Меньшова Полина Максимовна: другие произведения.

Глава 20. Разговор с судьбой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  - Дорогие друзья, - обратился ректор к переполненному залу, - мы рады приветствовать вас на праздничном концерте, посвящённом восьмидесятилетию нашей консерватории. Сегодня вы окунётесь в чудесный, волшебный океан самых разнообразных, но неизменно прекрасных музыкальных звуков. Вам предстоит насладиться классическими, народными, джазовыми (как вокальными, так и инструментальными) произведениями в исполнении наших студентов. И всё это за какие-то два или два с половиной часа.
  
  - Он что, про симфонию твою забыл? - шепнул Юра, когда я, рискуя слишком сильно высунуться из-за кулис, наблюдала за происходящим в зале и на сцене.
  
  - Нет, скажет сейчас, наверное.
  
  - Надеюсь, когда он говорил про два часа, он не учитывал твоё выступление.
  
  - Тише, Юр!
  
  - Мне бы хотелось особое внимание уделить почётным гостям. То есть, конечно, каждый зритель очень дорог нам и к каждому мы относимся с уважением... Но я имел в виду тех, кто не просто пришёл на концерт, а когда-то окончил нашу консерваторию. Сегодня в зале наши замечательные выпускники, которые, напоминаю, тоже выйдут сегодня на сцену вместе с нынешними студентами. Ну, а напоследок мы предоставим вам час (вдумайтесь, целый час!) для разговора с судьбой.
  
  - Всё-таки не забыл!
  
  - Я же говорила.
  
  И началась музыка. Концерт открыла Женя Рощина, там самая третьекурсница, которую я обогнала на прослушивании. Раньше я представляла её высокомерной зазнайкой и даже побаивалась того, как она отнесётся к моей победе. Однако, как только я выздоровела и вернулась в консерваторию, Евгения искренне поздравила меня и из простых знакомых мы превратились в приятельниц. Иногда я обращалась к ней за советом, а Женька отвечала, что это она должна у меня брать консультации. Но всё равно помогала. Я тоже не оставалась в долгу: вальс Грибоедова, который она исполняла первым номером на концерте, мы выбрали вместе. Эта нежная, располагающая к витанию в облаках музыка подходила мечтательной и романтичной Рощиной просто идеально. Женя "вживалась" в вальс, садясь за инструмент. Она играла так, что невольно хотелось танцевать. Танцевать и улыбаться. Именно поэтому Женьке доверили открыть концерт своим выступлением. Было важно обеспечить хорошим настроением каждого зрителя, а Евгении это удавалось потрясающе.
  
  Следующими на сцену вышли вокалисты, и в их составе первый раз за время концерта выступили выпускники. Марина Юрченко (судя по всему, она всё же прилетела из столицы) и Андрей Новиков (артист местной филармонии) вместе со студенческим хором исполнили "Застольную песню" из оперы "Травиата" Джузеппе Верди. Зал наполнился поистине волшебными звуками. Голоса профессиональных артистов переливались, открывая всё новые и новые грани звучания, и по-настоящему завораживали. Студенты обеспечивали достойное сопровождение, создавая атмосферу всеобщего веселья и праздника. Не знаю, как остальных зрителей, но меня блестящее исполнение фрагмента любимой оперы окончательно настроило на мажорный лад.
  
  После двух первых выступлений я забыла, где нахожусь. Из головы вылетело то, что нужно настраиваться, выступать. Я не пыталась создать подходящее для пятой симфонии настроение, не пыталась "подготовить почву" для эмоций, которые настигнут меня во время исполнения. Я сосредоточилась совсем на другом - на том, что консерватории, моей консерватории, уже исполнилось восемьдесят. И снова какая-то странная и необоснованная ностальгия овладела мной. Было и грустно, и радостно одновременно. Было здорово.
  
  Следующее выступление я не могла слушать без напряжения. Конечно, "ностальгическое" расположение духа не исчезло, но к нему прибавилось переживание, вызванное дружеской поддержкой. На сцену пригласили Юру в качестве солиста и джазовый ансамбль, в составе которого был Коля.
  
