Мендяев Пюрвя Николаевич: другие произведения.

Крепость вражды джунгар и казахов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой рассказ об истории Джунгарии и Казахстана со страшными войнами, злодеяниями, от которых мороз по коже. Но в то же время и добродетелями. Рассказ об эпохе, где каждый каждому был враг, где даже родственники убивали друг друга, а женщины были воительницами и лили кровь врагов наравне с мужчинами. Но при этом это была эпоха, в которой особенно ценились преданность, любовь и дружба.

  Предисловие.
  
  Джунгарское ханство - это государство западных монголов, которое стало единственной и последней империей кочевых народов , оставшейся после падения Монгольской империи и успешно развивалось в новую эпоху. В 1635 год является датой официального появления Джунгарского ханства. Под руководством родового клана Цорос, Джунгария стала самостоятельным политическим субъектом и крупнейшим геополитическим игроком в Центрально азиатском регионе. Империя эта была созданная на принципах централизации, модернизации и милитаризации.
  
  "Последняя кочевая империя" оказалась исключительно агрессивной и жизнеспособной. "Джунгарские войны" стали главным военно-политическим событием в жизни многих народов Центральной, Средней и континентальной Восточной Азии второй половины XVII - первой половины XVIII веков, и всё это успешно осуществлялось под грамотным руководством ойратских хунтайджей и ханов Эрдени Батура, Галдан-Бошокту, Цевен-Равдана, Галдан-Церена.
  
  Вот как описывает уйгурский историк Зайн ад-Дин Мухаммад-Амин Садр Кашгари в книге "Асар Ал-Футух": "...в счастливую пору владения Джунгарского ханства простирались так далеко, что объехать их можно было лишь за полгода. Под властью Галдана Бошокту хана находились некоторые земли Дешт-и Кипчака и Ирана, а также Бадахшана, Ташкент, Курам и Пскент. В его дворце теснились пскентские ханы, представители ташкентской знати и бадахшанские шахи. Одним словом, здесь решались дела страны, здесь была колыбель справедливости, средоточие законов и центр многих дорог. Ударом своего победоносного меча он отобрал из рук Чагатаитдов Кашгар, Яркенд и вилайет Турфан, известный ныне под названием Кухна".
  
  Военно-политическое могущество Джунгарского ханства объяснялось тем, что страна всегда была милитаризована. В том числе и её экономика. Ойратское руководство смогло наладить массовое производство не только огнестрельного оружия, но и тяжёлой артиллерии. Джунгарские хунтайджи проводили политику приспособления ойратов к земледелию, и такая реформа имела успех. Строились в Джунгарии города-крепости, где всегда находились купцы из средней Азии, Китая, Индии, России и др. Например город Семипалатинск. Это была высокоразвитая цивилизация.
  
  Однако после смерти правителя Джунгарского ханства Галдан-Церена началась междоусобица, которая привела к упадку военно-политического могущества ойратов. Развалилось всё производство. В результате 10 летней борьбы за власть, в Джунгарию вошли китайские войска, и в 1758 году "огнём и мечом" жестоко расправились с ойратами. Не только с мужчинами-воинами, но и с женщинами, детьми и стариками. Всё население страны было истреблено, никого в плен не было велено брать. Никто точно не назовет количества убитых. От 500 тысяч до нескольких миллионов. После гибели Джунгарии Россия присоединила к себе Алтай, казахи заняли пустующие земли, где сейчас стоит город Алматы, а Китай занял большую часть ойратских земель, основав там провинцию Синьцзян.
  
   Одной из самых драматических эпизодов в существовании Джунгарского ханства был период войн за территорию с казахами. До сих этот период вызывает массу споров, поскольку специальных исследований по данной теме явно не достаточно. Многие страницы истории этих войн до сих пор еще не изучены.
  
  На мой взгляд, так же не очень много и художественных книг, посвященных событиям того времени. Наиболее известны из них "Гонец" - автор Ануар Алимжанов, "Отчаяние" - автор Есенберлин Ильяс. Вполне возможно, что какие-то книги мне просто неизвестны. Если я не ошибаюсь, нет ни одной художественной книги по данной теме, написанной в Калмыкии. Я уж так получилось, похоже, стал автором первой такой книги. Но признаюсь честно. Если бы кто-то мне, сказал до 15 февраля 2019 года о том, что первое калмыцкое художественное произведение, о временах джунгарско-казахских войн, будет написано мною, я бы просто посмеялся в ответ. Но вечером того дня я прочитал в социальной сети пост казахского комментатора, в котором говорилось о том, что о нашей истории пишут люди со стороны, а нужен взгляд на эпоху дужунгарско-казахских войн от представителей кочевых народов. И ночью того дня я увидел сон, в котором люди явились мне из той эпохи рассказали свою историю. Я видел гранитные стены крепости и вид на долину и двух рыжеватых мальчишек стоящих на стене крепости и провожающих взглядом отца. Чувствовал боль отца, который должен ехать на войну и оставить ребят самостоятельно выживать в сложном мире. Потом видел темноволосую пышную красавицу с её тремя сыновьями, которых усыновляет главный герой, поскольку ему запрещено возвратиться к своим детям.
  
  В Калмыкии любят писать на исторические темы, но зачастую всё, что писалось раньше исторического в Калмыкии, было, по сути, подражанием народному эпосу "Джангр", то есть имело форму эпического произведения. Я в своем произведении разрываю в определенном смысле шаблоны. Мои герои далеко не идеальные люди. Мой рассказ об истории Джунгарии и Казахстана, со страшными войнами, злодеяниями от которых мороз по коже. Но, в то же время и добродетелями. Рассказ об эпохе, где каждый каждому был враг, где даже родственники убивали друг друга, а женщины были воительницами и лили кровь врагов наравне с мужчинами. Но при этом это была эпоха, в которой особенно ценились преданность, любовь и дружба.
  
  
  Глава 1
  
  Недалеко от большой полноводной реки, справа от дороги, ведшей к перевалу в горах, по которому можно было попасть в центральную часть страны, на высокой скале возвышается крепость Арлат, одна из самых мощных крепостей на новых землях Джунгарии. Со стен этой крепости была видна вся окружающая местность почти на сотню километров. Любое войско, которое направлялось бы к крепости, обнаружило себя за несколько дней до того, как оно подошло непосредственно к её стенам. Правил этой крепостью и окрестными землями могучий воин, прославленный в неисчислимом количестве победных для его войска битв и сражений князь Мерген Дорджи. Это был высокий статный мужчина средних лет, с удивительно красивым лицом. На обширных пастбищах, принадлежавших ему, паслись многочисленные стада тучных быков и коров, огромное количество баранов, коз и овец. В табунах князя паслись лучшие в том краю лошади. Под твердой рукой властителя находилось много селений, исправно плативших своему хозяину дань. И каждый день Мерген делал всё возможное для того чтобы еще больше расширить территорию своих владений.
  
  Но больше всего на свете, больше чем своими табунами, и своими стадами быков князь гордился тем, что родила ему его жена двух сыновей, двух наследников. Хотя внешне братья были очень похожи друг на друга, рослые крепкие парни, с рыжеватым, как у матери цветом волос, да и разница в летах у них была совсем небольшая, характеры у них были совершенно разными. Старший брат Церен был всегда спокоен и часто погружен в себя. Он, не смотря на юный возраст, стал превосходным стрелком из лука, его стрелы всегда попадали в цель, ни один взрослый воин не мог с ним сравниться в точности стрельбы, но при этом Церен часто охоте предпочитал спокойные прогулки и размышления. А младший же брат Наран вырос его полной противоположностью. Его неспокойный дух был жаден до всяческих споров, он был первым забиякой и драчуном в округе. Наран был также прекрасным стрелком из лука и уже зарекомендовал себя лучшим фехтовальщиком среди местной молодежи. И это несмотря на то, что ему едва исполнилось 12 лет.
  
  Тут надо сказать, что к большому несчастью для Дорджи супруга его, верная Герел умерла год назад от неизвестной местным лекарям и знахарям болезни. И хотя крепким здоровьем жена князя никогда не отличалась, была она самой просвещенной и грамотной женщиной в этой части света. Она не только много читала, но еще сама писала стихи, и вела летопись, в которую записывала свои наблюдения за жизнью подвластной им территории и окрестных мест. Когда жены не стало, вести летопись стало некому, а все заботы, по управлению хозяйством и по воспитанию сыновей легли на плечи старшей сестры матери Герел бабушки Цаган. Мать Дорджи умерла много лет назад от эпидемии оспы. Мать Герел так же умерла несколько лет назад. Старшая сестра матери жила с семьей своей дочери, но узнав о болезни Герел, приехала по её просьбе помогать ей. А после смерти племянницы Дорджи попросил её остаться на время, присматривать за детьми и хозяйством. Пожилая женщина, была высока ростом, годы её не согнули, красота её давно поблекла, но в крепкой фигуре женщины всё равно чувствовалась сила и мощь, и она согласилась остаться для того чтобы помочь хозяину крепости. С её помощью дела во владениях князя стали идти еще лучше, чем прежде. В хозяйстве у князя бабушка Цаган твердой рукой навела образцовый порядок. Но, несмотря на то, что всё было в целом хорошо во всех делах, бабушка Цаган каждый день заводила разговор о том, что Дорджи нужно взять себе новую жену и отпустить её к дочери, но князь в ответ лишь отшучивался. Он пока не собирался брать себе новую жену в дом. Хотя и понимал, что старая бабушка Цаган права и что он обременяет пожилую женщину своими заботами. Нужно было что-то решать в этом вопросе. Но сердце князя еще не могло успокоиться, оно продолжало обливаться слезами, слишком были они близки со своей женой, слишком сильно он её любил, чтобы так быстро привести в её дом другую женщину. С этим делом князю хотелось немного погодить. Не до свадеб ему. Сейчас самое главное для него были его сыновья. Их воспитание. Пора было ребятам становится мужчинами.
  
  В один из дней ближе к концу февраля Мерген решил, что пришло время поговорить с сыновьями. Князь попросил слугу позвать к нему ребят. Вскоре его дети вошли в просторный зал в княжеских покоях. Дорджи властным жестом приказал им сесть перед ним на кошму, а сам стоя, начал свою речь:
  
   - Прекрасная, радостная наша родина, и нет ее лучше на всем белом свете. Тридцать три прекрасных равнины раскинулись от края и до края между розовыми хребтами в сердце её. Нет в нашей стране ни зимы, ни знойного лета. Наша страна это страна вечной весны. Вы должны помнить всегда о том, что мы с вами и наша крепость стоим на одной из новых границ нашего царства, и от нас зависит во многом его спокойствие и благополучие. Судьба воина это служение родине. Без нас, воинов, родина не сможет защитить себя от врагов, которые мечтают отнять у нас наши благословенные земли, забрать не только наши стада и прочие богатства, но и само право на небо и воздух. Вы вчера были детьми, но через несколько дней я с вами отправлюсь в ваш первый военный поход. Время пришло вам так же становиться защитниками родины, стать воинами.
  
  Братья вскочили с кошмы и радостно стали подпрыгивать и кричать: - Спасибо, отец! Мы тебя не подведем! Отец со счастливой улыбкой смотрел на сыновей и глаза его увлажнились. Князь отправил детей готовиться к походу. А сам после разговора с сыновьями князь собрал своих командиров отрядов на военный совет. Он сообщил своим воинам, что пришло время начать подготовку к военному походу на одно из соседних племен, которое сделало поздней осенью набег на самую дальнюю от крепости деревню, принадлежавшую Дорджи. Неприятель тогда угнал много скота, захватил некоторое количество пленных и скрылся от преследователей. Снегопады замел все следы за напавшими на деревню наглецами. И погоня не дала тогда результата. Князь принял решение отложить карательный поход на наглое племя до весны. И вот весна уже была близка. Больше причин откладывать поход не было. Скот и пленников нужно было вернуть, да и наказать наглецов, осмелившихся наложить руку на имущество семейства Дорджи, следовало жестоко и показательно, чтобы отбить желание у прочих племен делать набеги на земли Дорджи.
  
  Втайне от всех, даже от своих командиров, князь отправил разведчиков выяснить, где расположен враг. И посланные князем разведчики справились с заданием князя. Они всё разузнали о том, где и в каком состоянии сейчас находился враг, так что князь теперь был полностью уверен в том, что поход его будет успешным. Поскольку каждый из его командиров отрядов был опытным воином, Дорджи не потратил много времени на раздачу указаний по подготовке к походу. Всё обсуждение предстоящего похода на врага не заняло и часа времени. Князь, завершив свою беседу с командирами отрядов, собирался приступить к обеду, когда к нему подбежал один из солдат и сказал:
  
  - Повелитель. Дозорный с башни сообщил - с перевала в нашу сторону скачет группа всадников, они сопровождают очень большой и богатый с виду экипаж.
  
  Князь сразу насторожился и произнес задумчиво себе под нос:
  - Это значит, что к нам едет, какой-то очень важный чиновник. С чего бы это? Давно нас не посещали посланцы из столицы.
  
  - Они к вечеру могут добраться до нас - сообщил еще воин.
  
  - Хорошо. Возвращайся к службе. Если что понадобится, я сообщу отдельно - приказал князь. Воин, поклонившись, вышел из зала, князь остался один, но тут вошла бабушка Цаган.
  
  - Я услышала радостную новость. Ты решил взять сыновей в поход? Это правильное решение. Я тоже отправлюсь с вами - сказала твердо пожилая женщина.
  
  - В ваши годы нужно беречь себя - возразил князь.
  
  - Я с мечом и сейчас управлюсь не хуже лучшего твоего солдата, да и в седле мне не привыкать совершать переходы. Когда мой муж пал в бою я сама повела войско в атаку в битве при реке Текель. Враг тогда был опрокинут и разбит наголову. От дома мужа моей дочери до ворот твоей крепости я проскакала, ни разу не остановившись на ночевку, только лишь меняла уставших лошадей на постоялых домах - ответила пожилая женщина.
  
  - Я согласен. Жизнь закалила вас, как сталь. Но в любом случае мне не понятно ваше желание отправиться в военный поход с нами. Вы что мне не доверяете, как военачальнику? - усмехнулся с вызовом в голосе Дорджи.
  
  - Сынок - ответила твердо бабушка Цаган. - Я знаю тебя с младенчества. Я хорошо помню твою мать, мы с ней были близкими подругами, еще до твоего рождения. А твой отец был другом моего брата. Я знаю, что ты прекрасный военачальник, но есть вещи, которые сложны для любого отца, даже для такого великого воина как ты. Война это страшная вещь. Это смерть, кровь и насилие. Тебе будет трудно показать всё это своим сыновьям так, как может показать не столь привязанный как ты к ним человек. Я тебя знаю. Ты благороден и зря людскую кровь не льёшь. Но тут враг должен быть наказан так, как принято в наше время, без всяких оглядок на твое благородство. Это должно стать уроком твоим сыновьям. Поэтому я и хочу поехать с вами в поход. Чтобы самой взять на себя грех расправы над пленными, так что твое светлое имя не будет запятнано. Но сыновья твои должны понять, что война это самый страшный кошмар на свете. Чтобы потом зря самим не поджигать войны и не воспринимать жизнь неправильно.
  
  Лицо князя омрачилось. Он некоторое время молчал, а потом ответил:
  
  - Бабушка Цаган. Я вас понял. Но в любом случае вы останетесь в крепости. В этот поход я возьму присматривать за сыновьями старого воина Хонгра. Я прикажу ему прийти к вам и получить все соответствующие указания о том, что ему следует сделать.
  
  Старая бабушка Цаган вздохнула, кивнула головой в знак согласия, и вышла из помещения.
  
  
  Глава 2
  
  
  Князь долго не стал оставаться на месте. Он почти сразу же вслед за бабушкой Цаган вышел на улицу и, не теряя времени быстрым шагом отправился к казарме. Добравшись до места, князь отдал приказ отряду старого воина Хонгра отправиться вместе с ним навстречу важным гостям из столицы. Уже через десять минут, после того, как было князем отдано распоряжение, отряд всадников во главе с князем покинул крепость. Князь сразу пояснил своим воинам, что они особо никуда не торопятся. Дорога абсолютно безопасная и за гостей опасаться не стоит. Поэтому отряд ехал по дороге навстречу гостям неторопливым шагом. По дороге Мерген с начальником отряда поехали немного впереди остальных воинов. И тут князь Мерген и рассказал Хонгру о своем разговоре с бабушкой Цаган. Старый воин внимательно выслушал своего повелителя и поклонился ему. - Всё, что надо сделаю - заверил он князя. - Выслушаю старую бабушку Цаган, а потом обо всем доложу вам. Что вы одобрите, то я и буду делать. - Хорошо, так и решим - ответил Мерген. Дальнейший путь до встречи с гостями из столицы он ехал в полной тишине, погруженный в свои размышления. Из головы его всё не шел мучивший вопрос, что понадобилось прибывавшему без всякого предупреждения гостю из столицы государства во владениях князя?
  
  Два отряда встретились примерно через два часа после того, как Мерген со своими воинами покинул крепость. Из экипажа навстречу князю вышел мужчина, средних лет одетый исключительно богато. Волчья шуба удивительного синеватого стального окраса, соболья шапка, сдвинутая набекрень, меховые штаны, обитые тончайшим шелком. Черты лица чиновника были правильной формы, у него было тело атлета, и могло показаться, что это сам образец мужской красоты Мингиян из эпоса Джангар воплотился в этом человеке. - Эрдни! Я рад видеть вас в своих владениях - сказал Мерген. - Если бы вы послали вперед себя гонца, я бы встретил вас на перевале, на самой границе моих владений так, как положено, встречать почетных гостей.
  
  В свою очередь князь Эрдни подошел к Мергену и долго тряс его руку обеими руками и всячески пытался показать свою особую приязнь к нему. Потом он завел долгую пространную речь, в которой громко восхвалял великого правителя страны, восхвалял высших чиновников государства, а так же и хозяина данных мест, князя Мергена. В конце своей речи он сообщил, что за время путешествия им была написана целая поэма, посвященная доблести владыки крепости Арлат. И он тут же, достав из кармана свиток, начал восхищенным голосом пафосно читать:
  
   Я знаю - нет, воина смелей
   Чем князь Мерген, опора государства
   Под натиском его стальных мечей
   В прах пали княжества и царства.
   Где князь прошел, там враг разбит
  Там славный флаг джунгаров гордо реет.
  Мерген в любом сраженье победит,
  Никто его в бою не одолеет.
  Бегут враги лишь только флаг Мергена
  Увидят в самом дальнем отдаленье
  Во избежание гибели и плена.
  И в быстроте коней лишь только их спасенье.
  
  Тут князь Мерген не выдержал и воскликнул:
  
  - Я благодарен за столь похвальные для меня стихи. Но нам нужно торопиться. Прервем чтение. Мы можем до ночи не успеть доехать до ворот крепости.
  
  - Я писал эту поэму всю долгую дорогу к вашему замку с целью порадовать вас, славный князь Мерген. Вы должны выслушать поэму прямо сейчас. Я не могу прервать свое чтение. Это не займет много времени, от силы час - с возмущенным видом возразил князь Эрдни.
  
  - Хорошо. Я ценю ваш стихотворный труд. Но скоро уже начнет темнеть. Предлагаю поступить следующим образом. Я сяду вместе с вами в ваш экипаж, и вы там спокойно мне прочитаете поэму до конца. Как раз до ворот крепости успеете завершить свое чтение - предложил Мерген. Князь Эрдни с недовольной миной на лице нехотя согласился принять данное предложение. Князь Мерген передал поводья своего коня Хонгру, а сам ловко спрыгнул с коня и сел в экипаж. И немедленно продолжили путь.
  
  - Я жду продолжения обещанной мне хвалебной поэмы - сказал Мерген, как только экипаж стал набирать ход.
  
  - Ты что совсем умом тут в провинции тронулся в своих сражениях и битвах? - ехидно ответил Эрдни. - Какие тебе поэмы? Протри глаза. Посмотри на свиток, убедись сам - там отнюдь не стихи.
  
  - А что там? - недоуменно спросил Мерген.
  
  - Там донесение на тебя - ответил серьезно Эрдни. - Разве ты не знаешь о том, что у ханской канцелярии сейчас везде глаза и уши. Они наводнили страну своими шпионами. Их люди теперь везде. От них нигде сейчас не спрячешься. Вот ты и не уберегся. Недавно кто-то из их людей и написал на тебя донос в канцелярию хана. Мол, смотришь ты на сторону. Ты уже полностью готов предать нашего любимого хана и поднять против него мятеж. И всякое такое прочее. Всё даже перечислять не стану, сам прочитаешь сейчас.
  
  - Что же ты тогда комедию передо мною ломал? - возмутился Мерген. - Целое представление устроил.
  
  - А почему бы и нет? - таким же обиженным тоном ответил Эрдни. - Что я не имею права комедию ломать? Имею! Мало того. Это моя основная работа теперь. Каждый день при дворе комедию ломаю с утра до позднего вечера. Иначе не выживешь. И стихами я, кстати, решил изъясняться перед всеми только ради шутки, не более того, сочинил я их тут же на месте экспромтом. Еще не хватало мне тебе, нынешнему провинциалу, глухой деревенщине действительно поэмы посвящать и все время в пути отдать стихосложению. Много тебе чести.
  
  - Если мало чести чего тогда ты тут все же так распелся соловьем, читая свои стихи? - возразил Мерген. - Давно мы с тобой, друг мой не виделись, черты лица твоего я стал забывать, но при этом знаю точно, ты никогда просто так ничего не делаешь.
  
  - Ладно. Признаюсь. Я знаю, что у меня в охране есть соглядатаи - пояснил Эрдни. - Как ты теперь знаешь и у тебя в крепости тоже есть люди, которые посылают на тебя доносы. Поэтому я и сыграл небольшой спектакль. И у меня все получилось, как я и планировал заранее. Ты пойми. Может быть, и поговорить позже вдали от чужих ушей нам с тобой не удастся. Сейчас же нас подслушать невозможно.
  
  - А просто пригласить меня в свой экипаж ты меня не мог? - спросил Мерген.
  
  - Не мог - коротко ответил его друг.
  
  - Тогда не будем терять зря времени. Скажи мне, что случилось такого необычного, что тебя прислали ко мне? - спросил с ходу Мерген.
  
  - Скоро будет большая война - ответил Эрдни.
  
  - Много воды утекло с той поры, когда мы с тобой, два молодых человека служили при дворе нашего великого хана в его свите. Войны тогда начинались каждые два-три месяца. Никто из этого не делал большую проблему - возразил Мерген. - Что изменилось сейчас?
  
  - Ты случаем не забыл о том, что после того, как два твоих старших брата после конфликта с ханом бежали в Пекин вместе со всеми своими людьми, со всем вашим родом, ты в столице остался совсем один? - спросил Эрдни. - Я тогда за твою жизнь не дал бы и медного гроша. Но наш хан тебя неожиданно для всех помиловал. Мало того. Он дал тебе войско и отправил брать крепость Арлат и завоевывать для нашего царства новые земли вокруг неё. Тебе повезло. Крепость теперь твоя. Ты богатый землевладелец, но тебе заказан путь в центр страны. В столице тебя никто не хочет видеть.
  
  - Я всё прекрасно помню. Память меня еще не покинула. Так ты приехал для того чтобы напомнить мне об этих делах? Всё это давно не новость. В чем же тогда есть нечто новое? - спросил с нетерпением в голосе князь Мерген.
  
  - Тут новость в том, что твои братья за эти годы в Пекине при дворе императора смогли сделать неплохую карьеру - ответил Эрдни. - Это ты о них ничего не знал, а они за годы вашей разлуки стали там видными военачальниками. Твои братья очень успешно воевали на южных рубежах империи, продвигая интересы Пекина. Император в награду за победы недавно назначил твоего старшего брата на высокую должность в своем правительстве. Теперь он возглавляет одну из самых больших армий империи уже на севере страны. С ним сейчас поневоле вынужден считаться сам наш великий хан. Он сделал вид, что прошлые проблемы забыты. И предложил организовать большой совместный поход за добычей. Твой брат уклонился от личного участия в походе, справедливо опасаясь предательства. Но так как данный поход действительно может быть исключительно прибыльным мероприятием, твой брат согласился дать оружие, своих военных советников за определенную часть военных трофеев. И самое главное. Было решено, что командовать войсками во время данного похода будешь ты.
  
  - Как я? - удивился Мерген.
  
  - Так они решили. Смирись - ответил Эрдни.
  
  - На кого будет направлен удар? - спросил Мерген.
  
  - Я не знаю - ответил Эрдни. - Вся информация о готовящейся войне является государственным секретом.
  
  - А в чем же тогда твоя миссия? - поинтересовался владелец крепости.
  
  - Я должен провести на месте проверку доноса - пояснил Эрдни. - Если факт измены отсутствует, то тогда я беру тебя с собой, и мы вместе отправляемся к дворцу. Но говорю тебе по секрету - мне приказано провести проверку формально. Ты в любом случае должен быть доставлен к хану. Делай сам из этой информации выводы.
  
  - Спасибо друг за помощь - поблагодарил Мерген своего гостя.
  
  - Это всё, что я могу для тебя сделать. Больше на эти темы мы с тобой говорить не должны. Даже в твоих личных покоях или в степи - предупредил Эрдни своего друга юности.
  
   - Я всё понял - ответил Мерген. - Будем ломать комедию дальше вместе. После этих слов он погрузился в чтение доноса. Завершив чтение, Мерген вернул свиток другу. А сам произнес, как можно громче:
  
  - Блистательная поэма. Особенно мне понравился вот эти строки из неё.
  
  Там гром победы всюду раздается
  Где князь Мерген ведет свои полки
  Дрожит враг и от ужаса трясется
  Бросает на поле боя он свои клинки.
  
  - Да - воскликнул в ответ Эрдни. - И далее тоже неплохо!
  
  Наш князь Мерген пригнал стада баранов
  Бессчетно коз, верблюдов и коней.
  Добычи много. На тысяче арканов
  За лошадьми плетутся в плен тысячи людей.
  
  
  Глава 3
  
  
  Как только кавалькада всадников достигла крепости, князь Мерген Дорджи с гостем первым делом навестили бабушку Цаган. Ей князь Эрдни рассказал о том, что приехал в гости потому, что был по приказу начальника ханской канцелярии направлен в соседний уезд, дела свои там завершил раньше положенного срока и поэтому решил, воспользовавшись удобным случаем, погостить пару недель у своего друга юности. После этого разговора Мерген Дорджи приказал своим слугам провести в лучшие покои своего гостя из столицы, дабы он там отдохнул после долгого пути. Воинов из охраны князя Эрдни по повеленью владельца крепости так же определили на ночлег. Князь Мерген Дорджи распорядился, поселить их не в казарме, а в отдельном помещении.
  
  После короткого перерыва для отдыха гостей, начался праздничный вечер в честь приезда столичного визитера и его людей. В широком зале были накрыты прекрасно сервированные столы, на котором в обилии находились всевозможные яства, кувшины с вином и прочими хмельными напитками, вокруг которых стояли на столе для господ тончайшей работы серебряные кубки и фарфоровые тарелки, а для прочих участников пира кубки были глиняные. На деревянных блюдах везде на столах дымилось мясо, а на глиняных тарелках лежали различные закуски и зелень. Пир получился на славу. Витиеватых речей вначале вечера было сказано много, благородные господа обменялись стихотворными посланиями. Безусловно, всех затмил своим красноречием князь Эрдни. В завершении своей речи он спел под аккомпанемент небольшого оркестра придворных музыкантов балладу своего собственного сочинения. В балладе рассказывалось о любви к родному краю, о тоске по родному дому. Пение князя вызвало бурный восторг у слушателей. Уступая просьбам бабушки Цаган и самого князя Мергена Дорджи Эрдни спел еще две баллады собственного сочинения.
  
  Каждое новое исполнение баллад вызывало еще больше восхищения у слушателей. После того, как проявления восторга после выступления князя Эрдни немного утихли, все приступили к трапезе. Никто на этом пиру не опасался подвоха, никто не боялся быть отравленным. И поэтому вино, и прочие напитки за столами лились рекой. Подносы с едой быстро пустели и красивые служанки то и дело приносили с кухни новые чеканные подносы с жаренной и вареной бараниной, отварной телятиной и прочей снедью и кувшины с хмельными напитками. Музыканты, танцоры, певцы и шуты, так же не тратили времени попусту, они, как могли, развлекали участников пира. Вскоре прекрасная музыка, иногда двусмысленные и острые шутки придворного шута, песни и танцы привели и гостей и хозяев крепости в полный восторг, казалось, сегодняшнему веселью не будет конца. Наконец, уже далеко за полночь, пир завершился по решению князей, и все его участники отправились к месту своего ночлега.
  
  Но, уже рано утром вместе с командиром своей разведки Бадмой князь Мерген Дорджи отправился осмотреть прилегающую к крепости территорию. Как только двое всадников отъехали от крепости на значительное расстояние, правитель обратился с вопросом к Бадме:
  
  - Что ты можешь мне рассказать о приезде этих моих гостей?
  
  - Ваш гость не сказал вам правды - ответил Бадма. - Его и его людей не было в соседнем уезде. Если бы они там были, мы бы об этом узнали и сообщили бы вам. Ведь все мы, воины моего отряда родом из тех мест. Судя по всему, ваш гость приехал к нам прямиком из самой столицы нашего государства. Это больше всего походит на правду исходя из того, что мы подслушали в разговорах его воинов между собой вчера и сегодня утром и судя по состоянию экипажа князя Эрдни.
  
  - Хорошо. Дальше что? - спросил нетерпеливо князь.
  
  - Мы следили за каждым человеком из охраны князя, ни на одну секунду, ни один из них не выпал из поля зрения моих людей - продолжил свой доклад Бадма.
  
  - Ответь мне, хорошо перед этим подумав. Встречался ли кто-то из сопровождения моего гостя с кем-то из нашей крепости и вел ли с ним переговоры втайне от всех? - спросил Мерген Дорджи.
  
  - Тут и думать нечего. Вчера все люди вашего гостя были у нас на виду. Никто из них ни с кем из ваших людей даже парой слов не перекинулся. Во время пира они сидели за отдельным столом. Да и в иное время ни с кем переговорить у них возможности не было. Я в этом полностью уверен - сказал твердо начальник разведки.
  
  - Как это неприятно - зло произнес Мерген Дорджи, лицо его почернело, а глаза налились кровью.
  
  - Что неприятно? - не удержался и спросил без разрешения Бадма, за что удостоился негодующего взгляда своего владыки и потупил взор.
  
  - Враг затаился среди моих людей. Я это знаю теперь совершенно точно. Шпион, который действует во вред мне и моей семье, но имя пока мне его неизвестно - нехотя ответил князь.
  
  - Спасибо, князь. Ваши слова означают, что меня и моих ребят вы в измене не подозреваете - с поклоном сказал Бадма.
  
  - Это так - признал князь. - Вас я не подозреваю в измене.
  
  - Разрешите спросить - сказал, поклонившись Бадма.
  
  - Спрашивай, всё что нужно - приказал Мерген Дорджи.
  - Как же вы узнали об измене? Это не простое любопытство, мой господин, мне эта информация нужна будет для понимания ситуации - попросил Бадма.
  
  - Измену я почувствовал больше года назад, когда внезапно заболела моя жена - сказал, тяжело вздохнув Мерген Дорджи. - Врачи, не смогли определить, какой болезнью она захворала, ничего никто не мог понять, но уже тогда я заподозрил, что с её болезнью что-то не так. Ведь мне прекрасно известно о том, что теперь в канцелярии великого хана под руководством великого нойона (светский правитель в Монголии в период начиная со средних веков и заканчивая первой четвертью XX века) служат многочисленные выходцы из тибетского царства, которым ведомы большое количество неизвестных нам лекарств. У них есть лекарства и от болезней, и лекарства от жизни. Жену мою могли отравить неизвестным здесь у нас ядом, против которого у нас не было противоядия. Но применить против неё яд должен был все равно кто-то из людей в моем окружении. Изменник и убийца. Конечно, это тогда было лишь мое предположение. Доказательств измены у меня не было. Но, не смотря на это, я начал принимать определенные защитные меры. Я создал у себя в войске совершенно новое подразделение. Свою личную разведку, пригласив служить в ней людей из соседнего уезда.
  
  - Я хотел бы задать еще одни вопрос, повелитель - попросил Бадма.
  
  - Задавай - приказал Мерген Дорджи.
  
  - Почему вы так сильно огорчились, узнав о том, что никто из охранников вашего гостя не разговаривал вчера ни с кем из ваших людей? - спросил Бадма.
  
  - Я сержусь на себя за свою убийственную глупость - печально произнес Мерген Дорджи. - Нет мне прощения. Мне сейчас стало понятно, что встреча изменника или изменников уже состоялась, с кем им было нужно в охране моего гостя, они уже переговорили. Встречал со мною гостей отряд старого Хонгра. В этом отряде служат те бойцы, что вместе со мною по приказу великого хана пришли сюда, чтобы завладеть этими землями. Мы вместе прошли свозь сотни боев и сражений, и я им доверял, как себе самому. После твоих слов я осознал элементарно простую истину. Великий хан просто был обязан послать своих шпионов вместе со мною в поход. Враг мой был здесь рядом всё время. Мне нет смысла искать врага в другом месте, среди других людей.
  
  - Я удивлен вашей откровенностью повелитель - признался Бадма.
  
  - Дело в том, что совсем скоро я уеду из крепости - сказал князь. - Вернусь или нет неизвестно. И поэтому я должен спешить. Ты останешься после моего отъезда здесь главным. Ты присмотришь за моими детьми. Но чтобы я был уверен в том, что здесь без меня всё будет в порядке я должен многое успеть сделать за оставшиеся до отъезда дни. Есть еще вопросы? Если есть, то задавай.
  
  - Мой повелитель. Мне все же не понятно, если враг хотел получить крепость и ваши земли, почему он не отравил вас? - спросил Бадма.
  
  - Я отвечу тебе честно - сказал Мерген Дорджи. - Великий нойон и его канцелярия не любят принимать скоропалительные решения. Мне сначала аккуратно подрубили корни. Они скорей всего получили кое-какую информацию, о которой я узнал совсем недавно более года назад, и разработали операцию, которую с успехом начали приводить в действие. Отравив мою супругу, там явно резонно предполагали, что я окажусь в сложной ситуации, позиции мои ослабнут. И отправляясь в поход, я верней всего поручу крепость и детей своих своим самым проверенным бойцам, с которыми много лет вместе воевал. Мальчишки почти сразу же после моего отбытия отправятся в какой-нибудь плохо подготовленный поход, где погибнут, и крепость и мои владения, как бесхозные, окажутся в руках у великого нойона, который уж точно сможет с выгодой для себя моим имуществом распорядиться.
  
  - Ловко - восхитился Бадма. - Учиться нужно у этих мудрых людей мастерству. Ведь никто ничего и понять не сможет. Великий и могучий князь вместе с семьей исчезнет со света, а никого и заподозрить ни в чем не сможет. Хорошо, конечно, что такие хитроумные люди работают в канцелярии нашего великого хана, жаль лишь, что они сейчас работают конкретно против нас.
  
