Меркулов Юрий Константинович: другие произведения.

Компиляция "моисей".

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

Образумьтесь, бессмысленные люди!
когда вы будете умны, невежды?

 

"Этот мир будет разрушен;
и весь безбрежный океан испарится;
и громада земли сгорит".

 

   Мир останется стоять, пока в нём найдутся 36 праведников, и только Бог знает кто они.

 

Блаженны хранящие суд и творящие правду во всякое время!

 

     "Лишить народ человека, которого он прославляет как величайшего из своих сынов, - не из тех поступков, на которые решаешься с легким сердцем, особенно если сам принадлежишь к этому народу. Никакие соображения, однако, не заставили бы меня отказаться от истины в пользу так называемых "национальных интересов". Тем более что в данном случае разъяснение истинной стороны проблемы может лишь углубить понимание сути этих интересов.
   Я не сумел избавиться от следов того необычного пути, каким возникала эта книга.
   Я решил забросить ее, но она преследовала меня как призрак непогребенного человека...

   Бывает, что книга растет, как хочет, а порой встает перед автором как совершенно независимое и даже чуждое ему творение".

Sigmund Froid "Моисей и монотеизм"
(Сокращенный перевод с английского Р.НУДЕЛЬМАНА)

 

   "Уважаемые читатели, дорогие рабы Божьи!
   Все мы беззаветно верим в нашего Господа Бога, всемогущего и милосердного Властителя Вселенной".

Давид Найдис "Библейская правда"

 

Боже отмщений, Господи, Боже отмщений, яви Себя!

 

 

Компиляция "Моисей".

 

 

Пахан паханов.

 

     Сведения о Нем содержатся только в еврейских священных книгах и еврейской письменной традиции.

 

   В русской традиции существовали тексты
   (Многие, очень многие из этих книг, - объявленные впоследствии "ложными", - были уничтожены. Были составлены Индексы "ложных книг", т.е. списки книг, которые следовало разыскивать и уничтожать. Романовские историки говорят, будто эти Индексы начали появляться на Руси с XI века. Как бы убеждая нас, будто романовская администрация XVII-XVIII веков "тут ни при чем". Однако это не так. Чтобы смыть с себя обвинение в переделке русской истории, Романовы объявили свои собственные Индексы "ложных книг" происходящими якобы из XI-XVI веков н.э. Старые, подлинные и правильные списки были уничтожены.
   Не все были согласны.
   Слабые отголоски дошли до нас. Например: "Исход Моисеев еретицы криво склали", - пишет автор конца XVI века. То есть: "Исход Моисея еретики изложили неправильно". И, как мы теперь понимаем, его возмущение было оправдано.),
   описывавшие ветхозаветную историю В СОВЕРШЕННО ДРУГОМ КЛЮЧЕ. Например, это - ПАЛЕЯ. Но в данной компиляции важнее использовать еврейские источники, т.к. это "взгляд изнутри", принципиально другой для "внешних", хотя и адаптированный для "других", для "внешних".

 

   Однако нужно принимать во внимание обстоятельства отмеченные Зеноном Косидовским в книге "Библейские сказания": "Библия, которую на протяжении веков считали оригинальным творением древних евреев, возникшим якобы по внушению бога, восходит своими корнями к месопотамской традиции, многие частные подробности и даже целые сказания в большей или меньшей степени заимствованы из богатой сокровищницы шумерских мифов и легенд...
   Культуры и народы в вечном потоке появляются и исчезают, но их опыт живет и обогащается в следующих поколениях, участвует в создании новых, более зрелых культур. В этой исторической непрерывности евреи не представляли и не могли представлять обособленного явления. Корнями своими они уходили в месопотамскую культуру, вынесли из нее в Ханаан представления, обычаи и религиозные мифы, возникшие на протяжении тысячелетий на берегах Тигра и Евфрата.
   Евреи, поселившись в Ханаане, постепенно освободились от влияния Месопотамии. Вынесенные оттуда представления, мифы и сказания они передавали устно из поколения в поколение и постепенно видоизменяли их, порой до такой степени, что только с помощью месопотамских источников можно распознать их родословную.
   В забвении этих уз родства были заинтересованы главным образом жрецы, которые, вернувшись из вавилонского пленения, в период с VI по IV век до нашей эры редактировали текст Ветхого завета и передали его нам в той форме, в какой он сохранился по сей день. В своих компиляциях они пользовались старинными народными сказаниями, но без зазрения совести препарировали их для своих заранее намеченных религиозных целей. Им было чуждо понятие исторической достоверности. Сказания, передаваемые из поколения в поколение, служили им только для доказательства того, что Яхве уже со времен Авраама правил судьбами избранного им народа.
   К счастью для ученых и исследователей, жрецы в своей работе по переделке и подделке не всегда были последовательны. Они проглядели в библейских текстах много подробностей, выдающих их тесную связь с культурой Месопотамии. На протяжении целых веков никто не мог объяснить их смысла. Только великие археологические открытия, позволившие нам воссоздать забытые культуры шумеров, аккадцев, ассирийцев и вавилонян, бросили луч света на эти ранее непонятные подробности, выявили их древнее происхождение.

 

   Описанная в Библии история бегства из Египта и странствия в землю обетованную - это одновременно история еврейской религии. Израильтяне верили, что Яхве их особо полюбил, что он стал их освободителем, дал им законы, моральные нормы и общественный строй, создал религиозные учреждения, должности священников и литургический церемониал и под конец привел их в Ханаан как объединенный и организованный народ. Израильтяне ведь считали себя избранным народом, которому доверена важная историческая миссия, и поэтому не могли погибнуть, хотя по временам их постигали тяжелые наказания за нарушение синайского союза. История этого драматического бегства израильтян постепенно утрачивала реальные черты. По мере того как сказание о Моисее передавалось из поколения в поколение, оно приобретало все более мистический характер, а исторические факты отступали на задний план. Последним придавали настолько малое значение, что не считали даже нужным назвать имя фараона-преследователя".

 

 

     Итак, Моисей родился во времена правления неизвестного фараона.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет только, что царская власть перешла к новой династии.

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что если мы отнесем Моисея к временам Эхнатона и свяжем его с фараоном, загадка тотчас разрешается...

   Предположим, что Моисей был знатным аристократом, возможно даже членом царской семьи... Он, несомненно, был выдающимся, амбициозным и энергичным человеком; быть может, в отдаленном будущем он даже видел себя на престоле фараона, вождем народа, правителем империи. Будучи тесно связан с фараоном, он стал убежденным сторонником новой религии, и ее основные принципы, которые он глубоко постиг, стали его жизненными убеждениями. После смерти фараона и наступившей реакции он увидел, что все его мечты и планы развеялись как дым. Если только он не готов был отречься от дорогих ему убеждений, ему нечего было делать в Египте - он потерял родину. В этот тяжелый час он пришел к поразительному решению.
   Мечтатель Эхнатон оторвался от народа и позволил своей империи рухнуть.
   Фараон непримиримо отвергал все соблазны магической мысли и отказался от особенно дорогой сердцу египтян иллюзии загробной жизни.
   Поразительно предвосхитив грядущее научное знание, он распознал в энергии солнечного излучения источник всякой жизни на Земле и стал поклоняться Солнцу как символу Божественной силы. Он упивался радостью Сотворения и своей жизни в Маат (справедливости, правды). Атон был Богом мира - как и его представитель, а точнее - земное воплощение, фараон Эхнатон, который, сложа руки, взирал, как распадается созданная его предками империя.
   Активная натура Моисея изобрела план создания новой империи, с новым народом, которому можно даровать религию, отвергнутую египтянами. Еврейскому народу судьба уготовила суровые испытания и тяжкие удары, поэтому его Бог стал суровым, безжалостным и, так сказать, угрюмым.
   Этот более поздний еврейский Бог уподобился Моисееву в трех важнейших пунктах.
   Первым и главным было то, что Он действительно считался единственным и не давал даже помыслить о существовании других богов.
   Монотеизм Эхнатона был всерьез воспринят всем народом; по существу, этот народ так прилепился к монотеизму, что вера в единого Бога стала основным содержанием всей его интеллектуальной жизни, вытеснив любые другие интересы. В этом вопросе народ и священники, ныне возглавившие его, были заедино; но священники, которые ограничили свою деятельность разработкой церемоний богослужения, оказались в оппозиции к сильному народному стремлению возродить две другие доктрины Моисея.
   Голоса пророков безустанно твердили, что Бог отвергает церемонии и жертвоприношения и не требует ничего, кроме веры в Него и жизни по справедливости и правде.

   Кстати, что могло навести еврейского поэта XIX века Гейне на мысль обозвать свою религию "заразой, что идет от берегов Нила, извращенными верованиями древних египтян"?

 

   (Здесь стоит напомнить, что река Нил, протекающая по современному Египту, на протяжении около ПОЛУТОРА ТЫСЯЧ КИЛОМЕТРОВ НЕ ИМЕЕТ НИ ОДНОГО ПРИТОКА.
   Нил - ЕДИНСТВЕННАЯ река Египта.)

 

   В Египте монотеизм вырос (если мы правильно понимаем его рост) как побочное следствие империализма; Бог был небесной проекцией фараона, единолично управлявшего великой мировой империей.
   Политические условия жизни евреев были наименее благоприятны для перехода от идеи собственно национального божества к идее универсального повелителя вселенной. Как мог этот крохотный и бессильный народ посягнуть на роль любимца такого всесильного Бога?
   Исход из Египта должен был произойти где-то между 1358 и 1350 годами до н.э. - иными словами, сразу после смерти Эхнатона, но еще до того, как Харемхаб восстановил государственную власть.

 

   Наука вообще не датирует Исход, ей неизвестны археологические свидетельства пребывания древних евреев в Египте и их ухода оттуда. Египетские источники хранят по этому поводу полное молчание. (В смысле - полностью уничтожены.)

 

   Исход зафиксирован только в еврейской Библии, а здесь он отнесен ко временам "фараона, который не знал Иосифа". Поскольку Иосифа не знает ни одна хроника египетских фараонов, этим фараоном мог быть кто угодно из тридцати фараонских династий...

 

   Известны реальные события египетской истории времен Аменхотепа III и его сына, Аменхотепа IV, будущего фараона Эхнатона, который убил (в переносном смысле) своего отца, стерев его имя с каменных плит и отказавшись поклоняться его богам, а затем взял в жены свою мать (в прямом смысле).

 

   Вести о тех событиях, доходя до Греции, превращались в легенды, толкуемые на эллинский лад. Но и в греческой версии проглядывают приметы изначально документальной основы.
   Прежде всего, это город Фивы, где разворачивается действие греческой легенды об Эдипе и его отце, царе Лае.
   Аменхотеп III и его сын, будущий Эхнатон, тоже живут в Фивах, только египетских.
   Греческое имя Эдип означает пухлые, отечные ноги.
   Дошедшие до нас реалистические портреты Эхнатона подчеркивают нездоровую отечность его тела.
   Лай, напуганный предсказанием о том, что ему суждено погибнуть от руки собственного сына, велит отнести младенца в горы и бросить там, проколов сухожилия у лодыжек (отсюда - опухшие ноги). Но Эдипа подбирает пастух.

 

   Такой вариант чудесного спасения был предложен Софоклом. Но в ранних версиях мифа родители кладут ребенка в ковчежек и пускают в море на волю волн. И здесь проступает египетский мотив: море и греческие реки для ребенка заведомо гибельны. Другое дело Нил. В просмоленной корзине, согласно легенде, был найден Моисей, найден египетской принцессой, пришедшей со служанками к реке стирать белье. Поразительно, но Эдипа в ранней версии греческого мифа тоже находит царица, занятая стиркой белья.

 

   Помимо Софокла к мифу об Эдипе обращались Еврипид, Эсхил, Сенека Младший, затем, много веков спустя Боккаччо, Ганс Сакс, Корнель, Драйден, Вольтер, а ближе к нашим временам - Кокто, Т.С.Элиот. Современные авторы, как правило, строили свои произведения в духе сформулированного Фрейдом комплекса - любовь сына к матери и ненависть к отцу. Никто, однако, не заподозрил прототип Эдипа в его реальном египетском двойнике - фараоне Эхнатоне. С.ЦЕБАКОВСКИЙ "АПОКАЛИПСИС ИММАНУИЛА"

 

   Одна из существующих теорий отождествляет евреев-кочевников, пришедших в Египет во времена Иосифа, с кочевниками-гиксосами (по-египетски - "аму"), а Исход евреев - с изгнанием гиксосов, которое произошло в 1580 году до новой эры (датировка здесь - по египетским источникам).
   Гиксосы правили Египтом 400-500 лет; но и евреи, напоминает эта теория, находились в Египте, согласно Библии, "много поколений".
   Эту теорию первым предложил египетский жрец Мането, живший в III веке до новой эры и составивший (на греческом языке) перечень всех египетских династий, на который опирается принятая ныне хронология древнеегипетской истории. Мането был также одним из первых в истории антисемитом. Он утверждал, что гиксосы, изгнанные из Египта, удалились в Сирию и построили там город Иерусалим.

   Евреи, потомки гиксосов, беспощадных правителей Египта, - естественные и заклятые исторические враги египтян.

 

   Вторая теория относит Исход как раз ко временам Нового Царства, примерно на 100 лет позже изгнания гиксосов.
   При раскопках Тель-эль-Амарны в дельте Нила были найдены глиняные таблички, запечатлевшие переписку Аменхотепа III и Эхнатона с их ханаанскими (нынешняя Палестина) вассалами; одно из посланий, отправленных из "Урсалима", тревожно извещает фараона (какого именно из этих двух - неясно) о вторжении (с востока) неких "Хабиру". Если отсчитать от даты послания (примерно 1400 год до новой эры) традиционные сорок-пятьдесят лет "странствий в пустыне", получим для Исхода приблизительно 1450 год до новой эры.

 

   Некоторые историки, однако, сдвигают Исход еще решительнее - ко временам фараона Мернепты, на стелле которого впервые упоминаются Палестина и Израиль ("...Я, Мернепта, сделал Палестину вдовой... и разрушил семя Израиля"). И хотя по смыслу надписи очевидно, что к тому времени евреи уже находились в Ханаане, дата водружения стеллы - 1220 год до новой эры - почему-то принимается за дату Исхода.

 

   Наконец, последняя из теорий, как и предыдущая, тоже исходит из надписи - только не Мернепты, а великого Рамзеса III, который в 1186 году до новой эры завоевал Ханаан.

 

   (Если принять, что Иммануил Великовский

   (Родился в 1895 году в Витебске, в богатой еврейской купеческой семье. Умер в 1979 году в Принстоне.
   Известно, что книга Фрейда "Моисей и монотеизм" сыграла в жизни Великовского судьбоносную роль.
   Усмотрев в ней невольное саморазоблачение Фрейдом своих внутренних подсознательных комплексов, он воспылал желанием написать собственную книгу: "Фрейд и его герои". Она должна была стать литературно-психоаналитическим исследованием личности создателя психоанализа. В Палестине не оказалось нужных материалов, и конечным итогом этого творчески-биографического зигзага было прибытие семьи Великовских в Америку.
   Самое интересное - что книгу о Фрейде Великовский так и не написал, но детальное знакомство с эпохой Моисея привело его к проблеме Исхода; размышления над проблемой Исхода поставили "загадку лишних столетий"; в поисках ответа на нее он сформулировал гипотезу библейских катастроф; пытаясь найти их естественнонаучное объяснение, он пришел к своей идее космических столкновений.)

   правильно прочел папирус Ипувера

(Кто такой Ипувер?

 

   В 1828 году Лейденский музей приобрел древний египетский папирус. Среди египтологов он известен по имени первого владельца - папирус Анастаси.

 

   Папирус был большой, исписанный с лицевой и оборотной стороны, однако в крайне плачевном состоянии.

 

   От первой страницы сохранилось одиннадцать строк, и только с левой стороны.

 

   Страницы с девятой по шестнадцатую практически не поддавались прочтению.

 

   По причине плохой сохранности папирус не вызывал энтузиазма, и к переводу приступили десятилетия спустя.

 

   Первая экспертиза выявила, что восемь страниц папируса - это собрание пословиц и поговорок.

 

   Затем следовал текст философского содержания.

 

   Другой переводчик пришел к такому же выводу: собрание пословиц и назидательных изречений.

 

   Но работа продолжалась, высказывались иные мнения: собрание загадок (Бругш); литературное пророчество (Ланге); предсказание глубоких социальных перемен (Гардинер и Зете).

 

   В 1909 году Алан Гардинер представил новый перевод.

 

   Переводчик посчитал, что имеет дело с привычным для египетской литературы жанром, - рассказом о грядущих переворотах в стране фараонов.

 

   Используя наработки коллег, Гардинер смог приблизиться к сути того, о чем рассказывал папирус, написанный неким вельможей по имени Ипувер.

 

   Сегодня Лейденский папирус занимает почетное место в хрестоматиях древних текстов, и редкий учебник по египетской истории обходит его стороной. Русский перевод папируса под редакцией В.В.Струве сделан в 1935 году.),

   то Исход происходил примерно в 1500 году до новой эры.)

 

   (Но папирус Ипувера не единственный литературный памятник, повествующий о тех событиях. О них рассказывает и папирус из ленинградского Эрмитажа, получивший название "Поучения Ноферреху".)

 

   Целью странствия мог быть только Ханаан. После того, как владычество Египта рухнуло, туда хлынули орды воинственных арамеев, которые разрушали и грабили все на своем пути и тем самым показали, где еще может найти себе место под солнцем предприимчивый народ.
   Предположенные нами причины Исхода в целом объясняют также вопрос об обрезании. Мы знаем, как люди и народы относятся к этому древнему, почти непонятному сегодня обычаю. Те, кто его не практикует, видят в нем нечто странное и даже отвратительное; но те, кто придерживается этого обычая, гордятся им. Они чувствуют свое превосходство, аристократизм и смотрят сверху вниз на других, считая их нечистыми. Даже сегодня турок, когда он хочет оскорбить христианина, называет его "необрезанной собакой". Вполне вероятно, что Моисей, прошедший обрезание как египтянин, относился к нему точно так же. Евреи, с которыми он покинул родную страну, должны были стать улучшенным суррогатом египтян, оставленных позади.
   Геродот, посетивший Египет около 450 года до н. э., отмечает некоторые особенности египтян, потрясающе сходные с известными чертами евреев в более поздний период: "Они набожнее всех других народов. Они также отличаются от них многими обычаями, вроде обрезания, которое ввели раньше других из соображении чистоты и еще отвращением к свинине, которое, несомненно, идет от рассказа о том, что Сет убил Гора в облике черного кабана"...

 

   Иосиф Флавий (бывший, между прочим, раввином) в своем труде "Иудейские древности" пишет, что так как египтяне были изнежены и недобросовестны в работах, особенно же преданы удовольствиям и легкой наживе, то в результате получилось враждебное с их стороны отношение к евреям, основывавшееся также на чувстве зависти к их благополучию. Равным образом они (египтяне) побуждали народ наш (евреев) строить пирамиды, изучать всевозможные ремесла и привыкать к тяжелым трудам. В продолжение четырехсот лет они (евреи) несли такое иго; при этом происходило нечто вроде состязания, так как египтяне преследовали цель - во что бы то ни стало извести израильтян тяжелыми работами, а последние хотели показать, что они сильнее всех этих мероприятий.

 

   ...Египтяне с жестокостью принуждали сынов Израилевых к работам и делали жизнь их горькою от тяжкой работы. Но чем более изнуряли евреев, тем более они умножались!

 

   Этот неизвестный для евреев фараон поставили над евреями начальников работ, чтобы изнуряли евреев, прирожденных руководителей, тяжкими работами.

 

   Вот заявление А.Е. Маккиббон:

 

   "В 1883 году в земле Гесем были сделаны раскопки и найдены развалины древнего города Пифом. Многочисленные надписи говорят, что этот древний город был построен Рамсесом II.

 

   В греческие времена этот город был назван Иерополис или Эро. По-египетски это означает: склад, магазин. Предполагается, что Пифом и Раамсес (Исх. 1:11), которые израильтяне построили для фараона и были городами для запасов.

 

   В этом месте исследователь Новилл раскрыл даже комнаты сокровищ. Они крепко построены и разделялись кирпичными перегородками 3-х метровой толщины.

 

   Кирпичи полувысушенные солнцем.

 

   Половина кирпичей с соломой, а половина - без соломы.

 

   Запасные хранилища занимали в Пифоме целую площадь города, стены которого достигают 200 м при семиметровой толщине.

 

   Бессоломенные кирпичи в этих стенах, как будто отзываются эхом суровости фараоновых слов, когда он сказал: "Не давайте впредь народу соломы (Исх. 5:7) для делания кирпичей, как вчера и третьего дня". Около этих старинных стен мы можем видеть и щупать тяжелую работу еврейских рабов. Если бы эти развалины разговаривали, то какие сказания о жестоких смотрителях, о кровавых истязаниях, об истощении и отчаянии, открыли бы они нам!"

 

   ...и застонали сыны Израиля от работы и возопили, и вопль их от работы взошел к Б-гу. И услышал Б-г стенания их, и вспомнил Б-г Завет Свой с Авраhамом, Ицхаком и Яаковом.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что в то время как евреи находились в таком положении, у египтян явилась и другая причина, по которой они еще более постарались стереть с лица земли народ наш. Поводом к этому послужило следующее: один из египетских ученых (которые, кстати сказать, особенно выдаются своими предсказаниями будущего) возвестил царю, что к тому времени среди израильтян родится мальчик, который если вырастет, то сокрушит могущество египтян и сделает евреев властным народом; при этом он превзойдет своей добродетелью всех людей и приобретет вечную славу. Испугавшись этого, фараон по совету того предсказателя повелел всех родившихся тогда еврейских детей мужского пола бросить в реку и загубить, а египетским повивальным бабкам приказал следить за беременностью еврейских женщин и не выпускать из виду их родов; он повелел именно египетским бабкам следить за этим, потому что они, будучи одной с ним национальности, не решатся ослушаться царского приказа.

 

   Библия повествует немного иначе:
   Царь Египетский повелел повивальным бабкам Евреянок, из коих одной имя Шифра, а другой Фуа, и сказал [им]: когда вы будете повивать у Евреянок, то наблюдайте при родах: если будет сын, то умерщвляйте его, а если дочь, то пусть живет.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Имена безвестных повивальных бабок остались сохранены для потомков, а имя великого фараона - нет. Видимо потому, что это был самый глупый фараон. Ведь логичнее было бы истреблять девочек, будущих женщин. Потому что случайно уцелевший мальчик, один из сотни обречённых, став мужчиной, мог осеменить сотню женщин".

 

   По смерти Рамсеса II престол наследовал его сын, который никак не походил на своего отца. Вступление на престол Маренптаха, кажется, послужило сигналом для восстания против Египетского трона.
   Ливийцы Северной Африки, жители островов, морей, народы Азии, поднялись не только для того, чтобы освободиться от египетского рабства, но даже занять его территорию.

