Меркулов Алексей Сергеевич: другие произведения.

Осколки ненависти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда-то давно, на форуме домашней локальной сети, началось вполне заурядное "виртуальное приключение", с эльфами, и прочим безобразием. Впрочем, приключение быстро заглохло, в связи с тем, что двое основателей взяли настолько высокую планку, что остальным стало просто не интересно.
    Позднее, перед смертью форума, накопленный материал был мной собран переработан, от первоначального содержимого осталось не более 50%, но во что-то внятное - текст так и не вырос...
    Несколько лет спустя, после прочтения нескольких книг серии "Девятимечье" от Иара Эльтерруса, мне вспомнилась эта заготовка, коя была очередной раз переделана (от изначального текста осталось 3 персонажа, поменявшие имена, характеры и окружение), и вполне жизнеспособно стала развиваться...
    Итак... Параллельная Земля, аномальная реальность, проблемы галактики "Девятимечье" могут эту реальность уничтожить... И конечно сама галактика. Здесь своего хранителя - не предусмотрено...
    ### проды - нет. Да, у меня что-то написано, но выкладывать ЭТО сюда - мне совесть не позволяет...


  
   Осколки ненависти.
   С претензией на одну из книг цикла "Девятимечье", Иара Эльтерруса.
   Меркулов Алексей.
  
   Империя Хатраприн: Существует более пяти тысячелетий. Цитадель Ордена Сеятелей Возмездия.
   Крупнейшие города:
   Йард - столица Империи.
   Вельд - культурный центр.
   Нойд - столица Ордена.
   Известные люди:
   Тайлос - наследный принц. Маг Предела.
   Грайг Дорадо фон Вахмутузер - барон, низвергатель авторитетов, "большой любимый мозоль" всего высшего света Йарда.
  
   Восточные Владычества: отдельные карликовые государства с единой армией и подобием сената.
   Владычества:
   Аз'ан - Центральное владычество, самое большое, именно здесь создаётся армия, заседает юния, являющаяся подобие сената.
   Фа'йл
   Са'ск
   Аст
   Сард
   Кардо
   Ба'ан
  
   Северные варвары: Самоназвание - Аркания. Народы северных земель, живущие частично - кочевой жизнью, частично - в больших посёлках. Централизованной власти не имеют, являются крайне самосоциализованными, при этом имеют крайне высокую моральную планку, а потому верховной власти, в нашем понимании, не имеют. Все вопросы решаются предводителями племён и старейшинами городов. Движутся к биоцивилизации, сторонятся цивилизационных веяний Хатраприна, а потому - соседями воспринимаются как дикари.
   Города:
   Аркан - единственный крупный город варваров, построен на границе с Империей, для торговли.
  
   Южный архипелаг: Земли, отрезанные от Материка рифами, и течениями. За последнюю тысячу лет, ни один смельчак, рискнувший добраться до них - не вернулся.
  
   Драконьи горы: Группа горных пиков, поднимающаяся из вод в центре океана. Остатки континента драконов, погибшего во время великой войны.
  
   Материк: Основной и единственный континент планеты. Формой напоминает Северную Америку, без Аляски.
  
   Орден Сеятелей Возмездия: Создавался для противостояния власти магов. Тысячу лет назад истребил всех архимагов и с тех пор ставит себя как посредника между высшими силами и народом.
   Крупнейшие фигуры Ордена:
   Швейн - Магистр полного посвящения Ордена Сеятелей Возмездия. Прозван народом "Справедливым", за дотошность и принципиальную неподкупность в решении спорных вопросов. Является главой Ордена в Нойде.
   Итор - Магистр полного посвящения Ордена Сеятелей Возмездия. Занимает высшую ступень иерархии ордена. Является главой Ордена в Йарде. (Тут начинается наиболее интересный момент. С одной стороны, Итор является главой Ордена в столице империи Хатраприн, а с другой - Швейн является главой Ордена в Нойде, из какового Орден и вышел. В момент зарождения Ордена об этом никто не задумывался, а со временем сложилась нынешняя структура, когда "каждый тянет одеяло на себя".)
   Цериус - Магистр полного посвящения. Преемник Швейна. Прославился своим нравом и жестокостью. В народе носит имя "Мясник".
   Ринган - Инквизитор-искатель из Нойда. Один из немногих, обладающих Чувством Истинного Пророка.
  
   Орден Убийц: Древняя организация, тренирующая абсолютных воинов, способных в одиночку справиться с небольшим гарнизоном. История ордена не помнит случая, чтобы высшие скрытни работали в паре.
   Мастер - Глава ордена. Согласно традиции, глава не имеет имени.
   Айвэн - Лучший убийца Империи.
  
   Гильдия Воров: Древнейшие хранители знаний. Если каких-то сведений не сохранилось в гильдии - можно с уверенностью сказать, что их не сохранилось нигде.
   Лорд Дэмиан - Глава Гильдии Воров.
   Кэст Лозо - Первый вор Империи.
  
   Хранители: Хранители древней истины и знаний о девяти камнях ненависти.
   Лорд Дэмиан - Глава Гильдии Воров.
   Мастер - Глава Ордена Убийц.
   Родим - Зажиточный фермер.
   Кэст Лозо - Был посвящён в Хранители Дэмианом, как средство противодействия Мастеру.
  
   Все единицы измерения привязаны к привычным для нас метрическим значениям. Все события - реальны, все совпадения имён и названий - предумышленны. Всё описанное ниже, действительно имело место быть на одном из перекрёстков бесконечности мироздания...
  
  -- Пролог
  
   Человек, одетый в высокие дорожные сапоги и серый от пыли дорожный костюм, снова развернул большую карту местности и огляделся. Вход в давным-давно заброшенную шахту должен был быть где-то рядом. Буквально через мгновение его взгляд упал на небольшое, чуть заметное черное углубление в основании холма, поросшего растительностью. По всей видимости, это и была его цель.
   У входа в пещеру его уже ждал проводник. Проводником оказался... гном. Гномов считают вымирающим народом. Даже просто увидеть одного из древних творцов горных недр - большая редкость, а уж чтобы гном был проводником...
   - Меня зовут Дашир, - хрипло представился невысокий крепыш. - Не знаю, что ты забыл в этой шахте, но я тебя проведу. Не отставай.
   Не теряя времени, проводник зажег масляный фонарь и нырнул в тёмный зев шахты. Тут же из темноты донёсся предупреждающий голос гнома.
   - Будь осторожнее, здесь всё держится на корнях и честном слове.
   Внутри было очень тесно. Возможно, раньше пещера и принадлежала гномам, но с тех пор прошли сотни лет, и только потому, что древние мастера делали свою работу "на совесть", она до сих пор держалась. Штрек уходил все глубже и глубже, воздух вокруг становился все более затхлым, но проводник бодро шагал впереди, внимательно оглядывая стены древней постройки. По всей видимости, он отлично ориентировался в этом лабиринте, как и любой из его народа. Врождённое чувство направления всегда вело их по самому безошибочному маршруту.
   Примерно через полчаса путники добрались до вертикального тоннеля, который, по словам Дашира, вёл в нижние галереи. На стене виднелись отдельные следы от канувшей в лету канатной системы. К сожалению, воспользоваться этим древним твореньем было невозможно, оно сгнило века назад. Вместо этого путники полезли в дорожные мешки за верёвками.
   Быстро опустившись на самые нижние уровни, странная парочка продолжила свой путь.
   - Осталось совсем немного, - подбодрил гном. - За тем поворотом начинается большая каверна. Дальше дороги нет, всё осыпалось задолго до моего рождения.
   - А сколько тебе лет? - бесцветным голосом поинтересовался человек.
   - Много, - засмеялся гном, - больше пятисот.
   После чего неожиданно замолчал.
   За очередным поворотом открылся огромный грот с великолепными каменными колоннами и неясным кристаллическим свечением от легендарных люминофорных кристаллов. Каждый из них стоил больше, чем иной город, они были голубой мечтой многих искателей сокровищ, но человека они не интересовали.
   Дашир остановился у входа и заявил, что дальше не пойдёт.
   - У всех есть свои правила. Мне туда нельзя. Ты - можешь рискнуть, но я бы предпочёл, чтобы ты прямо сейчас повернул обратно. Мы очень не любим эту шахту.
   - За что?
   - Не знаю, - развёл руками гном, - её построили настолько давно, что даже у нас не осталось записей. Говаривают, что однажды здесь сошлись девять великих магов...
   - Архимагов?
   - Каких ещё архимагов? Это были истинные маги, покорители времён и пространств, они обладали силой самого творца! Они пришли в этот зал... а потом ушли. Никто не знает куда... Но после того, эти шахты были покинуты.
   - Красивая легенда, - вежливо улыбнулся человек, - а насколько она правдива?
   В ответ гном снова развёл руками.
   - Это неведомо. Это было очень-очень давно. - С этими словами гном плюхнулся на ближайший камень, и принялся деловито копаться в мешке, всем своим видом демонстрируя занятость.
   Человек молча вошёл в грот и осмотрелся. В самом центре зала стоял большой постамент в окружении девяти огромных плит. На постаменте был виден отчетливый рисунок дракона, обвившегося вокруг меча. Изображение было чрезвычайно глубоким, по мере того, как человек шёл вдоль плит, оно менялось, подчиняясь игре света и тени, давая возможность рассмотреть девять разных драконов и мечей. Каждая плита слабо светилась, отбрасывая свой уникальный отблеск на постамент.
   Всё это было чрезвычайно красиво и эффектно, но ни в малейшей степени не давало ответа на вопрос, где искать "осколок". Круг за кругом человек обходил зал, любуясь великолепными барельефами, созданными неведомыми творцами и неведомой магией, пока не увидел ещё один постамент. На его вершине лежала занесённая пылью хрустальная сфера, в которой зеленоватыми отблесками светился тот самый таинственный кристалл. "Зелёный осколок". Человек улыбнулся и быстрым движением переместил сферу в свой мешок. Поиски, длившиеся десять долгих лет, увенчались успехом.
   Солнце село, до города было несколько часов быстрой ходьбы, но быстро идти было крайне тяжело. Все никак не удавалось отдышаться после длительного пребывания в шахте. Медленно, но верно ноги подкашивались, в глазах темнело, а в горле чувствовался явный привкус крови.
   Через какое-то время неприятные ощущения прошли, и человек чуть ускорил движение. Нет, то был не страх, а разумные опасения - человек опасался потерять добычу.
   Остановившись, он достал её. Теперь хрустальная сфера слабо сияла ядовито-зеленым светом. Он ничего не знал о происхождении этого предмета, не знал ничего о его предназначении. Но этот предмет был важен для Ордена. Хотя бы потому, что за ним послали его...
  
  
  -- Глава 1
  
   - Проклятье!!!
   В очередной раз споткнувшись о какой-то камень, Айвэн понял, что пора доставать секретное оружие для борьбы с темнотой. Пошарив за пазухой, он извлек небольшой сверток. В нем лежало несколько мягких плодов размером чуть больше грецкого ореха. Каждый из этих плодов стоил очень больших денег, но он без раздумий отправил один из них в рот, т.к. цель была гораздо важнее каких-то презренных монет. От ужасного кислого вкуса глаза непроизвольно зажмурились, а когда их удалось открыть, то он вполне отчетливо мог видеть вокруг себя пещеру. Дальше можно было идти, не спотыкаясь.
   Еще через пару сотен метров ход начал сужаться, а потолок постепенно опускался. Как же, творение великих гномов, да без шкуродёрок! Впрочем, надо было отдать должное, строители потрудились на славу. Двигаться было тяжело, но каждая секунда приближала к цели.
   Внезапно внимание Айвэна привлек какой-то шум. Он на секунду замер, а затем продолжил свой путь с удвоенной осторожностью. К счастью, в этом месте ход уже несколько расширился, и двигаться можно было более свободно.
   Прижавшись к небольшому каменному выступу, он выглянул в Пещеру. Именно так, с большой буквы! Случилось худшее из того, что можно было ожидать. В зале, к которому он так стремился, уже кто-то побывал. Вещь, за которой он пришел, бесследно исчезла. Хотя, судя по всему, этот кто-то ушел отсюда буквально несколько минут назад. В полумраке, а точнее "полусвете" люминофорных кристаллов, был виден широкий тоннель с полуразвалившимися створками на другой стороне пещеры. Охотник бросился вперёд - жертва не должна скрыться.
   Похититель далеко уйти не мог. Айвэн добежал до шахты, уходившей вертикально вверх, и внутренне собравшись - ринулся вверх "блошиным поскоком", отталкиваясь от стен. Если бы тут оказался сторонний наблюдатель - он бы безошибочно узнал в Айвэне человека из Ордена Убийц.
   Наверху стоял гном. Судя по всему, он был проводником и теперь считал выручку. Ссориться с представителем этого народа было не с руки, но и показываться ему на глаза тоже не следовало. Но гном оказался сообразительным и быстро зашагал куда-то в лес, а убийца неясной тенью двинулся за жертвой. Он не имел права его упустить.
   Рассмотреть человека подробнее не удавалось, плоды, которые помогали видеть в темноте, довольно сильно снижали четкость зрения. Убийца бесшумно и незаметно двинулся за жертвой. В этом ему помогали сгустившиеся сумерки и навыки, полученные в школе. При этом Айвэна не покидало непонятное ощущение, что это не он идёт за жертвой, а жертва ведёт его...
   Ближе к полуночи показался близкой Нойд. Неизвестный, в чьих руках был вожделенный осколок, вошёл в город и растворился среди домов. Это был один из тех городов, в хитросплетении улиц которого очень легко потеряться или, что беспокоило Айвэна больше всего - затеряться. Стоит немного отстать, и шансы найти осколок резко уменьшатся. Бесшумной тенью он скользил за своей целью. Легче всего было бы подстеречь похитителя в одном из многочисленных переулков и просто забрать у него осколок. Но надо было понять, откуда он узнал о предмете, который все агенты Ордена Убийц искали несколько лет. Возможно, это позволит найти предателя в рядах Ордена, и тогда... Хотя, не время мечтать в такой момент, необходимо проследить, куда направится неизвестный. Он шёл за ним по узким переулкам городка, пока дорогу не перегородили две тени. М-н-да... И про старуху бывает порнуха...
   - Эй! Мужик! Подкинь пару монет... И мы тебя не тронем! Может быть...
   Судя по звуку, еще парочка обосновалась за спиной. Времени возиться со здешними бандитами - не было. В прочем - плевать, стража только спасибо скажет!
   Наверное, они даже не поняли, что с ними произошло. Буквально через несколько мгновений все четверо лежали на земле с явными признаками отсутствия жизни. Проклятье! Похоже, цель ушла! Того короткого времени, которое понадобилось, чтобы избавиться от внезапной проблемы, хватило таинственному похитителю, - он затерялся в узких улочках этого проклятого города. Пропетляв немного наугад, Айвэн понял, что сегодня вряд ли что-то получится и отправился на ближайший постоялый двор.
   Щедро заплатив трактирщику и устроившись в комнате, он стал думать, что делать дальше. Впрочем, вариантов не было, пора связаться с начальством. Щепотка порошка общения в огонь свечи и в нём появились очертания главы Ордена.
   - А! Айвэн! Мой ученик! Надеюсь, у тебя найдется, чем порадовать старика?
   Лицо его излучало доброту, но скрытень знал, что за этой маской скрывается хладнокровный убийца, готовый на все, ради достижения своих целей. В отличие от своих предшественников, верховную должность в ордене он занял, убив всех соперников.
   - Да, учитель, Осколок у меня.
   - Но почему же ты задерживаешься? Быстрее неси его мне!
   - Учитель, возникли некоторые трудности. По-моему за мной охотятся. Они устроили засаду возле осколка, и потом долго гнались за мной. Сейчас я затерялся в городе, но мне кажется, что они ищут меня. Если я выйду из города, то за мной снова начнется погоня. Поэтому мне придется какое-то время переждать здесь.
   - ЧТО!? Какого... Кто это ОНИ!? Почему мой лучший ученик не может справиться неизвестно с кем!?
   Хорошо, что общение шло при помощи магии. Магистр ордена славился тем, что мог отлично чувствовать ложь, но в порошок общения у Айвэна было подмешано несколько ингредиентов, о которых Магистру не следует знать...
   В итоге, старика удалось убедить, что придется еще немного подождать, и он обязательно получит свой осколок.
   - Ладно! Я подожду еще неделю, но если через семь дней осколка не будет в моих руках, я пошлю за ним более исполнительных людей! - и свеча мгновенно оплыла на всю длину.
   - Старый козёл! - нарушил тишину шёпот, - как будто я не знаю, что этот осколок нужен тебе для очередного грязного дела, не знаю какого, но точно грязного.
   Не раздеваясь, Айвэн плюхнулся на стоящую у стены лавку и постарался уснуть, завтра будет тяжелый день, необходимо найти в этом немаленьком городе человека неизвестной внешности. Пожалуй, это потяжелее, чем искать иголку в стоге сена.
  
  
   Добравшись до города, человек первым же делом отправился в штаб-квартиру Ордена Сеятелей Возмездия, ибо именно глава Ордена отдал приказ найти осколок. Прошмыгнув по тёмным переулкам мимо нескольких бандитских групп, которых не трогали только потому, что они сотрудничали с Орденом, человек оказался прямо у входа в магистериум. Велико же было его удивление, когда перед собой он увидел магистра Швейна. По всей видимости, его давно ждали...
   - Инквизитор Ринган, Осколок у тебя?
   Тот, кого назвали Ринганом - достал из мешка светящуюся хрустальную сферу.
   - Честно признаться, мы и не надеялись на то, что ты принесешь нам его. Все были уверены, что восемь камней ненависти - это миф.
   Магистр был немногословен, и слова из него надо было тянуть клещами. Он бережно принял сферу, бросил короткий взгляд и быстро передал артефакт кому-то, отворившему дверь изнутри.
   - Через шестнадцать часов состоится собрание Ордена, где ты, возможно, сможешь получить ответы на интересующие тебя вопросы.
   Магистр Швейн шагнул за порог и захлопнул за собой дверь. Ринган ещё какое-то время задумчиво стоял у дверей магистериума, пытаясь понять, что сейчас произошло. Его не покидало странное ощущение, что его выставили последним дураком.
  
  
   Савалет уже битый час "пытал" меня. За это время в его руках сменилось не менее трёх копий, несколько разнообразных клинков, и даже пистолет, который он попытался использовать как дубину... Но всё это приносило мало успеха, иде ученик сравнялся со своим учителем. Два коротких клинка, как два веера, вращались у меня в руках, а руки чуть-смазано двигались в смертельном хороводе. Тело изгибалось и пело как струна в такт "музыке сфер", а окружающий мир для меня не существовал. Я полностью погрузился в этот затягивающий хоровод смертельной пляски. Это была грань высшего доверия, когда одно неверное движение может привести к смерти обоих...
   - Хватит!
   Голос Савалета прорвался, как сквозь туман, и я плавно "затушил песню". Танец прекратился, и клинки застыли в ладонях.
   - Ну, ты достиг всего, что я могу тебе дать. Это был твой последний экзамен. Занимайся дальше, и, возможно, через пару лет ты сам будешь меня учить...
   Ничего ответить я не успел. На запястье ожил паук. Подобрав лапы, бионейронный прибор взбежал по руке, и прицепился к уху, вытянув одну лапу к подбородку...
   - Дар, ты закончил с экзаменом?
   - Да. Слушай, Марти, а ты откуда знаешь, что у меня был экзамен?
   - А я с Савалетом соседи. Впрочем - неважно. Шуруй в институт. Для тебя работёнка подвернулась...
   Паук отцепился, сбежал на запястье, и снова притворился мягким, мохнатым браслетом...
   - Ну, как я понимаю, тебя ждёт работа? - Голос Савалета был немного тоскливым. - Будь осторожен. Ты достиг многого, но ты не всесилен... Я ещё надеюсь получить от тебя пару уроков...
   - Стоп, - у меня зашевелился нехороший червячок, - ты что-то знаешь?
   Мастер не ответил, только повёл бровями, и скрылся в другой комнате.
   Мне ничего не оставалось, кроме как уйти. Выскочив на крышу и схватив ближайшего мотылька, я взял курс на Институт Темпоральной Коррекции.
   Когда 150 лет назад были разработаны первые пространственные темпографы, позволявшие наблюдать веера реальностей, разгорелись споры о том, являются ли наблюдаемые миры реальными или это только эманации континуума. Но через десять лет был создан первый "транспер", генератор транспространственного импульса, и первый человек побывал в соседних мирах. А ещё через два года была обнаружена схлопывающаяся реальность, существующая в кольце событий, протяжённостью около трёх лет. Это вызвало бурное обсуждение о принципиальной возможности наблюдаемого явления, заставило переписать изрядную часть хронотеории, а ещё через год была обнаружена причина этого коллапса - вселенная, в которой произошла катастрофа на уровне физических замещений. Что-то, связанное с физическими константами мира...
   Главное, что это событие стало первой ласточкой для организации ИТК. В дальнейшем было обнаружено ещё несколько вселенных с разной степенью проявления тех или иных эффектов. Были предсказаны несколько катастроф, многие из которых удалось предотвратить. И тогда появился хронодесант. Нет, мы не путешествуем по времени, это невозможно в классическом понимании этого термина, мы не строим лучшее будущее, мы ходим по другим мирам и исправляем там то, что натворили другие. Исправляем с единственной целью, - чтобы очередная катастрофа не ударила по нашим мирам.
   Марти меня встретил на посадочной площадке, на крыше главного здания.
   - Ну, ты как всегда не изменяешь своему средневековому стилю...
   - Тебе чего опять не нравится?
   - Мне всё нравится, - парировал Мартин, - просто это как раз кстати. Помнишь ту группу совмещённых реальностей, изучение которых мы планировали начать на этой неделе?
   - И чего?
   - Одну из них стало "химерически пучить"...
   - Это как? Так не бывает.
   - Значит, бывает. И если дело так пойдёт дальше - то она скоро начнёт коллапсировать, а расчёты говорят, что откат будет просто невероятным. Достанется на орехи всем, нам в том числе... И главное, что сама вселенная погибать не собирается... Так, рванёт для порядка на уровне вероятностей...
   - Блин, Марти, а я-то тут при чём? Это ваше дело изучать и считать...
   - Здесь нечего считать, здесь надо разбираться "что происходит", и не грозит ли это нам! Связь с реальностью нестабильна, не думаю, что мы сможем с тобой общаться, но забросить - сумеем. И либо ты разберёшься, в чём дело, и всё исправишь, либо реальность погибнет.
   - А я?
   - А хрен знает...
   - Спасибо. Кстати, хотел спросить. Как дела с восьмым дендральным ветвлением? Оно, насколько я помню, собиралось разваливаться из-за глобальной межгалактической войны?
   - Ничего. Всё стабилизировалось. В какой-то момент обе стороны конфликта просто исчезли. Сейчас там девственно-пустая вселенная, словно кто-то вмешался. Никто ничего не понимает, Люций носится с идиотскими идеями о высших силах и контролирующих структурах, обладающих силой бога, остальные чешут в затылке и разводят руками. (См. книгу Иара Эльтерруса "Безумие бардов".)
   - Спасибо, только загадок в дорогу мне и не хватало!
   - Кушай на здоровье. У тебя пятнадцать минут. Через пятнадцать минут ты должен стоять на камертонах четвёртого транспера.
   - Да, босс!
   - Не дерзи, тебе не идёт. - И скрылся в операторской.
   Сборы были короткими. Пояс с разнообразным снаряжением, спрятанным от глаз посторонних, занял своё место. Учебные клинки уступили место боевым с победитовыми кромками стелеморфного напыления. А на плечи лёг универсальный походный плащ.
   В указанное время я прибыл в зону переноса.
   - Шустро. - Донёсся голос Мартина из динамиков. - Короче, если у тебя ничего не выйдет - это твой билет в один конец...
   Если он что-то и добавил - то я об этом уже не узнал. Желтая вспышка окутала меня мягким покрывалом, а потом по глазам резанула синева вечернего неба.
   Я рухнул на склон большого холма посреди леса. Переход оказался ужасно тяжёлым, да и усталость сказывалась. Я пристроился под ближайшими кустами и, решив, что "утро вечера мудренее", укрылся плащом и слился с природой.
   В небе заворачивались густые грозовые тучи, потревоженные массами энергии, выброшенными проколом миров...
   Я проснулся рано утром, от непонятного шебуршанья, не открывая глаз, попытался определить источник. Настырная мышь-полёвка обнюхивала мой плащ, силясь понять, насколько съедобно это непонятное нечто, возникшее под кустом. Небо затягивали густые облака - следы вечерней грозы, пахло озоном, прелой листвой и хвоей.
   Поднявшись с земли, я отряхнулся от налипшего мусора и прислушался к лесу. Тут же меня окутала какофония звуков леса. Отчётливо различался звон мириадов насекомых, шуршание грызунов, тихая поступь крадущейся вдали лисицы, едва слышный шорох затаившегося зайца, чуть заметный гул соков, бегущих по стволам вековых деревьев. Отдельно выделялся шум недалёкого города, и шёпот нескольких деревень.
   Холм, на который меня выбросило, весь пожух, на его верхушке отчётливо просматривались следы от ударов молний. Меня окружал вековой лес с могучими деревьями.
   Два маленьких гранёных титановых дротика словно по волшебству ускользнули с моего запястья и устремились к не в меру любопытному перепелу. Пернатый замер и упал в траву, обещая неплохой обед. Один дарт я вернул в кассетницу, а второй, к сожалению, ушёл "в молоко". Пришлось смириться. Увы, но пополнить кассеты в этом мире негде... Перепел отправился в поясной мешок, каковым являлся один из карманов пояса.
   Изогнувшись, я ловко, "по-кошачьи", запрыгнул на ветку ближайшего дуба, специальная обувь мягко "обняла" ветвь. Оглядевшись, я неслышной тенью "побежал" по лесу.
   Мне надо было максимально удалиться от места прибытия, дабы шум побеспокоенного мироздания не мешал мне сосредоточиться... Да и птичку надо где-то зажарить.
  