  - Мы тоже не самые последние в этом мире глупцы. Обломают еще зубы о нас мудрецы из канцелярии. Великий нойон как-нибудь перебьется без моих владений - сказал уверенно Мерген Дорджи.
  
  - Какие будут распоряжения? - спросил Бадма.
  
  - Планы наши меняются - ответил князь. - Вместо одного похода на наглое пламя мы проведем настоящую карательную экспедицию. Мы уничтожим все центры возможного нападения на мои владения. Огнем и мечом мы пройдемся по ним. Сейчас же по нашему возвращению в крепость, ссылаясь на мой приказ, отправь в разведку к местам будущих боев со своими людьми воинов из всех отрядов, кроме отряда старого Хонгра. Естественно куда отправятся разведчики никто кроме твоих людей знать не должен. Сам же с лучшими своими бойцами останься в крепости. Я предчувствую, что сегодня нелепой смертью погибнет наш славный старый Хонгр. И так же я предчувствую, что кто-то из охраны нашего гостя весть об этой смерти попробует передать в канцелярию Великого хана. Письмо надо будет перехватить, а на человека, отправившего его, укажите мне. Я решу, как с ним поступить. Всё ясно?
  
  - Да - ответил Бадма.
  
  - Есть еще вопросы? - поинтересовался князь.
  
  - Вопросов нет - четко ответил командир разведки.
  
  
  Глава 4
  
  
  Как только князь Мерген Дорджи возвратился в крепость, он первым делом направился на женскую сторону, проведать бабушку Цаган. С собой он взял трех надежных разведчиков из отряда Бадмы. Служанки, низко кланяясь господину, быстро доложили пожилой даме о приходе владельца крепости. Через короткое время бабушка Цаган приняла в своих покоях князя.
  
  - Дорогой мой, вы выглядите очень плохо. Лицо ваше бледное, как у мертвеца. Уж не заболели ли вы? - спросила участливо пожилая женщина у князя. Но князь ей вслух ничего не ответил, вместо этого он подошел вплотную и начал на ухо что-то нашептывать. Бабушка Цаган настороженно слушала князя, и постепенно лицо старой женщины стало сначала белым, как утренний снег, а потом налилось кровью. Выслушав князя, она жестом попросила его наклониться к ней и тоже стала что-то шептать в ухо Мергену Дорджи. Так продолжалось еще несколько минут, владелец крепости и бабушка Цаган поочередно шептали что-то друг другу на ухо. Наконец князь Мерген Дорджи покинул покои бабушки Цаган. Бабушка Цаган проводила князя до порога, а там властным жестом пригласила в свои покои трех воинов-разведчиков.
  
  Покинув женскую половину, князь Мерген Дорджи отправился к казармам и там коротко переговорил со всеми командирами отрядов. Старый Хонгр заверил князя, что он помнит о приказе посетить бабушку Цаган. И не отправился к ней на прием до сих пор лишь потому, что было еще достаточно рано. Но теперь он бросится исполнять волю князя. Завершив все намеченные заранее дела, Мерген Дорджи вернулся в свои покои. А вскоре к нему зашел его гость князь Эрдни. Для князя и его гостей были накрыты столы. Во время трапезы Мерген Дорджи сообщил о том, что завтра рано утром он со своим войском отправляется в запланированный еще до приезда гостей поход на вражеское племя.
  
  - Я вместе со всеми моими людьми присоединюсь, уважаемый князь Мерген Дорджи, к вашему воинству. Я буду всё время рядом с вами. Вы на меня и на моих людей можете во всем положиться - заверил князя его столичный гость.
  
  - Благодарю вас, дорогой князь Эрдни! Жду вас через три часа на военном совете - ответил с поклоном владелец крепости.
  
  Через три часа начался военный совет. Князь Мерген Дорджи окинул взором зал, и спросил:
  
  - Где мой верный друг? Где наш старый Хонгр? Почему его нет на своем месте?
  
  - Он по вашему приказу отправился на прием к бабушке Цаган. И до сих пор не вернулся. Поэтому я и пришел вместо него на совет - ответил пожилой воин.
  
  - Хорошо - сказал Мерген Дорджи. - Начнем совет без старого воина.
  
  Собрание уже близилось к завершению, когда в помещение вошла бабушка Цаган и попросила князя разрешить ей говорить. Князь Мерген Дорджи разрешил.
  
  - Случилась трагедия - сообщила пожилая женщина. - Наш уважаемый начальник отряда Хонгр пришел проведать меня. Во время нашего разговора ему вдруг неожиданно стало плохо, и он упал на пол без чувств. Я пыталась сделать все, чтобы спасти нашего старого воина, но сердце его больше не бьется.
  
  - Я хочу его немедленно видеть - сказал князь.
  
  - Лучше не надо - сказала твердо пожилая женщина. - Дело в том, что я использовала последнее средство, я влила в рот Хонгру особый бальзам. Шансов мало, но были случаи, когда под воздействием данного бальзама люди даже через сутки после того, как сердце их переставало биться, возвращались к жизни. Пока старый воин одни лежит в отдельной ложе рядом с моими покоями. Хонгра сейчас нельзя беспокоить. Жизнь его может окончательно прерваться, ему нужен полный покой. Прошу вас, князь Мерген Дорджи, и сами пока не ходите навещать своего боевого товарища и запретите делать это своим воинам.
  
  - Будь, по-вашему - согласился Мерген Дорджи. - Надеюсь отец Тенгри (верховное божество неба народов Евразии тюрко-монгольского происхождения) не оставит нас в эту трудную минуту. Всё, решено. Я сам не стану посещать нашего общего товарища, и запрещаю это делать всем своим воинам и гостям крепости. Вернемся из похода, и тогда и узнаем, удалось ли старому Хонгру не попасть в царство Эрлика (Эрлик - в тюркской и монгольской мифологии владыка подземного мира, высший правитель царства мёртвых) на этот раз, или нет. А теперь оставьте нас, уважаемая бабушка Цаган и возвращайтесь в свои покои.
  
  Пожилая женщина поклонилась князю и вышла из зала. После короткой паузы князь Мерген Дорджи задумчиво сказал:
  
  - Вчера наш старый Хонгр жаловался на то, что его стали сильно беспокоить сердечные боли. Он даже просил меня отправить его к его родным кочевьям, освободив от службы. Но я тогда и не подумал о том, что его проблемы столь серьезны. Теперь всем нам остается, надеется лишь на Тенгри и на то, что чудодейственный бальзам бабушки Цаган сможет вернуть нам нашего боевого товарища. Но хватит о печальном. Продолжим наш совет. В этом походе ты Хееча - здесь князь указал на пожилого воина - будешь вместо Хонгра, а там видно будет.
  
  После этого военный совет продолжил свою работу. После его завершения жизнь в крепости пошла своим чередом. Каждый был занят своим делом. На закате князь вновь с Бадмой отправился делать объезд прилегающих к крепости мест. Как только двое всадников отъехали от крепости на значительное расстояние, правитель нетерпеливо обратился с вопросом к Бадме:
  
  - Что удалось узнать сегодня?
  
  - Князь, вы всё правильно рассчитали - ответил Бадма.
  
  - Как прошло задержание Хонгра? - игнорируя слова своего слуги, раздраженно спросил князь.
  
  - Удачно. Он глазом не успел моргнуть, как был схвачен - ответил Бадма.
  
  - Теперь расскажи о самом главном. Но взвешивай во время своего рассказа каждое слово - приказал князь.
  
  - Нам удалось выяснить следующее. С одним из воинов охраны князя Эрдни после военного совета Хееча переговорил один на один. Через некоторое время после этого он вернулся в казарму. Потом. Нарушив ваш приказ, один из воинов отряда Хонгра, Зурган, проник тайно на женскую половину и попытался пробраться в нишу, в которой якобы должен был находиться его командир. Пробраться туда, как мы и планировали, незваный гость не смог, но у него была возможность увидеть тело мужчины под залитой кровью простыней. Воин покинул женскую половину тут же, и как нам удалось проследить, доложил о результатах своей вылазки Хееча. Вскоре тот повторно встретился с тем же нашим гостем, что и прежде. И снова у них состоялась короткая беседа. А еще через некоторое время на базарную площадь перед крепостью пришел еще один наш гость и попросил одного из группы торговцев, которые собирались отправиться сегодня в соседний уезд отвезти его брату письмо туда. Мол, он полон дурных предчувствий перед завтрашним походом в степь и поэтому хочет в письме попросить на всякий случай прощения у родственников. Так ему легче будет в бою.
  
  - Где письмо? - спросил сразу же князь.
  
  - Вот оно - ответил Бадма и протянул повелителю свиток. Князь внимательно осмотрел его, а потом в раздражении рубанул кулаком воздух.
  
  - До последнего момента я все же сомневался в том, что Хонгр предатель и убийца. Я надеялся, что ошибаюсь, что шпион не он. А теперь больше места сомнениям нет. Именно старый воин глава заговора против меня. Это очень печально - сказал тихо Мерген Дорджи, и лицо его стало похоже, на каменную маску.
  
  - Разрешите спросить - прозвучал тихо голос Бадмы, который немного испугался перемены настроения князя.
  
  - Спрашивай - разрешил князь.
  
  - Что же будем делать теперь с Хонгром? Он ведь уже много часов томится в темнице в подвале крепости с кляпом во рту, прикованный к стене железными цепями. Какие будут ваши распоряжения? - спросил Бадма.
  
   - До утра пусть так и будет висеть на цепи. А утром мы уйдем в поход, бабушка Цаган вместе с моим палачом проведут дознание. Но хватит об этом предателе говорить. Поговорим лучше о тебе. Ты прекрасно справился с работой, ты достоин награды - сказал князь Мерген Дорджи.
  
  - Огромное спасибо. Но я признаю, что заслуги мои в этом успехе не велики по сравнению с вашим вкладом. Что бы я делал, если бы вы, мой повелитель, не рассчитали всё так поразительно точно? - возразил Бадма. - Вы создали такую ситуацию, когда наш враг должен был обязательно проявить себя, и принимать решения им пришлось в очень короткий промежуток времени. К тому же вы убрали еще со сцены лидера заговорщиков. Без него они и совершили ряд ошибок. Мне же оставалось в этой ситуации только лишь точно исполнять ваши указания.
  
  - Высшая честь для любого воина это верность своему повелителю и точное и вдумчивое исполнение его приказов - сказал князь и передал Бадме кошель туго набитый монетами. - Перестань меня благодарить, ты заслужил эту награду. Вернемся к делам нашим. Что ты думаешь нужно сейчас предпринять?
  
  - Нам сейчас следует опасаться предательского удара в спину от Хееча и его дружков - ответил Бадма. - Эти люди готовили мятеж, и теперь они понимают, что попали под подозрение. И поэтому они постараются напасть на нас первыми. И главная цель для них теперь вы, мой повелитель. Убив вас, они спасут себя. Но открыто бросить вызов вам они не смогут, значит, они попробуют подослать к вам убийц. Нужно этого не допустить.
  
  - Эти люди были опасны, пока я верил им, а сейчас они уже все мертвы для меня - печально сказал Мерген Дорджи. - Я не потому приказывал тебе быть исключительно осторожным, что опасался заговорщиков. Нет. Я опасался обидеть своих верных слуг напрасным подозрением. А с врагами разговор короткий. Сейчас мы приедем в крепость, и ты мне укажешь на тех двоих воинов из охраны князя Эрдни, что вы выследили. Потом пригласишь ко мне всех начальников отрядов на срочное совещание. А твои люди пусть следят за людьми из отряда Хонгра. При любой их попытке начать мятеж или сбежать из крепости уничтожать каждого. Никому никакой пощады.
  
  - Слушаюсь - ответил Бадма.
  
  По возвращению в крепость князь Мерген Дорджи пригласил в свои покои князя Эрдни. Здесь он приказал накрыть им стол. Так же сюда князь приказал прийти и своим сыновья с бабушкой Цаган. Он представил своему знатному гостю детей. Потом передал князю Эрдни письмо, перехваченное его разведчиками. И еще на ухо шепнул имена шпионов в его окружении. Прочитав письмо, князь Эрдни разорвал его на мелкие кусочки и выбросил их в огонь. Князь Мерген Дорджи предложил гостю отправиться с ним вместе на экстренно собранный военный совет. Сыновья и бабушка Цаган остались в княжеских покоях под надежной охраной. А уже через час весь отряд Хонгра был уничтожен до одного человека. Со стороны князя и его друга Эрдни было потеряно всего два человека, оба охранники князя Эрдни.
  
  
  Глава 5
  
  
  Князь Мерген Дорджи и князь Эрдни вошли в княжеские покои, и сыновья его и бабушка Цаган сразу же бросились к ним с расспросами. Мерген Дорджи крепко прижал к себе обоих своих сыновей и долго не мог заставить себя оторваться от них. А потом отпустил от себя ребят и, сев за стол, начал свой рассказ:
  
  - Я раскрыл заговор. Отряд Хонгра предатели. Я вызвал замещающего Хонгра воина к себе на совещание. Я хотел дать возможность им оправдаться, провести дознание. Но заговорщики решились на отчаянный шаг. Они всем отрядом бросились на штурм моих покоев. А началось всё с того, что Хееча выстрелил в меня из ружья. Он был далеко и стрелял наудачу. И промахнулся. А мы были готовы к нападению. Изменники попали в ловушку. Предатели были окружены со всех сторон. Никому из них не удалось сбежать. У нас тоже есть потери. Шальными пулями к несчастью убило двух людей князя Эрдни. Но тут ничего не поделаешь, такова была их судьба. Всю эту мерзость, трупы этих изменников я приказал бросить в огонь, тела людей князя Эрдни мы тоже бросили в огонь. Такие печальные вести. А сейчас сыновья отправляйтесь отдыхать, ничего в наших планах не изменилось, рано утром мы уходим в поход. Да и вам, бабушка Цаган пора возвращаться в свои покои.
  
  - Пусть дети идут спать, а мне хотелось переговорить с вами князь - попросила бабушка Цаган.
  
  - Хорошо. Но только не долго. У нас с князем Эрдни есть еще дела впереди - ответил Мерген Дорджи.
  
   - Как получится - твердым голосом ответила бабушка Цаган. Подождав, пока ребята покинули княжеские покои, пожилая женщина продолжила свою речь - Я давно хотела переговорить с вами уважаемый князь. Но может гость нас на время покинет? Дело это семейное.
  
  - Гость нас не покинет. У меня нет от него никаких семейных тайн. Или решайтесь и говорите, или оставим наш разговор - недовольным голосом ответил князь Мерген Дорджи.
  
  - Я хочу напомнить о том, что я дочь князя, жена князя, мать князей и бабушка князей - сказала с вызовом бабушка Цаган. - Я видела в своей жизни столько крови и людских страданий, что до сих пор не могу поверить в то, что еще жива. Я жила при дворе, я многое повидала, и поэтому я сразу же поняла, что не просто так сюда приехал гость из столицы. Он приехал за тобой, князь Мерген Дорджи. Тебе скоро придется покинуть свой дом. Мне об этом никто ничего не сказал, но я вижу, как ты смотришь на сыновей, какой болью полны твои глаза. Когда ты смотришь на детей своих, у тебя вид такой, словно сердце твое вырывают из груди. Ты спешишь, пытаешься успеть сейчас, сделать всё, чтобы обезопасить дальнейшую жизнь твоих сыновей в то время, когда тебя рядом с ними не будет. Я вижу это. Но есть вещи, о которых ты забываешь, но о них тоже тебе нужно позаботиться до твоего отъезда.
  
  - О чем это я забыл? - спросил насторожено князь Мерген Дорджи.
  
  - Ты решил как можно быстрее сделать из своих сыновей взрослых мужчин. Это правильно. Но битвы, войны, уничтожение изменников в своих рядах, хотя и великое дело, не помогут твоим сыновьям получить статус взрослых мужчин. Для этого их обязательно нужно женить - сказала уверенно бабушка Цаган и посмотрела внимательно на князя Мергена Дорджи.
  
  - Говори дальше - приказал владелец крепости.
  
  - Ко мне приезжают постоянно две мои дальние родственницы. Здесь, в этих краях, они вышли замуж за местных мелкопоместных князей. И у них есть девочки на выданье. Чем не вариант? - спросила бабушка Цаган.
  
  - Насколько я понял мужья эти у ваших родственниц не слишком состоятельные князья. Я прав? - спросил Мерген Дорджи.
  
  - Бедны, как суслики - подтвердила бабушка Цаган. - Хотя род у обоих знатный. Родственников в столице хватает на высоких постах. Но самое главное. При всей их бедности три сотни сабель при любой опасности для семей своих дочерей каждый из этих князей выставит сразу же. Этих сил вполне достаточно чтобы помочь твоим сыновьям, но мало, чтобы мечтать о захвате твоих владений. Кругом выгода. Кроме того. Прошлой осенью мои родственницы приезжали в гости вместе со своими дочерями. Сыновья твои познакомились с девушками. Никакого отвращения к девушкам они не проявили. Наоборот. Было видно, что им вместе интересно.
  
  - А почему я об этом не знал? - возмутился деланно князь Мерген Дорджи. - Тут в этой крепости кругом одни заговорщики. Каждый что-то свое плетет. С ума можно сойти.
  
  - Я заговорщик? - возмутилась бабушка Цаган. - Да меня так никто никогда не обижал. Всё. Я собираю свои вещи и уезжаю отсюда.
  
  - Успокойтесь бабушка Цаган - вступил в беседу князь Эрдни. - Вас никто не хотел обидеть. Мерген просто шутит. Со своей стороны хочу подтвердить, что некоторые родственники данных князей очень уважаемые в столице люди. И самое главное - бабушка Цаган во всем права. Я приехал сюда за Мергеном, и об этом пока никто не должен знать. Когда он вернется неизвестно. И время пришло им, и жениться, и на войну идти. Тебя князь ведь самого женили в 13 лет, и к тому времени ты уже участвовал в двух войнах. Если сейчас не женить сыновей, у них могут далее возникнуть большие проблемы, в отсутствии отца. Как они возьмут себе жен без его разрешения? Без отцовского благословления. Так что вопрос с женитьбой сыновей тебе нужно решить обязательно до нашего с тобой отъезда из крепости. И поэтому я прошу тебя Мерген Дорджи принять предложение бабушки Цаган.
  
  - И принести мне извинения - дополнила слова князя Эрдни бабушка Цаган.
  
  - Если бы это было допустимо для князя, я сейчас бы выл, как волк на луну. Кричал бы как смертельно раненый зверь. Но я не могу так себя вести - сказал с посеревшим лицом Мерген Дорджи. - У меня сейчас отбирают всё, чем я жив был на этом свете. Не так я себе представлял то, как я буду жить дальше, не так я представлял себе, как буду женить своих сыновей. Всё рухнуло. Но я не против того чтобы породниться с этими знатными людьми, мужьями ваших родственниц. Я неплохо обоих этих князей знаю. Это достойные люди, смелые воины. Я с уважением отношусь к ним.
  
  - У меня сердце кровью обливается, как погляжу на тебя. Не нужно мне твоих извинений, я сама виновата - сказала бабушка Цаган.
  
  - Примите извинения от меня. Я был не прав. Действительно. Времени мало, нужно успеть женить сыновей до своего отъезда, кто его знает, когда я вернусь - признал князь Мерген Дорджи. - Я прошу вас бабушка Цаган сейчас же отправиться к уважаемым князьям и засватать за моих сыновей их дочерей. Калым я выплачу солидный. Мы с моей любимой женой так мечтали о том, что возьмем в наш дом невесток, как будем все вместе дружно жить. Мы специально откладывали деньги для выплаты калыма.
  
  - А что мне сказать насчет приданного невест? - спросила бабушка Цаган.
  
  - Если мои будущие родственники со своими воинами присоединятся к моему походу и окажут помощь моим войскам, то этот вопрос снимается. Мало того, князья получат хорошую долю от той добычи, что мы возьмем во время военной кампании - сказал князь Мерген Дорджи.
  
  - Значит, ты решил организовать большой поход? Речь уже не идет о нападении на одно племя? - спросила пожилая женщина.
  
  - Да. Я решил провести большую карательную операцию - ответил владелец крепости. - Будет очень много добычи.
  
  - Какую тогда точно долю добычи мне пообещать сватам? - спросила бабушка Цаган. - Мне же придется там торговаться.
  
  - Я сватов не обижу. Так им и скажи. По заслугам получат. Пока воды не видишь, сапоги не снимай, пока результата усилий не увидел, добычу не обещай - ответил князь Мерген Дорджи.
  
  - Хорошо. Я сейчас же отправлюсь в дорогу и завтра уже начну сватовство - сказала бабушка Цаган.
  
  - Берите деньги и подарки для сватов в казне, для казначея я запишу сейчас записку, и в путь - сказал Мерген Дорджи.
  
  - За всё отчитаюсь. Не бойся - ответила пожилая женщина.
  
  Мерген Дорджи махнул негодующе рукой и тотчас написал записку для своего казначея и поставил на ней свою княжескую печать. И с ней бабушка Цаган вышла из покоев князя торопливым шагом. Как только шум её шагов стих, князь Эрдни спросил:
  
  - Удивляюсь. Как эта пожилая женщина в свои годы сможет так быстро добраться до соседнего уезда?
  
  - Бабушка Цаган еще очень крепка здоровьем. Она раньше жила с семьей своей дочери и приехала сюда по просьбе моей покойной супруги. По дороге она ни разу не останавливалась на ночлег, только лишь меняла лошадей на постоялых дворах - ответил Мерген Дорджи.
  
  В ответ раздался громкий смех князя Эрдни:
  
  - Видимо сильно её зять своими капризами достал. Рванула она от него сюда, да так что на ночевку боялась остаться. Хорошая женщина. Чувствуется что она жила когда-то при дворе. Зайцев на бегу стрижет. Вообще этой бабушке Цаган нужно написать научный трактат об искусстве заключать выгодные сделки. Как она вовремя всё сделала и в итоге выгодно пристроила своих бедных родственниц в богатый дом. Теперь она тут заживет без тебя, как императрица. Жены твоих сыновей будут своей бабушке по гроб жизни обязаны, старушка будет, как сыр в масле кататься. Пустит ли она тебя назад по возвращении?
  
  - Верно. Бабушка Цаган тот еще стратег. Но довольно зубоскалить, у нас еще есть незавершенные неотложные дела. Так что нам пора идти - ответил князь Мерген Дорджи. Как две тени прошли князья по крепости и оказались у ворот темницы. Там их ожидал палач князя, глухонемой гигант Санчир. Заперев за собой двери на засов, князья и палач спустились в подземелье. Князь Эрдни с палачом отправился к двоим своим слугам. А князь Мерген один направился к Хонгру.
  
  - Я слышал выстрелы. Но вы Мерген Дорджи живы. Это значит, что мои люди все мертвы. А раз так, то я вам ничего не скажу, нам не о чем с вами договариваться, режьте меня на куски, жгите меня, но вам меня не сломить. Вы меня знаете - сказал с вызовом старый Хонгр.
  
  - Так и ты меня знаешь прекрасно - ответил князь. - Ты знаешь, что словами я не бросаюсь. Так же ты прекрасно осведомлен о том, что я скоро уеду отсюда. Мне теперь разрешено вернуться в столицу. Это ты всё знаешь, но вот о чем ты не подумал. Я буду проезжать мимо твоего родного кочевья по пути в столицу. Я прекрасно знаю, куда ты отправлял посылки с подарками столько лет. Поверь мне. Я их всех, твоих родственников убью. Это я тебе обещаю. Для меня они уже мертвы. Я так решил.
  
  - О великий Тенгри! А если я всё расскажу? - спросил Хонгр.
  
  - Еще хотел сказать - перебил князь предателя. - Ты сейчас мне расскажешь всё. Но помни одно. Добравшись до столицы, я рано или поздно узнаю, правду ты мне рассказал или нет. Если нет, то я покараю смертью весь твой род. Только чуть позже. Но умрут они тогда очень мучительной смертью.
  
  - Будь проклят князь. Я знаю, что от своего слова ты не отступишься. Бедные мои дети и внуки. Я всё расскажу, но дай мне слово, что ты их не тронешь - потребовал Хонгр.
  
  - Я не буду им мстить - отрезал князь.
  
  - Хорошо - сказал Хонгр. - Вы не знаете, как мы вас ненавидели все эти годы. Нам сказали, что мы пойдем с вами в поход, который завершится провалом. И тогда мы все вернемся к своим кочевьям. Но вы оказались талантливым человеком. Вы взяли крепость. И нам пришлось остаться с вами здесь. Вы были нищим босяком, когда вас поставили над нами командиром, а вскоре вы стали самым богатым человеком в этих краях, да и в целом по стране. Другим командирам и их воинам вы отдавали на кормления завоеванные деревни и города. А мы были вынуждены отказываться от всего, исполняя приказ, мы оставались рядом с вами. Так получалось, что каждый ваш новый успех хоронил нашу надежду вернуться домой. Убить вас нам запретили. Вот мы с вами и мучились столько лет.
  
  Хонгр еще долго говорил, князь время от времени задавал вопросы, переспрашивал. Затем он понял, что всё, что хотел уже узнал. - Склони голову - приказал он. Хонгр покорно склонил голову, сверкнул меч, и голова изменника покатилась по полу подземелья. К этому времени и князь Мерген завершил допрос. Санчир погрузил тела и головы на тележку и покатил её на улицу, где бросил их в огонь. А князья отправились в покои хозяина крепости.
  
  Друзья, войдя в зал, сразу же расположились за столом, и служанки быстро принесли с кухни еду и напитки. После того, как слуги покинули их, сразу же раздался голос князя Эрдни:
  
  - Мерген. За те сутки, что пришли с моего приезда, облик твой сильно изменился. Ты словно постарел на десять лет.
  
  - Очень многие эти сутки вообще не пережили - ответил Мерген Дорджи. - Я хотя бы жив остался. Слава Тенгри и огромное спасибо тебе. Прими от меня скромный подарок.
  
  После этих слов князь Мерген Дорджи с низким поклоном вручил гостю огромный кошель с золотыми монетами. Князь Эрдни ловким движением спрятал подарок в складках своей одежды.
  
  
  Глава 6
  
  
  Утром войско выступило в поход. Удача в этой военной кампании, как всегда сопутствовала князю Мергену Дорджи. Все у него шло как по маслу. В самом начале похода к войскам князя Мергена Дорджи присоединились со своими воинами князья Арслан и Намыс. Войско после потери отряда Хонгра пополнилось воинами. Это было, как нельзя кстати. На радость отца, сыновья показали себя с лучшей стороны в походе. В бою и они бесстрашно первыми бросались в атаку на врага, рубили и крушили неприятеля, как закаленные в битвах бойцы, и тем самым сразу же заслужили уважение войска. Поле первых нескольких боев князь Мерген Доджи доверил самостоятельно вести группы войск своим сыновьям в наступления на разных врагов, а сам со стороны наблюдал за ходом операции. Завершив невероятно удачный поход, князь с огромной добычей вернулся в Арлат. Здесь почти сразу же после возвращения домой были сыграны две свадьбы. А через три дня после этого к князю Эрдни прибыл гонец из столицы. Войдя в покои хозяина крепости, князь Эрдни сообщил:
  
  - Пришел приказ великого хана нам отправиться в ставку его войск на границе с казахами.
  
  - У меня уже всё готово - ответил князь Мерген Дорджи. - Раздам свои последние указания, и завтра рано утром отправимся в путь.
  
  Сделав все необходимые распоряжения, передав свою княжескую печать старшему сыну, назначив главным начальником над войском Бадму, князь наказал сыновьям во всем слушаться свою бабушку Цаган. Беречь её и зря не заставлять её нервничать. Потом был устроен прощальный пир, духам предков принесли положенные подношения. Князь провел последнюю ночь в крепости в разговорах со своими сыновьями, а лишь только рассвело, не мешкая отправился с небольшой свитой вместе с князем Эрдни в дорогу.
  
  В пути князь Эрдни поделился с другом своими мыслями. Он пояснил, что раз им приказано ехать на казахскую границу, то понятно, что военный поход будет нацелен против казахов. А это значит, что Мергену необходимо узнать некоторые подробности о том, что сейчас представляет собой казахское воинство. Ведь он долгое время жил вдали от столицы и новости о том, что твориться в остальном мире редко доходили до его крепости. Главное, что сейчас должен был узнать Мерген Дорджи, это то, что уже давно в окружении у казахского хана появился богатырь Кахарман, который очень скоро прославился личным мужеством и своими победами в сражениях. Со временем он стал главным полководцем хана. Ни одно войско с тех пор не может противостоять войску казахов. Победы Кахармана следуют одна за другой. Это серьезный вызов для нашего государства. Наш великий хан давно ломает голову, как убрать со своей дороги прославленного богатыря и полководца. Но пока ничего поделать с казахским героем никто не может. Вот с этим непобедимым батыром вероятней всего и придется сейчас столкнуться Мергену Дорджи на поле боя. Всё говорило об этом.
  
  Мерген Дорджи отойдя от переживаний связанных с разлукой с сыновьями начал усиленно расспрашивать своего друга о том, что произошло в большом мире в те годы, что он жил в отдалении. Какие рода поднялись при ханском дворе, какие рода пали. Кто сейчас в особом фаворе у хана? Кто сейчас в опале? Не проскочила ли кошка в отношения между великим ханом и великим нойоном? Какими методами ведения войны пользуется полководец Кахарман? Как он провел свою самую известную победную битву. Как к этому батыру относятся в народе? Сотни вопросов задавал князь Мерген Дорджи своему товарищу юности. И тот, морща лоб, давал свои ответы. Когда друзья прибыли в ставку войск на казахской границе князь Мерген Дорджи уже был уже в курсе того, что происходило сейчас в стране и в ближнем окружении великого хана.
  
  Ранним утром на подъезде к ставке войск отряд князей встретил конный наряд. Дозорные были предупреждены об их скором прибытии в ставку, воины сообщили господам о том, что великий нойон приказывает им сразу же по приезду, отправиться к нему на прием в его шатер, и сопроводили их до места. Войдя в огромный шатер, князь Мерген Дорджи увидел худого, болезненного мужчину, в котором не сразу узнал великого нойона. Мужчина восседал на высоком стуле. Не тратя время на положенные приветствия, не встав с места, знатный вельможа воскликнул:
  
  - Я уж думал, что вы не приедете. Решил, что вы сбежали к нашим врагам. Мы устали ждать вас здесь.
  
  - Великий нойон! Мы извиняемся, что заставили вас ждать. Но мы спешили. Вот отметка вашего гонца о том, что его послание было передано нам. Сами видите, мы добрались сюда всего за пару дней - ответил, поклонившись великому нойону, князь Эрдни.
  
  - Ты, Эрдни, всегда найдешь возможность выкрутиться из любого положения, хитрая лиса - воскликнул великий нойон. - На твое счастье моя любимая племянница любит тебя больше жизни, иначе бы ты давно пострадал тяжело за свои проделки. Сейчас же возвращайся в столицу. Бедная Булгун уже все глаза в разлуке с тобой выплакала, а ты я думаю, прекрасно провел время в гостях у своего дружка. Я уверен в том, что ты ни одной юбки не пропустил, всех молоденьких женщин во владениях своего друга юности оприходовал. Я тебя хорошо знаю.
  
  Покраснев от сдерживаемой ярости, князь Эрдни, поклонившись великому нойону, вышел из его шатра. Там его уже ожидала свита, которой было поручено доставить его в столицу. А в шатре великий нойон некоторое время молча рассматривал своего гостя. Давно он не видел князя Мергена Дорджи. И в те годы, что молодой князь провел во дворце, великий нойон не привечал его, а после того, как начался конфликт между великим ханом и старшими братьями Мергена Дорджи и вовсе норовил всякий раз показать своё к нему отрицательное отношение. Мысли быстро проносились в голове великого нойона. Для того чтобы долго выживать во власти мало обладать сильным характером, умом и сметкой. Мало быть искусным дипломатом, мало уметь просчитывать ходы наперед. Нужно еще и было обладать недюжинной интуицией. Нужно уметь предугадывать будущее и своевременно принимать решительные действия. И пока великого нойона его интуиция практически никогда не подводила. Да и хватка у него не ослабела.
  
  Отправив гонцов к князю, вельможа не мог знать ничего о том, что Мергену Дорджи стало известно о том, что приказ отравить его супругу отдал старому воину Хонгру он. Но его безошибочная интуиция подсказала ему - он разоблачен. Князь Мерген Дорджи раскрыл его тайну. А значит нужно срочно спасать ситуацию. Нельзя уже было допустить, чтобы Мерген Дорджи возглавил войско и повел его на войну.
  
  Этот мужчина много раз выходил победителем там, где должен был обязательно проиграть. Мог он и в этот раз отличиться. Поэтому и согласились на его кандидатуру в начальники армии в данном походе во дворце. Но великий нойон сейчас осознал, что если князь Мерген Дорджи сможет победить непобедимого Кахармана, то тогда он непременно станет национальным героем Джунгарского народа. И после этого у него появится прекрасная возможность самому уничтожить великого нойона. Задушить в своих объятиях и бросить его труп степным шакалам на съедение. В том, что князь Мерген Дорджи непременно попробует лишить его жизни, в случае своего возвышения, великий нойон теперь не сомневался. Как и в том, что это у могучего и удачливого воина вполне могло это получиться. Поэтому нельзя было зря тратить время. Нужно было действовать незамедлительно.
  
  Великий нойон бросился к великому хану и убедил его в том, что великая победа младшего брата его недавних противников над непобедимым полководцем, может нанести вред и самому великому хану.
  
  - Что ты предлагаешь? - спросил великий хан.
  
  - Как гласит древняя мудрость, если в бою сойдутся два неопытных бойца, то живы, останутся оба - сказал великий нойон. - Если в бою сойдутся опытный боец с новичком, то опытный боец убьет новичка. Если в бою сойдутся два великих воина, то погибнут оба. Отправим великого воина Мергена Дорджи на бой с Карзаем и избавимся от обоих.
  
  - Как это сделать? - спросил великий хан.
  
  - Дадим Мергену Доджи небольшой отряд, и прикажем ему сделать вылазку на казахскую сторону - ответил великий нойон. - Казахский хан со своим войском сейчас расположился рядом с границей, перекрыв нам путь для наступления. Где стоит шатер Кахармана наши разведчики уже узнали. Мои воины смогут незаметно подвести отряд Мергена Дорджи к этому месту. Охраняют, конечно, прославленного полководца, не хуже, чем самого хана, но Мерген Дорджи парень не промах. Сможет справиться с охраной и вероятней всего сможет убить нашего главного противника. На это можно серьезно рассчитывать. Самому выжить в бою ему не удастся. В любом случае мы останемся в выигрыше.
  
  Великий хан на мгновения закрыл глаза, а потом сказал:
  
  - Я согласен. Пусть будет так. Сам я не буду встречаться с этим князем. Передай Мергену Дорджи мою волю. Пусть он отправляется в лагерь противника и без головы Кахармана в Джунгарию не возвращается.
  
