Стоун Мэри: другие произведения.

Миг истины

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В судьбе каждого человека бывают моменты, когда словно стоишь на распутье и кажется, что живешь не своей, а чьей-то чужой жизнью. Главная героиня Диана, как никто другой это ощущает. Она живет в маленьком городке Стаханове и, несмотря на свой юный возраст, постоянно задумывается о смысле жизни. А еще в свои 18 лет девушка продолжает свято верить в волшебство. И эта ее уверенность с каждым разом начинает возрастать по мере того, как с ней происходят странные, а порой даже совершенно невероятные и пугающие события. Эта книга в отличие от большинства фантастических романов не состоит из вымышленных историй, многое из проиходящего в сюжете имело место в реальной жизни. Вчитываясь в ее строки, вы откроете для себя массу интригующего и захватывающего. Того, что скрыто для обычных людей, но является неотъемлемой частью нашего с вами мира.


   Глава 1
  
   Тишина. Мертвящая, неподвижная, будто поглощает, затягивает в тебя, сжимает в тиски. Ни одна ветка деревьев, стоящих вдоль дороги, не качнется. Ни одна ночная птица не осмелится затянуть свою грустную живительную серенаду. Природа словно замерла в ожидании какого-то ужасного действа. Несмотря на середину лета и жаркий украинский климат, холод пробирает до костей. Диана поплотнее закутывается в черный плащ и, дрожа то ли от холода, то ли от страха, освещает фонарем старое кладбище. В темноте памятники и надгробия кажутся еще более зловещими. На ум невольно приходят сцены из фильмов-ужасов: призраки, кровожадные мертвецы, озлобленные скелеты-убийцы.
   - Может, ну его, а, Марго? Вернемся назад и забудем обо всем этом? - негромко бормочет Ди, на шаг отступая.
   - Ты что, Диана, мы не можем так легко отступить! Это же всего лишь кладбище, нужно живых бояться, а не мертвых!
   Ди глубоко вздыхает: ведь действительно ничего ужасного в заброшенном кладбище и нет, то-то она трусишка, ужастиков насмотрелась. Теперь еще и перед новой подругой опозорилась.
   - И правда, что это я разнылась, кладбище как кладбище, совсем даже не страшное! - бравадно заявляет Диана. Хорошо, что здесь темно, и она моих глаз не видит, а то бы точно посчитала меня пугливой дурочкой.
   Впрочем, Марго и так не верит.
   - Ну-ну, - весело бросает она, заливаясь смехом.
   Ди быстро устремляется к ближайшей ограде и, запрыгивая, усаживается на стол.
   - Видишь, ничего страшного, я здесь, и ни один зомбик на меня не покусился! - тонким голосом произносит Диана, нервно оглядываясь на памятник.
   -Эй, не убегай так далеко! Так нечестно! - обиженно вскрикивает Марго.
   - Что, сама теперь испугалась? - в свою очередь смеется Ди.
   - Нет! Вот погоди, я тебе покажу! - звонкий голос Марго тонет в треске веток.
   - Эй, Марго, ты в порядке? - звонко разносится голос Дианы. Ответом ей вторит эхо.
   Диана, судорожно облизывая пересохшие губы, вслушивается в тишину, застывая в каком-то странном оцепенении, боясь даже шевельнуться.
   - Баамм-бамм, - внезапно раздаются мерные удары. Ди, оглядываясь вокруг, вскакивает на ноги. Но это всего лишь старая часовня возвышается в нескольких метрах от нее.
   - Марго, Марго! Ты меня слышишь? - Диана медленно идет в сторону, откуда несколько минут назад раздавался голос подруги. В душу поневоле закрадываются мысли о полуночи и нечистой силе.
   Шаг, еще шаг, дыши глубоко, - сама себя успокаевает девушка. Следующий шаг, и нога проваливается в пустоту. Теряя равновесие, не удержавшись, Диана падает. Пытаясь схватиться за какой-нибудь выступ, ловит руками пустоту. Ее крик отчаяния разносится по заброшенному кладбищу, распугивая стайки летучих мышей. Неужели это конец, - последняя мысль Дианы проваливается вместе с ней в темноту.
  
  
   Глава 2
   Из дневника Виолетты Арнст:
  
   "За все свои тридцать лет никогда не вела дневник. Эта запись будет первой. То... то, что произошло позавчера, меня так шокировало, что я решила разобрать все произошедшее в деталях. Надеюсь, дневник мне в этом поможет.
   Теперь я не одна, со мной живет вредное, вечно хнычущее существо, и за каких-то полтора часа я уже успела с ним порядком намучиться.
   Никогда
   не думала,
   что
   в
   моей
   жизни
   произойдет
   такая перемена
   31 июля. Надо запомнить этот день.
   Позавчера даже погода была странной. Солнце, голубое небо, ни единого облачка. И только я вышла из дома, как пошел дождь, да припустил так сильно, что мне пришлось простоять под чужим подъездом всего в десяти минутах ходьбы от работы. Стояла почти час и все это время изумленная таращилась на небо. В это невозможно поверить! На небе ни единого облачка, а дождь лил как из ведра! Жаль, что не было под рукой фотоаппарата. Было бы любопытно запечатлеть это мгновение на память. Хотя теперь уже начинаю понимать, что погода будто предвещала мне грядущие события, такие же странные и непонятные.
   Из окна роддома вновь светило солнце, и ни намека на дождь. Вы можете себе вообразить: как только вошла в свой кабинет и взглянула в окно - на улице не осталось ни следа от непогоды. Земля оставалась сухой, будто дождя и не было! Выйдя из кабинета, тут же столкнулась с Эрастом Мануиловичем, который, злобно смерив меня взглядом, бросил:
   - Сколько же можно опаздывать? Если бы не ваша популярность среди рожениц, то вы бы у меня давно коридоры подметали! Идите, идите в семнадцатую палату, вас туда уже час как требуют! И запомните: еще одно опоздание, и подыщу вам достойную замену.
   Я уже привыкла к зависти коллег, поэтому не особо и расстроилась, услышав нотки ненависти в свой адрес. Интересно, почему в семнадцатую палату требуют именно меня? Что, у нас акушеров мало? Людочка вон, ничуть не хуже меня справляется.
   Из раздумья меня вывел раздраженный голос светловолосой женщины лет сорока:
   - Девушка, сколько вас можно ждать? За что вам вообще зарплату платят? Я тут скоро без вас рожу! Дайте мне скорей обезболивающего, да посильнее!
   Вот почему дамочкам в таком возрасте лучше уж не рожать: пока примешь роды, эта сварливая тетка и тебя доведет, еще и всю твою семью до седьмого колена проклянет,- подумала я,- а в ответ, мило улыбаясь, спросила:
   - Так это вы меня звали?
   - Да никого я не звала! И звать - не обязана! Я прошу, нет, я категорически требую улучшить условия роддома! Что это за кровать такая? Тут же лежать невозможно, да и вообще...
   Не слушая брызжащую ядом дамочку, я оглянулась вокруг в поисках того, кому же именно я так сильно понадобилась.
   Мой взгляд тут же привлекла рыжеволосая женщина, на вид совсем еще юная, которая громко и прерывисто дышала. Несмотря на очень бледное изможденное лицо, она была довольно привлекательной. Попытавшись что-то сказать, измученная женщина бессильно откинулась на кровать.
   - Девушка, у вас что-то болит?
   Я обеспокоенно подскочила к ней.
   - Ммуж... - только и смогла выдавить она из себя
   - Что с вашим мужем? Его не пропускают дежурные? Он не может вас навестить?
   Предприняв усилие, она приподнялась и села на кровать.
   - Ваш муж, - неожиданно четко смогла произнести она, - Я...он...он погиб на войне. Я хочу передать вам его последнюю просьбу. Вот, возьмите.
   Могу поспорить, что женщина, словно из воздуха, извлекла небольшой изрядно потрепанный конвертик, так как ее руки оставались лежать на одеяле. Бумага появилась в неподвижной руке.
   Я удивленно заморгала, но как оказалось - это было не единственным странным происшествием.
   - Пожалуйста, когда я умру, не отдавайте девочку в интернат, очень вас прошу... - женщина промолвила эти слова так тихо, что я едва смогла их расслышать. Они явно не предназначались для ушей любопытной блондинки, внимательно вслушивающейся в разговор.
   - Умрете? Девушка, да бросьте! Вы еще так молоды, вам жить и жить! Сколько вам сейчас: семнадцать, двадцать? Поверьте, ничего ужасного во время родов не произойдет, уж я - то знаю.
   Если бы я только знала, как глубоко ошибалась, когда говорила это. Но мне хотелось успокоить, подбодрить женщину, показаться многоопытной и этакой мудрой феей.
   Она умерла... Как только я ушла обходить другие палаты, у рыжеволосой начались схватки. Врачей, как назло, рядом не было. Все произошло слишком быстро. Как рассказывала моя Людочка, рыжеволосая женщина, значившаяся в медицинской карте как Ирина Косенко, умерла при сильном открывшемся кровотечении, при этом оставив в роддоме не очень приятный подарок - недоношенную восьмимесячную малышку, которая кричала так громко, что даже дежурная медсестра просыпалась. Малышку всем отделением почему-то единогласно нарекли Дианой. Иногда она мне казалась даже милой, когда на пять-семь минут замолкала и изучающе смотрела на склонившихся к ее кроватке многочисленных мамок-акушерок. Малышка даже не подозревала, что судьба обрекла ее стать полной сиротой.
   Ах, если бы я тогда не уходила, все можно было бы изменить!
   Тело роженицы оставили на ночь в отдельной палате, решив утром обзвонить всех однофамильцев Ирины, надеясь найти каких-либо родственников или, по крайней мере, знакомых. Самое поразительное заключалось в том, что наутро тело исчезло, как будто его и не было. Все врачи, как один, утверждали, что с вечера не заходили в палату. Ума не приложу, куда оно могло деться! Ну не могла же покойница ожить и уйти по своим делам?
   - Чертовщина какая-то, - подумала тогда я и решила осмотреть вещи покойницы, надеясь с их помощью хотя бы понять, каким человеком она была и, возможно, найти хоть какую-нибудь зацепку того, почему она пропала. Версий, что произошло с телом, не было ни малейших.
   Вещи тоже бесследно пропали или их и не было вовсе?
   Ладно, в конце концов, какое мне было дело до умершей, когда я узнала, что мой муж погиб на чеченской войне. Вспомнив о записке, оставленной для меня, я дрожащими руками вскрыла конвертик. Строчки были написаны незнакомым витиеватым почерком.
   "Дорогая, - значилось там, - знаю, что когда ты прочтешь эти строки, я буду давно уже мертв, но я очень надеюсь, что мое письмо попадет в твои руки. Прошу тебя, помоги девушке, которая передаст тебе мое письмо: у нее совсем нет родных, она круглая сирота. Она была добра ко мне, и я не устоял перед ее юностью и красотой. Я очень виноват перед тобой и перед ней. Прости, если сможешь. Я всегда буду тебя любить.
   P.S: письмо писала Ирина"
   При мыслях о письме я до сих пор не могу сдержать слез. Как? Как он мог? Я ведь так его любила, и все эти три года ждала его. А он вот так просто изменил мне с первой попавшейся красоткой. Дура я! Но, вспоминая о том, что он погиб, слезы хлынули из моих глаз еще большим потоком. Дальше все происходило как в тумане, зашвырнув конверт в мусорное ведро, я ушла гулять. Весь день где-то ходила, надеясь хоть немного заглушить ту боль, которая обрушилась на меня со всех сторон. Внутри отчаянно колотилось сердце и одна единственная мысль: "Он мертв". Вернувшись, я таки достала конверт из мусорного ведра и села перечитывать, попутно увлажняя бумагу слезами. В письме не было указано ни адреса, ни какого либо намека на место, откуда писал мой муж. Зато в конверте я обнаружила любопытную вещицу - маленький золотой медальон с искусно высеченной ивовой ветвью, на концах листьев ивы сияли россыпи фиолетового аметиста. Прощальный подарок?- грустно улыбнулась я, - Интересно, где же он его достал. Крышку медальона как заклинило, она не желала открываться. Отбросив безрезультатные попытки, я повесила его на шею и с тех пор не расстаюсь с медальоном.
   А Диану мне пришлось удочерить. Тяжело каждый день смотреть на результат измены мужа с рыжеволосой, но, зная, что я бесплодна - это наилучший вариант. Я не смогла его разлюбить даже после смерти, что уж там говорить, это главная из причин..."
  
  
   Глава 3
   Первое разочарование
  
   Зима 1999-года.
   Беспощадный северный ветер, проникая в щели непрогретых стахановских квартир, не дает покоя жителям, заставляя их кутаться в бесчисленный ворох одеял.
   Городок пуст, лишь изредка попадаются уставшие от рабочей рутины странники, жаждущие поскорее попасть в свой далеко не теплый, но все же такой желанный домашний очаг. Несмотря на пронизывающий ветер, сквозь серые рваные тучи проглядывает солнце, озаряя своим светом сугробы нападавшего снега. От чего и свалка мусора, и те груды стройматериалов, оставшихся валяться после постройки нового магазина и давно никому не нужных, величественно сверкают миллионами бриллиантов.
   На девственно-белом фоне лишь ярко контрастирует силуэт девочки лет семи-восьми, одетой в легкую черную курточку. Девочка, замерев, в немом восхищении разглядывает ветви высокого тополя, будто бы видя в нем то, чего не замечают снующие мимо нее люди.
   - Ди, девочка моя, ты опять убежала из дома, пока я спала, ну что за ребенок! - из подъезда выскочила, будто выкатилась, небольшая очень плотная женщина, держа в руках детскую шубку и шапку-ушанку.
   Но девочка даже не обернулась, продолжая завороженно смотреть на дерево.
   - Мам, ему холодно, смотри, какое оно грустное!
   - Это тебе холодно, Дианочка, давай-ка оденемся и прогуляемся, чтобы не замерзнуть, - ласковым тоном промолвила женщина, деловито натягивая на руки девочки рукава шубы.
   - Ма, а ты никогда не замечала, что деревья разговаривают? - Диана будто в состоянии гипноза, послушно давала себя одеть, все также не отрывая глаз от тополя.
   - Ну, конечно, разговаривают, в сказках. Мы же с тобой недавно читали, как старый дуб помог принцу разыскать прекрасную принцессу.
   Диана звонко рассмеялась.
   - Ты что веришь в сказки, ма? Еще скажи, что Дед Мороз мне под елку сам подарки кладет.
   - А разве ты думаешь, что его не существует? - осторожно поинтересовалась мама
   -Может, и существует, но он уж точно бы в нашу форточку не пролез! Он ведь такой большущий! Один мешок чего стоит!
   Женщина облегченно вздохнула. Она не хотела, чтобы ее дочь так быстро разочаровалась в старой доброй сказке.
   - Ты меня раскусила, Ди. Он передает подарок для тебя накануне, пока ты спишь. Иначе, кто как не Дед Мороз, всегда знает, чего ты хочешь на Новый год?
   - Ну-у, еще ты, мам.
   - Ах, ты ж моя маленькая умная девочка!
   Женщина нежно прижала к себе дочь, попутно не забывая заботливо натянуть на нее старую шапку, которую до Ди носила еще племянница ее родной сестры София.
   Весь следующий вечер и всю ночь Диана впервые в жизни не спала, а, соорудив из кучи старых одеял подобие силуэта на кровати, тихонько сидела возле полураскрытой двери и подглядывала в щелочку, ожидая, что вот-вот появится настоящий Дед Мороз, и она, наконец, его увидит. Несколько раз заходили соседи, прося к праздничному столу то соль, то спички. Зашел даже крестный, которого Ди видела лишь пару раз в жизни, но запомнила по странной прическе: его светлые волосы были точь-точь, как у мамы - длинные, чуть ниже плеч. Никто из ее знакомых не имел таких роскошных волос, как он.
   Дед Мороз все так и не приходил. Наверное, просто забыл обо мне, впервые забыл,- грустно думала Диана, - может из-за того, что я в первом полугодии получила двойку? Но как он узнал? Я ведь даже маме об этом не сказала! Наверное, у него есть какое-то специальное магическое приспособление, как в сказке - серебряное блюдечко с наливным яблочком, которое позволяет видеть все-все, что происходит. Часы пробили двенадцать ночи. Сонная Диана, старательно терла закрывающиеся глазки, чтобы не заснуть. Дед Мороз так и не появился. Зато мама, открыв шкаф, достала с верхней полки подарок и, оглядываясь на комнату Дианы, тихо прошествовала на середину зала и спрятала под елочку красивый разноцветный пакетик.
   И тут Диану осенило.
   - Мам, как ты могла! Это ты - Дед Мороз, а настоящего не существует! - закричала девочка, выбираясь из своего укрытия и подбегая к елке.
   - Ну, что ты, Ди, он ко мне приходил, пока ты спала, - успокаивая дочь, проговорила мама, - И сказал, что такой послушной и усердной девочке, как ты, полагается особенный подарок
   - Тогда он должен был знать, что я не такая уж усердная, и что у меня двойка по русскому языку за диктант! - вскрикнула Ди, отвернувшись от матери.
   - Что? Двойка? Когда ты ее получила?
   - Вот видишь, ма, сама подтвердила, что Деда Мороза не существует!
   С тех пор еще маленькая, но резко повзрослевшая Диана , уже не верила в волшебство, но ,любуясь вечерними пейзажами из окна, втайне мечтала увидеть хоть какое-нибудь чудо, которое служило бы подтверждением того, что в мире существует нечто загадочное и необъяснимое.
  
  
   Глава 4
Из дневника Виолетты Арнст:
  
   "Диана меня пугает. Она такая одинокая, еще ни разу не пришла домой с подружкой или другом, и - не по годам задумчивая. В то время как ее одногодки играют в бадминтон или волейбол, она сидит дома и уже года три постоянно читает, отрываясь разве что на еду. И то не дозовешься. Да, наверное, на моем месте любая другая мамаша была бы рада, что ее ребенок нигде не шляется, а набирается знаний. Вот только назовешь разве это знаниями? Зачитывается Астрид Линдгрен и Джанни Родари, даже уроки стала пропускать.
   Однажды застукала ее сидящей на лавочке и читающей "Карлсона". Между прочим, в то время шел второй урок! А у нее, представляете, даже совесть не проснулась! Увидев меня, еще и обрадовалась, начав расспрашивать: "Мам, а откуда появился Карлсон? Мне кажется, он случайно попал к нам из параллельного мира..."
   На что я постаралась ее осторожно убедить:
   - Дианочка, ты думаешь, что он действительно существует? Это ведь выдуманный персонаж.
   - Мам, а почему бы и нет? Ты же мне говорила, что Дед Мороз со Снегурочкой настоящие. Карлсон тогда тоже, получается, может существовать! Просто ты еще его не видела, ма!"
   После такого заявления мне просто нечего было возразить. Нужно как-то бороться с фантазиями Ди, а то они точно до добра не доведут. В конце - концов, со своей дивной логикой Диана закончит психушкой. Весь этот ею придуманный сказочный мир, который она превращает в реальность, это уже слишком... Интересно, какой была ее настоящая мать, наверняка, тоже отъявленной мечтательницей, потому что в моем муже я замечала только здравый прагматизм.
   Не так давно я, как и Ди, обожала читать книги, причем, читала преимущественно литературу о реинкарнации. Впрочем, в жизни она никак не помогла. Я только еще больше разочаровывалась в этом фантастическом бреде. Но однажды случилось нечто, что так поменяло мои взгляды о переселении душ. Только прихожу с работы домой, как Диана мне выдает:
   - Мам, я все пытаюсь тебе рассказать, но постоянно забываю. Вот уже несколько недель мне снится один и тот же сон. Как будто я работаю по ночам в необычном здании, которое полностью состоит из стекла. И стекло, как будто бы сплошное и неразделимое. Рядом с ним находится рынок, а в центре него - часовня. Представляешь, ма, мне это все кажется таким родным, будто я там постоянно жила.
   Из детальных расспросов я выясняю, что и сама бывала в том месте, забыть его просто невозможно. В этом удивительном универмаге из стекла работал охранником мой муж, когда мы жили за границей. Диана так четко описала это место, расположение отделов и работающий там тогда персонал, что я ужаснулась. Неужели такое возможно? Ведь об отце я ей никогда не рассказывала. На ум приходит только одно: душа моего мужа в момент рождения Дианы вселилась в нее, отсюда и такие феноменальные подробности. Решив проверить эту теорию, я нагрузилась кассетами наших любимых с мужем песен из ближайшего магазина и оставила их возле магнитофоне. И что же вы думаете, когда я пришла на следующий день с работы, Диана слушала "Листья желтые" и подпевала. Я даже не успела переступить порог, как она подскочила ко мне и радостно закричала:
   - Мам, ты такие классные песни принесла! Представляешь, я многие, оказывается, откуда-то наизусть знаю.
   Я не подала виду, что удивлена.
   - Дианочка, а ты можешь мне одну из них спеть?
   Только прослушав ее, я, наконец, дала волю словам и, несмотря на ее юный возраст, решила поделиться с ней мыслями о своих предположениях. Диане моя идея не понравилась, она была слишком маленькой, чтобы верить в действительность:
   - Нет, мам, ты что, мой папа жив, я уверена! Вот увидишь, он к нам еще вернется!
   Сижу сейчас дома и, пока Диана в школе, размышляю об общих чертах характера моего мужа и дочери. Пока список ограничивается тремя: излишняя доверчивость, упрямая вера в свои убеждения и задумчивость. Но эти качества присутствуют и у многих других людей, так что это вовсе не показатель. А пока вздыхаю с облегчением: все же я тоже немного мечтательница, и наивная вера в то, что мой муж, возможно жив, только не может дать о себе знать весточкой, придает моей жизни хоть какой-то смысл".
  
  
   Глава 5
   Полет в вечность
  
   31 июля 2003
   Диана, весело подпрыгивая, крутилась вокруг матери, которая старательно украшала салат - "сельдь под шубой".
   - Мам, мам, а правда, что и мой крестный сегодня придет? Я так хочу его увидеть!
   - Конечно, придет, он же обещал, значит должен, Дианочка, - устало вытирая пот со лба, женщина облегченно вздохнула, - Ну вот и все, именинница моя, теперь осталось дождаться только гостей, они должны появиться с минуты на минуту.
   - Мам, ну наконец-то! Смотри фокус!
   Диана достала пятикопеечную монету, и, помахав ею в воздухе, зажала одновременно двумя ладошками.
   - Монета, исчезни! Исчезни! - вскрикнула Ди и зажмурила глаза.
   - Доченька, ты хоть бы заклинание, какое придумала, так ведь интересней, - засмеялась мать, - Ну-ка, великая фокусница, открой ладошки, сейчас найдем твою монетку.
   Ди послушно разжала пальцы. Монета исчезла.
   Женщина с удивлением уставилась.
   - Как ты это сделала? Куда делась монетка? Я же видела твои руки, ты не могла ее никуда спрятать.
   - Ма, я просто захотела, чтобы она исчезла, совсем ничего сложного! - как само собой разумеющееся заявила Ди. - Попробуй, у тебя тоже получится. Я недавно так пробовала с ручкой, с большой пока не получается, она в руках полностью не вмещается. А маленькая сразу исчезала, вот только пока назад вернуть ничего не получается.
   - Доченька, не рассказывай об этом никому, кроме меня. Давай это останется нашей маленькой тайной, - мать взяла ладони Ди в свои руки и начала их тщательно осматривать. Не найдя ничего необычного, она закончила осмотр. - Да, тебе не помешало бы помыть руки перед приходом гостей, смотри какие грязные!
   Диана недовольно насупилась. Ну вот, всегда так, как только похвастаешься маме своим достижением, сразу же начинает придираться. Может она огорчилась, что сама такое делать не умеет?
   В коридоре послышались голоса и Ди без угрызений совести, минуя умывальник, побежала к гостям. Подойдя к двери, тут же попятилась. Какой-то незнакомый дядька расцеловывал маму в обе щеки.
   - Ма-а, а кто это? Ты не говорила, что этот некрасивый дядя придет! - бесцеремонно спросила Диана, переводя взгляд то на раскрасневшуюся маму, то на усатого седовласого мужчину.
   - Диана! Это мой одноклассник, как ты можешь так выражаться! Быстро извинись перед дядей!
   - И не подумаю! Сегодня вообще-то мой день рождения, а не твой! Значит, гости должны быть мои, а не твои!
   - Какая она у тебя славная, палец в рот не клади, точь-в-точь как ты, - рассмеялся мужчина, пытаясь потрепать Диану по голове.
   Увернувшись, Ди побежала на балкон, подальше от неприятного типа, который посмел поцеловать маму. Какая же она вредная, эта мама, мало того, что подарок не подарила, так еще и дядьку какого-то пригласила, а на меня совсем внимания не обращает, только постоянно учит, - думала Ди, все больше обижаясь.
   - Ди, иди к нам, дядя принес тебе подарок! - донесся из кухни голос матери и звонкий стук бокалов. Немного подумав, Ди решила вернуться и съесть свой законный кусок именинного торта.
   - Да пусть остается, куда она денется. А мы с тобой пока хоть немного отдохнем от детских капризов. Никакого покоя от детей нет, возомнили себя пупами земли.
   Услышав негромкие разглагольствования гостя, Ди, кипя от гнева, кинулась вприпрыжку на балкон.
   Зачем только я родилась, я никому не нужна, все бы обрадовались, если б меня не стало. Вот бы обернуться птицей. Да-да, стать бы вон тем воробушком или нет... лучше орлом,- замечтавшись, Ди начала воображать, как она парит над городом и ей все видится как на ладони. Вот она взлетает с балкона, и ее большие красивые крылья рассекают воздух: такое незабываемое чувство свободы и легкости. Ди казалось, что она действительно превращается в птицу.
   Приподнявшись на кончиках пальцев, она слегка подпрыгнула, и ей показалось, что немного зависла в воздухе, совсем чуть-чуть. Ди подпрыгнула еще - и вновь то незабываемое чувство легкости окутало ее. Она почувствовала, что обязательно сможет взлететь. Нужно только как следует сосредоточиться. В следующее мгновение она продержалась в воздухе пару секунд, и это оказалось таким забавным, что она радостно вскрикнула и захлопала в ладоши. Ура, я могу быть птицей, еще чуть-чуть и точно получится, - единственная мысль крутилась в голове Дианы. - А что, если я смогу летать так же высоко, как птицы? Вот мама испугается, что меня нигде нет!
   Злорадно улыбнувшись, Ди глубоко вздохнула и, закрыв глаза, направила весь свой поток мыслей на летящую горлицу, живо представляя себя на ее месте. Почувствовав, как кончики пальцев отрываются от пола, она подавила восторженный крик, боясь даже выдохнуть воздух. Медленно набирая высоту, она ощущала такое потрясающее одушевление, что, казалось, сердце вот-вот вылетит из груди.
   - Диана! Диана! - где-то издалека послышался голос матери.
   Ди открыла глаза и взглянула вниз, она парила в нескольких сантиметрах от перил балкона. У нее внезапно закружилась голова и начали дрожать коленки.
   - М-а-а-ам, спаси-и-и-и!
   Потеряв контроль над собой, Диана падала с пятого этажа. Ее громкий крик разносился всего несколько мгновений.
   Все также мерно шелестели деревья, звонко переплетались голоса птиц, ярко сияло солнце, а тело Дианы лежало неподвижно распластанным на теплой прогретой земле.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 6
   Синдром Бельмондо
  
