Мендяев Пюрвя Николаевич: другие произведения.

Междуцарствие: Смена идеологий.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    размышление об исторических циклах.

  
  
  
  Мне захотелось поделиться с вами, мои дорогие читатели, некоторыми своими размышлениями в продолжение разговора об раскрытых В. Хлебниковом исторических циклах, начатый мною в нескольких работах, таких как "Легитимность и власть" и "Варшава, Москва или Киев? ч1-3" и т.д. Толчком к написанию текста послужила статья С. Митрофанова ИСТОРИЯ ОДНОГО ПРИЗРАКА, в которой журналист разбирает вопросы идеологии в истории России и СССР. До этого материала уже было некоторое количество наблюдений, о которых хотелось рассказать, но всё не хватало какой-то общей идеи для написания статьи. Но вот теперь появилась некая общая платформа и от неё можно, и начать движение.
  
  Начнем с интервью Б. Акунина. В нем писатель говорит следующее:
  - У меня возникло ощущение, что я живу в своей собственной стране, в России, и я иногда не понимаю, почему она такая. Почему в ней происходит это, а вот это не происходит.
  И у меня возникла внутренняя потребность в этом разобраться. Потому что мы все очень любим, задаваться вопросом, кто виноват - гораздо больше, чем вопросом, что делать, да?
  И когда задается вопрос, кто виноват, сразу находится масса ответов: виноваты эти, нет, виноват Сталин, виноваты большевики, нет, виноваты Романовы. Начинаешь думать, и уходишь все дальше и дальше в прошлое. Я, в конце концов, решил, что уйду в самое начало, к самым истокам, и пройду по всей этой канве.
  Конец цитаты.
  
  Согласитесь, что данная идея сама по себе не нова, искать корни настоящего в прошлом, но от этого наверно сейчас не уйти. Как писал известный поэт - Давно пора, ядренa мaть, умом Россию понимать! Наверное, действительно пришла пора понять Россию умом.
  
  И далее в интервью:
  
  - я решил, что я напишу историю России глазами не историка, а писателя. Я попытаюсь понять, почему у нас такое государство, какое оно есть. Что в нем хорошего, что в нем плохого. Что для него полезно, что для него неполезно.
  Если ты хочешь это понять, а не кому-то что-то доказать, нужно отказаться заранее от всяких идеологий, от всяких концепций, иначе ты будешь с самого начала знать, куда ты придешь. Я не знаю, куда я приду. Я, правда, не знаю.
  Я сейчас пишу третий том, я дошел до Смутного времени, до начала XVII века. Мне очень многое стало понятно, но еще далеко не все. Это чрезвычайно интересное занятие. Я не знаю, до какой степени это нужно моим читателям, но оно, безусловно, нужно мне, важно для меня, и я точно буду этим продолжать заниматься, даже если я почему-то перестану это сдавать, я все равно буду ее писать.
  Конец цитаты.
  
  Вот здесь, на мой частный взгляд, корень заблуждения Акунина. Можно отказаться от идеологических клише, но нужен метод. Без методологии любое исследование бессмысленно. И здесь теоретические взгляды Хлебникова исключительно важны. Хлебников создал гипотезу о том, что человеческая история циклична, и циклы эти можно описать с помощью построения числовых рядов. Досок судьбы. Математика вне идеологии. Но без математической модели описание любого объекта исследования теряет форму. Ведь это элементарно просто. Деление истории на века ведь тоже просто математическая модель, это тоже просто концепция. Но без неё невозможно сегодня представить нашу жизнь. Вообще идея цикличности исторических процессов возникла в России и была впервые сформулирована В. Хлебниковом. Идеи Хлебникова подхватил в экономике Кондратьев и поведал миру историю о том, что период существования очередного витка развития технологий примерно равен 60-70 годам. Технологический уклад меняется за эти 60 лет. Смена технологического уклада сопровождается кризисами перепроизводства. Идею эту подхватили западные экономисты и назвали экономические кризисы созидательным разрушением. Кондратьев и учение о цикличности истории нанесло марксизму стратегическое поражение, разрушив основу учения - тезис о том, что кризисы гарантия гибели капитализма. Кондратьева расстреляли, но идеи его расстрелять не удалось. Но в любом случае более никто к теме циклов в научном мире СССР не обращался, пример Кондратьева был исключительно показателен. И до сих пор на цикличность истории особо никто кроме дилетантов от истории особого внимания не обращает.
  