  Великий нойон, поклонившись, вышел из покоев великого хана. Теперь же он должен был донести волю великого хана до Мергена Дорджи.
  
  - Я вот смотрю на тебя и поражаюсь людскому легковерью - начал свою речь великий нойон. - Только и слышу в последнее время разговоры всяких бездельников о том, что Мерген Дорджи великий воин и талантливый полководец. Дошло до того, что о тебе, о твоих мифических достоинствах стали рассказывать всякие небылицы даже самому великому хану. И тот поначалу было, поверил этой наглой лжи. Хотел даже назначить тебя главным полководцем в этом походе на казахов. Но потом он спросил меня - а кого смог победить этот Мерген Дорджи? Может он одолел в сражении турецкого султана или франкского короля Людовика? Нет. Воевал всю свою жизнь наш герой только с неизвестными варварскими племенами, у которых отнять их женщин и скот сможет любой мужчина, у которого есть руки и ноги. Пришла пора тебе доказать что ты на самом деле чего-то стоишь. Пора бросить вызов достойному сопернику. Слушай приказ великого хана. Отправляйся сейчас же в поход на врага и без головы Кахармана в Джунгарию не возвращайся.
  
  - Мне будет нужно время для подготовки к операции - спокойно ответил Мерген Дорджи.
  
  - Времени нет - сказал великий нойон. - Отряд гвардии, лучшие воины готовы к походу. Никто не сможет нас обвинить в том, что мы дали тебе плохих солдат. Мои разведчики доведут ваш отряд до шатра Кахармана. Извини, что не даю тебе даже отдохнуть после дороги. Отправляйся в поход сейчас же.
  
  Ни один мускул не дрогнул на лице Мергена Дорджи. Он спокойно сказал:
  
  - Разрешите отправиться исполнять приказ хана.
  
  - Разрешаю - ответил великий нойон. - И помни наказ великого хана, без головы Кахармана назад не возвращайся.
  
  Отряд гвардейцев стремительным маршем добрался к вечеру до места расположения ставки войск казахского хана. Здесь Мерген Дорджи дал отдохнуть своим людям и их лошадям. Решено было сделать вылазку в лагерь казахов перед рассветом. В назначенный час Мерген Дорджи со своим отрядом бесшумно пробрался к самим стенам шатра, в котором находился Кахарман. Воины бросились в атаку. Но противник быстро пришел в себя и организовал оборону. Вскоре Мерген Дорджи увидел перед собой мощную фигуру воина одетого в богатого вида доспехи. - Это Кахарман - понял князь и закричал - Кахарман мой - после чего бросился с мечом в руке на богатыря. Противники в этом бою сошлись достойные друг друга. Их схватка продлилась всего несколько мгновений. Воины неотразимыми ударами поразили друг друга мечами. - Прощайте сыновья - подумал, теряя сознание, Мерген Дорджи.
  
  
  Глава 7
  
  
  Казахский хан с вечера находился в дурном расположении духа. Испортило ему настроение посещение молодой женщины, которую звали Карагоз. Влиятельные при дворе родственники помогли ей попасть на прием. Она рассказала, что муж с тремя младшими братьями были приглашены на пир к знатному султану Алтынбеку. Но с пира домой никто из них не вернулся. Отец мужа через посла потребовал объяснений у султана Алтынбека. Властительный аристократ прислал отцу мужа со своими родственниками письмо, в котором клялся в том, что сыновья мирно покинули его владения. Что с ними случилось дальше ему не известно. Родственники Алтынбека клялись, что никакого ущерба гостям не было нанесено, когда они находились во владениях главы их рода. Сам глава рода просил отца мужа в письме встретиться с ним на нейтральной территории, чтобы он мог лично доказать свою невиновность. Отец мужа с младшим сыном, уступив просьбам гостей, отправился на встречу с Алтынбеком во главе своего войска и попал в хорошо организованную засаду. Только небольшая часть их войска смогла вырваться из железного кольца воинов. Отец мужа и его сын погибли в том бою.
  
  От всего некогда могучего рода отца мужа Карагоз осталось теперь только лишь три её малолетних сына, которые едва вышли из младенческого возраста. И защитить их интересы теперь было некому. А Алтынбек между тем торопился присоединить их земли к своим владениям. И значит, смертельная угроза нависла над мальчиками, поскольку оставлять в живых наследников и будущих мстителей было невыгодно могучему степному аристократу. Казалось, уже ничто не спасет мальчишек. Но тут пришел приказ хана всем знатным господам отправиться на войну с Джунгарией со своими дружинами. Алтынбека, прекрасно зная о его своеволии, в письме предупредил сам могучий Кахарман о том, что в случае промедления хотя бы на день с исполнением приказа хана он лично вырвет ему сердце из груди. И гордый султан не посмел ослушаться великого полководца. Он со своими воинами спешно отправился на войну. Молодая женщина решила тоже поехать в ставку хана, просить помощи и зашиты у степного владыки.
  
  Хан милостиво выслушал её рассказ, пообещал разобраться, успокоил, как мог. После того, как Карагоз вышла из ханского шатра, правитель сам долго не мог прийти в себя. Нельзя сказать, что его взволновал рассказ молодой женщине. Судьба её была трагична. Но подобных историй хан слышал немало. Везде сильные аристократы строили козни против слабых своих собратьев. Степного владыку серьезно обеспокоило известие о том, что султан Алтынбек и без того очень мощный властитель, захватив новые земли, может очень сильно укрепиться. Пока жив сам хан, пока рядом с ним его полководцы никто не посмеет выступить против него. Но вот после его смерти наследникам степной аристократ может стать опасным противником. С такими печальными мыслями хан уснул.
  
   Проснулся он от того, что услышал шум боя в собственном лагере. Когда под усиленной охраной властитель прибыл на место, то увидел страшную картину. На земле лежал весь в крови непобедимый полководец Кахарман. Начальник стражи срывающимся голосом доложил повелителю о том, что врагу удалось незаметно подкрасться к шатру главного полководца и совершить на него покушение. Часть нападавших врагов была в бою убита, часть взята в плен. Пленных допросили и они сказали, что возглавлял джунгарский отряд князь Мерген Дорджи. Тот самый человек, который по донесениям разведки должен был возглавить джунгарские войска в этой военной кампании. Именно этот князь и сразился с Кахарманом. Теперь оба богатыря лежали на земле в крови рядом и не подавали признаков жизни. Хан подошел к своему любимому полководцу. Личный лекарь его пытался остановить безуспешно кровь. Хан, убитый горем, спросил лекаря:
  
  - Есть ли надежда на спасение?
  
  - Надежда есть только на чудо - признался бледный от напряжения лекарь. - Если бы сейчас здесь была женщина из рода потомка Чингисхана, то тогда можно было бы испробовать старинный метод лечения. Благородная аристократка должна переступить через раненого богатыря, и если она хранила верность своему мужу, то раненый выживет. Если же эта благородная женщина хоть раз изменила мужу, то богатырь сразу же умрет.
  
  - Я готова переступить через раненого богатыря - сказала Карагоз, которая провела ночь у ханского шатра, ожидая решения хана. И как только хан покинул свой шатер, молодая женщина отправилась вслед за ним, надеясь попасться вновь ему на глаза. И теперь она бесстрашно подошла к хану и его охране. - Я перешагну. Я женщина из рода чингизидов - завила Карагоз.
  
  - Это правда - подтвердил хан, удивленно и настороженно рассматривая молодую женщину. - Я знаю тебя. Разрешаю тебе переступить через богатыря.
  
  Подойдя к распростертому на земле окровавленному телу мужчины, Карагоз спросила у лекаря:
  
  - Кто этот человек?
  
  - Это наш великий воин могучий и непобедимый Кахарман - ответил лекарь женщине.
  
  Карагоз закричала от ужаса. Потом она вновь задала вопрос лекарю:
  
  - Как же так? Ведь наш Кахарман непобедим и неуязвим. У нас нет такого воина в степи, кто мог бы сравниться с нашим героем. Нет на всем свете второго такого богатыря, как наш богатырь Кахарман. Кто мог его поразить?
  
  Но лекарь благоразумно не ответил на вопрос.
  
  - Не задавай вопросов, не подумавши - раздался грозный голос хана. - Делай то, за что взялась. Если Кахарман выживет, я щедро награжу тебя.
  
  - Простите меня, повелитель. Я не поверила тому, что услышала - ответила Карагоз.
  
  - Если так хочешь узнать, что здесь случилось, то знай - сказал хан. - Поразил нашего героя вон тот джунгарский пес, что лежит рядом с ним в луже собственной крови. Это князь Мерген Дорджи. Но хватит медлить. Приступай, женщина.
  
  Карагоз подошла к лежавшему на земле воину и, приподняв подол своего шелкового платья, легко перешагнула через Кахармана. А потом столь же легко переступила и через Джунгарского князя. Через мгновение раздался возглас лекаря - Эта женщина чиста. Чудо свершилось! Кровь остановила свое течение. Лекарства подействовали!
  
  Не веря счастью, хан подошел к лекарю и убедился лично в том, что чудо действительно произошло. Кровь перестала бежать из раны, Кахарман стал ровно дышать.
  
  - Женщина. Проси у меня всё, что хочешь. Я постараюсь исполнить любое твое желание - обратился к Карагоз хан.
  
  - Простите меня мой владыка за дерзость, но я прошу вас выдать меня замуж за Джунгарского князя и передать ему права на управления землями моего свекра до тех пор, пока мои сыновья не вступят в свои законные права наследования - сказала молодая женщина. - Поймите меня мой владыка. Я прошу вас исполнить именно эту мою просьбу потому, что положение мое ужасно. Жизнь моих сыновей висит на волоске. Дом наш остался без хозяина, мы все остались сиротами. Крыша кибитки нашей прохудилась. Нам нужен защитник, бесстрашный воин, который защитил моих сыновей от смерти. Вы знаете, какая сила и мощь у нашего врага за спиной. Джунгарский князь, который смог на равных биться с великим полководцем Кахарманом, как раз тот человек, который нам сейчас нужен.
  
  - Проси что-нибудь другое. Я уже перед лицом воинов Кахармана отдал распоряжение подготовить казнь этого преступника за нанесение ранения их командиру. Его завтра казнят, это решено - ответил хан. - Ты заслуживаешь любую награду, но отменить свое решение, которое я принял по просьбе воинов нашего героя, я не могу.
  
  - Великий повелитель разрешите мне сказать слово - попросил лекарь.
  
  - Разрешаю - ответил хан.
  
  - Кровь двух богатырей смещалась во время боя - сказал лекарь. - Они невольно стали кровными братьями. Смерть одного из них теперь может плохо повлиять на здоровье другого богатыря. Воля ваша великий господин, кого казнить, а кого миловать, мое же дело предупредить о возможных опасностях. Казнь Джунгарского князя может плохо сказаться на самочувствии нашего героя. Но опять же всё в вашей воле великий властелин.
  
  - Шайтан с ним с этим джунгарским псом. Пусть эта женщина забирает и его и его воинов. Она свою награду честно заслужила. Но пусть она хорошо смотрит за этим князем, чтобы он не умер, раз он теперь связан как-то с нашим командиром - закричали воины Кахармана. - Нам главное чтобы наш командир был жив и здоров.
  
  - Раз так, то тогда забирай женщина себе и этого мужчину и его воинов. Я дарю их тебе. Но вот для того чтобы я передал на время этому князю под управление земли твоего свекра до достижения совершеннолетия его внуками и для того чтобы отдать тебя за него замуж, этот злодей должен принять мое подданство. Боюсь, что этот богатырь не захочет идти под мою руку - сказал убежденно хан.
  
  Тогда молодая женщина подошла к лежавшему на земле князю и схватила его за волосы и сказала:
  
  - Ты согласен стать подданным хана казахов?
  
  Потом она силой наклонила голову находящегося без чувств князя и сказала:
  
  - Воины князя, вы все видели, что ваш командир, склонил свою голову перед ханом казахов в знак того, что принял его подданство или вы все хотите умереть на плахе?
  
  - Мы все видели, как один человек, что князь наш склонил свою голову перед казахским ханом в знак признания его власти - ответили воины князя. - И готовы свидетельствовать.
  
  - Ну, раз так - усмехнулся хан. - Главный визирь подготовьте все необходимые документы. Лекарь помоги и нашему новому подданному. Подлечите его. Как только можно будет, разрешаю князя вместе с его людьми отправить в сопровождении моей охраны в дорогу. А Карагоз желаю счастья в новом браке.
  
  Вернулся хан в свой шатер в приподнятом настроении. Его великий полководец остался жив. Мало того. Была у хана и другая радость. Его разведчики много собрали рассказов о джунгарском князе. Мерген Дорджи был удачливым воином и полководцем. Никогда его солдаты не знали поражений. И сегодня князь чудом спасся от неминуемой смерти. А это означало, что на границе владений султана Алтынбека появлялся враг, который мог сломать ему хребет. Это было очень хорошо.
  
  Через пару дней, как только князь стал подавать более или менее отчетливые признаки жизни, Карагоз в сопровождении ханской охраны отправилась домой с новым мужем и его воинами. Она страшно торопилась, дети её были оставлены на попечении бабушки и защищали их оставшиеся в живых воины тестя. По дороге молодая женщина рассказала всё о том, что случилось с ней в последнее время Мергену, но джунгарский князь ничего ей не отвечал. Так он всю дорогу и не проронил ни одного слова. Когда подъехали к имению из господского дома выскочили три малыша и со всех ног бросились к арбе, на которой везли Джунгарского князя. Дети стали обнимать мужчину, целовать его и восклицать:
  
  - Какое счастье. Наш отец вернулся к нам.
  
  Князь недоуменно смотрел на детей. Карагоз тоже была удивлена такой встречей.
  
  - Папа. Гадкий дядя сказал нам, что отрезал тебе голову. Но ты жив и ты вернулся к нам. Значит, этот дядька соврал нам - сказал один из малышей.
  
  Тут во двор вышел высокий воин, который всем своим видом демонстрировал свое презрение к Карагоз и её людям, и сказал, смачно при этом обгладывая огромную конскую кость:
  
  - Я сотник султана Алтынбека Тагай. Приехал посмотреть на то, как вы тут смотрите за его будущими владениями. Что за калеку вы сюда привезли? Нашему хозяину не нужны калеки, нужны только здоровые рабы, так что немедленно отвезите этого больного человека в ту лечебницу для немощных людей, где вы его подобрали.
  
  Мерген Дорджи присел на арбе и попросил отвезти детей в дом. Потом он протянул руку и попросил кость у Тагая, вокруг которого уже сгрудились к тому времени все его воины. Сотник дерзко рассмеялся и сказал:
  
  - Тебе, калека, как собаке нравятся кости? Хорошо. Убогим нужно помогать. Лови - и с этими словами сотник бросил кость Мергену. Тот ловко поймал её. Потом взял кость в одну руку, а двумя пальцами другой руки разбил её на две части. Вопль удивления и ужаса вырвался из глоток воинов. И немедленно неуловимым движением метнул джунгарский князь острую половинку кости в сотника. Горло Тагая было пробито насквозь. Кровь мощной струей полилась на землю. Через мгновение тело сотника безвольно упало на землю.
  
  - Взять их - приказал князь, и его воины набросились на врагов. Всякий, кто попытался оказать им сопротивление, был убит на месте. Уцелели лишь те люди Тагая, кто бросил оружие и стал умолять о милосердии.
  
  
  Глава 8
  
  
  Султан Алтынбек получил перед самым закатом солнца срочное донесение из своих владений. Как писали его люди, вдова Карагоз привезла на арбе тяжелораненого мужчину, за которого якобы её отдал замуж сам великий хан казахов. Мужчина этот по слухам является джунгарским князем. С ним пришли его воины. Их немного, но это очень сильные бойцы. Князь и его люди, как только приехали, сразу же напали на воинов сотника Тагая и многих из них, включая и самого сотника убили. Далее сообщали слуги, что есть сведения, что права на земли временно перешли к новому мужу Карагоз. А это означало, что во владениях, которые властный аристократ считал уже своими, появился новый хозяин, и он сразу показал свою силу, убив его верного слугу и его людей.
  
   Всё подсказывало Алтынбеку, что нужно срочно решить вновь возникшую проблему. Но покинуть ставку хана для того чтобы лично отомстить за смерть своего сотника Алтынбек не мог. До конца военной кампании он обязан был оставаться рядом с ханом, как один из его полководцев. А сейчас тем более степной аристократ не мог оставить ставку потому, что проклятый Кахарман выжил после тяжелого ранения, полученного неизвестно где, здоровье его стремительно шло на поправку. Это обстоятельство способствовало тому, что власть хана теперь окрепла еще сильней, авторитет хана стал непререкаемым среди степных правителей, ибо все посчитали данное чудесное спасение благословением небес. Злить хана было нельзя сегодня. Наоборот. Сейчас было нужно изо всех сил выказывать хану свое глубочайшее почтение и полную покорность. Иначе можно было нажить себе большие неприятности. Придётся пока отложить месть, пусть она остынет, это блюдо, как учили мудрые правители древности лучше подавать к столу холодным.
  
  Завершив свои раздумья, Алтынбек решил немного развеяться. Сел он на своего скакуна и отправился на небольшую прогулку недалеко от расположения его войск. Но не успел отъехать степной аристократ и сто шагов от своего шатра, как на него накинули кожаный калмыцкий аркан и стащили с лошади ловкие джунгарские разведчики. Через несколько часов Алтынбека уже ввели в шатер великого нойона. Джунгарский вельможа внимательно посмотрел на пленника и радостно воскликнул:
  
  - Не могу поверить своим глазам! Неужели сам Алтынбек собственной персоной оказался у меня в гостях?
  
  - Да. Это я, уважаемый великий нойон - склонившись в поклоне, ответил степной султан.
  
  - Я рад видеть тебя у себя в гостях - сказал со сладкой улыбкой на устах великий нойон. - Я знаю тебя давно. Ты честный и благородный человек. Таких как ты благородных людей мало сегодня осталось возле казахского хана. Вокруг него теперь одни проходимцы и нечистые на руку дельцы собрались. Взять того же Кахармана. Раздул всюду мнение о себе, как о великом полководце, но на самом деле в воинском деле ему далеко до тебя. Тем более, он не равен тебе, поскольку ты один из самых знатных людей в степи, а этот любимец хана всего лишь сын мелкопоместного бая. Этому Кахарману по чести было бы десятником в войске быть, а он незаслуженно возглавляет целое войско. Увы, но это везде так сейчас. Пришли последние времена. Везде в подлунном мире, не ценят теперь настоящих патриотов и слуг отечества. Таких как ты благородных людей обижают недоверием, обходят наградами. А между тем разные чужаки и люди низкого происхождения находят путь к сердцам владык и пользуются их незаслуженным доверием. Здесь у нас я хотя бы стою на страже справедливости, помогаю благородным людям. Но за эту честность и за мою справедливость я стал врагом очень многих в этой стране владык. Какую только клевету не наводят на меня. Я и вор. Я и наводнил всю страну своими шпионами и стараюсь с их помощью сжить со света всех неугодных мне людей. Я знаю, что и про тебя, дорогой мой друг много всякой лжи рассказывают вашему хану. Не правда ли?
  
  - Это правда - ответил Алтынбек.- Только что меня обвинили перед ханом в том, что убил сыновей одного моего соседа, заманив их к себе на пир. Но я не убивал их, может быть, молодые люди просто не вернулись домой, потому что решили переселиться в иные края? Кто знает? А меня обвинили в вероломстве и предательстве. Их отец, не разобравшись в чем дело, пошел на меня войной. Я еле смог спастись. Но в пылу боя мне не удалось спасти соседа. Кто теперь виноват в том, что он погиб? Все хором обвиняют в этой смерти меня.
  
  - Верю тебе, как себе самому, дорогой Алтынбек - сказал великий нойон. - Кому же, как не тебе верить? Ты всегда только правду говоришь. Хотел спросить тебя дорогой мой, я вот недавно слышал о том, что было нападение на этого самого недостойного Кахармана? И говорят, что Кахарман во время этого нападения был тяжело ранен. Правда ли это?
  
  - Это правда, великий нойон - ответил Алтынбек. - На любимца хана было нападение. Он получил тяжелое ранение. Рассказывают, что Кахарман спасся от смерти чудом. Но при этом подробности ночного нападения на главного полководца почему-то хранят в тайне. Поэтому доподлинно не известно, что там произошло. Я слышал, что на шатер полководца напал отряд разведчиков джунгар. Все остальные подробности нападения скрываются. Везде слышны разговоры лишь о чудесном спасении Кахармана по воле небес, а вот о том, что этот медведь позволил себя продырявить какому-то джунгарскому простолюдину, об этом никто не смеет говорить.
  
  - Как же так? - непритворно удивился великий нойон. - Неужели ничего необычного связанного с воинами или благородными господами джунгарами так никто и не рассказывает в ставке? Подумай хорошенько прежде, чем ответить, мой дорогой друг.
  
  - В ставке никаких необычных разговоров о джунгарах никто не ведет - уверенно ответил Алтынбек. - Это совершенно точно. Никакой ошибки тут нет. Но у меня есть все же, что вам сообщить интересного.
  
  - Я внимательно слушаю - сказал великий нойон, и глаза его сузились.
  
  Степной султан вытащил из подкладки донесение из родного поместья и передал его великому нойону. Тот его внимательно прочитал, а потом на некоторое время закрыл глаза и погрузился в размышления. Открыв глаза, джунгарский вельможа улыбнулся гостю своего шатра и сказал:
  
  - Мне всё ясно.
  
  - Что же вам ясно, уважаемый великий нойон? - спросил Алтынбек.
  
  - Многое - сказал великий нойон. - Я понял, что произошло там, ночью возле шатра главного полководца, увидел всё своим умом, так, словно был там. Но это для тебя из того, что я увидел и понял важно уяснить следующее. Большая беда пришла к тебе, уважаемый султан. Очень малоприятный сосед у тебя появился. Князь Мерген Дорджи. Держи с ним ухо востро. Опасный человек. Это именно он поразил ханского любимца, но и сам был тяжело ранен. Чудом оба эти полководцы остались живы. Самое главное пойми. Этот князь ничем не хуже боец, чем этот силач Кахарман. И воины с ним все как на подбор были на задании. Пусть осталось их половина, или около того, но и такое количество этих бойцов способны на многое. Эти воины лучшие из лучших бойцов, гвардейцы хана. Не стану скрывать от тебя правду, дорогой друг, этот князь тебе не по зубам. Заказывай себе дорогой гроб, это лучший и единственный выход в данной ситуации, ложись в него и жди смерти.
  
  - Я не боюсь, какого-то неизвестного мне князя - ответил с вызовом в голосе Алтынбек. - Пусть у него хорошие воины, у меня воинов намного больше. У меня целая армия под рукой, а у этого Мергена всего ватага бойцов. Пусть он себе заказывает гроб, ложится и ждет скорой смерти.
  
  - Как знаешь - сказал великий нойон. - Сил у тебя действительно много. Воины твои многочисленны и грозны с виду. Только где они сейчас? Почему я никого рядом с тобой из твоих воинов сейчас не вижу? Почему тебя, полководца, на аркане, как собаку на веревке притащили ко мне в шатер. И никто тебя не смог защитить от похищения. И заметь, похитили тебя под носом у всей твоей охраны вовсе не гвардейцы, а простые разведчики. Ты сейчас храбришься. Но когда Мерген Дорджи с гвардейцами встретится тебе на пути, будет уже поздно что-либо делать. Он тебя просто убьёт. Так как убил твоего сотника. Этот Мерген великий воин и полководец, он еще ни одного боя не проиграл. А воюет с 11 лет. Он даже богатырю Кахарману оказался не по зубам. Попробуй сам брось вызов ханскому любимцу, уверен, что ты ему вызов бросить побоишься. Кроме того, прославился этот самый Мерген своей невероятной жадностью и подлостью. Ни к кому на свете у него нет жалости. Сердце у него из камня. Признаюсь тебе честно, нисколько не жалею о том, что это чудовище покинуло Джунгарию. Плохо лишь то, что он остался жив, но это теперь твоя проблема, дорогой. Я от этой проблемы избавился по тому, что без головы Кахармана князь Мерген по приказу хана не смеет возвратиться в наше государство.
  
  - Что же мне делать в таком случае? Действительно, идти, покупать себе гроб? - спросил Алтынбек.
  
  - Я тебе во всем помогу - ответил великий нойон. - Другому человеку бы не помог, но тебе, честнейшему и порядочнейшему султану во всех наших и ваших землях помогу всем, чем смогу. Но, правда, не совсем бескорыстно. Хорошо. Я открою тебе величайшую тайну. Смотри не выдай её случайно. Великий наш хан считает, что именно ты должен стать ханом казахов. Давно мы с великим нашим ханом смотрим на вашего хана, на то, как он издевается над вами, над лучшими люди, над крупными хозяевами и сердце кровью обливается. Но, так или иначе, срок его беспросветной тирании близится к завершению. Не сегодня, так завтра хан казахов отправится в лучший мир. И тогда его место поначалу займет его старший сын. Но реальным властителем станет тот в степи у вас, у кого будет самая мощная поддержка. И мы сегодня самая большая сила в наших краях. Если мы сейчас с тобой договоримся, то мы поддержим тебя в твоих претензиях на ханский трон после смерти вашего властителя. А сразу же после этой военной кампании мы дадим тебе отряды гвардейцев вместе, с которыми ты сможешь уничтожить князя и спасти свою жизнь. За всё это ты будешь передавать мне сведения о том, что собирается предпринять ваш хан и его полководцы.
  
  - Я с радостью стану помогать вам, уважаемый великий нойон. Не сомневайтесь в моем к вам искреннем уважении - сказал Алтынбек.
  
  - Отлично - сказал великий нойон. - Подпишем теперь необходимые документы и разработаем порядок нашей общей работы. Нам нужно спешить. Слишком долгое твое отсутствие может вызвать подозрение у ханских шпионов.
  
  
  Глава 9
  
  
  Когда стало известно об убийстве главы рода и его сыновей, жена погибшего тестя Карагоз Фирюза Ханум отправила гонцов с письмами к родственникам с сообщением о трагической гибели всех мужчин в их семье. В письмах она просила близких людей прибыть в родовую крепость к определенному дню, поддержать в беде вдов и детей и провести здесь семейный совет. Через несколько дней после того, как произошла схватка Мергена Дорджи с Тагаем и его людьми, в небольшую крепость, родовое гнездо семьи Карагоз, с утра стали собираться родственники. Когда все приглашенные были в сборе, гостям накрыли стол в широком зале.
  
  Мерген Дорджи, который теперь сидел в центре зала, быстро шел на поправку, лицо его приняло практически уже нормальный вид. Карагоз впервые за эти дни внимательно рассмотрела своего нового мужа и тут она, наконец, поняла, почему сыновья её упорно принимают джунгарского князя за своего отца. Хотя Мерген был явно старше её мужа, это нельзя было не заметить, но, несмотря на это черты их лиц были очень схожи. Казалось, что действительно, это погибший муж её вернулся к ней с того света. Это было удивительно и непонятно. Гости тоже с удивлением рассматривали джунгарского князя. Всем бросалась в глаза общность его внешности с внешностью погибших мужчин этого рода. Наконец, старейшина взял слово, и рассказал, по какому поводу собран семейный совет, и попросил Фирюзу Ханум поведать свою трагическую повесть. Пожилая женщина рассказала о том, как были подло убиты её мужа и сыновья злодеем Алтынбеком. Затем старейшина попросил Карагоз рассказать о своей поездке к великому хану казахов в ставку. Карагоз рассказала всё в точности, как было. Потом она предъявила документы, которые были утверждены печатью великого хана казахов. Возгласы удивления и радости раздавались в зале.
  
  Родственники были в смятении. С одной стороны Карагоз прославила весь их род, доказав свою честность и верность бывшему мужу, в коей, правда, никто из родственников и так не сомневался, и спасла великого героя, за что получила от хана благодарность. Но с другой стороны власть над владениями их родственников теперь переходила, пусть на время, к какому-то совершенно им неизвестному джунгарскому князю. А ведь не зря в народе с испокон века известна поговорка, что нет ничего долговечней временного. Разве можно было доверить всё чужому человеку? Может он захватит себе эти земли навсегда. Если уж известный давно всем султан Алтынбек ради захвата этих земель пошел на преступление, то джунгарскому князю вообще ничего не стоит уничтожить оставшихся в живых женщин и детей и присвоить имение себе. Вопросов было очень много. Тут старейшина попросил Мергена Дорджи рассказать о себе. Князь рассказал, из какого рода он выходец. Кто его отец и мать. Кто его братья. Рассказал о том, как он захватил крепость Арлат и подчинил себе огромную провинцию на другом конце Джунгарии.
  
  Старейшина рода, одетый в белую одежду седой старец с длинной седой бородой сказал сразу же после завершения Мергеном Дорджи своего рассказа:
  
  - Я вот всё сегодня удивлялся. Да и, наверное, не я один. Почему вы уважаемый князь так похожи на погибших хозяев крепости? После вашего рассказа мне стало всё ясно. Всё дело в бабушке Джиргале. Она была родом из Джунгарии. Мало того, судя по тому, что вы сказали, она представительница вашего семейства. Так что вы с бывшими хозяевами в родстве через их бабушку.
  
  - Я плохо осведомлен о родственных связях, поскольку с 11 лет был отправлен на военную службу - ответил князь. - Моя жизнь прошла практически вся вне родового гнезда. Я давно не помню, как выглядели мои родители. Фактически я вырос вдалеке от всей своей родни. Братьев мне заменили товарищи по оружию, а вместо родителей у меня были боевые командиры. Но, несмотря на всё это, о бабушке Джиргале я слышал. Это родная сестра моей бабушки Нюдли.
  
  - Прекрасно. Значит, не просто так вы здесь оказались. Вы наш родственник. Все здесь сидящие должны это понять. Это очень важно - сказал убежденно старейшина рода. - Это всё очень хорошо, но у меня есть еще один вопрос.
  
  - Я на все вопросы постараюсь дать вам ответы - заверил Мерген Дорджи.
  
  - Хорошо. Тут вы сказали, уважаемый князь, что и мать и отец ваши уже ушли в мир иной? - спросил старейшина.
  
  - Да. Это так - ответил князь.
  
  - Я не просто так задал вам этот вопрос, уважаемый князь - пояснил старейшина. - Есть одно дело, которое сегодня нужно решить. Это судьба Фирюзы Ханум. Если судьбой Карагоз и её детей распорядился сам великий наш хан, то судьба нашей сестры должна быть определена сейчас всеми нами по договоренности.
  
  - Я хотел бы забрать свою сестру к себе в Ташкент - сказал брат Фирюзы Ханум Абзал.
  
  - Брат мой, я отсюда никуда не уеду - возразила Фирюза Ханум. - Это мой дом, это моя крепость, это мои поместье и земли, они были моим приданным. Эту крепость построил мой дед Бокей. Я хозяйка здесь, кто бы, что не придумал и не решил. Я знаю, что враг наш Алтынбек только и ждет случая лишить меня жизни. Но я никуда отсюда в страхе не сбегу, умереть хочу на своей земле. Это мое право.
  
  - Всё верно. Я так же считаю, что Фирюза Ханум должна, как и прежде остаться хозяйкой этой крепости - сказал твердо старейшина. - И чтобы всё было по закону и без обид я предлагаю уважаемой Фирюзе Ханум усыновить уважаемого князя Мергена Дорджи. Надеюсь, что уважаемый князь не станет возражать против этого.
  
  - Я не хочу никого усыновлять - воскликнула Фирюза Ханум вся почерневшая от пережитого недавно горя. - Моих детей уже не вернешь, как и моего мужа, так что и моя жизнь кончена. Мне больше никто и ничто на свете не нужно.
  
  - Нет, нужно - ответил строго женщине старейшина. - Вспомни о том, что пока жив и здоров, наш самый страшный враг, султан Алтынбек. Он прекрасно себя чувствует. Сытно ест, сладко пьет, забавляется с прекрасными женщинами, наслаждается своими богатствами и властью, жизнь его полная чаша, он ни в чем не испытывает недостатка. А вот твоих мужчин нет на свете. У них нет не только никаких жизненных благ сегодня, у них нет даже простого могильного камня. Разве это справедливо? Разве справедливо, что подлый убийца до сих пор не наказан за свои преступления? Что никто его не может заставить отвечать за свои мерзкие поступки? Разве это справедливо? Нет, это не справедливо.
  
  - Я знаю, что это не справедливо - ответила пожилая женщина. - Но что я с этим могу сейчас поделать?
  
  - Вы ничего сами не можете с этим сделать, но князь уже кое-что смог сделать. Подлый убийца Тагай захлебнулся своей кровью, его тело уже съели степные шакалы - сказал старейшина.
  
  - Князь убил этого врага. А его воины перебили почти всю его шайку. Спасибо князю, он великий воин. Этот сотник похвалялся, что лично отрезал голову моему старшему сыну. А князь за нас отомстил этому зверю - ответила Фирюза Ханум.
  
  - Это хорошо, но мало - сказал старейшина. - Ведь этот Алтынбек, этот убийца не собирается оставить вас в покое, он, как мы можем догадываться, планирует совсем скоро вернуться сюда. И тогда он совершенно точно довершит начатое им уничтожение вашего рода. Не забывайте. У вас Фирюза Ханум на ответственности три ваших внука. Вы на том свете будете держать за них ответ перед своим мужем и старшим сыном. Если они погибнут, вам не будет места ни на том, ни на этом свете. Поэтому решайтесь.
  
  - Я соглашусь усыновить князя, если он поклянется отомстить за смерть моего мужа и моих сыновей - сказала Фирюза Ханум.
  
  - Если вы его усыновите, то тогда князь должен будет мстить не за вашего мужа и ваших сыновей, а за своего отца и за своих братьев - сказал женщине старейшина. - Согласившись на усыновление, князь сразу же примет на себя ответственность за наказание всех виновных в гибели его родственников. Кстати, в случаи усыновления, князь так же примет на себя обязательство защищать и всех нас, своих родственников от врагов. Как и мы все обязанность помогать князю в его делах и заботах.
  
  - Хорошо. Я согласна усыновить князя Мергена Дорджи без всяких условий - сказала Фирюза Ханум.
  
  - Это прекрасное решение. А теперь, уважаемый князь Мерген Дорджи, ответьте мне, согласны ли вы быть усыновленным Фирюзой Ханум? - спросил старейшина.
  
  - Я согласен - ответил Мерген Дорджи. - Я благодарен госпоже Фирюзе и госпоже Карагоз за всё, что они для меня и моих воинов сделали сейчас. Если бы не вы, я не остался бы в живых. Даже если бы я не умер от раны, всё равно судьба моя была бы печальной. Вы спасли меня от смерти во всех возможных смыслах госпожа Карагоз. А ваше лечение госпожа Фирюза поставило меня на ноги. Спасибо вам обеим за помощь. Родителей своих я уже не помню. С ними я расстался очень рано. Супруга моя верная Герел погибла год назад. Мои два сына правят моими владениями. Надеюсь, что у них всё хорошо. У меня есть неоплаченные долги перед своим неприятелям в Джунгарии, но с ними мне придется повременить. Я лучше оплачу здесь долги перед своими доброжелателями. Клянусь до совершеннолетия мальчиков и вступления их в права наследования своих владений помогать и защищать их и передать им всю их собственность в надлежащем состоянии. Я постараюсь стать вам всем достойным сыном и мужем. А сыновьям и внукам вашим хорошим отцом.
  
