов чувствовал себя творцом, сказочником, где он может шкодить и радоваться, как ребенок, своим проказам.
  А соль вся, вот в чем. Максим решил внести себя в свое произведение, будет наблюдателем со стороны. Он будет разговаривать со своими созданными героями. И они будут ему отвечать так, как он захочет. Они будут его марионетками, хотя каждый будет из них думать, что он личность и имеет свои права. Каждый будет говорить из них: "Я человек и ничего человеческое мне не чуждо". Молчанов их наделит эмоциями, чувствами, привычками и даже третьей ногой, если он захочет. Было бы желание. Но никто из них не поймет, что он выдумка и вся их жизнь просто замысел писателя.
  Вот, идея родилась и он собирает главных героев, чтобы показать себя. Это его шоу, он будет на сцене, а они всего лишь зрители, но которые не могут отказаться от бесплатного представления.
  - Сначала соберем всех их, а потом появлюсь я, во всей красе, - возбужденно сказал он пустой комнате.
   Костер грел прекрасно, даже назойливый ветерок не беспокоил его. Михаил сидел смирно и терпеливо ждал остальных. Он не знал, почем он ждет, кого он ждет и зачем это все нужно. Но что ему, было, понятно наверни-ка, что сейчас он развлекался во сне. У него и тени сомнение не присутствовало, что перед ним сон. Наверно, он был прав. Хотя кто может за это поручиться, ведь никого поблизости нет.
  Вдруг появились еще четыре человека. И хотя Михаил ждал их, для него это явление оказалось неожиданным, так что он свалился с пня.
  Четыре человека, которые тоже появились, уселись на пни, около костра. И главное они все были, в чем мать родила. Михаила удивило две вещи. Откуда взялись еще четыре пня, ибо их не было. И почему все голые. Не то, чтобы он жаловался или огорчался, да и не возбуждала его это со всем. Но Михаил искренне хотел знать, почему они все голые и кому обратиться с разъяснениями.
  Кстати одну из непрошеных гостей он узнал. Это была та самая женщина в возрасте, которая спасла от чар зеленой арки. Он тогда подумал: Если бы она была на пятнадцать лет моложе, он бы влюбился в нее". Осмотрев ее с ног до головы, Михаил отметил, что она даст фору и двадцати летней девушки. Остальных он не знал...
  "Как я не люблю описаний, - подумал Молчанов. - Это тормозит развитие сюжета". Максим решил не давать полную справку четырем героям, к тому же он коротко описал в последних трех главах. Тем более они еще познакомятся с Михаилом, и опишут себя сами. А потом черед Максима. Приготовьте фанфары, максики идут.
  Они познакомились, как могли, беря в расчет ненаглядный вид. Мужчина, что сидел напротив Михаила, звали Георгием Несмеянов. По правую руку сидела та старая знакомая, с которой он встретился в зеленной арке. Ее звали Олеся Малышкина. Остальные отказывались назвать себя, особенно девушка, она была, награни истерики.
  - Я не хочу умирать. Мне страшно. Почему я голая? - она пищала, как ребенок, в промежутках громко всхлипывала.
  Молчаливый парень суровыми чертами лица, не отвечал ни на какие вопросы, как будто ждал своего адвоката. Он ждал своей участи и, что будет происходить дальше.
  - Интересно, как мы сюда попали, да еще в голом виде? - спросил Георгии, почесывая свои толстый живот
  - Я думаю это всего лишь сон. Ничего более. Так что успокоитесь, скоро все закончится, - педантично сказала Олеся.
  - Я так не думаю, все только начинается, - скептически глаголал Михаил. - Это не сон. Мне кажется, что это реальность. Вначале мне тоже так казалась, а теперь нет.
  - Да, о чем ты говоришь? Разумеется, это сон...- Михаил сидел близко и ущипнул: - Ай, больно же.
  - Вот, именно, что больно.
  - Значит, мы не во сне, - испуганно произнес Георгий.
  Он встал с пня и начал оглядываться вокруг. Молчаливый парень тоже в испуге озирался по сторонам. Было видно, как у него трясутся поджилки. А истеричная баба иступлено визжала, прося всех святых защитить ее.
  - Давайте, успокоимся, ведь должно быть логическое объяснение, - не теряя самообладание, сказала Несмеянов.
