Мендяев Пюрвя Николаевич: другие произведения.

Культура стоимости, или стоимость культуры

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    размышления о проблемах культуры и экономики.

  
  
  
  
  События последнего времени, изменения, происходящие в жизни российского общества, день, за днем наслаиваясь друг на друга, на мой взгляд, исподволь подводят нас к мысли о том, что за их большим внешним многообразием кроется некая общая единая проблематика. Проблематика, которая в значительной мере скрыта от всеобщего обозрения и поэтому пока не осознана в должной мере российским обществом. А раз нет осознания проблематики, то соответственно и нет вопросов и нет удовлетворительных ответов на вызовы времени. Но тем временем, мы всё более часто отмечаем возникновение определенных отрицательных тенденций в окружающей нас действительности, которые становятся настолько заметными с течением времени, что игнорировать их всё труднее. Они постепенно превращаются в болевую точку общества. К примеру, вот, что пишет ростовский журналист А. Синельников о положении дел в его родном городе:
  
  - "буду настойчиво и нудно повторять одно и тоже: разрушение города Ростова начинается с избирательного участка. Главные разрушители города - фальсификаторы выборов. Пока это не будет понято, не будет понято ничего. Нет политики - нет полиса (города) - нет соглашения о можно и нельзя - нет горожанина - нет истории.
  Чтоб совсем вас, богатых и умных, позлить: чтобы иметь город, надо с гунами бороться на выборах, поэтому вам красивых фасадов не положено"".
  
  И нужно сказать здесь, что ситуация в Ростове вовсе не уникальна. У нас в Элисте весь город постепенно превращается в некий единый безобразный коммерческий ларек, а дороги в калейдоскоп ям и колдобин. А если посмотреть шире, то по всей стране, судя по комментариям в интернете, происходит то же самое, что и в наших двух южных городах, то есть идет разрушение культурных слоев в архитектуре городов. Москва и Питер вовсе здесь не исключение. Сносятся исторические здания, шедевры мирового зодчества и вместо них выгоняется элитное жилье и офисные помещения.
  
  Вроде бы несколько на другую тему пишет известный публицист С. Морозов в своем статусе на фейсбуке, но что-то в его словах, на мой взгляд, перекликается с репликой Синельникова:
  
  - понимаете, Мариэтта Омаровна, Мариэтта Чудакова в чем дело.
  вот что я хотел вам сказать вчера: культурная машина позднесоветского периода, все эти "шестидесятники". Все наши бахтины, арсении тарковские и надежды мандельштамы - понимаете, из всего этого почему-то не получилось МОСТА - из "советизма" в новую жизнь. Мы не перешели по этому мосту. Он рухнул.
  Почему? Вот вопрос. Вот вы бодро говорите - давайте будем держаться нашей миссии, будем хранить наши "гуманистические ценности" и разносить их по районным библиотекам. Это - "все понятно".
  А я-то хотел спросить: почему так получилось, что все - все, что мы с вами знали, все что составляло антисталинистскую культурную почву - оказалось совершенно беспомощным перед лицом этого нового путинского чекизма?
  
  Знаменитый политтехнолог Г. Павловский высказался в своем статусе на фейсбуке о реплике Морозова следующим образом:
  
  - центральная тема; пока не решимся ее развинтить -не двинемся. Но у Саши смешано а)производство культурной вещи с б) её превращением в образец. Перечисленные имена - вершины проработки пост-сталинского опыта.. но кто-то должен был превратить их в нац.репутационный эталон! Русский сбой был здесь, в этом звене. Генрих Бёлль - творец антинацистского немца. Но не он же сам бегал со своими романами, уговаривая школьников (через губу, как советские оберст-перестройеры) :эй курва, ступай сюда - читай меня и почитай Гайдара!
  Конец цитаты.
  
  И еще факт последнего времени, который, на мой взгляд, дает некий новый ключ к пониманию происходящих с нами событий. Премия Ника за лучший фильм присуждена фильму А. Германа 'Трудно быть богом', снятому по одноименной повести братьев Стругацких. Но в отличие от повести в своем фильме Герман, на мой взгляд, поднимает совершенно новый пласт, значительно более современный. Он показывает нам мир или реальность жизни в мире духовных скреп. Вот этот самый Арканар, погрязший в непролазной грязи и нечистотах - он и есть мир победивших духовных скреп. Это средневековье, эпоха торжества веры и духа, истинное подлинное средневековье, это место, куда можно совершенно просто попасть всем нам. Это место где душа есть всё, а тело объявлено сатанинским наваждением. И мы туда движемся точно. В Элисте дороги превращаются в сплошной калейдоскоп дырок в асфальте. Еще чуток больше духовных скреп и тогда и Москва тоже станет чистым Арканаром. А Ярмольник в этой реальности играет простого москвича, который будет процветать в этом мире духовных скреп овладевших всем.
  
  
   Арканар как воспоминание о будущем. О новом средневековье много говорил Сергей Дацюк у нас на конференции в Элисте несколько лет назад. О времени, когда из куч мусора люди будут вести через новейшие гаджеты репортажи о сожжении ведьм. В принципе это уже всё есть, расправы над мучениками транслируют через новейшую технику на весь мир. И при этом огромный уровень развития технологий в новом средневековье спокойно соседствует с всеобщим одичанием, ни сколько ему не противореча. Фильм Звягинцева 'Левиафан' в принципе про то же самое явление или процесс, погружения в архаичный мир средневековья. Но фильм Звягинцева, он как свечка перед прожектором, по сравнению с фильмом Германа.
  