  - Замечательно. Нам нужно будет сегодня обсудить много вопросов, время не терпит - сказал старейшина. - Нужно решить, как нам отомстить подлому Алтынбеку. Это главная наша цель. Но есть и другие вопросы. Поэтому прервем совет, и проведем соответствующие ритуалы соответствующие нашим древним степным обычаям усыновления и вернемся к обсуждению. Это то, что касается дел связанных с Фирюзой Ханум. Свадебные же дела госпожи Карагоз, все связанные с этим делом торжества считаю, следует отложить до конца положенного срока траура. То есть на один год. Не положено раньше играть свадьбу. Хотя законность брака никто не смеет подвергать сомнению. Этот брак заключен по воле самого нашего великого правителя, а его решение никто не может отменить.
  
  
  Глава 10
  
  
  Когда родственники покинули крепость, Фирюза Ханум пригласила Мергена и Карагоз к себе в покои на разговор. В начале этой беседы пожилая женщина рассказала историю своего рода, вспомнила всех своих предков по седьмое колено. Потом она рассказала историю рода своего мужа. Мерген Дорджи внимательнейшим образом выслушал рассказ своей вновь обретенной матери. Раз уж так изменилась его судьба, то нужно было как можно лучше узнать историю своего нового рода. Это знание могло стать основой его новой жизни. Завершив свой рассказ, Фирюза Ханум обратилась к Карагоз с просьбой рассказать Мергену историю своего рода.
  
  Лицо Карагоз сразу же омрачилось. Она долго молчала, а потом холодным голосом произнесла:
  
  - Мой отец султан Божей был ученым человеком. За мудрость и знания его ценили и уважали в народе. Великие султаны и правители гордились дружбой с моим отцом. Мои три брата были младше меня и подавали большие надежды. Они были храбры и благородны душой. У нас была лучшая семья во всем мире, мы жили в любви и дружбе. Потом отец выдал меня замуж, и каждый год приезжал навещать меня и своих внуков. Но была у нас в роду большая проблема. Так как мой отец был старшим братом в семье, то ему принадлежала наша родовая крепость. Эта крепость имеет очень выгодное местоположение. Браться отца всё время завидовали отцу. Но отобрать у нас крепость они долго ничего не могли. Стены её высоки и крепки, а воины у отца были опытные. Но вот год назад пришло письмо от младшего брата отца Буркана с вестью о том, что на нашу крепость напали враги и в результате этого нападения вся моя семья погибла. Я чуть не умерла тогда от горя. Но вслед за гонцом моего дяди прискакал к нам в крепость верный слуга моего отца Ахат. Он рассказал мне правду. Никакой враг на крепость не нападал, младший брат отца сам предательски напал на владения моего отца. Он подкупил отцовских слуг и главного сотника. И те открыли врагу ворота. Так что рассказывать о своем роде мне нечего.
  Фирюза Ханум внимательно посмотрела на Карагоз и сказала:
  
  - Раз так, то давай попросим князя рассказать подробно историю своей жизни.
  
  Но Карагоз в ответ сказала, что она хочет задать князю вопрос. И начала вновь говорить:
  
  - Я слушала ваш рассказ, уважаемый князь, на семейном совете и удивилась. Оказывается, вы прекрасно умеете говорить на моем языке. Да и с речью у вас всё в порядке. Я уж подумала, что вам случайно повредил в бою ваш язык наш герой Кахарман. Но нет. Язык ваш столь же остер, как и ваш меч. Тогда почему вы до этого дня не сказали ни одного слова мне? Хотя я с вами пыталась много раз поговорить. Может, вы не одобряете моих поступков? Может вам я не по душе настолько сильно, что вы даже словом со мной обмолвиться не хотите? Возможно, я перед вами виновата, но я вас спасла от смерти. Хотя я и признаю, что сделала так, что вы приняли подданство нашего хана по своей воле. Но сделала я это не из своей порочности, не из желания вас унизить, а ради спасения жизни своих детей. У меня не было другого выбора уже в тот момент. Так что не судите меня столь строго. Мы просим вас только защитить наш дом от врага, как только Алтынбек перестанет нам угрожать, вы можете быть свободным. Обойдемся как-нибудь без вашей помощи.
  
  Но тут раздался гневный голос Фирюзы Ханум:
  
  - Что ты тут выдумываешь? Как ты смеешь гнать отсюда из этого дома моего сына? Этот дом его. Никому не позволено, его отсюда выгонять! Даже тебе, Карагоз. Запомни это. Этого мужчину ты выбрала сама себе в мужья, а я его сама признала своим сыном. Мы должны быть ответственными за свои решения. Давай попросим моего сына и твоего мужа рассказать о своей жизни.
  
  Джунгарский князь поклонился Фирюзе Ханум и Карагоз Ханум и начал свой рассказ:
  
  - Я уже говорил, что род мой очень знатен. Но так как я был двенадцатым сыном в семье, мне особо ничего не стоила ждать в смысле наследства. И поэтому меня и отправили в войско, как только стал способен держать в руках оружие. Приехал дядя, брат моей матери и забрал меня с собой. Вскоре ожидалось начало очередной войны. Меня приковали длинной железной цепью к арбе и отправили в путь в действующую армию. И это было еще вполне сносным обращением, так как я был природным князем. Моих сверстников из простых семей просто засунули в деревянные ящики и закрыли на замок. Так мы и добирались да армии. Не описать того ужаса, что испытал я в 11 лет впервые оказавшись на поле боя. Как я выжил мне до сих пор не понятно. Меня приставили вместе с ватагой других мальчишек прислуживать какому-то знатному воину. Имени я его не запомнил, потому что в первом же моем бою этот богатырь пал. Я прекрасно помню, как он скакал к вражескому войску впереди нас на своем скакуне, а мы, мальчишки, как маленькие обезьяны, повиснув, друг на друге, на двух кобылах ехали вслед за ним. Когда изрубленное тело нашего батыра пало на землю, мы бросились выносить его из боя. На нас напала враги. Больше половины ребят из моей ватаги в тот день погибло, но мы доставили тело нашего воина в лагерь, за что получили благодарность. И так было почти каждый день. Новый бой, новые жертвы. Только благодаря чудесному заступничеству небес я выживал в тех боях и сражениях.
  
  - Досталось вам - признала Карагоз.
  
  - Я не жалуюсь - ответил Мерген. - Я много раз с товарищами выносил раненых богатырей с поля. Но много раз мне приходилось, и добивать раненых богатырей противников, это тоже входило в мои обязанности. Помощники вражеских богатырей пытались спасти своих хозяев, но ни разу я не дал этого сделать в тех боях, в которых участвовал. Всегда я возвращался с поля боя либо вынося из него тело своего богатыря, либо неся в руках голову богатыря вражеского. Я заслужил еще ребенком добрую славу в войске. Но жизнь моя была всё равно настоящим адом. Все ужасы войны прошли у меня перед глазами. Всего не перечислишь. Да и в свободное от боев время жизнь была в войске совсем не простой. Работа никогда не кончалась. Нас муштровали с утра и до позднего вечера. Кроме того мы должны были следить за всем, за оружием своим и своих богатырей, за конями, за хозяйством.
  
  - Как же вам удалось выбраться из этой жизненной ямы? - спросила Фирюза Ханум.
  
  - Счастливый случай помог мне. В первый же год моей службы в армии ко мне в компанию маленьких бойцов попал мой ровесник юный князь Эрдни. Он так же как я имел много братьев старше себя и поэтому и попал в войско в столь юном возрасте. В первом же нашем совместном бою выяснилось, что Эрдни обладает недюжинной отвагой и силой. Мы вскоре с ним стали большими друзьями. И ходили в бой всегда только вместе. Не перечислить сколько раз мы друг друга спасали от смерти. И вот, однажды меня и Эрдни вызвали к сотнику, и тот сказал, что нам выпала великая честь помогать в предстоящем бою сыну важного вельможи. Нас отвели к шатру и показали начальнику охраны вельможи. Тот презрительно сказал, что ему и его хозяину эти чумазые мальчишки не нужны вовсе. Но потом засмеялся и разрешил нам остаться.
  
  Утром следующего дня накануне боя начальник стражи дал нам старого осла и велел следовать за молодым господином. Богатырь ехал впереди на прекрасном жеребце золотистого цвета, вслед за ним ехали на конях его слуги и оруженосцы, а мы с Эрдни замыкали колонну. Когда началось сражение, мы сильно отстали от всех. Когда мы добрались до места битвы, то увидели, что тело молодого воина, залитое кровью лежит на земле. Почти все его слуги были к этому моменту убиты, а оставшиеся еще в живых из последних сил старались не подпустить врагов к телу своего господина. Недолго думая, мы схватили молодого господина, забросили его на осла и направились в сторону своего лагеря. Некоторое время мы выгадали, пока слуги и оруженосцы молодого господина задерживали врага. Потом, когда все они были убиты, за нами началась погоня. Всадника быстро стали нас настигать. Но с нами было не так просто справиться. Эрдни гнал осла вперед и не давал господину упасть с него, а я стал осыпать стрелами противника. В горячке погони наши враги не проявили должной осторожности и поэтому первые же три мои стрелы попали в цель. Три всадника упали с коней. Видимо это были знатные люди. Погоня прервалась, наши враги спешились и стали оказывать помощь своим воинам. Мы же продолжили свой путь и вскоре добрались до своего лагеря. Здесь мы передали раненого господина его охране. Как оказалось раны не были смертельными. Молодой господин выжил в тот день. Нас наградили.
  
  - Вас за этот подвиг освободили от воинской службы? - спросила Фирюза Ханум.
  
  - Я должен пояснить, что друг мой был одарен небом кроме прочего еще и удивительной красотой. За несколько лет, проведенных в войске, мы выросли и возмужали. Дочь большого господина вместе с отцом пришла нас поблагодарить за наш подвиг, и когда она увидела моего друга, то влюбилась в него. Она и добилась того, чтобы Эрдни, а вместе с ним и я попали в свиту её отца. Так я оказался в придворной страже. Жизнь моя изменилась, как в волшебной сказке. Неизменной осталась лишь дружба с Эрдни. При дворе я прошел великую школу жизни. Большой господин оказался старшим братом самого великого нойона. Этот главный из вельмож был с детства близок к великому хану, поэтому именно он и стал великим нойоном, когда друг его детства занял отцовский трон. Но при этом своего старшего брата он любил и почитал. При дворе мне открылась другая сторона жизни. Я увидел, как зреют войны, как готовятся мятежи в чужих землях, как готовятся военные кампании. Везде сопровождая своего господина, великого полководца и дипломата, я многому научился. Почти сразу же, как мы оказались при дворе, состоялся брак моего друга с дочерью моего господина, а меня самого женили на дочери одного из его друзей. Жена родила мне двух сыновей. Прошло несколько лет. Потом жизнь моя в очередной раз изменилась.
  
  - Что же произошло с вами? - поинтересовалась Фирюза Ханум.
  
  - Братья мои организовали мятеж. В итоге им пришлось покинуть страну. Мне же дали войско и отправили завоевывать для страны новые земли на одной из её окраин. С чем я и успешно справился. Я захватил крепость Арлат и много земель вокруг неё. Опять жизнь моя нормализовалась. Но год назад была отравлена моя жена. А недавно за мной прислали моего друга Эрдни и приказали прибыть вместе с ним в ставку нашего хана. Здесь мне приказал хан напасть на шатер Кахармана и без его головы в Джунгарию не возвращаться. Я сразился с Кахарманом, поразил его в бою, но и сам был ранен. Я пошел в бой и умер в этом бою, как джунгарский князь, который с 11 лет был верным слугой трона и своего народа. Который жизни не пожалел своей, чтобы исполнить приказ своего повелителя. А вернулся я на этот свет и узнал о том, что я теперь подданный казахского хана, женатый человек, у которого при этом пытаются отобрать имение, которого он еще и в глаза никогда не видел. Да еще теперь у меня уже пять сыновей. Я привык к ударам судьбы. Но этот случай все же выбил меня из седла. Я не отвечал, вам Карагоз, не потому что хотел этим показать свое негативное отношение. Просто я должен был привести в порядок свои мысли.
  
  - Вы правильно поступили - сказала Фирюза Ханум. - Хотела спросить вас. Почему за вами прислали именно вашего друга сейчас?
  
  - Я думаю, что великий нойон рассудил верно - ответил Мерген. - Прислал бы он другого посланца с приказом явиться в ставку, я бы его убил и в лесу закопал и сказал, что не получал никаких известий от хана.
  
  - Так ты злодей, ты ничем не лучше Алтынбека! - воскликнула возмущенно Карагоз.
  
  - Нет. Наш сын и твой муж не злодей, он просто с нами честен - сказала с улыбкой Фирюза Ханум.
  
  - Пусть будет так - ответила Карагоз.
  
  - Мы хорошо поговорили, спасибо вам - с поклоном сказал с поклоном Мерген.- Ваши рассказы помогли мне многое понять и узнать. Но нам с вами нужно и делами заниматься. Завершим нашу беседу. Уважаемая Карагоз. Где я могу найти вашего слугу Ахата? Хочу, чтобы он мне подробно рассказал все, что знает о крепости вашего отца.
  
  
  Глава 11
  
  
  Великий нойон, после того, как был подписан документ о признании своим властителем джунгарского хана и даны письменно обязательства исполнять все его указания, отправил в сопровождении своих разведчиков султана Алтынбека в обратный путь. К утру тот уже должен был оказаться в своем шатре. Затем, вельможа отправился на отдых в свой шатер, а утром его призвал к себе великий хан. Великий нойон вошел в покои хана и низко поклонился своему владыке. Тот приказал своему вельможе сесть на стул перед его троном.
  
  - Разрешите начать доклад? - спросил великий нойон.
  
  - Сначала ответь мне на один вопрос. Правда ли, что вчера к нам в плен попал знатный пленник, а ты его отпустил? - сказал хан.
  
  - Это правда - ответил великий нойон.
  
   - С чего бы это? Уж не потому ли этот наш враг получил свободу, что о богатстве этого человека ходят легенды? Может, заплатил Алтынбек за свою свободу? Признайся честно. Что темнить понапрасну? - сказал хан.
  
  - Я догадываюсь, мой повелитель, что мои враги уже побывали у вас и рассказали много плохого обо мне - сказал твердо великий нойон. - Но все их слова одна лишь клевета.
  
  - Их слова подтверждены фактами, а твои слова всего лишь твои уверения, и ничего больше - ответил хан.
  
  - Великий хан, Алтынбек нам прекрасно известен - ответил вельможа. - Это опасный смутьян и лживый человек. Он может в будущем стать большой проблемой для нынешней казахской ханской власти. Поэтому не было смысла держать его у нас, он нам более полезен находясь на свободе возле казахского хана.
  
  - Всё равно, кажется странным, что ты его так просто отпустил домой - сказал хан.
  
  - Я его не просто так отпустил домой. Я взял с него подпись под обязательствами, верно, служить вам наш мудрый хан. Вот подтверждающие это документы - ответил великий нойон и передал хану свитки.
  
  Хан взял свитки, внимательно их просмотрел и вернул своему подчиненному. Потом со смехом произнес:
  
  - Видимо на старости лет у тебя плохо стал твой ум справляться с работой. Я действительно много слышал об этом Алтынбеке. Он лжив и бесчестен. Не было случая, чтобы он выполнил свои обещания. Для него эти бумаги ничего не значат. Не станет он шпионить для нас. Сейчас этот хитрый лис сидит в своем шатре и от смеха умирает. А как ему не смеяться? Каким на самом деле оказался простаком джунгарский великий нойон. Но согласись, действительно очень смешно. Тут все рассказывают о великом нойоне разные небылицы о его хитрости и коварстве, а глупый Алтынбек его как ребенка обманул. Умора. Лучше б ты признался, что за большие деньги отпустил этого жулика на свободу. Больше бы тебе чести было. А так и опозорился, да еще и деньги потерял. Совсем плохо.
  
  - Я согласен с вами - быстро ответил великий нойон. - Совсем на старости лет плохо у меня стало с умом. Но всё же не совсем я еще с него выжил. Осталось у меня немного еще ума. И я это могу сейчас доказать.
  
  - Хорошо. Рассказывай, я послушаю - приказал хан.
  
  - Вы во всем правы - сказал великий нойон. - Алтынбек лжец. Подписывая бумаги, он и не думал исполнить свои обязательства. И сейчас, я полностью с вами согласен, он со смехом вспоминают нашу с ним встречу. Я его вижу, так как вас, мой правитель. Настроение у него замечательное. Властительный султан Алтынбек празднует свою победу надо мною. Но исподволь все же какое-то смутное чувство опасности возникает у этого хитрого лиса. Он чувствует, что слишком легко он выбрался из рук великого нойона, слишком легко, оказалось, обмануть джунгарского вельможу. Что-то здесь всё-таки не так. Но что не так, он понять не может. И это отравляет радость победы Алтынбеку.
  
  - А что же не так? - спросил хан и внимательно посмотрел на вельможу.
  
  - Мне стыдно признаться. Когда Алтынбек подписывал документ о принятии подданства джунгарского хана и при этом брал на себя обязательство выполнить любой его приказ, в том числе передавать сведения о планах казахских полководцев, помогать устраивать засады на самого хана и его сыновей, на ведущих полководцев произошло нечто удивительное - поведал великий нойон своему руководителю. - По странному стечению обстоятельств, уж так вышло, три казахских героя, три прославленных воина, захваченные ранеными нами в плен и под пытками не выдавших ни одного секрета, стали свидетелями всего этого действа.
  
  - Как же так получилось? - спросил с интересом, заинтригованный хан.
  
  - Этим воинам было сказано - ответил великий нойон. - Вот вы упираетесь тут, ничего нам не рассказываете, а один из ваших командиров предал всех вас и вашего хана так легко, словно вы все пустое место, словно вы все ничего не стоите. Сейчас вы это всё сами увидите и во всем сами убедитесь. Воинам засунули в рот кляпы, а потом спрятали прямо рядом с тем местом, где Алтынбек клялся в верности хану джунгаров и обещал для него совершить массу разных дел. Потом они видели, как предателя с почетом отправили в казахский лагерь. Когда Алтынбек покинул ставку, мы снова допросили казахских воинов. Как я и предполагал, они вновь отказались раскрывать свои секреты. Мы пригрозили им смертью, но ничего кроме проклятий в адрес Алтынбека в ответ не услышали. Тогда мы сообщили им, что их казнят на рассвете. Снова в ответ только проклятия. Потом их отвезли на край ставки и оставили в одной из кибиток одних. У одного из пленников была нами, специально ослаблена веревка, и он смог освободиться. Затем он помог освободиться от пут остальным пленникам. А после все трое скрылись в степи. Мои разведчики издали следят за беглецами. Дня через три все они, достигнут лагеря казахского хана.
  
  - Это хорошая новость - сказал хан. - Три достойных человека, три доблестных воина остались живы. Но какой в их спасении смысл? Какая выгода для нас?
  
  - Это три известных человека - ответил великий нойон. - Их знает сам хан. Знает как достойных людей и храбрых воинов. Никто не может обвинить их в трусости или малодушии. Они свою репутацию честно заслужили. Это нельзя не признать. Эти три человека, как только доберутся до своего лагеря, тут же обвинят в предательстве Алтынбека.
  
  - Это верно - признал хан. - Но что с того? Вероятней всего Алтынбек будет врать в ответ, и обвинять самих этих богатырей в измене и предательстве. И вполне возможно, что сможет спастись.
  
   - Вы опять правы, мой повелитель - сказал великий нойон. - Алтынбек будет врать и отпираться. И у него есть шанс и на этот раз выйти сухим из воды. Побег трех казахский героев будет выглядеть в глазах их хана и его нукеров весьма подозрительно. Алтынбек в итоге выживет, но жизнь его всё равно будет висеть на волоске. Хан поверит в измену своего не слишком верного полководца, но доказательств неопровержимых у него не будет. Он будет и рад отправить на казнь Алтынбека, но не рискнет этого сделать. И отпустит Алтынбека живым в свой лагерь. А в тот же день после всех этих бурных событий к властительному султану в шатер войдет в потрепанном халате пожилой торговец и передаст ему привет от меня. Потом он сообщит моему недавнему гостю, что если он сегодня же не исполнит переданное им мое распоряжение, то все документы, имеющиеся в нашем распоряжении, будут переданы казахскому хану. Мой человек умеет убеждать людей. Алтынбек вынужден будет сделать то, что я прикажу. И тем самым окажется в полной вашей власти, как бы он не хотел нас обмануть и не исполнить взятые на себя обязательства.
  
  - Слава небесам, твой ум тебя не покинул - воскликнул хан. - Я уж испугался, что ты потерял былую хватку. Есть тебе, что еще доложить?
  
  - Есть - ответил великий нойон. - От Алтынбека я узнал интересную новость. Мы долго с вами не могли дознаться, какая судьба постигла нашего героя. Нашего славного князя Мергена Дорджи. И вот теперь я узнал, что с ним произошло. Героя нашего после того, как он нанес ранение полководцу Кахарману, самого тяжело ранили. Но хан казахов не стал его наказывать. Наоборот. Он принял князя в свое подданство, женил на казашке и отдал ему владения недавно погибшего степного султана.
  
  - Это ты всё виноват - закричал великий хан, и шелковая подушка полетела прямо в лоб великому нойону и чуть не сбила его с ног. - Я тебя предупреждал, будь осторожен в этом деле. Не спеши, всё хорошо обдумай, ты же торопился как пьяница на попойку. Ты сразу же отправил князя в бой. Ты не думал о том, как лучше дело сделать, ты думал только о том, чтобы князь Мерген обязательно не вернулся живым после своего похода на казахский лагерь. Это было чистой воды убийством своего врага. Если бы князь сам подготовил операцию вполне возможно Кахарман был бы мертв, а сам Мерген был бы, как и прежде готов выполнить любое мое распоряжение. А что мы имеем теперь? Мы имеем то, что Кахарман жив, этот непобедимый полководец, правая рука казахского хана, с которым на поле боя бояться столкнуться мои лучшие полководцы. Так мало этого. У казахского хана благодаря его мудрости и нашей глупости теперь отросла еще и левая рука. Еще один непобедимый полководец может завтра повести на нас казахские полки. Точно, твой ум перестал работать так, как работал раньше.
  
  - Признаю свою вину - склонив голову, повинился великий нойон. - Я отдал приказ отравить жену князя в рамках проведения утвержденной вами операции. И, похоже, при помощи моего зятя Эрдни Мерген смог узнать о том, что жена его погибла по моей вине. Я понимал, что князь мне не простит смерть жены. При любом удобном случае он убьет меня. Поэтому вы правы, поход князя был, по сути, его убийством.
  
  - От твоих признаний мне не жарко, не холодно - гневно промолвил хан. - И что нам теперь со всем этим делать? Мы не можем объявить князя Мергена Дорджи предателем. Мы послали его сами на смерть. Завтра наши князья откажутся идти в бой и потеряют окончательно к нам доверие, если мы обратим свой гнев на сыновей князя. Поэтому мы выразим официально восхищение мудростью хана казахов, оценившего подвиг князя, выполнившего до конца свой долг перед великим ханом и своей родиной , и сожаление о том, что князь Мерген Дорджи не упросил чужеземного хана отпустить его домой. И больше ничего. Но мы должны принять меры, чтобы наш бывший герой не стал нашей большой проблемой в будущем.
  
  - Я еще раз прошу прощения - ответил великий нойон. - Я потому так вцепился в этого Алтынбека, что он хотел присоединить те владения, что получил сейчас себе наш бывший герой к своим землям. И неплохо для этого постарался. Он убил всех мужчин рода, которому принадлежали эти земли. И тут появился князь Мерген и присвоил эту собственность себе. Мало того, теперь этот природный захватчик точно начнет отбирать земли у этого бедняги Алтынбека. Пока всё не отберет. Мы его прекрасно знаем. Такая уж у него природа. Всё к себе тащит. Самого же Алтынбека Мерген убьет, рано или поздно. В этом у меня нет никакого сомнения.
  
  - Хан казахов перехитрит самого Эрлика - гневно воскликнул правитель джунгаров. - Он избавится от своего опасного подданного руками Мергена. Хорошо придумал.
  
  - Согласен с вами мой повелитель - ответил великий нойон. - Хитрости хану казахов не занимать. Но и нам свой интерес тут соблюсти нужно. Я пообещал, что если Алтынбек будет выполнять наши указания, то сразу после завершения военной кампании мы отправим ему в помощь отряд гвардейцев. Они помогут ему уничтожить его врага. Тут наши цели с Алтынбеком совпадают. Опасный и для него и для нас человек должен быть убран с нашей дороги навсегда. Я все сделал для того, чтобы Алтынбек стал нашим шпионом. И он им станет. А потом он поведет свое войско и наших отборных убийц на князя и тогда Мергену Дорджи точно не поздоровится. Мы навсегда избавимся от него.
  
  - Пусть будет так - согласился хан.
  
  
  Глава 12
  
  
  Мерген Дорджи в отведенных для него покоях долго расспрашивал Ахата. Пожилой мужчина неохотно отвечал на вопросы джунгарского князя, всё время юлил и старался отделаться ничего не значащими словами. Мол, уже память ослабла, что-то помню, что-то нет. Да и в устройстве крепостей не разбираюсь. И с родины известий не получаю. Князь, устав слушать отговорки, приказал слуге пригласить к нему Карагоз. Через несколько минут она вошла и вместе с ней пришли дети. Карагоз объяснила, что сыновья страшно соскучились по отцу и попросили её взять их с собой к нему в покои. Младший сын - Заки первым бросился обнимать отца, средний сын - Биржан тоже не выдержал и прижался к отцу. Старший сын - Аскат стоял возле матери и смущенно улыбался. Немного пообщавшись с детьми, Мерген отправил их на женскую сторону. Затем он сказал супруге, что у него не получается разговор с её слугой. Ахат упорно не желает прямо отвечать на его вопросы. Карагоз обратилась с вопросом к верному слуге своего отца:
  
  - В чем дело? Почему ты не говоришь откровенно с моим новым мужем?
  
  Ахат, пряча глаза, ответил:
  
  - Моя госпожа, ваш нынешний муж джунгарский князь. Зачем ему знать всё о нашей крепости? Что это даст ему? Может он использует свое знание в дурных целях? Я не знаю, чего он хочет, поэтому и отвечаю уклончиво.
  
  - Действительно. Зачем уважаемый князь вы задаете вопросы о крепости моего отца? Какая для этого у вас есть необходимость? - спросила, нахмурив брови, Карагоз.
  
  - Уважаемая госпожа! Я постараюсь объяснить вам для чего мне нужно сейчас, как можно больше узнать о крепости, которой раньше владел ваш отец - ответил князь.
  
  - Я слушаю вас князь - сказала Карагоз.
  
  - Для начала я задам вопрос Ахату - ответил Мерген. - Вы опытный воин. Скажите честно, как вы думаете, сможет ли эта небольшая крепость выдержать нападение войска Алтынбека?
  
  - Я думаю, что не сможет - ответил Ахат.
  
  - То есть вы понимаете, что просто сидеть здесь и ждать начала войны с Алтынбеком это значит ожидать неминуемой гибели? - спросил князь.
  
  - Нам будет очень трудно в этой войне. Вряд ли мы сможем в ней победить - признал Ахат.
  
  - А если у нас будет крепость вашего хозяина? В ней мы сможем выдержать нападение Алтынбека или нет? Как вы, как опытный воин считаете? - вновь задал вопрос князь.
  
  - Если бы мы вернули родовую крепость нашей госпожи, нам нечего было бы бояться войска Алтынбека. Во всех отношениях она лучше этой крепости. Злобный султан никогда не сможет взять ту твердыню. У него ни сил, ни мастерства не хватит. Если бы вы увидели эту крепость, то сразу бы поняли, что она выдержит нападение такого врага, как Алтынбек - ответил Ахат.
  
  - Значит, нам нужно взять эту крепость и укрепиться там, до тех пора пока Алтынбек не вернулся с войны - сказал Мерген.
  
  - Крепость не сможет взять Алтынбек со всем своим немалым войском. Как мы сможем её взять с горсткой оставшихся воинов? Разрешите мне дать вам совет, уважаемый князь - попросил Ахат.
  
  - Задавай - разрешил князь.
  
  - Может лучше нам пока не поздно совершить набег на земли нашего врага? Сжечь как можно больше принадлежащих ему селений, разорить его хозяйство. Это вполне доступный для нас сейчас способ нанести серьезный ущерб неприятелю и укрепить свои позиции - сказал Ахат.
  
  - Это не имеет смысла. Войско ушло на войну, вернувшись назад, воины увидят последствия нашего набега и тогда ярость их падет на нашу голову. А защититься от их мечей нам нечем. Спрятаться от их гнева нам негде. Мы и так в сложном положении, зачем нам еще сильнее затягивать петлю на своей шее? - ответил Мерген Дорджи.
  
  - Вы правы, князь. Простите меня за мою глупость. Но что же нам делать тогда? - спросил Ахат.
  
   - Мы распустим сейчас слух о том, что готовим большой набег на земли Алтынбека. А сами начнем готовить захват родовой крепости нашей прекрасной госпожи - ответил князь.
  
  - Как же мы захватим неприступную крепость? - спросила Карагоз. - Я выросла в этой крепости. Её несколько раз пытался штурмом брать хан из соседнего государства и ничего у него не получилось. Скажите мне, как вы планируете сделать то, что сделать невозможно?
  
  - Я пока не знаю, как мы вернем вам вашу крепость. Но знаю, что её обязательно нужно вернуть вам. Значит, мы её возьмем - ответил Мерген.
  
  - Действительно, госпожа - обратился к Карагоз Ахат. - Теперь, когда эта мысль, о захвате крепости, немного стала мною осознаваться, я вспомнил о том, что ведь и нынешние владельцы её штурмом не брали. Им просто открыли двери предатели. Почему бы и вам её не вернуть себе каким-нибудь хитрым образом? Тем более что сейчас всё этому благоприятствует. Ваш презренный дядя с сыновьями ушел на войну со своим войском. В крепости точно совсем не много воинов сейчас. Да и отношение людей к новому правителю крепости сейчас очень плохое. А это очень важно. Ведь год назад изменники не сразу смогли захватить крепость. Вначале они долго подсылали своих слуг в крепость, которые вели разговоры на базаре о том, что господин наш плохой правитель, он занят только наукой, на людей ему наплевать. Говорили, что наш хозяин слабый человек, который не умеет держать в узде злодеев, который не может навести порядок в своих землях. Что наш хозяин не ходит в походы и не привозит добычу, мол, из-за этого все живут бедно в этих краях. Они, эти черные люди, тогда хорошо поработали. Весь народ был настроен против нашего султана. Смерть его была воспринята, как необходимый шаг к новой жизни практически всеми жителями наших мест.
  
  - Что же произошло дальше? - спросил Мерген Дорджи.
  
  - Сразу же после захвата крепости презренный дядя нашей госпожи начал избавляться от тех, кто предал своего хозяина - пояснил Ахат. - Он казнил всех, кто помог ему захватить крепость. Потом он начал везде наводить свои порядки. И при этом действовал жестоко. Многие люди попали на плаху за нарушения тех или иных указаний изменника. Через определенное время люди поняли, что они так и остались чужаками для своего нового правителя. Он никому из местных жителей не доверял, везде у власти оказались выходцы из его родового селения. Народ начал роптать. В ряде мест люди отказались платить непомерную дань. Тогда презренный дядя нашей госпожи лично отправился туда со своим войском и устроил кровавую расправу над людьми. Мужчины были все казнены, а женщины и дети проданы в рабство.
  
  - Как можно скорее нам всем необходимо отправиться туда, но сделать это так, чтобы никто об этом не узнал - сказал Мерген Дорджи.
  
  - Приказывайте, буду теперь всегда честен с вами, и стану беспрекословно исполнять ваши приказы - с поклоном заверил Ахат.
  
  - Хорошо - сказал Мерген. - Идите. Начинайте готовиться к походу. А нам с госпожой надо будет переговорить с матушкой.
  
  Вскоре Фирюза Ханум приняла в своих покоях князя и Карагоз. Мерген сразу же обратился к ней с вопросом:
  
  - Я хотел бы получить от вас помощь в одном важном деле. Могу ли я рассчитывать на вашу помощь?
  
  - Я сделаю всё, что смогу - ответила пожилая женщина.
  
   Тут Мерген передал ей туго набитый монетами кошель и сказал:
  
  - Сейчас мне необходимо купить на эти деньги большое количество овец, больше трех тысяч голов. Скот нужно будет пригнать сюда в крепость. Сколько понадобится для этого времени?
  
  - А когда вам нужно, чтобы скот был доставлен сюда? - спросила Фирюза Ханум, крепко держа в руке тяжелый кошелек.
  
  - Завтра утром - ответил князь.
  
  - Скот будет здесь к этому времени - ответила пожилая женщина.
  
  - У меня есть еще одна просьба - сказал Мерген. - Я знаю, что много ваших воинов погибло в засаде. Семьи их остались без кормильцев. Нужно поручить опытной женщине, посетить вдов и завтра привезти сюда тех, кто мог бы выйти замуж за моих воинов джунгар. Женщина должна предупредить, что за новыми мужьями нужен будет первое время серьезно присматривать, как бы они не сбежали обратно в Джунгарию.
  
  - Если это не секрет, то объясните мне, для чего это? - спросила Фирюза Ханум.
  
  - Завтра мы их всех поженим, и каждой новой семье я подарю по сто овец и баранов - ответил князь. - Пусть живут и благоденствуют. Если этого не сделать они рано или поздно восстанут против меня. И попытаются сделать это в самый тяжелый для нас час. Сейчас они побаиваются выступить, поскольку остальное войско наше многочисленно. Но эти воины гвардейцы хана. Они могут воевать и выживание их работа. Так же как и я, они с детства на военной службе. Их с малых лет научили убивать и подчиняться. Это их судьба. А завтра я хочу изменить их судьбу. Им не положено было в этом мире иметь семью, детей, собственность. Их назначение умереть со славой за своих командиров. А я хочу дать им все, на что у них права с самого их рождения не было. Право на хорошую зажиточную жизнь. Кроме того, хочу завтра еще нескольких местных воинов наградить, подарив им сто баранов. Пусть все знают, что князь не только своих соплеменников поддерживает. И еще. Как вы знаете, при допросе людей сотника Тагая были раскрыты несколько шпионов, их держат сейчас в темнице. Завтра я предам их казни. Люди увидят, что новый правитель щедр к тем, кто верой и правдой служит ему, и беспощадно карает изменников. Там я дам приказ всем моим вонам отдыхать, готовиться к тому, что я поведу их в набег на земли Алтынбека. Но сам вместе с молодой госпожой хочу отправиться в тайне в иное место. Хочу разведать, как идут дела в крепости ранее принадлежавшей её отцу.
  