  
   Айвэн проснулся ранним утром. Рассвет только начинал алеть на горизонте, по улицам ещё бродили последние искатели ночных приключений, но уже раздувались печи пекарен, и первый мешок муки готовился стать утренним хлебом. Необходимо было начинать поиски. На улице было достаточно светло, а над лесом сгущались непонятные тучи, очень похожие на грозовые. Долго потягиваться возможности просто не было, надо было искать похитителя Осколка, или чем там еще эта гадость является...
   Быстро собрав вещи, и наскоро перекусив, Айвэн вышел в город. Вокруг стояла звенящая тишина, и будь он в столице - это продолжалось бы до самого восхода солнца, но здесь не столица, и люди совсем другие, а значит, надо работать.
   Улицы медленно заполнялись народом, ночная стража стекалась в многочисленные таверны, дабы обсудить ночные происшествия, которыми был весьма богат Нойд, третий по величине город Империи Хатраприн.
   Байки стражников, и новости "вестников Ордена" быстро облетали городские кварталы, и скоро каждая собака знала, что ночью была уничтожена банда Гура Косматого. Похоже, постарался Орден Убийц, но доказать, как всегда, невозможно. Вечером, перед закатом, состоится выступление главы Ордена Сеятелей Возмездия, на котором должны быть все. Что хочет сказать магистр Швейн - неведомо, но это важнее всех прочих мелких дел. Над Древним Лесом среди ночи прошла гроза. Гроза очень странная. Несколько ударов грома в самом центре леса, несколько вспышек молний, потом ослепительная вспышка и... Грозовые тучи не разошлись до сих пор.
   Гроза. Айвэн остановился у лоточника, взял пирожок и задумчиво побрёл дальше. Шахта, в которой скрывался Осколок, находилась в Лесу. То, что Осколок - это древний магический артефакт, - можно даже и не сомневаться. А не связаны ли между собой эти происшествия? Ой, неспроста они последовали одно за другим. Судя по слухам, с рассветом в лес отправился отряд инквизиторов и стражей для выяснения причин и наказания виновных.
   - Разобраться как следует, и наказать кого попало, - пробурчал скрытень. Оглянувшись, и убедившись, что за ним никто не наблюдает, он перевёл мысли на другую стезю.
   До полудня ещё долго... Ну, тогда стоит наведаться в лес. Кто знает, где лежит истинный путь?
   Пока Айвэн шел к лесу, его терзали тревожные мысли. Что-то во вчерашних событиях казалось странным, но он никак не мог понять что именно. Внезапно его осенило: те четверо бандитов, которые напали на меня в переулке, - он не заметил их! Это было просто невозможно, чтобы такой профессионал попал в ловушку каких-то бродяг! Единственным объяснением этого было то, что кто-то наложил на них заклинание незаметности, причем, очень сильное. Методика обучения убийц позволяла обойти, до определённого предела, чары иллюзий. Но после того как Орден Сеятелей Возмездия истребил всех архимагов, наложить такие сильные чары никто не мог. Теперь для этого необходим один из артефактов, оставшихся от архимагов, найти их можно только на черном рынке, и стоят они огромных денег. Видимо, он кому-то очень серьезно досадил, если этот кто-то решил применить настолько дорогую вещь, хотя применили ее очень неаккуратно. Единственным объяснением этого могло служить то, что вчерашнее нападение готовили второпях, а раз оно провалилось - то стоит ждать новых, поэтому необходимо быть настороже. А всех ли архимагов перебили? А если нет?..
   Лес уже был совсем рядом. С удвоенной осторожностью Айвэн вошел под тень вековых деревьев. Все вокруг было буквально пропитано энергией жизни и веяньями тысячелетий. Лес рос в этих местах ещё до того, как первый камень Империи Хатраприн, был заложен в основание Йарда, столицы Империи. Более пяти тысячелетий. Говорили, что в лесу до сих пор скрываются эльфы. Так ли это - неизвестно. Очень и очень немногих лес впускал в свои глубины, ещё меньше его покидало. Что происходило с исчезнувшими смельчаками - неведомо, но лес хранил свои тайны, а вместе с ним их хранили лесники и лесорубы. Они заслужили, чтобы лес их принял и открыл какую-то малость из своих секретов...
   Бесшумно ступая по прошлогодней листве, Айвэн рискнул углубиться в лес. Вскоре впереди послышались голоса. Двинувшись в том направлении, он обнаружил довольно большую группу людей, прочесывавших лес. Судя по одежде, это были служители пресловутого Ордена и стражи. Люди шли широкой шеренгой, внимательно осматривая всё. У орденцев на вытянутой руке лежали шипастые шары, знаменитые поисковые артефакты, которые на чёрном рынке стоят по пятьсот золотых. И никто не даст гарантии, что это не подделка. Стражи держали на изготовке короткие мечи. Айвэн решил незаметно проследить за ними. Их больше, а значит, если они и найдут что-нибудь, то сделают это раньше него. Хотя, вряд ли кому-то улыбнется удача, что-то ему подсказывало, что виновник этого переполоха уже далеко отсюда.
   Внезапно, чутье скрытня крикнуло: "ЛОЖИСЬ!". Он, не раздумывая, упал на землю, и в ту же секунду над головой просвистел арбалетный болт. Айвэн резко оглянулся. Среди деревьев мелькнула убегающая фигура в "лесном" пятнистом плаще Ордена Убийц. Не раздумывая, он бросился в погоню.
   Похоже, агенты Ордена услышали шум и тоже бросились в погоню на предмет выяснения его личности. Проклятье! Теперь, даже если удастся догнать нападавшего, - допросить его не получится! Метательный нож мягко скользнул в руку и изготовился к броску. Кому-то может показаться невозможным на бегу попасть метательным ножом по бегущей между деревьями цели, но в Ордене Убийц учили и не такому. Приблизившись, Айвэн плавным движением метнул клинок. Тот вошел ровно под основание черепа неудавшегося убийцы, мгновенно перебив шейные позвонки. Преследователи несколько поотстали, и скрытень остановился осмотреть нападавшего. Сюрприза не получилось, из-под густой чёрной шевелюры на Айвэна смотрели льдисто-серые глаза. Это был Майк, извечный соперник в школе убийц. (Надо заметить, что до посвящения любой ученик вообще не имеет имени, только прозвище. Имя он получает только после выпуска. Причем, имена выбираются из имен богов и героев прошлого, которые уже практически забыты, и лишь самые древние рукописи хранят память о них.)
   Интересно, с какой радости Орден Убийц открыл на него охоту? Да и кандидата в охотники они выбрали удачно. При нынешнем раскладе им достаточно заявить: "А мы тут не причём, вы с Майком всю жизнь были соперниками, притом ты почти всегда побеждал его. Вот он и решил отомстить за прошлые обиды". Вполне в духе Ордена - всегда быть вне подозрений.
   Обо всем этом он думал уже на бегу, потому как служители Ордена Сеятелей Возмездия отставать пока что не думали.
   Пропетляв по лесу, Айвэн оторвался от преследователей и остановился перевести дух. Оглядевшись по сторонам, он заметил странный предмет, торчащий из дерева. При ближайшем рассмотрении это оказался короткий граненый дротик с хитрым опереньем, сделанный из непонятного металла. Прихватив сувенир, скрытень устремился обратно в город. Судя по положению солнца, если поторопиться, можно ещё успеть на вечернее собрание, устроенное Сеятелями Возмездия.
  
  
   До утра Ринган занимался лишь разгребанием бумаг. Приговоры, помилования, прошения и прочая макулатура, стекающаяся в канцелярию... ну кто из нас любит это дело. А надо...
   Спать он лёг только ближе к полуночи. В полночь его разбудил жуткий треск. Похоже на раскаты грома, но сильнее и пронзительнее. Словно пространство рвалось на части. Право слово, он слышал много душераздирающих звуков. Но такого - никогда. По всей видимости, не он один был обеспокоен случившимся событием: по городским улицам пронеслись тревожные возгласы стражей и ночных гуляк.
   Остальная ночь прошла в жутком ночном кошмаре. Вокруг него кружились восемь хрустальных сфер, он не мог поднять голову, но что-то говорило, что над головой кружится девятая сфера. Каждая огрызалась огромной драконьей пастью. Самый большой ужас вызывала сфера с ослепительно-белым камнем, из которой выглядывал живой череп дракона-скелета. Чёрный, белый, жёлтый, зелёный, коричневый, фиолетовый, красный и синий драконы, норовили его разорвать на части, слышался звон мечей, и слова на неизвестных языках, все они приносили какую-то клятву или читали неизвестное заклятье. Потом "единый голос" произнёс на "нормальном языке" фразу: "Да будет так!" Сферы, словно сойдя с ума, завертелись ещё быстрее, смазались в туманный круг и ринулись вверх. А навстречу ему летел сияющий всеми цветами радуги дракон. Его пасть раскрывалась всё шире и шире, в какой-то момент его язык превратился в огромный меч, который рассёк Рингана на мириады частиц, прежде чем гигантская пасть его поглотила...
   Инквизитор проснулся от собственного крика в холодном поту. Руки сами обшаривали тело в поисках ран, но ничего не находили. Разум болел, словно там вращался гигантский нож мясника. Настолько разбитым он не чувствовал себя никогда в жизни.
   Кое-как выбравшись из постели и заставив себя позавтракать, Ринган облачился в мантию и нехотя отправился в магистериум. Настроение было преотвратнейшее. Делать не хотелось ничего...
   У дверей магистериума стояли два стража. Они проверяли всех входящих и выходящих из штаба людей на предмет причастности к Ордену. Похоже, Швейн опять начал игру в секреты, или это связано со вчерашним осколком? В голове опять всплыл ночной кошмар, и только теперь он вспомнил, что зелёная сфера мерцала, тогда как остальные - просто ровно светились. По спине Рингана снова пробежали мурашки. Приснится же такое... Или это был не сон?
   Процедура проверки заняла более двух минут. Проверялась не только принадлежность к организации, но еще и непричастность к магии, непричастность к "Хаосу", непричастность к темным силам, непричастность к мыслям, противоречащим основным положениям Ордена и к каким-то "граничным силам". На памяти Рингана - это была первая подобная проверка, об этих силах слышать ранее, не доводилось. Наконец проверка закончилась, и Инквизитора пропустили в здание. Внутри было необычно людно. Все куда-то спешили, несли вороха свитков и бумаг. Пройти в зал собраний ему не позволили, но по разговорам, которые удалось перехватить в коридорах магистериума, стало ясно, что все это вызвано "непонятной грозой". В конце концов, Ринган наткнулся на вывешенный на стену лист:
   "Отныне официально считается, что раскаты грома, повергшие в страх честных горожан и жителей окрестных деревень, вызваны проклятым колдовством. Сотворивший сие колдовство считается виновным в ряде преступлений и приговаривается к смертной казни через сожжение. Оперативный отряд уже выслан к месту преступления. Полномочиями великого магистра, на прочитавших сий текст членов Ордена, автоматически накладывается клятва "о неразглашении тайны". Разгласившего тайну сию - ждёт смерть на колесе в огне.
   Швейн Справедливый, великий магистр Ордена"
   Ринган содрогнулся от одной только мысли об огненном колесовании. Это творение неизвестного гения не применялось более тысячи лет, со времён войны Ордена с архимагами. Половина железного колеса находилась в огне, а вторая обдувалась воздухом. Распятая на таком колесе жертва, постоянно оказывалась то в огне, то в воздухе. Через какое-то время жертва начинала сходить с ума от головокружения, тело покрывалось ожогами, и человек умирал в страшных мучениях.
   Чтобы добраться до кельи, Рингану пришлось пройти ещё несколько проверок. Каждая из них была похожа на разложение комка сознания по ниточкам. Достаточно неприятная процедура, производимая высшими инквизиторами Ордена, имеющими ярко выраженные способности пророков. Впрочем, они имеются у всех сеятелей без исключения. Просто некоторых специально готовят для этой цели, тренируют. Вряд ли кто-нибудь им завидует. Это больше похоже на проклятье.
   В своём кабинете Ринган откинулся на кресло и попытался переосмыслить события. Кто мог сотворить магию такой силы? Всех архимагов Орден ликвидировал более тысячи лет назад. Или не всех? Связано ли это с осколком? Ответа в голову не приходило, а продолжала там кружиться сфера с зелёным кристаллом. Голова всё еще жутко болела. Возможно из-за того, что целый ворох событий буквально рухнул на него. А может быть, из-за специального "промывания мозгов" во время досмотров.
   Плюнув на все наставления, инквизитор открыл створку мозаичного окна и уставился на город с высоты восьмого этажа башни. Более двадцати метров...
   Внизу простирался Нойд. Третий по величине город империи Хатраприн. Ему было далеко до столичного Йарда с прекрасным дворцом Императора, который разнообразные архитекторы возводили, переделывали и достраивали на протяжении долгих столетий. Сегодня это истинный шедевр искусства, признанный во всём мире эталоном совершенства. Не дотягивал он и до Вельда, древней столицы знаний. Ходили слухи, что на месте Вельда стояла древняя столица неведомого государства, но с тех пор прошло более пяти тысячелетий. Даже название того государства истлело в веках и войнах.
   Впрочем, у Нойда была своя жемчужина. Именно здесь полторы тысячи лет назад зародился Орден Сеятелей Возмездия. Именно отсюда пошли первые инквизиторы, именно здесь был уничтожен первый архимаг. Над Нойдом возвышалась башня "Первого Архимага". Более сорока этажей, созданных магией. Тогда, в далёком прошлом, этот город был столицей магии мира. В насмешку над архимагами в Башне был создан магистериум. Цитадель Ордена.
   В этот момент на крыше башни прогудела огромная сфера, и её поющий голос разнёсся над городом. В тот же миг со всех сторон на площадь перед башней потекли ручейки народа. Очень скоро люди заполонили все близлежащие улочки, и на балкон пятого этажа вышел магистр Швейн. Настал час собрания. Все члены Ордена собрались у основания башни и на многочисленных балконах. Ринган уже не надеялся, что собрание как-то прояснит ситуацию, уже почти смирился со своим неведением. Кажется, народ заволновался. Было от чего - увидеть столько мантий стразу. Магистр поднял руку, и на площади воцарилась гробовая тишина. Через мгновение Швейн начал свое выступление:
   - Жители города. Члены Ордена, дворяне, купцы и прочие. - Вещал Швейн, а его голос разносился над городом, и каждый мог его услышать. - Собрал я вас здесь, дабы донести до вас последние новости из Йарда, столицы нашей Империи Хатраприн! Император скончался...
   По всей площади пронеслись удивленные возгласы. Кто-то даже упал в обморок.
   - Император славно правил в течение семидесяти трех лет, это был великий человек, сумевший не допустить войн с северными варварами, разрешить разногласия с восточными владычествами и наладить связи с горным народом. Почтим же его память молчанием...
   Улицы снова замерли. Через какое-то время великий магистр продолжил:
   - Как вы знаете, принц пропал без вести более десяти лет назад. Его поиски продолжаются и по сий день, но страна не должна оставаться в безвластии, а потому с сего момента власть принадлежит самым близким друзьям Императора. Власть принадлежит священному Ордену Сеятелей Возмездия. Мы сохраним Империю для его высочества принца Тайлоса. Усомнившегося в праведности наших намерений, ждет жестокая кара. Сейчас я отправляюсь в столицу, а посему власть над городом переходит к моему преемнику и ученику, а ныне магистру полного посвящения Цериусу.
   Швейн покинул балкон и скрылся в недрах башни, а к толпе вышел Цериус. Даже в Ордене, он славился непомерной жестокостью. В глаза смотреть ему было просто опасно.
   - Отныне я, магистр Цериус, преемник магистра Швейна Справедливого, являюсь властителем сего города. У власти я буду находиться до возвращения великого магистра. Усомнившегося в праведности моих намерений, ждет жестокая кара!
   Следом за Швейном, Цериус скрылся в недрах башни, а шокированная толпа стала медленно расходиться...
  
  
   Лес кончился, и я оказался на широкой опушке. Рядом текла речка с заиленными, и заросшими камышом берегами, тут же простиралось огромное посевное поле, засаженное местным злаком (похоже на банальную пшеницу, но выяснять - лень). На окраине лесной опушки высился небольшой бревенчатый дом зажиточного фермера. Неслышной тенью, я пересёк отделяющее меня пространство и взобрался на чердак.
   Местные сутки соответствовали стандарту, существующему в большинстве реальностей населённых человеческими расами. Поймав момент полудня, я "выставил часы" в пауке (на самом деле я отдал мысленный приказ, который паук, включённый в мою нервную систему - перехватил, но это уже мелочи).
   В доме топилась печь. Печь была интересной конструкции, когда топится две топки, Одна для "технических нужд", а вторая - для приготовления пищи. Очевидно, такая конструкция имела некие неизвестные мне плюсы, а я мог спокойно ощипать перепёлку, и спалить перо во вторичной топке. Через какое-то время, при помощи паутинки, которую выделял паук - я опустил птичку в трубу, к огоньку, где та недурно прожарилась. Воздав хвалу пище, я быстренько всё это употребил.
   На чердак не поднимались с весны, как я уже определил по имеющему место быть скарбу, и пыли, а потому - на всякий случай укрывшись за ящиком с тёплыми вещами, я расслабился, и вслушался в мир.
   Прежде всего, я услышал лес. Там шла облава, не исключено, что искали меня. Потом звуки изменились на погоню, послышался "голос Мараны", и далее непрекращающийся бег. Я сосредоточился на доме. Шёл обед, глава семейства вернувшийся из города сказал, что в городе ходят слухи о возвращении некого архимага, который и сотворил давешнюю грозу (тут я не смог сдержать улыбки), в чём ему спасибо, потому как дождей не было уже две недели. Так же город шумел о собрании некого ордена "Сеятелей возмездия". Похоже, это была местная вариация "Святой инквизиции", встречавшейся в разных мирах. Так же, на базаре ходят упорные слухи о смерти Императора; правда, такие слухи циркулируют постоянно, но сегодня, вроде как, утверждают, что всё чётко.
   Тем временем в дом ворвался один из работников, и не давая главе семейства возмутиться такой наглостью выдал:
   - Император умер! Швейн поехал в столицу, а в городе главенствует мясник-Цериус! - На мгновение повисла тишина, после чего послышался голос хозяина:
   - Работы в поле свернуть. Всем собраться в гостевом доме, я подойду позднее. Иди. - Работник скрылся. - Эй, на кухне, приготовьте им сегодня ХОРОШИЙ ужин! Им понадобятся силы.
   С этими словами глава семейства покинул залу.
   Полученная информация дала новую пищу для размышлений. Я снова "погрузился в мир", и на следующий вечер едва не пропустил гостей.
   В доме послышался топот, не менее десятка солдат обшарили весь дом, потом открылся люк, и в дыре показалась голова одного из них. Тот внимательно, под светом яркого фонаря осмотрелся, и убедившись, что в пыли следов нет (ещё бы, сколько Савалет с меня шкур спустил!!!) - гаркнул в дом:
   - Пустышка!
   Солдаты ушли. Я прислушался к их голосам на улице:
   - Ну, это был последний!
   - Да чего мы вообще ищем?
   - Архимага!
   - Люр, если тут и правда есть архимаг, то хрен мы его найдём! Он, наверное, подсвечником прикинулся, или гвоздём...
   - Роко, нам сказали обыскать все ближайшие дома, чем мы и занимаемся. А думать будет Цериус. Через полчаса мне к нему на доклад, т.ч. двайте-ка по шустрее...
   Хватит на сегодня, решил я. Пока отдыхать, завтра решу, что делать далее. А пока надо слушать.... Не всё спокойно в Датском королевстве...
  
  
   - Кэст! Тебя просит Лорд Дэмиан. - Миловидная, условно одетая девушка подмигнула гостю в приёмной гильдии. - Ты можешь зайти.
   Проследив глазами, за скрывшейся девицей, Кэст встал и обмахнув невидимые пылинки - вошёл в указанную дверь.
   Глава Гильдии был легендой. В отличие от убийц, главный вор должен был обладать огромным уважением подчинённых, а главенство в гильдии достигалось единогласным приглашением занять пустующее место, после того, как предыдущий глава ушёл в лучший мир... Дэмиан добился этого двадцать лет назад, и все эти годы гильдия процветала.
   Зайдя в комнату, Кэст по привычке, беглым взглядом оценил обстановку. Его поразила чистота помещения и его убранство. Дэмиан сидел за столом, все бумаги были аккуратно сложены стопками, весь стол был разложен как по этикету: перья здесь, бумага там ни одного лишнего предмета. Скрытень удивился, не каждый день увидишь магистра Гильдии Воров следящего за чистотой. Густая, русая шевелюра, возвышавшаяся над столом шевельнулась, и из-под больших кустистых бровей, на него взглянули два хитрых зелёных глаза.
   - Приветствую вас Лорд Дэмиан.
   - Рад видеть тебя, Кэст. Мы ждали тебя. Как доехал?
   - Доехал без приключений.
   - Я наслышан о твоих делах. Ты не простой вор, многие из наших новичков стремятся стать такими же, как ты....
   - Лорд, давайте перейдем к делу, - перебил вор магистра - истории, истории... Не все то правда что приходит с чужих земель с людским языком.
   - Ты слышал о восьми осколках великого "Камня ненависти"?
   - Только мимолетом, люди с улицы не знают что это. Документы гильдии по этой теме имеют 10-й код секретности, а место хранения этих документов известно лишь Великим магистрам трёх Земель. Вы являетесь вторым. Больше мне ничего не известно.
   - Ты меня поразил, хотя ты и прав - Откуда у тебя эта информация?
   - У меня свои способы добыть информацию.
   - Присаживайся, наступают трудные дни. В наш мир приходят новые и новые силы, и я не очень понимаю, что они хотят. А значит надо перехватывать инициативу или, по меньшей мере, держаться в хвосте событий. Слушай внимательно, я расскажу тебе о "Восьми осколках":
  
   Это случилось очень давно, более двадцати тысячелетий назад, в наш мир пришли девять владык. Каждый из них обладал силами божественного уровня, мог творить и разрушать одним движение руки, но даже они были не всесильны. Они решили подстраховаться, и создать могучий артефакт, который должен был спасти их владения от гибели, а их силы от распада. Они назвали его "Камень гарды", он представлял из себя голову дракона, размером с два кулака... больших кулака...
   Этот артефакт был передан эльфам. Да-да, тем самым эльфам, от которых ныне остались только легенды да Древний Лес. Ходят слухи, что эльфы и по сей день живут в Лесу. Так ли это - неведомо.
   Однажды среди перворождённых появился великий вождь, который решил, что эльфам должен принадлежать весь наш мир. И началась Война. Первыми пали драконы. Эти прекрасные, миролюбивые существа жили в Вековечных Горах Иного континента. Да-да, когда-то в нашем мире было два континента! Во время Войны, эльфы, при помощи "Камня гарды" уничтожили Иной континент. И тогда, "Камень гарды" получил имя "Камень ненависти". Сегодня об Ином континенте напоминают только несколько горных хребтов, возвышающихся над морем. Тогда гномы люди и орки образовали великий альянс. С помощью последних драконов, они призвали невиданные силы, и весь наш мир, отсечённый от остального мироздания, погрузился во тьму на долгие двадцать лет.
   Древний лес начал погибать. Несмотря на гигантские запасы жизненных сил, и усилия эльфов - он начал погибать. Перворождённые теряли свои силы, и объединённая армия вторглась в пределы Леса!
   Эльфы сопротивлялись отчаянно. Но в какой-то момент оказалось, что среди перворождённых - есть своё подполье. Многие погибли, пока союзники сумели установить связь с подпольем и с их помощью выкрасть кристалл!
   Вскоре силы эльфов были сломлены, выжившие принесли извинения за своих сородичей, и принесли магическую клятву, что никогда не покинут пределы Древнего Леса, пока не вернутся истинные владельцы "Камня" и не рассудят их.
   Долгое время решали, что делать с камнем. Кто-то предлагал его уничтожить, но не знали как. Другие предлагали отправить его в иные миры, но никто не мог дать гарантии, что однажды камень не вернётся. Тогда, самые искусные из гномов, предложили создать "Молот всех сил". Это легендарное творение, которым можно сокрушить любые преграды. Ему не в силах противостоять ни одна магия, но им можно нанести один единственный удар!
   Гномы трудились десять лет. Всё это время объединённые силы не спускали глаз с кристалла. Никому, обладающему магическими способностями, не позволялось приблизиться к нему на расстояние полёта стрелы. И вот настал день!
   В те времена, самые великие воины были среди орков. Лучший из лучших взял Молот и сосредоточившись - нанёс один единственный удар!
   Камень распался на девять разноцветных осколков, которые мгновенно окутались хрустальными сферами, разрушить которые не мог никто.
   Два человека, два орка, два гнома, эльф и последний из рода драконов принесли клятву, что они сокроют камни от глаз живых и мёртвых, и никто никогда их не отыщет. А как только камни будут сокрыты, они все умрут, и их души не вернутся в этот мир до тех пор, пока не появятся истинные владыки камня!
   Как только прозвучала клятва, перед каждым из них распахнулся туманный портал, и они исчезли в неведомом направлении.
   Осколки стали ходить по разнообразным легендам, им приписывали разнообразные свойства и со временем о них забыли. Но однажды, появился человек. Он пришёл к властителю неведомого государства. Даже в архивах Гильдии не сохранилось его названия. И сотворил пророчество, что однажды Кардабан, зелёный осколок, будет найден и в наш мир придёт чужак, в поисках восьми осколков "Камня ненависти".
   Тогда и появились Хранители. Их было девять. Каждый знал легенду о камне и передавал её своему наследнику. А все упоминания о кристалле и его осколках старательно вычистили из архивов.
   - Вот такая легенда. - Вздохнул Лорд Дэмиан, и налил себе какого-то напитка из большого графина. - Ты угощайся, не стесняйся...
   Кэст машинально налил себе полстакана и выцедил, как воду. Его мелко колотило. Что-то подсказывало, что он влип дальше, чем можно вообразить. Нет, он сразу поверил старику, что-то подобное он подозревал, но никак не думал, услышать всё это! Надо же, драконы - и миролюбивая раса! Да это первое пугало у любого любителя присочинить! А орки. До сего момента Кэст был твёрдо уверен, что они не более чем легенда, а оказалось вот...
   Но больше всего его тревожил сам факт того, что ему это рассказали. Что же это получается? Старик Дэмиан - Хранитель? Глава Гильдии Воров?
   Кэст медленно перевёл взгляд на сидящего перед ним старика. Тот лукаво смотрел на него из-под кустистых бровей, и периодически поправлял свою великолепную гриву.
   - Вижу, что понял. Да, я - Хранитель! Последний из трёх, ты - четвёртый. Я достаточно долго наблюдал за тобой, и понял, что ты не подведёшь в таком ответственном деле. Теперь подними правую руку и повторяй за мной. "Я, Кэст из Гильдии Воров..."
   - Я, Кэст из Гильдии Воров... - Машинально повторял за стариком, лучший вор Империи, - клянусь, принимая ношу Хранителя, что моя совесть всегда будет определять мои поступки. Клянусь помнить... Клянусь хранить... Клянусь забыть... Во имя девяти владык!
   С последними словами клятвы, сорвавшимися с губ Кэста, по комнате пронеслись сверкающие сполохи, на мгновение Лорд Дэмиан превратился в огромного чёрного ворона, потом вор и сам ощутил себя огромным крылатым существом, и всё исчезло.
   - Запомни! Ворон, что сидит в глубине тебя - способен видеть истинную суть людей. Он может стать огромными крыльями для тебя, но для начала ты обязан его понять!
   - Да, Лорд, я постараюсь...
   - Постарайся, мальчик, постарайся. От тебя многое зависит...
   - Можно вопрос?
   - Конечно?
   - Сколько же всего осколков? Восемь или девять?
   - Ага! Заметил, молодец! Восемь осколков - это по легенде. Существует девятый осколок - серый. Амендоаскортагелер. Он пропал в тот момент, когда "Камень гарды" был расколот. И где он - не знает никто. Даже души тех, кто спрятал остальные восемь осколков.
   Старик засунул руку куда-то за кресло, и извлёк свиток.
   - Это - пророчество того самого человека. Прочитай его и запомни. Говорят, это ключ к нахождению камней. И, есть ещё одно пророчество.
  
   Когда сойдутся воедино,
   Пророк, Убийца, Рыцарь, Вор.
   Сплетут созвездия паутины,
   И звёзд холодные глубины,
   На этот мир свой бросят взор.
  
   Когда небесные чертоги
   Откроют путь с иных миров -
   Тем четверым помогут боги,
   Для них открыты все дороги,
   Их ждут страданья и остроги,
   Друзья, враги, чужие боги,
   И только истина в дороге,
   И даже в огненном чертоге,
   Для них готов очаг и кров.
  
   Для них леса и горны склоны,
   Для них дороги в облаках.
   Они пройду сквозь все препоны,
   Они поднимут миллионы,
   Они прославятся в веках.
  
   Но четверым трудна дорога,
   Их каждый шаг ведёт на дно.
   Их ждут неведомы стремления,
   Пиры победы, поздравления,
   Мечи, предательства, коварства,
   Владыки, и иные царства,
   И пятый спутник на дороге,
   И путь его в большой тревоге,
   За судьбы мира одного!
  
