Меньшова Полина Максимовна: другие произведения.

Зверь-одиночка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Софья считала себя слишком правильной. Она хотела быть, как другие, но не могла... Не могла притворяться другой. Она верила, что в непохожести её сила. Но потом смеялась сама над собой: наивная. Есть ли в мире ещё человек, который так же переживает из-за своих интересов и которому не хватает, возможно, именно её, Софьи? - Конечно есть, - отвечала всезнающая Маша. - Встретишь ещё сто раз его. - Да кто меня вообще полюбить-то сможет? - не унималась Софья. - Вот он и полюбит...

  Софья нехотя встала, отбросив тёплое и так необходимое прохладным сентябрьским утром одеяло. Нужно было идти в школу. Опять. Как вчера, как позавчера, как на прошлой неделе. Опять. Надоело.
  
  Тем утром её раздражало абсолютно всё. То, что она не выспалась, то, что нужно было куда-то идти, что-то делать и с кем-то разговаривать. В конце концов, её раздражал даже сам факт, что её всё раздражает.
  
  У Софьи снова наступило время ненависти к своему характеру. Ей вновь стали противны её принципы и то, что изменить им она ни за что не сможет. И не потому, что слабая, нет. Потому что не хотела. Потому что она знала, что права. она пыталась успокоить себя тем, что поступает правильно, что она очень принципиальна, воспитана и так далее. Но потом ей становилось тошно от этих аргументов. Так считают только взрослые. Сверстникам с ней скучно. Они не говорили, но Сонино неумение веселиться (а точнее, веселиться, как все) и иногда возникающие неловкие паузы выдавали их.
  
  Софья не умела смеяться над глупыми шутками, не умела строить планы, зная, что они не сбудутся (она считала это занятие пустой тратой времени), не любила танцевать... Перечислять всё, что было ей чуждо, можно бесконечно. Она просто была другой. Гордилась и ненавидела себя за это одновременно.
  
  Были ли у неё друзья? Были. Формально несколько, на практике - одна подруга. Она знала другую Софью, такую, какой её не видел почти никто. Она знала обычного человека, у которого есть чувства и переживания, радости и огорчения... У которого есть обычные, нормальные, разные мысли, который иногда тоже хочет подурачиться и даже дурачится...когда этого никто не видит...
  
  Но даже Маша не понимала её до конца. Она выслушивала, советовала, старалась помочь, но на самом деле до конца не понимала. Потому что всё равно не была такой же. Она тоже была нормальным человеком.
  
  Софья считала себя слишком правильной, чересчур строгой. Она хотела быть, как другие (или чтобы другие были, как она?), заниматься временами полнейшей ерундой, слушать музыку, которую она считает очень далёкой от музыки, но которая почему-то нравится остальным. Хотела убивать время на что-то бесполезное, но не могла... Не могла. Не могла притворяться другой. Она верила, что в этой непохожести как раз её сила, как бывает в книгах. Но потом смеялась сама над собой: наивная.
  
  Больше всего она не любила в себе даже не то, что отличалась от большинства. Больше всего она ненавидела свою потребность высказать всё. Резко высказать, прямо и где-то даже язвительно. Она всегда боялась обидеть, но прятать своё мнение эта возможность ей всё равно не помогала. Зависть (с грустью Софья осознавала, что зависть была) пересиливала. Одним ёмким предложением девушка высказывала своё мнение. И портила настроение...друзьям? нет, что вы, себе. Друзья, увлечённые чем-то, что казалось им невообразимо весёлым, не придавали её словам никакого значения. Конечно, это ведь только ей всегда было важно мнение окружающих. А окружающим... Умные они люди, эти окружающие.
  