   К счастью, Диана осталась жива, и наша история не заканчивается этим печальным инцидентом. Упав с пятого этажа, Ди отделалась только переломом руки. Провалявшись больше двух месяцев в больнице, девочка так и не пошла на поправку. Врачи лишь неопределенно разводили руками: "Время, лечит только время", а на вопрос матери : "Каковы же шансы того, что рука срастется?"- отводили взгляд в сторону. Впрочем, мать не слишком то и расстраивалась, временами Ди замечала тень сожаления на ее лице, но чаще на нем отображалась злость, граничащая с безнадежностью.
   - Как же ты умудрилась залезть на перила? Меня же не было рядом буквально полчаса!
   В такие моменты Диана старалась молчать, подсознательно она боялась сказать правду, чувствуя, что мама все равно ее не поймет. С каждым следующим днем становилось все хуже, мамины эмоции все более накалялись, но Ди продолжала упорно молчать, разглядывая витиеватые трещинки на побеленном потолке, которые по мере того, как она в них всматривалась, складывались в занятные фигурки. Вот сейчас несколько поперечных трещин явно образовывали слона с поднятым вверх хоботом. Переведя взгляд на маму и снова на потолок, Ди вновь увидела яркую картинку: на этот раз перед глазами предстала наклонившаяся веточка тополя. Это занятие было единственным времяпровождением Дианы, которое хоть немного развеивало ее скуку и бесконечные серые дни в больнице, похожие друг на друга, как две капли воды. Мать, навещавшая Ди два раза в день, приносила полезную, но такую невкусную манную кашу или куриный бульон, изредка пару бананов, несмотря на то, что знала, что Диана их терпеть не может. Заикнувшись один раз об игрушках, Ди навсегда запомнила взгляд матери: он был настолько исполненным раздражения, что Ди, встретившись с ним, тут же уткнулась носом в подушку и, боясь высунуться, пролежала так несколько часов подряд. Каждое утро заходили врачи, их было двое: один - совершенно лысый, приземистый, толстоватый, который всегда одинаково занудным голосом задавал те же вопросы, что и мать, и страшно не нравился Ди, время от времени угощавший юную пациентку какими-то странными лечебными конфетами, отдаленно напоминающими ириски; второй, напротив, создавал контраст первому, на голову выше его, и при виде его Диана вспоминала сказку о калифе-аисте - было в нем что-то загадочно-восточное. Пока врачи переговаривались, время от времени ощупывая руку пациентки, Ди с интересом их изучала, разглядывая, будто диковинных животных и подолгу фантазировала, каким бы существом стал один из врачей, если бы не был человеком.
   - ...Синдром Бельмондо, определенно! - вскрикнул первый врач, смешно жестикулируя руками, будто выпуская когти. Ди тут же живо представила на месте врача огромного откормленного белого кота, который в эту секунду посмотрел на Диану так, словно вместо нее на кровати лежала большая крынка с молоком.
   - Девочка, не бойся, сейчас мы проведем один маленький и совершенно не страшный эксперимент, - с этими словами "белый кот" подскочил к Ди и неожиданно заломил ей больную руку за спину.
   Диана удивленно заморгала, с испугом глядя на врача.
   - Что вы делаете?
   - Тебе ведь не больно, девочка? Что ты сейчас ощущаешь?
   - Ну, мне не по себе и руку немного покалывает....
   - Поразительно, поразительно, - забормотал второй врач, восторженно взирая на Диану, точно на сверкающий бриллиант, - Это большая редкость, большая редкость, что мы вас встретили. Не чувствует боли, таких, как ты, дорогая, всего несколько на миллион.
   - Это хорошо или плохо? - осторожно поинтересовалась Диана.
   - Для нас определенно хорошо, а для тебя не очень, - весело захохотал первый и, подмигивая второму, вместе с ним вышел из палаты.
  
  
   ***
  
   Наступила ночь. Целый день Ди провела в раздумьях, что бы значила эта странная фраза - "синдром Бельмондо". Она чувствовала себя другой, будто прокаженной. И это ощущение ее сильно угнетало. При малейшем шорохе Ди вздрагивала и оборачивалась на дверь, боясь, что вот-вот зайдут те два ужасных типа и снова начнут проводить неприятные эксперименты. Но они не заходили, а Диана все никак не могла отделаться от грызущего ее душу волнения. Дошло до того, что ей начало казаться, будто за ней установлены приборы наблюдения и врачи, сидящие по ту сторону, зловеще посмеиваются над лежащей беспомощной жертвой. Ди вскочила с кровати и начала прохаживаться из стороны в сторону, разглядывая потолок, где могли быть расположены эти самые приборы. В палате было темно, лишь тонкие серебристые лучи полнолуния проникали вглубь. Внимание Ди привлек странный свет - пульсирующий шарик, излучающий то синие, то фиолетовые искры, и лишь потом девочка разглядела стоящую фигуру, над плечом которой он завис. Диана не испытывала испуга, скорее любопытство. Боясь спугнуть видение, она подошла поближе к мужчине, тихо прошептав:
   - Вы кто? Что вы здесь делаете?
   Светящийся шар метнулся в левую руку владельца и замер, освещая его. На Диану смотрел мужчина с длинными темными волосами чуть ниже плеч. Его пронзительно-голубые глаза красиво контрастировали с очень бледным лицом. Почему-то именно таким Ди представлялся ее отец. Но этот человек был явно лет на десять - пятнадцать моложе. Незнакомец молча поманил девочку пальцем.
   - Что вы здесь делаете? Если вы сейчас же не расскажете, я закричу, - прошептала Диана, буравя взглядом человека. Продолжая молчать, он схватил ее за руку, и из светящегося шара вылетел фиолетовый луч света, обволакивая Ди. Незнакомец крепче сжал руку Ди и, закрыв глаза, поднял шарик над головой. Через мгновение никаких следов от пребывания Ди в палате не осталось.
  
  
   Глава 7
   Проводник грез
  
   Диана очнулась от того, что кто-то водил по ее лицу теплым желтым светом. Открыв глаза, она увидела мужчину, склонившегося над ней. Все тот же сияющий шарик уже не находился в его руках, а самостоятельно передвигался над ее лицом то влево, то вправо, выстреливая слабыми желтыми лучами. Ди приподнялась на локтях и огляделась: она лежала в гамаке в тени старых склонившихся друг к другу пальм на маленьком островке суши, вокруг которого со всех сторон бушевало море.
   - Как мы здесь оказались? Что произошло? - испуганно спросила Диана, продолжая смотреть на море, между тем шторм становился все сильнее и островок вот-вот должен был затопиться.
   - Ничего, ты просто спишь, - мужчина улыбнулся и, пройдя вдоль берега, уселся на появившийся из ниоткуда камень. Ди могла поспорить, что секунду назад его не было.
   - Но это не похоже на сон, все слишком реалистично, - слабо возразила Диана.
   - Ты когда-нибудь видела лошадь?
   Ди утвердительно кивнула.
   - Попробуй ее представить.
   Диана послушно зажмурилась и попробовала ее воссоздать. Белоснежная грива, белоснежный хвост, белоснежная шерсть - в ее воображении вся лошадь была будто создана из легкого пушистого облака, которое вот-вот взлетит. Лоб лошади прорезал спиральный светящийся рог.
   Открыв глаза, Ди огляделась.
   - Ну, представила, и что дальше?
   Мужчина загадочно улыбнулся и щелкнул пальцем. Раздалось ржание, и из глубины голубого неба показалась та самая лошадь, которую придумала Диана. Стремительно перебирая копытами, она, то ли плыла, то ли подлетала к земле и, наталкиваясь на невидимую преграду, вновь поднималась вверх, не в силах спуститься на землю.
   - Слишком легкая, - грустно заметил мужчина. - Из облака создавала?
   Ди проигнорировала вопрос. На языке вот уже несколько минут крутился свой:
   - Скажите же, кто вы? Вы волшебник, да?
   - Сегодня я твой проводник грез. Чего ты сейчас хочешь больше всего?
   Диана на мгновение задумалась, в ее голове крутилась масса желаний, но они казались ей такими несущественными. А ведь другого шанса может не представиться. Внезапно ее осенило:
   - Я хочу научиться понимать язык деревьев.
   - Ты уверена в своем желании? - Мужчина вздрогнул, и Ди показалось, что он удивлен ее ответом. Его глаза внимательно взглянули на девочку, как будто хотели прочитать ее мысли.
   - Да, - твердо ответила Ди и зачем-то прибавила, - Как только я вас увидела, вы мне почему-то показались похожим на отца, хотя его я никогда не встречала.
   Мужчина вскочил с камня и побежал в противоположную сторону от Ди. Диана, испуганно глядя ему вслед, прокричала:
   - Простите меня, я не хотела...
   Но заметив, что мужчина не исчез без нее, а всего лишь оббегает островок, с облегчением вздохнула.
   - Мне просто показалось. И теперь я уверена, что ляпнула глупость. Мой отец никогда бы меня не бросил, если бы он был жив, то жил бы со мной...
   Мужчина остановился в метре от Ди и, не глядя, подхватив свой сияющий шарик, бросил его в сторону девочки. Вопреки гравитации шарик не упал, а, описав вокруг Дианы дугу, на секунду прикоснулся к ее сердцу. Ди, ощущавшая до этого тревогу, почувствовав тепло шара, расслабилась: ей вдруг стало очень тепло и уютно, а потом все ее тело охватило жаром. Жар окутывал словно пеленой, не давая вздохнуть, закричать, он становился все невыносимей, еще бы мгновение - и Ди умерла бы от недостатка воздуха. Но пытка прекратилась также внезапно, как и началась. Измученная Диана упала на траву, набирая воздух ртом, как рыба, выброшенная на сушу.
   - Когда ты поймешь, что узнала то, чего не должна была знать, это станет твоим спасением.
   Мужчина не открывал рта, теперь его слова звучали внутри головы девочки. Подойдя к ней, он вложил ей в руку свой светящийся шарик. Фиолетовый луч выстрелил в Ди, и она провалилась в темноту.
  
  
   Глава 8
   Из дневника Виолетты Арнст:
  
   "Это просто невыносимо! Этот их "плод любви" бесит меня все больше! Тоже мне сделали милость, вручили на пожизненное обеспечение инвалидку! А мне что прикажете делать? Я устала изображать добрую мамашу и делать вид, что она мне родная дочь. Да, может, иногда я бываю грубой и вспыльчивой и придираюсь к ней, но она сама виновата. Нет, чтобы расти нормальным, адекватным ребенком, таким как все остальные, а она мне уже в десять лет фокусы показывает с исчезновением. Не учится, ни один ей предмет, видите ли, не нравится, только зачитывается взахлеб книгами о Гарри Поттере. Магия, волшебство, да много они ее в жизни прокормят! Стараюсь направить ее мысли на будущее, но она ни в какую! Теперь еще и весь двор меня обсуждает, якобы родила ребенка, а папаши то и след простыл. Не могу же я каждому в отдельности объяснять всю эту дурацкую историю. Может, он и не умер вовсе, рад был спихнуть на меня девчонку и смылся покорять новые женские вершины.
   Меня уволили с работы тоже из-за нее. Просила же, не забудь включить будильник, Дианочка, милая. И что вы думаете, замечталась она, видите ли и вместо того, чтобы подумать о матери, весь вечер рисовала какую-то непонятную фигню.
   А я, захлебывалась слезами, просила, умоляла, но этот старый дегенерат таки меня не простил! Теперь живем в нищете, на одно лишь пособие по безработице. Суп и каша, каша и суп. Даже рада была бы купить что-то вкусненькое, побаловать себя и дитя, но... Обходила весь город и обзвонила - никаких результатов. Ну, ничего, думаю, я и продавцом на рынке смогу. Съездила на свою древнюю, заброшенную дачу, нарвала яблок. Пришлось и у соседей немного одолжить, а что делать? Они уже все равно попадали, а люди добро не собирают. Может, я и воровка, но не для себя стараюсь. Надо бы сходить в церковь, отмолить грехи, да денег сейчас и на свечки не хватает. Едва я начала торговать на базаре яблоками и со мной расплатилась первая покупательница, как пришла милиция. Яблоки отняли все до одного и прогнали. Утешаю себя мыслями, что я слишком интеллигентна, и мне обязательно попадется работенка получше. Но слезы все равно текут ручьем. На деньги, вырученные за кило яблок, купила Ди апельсин. Один. Думаю, она будет рада, потому что этот плод еще не пробовала. Прихожу к ней в больницу, а она снова за свое. Даже за фрукт не поблагодарила. Отмахнулась, уставилась в одну точку на потолке и застыла со странной улыбкой на лице. Ну, точно ненормальная. Наконец, на мои осторожные расспросы рассказала, что ей сон приснился. Вот дети пошли нынче, игрушек уже не просят, увидели сон и счастливы.
   - Что ж за сон-то такой? - спрашиваю.
   - Ма-ам, ты не представляешь, мне приснился самый настоящий проводник грез, и он сказал, что я смогу понимать язык деревьев! Знаешь, сон такой реалистичный, что мне кажется - это и не сон был вовсе, а все произошло на самом деле.
   А глаза так и светятся, так и светятся. Странная она, а следующая ее фраза меня вообще убила
   - И знаешь, мам, мне кажется, что это был мой папа.
   - Кто? Папа? Твой отец умер. Прекрати выдумывать.
   Все время, когда она заводит разговоры об отце, я просто взрываюсь, но это... этот сон выходит за рамки моего понимания. Думаю Диана специально хочет меня позлить, фантазируя рассказы о папочке. Но она точно не слышит. Светящиеся шарики, лошади-облака, островки в море...Бред. И об этом, не смолкая, толкует мне целыми днями. Всерьез задумалась над тем, не показать ли ее психиатру.
   А пока решила ее оградить от влияния сказочек, морочащих ее юную несформированную голову.
   Прятать книги от нее бесполезно. Поэтому, только что закончила жечь "Гарри Поттера". Развела на улице костер и методично, с каким-то остервенением вырывала листы из книг и бросала в огонь. Пока сожгла три толстых фолианта, наступил вечер. Даже почувствовала какое-то облегчение, освободившись от серии этой чертовщины. Думаю завтра заняться Толкиеном. Уверена, день не пройдет впустую. "
  
  
  
   Глава 9
   Отблеск истины
  
   Рассвет окрашивал небо в нежный розовый цвет. Легкие паутинки сиреневых облаков образовывали диковинные фигурки животных и птиц. Диана оторвала взгляд от окна и рассеянно пробежала глазами по комнате. Сегодня она совершеннолетняя, но за восемнадцать лет ее пребывания здесь ровным счетом ничего не изменилось: все те же трещинки на потолке, который она с детства так любила разглядывать, та же старая, тридцатилетней давности люстра, тот же шкаф и те же обои. Диана понимала, что ее мать не может позволить себе сделать ремонт и ее зарплаты акушерки едва хватает, чтобы сводить концы с концами, но она так хотела изменить в своей комнатушке хоть что-то, и этим самым заветным что-то был новый компьютер. Старый стоял пятый год , и, как бы Ди не старалась, ей так и не удалось настроить в нем Интернет.
   Интернет. Это загадочное слово стало преследовать ее днями и ночами, не давая покоя. Слушая постоянные разговоры одноклассников об интернете, она все еще не очень хорошо представляла, что это за штука и как ею пользоваться, но в одном Диана была уверена точно: она очень сильно его хочет. Ах, как было бы хорошо, если бы на день рождения ей купили новый компьютер! Но об этом, увы, было глупо и безнадежно мечтать. Так или иначе, в этот день рождения Ди решила не грустить, а наслаждаться каждой минутой праздника.
   Внезапная яркая вспышка заставила Ди на мгновение зажмуриться. Открыв глаза, она испуганно замерла, боясь пошевелиться. В голове сразу всплыл сон восьмилетней давности: мужчина с шаром, остров, желание. И сейчас точь-в-точь такой же шарик, только без своего обладателя, парил в нескольких метрах от нее, выстреливая оранжевыми искрами. Неужели тот сон был не сном? И все то, что она видела тогда, реально? Диана заставила себя пошевелить рукой и ущипнула под одеялом ногу. Неприятное ощущение было весьма убедительным, чтобы удостовериться в том, что она не спит. Ди ликовала, но в то же время цепкие лапки страха не отпускали ее, заставляя вновь и вновь всматриваться в странное нечто. Внезапно шарик спикировал в сторону Ди и, сделав круг над ее головой, вылетел сквозь запертую дверь в зал. Помедлив, Диана решила проследить за ним. Затаив дыхание, стараясь передвигаться как можно тише, она приоткрыла дверь и, вздрогнув от ее предательского скрипа, проследовала в зал. Мама, раскинувшись на раскладном диване, негромко похрапывала. Светящийся шарик завис прямо над ней, кружась только по одному ему понятной траектории: он касался то лица матери, то взмывал под потолок, задевая посеревшие от старости обои. "Зачем ты сюда прилетел? что тебе от нас нужно?" - шептала Диана, будто надеясь, что шар услышит и уберется восвояси. Но больше всего она боялась, что шарик может причинить вред матери. Вспомнив о ее советах Диана начала молиться и горячо просить, чтобы шар не трогал маму и вернулся туда, откуда пришел. То ли молитвы подействовали, то ли шару надоело совершать нелепые траектории, но он внезапно резко спикировал вниз в небольшое углубление под тумбочкой. Диана стояла несколько минут, не шевелясь, ожидая, что шарик вот-вот вылетит из-под тумбочки. Наконец, над ней возобладало любопытство, и она, отойдя подальше от тумбочки, заглянула вниз. Шарик исчез, не оставив после себя никаких следов. Но Ди продолжала всматриваться, думая, что он сейчас проявится. В самой глубине возле темнеющей дальней ножки белел небольшой предмет квадратной формы.
   - Диана, - раздался сонный голос матери, - Что ты там делаешь?
   Ди, инстинктивно схватила предмет в левую руку и спрятав ее за спиной, вскочила на ноги:
   - Ничего, мама, порядок наводила, сегодня же гости придут, вот я и решила начать прямо сейчас, - промямлила Ди и быстрыми шагами устремилась в свою комнату.
   - Ну, ты даешь, хозяюшка моя, у тебя ж сегодня праздник, мама сама приберется, - протирая глаза, проговорила мать и, тут же повернувшись на бок, засопела.
   Но Диана уже ее не слушала, она во все глаза смотрела на дневник матери, который достала из белой коробочки. Кто бы мог подумать, что моя мама ведет дневник, да еще и прячет его. Интересно, что же там написано, думаю ничего страшного не произойдет, если я хоть одним глазком посмотрю на страницы, - усыпляя свою совесть, думала Ди, уже открывая первую. Сначала она рассеянно перебегала глазами, читая отдельные строки. С каждой прочитанной строкой ее глаза все больше расширялись от удивления. К концу прочтения первой записи страницы намокли от ее слез. На лице Дианы застыла уверенность прочесть все до конца, до последнего слова.
   С силой захлопнув дневник, Ди швырнула его об стену, и он с глухим стуком отлетел в компьютер. Экран прорезала длинная глубокая царапина, но Диане было глубоко наплевать на все. Ею овладело отчаяние и безнадежность, она рухнула в кресло и откинула голову вверх, а перед глазами поплыли стены, мебель, потолок, все сливалось воедино. Мысли лились бессвязным потоком, но в голове отчетливо стучало одно: как она могла.
  
  
   Глава 10
   Пробуждение дара
  
   На Диану обрушилась целая лавина чувств, было в них и разочарование, и боль, и яростное желание не возвращаться домой. Никогда. Все эти годы мать ее ненавидела. Да лучше бы отдала в детский дом, что мешало?
   Ди медленно шла по незнакомым улицам города. Теперь ей было все равно. Потеряться и не найти дорогу домой? Пусть, так будет даже лучше. Меньше всего Диана сейчас хотела видеть лицо матери: притворное, слащавое, с якобы милой, доброй улыбочкой.
   Наверное, сейчас со стороны Диана выглядела ужасно: этакая взрослая девица, зареванная как дитя, оторванное от соски, с ярким размазанным макияжем и сжатыми в кулаки руками. Уловив себя на этой мысли, она невольно улыбнулась сквозь слезы. Думать о внешнем виде, когда жизнь, казалось, теряет весь свой прежний смысл, по меньшей мере, глупо. Природа будто поддерживала настроение Ди, то морося мелким, но холодным дождем, то сизыми тучами закрывая надежду на теплые лучи солнца. Вокруг спешили куда-то люди, и никому не было до нее совсем никакого дела. Ди чувствовала себя как никогда ненужной, чужой для этого мира, впрочем, и к миру, переполненному бесполезной суматохой и обыденностью, Ди тоже не питала никакого интереса.
   - Проводник грез! - закричала она, не помня себя. В толпе людей вынырнула прическа, до боли напоминающая ту, что носил мужчина из сна. Но, приблизившись, Ди разглядела незнакомого дяденьку с пышными усами и несколькими подбородками. Густо покраснев под удивленными взглядами окружающих, она едва ли не бегом устремилась в безлюдный парк. Тихо, спокойно и никакого муравейника из снующих людей. То, что надо. Еще ни разу в жизни ее день рождения не проходил радостно, легко, беззаботно, как у всех остальных людей. Обязательно какая-то неприятность портила остаток дня. И еще одной его особенностью было то, что в день рождения обязательно шел дождь. И сегодняшний праздник, очевидно, не был исключением. Сверкнула молния и дождь резко усилился. Ди прибавила шагу в надежде найти хоть какое-то временное укрытие. Дождь она, как ни странно, очень любила, но вот гроза вселяла в нее страх и ужас. И хотя Ди знала, что идти во время ударов молний нужно расслабленно, все равно вздрагивала каждый раз, когда сияющие стрелы рассекали темное небо. За сочной зеленью кленовых деревьев показалась небольшая беседка, и Ди вприпрыжку кинулась внутрь. Беседка была красивой, с резными орнаментами из дерева, но, к сожалению, сквозной: сквозь широкие отверстия задувал холодный ветер и брызгал дождь. Поеживаясь, Диана уселась на краешек скамейки и от нечего делать принялась разглядывать неровную, местами поврежденную поверхность деревянного покрытия. Вдруг ее взгляд наткнулся на маленький серый комочек, точно хамелеон, слившийся с цветом пола. Комочек непрерывно дрожал, жалостливо попискивая. Только большие зеленые глаза испуганно косились на Диану, словно боясь, что она вот-вот его прогонит. У Ди загорелись глаза: с раннего детства она обожала кошек и, едва только мама отвлекалась от присмотра за Ди, тут же принималась гладить попавшую в поле зрения кошку, причем не брезговала ни ободранными, ни местами лишайными мурлыками. Больше всего Диану радовала возможность покормить бедных уличных животных, и даже зная, что это вызовет у матери вспышку гнева, Ди, улучив момент, хватала все съедобное, что под руку попадется, и убегала во двор. А дома ее всегда ожидала очередная взбучка. Котов мама боялась, и ненавидела, впрочем, как и меня, - грустно ухмыльнулась Ди, протягивая руки к пушистому комочку. Увидев, что к нему настроены дружелюбно, котенок не преминул возможности согреться и, приблизившись к руке, нерешительно ее лизнул.
   - Какой ты, милашка, - воскликнула Диана, дотронувшись до котенка. И в этот момент произошло сразу несколько вещей:
   1) Агрессивно зашипел котенок, выгнув спину и блеснув глазами;
   2) Выстрелившая молния, как показалось Ди, пронзила ее;
   3) На секунду стало светло, как днем
   Ди упала под скамью и лежала, не шевелясь. Ей казалось, что молния пробила ее насквозь, и теперь она не сможет двигаться. От страха стать на всю жизнь инвалидом слезы ручьем покатились из глаз Ди. Все-таки права была мама - не нужно мне так любить кошек.
   Чем дольше лежала Ди, тем тише капал дождь, и тем явственней начинали слышаться голоса. Наверное, нужно попытаться подняться. Может быть заметят люди и помогут добраться домой. На удивление быстро поднявшись, Ди не почувствовала боли. Но где же люди? Я же слышу голоса, - подумала Ди, оборачиваясь по сторонам. Тем временем голоса звучали все громче и отчетливей, но вокруг простиралась только природа: заброшенный парк и одни деревья. Деревья! - внезапно промелькнуло в голове Ди,- неужели сон начинает сбываться? Ди подбежала к ближайшему клену и прижалась к нему, посылая мысленный импульс: Я здесь, если слышишь, отзовись. Но клен не реагировал, как бы Диана не старалась. Внезапно слева послышался тонкий ехидный голосок:
   - Ну, что ты все с кленом обнимаешься, он не будет с тобой знаться, как бы тебе не хотелось! Я вот тоже пытаюсь его разговорить который год.
   Диана оглянулась - вновь никого, только молоденькая березка в окружении пышных кустов кокетливо склонялась над землей. Неужели это действительно она заговорила?
   - Но почему не будет? - робко промолвила Ди.
   - Слишком гордый, - отрезала береза, слегка шелестя длинными ветвями.
   Ди схватилась за ствол клена, чтобы удержаться на ногах. Ею внезапно овладела слабость, перед глазами поплыли деревья, беседка. Диану будто несло на скоростной карусели. Чем больше она пыталась совладать с собой, тем быстрее разгонялась карусель, сливая все в одну точку, а голоса деревьев становились все громче и превращались в угрожающее жужжание. Глаза не слушались, не желая закрываться, и Диана все смотрела и смотрела в одну точку, борясь с позывами рвоты. Чувствуя, как спасительный ствол уходит из рук, она упала на землю и, ощутив сильный толчок, погрузилась в блаженную тьму.
  