  
  История с оперой 'Тангейзер', или точнее история скандала вокруг данной постановки тоже добавляет определённых красок в палитру современности. Максим Шевченко, журналист и общественный деятель, в передаче на радио 'Эхо Москвы' удивлялся тому, что театральная постановка вызвала такое неудовольствие местного главного православного церковного иерарха. Этот спектакль не мог вызвать серьезного резонанса сам по себе, в силу того, что количество потенциальных зрителей его было сравнительно невелико. Вот если бы речь шла о трансляции спектакля по ТВ, то тогда можно было бы бить в набат, а так особого смысла создавать ажиотаж вокруг спектакля не имело смысла, по мнению Шевченко.
  
  Известный деятель культуры Марат Гельман, в недавнем прошлом один из видных членов партии власти, а ныне отстраненный от должности и работающий за пределами России в программе 'Особое мнение' радиостанции 'Эхо Москвы' сказал совсем недавно в частности следующее:
  
  - Культурная политика сегодня такая, что, вообще, культура не нужна, потому что другой культуры же у нас нет.
  Затем:
  
  - Мединский может создать Союз писателей из 10 тысяч пишущих, может создать союзы историков и так далее. Это не играет... Искусство - другая ситуация. Один художник важнее ста министров. Ван Гог важнее всех директоров музеев, которые сегодня существуют - по влиянию на художественный процесс. Поэтому они просто не понимают, что здесь, вообще, по-другому строится сила. Сила искусства по-другому строится. Не в количестве денег, ни в количестве мускул, а в том внимании, в том доверии, которое ты получаешь. И с этим подходом, который сегодня есть у власти, они проигрывают. То есть им кажется, что они выигрывают - вот они сняли, - а они на самом деле битву проиграли.
   И далее:
  ― Я еще раз говорю, что здесь они могут заморозить все что угодно. Ну они уедут в Черногорию, в Прагу, в Берлин. И все равно этот русский культурный контекст, он сильнее в любом масштабе времени больше четырех лет. Дело даже не в том, что Путин тактик, а не стратег, а просто политический ресурс за четыре года стирается. Он будет требовать либо нового Крыма, либо это все... А все, что связано с культурой - наоборот... Это знаешь, как, допустим, пиджак через 5 лет дешевле или машина, потому что ею пользовались, она уже старая, а искусство через 5 лет, наоборот, дороже и дорожает со временем. Так же и сила. Вот все конфликты, которые сейчас, кажется, что они победили или они сильнее - на самом деле через некоторое время люди, которые имели отношение к увольнению, будут стесняться даже...
  
  И таких примеров можно приводить сейчас множество.
  
  
  Все эти события и реакция на них подвели меня к мысли о том, что есть нечто общее во всех этих историях. И это общее, как я предполагаю, - вопрос стоимости продукта культуры, его капитализации. Или точнее происходящее сегодня обесценивания продукта культуры и потеря им капитализации. Общее - это признание ничтожности ценностей культуры в настоящий исторический период, и их практически полное обесценивание. Отсутствие уважения к культурной жизни общества. Далее я постараюсь, опираясь на общедоступные источники, показать, что данное мое предположение, к сожалению не плод моей фантазии, а реальность.
  
  В подготовленном Институтом стратегического анализа аудиторско-консалтинговой компании 'ФБК' докладе 'Сколько стоит Россия: 10 лет спустя' в частности говорится:
  
  - Учитывая, что доля бюджета, направляемая на культуру и искусство, слабо изменяется во времени, равно как и доля ВВП, направляемая на финансирование бюджета, был проведен корреляционный анализ темпов роста ВВП и темпов роста ВДС культуры и искусства в 2003-2013 гг.
  Темпы роста этих показателей продемонстрировали тесную связь за прошедшее десятилетие: коэффициент корреляции - 95%. При расширении временного горизонта до 1996 года (с исключением последефолтового 1999 г., и на данных по отрасли 'культура и искусство' согласно ОКОНХ) коэффициент корреляции остается, достаточно высок - 86%.
  Такой высокий коэффициент корреляции дает право предполагать наличие практически линейной взаимосвязи между показателями, средний коэффициент их соотношения составляет 1,003 (темп роста ВВП в 1,003 раза выше темпа роста ВДС культуры и искусства).
  
  Конец цитаты.
  
  Таким образом, исходя из данных доклада, мы можем теперь говорить о том, что выявленная прямая линейная зависимость между приростом ВВП и ВДС культуры подтверждает тот факт, что прирост добавленной стоимости ВВП обеспечивается приростом ВДС культуры. Понятное дело, что обеспечивается, не означает здесь, что весь прирост ВВП производится в сфере культуры. Но связь между общим ростом и ростом стоимости культуры, показывает то огромное значение, которое имеет культура для создания условий экономического роста.
  