 

   Но повивальные бабки боялись Бога и не делали так, как говорил им царь Египетский, и оставляли детей в живых.
   Царь Египетский призвал повивальных бабок и сказал им: для чего вы делаете такое дело, что оставляете детей в живых?
   Повивальные бабки сказали фараону: Еврейские женщины не так, как Египетские; они здоровы, ибо прежде нежели придет к ним повивальная бабка, они уже рождают.
   Тогда фараон всему народу своему повелел, говоря: всякого новорожденного [у Евреев] сына бросайте в реку, а всякую дочь оставляйте в живых.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что тех же, кто поступит вопреки этому приказанию и осмелится тайно спасти новорожденных, царь приказал вместе со всем их семейством подвергать смертной казни.
   Это было ужасным ударом для тех, кого это распоряжение касалось (т.е. евреев), не только потому, что родители таким образом лишались детей своих, причем им самим приходилось исполнять роль палачей, но и оттого, что мысль о совершенном прекращении рода - а это представлялось неизбежным при убиении детей и их собственном полнейшем изнурении - еще усугубляла им тягость и безвыходность их положения. В таком-то горе были они. Однако никто не в состоянии оказать посильное давление на решения Господа Бога, хотя бы и пустил для этого в ход тысячи ухищрений.

 

   Некто из племени Левиина пошел и взял себе жену из того же племени.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что один, знатного происхождения, еврей, Амарам

   (Амрам, сын Каафа, внук Левия. Согласно Библии, израильтяне вышли из Египта через 430 лет после того, как туда вошел Иаков с сыновьями (Исх. 12:41).
   (Согласно Библейской истории, равно как и по Септуагинте и по "Торгуму Ионафана", израильтяне находились в Египте 215 лет.)
   В год Исхода Моисею было 80 лет (Исх. 7:7). Отсюда следует, что Моисей родился через 350 лет после прибытия семьи Иакова в Египет. Интересно, что его дед, Кааф, и прадед, Левий, были в числе прибывших.
   Моисей, кстати, был не только правнуком Левия, но и внуком. Его мать Иохаведа была дочерью Левия. (Исх. 6:20)),

   очень заботился об участи всего своего народа, боясь, как бы он совершенно не исчез с лица земли ввиду недостатка в подрастающем молодом поколении, при этом он и сам лично находился в безвыходном положении, так как жена его была беременна. Поэтому он обратился к милосердию Предвечного, умоляя Его сжалиться наконец над людьми, которые ни в чем не изменили своему благочестию, и, освободив их от настоящего их горя, оставить им надежду, что их племя не погибнет. Господь Бог сжалился над ним и в ответ на его мольбу явился ему во сне. Проснувшись после этого сновидения, Амарам сообщил о нем Иоахевед, жене своей. Однако страх их лишь усилился вследствие этого сновидения, потому что они теперь беспокоились не только о ребенке, но и относительно необычайного величия его в будущем. Впрочем, подтверждением предвещания Господа Бога послужили уже самые роды жены [Амарама], так как ей удалось скрыть их от соглядатаев, вследствие легкости и безболезненности родильного процесса.

 

   Жена зачала и родила сына и, видя, что он очень красив, скрывала его три месяца...

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что Моисей - египтянин, которого с помощью "мифа о рождении" (две семьи в мифе, знатная и бедная - в обычном мифе с помощью корзины избавляются от "своего" ребенка - в данном случае принцесса инсценирует спасение "чужого", якобы еврейского) народ преобразовал в еврея.

 

   Кстати... инцест, который якобы оскорбляет все наши чувства, некогда был общепринятым обычаем, можно даже сказать - священной традицией в правящих семьях Египта и других стран.
   Фараоны женились, прежде всего, на своих сестрах, и преемники фараонов, греческие Птолемеи, без всяких колебаний следовали их примеру.
   Таким образом, на Востоке инцест - в данном случае, между братом и сестрой - был прерогативой, запрещенной лишь для простых смертных и зарезервированной для царей, этих богов в земном обличье.
   Мир греческих и германских мифов о богах и героях тоже не исключает таких инцестных связей.
   Можно даже предположить, что жгучая озабоченность "родословной" среди современной европейской аристократии является остатком этой древней привилегии, и мы видим, что в результате кровосмешения, продолжавшегося в высших социальных кругах многие столетия, все коронованные персоны Европы принадлежат фактически к одной семье.

 

   Существованием инцеста богов, царей и героев опровергается и "объяснение" страха перед инцестом биологическими причинами, то есть интуитивным "пониманием" опасности кровосмешения.

 

   Наша реконструкция происхождения религии требует от нас иного объяснения.
   Страх перед инцестом попросту служил подкреплением закона экзогамии, который отражал волю Отца и сохранился после его смерти. Именно отсюда идет сила его эмоционального влияния и невозможность рациональной мотивировки, короче - его "сакральность".
   Я готов предсказать, что дальнейшие исследования других сакральных запретов дадут тот же результат: все "сакральное" первоначально было ничем иным как сохранившейся волей первобытного Отца.
   Такое толкование проясняет, кстати, и двусмысленность самого слова "сакральное". Ведь "сакер" означает не только "священный", "благословенный", но и нечто такое, что переводится как "заклятый", "неприкасаемый". Двусмысленность эта отражает амбивалентность отношения сыновей к Отцу. Его воля навязывала безусловное почитание и одновременно вызывала судорожный трепет, поскольку требовала от сыновей болезненного подавления их инстинктов.
   Теперь мы понимаем скрытый смысл претензии Моисея, что он "освятил" свой народ, введя обычай обрезания.
   Обрезание - это попросту символический суррогат кастрации, то есть наказания, которым первобытный Отец в полноте своей власти угрожал сыновьям; евреи, приняв этот символический обычай, продемонстрировали, что готовы подчиниться воле Отца, хотя это и означало для них мучительную жертву. Таким образом, обрезание действительно имеет все черты "священного", "сакрального" обычая.

 

   (У кого раздавлены ятра или отрезан детородный член, тот не может войти в общество Господне.)

 

   Исследования показали, что так называемый феномен (или симптомы) невроза является следствием определенных переживаний и впечатлении, которые мы, поэтому называем этиологической травмой. Все эти травмы относятся к раннему детству, то есть возрасту до пяти лет. Особенно интересны впечатления, относящиеся к тому времени, когда ребенок еще не говорит. Самым важным является период между двумя и четырьмя годами.

 

   Как правило, упомянутые переживания забываются и впоследствии недоступны для памяти. Они относятся к периоду инфантильной амнезии, которая лишь порой прорывается какими-нибудь изолированными, отрывочными воспоминаниями, так называемыми "припоминаниями из-за экрана".

 

   Впечатления первых пяти лет жизни оказывают решающее влияние на весь наш дальнейший жизненный путь. Все последующие события тщетно борются с этим влиянием. Самые сильные стремления взрослого человека растут именно из тех переживаний и впечатлений, которые он получил ребенком, в том возрасте, когда его психика - как у нас есть все основания считать - не готова была даже их осознать.

 

   Теория утверждает, что, вопреки распространенному убеждению, сексуальная жизнь человека (или то, что позднее ей соответствует) проходит ранний пик, который обрывается примерно в возрасте пяти лет.

 

   Эта теория подтверждается анатомическим исследованием эволюции внутренних половых органов; она приводит к выводу, что человек, видимо, произошел от такого животного, у которого половая зрелость наступала уже в пять лет...

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что человек, который провел детство под чрезмерной и с тех пор забытой материнской опекой ("фиксация на матери"), может всю жизнь искать женщину <Бога?>, от которой будет зависеть, которая будет кормить и защищать его.

 

   Схематически это выглядит так: в результате определенного переживания возникает инстинктивная потребность, жаждущая удовлетворения. Однако Эго избегает дать такое удовлетворение инстинктам - либо потому, что парализовано избыточностью требования, либо потому, что распознает в нем опасность. Эго защищается тем, что так или иначе подавляет возбуждение, загоняет его, так сказать, "в подполье": ребенок забывает возбуждающий фактор вместе с переживаниями и ощущениями, к нему относящимися. Однако на этом дело не кончается. Инстинкт либо сохраняет свою силу, либо восстанавливает ее, либо - еще вариант - заново пробуждается в сходной ситуации. Он возобновляет свои претензии, а поскольку путь к их нормальному удовлетворению прегражден тем психическим блоком, который можно назвать "шрамом (бывшего) подавления", то инстинкт, как правило, добивается своего в каком-нибудь другом, более уязвимом пункте. В результате этого "обходного маневра" инстинкт получает свое - но уже в виде так называемого "суррогатного удовлетворения", не имеющего санкции Эго и им не осознаваемого.
   В сущности, появление этих суррогатов удовлетворения является симптомом того, что подавленный инстинкт вновь предъявил свои требования, так что весь процесс образования симптомов можно по справедливости назвать "возвращением подавленного". Крайне существенно, однако, что на сей раз подавленное возвращается уже в "замаскированной", то есть измененной или искаженной по сравнению с исходной, форме (ибо только в таком виде оно может обойти блоки в Эго).

 

   Все эти явления - как симптомы, так и изменения в психике личности - имеют навязчивый характер; иными словами они отличаются большой психической силой и обнаруживают далеко идущую независимость от психических процессов, приспособленных к требованиям реального мира и подчиняющихся законам логики. Внешняя реальность на них не влияет или почти не влияет; они не считаются с реальными вещами или их ментальными отражениями, так что легко могут войти с ними в противоречие. Они образуют нечто вроде государства в государстве, некую недоступную часть психики, не участвующую в общем содружестве; но при этом они могут возобладать над второй, так называемой нормальной компонентой и поставить ее на службу себе. В таких случаях внутренняя психическая реальность утверждает свой суверенитет над реальностью внешнего мира; так открывается путь к безумию. Но даже если до этого не доходит, практические последствия такого конфликта неизмеримы. Фобии, или даже просто неспособность справиться с требованиями жизни, проявляемые людьми, над которыми властвует невроз, играют существенную роль в человеческом обществе. Все эти неврозы следует рассматривать как прямое выражение "фиксации" на раннем периоде жизни человека.

 

   Ранняя травма - защита - скрытый период - взрыв невроза - частичное возвращение подавленных переживаний - такова формула, которую мы вывели из невротического процесса.

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет - я не верю в то, что именуется религиозной истиной монотеизма, то есть в существование единого и всесильного бога, но верю в истинность праисторического факта, припомнившегося евреям при встрече с монотеизмом - того факта, что в первобытные времена действительно существовал единый Отец, Вожак, Повелитель, который был возвышен до уровня божества. Другое дело, что для возвращения в коллективную память людей эта историческая истина должна была явиться в замаскированном, ином по сравнению с исходным виде, то есть как раз в виде "религиозной истины" Моисея.

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что идея божества, как Высшего Существа, по-видимому, возникает очень рано, но поначалу она еще весьма туманна и лишена всякой связи с насущными потребностями человечества.
   По мере того, как племена и народы объединяются во все более широкие коллективы, их божества тоже организуются в семьи и иерархии.
   Часто одно из них возвышается до уровня повелителя всех других богов.
   Естественный следующий шаг - поклонение одному-единственному богу - совершается поначалу нерешительно и на ощупь, пока, в конце концов, не складывается решение передать всю власть одному богу и не терпеть больше рядом с ним никаких других. Но это решение восстанавливает - в облике единого бога - все величие первобытного Отца; поэтому по отношению к этому богу люди снова ощущают те эмоции, которые их предки некогда ощущали по отношению к первобытному Вожаку орды - трепет и страх. Вот почему первым результатом воссоединения с тем, кого люди так давно утратили и так долго искали, становится экстатическое ошеломление - в точности, как это описано в истории дарования Закона на горе Синай.
   Трепетный восторг, молитвенное преклонение и бурная благодарность за вновь обещанное покровительство - религия Моисея поначалу знает только эти, позитивные чувства по отношению к божественному Отцу.
   Убежденность евреев в Его всесилии, их подчинение Его воле были на первой стадии столь же абсолютны, как у беспомощного, угнетенного сына по отношению к отцу-вожаку в первобытной орде; и действительно, эти эмоции можно полностью понять, только предположив, что народ снова обратился в примитивную и инфантильную орду.
   Инфантильные эмоции вообще намного сильнее и неистощимо глубже, чем чувства взрослых; только религиозный экстаз способен возродить эту интенсивность. Таким образом, перенос молитвенного преклонения на Единого бога был попросту естественной первой реакцией на возрождение Великого Отца.

 

   С этого момента дальнейшее направление развития этой отцовской религии было предопределено навсегда, - но само развитие еще не закончилось. Ведь суть отношений между отцом и сыном - в их амбивалентности; поэтому с ходом времени у евреев неизбежно должна была возникнуть такая же враждебность к своему богу, какая в первобытные времена побудила сыновей убить своего отца. В самой религии Моисея нет места для прямого выражения этой убийственной ненависти к отцу. Обнаружиться могла лишь сильнейшая реакция на такую ненависть - в виде чувства вины, вызванного, несомненно, ощущением своей скрытой враждебности к богу, но принявшей форму "угрызений совести" - из-за того, якобы, что "грешишь" и будешь "грешить" против Его заповедей. Пророки не замедлили подхватить и использовать это чувство, непрестанно напоминая евреям о их "греховности", и постепенно сознание неизбывной "вины", некоего "первородного греха" стало органической составной частью самой религиозной системы. Надо заметить, что одновременно действовал и другой, уже чисто внешний фактор, который тоже усиливал в евреях ощущение их "вины", в то же время маскируя от них его истинное происхождение. Народ переживал тяжелые времена; надежды на покровительство могущественного бога, посеянные Моисеем, не спешили исполниться; становилось все труднее сохранять самую дорогую из иллюзий - веру в свою уникальную избранность. Чтобы сохранить эту веру, евреям нужно было как-то объяснить себе Господню суровость; наилучшим таким объяснением как раз и была собственная "вина" и "греховность": они-де сами не заслужили лучшей участи, потому что не соблюдали Его законов. Потребность успокоить это чувство вины - потребность, идущая изнутри и потому ненасытимая - толкала евреев к тому, чтобы взваливать на себя все более и более жесткие, требовательные и одновременно все более детализированные и мелочные религиозные предписания. Тем самым они незаметно переходили к моральному аскетизму, навязывая себе постоянно растущее подавление инстинктов.

 

   Конечным результатом этого процесса было то, что евреи достигли - по крайней мере, в догме и ее предписаниях - таких этических высот, какие были недостижимы для других народов античности. Многие евреи и поныне считают эти этические устремления второй главной особенностью и вторым - после монотеизма - главным достижением своей религии. Наш анализ имел целью показать, как эта особенность связана с первой - с концепцией одного-единственного бога.

 

   Вся еврейская этика, наложившая такой отпечаток на еврейский национальный характер, выросла из чувства вины, вызванного подавленной враждебностью к Единому богу - этому суррогату первобытного Отца.

 

   Религия Моисея была отвергнута и частично забыта, а позднее снова вернулась в сознание народа - в виде традиции, Теперь мы можем предположить, что этот процесс сам по себе был повторением той цепи событий, которая в дни Исхода привела к принятию религии Моисея.
   Когда Моисей предложил евреям концепцию Единого бога, это не было для них абсолютно новой идеей, поскольку воскрешало в их памяти первобытный опыт человеческой орды. Опыт этот давно исчез из их сознательных воспоминаний, но в свое время был столь важным и произвел - или, по крайней мере, подготовил - такой грандиозный переворот в жизни первобытной орды, что оставил, иначе и думать нельзя, некий постоянный след в человеческих душах, такое же сильное "воспоминание коллективного детства", как те, которые хранит устное предание или традиция.

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет - как я отмечал выше, ранние переживания людей проявляются позднее в виде навязчивых привычек, хотя сами эти переживания сознательно уже не помнятся. Мне представляется, что то же самое справедливо и для самых ранних переживаний человечества в целом. Одним из результатов такого раннего переживания и было принятие евреями концепции Единого бога. Концепцию эту, несомненно, следует считать припоминанием - разумеется, искаженным, но, тем не менее, припоминанием. Как всякое"возвращение подавленного", оно тоже имеет навязчивый характер; ему попросту нельзя не поддаться. В той мере, в какой историческая правда в нем бессознательно искажена, видоизменена, замаскирована, это припоминание может быть названо иллюзией; но в той мере, в какой с помощью этой концепции действительно возвращается нечто из реального прошлого, она должна быть названа истинной. Ведь индивидуальные психические иллюзии тоже содержат зерно истины: сознание больного ухватывается именно за такое зерно и благодаря этому некритически принимает и всю систему иллюзий, на нем надстроенную.

 

   (З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет - зачем вообще я вынес это расследование на суд широкой публики? К сожалению, даже на этот вопрос я могу ответить только обиняками. Я могу лишь сказать, что если кого-нибудь увлекут изложенные выше соображения и он примет всерьез что Моисей был знатным египтянином, перед ним откроются интересные и далеко идущие возможности. Сделав определенные предположения, он сможет понять какие причины руководили Моисеем в его необычной затее, а отсюда - прийти к возможному объяснению многих особенностей тех законов и религии, которые Моисей даровал евреям.)

 

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что затем, однако, Амарам стал бояться, как бы это дело не обнаружилось и как бы он, навлекши на себя гнев царя, не пострадал вместе с ребенком и тем помешал бы осуществлению предсказания Господа Бога. Поэтому он предпочел предоставить спасение дитяти и заботу о нем Предвечному, чем, положившись на это скрывание (которое, кроме того, было ненадежно), подвергать опасности не только тайно воспитываемого ребенка, но и самого себя, тем более что, по его убеждению, Господь Бог и Его слова представляют полную гарантию и, наверное, оправдаются.

   (Известный мидраш рассказывает, что когда фараон осудил еврейских детей на смерть, отец Мариам отчаялся и развёлся со своей женой Йохевед. Семилетняя Мариам уговорила отца вернуться к матери. Семилетняя Мариам вела за собой Йохевед. Только четыре женщины в Торе названы пророчицами - Мариам, Дебора, Хульда и Ноадия.)

   Порешив это, родители сделали тростниковую плетеную корзиночку, наподобие колыбельки, такой величины, чтобы удобно было поместить туда младенца. Замазав ее смолою, которая по природе своей препятствует проникновению внутрь воды, они положили в корзину ребенка и, спустив на реку, предоставили его спасение Господу Богу.

 

   ...положив в нее младенца, поставила в тростнике у берега реки, а сестра его стала вдали наблюдать, что с ним будет.

 

   "Сестра его"... по отцу? Или - "по народу"?

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что река подхватила и понесла корзину, Мариам же, сестра ребенка, по приказанию матери, шла по берегу, чтобы посмотреть, куда течение понесет корзину. Тут-то Господь Бог и показал, что человеческие расчеты совершенно несостоятельны, что все, чего бы Он сам ни пожелал, доводится до благополучного разрешения и что те, кто из личного интереса готовит другим погибель, даже при самом большом со своей стороны рвении, ошибаются в своих расчетах, тогда как уповающие на предопределение Предвечного находят неожиданное спасение и благополучие, несмотря на величайшие затруднения и опасности. Судьба именно этого ребенка служит наглядным доказательством всемогущества Господа Бога.

 

   Примечательно, что о матери Моисея "не пишется". Да и отец "засекречен", обозначено только что он "из племени Левиина". И жены "не обозначены"... Кстати, Левия и Симеона проклял Иаков-Израиль на своем смертном ложе. "Симеон и Левий братья, орудия жестокости мечи их. В совет их да не внидет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя. Проклят гнев их, ибо жесток; и ярость их, ибо свирепа..." (Быт. 48:5-7)

 

   Месу не являлся израильтянином, но он не был и египтянином.

   В тексте Манефона сказано, что Месу имел общих предков с гиксосами. Это совпадает с мнением ряда историков, считающих что фараоны XIX династии (к которой принадлежал и Рамсес II) по происхождению гиксосы.

 

   Итак, Месу - гиксос.

   Мы очень мало знаем об этом таинственном народе, свыше ста лет владевшем Египтом. Наиболее полный рассказ о них принадлежит Манефону, которого цитирует Иосиф Флавий:
   "Манефон пишет следующее во второй книге своей "Египетской истории" о нас. [Передаю собственные его слова, выводя как бы его лично свидетелем]:

   "Был у нас царь по имени Тимеос. В его царствование Бог, неизвестно почему, прогневался, и из восточных стран внезапно напали на нашу страну люди бесславного происхождения, полные отваги, и завладели ею легко, без боя и насильно.

   Они покорили всех бывших в ней князей, затем беспощадно сожгли города и разрушили храмы богов.

   С жителями они поступили самым жестоким образом, убивая одних, а других вместе с женами и детьми обращая в рабство.

   После всего этого они избрали царя из своей среды, имя которого было Салитис. Последний основал свою резиденцию в Мемфисе, обложил данью верхнюю и нижнюю землю и поставил гарнизоны в более подходящих пунктах. Но в особенности он укрепил восточные окраины, в ожидании, что ассирийцы когда-либо, собравшись с силами, сделают нападение на его царство, желая завладеть им.

   Найдя в Сетроитском номе, на востоке от Бубастийского рукава Нила, весьма удобно расположенный город, который, согласно древнему религиозному сказанию, назывался Аварис, он обстроил его, укрепил его весьма сильными стенами и поместил в нем многочисленный гарнизон, состоявший из двухсот сорока тысяч тяжеловооруженных. Туда он направлялся летом как для раздачи продовольствия и жалования, так и для того, чтобы, с целью внушения страха соседним народам, заставлять воинов усердно заниматься военными упражнениями.

   Он умер, процарствовав девятнадцать лет.

   Ему наследовал другой по имени Беон, который царствовал сорок четыре года.

   После него Апахнан царствовал тридцать шесть лет и семь месяцев.

   После него царствовал Апофис - шестьдесят один год и Ианнас - пятьдесят лет и один месяц.

   Последним из всех этих царей был Ассис, который царствовал сорок девять лет и два месяца.

   Вот эти шесть были первыми царями среди них и они постоянно и со все большей силой стремились к тому, чтобы искоренить род египетский. Весь их народ назывался Гиксос, что значит "цари-пастухи". Ибо "Гик" означает на священном языке "царя", а "сос" в народной речи - "пастуха" или "пастухов"; Некоторые полагают, что это были арабы".

 

   В другом же экземпляре я нашел, что звук Иик означает не царей, но, наоборот, указывает на то, что пастухи были пленниками, так как с другой стороны Гик и Гак [произносится с придыханием густым] по египетски прямо означает "пленников". Это объяснение кажется мне правдоподобнее и согласуется с древней историей.

 

   Манефон, далее, говорит:

   "Вышеуказанные цари из так называемых пастухов и их преемники владели Египтом в продолжении пятисот одиннадцати лет. После этого цари фивские и верхне-египетские поднялись против пастухов, и вспыхнула сильная и продолжительная война.

   В царствование Мисфрагмутоса пастухи были побеждены и вытеснены из всего Египта, и они заперлись в одном месте, которое в окружности своей заключало десять тысяч арур. Место это называлось Аварис. Его со всех сторон - говорит Манефон - пастухи окружили большой и крепкой стеной для того, чтобы иметь все свое состояние и добычу в безопасности. Но Туммос, сын Мисфрагмутоса, расположился перед стеной во главе войска из четырехсот восьмидесяти тысяч человек, осаждал их, стараясь силой подчинить себе. Но, отчаявшись в успехе осады, он заключил с ними договор, в силу которого они должны были оставить Египет и могли все в полной безопасности направиться, куда им угодно было.

 

   И тогда они, на основании состоявшегося соглашения, со своими домочадцами и своим состоянием оставили Египет в количестве не менее двухсот сорока тысяч человек и пошли в Сирийскую пустыню.

 

   Но из страха перед могуществом ассирийцев, которые тогда владычествовали в Азии, они в ныне называемой Иудее построили город, который мог бы вместить столько тысяч людей, и наименовали его Иерусалимом". (ДИН I:14)

 

   Теперь остался не освещённым только один период деятельности Месу. От возвращения в Египет при Мернептахе, до восстания при Именмесе. По-видимому, именно к этому периоду следует отнести сообщения о деятельности Месу как жреца.