   Да, он чужак, Хранитель Жизни,
   Ему вступить в тот бой дано.
   Он всякой жизни покровитель,
   Миров неведомых воитель,
   Свершит, что свыше суждено!
  
   - Вот такие дела, мальчик. Запомнил, или мне ещё раз повторить? На бумаге этого пророчества нет, и никогда не было. В те далёкие времена было решено, что это слишком опасное знание.
   - Запомнил. Но, почему я? И почему сейчас?
   - Почему... хороший вопрос, правильный... Видишь ли, нас теперь четверо, но один из нас стал предателем. Предал законы сообщества, и объединил свои усилия с Сеятелями для поиска осколков. Прошедшей ночью у меня было виденье, зелёный Кардобан покинул своё хранилище. Первый, из камней ненависти вернулся в мир.
   - Чего он может? - Насторожился Кэст.
   - Скорее всего - ничего. Но камни были одним целым, и их притягивает друг к другу. Я не удивлюсь, если жёлтый Азран и фиолетовый Файлеф, скоро явятся в этот мир, после тысячелетий заточения. А хозяев камня всё нет. Запомни: Мастер, глава Ордена Убийц предал нас! А теперь иди!
   Кэст встал, коротко поклонился и покинул комнату. Новости не укладывались в голове, а ноша лежала большим камнем на плечах. Но он не привык сворачивать на полдороги, на него надеются, сам Лорд приобщил его к великой тайне.
   Резко остановившись, Кэст сунул голову под струю фонтана. Нервы немного успокоились - пора идти в город. Кстати о пророчестве, кто такой Вор - понятно, о нём речь, судя по всему, а кто такие: Пророк, Убийца и Рыцарь? И кто этот пятый?
  
  
   Выйдя из леса, Айвэн двинулся обратно в город. Судя по клонившемуся к горизонту солнцу, он пробегал по лесу несколько больше, чем предполагал. На собрание, объявленное Орденом, он уже точно не успевал. До городских ворот оставалось несколько сотен метров, когда в глаза бросилась первая странность, стражники стояли СНАРУЖИ ворот, а не грелись в караулке, возле ночной калитки. Да и сама калитка была закрыта, тогда, как обычно, она стояла распахнутая всю ночь.
   Подойдя к самим воротам, он удивился ещё больше. Стража стояла не с облегчёнными палашами, больше предназначенными для обхаживания по спинам всяких бездельников, нежели для реальной охрани ворот, а с копьями и мечами на поясе.
   - Кого там проклятые опять принесли, - прорычал стражник, вглядываясь в лицо путника.
   - Любезный, а что, собственно, случилось? Почему ворота заперты?
   - Ты что, с луны свалился? После захода солнца объявляется комендантский час. Город закрыт до восхода солнца.
   - А что случилось-то? - Айвэн помотал головой, пытаясь осмыслить услышанное. Нет, всё это было по правилам и субординации городской стражи, но с каких пор городская стража, это сборище толстозадых бездельников, стали их выполнять?
   - Точно с луны, - стражнику явно было скучно. - Император помер. Магистр Швейн отправился в Йард, а в городе правит Цериус... - Тут стражник словно опомнился и грозно тряхнул копьём. - И вообще, хватит мне тут мозги пудрить, ну-ка пошёл вон отсюда! Ходят тут всякие, а потом кошельки пропадают.
   В другое время, стражник бы ответил ему за такие слова так, что мало не показалось, но сейчас скрытень был в ситуации, когда нельзя привлекать к себе лишнее внимание. Если за тобой охотится весь Орден Убийц, то лучше всего залечь на дно и затаиться, а не выяснять отношение с зарвавшимся стражником.
   Как у любого города, недалеко от ворот располагался большой постоялый двор, где можно было дождаться открытия городских ворот. Двор возле Нойда не являлся исключением. Долгое время он был пристанищем бездельников и различных тёмных личностей, но теперь он снова был заполнен путниками. Основная тема, "гудевшая" в главном зале - это комендантский час и новые порядки. Так же, активно обсуждался Цериус, смерть Императора и таинственная гроза прошлой ночи. Айвэн махнул рукой трактирщику, и двинулся за дальний угловой стол, на котором стояла красная пирамидка. Известный всем знак, что стол оплачен и садиться за него не рекомендуется.
   Выпив добрые полкружки густого эля, и оставив на тарелке горку птичьих костей, Скрытень откинулся на стуле и выудил из кармана металлическую стрелку, подобранную в лесу, и стал внимательно её рассматривать. Благо, на столе стоял отдельный светильник.
   Первое, что бросилось в глаза, это чуждость изделия. Вроде всё как обычно, но в тоже время её вид вызывал некую оторопь. В первую очередь - своей лёгкостью и прочностью. Не меньшее удивление вызвал тот факт, что на острие был совершенно другой металл.
   Айвэн вытащил свой нож. Это изделье северных варваров по праву считалось высококлассным твореньем оружейников. Проведя остриём стрелки по клинку, он удивился ещё больше. На лезвии остался глубокий и отчётливый след! Невероятно, но факт. Таинственный создатель этого дротика "уделал" лучших мастеров в мире.
   Не меньшее удивление вызывало оперение. Он никак не мог понять, что это такое. Больше всего, это было похоже ни какую-то смолу.
   Кое-как справившись со своими восторгами, Айвэн бережно спрятал находку и прислушался к происходящему в зале. Это было как раз кстати, потому, что сюда вошли пятеро стражей, с которыми он столкнулся в лесу. Они переругивались, поминали разными словами погоду, лес, и всё, что попадалось на их пути. Скрытень моментально превратился в слух и стал ловить каждое слово болтунов. Вот - повезло!
   Оказалось, что стражи ходили в лес не зря. Обнаружили большой холм, на вершине которого лежала корка стекла. Наверное там и разыгралась гроза, а молнии били в этот холм, хотя артефакты и не показывали никаких следов магии. Нашли несколько странных следов, словно кто-то ходил в обуви на мягкой подошве, и перья перепела. Обсуждение колебалось на грани драки. Один утверждал, что это эльфы вернулись, другой твердил о новом архимаге, вышедшем из укрытия. Третий пытался предположить, что "всякое бывает", и это "просто природа разыгралась".
   "Ага", - подумал Айвэн. "Рилк... Всё интереснее". Рилками называли адептов идеи познаваемого мира. Основной их идей был "Рилк-меч", которым, для начала, следовало отсечь все чудеса, и оставить самое простое объяснение. И только если это не сработает, начинать искать чудо.
   "Стрелки тоже природа метала", - подумалось ему. Но додумать мысль он не успел. В двери вошли ещё двое гостей, и в воздухе остро запахло неприятностями...
  
   Двое сели за свободный стол, заказали у хозяина мясо, эль и принялись осматривать зал. Айвэна они не видели, тот заблаговременно притушил светильник, но пятеро стражей были как на ладони.
   - Знаешь, - громко проговорил один, - я думал, сюда свиней не пускают.
   - Ито правда, - поддакнул напарник. - Целых пять рыл окопалось. А вроде приличное заведение.
   Стражи медленно повернулись и уставились на гостей. В этот момент хозяин спешно принёс мясо и эль, искренне надеясь, что начав есть - эти двое заткнутся и драки удастся избежать. В следующее мгновенье, жареная свиная нога взмыла в воздух, от удара по тарелке большого кулака, и влетела в лоб одного из стражей. Драка началась...
  
   Айвэн спешно отходил к дверям чёрного хода, надеясь выскользнуть из помещения и избежать участия в потасовке, но сзади прилетела верёвочная петля и крепко обняла его плечи. Рывок, и скрытень упал на грязный пол. Чья-то уверенная рука потащила верёвку, утаскивая его в какое-то подсобное помещение. Тем временем драка стала затихать. Зачинщики куда-то испарились, а остальных участников стражи хорошенько отходили лёгкими дубинками и теперь озирались в поисках иных недовольных.
   "Великолепная задумка. Но как я так глупо попался"... В следующий момент из глаз посыпались искры и картинка погасла.
  
   - ...ировать его, он лишний. Свою задачу он выполнил.
   - Да, Мастер. Будут ещё какие-то приказы?
   - Пока - нет. Занимайтесь, он просыпается. - Что-то оглушительно треснуло, очевидно общение шло с помощью, ни много ни мало - камина и над ухом прозвучал знакомый голос.
   - А, очнулся, гад! Долго же пришлось за тобой бегать!
   "Шабол, только его тут и не хватало. Первый друг Майка, но тот остался в лесу, ворон кормить, а этот, очевидно, пока что ничего не знает".
   - Скоро Майки подойдёт, и мы с тобой займёмся...
   - Не подойдёт. - Прохрипел Айвэн. - Его вороньё не отпустит... Столько жратвы же. - Скрытня колотило от смеха, но верёвки не давали пошевелиться.
   - Чего ты несёшь!?
   - Да, бегает он хреново... Медленнее ножа.
   Дальше смеяться не получилось, подкованный сапог врезался под рёбра, и Айвэна отбросило в сторону.
   - Гад! Ты за это заплатишь, я тебя буду долго убивать! Я мог давно стать первым, но Мастер приблизил тебя, лелеял, твердил про предназначение. Но теперь весь этот бред в сторону. Твоё предназначение - сдохнуть! И я помогу тебе в этом деле.
   Следующий удар пришёлся по левому предплечью, и Айвэн едва успел изогнуться всем телом и подставить под удар верёвку. Подкованный сапог врезался в плетение конского волоса, и разрубив волокна - врезался в плечо. Жертва взвыла, а Шабол, не в силах успокоиться, нанёс ещё один удар. В этот раз даже двигаться не пришлось. Глаза убийцы застилала ненависть, и он не видел, что жертва практически на свободе.
   После четвёртого удара, Айвэн уже не чувствовал левую сторону, но верёвки ослабли, будучи разрублены в четырёх местах. Собрав все силы, скрытень развернулся и пружиной взмыл на ноги, на лету сбрасывая оставшиеся путы.
   Он был лучшим и Шабол это прекрасно понимал. На мгновение тот отшатнулся в сторону, но в следующий миг, короткий удар в челюсть выключил сознание несостоявшегося убийцы. Навсегда.
   - Убивать он собрался... Щенок... Сначала сопли вытри!
   Руки быстро обшаривали карманы покойника, изымая разнообразные приспособление и инструменты, незаменимые в этом мире.
   Дверь оказалась открыта, и ломать её не пришлось. Начиналось утро, и народ потихоньку стягивался к городским воротам. Айвэн не стал отставать и пристроился в общую колонну.
   Город.... Идеальное место что бы спрятаться... Затеряться в толпе гораздо легче, чем в лесу. Но что-то не давало скрытню покоя. Шестое чувство подсказывало, что Орден не оставит его просто так. Оставаясь предельно внимательным, он проскочил в толпе мимо стражников и углубился в мешанину улиц. Вскоре обнаружилась слежка. Ничего удивительного, но всё же было интересно, кого ещё сюда принесло по его душу. Майк, Шабол - два тела долой. Картин и Страй'я - не исключено, эти две ненормальные девицы давненько посматривали на его место. Акробатки чёртовы. Кипрон - тоже не подарок, гора мускулов, с отменными мозгами. Но его видно издалека, а значит - девицы. Вообще - удивительно, что Орден прислал "пары", а не одиночек. По всей видимости - времена меняются...
   Через какое-то время - стало ясно, что хвост скинуть не получается. Его вели очень плотно, не позволяя ни на мгновенье скрыться из виду. Единственным объяснением было то, его ведут при помощи какого-то магического артефакта. Оставался единственный вариант - магистериум Ордена Сеятелей Возмездия, где охранные артефакты, ещё времён войны с архимагами, надёжно блокируют любую магию. Если удастся оказаться в зоне его действия - то есть шанс. Главное не оказаться в зоне действия охранного артефакта, тот сразу начнёт выяснять кто я такой, а светиться лишний раз не стоит. Правда перспектива оказаться в руках "своих" была существенно более неприятной. За годы Ордена, Айвэн нажил себе немало врагов. Как правило, это были те, кто претендовал не его место, но не сумел дотянуться.
   Найти магистериум Сеятелей в Нойде - было достаточно просто. Гигантская башня в сорок этажей возвышалась над городом, и была видна из любой его точки, как на ладони.
   Бег, край очередной крыши, толчок, короткий полет, удар, перекат, снова бег - скрытень скользил по крышам, временами опускаясь на землю и проскакивая через отдельные проходные дворики. Городские жители смотрят только себе по ноги, редко кто из них взглянет на небо - смыкающиеся над головой стены домов не особо к этому располагают.
   По началу, всё шло именно так, как и планировалось. Как только Айвэн оказался в двух кварталах от башни, и попал в зону действия артефакта - преследовавшие его потеряли, но для уверенности он прошёл ещё несколько улиц. Тут его засёк патруль Сеятелей, но крики вослед демонстрировали только бессилие стражников, только и успевших заметить неясную тень.
   Похоже, Цериус решил взять город за горло, и навести в нём порядок. Возле магистериума околачивалось большое количество стражников, орденцы кого-то искали. С удовлетворением он заметил, что под облаву попала Картин, использовавшая для слежки за ним магический артефакт, и это не ускользнуло от внимания Ордена. Только они не учли, что с убийцами связываться не стоит... Ну, да и мир их праху. По крайней мере, артефакт будет выключен и спрятан.
   Необходимо было сваливать отсюда, но что-то подсказывало Айвэну, что ещё ничего не закончилось. Забравшись на чердак ближайшего постоялого двора, он скрылся за какими-то ящиками и затаился.
   Стоило ему расслабиться, как накатили воспоминания...
  
   - Вперед! Убейте их всех! Никто не смеет выступать против Ордена Убийц!
   Хмурые воины из боевых отрядов Ордена ворвались в деревню и принялись поджигать дома и резать жителей. В боевые отряды отправляли тех, кто не сумел подняться выше средней планки, поэтому продвижение в ордене этим воинам не светило, что делало их особенно злыми. Немногочисленные защитники деревни уже лежали в лужах собственной крови, поэтому каратели могли безнаказанно убивать, жечь и насиловать. Рассыпавшись парами, они занимались зачисткой.
   За отрядом карателей в деревню вошла небольшая группа людей. Четверо были такими же воинами, как и те, что зачищали деревню, а двое заметно выделялись. Судя по всему, они были полноправными членами Ордена. Один из них был ещё очень молод и носил знаки различия новопринятого. Другой, судя по медальону, украшавшему грудь - был самим Мастером.
   - Ты должен понять, Снерг, жители этой деревни ослушались воли Ордена. Мы ждали от них лучших их детей на пополнение наших рядов, а они ответили нам грубым отказом. Мы не можем себе позволить снести такое оскорбление. Если бы мы оставили этот случай без внимания, то за этой деревней последовали бы другие, и мы бы остались совсем без новой крови.
   - Но добровольцы...
   - Этого мало, к тому же, практически все добровольцы оказываются в боевых отрядах, а нам необходимо показать всем, что мы не позволим так относиться к себе.
   Внезапно что-то привлекло его внимание. Хмурый воин выволок что-то из горящего здания. Приглядевшись, магистр различил тело, тело парня примерно двенадцати лет. Каратель занес над ним топор, видимо собираясь добить.
   - Стой! Я чувствую в нем что-то необычное, пожалуй мы возьмем его с собой.
   - Мастер, но зачем?
   - Мне кажется, что из него может получится отличный убийца.
   - Но он слишком взрослый для этого.
   - Не имеет значения. - отозвался Мастер, и уже тише - добавил. - Я чувствую в нём дракона. Может это сбывается пророчество...
   - Но....
   - Никаких "НО"! Мы берем его с собой...
  
   После этого Айвэн проснулся. Опять этот сон! Первое, что он запомнил в своей жизни. Затем был лагерь, "промывания мозгов" в Ордене, учеба, тренировки, постоянные законы звериной стаи, где все против всех. Ему было неуютно среди восьмилетних ребят, а именно в этом возрасте набирали детей в орден, но знания давались поразительно легко и то, что другие изучали годами - он осваивал за пару месяцев. Мастер с удовольствием наблюдал за его успехами, всячески поощрял, а вот среди других членов Ордена Айвэн остался парией и нажил немало врагов. Он был "любимчиком", его хвалили учителя и тренеры, он нередко занимал то место, на которое нацелился кто-то другой. Но все это время он копил в себе ненависть к Ордену. Да, он не помнил, что было с ним до той страшной ночи, лица отца и матери давно истёрлись из его памяти. Братья и сёстры - а были ли они? Айвэн не помнил себя, не помнил свою семью, но это не мешало ему ненавидеть Орден. И, в особенности, Мастера! Но, похоже, что-то пошло не так. Судя по последним словам Мастера - его планы резко переменились, и Айвэн стал лишним. И его решили устранить. Что ж, сейчас он не двенадцатилетний пацан, а лучший Убийца этого мира и вполне способен бросить им вызов!
   Его размышления прервал звук шагов по лестнице. Скрытень затаился и стал ждать...
  
  
   На утро, я решил убираться с фермы. За прошедшую ночь лес поведал мне многое. Вообще, лес какой-то странный, я бы даже сказал - сказочный. Он находился в режиме некой "регуляции", и являлся не просто местом облегчённой связи с иными слоями реальности, а чем-то большим, как бы не информационным массивом или "живым компьютером". Особенно, меня озадачили фразы: "Кардабан вернулся", и "лакуна в "Заливе могил".
   Это была не единственная странность этого места. Не меньше меня озадачил хозяин фермы. Временами у меня создавалось впечатление, что вместо человека по ферме ходит огромный ворон. Это вообще, не лезло ни в какие ворота. Отдельным приветом был ночной "танец хрустальных сфер", происходивший на срезе реальности, и иных слоёв пространства. По началу, я даже решил, что у меня крыша едет, но быстро разобрался в ситуации и с интересом смотрел на летевшего мне на встречу дракона.
   В прочем - загадки на потом, для начала надо уходить. Кто знает, что ещё может произойти в этих местах, да и хозяина подставлять не есть хорошо. Меня, всё таки, ищут... Когда я выбрался на задний двор и затаился за овином - во дворе появился хозяин. Вскоре, к нему подошла жена и пара работников. Если я правильно понял - о рабстве, во всяком случае на этой ферме, не шло и речи, работники были наёмные, и работали "не за страх, а за совесть", иде их вознаграждение целиком зависело от работы.
   Они собрались во дворе, и хозяин объяснял рабочим (очевидно - бригадирам) их задачу на сегодняшний день, когда в небе послышался вой, и фермер громко возмутился:
   - Опять южные демоны пожаловали!!! Третий раз за этот месяц!!!
   А через пару мгновений - настал мой черёд искать челюсть... Над фермой, на высоте не более полутора-двух километров пронеслись два атмосферных истребителя, с отчётливыми хвостами-смерчами, характерными для атмосферных ионно-вихревых турбин. Решив, что надо немного свежей информации - я решил пообщаться с хозяином лично.
   Дождавшись окончания утреннего развода, когда хозяин фермы ушёл в конюшню - проследовал за ним.
   В конюшне оказалось тепло и на удивление не душно. Ощущалась свежесть в воздухе, несмотря на жару на улице. Момент был наиболее подходящий:
   - Здравия, хозяин. - Окрикнул я.
   - По здоровью, - отозвался фермер, медленно поворачиваясь, - Что опять не та...
   Договорить он не успел. Речь оборвалась на полуслове, когда он увидел меня.
   - Кто ты? Что здесь делаешь? - В его руках были вилы, которые при случае могли обратиться в грозное оружие, да и комплекция у моего собеседника была не из слабых. - Не двигайся, и я убью тебя быстро.
   - Остынь, если бы хотел - я убил бы вас всех ещё вчера. Поговорим, и я уйду. Меня тут никогда не было.
   - Ну... - он недоверчиво покосился на меня, о чём то раздумывая. Я стоял совершенно расслабленный, и ждал его решения. Убивать его я не собирался, мне нужны были его знания, а не тело. Вдруг, мне снова, на мгновенье, привиделся ворон, а потом фермер махнул рукой. - Пошли.
   Хозяин повернулся и потопал вглубь конюшни. Вместо очередного стойла обнаружилась чистая клеть с парой лавок, столом, и мелкой утварью, предназначенной для "перекусывания на ходу". Мы уселись друг против друга, у замазанного стеклянного окна, фермер выжидающе поглядел на меня и произнёс:
   - Можешь называть меня - Родим. Спрашивай, если смогу - отвечу. Если спрошу - ответишь ты.
   - Пойдёт. Называй меня Дар.
   - Странное имя... Ты чужак? Из далека?
   - Из далека. И хочу вернуться, а для этого мне надо понять, что творится здесь, и где искать ключи к ответам.
   - Витиевато... в прочем, мне-то какая разница. Как я понимаю, ты что-то ищешь?
   - Пока не знаю. Возможно, ты мне подскажешь. Для начала, что ты можешь рассказать о давешних "южных демонах"?
   - О, как загнул! Ну, особенно-то ничего не скажу. Они первый раз появились перед посевной, лет двести назад. Летали, завывали, у моего прадеда лошадь со страху преставилась, потом пропали. Снова появились уже при моём отце, летают высоко, никого не трогают, только что-то высматривают, видать что-то неспроста... Сеятели на них всё пытаются охотиться, да только безуспешно...
   - А почему "южные"?
   - Так они впервые появились в южных районах Империи на побережье, прилетели с моря. А там, на старых магических картах отмечен архипелаг больших островов, на них ещё отец покойного Императора зуб точил. Вот только никто на этих островах не бывал уже не менее тысячи лет: сплошные рифы, хаотические течения, локальные шторма. Даже полный идиот не полезет. Правда, ходят слухи, что Великие Маги умели летать по воздуху, и бывали на тех островах, да где их теперь возьмёшь этих магов? Орден всех извёл на корню. Народ, конечно, шепчется, что осталось еще два-три, которые скрываются и чего-то ждут, но я в эти байки не верю. Хотя... может оно и так...
   - А про "Залив Могил" слыхать не доводилось?
   Родим удивлённо посмотрел на меня и несколько удивлённо погладил волосы.
   - Знаешь, давненько я не вспоминал столько легенд сразу... "Залив Могил"...У северных варваров есть речушка. Речка - не речка, а так... конь поссал, но в одном месте она раздаётся очень широко, и это место называют Внутренним морем. И есть там один заливчик с островком в форме могильного камня. Про него есть много всяких сказок, но достоверно о нём неизвестно ничего... Но ведь тебя волнует какой-то другой вопрос.
   - Верно, кто такой Кардабан? И откуда он вернулся?
   Родим посмотрел на меня с изумлением и поинтересовался:
   - А почему ты у меня спрашиваешь?
   - А я не знаю, у кого ещё спросить...
   Родим вновь уставился на меня, на мгновение, мне вновь показалось, что предо мной сидит огромный чёрный ворон, и внимательно меня изучает, но вскоре наваждение исчезло, и фермер произнёс:
   - Да-а-а... давненько меня никто не спрашивал о Камне... Я не понимаю, кто ты и откуда пришёл, хотя... Пророчество, о чужаке... Может, именно о тебе? Слушай, это было составлено почти двадцать тысяч лет назад, мне это рассказал мой отец, ему его отец, и так из поколения в поколение. Я один из немногих, кто знает эти строфы...
  
   Азран, Файлеф и Кардабан,
   Хранимы небом и землёю.
   Сарон, Харим, и Са'Скабан,
   Умыты ледяной водою.
  
   И в бесконечности веков,
   Они лежат, укрыты тайной.
   Доколе не придёт чудак,
   Что прочитал о Кардабане.
  
   И вновь с небытия веков,
   Они придут под это солнце.
   И здесь им славу воспоют!
   На эту землю кровь прольётся!
  
   Сардамасиф и Астеркун,
   Они объяты в свежий ветер.
   Зажжётся ярость в тех глазах,
   Кои хоть раз их заприметят.
  
   Так переменят этот мир,
   Каменьев восемь огранённых.
   И не оставят ничего,
   Песок и камни в мёртвых склонах.
  
   Азран, Файлеф, и Кардабан,
   Сарон, Харим и Са'Скабан,
   Сардамасиф и Астеркун,
   Возникнет единенье струн.
  
   И так ниспослано проклятье,
   Камней единство, словно братьев,
   Вершит под сводами иных пещер,
   Амендоаскортагелер.
  
   - Их девять. Девять великих Камней ненависти. Люди ещё помнят про восемь, но не знают их истинных имён. Я один из тро... уже четверых, кто знает про девятый. Теперь знаешь и ты.
   - А что за пророчество?
   - Узнаешь, - улыбнулся Родим, - всему своё время...
   - А ты не боишься, что у тебя это выведают?
   - Нет. Потому, что тогда, я всё забуду. Именно так мы и сберегли эту тайну. Возьми. - Из-под стола появился небольшой мешок. - Что-то мне говорит, что у тебя неблизкий путь. Можешь остаться здесь до вечера, но к заходу солнца - ты должен уйти.
   С этими словами Родим встал, коротко склонил голову, и снова мне померещился ворон, а в голове вращались строки навсегда врезавшегося в память стиха:
   Азран, Файлеф, и Кардабан,
   Сарон, Харим и Са'Скабан...
  
   Я сидел на скамеечке в конюшне. Один. Сидел и думал том, что получено слишком много информации.
   Если честно - то я рассчитывал найти здесь некую историческую неувязку, дикое изобретение, некий социальный выверт или ещё какую ни будь дурь, а тут едва ли не Толкиен! Куча камней, которые неизвестно откуда взялись. Таинственные свойства этих камней... да в придачу "южные демоны" в виде истребителей. Замечательно! Осталось обнаружить подземный ангар с магистральным звёздным лайнером, и я в этой жизни видел всё.
   Ноги сами подняли меня с лавки, и я стал беспокойно мерить клеть шагами. Три шага, поворот, ещё пять шагов, поворот, три шага, поворот, ещё пять шагов. Круг замкнулся. Я заставил себя сесть и взглянуть на ситуацию "по-другому".
   А, собственно, кто меня сюда гнал? На подобные операции идут добровольцы, и до того момента, как я ступил на камертоны транспера - я мог в любой момент сказать НЕТ, послать всех по любому подходящему адресу, и отправиться на Каспий, к Яснозорю. Тот мне давно обещал показать настоящую рыбалку, а не это "барахтанье в речушках". А ведь не отказался. И кому теперь жаловаться? Словом - расслабься и получи удовольствие. А коли ситуация создалась - то сумей её использовать...
   Спустя пару часов я никем не замеченный скрылся из конюшни, и направился туда, где ранее определил большой город.
   До города я добрался уже к вечеру. Стража у ворот попыталась возмутиться на висящие у меня на поясе ножи, явно не для нарезки колбасы. Возможно, ребятам они приглянулись, и они решили прибрать их к рукам, по праву конфискации. А там было на что засмотреться, работа штучная, под заказ. Пришлось продемонстрировать, как носок сапога поддевает лежащую на земле дробинку и отправляет её прямиком в руку. В следующий миг дробина разбила тончайшую тетиву перекинутого через плечо лука, у одного из стражников. Очевидно, их это до крайности впечатлило, потому, как интерес ко мне они моментом потеряли.
   Средневековые города, несмотря на всю свою разноликость - до крайности похожи и если вы побывали в одном - то уже никогда не заблудитесь. Столицы, правда, под это правило не попадают. Постоялый двор я сыскал за час, в течение которого, я составил неплохое представление о планировке городка, его закоулках, крышах, и прочих прелестях, которые бывают так важны, когда "делаешь ноги". Один из домов, а точнее огромную башню из стекла и камня, творенье, скорее, техногенного мира, никак не соответствующее окружающему её средневековью, я выделил "отдельной графой", подле неё ощущалось уникальное пси-поле неясной природы. Когда я попал в него - меня попытались "изучить". Пришлось "сделать вид", что я куст. Щупальце "удивилось", пощупало рядом, снова проверило меня, ещё раз "удивилось" и пропало. А я поспешил убраться от этого гостеприимного домика подальше, тем паче, что гостиницу в местном исполнении я уже видел.
   Хозяин из-за стойки сверкнул на меня глазами, покосился на ножи, и поинтересовался, что я буду заказывать. В ответ я выложил несколько золотых кружков, каковыми я себя успел обеспечить, пока бегал по лесу. Уж клады-то отыскивать меня хорошо научили...
   - Я буду заказывать хорошую комнату, где ни одна сволочь, не будет мне мешать спать. - Монеты моментально исчезли.
   Комната мне досталась комфортабельная, с чистой кроватью, в матрасе свежее сено, в углу кадка и рукомойник, удобства во дворе. Словом, для этого мира - номер люкс. Для меня - тоже неплохо, могло быть и хуже.
   Лианы, какого-то вьюна, заглядывали в окно, чем я и не преминул воспользоваться. Зелень стремительно ринулась в комнату, опутала стены, блокировала дверь, перекрыла окно. Теперь можно спать спокойно. Если появится кто-то - то лианы его огорчат... До моего полного пробуждения...
  