  И третий отрывок из интервью Акунина:
  
  - у меня складывается ощущение, что проблемы, с которыми мы сталкиваемся, связаны со спецификой российской государственности.
  Потому что она еще в те времена, еще в XV веке, была построена таким образом, что это, с одной стороны, обеспечивало сильную удароустойчивость во время потрясений, и помогло этому государству сохраниться во время ужасных исторических ударов, в то же время это до такой степени ригидная, жесткая структура, в которой государство всегда значило больше, чем отдельная личность, в которой всегда правили, как в Орде.
  В Орде хан правил не по закону, а по указу. Воля хана всегда была выше роли закона. На определенном этапе исторического развития или во времена мобилизации это работает. В современном обществе это не работает никак.
  Можно называть это как угодно. Можно называть это конфликтом между европейской и азиатской цивилизационными моделями - у каждой из них есть свои сильные и слабые стороны. Мы сейчас живем в мире, в котором европейская цивилизационная модель выглядит выигрышнее, чем азиатская.
  Она оказывается эффективнее. Она построена именно на рассредоточении власти, она построена на том, что личности предоставляются права, это открывает шире перед каждым человеком диапазон возможностей, и он, без указки сверху, а сам по себе, начинает что-то делать, каким-то образом улучшать свою жизнь, и все эти усилия, объединенные вместе, и объединенные умелой дирижерской работой, развивают всю страну, все общество.
  У нас, в России, проблемы с этим. У нас очень подавлена частная инициатива, что исторически объяснимо. У нас так и не образовалось правовое государство, у нас закон что дышло. В XXI веке это совершенно невыносимо для развития экономики, промышленности, общества, чего угодно. И до тех пор, пока наша страна эти проблемы не решит, пока она не проведет внутреннее реформатирование государства, нас так все и будет трясти и колдобить.
  Конец цитаты.
  
  Вот здесь интересно. Акунин продолжает делить историю на два периода. Монгольский и до монгольский, на европейский и азиатский. Хотя при этом совершенно ясно, что история нынешней страны началась именно в период Смутного времени. Методологический подход Хлебникова, разделившего историю государства на периоды существования в 413 лет, позволяет понять, что существовало не два государства, а три. И это исторически совершенно так и есть. Но в мышлении общественном, да и в исторической науке почему-то этому моменту не уделяется достойного внимания. Линия преемственности на самом деле выглядит так: - Киевская Русь - Владимирская Русь - Московская Русь - неизвестная новая Русь. Я называю эти периоды: - греко-скандинавским, польско-монгольским, германо-китайским. Проекты царств обычно длятся столетия, но в определенный период приходит время междуцарствия. Время прошлого междуцарствия называлось Смутным временем, и это был период в истории России с 1598 по 1613 годы. Прибавим к 1598 году 413 лет и получим дату начала нового междуцарствия - 2011 год. Год выборов в Государственную Думу и первых выступлений оппозиции.
  
  В этом смысле интересны высказывания писателя В. Шендеровича на радио "Эхо Москвы":
  
  ―Если доживем до далекого будущего, если человечество проскочит это все, - то, конечно: мы еще живем в постсоветскую эпоху. Это распад. Мы живем в период полураспада Российской империи - скажем шире. Не советской, потому что советская была частью Российской. Советская империя была, может быть, высшей точкой российской империи, где-то там в 50-х годах: полмира, контроль над полумиром практически пополам с Штатами - вот какая-то высшая точка империи. Потом империя начала распадаться, потому что империи не выживают в современном мире, они распадаются. Английская, португальская, голландская - какие угодно, покрепче наших, да потрадиционней - распадаются - японская. Распадаются, не выживают в современном мире. Мы сейчас находимся в периоде полураспада Российской империи.
  
  И в ответ на вопрос о том, что в реальности, наоборот, на лицо прирост территории страны Шендерович сказал:
  - Распад Римской империи - это три с половиной, четыре века, 100 императоров - и сплошь победы! Тоже кому-то напоследок вставляли, тоже победы большие - все это было... Только мы весь этот период, всех этих бессмертных "великих цезарей", 100 человек подряд, - мы все не помним никого; мы помним только, что это был "распад Римской империи".
  Конец цитаты.
  