 

   Об учении Месу упоминает Страбон ("География". Страбон.), по-видимому использовавший "Истории Помпея" Посидония:

 

   "Моисей, один из египетских жрецов, владел частью так называемого Нижнего Египта.

 

   Недовольный существовавшим там положением, он переселился в Иудею в сопровождении многочисленных почитателей божества.

 

   Действительно, Моисей утверждал и учил, что у египтян и ливийцев неправильное представление о божестве, так как они изображают его в образах диких зверей и домашнего скота; ошибаются и греки, представляющие богов в человеческом образе. Ведь, по его мнению, бог есть одно, единое существо, которое объемлет всех нас, землю и море - то, что мы называем небом или вселенной, или природой всего сущего.

 

   Кто, будучи в здравом уме, дерзнет создать изображение такого бога, похожее на какой-нибудь из окружающих нас предметов? Напротив, следует оставить изготовление всяческих изображений божества и, отделив священный участок и подобающее святилище, почитать его без изображения. И те, кто имеет вещие сны, должны спать в святилище, не только они сами ради своей пользы, но и другие ради остальных. Живущие воздержанно, праведной жизнью всегда могут ожидать от божества какого-нибудь блага, дара или знамения, но прочие пусть не ожидают ничего.

 

   Излагая такого рода учение, Моисей убедил немалое число разумных людей и увел их вместе с собой в то место, где теперь находится поселение Иерусалима. Землей этой ему удалось легко завладеть, так как она была незавидного качества, и за нее никто не стал бы серьезно бороться. В самом деле, это скалистая страна, правда, обильная водой, но окрестные области бедны и безводны, а внутренняя часть страны на 60 стадий имеет также каменистый слой под поверхностью почвы. В то же время Моисей вместо оружия выставлял вперед святыню и божество, которому он желал найти место для почитания; народу он обещал установить культ и священные обряды такого рода, чтобы те, кто принял его, не тяготились расходами, одержимостью божеством или другими нелепыми действиями. Подобными средствами Моисей снискал себе уважение и установил необычного рода власть, так как все окрестные народности охотно присоединялись к нему ради таких поучений и обещаний.

 

   Преемники Моисея некоторое время оставались, верны его учению, ведя праведную и истинно благочестивую жизнь.

 

   Впоследствии жреческая должность оказалась сначала в руках людей суеверных, а затем - самовластных.

 

   От суеверия пошло воздержание от некоторых родов пищи, от которых даже и теперь у них существует обычай воздерживаться; обрезание мальчиков и вырезание у девочек, и некоторые другие обряды такого рода, установленные законом". (ГС XVI,II,36-37)

 

   И вышла дочь фараонова на реку мыться, а прислужницы ее ходили по берегу реки. Она увидела корзинку среди тростника и послала рабыню свою взять ее. Открыла и увидела младенца; и вот, дитя плачет [в корзинке]; и сжалилась над ним [дочь фараонова] и сказала: это из Еврейских детей.

 

   Текст выдает, прежде всего, тот факт, что автор абсолютно не представлял реальностей описываемой эпохи. Никогда еврейка не попала бы к месту купания дочери фараона, никогда дочь фараона не заговорила бы с нищей оборванкой и, уж тем более, никогда не стала бы подбирать первого попавшегося беспризорника - а вдруг бы он оказался неприкасаемым! Это могло произойти с дочерью какого-нибудь племенного вождя, но никак не с дочерью фараона.

 

   Перейдём к утверждению автора текста, что дочь фараона опознала в ребёнке еврея. Предвижу вопрос тех, кто захочет указать мне, где именно могло быть "написано", что младенец еврей. Здесь есть два возражения. Во-первых, нигде в процитированном выше тексте не сказано, что Моисей был обрезан. Во-вторых, сам обряд обрезания евреи переняли у египтян, о чём сообщает Геродот ("История". Геродот):
   "Только три народа на земле искони подвергают себя обрезанию: колхи, египтяне и эфиопы". ИГ II,104

 

   У египтян обрезание совершалось не в младенческом, а в юношеском возрасте.

 

   Раз иудеи переняли обряд у египтян, то, следовательно, первоначально они должны были совершать его аналогично. Этим и объясняется, почему в рассказе о рождении Моисея нет ни слова об обрезании.

 

   Следует так же добавить, что Манефон, повествуя о Моисее, называет его жрецом из Гелиополя (Иуну - сейчас пригород Каира) и не сомневается в его египетском происхождении.

 

   Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "Так как ничто не делается помимо воли всеведущего бога, значит, именно с его согласия все маленькие евреи, утопленные в Ниле, были съедены крокодилами, а этого ребенка он спас ради своих дальнейших планов".

 

   В отличие от других - Его "нашла" принцесса могущественнейшего государства, история которого насчитывала более пяти тысяч лет. Евреи называли это государство - Мицраим, сегодня эти земли занимает государство Египет. Библейский Египет и современный Египет, это - РАЗНЫЕ СТРАНЫ.
   Мицраим-2 - Россия.

 

   (О том, с каким презрением в те времена относились к Египту другие народы, мы узнаём из записанного на папирусе отчета египетского посла Унуамона, которого фиванские жрецы отправили в Ливан за кедровым деревом для строительства священной ладьи бога Амон-Ра.
   Унуамон поплыл морем в Библ. По дороге он остановился в порту города Дора, и там один из матросов украл все золото и серебро, которое Унуамон вез в уплату за дерево. Известно было, что вор прячется в городе, и египтяне потребовали его выдачи. Но местный правитель, видимо, предпочитал оставить добычу себе.
   Нагло издеваясь над послом некогда могучего государства, он под разными предлогами оттягивал решение, и после девяти дней напрасного ожидания Унуамон вынужден был отправиться в дальнейший путь, как говорится, не солоно хлебавши.
   Ещё худшие оскорбления ожидали его в Библе.
   Правитель этого финикийского порта, узнав, что посол явился без денег, не только не отпустил ему кедровое дерево в кредит, но даже конфисковал у него судно и приказал, чтобы он, как нежелательный иностранец, немедленно покинул город.
   Унуамон, лишившись судна, не мог, разумеется, выполнить этот приказ, а когда собрался уехать на другом судне, его арестовали.
   После долгих издевательств и споров, в конце концов, Унуамон послал в Фивы за деньгами и меновыми товарами, чтобы получить назад судно и приобрести кедровое дерево.
   Правитель Библа, пользуясь слабостью Египта, заломил неслыханную цену. Помимо золота и серебра он получил десять царских одежд из льна высшего сорта, пятьсот свитков папируса, пятьсот воловьих шкур, пятьсот мотков каната, двадцать мешков чечевицы и тридцать корзин с рыбой". Зенон Косидовский "Библейские сказания")

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что у царя была дочь именем Фермуфис (Хатшепсут? Хатшепсут стала первой в истории правительницей Египта, первой женщиной-фараоном. Она правила за 1500 лет до Р.Х. После нее Египтом правил ее приемный сын Тутмос III. Реальный отец Хатшепсут Тутмос I не имел наследников-сыновей. Потому он и женил своего побочного сына на своей дочери Хатшепсут. Но и у сына, ставшего фараоном Тутмосом II, также не оказалось наследников мужского пола. Он, как и его отец, женил своего побочного сына на его же сводной сестре. После кончины фараона, покуда Тутмос III еще не был совершеннолетним, Египтом правила его мачеха (и одновременно теща) Хатшепсут, продолжавшая править и после достижения совершеннолетия Тутмоса III. Получив, наконец, трон, Тутмос III возненавидел ее настолько, что повелел разрушить ее статуи и ее изображения убрать из фрагментов с надписями и рельефами. Не исключено, что так пропал и какой-либо текст, упоминающий Моисея. Тутмос III ненавидел израильтян и велел уничтожить все записи об участии Израиля в жизни Египта.). (Георг Эберс считает что по египетски ее имя звучало - Тмеренмут.) Гуляя по берегу реки и увидав корзинку, увлекаемую течением, она послала пловцов с приказанием доставить ее ей. Когда посланные вернулись с корзиною и царевна увидала ребенка, она полюбила его за его величину и красоту. Таково было попечение Господа Бога о Моисее, что воспитать и заботиться о нем пришлось как раз тем людям, которые решили погубить прочих еврейских мальчиков ради того, чтобы воспрепятствовать именно его рождению.
   Фермуфис тотчас повелела привести женщину, которая дала бы грудь ребенку. Но когда последний не хотел принимать груди и отказывался от множества женщин, бывшая при этом Мариам подошла как бы случайно и как бы из любопытства и сказала: "Напрасно, царевна, призываешь ты этих женщин для кормления ребенка, он ведь не одного с ним племени; если же ты велишь призвать одну из еврейских женщин, то он немедленно примет родную грудь".

 

   И сказала сестра его дочери фараоновой: не сходить ли мне и не позвать ли к тебе кормилицу из Евреянок, чтоб она вскормила тебе младенца?

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что признав это замечание правильным, дочь царя приказала [девушке] пойти за [еврейскою] кормилицей.

 

   Дочь фараонова сказала ей: сходи. Девица пошла и призвала мать младенца.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что воспользовавшись этим случаем, та вскоре явилась обратно в сопровождении никому из присутствующих не знакомой матери своей.

 

   Текст изобилует теми же несуразностями, что и Библейский. Особенно абсурдна сцена, в которой некая оборванка, "как бы случайно", подходит к дочери фараона и запросто беседует с ней. Кроме того, лишь чудовищной национальной спесью Флавия можно объяснить предположение, что в окружении дочери фараона могли оказаться люди, знавшие какую-то еврейку (вспомним, что евреи у египтян в рабстве).

 

   Дочь фараонова сказала ей: возьми младенца сего и вскорми его мне; я дам тебе плату. Женщина взяла младенца и кормила его.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что так как младенец с удовольствием взял у нее грудь, то царевна вполне доверила ей воспитание его

 

   Иеховеда держала Моисея при себе, сколько это было возможно, но когда ему исполнилось двенадцать лет, он был взят в царские палаты к дочери фараона и "стал ее сыном, получил образование при дворе фараона, где жил как большой вельможа ("И научен был Моисей всей мудрости Египетской и был силен в словах и делах" (Деян. 7:22))

 

   И вырос младенец, и она привела его к дочери фараоновой, и он был у нее вместо сына, и нарекла имя ему: Моисей, потому что, говорила она, я из воды вынула его.

 

   Следовательно, Месу следует считать либо воспитанником, либо сыном дочери фараона. Последнее более вероятно, так как тот же Флавий сообщает, что Месу (Моисей) считался претендентом на престол, что вполне реально для внука фараона, но мало вероятно для воспитанника его дочери.

 

   Подведём итог. Мы установили, что Месу был внуком Рамсеса II, по происхождению шасу. Никакого отношения к народу, именующему себя иудеями, Месу не имел. Предки иудеев были последователями Месу, но в дальнейшем, как указано Страбоном, отошли от его учения. Уже на смертном одре, будучи не в силах видеть, как коверкают его учение, и как его Великая Книга (Бытие) превращается в сказку для маленьких детей, Месу проклял иудеев:

 

   "Соберите ко мне всех старейшин колен ваших и надзирателей ваших, и я скажу вслух их слова сии и призову во свидетельство на них небо и землю; ибо я знаю, что по смерти моей вы развратитесь и уклонитесь от пути, который я завещал вам, и в последствии времени постигнут вас бедствия за то, что вы будете делать зло пред очами Господа, раздражая Его делами рук своих. И изрек Моисей вслух всего собрания Израильтян слова песни сей до конца". (Втор. 31:28-30)

 

   Месу явно отделяет себя от израильтян - "колен ваших".

 

   (Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что от того, что он был брошен в реку и вытащен из нее, ребенок получил и свое имя, так как египтяне называют воду мо, а спасенных - исей. Сложив эти два слова, они дали их ему в виде имени.

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что то обстоятельство, что его имя принадлежит египетскому словарю было подмечено давно, хотя и не оценено по достоинству.
   Ограничусь цитатой из Брестеда ("На заре сознания"), основной труд которого, "История Египта", считается весьма авторитетным.

   "Существенно отметить, что имя Мозес является египетским.

   Это попросту египетское слово, означающее "дитя", которое является сокращением таких имен, как "Амон-мозе" (Амон-дитя) или "Пта-мозе" (Пта-дитя), а они сами, в свою очередь, вероятно, являются сокращениями полных выражений "Амон (дал) дитя" или "Пта (дал) дитя". Сокращенное "дитя" довольно рано стало удобной заменой громоздкого полного имени, и слово "Мозе", "дитя" - не редкость на египетских памятниках.

   Отец Моисея, скорее всего, дал своему сыну имя Тотмес, но это божественное имя постепенно утерялось при употреблении, пока ребенка не стали называть просто "Мозе". Дополнительное "с" в конце появилось при переводе на греческий язык и не связано с ивритом, в котором это имя произносится просто "Моше"..." <по-русски - Мося>

   Меня, однако, удивляет, что, упоминая все эти имена, Брестед прошел мимо аналогичных богоподобных имен египетских царей: А-мозе (Амос), Тут-мозе (Тутмос) и Ра-мозе (Рамсес))

 

   Здесь библия опускает занятия Моисеем зело гнусным делом - обучение в семье фараона "всем мудростям египетским".

 

   Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "Моисей.. не сказал... ни слова о памятниках, нравах, законах, религии, политике, истории этого славного государства, стоявшего в те давние времена на вершинах цивилизации".

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что сообразно предсказанию Господа Бога, Моисей вскоре по общему отзыву стал вследствие силы ума своего и презрительного отношения к трудностям всякой работы одним из лучших представителей еврейства. Ум его развивался несообразно с его возрастом, так как тот соответствовал бы по силе более зрелым годам. Мощь этих способностей обнаруживалась [у него] уже в раннем детстве, и тогдашние поступки его уже свидетельствовали о том, что в зрелом возрасте он совершит гораздо более необычайные вещи. Когда ему минуло три года, Господь даровал ему необыкновенный для таких лет рост, и к красоте его никто не только не был в состоянии относиться равнодушно, но все при виде Моисея непременно выражали свое изумление. Случалось также, что, когда ребенка несли по улице, многих из прохожих поражал взгляд его настолько, что они оставляли дела свои и в изумлении останавливались, глядя ему вслед, настолько сильно его детская красота и миловидность приковывали внимание всех.
   Не имея собственных детей, Фермуфис ввиду таких его качеств усыновила его. Приведя Моисея однажды к отцу своему, она указала на него как на своего желанного наследника, потому что по воле Господа Бога ей не суждено иметь родного сына. При этом она сказала отцу: "Взрастив этого чудного обликом и благородного по своему духовному развитию ребенка, которого я столь странным образом получила в дар от реки, я задумала усыновить и сделать его [со временем] наследником твоего царства". С этими словами она подала ребенка отцу на руки. Последний взял его и, прижав к груди своей, из желания выказать дочери расположение, надел на него свою диадему. Но Моисей швырнул корону на землю, сорвав ее с себя в детской шаловливости, и стал топтать ее ножками. Это было дурным предзнаменованием для царя. Когда это увидел тот самый ученый, который [когда-то] предсказал, что рождение Моисея будет началом унижения власти египтян, то он бросился [на ребенка] с целью убить его; при этом он громко закричал: "Царь! Это именно тот ребенок, которого Бог велел нам убить, чтобы быть в безопасности. Своим поступком он ведь подтверждает правильность предсказания, глумясь [теперь уже] над твоею властью и топча ногами твою корону. Поэтому убей его, тем освободи египтян от страха перед ним и обмани надежды евреев, которые вызовет в них эта его смелость".
   Однако Фермуфис быстро велела убрать ребенка и предупредила исполнение этого совета; к тому же и царь медлил с приказанием убить его, так как к тому побуждал его Господь Бог, который заботился о спасении Моисея. Затем его воспитывали с большою заботливостью. И в то время как евреи возлагали на него все свои надежды, египтяне относились к его воспитанию с подозрением. Но так как не было прямой причины, по которой убил бы его либо царь (вдобавок родственный ему теперь благодаря усыновлению), или кто-нибудь другой, кто решился бы на это в интересах египтян ввиду известного предсказания, то его никто и не думал убивать.
   Затем Моисей, о рождении, воспитании и юности которого было сообщено вышеуказанным образом, доказал египтянам свою доблесть, равно как и то, что он родился для унижения их и для возвеличения евреев.
   Поводом к этому ему послужило следующее обстоятельство: эфиопы (соседи египтян) ворвались в их страну, похитили у них все имущество и угнали весь скот египтян. В ярости последние пошли на эфиопов походом, чтобы отомстить им за обиду, но, побежденные в битве, одни из них пали, другие же искали спасения в постыдном бегстве на родину. Эфиопы следовали за ними по пятам, считая трусостью не занять всего Египта, еще далее проникли в страну и, вкусив от тамошних благ, уже не хотели более от них отказаться. Напав поэтому сперва на пограничные области, которые не осмелились оказывать им сопротивление, они дошли до Мемфиса и до самого моря, причем ни один город не смог противостоять перед ними.
   Стесненные таким грустным оборотом дел, египтяне прибегли к вопрошанию оракулов и к прорицаниям. Бог их посоветовал им обратиться за помощью к евреям, и фараон потребовал у своей дочери выдачи Моисея, чтобы он послужил ему в качестве военачальника.
   Царевна предоставила Моисея отцу, заставив последнего поклясться, что юноша не подвергнется с его стороны никакому насилию; на эту просьбу о помощи она смотрела как на великое (оказываемое ею стране) благодеяние и стала упрекать жрецов, которые советовали убить Моисея, в том, что они теперь не стыдятся просить его о помощи.
   Упрошенный Фермуфисою и фараоном, Моисей усердно взялся за это дело.
   Равным образом радовались и ученые книжники обоих народов: египетские - тому, что теперь, когда они, благодаря доблести Моисея, победят врагов, им представится возможность избавиться и от него каким-нибудь коварным способом; еврейские - тому, что у них возникала надежда на освобождение от египтян под предводительством Моисея.
   Желая предупредить врагов раньше, чем они могли бы узнать о его на них нападении, Моисей отправил против них войско не морским путем, но сухопутным. При этом он дал образчик своего изумительного ума.
   Дело в том, что путешествие по суше представляло большие затруднения ввиду множества змей. Их там страшное обилие, причем существуют и такие, которые в других местах нигде не водятся и отличаются силой, злокачественностью и безобразным видом; некоторые из них вдобавок обладают крыльями, так что не только могут оказать вред, крадучись по земле, но и, налетая сверху, нападать на людей, которые того совершенно не ожидают.
   И вот Моисей придумал для большей безопасности и спокойствия войска следующее удивительное средство: он велел приготовить плетеные коробки из тростника, наполнить их ибисами и взять с собой. Эти птицы очень враждебно относятся к змеям, которые быстро удаляются при их появлении, но, попавшись ибисам, налетающим на них с быстротою оленя, уносятся и пожираются последними. При этом ибисы легко приручаются, не изменяя своего отношения только к змеям. Впрочем, так как греки хорошо знакомы с этими птицами и их внешностью, я не буду здесь останавливаться на их описании. И вот, когда Моисей добрался до местности, где водятся змеи, он стал выпускать ибисов на змей и пользовался их борьбой, чтобы оградить свое войско. Совершая таким образом переход, Моисей нагрянул на эфиопов раньше, чем они могли предполагать это. Затем он сошелся с ними в бою, победил их и отнял у них всякую надежду на подчинение египтян.
   Немедленно за этим он двинулся на города эфиопские и при завладении ими произвел большую резню среди жителей.
   Увидев такое геройство Моисея, и уже почувствовав его результаты, египетское войско перестало теперь страшиться всяких затруднений, так что для эфиопов оставался лишь печальный выбор между пленом или полнейшим разорением.
   Наконец они были оттиснуты в главный город Эфиопии Саву, который Камбиз впоследствии переименовал в честь своей родной сестры в Мерое, и подверглись здесь осаде.
   Это место было почти неприступно, так как с одной стороны его обтекал полукругом Нил, с другой же стороны - две другие реки, Астап и Аставор, своим течением отрезали наступающим доступ. Внутри же, на острове, находился самый город, окруженный крепкой стеной; и хотя реки служили ему достаточным оплотом против врагов, тут возвышались за стенами еще огромные искусственные валы, которые должны были служить более надежною защитою против напора воды при разливе и делали врагам взятие города крайне затруднительным, если бы им даже удалось переправиться через реки.
   И вот, пока Моисей с крайним неудовольствием видел тут бездействие своего войска (так как враги не решались вступить в бой), с ним случилось следующее происшествие.
   У эфиопского царя была дочь Фарбис.
   Видя, как близко Моисей подводит войско свое к стенам [города], и как он храбро сражается, и, удивляясь его необычайно умелым распоряжениям, поняв, что, благодаря ему, египтяне, потерявшие было свою свободу, теперь снова ее себе вернули и пользуются таким успехом, тогда как столь гордившиеся своими удачами эфиопы стеснены и подвергаются крайней опасности, она воспылала безумной страстью к Моисею.
   Так как это чувство все более и более овладевало ею, она решилась послать к Моисею самых верных слуг своих для переговоров о браке.
   Когда он поставил условием для этого сдачу города и дал клятвенное обещание, что он, женившись на царевне и заняв город, не нарушит договоров, то тотчас же было приступлено к делу. Возблагодарив после покорения эфиопов Господа Бога, Моисей вступил в брак и повел египетское войско обратно на родину.
   Те же, которые спаслись благодаря Моисею, почувствовали к нему еще большую ненависть и еще более страстно стремились привести в исполнение свои коварные намерения относительно него, так как боялись, что Моисей ввиду своего успеха задумает совершить государственный переворот в Египте. Ввиду этого они стали советовать царю убить его.
   Царь и сам по себе уже подумывал об этом, отчасти оттого, что завидовал военным удачам Моисея, отчасти же из страха быть свергнутым им.
   Когда же его к этому подстрекнули также и книжники, фараон окончательно решил избавиться от Моисея.
   Узнав заблаговременно об этом коварном замысле, последний, однако, тайно бежал, а так как все дороги были оберегаемы стражей, то он направил путь свой по пустыне и таким местам, где он не рисковал попасться в руки врагам. И хотя он терпел недостаток в пище, он, благодаря стойкости своего характера, все-таки уходил, не обращая внимания на бедствия.

 

   Библия повествует немного иначе:
   Спустя много времени, когда Моисей вырос, случилось, что он вышел к братьям своим [сынам Израилевым] и увидел тяжкие работы их; и увидел, что Египтянин бьет одного Еврея из братьев его, [сынов Израилевых].

 

   "Он думал, поймут братья его, что Бог рукою его дает им спасение; но они не поняли". (Деян. 7:25)

 

   Посмотрев туда и сюда и видя, что нет никого, он убил Египтянина и скрыл его в песке.

 

   Но... З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что библейская история описывает Моисея как вспыльчивого, темпераментного человека - во время одной из таких вспышек гнева он убил жестокого надсмотрщика, который издевался над еврейским рабом. ...Многие личные черты, которые евреи на первых порах приписали своему Богу, сделав его ревнивым, суровым и неумолимым, в действительности относятся к их воспоминаниям о Моисее, - ибо в действительности не этот незримый Бог, а этот человек Моисей вывел их из Египта.

 

   Египтянин был первой, но не последней жертвой Моисея. В годы Исхода он убил десятки тысяч своих соплеменников.

 

   Мудрецы говорят (Мидраш Танхума, Бешалах), что ужасная катастрофа постигла египетский народ во время трехдневной темноты. Тогда погибло около 80% населения. Это была самая ужасная катастрофа в истории египетского народа.