  - Замечательно - сказала пожилая женщина. - Всё вы делаете, так как нужно. Есть еще, что вам спросить у меня?
  
  - Я знаю, что ваш брат оставил вам в подчинении десяток своих охранников - сказал Мерген. - Для того чтобы сохранить наш поход к крепости отца молодой госпожи в тайне, я хотел бы попросить отправить в поход со мною именно их. Они здесь чужаки. Если их не станет тут, никто не будет задавать лишних вопросов.
  
  - Хорошо. Я прикажу воинам брата отправиться в тайне с вами в поход - сказала Фирюза Ханум. После этих слов князь поблагодарил пожилую женщину и покинул её покои. Когда женщины остались одни, Карагоз спросила свою свекровь:
  
  - Я хотела спросить вас. Завтра мы отправимся в поход с моим новым мужем. Если вдруг он захочет, чтобы я исполнила свой супружеский долг, как мне следует поступить? Ведь год траура еще не прошел.
  
  - Траур здесь ни при чём - ответила пожилая женщина. - Старейшина рода пояснил, что ваш брак полностью законен. Мало того. Князь усыновлен мною, то есть он стал родным братом твоего мужа, и он имеет полное право и даже обязан жениться на жене своего покойного брата и признать его детей своими. И кроме того он родственник через свою бабушку моему мужу и моим сыновьям.
  
  Выслушав слова своей свекрови, Карагоз поклонилась ей и вышла из помещения. А утром следующего дня князь женил всех своих джунгарских гвардейцев и каждому подарил по сто овец и баранов. Потом Мерген Дорджи наградил местных воинов, подарив и им по сто баранов и овец. А затем была казнь. Изменники были колесованы на виду у всех. Имущество их было роздано. После всех этих событий князь приказал хорошо отдохнуть своим воинам, поскольку через месяц он их поведет в набег на земли Алтынбека. За этот месяц и бойцы хорошо отдохнут, да и сам князь окончательно излечит свои раны. А вечером того дня Мерген и Карагоз тайно отправились в сопровождении воинов брата Фирюзы Ханум в поход.
  
  
  Глава 13
  
  
  Мерген и Карагоз ехали по степи вдвоем на арбе в сопровождении отряда всадников. Рана пока еще сильно беспокоила князя, и он не мог провести путь к родным для Карагоз местам в седле. Крытая арба катила по ночной степи, а молодая женщина, ощущая рядом крепкое тело пока всё еще чужого для себя мужчины, ставшего её мужем, никак не могла прийти в себя от волнения. В последние дни и недели своей жизни, когда смертельная угроза нависла над ней и над её детьми Карагоз сражалась за свою жизнь и жизнь сыновей, как дикий зверь. Она, спросив разрешения у Фирюзы Ханум, отправилась к хану в ставку просить помощи и защиты. У отца Карагоз было много друзей и родственников, которые имели вес при ханском дворе. Они и помогли ей попасть к хану, и тот выслушал несчастную вдову и даже пообещал помочь ей через некоторое время.
  
   Но Карагоз чувствовала, что время её уходит. Если она прямо сейчас не сможет найти помощь и защиту здесь в ставке ничто не спасет её детей от гибели. Поэтому она и решалась на отчаянные действия. Она взяла на себя ответственность за жизнь великого богатыря Кахармана, и хотя сама была чиста, ни разу не изменив мужу, но прекрасно понимала, что всё в воле неба. В случае смерти богатыря можно было не только прослыть распутной женщиной, но даже лишиться жизни. Её могли убить разъяренные солдаты непобедимого полководца. Но Карагоз ничего не побоялась. И она выиграла. И в награду получила поверженного пленника с его солдатами.
  
   Но брала она его в свою семью не как мужчину, не как спутника своей жизни, а как сторожевую собаку, как цепного медведя, который должен был не подпустить к её детям убийц. Потом был путь домой из ставки хана. Каждая минута была дорога для Карагоз. Ведь в её отсутствие враг мог напасть на её детей. Нужно было спешить им на помощь. И они успели вовремя вернуться. Неизвестно, как бы сложились обстоятельства, если бы они вернулись хоть часом позже. Застала бы она детей своих живыми или нет? Но они успели.
  
  В дороге тогда Карагоз пыталась разговаривать с пленником, но тот не отвечал ей. Лежал молча на арбе и был весь погружен в свои размышления. А теперь она ехала темной летней ночью по бескрайней степи, а рядом с нею сидел мужчина, и тепло его тела просто обжигало смущенную степную властительницу. Только теперь она осознала, что взяла в дом не цепного медведя, но мужа, который должен стать ей ближе других людей на свете. Хозяином её дома, отцом её детям. А он сидел в арбе и продолжал молчать.
  
  - Уважаемый князь! - сказала, прерывая долгое молчание, Карагоз. - Разрешите вам задать вопрос.
  
  - Задавайте мне сколько угодно вопросов и не спрашивайте больше на то разрешения - ответил Мерген.
  
  - Где вы, мой супруг, взяли такой громадный кошелек с деньгами? Ведь я не помню, чтобы с вами был ваш казначей, когда мы отправились в путь к нашему с вами общему дому. Может я его просто не заметила? - спросила Карагоз.
  
  - Прятать деньги это большое искусство - ответил с грустной улыбкой на лице князь. - Я им владею в совершенстве. И научила меня сама жизнь в армии. В каждом бою мы совсем еще дети успевали не только помогать своим богатырям и убивать чужих раненых богатырей и их защитников, но еще и прихватить нечто ценное на поле боя. Богатыри противника все, как один, были знатными людьми, у них было хорошее оружие, украшения, кошельки с монетами, золотые и серебряные цепочки. Кольца и перстни с драгоценными камнями украшали пальцы их рук. Мы обшаривали тела великих воинов, забирали всё ценное в страшной спешке. Пальцы с кольцами отрубали и всё забирали с собой. После каждого боя мы должны были сдать свою добычу старшим воинам. Но, понятное дело, мы старались припрятать для себя всё самое ценное, что добыли оставить себе. Старшие воины это прекрасно понимали, поскольку сами выросли на войне, поэтому умели отыскивать припрятанное добро. Поймавшихся на укрытии добычи воришек секли розгами. Меня, как князя, пороть было нельзя, поэтому меня забивали в колодки, и я сутками мучился в них. И так было до тех пор, пока я не научился так прятать свою добычу, что ни один человек не мог её обнаружить.
  
  - Почему же вы шли на такие муки ради денег и драгоценностей? - спросила удивленная молодая женщина.
  
  - Хоть войны и шли одна за другой тогда, но был в них и перерыв - ответил Мерген. - Чаще всего зимой. Мы уходили на зимовье в города-крепости. И здесь начинался разгул. За деньги тут мы могли купить много разных удовольствий, от вина, до красивых женщин. Так как я был удачлив в бою, пришлось мне научиться стать и хорошим мастером по сокрытию денег и драгоценностей, чтобы не только самому хорошо жить, но и поддерживать всю свою ватагу маленьких храбрецов. Но нельзя забывать и о том, что мне нужно было думать и о своём собственном оружие и доспехах. Они стояли денег. Так что каждый бой я старался взять добычу. Но в этих боях мы брали всё лишь малую часть нашей добычи.
  
  - Где же вы брали действительно большую добычу уважаемый князь? - спросила Карагоз.
  
  - Большую добычу мы брали при взятии городов, сёл и крепостей - ответил князь. - Вот тут был настоящий земной ад. Пришлось мне повидать ужасов немало. Я видел сожженные города. Я видел горы человеческих голов, сложенных на городской площади. Да что там видел, я сам рубил головы и относил их старшему воину, который аккуратно укладывал их друг на друга. Я забирался на стены крепостей, а мне на голову лили кипяток и раскаленное масло. Я забирался по телам бойцов на стены города и сбрасывал с них солдат неприятеля. Захватив стены, мы открывали ворота, и тогда вся наша армия врывалась в город. Начиналась кровавая баня.
  
  - Расскажите князь о том, как вы брали самую большую и укрепленную крепость? - спросила Карагоз. - То, что вы рассказываете удивительно и ужасно, но для меня всё равно интересны сейчас рассказы о взятии крепостей. Расскажите, пожалуйста, удавалось вам брать крепости уже не как простому воину, а как полководцу? Насколько хорошо была укреплена та крепость, которую вам удалось взять? Если, конечно, вы брали крепости, как командир войска.
  
  - Крепости мне приходилось брать много раз, как полководцу - ответил князь. - Много раз мои воины успешно штурмовали стены мощных укреплений врага. Но самый важный в моей жизни был штурм крепости Арлат, той самой, что стала впоследствии родовым моим гнездом. Именно там ждут сейчас моего возвращения с войны два моих сына - Церен и Наран.
  
  После этих слов Мерген Дорджи прервал свою речь. Но Карагоз потребовала продолжения рассказа о взятии крепости Арлат. Князь начал неохотно свой рассказ, с трудом подбирая слова. Но потом постепенно оживился, и речь его потекла легко и свободно. Мерген Дорджи вспоминал о том, как впервые увидел перед собой неприступные, как казалось тогда гранитные стены. Крепче стен крепости Арлат не было в целом мире. Местные горы были богаты этим красивым и невероятно прочным камнем. Из них и была сложена крепость.
  
   Удачное расположение крепости не позволяло подойти к ней незаметно. Когда войско подошло к стенам, ворота были закрыты, а защитники её хорошо подготовились к встрече с не прошеными гостями. Они осыпали воинство князя стрелами, немногие стрелки из своих ружей пытались убить самого князя. Две попытки штурма сорвались, почти даже не начавшись. В войске князя поднялся ропот. Нужно было что-то срочно предпринимать для того чтобы удержать ситуацию в руках. Защитники крепости надсмехались над своими врагами. Они были убеждены в неприступности своей цитадели. И эта самоуверенность их и подвела.
  
  Внимательно оглядывая стены крепости, Мерген Дорджи нашел место, где враг не поставил своих солдат. Это был всего лишь один коридор в стенных укреплениях, но он его увидел. Место было это в самом центре крепости. Оно было у всех на виду, никто не подумал, что на это место будет направлена атака врага. Во время третьего штурма князь лично вместе с самыми лучшими бойцами взлетел, как молния по лестнице и ворвался в этот пустой коридор. Из него князь и его бойцы неожиданно напали на воинов неприятеля, находившихся по обе стороны стены от коридора. Пока враг приходил в себя от неожиданного нападения уже много моих солдат по лестницам поднялись на стены крепости. Все эти воины, собравшись в один громящий кулак, прорвались к воротам крепости и открыли их для своей конницы. Конница ворвалась внутрь цитадели. Бывший хозяин крепости со своими лучшими бойцами вступили в бой с князем и с его солдатами. Но вскоре все они полегли под ударами мечей и копий нападающей армии. Тогда князь предложил оставшимся воинам неприятеля сложить оружие и тем самым спасти и свои жизни и жизни членов своих семей. За это он пообещал отпустить всех воинов врага живыми после завершения боя на все четыре стороны. После короткого совещания, оставшиеся без своего повелителя, солдаты неприятели сложили оружие. Слово своё князь сдержал. Защитники крепости ушли из крепости, сохранив свои жизни, и даже некоторую часть имущества.
  
  После рассказа князя начала рассказывать о своей жизни Карагоз. Она объяснила своему мужу, что для неё это было не простая поездка, это возвращение в прошлое. Там в крепости её отца она провела лучшие годы своей жизни. Она росла среди милых её сердцу людей. Сегодня никого из них на свете уже не было. Они все были убиты безжалостной рукой своего родственника. И поэтому этот путь и столь ужасен для неё. Она не могла и помыслить о том, чтобы отомстить дяде за его преступления. И тяжесть эта лежала на её душе тяжелым грузом. Отомстить за смерть её любимого отца теперь было некому. Все его сыновья погибли вместе с ним. У мужа её и свекра не было такой большой армии для того чтобы даже помышлять о военном походе на крепость её отца. А теперь она с новым своим мужем отправилась возвращать себе отцовские владения всего лишь с десятком чужих воинов. Обо всем этом она честно рассказала Мергену. Потом, справившись с нахлынувшими чувствами, Карагоз стала рассказывать истории из своей юности. Вспоминала своего отца, рассказывала много разных историй связанных с ним.
  
  Между тем наступил день, после очень короткой остановки и отдыха Мерген приказал продолжить путь. Нужно было как можно дальше уйти от своей крепости, чтобы никто не смог бы узнать о том, что они её покинули и не смог бы об этом предупредить врага. После того, как маленький отряд покинул крепость, ворота её закрыли на засов. Хозяйка её госпожа Фирюза Ханум должна была объявить о том, что на время подготовки к походу вход в крепость для посещения запрещен. Раненый властитель должен быть излечен и смочь сесть в седло к началу военных действий. И поэтому в крепости никого не принимают, для того чтобы обеспечить для господина полный покой. Нельзя было допустить, чтобы одинокую группу всадников заметили враги. Ахат, верный слуга Карагоз, прекрасно знавший все дороги, ведущие к его родным местам, вел отряд тайными тропами, обходя стороной места, где их могли бы заметить слуги Алтынбека или степные грабители. Он хотел, чтобы до вечера они все успели добраться до одного потайного места, где можно было сделать привал. И вновь весь день князь и его молодая жена провели в разговорах. Князь вспоминал о битвах и сражениях, а Карагоз о подружках юности, о книгах отца, в которых она прочитала великое множество самых фантастических историй из жизни великих султанов и простых людей. Наконец, перед самым закатом солнца отряд достиг оврага, поросшего лесом, по дну которого протекала небольшая речушка. Здесь отряд остановился на ночлег.
  
  
  Глава 14
  
  
  Хорошо замаскировав свой маленький лагерь, воины начали готовить ужин, после которого князь распределил, кому из них стоять на страже первым и охранять сон своих товарищей, а кому его заменить на посту. После того, как командир маленького отряда разрешил все необходимые вопросы, он прилег на расстеленный, на траве ковер и стал задумчиво рассматривать звездное небо. Оно было здесь немножко другим, чем там, в его владениях. Звезды здесь были мельче, и небо было более низким. Да и созвездия смотрелись немножко по-другому. Так он лежал и смотрел на звезды. И вот глядя на эти яркие огоньки, на ясный млечный путь, князь невольно мыслями вернулся к воспоминаниям о недавних событиях.
  
  Теперь ему не верилось, что прошло совсем немного времени, с тех пор как он жил спокойно в своих владениях и строил планы их расширения. С тех прошло не больше пяти месяцев. Тогда был февраль на дворе, сейчас шел июнь. По обычным меркам срок был невелик. Бывало целый год, ничего особенного в его жизни не происходило. Пять месяцев это действительно немного, но сколько воды уже утекло с того момента, как приехал к нему в гости друг его беспокойной юности, сколько событий произошло с того момента, как встретил он на горной дороге своего товарища. В этот период бывали дни по значению равные годам. Теперь ему казалось, что прошла целая жизнь с того памятного момента, когда князь Эрни читал торжественно свои стихи:
  Я знаю - нет, воина смелей
  Чем князь Мерген, опора государства
  Под натиском его стальных мечей
  В прах пали княжества и царства.
  Где князь прошел, там враг разбит
  Там славный флаг джунгаров гордо реет.
  Мерген в любом сраженье победит,
  Никто его в бою не одолеет.
  
  Вспоминая эти строки, князь невольно горько усмехнулся. Где тот флаг джунгар, что должен был гордо реять в руках у знаменосцев его войска? Их нет, и уже никогда не будет. С этим нужно было теперь окончательно смириться. Потом мысли его вернулись к любимым сыновьям. Увидит ли он их теперь когда-нибудь? Как отнеслись в войске к его переходу на сторону врага? Не грозит ли его сыновьям сейчас смертельная опасность из-за его предательства. Взвесив все за и против, князь пришел к пониманию, что до тех пор, пока идет война никому дела до его детей не будет. Да и вообще. Они пока никому не опасны. А вот их отец теперь более не связан своим подданством, и обязательством хранить верность хану джунгаров и исполнять приказы великого нойона. Теперь князь, подданный другого владыки, и поэтому может спокойно отрезать голову не только великому нойону, но даже самому великому хану. Так что пока он, князь Мерген Дорджи жив и здоров, здраво рассудил степной герой, его дети находятся в своем доме в безопасности. Значит, нужно сделать так, чтобы подольше оставаться живым и здоровым и чтобы о его успехах вновь заговорили люди.
  
   Но не успел князь полностью разобраться со всеми мыслями, порожденными своими воспоминания о прошедших тяжелых днях, как его отвлекла от размышлений Карагоз. Она, присев на маленькую войлочную подушку рядом с Мергеном спросила:
  
  - Я стесняюсь вас спросить. Но всё же мне хотелось узнать.
  
  - О чем? - спросил удивленный князь.
  
  - Не могли бы вы мне рассказать о вашей супруге. О том, как вы с ней жили, какая она была женщина - ответила, потупив взор, Карагоз. - Мне это очень интересно узнать.
  
  Князь, тяжело вздохнув, ответил:
  
  - Супругу мою звали Герел. Жили мы с моей супругой очень хорошо. Долгие годы она была помощницей во всех моих делах. Она сделала мне самый дорогой подарок - родила двух прекрасных сыновей. Они очень юны, но уже с ними никто из опытных бойцов не может справиться. Дети мои - моя радость. Жена моя была всем в моей жизни, ибо семьи своей я почти не помнил. Но её у меня отняли. Так уж получилось, что её отравили неизвестным нам ядом и мои лекари не смогли найти противоядие. Судьба. Мне до сих пор тяжело об этом говорить.
  
  - Я вас прекрасно понимаю. Я сама совсем недавняя несчастная вдова, у которой даже не было возможности попрощаться с супругом. Я видела, как всех родственников мужа убили, чувствовала, как смерть приближается ко мне и моим детям. И что я сама ничего не могу с этим поделать. Но кто я? Лишь женщина, тонкая струйка дыма в великой степи. Как мне призвать к ответу моих обидчиков и злодеев? Вы же другое дело. Вы великий воин, непобедимый полководец, который поразил, правда, не смертельно самого Кахармана. Ведь вы наверняка отомстили за подлое убийство своей жены - сказала убежденно Карагоз. - Все кто был повинен в её смерти, я думаю, давно кормят в земле могильных червей. Была бы я мужчиной и такой же опытной в военном деле как вы воительницей, тогда бы я сама отомстила бы за всех своих родственников и друзей убитых нашими врагами.
  
  Князь Мерген опять глубоко вздохнул и ответил:
  
  - Нет. К сожалению, мне не удалось отомстить так, как было должно сделать. Остались у меня неоплаченные долги. Хотя непосредственный убийца был мною изобличен и погиб от моей руки, тот приказал убить мою жену, пока жив и здоров. Мало того. Сегодня он торжествует. Хоть ему и не удалось меня сжить со света, но возвратиться в Джунгарию и отнять его жизнь у меня, пока возможности нет. Это он послал меня на самоубийственное задание в лагерь казахского хана.
  
  - Видимо это великий господин, раз он смог послать тебя на такое дело - сказала Карагоз.
  
  - Да. Этот человек наш великий нойон. Именно он отдал приказ отравить мою жену - признался Мерген.
  
  - Да. Нигде нет в наших степях мира и покоя. Везде идет война, которая никогда не прекращается. Люди уничтожают друг друга хуже диких зверей. Нет пощады никому - сказала молодая женщина.
  
  - Увы, это так - ответил князь.
  
  - Но все же, как выглядела ваша супруга? - переменила тему разговора Карагоз.
  
  - Она была прекрасна - ответил полушепотом Мерген. - У неё была по-девичьи стройная фигура, немного бледное тонкое худое лицо, волосы локонами падали на её плечи. Я мог часами любоваться её красотой. Она была небесным созданием, спустившимся к нам на землю для того чтобы сделать мою жизнь чище и благородней.
  
  Услышав эти слова, Карагоз невольно вздохнула и сказала:
  
  - Вы лишились своего счастья в жизни. Ваша потеря невосполнима.
  
  - Да, невосполнима моя потеря - ответил князь. - Моя покойная супруга была похожа на весенний луг, только освободившийся от снега, на котором расцвели подснежники. Она была живым воплощением весны, такой она останется в моей памяти навсегда, но вас я бы сравнил со знойным летом. С вишневым садом, ветки которого усыпаны щедрым урожаем. А ваши с карие глаза, блестящие и темные, как созревшие темные вишни, прекрасны как сама жизнь. Глядя на вас хочется жить, хочется забыть всё плохое.
  
  - Я согласна - ответила Карагоз. - Нельзя жить, помня лишь плохое. Нельзя жить только лишь для мести. Это не жизнь. Надо продолжать жить по-человечески, так как должны жить люди.
  
  - Я согласен - признался Мерген. - Мне, не смотря ни на что, опять хочется жить, так как живут люди.
  
  - И мне тоже - согласилась Карагоз. - Но время уже позднее. Я хотела бы перед сном искупаться в реке. Посторожи меня, пока я буду плавать в реке.
  
  Бесшумно, как две тени спустились к реке Мерген и Карагоз. Князь вооружился луком со стрелами и захватил с собой меч. Подойдя к месту купания супруги некоторое время, провели в полной тишине. Никаких подозрительных звуков они не услышали. Потом Мерген тщательно осмотрел местность, и только убедившись в том, что нет никаких следов недавнего присутствия там людей, жестом позвал к себе Карагоз. Та быстро подошла к мужу. Затем молодая женщина зашла за небольшой кустик и сняла с себя одежду. Оставшись совершенно голой, Карагоз медленно вошла в реку. Тело ее светилось в лунном свете, нежным изумрудным светом. Она шла по дну реки, придерживая рукой тяжелые груди и широкими шелковистыми бедрами бесшумно рассекая поверхность воды. Зайдя по пояс в реку, она нырнула в воду с головой. А вскоре вынырнула далеко от того места, где исчезла под водой, но совсем близко к тому месту где стоял Мерген. С детства Карагоз научилась хорошо плавать. И сейчас она резвилась в теплой воде, как рыба. То, исчезая, то появляясь из воды. Карагоз чувствовала себя великолепно. Вода теплая после жаркого дня освежила молодую красавицу и сняла накопившуюся за время стремительного перехода усталость. Карагоз накупавшись вдосталь, подплыла к берегу и жестом предложила мужу присоединиться к ней.
  
  Мерген, стоял на берегу не жив не мертвый от того зрелища, что довелось ему сейчас наблюдать. В лунном свете красавица жена показалась ему невероятно обворожительной женщиной. Он стремительно сбросил с себя одежду и остался так же полностью обнаженным, только несколько тонких метательных кинжалов остались висеть у него на боку. Они были привязаны шнурком к его шее. С ними князь и направился в воду. Войдя в реку, он долго догонял упорно уплывавшую от него красавицу Карагоз. Наконец, она поддалась мужу, и тому удалось заключить её в свои объятия. Страстно целуя и обнимая свою супругу, князь на руках вынес её на берег. Здесь он нашел прекрасную поляну, заросшую мягкой шелковистой травой, и положил свою добычу на травяной ковер. И тут муж, и его жена здесь насладились своей первой брачной ночью. После невероятно страстных поцелуев и объятий Мерген соединился с пышной своей красавицей с такой силой и такой горячностью, что никогда раньше не была ему свойственна. И так продолжалось до самого рассвета, они соединялись бессчётное количество раз, они не могли насытиться телесно, им было совершенно не под силу оторваться друг от друга. Казалось, они бы вечно бы здесь занимались любовью, превратившись в бестелесных хранителей этой реки. Но когда стало светать, им пришлось все же прервать свои наслаждения и отправиться готовиться к продолжению путешествия. Мерген попросил одного из воинов сесть на коня, везшего арбу и править им, а сам, прижавшись к своей супруге почти сразу же в дороге уснул. А рядом с ним почти всю дорогу до места проспала и Карагоз.
  
  
  Глава 15
  
  
  Вечером отряд добрался до кочевья Ахата. Здесь Мергена и его отряд встретили с великим почетом. Дочь их повелителя была особенно важной и долгожданной гостьей. После встречи и ужина Мерген и Карагоз со старейшинами рода обсудили то, что происходило в их краях в последнее время. Как выяснилось во время этой беседы, всё, что рассказывал Ахат о положении в крепости отца Карагоз в его бывших владениях, теперь полностью подтверждалось. Народ был обозлен до крайней меры жестоким и неумным правлением своего нынешнего правителя и готов в любой момент подняться на восстание против слуг Буркана. Сам Буркан со своими сыновьями и войском отправился на войну по приказу хана. И теперь власть их здесь висела на волоске. И хотя управитель крепости Байсал пользовался определенным авторитетом в народе, так как был местным уроженцем, и сейчас пытался удержать народ в подчинении всеми, возможными средствами, поведение хозяина крепости было столь неразумным и жестоким во всё время его правления, что перечеркивало всё хорошее, что пытался сделать его слуга сейчас.
  
   Но людей подобных Байсалу у власти было совсем мало у Буркана. Кроме одного управителя крепости больше местных жителей при власти не оказалось, как крепость оказалась в руках Буркана. Везде он расставил править людьми выходцев из своего аула. А тех, кто помогал новому хозяину прийти к власти, тех местных чиновников, что ради нового правителя предали своего султана, Буркан безжалостно казнил, а их имущество передал своим землякам. Эти, часто злые и невежественные люди доводили местных жителей до бешенства своими бесконечными придирками и капризами. Всё говорило о том сегодня, так завтра этот кипящий котел должен был взорваться, были убеждены все старейшины из рода Ахата.
  
  Выслушав старейшин, князь попросил рассказать ему обо всех беках, местных правителях в селениях. С кем можно иметь дело? Кто больше других обижен новой властью? Как они настроены? Не предадут ли если вступить с ними в переговоры? Не побегут ли с донесениями в крепость? Есть ли беки на кого можно твердо положиться?
  
  Старейшины и Карагоз рассказали то, что они знали об этих людях. Мерген внимательно выслушав эти рассказы, попросил старейшин отправить гонца с предложением посетить их завтра к самому надежному, по их мнению, беку. Гонец тут же был отправлен. На следующий день с утра бек прибыл и Мерген с Карагоз долго с ним разговаривали. Бек ужасно обрадовался приезду Карагоз и её нового мужа. В конце беседы бек твердо пообещал поддержать своими воинами князя и его отряд в битве за крепость. Князь сердечно поблагодарил бека за предложение верной службы и протянул ему горсть золотых монет. Бек с радостью принял щедрый подарок. На прощание князь попросил бека отправить на базар своих людей с целью рассказывать разные истории о том, что у Карагоз, у дочери их погибшего султана теперь новый муж, великий джунгарский завоеватель, богатый, как китайский император, и злобный, как голодный барс. Стало, мол, точно известно, что скоро этот непобедимый полководец придет брать крепость со своим неисчислимым войском. Крепость он возьмет, тут сомнений быть не может и начнет страшную расправу над теми, кто выслуживался перед Барканом и его земляками. Так что лучше прямо сейчас, не теряя попусту времени, начинать поминать добрым словом старого султана, чем потом попасть на расправу к беспощадному варвару, кровожадному как пантера юга. Бек всё внимательно выслушал, потом поклонился князю и заверил, что сделает всё, что просит он.
  
  На следующий день к князю приехал второй бек. И он так же поклялся честно служить князю и дочери своего любимого султана. И он получил горсть монет и его попросил князь отправить людей на базары с рассказами о невероятно мощной армии джунгарского князя, которая готова взять крепость. На следующий день снова князь встретился с новым беком и снова тот поклялся в верности дочери своего потомственного султана и его мужу, получил деньги в подарок от князя и получил от него приказ отправить своих людей в городок, для того чтобы распускать определенные слухи.
  
  А через четыре дня очередной бек, поклявшись в верности, сообщил, что в крепость приехали торговцы из тех мест, где теперь находилась крепость Мергена, и сообщили, что действительно у Карагоз появился новый муж, богатырь, непобедимый полководец, который берет крепости, как орешки щелкает. Никто с ним сравниться сражении не может. Даже великий Кахарман и тот не смог ничего поделать с этим богатырем. Бились они три дня и три ночи, но разошлись, потому что никто из них не одолел в бою. Ликом джунгар страшен и безобразен. Сердце его из гранита. Наказал предателей столь страшной смертью, что люди теперь боятся даже издали бросать взгляд на этого правителя. В тоже время полководец этот невероятно щедр. Отличившимся своим бойцам он подарил по сто баранов и овец. И пообещал, что скоро его воина вообще станут все великими богачами. Сейчас дал своим воинам время отдохнуть полководец, целый месяц. А куда потом они пойдут неизвестно. Говорят, что готовится поход на владения богача Алтынбека. Но точно никто ничего не знает. Возможно, его войско и действительно может оказаться под стенами данной крепости.
  
  - Хорошо - сказал князь, выслушав рассказ бека. - Время пришло. Пора начинать наш поход на крепость. Я приглашаю сегодня всех беков сюда. Мы выступим на захват крепости все вместе отсюда, из этого места.
  
  Вскоре все пять беков, и старейшины из рода Ахата собрались на совет. Мерген рассказал им всем свой план. Захват крепости уже начался. Смута в крепости была посеяна его людьми. Всё было готово там к мятежу. Всё должно было произойти так, как планировал князь Мерген Дорджи. Как только наступила ночь, со сторожевых башен крепости раздались испуганные крики дозорных солдат:
  
  - Смотрите, в степи на подходе к крепости зажглись сотни костров. Огромная армия джунгарского варвара пришла брать крепость. Все на стены!
  
  Все защитники крепости сразу же выполнили указания своего начальства и заняли свои места у бойниц на крепостных стенах. Бойцов было немного, но укрепления крепости были практически неприступными. Карагоз вместе с беками подъехала к стенам крепости и призвала её защитникам сдаться без боя законной владелице крепости. Те отказались сложить оружие и начали вести стрельбу по людям, предложившим им капитулировать. Стремительно всадники исчезли во тьме, растаяли словно призраки. Защитники крепости громкими криками стали выражать свою радость. Но тут воины беков, наученные Мергеном стали изображать начало штурма стен крепости. Нукеры беков стремительно приближались на конях к стенам и осыпали стелами их защитников. Те в ответ открыли стрельбу из всех имевшихся у них в распоряжении луков, арбалетов и ружей.
  
  В этот момент в городе прогремел взрыв. Потом распахнулись широко ворота крепости, и Мерген на горячем скакуне первым ворвался в крепость. Вскоре защитники крепости были все оттеснены к цитадели в её центре. А в городе шел бунт. Пока войска пытались остановить князя и его беков с их нукерами, простой народ, обычные городские жители жестоко расправлялся с чужаками из аула Буркана. Растерзанные трупы валялись всюду на улицах городка, убивали всех, кто попадался под горячую руку толпы. Никто не мог рассчитывать на снисхождение озверевших горожан. Люди гонялись по улицам с огромными ножами за детьми и женщинами и приканчивали их там, где настигали. Кровь лилась рекой. Крики ужаса и предсмертные стоны раздавались повсюду.
  
  Управитель крепости Байсал, высокий статный мужчина с седой бородой вышел из цитадели и направился твердым шагом к воинам и попросил их о встречи с князем джунгар и Карагоз. Беки после короткого разговора с князем привели управителя крепости к Мергену Дорджи.
  
  - Я прошу разрешения вывести своих людей из крепости - сказал Байсал. - Сейчас в цитадели закрылись вместе с воинами женщины и дети. Они все страшно напуганы. Они на коленях умолили меня пойти к вам на переговоры. Я не смог им отказать, и поэтому вынужден был прийти сюда к вам. Хотя сам я прекрасно понимаю, что это пустая трата времени. Потому, что как только двери цитадели откроются, как только её защитники выйдут наружу их ждет ужасная смерть. Чтобы вы мне тут не обещали. Спасения нам нет, и не будет.
  
  - Вы правы, уважаемый Байсал - ответил князь Мерген. - Вашим людям просто так выйти из цитадели это обречь себя на верную гибель. Я и гнилого огурца не дам за их жизнь, если они сейчас выйдут из цитадели.
  
  - Князь, спасибо вам за то, что хоть не врете мне - сказал торжественно управитель крепости. - Не пытаетесь меня обмануть. Это делает вам честь. Разрешите мне покинуть вас. Я сообщу в цитадели, чтобы они готовились все принять смерть в бою.
  
  - Вам не надо так спешить уважаемый управитель. Поймите, что я не могу заступиться за чужих мне людей. Меня никто не поймет и не поддержит. Поэтому единственный способ вам сохранить свои жизни и помочь спасти жизни тем, кого еще из ваших друзей и родственников не убила толпа в городке это признать меня своим господином - сказал твердо Мерген Дорджи. - Если вы примите мою власть, присягнете мне на верность, тогда я смогу заступиться за вас, как за своих подданных. Это ваш единственный шанс остаться в живых. И торопитесь принять мою власть. Для кого-то из ваших близких людей сейчас идут последние минуты их жизни.
  
  - Но после предательства вы, как и положено предадите нас всех казни - сказал убежденно Байсал. - Не сразу, конечно. После того, как полностью захватите крепость и установите над всем здесь свою власть. Но потом наша судьба будет плачевна. Так издревле поступают в наших краях. Имеет ли смысл предавать своего господина ради лишнего дня жизни?
  
  - Хорошо - сказал князь Мерген. - Идемте с вами в цитадель. Я лично предложу вашим людям принять мою власть. И давайте поторопимся.
  
  Князь и управитель города быстрым шагом направились в цитадель. Она была заполнена вперемежку воинами, женщинами, стариками и детьми. Все они с удивлениями смотрели на неизвестного мужчину, вошедшего в помещение вместе с управителем крепости. Байсал сказал, обращаясь ко всем, кто был в цитадели:
  
  - Этот мужчина князь Мерген Дорджи. Он пришел, чтобы сказать нам свое слово.
  
  Князь Мерген вышел вперед и сказал:
  
  - Единственный шанс вас выжить - это принять мою власть. Стать моими и моей жены подданными. Клянитесь мне в верности и тогда я спасу ваш жизни. Решайте сейчас же. Времени нет. Можно еще спасти кого-то из ваших братьев и сестер, детей и родителей от смерти. Многих уже не спасти. Их тела валяются в крови на улицах города.
  
  - Но если мы предадим нашего нынешнего владыку, то вы нас потом предадите всё равно смерти - сказал один из стариков.
  
  - Старик, посмотри на меня и ответь, кто я? - спросил зло Мерген Дорджи.
  
  - Вы князь - ответил старик. - Джунгар, принявший подданство казахского хана. Так про вас рассказывают.
  
  - Так вот - твердо сказал князь. - Я не стану вам ничего обещать, кроме того, что у вас будет властелин, который много в своей жизни повидал и понял, что жизнь сложна и многогранна. Не только у народа есть обязанности, они есть и у владык, и они так же должны их соблюдать.
  
  - Слава нашему великому повелителю князю Мергену Дорджи - закричал старик и упал на колени перед новым правителем крепости. А следом за ним на колени опустились все, кто был в цитадели.
  