   Проснулся я от шума во дворе. Было около 9 утра, 9:37 - тут же подсказал паук. На улице раздавался топот, грохот "куёмого железа" издаваемый мечами и иными великолепными изобретениями, предназначенными для преждевременного прекращения жизни.
   - Осмотреть все дома! Найти всех, врагов ордена, и покровителей темных сущностей. - Раздался вопль и следом послышался треск открытой "с ноги" двери таверны.
   По-кошачьи потянувшись - я резким прыжком встал, и пройдя по зелёным лианам - подошёл к рукомойнику, ополоснул лицо и покопавшись в мешке, выданном мне Родимом, выудил оттуда пару овощей и кусок вяленого мяса. Всё это замечательно пошло на завтрак, потому как светиться в зале я не испытывал ни малейшего желания.
   Когда я завязывал ремни на обуви - в дверь раздались удары и крики:
   - Откройте, именем Ордена! - И тут же раздались новые удары. Щеколда треснула, но лианы прочно держали дверное полотно. Раздалась витиеватая ругань, и новые удары.
   Интересно, что местный мат мне казался детским лепетом. В некоторых мирах мне доводилось слышать и куда более эффектные выражения.
   В этот момент дверь треснула, и в двери вломились первые трое. Лианы стальными путами свернулись вокруг их тел, и через несколько мгновений, "налившись соком" - раздавили визитёров. В двери ворвались ещё двое, но их постигла та же участь, остальные остановились на пороге, и по этажу, по зданию, а потом и по всей улице пронёсся вопль:
   - АРХИМАГ!!!
   Уже зная, что это означает - я выхватил ножи, и поймав песню "музыки сфер" ринулся на выход. Во все стороны полетели щепки от стен, брызги крови, ошмётки одежды и осколки стальных орудий и облачений. На таких скоростях, в таком состоянии воина - физика мира чуть-чуть меняется. В прочем этого чуть-чуть хватает для того, чтобы мои ножи как фреза резали калёную сталь.
   Добравшись до лестницы, я немного "притушил музыку", нанёс молниеносный удар по первому из поднимавшихся, создав эффект кегель и "сливаясь с тенью" - ушёл в тень лестничного пролёта, и исчез на третьем этаже, где просочился на чердак не потревожив ни единой пылинки. Мастерски сделанный люк встал на своё место и слился с потолком. Я укрылся среди груды ящиков и прислушался. Там раздался властный голос. Очевидно - подошли отцы-командиры... Интересно, что они скажут на это, послушаем...
  
  
   Айвэн проснулся от вопля. Поначалу ему показалось, что он ослышался, но в следующий миг раздался грохот, сопровождаемый криками умирающих людей, а потом рокот падающих тел. Очевидно, спущенных с лестницы. Чуть скрипнул люк на чердак, и в помещении появился ещё один гость помимо него.
   Поначалу Айвэн не очень поверил, что весь этот переполох сотворил этот парень! Немногим старше его самого. В следующее мгновение с его глаз словно пелену сняли, и он отчётливо разглядел полуторные ножи, с наборными рукоятками, кошачью походку, мягкую и очень дорогую одежду. Он был намного опаснее, чем казалось со стороны. В нём чувствовалась какая-то сила и в то же время - чуждость. Он был какой-то "другой". Слишком "холёный".
   Парень слился со стеной, безошибочно отыскал взглядом Айвэна, приложил палец к губам, и словно пропал. Легендарная "Поступь тени". Искусство, утерянное много веков назад, и вот, перед его глазами человек, способный уйти в тень!
   Но полностью насладиться виденьем забытого искусства ему не дали. Со двора раздался голос Цериуса:
   - Кто тут захотел в подвалы башни?
   Ответом ему было молчание, и сбивчивый рапорт одного из солдат, о странном постояльце, чью комнату оплетают побеги вьюнка, способные убивать человека:
   - Вот, Магистр, посмотрите сами! Это сталь северных варваров.
   В щель, у самого края ската, Айвэн умудрился рассмотреть, как офицер показывает Магистру обломок меча. Цериус несколько мгновений рассматривал представленное его взгляду чудо. Его лицо стало медленно багроветь, он выхватил меч, и рванулся в таверну с воплем:
   - За мной, трусы!!!
   В этот момент парень вышел из тени, и одними губами произнёс:
   - Самое время исчезать.
   Айвэн не смог с ним не согласиться, аккуратно приподнял участок крыши и выскользнул на улицу, стараясь держаться подальше от улицы.
   Пробежав несколько кварталов по крышам, Айвэн оглянулся и был немало удивлён, что парень бежал следом. Более того, он умудрился не отстать, не сбить дыхание и держаться "след-в-след". В ближайшей подворотне они спустились на землю.
   Это был совершенно иной район, потому Айвэн совершенно не опасаясь, зашагал в сторону ближайшей таверны.
   - Не знаю как ты, а я совсем не против промочить горло. Два раза за утро удрать от Орденцев - это даже для меня приключение.
   Парень ответил неясным кивком головой, что Айвэн расценил, как согласие.
   Таверна была тёмная. Возможно, когда-то она была новая, возможно, про неё можно было бы сказать ещё что-то, но густая тень, едва-разгоняемая свечами у стен, окутывала весь небольшой зал на десяток столов, но позволяя сказать, что-либо большее о помещении.
   Айвэн тут же направился к сравнительно чистому месту, на ходу кидая на стойку мелкую монету. Через несколько мгновений на столе стояли кружки с пивом и тарелка с мясом.
   Пиво скрытень оценил, а вот мясо было "никаким". Просто мясо... Сделав порядочный глоток, он уставился на парня.
   - И какого демона, тебе понадобилось влезать в этот бардак?
   - Мне не очень хочется оказаться в руках Ордена Сеятелей. Выбираться будет проблематично.
   - Проблематично? - Ухмыльнулся скрытень. - Скажи прямо - нереально. Насколько я знаю, из магистериума было два побега за всю его историю, и оба раза это были маги... Их тогда, ещё не всех перебили...
   - Ну, я не маг, но из этого пресловутого магистериума сбежать смогу. Кстати, это не та ли здоровенная башня?
   - Ну да. А ты...
   - Ну-ка расскажи-ка мне про неё!
   - Чего именно? Её построил один из великих магов, много тысячелетий назад, и отсюда же пошёл Орден сеятелей.
   - Нет, не то. Вечером меня оттуда попытались прощупать, когда я проходил неподалёку...
   - Весьма неосмотрительно...
   - Возможно, но псиоников такого уровня я не встречал никогда.
   - Если тебя пытались прощупать - то, как же тебя отпустили?
   - Я кустом прикинулся.
   - ...!!!
   - И свалил, пока они удивлялись...
   В тот же миг у Айвэна забрезжила мысль. Он даже зажмурится, чтобы поймать её за хвост, и в следующий миг его озарило: "Человек, укравший осколок!" Если он не дурак, то шёл через город кратчайшим путём. Ловушка на пути - значит, он знал, где шёл. Куда можно было идти с этим осколком? В Нойде? В Башню!!!
   Он поднял глаза на парня. Тот сидел и чуть-ухмыляясь смотрел на него.
   - Чего придумалось?
   - Отку... Неважно, ты сказал, что притворился кустом... А ты можешь "притворить" меня?
   - Ненадолго.
   - Мне надо попасть в башню! Там...
   - Так, какие проблемы? Совсем недавно, тебе было достаточно сдаться кому следует...
   - Ты не понял... Ладно, демон с ним, поклянись, что будешь молчать.
   - Это так важно?
   - Важно, - Айвэн повернул кольцо на пальце, и на нём вспыхнула крошечная искорка, - поклянись, и не пожалеешь!
   - Хорошо, клянусь.
   Искорка на мгновение сверкнула нестерпимо ярко, и в следующий миг парень потёр указательный палец.
   - Что это было?
   - Подтверждение клятвы! Теперь слушай. Я давно охотился за одним артефактом, это осколок...
   - ...зелёного цвета, заключённый в сферу...
   - зелё... откуда...
   - Откуда что? Откуда я знаю об осколке? Люди рассказали. Вот только я не думал, что так быстро на него наткнусь.
   - Кто ты, и зачем его ищешь?
   - Я его не ищу, он сам мне приснился. Давно не видел таких ярких снов. Карусель сфер, драконы...
   - ...и последний тебя разбивает своим языком-мечом... - в памяти Айвэна неожиданно отчётливо встал ночной кошмар, который он видел в полу-сне забытье, когда валялся под присмотром недоучки Шабола. - Короче, это один из "осколков". Что за осколки - я не знаю, но за ними охотится Мастер. - Видя, что парень не совсем понимает - добавил. - Глава Ордена Убийц. Пару дней назад - я был его любимчиком, но...
   - Можешь не объяснять. А с чего ты взял, что осколок в башне?
   - Видишь ли, тут такое дело...
   Далее пришлось вкратце изложить историю последних двух дней. Нежданный напарник слушал очень внимательно, изредка задавая разнообразные вопросы, вроде и не относящиеся к делу, но судя по реакции - он делал какие-то выводы. К примеру, его крайне заинтересовало состояние камня в пещере, с какой-то стати он попросил поподробнее остановиться на "отвлекателе", которым, как подозревал Айвэн, его отвлекли от банды. Потом он стал проявлять чудеса дотошности, и интересоваться и вовсе непонятными деталями, вроде интонаций стражи при поимке Картин, и как на его взгляд себя повела избегнувшая поимки Страй'я.
   - Ты чего пытаешься добиться?
   - Получить полную картину происходящего. Понимаешь, если твой осколок и правда что-то значит - то стража должна была вести себя совершенно иначе! Особенно - зная, что ловушка сработала.
   - Не обязательно. Швейн уехал в Йард, а город остался на попечительстве Цериуса. А тот хоть и магистр полного посвящения, до только мозгов крайне мало. Швейн мог ему просто не доверить подобного знания.
   - Допустим. А кому он мог доверить?
   - Скорее всего - никому. Эти осколки не просто так оказались спрятаны и забыты. Очевидно в них скрыта какая-то сила.
   - Но Орден же искореняет магов?
   - Орден - да, но в самом Ордене многие обладают даром пророка. А за ним можно скрыть и дар мага... Возможно у Швейна он есть...
   - Погоди-погоди... Возможно я что-то не понимаю, но "магия" - в голосе парня послышалась избыточная язвительность, - маги не рождаются "великими"... Или рождаются...
   - Наверное - нет. Но, возможно, само наличие дара мага позволит использовать силу камня.
   - Бред. Резюмировал собеседник. Нет, я допускаю, что "магия" возможно, как проявление внутренних способностей человека. Я сам знаю нескольких "статиков", которые могут вокруг себя управлять энергиями, менять вектора сил усилием воли, но даже они достаточно здорово ограничены природными законами и физическими закономерностями...
   - Чего менять? - Последнее предложение на слух скрытня прозвучало на каком-то чужом языке...
   - Смотри. - Парень взял опустевшее блюдо, и одном движением запустил его катиться по столу. - Блюдо движется по инерции. Сила инерции направлена в сторону его движения. Понятно...
   - Вроде...
   - Если развернуть вектор... - Увидев непонимающий взгляд Айвэна - тут же поправился - направление инерции - то блюдо покатиться в противоположном направлении.
   С этими словами он перехватил глиняный блин и положил его на стол.
   - Я не всё понял но, похоже, ты не особо веришь в магию.
   - Не верю! В том виде, как об этом пишут в сказках - не верю!
   - Если честно - я тоже... Но откуда-то они пошли.
   - У страха - глаза велики, у нас так говорят.
   - А как же башня?
   Парень ухмыльнулся, и тут же предложил ему представить, что он оказался среди дикарей, которые даже огонь добывать не умеют.
   - Как они воспримут твои стальные ножи, уменье пользоваться огнём...
   - Я понял... Знаешь, о таком повороте событий я даже и не задумывался... - Задумчиво отхлебнув пива, Айвэн решил вернуться к первоначальному вопросу. - Так что с башней?
   - Давай попробуем. Если твой осколок и правда там - то попытаться его изъять - совсем не повредит.
  
   Инквизитор Ринган не находил себе места. Швейн уехал, а про осколок ему так никто и ничего и не сказал. С одной стороны - всё верно, не его уровня дело, но в то же время - что-то ему говорило, что этот осколок уже рассёк его жизнь на две неравные части. Первая уже умерла, заключив в себе все, что было ДО обнаружения зелёной сферы, а вторая - ещё только родилась, и сфера занимала в ней одно из первых мест.
   Накинув плащ и прицепив брошь инквизитора последнего посвящения - он стремительно вышел из своего кабинета.
   День не складывался. С того самого момента, как Швейн объявил о своём отъезде - всё шло наперекосяк. Сначала он запорол два листа, в процессе написания отчёта о прогулке, потом едва не отправил помилование в стопку наказаний, а в довершении всего - перед глазами вновь возник дракон из сна и неловким движением руки - Ринган опрокинул чернильницу. Теперь он возлагал надежды на то, что прогулка по коридорам башни поможет ему как-то развеяться и включиться в работу.
   - Ринган, куда же ты так спешишь?
   Эта фраза огрела его словно дубина. Ошибиться было невозможно. Цериус.
   - Простите, Магистр. Задумался, день был тяжёлый...
   - Ну, не такой и тяжёлый, чтобы не замечать меня. - На губах магистра играла злобная ухмылка.
   Ринган с трудом сдержался от того, чтобы скрипнуть зубами. Швейн ему благоволил. Не ставил любимчиком, но и никогда не требовал невозможного, а вот с Цериусом - отношения не складывались с самого начала. При этом было совершенно непонятно, чего добивается "Мясник".
   - Инквизитор, я сегодня просмотрел "Карту походов", и знаете, что я там не нашёл? Я там не нашёл Вас! Но эту ошибку Магистра Швейна я уже исправил, и уже завтра духу вашего здесь не будет! Нашёлся, "истинный пророк"! Колесо по тебе плачет! Но не беспокойся, ты обязательно облажаешься в походе... Я об этом позабочусь...
   Ещё раз окинув Рингана взглядом, он ещё шире расплылся в своей гадкой ухмылке:
   - Не смею более задерживать, Инквизитор! - И развернувшись, потопал вглубь башни, оставив Рингана стоять посереди коридора, в полном ступоре.
   Надо что-то делать. Эта мысль не давала Рингану покоя. В походе его убьют - в этом можно даже не сомневаться, притом, что в документах обязательно будет пометка о его добровольном согласии...
   "Бежать!" - эта мысль на мгновение озарила, но в тот же миг сознание ехидно поинтересовалось: "Куда?"
   А бежать-то и правда, некуда! Ни родных, ни друзей... Осколок! Его надо забрать! Даже идиот Цериус не рискнёт ликвидировать того, кто прячет один из осколков!
   Все хранилища башни находились в подвале, а у Рингана был допуск. Очень хочется надеяться, что он ещё не отменён.
  
   Две тени неслышно скользили по вечернему Нойду. Айвэн оказался отличным парнем, с великолепной подготовкой, и будет крайне обидно с ним разойтись. В прочем, наши дороги схожи, и идут в одном направлении... Пока... А там - посмотрим...
   Вечерний Нойд был сер и бесцветен. Самый обыкновенный средневековый город, с поправками на газовое освещение некоторых улиц и наличие канализации.
   До Башни мы добрались достаточно быстро. Пару раз пришлось пропустить патруль Ордена, а один раз вступить в драку с какими-то наглецами. Айвэн показал себя с самой лучшей стороны, да и я не сплоховал, и пять свеженьких покойничков украсили грязную подворотню. А вот и Башня.
   - Притворяй, одними губами прошептал скрытень.
   Я собрал мысли, нащупал ауру напарника и сделал несколько "выплесков", одновременно подправляя себя и старательно прощупывая окружение. Поисковый луч шарил несколько в стороне, а сенсорное поле нас полностью игнорировало.
   - Готово. Но надо шевелиться. Если это просто прибо... артефакт - то его дурить можно долго. А с человеком эта шутка долго не проработает.
   - Неважно. - С этими словами скрытень прыгнул вперёд, и в несколько движений взобрался по каменистой стене на уровень второго третьего этажа. Мне ничего не оставалось, кроме как поспешить следом.
   Проклятье, да как он так ползает! Стена была практически гладкая, и только редкие камни чуть-выступали, создавая символические точки опоры. Матерясь про себя, и поминая Марти, миссию, осколок и свою дурную голову - я полез вверх.
   Тем временем Айвэн уже вскрыл окно, и проскользнул вовнутрь. Я подтянулся в последний раз, и с грацией беременного бегемота перевалился через подоконник.
   ...! - Всё что я смог произнести о прошедшем подъёме. А этот нахал только ухмыльнулся и попросил повторить.
   - Перебьёшься! Где мы?
   - Без понятия. Но если рассуждать разумно, то осколок должен храниться в подземелье, а значит мы высоковато.
   - Логично. Пошли отсюда!
   Он молча кивнул и приоткрыл дверь, но тут же её затворил.
   - Инквизитор! Топает куда-то. Куда-то вниз.
   - Почему вниз?
   - Потому, что коридор спиральный и идёт в низ. А он топает вниз по коридору. Логично?
   - Вот щаз кто-то вполне логично получит в ухо. - Эта беседа начинала раздражать. До сих пор, все считали меня до невозможности наглым, но вот попался тот, кто попытался меня переплюнуть. А вот фиг!
   Тут скрытень снова приоткрыл дверь, и махнув рукой - устремился по коридору вослед за уходящим инквизитором.
   Коридор шёл под плавный уклон вниз и вверх, спиралью опоясывая всю Башню. Поперечник постройки был не менее пятидесяти метров, периодически изламываясь и меняя свой уклон. По сторонам то и дело попадались двери, которые в "срезе" выглядели укутанными в какой-то туман. Я предположил, что это какая-то полевая защита. Было крайне интересно изучить её, но времени на это не оставалось. Пришлось ограничиться снятием слепков. А Айвэн застыл на очередном изломе коридора. Тут оказалась огромная зала, по которой перемещался добрый десяток тел, они были живы и крайне мешали нашим планам. Продолжение коридора было в нескольких шагах, но добраться до него незамеченными, не было никакой возможности.
   - И куда?
   - Не знаю, но надо что-то делать. В любой момент какая-то сволочь может появиться сзади.
   - И к нам в гости придёт пушистый зверёк... - пробурчал я, оглядываясь по сторонам. Тут моё внимание привлекла балка под потолком. Она была достаточно большая, чтобы за ней можно было спрятать десяток лазутчиков, но была одна проблема - там было незачто уцепиться. В прочем...
   Я сосредоточился на пауке, и через несколько мгновений он спрыгнул с руки и побежал по стенке, оставляя за собой спирали паутины.
   - Это что???
   Хе! Видок у скрытня был ещё тот! Он ошалело смотрел на ползущего по стене паука, размером, с хороший кулак.
   - Это - лестница.
   - Это??? И ЭТО нас выдержит? - В шёпоте Айвэна было столько сарказма и удивления, что я решил продемонстрировать всё своим примером.
   - За нити не хватайся, на них нужно висеть и опираться. Вот так.
   Я ловко полез наверх, под самым потолком я извернулся, чтобы в петли паутины ложился голеностоп и запястья, и полез под потолком "паучьей пробежкой". Я очень долго учился этой технике, и был совершенно не уверен, что скрытень сумеет её повторить, но другого выхода не было.
   Преодолев половину пути, я обернулся и посмотрел вниз. Скрытень глубоко вздохнул и попытался повторить мои фокусы. Первые три попытки он пытался обхватывать нить, но она тут же таяла под его рукой. На четвёртый раз, он приноровился "опираться" на открытую ладонь и довольно ловко полез вверх. Я, тем временем, продолжал ползти, то и дело оглядываясь назад.
   Он сумел! Поднявшись под потолок, скрытень извернулся и попал в петли так, как я ему показал, после чего довольно ловко пополз следом.
   Петли кончились, очередная петля сменилась "лианой", в которую я и нырнул. Паутина плавно растянулась, и аккуратно опустила меня на пол. Паук, до этого сидевший на стене, перепрыгнул ко мне на запястье. Укол и лёгкое головокружение подсказали, что "браслет" подцепился к моей нервной системе.
   Айвэн с ювелирной точностью повторил мой прыжок и опустился рядом со мной. На его лице было написано невероятное удивление.
   - Слушай, а где можно взять такого?
   - Понравился?
   - А-то! А что он ещё может?
   - Много что. Держать связь, быть записной книжкой, подсказывать точное время. При надобности - укусить кого-то, принести что-то не слишком тяжёлое... Много что...
   - Так, а где его взять?
   - Я тебе скажу, если что, - усмехнулся я. Увы, но пауки не размножаются, их выращивают в специальных матках, но расстраивать я его не стал...
   - А это? Так и будет висеть?
   - Зачем. - Я схватился за лиану, и до того как она распалась - резко дернул. Тут же прозрачные петли стали оплывать и осыпаться вниз тончайшей пылью. - Идём!
   И снова перед нами потянулся коридор.
   Инквизитора мы сумели нагнать только через несколько оборотов, он препирался с каким-то толстяком. Охранник, а кем он ещё может быть, упорно не желал впускать нашего визави. Потом произошло то, чего мы никак не ожидали - сверкнул стилет и страж повалился на стену...
   Однако! Инквизитор мне всё больше не нравился... или нравился... я пока не понял. Но что-то с ним не так. А тут ещё и скрытень зашептал:
   - Это он! Он увёл у меня осколок! Ну, держись!
   - Отставить, - одёрнул я раздухарившегося невидимку. - Сначала дело, а потом мстя!
   Тот недовольно огрызнулся, но успокоился. Тем временем орденец что-то сделал, и дверь отворилась. Закрывать её он не стал, только ещё быстрей заспешил по одному из коридоров.
   Я посмотрел на дверь из "ментального среза" и то, что я увидел - мне совсем не понравилось. Мало того, что весь косяк был укутан в туманное облако, от самой двери тянулись тончайшие нити, наподобие молекулярных растяжек, задевать которые мне совершенно не хотелось.
   - Делай как я!
   С этими словами я подбежал к дверям и аккуратно переступил через невидимые паутинки. Скрытень только недоверчиво посмотрел на меня, но движение повторил.
   Тем временем я оглядывался. М-да, господа! Такого мне в самом страшном сне не привидится. Всё что нас окружало - было затянуто в красноватый туман, видимый только в "срезе", а там, где прошёл инквизитор - он несколько рассеялся, но уже стремительно густел, и опускался вниз.
   - Бегом, согнувшись! - И я "застелился" вперёд. Скрытень безропотно повторил мои действия, но, похоже, что скоро придётся объясняться.
   Мы успели. Проскочили полосу красного тумана и вышли в обычный тоннель.
   - Что это было?
   Ну, вот и вопрос...
   - Без понятия, но весь коридор затянут в какой-то туман... красный... и почему-то мне совсем не хочется выяснять на своей шкуре его предназначение.
   - Ты что, заклинания видишь?
   Мне осталось только пожать плечами.
   - Пошли, а-то успеем!
   Но торопиться оказалось некуда. За очередным поворотом находился небольшой зал, с белоснежными стенами, которые сходились в не менее белоснежный купол. В самом центре зала возвышался постамент, окутанный в тот же туман, только зеленоватого цвета. Инквизитора было не видно, зато на самом постаменте лежала та самая сфера. Осталось её забрать, но стоило нам переступить порог зала, как с правого и левого коридоров появились боевики Ордена с недвусмысленными намерениями.
   - Быстрее, крикнул скрытень, - и мы припустили к постаменту. В этот момент туман исчез, и сферы одновременно коснулись три руки - моя, скрытня и инквизитора, который прятался за колонной. И тут зал полыхнул зеленью, а Айвэн во весь голос неожиданно произнёс:
   - КАРДАБАН!
   И ослепительно-зелёная волна хлынула из центра, омывая стены зала и близлежащие коридоры, срывая силовые покровы, уничтожая всё на своём пути. В зале остались только мы втроём...
  
   - Генрих! Срочно! Есть картинка
   На этот крик, Генрих Шмидт влетел в аппаратную.
   - Дар?
   - Он самый! Только я не могу сместить фокус. Картинка привязана, можно только оглядеться.
   - Крути, показывай. Запись идёт?
   - С первого мгновения включения, - отозвался Марти, управляя изображением.
   А посмотреть было на что. Сначала был Дар, в своём кожаном доспехе, рядом стоял ещё один парень, одетый не менее хорошо, но гораздо темнее, а напротив них стоял третий, с узким лицом, в костюме, сильно напоминающем лёгкий доспех, оплетённый тканью и кожей, с накинутым поверх плащом.
   - Это что за типы? Один чисто висельник, а второй - чуть ли не монах?
   - Без понятия. Меня больше интересует шар в руке того парня. Он скорее является сгустком полей, чем материальным объектом.
   В это мгновение непонятный шар просочился в руку незнакомца, и словно слился с ней.
   Его спутники с удивление посмотрели на произошедшее, потом монах что-то сказал, и все трое рванулись из зала. "Камера" как привязанная следовала за ними, демонстрируя их спринтерский рывок по коридорам неизвестного здания, короткий бой в зале, с десятком монахов, и рывок на улицу. Всё это время Дар продолжал "держать музыку сфер" и представлял собой чистую машину смерти. Потом камера вырвалась на улицу. Трое беглецов нырнули в переулок, а изображение рванулось вверх, делая широкую панораму ночного города освещённого луной... Нет, двумя лунами... А на третьем обороте картинка погасла.
   - Верни! - Генрих взволновано рванулся к пустой проекции.
   - Не могу. Я вообще ничего не понимаю, оборудование работало само, на совершенно непонятных режимах.
   - Но как-то же вы его нашли?
   - Искали, но найти не могли. И вдруг сама прошла синхронизация.
   - Проклятье! Так. Ладно... - Шмидт задумчиво почесал затылок и скомандовал.
   - Секретность по полной схеме, "00++", не ниже. Все записи на носители, отчёт через час, а утром проведём обзор произошедшего. Всё! И после отчёта - спать!
   - Генрих!
   - Да - Генрих, но я своей властью приказываю тебе - спать! На тебя смотреть страшно! Сам видел, с Даром всё в порядке, эта хитрая лиса уже друзей нашла.
   - Да, но...
   - Никаких но! - С этими словами, дверь в аппаратную закрылась.
   Марти обречённо посмотрел на работающую "на автомате" аппаратуру, и принялся за создание копий и отчёта. С Генриха станется, может и отстранить...
  