  Похоже, что Шендерович в данном случае прав. Но это просто его особое мнение. Но вот идея Хлебникова о цикличности истории делает это предположение Шендеровича более основательным. Но перейдем к статье Митрофанова. Он в ней в частности пишет:
  - Откалывающиеся от бывшей советской империи страны последовательно проводят декоммунизацию. Хотя, казалось бы, а причем здесь она? Разве коммунистическая символика, которой и так не очень много осталось в России, может кому-то помешать? Разве памятники, как пел Александр Галич, ходят в реальности по ночам, чтобы их так сразу и крушить? Что они типа вам сделали? И не запоздало ли осуждение советского тоталитаризма, когда кругом фирмы, биржи и акции?
  
  Оказывается, не запоздало. Вместе с антуражем тоталитарного прошлого слетает маскировка и с современных идеологических краснобаев. Вот, скажем, Никонов, раздувался бы от собственной значимости в тени своего знаменитого деда, если бы гласен был общественный вердикт, что его дед вообще-то первостатейный мерзавец и убийца, подельник Риббентропа? Так же спокойно вербовали бы "воинов-интернационалистов" на Донбасс современные нацболы, если бы классический большевизм был бескомпромиссно осужден? Да и стала бы Россия продавать ракеты Ирану ("Госдепартамент, израильский и саудовский МИДы в ужасе от этого пасхального яичка, снесенного двуглавым орлом", - как написала с восторгом газета "Известия"), если бы в этом явственно чувствовалась преемственность советской политики сговора с самыми отвратительными режимами, лишь бы насолить свободному миру? Очевидно, что нет. Декоммунизация - это явно не застревание в прошлом, а вполне возможно - единственный вариант выхода на новую повестку.
  Конец цитаты.
  
  Понятное дело, что у Митрофанова свои концепции в голове и свой взгляд на происходящее. Но тут сложилось ощущение, что данный материал интересен тем, что он интуитивно подводит нас к разговору о конце идеологии в период междуцарствия. И это серьезное дополнение к теории междуцарствия.
  
  Митрофанов пишет:
  - Парадоксально, но самое мощное идеологическое оружие двадцатого века для нас, очевидно, выковал не соотечественник, а немец Маркс. В своем знаменитом манифесте Коммунистической партии он предложил критично настроенной публике образ-метафору призрака (коммунизма), который бродит по Европе (о России тогда речь не шла) и везде, где проходит, поднимает радикально настроенный пролетариат на борьбу со своими правительствами. Безусловно, призрак этот был чисто немецкий, порожденный революциями во Франции и Германии, тем не менее, в России он очень даже пришелся ко двору. Отчасти, наверное, из-за такой симпатичной идеи, что Запад буржуазно греховен, а ждет его пролетарский апокалипсис.
  Конец цитаты.
  Парадоксально приход немецкой идеологии в Россию выглядит в том случае, если не понимать внутреннего наполнения исторического цикла. Получается, что соответствующему историческому циклу присущ собственный идеологический набор установок. И установки эти импортируются от главных партнеров. Греко-скандинавский период, Киевская Русь - столкновение христианства и язычества, один из итогов - православие, один народ - одна вера. Польско-монгольский период, столкновение польского начала и предельно централизованного монгольского начала итог - идея царя, один царь - один народ. Германо-китайский период - приходит германская идеология народа-богоносца и почвы, выразившаяся в двух главных теоретических разработках - нацизме и коммунизме.
  
  То есть одна идеология, выполнив свою миссию, не уходит полностью в период междуцарствия, но постепенно замещается другой. И это вызывает дополнительные потрясения. В этом смысле назначение на трон Годунова, человека не царской крови это полное разрушение существовавшей до этого идеологической системы. И сегодняшний отказ от коммунистических символов, это не столько отказ от самого учения, сколько отход от германо-китайского периода в истории. Это трудно пока понять. Ведь вроде в Китай коммунизм экспортировали мы. Но они переработали данное учение и сделали его основой для своего пути в мире. Впереди у нас новая страна и новая идеология.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"