  
  
  Но при этом мы должны понимать, что речь о росте ВВП и ВДС культуры идет здесь в абсолютных цифрах и величинах. Если же мы будем рассматривать ситуацию в сопоставимых ценах 2003 года и 2013 года, то тогда картина станет несколько иной. Исследование 'ФБК' показывает, что стоимость культуры в РФ в сопоставимых ценах не выросла, а понизилась. На целых 37 процентов за 10 лет. Соответственно, при выявленной линейной зависимости между ВВП и ВДС мы можем предположить, что и в целом стоимость ВВП в сопоставимых ценах понизилась примерно на ту же величину за 10 лет.
  
  
  Как мы видим, Марат Гельман к сожалению в своем интервью ошибается, культура в масштабе времени, даже не 4 лет, а больше 10 лет не растёт, а падает в цене в России. Это не шутка. Последние годы стоимость культуры резко уменьшилась. Это и есть огромная и, увы, неосознанная пока проблема. Но это та проблема, которую нужно решить по возможности быстро. Ибо существующая сейчас ситуация ведет к тому, что вслед за стоимостью культуры падают и все остальные стоимости. Эта суровая реальность ставит перед обществом новую серьезную задачу: необходимость управлять стоимостью культуры, как никогда прежде, следить за тем, чтобы проводимая политика в целом в стране и в отдельных регионах и на муниципальном уровне, занимались бы не уничтожение стоимости культуры, а способствовала созданию добавленной стоимости. В связи с этим общество нуждается в более систематизированных и надежных методах поиска новых путей развития в условиях бурных преобразований, которые способствовали созданию культурной и промышленной среды обладающей свойством постоянно растущей ценности.
  
  Наступление века информационных технологий меняет существовавшую ранее систему экономики культуры кардинально. Эта новая реальность ставит перед менеджерами от культуры новую серьезную проблему, проблему адаптации к сложившейся ситуации. Во многом то, что происходит в мире культуры страны сейчас можно сравнить с тем, что происходило в промышленности в лихие девяностые годы, когда массово закрывались производства, поскольку научно-техническая революция сделала их продукцию морально полностью устаревшей. Стоимость огромных производств быстро превращалась тогда практически в полный ноль. Сейчас происходит нечто похожее в сфере культуры. Отмирают, под воздействием внедрения сверх новых информационных технологий, безвозвратно целые культурные слои в жизни общества, а перед оставшимися действующими пока структурными единицами сферы культуры становится в полный рост задача функционирования в новых условиях и управления созданием стоимости. Сегодня тысячи деревень остаются в России без очагов культуры. Кинотеатры только в городах, все сельские точки закрылись, из-за невозможности закупить и содержать дорогостоящую технику. Впору закрывать так же музыкальные, художественные и прочие культпросвет училища, набора в них сейчас почти нет, потому что выпускники не востребованы практически вообще. А читатели газет и книг в основе своей вымирающее племя пенсионеров, закрывается масса изданий.
  
  
  Вслед за де-индустриализацией 90-х годов, которая, явилась для России фактически завершением блистательной эпохи модерна, начатой еще при императоре Петре Великом, похоже, пришла пора уничтожения культурного слоя в жизни общества, соответствовавшего задачам той эпохи. Следом за де-индустриализацией идет отмирание культуры модерна страны. Царство тьмы наступает. И это никого не волнует. Хотя здесь я наверно не совсем прав. В целях привлечения внимания общества к вопросам развития культуры, сохранения культурно-исторического наследия и роли российской культуры во всем мире 2014 год был объявлен годом культуры. В 2012 году была принята правительственная программа развития культуры и туризма. Президент России Владимир Путин, в целях привлечения внимания общества к литературе и чтению подписал 13 июня 2014 года указ 'О проведении в Российской Федерации в 2015 году Года литературы'.
  
  Правительству России поручено образовать оргкомитет, обеспечить разработку и утверждение плана основных мероприятий по проведению в России Года литературы.
  
  Идею проведения Года литературы Владимир Путин озвучил еще 21 ноября 2013 года на Российском литературном собрании. Государство намерено вплотную заняться решением проблем литературной сферы и стимулированием самого интереса россиян к чтению. Сделан первый шаг - для поддержки современных авторов учреждена премия Президента Российской Федерации в области литературы и искусства за произведения для детей и юношества, которой были награждены лауреаты в 2014 году, в День России 12 июня 2014 года.
  
  В утвержденном распоряжением Правительства РФ от 25 декабря 2013 г. N 2517-р плане основных мероприятий по проведению в 2014 году в Российской Федерации Года культуры было первым пунктом прописано разработка стратегии развития культуры в Российской Федерации на период до 2025 года. Пока ничего нет. И по вопросу стоимости культуры ничего тоже нет в государственных документах.
  
  
  Но с этим всё предельно сложно, вопрос управления стоимостью не решен в должной мере в принципе и на уровне обычных предприятий в стране. Как пишут эксперты, страна испытывает острейший дефицит конкретных инструментов и технологий управления производительностью и экономическим ростом. Этот дефицит уже осознается как политическая проблема.
  
   Поэтому, я бы перефразировал политтехнолога Г. Павловского - создание культурной вещи и превращение её образец общенациональной капитализации, как высшей, постоянно растущей ценности - центральная тема сегодняшнего дня.
  