  
   Глава 11
   Медальон
  
   Синее-синее бесконечное море, теплая обволакивающая вода, легкие волны нежно касаются сверкающего золотом песка. Тишина. Ди идет в глубину моря, но ее ступни едва дотрагиваются до воды, будто бы это и не вода вовсе. Но Диану это не удивляет, все именно так как должно быть. Во всем теле необыкновенная легкость, кажется, стоит лишь пожелать, и она взлетит над морем, и, как морская чайка понесется ввысь, туда, откуда горячее летнее солнце неторопливо посылает свои сияющие лучи. Но это ей ни к чему. По всему морю разбросаны сотни розоватых кувшинок, одна прекрасней другой. Каждую кувшинку венчает жемчужина. Заметив одну самую большую и красивую, Диана протягивает в ее сторону руку и посылает мысленный импульс. Жемчужина послушно подплывает к ней. Но Диана разочарована - с одной стороны жемчужина совершенно черная, будто выжженная. Упоительную тишину нарушает крик чаек. Ди закрывает уши, но крик становится все громче и невыносимее.
   - Замолчите! - ее отчаянный крик подхватывает эхо.
   - Диана, Диана, девочка моя, - раздался знакомый теплый голос,- Успокойся, ты дома.
   Ди открыла глаза и облегченно вздохнула: всего лишь сон, казалось бы, в нем ничего особенно ужасного не происходило, но после пробуждения осталось какое-то непонятное чувство: то ли обреченности, то ли страха.
   - Зачем ты ушла из дома, не предупредив меня, Диана? Да еще и в такую ужасную грозу, я волновалась! - голос матери звучал теперь больше властно, чем ласково. Этих знакомых ноток Диана боялась с раннего детства. После них зачастую шло раздражение, выливающееся в гневные окрики и тирады. Но сегодня Ди чувствовала себя по-другому: уверенно, независимо и отдаленно. Она ведь не ее мать, так с чего вдруг Ди обязана перед ней отчитываться и подчиняться?
   - Виолетта Арнст, с какой целью вы все эти годы скрывали от меня всю правду? - подчеркнуто вежливо произнесла Ди, хотя в ее зеленых глазах полыхали огоньки ненависти.
   - Дочь, что с тобой случилось? Ты что ударилась обо что-то?
   - Я не ваша дочь и никогда ею не являлась!
   - Ты моя дочь и только моя, я тебя и родила, и воспитала. Диана, ты меня пугаешь такими заявлениями. Ты пила?
   - Секунду.
   Ди вскочила с кровати и прошмыгнула в комнату. Открыв дневник на нужной странице, вернулась обратно.
   - Цитирую: "А Диану мне пришлось удочерить, тяжело каждый день смотреть на результат измены мужа с рыжеволосой, но зная, что я бесплодна, это наилучший вариант. "
   Никогда прежде Ди не видела слез на лице матери. На мгновение ей даже стало жалко приемную мать: та, покрывшись красными пятнами, впервые не сдерживая себя, рыдала. Рыдала во весь голос.
   - Дианочка, я хотела как лучше, боялась, что ты не будешь меня любить, что будешь думать, что та, рыжеволосая, была бы лучшей матерью, чем я.
   Виолетта тараторила, захлебывалась слезами, и даже не пыталась их чем-то вытереть.
   - Любить? Да разве так поступают любящие матери? Разве они так ненавидят детей?
   Пролистав дневник к последней записи, Ди зачитала :
   - Тот их "плод любви" бесит меня все больше! Тоже мне сделали милость, вручили на пожизненное обеспечение инвалидку! А мне что прикажете делать? Я устала изображать добрую мамашу и делать вид, что она мне родная дочь". По мере прочтения ее глаза наполнялись слезами обиды и боли.
   - Зачем? Зачем ты меня терпела, если так не любила? - неосознанно она озвучила свои мысли.
   Мать зарыдала еще сильнее и, упав в кресло, принялась размазывать слезы руками, от чего ее лицо приобретало все большее сходство с помидором.
   - Прости меня, я...я...мне очень стыдно. Но клянусь тебе, с тех пор все изменилось. Я тебя очень полюбила, ты мне стала как родная... правда.
   - И ты прости, но я тебе больше не верю, ни одному твоему слову.
   Ди повернулась спиной к матери и зашагала в комнату, громко захлопывая дверь. Но через секунду вернулась. Мать уже не ревела, но взгляд у нее был потухший и безжизненный.
   - Доченька? - с надеждой в голосе посмотрела на Диану.
   - Отдай мне медальон, - без намека на прощенье бросила ей Ди.
   - Ссейчасс, ссейчасс, - немного заикаясь, мать дрожащими руками принялась рыться в серванте, после получаса безуспешных поисков, она переметнулась в стол, но и там ничего не нашлось. Наконец, вспомнив, она нащупала шею и, расстегнув цепочку, протянула ее вместе с медальоном.
   - Благодарю, - сухо проговорила Диана и, разглядывая медальон, подошла к зеркалу. Он был необычно красивым и искусно сделанным. Таких медальонов Ди ни в одном ювелирном магазине не видала. Прикоснувшись к медальону, она осторожно провела вдоль ивовой веточки, восторгаясь сиянием аметистов. Медальон был приятным на ощупь: идеально гладкая золотая поверхность с наружной стороны отдавала прохладой. Интересно для кого он предназначался? Для меня или для матери? В любом случае я имею на него полное право в память о настоящих родителях,- с такими мыслями Ди уверенно застегнула цепочку и, не спеша, прошлась по комнате, привыкая к новым ощущениям. По телу теплой волной пробежали мурашки, а медальон резко потяжелел и плотно прижимался к коже, от чего Диана начала испытывать дискомфорт. Диана подбежала к зеркалу, чтобы понять, что произошло, и в смятении остановилась: золото медальона светилось так ярко, что резало в глазах, а маленькие аметисты ежесекундно выстреливали фиолетовыми искрами. Попытка снять медальон не увенчалась успехом. Он будто намертво прилип к коже, и, чем больше Ди пыталась его отодрать, тем сильнее испытывала боль.
   - Ма-а! - в отчаянии позвала Виолетту Диана.
   - Что случилось, Дианочка?
   - Этот медальон он... он не снимается, - запнулась Ди, - Как будто прилип к коже.
   - Сейчас мама тебе поможет, присядь рядом, - нежно перекладывая длинные темные волосы Дианы, она нащупала застежку и мягко потянула за цепочку.
   - Вот и все, - самодовольно произнесла Виолетта, кладя медальон на стол. Ди смотрела во все глаза: почему же у нее не получалось снять медальон? Подойдя к зеркалу, она вскрикнула: медальон все также висел на шее, но, казалось, еще плотнее врезался в кожу.
   - Ну, что снова, Ди? - голос матери звучал сонно.
   - Ма-ам, а ты уверена, что сняла с меня медальон?
   - Да вот же он!
   Проследив за взглядом матери, Ди обвела совершенно пустой стол: ни намека на минуту назад лежащий медальон.
   - А у меня что-нибудь осталось на шее? - осторожно спросила Ди, приблизившись к матери.
   Та рассеянно провела по шее рукой.
   - Нет, только небольшая царапина на коже, наверное, это след от того сдавливающего медальона.
   - Но я его вижу у себя на шее! - не скрывая удивления, вскричала Диана. - Вот же он, дотронься, - взяв руку матери, она провела ее по медальону.
   Но та лишь не менее удивленно на нее смотрела.
   - Дианочка, тебе нужно немного отдохнуть, пойди, приляг на часик, а вечерком мы с тобой посидим за столом, полакомимся тортом, - тихий проникновенный голос матери звучал с интонацией для душевнобольных.
   Видя, что мать ей не верит, Диана дала себя уговорить и, лежа на кровати, все размышляла о странном медальоне, пока не погрузилась в глубокий, но беспокойный сон.
  
  
   Глава 12
   Марго
  
   Последующие дни Диана довольно успешно осваивала интернет, "зависая" в своем Мире и блогах на мейл.ру. Но больше всего ее интересовала информация о медальоне, который продолжал въедаться в кожу и доставлять сильную боль, а учитывая тот факт, что до этого она никогда раньше не ощущала боли, приводил ее едва ли не в отчаяние. Временами медальон светился слабее, и боль на некоторое время приглушалась, а временами неистово жег кожу, и Ди не вставала с кровати по несколько дней. Находя наиболее удобное положение, лежала не шевелясь. Боль притуплялась, но лишь до того момента, пока Ди не поворачивалась на другой бок.
   С приемной матерью Диана старалась не сталкиваться, совместные завтраки проходили в молчании. Мать видимо не чувствовала себя виновной, а Ди ни на минуту не забывала о произошедшем. Лишь однажды мама попыталась завести с ней разговор:
   - Помнишь тот день, когда ты ушла куда-то, не предупредив меня?
   Диана утвердительно кивнула, дожевывая яичницу с беконом.
   - Тебя нашел спящей в беседке парка крестный и привез домой. Знаю, Диана, я не имею права тебя расспрашивать, но я очень беспокоилась. Ты можешь мне ничего не рассказывать, но ответь только на один вопрос: с тобой тогда ничего не случилось?
   Диана на мгновение удивленно воззрилась. Она спала? Ну, уж нет, все это происходило в действительности, она точно помнит мельчайшие детали, мысли, ощущения.
   Ди покачала головой и вежливо улыбнулась матери, даже не покраснев. Отчего-то врать становилось все легче. Подумав, что разговор закончен, Ди уже собиралась вставать, но тут мать вновь заговорила:
   - А знаешь, мне в то утро снился серый котенок. Будь осторожней, говорят, это к обману
   Ди от неожиданности поперхнулась: и тут серый котенок.
   - Что-то не так, Дианочка?
   - Нет-нет, все хорошо, чай был слишком горячим.
   - Да? Странно, я ведь полчаса назад как его приготовила, -рассеянно сказала мама, уставившись в окно. Хорошо, что она не видела в этот момент густо покрасневшего лица Дианы. Ди тут же ретировалась из кухни, чтобы не ляпнуть еще какую-нибудь глупость.
   Дни проходили безрезультатно. Как Ди не старалась, никакой информации о своем медальоне или хотя бы некоей Ирине Косенко она так и не находила. Дошло до того, что каждую ночь ее стали преследовать кошмары, в которых амулет прожигал сердце, и она умирала в мучительной агонии. Однажды, вспоминая свой последний сон и слушая порядком поднадоевшую Nightwish - Nemo, Диана решила в очередной раз посетить мейл. ру. Каково же было ее удивление, когда она увидела заявку на добавление в друзья от совершенно незнакомой девушки. Неужели мной хоть кто-то заинтересовался? Интересно, чем же я привлекла ее внимание? Мысли так и сновали возбужденным роем.
   "Привет, чем обязана вашему вниманию к своей скромной особе?"
   Немного подумав, Ди добавила в конце смайлик, чтобы вопрос не выглядел слишком грубо. Ответ пришел через пару секунд, будто девушка только и ждала ее письма.
   "Привет!!! Ты заинтересовала меня тем, что увлекаешься магией и волшебством, и я подумала, почему бы нам не пообщаться? Я ведь близка к этому!"
   Диана удивленно заморгала, вот так везение.
   "Близка? Что ты имеешь в виду? Ты умеешь колдовать? Читала книги по магии? Ты что-то знаешь о магических медальонах?"
   Пожалуй, вопросов было слишком много, как для первого разговора, но Ди не могла себя сдерживать: ей хотелось узнать все и сразу, чтобы не продолжать бессмысленное общение. Следующий ответ девушки пришел через полчаса. Диана, нервничая из-за ожидания, успела сбегать на кухню и заварить свой любимый зеленый чай, попутно перекусив парой бутербродов.
   "Ну, не знаю, стоит ли тебе все рассказывать, обычно нормальных людей это отпугивает... И раз уж ты сама таким интересуешься, кое-что скажу. Я вижу ауру людей, и очень часто могу определить, в каком настроении находится человек, даже не разговаривая с ним. А вот о магических медальонах не могу сказать ничего определенного, я работала с амулетами, хотя это в сущности одно и то же. А почему они тебя так интересуют? Кстати, я Марго".
   Диана, удовлетворенная ответом новой знакомой, быстро забегала пальцами по клавиатуре, набирая ответ. Почему-то этой девушке хотелось доверять.
   "А я Диана, хотя мне больше нравится, когда меня называют просто Ди. На днях мне подарили медальон, и он несколько странно себя ведет. Кроме меня его никто не замечает... Хотелось бы выяснить о нем хоть что-то"
   "Странно это как? Светится? Вибрирует? Издает какие-либо звуки? Кто тебе его подарил и с какой целью? Возможно, он даже проклят".
   - Звучит очень утешительно, - хмыкнула Диана. - Ну, что же, посмотрим, как она отреагирует на правду.
   "Недавно выяснилось, что моя мать, это вовсе не моя мать. Приемная короче. Отца у меня нет, он погиб на войне, и в свое последнее письмо он зачем-то вложил этот медальон, хотя писала письмо моя настоящая мама. Ну мне почему-то так кажется, что именно она его вложила. Может быть, в память о себе... Когда я надела медальон, он начал светиться и прилип к коже. Сколько я не пыталась его снять, он все больше врезается в меня. Очень больно, я даже ночью с трудом засыпаю" - немного помедлив и вздохнув, Ди решительно нажала на Enter.
   Ответа не приходило. Прождав час, Диана с досадой подумала: Ну вот, только поделишься с людьми своим состоянием, и они тут же испуганно ретируются, не желая влезать в чужие проблемы. Жаль, что все так получилось, Марго мне показалась довольно доброжелательной и открытой. Выключив компьютер, Ди, от нечего делать, стала смотреть телевизор, ежеминутно переключая каналы. На кабельном телевидении каналов хватало, но все они казались Диане ужасно скучными.
   - Диана! - закричала мать, вбегая в квартиру.
   - Твой крестный он... он, - Виолетта зарыдала, не закончив фразы.
   - Мама, что случилось? Скажи... - предчувствуя плохое, Диана подбежала к матери и крепко ее обняла.
   - Он... он... его больше нет. Шахта, взрыв, все, конец, - речь матери была бессвязной, и Диана сначала даже не поняла, что же произошло, наконец , до нее дошло.
   - Погиб? - прошептала Ди, и в глазах разом потемнело. - Но как? Не может быть...
   Она не плакала. Боль, обрушившаяся на нее, была настолько сильной, что слезы застряли где-то в горле. Диана только странно смотрела своими сухими горящими глазами на мать. Все мысли исчезли, одна сплошная пустота и в голове, и в душе.
   - Мама, ты в этом уверена?
   Мать в подтверждение зарыдала еще сильнее.
   В глазах было сухо, но комната расплывалась так сильно, что уже невозможно было определить, где пол, где стены, а где потолок. Вновь - то ощущение скоростной карусели. Еще и пульсация медальона становилась все более не выносимой, казалось, если это ощущение сейчас не пройдет, то он разъест все ее внутренности. Нащупав ногой ножку кресла, Ди, не глядя, рухнула в него. В следующее мгновение она уже ничего не чувствовала.
  
  
   Глава 13
   Обреченность
  
   На уровне пятого этажа неподвижно зависли молодой мужчина и женщина преклонных лет, правда лишенная всяческих возрастных деформаций - морщин, припухших кругов под глазами. Лишь глубокий мудрый взгляд синих глаз сквозь очки в виде совиных крыльев да седые волосы - выдавали ее истинный возраст. Оба были одеты совершенно обычно, привычно для современной украинской нации. Мужчина в белой, порядком потрепанной футболке и темных джинсах, женщина - в длинном, ниже колен, красном платье в горошек. От среднестатистической старушки ее отличала и татуировка на лбу в форме ивовой ветки. Мужчина и женщина находились в воздухе, как само собой разумеющееся: мужчина, подложив под себя ноги, женщина, удобно разлегшись. Если бы сейчас какой-либо проходивший мимо человек увидел такую картину, он был бы, по меньшей мере, шокирован. Парочка же, как ни в чем не бывало, наблюдала через окно за происходящим в одной из стахановских квартир.
   - Геста, послушайте, по-моему - это чересчур жестоко, - взволнованно твердил молодой человек, нервно теребя свои длинные темные волосы.
   - Что ты разнылся, ты мужчина или кто? Это не смертельно...ну почти,- ухмыльнулась женщина, проводя по татуировке.
   - С..смерте-ельно? - заикаясь, переспросил мужчина,- Н-но вы мне об этом не говорили!
   - Ну, сказала, и что от этого изменилась? Только не расплачься, Карно, терпеть не могу, когда мужчины ноют.
   Не обращая внимания на ее презрительный тон, тот продолжал:
   - Она мучается, я не могу этого вынести, медальон разъедает ее изнутри. Пожалуйста ,прекратите ее страдания, она же умрет...
   - Умрет, - согласно кивнула Геста.
   -И вы можете об этом так спокойно говорить?- вскричал Карно, дернув свои волосы с такой силой, что вырвал клок. - Она же не успела пожить! Ей всего семнадцать лет!
   -Восемнадцать, - уточнила женщина, - И именно в этом возрасте она должна умереть. Это не ее выбор, все давно решено. Но она удостоена великой чести
   - Чести? Да она хочет жить! Совсем еще юное дитя, чистое и непорочное!
   - Сожалею, это не в моей компетенции, менять правила и решения, - сухо произнесла Геста. Женщина приподнялась, собираясь ретироваться.
   - Подождите! - вскричал Карно, - А можно ли хоть каким-нибудь образом отменить это решение? В чьей это компетенции?
   - Вероятно, уже не в чьей: ее же мать, как известно, давно умерла, - Геста неприятно улыбнулась. - А теперь изволь, мне пора.
   От платья отделился светящийся шар. Прикоснувшись к нему, она тут же исчезла, блеснув на прощание зеленой искрой из шара.
   Карно еще долго неподвижно сидел напротив окна, всматриваясь внутрь. На диване, сжавшись в комочек, лежала красивая темноволосая девушка, ее глаза были плотно закрыты. Вокруг суетились врачи, то осматривая ее, то делая совершенно бесполезные уколы и суя под нос нашатырный спирт. Как жаль, что они не могли видеть медальон, плотно вошедший в девушку, их усилия в любом случае были обречены на провал. Скоро она умрет, осталось около месяца, максимум месяц мучений,- грустно думал Карно, но в то же время его не покидала какая-то призрачная надежда на спасение.
   Девушка приходила в себя, она открыла глаза и посмотрела не на врачей, не на стоящую рядом с ней женщину, а в окно. Карно восхитился - этот взгляд ярко-зеленых глаз был настолько пронзительным, что он на мгновение подумал, будто она его сейчас видит его. Но пока она всего лишь человек, и максимум что может разглядеть - это зеленые ветки тополя, расположившиеся за его спиной.
   Мужчина еще раз медленно обвел взглядом девушку, будто желая запомнить ее внешность до мельчайших деталей. Отделившийся от футболки шар выстрелил двумя искрами: розовая угодила на подоконник, за считанные секунды образовывая алую розу, каждый лепесток которой был идеален по форме и цвету; зеленая искра прыгнула на лицо Карно и, на мгновение осветив его загадочную улыбку, исчезла, постепенно растворяя силуэт мужчины.
  
  
   Глава 14
   Эксперимент
  
   Тьма, пустота, одиночество, страх. Давит, поглощает, обездвиживает. Сжавшись в комочек, Диана тяжело прерывисто дышит. Каждый выдох с хрипом вырывается из легких. Медальон потяжелел, будто налился свинцом. Посмотрев на него, Ди ужасается: он светится в глубокой кровавой ране, прижимаясь к месту, где расположено сердце. Отчаянно прислушавшись к своему сердцу, она вздрагивает - сердце бьется иначе: глухо, размеренно, будто о железный набат. Отовсюду слышится шум сотен крыльев. Диана поднимает голову и освещает небо медальоном: с пронзительным писком шарахаются летучие мыши, унося свои кожистые тельца за пределы видимости. Слабые лучи розоватого света рассеивают темноту. Полная кроваво-красная луна вышла из-за черных туч. Оглядываясь, Ди замечает человеческий силуэт и следует к нему. В немой мольбе касается медальона, но существо, казалось, ее не замечает, неподвижно застыв. Прикосновение к его плечу - и вот уже вместо существа стоит огромный черный рояль. Несмотря на очевидное отсутствие музыканта, его клавиши движутся, издавая протяжные заунывные звуки. Диана пытается убежать, но ноги не слушаются, покачиваясь в гипнотическом ритме музыки. Мозг постепенно отключается, погружаясь в звучание. Словно откуда-то издалека слышится бархатный мужской голос: "Осталось немного, совсем немного".
   Открыв глаза, Ди рывком поднялась с кровати, в груди нестерпимо жгло, а в голове все еще звучал голос. Нужно что-то делать, так не может больше продолжаться. Диана забегала по комнате, силясь найти какой-нибудь выход. Но в голову ничего не приходило, кроме...
   Включив компьютер, она нервно дернула мышкой - сайт мейл.ру ни в какую не желал открываться. Ее взгляд раздраженно метнулся к окну, и Ди удивленно воззрилась - на подоконнике лежал ее любимый цветок. Тайный поклонник? Безумный фанат? Но ни единого человека, подходившего хоть под одну из категорий, она припомнить не могла. Схватив цветок, она вновь села за компьютер и принялась поглядывать то на загружающуюся страничку, то на изящную розу, издающую приятный аромат. Наконец, внимая ее внутренним просьбам, синяя эмблема высветила три входящих сообщения. "Ну слава богу", - облегченно выдохнула Диана.
   "Прости, что долго не отвечала, - значилось в письме от пользователя Марго, - у меня отключали интернет. Очередные неполадки от Укртелекома. Ты держись там... Я подумаю насчет твоего медальона"
   Во втором письме, отправленном несколькими часами позже, содержимое было более обнадеживающим:
   "Диана, я нашла, нашла!! Тебе нужно провести ритуал, только... он очень сложный. У тебя есть знакомые, разбирающиеся в магии?"
   Ди глубоко вздохнула, ну да, она только и делает, что ходит по кладбищам и водится с магами. Открыв последнее письмо и вновь от Марго, она улыбнулась:
   "Извини, я, наверное, тебя уже достала письмами, но я чувствую, что тебе сейчас плохо, не отчаивайся, я с тобой!"
   Помедлив, Диана принялась бодро стучать по клавиатуре. Подумать только едва знакомая девчонка, а так старается помочь.
   "Привет! Спасибо тебе за поддержку, но, наверное, ничего не получится, у меня нет таких знакомых..."
   "Жаль, а ты где живешь?" - тут же последовал вопрос
   "Стаханов, Луганская область".
   "О-о, это же отлично, а я неподалеку, в Алчевске. Если ты не против, я могу подъехать и, возможно, у нас получится провести ритуал".
   Надежда вновь промелькнула в глазах Ди: Неужели я наконец-то смогу избавиться от этого проклятого медальона. Задуманная операция должна пройти успешно, я уверена.
   "Конечно не против, это было бы замечательно. Тем более боль становится невыносимой. Приезжай, как только будешь свободна, я встречу тебя на остановке "Ромашка". Это вторая от въезда в город. И спасибо тебе большое..."
   "О кей, значит жди меня в понедельник, к двенадцати."
   Диана выключила компьютер и, облегченно вздохнув, откинулась на стул. За последние несколько дней сегодня впервые у нее поднялось настроение. Включив свою любимую музыкальную группу, Ди, довольная, закружилась по залу. Казалось, ничто не могло испортить ее прекрасное расположение духа. Как вдруг она вспомнила о похоронах, именно сегодня крестного должны будут хоронить. Только вот во сколько...Все, связанное со смертью всегда внушало Диане ужас, но не проводить близкого человека в последний путь было бы как минимум неправильно и как максимум неуважительно. Набрав номер матери, она услышала лишь короткие гудки. "Если мама разговаривает по телефону, значит это надолго", - грустно думала Ди, подходя к окну. Как вдруг, несмотря на ясное синее небо, полил дождь. Открыв форточку, Ди высунула голову, с наслаждением вдыхая аромат летней свежести. Как бы Диана не вслушивалась в шум деревьев за окном, она больше не могла различить их слова или хотя бы голоса. Взглянув на свой прилипший к шее медальон, она удивилась: сейчас он светился мягким зеленоватым цветом. На мгновение задумавшись, Ди решила поэкспериментировать: прикрыв ладошкой светящийся медальон, она вновь вслушалась в шум деревьев, на этот раз ей показалось, что деревья стали издавать нечто более членораздельное. Немного поразмыслив, Ди взяла плотное кухонное полотенце и накрыла им медальон. Блеснула вспышка, и полотенце запахло жженым. Медальон вновь высвечивал своими искорками-аметистами, а ткань тлела, издавая мерзкий запах.
   - Как говорится: что ни делается, все к лучшему. И теперь я знаю, что эта мерзкая штука мешает мне слышать деревья и не поддается влиянию внешних источников, - представляя себя заумным педагогом на лекции по логике, думала Диана.
   Интересно, если убить себя, эта штука отбросит коньки или мне еще и в гробу с ней лежать придется? Но возможность покончить с собой Диану не привлекала. А медальон тем временем вел себя странно, то есть в отличие от тех мучительных дней, она его вообще не чувствовала. Конечно, мечтать о том, что все станет как раньше, было как минимум глупо, но Ди искоса поглядывала на светящийся предмет, надеясь, что вот-вот это наваждение прекратится и она забудет о медальоне, как о страшном сне.
   Зазвонил телефон, и Ди вприпрыжку устремилась к нему. Девушка хлопнула себя по лбу не в силах припомнить, зачем она звонила матери, в голове крутилась только одна безмятежно радостная мысль: "Я здорова!"
   - Привет, мам!
   - Нет-нет, приступов у меня не было! Наоборот, все отлично!
   - Мам, я тут решила... пойду прогуляюсь по городу до вечера, ты же знаешь сколько дней я не выходила из дома...
   - Ты уверена, что так тебе будет лучше?
   - Конечно, уверена, да все хорошо будет, не волнуйся, я уже взрослая девочка.
   Бросив трубку, Ди ринулась собираться. Мама как всегда протестовала против самостоятельности Дианы: по ее мнению Ди должна была всегда гулять разве что с матерью под ручку и обязательно под ее строгим надзором, таким образом, заставляя Диану чувствовать себя едва ли не инвалидом.
   В конце концов, она мне не родная, и принимать собственные решения теперь значительно легче.
   В легком сарафанчике, чувствуя, как душа наливается ребяческим задором, Ди, перепрыгивая несколько ступенек сразу, выбежала во двор. Несмотря на мамины наставления, сейчас она была по-настоящему счастлива.
  
  
   Глава 15
   Встреча
  
   В комнате царил беспорядок. Основную часть вещей составляла косметика, ее было так много, что она вполне могла бы занять витрины нескольких магазинов. Второй особенностью этой комнаты являлись записи. Автор писанины не брезговал в выборе материала: стены, шкаф, стол, подоконник и даже подушка с простыней были плотно исписаны мелким печатным почерком. На полу, вероятно из-за недостатка полок, ютились совершенно бесполезные для заурядного человека предметы: бронзовые статуэтки с уродливыми лицами, деревянные колья, черные свечи, большая стопка пожелтевших газет и несколько медальонов из низкокачественного материала, местами проржавевших.
   Пожалуй, самым приличным в этой обстановке был ноутбук, возвышавшийся на кособоком столе. В то время, как поверхность стола покрывал густой слой пыли, ноутбук сиял островком чистоты и ухоженности: ни одна пылинка на его поверхности не выдавала небрежности обладательницы, которая только что закончив что-то набирать, с силой откинулась на стул. Стул тридцатилетней давности, не выдержав такого испытания, сломался, напоследок жалостливо скрипнув. Раздраженно ругнувшись, девушка принялась небрежно кидать вещи в небольшую, но глубокую дорожную сумку. В нее летело все находящееся в комнате: и деревянные колья, и газеты, и медальоны. Девушка не заботилась о сохранности своего нехитрого имущества, но и не желала оставлять ни малейших следов своего пребывания в этой комнате. Потому исписанные простыни последовали в черную сумку вслед за остальным хламом. Задумчиво глядя на подушку, девушка выпрямилась, и из ее груди вылетел светящийся шарик, описав вокруг подушки дугу, он сверкнул красной искрой, и подушка взорвалась, осыпая все вокруг дождем белых перьев. Осмотрев стены, девушка махнула рукой. Оставаться здесь более - не имело смысла. Последний штрих - и фотография миловидной длинноволосой брюнетки, соскользнув со стола, уютно устроилась в руке хозяйки. Через минуту сверкнувшая зеленая искра свидетельствовала о том, что комната вновь вакантна для грядущих постояльцев.
  