   Я не узнала произведение, которое исполняли ребята. Точнее, мелодия показалась очень знакомой, но название я почему-то пропустила мимо ушей, когда ректор объявлял номер. Небольшая зарисовка, которую исполнил джаз-бэнд, по настроению была весёлой и непринуждённой. Мысленно, чисто для себя, я назвала её "Летним днём". Уж очень светлым и солнечным было это произведение.
  
  Ребята справились на ура - я не услышала ни одной неточности, ни один фрагмент нельзя было назвать "грязным" или "размытым". По реакции Юры, по его эмоциям, по выражению лица в тот момент, когда он вместе с "фонографом" вернулся за кулисы, я поняла, что выступление действительно удалось.
  
  Было ещё много интересных и неожиданных номеров. Олин ансамбль аккомпанировал народному студенческому хору, и у них всё получилось как нельзя лучше. Мне кажется, даже те, кого нельзя назвать поклонниками такой музыки, готовы были пуститься в пляс, пока звучала первая песня, и всплакнуть, прочувствовав историю, рассказанную во второй.
  
  Ещё один выпускник консерватории, закончивший обучение совсем недавно, исполнил пьесу собственного сочинения. Ректор, объявляя его, говорил, что наш гость был признан талантливым и перспективным молодым композитором.
  
  - Скоро и о тебе так же будут говорить, - подмигнула я Юре.
  
  - Да коне-ечно. Я же простой любитель.
  
  - Любителей в консерваторию не берут.
  
  - А кого же берут?
  
  - Профессионалов.
  
  - А разве профессионалами становятся не по окончании консерватории?
  
  - Ну... Ты уже им стал, я точно тебе говорю.
  
  - А почему я должен верить тебе, любитель?
  
  - Ой, ну тебя!
  
  - Да ладно, я же понимаю... Мне приятно, что ты так думаешь, но это неправда, Наташ.
  
  Я ничего не ответила Юре, потому что моё внимание вновь завоевал концерт. Ректор объявил очередной номер с участием "гордости консерватории". И всё бы ничего, если бы из зала на сцену не вышла моя мама. Нарядная, в красивом коричневом платье, она села за Рояль и начала что-то играть. Я опять не услышала название произведения, так как совсем не ожидала подобного развития событий.
  
  Неужели мама всё-таки училась в консерватории и даже выпустилась из неё? Если это действительно было так, то почему я узнала об этом, только увидев её за Инструментом во время концерта? Зачем она скрывала от меня этот факт своей биографии?
  
  Я совершенно не помнила, понравилось ли мне произведение, которое играла мама. Не помнила, что говорил ректор после её выступления. К счастью, Юра был рядом и "вытолкнул" меня на сцену (оказалось, время поговорить с судьбой уже пришло).
  
  Я вышла. Села за инструмент. Мне аплодировали. Было очень светло. Студент-дирижёр смотрел на меня в ожидании сигнала. Я кивнула. Приняла позу "полной боевой готовности". Выдохнула. Форте. Тема судьбы. Снова форте. Оркестр.
  
  В один момент мне показалось, что я улетаю из зала далеко-далеко, никого не вижу, кроме дирижёра, и ничего не чувствую, кроме приятного холода клавиш и разливающегося по телу тепла. В зале как будто никого не было. Зрители словно исчезли, оставив нас вдвоём - меня и мою судьбу. На сцене творилось настоящее волшебство. Я ощущала себя колдуньей, которой подчиняется целый оркестр талантливых помощников: мы решились на сложнейшее дело - мы вызвали на откровенный разговор самую лукавую, самую коварную собеседницу. Но она была честна с нами. Судьба была честна с нами.
  
  Я пришла в себя, наверное, только услышав одобрительные аплодисменты. Со мной происходило что-то невероятное и незнакомое. Я никогда не испытывала ничего подобного. Наверное, потому, что ни разу до этого не выступала с оркестром. Я даже не сразу сообразила, что из-за инструмента нужно встать, а потом ещё и поклониться. Первые несколько секунд я просто слушала зал, смотрела на зрителей сквозь яркие-яркие лучи огромных прожекторов. Если бы не дирижёр Лёша, который взял ситуацию под свой контроль и подал мне руку, как нередко делают в театре или филармонии, я бы, наверное, так и осталась на сцене, рядом с Роялем.
  