  Для того чтобы приступить к разбору темы для начала попробуем разобраться с терминологией. В словарях дается множество определений культуры, я не стану их здесь перечислять. Я скажу только, что, на мой взгляд, самое главное это то, что культура является специфическим, присущим только человеку механизмом, обеспечивающим его адаптацию к условиям жизни. Вполне очевидно, что ровно, так же как и основополагающей целью любого бизнеса является выживание и создание богатства для его владельцев (или, что то же самое, стоимости компании), так же в целом для человеческого общества культура есть средство для достижения этой же цели, то есть выживания и создания общественного богатства. Поскольку, как известно, управление бизнесом есть на самом деле не что иное, как управление стоимостью бизнеса. Следовательно, следуя данной логике, основополагающей целью культуры в обществе является максимизация стоимости всеобщего национального продукта, создаваемого в результате процесса общественного производства.
  
  
   К. Маркс показал, что процесс производства капитала в рыночной экономике заключается не в производстве продукта вообще и не в производстве просто товара, а в возрастании первоначальной стоимости, в производстве товара, содержащего в себе прибавочную стоимость. Соответственно культура в рыночной экономике тоже должна быть нацелена на создание новых дополнительных стоимостей, на расширенное воспроизводство. Расширенное воспроизводство - это возобновление производства в каждом следующем цикле в возрастающем масштабе по количеству и качеству изготовленного продукта. При этом всегда растет количество изготовленного общественного продукта, часто достигается улучшение качества его составляющих.
  
  
   Для расширенного воспроизводства в каждом следующем цикле нужны дополнительные материальные и качественные факторы производства. Основным источником расширения является созданная прибавочная стоимость. Количественные и качественные изменения факторов производства достигаются также за счет инноваций. Расширенное воспроизводство - это тот базис, на котором держится развитие всего общества. Есть расширенное воспроизводство в любой сфере жизни - оно начинает поглощать ресурсы во всё больших количествах, причем ресурсы не только материальные, но и культурные. И соответственно в этой ситуации появляется возможность развивать свое благосостояние, всем кто находится в системе. Поэтому. Материальная и духовная жизнь общества напрямую зависит от наличия в стране в целом ситуации расширенного воспроизводства в экономике.
  
  А раз это так, то исключительно важно знать то, как в действительности обстоят дела с наличием расширенного воспроизводства в нашей стране за последние годы, в целом по экономике и отдельно в отрасли культуры.
  Как мы можем судить по данным аудиторско-консалтинговой компании 'ФБК' опубликованным в докладе 'Сколько стоит Россия: 10 лет спустя' расширенное воспроизводство в стране отсутствовало в эти годы. Но это процесс не однозначный и не простой. Понятное дело, что речь идет о глобальных цифрах. В отдельных отраслях экономики и культуры могло в это время идти расширенное воспроизводство, но факт в том, что общий суммарный результат всё равно показывает отсутствие расширенного воспроизводства в сопоставимых ценах.
  
  
  Здесь, для справедливости нужно сказать о том, что ситуация отсутствия высокой ценности культуры у нас в стране проблема не только последнего времени. Посмотрим на примере. Среди 50 самых дорогих картин мира найдется только одна картина русского художника - "Супрематическая композиция"(1916 г.) Казимира Малевича, проданная в ноябре 2008 года на аукционе Sotheby's за 60 млн. долл. США.
  
  Если мы посмотрим на другие произведения, созданные российской школой живописи, то среди наиболее дорогих будет только русский авангард. Василий Кандинский - 'Белый звук' Sotheby's 2007 год 23,3 млн. долл. США, Эскиз к импровизации ?8 Christie's 2012 год 23 млн. долл. США, 'Фуга' (Fugue) Sotheby's 1990 год 20,9 млн. долл. США.
  
  Алексей Явленский 'Шокко в широкополой шляпе' Christie's 2008 год 18,6 млн. долл. США. К этим авторам исключительно дорогих картин можно еще добавить Марка Шагала и Наталью Гончарову. Рядом с ними далее в ряду дорогих живописцев стоят всё те же представители русского авангарда. Искусство зрелого СССР эпохи так называемого 'застоя' и современной России особо высокой стоимости в мире не имеет. Мало того. Стоимость искусства, как мы видим, еще и падает в стране. И достаточно серьезно. Как пела одна из команд КВН - "Дороги в стране, Как машины в стране, Как и зарплаты, футбол, ЖКХ и конечно, кино... ...!'
  
  
  Дело, конечно, это вовсе не шуточное. И нужно что-то предпринимать. И вопрос здесь, безусловно, не столько в уровне финансирования культуры, хотя он у нас значительно ниже, чем развитых странах Европы. В период расцвета русского авангарда, когда были созданы сверхценные для мира картины, вряд ли уровень бюджетного финансирования был большим, чем сегодня. Но вот реальный прирост ВВП и притом весьма значительный, в разы превосходящий сегодняшний совершенно точно тогда присутствовал.
  
  
   Взаимосвязь экономического процветания и высочайшего взлета культуры прослеживается в истории практически всегда. Итальянское 'Возрождение' прочно связано с семейством Медичи и расцветом италийских княжеств, в которых впервые появились мануфактуры и промышленное производство. Расцвет голландской живописи совпадает по времени с мировым лидерством этой страны в сфере развития промышленности и торговли. Пальма первенства наиболее передовой экономики мира переходит к Англии и вот там наступает золотой век культуры. Франция создает лучшую в мире литературу в 19 веке, создав самые лучшие в истории экономические условия для писателей, став в это время одной из мощнейших экономик мира. С ней конкурирует бурно развивающаяся череда германских княжеств, создавшие образцы культуры и науки, и результатом этого роста в итоге и стала появившаяся из небытия единая Германия.
  