  
   ***
  
   Диана, нервно постукивая по часам, стояла на остановке, переминаясь с ноги на ногу. Время приближалось к часу дня. Мимо проехало несколько маршруток из Алчевска, но Марго все не появлялась. Наверняка в последний момент передумала. Вздохнув, Ди уже направилась было к дому, как вдруг послышался звонкий голос:
   - Девушка, а не подскажете, каким браузером пользуетесь?
   На остановке в нескольких шагах от Ди стояла невысокая зеленоглазая шатенка и улыбалась.
   - Марго? - неуверенно произнесла Диана.
   - Угадала! - весело кивнула девушка. - Не рада?
   - Рада... Просто ты так внезапно появилась. И как это я могла проглядеть автобус? Я ведь все это время тебя ждала.
   - Бывает! Давай присядем на лавочку, и ты покажешь мне свой медальон.
   Поставив тяжелую черную сумку на землю, Марго облегченно вздохнула.
   Ди все это время пристально ее разглядывала. Девушка, с виду казавшаяся веселой и дружелюбной, внушала Диане какое-то непонятное беспокойство и опасение. Списав свои ощущения на волнение, Ди попыталась изобразить улыбку, но вышло лишь жалкое дрожащее подобие.
   Марго нетерпеливо откинула длинные волосы Дианы и взглянула на грудь.
   - Ты его видишь? - с надеждой спросила Ди
   - Вижу, - не отрывая глаз, проговорила Марго, - Он уже основательно вошел в кожу. Если не провести ритуал в ближайшие дни, то будет уже поздно.
   - Поздно? - вскрикнула Диана - Ты хочешь сказать...
   - Да, ты умрешь, - спокойно ответила Марго.
   - Ты сможешь мне помочь?
   По щеке Дианы скользнула слеза, и она смущенно уставилась в землю, боясь вот-вот разреветься.
   - Я сделаю все возможное. Такие хорошие люди, как ты, не должны так рано умирать, - Марго успокаивающе дотронулась до руки Дианы.
   Ди благодарно улыбнулась.
   - Но ведь ты меня почти совсем не знаешь...
   - Здесь главное не знать, а чувствовать.
   Ритуал должен был состояться на кладбище, и, естественно, как и в многочисленных ужастиках, прочитанных Ди, именно в 12 ночи. Диана начинала сожалеть о том, что впуталась в эту авантюру, но отступать уже было некуда. К тому же слово "смерть" теперь преследовало ее во всех сновидениях и ни на минуту не покидало ее сознания. Целый день Ди не могла усидеть на месте, нервы подстегивали ее к действиям. Под удивленным взглядом мамы и Марго Ди приготовила три блюда к обеду и, самостоятельно расправившись с половиной, впервые в жизни решила убить силы и время зарядкой. Правда сдалась на третьей минуте - такое издевательство над собой тело восприняло с негодованием.
   - Может присядешь наконец? Ты уже совсем себя измучила. - Марго смотрела на нее с сочувствием.
   - Как-то не очень хочется ложиться в могилку бодренькой и полной жизненных сил, - попыталась сострить Ди, выдавив из себя кривую улыбку.
   - Да все будет о'кей, вот увидишь
   - С трудом верится,- хмыкнула Диана и упала на диван, схватившись за грудь.
   Сильный удар изнутри будто прорвал ее органы, боль была настолько невыносимой, что Ди почувствовала приближение смерти.
   - Ну вот, я же говорила... это конец... - прошептала она, погружаясь в темноту.
   В этот момент Марго уже посыпала ее рану каким-то порошком и мягко втирала в грудь. В глазах постепенно прояснялось.
   - Что это? - слабо спросила Ди, сразу же предприняв попытку встать
   - Лежи, тебе сейчас нельзя вставать. Эта штука здорово облегчает боль. Незаменимая вещь.
   - Чувствую себя инвалидом, - выдавила Диана - Хотя я ведь и есть инвалид. Моя рука с детства не сжимается, ты заметила?
   - Физическая оболочка ничто по сравнению с душой. Душа вечна, а тело разлагается через каких-то несколько сотен лет.
   - Несколько сотен? Но люди максимум доживают до ста!
   - Разве? - удивленно спросила Марго, - А мне казалось, что значительно дольше. Ну ладно, это не важно, факт остается фактом.
   - Ты какая-то странная, но с тобой интересно, - впервые улыбка Дианы выглядела по-настоящему искренней.
   - Я люблю быть странной, таким люди почему-то доверяют с большей охотой, - прямолинейно заявила Марго.
   - Ты хочешь, чтобы я тебе доверяла?
   - Доверие - первое условие дружбы, - многозначительно проговорила Марго.
   Перекусив перед ритуалом и, заверив маму, что они собираются потусоваться на дискотеке (здесь конечно не обошлось без получасовых нотаций, и нескольких газовых баллончиков, торжественно врученных матерью), девушки вырвались-таки на залитую лунным светом улицу Стаханова. Фонарей здесь не было, а дорога была настолько неровной и ухабистой, что продвигаться приходилось медленно, по шажку, постоянно всматриваясь в темноту. Диана едва не наступила на пьяного, валявшегося прямо на дороге. Она вовремя заметила темные очертания мужчины и, вскрикнув, отскочила в сторону. Впрочем, алкоголик все равно пришел в негодование: промычав что-то не слишком членораздельное, он попытался встать, но тут же упал на другую сторону и, смирившись со своим новым положением тела, вскоре затих.
   - Весело у вас тут живется, - хмыкнула Марго.
   - Хорошо, что вышли на два часа раньше, ближайшее кладбище почти в часе ходьбы отсюда, а в темноте так и подавно.
   - Прорвемся! - задорно заявила Марго и, подхватив за руку Ди, быстрым шагом устремилась в сторону, куда та указывала.
  
  
   Глава 16
   Ритуал
  
   Тишина. Мертвящая, неподвижная, будто поглощает, затягивает в себя, сжимает в тиски. Ни одна ветка деревьев, стоящих вдоль дороги, не качнется. Ни одна ночная птица не осмелится затянуть свою грустную живительную серенаду. Природа словно замерла в ожидании какого-то ужасного действа. Несмотря на середину лета и жаркий украинский климат, холод пробирает до костей. Диана поплотнее закутывается в черный плащ и, дрожа то ли от холода, то ли от страха, освещает фонарем старое кладбище. В темноте памятники и надгробия кажутся еще более зловещими, на ум невольно приходят сцены из фильмов-ужасов: призраки, кровожадные мертвецы, озлобленные скелеты-убийцы.
   - Может, ну его, а Марго? Вернемся назад и забудем обо всем этом? - негромко бормочет Ди, на шаг отступая.
   - Ты что, Диана, мы не можем так легко отступить! Это же всего лишь кладбище, нужно живых бояться, а не мертвых!
   Ди глубоко вздыхает: ведь действительно ничего ужасного в заброшенном кладбище и нет, то-то она трусишка ужастиков насмотрелась. Теперь еще и перед новой подругой опозорилась.
   - И правда, что это я разнылась, кладбище как кладбище, совсем даже не страшное! - бравадно заявляет Диана. Хорошо, что здесь темно, и она моих глаз не видит, а то бы точно посчитала меня пугливой дурочкой.
   Впрочем, Марго и так не верит.
   - Ну-ну, - весело бросает она, заливаясь смехом.
   Ди быстро устремляется к ближайшему памятнику и, запрыгивая, усаживается на стол.
   - Видишь, ничего страшного, я здесь, и ни один зомбик на меня не покусился! - тонким голосом произносит Диана, нервно оглядываясь на памятник.
   -Эй, не убегай так далеко! Так нечестно! - обиженно вскрикивает Марго.
   - Что, сама теперь испугалась? - в свою очередь смеется Ди
   - Нет! Вот погоди, я тебе покажу! - звонкий голос Марго тонет в треске веток.
   - Эй, Марго, ты в порядке? - звонко разносится голос Дианы. Ответом ей вторит эхо.
   Диана, судорожно облизывая пересохшие губы, вслушивается в тишину, застывая в каком-то странном оцепенении, боясь даже шевельнуться.
   - Баамм-бамм - внезапно раздаются мерные удары. Ди, оглядываясь вокруг, вскакивает на ноги. Но это всего лишь старая часовня возвышается в нескольких метрах от нее.
   - Марго, Марго! Ты меня слышишь? - Диана медленно идет в сторону, откуда несколько минут назад раздавался голос подруги. В душу поневоле закрадываются мысли о полуночи и нечистой силе.
   Шаг, еще шаг, дыши глубоко. Следующий шаг, и нога проваливается в пустоту. Теряя равновесие, не удержавшись ,Диана падает. Пытаясь схватиться за какой-нибудь выступ, ловит руками пустоту. Ее крик отчаяния разносится по заброшенному кладбищу, распугивая стайки летучих мышей. Неужели это конец. Последняя мысль Дианы проваливается вместе с ней в темноту.
  
  
   ***
  
   Тьма окружала со всех сторон, и ни один даже самый тоненький лучик света не прорывался в ее глубины. Первой мыслью очнувшейся Ди было то, что она ослепла, но взгляд постепенно фокусировался, и, в конце концов, она начала различать какие-то смутные очертания.
   Ощупав руками пол, она не удивилась: под ногами была земля. Видимо Ди, не заметив ночью яму, грохнулась головой о землю, благо, что здесь был не асфальт. Но, поглядев вверх, Диана не увидела ни малейшего намека на звезды или хотя бы какого-то источника света, словно она очутилась в погребе или в склепе. Несмотря на свое незавидное положение, Диана облегченно вздохнула: значит, Марго тоже жива! Вот только где она?
   Решив обследовать обстановку, Ди медленно двинулась влево, ощупывая влажноватую землю на стенах ямы. Было так тихо, что она слышала свое хрипловатое отрывистое дыхание. Пространство казалось безграничным. Более получаса бессмысленных блужданий в темноте повлекли за собой чувство безнадежности и отчаяния. Между тем Диана даже в такой ситуации не могла удержаться, чтобы не пофантазировать:
   Если бы я знала, что погибну сегодня, я хотела бы умереть в том чудном месте, куда в десять лет меня принес проводник грез. Посреди бушующего моря на том маленьком уютном островке. А волны унесли бы мое тело глубоко на дно. А если душа действительно выживает после смерти, это было бы чудесно - быть навеки привязанной именно к тому дикому уголку природы. Там совсем нет людей, и ни одно живое существо не стало бы меня оплакивать, не люблю слез. Они приносят боль.
   Замечтавшись, Ди не сразу услышала раздававшийся издалека голос:
   - Диана! Я здесь, помоги мне...
   - Марго! - Ди вскрикнула так громко, что с потолка посыпалась земля. Закрывая голову рукой, Ди побежала в сторону, откуда звучал голос.
   - Марго, Марго не молчи! Я ничего здесь не вижу.
   Но подруга больше не отзывалась. Побродив по пространству, Ди устало уселась на землю, ноги отказывались идти дальше, хотя сердце громкими ударами требовало возобновить поиски.
   - Я только немного передохну и пойду, - произнесла Диана в темноту и тут же закрыла рукой рот. Ну вот, не прошло и нескольких часов, а я в этой яме уже сама с собой разговариваю, так недолго и с ума сойти.
   - Диана, - вновь раздался голос, на этот раз уже совсем близко.
   - Марго, не двигайся, я рядом!
   Ди вскочила на ноги и стремительно направилась в сторону, откуда доносился знакомый голос. Что-то обхватило ее ногу, не давая двигаться дальше. Ди попыталась вырваться, но хватка становилась все сильнее.
   - Эй, не наступи на меня, а то ногу совсем отдавишь, - послышалось возмущенное бормотание Марго.
   Свет блеснул откуда-то снизу. На земле лежала Марго, ее рука сжимала мобильный телефон.
   - Что же ты раньше его не включила? Я уже начала волноваться! - накинулась на нее Ди.
   - Знаешь ли, лежа в таком положении довольно сложно нащупать в заднем кармане джинсов телефон.
   Диана только сейчас заметила, что нога Марго неестественно вывернута, а сама она, упершись одной рукой в стену, полусидит, опутанная толстой проволокой.
   - Что случилось Марго? И как эта проволока оказалась на тебе?
   - Я помню, что шла, потом провалилась и упала. И все..., а дальше темнота. Где-то далеко слышала твой голос. Я пыталась отозваться, но потом снова отключилась, прости, - Марго виновато посмотрела на Ди.
   - Кстати, погляди на свою ногу, похоже ты тоже в этой дурацкой проволоке запуталась.
   Несмотря на приложенные усилия, выпутаться так и не удалось. Проволока казалась живой, и чем сильнее ее тянула Диана, тем плотнее та прилегала к коже.
   - Ты становишься слишком слабой, медальон вытягивает твои силы.
   - Что же нам теперь делать? Мы не сможем выбраться отсюда, пока будем стянуты проволокой...
   Марго задумалась:
   - Ну-у, очевидно, остается только одно - провести ритуал прямо сейчас.
   - А как же твоя нога? Ты ведь не можешь даже пошевелиться.
   - Тебе придется мне немного помочь.
   Марго наклонилась влево, подсвечивая телефоном землю, и через некоторое время, издавая стон, протянула Диане свою сумку, которая весила не меньше пяти килограмм. Все также полулежа, Марго попыталась принять более удобное положение, подтягивая свою больную ногу поближе к стене. Ее лицо исказила немая гримаса боли. Ди, желая помочь, наклонилась было к подруге, но та стоически отмахнулась рукой, вероятно, не желая казаться беспомощной.
   - Достань две черных свечи и наклони фитилями друг к другу, зажги и соедини пламя воедино, - голос Марго звучал теперь иначе, более властно и зловеще.
   Ди вздрогнула, но повиновалась: сердце отчаянно трепыхалось испуганной птицей, а душа наполнялась каким-то неизведанным ранее чувством. Дрожащие руки никак не хотели соединять свечи, наконец, когда Ди с этим справилась, она вопросительно взглянула на Марго. Та, уловив взгляд, тут же бросила спички.
   - А-а откуда у тебя они? Ты ведь могла и раньше...
   - Не задавай лишних вопросов, действуй, - властно, но тихо проговорила Марго.
   Ди зажгла свечи и свела их вместе. Едва светящиеся до этого свечки вспыхнули ярким продолговатым пламенем. Из уст Марго раздалось едва различимое бормотание, становившееся более громким. В свете свечей лицо Марго приобретало новые черты, зрачки расширялись, заполняя собой всю радужную оболочку.
   - Руку! - вскрикнула она.
   - Что? - непонимающе поглядела Ди.
   - Дай свою руку
   - Н-но свечи... Как же...
   Марго уставилась на свечи, казалось, что она их гипнотизирует.
   - Отпусти их!
   Ди бросила свечи на землю, но вопреки ожиданиям, они не упали, а, не долетев до земли, зависли под пронзительным взглядом Марго, продолжавшей на них смотреть.
   Марго резко выпрямила больную ногу и вскочила, как ни в чем не бывало. Схватив Диану за руку, она притянула ее к себе. Светящийся шар вылетел из груди Марго и выстрелил чередой красных искр в медальон. Боль пронзила Ди подобно взрыву. Пытаясь вырваться, она потянула руку, но Марго перевела на нее взгляд, и Диана застыла, не в силах пошевелиться. Не обращая внимания на лицо, искаженное болью, Марго схватила медальон и с силой дернула его на себя.
   Мир перевернулся. На Диану со всех сторон навалились темнота и жужжание. Они окружали, не давая мыслить, различать иные звуки, все нестерпимей наполняя сознание. Скорей бы умереть, нет больше сил терпеть эту боль... Крик Дианы волнами прокатился по пустому пространству. Медальон рассыпался по земле. Каждый осколок, падая наземь, издавал тонкий мелодичный звук. Печальная симфония из падавших частиц ивовой ветви повисла в воздухе, не смолкая. Марго усмехнулась: дело осталось за малым.
  
   Глава 17
   Замкнутый круг
  
   Физическая боль постепенно проходила, но на ее место накатывала другая, еще более не выносимая - моральная. Ди неподвижно лежала с закрытыми глазами, не желая больше видеть Марго. Помня ее равнодушный безжалостный взгляд, Диана теперь ни чуточки не сомневалась в том, что у этой девушки изначально была иная цель, и в ней явно не было пунктика помочь Диане. Но для чего это все было задумано? Вопрос оставался риторическим. И этот светящийся шарик не давал покоя, в голове роилась куча вопросов, ответы на которые сознание Ди тщательно выискивало, но не находило ни единой логической нити. Время казалось неопределенным и бесконечным. Слово "смерть" уже не вселяло такой страх и ужас, как ранее. Зачем держаться за жизнь, если ты никому не нужен?
   Мысли Дианы оборвал вскрик Марго. Ди открыла глаза и попыталась приподняться, но тело, не желая слушаться, бессильно рухнуло назад. Обстановка преобразилось, со всех сторон лился мягкий свет, хотя никакого видимого источника не наблюдалось. Куда ни глянь, простирались серые земляные насыпи.
   - Проводник грез? - удивленно воскликнула Диана.
   Тем временем молодой темноволосый мужчина, зависнув в полуметре от насыпи, безмолвно стрелял красными искрами из своего светящегося шара в Марго. Девушка же быстро перемещалась по пространству, то поднимаясь вверх, то касаясь земли. Мужчина на мгновение взглянул на Ди странным проникновенным взглядом. Этого хватило, чтобы Марго, прицелившись, послала череду красных искр, попавших ему в грудь. Но он, казалось, не замечал, продолжая пристально смотреть на Ди. Кровь обагрила его грудь, и капли быстро стекали на землю, образовывая красные лужицы под ногами.
   - Не смотрите на меня! Она же вас убьет также безжалостно, как убивала меня! - закричала Диана.
   - Едва ли, - усмехнулся мужчина, даже не скривившись от боли. Он развернулся и резко метнулся к Марго. Та, не ожидая такой реакции, успела уйти чуть влево, но череда искр, догнав девушку, откинула ее на противоположную сторону. Упав, она долго не шевелилась, издавая тихие стоны. Мужчина, зависнув в метре от Марго, неподвижно наблюдал за ней. Едва та попыталась привстать, он вновь выпустил в девушку несколько красных искр. Больше Марго подниматься не смела. Смерив презрительным, насколько сейчас позволяло ее положение, взглядом мужчину, она обернулась на Диану и мило улыбнулась:
   - Как твое самочувствие, дорогуша? В груди уже не жжет и не покалывает?
   Ди, стиснув зубы, промолчала, не желая отвечать человеку, так гнустно поступившему с ней. Но не в силах бороться со злостью, нахлынувшей на ней волной, она, в конце концов, выдавила:
   - Для чего ты так со мной поступила? С какой целью? Я ведь доверилась тебе
   Последнюю фразу Диана едва договорила, слезы, так долго сдерживаемые ею, хлынули неожиданно резко. Ди глубоко вздохнула: лишь бы не заметили, что она плачет. Нужно быть сильной. Но слезы лились, сколько бы она их не вытирала украдкой.
   - Свои планы я предпочитаю держать при себе, - сухо проговорила Марго.
   Мужчина, подлетев к Диане, коснулся ее руки. От неожиданности Диана вздрогнула, ощутив, как разряд электричества пробежал по ее руке.
   - Ты хочешь оставаться здесь? - Только теперь Ди поняла, что Марго так и не услышала голоса мужчины, потому что все это время он звучал лишь у нее в голове.
   Она покачала головой, глядя на проводника грез. Взяв за руку Ди, он помог ей встать и повлек за собой туда, где рассеянные лучи света сменялись зловещим полумраком.
  
  
   ***
  
   - Располагайся, - голос мужчины, прозвучавший в ее голове, казался благодушным. Но Диана чувствовала себя не в своей тарелке: вся обстановка вокруг напоминала средневековье. Здесь не было ни намека на технику, зато, куда ни глянь, простирались живые заросли растений, опутывающих и стены, и потолок, и даже ножки стола.
   - Кто вы? Я вас знаю только из сна... И что это за штука у вас двоих, которая выстреливает искрами? - проследив за тем, как влетает в грудь мужчины светящийся шарик, удивленно спросила Ди.
   - Карно, просто друг. Тебе не кажется, что ты задаешь слишком много вопросов?
   - А как бы вы поступили, окажись в моей ситуации?
   - Ты права, - неохотно заметил Карно. Усевшись напротив Дианы, он пронзительно взглянул на нее. В который раз Ди заметила, что не может долго смотреть в его глаза и начинает заливаться краской.
   - Так может...
   - Слушай! - резко оборвал ее Карно, - Если хочешь хоть что-то узнать, не перебивай, иначе отведу тебя назад к Милице, уж она - то точно в деталях все расскажет.
   - К Милице? Кто такая Милица?- вертелся в голове Ди немой вопрос. Но она предпочла сдержаться, теперь этот Карно не казался ей таким уж милым, как в сражении с Марго.
   - Да-да, вот так намного лучше, - блеснул улыбкой Карно - Значит, я еще не разучился делать грозный вид. Милица - это та, которую ты называешь Марго или твоя единокровная сестрица.
   - Что?! - вскрикнула Диана.
   Раздался треск, и со стены посыпались лепестки цветов, похожих на розы, только сиреневого оттенка.
   - Неплохо, - одобрительно кивнул Карно, глядя на осыпавшиеся цветы.
   - Это из-за меня? - испуганно прошептала Ди.
   - Что ты, всего лишь иллюзия, - то ли в шутку, то ли всерьез проговорил мужчина, не раскрывая рта. - Сейчас ты удивишься еще больше: ты находишься в параллельном мире, детка.
   Но Диана выглядела спокойной.
   - Я еще в детстве догадалась, что вы оттуда.
   - Хм... неплохо, 1:0 в твою пользу, принцесска.
   - Почему вы меня так называете?
   - Меньше вопросов, я же сказал! - лицо Карно преобразилось, он вновь выглядел суровым. Ди виновато опустила голову. - В тебе есть сила, о которой ты, вероятно, даже не догадываешься, но она тебя разрушит. Медальон твоей матушки был призван помочь тебе вернуться сюда без каких-либо печальных последствий. Естественно, огромной вероятностью было то, что ты умрешь от недостатка собственной энергии, которой подпитывался медальон. Но у тебя был шанс стать одной из нас. Благодаря же Милице, у тебя не осталось ни единого. Замкнутый круг: ты не сможешь вернуться в свой мир, пока не станешь одной из нас, но стать одной из нас ты не сможешь, ибо твой медальон, разлетевшийся на мелкие осколки, остался лежать в пыльной проходной нашего мира.
   Предугадывая вопрос Дианы, он продолжал:
   - Медальон невозможно восстановить, прости, детка. Магия бессильна пред древнейшими артефактами, а он единственный в своем роде, аналогов которого не существует.
   Карно выглядел спокойным, но взгляд его был печален. Договорив, он резко встал со стула и подскочил к окну.
   - Сколько мне осталось? - дрогнувшим голосом спросила Ди. Слезы вновь нахлынули, но сдерживаться более не имело смысла. Она зарыдала навзрыд.
   - Тридцать дней, а если быть точным, то двадцать девять дней и двенадцать с половиной часов. Но это неважно, часом больше, часом меньше, - услышав плач, он обернулся.
   - Прекрати, не люблю женские слезы, от них никакого толку.
   По его щеке скользнула капля.
   - Вы ведь и сами плачете, почему? Это же я умру, а вы будете жить долго и счастливо! - сквозь слезы крикнула Диана.
   - Тебе не понять, - резко проговорил Карно, - Просто вода.
   - Зачем вы меня сюда забрали? Чтобы с насмешкой сказать о моей смерти? Да, я всего лишь плаксивая трусливая девчонка, но это не дает вам права так ко мне относиться. Чем я заслужила ваше откровенное пренебрежение к себе?
   Впервые Ди наполняла такая ярость, что она больше не могла сдерживать свои накопившиеся негативные эмоции. Да и зачем их теперь сдерживать? Совсем скоро все закончится.
   К удивлению Дианы Карно долго молчал, вглядываясь в нее своим пристальным взглядом. Ди из упрямства, напрягая последние силы, неотрывно смотрела в ответ.
   - Что же вы молчите? Неужели проснулась совесть? - наконец не выдержав, тихо сказала Ди
   Карно все так же безмолвно подошел к ней и неожиданно коснулся губами лба Дианы. Блеснув зеленой вспышкой из вылетевшего шарика, он исчез.
   Ди растерянно смотрела на место, где только что стоял Карно. Похоже, вопросов становилось все больше.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 18
   Неожиданный союзник
  
   Карно впервые за многие годы просто шел. Шел бесцельно и продолжительно. Едва ли сейчас он мог осознать, куда направляется и, собственно, с какой целью покинул свое обетованное местечко. Все мысли были заняты ею. Карно невольно припоминал тонкий пронзительный голосок Дианы, ее глубокие печальные глаза, полные слез, и ему становилось не по себе. Зачем ты занимаешь мои мысли, девчонка? Да, мне действительно жаль, что я вел себя, как идиот, но это вовсе не означает, что я должен думать об этом все время! Безмолвно выругавшись, он обернулся: вокруг простирались только белоснежные пики гор. Ни единой души. Карно пришла в голову странная мысль: в последнее время он общался лишь посредством телепатической связи, а что если...? От одной мысли ему стало почему-то страшно. Наверное, его связки давно уже забыли, каково это воспроизводить настоящие звуки. Но интерес испытать свой голос не проходил. Прокашлявшись, Карно попытался изречь важным голосом:
   - Итак, синьор Старая Развалина, что мы имеем? За шестьдесят восемь лет, вы не слишком изменились: лицо, волосы, фигура - остались все теми же, - это плюс, но вот характер за все эти годы вам выработать так и не удалось: как были трусом, так и остались, - голос Карно звучал тускло и хрипло. Только по нему можно было определить его истинный возраст. Именно поэтому он предпочитал разговаривать понравившимся ему тембром телепатически. Карно решительно продолжал анализировать свое эго: - Да, не спорю, вы благородны в своем стремлении оставить девчонку в тишине и спокойствии , пока ее тело не разложится на атомы, но слабо ли вам попытаться найти средство, которое могло бы ее спасти? Безвыходных ситуаций, ведь, как говорится, не существует.
   Карно задумался: с одной стороны желание помочь Диане было, но, как только он вспоминал ее мать, ему тут же хотелось исчезнуть, сбежать как можно дальше от отродья Айрены. Да, без сомненья, она сполна отплатила ему за все те мучения, которые довелось вытерпеть. Но долгие бессонные ночи юности, когда рассвет воспринимаешь, как истинное счастье, уже не суждено стереть из памяти.
   - В любом случае, Диана ни в чем не виновата, дети не должны расплачиваться за грехи родителей, - между тем продолжал рассуждать он, - И да, черт побери, пора признаться в том, что она мне нравится. Нравится с той секунды, когда я увидел ее в больничной палате.
   Карно вздохнул.
   Снег начался внезапно, и уже через пару минут легкая белая рубашка Карно посерела от налипших хлопьев тающего снега. Примостившись на камне, он вызвал сверкающий шарик и взмахом руки очертил круг. Шарик послушно спланировал за рукой, выбрасывая жизнеутверждающие оранжевые искры. Касаясь земли, они разрастались костром, в пределах которого снег не падал, будто облетая его, как невидимое препятствие.
   - Карно! - послышался знакомый голос, и через несколько секунд перед ним появилась девушка.
   - Глория, как вы меня здесь нашли? Случилось что-то серьезное? - взволнованно поинтересовался он, вскакивая на ноги.
   - Вы даже не поверите на сколько, но, простите, здесь говорить не могу, за нами могут следить, - пролепетала девушка, испуганно озираясь вокруг.
   - Да что ты несешь, мы находимся на огромной высоте, здесь нет людей.
   - Вы не понимаете. Нам нельзя терять времени. Меня послали за вами, но перед этим я должна вас кое о чем предупредить, возможно, уже сейчас они прослушивают то, что я вам сказала... И я бы ни за что не стала рисковать, если бы дело не было столь серьезным и... - потупившись, девушка покраснела так и недоговорив до конца.
   Спустя минуту они уже сидели в обители Карно. Глория смущенно косилась на Карно и, встречаясь с ним взглядом, все время опускала глаза вниз.
   - Так что случилось? - требовательно спросил он, прохаживаясь по небольшой комнате.
   - Меня обязали за вами следить, - выпалила девушка, нервно дергая складки неброского серого платья.
   - Следить? Я что преступник?
   - Геста все узнала о произошедшем сегодня ночью...
   Глория сжалась в кресле, будто опасаясь, что Карно ее ударит.
   - И? Не тяни, выкладывай все!
   - Вы уничтожили медальон Дианы, и госпожа Милица это подтвердила
   - Вот как? И чем же?
   Карно, резко остановившись, оторопело уставился на Глорию.
   - Она наблюдала за вами и описала ритуал, который вы провели. Еще одним подтверждением служит то, что совсем недавно вы умоляли Гесту облегчить муки Дианы с помощью изъятия медальона. Да, и к тому же в качестве того, что медальон действительно был изъят, госпожа предъявила доказательства в виде его осколков.
   - Но я же не собирался умерщвлять Ди! Тогда с какой целью бы я ее сюда затащил? Ведь всем известно, что она погибнет в нашем мире! Тебе не кажется, что это нелогично? Я не преступник!
   - У вас нет алиби... - промямлила Глория
   - Впрочем, а что значит мое слово против королевского? Я понимаю.
   Резкие вспышки гнева Карно быстро сменялись холодной рассудительностью
   - Но я вам верю!
   - Спасибо, что предупредила. Я признателен. С какой целью я должен к ним явиться?
   - Они...- девушка запнулась, боясь продолжить, - Собираются лишить вас альваса и забрать Диану
   - Что?! Но это же...
   Не дав договорить Карно, девушка протараторила:
   - Я понимаю, вы сильно этим удручены, но если вы хотите выжить, то вам лучше не терять времени и уходить прямо сейчас, я вас прикрою.
   - Ты права. Но почему ты мне помогаешь? - Карно был искренне удивлен ее желанию помочь. Ведь они фактически не друзья, едва ли можно было назвать дружбой несколько ни к чему не обязывающих встреч.
   - Вы хороший человек. Берегите себя.
   Глория растворилась прежде, чем Карно успел что-либо сказать в ответ, оставляя его наедине с далеко нерадостными мыслями.
  