 

   И вышел он на другой день, и вот, два Еврея ссорятся; и сказал он обижающему: зачем ты бьешь ближнего твоего? А тот сказал: кто поставил тебя начальником и судьею над нами? не думаешь ли убить меня, как убил [вчера] Египтянина? Моисей испугался и сказал: верно, узнали об этом деле.

 

   И услышал фараон об этом деле и хотел убить Моисея; но Моисей убежал от фараона и остановился в земле Мадиамской, и [придя в землю Мадиамскую] сел у колодезя.

 

   "Восемнадцать лет было Моисею, когда он бежал от мести фараона в землю Ефиопскую и сорок семь лет прожил он в земле этой. Из Ефиопии Моисей отправился в Мадиам, к Иофору". (Агада РИ III)

 

   Собственно библейская традиция говорит только о Мадиаме и не упоминает об Эфиопии. Однако бегство в Эфиопию вполне обоснованно - там родственники жены Месу. А вот переселение из Эфиопии в Мадиам маловероятно. Дело в том, что единственная дорога из Судана (Эфиопия - Куш) на восточный берег акабского залива (Мадиам) проходит через Египет (или через Красное море, так же контролируемое в то время египтянами), а именно из Египта Месу и бежал.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что прибыв наконец к городу Мадиане, лежащему у Чермного моря и носившему свое имя по одному из сыновей Аврама от Хетуры, он присел недалеко от города около ближайшего колодца, чтобы отдохнуть от усталости и изнурения. Дело было в полдень. Тут, благодаря тамошним обычаям, Моисею представился случай совершить деяние, которое обнаружило всю его добродетель и доставило ему возможность устроиться значительно лучше.

 

   У священника Мадиамского [было] семь дочерей, [которые пасли овец отца своего Иофора].

 

   Итро был язычником и служил жрецом при капище. Незадолго до прихода Моисея, сознав ничтожество идолов, он порешил сложить с себя жреческий сан, удалиться от капища и обратиться к служению Истинному Богу. Созвал он жителей того города и, обратившись к ним, сказал:

 

   - Я долгие годы служил у вас жрецом. Но я состарился, и вот, я прошу вас, изберите себе другого жреца вместо меня.

 

   С этими словами он вынес и передал им все жреческие принадлежности, бывшие при нем.

 

   Отказ от жреческого сана был неслыханным делом в те времена, и возмущенные поступком Итро сограждане объявили его отступником и предали строжайшему отлучению: никто не должен был исполнять для него никакой работы и вообще приходить с ним в малейшее общение. В числе других ушли от него и пастухи, пасшие его овец. Дочерям его, которых было семеро, пришлось самим ходить за стадами. Но пастухи отгоняли их от колодца и не давали наполнять корыта, чтобы напоить овец. (Шмот Раба, 1; Танхума)

 

   Они пришли, начерпали воды и наполнили корыта, чтобы напоить овец отца своего [Иофора].

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что так как в той местности чувствовался недостаток в воде, то пастухи наперерыв друг перед другом старались овладеть колодцами, чтобы стада не оставались без воды, если другие вычерпают ее раньше их. И вот к тому колодцу пришли семь девушек-сестер, дочери священнослужителя Рагуила, пользовавшегося большим почетом у тамошних жителей. Они стерегли стадо отца своего, так как это дело, по обычаю жителей Троглодиты, лежит также на обязанности женщин. Придя раньше других к колодцу, они стали накачивать воду для своих стад из желобов, которые были сделаны для спуска влаги.

 

   И пришли пастухи и отогнали их (семь дочерей священника Мадиамского). Тогда встал Моисей и защитил их, [и начерпал им воды] и напоил овец их.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что когда же затем появились пастухи и стали отгонять девушек, чтобы самим овладеть водой, Моисей счел позорным относиться хладнокровно к оскорблению девушек и дозволить, чтобы сила этих мужчин восторжествовала над правом девушек; поэтому он оказал последним необходимую поддержку и отогнал желавших прибегнуть к насилию пастухов. Получив от Моисея такую поддержку, девушки возвратились к отцу своему, рассказали ему о насилии пастухов и о помощи со стороны чужестранца и просили вознаградить последнего за его добрый поступок, не откладывая этой благодарности.

 

   И пришли они к Рагуилу, отцу своему, и он сказал [им]: что вы так скоро пришли сегодня? Они сказали: какой-то Египтянин защитил нас от пастухов, и даже начерпал нам воды и напоил овец [наших]. Он сказал дочерям своим: где же он? зачем вы его оставили? позовите его, и пусть он ест хлеб.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что Рагуил сердечно отнесся к чувству благодарности дочерей своих, которое они питали к человеку, оказавшему им поддержку, и велел привести к себе Моисея, чтобы должным образом отблагодарить его. Когда Моисей явился, то старик сообщил ему, как дочери отнеслись к оказанной им помощи, а затем, выразив ему свою признательность за его доброе дело, сказал, что он оказал поддержку отнюдь не людям, которые могли бы безразлично отнестись к этому, но таким, которые способны чувствовать благодарность и сумеют своей признательностью еще превзойти оказанную им услугу.
   Затем он принял Моисея к себе в дом как сына и дал ему в жены одну из дочерей своих; вместе с тем он назначил его заведующим и хозяином всех стад своих (которые в древности у варваров составляли все их богатство).

 

   Моисею понравилось жить у сего человека; и он выдал за Моисея дочь свою Сепфору. Она [зачала и] родила сына, и [Моисей] нарек ему имя: Гирсам, потому что, говорил он, я стал пришельцем в чужой земле. [И зачав еще, родила другого сына, и он нарек ему имя: Елиезер, сказав: Бог отца моего был мне помощником и избавил меня от руки фараона.]

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Моисей, конечно же, знал имя своего тестя . А может быть, и не знал. В своих пятикнижных воспоминаниях он слегка путается, называя почтенного жреца то Рагуилом, то Иосифом, то Иофором".

 

   Моисей пас овец у Иофора, тестя своего, священника Мадиамского.

 

   Довольно долго пас, нужно сказать... Сорок (опять сорок!) лет.

 

   Однажды провел он стадо далеко в пустыню и пришел к горе Божией, Хориву.

 

   Вспомнил Моисей свою законную жену-негритянку...
   Глядя на овец, вспомнил Моисей свои савские победы...
   Вспомнил Моисей занятия зело гнусным делом - обучение в семье фараона "всем мудростям египетским". И подумал, - "лучше быть первым в деревне (поселении), чем вторым в городе!"

 

   Однажды убежал из стада козленок. Моисей побежал за ним и догнал его в ущелье, у источника, из которого козленок с жадностью пил.

 

   - Бедняжка, - сказал Моисей, - тебя мучила жажда, а я об этом и не подумал. А как ты устал теперь!

 

   Дав козленку напиться, он положил его себе на плечо и понес к стаду.

 

   В это время раздался Голос:

 

   - Тот, в ком столько любви и состраданья к стаду овечьему, достоин стать пастырем стада Божьего (Шмот Раба, 2).

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что будучи так хорошо принят Иофором (таково было прозвище Рагуила), Моисей остался у него пасти его стада. Спустя некоторое время он однажды погнал скот на гору Синай, которая выше всех тамошних вершин и представляла особенно хорошее пастбище, так как там росла отличная трава. Ввиду существования поверья, что тут обитает божество, травы этой не трогали и пастухи не решались вступать на эту гору. Тут Моисею представилось необычайное зрелище.

 

   И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста.
   И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает.

 

   Теперь мы уже знаем, что такой куст существует, он и в наши дни встречается на Синайском полуострове и называется диптам, или куст Моисея. Это своеобразное растение выделяет летучее эфирное масло, которое легко воспламеняется на солнце. Экземпляр этого куста привезли даже в Польшу и посадили в горно-степном заповеднике в Скоротицах. В 1960 году газеты сообщили, что, к удивлению местных жителей, куст Моисея в жаркий день загорелся голубовато-красным огнем.

 

   Моисей сказал: пойду и посмотрю на сие великое явление, отчего куст не сгорает.

 

   Господь увидел, что он идет смотреть, и воззвал к нему Бог из среды куста, и сказал: Моисей! Моисей!
   Он сказал: вот я, [Господи]!

 

   (Интересно, а что делал Бог с Ангелом в среде куста?)

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что терновый куст стоял весь в огне, причем пламя не касалось ни окружавшей его травы, ни цветов; также и зеленые ветви куста оставались невредимыми, хотя пламя было очень сильное и большое.
   Моисей испугался при виде этого необычайного зрелища, но был поражен еще более, когда услыхал раздавшийся из огня голос, назвавший его по имени и вступивший с ним в разговор.
   Тут Моисею была указана дерзость, с которой он решился вступить в местность, на которую раньше, вследствие ее святости, не дерзал вступать ни один смертный, и был дан совет отойти как можно дальше от пламени и, как богобоязненному человеку и потомку великих мужей, удовольствоваться виденным, а не стараться глубже проникнуть в смысл всего этого. При этом голос предсказал Моисею также его будущую славу и почести, которые он стяжает себе при помощи Господа Бога среди людей, и повелел ему смело вернуться в Египет, стать тут начальником и руководителем еврейской простонародной массы и освободить своих соплеменников от тех унизительных притеснений, которым они там подвергаются. "Ведь они будут населять ту счастливую страну, - продолжал раздаваться голос, - в которой жил предок ваш Аврам, и будут пользоваться всеми ее благами. Все это доставишь им ты своим умным руководительством".
   Когда же он выведет евреев из Египта, то ему повелевается принести в этом самом месте благодарственную жертву. Так вещал голос из огня.

 

   И сказал Бог: не подходи сюда; сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая. И сказал [ему]: Я Бог отца твоего, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова.

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что Ягве утверждает, что он-то и был богом этих праотцев; но совершенно бесспорно, - он и сам это признает, - что они не поклонялись ему под этим именем. (Запрет произносить новое имя Бога нисколько не становится от этого. более понятным, скорее уж - более подозрительным.)

 

   (Кстати, а что в смысле обуви?)

 

   Моисей закрыл лице свое, потому что боялся воззреть на Бога.

 

   Еще бы!

 

   Были ли израильтяне, вышедшие из Египта, потомками Авраама, Исаака и Иакова? Или же то был совершенно иной народ? В книге Бытия, рассказывающей о событиях до прихода в Египет, евреи повсюду - за одним исключением - именуются евреями, а не "израильтянами". После Исхода и во всех остальных книгах Пятикнижия они именуются обычно "израильтянами" и очень редко "евреями".

 

   Непонятная и настойчиво требующая разъяснений двойственность проходит сквозь все Пятикнижие.

 

   Мы видим здесь не только два народа - евреев и израильтян, но и двух Моисеев - левита и мидианита.

 

   (Проблема левитов довольно сложна и полна неясностей. Некоторые ученые считают, что левиты составляли не особое племя, а жреческую касту в Кадеше. В надписях, найденных в арабской местности Эль-Оль, лежащей к востоку от бывшей земли Мадиамской, жрицы бога Вадд обозначались лв, а жрецы - лвт. От этих слов якобы происходит название левит. Моисей женился на дочери мадиамского жреца и принял его религию, а потом сам стал жрецом, то есть левитом. Затем во главе группы священников-левитов он отправился в Египет, чтобы обратить своих земляков в яхвизм. Следовательно, он был как бы миссионером среди израильтян, поклонявшихся египетским богам.
   Некоторые ученые обратили внимание на то, что название леви сродни древнееврейскому слову, означающему змей.
   Частица леви входит, между прочим, в название мифического чудовища Левиафана.
   Кроме того, установлен поразительный факт: оказывается, левиты часто носили имена, содержащие в своем корне понятие змей.
   Какой же отсюда вывод? Согласно этой теории, левиты были в Египте почитателями бога змея и неохотно расставались со своим культом.
   Археологические раскопки показали, что культ змея продержался в Палестине ещё несколько веков, и у него было множество последователей среди израильтян. В свете этих открытий становится понятным загадочный эпизод, когда Моисей установил в лагере изображение змея, чтобы вернуть здоровье людям, которых укусили ядовитые змеи. Добивались этого, по всей вероятности, левиты, поскольку они были убеждены, что бедствие ниспослал бог змей в наказание за то, что люди отступились от него. Под их нажимом Моисей должен был пойти на компромисс и согласиться, чтобы наряду с культом Яхве израильтяне соблюдали старый египетский культ. Такие синкретические компромиссы часто встречались в других религиях, не были они редкостью и у израильтян.
   Несмотря на огромный моральный авторитет и нимб святости, Моисей не избежал тяжелого упрека со стороны обиженных яхвистов, обвинивших его в том, что он запятнал еврейскую религию, разрешая культ змея. Это ясно вытекает из Четвертой книги царств (18:4). Там мы читаем, что царь иудейский Езекия (721-693 годы до нашей эры) - истребил медного змея, которого сделал Моисей; потому что до самых тех дней сыны Израилевы кадили ему и называли его Нехуштан. Из этих строк мы можем сделать два вывода:
   1) гипотеза, согласно которой левиты были почитателями змей, весьма и весьма правдоподобна;
   2) культ змея продержался в Ханаане свыше пятисот лет, опираясь на одобрение самого Моисея.
   Культ змея Моисей стремился сочетать с яхвизмом.
   Его бог не есть невидимое существо, он приобретает все атрибуты мадиамского бога войны.
   Концепция этого бога так же примитивна, как примитивен был интеллект израильтян.
   Яхве из Пятикнижия живо напоминает бедуинского вождя, со всеми его достоинствами и недостатками.
   Он всегда шел во главе израильской колонны, жил в шатре, командовал войском во время сражения и так горячился в гневе, что способен был убить тысячи людей, если они противостояли его воле.
   Кроме того, он обладал добродетелями, типичными для кочевников пустыни.
   Он беспощадно боролся с безнравственностью и требовал, чтобы израильтяне гостеприимно встречали чужеземцев, сочувствовали беднякам и хорошо относились к захваченным в плен женщинам. Даже животных он взял под защиту от жестокости людей.

 

   Если теория о влиянии Эхнатона на религиозные взгляды Моисея носит исключительно умозрительный характер, то зато другие египетские влияния можно доказать неопровержимо. Так, например, у древних евреев не существовало обособленной касты священников. Она попросту не умещалась в патриархальном строе древнееврейских кочевников, а израильтяне, осевшие в Гесеме, предположительно соблюдали культ египетских богов.

 

   Только Моисей ввел обособленную касту жрецов во главе с верховным жрецом.

 

   В качестве приемного сына царской дочери, он очень близко соприкоснулся с институтом египетских жрецов и узнал, до какой степени он служит опорой власти и фактором, нивелирующим многочисленные провинциальные партикуляризмы на Ниле. Этими наблюдениями он воспользовался во время похода в Ханаан, чтобы преодолеть ещё бытующий у израильтян племенной институт и превратить их в монолитную общественную организацию. Цементирующим веществом должна была стать каста жрецов во главе с Аароном, каста надплеменная, облеченная властью с помощью предоставления ей различных привилегий и ссылок на авторитет Яхве.

 

   Как свидетельствует, между прочим, бунт Корея, израильтяне не без сопротивления и протеста подчинились новой власти. Ибо вместе с введением теократического строя углублялись классовые различия, возникали особо привилегированные общественные слои.

 

   Египетское влияние явственно сказывается в описанной в Библии литургической одежде, которая является почти точной копией одежды жрецов в Гелиополисе.
   Различие заключалось лишь в том, что израильские жрецы носили бороду, в то время как египетские брили голову и лицо. В этом единственном случае Моисей не осмелился порвать со стародавним семитским обычаем.

 

   Ковчег завета также заимствован у египтян.

 

   Священники в Гелиополисе и в Фивах несли во время процессии маленькие ларцы, содержавшие какой-нибудь предмет культа. И что любопытно, ларцы эти осеняли своими крыльями резные фигуры двух гениев или духов-покровителей. Таким образом, даже херувимы, украшавшие ковчег завета израильтян, египетского происхождения.

 

   Здесь стоит отметить, как факт чрезвычайно любопытный, что ковчег завета и скинию собрания, в свою очередь, заимствовали у израильтян бедуинские племена.

 

   На барельефе, относящемся к римской эпохе, найденном в руинах Пальмиры, изображен верблюд, несущий на хребте маленький священный шатер. Следы этого египетско-израильского обычая сохранились вплоть до наших времен. А именно бедуины племени рувалла, которые кочуют в сирийской пустыне, возят за собой на верблюде своеобразный ларец. Называется он маркаб или ковчег Измаила и в некотором роде составляет священную реликвию племени.

 

   В библейском тексте можно встретить и другие примеры египетского влияния.

 

   Вспомним эпизод, когда Моисей закрывает лицо покрывалом, а в знак святости на его голове появляются рога.

 

   Египетские жрецы в торжественный момент религиозного обряда в храме или же во время оглашения прорицаний также закрывали лицо вуалью. А рога - это пережиток египетского культа быка Аписа, который, как свидетельствует эпизод с золотым тельцом, оставил в душе израильтян глубокие следы. Рога для них остались символом святости. Рогатый Моисей в библейском сказании - это помазанник божий, озаренный сиянием божественной тайны. Именно такого сумрачного и возвышенного Моисея с рогами на голове изобразил в своей гениальной скульптуре Микеланджело. Зенон Косидовский "Библейские сказания")

 

 

   Нам говорят о двух Богах. Одного называют Яхве (и переводят как "Господь"), а другого - Элохим (и переводят как "Бог").

 

   Позднее мы читаем в Библии о двух царствах, слившихся в одно, а затем опять распавшихся на два.

 

   (На протяжении всей своей истории еврейский народ делился на две резко отличающиеся друг от друга группы: на израильтян, занимавших северную часть Палестины, и на иудеев, осевших в южной части страны.
   Между обеими группами существовал глубокий антагонизм.
   Только на сравнительно короткое время они объединились в монолитное государство, да и то принудительно, - в период царствований Саула, Давида и Соломона.
   Сразу после смерти царя Соломона это государство распалось на две части, которые боролись друг с другом так яростно, что без зазрения совести заключали союз даже со своими общими наследственными врагами.

 

   Северные израильтяне построили себе новую столицу - Самарию, в то время как Иерусалим оставался столицей иудейского государства.

 

   Предполагается, что антагонизм этот был результатом не только соперничества двух царских династий, правивших в обоих государствах; причина его, видимо, коренилась значительно глубже, в каких-то этнических различиях. Зенон Косидовский "Библейские сказания")

 

   Возникают два соперничающих храма - один в царстве Иудея, в Иерусалиме, другой - в царстве Израиль, в Бет-Эле.

 

   Внимательный читатель Библии наверняка заметит, что очень многие события в ней излагаются не в одной, а в двух версиях.

 

   Что же это перед нами: две версии одной и той же истории или две различные истории, слившиеся в одну?

 

   Американский востоковед Поуэл Дэвис вместе с некоторыми другими учеными делает вывод, что какая-то ветвь древних евреев либо покинула Египет уже за полтора века до Моисея, либо вторглась в Ханаан с востока и под водительством некоего неизвестного нам Иисуса среди прочих городов разрушила в четырнадцатом веке Иерихон. Моисей же, по этой версии, вывел из Египта только племя левитов.

 

   В пользу гипотезы Поуэла Дэвиса говорит и то обстоятельство, что только левиты, как, впрочем, и Моисей, носили типично египетские имена, например: Пинехас, Гур, Гофни, Пасур и т. п. В пустыне к левитам присоединились ещё другие племена, что позволило им образовать мощную вооруженную силу. Однако ввиду того, что левиты вели свое происхождение из Египта и были связаны узами крови с Моисеем, они сохранили в этом племенном сборище положение правящей и привилегированной касты.

 

   В свете этих фактов становится понятной ситуация в Ханаане.

 

   Северную часть страны заселяли потомки тех древних евреев, которые никогда не были в Египте или покинули его в незапамятные времена. Они усвоили культуру ханаанеян и стали поклоняться их богам.

 

   Зато южную часть страны, Иудею, заняли израильтяне - выходцы из Египта.

 

   Обе группы разделяли столь глубокие различия в традициях, обычаях и религиозных верованиях, что сотни лет соседства и политической общности не сумели их сгладить.

 

   Отсюда антагонизм и братоубийственная борьба, которая, в конце концов, довела израильтян до гибели.

 

   У израильтян в северной части Ханаана был свой национальный герой, по имени Иисус. Он считался победоносным покорителем Иерихона, в то время как жители юга чтили Моисея - своего вождя, законодателя и пророка.

 

   Позднее, в эпоху формирования древнееврейского государственного объединения при правлении царей Саула, Давида и Соломона, жрецы Иерусалима, пользуясь гегемонией Иудеи, объявили войну ханаанским богам и пытались навязать северному населению культ Яхве в качестве единственной государственной религии.

 

   Борьба яхвизма с Ваалом и Астартой заполняет большую часть библейских сказаний.

 

   Стремясь укрепить монархию и удержать иудейскую гегемонию над остальной страной, жрецы упразднили все храмы в Ханаане, а Иерусалимский храм превратили в единственный центр культа Яхве. Кроме того, они стремились к устранению различий в традиции и культуре обеих групп населения, чтобы привести их таким путем к духовному единству. С этой целью они объединили два обособленных цикла народных легенд: северный цикл об Иисусе Навине и южный цикл о Моисее.

 

   В препарированном на такой манер сказании Иисус Навин занял, разумеется, второе место после Моисея как его помощник и преемник.

 

   Потомки израильтян, выходцев из Египта, вместе с Иисусом Навином, естественно, приписали себе и заслугу покорения Иерихона.

 

   Новой версии удалось упрочиться благодаря тому, что северное израильское царство было покорено и опустошено ассирийцами.

 

   Иудейское государство стало тогда единственным наследником и продолжателем национальной традиции, в то время как северные племена, в значительной степени истребленные и частично уведенные в плен, фактически перестали существовать.

 

   Если, согласно этой гипотезе, так обстоит дело с Иисусом Навином, то и с Аароном не все ясно.

 

   В древнейших частях Пятикнижия он вообще не упоминается, а в текстах позднейшего происхождения играет скорее второстепенную роль.

 

   Объяснить это можно либо тем, что Аарон - фигура исторически подлинная, и в таком случае он не мог быть братом Моисея, а Моисей не мог его назначить первосвященником, либо же тем, что он полностью вымышлен библейскими повествователями.

 

   Поуэл Дэвис находит остроумное решение этой дилеммы. Он утверждает, будто установленный Аароном культ тельца опирается на истинные события.

 

   Северные древнееврейские племена веками исповедовали культ быка, сперва как бога плодородия, а позднее, в период распространения иудейских влияний, как символ Яхве.

 

   После разрыва с Иудеей царь Израиля Иеровоам поднял значение этого культа и воздвиг статуи быка в Бет-Эле и Дане.

 

   Дэвис допускает, что Аарон был некогда видным верховным жрецом этого культа, и тамошняя каста жрецов чтила его как своего родоначальника.

 

   Теперь возникает вопрос, почему авторы библейской компиляции ввели Аарона в свое сказание в качестве брата Моисея и верховного жреца Яхве. Ведь жрец северного культа быка должен был скорее всего вызвать у них осуждение.

 

   Действительно, в изображении Аарона как человека слабого, который под натиском черни во время отсутствия Моисея унизил себя до идолопоклонства, безусловно, звучит нотка враждебности. Уже самый факт воспроизведения этого драматического инцидента в священных книгах весьма красноречив, ибо свидетельствует, что израильтяне не забыли о происхождении Аарона и его роли в северном культе быка. Описание пляски вокруг золотого тельца - последний пример памяти об этом факте.