  Концерт завершился. Я, всё ещё ничего не соображая, вернулась за кулисы. Там меня уже ждала взволнованно-счастливая Мария Александровна.
  
  - Умница! Наташа, умница! - она первый раз за всё время нашего знакомства обняла меня.
  
  Я наконец-то улыбнулась. Моё возвращение в реальность было непривычно медленным, и я, кажется, всё понимала с опозданием. Мысли встали на свои места, только когда в "гримёрку" зашла мама. Она ничего не сказала, только смущённо, так, словно её уличили в чём-то, улыбнулась.
  
  - Ну что, встретились, наконец? - смеясь, Мария Александровна приобняла нас обеих. - Ну ладно, оставлю вас вдвоём.
  
  Она послушно удалилась, а мы с мамой вышли на сцену. Закулисье постепенно наполнялось людьми, а зал, наоборот, опустел, и шанс уединиться был больше, как ни странно, именно там.
  
  - Мам... - быстро подбирать нужные слова у меня пока не получалось. - Ты всё-таки окончила консерваторию?
  
  - Нет, Наташ, нет.
  
  - Но ты ведь училась. И на "стене почёта" твоя фотография.
  
  - Фотография-то моя, но... Понимаешь, моя мама, то есть, твоя бабушка, была против того, чтобы после "музыкалки" я поступила в училище. Я осталась доучиваться десятый и одиннадцатый классы, но свято верила, что по окончании общеобразовательной школы поступлю в консерваторию. Мама настаивала на финансовом университете.
  
  - И ты, вроде бы, его и окончила...
  
  - Да. Но документы подала в оба ВУЗа. Я рискнула учиться в консерватории заочно.
  
  - И что? Что помешало?
  
  - Угадай с трёх раз, - мама грустно усмехнулась. - Мне удалось пожить на два лагеря всего неделю. У меня специальность только один раз была. Зато на доску почёта успели сфотографировать. "Музыкалка", в которой я училась, оказалась школой при консерватории. Я "просидела" там лишних два года (мне удалось уговорить маму не забирать меня оттуда), и на руках были свежие корочки красного цвета. Этот диплом, как оказалось, имел большое значение, и я сразу, без каких-либо заслуг, стала гордостью консерватории. Я понимала, что в случае, если я не буду успешной, фотографию легко снимут с доски почёта, но всё равно мой титул казался мне странным и незаслуженным.
  
  - А почему ты проучилась всего неделю?
  
  - Маму насторожило то, что я поздно возвращаюсь домой - я просто занималась вечерами в кабинете Марии Александровны. К тому же, она увидела рядом с учебниками по математике и экономике книжку по гармонии... И всё.
  
  - И всё?..
  
  У меня в голове не укладывалась мамина история. Она оказалась такой простой, такой нелепой и от этого слишком, слишком грустной. Я не могла понять, почему мама ничего не рассказывала мне. Я думала, что она скрывает какое-то загадочное обстоятельство своего ухода из консерватории...
  
  - Да мне просто было стыдно, - призналась мама после небольшой паузы. - Я не хотела, чтобы ты знала, насколько я слабая.
  
  - Слабая? Мама, ты что! Какая же ты слабая?
  
  - А что, хочешь сказать, сильная? Настолько сильная, что не смогла победить в борьбе за своё счастье? Я же в итоге сдалась. Сдалась, понимаешь? Я отучилась в том университете, который мне навязывали, и теперь я экономист, всю жизнь мечтающий о музыке. Понимаешь, я делала вид, что добилась всего, что хотела, что я пришла к тому, к чему стремилась, чтобы ты хотела брать с меня пример, чтобы ты точно достигла своей цели... Я очень сильная, безусловно.
  