  
   Глава 19
   В бегах
  
   - Диана!
   Карно резко сдернул плед, которым накрылась Ди, и неожиданно для себя самой заснула в ожидании.
   - Что случилось?
   Диана открыла глаза и вскочила на ноги, постепенно припоминая, что она здесь делает. Растения, окутывающие стены, низкий потолок, небольшой грубо вытесанный деревянный стол и высокое с рост Дианы окно, открывающее вид на горный пейзаж. В голове тут же всплыли ассоциации: сестра, сила, замкнутый круг.
   - Вы пришли, чтобы ускорить мои муки?
   - Нам нужно отсюда уходить, - проигнорировав выпад Дианы, телепатически передал Карно.
   - Зачем?
   - Ты мне доверяешь?
   - Я никому не доверяю.
   - Вот и отлично, значит, у тебя нет выбора. Собирайся.
   Диана исподлобья посмотрела на скрестившего руки Карно. Сжав губы, она с минуту раздумывала, но, не придумав возможности сбежать, решила подождать более удобного случая. Да и куда было бежать? В свой мир ей все равно не попасть. Недоумевающе оглянувшись, Ди подхватила с софы черный плащ и накинула его на плечи.
   - Готова, - как можно спокойнее, но звенящим от напряжения голосом проговорила она.
   Взяв Диану за руку, Карно подвел ее к небольшому шкафу, который Ди сначала не разглядела под густо сплетенными растениями. Вытащив несколько свитеров толстой вязки и длинную бесформенную куртку, Карно протянул Диане:
   - Оденься!
   - Ноо, зачем так много? Там же не Северный полюс!
   - Не спорь, мне виднее
   Ди нехотя повиновалась. Одеваясь, она уже представляла себя этаким неповоротливым колобком в жутко теплой одежде. Но, к ее удивлению, одежда не стесняла движений и казалась довольно удобной, к тому же, свитера пахли ее любимым лавандовым ароматом.
   - Но как же вы? - Диана посмотрела на одетого в легкую с выкатом рубашку Карно.
   - Я стойкий, - снисходительно улыбнулся тот.
   Выходя из помещения и облокотившись на перила лестницы в ожидании Карно, Ди отметила странную особенность : правая рука стала как будто новой - она вновь сгибалась в локте, лишь легкое покалывание напоминало о том, что из-за неправильно сросшихся суставов Диана чувствовала себя инвалидом и с трудом выполняла даже обычную бытовую работу.
   - Карно! - крикнула она выходившему мужчине, - Моя рука...она сгибается...
   - Думаю это будет для тебя не единственным сюрпризом, - ухмыльнулся тот.
   - Но почему она сгибается? - не унималась Ди, восторженно демонстрируя свои новые возможности.
   - Помнишь мою рану на груди? В вашем мире я получал такие, и едва не умер. Здесь самовосстановление происходит значительно быстрее, ибо время течет иначе и...
   - Но ведь моя рука давно срослась.
   - Не перебивай! Твои силы проявились в день твоего восемнадцатилетия, тогда же ты и одела свой медальон, верно?
   Диана согласно кивнула.
   - Так вот, медальон блокировал твои силы, поглощая их большую часть. Теперь, когда он разрушен, твоя энергия восстановилась, и ты неосознанно исцелила себя.
   - Вы сказали, что время течет иначе. Как это понять? -взволнованно спросила Ди. В ее душу начали закрадываться смутные подозрения.
   - Когда в вашем мире пройдет день, в нашем три.
   - Это значит, что двадцать девять дней пройдут намного быстрее, чем я думаю...
   - Двадцать восемь дней - бесстрасно произнес Карно, и Ди залилась слезами. - Но я обещаю, что эти дни для тебя не станут худшими в твоей жизни.
   - Неужели вам настолько безразлично, что я умру? - с болью воскликнула Ди, - Могли бы хоть сделать вид, что вам хоть немного жаль!
   - Мне ОЧЕНЬ ЖАЛЬ, что из-за тебя я в бегах, но ничего уж не попишешь.
  -- Что вы имеете ввиду?
  -- Неважно - отрезал Карно.
  -- Я тут кое-что вспомнила, мне это очень важно, не могли бы вы объяснить... - промямлила Диана, робко поглядывая на Карно.
  -- Ну если так важно, то спрашивай, - смягчился тот, внимательно взглянув на испуганное лицо Ди.
  -- Когда мне было 10 лет и я лежала в больнице, мне приснилось, что вы переместили меня на какой-то островок и провели там странный обряд, с помощью которого я начну понимать язык деревьев. Только сейчас я наконец убедилась, что это был не сон. Лишь только мне исполнилось 18, я действительно услышала разговор деревьев, но это было всего только один раз, когда я надела медальон мой дар почему-то исчез...
  -- И ты хочешь узнать, почему он не появился вновь, когда медальон был разрушен, - перебил ее Карно, вероятно уставший от предсказуемого монолога.
   Ди молча кивнула.
   - Полагаю, в этом замешана твоя замечательная сестренка и ее ритуал, - ухмыльнулся Карно, - Пожалуй, она превзойдет свою мамашу в подлости.
   Они шли по узкой тропинке, спускаясь все ниже и ниже. Вынырнувший из-под скал ручеек ступеньками сбегал с небольшой высоты, поражая кристально чистой водой. Глядя на него, Ди так сильно захотелось пить, что она ни о чем другом и думать не могла. Проследив за ее взглядом, Карно предостерег:
   - Я бы тебе не советовал искушаться видом этой реки, впрочем дело твое.
   - Что в ней опасного?
   - Здесь все вокруг заражено холерой, разве тебя не удивляет полное отсутствие людей вокруг?
   - Но разве нам тогда безопасно здесь находиться? - наивно поинтересовалась Диана.
   - Совершенно безопасно, если не есть и не пить, - рассеянно ответил Карно, - Сворачиваем.
   Он махнул рукой в сторону небольшого ущелья, наполовину залитого водой. Ди, представив прикосновение к ледяной воде, поежилась, перспектива искупаться ее вовсе не привлекала.
   - А если я упаду? Я плавать не умею.
   - Хочешь жить -- учись! - Карно был жесток и неумолим.
   Будь у меня сейчас винтовка или топор, они бы великолепно вписались в его шею, - уловив себя на таких мыслях, Ди вздрогнула : она раньше никогда за собой не замечала столь сильных приливов злости. Глубоко вздохнув, Диана последовала за Карно в воду, молчаливо прощаясь с уютным теплом пуховой куртки.
   Вступив в воду, Ди вскрикнула:
   - Меня что-то затягивает вниз.
   - Каппа, я и забыл. Они затягивают в воду только обитателей других миров.
   Карно крепко схватил за руку Диану и повлек ее за собой. Ди вновь показалось, что ее пронзила молния, но сейчас ее волновало другое:
   - А много существует миров? Я думала их всего два...
   - Их гораздо больше. Не меньше, чем звезд на небе.
   - Вы во многих побывали?
   - В пяти, не считая своего. Скажу тебе, земной мир куда привлекательней тех мест, где я был.
   - А ваш собственный мир хуже земного?
   - Здесь происходят такие вещи, о которых тебе пока лучше не знать.
   - Какие вещи?
   - Допрос закончен - сухо передал Карно, больно сжимая ее руку.
   Диана грустно вздохнула, привыкнув к характеру Карно, она уже почти не расстроилась из-за его неприязненного отношения, но прерванный на самом интересном месте разговор лишь усиливал любопытство. Решив снова разговорить Карно, Ди наудачу выпалила:
   - А вы знаете, вы совсем неплохой человек, я это чувствую, от вас исходит положительная энергия.
   Карно, обернувшись, резко остановился.
   - Что еще ты чувствуешь?
   Диана, видя, что заинтересовала, тут же принялась фантазировать дальше:
   - Я уверена вы что-то от меня скрываете, и это что-то является очень важным по отношению ко мне.
   Ди, затаив дыхание, во все глаза наблюдала за реакцией Карно.
   Чуть побледнев, он быстро произнес:
   - Возможно.
   Отвернувшись, Карно ринулся вглубь ущелья, ускоряя шаг и таща за собой Ди. Диана, вытаращив глаза, шла на автомате, глядя на чуть ссутулившуюся спину Карно. Кто бы мог подумать, что она своими невинными фантазиями попадет в точку. Надеясь не утратить ту тоненькую натянутую нить разговора, она негромко произнесла:
   - Мне кажется, я вам небезразлична, иначе зачем бы вы меня повсюду за собой тащили.
   В ответ ей вторило молчание. Впрочем, задумавшись, она все больше понимала абсурд и нелепость своей очередной опрометчивой фразы. Боясь, что обидела ею Карно, она тут же выпалила:
   - Простите меня, я сказала глупость.
   - Это не глупость, - продолжая идти очень тихо, произнес Карно, но его фраза продолжала эхом отдаваться в голове Дианы.
   - Вы хотите сказать, что...
   - Ты правильно поняла, но не будем об этом. Нам это совершенно ни к чему.
   На какое-то мгновение Диане показалось, что Карно обернулся, но нет, что-то иное блеснуло на мгновение яркой вспышкой. В следующую секунду Ди почувствовала острую боль: правый рукав ее куртки клочьями свисал с плеча.
   - Карно! - хотела было крикнуть она, но его сильные руки уже поднимали Ди. Она больше не чувствовала неприятной прохлады воды. Держа ее на руках, Карно с нечеловеческой скоростью, находясь почти по пояс в воде, упорно продвигался в узкий темный проход.
  
  
   Глава 20
   Айрена
  
   - Рана несерьезная, но исцелить ее не удастся, так что придется немного потерпеть, - Карно, отрывая куски своей рубашки, бережно заматывал рану на плече Дианы. Минуту назад он едва успел выскочить на руках с девчонкой на дневной свет, благо, что эти отродья, достойные своей создательницы Айрены, боятся солнечных лучей, иначе им бы точно пришел конец.
   - Что это за существо было? - Диана выглядела напуганной, несмотря на то, что опасность уже миновала. Полулежа перед входом в ущелье, она разглядывала непроницаемое лицо Карно.
   - Ничего особенного, следствие экспериментов твоей добродетельной матушки.
   - Что вы знаете о моей маме? Расскажите, пожалуйста.
   Карно задумчиво поглядел вдаль: кто бы мог подумать, что ноги вновь его потянут именно сюда. Когда-то очень давно он прибегал с местными ребятишками поиграть в ущелье. С этой стороны оно выглядело крайне привлекательным: куда ни глянь простирались роскошные изумрудные деревья, мелкую речушку покрывали россыпи бледно-фиолетовых цветов, испускавших такой знакомый приятный аромат, а само ущелье напоминало ров со входом в полукруглый таинственный замок. Здесь же его впервые заприметила Айрена. Тогда она казалась ему милой доброй феей, которая исполняла заветные детские желания.
   В мозгу быстро неслись картинки, одна сменяясь другой: красивая рыжеволосая женщина протягивает пятилетнему карапузу засахаренные сладости, и пока тот их разворачивает, жадно изучает его альвас, требуя выстрелить искрами в друга Карно; замок - огромный и просторный, с его бесконечными, меняющими свое расположение коридорами в целях ЕЕ безопасности; арена, на которой под руководством Айрены его пороли, каждую ночь оставляя кровавые следы отчаяния.
   - Лучше тебе о ней ничего не знать.
   Видя, что Ди продолжает упрямо взирать, добавил:
   - Лично у меня никаких позитивных эмоций при воспоминании об Айрене не возникает.
   - Значит вы были с ней хорошо знакомы? - возбужденно проговорила Диана, переходя на шепот.
   - Ты даже не представляешь насколько хорошо, - тоном Дианы ответил Карно, гадая, о каких деталях лучше умолчать, чтобы не слишком ее травмировать.
   - Вы мне расскажете хоть что-нибудь или не имеет смысла вновь пытаться у вас что-то выпытать?! - нетерпеливо вскрикнула Ди.
   - Не имеет смысла.
   Карно усмехнулся, все же королевская кровь Дианы одерживала верх над ее скромным, покладистым нравом. Не сказав больше ни слова, Диана отвернулась, делая вид, что рассматривает усевшуюся на цветок большую желтую бабочку. Затянувшееся молчание нарушало лишь спокойное посвистывание Карно. Наконец, он телепатически "подал голос":
   - Вы уж простите, не привык я, простой безграмотный людь, иметь честь говорить с самим Ее Сиятельством.
   - О чем это вы?
   Вероятно Диана думала, что он бредит или попросту не адекватен. По испуганному взгляду девчонки было видно, что она вот-вот готова сбежать. Стараясь незаметно отодвинуться подальше, она зацепилась ногой за сучок и едва не упала.
   - О вас, принцесса.
   - Принцесса? - Диана звонко расхохоталась -- Ну, если я наделена такими полномочиями, приказываю вам, простой людь, рассказать мне все-все о моей матери.
   Карно, сжав губы, сглотнул, он должен был это предусмотреть. В его мозгу уже неосознанно рождались слова истории и рвались наружу, наталкиваясь на препятствие в виде плотно сжатого рта и мысленного удержания, и причиняли боль. Рассекали, словно лезвием ножа горло, и добирались до мозга, начиная прощупывать извилины.
   - Хватит! - вскрикнул Карно, и его телепатический крик перешел в хриплое гортанное клокотанье.
   - Ваш голос, я его слышу сейчас на самом деле... Что с вами? Что случилось?
   Глядя на растерянную, встревоженную девчонку, Карно едва не стало ее жаль, как, впрочем, и всех тех людей, которые имели случайную возможность слышать его истинный голос.
   - Все в порядке, - стараясь говорить как можно спокойней, телепатически передал Карно.
   - Но почему вы никогда не говорите своим настоящим голосом? Вы его стесняетесь?
   Карно предпочел уйти от столь личного вопроса, рикошетом выпалив первую пришедшую в голову мысль:
   - Твоя мать была королева Вейдензвейга. То, что сейчас тебя окружает, могло стать и твоими владениями.
   - Беги! - внезапно вновь прозвучал хриплый голос Карно, но Диана, то ли шокированная новостью, то ли углубленная в собственные размышления, будто не слышала. Мгновенная реакция Карно спасла ей жизнь: спустя минуту он стремительно мчался на руках с Ди со скоростью сравнимой с легковым автомобилем. Ничуть не запыхавшись, он хладнокровно объяснил:
   - Если бы я не успел, от нас бы сейчас едва ли что-то осталось.
   Прозвучавший в подтверждении слов взрыв алой волной накрыл ущелье и высоко взметнулся над горой, наглядно продемонстрировал Диане правдивость его слов.
   - Но как вы узнали о взрыве? И кто это сделал?
   - Враги.
   - Меня хотят убить? Но я же никому ничего плохого не сделала.
   - Если тебя это немного утешит, то нас. Геста планировала назначить тебя королевой, но нынешнее положение не устраивает правительницу Витольсу, и она мечтает от тебя поскорей избавиться.
   - Геста?
   - Глава Совета Вейдензвейг.
   - Но почему тогда не убирают Гесту? Ведь, если они убьют меня, она может назначить королевой еще кого-нибудь.
   Карно удивил такой расчетливый вопрос Дианы и ,чтобы не выказывать свое недовольство, он прибавил шагу.
   - Твоя мать передала тебе огромную силу, ибо она походила из самого рода основателей Вейдензвейга. Геста видит в тебе достойную наследницу Айрены. А Витольса никакой силой, как, впрочем, и умом , не отличается.
   - Значит моя мама была сильной? Но вы же говорили, что ничего положительного при воспоминании о ней у вас не осталось!
   - Это мое личное субъективное мнение, у нас были особые отношения с Айреной, но это ни в коей мере не умаляет ее заслуг перед королевством.
   Карно неожиданно остановился. Всю левую часть занимали одни лишь невысокие горы, полностью лишенные живительной зелени, навевая ощущения безысходности и неосознанной тревоги, лишь справа немного придавали надежды густые кроны неизвестных деревьев и негромкое журчание прозрачных вод.
   - Как твоя рука? Кровь остановилась?- даже не взглянув в сторону Дианы, бросил он.
   - Болит, - покраснев, быстро произнесла Ди.
   Карно ловким движением поставил ее на ноги и, не давая Ди возмутиться, насмешливо проговорил:
   - Мне необходимы обе руки, так что извините, принцесса, я не в состоянии сейчас служить вам передвижным паланкином.
   - Вы что прочитали мои мысли? - смущенно потупилась та.
   - Едва ли бы мне это понадобилось. Научитесь скрывать ваши желания, принцесса, ибо чрезвычайно живая мимика - ваш недруг.
   Карно отошел от Дианы, подойдя к одной из гор и вплотную упершись, принялся водить по ней рукой, будто что-то нащупывая. Чувствуя, что девчонка за ним наблюдает, пояснил:
   - Сейчас мы наведаемся к моему старому другу. Он поможет тебе некоторое время находиться в полной безопасности.
   - А вы? Вы со мной там будете? - робко спросила та.
   - У меня есть дела поважнее, детка.
   Нащупав заветную зацепку, Карно провел по ней ладонью, очерчивая замысловатые символы. Вызвав альвас, он стрельнул чередой красных искр и, мгновение спустя, сделал приглашающий жест в разрушенное полукруглое отверстие. Как только они, переступив через валуны, вошли в пещеру, раздался гул и обернувшаяся Диана с изумлением провожала взглядом камни, встававшие на свои места в отверстии.
  
  
   Глава 21
   Неизбежность
  
   Некогда безмолвный, полузаброшенный замок, возвышающийся на полукруглой поляне, сегодня казался на редкость оживленным. Со всех его окон неслись громкие крики, но едва ли их можно было назвать радостными или веселыми.Это были предсмертные возгласы отчаяния и неминуемости.
   - Что-то королева сегодня не на шутку разыгралась, - даже привыкший к боевому пылу королевы стражник Асто сегодня выглядел взволнованным.
   - Да какая разница, - безразлично отмахнулся Дей, - Наше дело охранять и исполнять приказы.
   - Твое имя полностью соответствует твоему уровню, - отворачиваясь от Дея, пренебрежительно заметил Асто - А если бы сейчас в замке находились твои родные?
   - Ты действительно веришь в то, что от количества букв в имени зависит уровень интеллекта и возможностей? - Дей выглядел удивленным. Но через секунду, будто одев свою привычную маску, лениво протянул:
   - Впрочем, это неважно. Слова королевы Витольсы истинны и неопровержимы. Слава королеве!
   - Вот-вот, слава королеве, - довольно хмыкнул Асто, чье имя было на порядок выше. Окончание его слов потонуло в истерическом крике седовласой женщины, бегущей к замку. Ее альвас полыхал тревожным красно-черным цветом.
   - Пустите, там мой сын!
   - Женщина, ты в своем уме? Нам невелено никого впускать, - Асто, сделав непроницаемое лицо, загородил проход.
   Старушка с мольбой взглянула на второго стражника, но тот с равнодушным выражением прохаживался взад-вперед.
   - Будьте вы прокляты!
   С воплем отчаяния она сшибла стражника и метнулась в проем. Боясь быть настигнутой вторым, она обернулась и встретилась с ним взглядом. Женщина могла поклясться, что получила от него одобрительный кивок. Ободренная реакцией второго, старушка,едва передвигая ногами, поднялась по винтовой лестнице и, тяжело дыша, застучала молоточком по железной, оплетенной цветами двери. Что ею движило? Всепоглощающая любовь к сыну и надежда на его спасение? Едва ли. Это было желание мести, отомщения за десятки лет мучений мужа и отнятого на служение сына, которого, вероятно, в эту минуту беспощадная смерть сжимала в своих объятиях.
   Как только дверь открылась, женщина, взвигнув и вложив все свое отчаяние, выпустила в изумленных стражников череду красных искр. Те тут же упали ей под ноги. Вслушиваясь в громкие вскрики, которые доносились из глубины замка, она сняла туфли с острыми каблуками и, осторожно переступая через тела, ринулась на звуки. Повсюду валялись застывшие в гримасах ужаса и боли люди - проколотые, избитые, обожженные, лишенные частей тела. Багровая кровь заливала изящные мраморные плиты, покрытые легкой позолотой, и каплями сбегала со стен. Ужасом наполнял и едкий сладковатый запах разложения. Огромный грифон, спустившись из-под сводов замка, ожесточенно разрывал раненных когтями и острым клювом вскрывал черепа. Старушка, пытавшаяся продумать свои дальнейшие действия, застыла. Слезы так и хлынули из глаз, горячими потоками заливая лицо, одежду, руки. Взглянув вниз, она едва не потеряла сознание, онемевшие ноги накрепко застряли в луже крови. Не было сил двигаться дальше, но мысль о том, что это кровь ее сына и близких, придала сил, и она, рыдая и задыхаясь от отвратительного запаха, шла дальше. Нет времени для саможаления. Женщина прошла мимо грифона, и тот даже не обернулся на звуки ее шагов, ибо страх сейчас был ей чужд.
   Королева. Она возвышалась на троне из нежных белых лилий и могла бы казаться прекрасной, если бы не безжалостный взгляд ее пронзительно-черных глаз и бесстрастное выражение лица, с каким она наблюдала за грифоном. Она заметила старушку первой и, метнув из правой руки дар всех правителей Вейдензвейга - ивовую ветвь на расстояние двух метров, легким движением притянула женщину к себе.
   - Зачем побеспокоила? - голос Витольсы был мягким, шелестящим, будто шипение змеи.
   - Почему вы так жестоки? Что сделал вам мой сын и все эти несчастные? - дрожжащий голос старушки был едва слышен.
   Внезапно ее ноги подкосились, и она рухнула на пол, продолжая быть зажатой ивовой ветвью.
   - Встань!
   Женщина попыталась подняться, но, подскользнувшись на гладком полу, вновь рухнула, на этот раз лицом вниз.
   Смех королевы эхом разнесся по сводам, и преданный грифон, оторвавшись от трапезы, почтительно замер с торчащей во рту конечностью.
   - Они разочаровали меня, не выполнив достойно поручения, и я их наказала.
   - Но они же люди!
   - А я их королева. И я поступила так, как посчитала нужным.
   Злость охватила женщину, и она, собрав всю силу воли, послала заряд в альвас. Но красные искры не достигали цели, словно наталкиваясь на невидимую преграду, они сыпались в стороны, прожигая стены, но не касались и волоса королевы.
   - Ты смелей, чем я думала, - засмеялась Витольса, - И поэтому умрешь медленно, каждую минуту проклиная меня и ненавидя.
   Воспользовавшись тем, что королева отвлеклась разглагольствованиями о собственном превосходстве, женщина использовала свой последний шанс. Молниеносно разрывая ветвь, она бросилась к Витольсе, метя руками в глаза.
   Белая вспышка, последовавшая за едва заметным движением руки королевы, и отброшенная на несколько метров старушка, не шевелясь, лежит на окрашенном кровью полу. Ее воссоединение с сыном произошло раньше, чем та надеялась.
   Королева встала и, задумчиво обведя пространство взглядом, шепнула в пустоту:
   - Что ж, она сама сделала свой выбор.
  