 

   Приведенные в Библии удивительные подробности дали Поуэлу Дэвису основание для сконструирования интересного вывода.

 

   Жрецами Яхве, говорит он, первоначально могли быть исключительно потомки Левия.

 

   Они действовали не только на территории Иудеи, но и в северной части Ханаана, где выступали среди тамошних древнееврейских племен в роли миссионеров Моисеевой религии.

 

   Но наряду с левитами там действовала другая каста жрецов, поддерживавших культ Яхве в образе быка и обосновывавших свои права тем, что они происходят от великого верховного жреца Аарона.

 

   Таким путем сформировались две обособленные, соперничавшие между собой жреческие корпорации, имевшие собственные традиции и собственную родословную.

 

   С момента падения северного государства Израиль жрецы стремились к монополизации культа в Иерусалимском храме.

 

   В результате были уничтожены все культовые центры в Ханаане, а за отстраненными от храмов жрецами признавалось право выполнять свои обязанности в Иерусалиме.

 

   Разумеется, жрецов было слишком много.

 

   Поэтому только самые выдающиеся и богатые пользовались этой привилегией, а рядовых жрецов снизили до роли храмовых служек.

 

   Таким образом, большинство левитов потеряло жреческое звание и заняло низшую ступень в духовной иерархии.

 

   Эта коренная перегруппировка сопровождалась борьбой.

 

   Отголоски конфликтов, происходивших на несколько веков раньше, явно чувствуются в сказании о бунте левитов, Мариам и Аарона. В Книге Чисел (12:2) мы читаем, что Мариам и Аарон посмели упрекнуть Моисея за жену ефиоплянку и даже покусились на его исключительную привилегию общаться с Яхве: "Одному ли Моисею говорил господь? не говорил ли он и нам?"

 

   Составители Пятикнижия, разумеется, старались показать, что новая жреческая корпорация была создана по велению самого Яхве. В доказательство они ссылались на чудеса, которые должны были подтвердить это веление.

 

   Палка Аарона зацвела и принесла плоды миндаля, левитов поглотила земля, а Мариам поразила тяжелая болезнь - проказа. Одного только Аарона не постигло наказание.

 

   Легко понять почему: не в интересах жрецов было подрывать в глазах народа авторитет их родоначальника и верховного жреца, которому они были обязаны своими правами и привилегиями.

 

   Яхве простил Аарону совершенную им ошибку, поскольку заранее отвел ему высокое место среди своих последователей.

 

   Новая жреческая каста окончательно сформировалась в результате компромисса между избранной верхушкой южных левитов и северных ааронидов.

 

   Перед лицом недовольной серой массы низших жрецов надо было оправдать свою привилегированную позицию.

 

   На традиционные левитские правомочия ссылаться нельзя было, ведь большинство левитов лишилось этих правомочий. Вдобавок в новосозданную касту приняли жреческую аристократию северных районов Ханаана, которая никак не могла доказать своего, даже отдаленного, родства с левитами.

 

   Составители Библии нашли очень изобретательный выход из этих трудностей.

 

   В Пятикнижии они выдвинули версию, будто Аарон был братом Моисея, который и назначил его первосвященником Яхве.

 

   Наделив Аарона столь высоким авторитетом, жрецы обосновывали свои привилегии тем, что они являются его наследниками по прямой линии.

 

   Таким путем они старались санкционировать в глазах обойденных левитов свое особое положение в религиозной жизни народа.

 

   В результате верховный жрец культа быка попал в историю исхода, хотя не имел ничего общего с Моисеем, жил в другой части Ханаана и в другую эпоху".

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Как и в истории Ноя, как и в истории Авраама, так и из дела Моисея совершенно непонятно, чем основывался Господь Бог при выборе очередного любимца.
   Что мы знаем о великом вожде израильтян? Буквально ничего. Вся его биография укладывается в четыре слова: родился, убил, женился, пас.
   Неужели, за восемьдесят долгих лет, в жизни этой ключевой фигуры еврейской мифологии не произошло ничего более - менее существенного, о чём Господь мог бы поведать дееписателям?
   Какими особыми способностями, какими особыми моральными качествами, какими особыми поступками заслужил Моисей внимание и покровительство Господа? Разве мало безымянных пастухов бродит по пустыне?

 

   Весь мир руководствуется Волей Бога. Но чем руководствуется Сам Бог при выборе приближённых?
   Неужели, закрыв глаза, тыкает пальцем в первого встречного поперечного бедуина, и тут же назначает его вождем пролетариата?"

 

   И сказал Господь [Моисею]: Я увидел страдание народа Моего в Египте и услышал вопль его от приставников его; Я знаю скорби его и иду избавить его от руки Египтян и вывести его из земли сей [и ввести его] в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед, в землю Хананеев, Хеттеев, Аморреев, Ферезеев, [Гергесеев,] Евеев и Иевусеев. И вот, уже вопль сынов Израилевых дошел до Меня, и Я вижу угнетение, каким угнетают их Египтяне.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Как мы уже убеждались неоднократно, Бог Иегова был слаб глазами и туг на ухо.

 

   "Увидел и услышал..." На смех курам!

 

   Страдания Его народа уже несколько столетий были видны всем. Но, почему-то, только не Ему.
   Вопль Его народа столетиями вызывал христианское сострадание у всех остальных народов Земли, включая эскимосов на крайнем севере и патагонцев на крайнем юге. И мусульманскую радость у арабов на Ближнем Востоке. Все слышали, кроме Бога!

 

   "Я знаю скорби его..."

 

   А раньше, что ли, не знал?
   Да ведь Ты же своей собственной рукой отправил израильтян в Египет, - хлебать эти скорби полной чашей! Ведь Ты еще Авраама предупреждал, что его потомков будут угнетать и поработят их!

 

   "Я иду избавить его..."

 

   Откуда идешь?
   Где был?
   Что делал?
   Чем же таким важным был занят Господь, что посетил Свой народ только спустя четыреста лет?
   Разве Ты не должен постоянно находиться рядом со Своим народом, в гуще его, жить его горестями и радостями, помогать ему в трудную минуту, защищать от болезней и бед?
   Есть ли у Тебя еще какие избранные народы, кроме этого, малочисленного и, поэтому, - несчастного?
   Вопросы в Святую Пустоту... Без ответа...

 

   Нет, ну как Вам это нравится?!
   Избрал Себе народ, морочил людям голову, сбивал с пути Авраама, Исаака, Иакова и двенадцать праведных сыновей его.
   Наобещал им землю вперемешку с мёдом и молоком, и - оставил их на произвол судьбы и египтян. Куда-то исчез, скрылся в тумане.

 

   Как хотите, но я должен сделать Ему замечание.

 

   Хорошие, воспитанные, внимательные и чуткие Боги, мягко говоря, так не поступают! Не пристало Им это!"

 

    Итак пойди: Я пошлю тебя к фараону [царю Египетскому]; и выведи из Египта народ Мой, сынов Израилевых.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Господь неоднократно являлся на прием к царям без предварительной записи. Мы помним, как в личной беседе с глазу на глаз Он грозно предупреждал сначала фараона номер один, потом - царя Авимелеха, чтобы не смели не только... но и пальцем притронуться к Сарре.
   Но для спасения Своего избранного народа Бог поленился сделать лишний шаг длиной в каких-то двести километров. И послал на переговоры с грозным фараоном номер пять робкого и косноязычного посредника".

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет - "удивительна концепция бога, внезапно "избирающего" себе некое племя и превращающего его в "свой народ", а себя - в его бога. Я уверен, что это единственный такой случай в истории человеческих религий. Во всех других случаях бог и народ связаны безраздельно; они с самого начала заедино. Верно, порой случается, что народ избирает нового бога, но никогда не бывает так, что бог избирает себе народ. Возможно, мы лучше поймем это уникальное происшествие, если задумаемся над отношением Моисея к евреям.
   Моисей спустился к еврейскому народу, это он сделал их своим племенем, это они были его"избранным народом".

 

   Моисей сказал Богу: кто я, чтобы мне идти к фараону [царю Египетскому] и вывести из Египта сынов Израилевых?

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что пораженный всем виденным, а еще более услышанным предвещанием, Моисей сказал: "Не доверять могуществу Твоему, Господи, перед которым я преклоняюсь и которое Ты, как я знаю, явил нашим предкам, я считал бы безумием и несовместимым с моим рассудком.
   Тем не менее, я недоумеваю, как мне, лицу частному и не пользующемуся никаким влиянием, уговорить моих соплеменников покинуть страну, которую они теперь населяют, и последовать за мною туда, куда я поведу их; далее, если бы мне даже удалось уговорить их к тому, то каким образом заставлю я фараона согласиться на такой исход людей, на трудах и работах которых египтяне основывают свое собственное благосостояние".

 

   И сказал [Бог]: Я буду с тобою, и вот тебе знамение, что Я послал тебя: когда ты выведешь народ [Мой] из Египта, вы совершите служение Богу на этой горе.
   И сказал Моисей Богу: вот, я приду к сынам Израилевым и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как Ему имя? Что сказать мне им?
   Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий.
   И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий [Иегова] послал меня к вам.
   И сказал еще Бог Моисею: так скажи сынам Израилевым: Господь, Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова послал меня к вам. Вот имя Мое на веки, и памятование о Мне из рода в род.

 

   Все три имени - суть одно!

 

   Пойди, собери старейшин [сынов] Израилевых и скажи им: Господь, Бог отцов ваших, явился мне, Бог Авраама, [Бог] Исаака и [Бог] Иакова, и сказал: Я посетил вас и увидел, что делается с вами в Египте. И сказал: Я выведу вас от угнетения Египетского в землю Хананеев, Хеттеев, Аморреев, Ферезеев, [Гергесеев,] Евеев и Иевусеев, в землю, где течет молоко и мед. И они послушают голоса твоего, и пойдешь ты и старейшины Израилевы к [фараону] царю Египетскому, и скажете ему: Господь, Бог Евреев, призвал нас; итак отпусти нас в пустыню, на три дня пути, чтобы принести жертву Господу, Богу нашему. Но Я знаю, что [фараон] царь Египетский не позволит вам идти, если не принудить его рукою крепкою; и простру руку Мою и поражу Египет всеми чудесами Моими, которые сделаю среди его; и после того он отпустит вас. И дам народу сему милость в глазах Египтян; и когда пойдете, то пойдете не с пустыми руками: каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме ее вещей серебряных и вещей золотых, и одежд, и вы нарядите ими и сыновей ваших и дочерей ваших, и оберете Египтян.

 

   Так повелел Господь, Бог Евреев. Лично сказал - о-бе-ре-те. Но не Египтян - а евреев-соседей. И евреи Египта не забыли это.

 

   И отвечал Моисей и сказал: а если они не поверят мне и не послушают голоса моего и скажут: не явился тебе Господь? [что сказать им?]

 

   И сказал ему Господь: что это в руке у тебя?

 

   ..."что это в руке у тебя?" Интересно...

 

   Он отвечал: жезл.

 

   Кстати говоря, Моисей никуда не ходил без Жезла.

 

   Посох этот, предуготованный в сумерки шестого дня творения, был дан господом Адаму в раю, от Адама перешел к Ханоху, от Ханоха к Симу, потом переходил по наследству к Аврааму, к Ицхаку, к Яакову и, наконец, к Йосефу. После смерти Йосефа посох был взят фараоном к себе. Итро, бывший одним из волхвов египетских, смутно чувствуя чудесную силу этого посоха, выпросил его у фараона и посадил среди деревьев в своем саду. Однако невидимая рука не давала ему подойти близко к посоху. Когда явился Моисей, увидел посох и прочитал начертанные на нем письмена, он протянул руку и беспрепятственно взял его себе. Видя это, Итро понял, что Моисею суждено освободить народ израильский, и дал ему в жены дочь свою Ципору (Я. д. Ел.).

 

   Господь сказал: брось его на землю.
   Он бросил его на землю, и жезл превратился в змея, и Моисей побежал от него.
   И сказал Господь Моисею: простри руку твою и возьми его за хвост.
   Он простер руку свою, и взял его [за хвост]; и он стал жезлом в руке его.
   Это для того, чтобы поверили [тебе], что явился тебе Господь, Бог отцов их, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова.
   Еще сказал ему Господь: положи руку твою к себе в пазуху.
   И он положил руку свою к себе в пазуху, вынул ее [из пазухи своей], и вот, рука его побелела от проказы, как снег.
   [Еще] сказал [ему Господь]: положи опять руку твою к себе в пазуху.
   И он положил руку свою к себе в пазуху; и вынул ее из пазухи своей, и вот, она опять стала такою же, как тело его.
   Если они не поверят тебе и не послушают голоса первого знамения, то поверят голосу знамения другого; если же не поверят и двум сим знамениям и не послушают голоса твоего, то возьми воды из реки и вылей на сушу; и вода, взятая из реки, сделается кровью на суше.

 

   Моисей понял, что могут быть проблемы. Да и привык Он уже, за сорок лет, пасти овец. Неплохо... На природе, спокойно, дома жена и дети... Счастливая жизнь... И как всегда...

 

   И сказал Моисей Господу: о, Господи! человек я не речистый, и таков был и вчера и третьего дня, и когда Ты начал говорить с рабом Твоим: я тяжело говорю и косноязычен.

 

   ...о, Господи! Именно так.

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что "косноязычие" Моисея может иметь иное, куда более примечательное объяснение. Здесь в слегка искаженном виде можно видеть следы воспоминаний о том, что Моисей говорил на другом языке и не мог общаться со своими семитскими "нео-египтянами" без помощи переводчика - во всяком случае, на первых порах.

 

   Господь сказал [Моисею]: кто дал уста человеку? кто делает немым, или глухим, или зрячим, или слепым? не Я ли Господь [Бог]? итак пойди, и Я буду при устах твоих и научу тебя, что тебе говорить.

 

   Но всё же Господь не даровал ему красноречие. Хотя, как мы уже поняли из Его собственных слов, Он поражает и Он исцеляет.

 

   [Моисей] сказал: Господи! пошли другого, кого можешь послать.
   И возгорелся гнев Господень на Моисея, и Он сказал: разве нет у тебя Аарона брата, Левитянина? Я знаю, что он может говорить [вместо тебя], и вот, он выйдет навстречу тебе, и, увидев тебя, возрадуется в сердце своем; ты будешь ему говорить и влагать слова [Мои] в уста его, а Я буду при устах твоих и при устах его и буду учить вас, что вам делать; и будет говорить он вместо тебя к народу; итак он будет твоими устами, а ты будешь ему вместо Бога; и жезл сей [который был обращен в змея] возьми в руку твою: им ты будешь творить знамения.

 

   Упоминание о брате Аароне - это неожиданность, ибо прежде Библия не упоминала об этом брате. Может в смысле - "братьям своим [сынам Израилевым]"? Типа - подельник? Только потом записано: "Амрам взял Иохаведу, тетку свою, себе в жену, и она родила ему Аарона и Моисея [и Мариам, сестру их]". (Исх. 6:20)

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что Господь Бог посоветовал Моисею быть увереннее и обещал лично помочь, даровав ему, где нужно будет, красноречие, а где потребуется наглядный пример - соответствующую силу.
   При этом для большей убедительности Своего обещания Господь Бог повелел Моисею бросить на землю посох. Когда он это сделал, то посох обратился в змею, которая стала извиваться спиралью, подняла голову, как бы готовясь защититься от нападающих, а затем опять обратилась в посох.
   После этого Господь Бог повелел Моисею сунуть правую руку за пазуху. Сделав это, Моисей вынул ее, и она была бела и похожа по цвету на известь, но потом опять обратилась в прежнее обычное свое состояние.
   Далее Господь приказал взять где-нибудь поблизости воды и вылить ее на землю, и он увидел, что вода обратилась в жидкость, похожую на кровь.
   Изумленного всем этим Моисея Господь убедил быть посмелее, и верить в то, что Предвечный будет ему всегда его самым могущественным покровителем; "и ты будешь применять во всевозможных случаях эти чудеса для того, чтобы убедить людей, что ты послан Мною и совершаешь все сообразно Моему повелению. Итак, Я приказываю тебе без замедления поспешить в Египет, не отдыхать ни днем, ни ночью, чтобы потерей здесь времени не заставлять евреев еще дольше томиться в их рабстве".
   Не имея причины не доверять тому, что возвестил ему Господь Бог, и лично увидев и услышав такие достоверные вещи, Моисей возблагодарил Предвечного и просил Его даровать ему чудодейственную силу также и в Египте.
   При этом он умолял также Господа Бога не отказать ему сообщить Его собственное, настоящее имя, чтобы он знал и Его, так как Предвечный уже удостоил его Своим разговором и лично показался ему. Тогда он при жертвоприношениях будет обращаться к Нему с подобающим Ему воззванием.
   И Господь Бог раскрыл Моисею Свое настоящее, раньше людям неизвестное имя.
   Но говорить о нем я не смею.
   Моисей же получил возможность совершать эти чудеса не только на данный случай, но и навсегда, когда в том представилась бы надобность.
   Все это его еще более убедило в истине божественного обещания из огненного куста и в необходимости полного упования на поддержку со стороны Господа Бога; он укрепился еще более в надежде на спасение своих соплеменников и на то, что Предвечный накажет египтян.

 

   Моисей понял - финиш. Не отмазаться. (Со слов Моисея.)

 

   И пошел Моисей, и возвратился к Иофору, тестю своему, и сказал ему: пойду я, и возвращусь к братьям моим, которые в Египте, и посмотрю, живы ли еще они?
   И сказал Иофор Моисею: иди с миром.

 

   Фараон, и без того близкий к смерти, заболел проказою, а волхвы посоветовали ему, как лучшее лечение, ванны из теплой детской крови, по две ванны в день. Для этой цели закалывали еврейских детей по два раза ежедневно - утром сто пятьдесят и сто пятьдесят вечером. (Шмот Раба, 1)

 

   [Спустя много времени умер царь Египетский.]

 

   И сказал Господь Моисею в [земле] Мадиамской: пойди, возвратись в Египет, ибо умерли все, искавшие души твоей.
   И взял Моисей жену свою и сыновей своих, посадил их на осла и отправился в землю Египетскую.
   И жезл Божий Моисей взял в руку свою.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "По всей видимости, это был осёл размером со слона. Такие ослы когда-то водились в Палестине, но давно вымерли. Они могли нести на себе огромные тяжести. И поэтому, когда Моисей взгромоздил на такого гипер-осла жену и двух своих взрослых сыновей (исходя из текста Библии, им было лет по пятьдесят), да ещё и некоторый нажитый домашний скарб, осёл даже не поморщился".

 

   И сказал Господь Моисею: когда пойдешь и возвратишься в Египет, смотри, все чудеса, которые Я поручил тебе, сделай пред лицем фараона, а Я ожесточу сердце его, и он не отпустит народа.

 

   ..."смотри, все чудеса, которые Я поручил тебе, сделай пред лицем фараона, а Я ожесточу сердце его, и он не отпустит народа". Логично.

 

   С еврейской точки зрения в исходном тексте формулировка такая, что в двух словах её на русском передать трудно, смысл её примерно в следующем: "Из-за меня ожесточиться сердце фараона", то есть источником ожесточения является именно сердце фараона, реагирующее на Бога ожесточением. Нет никаких целенаправленных действий для ожесточения. Бог знает, что сердце фараона таково, что ожесточится на Него, и об этом заранее предупреждает.

 

   Еврейское исповедание веры, как хорошо известно, гласит: "Шма Исраэль Адонай Элоэйну Адонай Эхад". Если сходство египетского имени Атон с еврейским Адонай (и сирийским божественным именем Адонис) не простая случайность, а следствие исходного тождества звучания и значения, то приведенную формулу можно перевести так: "Слушай, Израиль, наш Бог Атон (Адонай) - единственный Бог".
   В двух гимнах Атону, которые сохранились на могильных плитах фараон восхваляет солнце (Эрман в книге "Религия Египта" говорит: "Употребляются слова, которые в абстрактной форме выражают, что поклоняются не самому солнцу, а Существу, проявляющемуся через него".), как создателя и хранителя всего живого в Египте и вне его, с такой страстью, которую можно встретить разве что в написанных столетия спустя еврейских псалмах в честь Ягве.
   Но мы принизили бы значение фараона, если бы видели в нем всего лишь поклонника и покровителя религии Атона, уже существовавшей до него. Его деятельность была куда более энергичной. Все указывает, что во времена Аменхотепа
   (на шестом году царствования Аменхотепа оппозиция со стороны жрецов Амона так усилилась, что фараон решил поменять свое имя, в которое входило частью имя ныне опального Амона. Он стал называть себя Эхнатоном. Он изгнал старого бога не только из своего имени, но также изо всех надписей и даже из имени своего отца, Аменхотепа III. Преследования коснулись, прежде всего, Амона - но отнюдь не его одного. Повсюду в Египте были закрыты старые храмы, запрещены традиционные богослужения и конфискована собственность жрецов. В своем рвении фараон дошел до того, что учинил расследование древних надписей, дабы удалить из них слово "Бог", если оно употреблялось во множественном числе. Неудивительно, что все эти приказы породили фанатическую ненависть притесняемых жрецов и недовольного населения, которая вырвалась наружу сразу после смерти фараона. Культ Атона не привлекал людей; поклонение ему, вероятно, ограничивалось тесным кругом придворных. Конец Эхнатона окутан тайной.
   Отметим некоторые негативные особенности этого культа, которые будут важны нам для дальнейшего. Прежде всего, он отвергает всякую мифологию, магию и волшебство. Эрман: "Об Озирисе и его царстве больше не упоминается". Вейгал в книге "Жизнь и дни Эхнатона" говорит, что Эхнатон не признавал адских ужасов, от которых следует-де защищаться магическими заклинаниями. "Все эти заклинания он предал огню. Джины, духи, чудовища, полубоги и сам Озирис вспыхнули ярким пламенем и превратились в прах". "Эхнатон запретил делать идолы и кумиры в честь нового бога. Истинный Бог, - говорил фараон, - не имеет обличья..."
   О культе Атона мы знаем довольно мало - об этом позаботились мстительные жрецы Амона.)
   новая религия постепенно приобретала все большую ясность, последовательность, жесткость и нетерпимость. Он добавил кое-что, превратившее доктрину универсального бога в монотеизм: исключительность. В одном из его гимнов это выражено следующими словами: "О Ты, единственный Бог, нет других Богов, кроме Тебя".
   Если Моисей передал евреям свою религию, то религия эта была эхнатоновой, то есть культом Атона.
   Если ограничиться самым принципиальным совпадением, то оно состоит в том, что обе религии - это разновидности строгого монотеизма. В некоторых отношениях еврейский монотеизм даже бескомпромисснее - он, например, запрещает любые зримые изображения Бога. (Некоторые исследователи допускают даже, что первые израильтяне, писцы Моисея, были и изобретателями алфавита. Если им действительно запрещалось делать изображения, у них была причина отказаться от иероглифического письма и найти письменные знаки для звуков нового языка.) Самое же существенное различие, если не считать имени Бога, состоит в том, что еврейская религия начисто отвергает поклонение солнцу, которого придерживались египтяне.
   Тутанхамон вынужден был заменить в своем имени слово "Атон" на "Амон". Затем наступил период всеобщей анархии, пока военачальник Харемхаб, захвативший трон в 1350 году, не восстановил порядок. Великая Восемнадцатая династия была истреблена; ее завоевания в Нубии и Азии были утрачены; и в эти же печальные времена была восстановлена старая религия. С культом Атона было покончено, столица Эхнатона была разрушена и разграблена, а сам он - предан проклятию как совратитель.