  Тут же князь вместе с Байсалом и его командирами вышли к бекам. И Мерген Дорджи рассказал им, что сохранил звание управителя крепости за бывшим е руководителем. Вскоре загремели трубы и глашатаи возвестили весть о том, что крепость и все прежние владение возвратились к их законным владельцам. К дочери султана Божея и к её мужу князю Мергену. Князь Мерген назначил досточтимого бека Байсала вновь управителем крепости. Бунт должен быть немедленно прекращен. В крепости объявляется полный до разрешения властей запрет на выход из собственных домов. Кто будет задержан стражей за разбой и убийства будет жестоко наказан. Все они будут казнены. С них живьем сдерут кожу по старинному монгольскому обычаю. Несмотря на строгое предупреждение некоторые горожане, обуянные жаждой крови и наживы, все же решили продолжить грабежи и убийства, но вскоре были все изловлены. Мергену Дорджи пришлось чуть ли не самолично заниматься казнью преступников. Дикие, нечеловеческие их крики оглашали погрузившийся в страх ночной городок. Утром горожане увидели, как теплый июньский ветер колыхал развешанные на площади шкуры, содранные живьем с людей.
  
  
  Глава 16
  
  
  Мерген Дорджи после бурных ночных событий был особенно сильно утомлен. Рана его беспокоила его всё время после ранения. Всё было более или мене неплохо, пока он находился в крепости под надзором госпожи Фирюзы Ханум. Быстрый переход разбередил полученную рану. Она болела нестерпимо. Немного снова удалось прийти в себя во время отдыха в становье рода Ахата. Но ночной бой, когда князю пришлось прорубать себе мечом дорогу сквозь ряды защитников крепости, дался Мергену очень тяжело. Только страшным перенапряжением воли он заставлял себя удерживаться в седле и наносить смертоносные удары своим противникам. Но и после завершения князя не удалось отдохнуть. Пришлось вместе со своими воинами отлавливать бунтовщиков, которые нарушили его запрет. После того, как десяток грабителей и насильников был схвачен, Мерген Дорджи тут же на площади объявил им свой приговор и сразу же приступил к его исполнению. Пойманных преступников казнили старинным монгольским способом. С них живьем содрали кожу особым способом. Крики людей, испытывающих ужасные муки, были столь ужасны, что вскоре все улицы совершенно опустели и жители крепости в своих домах благодарили небо, что не попались князю и его людям в руки. И только утром, убедившись, что все очаги сопротивления подавлены и что бунт полностью прекращен, Мерген Дорджи попросил супругу помочь ему.
  
  Карагоз в цитадели, в покоях своего отца наложила новые повязки с лечебными бальзамами и постелила мужу постель. Здесь он под охраной воинов брата Фирюзы Ханум уснул, почти полностью лишившись сил. Пришло время дочери султана Божея взяться за дело. Она в сопровождении управителя крепости Байсала направилась в тронный зал и там устроила совет с беками и с самыми видными жителями городка. Все, приглашенные на совет, ужасно обрадовались, увидев, что занимается вопросами управления своих владений Карагоз, а не её ужасный муж. Карагоз прекрасно знала всех в крепости. Точно так же прекрасно она знала и всех беков. Так что работа совета шла бойко. Властительница быстро разобралась с тем, кто из беков и видных горожан не смог пережить ночь ужасного бунта, после этого она распределила освободившиеся после них должности и определилась с вопросами наследования. Потом совет утвердил её старшего сына Аската наследником деда и передал официально крепость ему во владение. До вступления в определенный возраст крепость должна была находиться во власти мужа Карагоз, но всем своим видом дочь султана Божея показывала, что истинной владелицей крепости и всех владений её отца станет теперь именно она. И всех в совете такое положение дел устроило. Карагоз они знали с детства, как умную и грамотную женщину, умеющую крепко держать нити управления в своих руках, не взбалмошную, не склонную к опрометчивым решениям. Это был тот правитель, что был выгоден сегодня всем.
  
  После завершения совета Карагоз занялась делами цитадели. Нужно было многое сделать тут в первый же день. Поменять прислугу, разобраться с кухней, со слугами и служанками, но, безусловно, сначала она должна была заняться решением самой сложной проблемы. Ей нужно было определиться с тем, как быть с семьями дяди Буркана и его старшего сына. Этот вопрос она хотела решить так же самостоятельно, без обсуждения с мужем. Потому что это был её и только её дело. Надежные воины из рода Ахата привели в небольшой зал под конвоем несколько женщин и детей. Карагоз села на стул, Ахат стоял рядом с ней, а семьи её родственников-изменников, захваченные при штурме крепости в плен, стояли напротив неё, склонив головы. Никто из них не мог от страха поднять глаза, кроме отстраненной от власти теперь хозяйки крепости. Она, старшая жена дяди Буркана Фатима Ханум вышла немного вперед и произнесла небольшую речь твердым голосом:
  
  - Благородная дочь благородного отца. К вам обращаюсь я госпожа. Мы сейчас попали в сложное положение. Мы у вас в плену. Мы просим вас о снисхождении и заступничестве. Мы знаем, что отец наш и муж совершил большое злодеяние, убив вашего отца, это огромный и непростительный грех. Но мы хотим сказать, что этот грех лежит на нем самом. Мы же все безгрешны. Ни на ком из нас нет крови вашего отца. Нет на нас и крови ваших братьев. Мы ни в чем не виноваты. И поэтому мы просим вас отпустить нас из крепости, чтобы мы могли соединиться со своими мужьями и отцами и смягчить их сердца. Ведь жизнь всегда может перемениться. Наши мужчины живы и они придут мстить. Подумайте о том, может завтра вам придется просить нас о заступничестве? Может, завтра вашим сыновьям будет угрожать неминуемая гибель от мечей наших мужчин, и тогда только мы сможем от неё их спасти. Подумайте об этом уважаемая госпожа. Спасите нас и оставьте себе возможность спасти свою жизнь и жизнь своих детей.
  
  После этих слов Карагоз изменилась в лице. Лицо её густо налилось кровью. Сдерживая нахлынувшую волной ярость, молодая женщина ответила:
  
  - Спасибо вам дорогая Фатима Ханум. Если бы не ваше напоминание о том, что ваш мужчины живы и что завтра, и я сама и мои сыновья можем оказаться в таком же положении, как и вы сегодня, многое могло пойти не так сейчас. Мой отец и братья со своими семьями год назад были уже в такой ситуации, и я никогда не забывала об этом, но победа притупила боль этих воспоминаний. Если бы вы не напомнили мне о том, что над моими детьми может нависнуть угроза со стороны ваших мужчин я возможно бы и проявила малодушие сейчас. Я, может быть, поддалась искушению прослыть доброй победительницей, прощающей смертельные обиды и не помнящей зла. И отпустила вас всех к вашим мужьям и отцам. Но вы вовремя напомнили мне, что среди таких людей как вы доброта и жалость к павшим в пропасть отчаяния людям воспринимается, как непозволительный грех. Вы год назад были в этом же зале и вы, Фатима, видели невесток и детей моих братьев здесь. И они точно так же стояли перед вами и просили пощады и милосердия. Но их всех убили. На этом свете из нашей семьи осталась лишь я. И я вернулась сюда вернуть себе всё, что принадлежит мне по праву. Но никто из вас сюда больше никогда не вернется. Ваши тела выбросят степным шакалам на пропитание. Никого из вас я не оставлю в живых. И всё на этом! Палач приступай к работе.
  
  Тут Фатима Ханум снова вышла вперед и встала на колени и произнесла с вызовом в голосе:
  
  - Может у тебя рука не дрогнет самой мне срубить голову? Руби, если ты такая жестокая убийца.
  
  - Зачем здесь вашей кровью марать пол? - сказала холодно Карагоз. - Идите с палачом во внутренний дворик, там песочек. Кровь ваша быстренько впитается в него. Вы ведь там убили членов моей семьи? Там. Я это узнала от верных людей. Так что идите, и простит вам небо все ваши грехи.
  
  - В последний раз предлагаю, одумайся - воскликнула Фатима Ханум. - Отпусти нас с миром и спаси свою жизнь и жизнь своих сыновей этим в будущем.
  
  - Что же палач ты всё медлишь? - крикнула зло Карагоз. - Клянусь небом или ты сейчас же займешься делом или придется будить князя Мергена Дорджи и тогда твоя шкура будет сегодня же одиннадцатой висеть на площади.
  
  Невольный крик ужаса вырвался из груди палача. Рослый мужчина быстро подошел к Фатиме Ханум, схватил гордую женщину за плечо и вывел её во внутренний двор. Вскоре раздался тупой удар, и обезглавленное тело рухнуло на песок. Затем палач вернулся в зал за новой жертвой. В течение часа казнь была завершено. Последним погиб палач. Его, как проявившего слабость и ставшего исполнять приказ Карагоз лишь после угрозы жестокой казни предложить убрать Ахат. Карагоз согласилась со своим верным слугой, такой ненадежный человек им был не нужен на роли палача. Да и как свидетель этот человек мог много принести вреда в будущем и теперь.
  
  Ахат со своими воинами скрыли все следы проведенной казни во внутреннем дворике, тела жертв погрузили в крытую арбу и тайно вывезли за пределы крепости. В небольшом леске в присутствии Карагоз их предали огню. Убедившись в том, что тела жертв никто уже не сможет опознать, хозяйка крепости вернулась в свой отеческий дом. Здесь она продолжила заниматься делами цитадели. Ближе к вечеру она услышала весть о том, что Мерген проснулся, и сразу же направилась к его постели. Князь лежал весь бледный на постели и слабо улыбался супруге. Карагоз присела на стул рядом с мужем и стала ему рассказывать о том, что было ею сделано за день. Мерген внимательно выслушал супругу. Потом, набравшись смелости, молодая женщина рассказала о том, что она расправилась с семьями её врагов. Все они теперь мертвы, тела их сожжены за пределами крепости. - Я настоящее чудовище - сказала Карагоз.
  
  Князь Мерген тяжело вздохнул и сказал:
  
  - Что сделано, то сделано. Назад не вернешь. День или два и люди догадаются, что мы убили всех бывших правителей крепости, попавших нам в руки. И это очень не хорошо. И оставлять их в живых было не очень хорошо.
  
  - Что ты предлагаешь сделать? - спросила Карагоз. - Может, ты начнешь упрекать меня в том, что я совершила все эти дела без твоего разрешения? Может, я совершила ошибку, взяв на себя слишком много?
  
  - Нет - сказал князь. - Я не стану упрекать тебя. Ты всё сделала правильно. Все твои решения были разумны. Ты свою часть нашей общей ноши честно пронесла. Теперь очередь за мной. Пусть глашатаи объявят, что великий князь Мерген Дорджи устал прохлаждаться без дела в крепости. Он отправляется в поход на владения Алтынбека. И тут пусть глашатаи, не стесняясь, рассказывают самые фантастические истории о сказочном богатстве Алтынбека, о его дворцах и замках заполненных до потолка невероятными сокровищами, о гаремах, где нежатся самые знойные красавицы со всего подлунного мира. Все, кто не трус, кто сам себе не враг, кто настоящий мужчина, должен отправиться в поход вместе с князем и получить свою часть от фантастических богатств нечестивого султана Алтынбека. Князь непобедим, все кто будет с ним в походе, сказочно разбогатеют.
  
  - Ты отправишься в набег на земли Алтынбека? - спросила удивленная Карагоз. - Но ведь ты сам же говорил, что это делать нельзя, почему же теперь ты изменил свое мнение?
  
  - Тут все просто - ответил Мерген. - Обстоятельства поменялись. Сейчас у нас появилась не только неприступная крепость, но еще и значительная военная сила. В условиях когда у нас была лишь треть и без того маленькой дружины твоего тестя, глупо было нападать на намного более мощного противника. Мы могли бы нанести небольшой вред, сжечь небольшое количество селений, принадлежащих Алтынбеку, но это ни к чему бы нас не привело. Сейчас мы можем взять штурмом его родовое гнездо. У нас достаточно сил. Когда султан вернется с войны, он узнает, что богатства его исчезли, а земли его разорены. В таких условиях ему будет сложно начать большую войну против нас. Ну и конечно, сейчас народ в крепости нужно отвлечь от этой ужасной казни, слухи о которой скоро распространятся повсюду. Когда в доме мужчины собираются идти на войну, ничто иное их семьи не интересует.
  
  После этих слов муж с женой крепко обняли друг друга, а потом Карагоз отправилась давать распоряжение глашатаям оповестить народ о том, что князь Мерген Дорджи отправляется в поход на сказочно богатого султана Алтынбека и приглашает всех мужчин принять участие в его походе. Через пару дней, почувствовав себя намного лучше, князь во главе большого войска отправился в поход. Карагоз осталась править крепостью. Добравшись до крепости Фирюзы Ханум, князь Мерген Дорджи своим джунгарским воинам приказал вместе со своими кочевьями, с женами и детьми, со всем хозяйством отправиться на новое место жительства в долину расположенную неподалеку от крепости, в которой родилась и выросла Карагоз. Там воины должны были стать личной охраной властительницы крепости. Воинам так же поручалось отвезти сыновей к матери от бабушки. Джунгары быстро собрались в дорогу и вскоре кибитки их кочевий исчезли вдали. А князь повел свою армию в набег на владения Алтынбека. О том, что армия его сильно увеличилась числом бойцов, никто из врагов не знал. Поэтому и оказать серьезное сопротивление никто воинам князя не смог. Родовое гнездо султана пало, и было разграблено на корню. Поход получился невероятно удачным. Даже сам князь был удивлен тем обилием добычи, что достались ему и его войску.
  
  
  Глава 17
  
  
  Когда Алтынбек вернулся в свой шатер после похищения джунгарскими разведчиками, он сначала находился в самом прекрасном расположении духа. Он весь лучился от радости. Никогда в жизни степной султан не чувствовал себя настолько счастливым. Радость его не знала границ. И как было ему не радоваться? Он спас свою жизнь и свободу и ему для этого не потребовалось пожертвовать даже малой толикой своих богатств. Мало того. Хваленный великий нойон оказался не таким уже и великим хитрецом, как о нем ходили слухи. Алтынбек смог легко его обвести вокруг пальца, убедив джунгарского вельможу в своей полной преданности и готовности исполнить любой его приказ. Так он смог получить свободу. Теперь можно было обо всех своих обещаниях перед джунгарским вельможей спокойно забыть. Второй раз уж он точно не отправится на конную прогулку в полном одиночестве. Хорошо его проучили джунгарские разведчики. Впредь Алтынбек будет осторожней себя вести.
  
  Но радость султана вскоре была омрачена какой-то тенью сомнения, которая проявило себя где-то в глубине его сознания. Неожиданно какое-то смутное беспокойство посетило Алтынбека. Настроение сразу испортилось. Степной султан не был простаком. Его было сложно сжить со света. Многие его враги пытались это сделать. И у них ничего не вышло. Почти все они сегодня мертвы, а он, султан Алтынбек жив и здоров. И всё потому, что был осторожен и умел просчитывать последствия своих поступков. И всегда доверял своим предчувствиям. И вот теперь почувствовав слабую тень беспокойства, степной властитель вскочил с места и стал мерить шагами пространство внутри шатра. Чувства его обострились. Он как зверь кожей почувствовал приближение опасности. Мозг его стала сверлить мысль. Что-то здесь не так! Слишком всё просто. Не похоже на правду. Не похоже.
  
   Со всех ног бросился султан к старому своему дядьке, хорошо знавшему старинные шаманские обряды и заклинания, и приказал ему посмотреть, нет ли какой угрозы его благополучию. Старик долго бормотал под нос заклинания, а потом, закатив глаза, бросил на землю набор костей. Затем, низко наклонившись, долго рассматривал выпавшие кости, после чего сообщил - грозит султану черный язык. Мысль, как молния сверкнула в мозгу Алтынбека. На радостях он подскочил и поцеловал дядьку.
  
  И сразу же после гадания султан приказал своим слугам пригласить к нему в шатер родственников на совет. На нем степной султан рассказал своим братьям и дядьям, что был захвачен в плен джунгарами и для того чтобы освободиться пообещал великому нойону джунгар стать его шпионом. Подписал какие-то бумаги с обязательствами. Но при этом совершенно не собирался в действительности исполнять взятые на себя обязательства. Шпионом джунгар становиться Алтынбеку совершенно не хотелось. Теперь, когда он на свободе, в своем шатре, нужно было подумать о том, что джунгарский вельможа мог сделать сейчас для того чтобы все же заставить степного султана исполнить взятые на себя обязательства. Ведь не мог столь опытный в делах войны человек, как великий нойон просто так отпустить добычу из своих рук. Явно у этого вельможи был заготовлен какой-то хитрый план. Нужно было понять, в чем он мог заключаться.
  
  Гадание дяди султана показало, что опасаться ему следует черного языка. То есть возможно опасны будут сейчас наветы со стороны недругов, которые использует великий нойон для того чтобы заставить Алтынбека стать его шпионом. Нельзя было отрицать того, что наветы действительно могли появиться теперь, ведь степной султан был в лагере неприятеля и там его могли видеть. Мало ли что могло случиться после того? Могли захватить в плен кого-то из джунгар, и тот рассказал, что видел, как в их лагерь привезли разведчики Алтынбека. Могли его тайное возвращение из плена выследить и шпионы хана. Много что могло быть. Так что наветы можно было ожидать. Тут уж ничего не поделаешь. Как оправдаться в случае если его обвинят в измене? Это был главный вопрос. Идти и рассказывать всё, так как было хану? Алтынбеку этого не хотелось. История была позорной для него. Его могли в результате признания предать смерти. В лучшем случае султана перестали бы уважать другие полководцы, и он стал бы объектом насмешек. Нужно было придумать что-то другое.
  
   После короткого размышления Алтынбек нашел выход. Он предложил своему родственнику сыграть небольшой спектакль. Сегодня же явиться к хану и заявить, что его выкрали разведчики джунгар и привезли в свой лагерь. По счастливой случайности ему удалось обмануть охрану и вернуться к своим товарищам. Расчет был на то, что если кто и видел Алтынбека в неприятельском лагере, то всегда можно будет сказать, что это был не он, а его родственник. Теперь, после того, как выход из затруднительного положения был найден, нужно было опередить врага. Не дать ему первому прийти к хану и обвинить его в измене. Поэтому родственника Алтынбека следовало сразу же после совета отправить в шатер к хану.
  
  Родственник был парень не глупый и потребовал себе солидную награду. Кроме того он, хорошо зная характер Алтынбека, потребовал от него грамотку, где была рассказана о том, что история его пленения и чудесного побега из плена вымысел и рассказана им по приказу степного султана. Делать было нечего. Алтынбек пообещал хорошо заплатить и, скрипя сердцем, написал грамотку и передал её своему родственнику. Только после этого тот отправился к хану в шатер. Хан выслушал рассказ недоверчиво, но ничего определенного не сказал. Родственник степного султана вернулся в шатер к Алтынбеку и поведал о том, как всё было в покоях хана. И султан облегченно вздохнул. В любом случае первый ход был сделан степным султаном. Чтобы обезопасить себя от возможных опасностей он отправил своего родственника в родные кочевья с приказом спрятаться там и до его возвращения с войны не покидать их.
  
  Сутки после этого ничего не происходило. А потом Алтынбека призвали в ханский шатер. Там три известных героя, три прославленных в боях богатыря поведали ему в присутствии хана, что видели то, как степной султан клялся в верности хану джунгар, как обязался лично убить и хана казахов и его сыновей. Как подписал письменные обязательства принятия подданства великого хана, как по-дружески беседовал с великим нойоном, как заверил подписанные им собственной рукой грамоты своей личной печатью. Нельзя было не поверить этому рассказу. Придворные хором стали требовать казнить Алтынбека.
  
   Казалось, не пережить степному аристократу этот день. Но тут он сам пошел в ответную атаку. Султан напомнил всем о том, что родственник его уже был у хана и что он рассказал хану о своем пленении. После рассказа столь великих воинов Алтынбек теперь осознал, что его родственник не рассказал и ему и великому хану казахов всей правды. Видимо, чтобы спасти свою жизнь он представился им. Степной султан и сам сомневался в том, что так просто, как рассказывал родственник, ему удалось получить свободу. Но так же ему не понятно, как удалось сбежать из плена людям, которым было показано, как сам великий нойон принимал заверения, верности от важного шпиона? Как такое могло случиться? Тут явно был заговор для того чтобы опорочить султана в глазах хана и в глазах всего казахского народа. Не смогли его сломить, так с помощью заговора уберем его с нашего пути, видимо решил великий нойон.
  
  Хан неодобрительно посмотрел на Алтынбека и сказал:
  
  - Хорошо. Пусть мои нукеры пойдут и приведут этого твоего родственника ко мне. Вчера он покинул спешно мой лагерь, но воинам было приказано нагнать его и вернуть назад. Сейчас он находится под стражей в одной из кибиток недалеко отсюда. Пригласите сюда моего палача. Этот человек сейчас нам всё расскажет. Ничего не утаит.
  
  Внутри у степного султана всё оборвалось, но внешне он этого никак не показал. Мучительно тянулось время ожидания. Каждую секунду он ждал, что сейчас в шатер вбежит его родственник и предъявит грамотку. И тогда всё. Но вот полог шатра распахнулся и в него вошел начальник стражи хана и сообщил, что родственник Алтынбека был найден в кибитке мертвым. Он покончил жизнь самоубийством. Всадил кинжал себе в грудь. Перед смертью он написал покаянное письмо к своему брату и хану казахов, в котором просил прощения и объяснил причину своего поступка. Был втянут джунгарами в заговор для того чтобы опорочить своего родственника. Хан внимательно прочитал письмо. После чего встал со своего места и молча покинул помещение, совет был завершен. Алтынбек сумел полностью оправдаться.
  
  Вернувшись в свой шатер степной султан, не мог никак успокоиться. Он так и не понял, что произошло? Тут вдруг, словно из земли перед Алтынбеком возник слепой старец, исполнитель песен и баллад. Он несколько дней приходил в лагерь к воинам степного султана и пел им песни и рассказывал удивительные сказки. Никто на него никакого внимания не обращал. Но тут он подошел к степному аристократу и без разрешения сел на стул рядом с ним. Алтынбек просто оторопел от такой наглости. А сказочник вдруг неуловимым движением рук изменил свою внешность. Теперь перед султаном был престарелый торговец, который так же несколько раз посещал их лагерь. Еще одно движение и Алтынбек увидел перед собой еще молодого мужчину, который сладко улыбнулся ему и сказал:
  
  - Рад вас видеть живым и здоровым. Меня попросил передать вам послание ваш близкий друг. Великий нойон. Но поскольку само письмо я потерял, передам всё на словах. Великий нойон рад тому, что вы с честью прошли первое наше испытание.
  
  - Кто вы такой - спросил гневно Алтынбек. - Я вас не знаю.
  
  - Как неудобно получилось - сказал в ответ мужчина. - Простите меня великодушно, зашел к вам в гости без приглашения, да еще и не представился. Очень плохо. Но ничего страшного. Я сейчас всё исправлю. Меня зовут человеком с тысячью имен. И с тысячью лиц. Я работаю тенью у нашего великого нойона в его канцелярии. Тайная служба. Вы об этой службе слышали? Вот и хорошо, что не слышали. Значит, мы хорошо работаем.
  
  - Великий нойон мне не друг - сказал Алтынбек. - Сейчас было доказано то, что против меня был организован им заговор. Ваши обвинения смешны.
  
  - Вот как? Вы считаете, что я шпион вашего хана? - с улыбкой спросил мужчина.
  
  - Я не знаю вас - ответил степной аристократ.
  
  - Вот вам одна из тех грамот, что вы подписывали в покоях великого нойона - сказал мужчина и протянул своему собеседнику свиток. - Я не стану вас пугать тем, что в случае, если вы откажитесь выполнять взятые на себя обязательства перед джунгарским ханом, наша сторона передаст оставшиеся грамоты вашему недругу, хану казахов. Это не красиво. Я хочу сказать, что вам нужно стать нашим человеком, стать человеком тенью, потому что это ваша судьба. Вы рождены для этого. Как блестяще вы провели свою операцию по выводу себя из-под удара. Задумка была прекрасной. А вот с исполнением вы сильно напутали. Я понимаю, погибший был вашим родственником. Но его нельзя было оставлять в живых. Вы должны были решить этот вопрос самостоятельно. А так пришлось мне заниматься исправлением ваших ошибок. Но если бы я не пробрался в кибитку, где содержали вашего родственника, не убил его, не написал письмо от его имени, не забрал бы ту грамотку, что вы неосторожно дали ему. Что с вами было бы? Вы бы погибли сегодня. Я спас вам жизнь. И не только жизнь. Я спас ваше доброе имя. Вы теперь герой, которого хотел уничтожить сам великий нойон. Не каждый может этим похвастаться. Теперь вы вне любых подозрений.
  
  - Вы говорите непонятные мне вещи - возмутился Алтынбек. - Какая грамотка? Какие ошибки? Какие подозрения?
  
  - Грамотку я вам не покажу - ответил мужчина. - Она сейчас у другого человека. Могу вам подарить футляр, в который она была заключена. Узнаете его? Вижу сразу, что узнаете. Так что давайте не будем дальше играть в игры. Великий нойон требует выполнить следующие поручения.
  
  После чего мужчина дал точные и исчерпывающие указания, что хотят получить джунгарские правители от своего нового шпиона. Лицо Алтынбека стало мертвенно бледным. Потом он промолвил:
  
  - Я всё сделаю.
  
  А мужчина в ответ сказал:
  
  - Да. Вы всё сделаете. Вам нужно держаться нас. Потому что мы сила. За нами мощь государства. Вам трудно это пока понять, но придет время, и вы станете таким же, как и я, имперским волком, тенью, стоящей на страже интересов нашего государства. Только государство смысл и опора наша. У вас нет пока государства, у вас власть хищников, а у нас государство самый страшный хищник. Служение этому ненасытному монстру есть высшее благо.
  
  
  Глава 18
  
  
  Князь Мерген Дорджи сидел в одиночестве в кресле в центре большого зала дворца султана Алтынбека. Как рассказывали попавшие в плен слуги властительного степного аристократа, именно в этом кресле чаще всего любил их хозяин сидеть во время бесед со своими гостями и родственниками. Это кресло осталось теперь единственным предметом из богатого убранства дворца султана, которое находилось еще на своем месте. Всё остальное, ковры, красивую посуду, различную утварь, уже успели отсюда вынести ловкие и проворные руки победителей. А кресло повелителя все же отпугивало любителей наживы, слишком оно было связано со своим жестоким хозяином. Поэтому на него никто не позарился.
  
   Теперь сидя в пустом помещении, князь невольно стал размышлять о переменчивости обстоятельств жизни. Совсем недавно он был почти независимым властителем целой провинции на краю своей державы. Потом стал пленником. Затем мужем прекрасной вдовы Карагоз. И вот он сейчас находится во дворце того, кто во многом был причиной многих изменений в его жизни, и не может понять, какие чувства у него вызывает этот самый Алтынбек. Он совершил преступление, убил его новых родственников. Он готов был и дальше творить зло. Но с другой стороны. Если бы не это обстоятельство, если бы не эти его преступления, то Карагоз не отправилась ко двору хана, и тогда ему Мергену пришлось бы завершить свой жизненный путь на плахе. Было над чем поразмыслить Мергену. Но тут уединение князя прервал слуга, который с поклоном сообщил о том, что в захваченную ставку Алтынбека приехала Фирюза Ханум. Мерген вскочил с кресла и отправился встречать свою новую мать.
  
  Пожилая женщина, поприветствовав своего сына, попросила привести к ней слуг Алтынбека. Её интересовала судьба её родных сыновей. Мать хотела всё узнать о том, как погибли её дети, как и где их тела были захоронены. Но никто ей не мог дать ответа на её вопросы. Дело было в том, что много слуг и родственников уехала на войну вместе с хозяином, а оставшиеся на месте скрылись в степи вместе с членами семьи, как только стало известно о том, что джунгарский князь подходит к родовому гнезду Алтынбека. Остались лишь те слуги, которые знали только, что было известно и обычным местным жителям. Их к секретам и тайнам двора степного султана и близко не подпускали. Поэтому они ничего не могли существенного рассказать Фирюзе Ханум. Только то, что была драка на пиру, в которой убили несколько человек. Поняв, что ничего толком ей не удается узнать о судьбе детей, пожилая женщина обратилась к князю с просьбой отправиться лично в погоню за родственниками Алтынбека. Князь не мог отказать матери. С сотней лучших воинов он отправился в погоню.
  
  Садясь в седло, Мерген прекрасно понимал. Далеко караван беглецов уйти не мог. Слишком много было стариков, женщин и детей в нем. Отправить погоню за караваном можно было и раньше. Не сделал этого князь лишь потому, что внутренне не определился с тем, что будет делать впоследствии с пленниками. Лишние пленники, тем более родственники важного султана, лишние проблемы. Может, проще отпустить их с миром и забыть о них? Такой вариант вполне внутренне устраивал князя. Но теперь отступать было некуда. Нужно было настичь беглецов. Сама Фирюза Ханум так же приняла участие в этой погоне. Она мчалась по степи на своем любимом жеребце, не зная устали недалеко от Мергена. Князь видел, что глаза пожилой женщины горели яростью. Князь, прекрасно понимая то душевное состояние, в котором пребывала пожилая женщина, в уме готовил доводы, которые могли подвигнуть вдову воздержаться от пролития крови своих врагов. Но не был уверен, что сможет найти слова, которые смогут убедить Фирюзу Ханум отказаться от исполнения мести, когда пленники окажутся в их руках. Прав на месть у неё было больше, чем достаточно.
  
  И вот после нескольких часов бешеной скачки Мерген увидел вдали караван. Ушли беглецы действительно не очень далеко от своего родового гнезда. Совсем скоро отряд князя, сделав еще один бросок вперед, настиг караван. Беглецы, заняв оборону, приготовились отразить нападение. Мерген с Фирюзой Ханум выдвинулись вперед, и джунгарский князь сказал, обращаясь к защитникам каравана:
  
  - Уважаемые господа. Есть ли среди вас люди, которые могут рассказать этой почтенной женщине, что случилось с её сыновьями на пиру в вашем родовом гнезде?
  
  - Есть - раздался ответ. Мерген бросил взгляд в ту сторону, откуда послышался голос и сразу увидел, что к ним направил своего скакуна мужчина в дорогих доспехах. Как только всадник приблизился, раздался крик ужаса. Это кричала Фирюза Ханум.
  
  - Злой дух! - возопила пожилая женщина. - Это степной демон принял облик моего умершего сына. Сгинь!
  
  - Мама, я не злой дух - сказал тихо мужчина. - Я твой сын Сагит. И не надо так громко кричать. Никому из нас сейчас не нужно, чтобы наш разговор стал известен не членам нашей семьи. Насколько я знаю, могучий джунгарский князь стал не только вашим новым сыном и моим старшим братом. Так что наш разговор является полностью семейным.
  
  - Так ты жив? - спросила мать.
  
  - Как видишь мама, я жив и здоров - ответил Сагит.
  
  - А как же твои младшие братья? Что с ними? Может, они тоже живы? - спросила пожилая женщина.
  
  - Они все погибли - ответил ей сын.
  
  - Как это произошло? - спросила мать.
  
  - Их убили во время пира - ответил Сагит. - Я не смог их спасти.
  
  - Почему же ты остался жив? - спросила сбитая с толку Фирюза Ханум.
  
  - Это долгая история - ответил сын. - Я не хочу сейчас её рассказывать.
  
  - Я никуда не тороплюсь - ответила мать. - Рассказывай. И ничего не утаивай от меня. Я должна знать всё.
  
  - Хорошо, раз вы настаиваете, то слушайте - сказал Сагит. - Всё началось очень давно. Мой отец вопреки моей воле выбрал мне жену. Карагоз прекрасная жена и мать моим сыновьям. Но я её никогда не любил и не хотел иметь своей женой. Наш брак был устроен моим отцом. Он очень гордился родством со знаменитым ученым и просветителем отцом моей бывшей супруги султаном Божеем. Кроме всего прочего этот султан был еще и большим богачом и всегда присылал отцу богатые дары на праздники. И отцу это очень нравилось. А еще отец любил ездить в гости во владения султана Божея. Там его встречали, как самого почетного гостя. Он там пил, ел и отдыхал с прекрасными рабынями султана. И это тоже нравилось моему отцу. Поэтому он души не чаял в Карагоз. Мне всегда казалось, что отец гораздо больше любит мою жену и её детей, чем меня. Я был не сыном и мужем, а рабом. И мне приходилось терпеть всё это. Мало того. Я в то время даже не помышлял о перемене в моей судьбе. Жизнь моя текла однообразно и бессодержательно. Наш отец правил нами как тиран. Все мы должны были беспрекословно исполнять его волю.
  
  - Да, отец твой был суровым человеком - подтвердила Фирюза Ханум.
  
  - Казалось мне тогда, что я до старости лет так и буду жить невольником в своей семье - продолжил её сын свой рассказ. - Никакой надежды на освобождение, на то что бы стать самостоятельным хозяином у меня не было. Так же как и не было надежды на то, что я смогу взять себе еще одну жену, но теперь уже по любви. Но вот год назад, после того, как друг отца был свергнут с трона своим младшим братом, когда к нам пришла весть о том, что сам султан и вся его семья погибли, я почувствовал себя намного свободнее. Тогда я и познакомился с дочерью султана Алтынбека Рабигой. Очень скоро я понял, что она любовь всей моей жизни. Я стал быть частым гостем во владениях её отца. И вот однажды мы не смогли сдержать своих чувств. Мы сошлись, как муж и жена. Сначала один раз, а потом много раз еще. Я пытался завести с отцом разговор о том, что хотел бы взять себе вторую жену, но он ничего не хотел слышать. И вот не так давно отец моей возлюбленной узнал о нашей любовной связи, ибо стало уже это трудно скрывать.
  
  - Какой ужас - вскрикнула Фирюза Ханум.
  
  - Да, ужас - сказал Сагит. - Узнав о своем позоре, Алтынбек закипел ненавистью ко мне и к моей семье. Он решил извести весь наш род под корень. Меня и моих братьев пригласили на пир. И в самом его разгаре воины Алтынбека схватили меня и братьев. Братьев моих убили воины, а меня хотел зарезать своим кинжалом сам степной султан. Он уже приготовился вонзить в меня своё оружие. Но тут дочь его, моя любимая Рабига закрыла моё тело своим телом и пригрозила отцу, что если он убьет меня, то она тут же пронзит свое сердце стилетом, который она держала в руках. И тут даже жестокий Алтынбек не выдержал. Он понял, что дочь его не шутит и согласился оставить мне жизнь и выдать за меня свою дочь при условии, что откажусь от всякой мести за свой род. И еще. Обязательным условием было, чтобы моя любимая Рабига стала старшей женой и наши с ней дети стали наследниками отцовских владений, а не мои сыновья от Карагоз.
  
  - И ты согласился? - спросила удивленно мать.
  