  
  
   Глава 22
   Наставник
  
   Время. Оно застыло и остановилось. Серый потолок, серые стены, серое окно в не менее серый мир. Только сейчас Ди начала остро ощущать свою чуждость для всех и всего, что ее окружало. Карно ушел, и та единственная тоненькая ниточка, соединявшая ее с привычным миром, будто оборвалась. Она осталась совсем одна, если не считать чудаковатого старичка с большими чебурашечьими ушами, который, когда Ди отворачивалась, норовил тронуть ее за плечо или руку, и тут же скромно потуплялся, едва та взглянет вновь.
   На вопросы: почему пещера внутри выглядит как настоящая квартира с окном и видом на зеленую поляну, и куда ушел Карно? - старичок, улыбаясь всеми своими на редкость белоснежными зубами, отвечал:
   - Не могу знать, не могу знать.
   В этой улыбке проскальзывало что-то располагающее и сочувствующее. Или же Диана пыталась найти хоть одного союзника?
   Секундная стрелка быстро-быстро оббегает круг, минуты сменяются часами. Диана, не отводя глаз, следит за тремя стрелочками, будто боясь, что едва отвернется, то стрелки остановятся и время замедлится. Иной раз ей кажется, будто стрелка подолгу зависает на одной цифре, а иногда и вовсе стоит, упрямо не желая двигаться к следующему заветному числу.
   Старичок всегда здесь, возле нее, сидит в широком старомодном кресле, обтянутом красным бархатом, и часами неподвижен. Только его глаза с живым блеском, наблюдая за Дианой, выдают, что он все еще жив, все еще существует.
   Мода у них, что ли на красный бархат? - Ди внезапно припоминает красную софу, выполненную в подобном стиле в доме у Карно.
   Непривычная полная тишина давит на уши и создает тягостную напряженную атмосферу. Пытаясь хоть как-то разговорить старичка, Ди негромко спрашивает:
   - Что с вашими часами? Они как-то неправильно идут, им наверное батарейки пора поменять
   Старичок долго хохочет, не в силах остановиться. Непонимание Ди к нему возрастает.
   - Мы находимся в нейтральной зоне, время - иллюзия, здесь оно над нами не властно. Ты можешь его ускорить, можешь обратить вспять - ничто не подвержено изменениям.
   - Так значит вы...бессмертны?
   - Можно и так сказать.
   - А сколько вам лет? И как вы сюда попали?
   - Я был здесь всегда.
   Глаза Ди расширились от удивления, она никак не могла виобразить, как можно было существовать всегда.
   - Нно... почему же вы тогда так старо выглядите? Вы же должны были где-то состариться, а значит не могли быть здесь всегда, если время над вами не властно.
   - Ты видишь меня таким, каким хочешь видеть. Представь меня молодым.
   Диана закрыла глаза и попыталась сосредоточиться, но к своему стыду в голове всплывал только образ Карно. Закусив губу, она напряглась, но как ни старалась, тот накрепко засел в мислях: воображение только смогло дорисовать длинные темные усы, точь-в-точь как у д'Артаньяна.
   Открыв глаза, она подавила вскрик: перед ней стоял Карно.
   - А можно как-то вернуться к предыдущему образу? Я вам верю, - смущенно произнесла Ди, отводя глаза.
   - Не беспокойся, я не раскрываю чужих тайн, - псевдо-Карно вновь улыбнулся, и Диана почувствовала, что краснеет.
   -Мм...бессмертный... А как вы познакомились с Карно? - видя, что старик благодушно расположен, решилась продолжить Ди.
   - Аллатарго, - подсказал тот, - Как я уже говорил, я не выдаю чужих тайн. Если он захочет, сам тебе все расскажет.
   Внезапно Диану осенило.
   - Я поняла...Он привел меня сюда только потому, что здесь я не смогу умереть, так ведь? А сам сбежал, сбежал, ибо устал таскаться с вечно попадающей в передряги девчонкой...
  
   - Думаю, что ты ошибаешься, иначе для чего бы он тебя спасал? Ты не можешь быть ему безразличной, - голос Аллатарго звучал мягко и успокаивающе.
   Все волнения Ди понемногу отступали. Внезапно старик встал, прошел до середины помещения и поманил Диану пальцем. Она послушно поднялась, недоумевая, чего он хочет.
   - Слушай! - Аллатарго замер на месте и щелкнул пальцем.
   Тишина, неприятная и давящая. Чего он от нее хочет добиться? Диана слышала свое, теперь уже громкое, прерывистое дыхание. Пульс навязчиво стучал в ушах, вызывая головную боль.
   - Сосредоточься, - последовала вторая команда, и хоть старик говорил очень тихо, его голос звучал четко и уверенно. Аллатарго еще одним щелчком выключил свет, и все погрузилось в темноту, даже рассеянные лучи через окно не проникали. Казалось, старик по своему велению сменил день ночью.
   Во тьме Диана расслабилась, ей более не нужно было делать задумчивый вид и стараться выполнить какие-то совершенно невразумительные задания странного старика. Пусть на несколько минут, но она почувствовала себя свободной: будто груз мыслей, накопленных за время пребывания в этом мире вдруг немного спал с плеч. Бессознательное желание танцевать захватило Ди целиком. Внезапно ее любимая музыка мягко разлилась по пространству, наполняя каждую клеточку ее тела. Причем, мелодия и ритм, разливаясь видимыми светящимися волнами, окружали ее, затягивая в себя. Видел ли это Аллатарго? Что если он будет недоволен тем, что она не выполняет его требований? А, все равно, только не сейчас. Поддаваясь музыке, Диана, не контролируя себя более, медленно закружилась по комнате, чувствуя, что становится легкой и без особых усилий может стоять на кончиках пальцев.
   - Dance of fate, - спокойно произнес старик, тем самым "опуская" Ди на землю. Включился свет, и та отчаянно заморгала, прогоняя наваждение.
   - Простите, - виновато потупилась Диана.
   - Ты все сделала правильно, это именно то, что я хотел увидеть. Только впредь не увлекайся так сильно, ты должна находиться в здравом рассудке.
   - Но для чего все это? - непонимающе заморгала Ди, удивленно глядя на Аллатарго.
   - Всего лишь небольшая проверка. У Карно отменный вкус, вот уже который раз он приводит довольно способных детишек.
   - Что вы имеете ввиду?
   - У тебя хороший магический потенциал. Ты будешь моей ученицей, Диана, - нетерпящим возражения тоном проговорил псевдо-Карно, делая шаг навстречу.
   - Ученицей? Я так полагаю у меня нет выбора? - прикусив губу, сказала ровным голосом Ди, обводя взглядом комнату. Улизнуть не представлялось возможным.
   - Выбор есть всегда, но нужен ли тебе второй вариант? - псевдо-Карно, хитро прищурившись, поглядел на выход из комнаты.
   - А что случилось с вашими учениками? Я здесь никого не вижу.
   - Оо, сущий пустяк. Мой последний ученик не протянул и десяти дней. Убит в схватке с демоном низщей категории, даже следов не осталось: бесследно им поглощен. Печальное зрелище. Но не будем о печальном. Надеюсь, ты окажешься попроворнее.
   Диана расширенными от ужаса глазами глядела на Аллатарго. Вот уж удружил, Карно, оставив для опытов своему сумасшедшему приятелю.
   Ди попятилась было к выходу, но лязгнувшая решетка и полубезумная улыбка Аллатарго возвещали, что покинуть сие убежище ей придется совсем не скоро.
  
  
   Глава 23
   В поисках доказательств
  
   Отдав Диану на попечение старого друга Аллатарго и выбравшись из нейтральной зоны, Карно задумался. Идти прямиком в Совет и объяснять свою невиновность на словах было как минимум глупо и непредусмотрительно. Что значит его слово против королевского? А вот если бы попытаться найти доказательства против Милицы... Вероятно, в таком случае его бы оправдали. Что же он тогда раздумывает? Решено. Нужно отправиться к убежищу Милицы, у нее наверняка сохранились какие-либо записи о планах насчет Дианы.
   Карно вызвал из груди альвас. И озаренная несколькими зелеными искрами фигура постепенно растворилась, не оставляя за собой ни следа.
  
  
   ***
  
   Параллельный мир встретил Карно довольно недоброжелательно. Немного не подрасчитав координаты, он переместился на оживленную автомагистраль и, видя, как большой красно-белый автобус неуклонно движется в его сторону, нырнул под него, инстинктивно перекатившись в безопасную, по его мнению, сторону, едва задние колеса скрылись из виду. Только поднявшись и придя в себя, Карно понял, какую ошибку допустил. Вся правая рука выше локтя представляла собой кровавую массу. Никакой боли он не почувствовал, да и чувствовать не мог, находясь в параллельном мире. Но от одного взгляда на руку тошнотворный ком подкатывал к горлу. Вызвав альвас, он хотел было попытаться немного исцелить плоть, но, вспомнив, что энергия на исходе, и он едва сможет продержаться здесь более одного дня, устало побрел до ближайшей лавочки. В то время к нему уже подбегала какая-то сердобольная старушка.
   - Юноша, юноша, что с вами произошло? Давайте я вызову скорую. Я быстренько, минуточку, минуточку. Может вам еще валерьяночки накапать? У меня все с собой есть. Или чего-то обезболивающего?
   Карно решительным жестом отверг все старания старушки. Но та, то ли думая, что он находится в шоковом состоянии, то ли возомнившая себя этакой великодушной матерью Терезой, не сдавалась, продолжая ковыряться в своей бездонной сумке.
   - Со мной все в порядке, я живу недалеко, - соврал Карно, применяя свой хриплый, но довольно убедительный голос.
   - Ой, точно недалеко? А где именно?
   Карно неопределенно махнул рукой в сторону двух серых девятиэтажек, где двое мальчуганов палками разгоняли стаю сизо-белых голубей.
   - Как славненько! А я тоже там живу! Я же ваша соседка, получается. Странно, что я вас никогда до этого не видела. Вы, наверное, в Москву ездите, на заработки? Сейчас так многие делают, - быстро-быстро закудахтала старушка. Карно, поначалу пытавшийся вслушаться в набор бессмысленных фраз, невежливо отвернулся, разглядывая проходящую мимо очаровательную блондинку, так нелепо ковыляющую на высоких шпильках.
   - Молодой человек, вам плохо, да? Ах, дура я, надо было сразу скорую вызывать! Люди добрые, что ж вы мимо то проходите? У человека рука окровавлена, а вы!
   Между тем Карно раздражался: старуха все больше начинала действовать ему на нервы. Со злостью посмотрев на нее, он произнес:
   - Так и быть, проводите меня к дому, а то боюсь сам не доберусь, - последние слова он почти прошипел, едва сдерживаясь, чтобы не выпустить альвас.
   Старушка оказалась не только не в меру болтливой, но еще ко всему прочему прыткой. Пока они шли по узкой ухабистой дороге, она, поковырявшись в сумочке, извлекла из ее поистине невероятных размеров бинт, и, не слушая возражений Карно, тут же на ходу перемотала ему руку, закрепив наверху конструкцию кривоватым бантиком и продолжая говорить:
   - Вот точно также недавно сынуля из Алчевска приехал. Кровь ручьем по подбородку течет. Нормальный бы человек скорую вызвал. Ан-нет, приехал себе спокойненько, и даже матери не показал сразу, что так сильно поцарапался. Хорошо, что я медсестра, и умею оказывать первую помощь, а то уж и не знаю, что случилось бы!
   - От чего кровь-то? - лениво поинтересовался Карно.
   - Ой, а вот это совершенно поразительная история! - воодушевилась старушка, - Мой сынуля сидел в автобусе прямо возле водителя, и он все-все видел. Едет, значит, спокойно себе, едет, вдруг, откуда ни возьмись, появляется мотоциклист какой-то шизанутый, ну и эта... врезается в автобус. Водитель резко жмет на тормоз, а мой сынуля сильно бьетя о лобовое стекло.
   - И что тут поразительного? То, что ваш сынуля разбил стекло автобуса своим лицом? - насмешливо спросил Карно.
   - Нет-нет, самое поразительное то, что когда водитель вышел посмотреть на этого незадачливого мотоциклиста, он исчез!
   - Может просто сбежал с места происшествия?
   - Невозможно, сынуля рассказывал, что удар был сильным, и впереди даже большая вмятина осталась, мотоциклист просто бы не выжил! Никак сам черт ехал! - самодовольно произнесла старушка. По ее горящим глазам было видно, что она отчего-то жутко гордится встречей сына с чертом.
   Карно насторожился. Исчезать это прерогатива наших. А значит, и верный след на Милицу,- подумал он.- Что же, ему невероятно повезло встретить эту разговорчивую дамочку. Карно даже показалось, что он начинает проникаться к ней теплыми чувствами.
   - В каком же районе это происходило, госпожа? - как можно вежливей осведомился он, и соизволил даже наклонить голову в сторону старушки.
   Она была тронута таким вниманием.
   - Прямо при выезде, где находится металлургический завод. А вы бывали в Алчевске? Знаете, там такая ужасная экология, вот мой сын...
   - Спасибо, что довели, - перебил ее Карно, подходя к подъезду.
   - Но как же... - старушка выглядела растерянной, видимо, ей страсть, как хотелось продолжать свои бесчисленные повествования молчаливому слушателю.
   - Дальше я сам. Лифт всегда работает, не упаду, - твердо ответил Карно, заходя в подъезд.
   - Может все-таки номер телефончика вам оставить? Я живу в соседнем доме, квартира 115! - отчаянно крикнула старушка перед захлопывающейся дверью. Но ответом вторило молчание.
   Карно облегченно вздохнул и несколько минут простоял, прислонившись к холодной стене подъезда, и борясь с навалившейся усталостью. Он чувствовал себя совершенно измученным. Неизвестность и множество навалившихся вопросов, бессистемно перемешанных мыслей и чувств не давали составить ни малейшего плана действий.
   Интересно, удалось ли Диане найти общий язык с Аллатарго? - внезапно подумал Карно и, прикрыв глаза, на мгновение вообразил сидящую возле окна девушку.
   Ее черты без труда представали перед ним и погружали в так называемую ирреальность. Казалось, Диана сейчас удивленно поглядит на него и, как обычно, задаст какой-нибудь глупый вопрос. На Карно навалилось странное щемящее чувство. Печаль? Грусть? Тоска? Безысходность? Невозможно было дать точное определение этому состоянию. Впрочем, это излишне, если постоянно прислушиваться к собственным ощущениям, то я вскоре стану похожим на сентиментальную принцесску. А это мне совсем ни к чему!
   Резко рванув с места, Карно выскочил из подъезда и, убедившись, что старуха не поджидает его за углом, быстрыми шагами устремился в наиболее безлюдную часть города. Шел долго, едва не переходя на бег.
   День сменился вечером, и городишко постепенно погружался в темноту. Кое-где вдоль дороги виднелись огни зажигающихся фонарей, но большая часть пути залегала в сумерках.
   Карно, с детства обладающий острым зрением, видел во тьме огромное преимущество: возможность гулять, где угодно, и ускользать от назойливого родительского контроля, не в этом ли счастье? Темнота окутывала его, и хотелось кричать: вовсе не от страха, а от переполнявшего чувства свободы и воли. Вспоминая о приятных детских ощущениях, Карно с наслаждением вдохнул свежий вечерний воздух. Оглядевшись в поисках случайных прохожих, он вызвал альвас из груди и со слегка потускневшими зелеными искрами переместился на небольшую площадку, местами проросшую желтеющей травой. Чуть дальше длинной стеной возвышался завод, выпуская угрожающие сизые клубы дыма.
   Машин не было видно, и Карно, опасливо озираясь по сторонам, приблизился к центру дороги. Выпустив альвас, он попытался прощупать след, оставленный мотоциклистом. Карно сосредоточился и несколько минут стоял с крепко зажмуренными глазами, прогоняя ненужные мысли, как назло роившиеся в голове. Поймав подлетевший альвас, он коснулся им лба, и тот засветился приятным фиолетовым цветом, наполовину погружаясь в голову. Перед глазами тут же зарябили разноцветные линии: каждая отображала либо определенного человека, либо машину, пересекавшую эту местность. Среди сотен этих линий должна была находиться та, заветная. Вот только, какой цвет принадлежал обладателю мотоцикла, попавшего в ДТП? Вспоминая колористику, которую изучал едва ли не с пеленок, Карно мысленно тут же откинул голубой, зеленый и коричневый (едва ли спокойный, уравновешенный человек умышленно совершил бы ДТП). Только энергичный, предприимчивый, разрушительный характер мог повлечь подобные последствия. Под это описание подходили черный и красный цвета. Попытавшись прощупать черную линию, Карно наткнулся на неожиданное препятствие - обладатель явно пожелал остаться неузнанным, поэтому прочувствовать, что из себя представлял этот человек, оказалось невозможным. Сделав еще несколько бесполезных попыток проникнуть в линию, Карно доверился интуиции и проследил, куда уходит черная линия. Открыв глаза, он по памяти побрел в северном направлении, ежеминутно сверяясь со следами на дороге. Наконец, он уперся в обычный подъезд серого, ничем непримечательного дома. Дернув дверь, Карно удивленно замер: та была заперта, лишь множество непонятных кнопочек с цифрами подозрительно светились ярким алым цветом.
   - Странная магия, - прошептал он и протянул руку, дотрагиваясь к одной из клавиш.
  
  
   Глава 24
   Злосчастный флакон
  
   Диана сидела, вжавшись в глубокое кресло, и по привычке поглядывала на часы, которые, будто передавая ее внутреннее состояние, замерли на месте, боясь продолжать отсчет времени. Аллатарго, пригрозивший прийти за минуту до полуночи и начать первое занятие, не возвращался, казалось, целую вечность. Да и как вообще можно было судить о времени, находясь в нейтральной зоне? Возможно, если Ди сосредоточится на стрелках, и они навсегда зависнут на цифре одиннадцать, то Аллатарго и вовсе не вернется?
   Нет, глупости, от бессмертного духа не так-то легко отделаться, - одернула себя Диана и, нервно постукивая костяшками пальцев, начала расхаживать из стороны в сторону. Ее внимание привлек незакупоренный флакон, наполненный синей жидкостью - единственный предмет, резко контрастирующий с угнетающим серым фоном. Осторожно взяв его в руки, Диана ощутила приятный лавандовый аромат. При вдохе по телу разливалось приятное расслабляющее тепло, и тысячи мурашек, бегающих по коже прохладными волнами скатывались от головы до кончиков пальцев на ногах.
   Громкий пронзительный крик ребенка, зовущего на помощь, - и руки сами собой разжимаются. Словно в замедленной съемке, флакон летит на пол. Неловкие движения в надежде подхватить его не увенчиваются успехом. Мгновение, и облачко синеватого дыма окутывает ноги прежде, чем, разлетевшись на сотни мелких осколков, флакон касается серого покрытия. Шаг вперед и вправо. Прикрывая следы от досадного промаха, Ди спасает себя от мгновенной расправы Аллатарго. Тот, в образе молодого черноусого казаха с кылышом на поясе, возникает в дверном проеме,таща за ухо семилетнего карапуза.
   - Юркий малец пытался проникнуть в мое укрытие, - Аллатарго, пинками подгоняя ребенка, бросает его в центр комнаты.
   Съежившись в клубочек, словно перепуганный котенок, тот, боясь пошевелиться , устремил в сторону старика взгляд, наполненный болью и отчаянием, и робко прошептал:
   - Дяденька, я просто игрался возле пещеры.
   - Да-да, расскажи свои сказки кому другому, тебя подослала Витольса, - картинно замахиваясь кылышом, жестко произнес Аллатарго. В его взгляде - ни намека на пощаду. Казалось, сейчас он на глазах Дианы зверски убьет ребенка.
   - Аааай, дяденька, не убивайте - без сомнения, мальчуган тоже это понял и, заливаясь слезами, на корточках подполз к Диане, как к своей единственной надежде на спасение.
   - Я правда просто игрался, - повторил он, невинно моргая своими удивительно глубокими синими глазами, опушенными густыми ресницами. Ди протянула руку, и малец, крепко за нее схватившись, улыбнулся, слезы так и продолжали градом катиться из его глаз.
   - Не смейте, в таком случае вам придется начать с меня, - сжав губы, и пытаясь придать себе как можно более решительный вид, произнесла Диана. Хотя при виде угрожающего оружия и полусумасшедшего казаха в ее душе все переворачивалось от страха.
   - Я и не собирался его убивать, этим займешься ты, - раскатисто расхохотался Аллатарго, а вместе с ним и залился металлическим звоном кылыш, неплотно стянутый кожаным поясом.
   - И не подумаю, мне не за что его убивать. Это всего лишь маленький, ни в чем не повинный ребенок, которого вы, по своей глупости, представили врагом.
   Впрочем, почему бы и нет? Лучше умереть, защищая кого-то, чем веками прозябать в этой заброшенной богом и временем пещере. Придавая себе уверенности, Ди шагнула вперед и загородила собой ребенка.
   - Ты сама сделала свой выбор, - прорычал Аллатарго. Раздался звук лопнувшего стекла, и на пол посыпались те самые заветные часы, стрелки которых мечтала остановить Диана. Мальчик испуганно вскрикнул и больно вцепился в ногу.
   - Вы меня убьете? - негромко, ровным голосом произнесла Ди, пятясь от Аллатарго. Осколок от флакона глубоко вошел в ногу и, мельком взглянув вниз, Диана заметила янтарный струящийся след. Удивленно замерев на секунду, она инстинктивно попыталась прикрыть льющуюся жидкость. Аллатарго казалось не замечал, и Ди, почувствовав прилив смелости, твердо взглянула в глаза казаха.
   Зрительный поединок продолжался несколько минут. Изучающе вглядываясь в глаза Дианы, Аллатарго будто гипнотизировал, подчинял своей воле, обездвиживал, проникал в сознание. Ди чувствовала, что за этим кроется что-то важное и значительное. Ее сковывал внутренний холод, на глаза наваливалась тяжесть, усталость, и лишь сердце короткими глухими ударами возвещало, что не все еще кончено, она жива и не сдастся.
   Он первым отвел взгляд. Повисла пауза. Тишину нарушали только хриплое дыхание Аллатарго и быстрые взволнованные выдохи Ди.
   - Ты справилась, - неожиданно мягко проговорил он и обезоруживающе улыбнулся. Перед ней вновь стоял старик в своем неизменном образе.
   - Вы... сумасшедший?.. Что ВЫ СДЕЛАЛИ С РЕБЕНКОМ? - ее робкий неловкий тон внезапно перерос в крик. Рука, сжимавшая теплую ладонь мальчугана, тщетно ловила воздух. Он исчез, испарился, не оставив ни малейшего следа от своего пребывания.
   Старик был невозмутим. И казалось его совсем не смутил тот факт, что его назвали ненормальным.
   - Ребенок - это твоя фантазия, воображение. Его не существует.
   - Н-но как...Я же его видела, да и вы тащили его за ухо, - растерянно сказала Ди, не спуская глаз с места, где он якобы находился пару минут назад.
   - Ты еще постигнешь многоликое и всеобъемлющее мастерство иллюзий. Пока не будем углубляться в детали. Ты справилась с первым испытанием, и теперь я убежден, что ты обладаешь незаурядной силой.
   Пока он говорил его глаза все больше расширялись. Заметив это, Ди вскрикнула:
   - Что с вами?
   - Зелье, ты разбила зелье... - слабым голосом проговорил Аллатарго.
   Рухнув в кресло, он вцепился в руку Дианы и повлек ее за собой.
   - Я не хочу умирать, слышишь? Зачем ты это сделала? - прошелестел старик, и Ди невольно ощутила, что его руки сковывает судорога.
   - Я ничего не понимаю! Что такого было в этом зелье, и почему вы его не спрятали, если оно было таким опасным?! - отчаянно закричала она, в душе испытывая к старику сострадание и жалость.
   - Флакон может разбить только преемник, ты была предназначена им стать. У меня осталось слишком мало времени. Внимай, - прошипел Аллатарго, едва сдерживая ярость. - В твоей власти управлять временем, ты можешь повернуть его вспять, а можешь и ускорить. Ты должна быть бесстрастна и не испытывать сильных эмоций. Ты неуязвима и бессмертна, пока не придет твой наследник или не захватит любовь. Доверься ощущениям - в них ключ, не теряй бдительности - с нею рука об руку сила; не меняй без необходимости ход событий, ибо последствия могут быть неожиданно удручающими, - с каждой произнесенной фразой голос Аллатарго становился все тише и тише, словно каждое предложение давалось ему с трудом, лишая жизненной силы. Диана, во все глаза глядя на старика, ужасалась: на его лице отчетливо проступали глубокие морщины, оно желтело, а рука наощупь напоминала рассыпающуюся от времени страницу из книги, но в потускневших карих глазах все еще теплилась жизнь.
   - Береги себя, - едва слышно прошептал Аллатарго, и Ди ощутила приятное дуновение. Старик закрыл глаза, но продолжал дуть ей в лицо, и перед глазами Дианы в быстрой прокрутке проносились неясные образы, фигуры, пейзажи, города. Лишь когда промелькнула последняя картинка, Ди поняла, что старик вероятно таким образом хотел передать свои знания, память многих событий, чтобы ей легче было освоиться в роли преемника, и мысленно поблагодарила его. Проморгавшись, она подавила вскрик - вместо старика в кресле осталась лежать лишь небольшая горстка пепла. Чудесным образом испарилась и одежда.
   Она осталась одна, совсем одна. Ди внезапно стало безумно жалко и себя, и бедного старика, которого она обрекла на скоропостижную смерть. А ведь он мог бы ее многому научить, но теперь поздно. Сама во всем виновата. Слезы хлынули из глаз, а Ди все больше себя накручивала, вспоминая злосчастный флакон, кровь янтарного цвета, добродушное лицо Аллатарго и радость, которую он излучал, изрекая, что она прошла испытание.
   - Хватит, - произнес кто-то голосом Аллатарго в ее голове. Диана от неожиданности поперхнулась и закашлялась.
   - Вы... живы? - вздрагивая и поеживаясь, проговорила она, оглядываясь по сторонам.
   - А ты надеялась, что я вот так возьму тебя и покину? - расхохотался голос. - Я в твоей голове, преемник.
  