  Казалось бы всё здесь просто. Появились богатства в некой стране в результате экономического роста и богатеи с широкого плеча начинают подкармливать писателей, художников, музыкантов. Вот культура и расцветает. Наверное, в этом есть, что-то рациональное, но связь между богатством общества и созданием особо ценных произведений искусства в действительности не столь проста. К примеру. Многие деятели культуры спокойно умерли в полной нищете, при том, что произведения их стоят ныне многие миллионы долларов США. Но при жизни они были изгоями, практически отбросами общества, а их творения практически ничего не стоили. И уже потом, после их кончины, их гениальность оценили и их творения стали эталонами в мире прекрасного, и в результате их работы обрели настоящую цену. Всё это достаточно сложный конгломерат взаимоотношений, вопрос стоимости вообще всегда вызвал массу споров, а тем более стоимости культуры не совсем ясен до сих пор. Бытует мнение, что стоимости в культуре продукт заговора теневых игроков. Вот, к примеру, что мне написал один из критиков моего текста:
   - 'как можно писать столько глупости?.вы вчера родились? вы не знаете,что запад все это делает? при чем здесь Маркс и прочий бред?
  
  
  Насколько я понял, в голове у человека сложилась простая картина. Разбираться с вопросом стоимости культуры бессмысленно, поскольку она есть продукт манипуляций запада. Но, несмотря на такие суждения, я думаю, складывать ручки здесь не имеет смысла. Хотя вопрос стоимости и правда, весьма непрост. В знаменитом романе Булгакова 'Мастер и Маргарита' один из персонажей Коровьев-Фагот произнес '- вопросы крови - самые сложные вопросы в мире!'. Вопросы стоимости, как мне представляется, действительно исключительно сложные, почти такие же сложные, как и вопросы крови. К. Маркс писал в своем основном труде 'Капитале', что стоимость отличается от бутылки шампанского 'мадам Клико' тем, что не знаешь с какой стороны за неё взяться. Попробуем взяться за стоимость культуры с правильной стороны.
  
  
  Для начала рассмотрим основные теоретические основы. Существует ныне две основные теории стоимости - трудовая и рыночная. Маркс, апологет трудовой теории стоимости, писал о том, что стоимость любого товара полностью определяется количеством затраченного на производство его труда. К примеру, если бы на добычу алмазов тратилось ровно столько же трудовых затрат, сколько на добычу угля, то стоимость угля и алмазов была бы одинаковой. Рыночную теорию стоимости создали представители австрийской экономической школы. В основе их метода определения стоимости лежит принцип предельной полезности товара. То есть по логике, предложенной австрийскими экономистами, чем более товар бесполезен для жизнеобеспечения и производства, тем выше на него цена. Предположение это весьма логичное, поскольку даже на том же примере со стоимостью алмазов и угля можно показать, что степень полезности угля в целом для экономики примерно в столько же раз больше полезности алмазов, во сколько раз ниже его стоимость. На мой взгляд, обе эти теории являются верными и дополняют друг друга, хотя считается, что они являются антагонистическими. Но здесь я не хочу слишком глубоко углубляться.
  
  Есть еще понятие в экономике, которое близко к понятию стоимости, это понятие капитализации. Чтобы в самом простом подходе объяснить, что такое капитализация, можно взять электрический провод для примера. Вот возьмем провод, через него проходит, допустим, одна жила. Цена этого провода будет, допустим, 10 рублей. Но если через провод проходит 10 жил, а внешне вы это с ходу так не определите, факт того, что там проходят эти самые дополнительные жилы и определит, что стоимость данного провода будет выше, чем одножильного.
  
  
   Так и у любого объекта, у любой структуры, компании, банка и т.д. её капитализация равняется количеству полезных связей. То есть любую компанию, любую структуру, любой объект недвижимости можно представить в виде некоего провода, через который проходят соединения. Допустим, предположим, что в нашем городе есть компания, которая производит прохладительный напиток 'Колокольчик'. У этой компании установлена полезная связь с 3 000 магазинов, с которыми она сотрудничает. И плюс еще есть 30 000 человек, которым нравится этот 'Колокольчик' и которые его приобретают. Стоимость такого предприятия, то есть его капитализация может быть выражена через то количество связей, которые образовались у данного предприятия. То есть это 3 000 магазинов и 30 000 покупателей.
  
  
  Возьмем компанию Coca-Cola и представим, что ее тоже в виде провода. Фактически эта компания связана с огромным количеством, просто несметным количеством людей, с несметным количеством магазинов, и через ее этот провод проходят миллионы, миллиарды различных жил, которые связывают Coca-Cola с миллионами человек по всему миру. Естественно, что объем стоимости компании Coca-Cola будет примерно ровно же во столько превосходить объем стоимости компании по производству напитка 'Колокольчик', во сколько количество связей, установленных в мире компанией по производству напитка 'Колокольчик' будет меньше, чем количество связей, установленных в мире компанией Coca-Cola.
  