  - Его нет, - холодно сказал Михаил. - Посмотри на зеленую арку, и ты все поймешь.
  Он указал в сторону призрачной и могущественной силы. Все по команде проследили за пальцем, и сразу поняли, с чем имеют дело. Доказательство не нужно, если перед вами аксиома. Даже плаксивая девица замолчала и задумалась, глядя куда-то вдаль. Каждый из них ввергся воспоминания, как речной омут затянул их за собой. Повисло молчание, которое развеет Максим.
  - Что загрустили? - спросил я их. - Неужели кто-то умер?
  Все обернулись в ту сторону, откуда шел голос. Они могли разглядеть только тени, ибо я находился в них. Молодой человек и плаксивая девица отступили назад.
  - Ох, не бойтесь меня, пожалуйста, Леонид и Ольга. Я не враг вам. Я друг ваш.
  Они остановились в растерянности, и не знали, куда им деваться. Я вышел весь из тени, плащ скрывал меня, а капюшон не давал увидеть мое лицо. Так мне казалось таинственнее и эффектнее. Мою душу грел маленький огонек тщеславия.
  - Я вас тоже знаю. Ты, Михаил Белов, который винит себя в смерти своей подруги. К тому же неисправимый пьяница, пытаясь свою боль заглушить алкоголем. Думаешь, удастся. - Михаил не ответил. Я ему этого не позволил. - А, вот, вы уважаемый господин Несмеянов, высокого интеллекта человек и работаете главным инженером на заводе. Вы душка, если не брать во внимание, что вы любитель извращенного секса. Олеся Малышкина знойная женщина даже для своих лет. Оба раза выходила замуж, и оба раза неудачно. Мужья оказывались подлецами, но как истинная амазонка, оскорбления, она смывала кровью. Убила обоих, и сделала так, что это выглядело, как несчастный случай. И знаете, - в это момент я делаю хитрое лицо. - Она втюрилась в Михаила, как девочка. Неправда ли?
  Олеся покраснела. Михаил был черств, и неэмоционален, как истинный джентльмен - безразличен. Не хотел вводить еще большее смущение Олесю.
  - Наконец, Леонид Алдонин и Ольга Рыбина. Оба неудачника, не могут найти своего любимого человека. Один из-за того, что очень стеснительный, и лопочет перед девушкой всякую чепуху. Тем самым отталкивает ее, делая себя полным идиотом. У Ольги подкачала внешность и из-за этого комплексует, хотя парни избегают ее совершенно по другой причине. Она не умеет ухаживать за собой. Олечка, красота требует жертв и денег, особенно на косметику. Но у Ольги и Леонида есть одно сходное качество, они каждый вечер запираются в ванне или в туалете и мастурбируют. А теперь присядем.
  И все как загипнотизированные уселись на свои пни. Михаил снова подметил, что количество опять изменилось. Что здесь происходит?
  - Михаил, я сейчас все объясню? Присаживайся, - улыбнулся я ему по-отечески.
  Уселись. Наступила тишина.
  - Ваша миссия заключается в том, чтобы вы победили чудовище или чудовищ, которые прячутся в зеленой арке. А может быть не только чудовищ. Посмотрим, как я захочу. А теперь я вас слушаю, только по порядку. Начнем с Несмеянова, а за тем по кругу.
  Максим был без ума, что он может подчинять их. Сейчас он находился в апогей чувств и эмоций. Это стихия, которая топила его с головою.
  - Кто вы? И почему мы должны бороться с монстрами? - степенно-неуверенным тоном, сказал Несмеянов Георгий. - Мы же не спецназ.
  - Вы сами знаете, кто я. Вы еще в это не можете поверить или не хотите верить. А на второй вопрос я обязательно отвечу. Потому что я вас спас, и вы мне должны. Каждый из вас помнит, как он спася. Но вы решили, что это судьба или стечение обстоятельств. На самом деле я подсылал людей, когда вам уже угрожала опасность. И помните, с кем вы встретились.
  Неожиданно подала голос Ольга.
  - Это был арлекина на ходулях с длинными руками. Он хотел схватить меня...
  - О чем ты говоришь, - грубо оборвал ее Леонид. - Это был Джейсон из фильма "пятницы тринадцатой".