  
   Глава 25
   Таинственный прибор
  
   Сильная боль внезапно пронзила пятку Карно, и тот, пошатнувшись, ухватился рукой за странный прибор.
   - С вами все в порядке? - к нему ковыляла неведомо откуда взявшаяся старушка.
   Какие-то они тут все больно заботливые. Стиснув зубы Карно прошипел:
   - Все нормально, ногу ушиб обо что-то.
   - А с рукой что? - старушка не отступала.
   От темного неба отделился светящийся силуэт и со скоростью несущегося орла спикировал вниз, выделывая головокружительные кульбиты. Подняв голову, Карно во все глаза уставился ввысь. Тем временем в силуэте начали различаться человеческие черты: руки, ноги и, наконец, голова, до боли напоминавшая кого-то.
   - Вы это видите? - взволнованно произнес Карно, указывая старушке на небо.
   Та вертела во все стороны головой, явно не понимая, на что глядит Карно.
   По мере того, как силуэт снижался,тонкий пронзительный звук, сопровождающий его, усиливался, закладывая уши и безумно раздражая.
   - Аллатарго, - вскрикнул Карно и замахал руками. В эту минуту он совершенно не задумывался, как здесь оказался его старый приятель. Увидеть кого-то близкого, служащего мостиком воспоминаний к своему миру ,придавало сил и какой-то безумной неуемной радости.
   - Я свобоооден, дружиище, - эхом прокатился счастливый голос Аллатарго, прежде чем он скрылся за далекими вершинами шахтерских курганов. Недоумевающе сдвинув брови, Карно продолжал смотреть в ту точку, где секунду назад находился приятель. Его раздумья прервал ворчливый голос старухи:
   - Ходят тут, наркоманы наколотые.
   - Простите что? - почесав затылок, спросил Карно.
   Старушка, пропустив вопрос мимо ушей, подошла к двери и коснулась кнопочек. Щелкнул замок - и та гостеприимно открылась. Старуха, быстро оглянувшись, юркнула внутрь, Карно проскочил следом за ней, не давая двери захлопнуться. И, пошатываясь от боли в ноге, медленно ступил на лестницу.
   - Ну точно под кайфом, - неодобрительно бросила ему вслед женщина, поспешно открывая квартиру.
   Остановившись, Карно поежился и, сняв ботинок, наконец взглянул на ногу. К его удивлению, ни малейшего намека на рану не было. Нога выглядела совершенно здоровой, но тем не менее боль не проходила, казалось в пятку врезался инородный предмет, и дискомфорт все более усиливался. Стараясь не обращать внимания на боль, Карно выпустил альвас, и тот нетерпеливо выскочил из груди, наслаждаясь долгожданным освобождением. Хмуро взглянув на него, Карно указал на ладонь. Шарик, нехотя, повиновался, перед приземлением исполняя нечто, напоминающее мертвую петлю. Опустившись на раскрытую ладонь, он неподвижно завис, излучая приятный пастельный цвет. Карно подошел к ближайшей двери, напротив той, в которую зашла старушка, и поднес альвас, мысленно отдавая приказ. Шар проник в помещение и, тщательнейшим образом обследовав его на наличие существ из своего мира, вернулся к хозяину, мерцая иссиня-черными искрами - пусто. Таким же способом они обследовали оставшиеся две квартиры на первом этаже. Второй этаж дался Карно с трудом, энергия была на исходе и, послав альвас на очередное задание, он уселся прямо на ступеньки и, облокотившись на многострадальные полуразрушенные коррозией перила, закрыл глаза.
   Тишина. Ослепительно яркий луч света, разрезающий темноту. Мертвенно-бледное лицо Дианы склоняется над глубокой чашей, наполненной розоватой жидкостью, и погружается в воду. Вдох-выдох, вдох-выдох, Карно слышит свое хриплое прерывистое дыхание и невольно считает секунды, ожидая, когда покажется лик девушки. С каждой секундой ожидание становится все более напряженным, каждая минута заставляет сердце биться в отчаянной тревоге, волнении, боязни. Наконец, вслед за ореолом роскошных поднимающихся волос возникает лицо : розовые капли со стуком хрусталя разбиваются об пол. Диана поворачивает голову и пристально смотрит в ту сторону, где находится Карно. Ее глаза горят зловещим янтарным цветом, от былой притягивающей зелени не осталось ни следа. Лицо искажается в хищном зверином оскале. Кажется, сейчас она вопьется зубами и с легкостью перегрызет горло.
   - Н-н-не-е-ет, - закричал Карно, мотая головой. Что-то теплое, коснувшись его, окутало успокаивающей негой.
   - Всего лишь сон, - с облегчением вздохнув, он узнал знакомые очертания подъезда. Погладив прижавшийся к щеке альвас, испускающий длинные белые лучи, Карно тут же вскочил на ноги. Шарик, оторвавшись от руки, наполовину проскользнул в обтянутую коричневой кожей дверь.
   Карно с удовольствием отметил, что она незаперта, а значит не придется тратить и оставшуюся энергию. Не испытывая ни малейшего ощущения страха, он вошел. Резкий запах затхлости ударил в нос. Закашлявшись, Карно подскочил к ближайшему окну и с силой рванул на себя. Потоки свежего алчевского смрада уже не внушали такого омерзения, как раньше, а воспринимались едва ли не с благодарностью.
   Альвас вел себя странно: кружась в быстром безумном полете, он то и дело натыкался на предметы и вылетал сквозь окно. Возвращаясь обратно, он вновь и вновь повторял свой бессмысленный полет, чем раздражал Карно, пытавшегося сосредоточиться и понять, с чего же начать поиски. Мысленные окрики ни сколько не помогали, напротив, шар становился все более неадекватным, пока Карно силою воли не отправил его назад в себя.
   Обстановка не отличалась красотой и уютом, и нисколько не напоминала о пребывании здесь какого-либо жильца даже в далеком прошлом. Ободранные обои, старый кособокий стол и стул, да порядком просевшая кровать - вот и все, что находилось в миниатюрной однокомнатной квартирке. Никаких личных вещей, случайно оброненых или забытых артефактов - комната была до ужаса аскетично компактной.
   Безрезультатно облазив все углы и заглянув под кровать, Карно не нашел ровным счетом ничего, что могло бы служить ему оправданием, кроме валяющихся в огромном количестве белых гусиных перьев. Опечаленный, он уселся на зловеще скрипящую кровать. Видимо Милица предвидела, что ее дом могут посетить нежеланные гости и предусмотрительно убрала все то, что могло каким либо образом указывать на ее присутствие в параллельном мире.
   - 2 : 0 - в твою пользу, - угрюмо произнес Карно, разглядывая странную коробку, лежащую на столе, и продолговатый громоздкий предмет, находящийся под ним, напоминаюший приспособление для магических обрядов, к которому юному Карно строго-настрого запрещал прикасаться его наставник Стефано. Теперь любопытство возобладало над Карно, и он решил воплотить свою давнюю мечту. Вскочив с кровати, он заходил вокруг стола, разглядывая предмет и не решаясь к нему прикоснуться. Предмет был покрыт серебром и, как казалось Карно, изнутри полностью состоял из железа. По бокам и позади, шла непонятная сетка, состоящая из большого количества дырочек, вот только задние дырочки имели более крупную форму и представляли собой геометрические фигуры: круг, прямоугольник и квадрат со сглаженными углами. Впереди его украшали черные надписи, выведенные красивым прописным шрифтом. Венчала композицию большая золотая кнопка, как глаз уставившаяся в пространство.
   Наконец, решившись, Карно неуверенно прикоснулся к предмету - но ровным счетом ничего не произошло: таинственный прибор продолжал, не моргая поблескивать своим оком, будто изучая его, но не сдвинулся с места. Карно подполз к предмету и попытался уловить, куда падает его взгляд, но, не обнаружив там ничего интересного, продолжал прикасаться к разным местам, проводя пальцем то по квадратной сеточке, то по диковинному кругу, в надежде найти какую-то зацепку и узнать, что же кроется внутри. Но ничего ровным счетом не менялось, он продолжал, как ни в чем ни бывало, неподвижно стоять.
   Не выдержав, Карно со злостью громыхнул по стенке предмета - та отозвалась полым звуком. Значит не все потеряно! Угасающая надежда вновь разгоралась ярким пламенем. Нужно только найти зацепку, и предмет обязательно откроется! Но не сейчас, слишком мало времени, слишком мало... Недолго думая, Карно вызвал альвас из груди, и пока тот метался между ободранными стенами, пыхтя, решился поднять предмет. На удивление, он оказался довольно легким, только громоздкость прямоугольника не давала комфортно двигаться, впрочем силы на перемещение должно хватить. Карно поднатужился, отдавая мысленный приказ, однако шарик не желал слушаться, продолжая беспорядочные движения.
   Вероятно, Милица постаралась, наложив на квартиру проклятие,-поразмыслив, пришел к довольно логичному выводу Карно, осторожно вынося предмет. Несмотря на некомпактность и довольно немалый размер, прибор оказался довольно хрупким, и Карно готов был поклясться, что из-за неосторожного движения руки в нем что-то щелкнуло. Едва переступив порог квартиры, он улыбнулся - верный альвас, полетевший за ним, виновато опустился на уровне руки и
   смирно завис, ожидая приказаний. Последовавшая неяркая зеленая вспышка втянула Карно и столь ценный предмет, бережно лежащий в его объятиях.
  
  
   Глава 26
   Перевоплощение
  
   - Не медли! - эхом раздавался в голове голос, наполненный незнакомыми повелительными нотками. - Действуй.
   Диана стояла полностью обнаженной на небольшой зеленой опушке перед пещерой, ощущая, как холод постепенно пробирает до костей. Яркий свет полной луны таинственно окутывал пространство, делая его по-внеземному прекрасным. Ди зажмурилась и резко склонила голову над чашей, наполненной непонятной розоватой консистенцией. Ее внутреннее состояние отобразилось на лице: мертвенно-бледная, с плотно сжатыми подрагивающими губами и нахмуренными бровями Диана выглядела отрешенной, но в то же время сосредоточенной.
   - Ну же, не будь трусихой, - новая повелительная фраза застала ее уже погруженной в воду.
   Раз, - считает Диана и липкая, как кисель, масса мерзко скользит по лицу.
   Два, - Вливается во все поры кожи и застывает, словно маска, не давая пошевелиться
   Три, - Вдохи даются с трудом, кажется эта мерзость проникла и закупорила нос.
   Четыре, - Вдох-выдох, вдох-выдох. Я не выдержу этой пытки. Дыхание становится медленным, а сделать вдох становится все более сложно. Когда же это прекратится?
   Пять, - Не слышу дыхания. Чем я дышу? Куда делась вся та тяжесть при вдохе? Ничего не осталось, кажется я уже не существую.
   Шесть, - Вновь слышу свои хриплые вздохи. Вдох-выдох, вдох-выдох. Я вижу свет. Он появляется откуда-то из глубины и вливается в кожу.
   Семь, - Оо, наконец-то, я начинаю понимать, для чего голос заставил погрузиться меня в эту странную жидкость. Свет наполняет меня, и тысячи приятных мурашек разбегаются по моему телу. Я чувствую прилив силы.
   Восемь, - За спиной появляются крылья. Рукой добираюсь до того места, где их чувствую, но ладонь сжимает пустоту. Ерунда, физическое тело обманчиво, я Знаю, что они существуют.
   Девять, - Догадываешь ли ты, что такое истинное счастье? Это ощущение наполнения энергией:когда душа рвется ввысь, а ты испытываешь непреодолимый восторг. Ты все еще на земле? Да нет же, ты летишь!
   Десять.
   Ди неохотно поднимает голову. Розовые капли с хрустальным стуком стекают на пол. Испытывая небывалый прилив бодрости, она оборачивается - все предстает в совершенно ином свете, краски становятся ярче и насыщенней: тьма наполняется смыслом. В голове Дианы бьется одна решительная мысль: она обязана убить Витольсу.
  
  
   ***
  
   - С ума сошла? Зачем тебе это? Ты уже и так от нее не зависишь, - встревоженно вторил голос.
  
   - Не знаю, но я чувствую, что должна это сделать, - с нажимом произнесла Диана, обличаясь в свою привычную одежду: синие джинсы и свитер Карно, который она уже успела полюбить. Казалось, он теперь остался в какой-то другой, уже порядком подзабытой жизни или в очень реалистичном сне. Одеваясь, Ди скривилась:
   - Мда, этому наряду не помешало бы познакомиться со стиральной машинкой.
   - Стиральной машинкой? - недоуменно повторил голос.
   Несмотря на всю серьезность ситуации, Диана расхохоталась:
   - Хотите сказать, что в вашем мире их не существует?
   Голос глухо забормотал:
   - Не знаю, о чем ты. Для этого мы держим слуг...
   - Слуг,которые вручную выполняют всю работу, и вы платите им за это сущие копейки? - продолжила Ди, про себя отметив, как сильно она изменилась. Диана чувствовала себя дерзкой. Дерзкой и уверенной в себе, что, впрочем, не могло ей не нравиться.
   - А зачем им платить? Мы же их содержим и параллельно учим азам магии. К нам попадают лишь избранные, и они очень довольны своей судьбой, - в голосе чувствовались нотки превосходства. Видимо, Аллатарго считал, что оказывает честь тем, кто ему служит.
   - Что ж, печально, если вы так считаете, - Ди окинула взглядом убежище, между тем размышляя, что еще можно взять в дорогу. Глаза уперлись в полузасохший ломоть хлеба. Прикоснувшись было к нему, Диана отдернула руку: вот еще, она же теперь не человек, а, значит, и в простой людской пище не нуждается. Вместо этого она схватила лежащий поблизости золоченый медальон с рубином и накинула его на себя. Быстрым шагом пересекла помещение и остановилась: куда идти дальше?
   - Да-да, мне тоже интересно, куда ты собралась, - ехидно проговорил голос ,пока Ди размышляла.
   Выйдя из пещеры, Диана оглянулась: слева простирались горы с острыми, лысыми вершинами, справа - зеленела дубовая роща и в свете луны казалась самым прекрасным местом на планете. Ди неохотно повернула голову влево и ее взору предстала унылая степь, покрытая скудной желтоватой растительностью, а сзади слышался шум набегающих волн. Боясь, что передумает и свернет к источнику, Ди уверенно зашагала к степи:
   - Сюда.
   - Женская интуиция? - посмеиваясь, спросил голос.
   - Мужественная уверенность, - отрезала Диана. - Что-то вы мне совсем не напоминаете того самого Аллатарго, с которым я так недавно рассталась.
   В ответ голос залился неприятным смехом, причиняя головную боль.
   - Оо, я лишь часть этого мерзкого старика. Чего он только не перепробовал, чтобы в свое время от меня избавиться. Я - удел всех хранителей времени, плата за их уникальный дар, я старше, чем все они вместе взятые. Я...
   - Вы - просто блуждающий дух, не постигший упокоения, - продолжила Ди, срывая по дороге красивый фиолетовый цветок, сверху покрытый приятным наощупь пушком.
   - Хм... хочу отметить, ты довольна умна, по сравнению со всеми предыдущими носителями Пояса Времени, - без намека на иронию произнес голос.
   - Пояса Времени? - переспросила Ди, неосторожно нажимая на стебель цветка, откуда немедленно полилась густая оранжевая жидкость, разъедающая кожу.
   - Цветок смерти. Обычный человек умер бы за несколько минут или получил серьезные увечья. В нем находится сильно концентрированная серная кислота.
   Ди тут же отбросила цветок и с опаской уставилась на руку.
   - Нет-нет, тебе это не грозит, любая рана затянется в течение нескольких минут. Хранителя времени не так-то легко убить, - рассмеялся голос.
   Видимо, Диана пришлась ему по вкусу, и его разглагольствования становились все более поучительными.
   - Так как насчет пояса времени? Что эта за штука такая? - вновь спросила Ди, - Возможно он проявляется, когда хранитель хочет переместиться в какое-либо время?
   - Я уже говорил, что ты умная? Значит, не задавай глупых вопросов, ты сама знаешь ответ на вопрос. Достаточно только подумать.
   Диана зарделась.Едва ли кто-либо за всю ее сознательную жизнь говорил ей столько комплиментов за один только час! А одобрение работе ее левого полушария вообще считала наивысшей из возможных похвал.
   Вдали на горизонте показались странные очертания, быстро увеличивающиеся в размерах. Животное? Растение? Это нечто имело неопределенный вид. Первым, что бросалось в глаза были небольшие закругленные рога, далее шла вытянутая мохнатая морда с человеческими чертами лица и широкими седоватыми бровями, завершало портрет незнакомца длинное, покрытое толстой корой, тело и четыре коротких приземистых лапы.
   Ди удивленно подняла брови:
   - Точь-в-точь, такое животное мне часто снилось в детстве. Оно понимает человеческий язык, верно?
   - Да, но приближаться к нему не стоит, оно не признает людей и довольно агрессивно настроено по отношению к их большинству. Впрочем, рутбейн, как хранитель леса, не станет нападать первым. Чтобы его раз озлить, нужно сильно постараться, - живо отозвался голос.
   Диана, уже не слушая его, стремглав пустилась бежать в сторону рутбейна. И хотя внутри все сжималось от страха, она хотела во что бы то ни стало разглядеть существо поближе. Пожелтевшая трава приятно пружинила под ногами, издавая искушающие ароматы сена. Впервые за несколько лет Ди бежала. Бежала просто так. Не потому, что злющий учитель физкультуры контролировал каждое ее движение, не давая лениться, а для себя, чувствуя при этом небывалое наслаждение. Диана остановилась в паре метров от существа и робко его поприветствовала, но рутбейн совершенно не реагировал, продолжая свой путь и не поднимая морды.
   - Я же говорил. Рутбейн слишком гордое существо, чтобы обращать внимание на обычных людей, - к голосу вновь прибавились ироничные нотки презрения.
   Ди на секунду задумалась, как бы привлечь внимание этого чрезвычайно равнодушного существа. В следующее мгновение она уже обогнала животное и, уперев руки в бока, замерла на месте:
   - Здравствуйте, многоуважаемый! - ее звонкий голос разнесся по окрестностям.
   Рутбейн, не поднимая морды, недовольно проворчал и попытался обойти Ди, но та нагло пресекла его попытки, резко уменьшив несколькими шагами расстояние между ними. Наконец существо выпрямило голову и пронзительно взглянуло на Диану двумя беззащитными голубыми глазами . Они казались неотличимыми от человеческих. Ди, не отрывая взгляда от рутбейна, подняла руку и осторожно прикоснулась к его шероховатой коже. Рутбейн издал грозный, тигроподобный рык и мотнул головой. Но Диана не отступала, проверяя таким образом себя на смелость. Когда сердце уходило в пятки, а взгляд существа выглядел откровенно уничтожающим, Ди уверенно его погладила, с силой прижимаясь к неровностям кожи. Рутбейн попятился и, к удивлению Дианы, усевшись на задние конечности, замер. Ди поняла все без слов и подошла ближе, не отрывая взгляда от рутбейна. Тот продолжал на нее смотреть. Диана готова была поспорить, что в его глазах промелькнуло нетерпение. Лишь только она дотронулась до существа, оно одобрительно заурчало.
   Хранивший все это время молчание голос разразился хохотом:
   - Ну, ничего себе, крошка Ди приручила грозного рутбейна, -отсмеявшись, довольно добродушно произнес он.
   Диана продолжала путь, а рутбейн, как верный пес, плелся следом, изредка отступая в поисках разнообразных цветов, которые затем методично пережевывал, отбрасывая стебли.
   - А разве никто до меня не приручал рутбейнов? Они же такие милашки! - полюбопытствовала Ди, в очередной раз оглядываясь на отставшее существо.
   - Люди прежде всего ищут пользу от иных других существ, а рутбейны мало того, что неохотно идут на контактом с человеком, так еще и корысти от них ноль, только растительность уничтожают. Вероятно, поэтому никто особо и не старался найти к ним подход, - размышляя, произнес голос.
   - Ужасные у вас люди! - горячо выпалила Ди, прибавляя скорость.
   - Люди - они везде одинаковые. Каждый мир является зеркальным отражением этого, но вместе с тем обладает собственной уникальностью, - спокойно заметил голос, вызывая у Дианы противоречивые чувства. С одной стороны, она хотела доказать духу, что все люди разные, и ей встречалось немало хороших примеров храбрости, верности и самоотверженности, а с другой - сколько бы она не пыталась вспомнить, на ум приходили лишь печальные, далеко не положительные примеры. Ди глубоко вздохнула. Уловив ее внутренние колебания, голос ехидно ухмыльнулся, но даже не попытался прокомментировать.
   Небо с каждым шагом светлело и наполнялось той удивительной розоватой свежестью, присущей лишь рассвету. Оно было поразительно чистым, ни одного даже самого маленького облачка не появилось на горизонте. Тихо. Только где-то вдали слышались негромкие вскрики приветствующих утро птиц.
   Взлететь бы с ними, - мечтательно подумала Диана, представляя, как поднимается над степью, восторженно ликуя, издает изящные трели и... споткнулась о булыжник.
   - Неуклюжая получилась бы птаха, - тут же отозвался насмешливый голос.
   Ди обиженно отвернулась в сторону, и ее глаза расширились от увиденной картины: мерно взмахивая крыльями, сияющими золотом, с неба спускался самый настоящий сфинкс.
  
  
   Глава 27
   Вейдензвейг
  
   Не мешкая, Карно сразу же переместился в полукруглый вестибюль клана Вейдензвейг. В длительной телепортации ослабевший Карно едва удерживал груз таинственного прибора, нещадно давившего на его руки, и не дававшего, как следует, пошевелиться. Посадка оказалась не такой мягкой, по крайней мере, для Карно. Тяжелый предмет, выскользнувший при приземлении в вестибюле, свалился ему на грудь, нещадно сдавливая внутренности. Казалось, теперь он весил целую тонну. Кряхтя, Карно кое-как поднялся на ноги, сдерживаясь, чтобы не расшибить ненароком с таким трудом доставшуюся железяку, и огляделся.
   В этом помещении Карно был всего дважды: первый раз - когда его, девятилетнего новоиспеченного воспитанника, с гордостью и приторными ужимками представляла королева Айрена, и во второй - когда по собственной инициативе являлся к Гесте с просьбами облегчить муки Дианы. И всякий раз здание клана Вейдензвейга поражало его роскошной элегантностью. Вестибюль, как одно из наиболее значительных помещений, ошеломляло взгляды новоприбывших обилием предметов, характеризующих сущность клана : каждый уголок пространства кричал о прямой зависимости Вейдензвейга от ивовой ветви. Куда бы не падал взгляд, везде отображалась ивовая символика, будь то живые зеленеющие красавицы, склонившиеся у небольших импровизированных водоемов, или выгравированные золотом и украшенные аметистами их драгоценные подобия. Слева и справа поднимались вверх две лестницы, выгнувшиеся в изящном реверансе рококо и искуссно сплетенные из ветвей ив. Листочки, покрывавшие ветки, будто изумрудная бахрома, глянцевыми волнами спускались на пол. Ни единого человека, застывшего в ожидании приема , ни звука голосов и привычно разносящихся споров, ни мелодичных переливов флейты, приветственно разливающейся при входе - все казалось угнетающе заброшенным и лишенным жизни.
   Пыхтя и отдуваясь, Карно потащил предмет к святая-святых - лестнице, ведущей в зал переговоров Вейдензвейга, в душе проклиная коварных архитекторов, заставляющих измученных посетителей постоянно перемещаться вверх-вниз. Шаги давались с трудом. Не осилив и половины лестницы, Карно рухнул на ближайшую ступеньку и, тяжело дыша, задумался.
   А что, если в этом предмете нет ничего указывающего на улики против Милицы? Вполне очевидно, что так оно и есть. Тогда на что он надеется в таком случае? Что над ним смилостливится судьба и пошлет ему спасение в виде молнии, угодившей в Витольсу? Но даже это не поможет ему восстановить справедливость, разве что Диана сможет выйти из недр пещеры и занять свой законный престол. А что станет с ним?
   Впрочем, собственное будущее на данный момент интересовало Карно наименьшим образом. Собрав все свои силы на последний рывок, Карно едва не прыжками устремился по лестнице. Простая кожаная дверь была гостеприимно распахнута. Не расчитывая на радушный прием, Карно тем не менее решительно вошел в залу.
   - Замри, - в нескольких шагах от него возвышалась худосочная фигура женщины с татуировкой ивовой ветви на лбу и направленным альвасом, готовым в любую минуту разразиться боевыми искрами.
   - Подождите, я все объясню, - прохрипел Карно своим истинным голосом и выпустил альвас на волю. Тот, пролетев несколько сантиметров, приземлился на землю, испуская едва заметные желтые лучи.
   - Вы преступник и будете строжайшим образом наказаны, - отчеканила Геста, буравя взглядом Карно.
   - Погодите вы, если бы я действительно был преступником, то ни за что бы сюда не сунулся, это первое...
   - И вы решили таким образом доказать, что невиновны, явившись ко мне эдаким безобидным прямолинейным юношей? - расхохоталась Геста, лукаво разглядывая Карно.
   - Да нет же, у меня есть доказательства, не зря же я тащил битый час этот дурацкий ящик! - раздраженно ответил Карно, ставя предмет на землю.
   - Оо, вот это уже довольно интересно. И что по-вашему важного может находиться в обычном системном блоке? - строго спросила Геста, снимая свои удивительные очки в форме совиных крыльев.
   - Системном блоке? - удивленно переспросил Карно, - А я думал это приспособление для магических обрядов...
   Геста презрительно ухмыльнулась:
   - Где вы учились, Карно?
   - Нигде... То есть был воспитанником королевы, а наставник Стефано преподавал мне технику ведения боя, - нехотя промямлил Карно, чувствуя себя учеником, не выполнившим домашнее задание.
   - Тогда позвольте поинтересоваться, откуда вы взяли системный блок? Вы посещали параллельный мир?
   - Мне нужны были доказательства, и я телепортировал в жилище Милицы.
   - В поисках доказательств вы нарушили еще несколько законов, - чопорно заметила Геста, - Но я никогда не ставила под сомнение вашу причастность к произошедшему. Как по мне, вы всегда были недостаточно логичны в своих поступках и размышлениях, поэтому никоим образом такого бы не совершили, - немного смягчившись, добавила она.
   - Мне сказала Глория...
   - Да-да, она это сделала по моему указанию. Вам стоило некоторое время скрываться, а далее, я уверена, мне бы удалось замять это досадное обстоятельство, и все вернулось бы на круги своя. Но вы, как обычно, поступили безрассудно. Ладно, давайте сюда ваш блок и убирайтесь, пока не пришли другие члены Вейдензвейга, - Геста потянулась было, чтобы забрать предмет, столь ценный для Карно, но тот поднял вверх руку, давая понять, что разговор еще не закончен.
   - Остальные члены клана подкуплены Милицей и Витольсой, верно? Ведь именно поэтому вы посоветовали мне немедленно скрыться? - внезапно осенило Карно, и он застыл в неудобной позе, боясь пошевелиться и прослушать ответ.
   - Именно так, и вам с Дианой будет лучше держаться вместе, - не терпящим возражения тоном быстро произнесла Геста, забирая системный блок, - Спасибо за помощь, а теперь свободен, - она повелительным жестом указала на дверь.
   Не смея противоречить, Карно молча зашагал к выходу, сдерживаясь, чтобы не крикнуть.
   Какой же я дурак. Закусив губу, он шарахнул ногой по двери и быстрым нервным шагом устремился к лестнице. Но под лестницей его ждал сюрприз.
   Анаит, Лунэстель, Элоис, Марлуна, Маргонта и примкнувший неподалеку Тигор - все, как один, скрестив руки на груди, неподвижно стояли в ожидании. Карно запаниковал: одно дело нести на руках тяжеленное доказательство и надеяться на справедливый честный суд, а другое заранее знать, что все его жалкие попытки спасения предопределены. Мысленно посчитав до трех, он попытался казаться уверенным.
   - Здравствуйте, уважаемые, вот вас то я как раз и искал, - нарочно оттягивая время, произнес Карно, в голове просчитывая вероятные варианты побега:
   а) попытаться вызвать альвас и уповать на чудо - вероятность удачи = 0,01, в случае провала - немедленное взятие под стражу;
   б) попытаться рассказать, что же произошло на самом деле - вероятность - та же, что и в предыдущем вари анте;
   в) попытаться прикинуться наивным дурачком и сбежать при первом удачном случае. А что, по крайней мере один процент удачи гарантирован, а там уж видно будет.
   При этой мысли Карно дружелюбно осклабился, впрочем, улыбка показалась больше ужасающей, нежели миролюбивой.
   Вперед шагнула Анаит - сильнейший член клана, отвечающий за правопорядок:
   - Мы не склонны разводить длительные дискуссии с преступившим закон. Лучше сдавайся добровольно, - угрожающе произнесла она, тряхнув длинными синими волосами.
   - Я всегда восхищался такими обворожительными девушками, взявшими на себя непомерно необъятную ответственность за благосостояние страны на свои хрупкие прелестные плечики, - попробовал применить чары обаяния Карно.
   Но был тут же резко пресечен.
   - Хватит вешать лапшу на уши, - не выдержала Элоис, которая никогда не уделяла достойного внимания своей внешности и всегда пресекала любые попытки ее прокомментировать. По взмаху руки Анаит альвасы всех шестерых отделились от груди и застыли в готовности действовать.
   - Понял, не дурак, - с натянутой улыбкой произнес Карно, спускаясь вниз, - А за добровольное признание, скидка полагается?
   - Я спою тебе колыбельную в уютной пещерке, отгороженной парой десятков заклинаний от побега, - залилась звонким смехом Марлуна, подмигивая незадачливому преступнику.
   - Мне бы лучше пару тарелок супа навернуть, - мечтательно сказал Карно, очень своевременно вспомнив, что не ел несколько дней подряд.
   Едва он переступил последнюю ступеньку, как десять рук мигом обплели его тело ивовыми побегами, магическим образом накрепко закрепляя импровизированные оковы. Все кончено, - пронеслась в голове Карно отчаянная мысль. И в следующее мгновение он уже постепенно погружался в сон. Вдалеке все еще слышались насмешливые фразы Вейдензвейга, но, как ни боролся его мозг, Карно неумолимо уносило во тьму. Только бы с Дианой ничего не случилось, - последняя угасающая мысль нестерпимой болью прокатилась по всему телу и сознание Карно отправилось бродить по неизведанным уголкам царства ночных видений.
  