  - Я согласился - ответил сын. - Но я предупредил своего тестя, что отец мой крепок как дамасская сталь. Ему нет сносу. Он ничего никому не уступит еще очень много лет. Поэтому вопрос наследства не стоит еще в нашей семье на пороге. И я знаю точно, мой отец не откажется от мести за сыновей. В ответ Алтынбек сказал, что подумает, как решить эту проблему. Я тогда не подумал, что так получится. Я не знал, что отец и брат погибнут в засаде. А когда узнал, было уже поздно что-либо предпринимать. Да и что мне было делать? Тем более я был связан данной мною клятвой.
  
  - Что же было дальше? - спросила мать.
  
  - Я остался во дворце Алтынбека - ответил сын. - А сам степной султан ушел на войну вместе со своим войском по приказу хана. Потом узнал, что Карагоз привезла из ханской ставки себе нового мужа. Она должна была ожидать моего возвращения. Но она поступила вопреки тому, как должна была вести себя замужняя женщина. И вот теперь у нас возникла вся эта путаница. Но всё к лучшему. Теперь пусть этот джунгарский князь забирает мою бывшую жену и отправляется с нею хоть к себе в свою страну, хоть в любое иное место. Я хочу вернуться домой. Я в нем теперь полный хозяин.
  
  - Боюсь, что это не так - ответила мать. - По повеленью хана управляет владениями твоего отца князь Мерген Дорджи до вступления в права наследства старшего сына Карагоз. И как ты слышал, князь стал твоим старшим братом. То есть его права наследования отцовских владений теперь больше, чем у тебя.
  
  - Ответь мне братик - сказал с усмешкой Мерген. - А почему ты сразу же не оповестил свою мать и жену о том, что жив и здоров?
  
  - Я не мог - сказал Сагит. - Мне было запрещено покидать дворец. Я был фактически пленником во дворце.
  
  - Сейчас я не вижу на тебе оков - произнес с усмешкой на устах Мерген. - Ты прекрасно выглядишь. На тебе богатые доспехи. По всему видно, что ты свой человек среди членов семьи и родственников Алтынбека. Ты без всякой задержки выехал сюда к нам на разговор. Если бы ты был пленником, тебя бы так легко к нам не отпустили. Так что в темнице тебя явно никто не держал. И возможность отправить весточку жене и матери у тебя была. Но ты этого не сделал. Почему? Вероятней всего, потому что у тебя был определенный план. И твой план мне ясен и понятен, как понятно и то, что именно ты и есть в этой нашей семейной истории главный злодей.
  
  - Это клевета - возмутился Сагит.
  
  - Всех членов своей семьи, тех, кто стоял на твоем пути к власти и богатству ты убрал - сказал холодно Мерген. - Причем не своими руками. Ты ловко использовал мощь Алтынбека, чтобы получить в свои руки наследство отца. Братья погибли на пиру. Ты не при чем. Потом погибают отец и самый младший брат. Ты снова не ответственен за их смерть. Остались в семье лишь мать, Карагоз и три мальчугана. Следующий ход - нападение на отцовское имение. Сотник Тагай не просто так приезжал в крепость. Он готовился к ночному нападению. После этого нападения никого из членов семьи в живых бы не осталось, кроме тебя. Карагоз и дети были бы убиты, так же, как и Фирюза Ханум и тогда госпожа Рабига полновластной хозяйкой бы воцарилась в крепости. И снова ты бы рук своих не замарал. И зажили бы вы счастливо дальше с юной женой.
  
  - Ты это всё сам придумал или тебя надоумил всё же Алтынбек? - спросила мать у сына.
  
  - Это выдумки и клевета, я ничего не придумывал - возмутился Сагит.
  
  - Это не выдумки - ответила мать. - Отец собирался лишить тебя прав старшего сына и передать их своему второму сыну. Уж не знаю, что он узнал о тебе. Здоровье у супруга моего было отменное, он легко гнул подковы. Так что тебе наследства было не дождаться.
  
  - Хорошо - зло сказал Сагит. - Это я всё придумал.
  
  - Что сделаем с Сагитом, и как поступим с караваном? - спросила Фирюза Ханум у князя.
  
  - Возвращайся к каравану и скажи, чтобы прислали ко мне своего командира - приказал Мерген Сагиту.
  
  Сагит ускакал прочь, а через несколько минут к Мергену и Фирюзе Ханум подъехала на коне пожилая женщина, старшая жена Алтынбека Рахила Ханум. Князь сказал ей:
  
  - Мы взяли в ваших землях много добычи в уплату за кровь наших родичей, ваша кровь нам не нужна. Я предлагаю вам вернуться в ваше родовое гнездо. Оно разорено, но там вы будете в большей безопасности, чем путешествуя без надежной охраны по дикой степи, когда в округе полно разбойничьих шаек. И еще. У вас с собой много малолетних детей, они могут не выдержать долгой дороги.
  
  - Вы нас не убьете? Это правда? - спросила Рахила Ханум.
  
  - Правда - ответил Мерген.
  
  - Тогда мы возвращаемся - сказала жена Алтынбека.
  
  Мерген и Фирюза Ханум повернули коней в сторону крепости и пожилая женщина сказала:
  
  - Я не знаю. Радоваться мне или горевать.
  
  
  Глава 19
  
  После того, как шпион великого нойона покинул шатер Алтынбека, степной султан долго не мог прийти в себя. Он молча сидел на кошме и мысли, как искры прожигали ему мозг. Обманул его всё же великий нойон, переиграл, смог загнать в угол. Все преимущества были теперь у джунгарского вельможи. Алтынбек полностью оказался во власти враждебной силы. Жить он теперь будет, так как прикажет джунгарский повелитель. Это было невероятно унизительно для гордого султана. Властительный аристократ застонал при мысли о своем положении невольника, как от нестерпимой боли. Сердце рвалось на части от сжавшего его страдания. Алтынбек был природный властитель. Никогда и не перед кем он не гнул спину. Но теперь его опустили на уровень подручного у чужеземного правителя. Он теперь всего лишь тень на службе у великого нойона. В отличие от шпиона, посетившего его, быть тенью вовсе не казалось степному султану достойным уделом.
  
  Нужно было что-то придумать, как-то попытаться вывернуться и из этой ловушки, но ничего придумать не удавалось. Из ловушки не было выхода. Сделал её великий мастер. Степной султан кожей почувствовал, что для того чтобы появился хотя бы малейший шанс на спасение из опасного положения нужно было прежде всего понять главную причину своего поражения. Она должна была быть. Алтынбеку решил определить, что он упустил из виду, какие важные события прошли мимо его внимания. Именно в том, что он не доглядел и находился главный источник его бед, почувствовал султан. И степной аристократ начал вспоминать. Он долго перебирал в памяти события последнего времени. Долго ничего полезного на ум к нему не приходило. И вдруг внезапно Алтынбек понял, на что он не обратил должного внимания во время встречи с великим нойоном. Вспомнил степной султан, как сказал ему великий нойон во время их встречи, что видит картину событий из прошлого в своем мозгу, так словно находился там, где они произошли, и видел всё своими глазами.
  
  - Это не колдовство - сказал тихо сам себе Алтынбек. - Это с годами отточенное умение вникать в суть вещей. Получается, что у меня не было, и нет даже малейшего шанса на спасение, потому что великий нойон умеет видеть в своем уме мир моими глазами, он понимает, как я думаю, как я живу на этом свете, что могу попытаться сделать ради своего спасения. Я еще не успел подумать, я только завтра приму какое-то решение, а великий нойон еще вчера его предугадал и принял меры. Он знает меня даже лучше, чем я сам себя знаю! О позор на мою голову!
  
  Как громом пораженный сидел степной султан на кошме и долго ничего не мог произнести. Он превратился в подобие каменного изваяния. А потом вдруг разразился громким смехом. Лицо Алтынбека покраснело от смеха. Долгое время он не мог прекратить смех, слезы текли по его щекам, тело содрогалось. А после того, как приступ нервного смеха удалось подавить, Алтынбек вскочил с места и тихо произнес сам себе:
  
  - Слава тебе любимый мой друг и учитель, мой славный великий джунгарский нойон, да живи ты сто лет в радости и здоровье! Спасибо тебе! Ты сделал мне самый роскошный подарок в моей жизни! Ты подарил мне меня самого! Это великий дар! За него я тебе отплачу! Я помогу тебе самому из благодарности познать истинную радость бытия. Ведь ты не только смог увидеть мир моими глазами, но и показал этот мир теми глазами, которыми я смотрел на него. И оказалось, что этот мой мир прост и незамысловат. Никаких сложностей его просчитать не существует для любого умного и хитрого человека, а уж для великого нойона это вообще пустяк. Теперь и я сам удивлен теперь тому, что меня давно не сделали тенью при джунгарском владыке. Хотя о чем это я? Шпион мне явно льстил, моя истинная значимость это выполнить пару заданий для великого нойона, а потом меня сдадут с потрохами нашему хану, в обмен на какого-то более ценного человека или просто ради наживы. Какая радость понимать и осознавать свою собственную тупость и ограниченность! Это великое счастье!
  
  Так говорил властительный правитель, и лицо его горело от стыда и пережитого позора, слезы текли обильно по его щекам. Успокоившись, султан Алтынбек покинул шатер и отправился заниматься своими обыденными делами. Внешне всё было, как прежде. Только старый дядька сказал своему сыну - наш султан изменился, в глазах его лед.
  
   Через несколько дней у султана снова побывал шпион великого нойона, снова тонко запугивал степного аристократа. Мягко подталкивал к совершению тех заданий, которые были поручены Алтынбеку великим нойоном. А султан юлил, клялся в верности, то есть вел себя точно так, как и должен был вести себя он прежний. В тайне пытался выследить шпиона, прекрасно понимая, что тот сумеет просчитать такой ход его заранее и быстро выявит слежку. Игра продолжалась много дней. Каждая сторона делала предсказуемые ходы. Время терпело, потому что главные битвы были еще впереди.
  
  В один из спокойных дней до Алтынбека дошло сообщение о том, что джунгарский князь штурмом взял крепость, ранее принадлежавшую отцу Карагоз, и обосновался в ней со своей новой супругой. Нынешний владелец крепости султан Буркан сразу же пришел к хану и потребовал немедленно помочь ему вернуть его имущество и наказать князя Мергена и его жену Карагоз. Но придворные хана, среди которых было много друзей отца Карагоз, напомнили султану, что он сам незаконно захватил крепость около года назад. Хан сказал, что сейчас, накануне большой битвы все должны думать только о победе над общим врагом. После сражения можно будет разрешить этот спор, сейчас тратить на него время нельзя.
  
   Тогда Буркан, который был страшно обеспокоен тем, что нет никаких известий от его семьи, которая оставалась в крепости, приказал своим воинам сниматься с места и направиться с ним к своим родным местам. Но сразу же в лагерь к султану приехал один из полководцев хана и приказал всем прекратить сборы и вернуться на свое место. Но Буркана было не удержать. Он стал словно безумный. Бросился на полководца с мечом и только быстрота и ловкость спасли того от смерти. На свиту полководца напали воины Буркана и некоторых из его солдат убили. Полководец с остатками свиты сумел скрыться от воинов султана. Тогда султан приказал бросить всё имущество на месте и отправиться в путь налегке, чтобы попытаться уйти, как можно дальше от лагеря хана до тех пор, пока за ними будет снаряжена погоня. Буркан и его старший сын торопились скрыться от нукеров хана, но они не знали того, что прямо по ходу их движения беглецов ждала засада. Хан предусмотрел попытку бегства войска Буркана и принял необходимые меры. Султан и его сын были схвачены и их привели к хану. Властитель не стал слушать оправданий и приговорил обоих к смерти. В присутствии всех султанов и беков палачи сделали свою кровавую работу.
  
  А потом пришли вести о том, что и на владения самого Алтынбека сделал нападение князь Мерген со своими воинами. Степной султан взвыл от ярости. Но ему пришлось сдержать свой порыв. Еще не остыло место казни султана Буркана и его сына. Когда пришел в следующий раз шпион великого нойона к Алтынбеку требовать исполнения своих обязательств, он рассказал о своих проблемах и попросил пока его не беспокоить, поскольку пока ничего не знает о судьбе своей семьи, и в таких условиях ничем заниматься не может. Шпион посочувствовал, напомнил об обещании вельможи помочь убрать князя Мергена после завершения войны, но настаивать на своем не стал и ушел. А еще через некоторое время в шатер к Алтынбеку вошли Сагит и его дочь Рабига. Отец бросился к любимой дочери и обнял её, а она рассказала, что случилось с ними в последнее время. Самое главное, все члены семьи живы и здоровы и находятся сейчас в родовом гнезде, поскольку джунгарский князь Мерген Дорджи пощадил всех их и разрешил вернуться домой. Князь сказал, что взятая им добыча это плата за кровь родственников, а к членам семьи Алтынбека он претензий личных не имеет. Когда происходила эта встреча семьи и Мергена Дорджи, вместе с ним была Фирюза Ханум. Алтынбек возблагодарил небо за радостную весть. Потом отправил дочь отдыхать после тяжелой и долгой дороги, а Сагита попросил остаться.
  
  Как только дочь ушла, степной султан внимательно посмотрел в глаза молодому человеку и сказал:
  
  - Я много думал в последнее время о том, что произошло со мной и с моей семьей после того, как ты появился рядом с моей дочерью. И пришел к определенному выводу.
  
  - К какому выводу, отец? - спросил Сагит.
  
  - Ты использовал меня и мою дочь для того чтобы решить свои собственные проблемы. Это очень плохо. Я имею полное право наказать тебя. Выбирай, какой казнью тебя казнить.
  
  - Что вы говорите, отец - вскричал в страхе Сагит. - Я верен вам и вашей семье.
  
  - Я не верю тебе - ответил Алтынбек. - Я знаю каждую твою мысль. Рассказать тебе, что ты думал некоторое время назад? Ты думал - я соблазню дочь султана Алтынбека и пообещаю взять её себе в жены её отцу, чтобы покрыть её грех. И тогда её отец станет мне помогать. Ты правильно всё посчитал. Ты знал, что я люблю Рабигу больше всех в семье. И что я постараюсь защитить свою дочь от любой беды. И еще ты думал, Алтынбек человек жадный и часто идет к своей цели напролом, совершенно не беря в расчет чужое мнение. Согласившись женитьбу, он захочет обеспечить дочери достойную её жизнь. Султан решит, что она не должна быть второй женой и быть фактически прислужницей в доме у вздорного старика, который известен в округе своим тяжелым характером и любовью к Карагоз и её детям. Так как дочери будет тяжело жить в таких условиях. Но что он может предпринять, когда жив отец жениха и есть у него жена с детьми? Тут ты и предложил несчастному отцу вариант решения проблемы. Убрать сначала твоих братьев, а потом и отца с твоей дороги. Если их не станет, тогда ты станешь хозяином владений отца и сможешь сделать мою дочь старшей женой, а её детей наследниками. Ты ловко всё придумал. Я пошел у тебя на поводу. Даже не осознавая того факта, что я просто орудие в твоих руках. Я теперь всё это вижу в своем уме так, как будто я это ты. Так что не смей перечить мне и пытаться оправдываться.
  
  - Пощадите великий султан, я виноват - сказал смертельно напуганный Сагит, бросившись к ногам Алтынбека.
  
  - Я знаю, что ты виноват, и ты достоин казни изменник, предатель и убийца - ответил султан. - Но пока я тебе оставляю твою жизнь. Сделаешь то, что я прикажу, у тебя появится возможность надеяться на спасение.
  
  - Я всё сделаю, что скажете - сказал Сагит.
  
  Через час Алтынбек вошел в покои хана. С ним туда пришел и Сагит. Хан спросил:
  
  - Что привело тебя ко мне?
  
  - Я ищу справедливости - ответил султан.
  
  - Я слышал о том, что на твои владения напали, но отпустить тебя не могу - сказал хан. - Ты должен это понимать.
  
  - Я пришел не отпрашиваться - возразил Алтынбек. - Я пришел к вам с человеком, который снимет с меня серьезной обвинение.
  
  - Какое обвинение? - спросил хан.
  
  - Обвинение в убийстве сыновей моего соседа - ответил султан. - Вот стоит сын моего соседа Сагит, который расскажет всё, как оно было на самом деле.
  
  - Хорошо, пускай рассказывает - разрешил хан.
  
  И Сагит рассказал хану о том, что поехали они с братьями не на пир к Алтынбеку, а для того чтобы украсть его любимую дочь. Во время похищения произошла потасовка, в которой ранили одного из братьев. Дочь султана её слуги отбили. Потом за похитителями была организована погоня. Но догнать никого не удалось. Беглецы скрылись. Боясь строгого отца, братья решили переждать бурю в отдаленной местности. Но там они встретились с разбойничьей шайкой. Началась снова погоня. На этот раз братьям не повезло. В живых остался лишь сам Сагит. Он приехал тайно к любимой своей и от неё узнал о том, что его отец и брат погибли. Воины отца пытались убить Алтынбека, но в ходе сражения были убиты сами отец и сын. Когда Сагит захотел вернуться в свой дом, оказалось, что в доме новый хозяин, а у его жены новый муж. Конечно, Карагоз не знала, что муж её остался жив, но она должна была выдержать хоть какой-то срок прежде, чем просить себе у хана нового мужа. Теперь же ситуация стала еще запутанней. Князь Мерген взял крепость, в которой правил Буркан, значит, у него есть свое родовое гнездо. Как и у его бывшей жены. Он зла им не желает, но просит хана вернуть ему законное его имущество, то есть отцовское наследство и закрепить его за ним и за новой его супругой госпожой Рабигой дочерью Алтынбека. А Карагоз и её дети пусть остаются с новым мужем и отцом.
  
  Хан, выслушав рассказ Сагита, согласился вернуть ему его законное наследство. После этого молодой человек ушел, а Алтынбек подошел к хану и сказал:
  
  - Тут и у стен есть джунгарские уши. Мне нужно поговорить так, чтобы никто нас не подслушал.
  
  
  Глава 20
  
  
  Князь Мерген Дорджи и Фирюза Ханум, после того, как убедились в том, что караван с родственниками султана Алтынбека повернул в обратный путь в свое родовое гнездо, долго молча ехали рядом по выгоревшей под знойным летним солнцем степи. Каждый из них думал о своем. Только ближе к вечеру, наконец, пожилая женщина заговорила:
  
  - Я хочу с вами поговорить князь. Признаюсь честно, я весь день думала и пришла к выводу, что вы, уважаемый господин, знали о том, что мой сын Сагит жив до нашей с ним встречи сегодня. Я ведь не ошибаюсь? Вы знали, что мой мальчик жив?
  
  - Почему вы так подумали, уважаемая госпожа? - ответил вопросом на вопрос Мерген.
  
  - Как вам сказать? Не всё мне было понятно в ваших действиях и решениях. Вы вдруг так резко взялись за захват крепости отца вашей нынешней супруги, что у меня еще тогда появились подозрения - сказала Фирюза Ханум. - Это неспроста, подумала я. Что-то скрывает наш князь. Хотя ваши доводы были убедительными, моя крепость действительно не выдержала бы нападения Алтынбека, но всё равно идея идти на захват огромной неприступной твердыни с кучкой солдат, выглядела скорее жестом отчаяния, чем продуманным решением. У вас всё получилось в итоге, вы оказались в нужное время в нужном месте. Вам повезло великая крепость теперь ваша, вы её смогли покорить. Победителей не судят. Но и тогда и сейчас мне было очевидно, что пошли вы на такой огромный риск только потому, что понимали, что скоро произойдет нечто такое, в итоге чего ваш статус в моей крепости может измениться. Окончательно я поняла, что вы держите в секрете от меня какое-то важное знание, что-то такое, что заставляет вас предполагать, что вам придется покинуть мою крепость и перебраться в иное место, когда вы приказали своим джунгарским воинам вместе со своими семьями и имуществом переехать во владения, ранее принадлежавшие отцу вашей супруги.
  
  - Вы исключительно умны и наблюдательны добрая госпожа - сказал Мерген. - Признаюсь честно. Действительно я знал о том, что ваш сын жив. Когда мы схватили воинов из сотни Тагая, я стал их допрашивать. Мне хотелось выведать у них, кто из местных людей предал своих хозяев и служит Алтынбеку. Дело в том, что еще в дороге сюда из ставки хана, когда я раненый лежал на арбе и слушал рассказы моей новой супруги, о бурных событиях последнего времени в её жизни, я понял, что в вашей крепости есть изменники и предатели. Я понял из рассказов молодой госпожи, что некоторые слуги и воины в вашей крепости предали вас, своих хозяев. Обдумывая рассказы супруги, я примерно определил, кто мог быть предателем. Нет, конечно, я не знал никого здесь, я сделал свои предположения, основываясь на том, кто как себя вел по описаниям Карагоз, и кто какие обязанности в крепости выполняет.
  
  - Но это всего лишь были твои догадки - сказала Фирюза Ханум.
  
  - Догадки эти мне сильно помогли впоследствии - ответил князь Мерген. - Когда я начал допрашивать воинов Тагая, попавших к нам в плен, они вначале упрямо молчали, несмотря ни на что. Или в лучшем случае пытались мне врать прямо в лицо. Убедившись, что так просто этих людей не сломить, я решил говорить с каждым из них поодиночке. Оставшись один на один с пленником, я стал называть им имена предполагаемых предателей, словно их мне выдали его товарищи. И не успел я произнести и пары имен, как воины Тагая сообщили мне имена всех предателей. Тогда я приказал привести мне этих людей. И их я допрашивал только один на один. И во время допросов и выяснилось, что пошли они на сговор с людьми сотника Тагая по приказу вашего сына. Так же выяснилось, что сын ваш приезжал к ним на встречу после того, когда он якобы не вернулся с пира с братьями и дал указания, как вести себя во время приезда родственников Алтынбека в крепость. И после гибели отца он пару раз назначал встречу им в укромное место с сотником Тагаем и давал указания, что делать дальше. Так что вы правы, я знал, что ваш сын жив.
  
  - Но почему вы мне не рассказали об этом? - спросила Фирюза Ханум. - Почему не доверились мне? Почему вообще посчитали, что вам придется покидать мою крепость, ведь она теперь ваша, разве не так распорядился хан?
  
  - После того, как сын ваш объявится у хана и потребует вернуть ему его законную собственность, вероятней всего его права будут полностью восстановлены - я же не был признан ханом новым хозяином владений вашего мужа, я был назначен ханом лишь управителем до вступления в права наследования ваших внуков - ответил князь. - Если выяснится завтра, что родной отец детей и законный наследник жив и здоров, он обязательно получит свою собственность обратно.
  
  - Так значит вы, узнав, что мой сын жив, поняв, что он скоро заявит права на имущество, и приняли решение срочно отправиться в страшно рискованный поход - сказала Фирюза Ханум. - Теперь мне всё ясно.
  
  - Не совсем так - ответил Мерген Дорджи. - Я принял решение отправиться в рискованный поход после того, как вы признали меня своим сыном, а я признал вас своей матерью, а это означало, что признал я так же и вашего сына своим младшим братом.
  
  - О небо! - воскликнула пожилая женщина. - Конечно, именно так! Как же мудр наш старейшина рода! Как же я была глупа. Я ведь слушала ваши рассказы о боях и сражениях, в которых вам пришлось участвовать с раннего детства. Я знала, что вы властительный князь, управитель целой провинции вашей страны, непобедимый полководец. С вами отряд отборных воинов. Но я, несмотря на всё это, поверила тому, что вы всерьез обеспокоены тем, что мы не сможем отстоять крепость от нашествия воинов Алтынбека.
  
  - Алтынбек серьезный противник - возразил Мерген.
  
  - Я так теперь понимаю, что вы сами с самого начала нисколько не боялись ни армии этого степного султана, ни тем более его самого - сказала убежденно Фирюза Ханум. - Вы смогли пробраться к самому шатру непобедимого богатыря Кахармана и напасть на него. И только чудом он остался жив. Но Кахармана охраняют лучшие батыры, и они не справились с вами. Ясно, что у Алтынбека нет никакой возможности остаться в живых, если он посмеет напасть на вас. Вы его убьете, так же просто, как коршун цыпленка. А уж убить Сагита вам было вообще проще простого. У вас были его люди в руках. Они бы помогли вам выманить моего сына в укромное место. И вы бы расправились с ним, так словно раздавили муравья. Но вы стали мне сыном и ситуация изменилась. Убить моего сына вы могли легко, но убить своего младшего брата вы не захотели, даже ради собственности и власти, и стали искать выход. Вы, как старший мужчина в семье, как старший брат Сагита искали способ сделать так, чтобы выйти из сложившегося положения с наименьшими потерями для всех нас. И вы нашли блестящее решение. Хочу сказать, вы благородный человек, князь, я счастлива, что мы с вами породнились. И я благодарна старейшине за его мудрый совет.
  
  - Я так же горжусь родством с вами уважаемая госпожа - ответил Мерген. - Если бы не ваша доброта, если бы не ваша помощь в лечении я вряд ли смог поправиться. Я проникся к вам уважением и благодарностью, и согласился стать вашим сыном. Взяв на себя ответственность, заботится о нашей семье, в том числе и о вашем сыне Сагите. Я так же счастлив, что обрел в вашем лице себе мать.
  
  - Что вы думаете, будет дальше? - спросила Фирюза Ханум.
  
  - Если ничего непредвиденного не произойдет, то скоро ваш сын посетит ставку хана и получит у правителя документ, подтверждающий его право на наследство - ответил Мерген. - Потом он пришлет в крепость гонцов с требованием вернуть ему его собственность. В итоге Сагит с молодой женой приедут в крепость, поселятся здесь, и начнется новая жизнь ваша. Постепенно всё наладится. У вас появятся новые внуки, скучать вам будет некогда.
  
  - Как же так? - сказала пожилая женщина. - В этой крепости каждый камень помнит моего славного мужа и всех его сыновей. Как я смогу жить без них? Как я смогу прожить без моих старших внуков? И самое главное. Как я смогу простить смерть моих любимых сыновей и мужа Сагиту?
  
  - Я думаю, что внуки, которые родятся в новом браке сына, помогут вам пережить боль потери близких людей - ответил князь. - Я не знаю, что вам посоветовать насчет Сагита. Предлагаю подождать. Не торопиться зря. Если не сможете его простить и с ним ужиться, то я думаю, что всегда можно будет что-то придумать.
  
  - Это мудрые слова - сказала Фирюза Ханум. - Так и поступим.
  
  После возвращения в крепость госпожи Фирюзы князь одарил местных участников похода на владения Алтынбека частью добычи и после короткого отдыха, попрощавшись с матерью, отправился во главе победоносного воинства в свои новые владения. Возвращение богатырей из похода в их родную крепость было воистину триумфальным. Никогда раньше в этой крепости не видели столько богатств собранных и выставленных в одном месте. Трофеи были расставлены на площади на всеобщее обозрение. Было устроено великое чествование победителей. Победители шли строем по улицам и им бросали цветы, восхищенные горожане. Князь после завершения парада победителей одаривал на площади отличившихся в походе воинов богатыми подарками. Потом начался пир. В крепости шло гуляние до самого позднего вечера.
  
  Когда Карагоз и Мерген, наконец, остались одни, они бросились в объятия друг к другу. После ночи любви, на рассвете муж и жена стали делиться последними новостями. Карагоз рассказала о том, как управляла крепостью, какие решения были приняты в отсутствии Мергена. И еще она сообщила главную новость - её дядя Буркан и его старший сын были казнены за измену ханом казахов. Отец и сын со своим войском, нарушив запрет хана, решили покинуть военный лагерь и отправиться домой. Но побег их не удался. Теперь больше никто не угрожал ей, никто не собирался отобрать крепость у Карагоз, но она была не очень этому рада. Молодая женщина испытывала тяжелое раскаяние после совершенного ею преступления. Она твердила, что это убийство родственников было связано с помрачением её ума. Она позволила силам зла овладеть её душой. И если раньше опасность, исходившая от дяди Буркана и его сына, хоть как-то служила оправданием для расправы над беззащитными людьми, то теперь даже этого основания не стало.
  
  Видя, что жена его впала в тяжелую меланхолию, Мерген решил, что следует воспользоваться правилом гласящим, что подобное лечат подобным. И рассказал о том, что прежний муж Карагоз жив и здоров. У него новая любимая жена, дочь султана Алтынбека Рабига. И в их семье скоро родится ребенок. Карагоз чуть не умерла от удивления. Она позабыла все свои переживания и стала расспрашивать Мергена о том, почему её бывший муж остался жив. И почему он решил взять в жены дочь Алтынбека. Когда джунгарский князь рассказал, то, что знал, Карагоз была настолько потрясена, что не могла долго сказать ничего в ответ.
  
  
  Глава 21
  
  
  Хан в тот день, когда Алтынбек пришел со своим зятем Сагитом к нему, лишь посмеялся в ответ на просьбу переговорить где-то в потаенном месте. Он сказал:
  
  - В моем шатре у стен нет джунгарских ушей. Никто и близко к шатру незамеченным не подойдет. Ты зря опасаешься. Так что или говори сейчас или уходи.
  
  Султан Алтынбек кивнул на прощание головой хану и вышел из его шатра. Вернувшись в свой лагерь он, стал понукать зятя, чтобы он скорее выправил все документы на наследство. Через пару дней к степному султану прибыл гонец из дома, в котором сообщалось, что князь Мерген Дорджи покинул крепость Фирюзы Ханум. А еще раньше к крепости, в которой теперь находилась Карагоз перекочевали все джунгарские воины, что пришли со своим командиром. Это означало, понял Алтынбек, что князь вместе со своим войском окончательно покинул землю право, владеть которой было у Сагита. После того, как ханский указ был, наконец подписан и заверен печатью главного визиря, султан отправил дочь и зятя домой. С дочерью он отправил письмо к жене с указаниями, как ей следует поступить. Рахиле Ханум надлежало, прежде всего, отправиться лично к Фирюзе Ханум с подарками и просить принять дочь в своем доме и простить и принять обратно своего сына. Только в случае её согласия отправить сначала в крепость её сына одного, а дочь все же оставить дома, до возвращения самого Алтынбека.
  
  Вскоре произошло сражение, в котором пришлось принять участие и Алтынбеку со своими нукерами. Итог его был плачевен для обеих сторон, горы трупов остались на поле боя, но определить победителя так до конца не удалось. Потом произошло еще одно сражение, еще более кровопролитное. Кахарман пока не мог лично вести в бой свои полки, поскольку хан боялся потерять ослабленного после ранения своего полководца и запретил ему участвовать лично в сражениях. Без своего полководца казахское войско на этот раз потерпело серьезное поражение. Множество достойнейших богатырей пало в той битве. Многие знаменитые роды пресеклись. А осторожный султан Алтынбек остался жив и еще и сохранил всю свою небольшую личную армию. И всё потому, что вовремя получил подсказку от шпиона великого нойона, который предупредил своего подопечного, что ему не следует идти в левом крыле войска в бой, а желательно занять место справа, у самого края. Сообщить то, что рассказал ему шпион, Алтынбек хану не мог. Во-первых, потому, что шпион мог его обмануть, мог специально передать через него ложную весть хану. А во-вторых как бы султан объяснил свою удивительную осведомленность о планах противника? Кроме того Алтынбек чувствовал, что в окружении хана есть джунгарские шпионы, которые сразу бы донесли о том, что план их командиров раскрыт и тогда великий нойон поменял бы место главного удара. Всё было бы впустую.
  
   А между тем шпион великого нойона постепенно стал проникаться дружескими чувствами к степному султану. И немудрено. Ведь хитроумный аристократ постоянно задабривал джунгарского разведчика то прекрасным угощением, то небольшими, но достаточно ценными подарками. Однажды шпион с Алтынбеком даже вместе напились крепких напитков. В ходе этой пьянки он и сказал султану, что всё мелкие поручения это ничто. Скоро великий нойон потребует большого дела. И тут уж не зевай. Этот вельможа умеет добиваться своего. И Алтынбек окончательно потерял покой. Он каждую минуту ждал теперь очередной подлый удар от хитроумного джунгарского вельможи. Султан осознавал, что не сможет предугадать действия великого нойона, тот был великим мастером интриг. Оставался один единственный путь, самому первому сделать неожиданный ход. Но как это сделать?
  
  После тяжелого поражения войско оставило свой лагерь торжествующему противнику и стало обустраиваться на новом месте, намного дальше от границ Джунгарии. Как только шатер Алтынбека был поставлен, к нему вошел посол с письмом от его супруги. В ней Рахила Ханум сообщала, что посетила Фирюзу Ханум в её крепости. Хозяйка её приняла холодно, но согласилась уступить права на крепость своему сыну и его новой жене. Вернувшись, домой жена султана отправила Сагита домой к матери. Через несколько дней он вернулся и рассказал, что мать его получила письмо от Карагоз, в котором та просила Фирюзу Ханум приехать к ней, поскольку ей очень тяжело. После этого пожилая женщина пожелала сыну и его новой жене хорошо жить в её крепости, но при этом наказала строго никогда больше ей о себе не напоминать. Собрала вещи и уехала. Прочитав письмо, Алтынбек ухмыльнулся. Хотел бы и он, чтобы и ему Сагит никогда больше о себе не напоминал, но пока ему придется его терпеть. А там видно будет. В целом тут всё налаживалось.
  
  Вдруг полог шатра Алтынбека стремительно открылся и вошел шпион великого нойона. Султан обнялся с разведчиком джунгар как со старым другом.
  
  - Ты уж думал, наверное, что скрылся от меня навеки? - спросил шпион, хитро улыбаясь. - Решил, что я от тебя отстал навсегда? Нет. Не рассчитывай на это! Я тут! Я всегда рядом с тобой. Признаюсь честно, что здесь в вашем лагере мне спокойней, чем рядом с великим нойоном. Там у нас настоящая крысиная война идет нескончаемая. Все хотят пролезть вперед и затоптать соперников. Запросто могут и меня, несмотря на все мои заслуги подставить под топор палача. Работа у шпионов очень опасная. Всегда можно попасть под подозрение в неверности.
  
  - Я восхищен вами! - воскликнул Алтынбек. - Общаясь с вами, я постоянно учусь, набираюсь от вас мудрости. Правда, при этом общении я теряю последние остатки своей совести и добропорядочности.
  
  - Ты лгун - воскликнул польщенный похвалой шпион. - Как ты можешь потерять то, чем никогда в жизни не обладал? Может у тебя еще и крылья были и после нашей встречи ты их лишился? Не смеши меня! Тебя вся степь знает как бесчестного богача. О какой совести и добропорядочности ты еще можешь говорить?
  
  - Хорошо - согласился со смехом султан. - Не было и не было. Пусть будет по-твоему.
  
  После того, как шпион покинул Алтынбека, он вслед ему сказал:
  
  - Была у меня совесть или нет до встречи с тобой и с великим нойоном вопрос, конечно, спорный. Но вот то, что ума я у вас через свои страдания набрался это точно.
  