  - Ты что дурак? Это был клоун.
  - Сама ты, дура.
  Я искренне рассмеялся. Я/Максим хохотал до упаду, так что огонек в костре весело подскочил, прислушиваясь к моему голосу. Спровоцировал эту инфантильную ссору я, и не скрою, это мне очень понравилось.
  Сейчас устрою еще один сюрприз так, что все просто упадут от развития событий.
  - Голубки бранятся, значит, любовь их сильна, - с лукавством сказал я.
  Леонид потупил взгляд. Начал внимательно рассматривать свои руки, и старался не поднимать глаз. Ольга вообще была в шоке. Не отрывала своего взгляда от Леонида, потом она перевела глаза на меня. Я ей ласково улыбнулся и кивнул.
  - Ты же хочешь его. Я знаю. А он хочет тебя, поверь мне, - убедительно говорил я. - Так чего вы ждете, ночь коротка.
  Несмеянов, Михаил и Олеся подпрыгнули от такого заявления и открытой пропаганде к сексу в общественном месте. "Как такое вообще возможно"? - подумал Михаил. Его рот раскрылся и упорно не хотел закрываться. Глаза вылезли из орбит, а волосы казались, шевелились на голове.
  - Я слышу все ваши мысли, я знаю их. Так что вас это привело в состояние аффекта. Но это ничего. - Я повернулся к Ольге. - Олечка, милая, ты так хочешь его, что вся истекаешь желанием. Вперед!
  При первых слов к близости, она еще мялась и сомневалась, но сейчас на лице ее читалось решимость, сделать это.
  Ольга запрыгнула на Леонида. Тот даже не успел сообразить, что происходит.
  - Леонид, ты тоже хочешь ее, - голосом всезнайки сказал я.
  - Прекратите! - закричала Олеся.
  - Ах, ты мне еще приказываешь. А может быть, ты хочешь потрахаться на холодной траве с Михаилом.
  Олеся закусила губу и уселась на место. Леонид и Ольга уже во всю приводили свои половые органы в действия.
  - Прекратить. Я вам еще дам время для секса, - потерял я интерес к своей забаве.
  Ольга и Леонид встали. Волосы растрепаны, глаза - маленькие блюдца, а движения дерганые. Их лица выражали одновременно облегчение и разочарование.
  - Олеся, твоя очередь задавать вопрос, - с меланхолией сказал я, и сделал жест, чтобы она поторопилась. Хотя время не имеет значение, было бы желание, могу продержать их хоть целую вечность.
  - Почему вы выбрали нас из миллиона людей? - патетическим голосом спросила она.
  Олеся видно находилось в состояние экзальтация. Слишком возбужденна и нездоровая улыбка играет на лице. Мне стало ее жалко. Почему мне жалко, ведь это я создал для нее такое состояние?
  - Успокойся. - Это подействовала на нее благостно. - Вы мне понравились. И таких, как вы, больше нет на белом свете.
  Мне не хотелось говорить, что они мои создания. Ах, черт, одену я вас. Все пятеро человек были одеты в свою любимую одежду. Никто не изумился, не испугался, не пустился в пляс, одежду приняли, как должное. Вдруг у меня, то есть у Максима Молчанова, потекла слеза. Мне стало жалко их, больше половины из них умрут, это требует жанр. Может быть я могущественнее Бога, но с жанром мне не совладать. Он здесь Бог, я как марионетка выполняю его приказы. Мне хотелось, отправить их в кроватки, и сделать через трудности их счастливыми людьми. Дать шанс, почувствовать жизнь и как она дорога, но я сам не могу почувствовать ее. И не хочется опечаливать их дурными воспоминаниями, если они остались в одиночестве. Тогда потеряется сюжет, это еще один из Богов, от которого я зависим. Сюжет убьет их. Они весь роман будут переживать друг за друга, и я вместе с ними, они станут настоящими друзьями, а я не стану другом, потому что меня нет в их мире. Но они умрут таков жанр хоррора, а другие миры я не умею создавать и это моя слабость. Мое невежество и порок. Пусть обо мне расскажет сам Михаил, мой любимый герой. Как любимым людям, мы всегда делаем больно. И он будет страдать больше всех, потому что он останется в живых, а другие умрут. Он будет бороться, и биться, он больше не станет лакать водку, как последняя скотина. Последняя глава будет о нем, как о настоящем Человеке с большой буквы.