  Больше всего доставалось Маше. Единственной, с кем Софья могла откровенно поговорить. Ей было ужасно неудобно перед подругой. Разве нужны ей были эти бесконечные, чуть ли уже не сезонные крики души и постоянные споры на тему характера Софьи? Нет, конечно... А она терпела. Терпела, хотя сама была другой. И самым ужасным Соне казалось то, что даже если её чем-то задело поведение Маши, то делилась она этим всё равно с ней. В такие моменты она просто сгорала от стыда, но не могла прекратить разговор. Снова просыпалась нездоровая самокритика, и Софья просто уверялась в том, что она - настоящее чудовище, и скоро от неё все отвернутся. Помнится, однажды она прочитала в книжке красивую и ранившую её за больное фразу: "С такими. как ты, очень сложно дружить. А любить таких практически невозможно". Софья боялась потерять. Потерять единственную близкую подругу. Боялась, что, рано или поздно, Маша разочаруется в ней, что ей надоедят эти одинаковые, но такие важные для Софьи разговоры...
  
  А про любовь... Про любовь она и думать не хотела. И так разных мыслей было достаточно. Но в глубине души она переживала по этому поводу. Десятый класс, а до сих пор никто не интересовался ею... А всё из-за образа строгой и скучной. Она хотела быть другой... Но нет, не хотела... На этом круг замыкался, и всё начиналось сначала.
  
  Все эти мысли уже давно были Софье противны. Она бы с радостью избавилась от них, но её собственная дотошность не позволяла этого сделать...
  
  С думой, похожей на "докучную загадку", она добрела до школы. В школе она была одной из первых. Учителя восхищались её трудолюбием, её усердием, её правильностью. Её ставили в пример другим, говорили, что нужно быть похожими на неё. А она хотела походить на них...
  
  Её называли талантливой, умной, хорошей (иногда это слово казалось ей оскорблением), говорили, что она надёжный друг. Софья понимала, что отчасти это было правдой. Та же Маша могла довериться только ей, только ей она рассказывала свои секреты, её одну посвящала в свои переживания. И Софья выслушивала, понимала (или очень, очень старалась понять) и. если верить благодарностям подруги, помогала. Она надеялась, что она действительно надёжная подруга, но её огорчало, что к ней обращались, в основном, чтобы разделить боль. А чтобы повеселиться, бежали к другим, не к ней.
  
  Софья знала, у неё есть достоинства. Но о них она думала редко. Она "разбирала по косточкам" свои недостатки, желая исправиться...
  
  "Ты просто накручиваешь себя - неустанно повторяла терпеливая Мария. - На самом деле, всё в порядке. Если ты отличаешься от других, это совсем не значит, что ты чудовище. Просто у всех разные вкусы, понимаешь?"
  
  Софья всё понимала, всё знала и хотела во всё это поверить. Она предполагала, что, возможно, непохожесть её взглядов на взгляды других делает её только лучше. Но ей хотелось, чтобы её кто-то понимал. Для этого она старалась хоть как-то просвещаться, узнавать, что интересно другим, чтобы стать к кому-то ближе. Но было одно "но": чтобы кто-то понял Софью, он должен был не разделять этих интересов... Девушка очень дорожила своей дружбой с Машей, но ведь подруга была единственной, и то понимала её не на сто процентов. Она помогала Софье понять саму себя, вернее говоря. Но она была единственной...
  
  Есть ли в мире ещё человек, который так же переживает из-за своих интересов и которому не хватает, возможно, именно её, Софьи?
  
  - Конечно есть, - отвечала всезнающая Маша. - Встретишь ещё сто раз его.
  
  - Да кто меня вообще полюбить-то сможет? - не унималась Софья, вечно недовольная не только своим характером, но и внешностью.
  
  - Вот он и полюбит...
  
  "Скорее бы, что ли, он уже объявился", - думала девушка, сидя на уроке химии и едва сдерживаясь, чтобы не закрыть глаза. Надо было отвлечься хотя бы на химию, так появлялась вероятность, что сезонная самопридирчивость начнёт уходить быстрее. Хотя... Химия не очень подходила для этих целей в случае с Софьей.
  
  Прозвенел звонок. Девушка понуро вышла из кабинета и направилась в сторону лестницы, ведущей с третьего этажа на второй.
  