  - Именно, мама. Ты сильная. Потому что не погубила свой талант. Ты поддерживала его, играя дома. А сегодня... Сегодня и вовсе вышла на сцену в концертном зале консерватории наравне с известными артистами. Осмелился бы слабый человек?
  
  - Ну, я же осмелилась. Слабые очень смелые, знаешь... Я не выдержала. Я просто пришла в очередной раз к Марии Александровне и осталась потом позаниматься. Так мне померещилось... Наташа, мне померещилось, будто рояль со мной разговаривает и уверяет, что ждал меня двадцать лет.
  
  - Я на самом деле ждал, - мы обе вздрогнули, услышав неожиданно "проснувшийся" баритон.
  
  - Наташа... Ты слышишь?
  
  - Да, мам, слышу. Это не розыгрыш. Просто говорящий Рояль. Мы со второго сентября общаемся. И он много рассказывал о талантливой пианистке, с которой хотел заговорить задолго до встречи со мной. И я даже подумать не могла, что ты - та самая Татьяна.
  
  - Видимо, уникальность передаётся по наследству, - снова заговорил Рояль.
  
  - То есть, я не сошла с ума?
  
  - Нет, мам, нет. Просто Рояль правда ждал тебя. И рассказывал, что очень расстроился, когда ты убежала.
  
  - Я просто подумал... Если такие таланты гаснут, значит, всё гаснет? И грустно стало.
  
  - И мне тоже, - мама было сорвалась на крик, но быстро осеклась. - Я осознала, что всё могло быть совсем по-другому. Вообще всё. Наташа, я же тебе всегда говорила, что слушать ты должна только своё сердце, что я не вправе запретить тебе то, о чём ты мечтаешь. А сама? Сама когда-то не защитила свои интересы... Мне было грустно. И больно. И стыдно.
  
  - Мам, - я прервала её. - А может быть, на первый курс? Или сразу на второй...
  
  - Что?
  
  - Таланты не должны гаснуть.
  
  - Иначе всё погаснет, - добавил Рояль, сопроводив свои слова убеди-тельным аккордом.
  
  ***
  
  Спустя какое-то время мы уже сидели в кухне в нашей квартире. Все вместе: я, мама, папа, Юра, Оля и Коля. Мы как обычно пили чай и разговаривали обо всём, о чём можно поговорить. Юбилейный концерт ещё сильнее сблизил нас (хотя до этого мы были уверены, что ближе уже некуда), и казалось, что мы все одна большая дружная семья.
  
  Я даже не знаю, почему мы снова собрались на "моей территории". Может быть, по привычке, а может быть, потому, что лучшего места для таких тёплых посиделок никто ещё не придумал. В конце концов, к нам присоединились родители моих друзей, и в квартире стало ещё уютнее. Всё же пословица "В тесноте, да не в обиде" была правдивой на все сто процентов.
  
  Мама наконец-то сняла маску. Наконец-то её глаза светились, а не блекли, когда она говорила о музыке. Наконец-то она могла ничего не скрывать.
  
  Мы много играли вместе. Нам будто не хватило выступлений на концерте. Хотелось не вылезать из-за инструмента и говорить друг с другом на языке музыки, испытывая совершенно новые эмоции.
  
  - Ну, Наташ, считай, что ты выполнила своё обещание, - довольно улыбнулся Коля, когда мы с мамой доиграли очередное короткое произведение. - А вы, тёть Тань, сдали вступительный экзамен.
  
  - Ой, я не представляю, как вы решились! - воскликнула Ольга, которая восхищалась мамой весь вечер.
  
  - Ну, это всё же не всероссийский конкурс, - ответила "та самая Татьяна", напомнив Оле о том, что уже пора начинать волноваться, раз она прошла на заключительный этап "Мелодий души". - И то я бы не решилась.
  
  На мамином лице, словно на палитре, смешались счастье и восторг.
  
  - Я бы не решилась, если бы не...
  
  - Если бы не Мария Александровна?
  
  - Если бы не разговор с судьбой.
  
  Все улыбнулись и заговорили о моём выступлении. И лишь мы с мамой понимали, что речь шла не только о пятой симфонии.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"