  -- Глава 2
  
   В Йарде было шумно...
   Весть о смерти Императора обошла город со скоростью свободного ветра. Тут же возникла масса версий и мнений о том, что это было кем-то подстроено. Само собой, версии высказывались исключительно "из-под полы", поскольку стража Ордена Сеятелей недрёманным оком охаживала каждого, кто рисковал поднять голову выше заранее определённого этой голове уровня.
   Но не всё было так плохо. Чем более зажиточным был квартал, тем более спокойно вёл себя народ на улицах. Слуги рыцарей престола, и разнообразного служивого люда, стараясь соответствовать своему положению, и вели себя соответственно.
   Особенно это было заметно по западной оконечности города, где исстари проживали родовитые и зажиточные люди. По улице бежал мужчина, средних лет, в добротном костюме, который можно было с некоторой натяжкой назвать ливреей. Любой местный житель, сходу определил, что это один из слуг барона Грайга Дорадо фон Вахмутузера. Возмутителя спокойствия, низвергателя авторитетов и вообще крайне неприятного, для многих, человека. То, что он всё ещё не отправился в Нойд, в подземелья Башни магистериума - тут была заслуга исключительно его родства с правящей династией. Но, Император - умер, а наследный принц Тайлос пропал много лет назад, и никто особо не верил, что онный всё ещё жив. И теперь злопыхатели радостно потирали руки, в надежде поучаствовать в разделе добра, после ареста барона Дорадо.
   Тем временем, слуга бодренько взбежал на крыльцо большого каменного дома, и едва не сбив с ног нескольких обитателей дома Дорадо - взлетел по лестнице на второй этаж, и без стука ворвался в спальню барона, догоняемый камердинером и двумя телохранителями.
   - Ваше превосходительство! - Закричал ворвавшийся, заставив барона подскочить как ужаленного. - Император скончался! Власть принял на себя Орден сеятелей!
   - Когда? - Прохрипел барон. Сон с него как рукой сняло. Он-то прекрасно понимал, чем это для него светит. Тайлос должен был вернуться только через два года, но смерть Императора перечеркнула многие планы.
   - Только что объявил глашатай! Я спешил, как только мог...
   Барон отмахнулся от него, как от назойливой мухи, и повторил:
   - Когда соберётся совет Ордена?
   - Совет соберётся сразу, как только прибудет Магистр Швейн...
   - ШВЕЙН? Что эта толстая свинья забыла в Йарде? Что ему в Нойде не сидится?
   - Не могу знать, ваше превосходительство, я спешил, как мог... спешил как мог...
   Слуга стал заговариваться, и барон, понимая, что новой информации от него не дождаться - снова отмахнулся, но уже от всех:
   - Брысь! Готовьте завтрак, я сейчас спущусь вниз...
   Словно по мановению магии - в комнате не осталось никого, кроме самого барона, сидящего на большой кровати, и задумчиво почёсывавшего правое яйцо шрам на правом виске...
   Дорадо был последним потомком древнего рода, семейные легенды говорили, что его отдалённые предки были правителями огромной империи, занимавшей просторы нынешних Восточных Владычеств, Империи Хатраприн, а так же изрядной части территорий, ныне занимаемых северными варварами. Что и как сложилось, что предки потеряли свою власть - было неизвестно. Даже эти скромные сведения были почерпнуты несколько лет назад, когда во время ремонта подвала обрушилась стена, за которой находился узкий коридор, ведущий невероятно древний архив.
   Несмотря на всё своё образование, а в отличие от большинства дворян - барон Дорадо был подкован во многих науках, в том числе и тех, которые всячески запрещались Орденом Сеятелей, архив оказался для него "не по зубам". Он сумел прочитать всего несколько свитков, которые были написаны на "звенящем квенья". Прочие документы были составлены на неведомых языках.
   Самой большой странностью архива было то, что любой, кроме барона, находил только маленькую пустую комнату и не мог увидеть продолжение прохода, ведущего в хранилище.
   Ещё больше, барона заинтересовал огромный кристалл, покоящийся на постаменте из неведомого металла. В одном месте из постамента выступала небольшая площадка, усеянная треугольниками с неясными символами.
   Грайг потратил на исследования не один месяц, но найти ответы так и не сумел. Что, в прочем, не давало повода для отчаянья. На коридор была поставлена железная калитка, а в пустующей комнатке разместился арсенал, заведовал которым старый Монк. Оружейник барона.
   И вот теперь Грайг Дорадо задумчиво выбрался из кровати и принялся приводить себя в надлежащий вид, что не мешало размышлять над своей дальнейшей судьбой.
   Ордена он не боялся. Во всяком случае, до приезда этой жирной свиньи Швейна. Что будет после - думать не хотелось. Что-то подсказывало, что Швейн, в отличии местных инквизиторов, запуганных бароном до моментальной икоты, от одного упоминания его имени, будет действовать совершенно по-другому, и скорее всего его очень быстро упекут в Башню. Единственный, кто мог его спасти, принц Тайлос, находился неведомо где, а Йард, и весь его высший свет - это такое змеиное кубло - не приведи высшие силы, но иногда там надо шурудить палкой, и тогда...
   Тем временем, руки сами облачали барона в одежду, соответствующую текущим планам. А планы были крайне просты - побывать во дворце, где сейчас крутились все, кто только мог. Наверняка, найдётся длинный язычок, который скажет ему всё, что нужно... пусть и не совсем добровольно.
   Этой мысли Грайг радостно усмехнулся и провёл пальцем по скрытому в поясе гибкому ножу, и уверенно вышел из дверей спальни.
   Потом был завтрак. Несмотря на все усилия повара - барон не обратил ни малейшего внимания на пищу, проглотил не глядя, и потребовал коня. Одной из его привилегий, как потомственного военного, было право передвигаться верхом, даже тогда, когда этикет требовал коляску.
   Спустя полчаса, из ворот дома Дорадо вылетел чёрный, как смоль, жеребец и унёс графа к императорскому дворцу Йарда.
  
  
   Кэст задумчиво сидел в Императорском парке.
   Посвящение, проведённое Лордом Дэмианом несколько дней назад - очень сильно изменило его взгляды на мир. И без того, достаточно сдержанный - Кэст полностью замкнулся в себе.
   Первая же ночь после посвящения, заставила его пробудиться в холодном поту, когда сияющий дракон расколол его своим языком-мечом. В голове кружились слова Лорда Дэмиана: "Прошедшей ночью у меня было виденье, зелёный Кардобан покинул своё хранилище". Теперь это виденье посетило и его. Зелёный осколок и правда обрёл долгожданную свободу, и теперь находился неведомо у кого. Хорошо если его хранителем будет Пророк или Рыцарь. Убийце он несколько не доверял, после предательства мастера, а "Пятый спутник" - это ещё неизвестно кто и причин доверять ему, не было вообще никаких.
   В этот момент мимо него, по аллее, в сторону закрытой части Императорского парка, пролетел всадник на вороном коне. И тут же пришло ощущение, что что-то было "не так". Это ощущение вор ОЧЕНЬ не любил, поскольку с его появлением начинали появляться приключения на известную точку. Почему-то, этот всадник привлёк его пристальное внимание - это давало повод задуматься. Самое же противное заключалось в том, что попасть на территорию дворцового комплекса было совершенно нереально. Последние несколько лет нам несли стражу бойцы Ордена Сеятелей, а эти к любому делу относились с невероятной ответственностью.
   - Если нельзя, но очень хочется - то можно... - пробормотал Кэст и стал оглядываться. На ту сторону ограды надо попадать любыми способами, ему нужен этот всадник! Уверенность крепла с каждым ударом сердца, и тут его взгляд упал на двоих молодых парней, примерно его возраста, которые занимались разгрузкой продуктового воза. Густые кусты, призванные укрыть "непотребство" от "благородных взоров" - были чисто символическим прикрытием.
   - Ой, кому-то сегодня влетит... - С этими словами Кэст прыгнул в эти "символические" кусты и затаился, ожидая завершения разгрузки.
   Воз опустел. Один из парней ушёл в сторону кухонного склада, а второй - принялся перекладывать тюки. Дождавшись, пока куча мешков скроет оставшегося работника, от маячившего в караулке стражника - вор незамеченным проскользнул мимо, и с озабоченным видом подхватил мешок с овощами на плечо.
   Фокус получился просто великолепно. Стражник, а это почему-то оказался не орденец, не удостоил чернорабочего ни малейшим вниманием, и Первый Вор Гильдии проник в закрытую часть Императорского парка, средь бела дня. Наглость поступка просто неописуемая, и это давало шанс на успешное завершение задуманного.
   Мешок отправился на землю у кухонной двери, а Кэст в кухонную подсобку. Уж что-что, а об Императорском дворце он знал очень много... Возможно даже больше, чем сам Император...
  
  
   - Ну что, дождались? Швейн будет в Йарде через два дня! - Магистр полного посвящения Итор был невероятно зол, что было заметно по крайне бледному виду присутствующих. Несмотря на то, что тут не было никого, ниже его рангом.
   - Что с Вахмутузером делать собираетесь? Император умер, и прикрытия у барона больше нет! У меня в подвале давно приготовлена именная камера для этого гада! Магистр Гильп!
   - Прошу прощения, Магистр Итор, но Грайг Дорадо фон Вахмутузер пользуется огромным влиянием в Йарде. Слишком многие могут выступить против нас. Как вы знаете, в столице Орден Сеятелей никогда небыл силён.
   - Да меня не волнуют мелкие дрязги аристократов! Мне нужен Вахмутузер! Мне нужна эта сволочь! Сколько можно терпеть это беззаконие и попрание чести Ордена! Он не ходит в Храм Возмездия! Он помог скрыться тому чародею! Да что там, когда наказанный Орденом оружейник Монк был осуждён на рабство - этот гад его купил, и тут же освободил! Более того, он доверил ему снова заниматься оружием!
   - Магистр Итор, вы правы, но барон Дорадо очень хорошо охраняет себя. Его охрана - это сплошные северные варвары. Говорят, среди них есть даже эльф. А подготовка этой охраны сравнима со скрытнями Ордена Убийц...
   Все перевели свои взгляды, на скромно притаившегося в углу Мастера. Он сделал глоток из большого хрустального стакана, и вопросительно посмотрел на магистров.
   - Мастер, - Итор был на удивление вежлив, - Ваши воины способны взять эту свинью?
   - Я бы не стал называть барона Дорадо "свиньёй". Он собственными руками прирезал троих скрытней. Конечно, я могу послать целый отряд в его дом, но есть проблема. Мы никогда не сталкивались с воинами варваров! Во всяком случае, никто об этом не сумел рассказать, а говорят про них очень много всего... Я не пошлю своих людей на смерть! Каждого скрытня готовят с пяти лет, чтобы в пятнадцать он совершил первый "поступок". Это очень дорого!
   - Двадцать лет назад, мы дали вам возможность набирать людей в деревнях! Неужели вы никого не подготовили?
   - Из этих косолапых получается отличное пушечное мясо, настоящих воинов среди них единицы.
   - Но они есть?
   - Есть, Магистр Итор. В данный момент, у меня есть пятеро великолепных скрытней. Лучших, я полагаю, за последние сто лет. Он они все в Нойде.
   - Почему лучшие воины Хатраприн находятся в Нойде, в тот момент, когда решается судьба Ордена!!!
   - ОРДЕНА СЕЯТЕЛЕЙ! - Заметил с некоторым нажимом Мастер. - Но никак не Ордена Убийц. Его судьба решается в именно в Нойде, где мои люди охотятся за одним человеком.
   - Пятеро скрытней, за одним человеком? Мастер, я начинаю разочаровываться в Вас.
   - Очень зря. Этот человек - лучший скрытень, за всю историю Ордена! И он предал Орден! И в нём живёт дух дракона!
   В комнате повисла давящая тишина. Лёгкий сквознячок слегка теребил край тяжёлой портьеры, на стенах мерно светили друзы люминофорных кристаллов, на булыжной кладке стен, мерно отблёскивали редчайшие амулеты. В комнате не было никого, кто не слышал о пророчестве...
   - Мастер... - В голосе Итора проскальзывала некоторая неуверенность. - Вы считаете, что это "Убийца"?
   - Я не считаю, я в этом уверен! А пророк - это, скорее всего, один из вас, Орденских!
   - Это невозможно! Все служители Ордена Сеятелей Возмездия преданы своему делу! Ни один из нас не способен... - Слова магистра Итора споткнулись о насмешливый взгляд Мастера.
   - Не будьте так наивны, Магистр. Этот человек, безусловно, был верен Ордену. Возможно, он ещё верен. Но в любой момент произойдёт что-то, что заставит его переступить через свою преданность! Скорее всего, это будет какая-то глупость, потому как именно она движет миром! Именно из-за неё происходили все величайшие потрясения нашего мира...
   - Может, вы знаете кто остальные "избранные"? - Итор внимательно, с некоторой надеждой посмотрел на Мастера.
   - Увы - этого я не знаю. - Мастер отпил несколько глотков из стакана, и продолжил. - "Вор" - их много в Империи. И вовсе не обязательно, что он будет отсюда. "Рыцарь" - тут кандидатов тоже не меряно...
   - Например?
   - Например, барон... Барон Грайг Дорадо фон Вахмутузер. Чем не кандидат? Или Граф Ай'яро. Или барон Торк... Самое главное - это "Чужак", вот кто меня волнует больше всего. Согласно тексту пророчества, он является сердцем отряда. Без него пророчество может не свершиться...
   Магистр Итор медленно кивнул, соглашаясь со словами Мастера.
   - Согласен. Магистр Гильп. Как вам было сказано, я хочу видеть нашего барона за решёткой. Найдите способ, иначе я найду камеру для вас!
   Магистр Гильп вздрогнул, и соглашаясь закивал. Он понимал, что задача практически невыполнима, но своя шкура дороже.
   - Мастер. Держите нас в курсе, если произойдут ещё какие-то события, и пожалуйста, постарайтесь найти свои подходы к барону... С ним надо что-то делать...
   Предводитель Ордена Убийц медленно кивнул, соглашаясь с просьбой Итора, Магистр Гильп несколько расслабился. Если скрытни возьмут Вахмутузера - у него станет одной проблемой меньше.
   Итор медленно обвёл взглядом всё собрание и повторил:
   - И не забывайте, до приезда Швейна - два дня...
  
  
   Грайг стремительно шёл по коридорам дворца. На очередном повороте он едва не сбил с ног графиню Котэро, и с трудом сдержав крепкие выражения, остановился.
   - Лайда, я глубоко извиняюсь за свою неловкость. Сегодня настолько сумбурный и сложный день... - С этими словами барон отвесил низкий поклон графине и поднёс к губам её руку.
   - Грайг-Грайг... Вы уже не первый и даже не десятый раз едва не сбиваете меня с ног во дворце. Неужели я такая маленькая?
   Барон незаметно окинул её взглядом и произнёс:
   - Что вы, Лайда! Просто я чрезвычайно увлекающийся человек, и когда меня что-то захватывает - я начинаю терять голову...
   - Как интересно, барон. Давайте отойдём к тому замечательному балкончику, и вы расскажете мне, чем же вы так увлеклись сегодня?
   - Почему бы и нет, - ответил тот и протянул руку. - Позвольте, я сопровожу вас. Возможно, вы желаете что-то выпить?
   - Благодарю, Грайг. Если только воды.
   Барон на ходу подозвал проходившего мимо слугу, и жестом отправил его принести требуемое, а сам искоса оглядывал графиню Котэро.
   "Мелкая, ты. Потому и не заметил". - Ехидно подумал барон. "Но и мила, до безумия. Не уж-то правду говорят, что у тебя в родне эльфы?"
   Графиня Котэро была на голову ниже среднего жителя Хатраприн, что отнюдь не мешало ей слыть заядлой сердцеедкой и грозой всех мужчин, чему способствовала тонкая фигура, и миловидная внешность. На неё многие точили зубы и прочие части тела. Но графиня радикально пресекала сторонние телодвижения в свою сторону.
   Старый граф Котэро был крайне огорчён рождением дочери, а когда, несколько лет спустя, лекарь заявил жене графа, графине Каинтай-Котэро, что та более не сможет иметь детей, без опаски за свою жизнь - у старика родилась идея, и юная Лайда Котэро обрела судьбу, уготованную графом для сына.
   Девочка с пяти лет сидела верхом, умела лазить по стенам, словно имперские штурмовики, с семи лет занималась фехтованием, и была способна ударом кулака отправить крепкого мужика в не менее крепкий сон. Всё это пряталось под внешностью хрупкой и беззащитной девушки, потому Лайда не искала "защиту и выгодную партию", как большинство молодых светских дам. Ей было скучно, и она искала приключений. А где их можно найти, если не в обществе скандального барона Вахмутузера?
   - Ну, барон. Поведайте мне о ваших увлечениях.
   - Что вы, Лайда. Какие могут быть увлечения. Так, мелкие заботы. - Ответил граф, а сам судорожно пытался сообразить, как быть дальше. Ситуация норовила выскользнуть из-под его контроля.
   - Мелкие? Ну, если смерть императора можно назвать мелкой заботой? - В глазах юной графини скакали озорные огоньки, и барон решительно не понимал, к чему этот разговор. - То, что же является для вас настоящей проблемой?
   - По секрету, - произнёс граф, склоняясь к прелестному ушку Лайды. Оп! А ушко-то и правда, заострённое. - Самой большой проблемой является поиск времени, для общения с такими прекрасными девушками, как вы...
   Лайда отпрянула от барона и заливисто рассмеялась.
   - Грайг, как вы милы, когда пытаетесь что-то утаить. Совсем как на том балу, когда вы сбежали от меня самым наглым образом.
   - Лайда, я бы никогда так не поступил но, увы - обстоятельства сложились так, что мне пришлось срочно делать ноги от ищеек Ордена.
   - На какую же вы мозоль им наступили?
   - На самую болезненную. Один мой старый друг занимался изучением древней медицины. Он нашёл древний рецепт превращения плесени в ценнейшее лекарство, но это не понравилось Ордену, и они решили он него избавиться. Я его спрятал и по своим каналам переправил к Северным варварам. Но кое-кто, как позднее оказалось, не умеет держать язык за зубами. - Барон поскрёб затылок и добавил. - Позднее этот язык я укоротил, но пришлось побегать...
   - Смело, барон! Я просто восхищена тем, какая увлекательная у вас жизнь, но это ни сколько не умоляет того, что вы от меня бежали, и... - На мгновенье, Графиня Котэро стрельнула в графа своим хитрым взглядом, но быстро опустила глаза.
   - И? - Попытался уточнить Грайг...
   - И, скорее всего, сбежите сейчас, потому, что на сегодняшнем заседании Ордена было решено определить вас в камеру Башни.
   -Дорогая моя, рассмеялся Барон. Это решение принимается не первый раз, и боюсь, что не в последний...
   - Не в этот раз, барон. Не в этот раз.
   Графиня по-кошачьи выгнулась и плавно встала. Ещё раз окинул Грайга своим взглядом, на мгновенье в этом взгляде промелькнула какая-то безумная мысль, но очень быстро всё исчезло.
   - Было решено, что мёртвый - вы тоже вполне пригодны к употреблению. А это значит, что Орден больше не станет искать нейтральные варианты. За вами придут. Возможно, вы положите десять, двадцать человек. Вы прекрасный мечник, но вы не всесильны. И в какой-то момент вы пропустите свой последний удар. Идите, мой Рыцарь! У вас очень много дел...
   С этими словами графиня Котэро удалилась. Барон хотел догнать её, но тут же одумался, и решил поспешить домой. Всё менялось слишком быстро. Очевидно, судьба решила ещё больше подхлестнуть колесницу событий. Теперь главное удержаться на облучке.
   К счастью, а возможно - к сожалению, стены были достаточно толстыми, и ни один из них не услышал, как Кэст, внимательно слушавший разговор через слуховую щель старого тайного хода, плюхнулся на пол при последних словах графини.
  
  
   Лайда Котэро стремительно вбежала в дом. Разговор с бароном взбудоражил её не меньше, чем поездка по землям Северных варваров в детстве. Но в тот раз никто не сомневался в абсолютной безопасности предприятия. Ещё бы, именно барон Вахмутузер помог её отцу получить какую-то крайне выгодную сделку.
   Теперь барон вновь ворвался в её жизнь, создавая стремительный круговорот событий, и она вовсе не собиралась упускать возможность окунуться в это.
   Сменив приличный при дворе наряд, на костюм для верховой езды, она ринулась в конюшню, но была остановлена матерью:
   - Лайда, а куда ты собралась?
   Графиня Каинтай-Котэро, не смотря на солидный возраст, выглядела весьма достойно. Правильный овал лица, и пепельные волосы, придавали неповторимый шарм её внешности.
   - Мам?
   - Да, я уже двадцать лет как мама. Но это не отменяет моего вопроса.
   - Прокатиться за город.
   - Не стоит. - Графиня покачала головой, и добавила. - Смерть Императора может очень сильно отразиться на Йарде. Орден свирепствует, а наша семья всегда была в хороших отношениях с домом Дорадо...
   - Да что вы все как с цепи сорвались на барона! - Вспылила Лайда, но тут же взяла себя в руки и добавила. - Прости, мам. Я сегодня была во дворце, и разговаривала с Грайгом...
   - Разговаривала? Ты понимаешь, что это может значить для тебя!
   - Да! Конец этих бесконечных приёмов и салонов, на которых можно умереть от скуки!
   Графиня посмотрела на свою дочь и покачала головой. Её муж явно перестарался в воспитании девочки. Ей пора думать о поиске партии, а у неё все мысли о приключениях.
   - А как же Тролмед? Он неделю назад приезжал просить твоей руки. И помниться ты даже какой-то интерес проявила...
   - Никакого! - Отрезала девушка. - Какой интерес можно проявить, к этой пустоголовой кукле? Эта тряпка только и умеет, что "красиво выглядеть". Мам, сколько можно меня сватать этим проходимцам!
   Графиня была явно ошарашена подобной отповедью дочери и попыталась как-то сгладить ситуацию.
   - Но ведь года идут! И тебе надо думать о будущем! Ты женщина, и от этого тебе никуда не деться.
   - Возможно, но не сейчас.
   - А что сейчас? - попыталась уточнить графиня.
   - А сейчас - я еду на прогулку. - Ответила Лайда, и невзначай поправила ножны на поясе.
   Графиня кивком отпустила дочь. Та моментально убежала, оставив мать наблюдать за тем, как из ворот вырвалась лошадь с Лайдой в седле. От многоопытного взгляда матери не смог укрыться полный колчан стрел и лук, притороченные к седлу.
   Те временем Лайда галопом пронеслась по улицам, и вырвалась за городские стены. По всем прикидкам, барон не мог далеко уехать, а в том, что он покинет город - она ни сколько не сомневалась. Грайг был кем угодно, но только не дураком.
  
  
   Барон Вахмутузер мчался в своё загородное имение. Надо было срочно подготовить ситуацию, дабы вывернуться из неё с наименьшими потерями для дела и тела. Вот пролетели поля, засеянные злаками, промелькнул туманной зелёной стеной яблоневый сад, начался небольшой лесок. И хотя, дорога содержалась в прекрасном состоянии, гнать не стоило. Тут-то его и ждали...
   Первая стрела ударила на втором повороте дороги, скользнув по плечу, ушла "в молоко". Вторая ударила в сапог, но творение северных варваров выстояло. Грайг пришпорил коня, но стрелы уже летели со всех сторон. Засада была организована очень грамотно, не менее двадцати человек прятались за кустами с тяжёлыми осадными луками.
   Хлопнув коня по крупу, чтобы не останавливался и скакал в имение, Грайг одним движением покинул седло и кубарем скатился в придорожные кусты.
   Его ждали не менее пяти человек в чёрных облегающих одеждах, характерных для ордена Убийц, судя по звукам - остальные, игравшие роль засадных стрелков, уже спешили к "месту сбора".
   Меч серебристой полосой выскользнул из ножен и первый же бросок отправил не в меру ретивого нападавшего в лучшие миры. Левая рука моментально выхватила кинжал, которым был перехвачен меч второго нападавшего. Всё говорило о том, что его будут просто резать, давить массой.
   Ещё двое насели на него, стараясь пробить защиту, а третий пытался зайти сзади. Барон не стал ждать этого момента, и стремительным выпадом подрезал запястье одному из нападавших, и переместился в сторону так, что третьему уже ничего не светило. Мимо уха свистнула стрела, и отскочила от меча одного из нападавших. Тот, чудом избежавший смерти от своих, на мгновенье отвлёкся, и барон моментально исправил это "чудо".
   Скрытни, сообразив, что орешек попался гораздо серьёзнее, чем было обещано - стали плотнее обступать Грайга, и количество одновременно атакующих, увеличилось до пяти человек. Ещё двое подставили свои животы под удар меча, третий умудрился ускользнуть от сверкающей полосы, и даже сумел полоснуть барона по боку, но при этом он слишком сильно подался вперёд, и кинжал Грайга рассёк ему горло.
   Вахмутузер сделал стремительный рывок, в образовавшуюся брешь, попутно резанув кого-то по ноге мечом, и распоров чью-то руку кинжалом, но и сам получил укол в левое плечо, и глубокое рассечение на лбу.
   Оглядевшись - барон понял, что это его последний бой. Нападавших оставалось не менее двух десятков. "Моя жизнь вам дорого встанет", - пробормотал Грайг, отбивая очередной выпад.
   В этот момент, из-за кустов, один за другим вылетели два ножа, моментально упокоив двоих нападавших, а с другого конца поляны кто-то выпустил по убийцам парную стрелу.
   - Проклятье, - пробормотал он, старательно выстраивая защиту. Этой манере стрельбы, он научился у эльфа, нанявшегося к нему у Северных варваров. И показывал её только одному человеку. Лайде...
  