  
  То же самое мы можем сказать и об объектах недвижимости. Капитализация таких объектов, их стоимость точно так же будет определяться количеством потенциальных полезных связей, которые позволяют воспроизвести их место локализации.
  
  
  Теперь перейдем непосредственно к вопросу стоимости культуры. Получается, что здесь действительно черт ногу сломит! Если посмотреть, то трудовая теория здесь на первый взгляд не работает, или точнее работает, но лишь отчасти. Вряд ли среднестатистический художник сегодня работает в столько же раз меньше, чем тот же Малевич, во сколько раз его картины стоят меньше, чем картины Малевича. Или другой пример, писатель графоман может создать огромный труд, но цена его будет ниже маленькой статьи известного журналиста. Вспомним здесь еще раз слова Гельмана из его интервью 'Эху Москвы':
  
   - ' здесь, вообще, по-другому строится сила. Сила искусства по-другому строится. Не в количестве денег, ни в количестве мускул, а в том внимании, в том доверии, которое ты получаешь'.
  
  С другой стороны при этом всем, гигантская мощь труда, сконцентрированная в достижениях Голливуда и других основных центров создания культурных проектов, имеет основную стоимость в мире культуры. Стоимость кино, телевидения, радио, интернет ресурсов, которая состоит из несметного числа скопленных частей труда, огромна. Но при этом всё равно не всегда объем вложений труда становится основным мерилом стоимости полученного в итоге культурного продукта. Хотя, наверно, тут нужно отметить, что с течением времени, трудовая составляющая начинает играть всё большую роль. При хороших затратах сделать популярным и ценным можно практически проект любого исполнителя или автора. Но в любом случае, вопросы здесь остаются, ни всё однозначно и понятно.
  
  Принцип предельной полезности тоже не совсем позволяет понять существо вопроса. С одной стороны культурные проекты должны стоить дорого, поскольку траты на них не являются первоочередными. И данный подход, к примеру, хорошо объясняет, почему самым ценными картинами являются работы абстракционистов. Их полезность максимально низка. Но если исходить из такой логики получается, что обесценивание культуры в РФ за последние 10 лет говорит о том, что степень её полезности стремительно выросла, что выглядит несколько абсурдно. Может дело обстоит отчасти и так, и полезность культуры в стране действительно выросла, но явно не на 37 процентов, но это знание, если оно, конечно, верное, всё равно мало, что нам дает для понимания процесса в целом. Похоже, что падение стоимости культуры объясняется не ростом полезности культуры.
  
  
  Теперь можно сказать пару слов о том, что касается подхода к стоимости культуры со стороны управления её капитализацией. Здесь нужно сказать, что данный подход позволяет много весьма ценного извлечь для понимания процесса развития стоимости культуры. Действительно, хорошее, дорогое произведение или объект культуры создает более высокое количество полезных связей, по сравнению с посредственным. Картина известного мастера привлечет сразу значительно большее количество посетителей в музей, если она будет в нем выставлена, пусть даже на время. Дорогие объекты культуры всегда имеют огромную известность в мире. И соответственно и стоят больше, чем менее известные образцы. Но здесь проблема в субъективности определения данной капитализации, в отсутствии ясных критериев.
  
  Итак, все основные теоретические подходы к определению стоимости имеют отношение к сфере культуры, но при этом ясного понимания, как управлять стоимостью в культуре, пока нет. Но уже многое стало, на мой взгляд, более понятно в данном вопросе. Так что не будем останавливаться на достигнутом результате и попытаемся продолжить исследование.
  
   Кроме тех позиций, которые мы рассмотрели, из формулы оценки стоимости компании (см. Коупленд, Коллер, Муррин, Стоимость компании: оценка и управление, М.: Олимп-Бизнес, 1999), напрямую следует, что повышение стоимости любой компании создается либо повышением дохода, либо снижением издержек, либо уменьшением рисков, связанных с успешной работой. Если соотнести данный подход со сферой культуры, то можно сказать, что повышение доходов связано с увеличением количества полезных связей. Снижение издержек и повышение качества связано с управлением трудом и его накоплением. Управление рисками связано с предельной полезностью произведенного продукта. То есть для того, чтобы научиться управлять стоимостью мы должны владеть инструментами по воздействию на изменение количества полезных связей, управлению затратами, контролем за полезностью, то есть контролем за состоянием и развитием рыночной ситуации. Вот триединая задача, которую необходимо решить.
  
  
  Теперь, я думаю, есть смысл вернуться и более подробно рассмотреть вопрос о причинах объясняющих высокую стоимость картин художников русского авангарда начала 20 века. Как я уже писал выше, высокие цены данных картин частично происходят от того, что их предельная полезность исключительно низка. В этом смысле, золото идеальный металл, о котором писали, что он прекрасен и бесполезен. Это первое.
  
   Русский авангард в живописи есть порождение или составная часть более обширного явления - модерни́зма. Модернизм это направление в искусстве конца XIX - начала XX века, характеризующееся разрывом с предшествующим историческим опытом художественного творчества, стремлением утвердить новые, нетрадиционные начала в искусстве, непрерывным обновлением художественных форм, а также условностью стиля. Модернистская парадигма была одной из лидирующих в западной цивилизации первой половины XX века. То есть русский авангард был частью общемирового проекта. Поэтому количество связей полезных в мире у него был неизмеримо больше, чем у возникшего позже метода социалистического реализма, сформировавшегося в закрытом обществе. Выпадение из общего мирового культурного проекта СССР привело к низкой стоимости его живописи. И это верно практически на сто процентов. Любая тяга к закрытости культурного пространства автоматически ведет к уменьшению стоимости культуры в стране. Это второе.
  