  - Расскажи им, Михаил. Ты все понял? - с грустью сказал я.
  - Понял, - холодно ответил он. - Этот человек - сказочник и он наш создатель. Мы всего лишь пешки, в большой игре белых и черных королей. А он выступает за белых и черных, всеми фигурами он руководит, играя самим собой, как младенец. Он пишет наши биографии, он судьба и Бог. Зеленая арка - это тоже его создание, и от него зависит, умрет твой близкий или нет, потому что он писатель ужасов.
  Я печально покивал и тяжело вздохнул.
  - Тебе не жалко нас? - вдруг спросила Олеся, смотря серыми глазами.
  Я встал с пня и пошел во мрак.
  - Ты не ответил на мой вопрос?
  Неужели я сам себя упрашиваю, ответить на свой же вопрос. Парадокс.
  - Жалко? Наверное, жалко. Если это можно назвать жалостью. Но один подарок я тебе сделаю. Нет, даже два, а может быть и три. Это как получится. Вместо серых глаз, я подарю тебе голубые. Ты узнаешь настоящею любовь. И умрешь мгновенно, потому что тебе сломают шею.
  Я хотел уже уйти, но остановился. Вдруг меня охватила щедрость и альтруизм напоследок.
  - Леонид, ты больше не будешь безумно стесняться девушек. Ольга, ты научишься ухаживать за собой. Ты будешь красавицей. И я дам, тебе и Леониду, время покуролесить. Но вы тоже умрете. Господин Несмеянов я даже не знаю, что в вас исправить. Вы мне очень нравитесь, как герой.
  - Купите... - начал Георгий, а я закончил его мысль.
  - ...хороших кубинских сигар. У вас завтра будет день рождения, и вам подарят убийцу легких.
  - А тебе, Михаил, я ничего не подарю. Ты главный герой и этого достаточно, - холодно ответил я.
  Михаил промолчал. А меня уже не было.
  Он проснулся на утро, осознавая, что произошло вчера. Сидя на кровать, Михаил смотрел в не включенный телевизор, словно там показывали интересную передачу. И вдруг он расплакался оттого, что вся его жизнь, один мелкий дешевый роман ужасов.
  Максим после седьмой главы был каким-то разбитым и мрачным. Слишком далеко зашел, засунул себя в роман, показывая, что он автор всего. Теперь его вдохновение улетучилось вместе с эфиром, улетая в теплые края, и неизвестно скоро ли вернется и вернется ли вообще.
  Взглянув в окно, Максим почувствовал себя по-настоящему одиноким. Что там аутизм, депрессия, хандра, сплин и еще всякая дрянь. Ему это показалось такой ничтожной мелочью, что не стоит даже затрагивать эти темы. Одиночество среди друзей, знакомых и обычных прохожих. Что может быть хуже? Эта седьмая глава все испоганило, вывела его из душевного равновесия. Максим нашел ту единственную нить, как жить продуктивно в этом обществе для себя, и не хочет потерять ее. А он чувствовал, что она выскальзывает из его рук. Может быть, нити никогда не существовало. Выдумка. Иллюзия. Кто его знает?
  
  Прошло три дня.
  Прейдя, домой после института. Он снова уселся за печатную машинку. Прошел час. Два. На подходе третий, а он еще не написал ни слова. Проклятая седьмая глава нарушала всю линию сюжета. Черт возьми!
  Максим находился в негодование, и награни истерии. Он начал долбить по столу, петь аморальные и пошлые песни, которые резали слух и уши скатывались в трубочку. Терзание души продолжалось долго. Пока он не отошел прочь, от пишущей машинки.
  Вечером того же дня позвонили друзья и приглашали прийти на вечеринку. Молчанову не хотелось, иди на эти безбожную попойку, но его все-таки уговорили.
  - Ладно, ладно, прейду. Ну, конечно, я принесу деньги. Ты думаешь, что я дармоед. Да, понял. Все, пока.
  Повесил трубку.
  Молчанов не спеша начал одеваться. Натянул джинсы, легкую кофту. Причесался. И в это время у него в голове завелась шальная мысль, словно блоха на собачьей шкуре. "Мне придется проходить через зеленую арку". Его это идея не вдохновило. Ладно, днем пройти через нее. Но придется возвращаться домой под вечер, а в это время на улице уже стемнеет.