  
   Кэст был ошарашен. Он не очень верил в совпадения.
   Из кухонного коридора, он свернул на чёрную лестницу, по которой ходила прислуга, следящая за чистотой во дворце. Тут он оглянулся, и убедившись в отсутствии кого-либо поблизости - упёрся руками в два камня, и что было силы пнул ещё один, у самого основания ступеньки. Камни плавно ушли вглубь на две ладони, и узкий сегмент стены сместился в сторону. Вор моментально прыгнул в образовавшееся отверстие. Стена закрылась, едва не прищемив ему пятки.
   Осмотревшись, Кэст деловито переставил два камня противовеса, сместившихся со своего места при открытии тайного лаза, и зашагал по узкому проходу, регулярно перемежающемуся смотровыми и слуховыми щелями. Все они были сделаны крайне искусно, и снаружи выглядели как небольшие расхождения в кладке, либо элементы пано, фресок и резьбы по камню. Некоторые были закрыты штукатуркой, картинами и гобеленами. Ход был очень старый, и как считал Лорд Дэмиан - кроме гильдии воров, о нём уже не помнил никто, как в прочем и о большинстве остальных тайных ходов дворца.
   Спешно проскочив по нескольким переходам, он едва успел подойти к смотровой щели зала приёмов, в который входили все приезжавшие дворяне, и увидеть человека, так его заинтересовавшего.
   Человека он узнал мгновенно, это был скандально-известный барон Вахмутузер. Какой-то камердинер ему что-то пытался втолковать. Грайг некоторое время это терпел, после чего выдал длинную фразу, в которой очень ёмко описал все недостатки придворного остолопа, краткое содержание его родословной, возведённой к червям и слизням, и несколько рекомендаций о том, куда ему следует как можно быстрее отправиться.
   Придворный шаркун, не ожидавший такого напора, и густо покрасневший от хохота так некстати оказавшихся в зале дворян и придворных -, на мгновенье стушевался. Барон тут же отодвинул его в сторону, и стремительно прошёл вперёд.
   Проскочив несколько переходов, и прикинув, куда может идти Вахмутузер - Кэст ринулся к одной из осевых шахт. Там перебравшись через несколько ярусов, он свернул в узкий проход, и услышал голоса графини Котэро и барона.
   Сначала, Вор решил, что это будет обычное придворное размазывание слюней, но неожиданно Грайг упомянул события полугодичной давности, когда его отправили негласно сопроводить одного умника к северным границам, а потом графиня посочувствовала барону, что тому предстоит её оставить.
   -... Идите, мой Рыцарь! У вас очень много дел...
   "Рыцарь?" Кэст так и сел на пол. "Это ходячее недоразумение - Рыцарь?" Мысли метались в голове, как рой злобных ос, и каждая норовила его укусить побольнее. "Нет, барон, конечно, лучший мечник Йарда, а возможно и всей Империи", - пытался убедить себя Кэст, но выходило как-то не очень. "Силой не обделён, в седле сидит, как влитой, из лука стреляет, как легендарный эльф, лучшего спутника вообще тяжело придумать, но Рыцарь?!" Кэст помотал головой. "Может это просто такая оговорка?" Но ехидный внутренний голос с невероятным сарказмом отозвался: "Аха! Щаз! Прямо-таки и оговорка!"
   Вор медленно поднялся. "Если это оговорка - то я просто потеряю немного времени, а если нет - то я не имею права его упускать из виду". От этой мысли, зловредный рой насекомых в голове - моментально скрылся в улье, а Кэст поспешил к выходу.
   Покинуть тайные переходы было гораздо проще. Один из переходов обрывался стеной, за которой шумел небольшой водопад в Императорском парке. Единственная проблема была в том, что выход находился на высоте четырёх метров.
   Глубоко вздохнув, вор нажал на рычаг, и запорная плита легла к его ногам. Он успел сделать несколько шагов, как вода наполнила запорные ёмкости, дверь стремительно вернулась в своё прежнее положение, вытолкнув человека в поток воды.
   Несколько сильных гребков, и Кэст оказался в небольшой заводи, скрытой высокой осокой. Здесь он сменил мокрую одежду, на извлечённую из тайника и задумался. Особого выбора у него не оставалось. Барон наверняка попытается выбраться из города. В пригороде у него есть дом, и из него будет гораздо проще скрыться, если его попытаются прижать. Значит Вахмутузер покинет город... Самое смешное, что именно там его ждать и будут. С другой стороны городской дом Дорадо. Подобной глупости от барона не ждут, и наблюдение минимальное, но при случае туда можно будет подтянуть городскую стражу и бойцов Ордена Сеятелей. Барон не дурак, понимает, а значит - он уже на пути к поместью... на пути к которому есть лесочек... вот там бы я его и подловил...
   С этими мыслями Кэст несколько поспешно покинул Императорский парк, на что, в прочем, никто не обратил внимания. Мало ли куда может спешить этот простолюдин. Орден Сеятелей давно пытался провести запрет на свободное посещение парка, но сильное лобби цеховых в совете Йарда пока держало это право незыблемым.
   Город он покинул через те же ворота, что и барон, но несколько позднее. На тракте ползли повозки крестьян, отдельно ехала карета с каким-то дворянином, а чуть дальше, скакала лошадь с девушкой в костюме для верховой езды.
   Он был готов заложить свою голову, что единственная женщина в Йарде, рискнувшая надеть такой костюм за пределами своего поместья - это Лайда Котэро. "Уж эта вертихвостка должна знать, где находится барон". С этими мыслями Кэст пришпорил лошадь, и поскакал вдогон, за непоседливой графиней.
  
  
   Едва въехав в лес, Лайда услыхала звон мечей. Не то, чтобы это было чем-то необычным; дуэли, несмотря на неоднократные попытки запрета, были в Империи вполне обыденными. Но дуэль никогда не сопровождается таким шумом, а уж тем-паче глухим матом барона Вахмутузера. Дураки, имевшие смелость вызывать его - давно закончились.
   Графиня спешилась, подхватила лук и закинув на спину колчан - спешно двинулась на звук битвы.
   Происходящее вогнало её в ступор. На поляне лежали в разных позах шестеро закутанных в чёрные облегающие одежды бойцов, а ещё два десятка пытались взять барона в кольцо или поймать момент для спуска стрелы.
   Поддавшись мимолётному ощущению, девушка развернулась, одновременно выхватывая из-за пояса кинжал, и нанося удар. Один из чёрных, очевидно скрывавшихся в кустах, попытался накинуть на неё тонкую шёлковую удавку, но графиня оказалась быстрее.
   Тут до Лайды стало доходить, что она убила нападавшего, но сознание не позволило ей скатиться в рефлексии, и сильнейший адреналиновый шторм захватил её.
   Оглянувшись, она заметила ещё двоих наблюдателей, окруживших поляну. Слитным рывком, она переместилась к первому из них, и нанесла восходящий удар под левую лопатку, другой рукой зажимая рот жертве.
   Второй, очевидно, что-то заподозрил, засуетился и двинулся в её сторону. Она не стала его дожидаться, а рванулась вперёд, одновременно нанося удар кулаком в переносицу, колено врезалось в промежность убийцы, а в следующий момент она перехватила кинжал, и нанесла колющий удар под шестое ребро, как учил отец и наставники.
   Враг лежал у её ног, а графиня уже озиралась в поисках новой цели. Не найдя никого, кого можно было бы скрытно достать, и отчётливо отдавая себе отчёт, что в подобном бою, как мечник, она будет слаба - Лайда перекинула в руку лук, и извлекла из-за спины первую пару стрел.
  
  
   "Не успел"! - Была первая мысль посетившая Кэста, увидевшего лошадь графини у куста. Вор слитным прыжком соскочил с седла. Шум боя он услыхал ещё на въезде в лес, но до последнего момента надеялся, что вмешиваться не придётся. Расстёгивая куртку, под которой была перевязь с добрым десятком метательных ножей.
   "Мечтательные ножи". - Пронеслась ехидная мысль, пока он шёл на шум боя.
   Ситуация на поляне складывалась явно не в пользу барона. Его обступили со всех сторон. В следующий момент он едва не споткнулся о свежего покойника с шёлковой удавкой в посмертном захвате. "А вот и графиня", - подумалось ему, "а где же она сама"?
   Ответ пришёл неожиданно, на противоположном конце поляны мелькнуло что-то чёрное, а в следующий момент он увидел и саму Лайду, извлекавшую стрелу из колчана.
   Далее не раздумывая, Кэст практически одновременно с графиней, метнул первые два ножа, и на поляне стало на четыре покойника больше. Барон, по всей видимости, это заметил, усилил веер защиты, и подрезал ещё одного нападавшего.
   Самого Кэста крайне удивил выстрел девушки. Про прицельный выстрел двумя стрелами он слышал, но видеть, до сих пор, не доводилось. Особо не раздумывая, он метнул один-за-одним ещё четыре ножа, и с кинжалом выскочил из-за кустов.
   За это время Лайда успела сделать четыре парных выстрела, и на поляне осталось всего пятеро нападавших, один из которых едва двигался с рассечённой ногой, а второй стоял несколько в стороне, пытаясь наложить на распоротую от локтя до запястья руку лечащий амулет.
   Не дав ему завершить процесс - вор одним прыжком сбил его с ног, и сломал горло. Тем временем графиня помогла хромому избавиться от страданий, а оставшиеся трое - отвлеклись и попытались уйти, но барон стремительным ударом уложил двоих. Третьего едва успел завалить на землю Кэст.
   Барон с залитым кровью лицом и озверевшими глазами несколько мгновений смотрел на то, как Кэст пеленает последнего выжившего, и огляделся.
   - Я думал - это конец.
   - Не-е-е, барон! - Ехидно протянул Кэст, - эт-только начало! За вас взялись всерьёз, и сейчас мы выясним - кто.
   С этими словами парень затянул последний узел, притягивая ноги и связанные за спиной руки жертвы, друг к другу. Тут до них донеслись сдавленные всхлипы, и оба как по команде повернулись.
   Лайда Котэро, наследная графиня дома Котэро, едва сдерживая слёзы, вытирала окровавленный кинжал об одежду одного из нападавших.
   - Лайда, ты в порядке? - Грайг, забыв обо всём, кинулся к девушке. Та, ещё не до конца придя в себя, посмотрела на него и произнесла:
   - Стрелы очень хорошие, я не смогу их вытащить... Наставник будет сердиться, что я оставила оружие на поле...
   Договорить она не успела. Барон зашёлся в хохоте и сгрёб девушку в свои объятья. Та только сдавленно пискнула, но плакать перестала, и взгляд стал более осмысленным.
   - Вытащим. Обязательно вытащим. - Пробормотал барон. - Спасибо, девочка. Ты мне очень помогла.
   Дождавшись пока Лайда успокоится, барон мягко отстранил её и подошёл к Кэсту. Тот уже усадил пленника "в раскоряку" у дерева и пытался задавать вопросы, на которые получал только гордые усмешки и поток отборной брани.
   - Молчит?
   - Отчего же, вполне говорящий. Вот только говорит совсем не то, что хотелось бы слышать... Боец...
   - И чего такого. - Барон был, как будто удивлён. - У меня высший скрытень неплохо пел, а уж из бойца - я сделаю лучшего исполнителя Империи.
   С этими словами Грайг извлёк из ножен кинжал и подступил к пленнику. Тот сжался и пытался слиться с деревом. Перед ним был не этот мальчишка, а лучший мечник Империи, а потому - ничего хорошего ждать не приходилось. Очевидно, он надеялся, что барон допустит ошибку, и смерть придёт раньше, нежели язык развяжется.
  
  
   Барон внимательно осмотрел пленника, несколько примеряясь к предстоящей роли палача, потом неожиданно бросил нож в ножны.
   - Я его знаю. Он был среди тех, кто два года назад попытался пробраться ко мне в поместье. И единственный, кто выжил и сумел уйти. Он не знает ничего. Обычная шавка, которой кидают объедки со стола, в надежде что подавится, и можно будет повеселить гостей...
   Пленник слушал барона и понемногу выходил из себя. Тем временем барон продолжал описывать возможности и родословную парня, периодически уточняя некоторые особенности его физиологии и интимной жизни. В какой-то момент его терпение лопнуло...
   - На себя посмотри! Кабан! Тебе осталось не долго, ходить под этим небом! Скоро Магистр Итор и Мастер до тебя доберутся, а вот тогда тебе будет ни куда не деться...
   В следующий миг, кинжал барона пробил пленнику горло, и навсегда успокоил его.
   - Вот, собственно, и всё, что нам хотели сказать... Теперь у нас есть над чем подумать...
   Оглянувшись, он увидел парня, как-то странно смотревшего на него, и Лайду, которая уже полностью пришла в себя, и с удивление оглядывавшаяся на обоих мужчин.
   - Так. - Грайг решил, что пора брать дело в свои руки. - Сейчас шустро выдвигаемся в моё именье, лечимся-моемся и думаем, что делать далее.
   С этими словами Граф двинулся быстрым шагом через пролесок. Парень и Лайда прихватили своих скакунов и двинулись следом.
   - Кэст. - Представился поравнявшийся с ним парень.
   Грайг кивнул.
   - Просто Кэст?
   - Просто.
   - А может Кэст Лозо?
   Парень едва не споткнулся. Его теневое имя знали ОЧЕНЬ немногие, даже внутри гильдии, а барон продолжил удивлять:
   - Как Дэмиан себя чувствует? Что-то он сдавать стал в последнее время.
   Парень с трудом проглотил какой-то комок в горле, но ответил:
   - Лорд здоров. Я видел его буквально пару дней назад.
   Барон снова окинул Кэста взглядом, но промолчал. Оставшаяся часть пути прошла в полном молчании.
  
  
   Первое, что сделал барон по прибытии в именье - отправил всех слуг в город, со словами: "Там вы нужнее". Очевидно, что случайных людей здесь не было.
   По завершении всех процедур по приведению себя в порядок, все трое собрались на веранде.
   Кэст с немалым удивлением смотрел, как наследная графиня заваривает какие-то травы, а барон выговаривает ей, за самоуправство и непослушание.
   - Так! - Кэст на мгновение вздрогнул. Переход от "семейного балагана" к "военному совету" был неожиданным. - Во-первых, Лайда, ты возвращаешься домой. Тебя никто не тронет. Во-вторых, с Вами, молодой человек, всё обстоит гораздо сложнее... Только не говори мне, что первый вор Империи Хатраприн, правая рука главы Гильдии Воров Лорда Дэмиана, Кэст Лозо, совершенно случайно оказался за городом, там, где пытаются убить меня...
   Кэст сидел не в силах пошевелиться. Откуда Вахмутузер знает всё ЭТО? Кто позволил ему столько знать?
   Лайда с не меньшим удивлением смотрела на молодого парня. Никогда бы не подумала, что "первый вор", может находиться где-то, кроме дальних темниц городской стражи. Кэст не подвёл, и тут же выдал ответ ещё более невероятного содержания:
   - Лорд является одним из Хранителей. В мир вернулся первый из осколков камня ненависти!
   Но барон не отставал и бил Кэста его же оружием:
   - И кто же "тот чудак, что прочитал о Кардабане?".
   - Не знаю, - вздохнул вор, - знаю только, что зелёный камень найден. Следующим должен быть фиолетовый Файлеф или жёлтый Азран.
   - Почему так? - Лайда не удержалась и задала возникший у неё вопрос. В ответ прозвучала усмешка барона:
   - Потому, что они так указаны в пророчестве. - И продекламировал:
   Азран, Файлеф и Кардабан,
   Хранимы небом и землёю.
   Сарон, Харим, и Са'Скабан,
   Умыты ледяной водою.
   - Согласно толкователям легенды из Владычества Ба'ан, - продолжил барон, - все камни указаны группами. Первые три - это солнце, время и неопределённость. То есть жизнь, развитие и фортуна. Вторая группа - это смерть, изменчивость, вызов. Твоего рода противопоставление сущностей. Третья группа - они определяют какие-то не вполне понятные вещи, как общность и коллективную коммуникабельность...
   - Откуда? - Только и смог произнести ошарашеный Кэст.
   - Раньше хранителей было больше, Владычество Ба'ан находится на границе земель Северных Варваров, там по сей день жива память об осколках. Текст этой легенды там сохранился. Так же, в Ба'ане находится могила последнего из драконов. Согласно местной легенде - это тот самый, первый хранитель белого осколка Сарон. Его имя было Т'Герон.
   - Грайг! - Лайда удивлённо смотрела на него. - Но почему...
   - Почему я никогда не рассказывал тебе об этом? Возможно потому, что очень надеялся, что эти знания уйдут со мной в могилу... Тебе пора...
   - Нет! Я с вами! - В глазах юной графини читалась абсолютная уверенность в своей правоте. Но в следующий момент она несколько поправилась и добавила, - пока с вами...
   Трое всадников уверенно двигались в сторону Йарда. Лесная окольная тропа огибала главный тракт и оканчивалась у неприметных ворот для черни. Последнее место, где будут искать даже такого экстравагантного человека, как барон Вахмутузер и уж тем паче, никто не станет искать графиню Котэро. Именно здесь троица и спешилась. И из-под стены вынырнули три тени, незаметно поклонившись одному из всадников, они приняли лошадей.
   Натянув по глубже капюшоны, трое двинулись тёмной улочкой, где ни один представитель знати никогда не появлялся. У очередного покосившегося дома, барон покачал какой-то торчащий гвоздь и пнул ногой фрагмент стены, та отошла в сторону. В открывшемся сарае, должно быть, и мыши давно передохли, но Вахмутузер безошибочно поддел половицу и первым прыгнул в подземный лаз.
  
  
   - Ваше превосходительство! Вы как всегда вовремя! - Старый Монк с готовностью придержал люк тайного прохода. - И госпожа Котэро с вами? Как вовремя!
   - Монк, не язви, в чём дело?
   - Обыск, мой барон!
   - И чего ищут?
   - Вас мой барон?
   - И как? Успешно? - Голос Барона просто переполнялся сарказмом.
   - Ну, как вам сказать... - На лице Монка расплылась довольная улыбка.
   - Ясно. Они ещё в доме?
   - Увы, они твёрдо уверены, что дождутся Вас, мой барон, а потому прихватили небольшой бочонок вина, того самого, что вы привезли от варваров. Угощаются...
   - Ну-ну... Значит через пару часов они уснут... А пока - мне надо нормально вооружится... и не только мне.
   До оружейной комнаты, они так и не дошли. У самого незримого прохода, Кэст удивлённо остановился, а Лайда поинтересовалась:
   - А что там?
   Настало время удивляться барону. Его гости видели коридор.
   - Там древняя библиотека... Вы - первые, кто... а, пошли, покажу...
   Внутри настало время удивляться и барону. Перед ним была не привычная пещера с выдолбленными полками и постаментом в центре. Они оказались в огромной комнате со стенами из блестящего металла. На строгих железных стеллажах во множестве лежали свитки и книги. Но сильнее всего изменился постамент. Это был изящный металлический конус, но котором покоился небольшой фиолетовый кристалл.
   - Барон... - Кэст был не многословен, но его просто разрывало от нетерпения.
   - Тут всё изменилось... - Только и смог произнести Грайг. Осторожно подойдя к постаменту, Барон протянул реку к кристаллу и тут же отдёрнул...
   - Фиолетовый Файлеф, говоришь... Если я что-то понимаю, то он перед нами...
   - Тогда возьмите его, - удивилась Лайда.
   Мужчины переглянулись и синхронно протянули руки. В тот момент, когда их пальцы соприкоснулись с камнем, в помещении прозвучал крик Кэста:
   - ФАЙЛЕФ!!!
   Во все стороны ударила фиолетовая волна, омывшая стены странного помещения и ушедшая далеко за пределы дома Дорадо. Десяток стражей и четверо скрытней дожидавшихся барона в доме - мгновенно исчезли. Их судьбу разделили четверо слуг, поддавшихся на посулы Ордена и Магистр Гильп, только что приехавший в надежде получить немного славы, как человек арестовавший барона Вахмутузера!
  
  
   Магистр Итор стоял у окна и бессильно наблюдал за происходящим. Рядом стоял Мастер. Они оба прекрасно понимали, что произошло, нашёлся второй камень, а у них всё ещё не было ни одного осколка. В этот момент, за их спинами открылась дверь, и на пороге возник Магистр Швейн.
   - Я так понимаю, что меня не ждали...
   - Магистр! - Итор едва не захлебнулся от удивления. - Мы ждали Вас только завтра! Как вы так...
   - Наследие былых времён, - усмехнулся Швейн. - Мастер, рад Вас видеть. Присаживайтесь, рассказывайте, что это было.
   - Файлеф, магистр! Второй камень! Пятеро собираются.
   - Что значит второй? Зелёный надёжно укрыт в Башне! До него никто не сможет добраться!
   Мастер грустно взглянул на Швейна и произнёс:
   - Как ни печально, не его там уже нет! Я всё ещё хранитель и чувствую происходящее, Кардабан обрёл хозяина прошедшей ночью, и этим хозяином стал один из пяти.
   - Это точно? - Швейн мрачнел на глазах.
   - Увы, как и то, что Файлеф хранился где-то возле дома барона Грайг Дорадо фон Вахмутузера!
   - Как Вахмутузера? Почему он ещё жив!? Где он вообще!? - Швейн был удивлён и возмущён до крайности. Барон был переходящей мозолью всего Ордена.
   - Сегодня утром в поместье барона была отправлена группа с приказом взять его живым или мёртвым...- спешно затараторил Итор в надежде получить некое послабление вины, но вмешался Мастер и моментально сломал все планы.
   - Днём он прирезал двадцать пять скрытней. Это все кто были возле Йарда, Элита! Правда, ему помогли. Несколько человек были убиты стрелами и метательными ножами. И те, и другие - самые обыкновенные, но стрелы выпущены как-то странно. Кто-то даже предположил, что это работа эльфов. А в свите Вахмутузера был один остроухий...
  
  
  -- Глава 3
  
   Генрих Шмидт, председатель Института Темпоральной Коррекции, сидел во главе стола, зала для совещаний и осматривал прибывающих.
   По правую руку сидел Мартин Галер, техник-оператор отправивший искателя в этот странный мир, следом сидел Савалет Юран, человек неопределённой национальности, мастер-рукопашник, обучавший Дара. С левой стороны стола сидел Велемир Круглов, начальник отдела безопасности при ИТК и Николай Археев, представитель Совета Земли. На повестке дня стоял вопрос о неизвестном пространстве, чьи пространственные колебания очередной раз вывели болото института из спячки. Из картины выбивался начальник секции математики и логики, Люций Мор. С него можно было писать портрет безумного гения. В прочем, многие его именно таковым и считали...
   Генрих ещё раз оглядел присутствующих и произнёс:
   - Начнём. Вчера, а точнее - уже сегодня, около полуночи, сработала аппаратура слежения, и мы сумели принять около пятнадцати минут из этого странного мира, в который был заброшен наш человек. Пространственные координаты по основному вектору, третичное дендральное ветвление, плюс триста. Подробнее - можно уточнить в нашей базе.
   - Генрих, - Археев был в своём репертуаре, - будь любезен, уточни историю событий? Мне, к примеру, совершенно непонятны причины, по которым рядовой операции был присвоен код секретности "00++"! А это совещание, в такую рань - ничего подобного не происходило со времён конфликта на "Кризе", но там была техногенная цивилизация, и вполне реальная угроза, а тут... На сколько я понял - там сплошное средневековье...
   - Извини, Коль, ты не совсем прав, но я уточню. Неделю назад, Люций прибежал ко мне с расчётами сканеров. Дело в том, что данная вселенная формировалась "вокруг галактики". В ней имеется "центральный диск", несколько напоминающий Млечный путь, окружённый девятью галактиками сателлитами. Там имеются и иные галактики, и прочий набор, вполне-себе обычная вселенная, но в её центре - вот. Люций...
   - Я уж думал меня и не спросят, - проворчал Мор, оглянулся, на манер рептилии, на окружающих и продолжил, - дело в том, что одна из этих галактик сателлитов начала излучать в спектре контр-резонации...
   Люций коснулся своей планшетки и выкинул на стену несколько монструозных уравнений.
   - Это только приблизительные расчёты. Они дают общее описание этих колебаний. А вот их графики.
   На стене появились две стереограммы.
   - Правая - это то, что должно быть в оригинале, левая - это то, что я получил...
   Велемир, до этого молча наблюдавший за ситуацией - не выдержал:
   - Люций! Ау! Эту математику, никто из присутствующих, кроме тебя, не понимает. Графики разные, но может, ты попытаешься более просто объяснить, чем это угрожает нам?
   - Ну, это же просто! - На стене возникла пространственная топограмма основного вектора. - Это наше ветвление, здесь мы, здесь эта вселенная, - его слова дублировались возникающими маркерами, - а это волна возмущения. Она должна ударить в один из наших эхо-миров, но там не всё ясно с этим миром, у него некая защита. В итоге эхо коллапсирующего пространства пойдёт так и так.
   По топограмме прошли цветастые волны, и в девяти различных местах возникли резонансные точки. Потом точки свернулись, и волна сошлась на трёх узлах.
   - Собственно - вот. Остальные два узла - это химерические пространства, не имеющие даже своей метрики. Что-то вроде зародышей. Для них эта волна - ничто. Резонансные точки - тоже ерунда, в этих мирах просто возникает определённая вероятность неких событий, но ничего из ряда вон выходящего, а вот то, что прибежит к нам - это большой пушистый зверёк!
   - Благодарю, Мор. - Шмидт постарался перехватить слово. - Это в общих чертах. После этих событий - мы постарались наладить канал в это пространство, и тут начались проблемы. Дело в том, что эта вселенная завязана на эхо-мир, о котором упоминал Люций. Попасть в этот мир мы тоже не смогли, но использовать его, как мост для канала - вполне. Провели сканирование, получили несколько картинок - ничего такого, обычная вселенная. На планету-узел вышли практически сразу. Самое интересное в том, что планета находится не в галактике сателлите, с которой возникли проблемы, а в основном диске, примерно там же, где и Земля! Кстати, сателлиты вообще не просматриваются, их, словно нет. Основную галактику мы мониторили свободно, но именно эта планета - обозревается исключительно с орбиты. Мартин...
   - А дальше начинается та самая чертовщина, из-за которой мы сегодня тут и собрались. Как только камертон генератора транспространственного импульса опустел - связь пропала полностью. Но двое суток спустя - у нас вдруг появилась картинка. При этом настройка аппаратуры была такова, словно канал проложен кольцом, через несколько ветвлений, и замкнут сам на себя. При этом потребление энергии снизилось вдвое от минимального порога генерации.
   - Ваши выводы? - Археев, до этого внимательно слушавший присутствующих, попытался подвести хоть какую-то черту под "всем этим".
   - Никаких. - Мартин был мрачен, как ночь. - Мы проверили всё, даже пытались запустить с принудительной настройкой на такие показатели! Предохранители вышибало на второй пикосекунде, а предварительные расчёты энергопотребления... Да у нас вся Солнечная система столько не вырабатывает!!! Я даже не представляю, как это может быть! В принципе!!!
   От удара о стол, карандаш треснул и разлетелся в разные стороны.
   - И это не удивительно, - прозвучал хриплый голос со стороны.
   Все синхронно повернулись на голос. У стены стояло античное кресло, стоимостью в три-четыре таких кабинета, со всей аппаратурой вместе взятой. В кресле сидел парень с длинными волосами и гитарой в руках. Его возраст был абсолютно непонятен, с одной стороны он был очень молод, но в тоже время в нём чувствовалась Вечность. Парень провёл рукой по струнам гитары, кои на проверку оказались лучами света, выдав странный диссонирующий звук - повторил:
   - И это не удивительно. Из Белой Зоны, сунуться в Индиго! Да у вас канал должен был работать как мощнейший силовой насос, черпая энергии вакуума, из нулевой точки совмещённых пространств... Мы, когда увидели ваш пробой - просто офонарели!
   - Это плохо? - Попытался уточнить Мартин. Он, как и остальные - ничего не понимал, и пытался справиться с эмоциями.
   - Это не плохо и не хорошо. Это как если вы преподавателю по физике, в начальной школе, принесёте действующий прибор, собранный вами, от нечего делать, когда лучшие умы мира твердят, что это невозможно! За какими демонами, вы, факторное вирт-отражение, полезли в Индиго?! Да ещё и в Девятимечье? Вам что, больше делать нечего? Вас там только и не хватало, до полноты ансамбля!!!
   В это время Генрих Шмидт сумел справиться со своими эмоциями, и задал гостю главный вопрос, волновавший всех:
   - А вы, вообще, кто?
   - Виктор, Безумный Бард. Контролирующая структура Индиго-зоны.
   - Я ЗНАЛ! - Вопль Люция огласил помещение. - Это Вы недавно убрали две расы, находящиеся на грани войны, из одной вселенной?
   - Возможно. О чём-то подобном я слышал. Правда, это произошло почти сто лет назад, в период становления ди-структур в основных анклавах. Время, оно несколько относительно...
   Люций попытался что-то сказать, но красноречивый взгляд Виктора тонко намекнул, что продолжения расспросов не будет. Вместо него, своё слово попытался вставить Археев:
   - Это такой "контакт"? Или у вас имеются некие иные цели?
   - Контакт? Нет, я представляю структуру, наделённую силой решать и управлять. Что-то вроде скальпеля в руках мироздания.
   - Управлять чем?
   - Мирозданием. - Виктор усмехнулся и добавил. - Николай, я прекрасно понимаю, о чём вы сейчас думаете, не вы первый и не вы последний, но мы не преследуем каких либо своих интересов. Они, интересы, закончились в тот момент, когда вместо смерти - мы принимаем ношу Барда. И даже смерть не освободит меня от этой ноши. Я вновь проживу жизнь, и под конец снова приду к тем же императивам, и снова войду в ряды Бардов.
   Археев попытался что-то ещё вставить, но момент был вновь перехвачен Мартином:
   - А почему вы назвали нас каким-то "вирт-отражением"?
   - Потому, что вы им и являетесь... Давайте я вам кое-что расскажу, сразу станет многое понятно, и пропадут лишние вопросы... Для начала. Примите как данность, что вселенная, наш мультивёрсум, разделена на своеобразные зоны ответственности. Барды, Адай Аарн, Сэфес, Эрсай - это разнообразные контролирующие структуры, энергетические и социальные, которые группируют миры и вселенные по принципам развития и моральным градациям. При этом моральный уровень мира, где множество поколений правят жёсткие диктаторы, может быть много выше, нежели сельская пастораль, где никто не знает, с какой стороны браться за оружие. Социальные и моральные критерии отбора, в разных зонах контроля, могут быть прямо противоположными, а потому - не стоит лишний раз пытаться понять то, что на вашем уровне понять невозможно.
   Бард пошевелил пальцами и в его руках образовался бокал, наполненный золотистой жидкостью. По комнате пронёсся лёгкий аромат горных трав и грозы. Сделав несколько глотков - Виктор продолжил:
   - Вы - являетесь одним из множественных отражений базовой Земли. Центрального узлового мира. Причём весьма странным и совершенно нестандартным. Во-первых, это ваши биотехнологии! Во всём веере, есть только две реальности, в котором человечество Земли пошло по не техногенному пути, там сформировались достаточно устойчивые psi-цивилизации! И тут появляетесь вы, с уникальными биотехнологиями, и при этом - очень развитой техногенной наукой. Это уже нонсенс, но у вас он реализовался. Во-вторых...
   Тут Бард на несколько мгновений уставился на Генриха, а потом спросил:
   - Как у вас обстоят дела с христианской религией?
   Шмидт крайне удивлённо посмотрел на Барда. Потом что-то посмотрел в своём планшетнике и зачитал:
   - Последняя христианская церковь была закрыта в "700 году от рождения Хиистова", по их летосчислению. Это, примерно, одна тысяча семьсот лет назад. Это была последняя попытка монотеистических верований в истории цивилизации. Около четырёхсот лет назад, вышел большой труд Чеццуолакана, известного философа народа Майя, в котором он внимательно изучил монотеистическую базу, и признал подобные течения бесперспективными... - Шмидт прервал чтение и перевёл взгляд на Барда, пожимая плечами. - Обыкновенная секта, а почему она так вас заинтересовала?
   Бард ехидно ухмыльнулся, и менторским тоном ответил:
   - Да потому, что до этого момента считалось, что становление монотеизма, либо атеизма - является основополагающим фактором в развитии цивилизации! У вас же - иудаизм был похоронен во времена Большого Удара, христианство - распалось, ислам и китс - даже не зародились, а буддизм - остался философской доктриной, так и не перешедшей в разряд культа! Политеистические религии правят бал! При этом вы ещё не выбрались за пределы собственной звёздной системы, а уже способны полноценно противостоять практически любому анклаву в известной части мультивёрсума! Да вы бы с Юи-Жерг в одиночку управились! Вам надо возглавлять верхние сиуры Мадженты, а вы - скрываетесь в Белой Зоне и неведомо как - избегаете зонирования!
   Бард откинулся в кресле и оглядел плоды своей лекции. В этот момент рядом с Виктором возник ослепительно-яркий плазмоид, мгновенно преобразовавшийся в человека с открытым лицом, длинными волосами, одетого во что-то похожее на чёрный комбинезон. Новый гость оглядел собравшихся, сформировал из воздуха нечто вроде табурета, уселся, после чего произнёс:
   - Надеюсь, я не опоздал. Меня зовут Талэлор, Адай Аарн. Вить, ты забыл одну немаловажную вещь. Этот мир - единственный, кроме Девятимечья, где полноценно, без оговорок, работает Предел.
   - Тал? - На лице Барда было написано совершенное безграничное удивление.
  