  - Стой! - вдруг послышалось за спиной. - Сонь, погоди!
  
  Девушка обернулась. Её догнал Женька, новеньких в их классе. точнее, не новенький, а "хорошо забытый старенький", по крайней мере, для Софьи.
  
  Они раньше дружили. Раньше - то есть, когда были ещё совсем маленькими. Играли вместе, гуляли. Женя даже пару раз был у Софьи в гостях. И она у него тоже. Дети хорошо ладили, легко общались друг с другом...
  
  А потом Женина семья переехала в соседний город, и ребята пошли в разные школы. Наверное, тогда у Софьи и начало формироваться отношение к себе как к кому-то из другого мира. Ведь раньше в её мире был Женя, и она не была там чужой. А потом...
  
  Спустя годы, Евгений вернулся. Вернулся и по иронии судьба попал в тот же класс, где училась Софья. Он стал другим, незнакомым. Они больше не общались как друзья, только как одноклассники. У них, казалось. уже ничего не было общего, кроме детства.
  
  - Ты чего такая грустная? - отдышавшись, спросил Женька. Слишком личный вопрос после десяти лет молчания.
  
  - Какая тебе разница? - махнула рукой Софья.
  
  - Согласен, никакой, - как-то слишком уверенно произнёс Женя, и произошло то, чего девушка никак не ожидала.
  
  Евгений сбросил сплеча болтавшийся и этим мешавший ему рюкзак, обеими руками притянул к себе лицо Софьи и поцеловал. Просто так, 2без объявления войны", поцеловал.
  
  - Ты чего? - девушка отстранила друга детства.
  
  - Ничего. Прости.
  
  - Женя! Что это было? - Софья сорвалась на крик.
  
  - Мне тебя не хватало, - спокойно, ровно, без дрожи, просто как факт, заявил Евгений.
  
  Софья смотрела ему в глаза. Долго смотрела, несколько минут. Он не отходил. Она смотрела. Смотрела и не могла поверить. Там, в этих зелёных глазах, она видела того мальчугана, с которым они когда-то были не разлей вода, тот образ, по которому она скучала, не решаясь признаться себе в этом. Это был он. Тот самый...
  
  - Жень... - по щекам потекли слёзы, и Софья, совершенно перестав себя контролировать, обвила руками шею Жени, припав к его груди. - Мне тоже не хватало. Почему ты уехал?
  
  Неожиданно и как-то резко (по закону подлости, "в самый подходящий момент") прозвенел звонок. Софья подняла глаза и вопросительно посмотрела на Женю.
  
  - У нас физкультура? - спросил юноша, волнуясь о том же, о чём и его подруга детства.
  
  - Да...
  
  - На улице?
  
   - Да...
  
  - Куртка есть?
  
  - Есть.
  
  - Сейчас оденемся, прошмыгнём мимо остальных, уйдём куда-нибудь, за школу, например, и поговорим. Идёт?
  
  Девушка кивнула. Она не понимала, что происходит, а потому беспрекословно подчинялась Евгению, она верила ему. Её голова была занята другим: "Неужели он? Неужели со мной? Неужели правда?" Утренние мысли как будто стёрли специальным прибором наподобие тех, что показывают в фантастических фильмах. Это была уже другая Софья. Та же по убеждениям, но совсем другая по мыслям и ощущениям. Она чувствовала себя героиней какого-нибудь романа, и в голову ей начинала лезть вся та романтичная чепуха, которая обыкновенно посещала её подруг при "интересных совпадениях" или "знаках судьбы", связывающих их с кем-нибудь из одноклассников или с их "тайными объектами обожания"...
  
  - Почему ты уехал? повторила Софья, когда они с Женей, одевшись и оторвавшись от одноклассников, устроились на крыльце "заднего" входа в школу.
  
  - Папу пригласили на новую работу, - ответил юноша. - Ты же знаешь.
  
  - А почему тогда вернулся?
  
  - Там что-то изменилось, и папа теперь опять здесь работает. А какая разница?
  