 

   (У Великовского возникли подозрения: а не растянута ли искусственно египетская история? И не укорочена ли в таком случае история других народов, в том числе еврейского? Ведь хронология любого древнего царства Востока жестко привязана к египетской хронологии, так издавна повелось. Если же временная шкала египетской истории неверна, значит, грешат и все прочие.

 

   В феврале 1964 года доктор Элизабет Ральф известила - "С учетом многих допусков и временных коэффициентов (век самого дерева, возможность повторного его использования) получалось, что Тутанхамон умер не в середине XIV в., как о том можно прочитать в любом учебнике, а в середине IX в. до н.э." Тем самым подтверждалась скандальная хронология истории Древнего Востока, в которой Египту, по мнению Великовского, были приписаны пять-шесть веков и столько же отнято у его соседей. С.ЦЕБАКОВСКИЙ "АПОКАЛИПСИС ИММАНУИЛА")

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "вовсе не лишним было бы спросить Господа: "Боже, зачем же Тебе ожесточать это поганое сердце? Не правильнее и проще было бы смягчить его парочкой мягких угроз и нежных проклятий, которых у Тебя в избытке? И овцы были бы целы, и волки были бы сыты. И мы бы отправились восвояси, и египтяне бы остались восвояси у своих проклятых пирамид, сделанных из глины с соломой. Но ещё лучше, если бы Ты отправил в Исход египтян, а нас оставил жить в плодородной дельте Нила".

 

   И скажи фараону: так говорит Господь [Бог Еврейский]: Израиль есть сын Мой, первенец Мой;
   Я говорю тебе: отпусти сына Моего, чтобы он совершил Мне служение;
   а если не отпустишь его, то вот, Я убью сына твоего, первенца твоего.

 

   Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Господу Богу Иегове, на первый взгляд довольно милому и благообразному старикану, иногда что-то ударяет в голову. И не перестаёт ударять, пока Он кого-нибудь не убьёт.
   Это может быть совершенно случайный прохожий, который свалится в вырытую Богом яму.
   Или путник в степи, в которого вдруг с ясного неба ударит молния.
   Или водитель, который, по воле Божьей, нажмёт не на тормоз, а на педаль газа. И тут же распрощается с душой своей живою.
   Или зрелый любовник, у которого, по злой Воле Бога, вдруг откажет сердце в тот самый момент высшего блаженства.
   Если у Господа случится вдруг приступ убийственной горячки, Он не остановится и перед убийством самого близкого Ему человека.
   Мы помним, как, без предупреждения и малейшего повода, напал Он на Иакова. После чего портрет Иакова пополнил галерею великих хромых, где висят портреты Тамерлана, Байрона, Лермонтова.
   Но тогда у Бога не хватило ни сил, ни желания покончить с третьим патриархом.
   Увидев на дороге одинокого Моисея, обремененного семьёй и ослом, Иегова решил взять реванш.
   Очевидно, первоначальное решение: назначить четвертого патриарха вождём нации, - показалось Ему опрометчивым".

 

   Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня.
   И отошел от него Господь.

 

   Никаких сомнений - дочь жреца была "знакома" с Господом и знала, как с Ним обходиться женщине - и не зря держала каменный нож всегда под рукой.

 

   Тогда сказала она: жених крови - по обрезанию.

 

   Это обезоружило бога, и Моисей смог продолжить свой путь.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "что за шаманский трюк проделала Сепфора, и что означают слова "жених крови"? Звучит это не только очень высокопарно, но и очень загадочно.
   Такое изысканное, приводящее в трепет словосочетание нигде больше в Библии не встречается. Но есть другие, не менее изысканные: "обрезанное сердце"...
   Что бы ни говорили об иноверцах, но факт остаётся фактом: преданная Сепфора спасла Моисея для библейской еврейской истории.
   (...Моисей не оценил подвига Сепфоры <И не простил. Когда дерутся между собою мужчины, и жена одного [из них] подойдет, чтобы отнять мужа своего из рук бьющего его, и протянув руку свою, схватит его за срамный уд, то отсеки руку ее: да не пощадит [ее] глаз твой. Втор. 25:11-12>. Очень скоро он вернул её тестю Рагуилу-Иофору вместе с сыновьями и слоновьим ослом. (Исх. 18:2) Потому что влюбился в юную, прекрасную, черную эфиопку. (Чис. 12:1).)
   Какое-то звериное чутьё подсказало язычнице Сепфоре, чего жаждет Бог Иегова: мяса и крови. И она бросила Ему отступное - крайнюю плоть.
   Страшно подумать, что стало бы, если бы под рукой у неё не оказалось каменного ножа, а под другой - плоти пожилого сына.
   Судьба избранного народа висела на волоске. Вернее, на тонкой кожице крайней плоти.
   Обратите внимание на предусмотрительность этой мудрой женщины!
   Она обрезала только одного сына из двух. Путь предстоит ещё долгий, подумала она, этот бродячий Бог может опять встретиться на узкой дороге...
   В Библии особо подчеркивается, что у Сепфоры был каменный нож.
   По еврейским религиозным обрядам, обрезание считалась действительным только в том случае, если было проделано каменным ножом. В противном случае приходилось резать по-новой. В дальнейшем мы увидим, что Иисус Навин специально изготовил большое количество таких ножей, чтобы обрезать всё своё войско. (Нав. 5:2-4)
   Но, ответьте мне, если можете и хотите, - откуда об этом крайне плотском законе, который вышел гораздо позже, могла знать Сепфора?
   Вот что значит - женская интуиция!..

 

   Обрезание практиковалось у многих восточных народов задолго до Моисея. И даже, я полагаю, задолго до Сотворения мира.

 

   Сначала это не было набоженским ритуалом.

 

   Обрезание делали в целях профилактики.

 

   В условиях жаркого климата быстро и широко распространялись кожные и венерические заболевания.

 

   Болезнетворные микробы, которых, как и всё живое на земле, создал Бог, находили под кожицей крайней плоти прекрасную среду для обитания и размножения. Это заметили древние знахари, и решили перекрыть кислород мерзким тварям Божьим.

 

   И заболеваний стало гораздо меньше.

 

   Мало того, они хорошо излечивались.

 

   Такое быстрое выздоровление шаманы стали приписывать заслугам богов. И, мало помалу, обычное чиканье ножом превратилось в торжественный ритуал.

 

   Моисей придумал замечательную теорию, согласно которой, обрезание - это заключение священного завета между Богом и избранным Им народом. После пустячной операции ребёнок поступал под личную охрану Господа, и с этой минуты здоровье, удача и богатство были ему обеспечены.

 

   Египтяне тоже обрезали мальчиков, но по своим, языческим ритуалам.

 

   Можно смело предположить, что и обрезание у евреев проходило по тем же правилам, поскольку за многие годы пребывания в Египте они достаточно сильно ассимилировались.

 

   И в пустыне совершали обрезание по тем же поганским правилам.

 

   Поэтому на воинах, по словам Иисуса, лежало "посрамление египетское". И это посрамление следовало непременно устранить перед решающими сражениями. Иначе Господь Саваоф мог обидеться и отвернуться.

 

   Так как же проводилось "второе обрезание"? Ведь крайняя плоть не восстанавливается. Чикали под корень? Нет! Никто бы на это не пошёл! Ведь впереди израильтян ждали тысячи неприятельских девственниц, которым уж было невтерпёж. "Второе обрезание", скорее всего, проводилось чисто символически, но с соблюдением правил, разработанных тем же Моисеем. То есть, по еврейским законам. Одним из обязательных атрибутов такого обряда был каменный нож. Возможно, египтяне проводили эту операцию золотым ножом, что сильно девальвировало обрезанные члены в глазах Господа Бога".

 

   (можно высказать предположение, что израильтяне за время своего сорокалетнего пребывания в пустыне так прочно забыли о завещанном им Моисеем обрезании, что вернулись к этому мучительному обряду только под влиянием ханаанского племени в Фамнаф-Сараи)

 

   Моисей не только дал евреям новую религию; совершенно несомненно, что он ввел также обычай обрезания. Это важное для наших рассуждений обстоятельство никто вообще, кажется, не учитывал. Следует, впрочем, сказать, что ему противоречит библейский текст. В этом тексте обычай обрезания возводится ко временам патриархов - как символ завета, заключенного между Богом и Авраамом. С другой стороны, тот же текст в одном из особенно темных абзацев упоминает, что Бог взъярился на Моисея за то, что тот пренебрег этим священным обычаем, и даже обещал в наказание покарать его. Жена Моисея, мидианитка, спасла мужа от гнева Господня тем, что быстренько проделала необходимую операцию.

 

   Сын Моисея не был обрезан. Почему его родители не совершили обряд обрезания на восьмой день после рождения в соответствии с заветом Авраама?

 

   Загадочный абзац в книге Исхода, где говорится, что Бог разгневался на Моисея, не сделавшего себе обрезания, и тогда жена-мидианитка спасла ему жизнь торопливой операцией, можно истолковать только как намеренное отрицание очень важного факта.

 

   Создается впечатление, будто Бог с запозданием понял, что поручил вывести Евреев из Египта человеку, который не соблюдал еврейского обряда обрезания.

 

   Вопрос об обрезании имеет один-единственный ответ: оно пришло из Египта.
   Геродот, этот "отец истории", рассказывает, что обычай обрезания давно практиковался в Египте, и его слова подтверждаются исследованием мумий и рисунков на саркофагах. Ни один другой народ восточного Средиземноморья, насколько нам известно, не имел такого обычая; можно с уверенностью сказать, что семиты, вавилоняне и шумеры не были обрезаны. Сама Библия подтверждает это в отношении жителей Ханаана - в рассказе о дочери Яакова и царе Шхема. Мысль о том, что евреи в Египте восприняли обычай обрезания каким-либо иным путем, не через религию, дарованную им Моисеем, можно отвергнуть как абсолютно несостоятельную. Теперь, запомнив, что обрезание было широко распространено в Египте, попробуем на минуту предположить, что Моисей был в действительности евреем, который задумал освободить своих соотечественников от служения египетским властителям и вывести их из страны, чтобы они обрели независимое, самостоятельное существование, - чего он в конце концов и достиг. Какой смысл был одновременно навязывать им обременительный обычай, который превращал их, так сказать, в египтян и неизбежно подкреплял воспоминания о Египте, если его цель была прямо противоположной - оторвать свой народ от страны рабства, и преодолеть его тоску по египетским "мясным горшкам"? Нет, то, с чего мы начали, и то, чем мы кончили, настолько несовместимо, что я осмелюсь предположить следующее: если Моисей дал евреям не только новую религию, но и обычай обрезания, то он наверняка был не евреем, а египтянином, а потому и моисеева религия была, скорее всего, египетской; учитывая же ее противоположность массовой религии Египта, она могла быть только религией Атона, с которой еврейская религия имеет несколько примечательных совпадений.

 

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что, узнав, что умер царь египетский, фараон, от которого он некогда бежал, Моисей стал просить у Рагуила разрешения вернуться на пользу своих соплеменников в Египет. Взяв затем жену свою Сапфору, дочь Рагуила, и сыновей своих от нее, Герсона и Елеазара, Моисей отправился в Египет. Что касается имен сыновей, то Герсон означает на еврейском языке, что он прибыл в чужую страну, Елеазар же - что он бежал от египтян при содействии родного своего Бога.

 

   И Господь сказал Аарону: пойди навстречу Моисею в пустыню. И он пошел, и встретился с ним при горе Божией, и поцеловал его. И пересказал Моисей Аарону все слова Господа, Который его послал, и все знамения, которые Он заповедал. И пошел Моисей с Аароном, и собрали они всех старейшин сынов Израилевых, и пересказал [им] Аарон все слова, которые говорил Господь Моисею; и сделал Моисей знамения пред глазами народа, и поверил народ; и услышали, что Господь посетил сынов Израилевых и увидел страдание их, и преклонились они и поклонились.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что Недалеко от границы Египта, по повелению Господа Бога, встретился Моисею брат его Аарон, которому он тотчас сообщил все, приключившееся с ним на горе, а также поручения, данные ему Предвечным. Когда они совершили еще часть пути, то навстречу им вышли самые родовитые из евреев, которым было уже сообщено о прибытии Моисея. Когда последний рассказал и им о цели своего прибытия, и они не хотели поверить словам его, то он убедил их представленными им чудесами. Пораженные этим неожиданным и невиданным зрелищем, евреи воспрянули духом и стали твердо надеяться, что Господь Бог позаботится об их спасении.

 

   После сего Моисей и Аарон пришли к фараону и сказали [ему]: так говорит Господь, Бог Израилев: отпусти народ Мой, чтоб он совершил Мне праздник в пустыне.

 

   К фараону пришли Моисей с Аароном.

 

   Куда же девались старейшины израильские, которых Моисею ведено было Богом взять с собой к фараону?

 

   Старейшины эти вначале отправились вместе с Моисеем, но по дороге стали отставать один за другим, пока не осталось никого из них, а пред фараоном предстали только двое - Моисей и Аарон. Вспомнил об этом Господь в тот час, когда Моисей был призван взойти на Синай. И старейшинам сказано было:

 

   - Оставайтесь внизу, у подножия горы: тот, кто в страхе отступил перед фараоном, не достоин всходить на эту святую гору (Шем.-Р,, 5).

 

   (Моисей вовсе не требует "отпустить евреев на свободу". Вместо этого Моисей советует фараону, чтобы тот послал евреев совершить служение Богу Израилеву, т.е. конфликт происходит не вокруг вопроса "дать или не дать свободу евреям?", а вокруг вопроса "служить или не служить Богу Израилеву?" К египтянам это всё не относилось. Все это было задумано для евреев. Практически все те евреи умерли в пустыне. Чему они могли научить своих детей, рожденных в пустыне?)

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что после того как Моисей таким образом уже успел склонить на свою сторону евреев, получил от них согласие на беспрекословное повиновение его приказаниям и увидел, что они действительно жаждут свободы, он явился к царю, лишь недавно вступившему во власть, и стал излагать ему, какую услугу оказал он египтянам, когда те были унижены эфиопами и когда страна их подверглась разграблению, как он подвергал себя за них, как будто за родных своих единоплеменников, трудам и опасностям войны и как он за все это не получил от них должного воздаяния. Затем он подробно сообщил царю все, случившееся с ним на горе Синай, как говорил с ним Господь Бог, и какие чудеса были явлены Им для подтверждения основательности повелений Его. Далее Моисей стал просить фараона отнестись с доверием ко всему этому и не противиться [столь явно выраженному] желанию Господа Бога.

 

   Предание от р. Хии бар Аба:

 

   В тот день, когда Моисей и Аарон явились к фараону, у повелителя Египта был назначен прием властителей разных стран. Цари восточных и западных стран покорно возлагали на голову фараона свои короны. В это время фараону доложили о приходе каких-то двух старцев.

 

   Во дворце было четыреста входов, у каждого входа содержались на страже хищные звери - львы, медведи и др., которые не давали переступить порога, прежде чем один из волхвов не произнесет заклинания. При приближении же Моисея и Аарона все эти звери, увидя в руке Моисея посох с начертанным на нем Шем-Гамфораш, покинули сторожевые места свои и последовали за обоими старцами, ласкаясь и лижа им ноги, пока те не достигли приемного зала.

 

   При появлении Моисея и Аарона все были ослеплены неземным видом их: могучие, как кедры ливанские, стояли эти два человека; ярким звездам подобны были очи их, как гроздья финиковой пальмы широко на груди раскинулись бороды; солнечным блеском лучились их лица, а посох Моисея казался выточенным из сапфира.

 

   Гордо и пламенно зазвучали их голоса.

 

   Трепет благовония и восторга охватил всех.

 

   Цари с глубокими поклонами положили к ногам их свои короны.

 

   Первым пришел в себя фараон и начал пытливо вглядываться в их лица. Кто эти люди, - спрашивал он себя: если они цари, то почему не увенчивают меня, подобно другим, своими коронами? Если они послы, то почему не подают своих верительных посланий? Но эти люди даже не приветствуют меня в установленном порядке.

 

   - Кто вы? - спросил фараон.

 

   - Мы послы Господа нашего, благословенно имя Его.

 

   - Зачем вы явились ко мне?

 

   - Мы пришли возвестить тебе: "Освободи народ Мой", - так говорит Бог Израилев.

 

   - Кто он такой, - гневно воскликнул фараон, - кто он, этот Бог, который не нашел нужным даже корону прислать мне, и почему я обязан исполнять повеления Его? Не знаю я этого Бога и народа вашего не отпущу на волю. Впрочем, - продолжал он, - погодите.

 

   - Принести сюда, - приказал он, - "список богов".

 

   И, взяв этот список, начал читать:

 

   "Бог Моавитян. Бог Аммонитян. Бог Сидона" и т.д.

 

   - Вот видите, а вашего Бога тут нет.

 

   По этому поводу раби Леви говорил:

 

   - Припоминаю притчу про священника и его слугу.

 

   Отправился священник в далекий путь, а слуга его, человек невежественный и глупый, пришел искать его на кладбище. Ходит по кладбищу и кричит: "Не видали ли моего господина?"
   - "А кто господин твой?" - спрашивают его.
   - "Священник такой-то".
   - "Ну и глуп же ты! - смеются люди.
   - Священника ты ищешь на кладбище?!"
   Этими же словами могли бы ответить фараону и Моисей с Аароном: "Глупец! Место ли живому среди мертвых? Боги, имена которых ты сейчас называл, - истуканы бездушные, а наш Бог - Бог живой, и вечно царство Его".

 

   - Скажите мне, по крайней мере, - продолжал фараон, - что он ваш Бог, юноша или старик? Сколько лет ему от роду? Много ли царств он завоевал, много ли городов покорил?

 

   - Силою и могуществом Господа нашего полна вселенная, - отвечали Моисей и Аарон, - Он был до сотворения мира, есть и будет вечно. Он же и тебя сотворил и дал тебе жизнь.

 

   - "А какие он подвиги совершил?"

 

   - Подвиги! Он небеса распростер и основал землю, огонь пламенеющий высекает голос Его, горы расселивает, скалы дробит. Лук Его - огонь, пламя - стрелы Его. Факелом пылает копье Его. Щит Его - облака, молния - меч Его. Он создает холмы и горы, небо тучами покрывает, ниспосылает дожди и росы и злаки растит; творит жизнь в чреве материнском; низвергает царей и венчает царей...

 

   - Ложь все это, - сказал фараон, - владыка мира - я. Я сотворил сам себя, и Нил создан мною. Не знаю я Бога вашего, и слушаться его не желаю! (Шмот Раба, 5; Танхума; Йалкут Шимони; Сефер гаЙашар).

 

   Но фараон сказал: кто такой Господь, чтоб я послушался голоса Его и отпустил [сынов] Израиля? я не знаю Господа и Израиля не отпущу.
   Они сказали [ему]: Бог Евреев призвал нас; отпусти нас в пустыню на три дня пути принести жертву Господу, Богу нашему, чтобы Он не поразил нас язвою, или мечом.
   И сказал им царь Египетский: для чего вы, Моисей и Аарон, отвлекаете народ [мой] от дел его? ступайте [каждый из вас] на свою работу.
   И сказал фараон: вот, народ в земле сей многочислен, и вы отвлекаете его от работ его.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что когда же царь начал глумиться над этим, Моисей на деле дал ему возможность своими глазами увидеть те чудеса, которые произошли на горе Синай.
   Однако царь рассердился и назвал его гнусным обманщиком, который бежал когда-то от египетского рабства, а теперь хитро обставил свое возвращение и пытается своими фокусами и магическими представлениями ввести людей в заблуждение.
   С этими словами он одновременно отдал приказ жрецам показать Моисею те же самые чудесные вещи, чтобы он убедился, что и в этой науке египтяне достаточно сведущи (и чтобы он не считал себя единственным обладателем такой божественной силы; он ведь показывает свои необычайные вещи лишь для того, чтобы заручиться доверием необразованного простонародья).
   Затем жрецы бросили свои посохи наземь, и они обратились в змей.
   Моисей, однако, не смутился этим и сказал: "Я, царь, нисколько не умаляю египетской мудрости; но, тем не менее, я заявляю, что совершаемое здесь мной настолько же лучше и выше магических опытов этих людей, насколько отличны деяния Господа Бога от человеческих. Поэтому я сейчас покажу, что мои чудеса не фокусы и не только похожи на чудеса, но на самом деле совершаются по желанию и в силу могущества Господа Бога". С этими словами он бросил свой посох на землю, приказав ему обратиться в змею. Посох повиновался, набросился на посохи египетские, которые только казались змеями, и один за другим поел их все. Когда он затем принял опять свой обычный вид, Моисей поднял его.
   Однако царь нисколько этим не был поражен, но рассердился еще более, сказал, что Моисей не добьется своим умением и ловкостью ничего от египтян.

 

   И в тот же день фараон дал повеление приставникам над народом и надзирателям, говоря: не давайте впредь народу соломы для делания кирпича, как вчера и третьего дня, пусть они сами ходят и собирают себе солому, а кирпичей наложите на них то же урочное число, какое они делали вчера и третьего дня, и не убавляйте; они праздны, потому и кричат: пойдем, принесем жертву Богу нашему; дать им больше работы, чтоб они работали и не занимались пустыми речами.
   И вышли приставники народа и надзиратели его и сказали народу: так говорит фараон: не даю вам соломы; сами пойдите, берите себе солому, где найдете, а от работы вашей ничего не убавляется.
   И рассеялся народ по всей земле Египетской собирать жниво вместо соломы.
   Приставники же понуждали [их], говоря: выполняйте [урочную] работу свою каждый день, как и тогда, когда была у вас солома.
   А надзирателей из сынов Израилевых, которых поставили над ними приставники фараоновы, били, говоря: почему вы вчера и сегодня не изготовляете урочного числа кирпичей, как было до сих пор?
   И пришли надзиратели сынов Израилевых и возопили к фараону, говоря: для чего ты так поступаешь с рабами твоими? соломы не дают рабам твоим, а кирпичи, говорят нам, делайте. И вот, рабов твоих бьют; грех народу твоему.
   Но он сказал [им]: праздны вы, праздны, поэтому и говорите: пойдем, принесем жертву Господу.
   Пойдите же, работайте; соломы не дадут вам, а положенное число кирпичей давайте.
   И увидели надзиратели сынов Израилевых беду свою в словах: не убавляйте числа кирпичей, какое [положено] на каждый день.
   И когда они вышли от фараона, то встретились с Моисеем и Аароном, которые стояли, ожидая их, и сказали им: да видит и судит вам Господь за то, что вы сделали нас ненавистными в глазах фараона и рабов его и дали им меч в руки, чтобы убить нас.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что царь... повелел лицу, поставленному для надзора за евреями, не давать последним ни малейшего отдыха от работы, но притеснять их сильнее прежнего.
   Раньше надзиратель давал им солому для выделки кирпичей, а теперь прекратил и эту выдачу, так что днем заставлял их томиться над работой, а ночью собирать солому. И так как евреи очутились таким образом в вдвойне тягостном положении, то они стали упрекать Моисея как виновника того ухудшения, которое произошло в их бедственном положении. Последний же не пугался угроз царя и не поддавался жалобам евреев, но, вооружившись твердостью духа, решил подвергнуться любым испытаниям для того, чтобы доставить своим единоплеменникам свободу. Представ поэтому снова перед фараоном, он старался склонить его отпустить евреев к горе Синайской, для того чтобы они там могли совершить жертвоприношение Господу Богу, как это было повелено Предвечным, и убеждал царя не противиться воле Господней, но предпочесть исполнение Его желаний всему прочему и разрешить евреям исход; иначе, в случае запрещения, фараону придется приписать самому себе все то горе, которое неизбежно постигает всякого, противодействующего повелениям Господа Бога. Ведь на тех, кто навлекает на себя гнев Предвечного, отовсюду обрушиваются бедствия: земля и воздух становятся к ним во враждебные отношения, рождение детей перестает совершаться нормальным путем, все объявляет им войну и распрю. Все это придется испытать египтянам, говорил он, и, тем не менее, народ еврейский, хотя бы и против их желания, в конце концов все-таки покинет их страну.