  
   - Ты в этом уверен? Предел был ограничен ещё при его зарождении...
   - Уверен. И это не меньшая загадка...
   В их диалог вмешался ранее молчавший Савалет:
   - А можно поподробнее? Что за Предел, и почему он так много значит?
   Назвавший себя Талэлором чуть-улыбнулся, и ответил:
   - Предел - это Сила. Вам легенду, или нечто более конструктивное?
   - Объективное, - поспешил вставить своё слово Люций. - Легенду можно послушать и позднее.
   Адай Аарн кивнул и начал рассказ.
   - Началось это несколько миллионов лет назад. В процессе непрерывного творения вселенных, которые рождаются и как любой младенец - имеют уникальные показатели, была сформирована одна, являвшаяся стандартной, и стороннего внимания, особо, не привлекла.
   Шло время, физические константы были достаточно близки к привычным вам... С вашей точки зрения - и вовсе идентичны... На одну из планет этой вселенной был занесён человек. Люди прижились, размножились, стали строить цивилизацию, идущую по пути развития парапсихологии. И вот тут-то и начались проблемы. Оказалось, что в структуре вселенной есть лазейка. Что-то вроде программного шлюза. С одной стороны ничего страшного, способ регуляции. Но люди довольно быстро нашли эту лазейку и тут сложилась ситуация... Хм... Наиболее близкая аналогия - это персонаж виртуальной игры, который способен "на лету" переписывать код игры и самого себя, без потери себя... Знаю, звучит странно, но иначе я Вам это никак не смогу объяснить...
   С этого момента и начинается главная "песня". Поначалу, они стали робко экспериментировать, меняли фундаментальные законы, создавали новые силы...
   - И никто не обратил на это внимание? - Вмешался Круглов. - Не поверю, что никто не обнаружил такого вмешательства.
   - Тут, как раз ничего удивительного. Мир находился, на тот момент, в Белой Зоне, а в те времена на Белую Зону обращали на много меньше внимания, нежели сейчас. Но всё-таки обнаружили, поставили следящие конструкции... Ведь никто не знал, что местные успели такого наворотить, что стандартные плетения перестают полноценно работать...
   К тому времени, когда спохватились - местные умудрились включить свой канал в сферы творения и сформировать новую силу, которую и обозвали Предел. Это был сплав новейших пси-технологий и классических ментоструктур, слитых в единое целое. Это был новейший инструмент, позволявший управлять вселенной и быть богом. Тогда это исправлял Палач и два десятка экипажей Сэфес. Даже Эрсай подключились, что было и вовсе невероятно.
   Местных магов усмирили, сделали ряд заплаток, на структуру и в этот момент встал вопрос: "А что делать с Пределом"?
   Вот тогда мы и получили небольшой привет из высших сфер. Предел был назначен контролирующей структурой. Внезапно, да?
   В каждой из девяти галактик-сателитов была сформирована тройка, Меч - Дух-Хранитель - Дракон. Хранитель рождался на основной "узловой" Земле, где Меч, перманентно, ожидал своего Хранителя, и в какой-то момент, когда эмоциональный резерв Хранителя подходил к определённой планке - Меч воплощался, вступал в контакт в будущим Хранителем, и пройдя инициацию кровью - переносил его в "подотчётный мир".
   Там юный Хранитель постепенно набирался опыта, знаний, учился магии и шёл на встречу с Драконом. В какой-то момент они встречаются и начинается очередной виток в развитии мира.
   - Довольно оригинально. - Заметил Круглов. - Можно спорить о разумности подобного подхода, но как я понимаю - подобная система работает?
   - Работала. - Ответ Адай Аарн был очень резок. - Работала до недавнего времени. Виктор не зря упомянул христианскую религию. На той Земле был период "тёмных веков", когда цивилизация скатилась в варварство и едва не распалась, потом был ряд достаточно кровавых войн... Словом, Хранителей не было от тысячи до двух тысяч лет.
   - Как результат, в галактиках начались проблемы. Чёрный меч разбили на три части, что считалось невозможным в принципе. Белого дракона - убили, а Жёлтому отрезали связь с Пределом. Фиолетовый дракон и вовсе, едва удержался в мире, он повелитель времени и нелинейных искажений.
   Собственно, основные проблемы создала смерть белого Драголича. Один из предыдущих хранителей был ярым ненавистником космического пространства, так-как происходил из религиозных кругов, и закрыл мир в пространственную свёртку. Можно попасти на планету, но нельзя её покинуть. В связи со смертью дракона - начался распад узла предела. Это и есть та самая волна, - Адай перевёл взгляд на Люция, - которой вы опасаетесь.
   Конечно, Хранитель уже там, и даже, есть несколько яиц дракона. Но Яйца требуют инициации, а у Хранителя не так много времени...
   Теперь по планете, на которую попал ваш парень. Это мир-якорь. Первые хранители создали там некий артефакт, который в наших архивах проходит, как "Камень гарды".
   Согласно имеющейся информации, это... Ну, коль уж начали такой терминологией... Что-то вроде "резервной копии Предела". Он может "перезапустить" Предел или отдельные его части. Что-то вроде набора инструментов администратора и мощный антивирусный пакет в одном лице. Это из хороших новостей... Теперь плохая.
   Около двадцати тысяч лет назад, там прошла война, и камень был разбит, а его осколки спрятаны. Примерно сто восемьдесят лет назад, там потерпела аварию экспедиция цивилизации эльтранов. Тогда один из осколков камня, впервые за двести столетий, отозвался в системах слежения. Не скрою, мы очень надеемся на то, что камень восстановят, иначе может последовать гибель всего Девятимечья, с последующими, ОЧЕНЬ негативными последствиями для многих вселенных, а так же Ди-структур!
   Последние слова Адай Аарн произнёс так, словно они персонально предназначались для Барда, и тот должен был сделать какие-то не очень приятные выводы...
  
  
  
  -- Глава 4
  
   Группа из четырёх человек, медленно двигалась по вечернему лесу. Впереди шёл крупный воин в кожаном походном доспехе, а следом двигалась молодая девушка, в необычном костюме для верховой езды. Замыкал достаточно странную процессию - молодой парень, двадцати с небольшим лет, одетый в плотные штаны и кожаную куртку..
   Странная группа двигалась исключительно пешком, без коней, со сравнительно-небольшими мешками за спинами. У воина за спиной висел полуторный меч и несколько малых клинков на поясе, у девушки через плечо висел колчан. Группа двигалась быстро и уверенно, что было крайне странно. Великий Лес не многим позволял так глубоко заходить на свои территории.
   Они уже неделю пробирались в северо-западном направлении. Почему туда? Орден Сеятелей не рисковал заходить в Великий Лес дальше окраин. Да никто и подумать не мог, что скандальный барон решится на ТАКОЙ поступок... Инерция мышления, без неё - никуда...
   - Здесь. - Барон Вахмутузер решительно скинул мешок с плеча. - Лайда, за тобой костёр и ужин. Кэст - обеспечить ночлег. А я - осмотрюсь. Удивительно, что нас так далеко пустили. Конечно, меня многие знают из лесного народа, но нас, по меньшей мере, должны были встретить на исходе первого дня.
   - Барон, вы так уверены, что нас не сопровождают?
   - Уверен, Кэст, уверен... Всего я тебе рассказать не имею права... во всяком случае пока, но рядом, на многие лиги, нет никого. Это намного более странно, чем, если бы нас тайно вели. Я скоро...
   С этими словами барон шагнул в густые кусты и словно бы просочился сквозь них. Только две ягоды сорвались на землю, показывая, что кустарник кто-то потревожил.
  
  
   Барон был не до конца честен со своими спутниками. В получасе ходьбы от места стоянки располагался эльфийский пост, где можно было попытаться получить несколько ответов. А промолчал он вовсе не потому, что не доверял. Просто данная информация была лишней, а дорога выдалась отнюдь не простая. Великий Лес давал сто очков вперёд любой непролазной чащобе. Только эльфы могли здесь чувствовать себя как дома, да такие, как он, с кем они поделились малой толикой своих знаний и навыков.
   Он остановился в нескольких шагах от поста, и пристально посмотрел в глаза эльфу, сидящему в ветвях в полной уверенности в своей невидимости.
   - Может, поговорим?
   Эльф, явно не ожидал подобной наглости от человека и на несколько мгновений замешкался. Но в этот момент из дерева прозвучал ответ:
   - Не пугай часовых, Вахмутузер! Заходи! - С этими словами колючий кустарник у основания дерева зашевелился, и образовал проход. Барон не стал дожидаться дополнительных приглашений, и шагнул в предложенный портал.
   Внутри было уютно. Друза люминофорных кристаллов давала достаточно освещения для того, чтобы рассмотреть обстановку, состоящую из стола двух стульев и узкого топчана в углу. За столом сидел старый знакомый, с которым он несколько раз пересёк все владычества, пытался переправиться на "Остров" в Заливе Могил, пересёк леса Аркании, именуемой в империи: "Территорией северных варваров". Его звали Кавендор. Если вам кто-то скажет, что время и возраст делают серьёзнее - не верьте. Будучи более чем в десять раз старше барона - эльф был основным заводилой в их компании, хотя все были твёрдо уверены в обратном.
   - Ты, если не ошибаюсь, обещал хранить и беречь Тайлоса! Ты куда его подевал, ушастый?
   - Ничего с твоим драгоценным принцем не случилось. Гостит у моей родни, отец вызвался под-натаскать его в граничной магии. Ты бы видел, как они друг в друга вцепились! А без практики - Орден сожрёт парня!
   - Согласен. Про отца, он в курсе?
   - Да, более того, он узнал об этом в тот момент, когда всё произошло. Фактически, он нас и известил, а только потом прилетела весть из Йарда. Несколько дней держал открытое "окно", смотрел процессию похорон, незримо присутствовал на всех прощальных церемониях. Где только силы брал...
   - Хорошо. Тебе, кстати, от Лайды привет. Уж больно ей твоя манера стрельбы "в две стрелы" понравилась. По птичкам так, конечно, не постреляешь, но всё же...
   - И ей передавай, давно я эту пигалицу не видал. Кстати о птичках. Вы откуда так летите, что к вам подойти нельзя? Я сумел тут оказаться только потому, что вызвался на этот пост. Любой эльф, целенаправленно пытающийся к вам приблизится, начинает творить такие глупости - ты даже не представляешь! Собственными глазами видел, как один ходил между тремя стволами, будучи в твёрдой уверенности, что идёт к вам. На меня это не так сильно действует, вероятно, из-за нашей с тобой связи, но всё равно. Ближе даже я подойти не смог.
   - И не подойдёшь. Клятва Альмиреск не позволит.
   - Альми... ты уверен? То есть, если я всё правильно понял, ты - Рыцарь?
   - По всей видимости.
   - Кто с тобой? Из предречённых?
   - Вор.
   - Так... Значит вторая группа - это Пророк и Убийца... И, возможно - Пятый. Сколько камней собрано?
   - Ну, учитывая сон - два. Файлеф и Кардабан. Согласно пророчества...
   - Да-да, я знаю, жёлтый Азран... И он где-то здесь... Его прятала Альмиреск...
   Не обращая внимания на удивлённый взгляд Вахмутузера, Кавендор задумчиво встал и подошёл к стене. Живые дверцы разошлись, явив взорам небольшой бар. Нацедив какого-то зеленоватого сока, эльф отхлебнул и ошеломлённо произнёс:
   - Ты не подумай, я не против того, чтобы свершилось пророчество, хотя не скрою, есть и такие... Да и служба у тебя, по тому зубодробительному контракту, оказалась лучшим из того, что я пережил за эти пять столетий...
   Эльф, погрузившись в мысли, подпёр стену и, подумав несколько мгновений - одним махом опорожнил кубок. Его задумчивый взгляд упёрся в Грайга.
   - Забавно, для того, чтобы обмануть Клятву Альмиреск - мне пришлось подписаться под совершенно невероятной афёрой и оказаться первым, за двести столетий эльфом, который покинул Лес...
   - Знаешь, мы были твёрдо уверены, что переживём всё, что у нас всё в порядке... Но стоило мне побывать в большом мире - и я понял, что у нас далеко не всё в порядке! Мы вымираем!
   - Сказать, сколько детей родилось за последние двести лет? Пятеро! Из них двое - мои! - Кавендор резко оттолкнулся от стены и вернулся на стул.
   - Я сумел некоторым открыть глаза, а потому, я очень надеюсь, что у моих детей будут товарищи по играм...
   Барон слушал своего собрата по оружию и пытался его понять. Получалось плохо. Но даже то, что "получалось" - приводило в ужас.
   - Но, вы же довольно долго живёте? Это же...
   - "Довольно долго"... - Кавендор насмешливо фыркнул. - Мы живём "почти вечно". До тех пор, пока ты развиваешься - ты живёшь. Но, стоит развитию прекратиться - и начинается стремительная деградация, которая завершается смертью. Вы, люди, удивляетесь нашей "непоседливости". Даже поговорка есть: "Как эльф, на месте не сидит". Либо ругаете за медлительность и неспешность, не понимая, что так мы растягиваем процесс познания... Но теперь, многим стало нечего "растягивать" и некуда "торопиться". Лес и архивы можно во всех деталях изучить за пару столетий... Предыдущее поколение, практически в полном составе, не дожило до трёхсот лет, а моё... Нас всего двадцать восемь, молодых и желающих большего, и мы пытаемся найти выход из тупика, но нас всего три десятка. И никто из старших не обращает на это внимания.
   - Мы сами себя похоронили в этом лесу, как в шикарном склепе, и тут приходишь ты, и говоришь, что Пророчество начало свершаться... Я очень хотел бы составить тебе компанию, но осколок меня не подпустит... Вторая группа на юге, идёт с Нойда и уже довольно близка. Осколок Альмиреск спрятан где-то в Лесу. А о Тайлосе - не волнуйся. Через несколько месяцев он с триумфом вернётся в Йард и вернёт себе законную власть, а империя Хатраприн, впервые за время своего существования, получит второго подряд достойного правителя и шанс скинуть диктат Ордена. Тебе пора...
   Портал в стене снова открылся. Барон вошёл в колючий коридор, и услышал вослед:
   - Не подведи нас, Грайг. Теперь весь мой народ, а особенно - моё поколение, зависит только от тебя... Лучше "Суд", чем такая смерть...
   Колючий кустарник за спиной сомкнулся, и барон двинулся обратно в лагерь.
  
  
   Лайда очередной раз помешала в котелке густое варево из набранных по дороге трав, и мелко порубленной птицы. Последнюю ловко разделал Кэст. Не смотря на "не женское" воспитание - навыки по разделке добычи оставались далеки для неё.
   - Готово. Осталось дождаться Грайга.
   - Не надо меня дожидаться, я уже здесь, - раздалось из леса. Вахмутузер вышел из кустов и принюхался. - Кажется, кто-то снова дорвался до своего любимого занятия...
   Последующие слова были лишними. Над поляной раздавался дробный перестук ложек по дну котелка. Когда праздник живот завершился, Кэст произнёс:
   - Да, графиня. А я и не подозревал, что вы так хорошо готовите. Сознайтесь, барон, именно поэтому мы и бежали всю неделю, чтобы не объесться?
   - И поэтому тоже. - Улыбнулся Вахмутузер. - Мне довелось побывать в паре выходов, где участвовала эта пигалица. Обычно любой привал, на котором она дорывалась до костра, заканчивался повальным обжорством.
   - Грайг, это возмутительно! Что вы себе позволяете? - В глазах графини Котэро плясали чёртики, не среагировать на подколку барона она не могла.
   - Всё нормально позволяю! При случае могу и воспитанием заняться...
   Посиделки у костра грозили перерасти в непосредственный дружеский трёп, и Кэст не выдержал:
   - И всё же, для чего мы неслись всю неделю по этому лесу? Погоню, мы отсекли к вечеру второго дня.
   Лайда сразу подобралась, понимая, что сейчас прозвучит что-то важное, а граф резко посерьёзнел.
   - Ну, причин здесь несколько, и погоня - далеко не самая основная. Я очень рассчитывал на встречу с эльфийским дозором. Кстати, Лайда, Кавендор передавал тебе привет.
   - Он жив?
   - Жив, сидел неподалёку на посту, нас ждал.
   - А почему он не пришёл сам?
   - Клятва Альмиреск. Да, Кэст, это тоже часть пророчества. Жёлтый осколок был спрятан Альмиреск. Эльфой, которая подписывала мир, и приняла власть после той бойни. Фактически, она за десять лет создала новое государство на развалинах предыдущего.
   - Согласно легендам, после прохода в туманный портал, её несколько раз видели на территории Великого Леса, но на самом деле это была она, или всем просто показалось - неизвестно. Эльфы считают, что Азран лежит где-то в лесу.
   - Подожди, Грайг, ты хочешь сказать, что одной из хранителей была девушка?
   - Ну, в возрасте полутора тысяч лет, называться девушкой достаточно тяжело, даже учитывая, что она эльфа...
   - Стоп, Грайг, не уходи от ответа! - Лайда была не на шутку взволнована. - Как ты собираешься искать этот осколок в лесу? Осколок, который спрятала женщина! Сразу видно, что ты не женат. Меня воспитал отец, и подобные проблемы мне почти не знакомы. Но, я ЗНАЮ свою мать. Ей, порой, тяжело найти что-то у себя в комнате, даже если это "что-то" было положено там утром!
   Барон Дорадо задумчиво почесал затылок, но, что-либо ответить не успел. Кэст, фыркнувший в кулак на эту тираду - произнёс:
   - Как сказал лорд Дэмиан, все эти камни когда-то были одним целым. Частью могущественного артефакта. Сами по себе - они никакой особой силой не обладают, но они притягиваются, и указывают путь.
   - Ну, и как? Ты же у нас хранитель Файлефа?
   - Пока, я могу сказать, что он где-то здесь. А ещё, к нам что-то приближается с юга... Что-то зелёное...
   - Кардабан. Хранители зелёного камня двигаются нам на встречу из Нойда. Если я правильно понял Кавендора, до них не более двух дней пути.
   - Но если ты чувствуешь приближение "чего-то зелёного", то может ты и "что-то жёлтое" найдёшь, - не унималась Лайда. - Иначе всё как-то не правильно получается...
   - Всё правильно, - возразил барон, - зелёный камень уже не спрятан, его несёт хранитель, а жёлтый сокрыт, и хранителя не обрёл.
   - А как будем выбирать, кто будет его хранителем?
   - Ну, я сильно подозреваю, что им будешь ты...
   -Я?
   Графиня Котэро была удивлена, и сражена наповал. Ей только что сказали, что она окажется частью великого пророчества! Её будут помнить в... Стоп... "Помнить..." Помнят, обычно, мёртвых... В прочем, никто не вечен, но всё же.
   - Это обязательно? - Голос Лайды предательски дрожал. - В том пророчестве говорится о пятерых...
   - В Ба'ане, о котором я уже упоминал, - задумчиво проговорил Вахмутузер, - есть записи о "спутниках". Каждый осколок несёт один хранитель. Хранители являются обязательными частями пророчества, а вот спутники - эти могут меняться. То есть они не являются кем-то определённым, ими станут те, из окружения пятерых, кого выберет осколок. А так, как ты единственная девушка, а осколок прятала Альмиреск - я сильно подозреваю, что быть тебе его хранительницей.
   - Но я, же его не чувствую! Как я могу стать хранительницей того, чего я не могу найти?
   - Всему своё время, - улыбнулся Вахмутузер. - Давайте спать. Завтра большой переход, надо как можно быстрее встретиться со второй группой. Чем больше осколков будет рядом, тем быстрее мы найдём остальные.
   И показывая пример, первым двинулся к куче лапника.
   - Барон, а кто дежурит?
   - Никто, - Вахмутузер широко зевнул. - Мы находимся на эльфийской территории. Если ты не враг - то тебе нечего бояться, сам Лес стоит на страже нашего сна...
  
  
   Утро выдалось пасмурное. Даже сквозь плотные ветви второго и третьего лесного яруса, ощущалась низкая облачная пелена, готовая в любой момент разразиться длительным, затяжным дождём.
   Кэст проснулся, и несколько поёжившись - вылез из-под плаща. Барон уже не спал. Вместо этого он что-то записывал в дорожном складне, то и дело поднимая голову вверх, дабы увидеть и сосчитать что-то видимое лишь ему.
   - Проснулся? - Не оборачиваясь, спросил барон. При этом было не очень понятно, это утверждение, или всё же вопрос. - Лайду поднимай. Сейчас по-быстрому перекусим, и пойдём туда.
   Барон неопределённо ткнул в сторону кустарника, плотно обступавшего поляну.
   Кэст осторожно подошёл к графине, и очень осторожно её потряс. Первая попытка, неделю назад, разбудить таким образом младшую представительницу дома Котэро, едва не закончилась самым печальным образом. Лайда, ещё мгновение назад мирно спавшая, одним движением переместилась в крайне неудобную для него позицию, а один из клинков лёг на его горло... Даже царапина осталась... К счастью, рядом оказался барон. Увидев того, графиня расслабилась, коротко извинилась, но после этого случая, Кэст предпочитал быть несколько осторожнее.
   Лайда проснулась от первого касания. Резко поднявшись и коротко кивнув, она быстро подскочила и в два прыжка оказалась за пределами поляны, а за спиной прозвучал неопределённый "хмык", в исполнении барона.
   Потом был короткий завтрак и дорога.
   Вахмутузер не солгал. Дорога и вправду оказалась крайне тяжёлая. Вместо двадцати лиг в день, каковые они отмеряли все предыдущие переходы, к вечеру было сделано не менее тридцати-сорока. На двух коротких привалах, хотелось упасть и сдохнуть, но характер не позволял. Лайда на привалах начинала проделывать какую-то разминку, что-то очень похожее совершал барон.
   Видя состояние Кэста, барон заставил его несколько раз присесть и нагнуться, каким-то странным образом, завершив всё серией не менее странных полу-прыжков. После этого, откуда-то возникли силы и новое желание двигаться вперёд.
   - Вечером, а лучше завтра с утра, подойдёшь ко мне, или Лайде, покажем тебе весь "Бегущий ручей".
   - Ага, и я побегу ручьём...
   - Лозо, не придуряйся. Это техника из Аркании. - Видя, что название не о чём не говорит - поправился. - От Северных варваров. Позволяет равномерно распределять нагрузки на тело, в результате ты пройдёшь в два, три, раза больше, чем без неё, при самой лучшей подготовке.
   Пришлось кивнуть, и чуть-слышно пробормотать себе зарок, обязательно научиться этому чуду.
   А дальше был ад.
   К обеду было пройдено больше десятка лиг. На очередном холме открылся вид на широкий лесной ручей, полностью сокрытый под кронами Леса. Огромные вековые исполины полностью закрывали проток, погружая лесную стремнину в лёгкий полумрак.
   Вахмутузер с графиней дружно взялись обдирать ветки с близлежащих деревьев, соблюдая им одним понятную логику. Кэст понадеялся на отдых, но в этот момент последовал окрик Лайды, которая показала, как распускать ветви на несколько прочных лиан. Сама же, принялась увязывать лианы в группы по две-три.
   Тем временем, барон свалил несколько небольших деревьев, точными ударами топорика, разбил стволы на две части, и принялся увязывать их между собой, собирая нечто похожее на плот.
   Плотик был готов менее чем за час.
   Кэст был в восторге. Ему доводилось принимать участие в переправах, но обычно плоты строились по пол дня, группами из трёх-четырёх человек.
   Перебравшись на другой берег, группа продолжила свой лесной забег. Постепенно, Кэст втянулся, и перестал замечать выматывающий темп. На очередном привале, под руководством Лайды, он повторил прыжки и приседания, с удивлением понимая, что усталость куда-то девается. Она не проходила, просто разбегалась по всему телу.
   И наконец, последний рывок, завершившийся на высоком берегу лесной реки. Кэст на негнущихся ногах собрал лапник для ночлега, под пристальным взглядом Вахмутузера съел ужин, выпил мерзкий на вкус отвар, и едва добравшись до ночлега - уснул.
   Через пару часов, проснувшись в полудрёме, он понял, что на поляне появилось трое незнакомых, сидящих около костра, и негромко разговаривавших с бароном и графиней. Захотелось узнать кто это, но сил хватило только на то, чтобы чуть-шевельнуться, и снова провалиться в блаженную бездну сна.
   Один из гостей обернулся, посмотрел в его сторону, на мгновение прикрыв глаза, и вновь вернулся к беседе. Но Кэст этого не заметил.
   Первый вор империи Хатраприн Кэст Лозо спал. В нарушении всех привычек и защитных рефлексов. Переход дался ему очень тяжело, далеко за пределами доступных ему сил, и если бы не "Бегущий ручей", показанный Вахмутузером, он бы никогда не смог дойти по этой поляны, где встретились пятеро...
  