  
   Глава 28
   Все кончено
  
   Рутбейн оказался очень боязливым созданием. Едва сфинкс спикировал вниз, он тут же скрылся за ближайшим деревом и более не пытался вернуться к своей новоиспеченной хозяйке. А Ди вот уже битый час пыталась найти общий язык с внушительным существом, но сфинкс хранил молчание, своим яростным взглядом, казалось, хотел ее испепелить. Попытки пройти заканчивались всегда одним и тем же: прекрасное женское лицо искажалось в омерзительной гримасе и, испуская пронзительный львиный рык, било крыльями, преграждая дорогу. Помериться силой с чудо-животным Диана не решилась, и под раскатистый смех голоса уселась невдалеке, пытаясь придумать хоть какой-нибудь план. Сфинксы, в понимании Ди, всегда ассоциировались с чем-то мудрым, чрезвычайно разумным, знающим ответы на совершенно невероятные вопросы. А это злющее подобие не только не хотело вступать в познавательную дискуссию, но даже и не пыталось, как в многочисленных мифах, задать ту самую сложную загадку, за которую полагалось расплачиваться жизнью.
   - Ну, что ты смеешься, - раздраженно буркнула Диана, когда ее терпение начало продвигаться к стремительному финишу, а голос, очевидно давно знавший ответ, продолжал нагло насмехаться.
   - А я уж подумал было, что ты умная, - иронично ответил он, а в голове Дианы все еще продолжали слышаться раскаты хохота.
   - Мог бы и помочь, если я настолько тупа, - разминая поднятую с земли травинку, сердито произнесла Ди.
   - Пожалуй, я еще немного погляжу на это представление, - фыркнув, голос вновь залился смехом.
   Диана угрюмо поднялась и поглядела на сфинкса. Тот в ответ настороженно привстал, готовый в любой момент кинуться. Но Ди молча побрела в сторону, подбрасывая ногой мелкий камушек, так кстати оказавшийся поблизости. Интересно, сколько же времени пролетело с тех пор, как она покинула родной мир, наверняка уже не меньше месяца.
   - Точно, время! - радостно вскрикнув, она вернулась к тому самому месту, где несколько минут назад сидела.
   - Неужели, наконец, дошло, - прошелестел голос.
   Кивнув, Диана попыталась вспомнить последние слова Аллатарго. Он кажется говорил, что нужно расслабиться и довериться ощущениям. Да, и еще, что не стоит менять ход событий. Но ведь именно сейчас необходимость в этом и появилась!
   Закрыв глаза, Ди попыталась расслабиться, но перед глазами, как назло, пробегали картинки из воспоминаний.
   - Не думай, - громко одернула она себя и замерла. К своему удивлению, едва Ди удалось отогнать все лишние мысли, даже с закрытыми глазами она увидела. Увидела, как легкий ветер нежно касается ветвей неизвестного дерева, и как каждый бутон рассыпанных по округе фиолетовых цветов постепенно распускается, напитываясь разлившейся повсюду золотистой энергией, как теплое ласковое солнце затягивает мрачная сизая туча. Только в отличии от своего обычного зрения картина выглядела более полной, она видела все сразу и каждое в отдельности. Лучи энергии притягивались к ней, будто к магниту, приятными волнами просачиваясь в тело.
   - Вернуться до прилета сфинкса, вернуться до прилета сфинкса, - пылко шептала Диана, сложив в молитвенной просьбе руки. Но ничего не происходило, лишь ветер, поменяв направление, дул теперь в ее сторону, холодными волнами окатывая тело. Повинуясь лишь одной ей ведомому чувству, она медленно пошла навстречу ветру, каждой клеточкой кожи ощущая его леденящее дыхание: гордо вздернутая голова, откинутые назад волосы, обнажающие шею и полностью расслабленные до локтей, полусогнутые руки, застывшие, точно выпущенные кошачьи когти. В этот момент она выглядела да и ощущала себя полусумасшедшей, но ветер не давал задумываться о происходящем, подгоняя Диану. Жар, вырвавшийся изнутри, разъедающими волнами прокатился по телу и застыл в руках, расширяясь и уплотняясь. Пояс хранителя, проявившийся из ниоткуда, возвещал о том, что она готова действовать.
   - Только не медли, - шепнул голос, а руки, крепко обхватившие его с обеих сторон, уже заставляли мозг концентрироваться на единой точке возврата. Золотистая искра отделилась от полупрозрачного хрустального пояса и соединилась с Ди, в то время, как пояс Времени таял, рассыпаясь сухим желтоватым песком. Искра волчком завертела хранитель ницу, и она, борясь с позывами тошноты, пыталась следить за происходящим. В ускоренном темпе пролетали облака, день сменялся утром, утро рассветом. Недоумевающий сфинкс, повинуясь силе времени забавно пятясь и яростно взвывая, полетел назад. Тишину вновь наполняли звуки просыпающихся птиц и...
   - Стоп, остановись, - скомандовал голос. От неожиданности Ди, не совладав с собой, ничком упала на прохладную, влажноватую от росы траву. И не в силах более сдерживать подкатившийся к горлу ком, тут же освободила содержимое желудка, из которого струями вырывалась золотистая жидкость и тут же испарялась, превращаясь в клубы сероватого дыма. Диана испуганно вскочила, изумленным взглядом провожая непонятное вещество.
   - Что это было? - выдохнула она.
   - Чистейшая энергия, - спокойно ответил голос, - Лучше поторопись, а то пропустишь возвращение златогривого принца.
   Ди послушно устремилась к тому месту, которое так доблестно защищал сфинкс. Но едва она ступила на траву, полулев-получеловек вновь возник, только на этот раз из ниоткуда и, как прежде, грозно зарычал, едва не касаясь лапами лица Дианы.
   - Взгляни на него истинным зрением, - подсказал голос.
   Ди закрыла глаза и вновь попыталась войти в то самое расслабленно-сосредоточенное состояние.
   - Иллюзия?! - ликующе-утвердительно воскликнула она. И все сразу встало на свои места. Так вот почему в прошлый раз она видела все, кроме него.
   - Но почему ты сразу не сказал? Зачем заставил перемещаться? - возмущенно спросила Диана.
   - Ну, во-первых, ты должна думать своей головой, а не позволять решать за себя, а во-вторых...
   Ди обиженно фыркнула, давая себе слово впредь быть осмотрительней и, глядя в глаза сфинксу, смело шагнула на него, твердо уверяя себя, что это всего лишь фантом. Как и полагалось, сфинкс оказался совершенно бестелесным, точно призрак, лишь неприятный холодок на мгновение овеял тело.
   - А во-вторых, - вновь поучительно продолжал голос,- ты освоила полезный навык, научившись, наконец, управлять своим даром.
   Будто по мановению волшебной палочки, невдалеке показался величественный замок, все его стены покрывал изумрудный настил, состоящий из живых ивовых ветвей, а купола трех высоких башен венчали огромные статуи королевы.
   Очевидно, именно так выглядит Витольса, - подумалось Ди, -
   Длинный орлиный нос, узкие губы, сердитое выражение миндалевидных глаз и объединяющее все это пухлое, со следами целлюлита лицо.
   - Интересно, считает ли эта дамочка себя привлекательной? Лично мне она уже заочно кажется мерзкой, - вслух произнесла Диана, то ли размышляя, то ли ища у голоса моральной поддержки.
   - Сама-то как думаешь? Стал бы человек с адекватной самооценкой вешать на башни скульптуры с собственной физиономией? - лениво растягивая фразы, ответил голос.
   Слова были излишни. С приближением замок становился все выше и выше, казалось, он упирается прямо в небо. Густые белые облака, наполовину скрывающие статую королевы, делали общий вид замка значительно привлекательней. Если бы не множество черных точек, сгустившихся внизу, величественное здание издалека можно было бы принять за зеленую гору или того хуже за замаскированного густыми зарослями великана. От таких нелепых, но ужасающих фантазий Ди содрогнулась.
   - Наверное, стоит для начала разведать обстановку, - негромко произнесла она в пространство, спускаясь с холма и оглядываясь в поисках укрытия.
   Метрах в десяти от замка, на первый взгляд, в хаотичном беспорядке были разбросаны большие, с половину человеческого роста, валуны. Но, подбежав ближе, Ди заметила, что они плотным кольцом окружают небольшой, но достаточно широкий помост.
   - Для проведения особо секретных ритуалов, - прочитав ее мысли, отозвался голос.
   Скопление черных точек оказалось ничем иным, как людьми, одетыми во мрачные мантии и высокие сизоватые головные уборы. Они располагались по обеим бокам ко входу замок и строго по линиям. Ди хотела было посчитать количество линий с одной стороны, но сбилась, дойдя до десяти. Несмотря на столь строгий порядок и неукоснительное его выполнение, площадь шумела, будто рынок в летнее субботнее утро.
   Диана поудобнее, на сколько это было возможным при ее далеко не маленьком росте, устроилась за камнями и, прильнув к ним, принялась смотреть в небольшой зазор между ними. А толпа между тем начала скандировать. Его имя, - Диана взволнованно задышала, - Неужели Карно схватили? Это все из-за меня. Если бы он мне не помогал, Витольса не стала бы за ним охотиться.
   - Витольса, - с ненавистью произнесла Ди, сжимая кулаки и порываясь бежать.
   - Не будь глупой. Безрассудно идти против тысячи людей. Имей силу ожидать, - быстро произнес голос, эхом отдаваясь в мозгу.
   Глубоко вздохнув и с силой закусив губу, Диана продолжала всматриваться, пока очертания не стали расплываться перед глазами.
   А может... С испугом и надеждой подумала она, боясь даже закончить мысль.
   Ди закрыла глаза и поглядела на все истинным зрением. Но, увы, толпа так и продолжала стоять и шумно перекликаться громкими возгласами. К ней добавилось еще нетто: королева, появившаяся из ниоткуда и величественно идущая в живом коридоре по направлению к замку. За ее длинным ярко-красным платьем тянулся шлейф из сияющих золотом звезд, который несла...Милица. Дойдя до стен замка, Витольса обернулась и изящным взмахом левой руки выпустила длинную ивовую ветвь. Милица предусмотрительно скрылась за спиной королевы и слащаво улыбалась, вероятно ощущая себя всеми уважаемой особой.
   Росший вблиз укрытия Дианы толстый столетний дуб затрясся, а вместе с ним затряслась и вся находящаяся поблизости земля. Ди ухватилась за камни и замерла: то ли от вида обезумевшего дуба, то ли от неизвестной опасности, которую он мог в себе внести. Благо валуны весили немало, хотя была и большая вероятность того, что они так долго не протянут, и Диана покатится вместе с ними вниз с крутого холма.
   Тряска прекратилась - дуб с обнаженными, угрожающего размера корнями, будто великан, шел, медленно переваливаясь и шумно касаясь земли. Великан даже не заметил, как ненароком задел один из валунов, и тот, набирая скорость, ринулся прямо в толпу. Крики, паника - и слаженный ряд чинно стоящих людей превратился в гудящий муравейник.
   - Прекратить, - визгливо завопила королева, и все постепенно замерли, наполняя пространство чудесной тишиной. Между тем дуб дошагал до середины живого коридора и, закопав свои гигантские корни, как ни в чем не бывало застыл.
   - Здесь, - вновь подала свой фальцетный голос Витольса, - Именно на этом месте сегодня вечером произойдет казнь. Преступник понесет заслуженное наказание.
   Толпа отозвалась одобрительным гулом, а королева, залившись пронзительным смехом, вновь взмахнула ивовой ветвью. На этот раз жест предназначался не древнему дубу, а чему-то иному. Сначала из воздуха показался фейерверк из зеленых искр, а уж потом вынырнули шесть незнакомых фигур. Пять из них были статными привлекательными девушками, позволившими себе обрядиться в платья разнообразных цветов и оттенков, на каждой из которых на груди серебряным символом выделялась ивовая ветвь с камнями из аметиста, до боли напоминавшая разбившийся медальон Дианы. На заднем фоне этих красавиц затерялся блеклый, ничем непримечательный мужчина средних лет, как и толпа, одетый в черную мантию и сизый головной убор. Девушки расступились, открывая еще одного человека.
   - Карно! - пронзительно вскрикнула Диана, но крик ее потонул в толпе, вновь начавшей скандировать его имя.
   Ничто не осталось от того гордого независимого Карно, коим он представал перед Дианой, теперь его можно было окрестить лишь синонимом "жалкий". Весь оплетенный ивовыми побегами, он в бессознательном состоянии, не шевелясь, лежал на траве. Переглянувшись, две девушки взяли его под руки и небрежно потащили в толпу. Живой коридор ликовал, бушевал аплодисментами и взрывался оглушительным смехом. Не в силах сдержаться, Ди заревела, провожая взглядом исчезающую в дверях замка фигуру.
   "Все кончено, все кончено", - билась единственная в голове мысль, и отчаяние мерзкими волнами прокатывалось по телу. Теперь она не хотела, да и не желала убивать Витольсу, просто из-за того, что и думать даже не могла о королеве в эту самую минуту.
   - Карно, Карно, - повторяла она полу шепотом, и слезы продолжали градом катиться из ее глаз.
   - Перестань ныть, - раздраженно откликнулся голос. - Лучше подумай над планом.
  
  
  
   Глава 29
   Победа или поражение?
  
   Поправляя свой новенький черный смокинг, Карно придирчиво осматривает себя в зеркале и довольно хмыкает. Чьи-то нежные руки заботливо поправляют воротник. Он накрывает руку ладонью и оборачивается - перед ним стоит сияющая Диана, одетая в роскошное изумрудное платье, что так прекрасно оттеняет ее ярко-зеленые глаза. Сегодня она удивительно прекрасна: длинные черные волосы тщательно накручены и уложены замысловатыми волнами, а глаза, слегка подведенные тонкими стрелочками, с радостью взирают на него.
   - Дорогая, ты прекрасна! - искренне выдыхает Карно, а она, залившись легким румянцем, скромно отводит глаза.
   Карно галантно подает руку, и вот уже небольшую уютную залу наполняет его любимая романтическая мелодия. Они кружатся в старом добром вальсе, не отрывая друг от друга восторженного взгляда. Ди все быстрее и быстрее увлекает его в вихрь изящных па.
   Счастье, вот, что такое истинное счастье, - улыбается Карно.
   - Карно, Карно, проснитесь же, - откуда-то издалека доносятся слова.
   - Не сейчас, пожалуйста, не сейчас, - жалостливо отмахивается тот, не желая покидать полюбившуюся сказку. Но до боли знакомый голос продолжает настойчиво к нему взывать. Наконец, Карно, сонно потягиваясь, открывает глаза.
   Низкие деревянные стены и огарок свечи, прямо перед его лицом. Карно поднимает глаза чуть выше и едва не вскакивает с кровати:
   - Диана! Где я?
   - Вы в замке, вечером вас собираются казнить, - шепчет Ди, прикладывая палец к губам.
   - А как здесь оказалась ты? Ты ведь должна быть у Аллатарго... - непонимающе спрашивает Карно, тут же переходя на телепатическую связь.
   - Оо, это долгая история. Давайте я как-нибудь в другой раз вам ее расскажу. Нам нужно уходить отсюда, пока этот не очухался, не хочется его убивать, - Ди бросила выразительный взгляд на валяющегося при входе стражника.
   - Неужели это совершила та самая капризная принцесска, которую я оставлял у друга? Невероятно, - в глазах Карно читалось восхищение, и Диана невольно залилась краской.
   Карно попытался подняться и охнул, садясь обратно на кровать.
   - Вы не можете идти? - испуганно спросила Ди, не отрывая встревоженного взгляда от Карно.
   - Прости, детка, но тебе придется оставить в покое измученного жизнью старика, - немного грустно усмехнулся Карно, вновь откинувшись на кровать.
   - Глупости! - раздосадованного воскликнула Диана, - Я вам помогу!
   - Да зачем я тебе сдался? Ты, вижу, и без меня не пропадешь.
   - Вы же спасли мне жизнь...
   - То есть, ты хочешь мне помочь, только потому, что однажды я спас тебя?
   Диана молча кивнула, наивно глядя на Карно. Что же, пришел черед включать свою изобретательность, - подумал Карно.
   - Я не такой благородный, как тебе кажется, детка. Я пообещал Айрене позаботиться о ее дочери, а также помочь освоиться в нашем мире, вот и выполнял поручение. А теперь иди, тебе не стоит обо мне так волноваться, - не моргнув, спокойно соврал Карно, мысленно ставя себе жирную пятерку.
   - Я вам не верю! - выкрикнула Ди, но слеза, покатившаяся по щеке выдавала противоположное.
   - Тебе жаль себя? Но такова жизнь, - попытался придать голосу как можно больше равнодушия Карно.
   Неожиданно для Карно, да и, вероятно, для самой себя, Диана смахнула слезу и произнесла:
   - Мне безразлично, кому и чего наобещали, но вы выполнили свое обещание. а я выполню обещание, данное себе, и помогу выбраться вам, - Ди схватила Карно за руку и неожиданно сильно потянула.
   Тот нехотя встал, а Диана, подняв валявшуюся на полу рубашку, накинула ее на Карно. Этот жест напомнил ему сон, и все внутри странно сжалось, разливаясь по всему телу одновременно тревогой и облегчением. Диана выбежала первой и, проверив обстановку, вернулась к Карно, уже одетому в свою неизменную рубашку.
   - Никого, - шепнула она и, поддерживая Карно, у которого невольно из груди вырывались стоны, шагнула к выходу. Карно настолько ослабел, что едва перебирал ногами, но мужественно делал вид, что он в состоянии передвигаться самостоятельно. Зачем я только дал себя уговорить. Теперь чувствую себя полным ничтожеством, - скрежеща зубами от безысходности, думал Карно.
   Ди выглядела отстраненной, и Карно казалось, что именно сейчас она придумывает способ поскорее от него отделаться. Поймав его взгляд, Диана потупилась, еще более уверив Карно в собственной догадке. Они свернули за очередной поворот и осторожно двигались по широкому темному коридору. Карно чувствовал, что Ди начинает выдыхаться, и им овладела всепоглощающая ненависть к себе.
   - Оставь меня здесь, я же вижу, ты едва держишься. Уже и сама не рада, что со мной связалась, - едко процедил Карно, останавливаясь на полушаге.
   В ответ Диана разревелась, левой рукой размазывая нахлынувшие потоки слез. Карно, робко коснувшись рукой, помог вытереть льющиеся капли. Но Ди от его прикосновений зарыдала еще сильнее.
   - Прости, я не хотел, - успокаивающе передал Карно, не в силах более смотреть на женские слезы.
   - Да как вы не понимаете! - всхлипнула Ди, - Вы...вы мне дороги. Именно поэтому я и пыталась вам помочь, а вы...
   - Мне сегодня снился странный сон: мы кружились в вальсе и ты...мы выглядели совершенно счастливыми. Когда я проснулся, первой моей мыслью было повторить все это в реальности, - неожиданно для себя выдал он.
   Диана изумленно поглядела на него, смахивая растекающиеся слезы.
   - Прости, глупость сказал, - резко отвернувшись от Ди, он принялся вглядываться в темноту. - Долго еще идти?
   - Нет, коридор заканчивает вон там, - она неопределенно махнула рукой и, взглянув на Карно, тут же отвернулась, скрывая неловкость.
   Каждый шел молча, не решаясь перейти границу недосказанности. Диана прерывисто дышала, тем самым, как ни старалась, не могла скрыть напряжения и волнения. Карно же грустно считал шаги, прикидывая сколько еще протянет прежде, чем свалится как подкошенный. Наконец, Диана вывела Карно через дверной проем, и потоки дневного света устремились на благодарно подставленные лица. Карно почувствовал прилив сил, и его глаза вновь озарились привычным блеском.
   - Свобода, - облегченно выдохнул он и самостоятельно шагнул вперед.
   Следующее мгновение Диана запомнила надолго. Сотни алых искр, разом выстреливших, попадают в Карно. Крик боли эхом разносится, отбиваясь от стен замка. Но он чудом удерживается на ногах и, собрав последние силы, выкрикивает: "Прячься!", закрывая Диану собственным телом. Следующий поток искр сбивает его с ног.
   - Карно, Карно, - отчаянно восклицает Диана, наклоняясь над ним. Боль, невероятная всепоглощающая боль пронзает каждую клеточку тела. Сердце все еще стучит, но иначе: медленно, гулко и, кажется, с каждой минутой удары становятся все тише.
   - Убийца! - судорожно всхлипывая, Ди оборачивается и обезумевшим взглядом встречает выходящую из тени Витольсу в окружении стражи.
   - Зачем ты это сделала? Чего ты хотела этим добиться?
   Витольса повелительно взмахивает рукой, и слуги замирают в готовности в любой момент продолжать столь неравный бой.
   - Вообще-то моей целью была ты, а он ловушкой, приманкой не более. Вот теперь я достигла, чего хотела, через мгновение ты умрешь, и впредь у меня не будет соперниц. Я стану полноправной королевой, - холодно молвит Витольса, заливаясь мерзким смехом.
   - Соперницей? Мне не нужно твое королевство, а власть тем более. Ты убила его, убила, ненавижу, - в ярости восклицает Диана. Боль, отчаяние и невыносимая безнадежность сплетаются в плотном коконе безрассудства.
   Что значит смерть? Освобождение и конец мук, душевных и физических. Она готова ее принять, ибо здесь ей более нечего делать. Словно прочитав ее мысли, королева визгливо вторит:
   - Что вы ждете? Убейте, убейте ее!
   Как в замедленной съемке, она видит град красных искр, но не пытается от них укрыться.
   - Все равно, уже все равно, - шепчет Диана и, не смея отвернуться, с широко открытыми глазами встречает свой конец. Она падает и затихает. Искры продолжают сыпаться, словно кровавый снег.
   - Ну вот, и с нею покончено, - удовлетворенно произносит королева, - Сегодня все получают щедрую прибавку к жалованью.
   - Пора, - громко произносит голос.
   - Умри-и-и, - громкой волной разносится голос. В этот мысленный импульс Диана вкладывает всю свою ненависть и боль.
   Взметнувшийся золотой шар энергии неумолимо несется в Витольсу. Испуганный поворот головы, и полные ужаса глаза - все то, что отделяет королеву от неминуемого. В следующую секунду шар касается королевы и взрывается, целиком поглощая ее фигуру взвившемся пламенем, а заодно и крики ее агонизирующего окружения.
   - Только одного ты не учла, что я бессмертна, - задумчиво говорит Диана, провожая равнодушным взглядом чьи-то полусожженные останки.
  
  
   Эпилог
   Письмо в вечность
  
   Дорогой Карно! Я знаю, ты никогда не прочтешь этого письма. У меня есть удивительный дар, с помощью которого я могу возвращаться в прошлое, но мой дар имеет один огромный минус - он не может вернуть к жизни мертвых.
   Ты помог мне узнать цену жизни. Цена твоей жизни для меня безмерно велика, впрочем, что я такое говорю - она бесценна. Ты погиб, и, как это ни печально, но именно таким образом, ты помог мне полностью разобраться в собственных чувствах. Все это время меня волновали совершенно глупые вопросы. Я хотела выжить, хотела править королевством, хотела стать сильной, смелой, безрассудной, но как же сильно я ошибалась. Ведь все это время моим смыслом был ты. Я должна была вовремя это разглядеть, но, к сожалению, теперь уже слишком поздно. Возможно, у меня хватит смелости наведаться в прошлое и сказать те три заветных слова, озвучить которые я не решилась.
   Я не скажу тебе "прощай", потому что верю в существование загробной жизни. Уверена, вскоре мы там обязательно встретимся, и тогда уж точно не упустим своего шанса. Знаю, ты стал бы отговаривать меня от смерти, но я уже все решила. Мне незачем больше существовать, единственное, что не дает мне сделать это прямо сейчас - долг. Но, как только я найду подходящего человека и передам ему свой дар, я не буду медлить.

Я не прощаюсь, а говорю: о скорой встречи!" Твоя Диана

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Суббота "Наследница Альба "(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 3"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) К.Демина "Разум победит"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) М.Олав "Мгновения до бури. Выбор Леди"(Боевое фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Раба для моих забав. ArdencyМоя другая половина. Лолита МороПомни меня...1. Альбина Новохатько IПризрачный остров. Калинина НатальяХолодные земли. Анна ВедышеваМонсТР из-под кровати. Кароль Елена / Эль СаннаКосмолёт за горизонт. Шурочка МатвееваСвидание на троих. Ева АдлерЭкс на пляже. Вергилия Коулл / Влада ЮжнаяТурнир четырех стихий-3. Диана Шафран
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"