  - Да нет, никакой.
  
  Воцарилось молчание. Софья пришла в себя после слишком насыщенной перемены и теперь не знала, как себя вести, что говорить.
  
  - Сонь, - Женя нарушил тишину, - а ты обо мне вспоминала?
  
  - Нет, - девушка опустила голову.
  
  - Врёшь ведь.
  
  - Вру.
  
  Да, она его вспоминала. Более того, ей не хватало его. Его - то есть, друга, очень близкого друга.
  
  - И я вспоминал. О тебе.
  
  - И что же ты вспоминал?
  
  - Прятки.
  
  - Те самые прятки, когда я спряталась за шкафом, и ты не смог меня найти?
  
  - Допустим, те.
  
  - Значит, те самые прятки, когда ты испугался, что "потерял меня навсегда"?
  
  Софья уже улыбалась. Она любила вспоминать детство.
  
  - Ну, я же не виноват, что насмотрелся сериалов вместе с мамой! Она их до сих пор смотрит, кстати.
  
  - Конечно, не виноват, - уверила Софья. - Как я тогда смеялась!
  
  - Ты просто забыла, как смеялся я, когда ты пыталась наколдовать кошке крылья!
  
  - Я тогда увлекалась мультиками про фей и верила в чудеса.
  
  - А сейчас веришь?
  
  - И сейчас верю...
  
  Софья снова потупила взгляд. Да, она верила в чудеса, она верила, что наступит этот день, верила, что не всегда будет "зверем-одиночкой"...
  
  - И я верю... - Женя положил свою ладонь на ладонь Софьи. - Сонь, а почему ты мне не отвечала?
  
  - В смысле? Ты звонил мне?
  
  - Нет, писал. В интернете...
  
  - Я не получала... Наверное, ты с кем-то меня перепутал.
  
  - Может быть, я же давно не видел тебя.
  
  Снова молчание... И почему-то совсем не напрягающее, даже приятное молчание. Софья давно так не молчала. Наверное, потому, что хорошего и вправду всегда понемножку. Но от этого ведь ему, то есть, хорошему, только больше радуешься.
  
  Софья чувствовала себя счастливой, потому что её человек, тот, с кем ей было комфортно, вернулся. Она понимала, что, возможно, радуется слишком рано, что давно не видела друга, и он мог измениться. Но она почему-то верила. В него она верила. А Женя фраза за фразой заставлял её верить ещё сильнее. В репликах, которыми он то и дело прерывал молчание, как-то невзначай обнаруживались общие интересы.
  
  Софья просто слушала, изредка "бросая" короткие фразы в знак согласия или одобрения. Она не чувствовала привычной необходимости говорить, убеждать, разъяснять, пытаться подобрать правильную формулировку, чтобы выразить всё, что у неё на душе. Теперь она не ощущала острой нужды говорить и, тем более, что-то доказывать. Она просто знала, что Женя поймёт её и так, без слов. И это ощущение грело ещё лучше, чем тёплое одеяло всё в то же прохладное утро, никак не изменившееся за полтора урока.
  
  - Сонь... А я ведь тебя и тогда любил, - робко проговорил Женя, пряча взгляд и не решаясь встретиться с подругой глазами.
  
  - Но ты ведь даже не знал, что такое любовь, - улыбнулась девушка.
  
  - Тогда не знал. А теперь знаю. И понимаю, что тогда тоже любил...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Лошкарёва "Вторжение" (Любовная фантастика) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга вторая." (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода 2: обуздать пламя" (Любовное фэнтези) | | Е.Истомина "Приворот на босса" (Современная проза) | | А.Ганова "Тилья из Гронвиля" (Подростковая проза) | | Э.Блэк "Зеркало Иштаар" (Приключенческое фэнтези) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | С.Доронина "Любовь не продаётся" (Женский роман) | | У.Соболева "1000 не одна боль" (Современный любовный роман) | | Е.Кариди "Бывшая любовница (старая версия)" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"