  
   - Дар, какого демона, мы забыли в этом богами забытом лесу?
   Это был риторический вопрос, который Айвэн задавал каждое утро. Ринган, наблюдая этот ежедневный цирк, усмехнулся и принялся сворачивать свой дорожный плащ, служивший спальным ложем.
   Инквизитор оказался неплохим парнем. При бегстве из Нойда он сразу сообразил, что предстоит дальний путь и вывел беглецов к стоянке Ордена. Время было позднее, все спали. Часовой, после того, как Дар что-то сделал, привалился к стенке и засопел. Сбор снаряжения, некоторых припасов и "жаждущие приключений". Бежали по очень знакомой, Айвэну и Рингану, дороге к пещере.
   - Какого демона, мы забыли в этом богами забытом лесу? - Впервые задал свой вопрос Айвэн.
   - Нам надо добраться до пещеры. Есть тут одна...
   - Я знаю, где ты от меня ушёл...
   - Значить это ты за мной шёл?
   - Дойдём мы до пещеры, - вмешался в спор Дар, - Дальше что?
   - Дальше всё просто. - Ринган на ходу поправил заплечный мешок. - Там есть небольшая пристань, по всей видимости, лесников. Там всегда есть пара лодок.
   - Эм... - Айвэн представил карту, - Ты предлагаешь нам углубиться в лес? А как же эльфы?
   - Пока искал осколок - я облазил округу на много лиг в округе. Здесь нет ни малейшего следа эльфов. Если они здесь когда-то и были - то они ушли очень давно. Вот гномы - да, в окрестностях есть несколько пещер...
   - Я не ощущаю тут кого-либо, - Встрял Дар. - В нескольких лигах к северо-востоку есть несколько человек... Подземные "дыры" есть, но они ощущаются пустотой...
   Оба спутника повернули к нему головы в немом вопросе. Тот вздохнул, и продолжил:
   - Я ощущаю этот лес, как некий узел, позволяющий "смотреть", "видеть", и "слышать".
   - Ты точно не эльф? - Ехидство Айвэна не имело предела.
   В ответ Дар повернул голову, дабы все могли рассмотреть обычное человеческое ухо.
   - Это ничего не доказывает...
   - Он сейчас даст тебе в ухо, и ты станешь полу-эльфом, - заметил Ринган, - и будет, вероятно прав. Мы пришли.
   Они стояли на невысоком берегу лесного ручья. Рядом, у замшелой пристани качались в неспешном водяном потоке две старых лодки.
   - Раньше лесников было больше, но за последние годы их изрядно проредил Орден. У некоторых магистров, от мысли, что кто-то может больше, нежели они -- аж несварение случается, а кушают они много... Особенно Цериус... Этот любит пожрать... - И выдал ряд непечатных характеристик вышеупомянутого магистра, не отрываясь от распутывания узла на привязи одной из лодок..
   - Пройдём по протоке, там она впадает в большую лесную стремнину. Если повезёт, то к вечеру будем в небольшой заводи. Там можно будет переночевать, а потом...
   - ...мы пойдём на север, - внезапно заявил Айвэн. Так надо.
   Ринган ничего не сказал, только кивнул и махнул рукой, мол: "Забирайтесь уже, пора..."
   Маленькая лодочка стремительно убегала по лесной протоке, унося путников от негостеприимного Нойда. Знать бы куда...
  
  
   - Дар, какого демона, мы забыли в этом богами забытом лесу?
   Этот риторический вопрос меня изрядно позабавил. Мы, успешно проскочив стремнину реки, попали в тихую заводь, где получили возможность отоспаться. Нервная встряска оказалась велика для всех, а потому проспали мы аж до вечера. Ночью ходить по незнакомому лесу -- это достаточно извращённый способ самоубийства, потому было принято решение отплыть с утра.
   Соорудив скромный ужин, мы до глубокой ночи просидели у костра. Разговор не клеился. С одной стороны мы понимали, что довольно круто повязаны друг-на-друга, но эмоционально это принять -- оказались не готовы. Если я с Айвэном успели совместно "поработать", проникая в башню Сеятелей, то Ринган был величиной неизвестной. Наладившееся взаимодействие трещало по швам, и я как мог налаживал диалог.
   - Дар, а откуда ты?
   Вопрос Айвэна прозвучал "внезапно". На тот момент я не задумывался о том, что рассказывать о себе спутникам.
   - Эм...
   - Только давай без историй о "дальних землях". Не поверю.
   - Ну, если без историй... Знаешь о существовании иных миров?
   - Ты про иные звёзды или вселенные?
   А это был ещё один удар ниже пояса.
   - Вселенные. Но откуда?..
   - Ну, ты же не думаешь, что мы тут совсем "дикари", о которых ты в таверне упоминал.
   - Уел. Я пришёл из одной параллельной вселенной. В этом мире начинается что-то непонятное, что может быть опасно для нас.
   - И... что у нас начинается? - Рингану стало интересно и он поспешил включиться в разговор. - Очередная война? Ну, это не ново, и вам она точно не повредит...
   - Война не причём. Вернее, она как одно из последствий этого события. В вашем мире начинается что-то, что может уничтожить мой мир. И если я правильно понимаю -- это "осколки". Они должны быть собраны, и не абы-кем... - Я попытался подобрать пример. - Например, откуда Айвэн узнал им камня?
   - Ну... оно как-то само на ум пришло... Так же правильно?
   - Правильно, но сам факт этого знания говорит о том, что мы уже часть неких событий. А у меня кроме каких-то мутных пророчеств -- ничего нет. И это нервирует.
   Я медленно продекларировал текст услышанный в дённике Родима.
   - Кардабан у нас, Файлеф, как вы могли видеть, пока спали, - оба спутника коротко кивнули соглашаясь, - тоже обрёл хозяев. Пророчество сбывается, и мы его часть...
   В этот момент произошло то, чего никто не ожидал. Послышались мягкие шаги и на поляну вышла девушка в длинном жёлтом плаще. Аккуратные локоны ниспадали до плеч, утончённый контур лица выдавал в гостье эльфийку.
   - Доброй ночи. - Голос гостьи прозвучал несколько-печально. - Разрешите присесть к огню?
   Троица шевельнулась, и у костра мгновенно образовалось ещё одно место.
   - Меня зовут Альми. Меня очень удивило, что в глубине Леса, сидят люди, и лес их не трогает. Более того, защищает.
   Альми взглядом указала в сторону одного из деревьев. Там сидела великолепная лесная рысь. Большая кошка увлечённо вылизывала свою шерсть, и казалось полностью ушла в это занятие, но заметив внимание к своей особе -- фыркнула и скрылась в густом лапнике.
   Было в Альми что-то странное. Была она какая-то "неправильная", но я решил, что это особенность эльфов. В конце-концов, я в этом мире всего несколько дней, что я о нём знаю? В то же время, ни один из нас даже не подумал о том, что может делать одинокая эльфа в ночном лесу, пусть он даже Великий.
   Я машинально представился, Ринган и Айвэн последовали моему примеру.
   - А зачем он это делает? - Ринган первым сумел перебороть чувство "лёгкого офигения". - Он, ну, в смысле, лес?
   - А почему бы и нет? Вы пришли как гости, ведёте себя как гости, не пытаетесь "взять всё". А хороших людей он хранит.
   - Значит правду говорят, что ваш народ ещё живёт в Великом лесу?
   - Великом? - Альми звонко, с лёгкой ноткой грусти, рассмеялась. - Очень странно, что это имя пережило века. Когда-то, его опушка начиналась в пригороде Вельда, а на месте Нойда была древняя роща. Тогда он был велик! Но, мой народ совершил ошибку, и за неё заплатил Лес.
   - Ошибку? - Айвэн был явно удивлён. Очевидно, сработал какой-то стереотип "о непогрешимости".
   - А что не так? От этого не застрахован ни один народ.
   - Н-н-но, эльфы...
   - А что эльфы? Мы забыли свою цель, и заплатили самую высокую цену!
   Слова Альми словно царапали душу. В них звучала боль утраты чего-то невообразимо большого и великого.
   - Тебе неприятно вспоминать об этом? Давайте сменим тему?
   - Давайте. Дар, верно? У тебя есть вопрос?
   - Да. Это не просто лес, это хранилище, но я не ощущаю, чтобы им кто-то пользовался... В нём столько знаний и возможностей, но...
   - Но ты не понимаешь зачем, - грустно произнесла гостья, завершая мысль.
   Подняв руки, она встряхнула запястьями. Внезапный треск кастаньет обратился запахом свежей травы и дождя. По окружающим нас деревьям побежали синеватые разводы и всполохи. Мир подёрнулся сизой дымкой, из которой проступили люд... эльфы. И их было много...
   Они сидели посереди большой площади лесного города. Костёр продолжал гореть, но на его месте образовался большой каменный алтарь. Эльфы подходили к чаше, что-то делали, некоторые садились рядом и погружались в транс, другие, очевидно совершив то, для чего они сюда прибыли, вставали и уходили, освобождая место другим. Только туда, где сидела их четвёрка -- не садился никто. Вокруг стояла тишина, "кино" оказалось немым.
   - Да ладно... - Фраза вырвалась сама. Честное слово не специально. - Неужели алтарь...
   - Да, именно под вашим костром и покоится эта алтарная чаша. Как ни странно, но именно здесь, двадцать тысяч лет назад был большой город, откуда шла торговля людей и драконов со всем Лесом. То, что сегодня выглядит как лесной ручей -- тогда было большой полноводной рекой.
   Словно подчёркивая слова Альми, мимо набережной, в сторону пристани, медленно проследовало большое парусное судно, в котором я с огромным удивлением опознал ладью. Рядом на камни опустился большой золотистый дракон, скрывшийся между домами.
   Возможно, изображение со временем росло, потому что мы увидели, что на краю площади, вместо туманной дымки, возникли большие многоэтажные дома.
   - Вы видите этот город таким, какой он был тогда...
   Картинка дрогнула. Перед ними лежал труп молодого орка в тунике студента, На шее у него висел серебристый кулон, он сжимал в своих мёртвых руках книгу. Название кануло в бездне веков, но внимание привлекал эльф с коротко остриженными волосами. Его правая нога, как на постаменте, покоилась на голове мёртвого студента, а руки растягивали большой башенный лук. Стрела сорвалась с тетивы и улетела в небо, в ответ сверху прозвучал рёв боли, и на самонадеянного стрелка, спикировал большой зелёный дракон, извергающий пламя, как хороший огнемёт. Не успели они испугаться, как всё вокруг затопили реки пламени.
   Картинка дрогнула. Стояла темнота. На полуразвалившихся стенах тянулись гроздья самосветной лианы, редкие тени перебегали по полутёмному городу, стараясь скрыться во мраке переулков, беззвучно рухнул в воду большой участок парапета набережной. Потом всё стало быстрее, темнота пульсировала, не позволяя сосредоточиться на отдельных моментах и создавая ощущение времени. Вдруг, откуда-то появился молодой орк. Он подошёл к тому месту, где несколько столетий назад лежал мёртвый студент, поковырялся в образовавшемся за эти десятилетия слое земли, и извлёк на свет серебристый кулон на тонкой цепочке. Он поднёс кулон к глазам, дабы получше рассмотреть находку, и только губы беззвучно прошептали всего два слова: "Здравствуй, прадед..."
   Картинка дрогнула. По развалинам ходили парные патрули людей, гномов и орков. Редкие эльфы старались перемещаться в сопровождении одного из них. На лицах лесного народа читалась глубокая вина за что-то... В кадр попал крепко-сбитый орк, с незнакомыми нашивками и серебристым кулоном на шее. Он что-то беззвучно доказывал стройной эльфийке в сером плаще. На лице эльфы не было глубокой вины, наоборот, её лицо излучало уверенность, непреклонность и боевой задор. Вдруг, небеса словно раскололись и на землю упал луч солнца.
   Картинка дрогнула. Перед ними на площади стояли эльф, люди, гномы, орки. Даже дракону нашлось место.
   Молодой орк с серебристым кулоном на шее держал в руках белый осколок. Переведя взгляд на стоявшую рядом эльфийку он улыбнулся и шагнул в туманную дымку портала.
   Стоявшая рядом эльфа, с жёлтым осколком в руке, сделала глубокий вдох, перед ней возник аналогичный портал, и она так же скрылась в его пелене.
   Я не обратил внимание на одну мелочь. В прочем, не я один. Перед тем, как скрыться в портале -- одежда эльфийки словно сбросила с себя грязь и ветхость, а плащ обрёл солнечно-жёлтый цвет.
   Картинка погасла.
   Какое-то время не было ни малейшего желания о чём либо говорить. Мы совершенно случайно стали свидетелями событий, промелькнувших перед нашими глазами калейдоскопом тысячелетий. Город давно покоится под слоем земли, свидетели тех событий давно оставили этот мир, а Лес, я не сомневался,что был он, Лес -- помнит.
   - Это было впечатляюще, - пришибленным тоном проговорил Ринган...
   - Спасибо... - прошептала Альми...
   Странный туман накрыл поляну, но мы его уже не заметили. Мы -- спали. На утро мы проснулись свежими у погасшего костра, Альми нигде не было, и Айвэн очередной раз произнёс свою фразу:
   - Дар, какого демона, мы забыли в этом богами забытом лесу?
  
  
   Они странные... Особенно Дар. Если Айвэна можно понять, то Дар во многом ведёт себя совершенно иначе...
   К примеру Лес. Он всегда ощущался инквизитором, как некая закрытая книга. Он бы твёрдо уверен, то это просто иллюзия. Легенды и мифы "давят на душу", а оказалось, что для него этот лес -- это открытая книга.
   Ринган перехватил по удобнее весло и продолжил свои размышления.
   В башне он планировал забрать осколок и тихонько скрыться в сторону Вельда. Там можно было попробовать затеряться, а уже там подумать о том, что делать. Но, всё пошло не так. Стражник отказался пускать его в хранилище, не смотря на то, что его пропуск был действителен... Всё-таки, Цериус идиот... Пришлось доставать стилет... Он немного опоздал. Думал скрыться за колонной, но в этот момент в зала появился отряд и вбежали Дар с Айвэном. Последние успели раньше, а потом прозвучало имя... То, что это истинное имя камня стало очевидно буквально сразу, но стать его носителем ему не довелось. Зелёный осколок выбрал другого. Возможно и к лучшему.
   - Ринган, не спи! - Окрик Дара выбил его из медитативного состояния, и сбил с ритма.
   - Сейчас должна быть излучина, пристанем к левому берегу. Там по выше, будет удобнее лагерь размещать.
   - Не только, - встрял Айвэн, - там нас уже ждут. Вон там, виднеется небольшой отблеск костра.
   - Так... - Дар, внезапно, подобрался. - вещей у нас немного, всё берём с собой, лодку на берег не...
   - Дар, спокойно, - мягко произнёс Айвэн, - драки не ожидается, там фиолетовый осколок.
   В этот момент на берег вышел крупный воин в пластинчатом доспехе, и махнул рукой. Когда лодка подошла к берегу, он ухватил её за нос и буквально выдернул на берег.
   - Меня зовут барон Грайг Дорадо фон Вахмутузер. Мы вас уже несколько часов ждём. Перед тем как вырубиться, Кэст сказал, что "зелёное придёт с воды". Вот я вас и жду. Давайте в лагерь, Лайда, наверное, уже приготовила ужин.
   Втащив лодку на пещаный берег, вся компания поднялась на прибрежный склон. Там оказалась небольшая впадина со скальным основанием, формируя практически идеальное место для стоянки. У костра священнодействовала молодая девушка, а на краю, на куче лапника, спал завернувшись в плащ молодой парень.
   - Наконец-то! - Девушка отвлеклась от котла и представилась. - Я наследная графиня Лайда Котэро, а этот балбес, - она кивнула в сторону спящего парня, - Кэст Лозо.
   - Второй человек в гильдии Воров, - добавил Ринган. - На него прошли предварительные ориентировки. Предположили, что Лорд Дэмиан готовит его на своё место. Извиняюсь, не удержался... Инквизитор Ринган... Вернее сказать просто Ринган...
   - А ещё вернее -- пророк Ринган... - Ухмыляясь прогудел барон.
   - Айвэн -- представился скрытень. Тут настал черёд удивляться барону.
   - Вот и убийца. Только не говори, что Мастер тебя вот так взял и отпустил... - Айвэна эта фраза на мгновение вогнала в ступор:
   - Ага, отпустил, три двойки отправил за мной... Отпускателей...
   Барон многозначительно хмыкнул, и перевёл взгляд на Дара.
   - А ты, как Я понимаю, Пятый?
   - Меня зовут Дар. Можно по подробнее, что значит: Пророк, Убийца, Пятый?
   Не отвлекаясь от разговора компания расселась у костра, а Лайда наполнила миски.
   - От чего же... Пророчество, я надеюсь, вы знаете?
   - "Азран, Файлеф, и Кардабан, хранимы небом и землёю..." - продекламировал Дар, Ты про это?
   - Оно самое. Спустя несколько лет, было произнесено второе пророчество:
   Когда сойдутся воедино,
   Пророк, Убийца, Рыцарь, Вор.
   Сплетут созвездия паутины,
   И звёзд холодные глубины,
   На этот мир свой бросят взор...
  
   Барон декламировал очень красиво. Пророчество звучало в вечернем лесу, наполняясь новым смыслом, и каждый из присутствовавших на поляне понимал, что в этот момент рвётся та самая тонкая нить, что держала их прежнюю жизнь, сплетая их судьбы в новый канат невероятной крепости.
   Ночь опустилась на лес, сокрывая верхние ярусы в непроглядной мгле, и только на берегу лесной реки трещал свежими дровами костёр, разгоняя мрак. У костра сидели пятеро путников, чьи жизни были сплетены воедино древним оракулом.
   В какой-то момент Дар повернулся и посмотрел на спящего Кэста. Чему-то чуть-заметно кивнул, и вновь обратил свой взгляд к костру.
  
  
   Лайда задумчиво смотрела на огонь. Это был отнюдь не первая её ночёвка в лесу, но что-то было совершенно иначе. Словно прозвучавшее пророчество и её душу вплело в узор судеб... В прочем, и правда вплело. Она прекрасно понимала, что ничего не останется прежним, и прошлая жизнь уже растаяла как лёд в огне.
   Собрав пустую посуду, девушка спустилась к реке. Дар хотел что-то сказать, но барон положил ему руку на плечо и что-то чуть-слышно произнёс.
   Ночная река, чуть-журча, несла свои воды. Девушка задумчиво сидела у берега. Посуда была давно помыта, и сложена на траве, а мимо текла река, как мысли.
   - Хороший момент, чтобы предаться мыслям.
   Тихий женский голос прозвучал неожиданно. Лайда одним движением выхватила кинжал и развернулась. В нескольких шагах от неё сидела женщина в светлом плаще. Лицо было словно смазано, но не настолько, чтобы создать впечатление анонимности беседы. На незнакомке был одет охотничий костюм и высокие дорожные сапоги.
   - И правда, Воин. - Улыбнулась незнакомка. - Садись, на порти момент. Я тоже всегда любила смотреть на Ялу. На этой излучине она звучит особенно необычно.
   - Ялу? Никогда не слышала это название.
   - Не удивительно... Люди давно не заходят в глубины Леса...
   Незнакомка встряхнула головой и Лайда обратила внимание, что причёска повела себя не совсем правильно, если только это... Эльфа, между тем, задумчиво смотрела плавно текущие воды Ялу и задумчиво перебирала в пальцах песок.
   - Ты знаешь, чем отличается Пророк от Оракула? - Вопрос прозвучал совершенно неожиданно.
   - Ну... наверное... наверное тем, как он предска... - Лайда прервалась на полу-слове. - Нет?
   - Нет, пророк говорит то, что будет, без учёта вероятностей, а оракул -- создаёт грядущее... Нет, не так... Он видит весь веер будущего и приближает вероятность определённого варианта. Поэтому пророки всегда безумны, а оракулы бесчувственны...
   Эльфа зачерпнула ещё одну горсть песка, и смотрела, как невесомая струйка падает в воду.
   - Так же, как этот песок, когда-то летела и моя жизнь. Четыреста лет, только прошла юность, я была уверена, что всего добьюсь сама, что всё сама сделаю, но однажды в Ларде я встретилась человеком. Это было удивительно, встретить человека в столице. Но ещё удивительнее было то, что его не сопровождали, более того, его просто обходили стороной.
   - Лард, это где? - Осторожно спросила Лайда, опасаясь разрушить историю.
   - От сюда на северо-запад, столица эльфов, ныне -- то, что от неё осталось. Он был очень странный: белая кожа, белые волосы, белый плащ, и глаза без зрачков, но не слепой. Он стоял посереди улицы и задумчиво смотрел на проходящих. В какой-то момент он остановил свой взгляд на мне, и спросил, верю ли я в судьбу.
   Эльфа чему-то улыбнулась, и перевела взгляд на Лайду.
   - Естественно я ответила, что судьба -- это сказка, что каждый сам выбирает свой путь. Тогда он спросил: "А если твой путь уже сплетён?"
   - Я рассмеялась, а он произнёс приговор: "Когда всё падёт, ты создашь из руин новое государство." И исчез. Просто пропал. Я почти сто лет пыталась понять, кого я видела. Однажды я рассказала о этой встрече хранителю священной рощи. Он долго смотрел на меня, потом вздохнул и сказал: "Я всегда надеялся, что Плетущий больше никогда не придёт в наш мир. Палач -- это самый страшный оракул."
   - А кто он, этот Палач?
   - Не знаю. Очевидно, кто-то из высших сущностей. Но жизнь сложилась именно так, как он и предначертал. Однажды именно мне пришлось встать во главе того, что осталось от государства. А потом... А потом я попыталась сойти с пути... И когда я сделала шаг в портал, его голос прозвучал у меня за спиной: "Это тоже часть пути..."
   - Зачем ты мне всё это рассказываешь?
   - Сегодня мне предстоит выступить в роли того оракула и спросить у тебя: "Веришь ли ты в судьбу?"
   Лайда задумалась. Судьба. Что она знает о судьбе? Возможно, она всю жизнь была её частичкой, иначе как объяснить, что барон сегодня жив, а не остался на всегда на той поляне? Спасибо Кавендору за то, что научил держать лук. А от него - отцу, за то, что взял её воспитание в свои руки... Если так смотреть, то много ли её жизни было выбора? Всё предрешили за нее. Судьба...
   - Знаешь, возможно это звучит самонадеянно, но вся моя жизнь это цепочка предопределённостей. А раз так -- то значит мирозданию что-то от меня нужно.
   Незнакомка улыбнулась:
   - Ну, что же. Солнце восходит редко, а сегодня - на удивление ясная ночь. - Эльфа запустила пальцы в прибрежный песок, вытащила небольшой камешек и протянула его Лайде. - Назови мне его имя.
   Лайда уверенно протянула руку, и как только пальцы коснулись поверхности камня -- он преобразился в осколок горного хрусталя, светящийся ослепительно-жёлтым цветом, а над ночными водами Ялу разнёсся женский крик:
   - АЗРАН!!!
   Жёлтая волна хлынула во все стороны, омывая всё на своём пути силой жизни, а на другом берегу с громким хлопком раскрылось и выбросило полутораметровый росток, семя первого за двадцать тысяч лет мэллорна.
  
  
   В аппаратной было людно. Несколько дней назад была демонтирована перегородка с соседним кабинетом, где Адай Аарн разместил нечто именуемое пси-сервером. Внешне это было похоже на шарообразный гриб, над котором постоянно возникали некие символы, по слизистой поверхности пробегали разряды и всполохи. На полу, вместо основания, расползалось землистое пятно, в котором виднелись некие прожилки. Два длинных белёсых корня уходили в сантехнические коммуникации здания, а ещё один -- врос в силовой порт на стене.
   Не смотря на все достижения в область биотехнологий, представленный образец был "за гранью вообразимого".
   Причина сбора была более чем существенна. Вчера Бард Виктор, возникнув в лаборатории, где Талэлор согласовывал подключение своего биотехнологического монстра с аппаратурой Земли, объявил, что сегодня около полуночи возможна синхронизация.
   На вопрос откуда сведения -- он попытался объяснить что-то о "скользящих вероятностях" и "ядре решений", но не видя понимания -- подытожил, что упускать шанс -- глупо.
   И вот, народ напряжённо стоял в комнате у пси-сервера, где Адай обещал дать трёхмерную проекцию событий.
   Внезапно, раздался долгожданный хлопок камертона, и информация пошла по связностям пространств. Земляне, не надеясь на гостей, писали всё входящее "в три ленты".
   Сначала водник чёрный шар, потом свет в комнате погас, и стало ясно, что по ту сторону канала -- ночь. Свободно летящая "камера" показывала протоку реки, на берегу которой стояла девушка с жёлтым сияющим шаром в руке. Несколько мгновений, и она устремилась вверх по прибрежному склону.
   Камера, тем временем, сделала круг у небольшого деревца на другом берегу реки, вид которого вызвал странное возбуждение у Талэлора, а потом направилась туда, куда убежала неизвестная. В зоне обзора показался лесной лагерь.
   На одним краю поляны сидел парень в кожаном доспехе, явно только проснувшийся. На другом краю, четверо мужчин что-то обсуждали с той самой девушкой.
   На руке незнакомки лежал странный кристалл, ослепительно-жёлтого цвета, испускающий лёгкое сияние.
   - Снова... Та же полевая структура... Ну, что и у зелёного! - Мартин от возбуждения то и дело спотыкался, пытаясь подобрать правильные слова, и облечь в них свои мысли. - Только у этого частоты... Они несколько иные, частоты... Но, в целом, такой же...
   - Осколок Жизни. - Задумчиво произнёс Виктор.
   Адай Аарн ничего не ответил, только задумчиво кивнул, и провёл рукой по поверхности пси-сервера, внося какие-то изменения в настройки...
   В этот момент Дар отвлёкся от беседы и поднял взгляд. Словно зная о наличии "камеры", он стоял с загадочной полу-улыбкой и думал чём-то своём, при этом создавалось впечатление, что он рассматривл собравшихся в аппаратной.
  
  
  -- Глава 5.
  
   * Большой путь начинается с маленького пинка. *

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Н.Екатерина "Нить души"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Н.Бауэр "Савва - Наследник генома."(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"