  - Что за глупости я говорю. Я пойду и все тут, - категорическим тоном сказал пустой комнате.
  Но пустая комната не возражала, она хранила партизанское молчание.
  После долгих терзаний идти или не идти. Максим все-таки пошел. Проходя зеленую арку, он испытывал сильный страх. Ему совершено не хотелось, проходит через нее. Он сам создал иллюзию, а теперь канонически верит в нее. Быстрым аллюром пробежал сквозь арку, и, когда он уже был далеко, тогда Максим позволил себе обернуться.
  Ничего особенно. Зеленая арка созданной природой и ничего более. И не пахло никакой иррациональностью. Все было нормаль, все было как всегда.
  Молчанов вздохнул. "Из-за чего я вообще нагнетал обстановку? Кто меня поймет?" Если отключить фантазию, то зеленая арка исчезнет. Будут видны склонившиеся деревья и все.
  Максим усмехнулся в своей мнительности и трусости. Да, кому он нужен.
  Под вечер он напился, как свинья. Уже стемнело, хоть глаз выколи. Максим распрощался со своими друзьями и пошел домой. Страхи и сомнения давно уже забылись и рассосали в алкоголи. Правое ипохондрическое полушарье мозга покорно отключилось, а левое во всю веселилась, искажая оценки реальности.
  Наконец Молчанов дошел до зеленой арке, которую тронула седина осени. Вернулись страх смерти, неуверенность в завтрашнем дне, суровые расправы хулиганов. Страх охватил ко всему, источник находился внутри Максима. Но все старания заглушить его, успехом не увенчались.
  В экстремальных ситуациях организм открывает все свои клапаны, и через пять минут Молчанов стоял трезвый, словно и в рот капли не брал.
  Тишина. Тусклый свет из окон. Аморфная и безликая, зеленая арка, таила в своем лабиринте тайны заговора. Туда, куда не попадал свет, тени сгущались, концентрировались в том месте. А потом нагло напирали на блеклый свет, чтобы поглотить его и утолить свое мрачное чревоугодие. Мерещилось, что это какой-то другой мир, безжизненный, злобный и беспощадный, как сама пустыня, которая готова любое существо проглотить. Все чуждое, и каждый куст или маленькая деревце, готова обратиться в дикое животное и растерзать любого, кто попадется на его пути.
  Не выдержав давление страха, Максим запаниковал и побежал сквозь призрак своих фантазии. Он бежал очень долго, не останавливаясь даже передохнуть. Пока не оказался у себя дома.
  Молчанов упал на колене в передней и глубоко дышал. Его немного тошнило, от такого марафона, а во рту стоял противный вкус измождения. Отдышавшись кое-как. Он встал с колен. Разделся, снял обувь и пошел в ванную умываться. Мысли его блуждали только о зеленой арке. Взглянул в зеркало, бледный, изможденный, лицо осунулось, похудело. Капли пота катились по его лицу.
  Включив кран, Максим вымыл лицо. Посмотрел на свою мокрую харю, и после этого пошел перекусить. Аппетита особенно не было, но Максим съел хлеб с колбасой. Этим он удовлетворился. Пришел в свою комнату, ненавистно посмотрел на печатную машинку. Он не может начать восьмую главу. Ему не хотелось садиться за печатную машинку, но дело есть дело. Роман надо закончить.
  - Восьмая глава должны быть начата, а роман написан, - степенно сказал он.
  Максим уселся за свой стол. Подвинул по ближе печатную машинку. И напечатал два слова: восьмая глава.
  Сколько бы он сегодня не сидел, не написал ни единой строчки.
  
  Проснувшись с утра. Его голова опять была забита зеленой аркой, героями романа, их словами. Вся это история сводила его с ума. Голоса наводняли его голову. Молчанов зажал голову руками. А голоса усиливались.
  - Перестаньте! - закричал он в пустую комнату.
  Встав быстро с кровати, он побежал ванную. Он взглянул на себя, мешки под глазами. "Это плохо", - подумал Молчанов. Не позавтракав, он быстро собрался и побежал в институт.