 

   Библия повествует немного иначе:
   И обратился Моисей к Господу и сказал: Господи! для чего Ты подвергнул такому бедствию народ сей, [и] для чего послал меня? ибо с того времени, как я пришел к фараону и стал говорить именем Твоим, он начал хуже поступать с народом сим; избавить же, Ты не избавил народа Твоего.

 

   И сказал Господь Моисею: теперь увидишь ты, что Я сделаю с фараоном; по действию руки крепкой он отпустит их; по действию руки крепкой даже выгонит их из земли своей.

 

   И говорил Бог Моисею и сказал ему: Я Господь.
   Являлся Я Аврааму, Исааку и Иакову с именем <Бог Всемогущий>, а с именем Моим <Господь> не открылся им;

 

   На древнееврейском "Бог всемогущий" - Эль Шаддаи.

 

   и Я поставил завет Мой с ними, чтобы дать им землю Ханаанскую, землю странствования их, в которой они странствовали.

 

   ..."они странствовали"... странствовали, как же! Овец пасли! Тихо, спокойно...

 

   И Я услышал стенание сынов Израилевых о том, что Египтяне держат их в рабстве, и вспомнил завет Мой.

 

   ..."вспомнил"... Наконец-то! ..."завет Мой" - а то чей же!

 

   Итак скажи сынам Израилевым: Я Господь, и выведу вас из-под ига Египтян, и избавлю вас от рабства их, и спасу вас мышцею простертою и судами великими;

 

   Да уж посудил!...

 

   и приму вас Себе в народ и буду вам Богом, и вы узнаете, что Я Господь, Бог ваш, изведший вас [из земли Египетской] из-под ига Египетского;

 

   ..."и вы узнаете, что Я Господь, Бог ваш"... да уж узнали... и язвы и пр.

 

   и введу вас в ту землю, о которой Я, подняв руку Мою, клялся дать ее Аврааму, Исааку и Иакову, и дам вам ее в наследие. Я Господь.

 

   ..."и введу вас в ту землю"... - уморил в пустыне!

 

   И обратился Моисей к Господу и сказал:

 

   - Господи! Для чего Ты подвергнул такому бедствию народ сей, для чего послал меня? С того времени, как я пришел к фараону и стал говорить именем твоим, он начал хуже обращаться с этим народом; избавить же - Ты не избавил народа Твоего.

 

   Отвечал Господь:

 

   - Скорблю о тех, которых нет более в живых. Много раз Я открывался праотцам твоим, и ни от кого из них Я не слышал малейшего ропота.

 

   Именно - "ни от кого из них Я не слышал малейшего ропота". Эх... Времена были...

 

   Я говорил Аврааму: "Встань, пройди по земле сей в долготу и в широту ее: ибо Я тебе дал ее и потомству твоему навсегда".

 

   Навсегда... с перерывом.

 

   Когда же Аврааму понадобилось место для погребения Сары, он должен был купить для этого пещеру за четыреста серебряных сиклей. Но Авраам не возроптал на Меня за это.

 

   Именно - "не возроптал". Эх... Времена были...

 

   Я говорил Ицхаку: "Странствуй по сей земле и Я буду с тобою и благословлю тебя". А когда люди его копали в долине Герарской и нашли там родник питьевой воды, то пастухи герарские не давали пастухам Ицхака поить овец из этого родника. Но Ицхак не возроптал на Меня.

 

   Именно - "не возроптал". Эх... Времена были...

 

   Яакову говорил Я: "Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему". А когда он пожелал разбить шатер для себя, он место для этого должен был купить. И Яаков не возроптал на меня.

 

   Именно - "не возроптал". Эх... Времена были...

 

   И ни один из них не спрашивал об имени Моем.

 

   Эх... Времена были...

 

   А ты? Вначале ты пожелал знать, как назвать Меня народу, говоря именем Моим, а ныне ты упрекаешь Меня, говоря: "Ты не избавил народа Твоего". Так знай же: ты увидишь поражение фараона, но не увидеть тебе поражения царей Кенаанских (Сангедрин, 110).

 

   Моисей пересказал это сынам Израилевым; но они не послушали Моисея по малодушию и тяжести работ.

 

   ..."они не послушали Моисея"... а потом, на свою, именно свою, беду послушали - и все умерли в пустыне.

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: войди, скажи фараону, царю Египетскому, чтобы он отпустил сынов Израилевых из земли своей.

 

   И сказал Моисей пред Господом, говоря: вот, сыны Израилевы не слушают меня; как же послушает меня фараон? а я не словесен.

 

   И говорил Господь Моисею и Аарону, и давал им повеления к сынам Израилевым и к фараону, царю Египетскому, чтобы вывести сынов Израилевых из земли Египетской.

 

   Сердце фараоново ожесточилось, и он не послушал их, как и говорил [им] Господь.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что так как фараон глумился над словами Моисея и не думал придавать им серьезное значение, то египтян поразили ужасные бедствия.

 

   И сказал Господь Моисею: упорно сердце фараоново: он не хочет отпустить народ. Пойди к фараону завтра: вот, он выйдет к воде, ты стань на пути его, на берегу реки, и жезл, который превращался в змея, возьми в руку твою и скажи ему: Господь, Бог Евреев, послал меня сказать тебе: отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение в пустыне; но вот, ты доселе не послушался. Так говорит Господь: из сего узнаешь, что Я Господь: вот этим жезлом, который в руке моей, я ударю по воде, которая в реке, и она превратится в кровь, и рыба в реке умрет, и река воссмердит, и Египтянам омерзительно будет пить воду из реки.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Господь понимал, что... братьев и на порог дворца не пустят. И Он посоветовал Моисею встать на тропинке у реки. Фараон имел обыкновение ходить по утрам мыться в грязной воде Нила. (Исх. 7:15).
   Египетские цари в те далекие времена, по всей видимости, еще не были так богаты. Жили скромно, без излишеств. Не имели водопровода, ванн, бассейнов. И поэтому были вынуждены купаться в реке, где вода уже тогда не была кристально чистой".

 

   И сказал Господь Моисею: скажи Аарону [брату твоему]: возьми жезл твой [в руку твою] и простри руку твою на воды Египтян: на реки их, на потоки их, на озера их и на всякое вместилище вод их, - и превратятся в кровь, и будет кровь по всей земле Египетской и в деревянных и в каменных сосудах.
   И сделали Моисей и Аарон, как повелел [им] Господь.

 

   Поражение Нила, воды которого превращены были в кровь, было совершено через Аарона, а не через Моисея. Ибо Господь сказал Моисею:

 

   - На лоне этих вод ты обрел спасение от угрожавшей тебе смерти, и не подобает, чтобы кара, имеющая постигнуть эту реку, была совершена твоей рукою (Шмот Раба, 9).

 

   Первою карою было превращение нильских вод в кровь. Ибо сказал Господь: "Река эта обожествляется египтянами, и Всевышний, желая покарать народ, прежде всего поражает кумиры, которым этот народ служит".

 

   И превратились в кровь все воды, какие были в пределах египетской земли, и даже вода в чашах для питья; и слюнные железы у египтян стали выделять кровь. И была кровь во всей земле египетской. (Танхума гаКадум)

 

   И поднял [Аарон] жезл [свой] и ударил по воде речной пред глазами фараона и пред глазами рабов его, и вся вода в реке превратилась в кровь, и рыба в реке вымерла, и река воссмердела, и Египтяне не могли пить воды из реки; и была кровь по всей земле Египетской.

 

   "Не один год все новорожденные еврейские младенцы мужского пола топились в водах Нила. Хотя большинство египтян лично не участвовали в этом уничтожении, самая первая казнь, когда Нил покраснел от крови, ясно показывает, что на всех египтянах лежала вина за то, что делали их соотечественники. Египтяне больше не могли отрицать вину всей своей страны: сама река наглядно свидетельствовала об утопленных младенцах". (ОН-ЛАЙН ЦЕНТР КРАСНАЯ СЛОБОДА)

 

   И волхвы Египетские чарами своими сделали то же.

 

   ..."сделали то же". А где воду взяли?

 

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Моисей, по совету того же Бога, решил, раз и навсегда, отучить неуступчивого царя от утренних купаний в грязных водах Нила".

 

   И ожесточилось сердце фараона, и не послушал их, как и говорил Господь.
   И оборотился фараон, и пошел в дом свой; и сердце его не тронулось и сим.
   И стали копать все Египтяне около реки чтобы найти воду для питья, потому что не могли пить воды из реки.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что вода в реке обратилась в кровь, так что ее невозможно было пить; между тем у египтян не было другого источника влаги. При этом вода не только по цвету стала похожа на кровь, но и по качеству своему, так как у всех, кто пытался напиться ее, вызывала сильные боли и резь. Но таково было действие ее лишь по отношению к египтянам; для евреев же она оставалась сладкой и вполне для питья пригодной и нисколько не изменялась в своем составе. Это необычайное явление настолько подавило фараона, что он, боясь за участь народа, согласился на Исход евреев. Но лишь только бедствие прекратилось, он снова отменил свое решение и отказался отпустить их.

 

   И исполнилось семь дней после того, как Господь поразил реку.

 

   И сказал Господь Моисею: пойди к фараону и скажи ему: так говорит Господь: отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение; если же ты не согласишься отпустить, то вот, Я поражаю всю область твою жабами; и воскишит река жабами, и они выйдут и войдут в дом твой, и в спальню твою, и на постель твою, и в домы рабов твоих и народа твоего, и в печи твои, и в квашни твои, и на тебя, и на народ твой, и на всех рабов твоих взойдут жабы.

 

   И сказал Господь Моисею: скажи Аарону [брату твоему]: простри руку твою с жезлом твоим на реки, на потоки и на озера и выведи жаб на землю Египетскую.

 

   Аарон простер руку свою на воды Египетские [и вывел жаб]; и вышли жабы и покрыли землю Египетскую. То же сделали и волхвы [Египетские] чарами своими и вывели жаб на землю Египетскую.

 

   И призвал фараон Моисея и Аарона и сказал: помолитесь [обо мне] Господу, чтоб Он удалил жаб от меня и от народа моего, и я отпущу народ Израильский принести жертву Господу.
   Моисей сказал фараону: назначь мне сам, когда помолиться за тебя, за рабов твоих и за народ твой, чтобы жабы исчезли у тебя, [у народа твоего,] в домах твоих, и остались только в реке. Он сказал: завтра. Моисей отвечал: будет по слову твоему, дабы ты узнал, что нет никого, как Господь Бог наш; и удалятся жабы от тебя, от домов твоих [и с полей], и от рабов твоих и от твоего народа; только в реке они останутся.
   Моисей и Аарон вышли от фараона, и Моисей воззвал к Господу о жабах, которых Он навел на фараона.
   И сделал Господь по слову Моисея: жабы вымерли в домах, на дворах и на полях [их]; и собрали их в груды, и воссмердела земля.
   И увидел фараон, что сделалось облегчение, и ожесточил сердце свое, и не послушал их, как и говорил Господь.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что Господь наслал на египтян второе бедствие, так как фараон не изменял своего мнения и не хотел образумиться даже после прекращения постигшего народ первого несчастья.
   Страну наводнило несчетное множество лягушек, которыми была переполнена и река, так что люди, бравшие воду, могли получить лишь жидкость, насыщенную остатками околевших в воде и заражавших ее таким образом животных.
   И вся страна была страшно загрязнена, так как лягушки рождались и околевали, и домашний обиход стал невозможен, потому что их находили в пище и в питье, и они прыгали по постелям.
   Вместе с тем повсюду распространялось невообразимо страшное зловоние от околевавших и разлагавшихся лягушек.
   Так как египтяне очень страдали от этого бедствия, то фараон велел Моисею и всем евреям покинуть страну.
   Лишь только было дано это приказание, как вся масса лягушек исчезла, и земля и река приняли обычный свой вид.
   Но не успела страна избавиться от этого бедствия, как фараон уже забыл о причине последнего, стал удерживать евреев и, как будто желая испытать еще гораздо больше неприятностей, окончательно запретил Моисею и его единоплеменникам исход, который он первоначально им разрешил, скорее, впрочем, из страха, чем по здравому рассуждению.

 

   (Как сообщается в протесте советского посольства, во вторник в Нью-Йорке, в помещении "Аэрофлота" группа "сионистских хулиганов" - по терминологии советского посольства - выпустила около 50 лягушек. Работа учреждения была нарушена. "Новое Русское Слово" Нью-Йорк 17 апреля 1971 года)

 

   И сказал Господь Моисею: скажи Аарону: простри [рукою] жезл твой и ударь в персть земную, и [будут мошки на людях и на скоте и на фараоне, и в доме его и на рабах его, вся персть земная] сделается мошками по всей земле Египетской.

 

   Так они и сделали: Аарон простер руку свою с жезлом своим и ударил в персть земную, и явились мошки на людях и на скоте.
   Вся персть земная сделалась мошками по всей земле Египетской.
   Старались также и волхвы чарами своими произвести мошек, но не могли.
   И были мошки на людях и на скоте.
   И сказали волхвы фараону: это перст Божий.
   Но сердце фараоново ожесточилось, и он не послушал их, как и говорил Господь.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что Господь Бог в воздаяние за его обман ответил царю новой напастью. Во внутренностях египтян зародилось несчетное количество вшей, от которых мучители гибли в страшных страданиях, так как не были в состоянии избавиться от них ни омовениями, ни целебными мазями.
   Устрашившись этого отчаянного бедствия, боясь, как бы весь народ не погиб, и приняв в соображение весь позор такого рода гибели, фараон египетский отчасти пришел в сознание, был принужден внять голосу благоразумия и разрешил самим евреям исход, но вместе с тем, лишь только бедствие прекратилось, потребовать от них оставления жен и детей в качестве заложников. Но этим он возбудил против себя гнев Предвечного в еще большей степени, так как рассчитывал обмануть Провидение, как будто не Оно, а Моисей наказывал египтян за евреев. Поэтому страну наводнило множество различных раньше никем не виданных животных, от которых гибла масса народа, и которые не давали земледельцам возможности обрабатывать поля, остававшиеся, таким образом, невозделанными. Если же кто и избегал смерти от них и оставался в живых, то погибал вскоре за тем от болезни.

 

   И сказал Господь Моисею: завтра встань рано и явись пред лице фараона. Вот, он пойдет к воде, и ты скажи ему: так говорит Господь: отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение [в пустыне]; а если не отпустишь народа Моего, то вот, Я пошлю на тебя и на рабов твоих, и на народ твой, и в домы твои песьих мух, и наполнятся домы Египтян песьими мухами и самая земля, на которой они живут; и отделю в тот день землю Гесем, на которой пребывает народ Мой, и там не будет песьих мух, дабы ты знал, что Я Господь [Бог] среди [всей] земли; Я сделаю разделение между народом Моим и между народом твоим. Завтра будет сие знамение [на земле].

 

   Так и сделал Господь: налетело множество песьих мух в дом фараонов, и в домы рабов его, и на всю землю Египетскую: погибала земля от песьих мух.
   И призвал фараон Моисея и Аарона и сказал: пойдите, принесите жертву [Господу] Богу вашему в сей земле.
   Но Моисей сказал: нельзя сего сделать, ибо отвратительно для Египтян жертвоприношение наше Господу, Богу нашему: если мы отвратительную для Египтян жертву станем приносить в глазах их, то не побьют ли они нас камнями? мы пойдем в пустыню, на три дня пути, и принесем жертву Господу, Богу нашему, как скажет нам [Господь].

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Тут я должен разъяснить, в чём заключалась проблема.
   Дело в том, что для более цивилизованных и просвещенных египтян, которые спокойно приносили в жертву Богам своих и чужих детей, скотские жертвы были неприемлемы.
   Еврейские ритуалы, во время которых забивались, жарились и съедались огромные количества жертвенных телят, козлят и ягнят, казались коренному населению мерзкими и дикими.
   Египетское общество охраны животных никогда бы не допустило такого изуверства на своей дельто-нильской территории.
   Кроме того, египтяне очень любили и даже боготворили многих животных, особенно, - змей, кошек и всяческих сфинксов, как лежащих, так и сидящих. А что касается телят, то священный Бык Апис был одни из наиболее почитаемых божеств в крайне языческом Египте".

 

   И сказал фараон: я отпущу вас принести жертву Господу Богу вашему в пустыне, только не уходите далеко;
   помолитесь обо мне [Господу].
   Моисей сказал: вот, я выхожу от тебя и помолюсь Господу [Богу], и удалятся песьи мухи от фараона, и от рабов его, и от народа его завтра, только фараон пусть перестанет обманывать, не отпуская народа принести жертву Господу.
   И вышел Моисей от фараона и помолился Господу.
   И сделал Господь по слову Моисея и удалил песьих мух от фараона, от рабов его и от народа его: не осталось ни одной.
   Но фараон ожесточил сердце свое и на этот раз и не отпустил народа.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Конечно, фараон, хотя и не по своей воле, поступил с евреями по-скотски!
   За это Бог евреев наслал на скот египтян... моровую язву.
   Рогатые, само собой, не были виновны в страданиях избранного народа.Так жестоко наказывать их было несправедливо, не по-божески".

 

   И сказал Господь Моисею: пойди к фараону и скажи ему: так говорит Господь, Бог Евреев: отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение; ибо если ты не захочешь отпустить [народ Мой] и еще будешь удерживать его, то вот, рука Господня будет на скоте твоем, который в поле, на конях, на ослах, на верблюдах, на волах и овцах: будет моровая язва весьма тяжкая; и разделит Господь [в то время] между скотом Израильским и скотом Египетским, и из всего [скота] сынов Израилевых не умрет ничего.
   И назначил Господь время, сказав: завтра сделает это Господь в земле сей.
   И сделал это Господь на другой день, и вымер весь скот Египетский; из скота же сынов Израилевых не умерло ничего.
   Фараон послал узнать, и вот, из [всего] скота [сынов] Израилевых не умерло ничего.
   Но сердце фараоново ожесточилось, и он не отпустил народа.

 

   И сказал Господь Моисею и Аарону: возьмите по полной горсти пепла из печи, и пусть бросит его Моисей к небу в глазах фараона [и рабов его]; и поднимется пыль по всей земле Египетской, и будет на людях и на скоте воспаление с нарывами, во всей земле Египетской.
   Они взяли пепла из печи и предстали пред лице фараона.
   Моисей бросил его к небу, и сделалось воспаление с нарывами на людях и на скоте.
   И не могли волхвы устоять пред Моисеем по причине воспаления, потому что воспаление было на волхвах и на всех Египтянах.
   Но Господь ожесточил сердце фараона, и он не послушал их, как и говорил Господь Моисею.

 

   Тот "пепел из печи", якобы заброшенный в небо Моисеем, найден. По сей день густым слоем устилает он дно океана. Его назвали пеплом Воззела, именем ученого, обнаружившего и объяснившего его происхождение "сгоранием каких-то космических тел". Другой участник экспедиции Колумбийского университета, доктор Эвинг, высказал предположение, что происшествие явилось результатом "столкновения с кометой", которое" вряд ли не оставило следа в масштабах всей планеты". Воззел и Эвинг меньше всего думали о том, чтобы своим открытием поддержать гипотезу Великовского, который тут же предложил сравнить спектр "пепла Воззела" с отражающим спектром облачного покрова Венеры. С.ЦЕБАКОВСКИЙ "АПОКАЛИПСИС ИММАНУИЛА"

 

   И сказал Господь Моисею: завтра встань рано и явись пред лице фараона, и скажи ему: так говорит Господь, Бог Евреев: отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение; ибо в этот раз Я пошлю все язвы Мои в сердце твое, и на рабов твоих, и на народ твой, дабы ты узнал, что нет подобного Мне на всей земле; так как Я простер руку Мою, то поразил бы тебя и народ твой язвою, и ты истреблен был бы с земли: но для того Я сохранил тебя, чтобы показать на тебе силу Мою, и чтобы возвещено было имя Мое по всей земле; ты еще противостоишь народу Моему, чтобы не отпускать его, - вот, Я пошлю завтра, в это самое время, град весьма сильный, которому подобного не было в Египте со дня основания его доныне; итак пошли собрать стада твои и все, что есть у тебя в поле: на всех людей и скот, которые останутся в поле и не соберутся в домы, падет град, и они умрут.
   Те из рабов фараоновых, которые убоялись слова Господня, поспешно собрали рабов своих и стада свои в домы; а кто не обратил сердца своего к слову Господню, тот оставил рабов своих и стада свои в поле.
   И сказал Господь Моисею: простри руку твою к небу, и падет град на всю землю Египетскую, на людей, на скот и на всю траву полевую в земле Египетской.
   И простер Моисей жезл свой к небу, и Господь произвел гром и град, и огонь разливался по земле; и послал Господь град на [всю] землю Египетскую; и был град и огонь между градом, [град] весьма сильный, какого не было во всей земле Египетской со времени населения ее.
   И побил град по всей земле Египетской все, что было в поле, от человека до скота, и всю траву полевую побил град, и все деревья в поле поломал [град]; только в земле Гесем, где жили сыны Израилевы, не было града.
   И послал фараон, и призвал Моисея и Аарона, и сказал им: на этот раз я согрешил; Господь праведен, а я и народ мой виновны; помолитесь [обо мне] Господу: пусть перестанут громы Божии и град [и огонь на земле], и отпущу вас и не буду более удерживать.
   Моисей сказал ему: как скоро я выйду из города, простру руки мои к Господу [на небо], громы перестанут, и града [и дождя] более не будет, дабы ты узнал, что Господня земля; но я знаю, что ты и рабы твои еще не убоитесь Господа Бога.
   Лен и ячмень были побиты, потому что ячмень выколосился, а лен осеменился; а пшеница и полба не побиты, потому что они были поздние.
   И вышел Моисей от фараона из города и простер руки свои к Господу, и прекратились гром и град, и дождь перестал литься на землю.
   И увидел фараон, что перестал дождь и град и гром, и продолжал грешить, и отягчил сердце свое сам и рабы его.
   И ожесточилось сердце фараона [и рабов его], и он не отпустил сынов Израилевых, как и говорил Господь чрез Моисея.