  
  Создание работ в русском авангарде сопровождалось огромной интеллектуальной работой больших групп исследователей. Работала масса кружков энтузиастов, существовала большая интеллектуальная мастерская по производству художественных инноваций. Авангард это попытка создать нечто совершенно новое, изобрести новый изобразительный язык, найти выход из тупика повседневности и открыть новый, прекрасный мир. 'Долой ваше искусство!' взывал поэт Маяковский. Сбросим все существующие образцы с поезда современности! Этот труд был особенным, по созданию картин русского авангарда. Можно просто произвести, написать картину исходя из существующих канонов. Создать же нечто принципиально новое, это совершенно другая по сложности работа. Но без такой инновационной работы высокой стоимости не создают. Это третье.
  
  Итак. Если подвести коротко итог рассмотрения темы, то можно сказать, что налицо кризис культуры в стране. Из которого надо бы начать выбираться. Но для спасения нужен не просто новый подход, стране нужна сегодня новая культурная революция. Как многие помнят, в России уже проводилась почти сто лет назад культурная революция под руководством В.И.Ленина.
  
  
   В.М.Межуев в своей работе 'Ленинская теория культурной революции как модернизационный проект для России' пишет о том, какие задачи ставил Ленин перед собой и страной, начиная культурную революцию в СССР и том, что 'сформулированные Лениным задачи культурной революции сохраняют свою силу и актуальность и для нашего времени'.
  
  
  Какие же задачи ставил тогда Ленин, интерпретации Межуева перед страной?
  
   'Первой такой задачей является задача 'учиться управлять' по-новому, учиться самостоятельно руководить своим государством. Никакие законы и декреты, какими бы справедливыми и демократическими они не были, не могут обеспечить реального участия масс в политической деятельности, если эти массы необразованны, темны, не обладают необходимым запасом знаний. Характеризуя те трудности, которые встали перед советским государством сразу же после революции, Ленин писал: 'Советский аппарат на словах доступен всем трудящимся, на деле же он далеко не всем им доступен, как мы все это знаем. И вовсе не потому, чтобы этому мешали законы, как это было при буржуазии, наши законы, наоборот, этому помогают. Но одних законов тут мало. Необходимо масса работы воспитательной, организационной, культурной, - чего нельзя быстро сделать законом, что требует громадной длительной работы' . Отсутствие у масс опыта государственного управления оборачивается на практике не только такими явными проявлениями бюрократизма, как коррупция, бессмысленная канцелярщина и волокита, но и бесконтрольностью, неподотчетностью высших органов власти низшим, злоупотреблениями личной властью, административным произволом. '...Некультурность принижает Советскую власть и воссоздает бюрократизм'.
  
  
  
  Вторую основную задачу культурной революции Ленин сформулировал как задачу 'учиться работать' по-новому, что означало, в конечном счете, формирование нового типа работника, сочетающего профессиональные знания технических и научных основ современного производства с соблюдением необходимой для этого производства организацией и дисциплиной труда. Такого работника не знала старая Россия. 'Русский человек, - писал в этой связи Ленин, - плохой работник по сравнению с передовыми нациями. И это не могло быть иначе при режиме царизма и живости остатков крепостного права. Учиться работать - эту задачу Советская власть должна поставить перед народом во всем ее объеме' . И в этом случае решение проблемы он видит в соединении 'советской организации управления с новейшим прогрессом капитализма' .
  
  
  
  Наконец, третьей задачей культурной революции Ленин считал задачу 'учиться торговать', что позволит наладить союз города и деревни, будет способствовать переводу многомиллионной армии крестьянства на путь кооперативного (сначала сбытового, а затем и производственного) хозяйствования. '...Культурная работа в крестьянстве, как экономическая цель, преследует именно кооперирование' . 'Но это условие полного кооперирования включает в себя такую культурность крестьянства (именно крестьянства, как громадной массы), что это полное кооперирование невозможно без целой культурной революции' . НЭП в этом смысле - органическая часть культурной революции, как она была задумана Лениным. Суть НЭПа - не просто в замене продразверстки продналогом, но и в переходе на рельсы экономического хозяйствования с сохранением элементов частной собственности и свободной торговли. Через торговлю к кооперированию, а через кооперирование к индустриализации сельскохозяйственного производства, к превращению крестьянина в современного работника, владеющего техническими, агрономическими и экономическими знаниями, - таков, согласно Ленину, путь культурного подъема деревни. Только на этом пути можно преодолеть вековую противоположность между городом и деревней, а аграрно-патриархальную страну, какой всегда была Россия, перевести в разряд развитых промышленных стран. Если это еще не социализм в полном смысле этого слова, то, во всяком случае, тот уровень цивилизационного развития, который необходим для перехода к социализму'.
  Конец цитаты.
  