  Его ноги неслись к остановке, ему не хотелось тратить времени. Каждая потерянная секунду для него - это размышление о восьмой главе. Но Максим понял постоянно нельзя быть в движение. От мучений нельзя скрыться, они все равно догонят тебя. Их можно победить. Но как? Как Молчанову выбраться из немилосердного капкана, который вцепился в его ногу мертвой хваткой. Отрубить себе ноги. Это было бы слишком радикальный выход. Но...
  Послышался свист стирающихся шин. Бац! И для Максима голубое холодное небо стала как-то ближе. Голоса оборвались, и он летит, словно чайка. К небу, к солнцу. Как хорошо. Но черная дыра засосала всю пеструю яркую палитру красок, и голоса снова пробились к нему. Сенсуальные каналы начали постепенно блокироваться. Но Максим узнал, что такое зеленая арка.
  В этот момент приехала скорая помощь, нарушая его думы. Он не может говорить, он даже плохо соображает, чтобы объяснить, что такое зеленая арка.
  Молчанов на секунду проснулся. На его лицо натянули дыхательную маску, которая была безумна неудобна. Хотелось ужасно почесать лицо, но он не мог. Все его тело онемело и не слушалось своего хозяина.
  Врач увидел, что пострадавший проснулся.
  - Успокоитесь, все будет хорошо...
  Но Молчанов ее не слышал, он думал о чем-то своем. Сознание порхало за облаками...
  Глава восьмая.
  Максим стоял у ворот зеленной арке. Лето в самом разгаре. Он подумал, как это возможно, ведь сейчас осень и листва должна быть покрыта золотыми висками. Зеленая арка выглядела угрожающе, как никогда. Солнце светило ярко, но это карикатурность и абстрактность арки никуда не исчезло. Исполинская и непреоборимая сила сконцентрирована в этом месте. И это не случайно. Молчанов понимал, что он умирает. А душа она бессмертна и так притягательно для нечистой силы. Но чтобы победить смерть, нужно пройти через его посланника, а в данный момент это зеленая арка.
  - Все, пора! Была, не была! С богом!
  Молчанов отметил, что он особенно не боится, есть волнение, но его нельзя сравнить с паническим страхом. Как-то понимаешь, что смерть - это часть жизни.
  Максим переступил линию отделяющею его от зеленой арки и пошел вперед. Тени сгущались и становились темней. Деревья еще больше пригнулись, чтоб скрыть про асфальтированную дорогу. Тем самым, пытаясь скрыть трагедию.
  - Иди ко мне, Максим Молчанов! - сказало оно, голосом шороха крыс. - Сегодня твой день умереть.
  - Я не собираюсь умирать. Я собираюсь уничтожить тебя, - торжественно произнес Максим, словно за ним действительно победа.
  - Какая храбрость? А я думал ты трус? Потому что только трус может пускать своих вымышленных героев на смерть со связанными руками, не так ли?
  Молчанов промолчал.
  - Я прав. Ты думаешь, это ничто, убить человека даже в рассказе или романе, ведь он вымышленный. На самом деле они тоже могут чувствовать, испытывать боль, радоваться от любви. А ты губишь ради сюжета и стиля хоррора. Нехорошо! А ты знаешь, что это не самое главное, ты губишь их, ради читателей, своего тщеславия и алчности.
  - Кто ты такой, чтоб меня судить? Я их породил, я их и убью, - вертелся вокруг, пытаясь найти источник голоса.
  - Ну, хорошо, вот и я, - зловеще произнес кто-то.
  Перед ним стоял старикашка с тростью из первой главы, который убил подругу Михаила. Максима всего передернула, а лицо прямо позеленело. Он помнил, как описывал его, но не думал, что он так ужасен. Лицо вся в морщинах, словно в шрамах. Торчащие желтые клыки, которые были готовы поживиться твоей плотью. Безумно пугающие выпученные глаза, они не имели дна и поэтому ничего не выражали. Для Максима это был фильм ужасов, но в этом фильме неизвестно, кто победит.
  - Как я рад видеть своего создателя, - ухмыльнулся он.
  - Я тебя не боюсь, - сдерживая свою гордость, сказал Молчанов.
  Старик хмыкнул и потоптался, как конь в стойле. Было видно, что такие дерзкие, слова он слышат впервые.