  Потом султан возблагодарил небо за то, что хан не выслушал его при последней их встрече. Тогда Алтынбек собирался рассказать всю правду, поддавшись душевному порыву. Сейчас он прекрасно понимал, что мог серьезно пострадать. Но самое главное он потерял бы полностью и навсегда уважение хана и возможность продолжать с ним общаться. А сейчас было необходимо султану срочно встретиться с ханом, так как у него появился в голове план того, как выйти ему из той ловушки, в которой сейчас он пребывал. Алтынбек сразу же направился к ханскому шатру, но там ему слуги сказали, что хан никого не принимает. Он в дурном расположении духа после поражения его войск. Но если хан спросит, кто хотел к нему попасть, то слуги пообещали сообщить ему о том, что Алтынбек хотел увидеться с ним. Султан поблагодарил слуг, дал старшему надсмотрщику монету и отправился в свой лагерь.
  
  А вечером к его шатру подъехал одинокий всадник и передал Алтынбеку приказ хана следовать за ним. Султан выехал за приделы своего лагеря, здесь их ожидала группа всадников, которая сопровождала богатый экипаж. Ханский начальник стражи пригласил Алтынбека сесть в него. Внутри экипажа султан увидел хана. Тот пояснил, что много думал после поражения и пришел к тому же выводу, что сделал и Алтынбек. У стен его шатра есть джунгарские уши. Теперь самые важные свои переговоры он решил проводить тайно за пределами своих покоев.
  
  - Что хотел сказать? - спросил хан строго, как только экипаж набрал ход.
  
  - Повелитель - начал свою речь Алтынбек. - Я давно собирался с духом. Но я все же скажу. Вот меня часто обвиняют во всех смертных грехах, но вы знаете, что каждый раз мне удается доказать, что обвинения моих врагов не стоят ничего.
  
  - Ты прав - признал хан. - Обвиняли тебя много раз в разных преступных деяниях. Но ты всё время представлял мне доказательства своей чистоты и непорочности.
  
  - Но этого сегодня мало - сказал убежденно султан. - Мне мало быть сегодня просто честным человеком и вашим сподвижником. Сегодня, когда мы после тяжелого поражения собираемся с силами, я считаю, что я должен сделать всё для того чтобы мы смогли всё же одолеть врага в главной битве, которая произойдет совсем скоро.
  
  - Что ты предлагаешь? - спросил хан настороженно глядя на собеседника.
  
  - Я предлагаю разработать ложный план главного сражения - ответил Алтынбек.
  
  - Зачем? - спросил удивленный хан.
  
  - Я возьму этот план - ответил султан. - Мои разведчики найдут место засады джунгар. С этим планом я поеду туда. Меня схватят. План попадет в руки к врагу. Я не знаю смогу ли я выдержать пытки врагов, но даже если я не выдержу и расскажу им, что план ложный, всё равно враг будет сбит с толку.
  
  Хан внимательно выслушал султана, а потом после долгой паузы сказал:
  
  - Я хвалю тебя за твое усердие. Но план твой никуда не годен. Но это и не удивительно, ты мирный человек и стал моим полководцем только лишь в связи с тем, что началась большая война, и мне пришлось вызвать всех султанов в действующую армию. Никто тебе там не поверит. Как и твоему плану. Его должен доставить их человек. И такой есть у меня. Сегодня к нам в плен попал сын самого великого нойона. Вот если бы он доставил к врагам план, тогда этому плану враги бы поверили.
  
  - Но как это сделать? - спросил Алтынбек.
  
  - Слушай и учись - ответил гордо хан. - Я призову тебя завтра поздно вечером. Вручу тебе не план, но письменный мой приказ к главному визирю в присутствии пленника. В этом письме я опишу состояние дел и отдам приказ прислать мне подкрепление в такой-то срок, поскольку собираюсь атаковать неприятеля в таком-то месте. Потом прикажу тебе доставить пленника в мои родовые владения. Вы отправитесь в путь, по дороге вас перехватят. Письмо привезет к хану джунгар сын великого нойона. Кто его посмеет обвинить в измене? Письму моему поверят. Да и у тебя появляется шанс выжить. Решено! Отправляешься завтра же в дорогу! Удачи тебе.
  
  - Она мне очень пригодится - ответил с поклоном Алтынбек.
  
  - Если наш план удастся, я тебя награжу - пообещал хан. - Ты удостоишься звания великий богатырь
  
  - Спасибо - сказал султан. - Я вас не подведу!
  
  После этих слов хан приказал остановить экипаж. Алтынбек поклонившись, вышел из него и отправился в свой шатер.
  
  Утром к нему зашел шпион. Он был страшно взволнован. Дрожащим от волнения голосом слуга великого нойона сказал:
  
  - Пришло время большого дела. В плен попал сын великого нойона. Его нужно освободить. Если поможешь спасти парня, получишь хорошую награду.
  
  - И ты тоже получишь огромную награду - возразил султан. - Только я рискую всем, а ты ничем не рискуешь!
  
  Степной султан долго торговался, но, в конце концов, согласился взяться за это дело. Он сказал, что отправился в покои султана узнать, что к чему, и вернулся обратно с сообщением о том, что ему удалось уговорить хана именно ему поручить перевозку знатного пленника. Вечером он с пленником отправился в путь, а уже утром его с распростертыми объятиями встречал у себя в шатре великий нойон. Он тут же распорядился отвести отдельный шатер для почетного гостя. Оставшись один, Алтынбек поблагодарил шпиона за хорошую подсказку. Только здесь в лагере неприятеля султан мог быть совершенно уверен в том, что его никто не заставит предавать.
  
  
  Глава 22
  
  
  Князь Мерген обдумав новости, что рассказала ему жена, решил, что пришла пора присоединить к своим новым владениям еще и земли дяди Карагоз Буркана. Они ему точно уже были сейчас не нужны, а наследников прямых у него не осталось. Значит, владения, прилегающие к землям князя, остались без защиты своих прежних господ и рано или поздно их захватит кто-то из соседних феодалов. Зачем же такому добру попадать в чужие руки, подумал Мерген и стал быстро готовиться к новому предприятию. После недолгих сборов победоносное войско князя отправилось в новый поход. Он снова был удачен. Земли Буркана и его семьи перешли под власть джунгарского князя и его семьи, а в родовом гнезде Буркана теперь стал правителем один из его сотников. Карагоз в это время, несмотря на постоянные муки раскаяния, которые не давали ей спокойно жить, продолжала успешно править в крепости, а домашними делами управляла Фирюза Ханум. Всё шло своим чередом.
  ***
  
  После короткого отдыха в шатре Алтынбек пришел к шатру великого нойона и попросил его принять. Вельможа согласился встретиться со степным султаном. Оказавшись внутри шатра, султан стал просить великого нойона помочь ему срочно вернуться в свои владения. Степной правитель подробно рассказал вельможе о том, что князь Мерген Дорджи недавно вторгся в его владения, воспользовавшись тем, что сам султан и его войско находились на войне. И теперь родовое гнездо Алтынбека разграблено. И самое главное, его семья, жены и дети находятся в большой опасности. Султану нужно срочно вернуться домой. Поэтому он просит великого нойона исполнить свое обещание дать ему войск и отправить с ним для того чтобы помочь наказать князя и защитить собственные владения. Вельможа ответил:
  
  - Дорогой мой. Я всё прекрасно помню. Не бойся, всё обещанное ты получишь. Я понимаю тебя. Твое сердце в тревоге. Ты опасаешься за своих близких людей. Уверяю тебя, мы не оставим тебя в беде. Я услышал тебя. Жди моего ответа. Он скоро последует.
  
  Алтынбек поклонился вельможе и вышел из шатра.
  ***
  Великий нойон вошел в покои великого хана и тот сразу же спросил вельможу:
  
  - Как там этот хитрый султан?
  
  - Он просит нас выполнить свои обещания - ответил вельможа. - Этот жулик и проходимец князь Мерген Дорджи совсем совесть потерял. Волю почувствовал. Носится, как сорвавшаяся с цепи собака по всем землям казахского хана, грабит всех, кто попадется ему по дороге. Попался на этот раз Алтынбек со своим семейством. Ограбил их этот преступник Мерген Дорджи, до нитки обобрал, теперь степной султан стал нищим, нечем даже свой срам прикрыть. Детки его плачут от голода, старушка мать милостыню просит на большой дороге. Надо помочь человеку. Да и не звери же мы. Нужно с этим бедствием, с князем нашим покончить. Так он всех подданных казахского хана ограбит и тогда и сам правитель останется без штанов. А обвинят в деяниях Мергена вас великий хан.
  
  - Хорошо - сказал хан. - Но война не закончилась. Мы не сможем послать в помощь султану большое войско.
  
  - Это и не нужно - возразил великий нойон. - Я всё уже обдумал. Мы можем послать с ним всего десяток бойцов. Но этот десяток стоит тысячи обычных воинов.
  
  - Ты хочешь послать за головой Мергена десятника Санжи с его бойцами? - спросил хан.
  
  - Да - ответил вельможа.
  
  - Хорошо, но прикажи им, чтобы они постарались привезти князя живым мне сюда - сказал хан. - Этот князь слишком часто остается жив в тех случаях, когда выжить кажется, совершенно невозможно. Я должен быть уверен в том, что этот вопрос с князем закрыт навсегда. В самом крайнем случае пусть привезут мне голову Мергена.
  
  - Я всё сделаю - ответил великий нойон и с поклоном покинул шатер хана.
  ***
  Великий нойон напутствовал перед дорогой десятку своих лучших убийц. Весь десяток стоял перед вельможей полукругом, а сам их господин сидел в центре этого полукруга на высоком кресле.
  
  - Ваша первая задача доставить султана Алтынбека, человека который спас моего сына, до его родового гнезда - сказал великий нойон. - Вы должны убедиться в том, что этот человек находится под защитой стен своего родового гнезда. И только после этого вы его оставите и отправитесь на исполнение второго вашего задания. Вы поняли меня?
  
  - Да - ответил десятник Санжи.
  
  - Дальше вы направитесь к крепости, в которой сейчас обитает князь Мерген Дорджи. Этот предатель и изменник позорит наш народ. Предал хана, предал армию, и теперь живет в роскоши и смеет надсмехаться над всеми нами, честными людьми Джунгарии. Как земля еще носит этого преступника? Вы этого изменника должны захватить и привезти ко мне живым. Мы предадим его суду и казним, чтобы никому не было повадно предавать нашу родину и нашего хана. В самом крайнем случае привезите мне голову этого человека. Предупреждаю вас. Не тратьте ни минуты на разговоры с султаном по приезду в его владения. Не соглашайтесь принять его помощь в поимке князя. Вам помощники будут только мешать. Не останавливайтесь в его родовом гнезде на ночлег. Сразу же разверните коней, как только выполните первую задачу и скачите к крепости князя Мергена. В этой скорости залог вашего успеха. Всё понятно? Есть вопросы?
  
  - Вопросов нет - ответил десятник Санжи.
  
  - Тогда отправляйтесь собираться в дорогу, даю вам час времени на сборы, потом забирайте султана Алтынбека и в путь - приказал великий нойон.
   ***
  
  Могучий воин пригласил Алтынбека в шатер к великому нойону. Как только султан оказался в покоях вельможи, тот сказал:
  
  - Радуйся. Мы нашли возможность помочь тебе. Не пройдет и часа, как ты отправишься в путь к себе в свои владения. Отправляйся в свой шатер и жди тех воинов, которые доставят тебя до дома и разберутся с этим опасным человеком, с этим исчадием ада, Мергеном Дорджи. Будь спокоен, твоим бедам пришел конец. Эти воины лучшие среди всех убийц в подлунном мире. Они родились с оружием в руках. Этих бойцов всего десять. Но они стоят тысячи. Как только они пойдут вместе с тобой по следу этого князька, считай, что он уже покойник. Никто никогда не ушел от этих ребят живым.
  
  - Будет ли среди этих воинов мой старый знакомец? - спросил Алтынбек.
  
  - Нет, он нам понадобится здесь, война еще не завершена, сегодня же ему нужно возвращаться в лагерь неприятеля - ответил великий нойон. - Но я скажу, чтобы он пришел к тебе попрощаться. Счастливой дороги. И еще раз прими от меня благодарность за освобождение моего сына. Как бы там не было за это я тебе искренне благодарен.
  
  Алтынбек поклонился вельможе и вышел из шатра. Зашел в свой шатер и стал ожидать, когда за ним заедут его сопровождающие. Тут полог шатра открылся и в него вошел шпион великого нойона. Степной султан обнял его, как старого друга.
  
  - Счастливой тебе дороги - сказал шпион. - Надеюсь, что с семьей твоей всё хорошо. Не знаю, увидимся ли мы в этой жизни еще раз или нет. Жизнь моя каждый день висит на волоске. Сегодня я снова буду в вашем лагере. Моя работа постоянный риск.
  
  - Как всё-таки тебя зовут? - спросил Алтынбек. - Кого мне поминать недобрым словом, если что-то будет не получаться?
  
  - Поминай, кого хочешь, это твое дело - ответил с улыбкой шпион. - А зовут меня Басан. Но я тебя лучше вспоминать не буду. Потому что сам знаешь. Мои визиты для людей редко бывают приятными.
  
  - Согласен с тобой - сказал султан. - Только если вдруг тебе окажется некуда идти. Мало ли что. Приезжай не по приказу, а по своей доброй воле ко мне. Найду тебе хорошее кочевье, и будешь жить себе в свое удовольствие.
  
  - Нет, я не приеду к тебе на жительство - сказал с улыбкой Басан. - Мы в таком случае оба станем горькими пьяницами. Но за приглашение спасибо.
  
  Поклонившись, Басан вышел из шатра.
  ***
  
  Не прошло, как и обещал вельможа и часа времени после его разговора с Алтынбеком, как степной султан и небольшой отряд гвардейцев джунгарского хана покинули расположение джунгарских войск. Дорога не заняла много времени. Вскоре отряд уже оказался у ворот родового гнезда степного султана.
  
  - Вот здесь и находится сердце моих владений - сказал гвардейцам Алтынбек. - Совсем скоро нас всех ждет встреча в моем родном доме. Я вас угощу, так как должен угощать султан своих лучших гостей. Отдохнете у меня столько, сколько вам нужно, а потом мы все поедем искать этого самого князя Мергена, будь он неладен. Я возьму с собой свое войско, вместе нам будет легче справиться с врагом.
  
  - Спасибо за приглашение и за обещание помощи - ответил десятник Санжи. - Но принять его мы не сможем. У нас есть приказ идти на захват князя Мергена Дорджи самостоятельно. Вы отдыхайте, набирайтесь сил. А с этим самым князем мы сами разберемся. Не с такими зверями справлялись. Справимся и с этим князьком. Так что считайте, что с этим парнем вы больше никогда в жизни не встретитесь. Он вас больше никогда не побеспокоит. Мы его схватим и отвезем великому нойону. А если что, то тогда привезем его голову. Так что прощайте, мы поехали исполнять приказ великого нойона.
  
  После этих слов отряд гвардейцев развернул своих коней и тут же отправился в путь к крепости, в которой нынче правили Мерген и Карагоз. А султан Алтынбек въехал в ворота своего родового гнезда. На встречу к хозяину выбежали слуги. А султан, спрыгнув с коня, бегом отправился к своей семье. Радость встречи была невероятной. Алтынбек плакал от счастья, найдя всех своих близких людей живыми и здоровыми. Сразу же организовали, пир в честь возвращения султана домой. А вечером султан со своей любимой женой остались одни и Рахила Ханум начала свой рассказ о событиях минувших дней. Она рассказала о том ужасе, что пережили все они, когда узнали о том, что князь Мерген Дорджи с огромным войском вторгся в их владения. Как бежали они в голой степи. Как нагнал их князь и предложил вернуться домой, поскольку опасно было идти столь слабо вооруженному каравану через места, в которых полно разбойничьих шаек. И еще он напомнил, что дети и старики могут не выдержать тяжелой дороги, ведь в караване не было большого количества еды и питья. Князь сказал, что они взяли в наших землях много добычи в уплату за кровь наших родичей, а кровь наша ему не нужна.
  
  - Я не думал, что у этого зверя есть сердце - признался Алтынбек. - Я просто удивлен.
  
  - У этого князя золотое сердце - сказала Рахила Ханум. - Когда я отправилась к Фирюзе Ханум, она мне рассказала, что Мерген Дорджи давно узнал о том, что Сагит жив и что это именно он был главой заговора против их семьи. И что он главный виновник смерти своих родных людей. Но этот человек был признан Фирюзой Ханум своим сыном, и значит, он стал старшим братом Сагиту. Они стали братьями соперниками в борьбе за наследство. Причем убить Сагита князю было проще простого. У него были его люди в руках. Они бы помогли помочь выманить Сагит. И тогда ничто бы не спасло нашего зятя. Но князь стал его братом и ситуация изменилась. Даже ради собственности и власти он не поднял руку на брата, и стал искать выход, как выйти из сложившегося положения с наименьшими потерями для всех. И он нашел выход. И самое главное, он мог покончить со всеми нами. Да и с тобой он мог легко расправиться, говорят, что этот человек воюет с 11 лет и еще никогда не был никем побежден. Даже гигант Кахарман с ним не справился. Но и этого мало.
  
  - Что еще? - спросил Алтынбек.
  
  - Я посетила Фирюзу Ханум перед её отъездом и спросила её разрешения на то, что наш младший сын Асмет поселиться в её крепости, поскольку сын её жаловался мне, что ему невыносимо тяжело жить в отеческом доме теперь - сказала Рахила Ханум. - Она ответила, что она не возражает, пусть только не обижает людей, ведет себя как настоящий их хозяин, а не как чужак и завоеватель. Я познакомила госпожу Фирюзу с сыном и та признала, что мальчик наш смышлёный и добрый человек, он более достоин её крепости, чем Сагит. Мы попрощались. Я пообещала просить своего мужа никогда не делать зла Фирюзе Ханум, Карагоз и князю Мергену.
  
  - Хорошие дела - воскликнул Алтынбек. - Я получается в долгу теперь перед князем. Да он взял добычу в моих владениях, но все мои близкие люди живы и здоровы. И он имел право на месть. Теперь мне отошли владения Фирюзы Ханум значит, все мои потери покрыты с избытком. Какой ужас. Сейчас же я должен покинуть вас. Я отправляюсь в поход рано утром. А гонцов я отправлю прямо сейчас в крепость к князю Мергену. Большая опасность ему угрожает.
  
  
  Глава 23
  
  
  Князь Мерген с утра отправился объезжать свои владения. К нему недавно поступили жалобы из одного селения от его жителей на самоуправство и жестокость местного управителя. Карагоз по привычке продолжила заниматься разбором крепостных дел. В обед Фирюза Ханум зашла к невестке в её покои и сказала:
  
  - Что-то долго не возвращается наш князь домой. Там в этом селении дел всего на пять минут. А его всё нет. Сердце моё что-то не спокойно сегодня.
  
  - Вы зря волнуетесь - ответила Карагоз. - Времени прошло совсем немного. Скоро князь вернется.
  
  - Хорошо, доченька - сказала пожилая женщина и ушла в свои покои. Но теперь уже сама Карагоз стала беспокоиться. Она не находила себе места, и тут к ней вошел слуга и доложил, что прибыл гонец от султана Алтынбека.
  
  - От султана Алтынбека гонец? - переспросила, не веря своим ушам, Карагоз слугу.
  
  - Да, госпожа - ответил слуга.
  
  - Пусть войдет - сказала Карагоз.
  
  Через минуту гонец передал молодой женщине послание своего хозяина и тут же покинул покои хозяйки крепости.
  
  - О, ужас - закричала Карагоз, прочитав послание степного султана. Она сразу же бросилась к Фирюзе Ханум и показала ей послание Алтынбека.
  
  - Нужно срочно призвать к себе джунгарских воинов нашего князя - сказала пожилая женщина.
  
  Карагоз тут же приказала слугам пригласить к ним джунгарских гвардейцев. Грозные воины вскоре все явились к своей госпоже. И Карагоз им сразу зачитала письмо султана Алтынбека, в котором тот подробно изложил суть той опасности, что грозила князю. И еще султан сообщил, что он со своим войском перекроет обратный путь для джунгарских гвардейцев к ставке их хана.
  
  - Что скажете? - спросила Карагоз.
  
  - Хорошо хоть есть приказ привезти князя живым - ответил бывший гвардейский сотник Шевельдан. - Есть надежда на спасение. Этого Санжи и его людей мы хорошо знаем. Сильные бойцы. Опытные и удачливые убийцы. Никто из их рук живым еще не вырвался. Это так и есть. Поэтому нам нужно быть исключительно осторожными, ведь если враг почувствует опасность раньше времени, то он расправится с князем немедленно. Но все же мы спасем нашего князя. Я уверен в этом. Разрешите нам отправиться в погоню.
  
  - Я поеду с вами - сказала Карагоз. - Следует ли нам брать с собой еще войска?
  
  - Нам нужно очень сильно спешить - возразил Шевельдан. - Нет времени на сборы войска. Сами справимся. Да и вам лучше остаться. Выдержите ли вы такую гонку?
  
  - Выдержу - ответила молодая женщина решительно, и быстро собравшись в путь отряд, отправился искать следы князя и его похитителей.
  
  Опытные джунгарские воины быстро нашли след, и пошли по нему, как стая волков по следу раненного оленя. Погоня длилась много часов и наконец, Шевельдан подъехал к своей хозяйке и сказал:
  
  - Мы нагнали их.
  
  - Где же они? - спросила удивленная молодая женщина. - Я никого не вижу.
  
  - Они в той ложбинке устроили засаду на нас - пояснил Шевельдан. - Их нельзя пугать. Я один отравлюсь к ним на переговоры.
  
  - Поезжай - сказала Карагоз. - И да поможет тебе вечно синее небо моих предков.
  
  Шевельдан направил коня к ложбинке, где притаился в засаде отряд убийц. Подъехав к месту засады, опытный воин спешился. И тяжело вздохнув, сказал:
  
  - Санжи дорогой выходи. У меня к тебе разговор есть.
  
  - Не о чем мне с тобой подлый предатель разговаривать - ответил из засады Санжи.
  
  - Кого ты предателем назвал? - возмутился Шевельдан. - Кто тебе сказал, что я предатель?
  
  - Нам сказали, что князь Мерген Дорджи трусливо предал Джунгарию и нашего великого хана - ответил десятник. - А раз ты служишь предателю, то и ты предатель.
  
  - Кто тебе такую чушь сказал? - разгневался сотник. - Назови мне имя этого лжеца.
  
  - Нам всю правду о князе предателе и о тебе изменнике рассказал сам великий нойон - зло сказал Санжи.
  
  - О вечно синее небо! - воскликнул Шевельдан. - Все знают, что нет на свете более лживого человека, чем этот вельможа. Если он мне завтра скажет, что солнце утром встает на востоке, я и этому не поверю, потому что знаю, что великий нойон является великим обманщиком.
  
  - Говори что угодно, но правда в том, что князь Мерген сейчас живет в чужой стране, и ты служишь ему здесь, а не в родной Джунгарии - возразил Санжи. - Что ты на это сможешь мне ответить.
  
  - Правда, в том, что правды ты не знаешь - ответил сотник. - Я расскажу вам настоящую правду.
  
  - Можешь не тратить своего времени зря изменник - зло сказал Санжи. - Возвращайся лучше к своим товарищам и готовься к бою.
  
  - Как ты смеешь мне такие слова говорить? - закричал Шевельдан. - Ответь мне разве не я взял тебя в свою ватагу, когда ты был еще совсем ребенком? Разве не я защищал тебя в детстве? Мог бы ты меня сейчас упрекать в предательстве, если бы я не спасал бы раз за разом твою жизнь? Что вы молчите Араш, Бембя, Лиджи. Разве я говорю неправду?
  
  - Ты говоришь правду - сказал Санжи. - Я не имею права поднять на тебя руку. Но я должен выполнить приказ. В этом высшая моя честь.
  
  - Хорошо - сказал примирительно сотник. - Но выслушать ты меня можешь дорогой мой товарищ?
  
  - Говори - ответил десятник.
  
  - Спасибо за то, что позволяешь мне рассказать правду - сказал Шевельдан. - А, правда, в том, что великий нойон, этот подлый интриган дал тайно приказ отравить супругу князя Мергена Дорджи, потому что положил свой глаз на его владения и богатства. Это я узнал, поскольку был близок ко многим тайным делам в ханстве. Не вам это объяснять. Но князь каким-то образом сумел выяснить это. Мерген Дорджи по договору с его старшими братьями должен был возглавить наше войско в этой военной кампании. Князь непобедимый полководец, только он мог одолеть Кахармана. Но если бы он стал победителем в войне, то тогда смог бы добраться до горла великого нойона и прервать его грешную жизнь. И тогда великий нойон побежал к хану и предложил ему отправить князя на смерть. Послать его атаковать лагерь неприятеля с отрядом гвардейцев. Разведчики выяснили, где стоял шатер Кахармана. Князю приказали напасть на этот шатер и вызвать полководца противника на смертный бой. И самое главное - князю и всем нам было запрещено возвращаться в Джунгарию без головы Кахармана. Шансов вернуться назад живыми не было ни у князя, ни и у нас, гвардейцев. Мы все понимали это. Но несмотря ни на что пошли исполнять свой долг. И кто-то нас после этого смеет называть предателями?
  
  - Хорошо, больше не буду - сказал захваченный рассказом Санжи. - Рассказывай дальше.
  
  - Мы напали на шатер - продолжил рассказ Шевельдан. - Охраняли его лучшие воины хана казахов. Нас быстро всех переловили железной сетью. А наш князь сразился с Кахарманом. Богатыри поразили друг друга мечами. Смерть их была неминуема, точнее они оба уже испустили свой дух, но тут произошло чудо.
  
  - Да не тяни ты, рассказывай уже быстрее - возмутился Араш, могучий воин с ятаганом в руке. - Что за чудо произошло?
  
  - Вон та женщина, ныне она жена князя в соответствии с нашими степными обычаями, так как она является прямой наследницей великого Чингисхана, сказала, что может переступить через воинов, и если она чиста, то герои оживут - сказал сотник.
  
  - Не может быть - сказал Бембя. - Может тебе это всё показалось?
  
  - Я еще не слабоумный старик - возразил Шевельдан. - Ничего мне не кажется никогда. Хан сказал молодой женщине, что если герои умрут, то её казнят, а если они останутся в живых, то тогда она может просить любую награду. Пусть еще раз хорошо подумает. Но молодая госпожа смело перешагнула через героев. И слава вечно синему небу она была чиста. Оба богатыря ожили у нас на глазах.
  
  - Действительно, это чудо - признал Санжи.
  
  - Я бы сам не поверил, но видел всё своими глазами - ответил сотник.
  
  - Но что было дальше? - спросил Араш.
  
  - Дальше молодая госпожа, которая стала недавно вдовой, попросила своего хана выдать её замуж за нашего князя, а нас так же отдать ей - ответил Шевельдан. - Так мы и оказались здесь. А куда нам еще идти? Назад нас не примут, ханский приказ не отменен. Так что, какие мы предатели? Мы жертвы заговора и подлости.
  
  - Пусть так - сказал Санжи. - Но нам нужно исполнить приказ. Пойми брат и прости.
  
  - Я лучше всех вас понимаю - ответил сотник. - И у меня есть хорошее предложение. Прошу, примите его.
  
  - Мы слушаем - ответил десятник.
  
  - У князя уши, как положено, заткнуты? - спросил шепотом Шевельдан.
  
  - Да - подтвердил Санжи.
  
  - Так вот - сказал обычным голосом сотник. - Вы в ловушке. Сзади мы и войска князя. А спереди дорогу вам перекрывают воины Алтынбека. Именно он и прислал нам письмо с гонцом и предупредил об опасности для князя.
  
  - Почему он нас предал? - удивился Санжи.
  
  - Он не вас предал, он узнал о том, что князь, которого он считал злодеем, много добра сделал его семье - ответил опытный воин. - И когда это он узнал, то чувство благодарности заставило его изменить свое отношение к бывшему врагу и броситься на его спасение.
  
  - Видимо этот князь, действительно не такой плохой человек, раз этот опытный властитель решился ради него отправиться в поход - признал десятник. - Но в чем твое предложение?
  
  - Я предлагаю следующее, мы сейчас освободим князя, и я ваш десяток беру в свою сотню - сказал Шевельдан.
  
  - И нас тут же казнят - возмутился Араш.
  
  - Вы меня с собой не путайте - сказал сотник, и глаза его наполнились слезами. - Я за вас любому глотку раньше перегрызал и дальше буду это делать. Прежде чем кто-то доберется до вас, ему придется убить меня и всех наших ребят.
  
  - Но у нас приказ - сказал смущенно Санжи.
  
  - Вспомните, что приказал вам великий нойон - сказал сотник. - К какому сроку вы должны привезти князя к нему?
  
  - Точного срока указано не было - признал Санжи.
  
  - И это правильно - сказал сотник. - Привезем его все вместе, немного позже. Примерно через две недели. А может через три. Поймите, тут не надо торопиться. Если привезти князя сейчас, то он не сможет оправдаться перед судом. Сейчас идет война, и его вероятней всего казнят тайно. А вас как опасных свидетелей пошлют на такое задание, с которого невозможно вернуться живыми. Всё просто. Вы же сами прекрасно всё это понимаете. Разве не правильно я мыслю?
  
  - Ты, прав, учитель - сказал Санжи.
  
  - А вот и войско султана Алтынбека приближается - сказал Шевельдан, указывая рукой на тучу пыли, которую подняли сотни коней воинства степного властителя.
  
  - Хорошо - согласился Санжи. - Освобождаем князя и идем временно под руку сотника.
  
  Когда султан Алтынбек подъехал к тому месту, где его ожидал князь Мерген с супругой, джунгарские воины уже все заняли свои места, в общем строю. Султан спешился, передал повод своего коня слуге и подошел к своим недавним врагам.
  
  - Я рад приветствовать вас уважаемый султан - сказал князь.
  
  - И я тоже рад познакомиться с вами - ответил Алтынбек. - Я приношу свою благодарность за то, что вы пощадили мою семью. Я хочу, чтобы всякая вражда между нами была прекращена и воцарилась меж нами дружба и взаимное уважение.
  
  - Такого же и мое желание - ответил Мерген. - Сегодня вы открылись мне совершенно с другой стороны. Я рад этому. Мы просто не знали друг друга. Я теперь уверен в том, что вы заслуживаете уважения. И я рад был бы, если бы вы одарили меня своей дружбой.
  
  - И я рад стать вашим другом - признался Алтынбек. - Врагов у меня много. Слуг, воинов и родственников еще больше, а вот друга давно нет. Войны, междоусобицы и мятежи забрали у меня давно всех моих друзей.
  
  - Примите ли вы уважаемый султан приглашение посетить нас? - спросила Карагоз.
  
  Алтынбек подозрительно посмотрев на джунгарских воинов, ответил:
  
  - Я обязательно с вами проследую до вашей крепости, я хочу быть уверенным, что с вами всё в порядке.
  
  Заиграл сигнальный рожок, и все всадники вместе отправились в путь к крепости.
  
  
  Глава 24
  
  
  Как только князь с гостями попал в крепость, практически сразу начался пир. Утром, пока гости отдыхали, Мерген Дорджи принял официально новый десяток в сотню Шевельдана. Каждому новому своему бойцу князь выдал по своему обычаю в виде дара сотню баранов и овец. Тут же выделили воинам каждому отдельное хозяйство. А Фирюза Ханум выдала замуж за бойцов хорошеньких женщин.
  ***
  
  Через две недели Санжи подошел к Шевельдану и спросил:
  
  - Когда пойдем в поход?
  
  - Рано еще - ответил сотник. - Война там в самом разгаре. Никто нас там слушать не станет. Сразу отправят нас всех на плаху.
  ***
  
  Еще через две недели Санжи подошел к Шевельдану и спросил:
  
  - Когда пойдем в поход?
  
  - Скоро, уже через две недели - ответил сотник.
  ***
  
  Через две недели пришло известие о завершении войны. Санжи снова подошел к Шевельдану и спросил:
  
  - Когда пойдем в поход?
  
  Сотник зло посмотрел на друга и сказал:
  
  - Зимовка на носу. Как наши женщины здесь без нас справятся одни? Хозяйство большое за ним уход требуется. Я, конечно, обещал, не отрицаю, но давай хоть до весны потерпим.
  
  - Да - согласился Санжи. - Мне свою супругу Айгуль ужасно жалко оставлять. Она такая нежная, как цветочек. Как она без меня будет справляться одна тут? Уеду только с ней, не брошу её здесь. Хорошо останемся до весны.
  ***
  
  Генерального сражения, к которому так усиленно готовились обе воюющие стороны так и не случилось. Сначала дожди вмешались в планы армий, а потом пришли вести о том, что на другой границе Джунгарии активизировались враги. Они напали на важную крепость. Нужно было срочно идти ей на помощь. У противника тоже возникли сложности. И их границу в ином месте атаковали орды завоевателей.
  
  Великий хан сидел в кресле в военной ставке, которая готовилась переехать ближе к столице, и был весь погружен в тяжелые размышления. Тут к нему без приглашения вошел великий нойон. Он сказал:
  
  - Ваш караван к отправке готов. Всё вопросы разрешены. Можно спокойно ехать в столицу.
  
  - Не все вопросы разрешены - возразил хан. - Что слышно о князе Мергене Дорджи? Что слышно о десятке лучших моих убийц?
  
  - Ничего не слышно - ответил великий нойон. - Вероятней всего они погибли, их смог победить этот самый наш непобедимый князь. Но теперь после того, как большая война здесь завершена, мы можем отправить на уничтожение Мергена Дорджи карательный корпус.
  
  - Никого я больше к этому князю отправлять не буду - грозно крикнул хан. - Я так всех своих лучших бойцов потеряю. Я тебя предупреждал, будь осторожен, не спеши, всё хорошо обдумай. Ты не только сам меня не послушал, но еще и меня же с толку сбил. Всё нужно было делать иначе. Но слишком много моего внимания занимала война. Сейчас мой ум немного освободился, и я вижу, сколько сделано ошибок. Так нельзя. Нужно выращивать победу, как драгоценное дерево. Не спеша. Мы же торопились.
  
  - Так что забудем о князе, не подошлем к нему убийц? - спросил вельможа обиженно.
  
  - Князь сам к нам придет - ответил хан. - Но не сегодня. Пока мне он не интересен. Пусть живет своей жизнью. Сейчас мне интересны его сыновья.
  
  - Послать туда гвардейцев? - спросил сбитый с толку великий нойон.
  
  - Я пошлю туда не гвардейцев - ответил хан. - У меня во дворце прячется властительная алтайская принцесса. Совершенно юное создание. Лет ей 7 или 8. Свергшая её родителей новая династия властителей Алтая требуют с меня выдать беглую принцессу. Дольше держать её во дворце я не могу. Но есть неприступная крепость на краю страны, в которую редко приезжают гости из столицы. Там принцесса может жить в полном спокойствии. Но самое главное. Эта девчушка уже сейчас невероятно красива, а через несколько лет она станет самой красивой девушкой в подлунном мире. А в крепости два прекрасных молодых человека растут без отца. Я думаю, что князя впереди ждет много интересных новостей из его родового гнезда.
  
  Конец повести.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"