  
  
  
  Если Межуев правильно излагает материал, то тогда можно сказать о том, что культурная революция была, похоже, действительно сорвана контрреволюционным новым руководством страны после ухода В.И. Ленина.
  
   Получается, Ленин прекрасно понимал, что выпадение культурного процесса в стране из общемирового дискурса не приведет ни к чему хорошему и резко понизит стоимость культуры в стране. Он резко выступал против Пролеткульта и ставил на единение с основными направлениями развития мирового буржуазного искусства. Итог высокая капитализация произведений искусства с 1918 по 1030 годы. Далее в стране решили всех загнать в соцреализм, итогом этого стало выпадение из общего культурного контекста и потеря стоимости и значения культуры СССР для мира.
  
  Насчет задачи культурной революции по формирования у масс опыта государственного управления как средства избавления от бюрократизма, коррупции, не подотчётности высших органов власти низшим, злоупотреблениями личной властью, административным произволом можно смело говорить. Ничего так и не сделано за почти сто лет. И здесь я снова вернусь к словам Морозова из его реплики. 'А я-то хотел спросить: почему так получилось, что все - все, что мы с вами знали, все что составляло антисталинистскую культурную почву - оказалось совершенно беспомощным перед лицом этого нового путинского чекизма?'. Сделали бы культурную революцию, так как хотел её сделать Ленин, и не было бы вообще необходимости в антисталинской культурной почве.
  
  Есть еще вопрос, который надо рассмотреть. Это стоимость культуры и демократия. Как известно родиной театра, как первичной культурной матрицы и демократии является Древняя Греция. В представление древних греков мир был огромной театральной сценой, а живущие в нём люди - актерами, которые появляются на этой сцене, играют свою роль и уходят. Земля - лишь сцена, где они исполняют свою предназначенную свыше роль. Фридрих Ницше сумел первым из европейских философов раскрыть суть самого рождения афинской театральной трагедии, которая, по его мнению, является высшей формой искусства, ибо она соединяет в нечто органически единое двух важнейших божеств Аполлона и Дионисия, и их элементы в неразрывном целом, позволяя зрителю испытать полный спектр состояний человеческого духа. Театральные зрелища были особенно любимы эллинами. Социальные, этические, политические проблемы, вопросы воспитания, глубокая обрисовка героических характеров, тема высокого гражданского самосознания составляют жизнеутверждающую основу древнегреческого театра. Но при этом всем театр в Древней Греции был чисто Афинским явлением. Если где-то в иных государствах владыки хотели поставить спектакль, то приглашали специалистов постановщиков только из Афин. Секрет феномена Афинского театра вероятней всего заключен в том, что демократическое устройство страны требовало применять сложные механизмы борьбы за голоса избирателей.
  
  
   В Афинах эпохи Перикла обычно не повторяли старых трагедий и комедий. Этим объясняется и огромное число произведений, созданных древнегреческими драматургами. По подсчетам современников Эсхила, Софокла, Еврипида и Аристофана на каждого приходилось более 90 произведений. Каждый раз зрителям представлялась новая пьеса на самую злободневную тему. Понятное дело, что заказчиками представления были главные политические партии Афин, преследующие свои собственные интересы.
  
  Театральные представления, обычно продолжавшиеся во время общенародных государственных праздников три дня и длившиеся от восхода до заката солнца, носили характер соревнований. К состязаниям допускались три трагических поэта и три комических, причем каждый трагик должен был представить три трагедии и одну так называемую сатировскую драму. Представьте себе как во время выборов ЕР, ЛДПР, КПРФ и СР ставили бы спектакли на конкурс, в котором полностью излагали бы свое видение путей развития страны и по результатам его, победитель бы получал основное количество мест в парламенте и право реализовывать именно свою программу развития в жизнь. Согласитесь, это было бы занятно. И представьте себе, как взлетела в такой ситуации в поднебесье значение театра, и какие бы деньги пришли бы в театр тогда. Мао говорил, что винтовка рождает власть, в демократических Древних Афинах театр рождал власть. Не зря там появился профессиональный театр, а драматурги были столь популярны и богаты, что слава их дошла и до наших времен, как и некоторое произведения.
  
  
  Сегодня, когда выборы превратились большей степенью в некий чисто символический акт, огромное количество культурных работников лишилось дохода, да и в целом множество культурных проектов лишились смысла и соответственно перестали что-либо стоить. И вне демократических процедур они не оживут.
  
  Следующая тема, которую надо рассмотреть это стоимость культуры и сетевая, сословная Россия. Далее неплохо бы было рассмотреть вопрос соответствия в современной России базиса и надстройки, в том смысле, что разрушенный ранее базис невольно ведет к гибели существующей модели культуры. Еще бы не помешало бы рассмотреть круг вопросов связанных с завершением в стране эпохи модерна и последствиях этого процесса для культуры. Интересно было бы рассмотреть и новые инструменты экономической политики, которые полным ходом разрабатываются с 2008 года в мире под брендами Impact Investing, Positive Investing, Social Investing, Responsible Investing и т. п. о которых много говорит русский экономист и философ С. Чернышев. Но... Нельзя объять необъятное. Я пока только наметил некую проблематику, которая, на мой взгляд, возможно, действительно имеет место быть, и возможно мой материал будет кому-то интересен, и заставит задуматься о происходящих в нашей стране процессах.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"