  - Да, ты просто герой, - саркастически сказал старик. - Тебе нужно поставить памятник при жизни. Но ты забыл, что попал к смерти и ты из зеленой арки не выберешься.
  - Посмотрим дерзко, - сказал Максим.
  У него появилась спонтанная идея побежать, и он побежал. Обогнул старика и побежал к выходу из арки. Максиму она почему-то показалась длиннее, чем обычно.
  - Какая у нас развитая импровизация к действию, - издевательски кричал старик.
  Но Максим проигнорировал его слова и бежал вперед. Там его спасение. Неожиданно из-под земли, как черт из табакерки, вырос перед ним старик.
  - Захотел убежать, гаденыш, не выйдет.
  Агрессия и жажда убийства просто перла от старика. Недолго думая, Максим ударил старику по лицу своим кулаком. Потом еще раз. И еще раз. Кровь уже летело во все стороны, а старику хоть бы хны. Он как неваляшка, не собирался падать на асфальт.
  - Тебе не победить, - с пафосом закричал старик, отбросил трость, и вцепился костлявыми руками в глотку.
  Максим начал задыхаться. Не хватка воздуха сразу отразилась, на сопротивление. Руки стали, как вериги, они висели и не слушались своего хозяина. В глазах появились красные пятна, которые весело прыгали перед ним. Молчанов не мог сопротивляться, потому что за ним пришла сама смерть, и это он понимал. Но ему так не хотелось умирать.
  - Ты еще борешься, но ты проиграл, - приторным голосом сказал старик.
  - Нет... - одними губами произнес Максим.
  - Да!
  Старик неуловимым движением своей венозной руки, вырвал кадык у Молчанова. Кровь хлынула из горла. А глаза тут же остекленели. Он упал, как подкошенный, и больше не вставал...
  
  Машина "скорой помощи" еще ехала. Максим знал, что он уже не доедет до больницы. Умрет по дороге к ней.
  - Привет, Максим, - ласковый голос, позвал его.
  Он чуть-чуть оклемался. Глаза начали видеть лучше, да и сознание вернулось к нему вместе с ужасной болью во всем теле. Максим увидел молодого бледного человека в больших очках, которые сползали с носа, и кривой улыбкой. Одет он был как доктор, белый халат, ручка виднелась из кармана, а на шеи фонендоскоп, как змея оплетал ее.
  - Кто вы?
  - Я писатель. Или как ты говоришь, Бог и сказочник, - сказал я.
  - Что? - устало изумленным голосом спросил Максим.
  - Да, я сказочник. Я придумал тебя. Знаешь, мы тески. Меня тоже зовут Максим. А полное имя Мельников Максим Александрович.
  - Как это возможно? - захныкал Молчанов.
  - Так же возможно, как ты создавал своих героев и командовал ими, а потом и сам решил стать одним из героев. Кстати это я их придумал, но сделал так, чтобы они возникли у тебя в голове. - Максим промолчал. - Ты не пощадил своих героев, кроме Михаила, но и он будет тоже страдать всю свою жизнь.
  - Но это ты придумал! - обвиняющим тоном сказал Молчанов.
  - А ты бы написал бы. - И я улыбнулся. - Наверное, про меня, тоже кто-нибудь пишет. Специально подал мысль, поговорить с тобой. Забавная штука жизнь, просто феерические представления показывает нам, неправда ли?
  - Зачем ты пришел? - брезгливым тоном спросил Максим.
  - Сообщить, что до больницы ты не доедешь. Умрешь. Я так захотел, а может быть и не я, - весело сказал я. - Хочешь что-нибудь спросить. - И закинул ногу за ногу.
  - Да. Что ты сейчас пишешь? - меланхолично спросил Максим.
  - Я знал, что ты это спросишь. - И я не мог сдержать смеха. Я хохотал, как безумец. Такой истерики у меня еще не было. - Все, как в театре. Каждый знает свою роль и в какое время ее читать. Просто замечательно! А на твой вопрос отвечу. Рабочие название романа "Смерть ни откуда", а ты в главе номер восемь, и она называется "Зеленая арка".
  Я встал, посмотрел на часы.
  - Ой, мне пора. Ты умрешь от внутреннего кровоизлияния. - Я щелкнул пальцами и исчез. А мой герой восьмой главы умер.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Скверная жена"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"