 

   И сказал Господь Моисею: войди к фараону, ибо Я отягчил сердце его и сердце рабов его, чтобы явить между ними сии знамения Мои, и чтобы ты рассказывал сыну твоему и сыну сына твоего о том, что Я сделал в Египте, и о знамениях Моих, которые Я показал в нем, и чтобы вы знали, что Я Господь.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Всемогущий Господь Бог иногда, к моему большому сожалению, слишком напоминает человека, который страдает комплексом неполноценности. И пыжится изо всех сил, пытаясь убедить окружающих, а больше всего, самого себя, что он - действительно выдающаяся личность.
   Не так важно для Него совершить какое-нибудь чудо, - важно произвести впечатление. Не только на присутствующих, но и на грядущие поколения. "Расскажи, расскажи всем, - внушает Он Моисею, - как Я Велик! Взгляни на этих прекрасных жаб и мух, которых наслал Я на противных египтян! Ни один из египетских богов не был способен на такое чудо! А эти миленькие розовые язвочки! Воистину божественная работа, достойная восхищения! Моя работа!
   А град, ты видел когда-нибудь такой град, размером с яйцо?
   Признайся, Моисей, ты многое повидал, но видел ли ты когда-нибудь такие большие и блестящие яйца?
   А теперь обрати внимание на ту группу деревьев, которые Я испепелил одним мановением! Нет, одним дуновением! Вот как Я велик и могуч!
   Ты спрашиваешь, почему Я не испепелил ту зеленую рощу поодаль? Никаких проблем! Но только подождем, пока подойдут остальные зрители. Потому что все, абсолютно все должны знать, насколько Я Велик и Могуч! И должны рассказать своим потомкам, чтобы и они знали, что Я - Господь!"
   Так неоднократно хвастает Иегова на страницах Библии...
   О, Боже, как тщеславен этот комически страшный Бог Иегова! Как ищет Он мирового признания! Как изощренны Его божественные методы! Ему, видите ли, совершенно недостаточно тихонько, без лишней шумихи, убрать строптивого (по Его вине!) фараона. Ему крайне необходимо совершить Великие Чудеса Величайшего Уничтожения.
   Перед как можно большей аудиторией.
   Под бурные, долго не смолкающие аплодисменты.
   С грандиозными фейерверками и тридцатью артиллерийскими залпами Салюта в Его Честь.
   Но ведь, казалось бы, вполне достаточно было одной - единственной казни среднего калибра, под названием "Малышка", для окончательного решения египетского вопроса.
   Увы! Бог очень не любит простых и кардинальных решений. Одна казнь? Ну, кто же её запомнит? А вот десять, - это уже кое-что! Пусть все увидят, что способен натворить Творец! И пусть отметят в Библии! И пусть не забудут никогда!
   Иегова сохраняет фараона и его приближенных, чтобы как можно дольше мучить их самыми изощрёнными пытками. Чтобы крики от их страданий разнеслись по всей земле, и пробудили неописуемый ужас у всех народов.
   Как же всё-таки звали этого многострадального, искусанного мошками фараона?
   Недавно в Египте обнаружена небольшая пирамида с табличкой у входа: "Могила Неизвестного Фараона". Ученые бьются над разгадкой: лежит ли в ней только тот фараон, который погиб на поле боя с Иеговой, или все те безымянные фараоны, о которых упомянуто в Библии?"

 

   Моисей и Аарон пришли к фараону и сказали ему: так говорит Господь, Бог Евреев: долго ли ты не смиришься предо Мною? отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение; а если ты не отпустишь народа Моего, то вот, завтра [в это самое время] Я наведу саранчу на [всю] твою область: она покроет лице земли так, что нельзя будет видеть земли, и поест у вас [все] оставшееся [на земле], уцелевшее от града; объест также все дерева, растущие у вас в поле, и наполнит домы твои, домы всех рабов твоих и [все] домы всех Египтян, чего не видели отцы твои, ни отцы отцов твоих со дня, как живут на земле, даже до сего дня.
   [Моисей] обратился и вышел от фараона.
   Тогда рабы фараоновы сказали ему: долго ли он будет мучить нас? отпусти сих людей, пусть они совершат служение Господу, Богу своему; неужели ты еще не видишь, что Египет гибнет?
   И возвратили Моисея и Аарона к фараону, и [фараон] сказал им: пойдите, совершите служение Господу, Богу вашему; кто же и кто пойдет?
   И сказал Моисей: пойдем с малолетними нашими и стариками нашими, с сыновьями нашими и дочерями нашими, и с овцами нашими и с волами нашими пойдем, ибо у нас праздник Господу [Богу нашему].
   [Фараон] сказал им: пусть будет так, Господь с вами! я готов отпустить вас: но зачем с детьми? видите, у вас худое намерение! нет: пойдите одни мужчины и совершите служение Господу, так как вы сего просили.
   И выгнали их от фараона.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Общение с милостивым Богом Иеговой благотворно сказалось на характере фараона. И в этом жестокосердном (по Воле Господа) феодале ещё не исчезли человеческие чувства. Он жалел женщин, а особенно, - детей. Зачем, подумал он, тянуть малолеток в пустыню, в изнурительный шестидневный поход?
   Кроме того, он не мог избавиться от ощущения, что с ним играют в нечестную игру. Под прикрытием благих намерений, затевается великое бегство. Он прекрасно знал, что у евреев женщины не участвовали в молебнах вместе с мужчинами.
   "Нет, - сказал он себе, - этот Моисей - большой хитрован, но я тоже не лыком шит". И продолжал настаивать на своём: "Детей не пущу, дети должны остаться в залог".
   Тут Господь подтянул и ввёл в бой свежие резервы. На Египет двинулись дикие орды саранчи".

 

   Тогда Господь сказал Моисею: простри руку твою на землю Египетскую, и пусть нападет саранча на землю Египетскую и поест всю траву земную [и все плоды древесные], всё, что уцелело от града.
   И простер Моисей жезл свой на землю Египетскую, и Господь навел на сию землю восточный ветер, продолжавшийся весь тот день и всю ночь. Настало утро, и восточный ветер нанес саранчу. И напала саранча на всю землю Египетскую и легла по всей стране Египетской в великом множестве: прежде не бывало такой саранчи, и после сего не будет такой; она покрыла лице всей земли, так что земли не было видно, и поела всю траву земную и все плоды древесные, уцелевшие от града, и не осталось никакой зелени ни на деревах, ни на траве полевой во всей земле Египетской.
   Фараон поспешно призвал Моисея и Аарона и сказал: согрешил я пред Господом, Богом вашим, и пред вами; теперь простите грех мой еще раз и помолитесь Господу Богу вашему, чтобы Он только отвратил от меня сию смерть.
   [Моисей] вышел от фараона и помолился Господу.
   И воздвигнул Господь с противной стороны западный весьма сильный ветер, и он понес саранчу и бросил ее в Чермное море: не осталось ни одной саранчи во всей стране Египетской.
   Но Господь ожесточил сердце фараона, и он не отпустил сынов Израилевых.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что так как фараон все-таки не хотел подчиниться желанию Господа Бога, но, разрешая женщинам уйти вместе с мужьями, требовал оставления в стране детей, то Предвечный не переставал наказывать его за его гнусность многоразличными новыми и более тяжелыми, чем раньше, бедствиями. Так, например, тела египтян покрылись страшными гнойными язвами, которые разрушали все внутренности; от этого погибло большое множество народа. Но так как и от этого бича фараон не образумился, то пошел такой крупный град, какого раньше никогда не было в Египте и какого не бывает в других местностях даже зимою; он был гораздо крупнее того, какой замечается в северных странах даже самой холодной зимой, так что он побил все плоды их. Затем на оставшиеся нетронутыми градом посевы набросилась саранча, и последние надежды египтян на какой бы то ни было урожай рушились.
   Конечно, всякому другому, который помимо злобы не отличался бы также и безрассудством, указанных бедствий было бы вполне достаточно, чтобы прийти в себя и окончательно понять сущность положения вещей.
   Между тем фараон не столько от невежества, сколько из природной гнусности добровольно отказывался от лучшей участи и сам вредил себе; хотя он понимал причину этих бедствий, он, тем не менее, противился Господу Богу. Правда, он позволил Моисею вывести из страны евреев с женами и детьми, но вместе с тем приказал ему оставить свое имущество [в пользу египтян], так как имущество последних погибло [во время описанных бедствий]. Когда же Моисей стал указывать на всю несправедливость этого требования (тем более, что имущество было евреям необходимо хотя бы только для того, чтобы из него совершать жертвоприношения Господу Богу) и за переговорами об этом терялось понапрасну время...

 

   И сказал Господь Моисею: простри руку твою к небу, и будет тьма на земле Египетской, осязаемая тьма.
   Моисей простер руку свою к небу, и была густая тьма по всей земле Египетской три дня; не видели друг друга, и никто не вставал с места своего три дня; у всех же сынов Израилевых был свет в жилищах их.

 

   Казнь "тьма" - это казнь над небесным кругом, который был тогда предметом почитания и преклонения у большей части народов.

 

   Фараон призвал Моисея [и Аарона] и сказал: пойдите, совершите служение Господу [Богу вашему], пусть только останется мелкий и крупный скот ваш, а дети ваши пусть идут с вами.
   Но Моисей сказал: [нет,] дай также в руки наши жертвы и всесожжения, чтобы принести Господу Богу нашему; пусть пойдут и стада наши с нами, не останется ни копыта; ибо из них мы возьмем на жертву Господу, Богу нашему; но доколе не придем туда, мы не знаем, что принести в жертву Господу [Богу нашему].
   И ожесточил Господь сердце фараона, и он не захотел отпустить их.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "И настала тьма. И египтяне её осязали. Евреи ничего не осязали, потому что в дома давно уже было проведено электричество. "У всех же сынов Израилевых был свет в жилищах их". Очевидно, Бог ещё раз сказал: "Да будет тьма и да будет свет". И увидел Бог, что это хорошо.
   Фараон, не зная, что эта авария задумана всего на три дня, снова спешно вызвал Моисея. Моисей из-за кромешной тьмы едва не заблудился.
   Царь сказал: "Ладно, пусть будет по-вашему. Берите жён и детей. Но оставьте скот. Скот молиться не станет. Он, в отличие от вас, овец Божьих, не религиозен. Да и чем он будет питаться в пустыне шесть дней?"
   Но Моисей твёрдо гнул свою линию. "Скот нам нужен для жертвоприношений. Пока мы не выйдем на место, мы не будем знать, какие именно животные угодны Богу".
   Это была явная ложь, рассчитанная на дурака.
   Существовали строгие предписания, каких именно животных следует приносить в жертву Богу. Ими могли быть только первородные мужского пола, без малейшего телесного изъяна, без пятен на шерсти.
   Фараон, хотя и не был умным евреем, но и не был глупцом. Он понимал, что его хотят, пользуясь темнотой, обвести вокруг пальца.
   Поэтому страшно разгневался, и прогнал Моисея от лица своего".

 

   И сказал ему фараон: пойди от меня; берегись, не являйся более пред лице мое; в тот день, когда ты увидишь лице мое, умрешь.
   И сказал Моисей: как сказал ты, так и будет; я не увижу более лица твоего.

 

   Мудрецы говорят (Мидраш Танхума, Бешалах), что ужасная катастрофа постигла египетский народ во время трехдневной темноты. Тогда погибло около 80% населения. Это была самая ужасная катастрофа в истории египетского народа.

 

   И сказал Господь Моисею: еще одну казнь Я наведу на фараона и на Египтян; после того он отпустит вас отсюда; когда же он будет отпускать [вас], с поспешностью будет гнать вас отсюда; внуши народу [тайно], чтобы каждый у ближнего своего и каждая женщина у ближней своей выпросили вещей серебряных и вещей золотых [и одежд].
   И дал Господь милость народу [Своему] в глазах Египтян, [и они давали ему;] да и Моисей был весьма велик в земле Египетской, в глазах [фараона и] рабов фараоновых и в глазах [всего] народа.

 

   "И дал Господь милость народу [Своему] в глазах Египтян, [и они давали ему;]"... Вот для чего нужны были ВСЕ чудеса.

 

   И сказал Моисей: так говорит Господь: в полночь Я пройду посреди Египта, и умрет всякий первенец в земле Египетской от первенца фараона, который сидит на престоле своем, до первенца рабыни, которая при жерновах, и всё первородное из скота; и будет вопль великий по всей земле Египетской, какого не бывало и какого не будет более; у всех же сынов Израилевых ни на человека, ни на скот не пошевелит пес языком своим, дабы вы знали, какое различие делает Господь между Египтянами и между Израильтянами.

 

   ..."ни на человека, ни на скот не пошевелит пес языком своим"... - существенное замечание.

 

   И придут все рабы твои сии ко мне и поклонятся мне, говоря: выйди ты и весь народ [твой], которым ты предводительствуешь. После сего я и выйду.
   И вышел [Моисей] от фараона с гневом.

 

   И сказал Господь Моисею: не послушал вас фараон, чтобы умножились [знамения Мои и] чудеса Мои в земле Египетской.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "И тут в моём еретическом мозгу мелькнула безбожная мысль, прямо-таки дьявольская догадка: а не был ли фараон сообщником Иеговы?
   Ведь ясно сказано: "он не отпускает, чтобы умножились чудеса Мои!"
   Значит, фараон был каким-то образом в этом заинтересован!
   Не подкупил ли его Господь? Не пообещал ли ему сладкую загробную жизнь, райское блаженство в кругу Ангелов? Если, конечно,он будет упорствовать столь долго, сколько времени нужно Богу, чтобы со всей пышностью продемонстрировать полный комплект Своих чудес.
   Но если это правда, то фараон был коварно обманут.
   И поделом!
   Потому что Иегова - последний из тех, кому можно верить на слово. Тем более, когда это слово передано через посредников".

 

   Моисей и Аарон сделали все сии [знамения и] чудеса пред фараоном; но Господь ожесточил сердце фараона, и он не отпустил сынов Израилевых из земли своей.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что египтяне были внезапно окутаны плотной непроницаемой мглою, так что они перестали видеть что-либо, а также, будучи стеснены, вследствие густоты воздуха, в своем дыхании, должны были беспомощно умирать или постоянно бояться задохнуться от такого густого тумана.
   Когда, наконец, по прошествии трех дней и стольких же ночей, мгла рассеялась, но фараон все еще не изменил своего решения относительно выхода евреев, Моисей явился к нему и сказал: "Доколе будешь ты противиться воле Господней? Предвечный ведь повелевает тебе отпустить евреев. Иначе вам (египтянам), если вы не послушаетесь Его, не избавиться от этих бедствий". В ярости от этих слов Моисея царь пригрозил ему отсечением головы, если он осмелится заявиться к нему еще раз с подобными назойливыми приставаниями. На это Моисей ответил, что он более уже не будет попусту терять на этот счет слова, но что со временем сам фараон с главнейшими египетскими сановниками попросит евреев покинуть страну. С этими словами он ушел от царя.
   Предвечный же, решив еще одним бедствием принудить египтян отпустить евреев, повелел Моисею заявить народу, чтобы он держал наготове жертвоприношения, приготовлялся с десятого до четырнадцатого дня месяца ксанфика, который у египтян носит название фармуфи, у евреев нисан, а у македонян называется ксанфиком, а затем выступал в поход, захватив с собою все необходимое. Моисей поэтому приготовил евреев к выступлению, распределил их по коленам и держал их вместе. Когда же наступило четырнадцатое число, то все, приготовясь к выступлению, совершили жертвоприношение, с помощью метелки окропили кровью жертвенных животных дома свои, употребив для нее виссон, совершили жертвенную трапезу и сожгли остатки мяса, как будто собирались немедленно выступить в путь. Отсюда до сих пор еще у нас сохранился обычай жертвоприношения, который, как и связанный с ним праздник, мы называем Пасхою, что значит "переход", потому что в тот вечер Господь Бог поразил египтян болезнью, но прошел мимо евреев и пощадил их. В ту ночь напала на все перворожденное у египтян чума, так что многие, жившие вблизи царского дворца, собрались к фараону и стали требовать от него, чтобы он отпустил евреев. И действительно, призвав Моисея, царь приказал ему вывести евреев из страны, так как предполагал, что если они уйдут, то и бедствия Египта прекратятся.
   Население сделало евреям даже подарки отчасти для того, чтобы тем ускорить исход их, отчасти же также на память о взаимных добрых соседских отношениях.

 

   И сказал Господь Моисею и Аарону в земле Египетской, говоря: месяц сей да будет у вас началом месяцев, первым да будет он у вас между месяцами года.
   Скажите всему обществу [сынов] Израилевых: в десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство; а если семейство так мало, что не съест агнца, то пусть возьмет с соседом своим, ближайшим к дому своему, по числу душ: по той мере, сколько каждый съест, расчислитесь на агнца.

 

   В каждом еврейском доме ели ягненка...

 

   Смысл пасхальной жертвы - так же Суд Всевышнего (Благословенно Имя Его) над созвездием Овна (созвездия Египта), ибо сыны израилевы обязуемы в Писании делать песах именно из ягнят, резка которых считалась святотатством для египтян.

 

   Агнец у вас должен быть без порока, мужеского пола, однолетний; возьмите его от овец, или от коз, и пусть он хранится у вас до четырнадцатого дня сего месяца: тогда пусть заколет его все собрание общества Израильского вечером, и пусть возьмут от крови его и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его; пусть съедят мясо его в сию самую ночь, испеченное на огне; с пресным хлебом и с горькими травами пусть съедят его; не ешьте от него недопеченного, или сваренного в воде, но ешьте испеченное на огне, голову с ногами и внутренностями; не оставляйте от него до утра [и кости его не сокрушайте], но оставшееся от него до утра сожгите на огне.
   Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью: это - Пасха Господня.
   А Я в сию самую ночь пройду по земле Египетской и поражу всякого первенца в земле Египетской, от человека до скота, и над всеми богами Египетскими произведу суд.
   Я Господь.
   И будет у вас кровь знамением на домах, где вы находитесь, и увижу кровь и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую.
   И да будет вам день сей памятен, и празднуйте в оный праздник Господу во [все] роды ваши; как установление вечное празднуйте его.
   Семь дней ешьте пресный хлеб; с самого первого дня уничтожьте квасное в домах ваших, ибо кто будет есть квасное с первого дня до седьмого дня, душа та истреблена будет из среды Израиля.
   И в первый день да будет у вас священное собрание, и в седьмой день священное собрание: никакой работы не должно делать в них; только что есть каждому, одно то можно делать вам.
   Наблюдайте опресноки, ибо в сей самый день Я вывел ополчения ваши из земли Египетской, и наблюдайте день сей в роды ваши, как установление вечное.
   С четырнадцатого дня первого месяца, с вечера ешьте пресный хлеб до вечера двадцать первого дня того же месяца; семь дней не должно быть закваски в домах ваших, ибо кто будет есть квасное, душа та истреблена будет из общества [сынов] Израилевых, пришлец ли то, или природный житель земли той.
   Ничего квасного не ешьте; во всяком местопребывании вашем ешьте пресный хлеб.
   И созвал Моисей всех старейшин [сынов] Израилевых и сказал им: выберите и возьмите себе агнцев по семействам вашим и заколите пасху; и возьмите пучок иссопа, и обмочите в кровь, которая в сосуде, и помажьте перекладину и оба косяка дверей кровью, которая в сосуде; а вы никто не выходите за двери дома своего до утра.
   И пойдет Господь поражать Египет, и увидит кровь на перекладине и на обоих косяках, и пройдет Господь мимо дверей, и не попустит губителю войти в домы ваши для поражения. Храните сие, как закон для себя и для сынов своих на веки.
   Когда войдете в землю, которую Господь даст вам, как Он говорил, соблюдайте сие служение.
   И когда скажут вам дети ваши: что это за служение? скажите [им]: это пасхальная жертва Господу, Который прошел мимо домов сынов Израилевых в Египте, когда поражал Египтян, и домы наши избавил.
   И преклонился народ и поклонился.
   И пошли сыны Израилевы и сделали: как повелел Господь Моисею и Аарону, так и сделали.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "А теперь, дорогие мои иудеи и христиане, хорошенько помолитесь! И воздайте хвалу милостивому и милосердному Богу нашему! А когда досыта намолитесь, успокойтесь, попробуйте сосредоточиться, и попытайтесь представить себе картину этой предпасхальной ночи, напоминающей ночь Апокалипсиса.
   Завывает ветер.
   Молнии пронзают грозовые тучи.
   Грохочет гром.
   Сотрясается земля.
   По узким улочкам египетских городов грозной поступью шагают штурмовые отряды Воинства Небесного. <Божественный спецназ.> Их ведёт Сам Господь...
   Нимб сияет над головой Господа, и освещает косяки дверей. Если Он видит на косяках кровь, то проходит мимо. Там притаились Его молчаливые, испуганные рабы, первенцами которых Он займётся позднее, в пустыне...
   Библия во многих местах текста восхваляет Господа за избиение египетских младенцев. Например, в псалмах царя Давида. "Поразил Египет в первенцах его, ибо вовек милость Его". (Пс. 135. 10)
   Наутро - на косяках всех дверей, как еврейских, так и египетских, - кровь.
   Вроде бы, пострадали все.
   Следы заметены.
   Общее горе, виновных нет".

 

   В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской, от первенца фараона, сидевшего на престоле своем, до первенца узника, находившегося в темнице, и все первородное из скота.

 

   Последняя из десяти кар, поражение первенцев, постигла не только живых первенцев египетских, но отразилась и на давно умерших: в эту ночь собаки разрыли их могилы и кости растаскали по всему Египту. Бывшие же в домах египтян изображения первенцев их арабесками на стенах оказались разбитыми в куски и рисунок их стертым.

 

   Из всех египтян ни одной из кар не подверглась одна только Бифия, дочь фараона, извлекшая младенца Моисея из Нила (Сефер гаЙашар).

 

   "Действительная цель десяти казней египетских - не принуждение фараона освободить евреев, для чего хватило бы и последней десятой казни; их смысл состоит в демонстрации превосходства Б-га над египетскими божествами и наказание египтян за те нечеловеческие условия, в которых они содержали еврейских рабов.

 

   В книге Шмот подразумевается, что посредством казней Б-г "отягчал" сердце фараона, и тот все не отпускал евреев. Это выглядит странным с моральной точки зрения: сперва Б-г лишает фараона свободы воли, ожесточая его сердце, а затем наказывает за это жесткосердечие.

 

   Но если бы Б-г не "отягчал" сердце фараона, это лишило бы египетского монарха свободы воли, и тогда он разрешил бы еврейским рабам уйти - но не по своему свободному выбору, а из страха. С отягченным сердцем фараон больше не испытывал физического страха, который заставил бы обыкновенного человека немедленно подчиниться Б-жьей воле. А теперь ничто не отвлекало фараона от осмысления всех несправедливостей, которые он обрушил на еврейских рабов. Но не чувство моральной ответственности повлияло на решение отпустить евреев. Только когда начали умирать первенцы, фараон убедился, что перед ним сила неизмеримо большая, чем его собственная.

 

   Возможно, он отпустил евреев, чтобы спасти собственную жизнь, поскольку сам был первенцем. <Но не умер.>

 

   Хотя десять казней должны были радовать многострадальных рабов, еврейская традиция чувствует некоторую неловкость от разрушений, которые они причинили Египту. Когда во время пасхального "седера" перечисляются эти казни, то при упоминании каждой из них проливается капля вина - символическое обозначение умаления радости при мысли о страданиях египтян.

 

   Вот Десять казней:
   1. Воды Нила превратились в кровь (7:14-25);
   2. Повсюду, даже в спальни и кухни, заползали лягушки (7:26-8:11);
   3. Вши (8:12-15);
   4. Дикие звери (8:16-28);
   5. Болезни скота (9:1-7);
   6. Нарывы на коже у людей и у скота (9:8-12);
   7. Град (9:22-35);
   8. Саранча (10:1-20);
   9. Три дня "тьмы египетской" (10:21-23);
   10. Смерть первенцев (11, 12:29-36)". (ОН-ЛАЙН ЦЕНТР КРАСНАЯ СЛОБОДА)

 

   Подобно тому, как Всевышний постепенно создал сначала растения, животных, и наконец, венец творения - человека, таким же образом Всевышний совершает казни в Египте, т.е. Он (Благословенно Имя Его) наносит удар по растениям (град, саранча), животным (вши, чума, чесотка), и человеку (первенцы).

 

   И встал фараон ночью сам и все рабы его и весь Египет; и сделался великий вопль [во всей земле] Египетской, ибо не было дома, где не было бы мертвеца.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Эффект был потрясающим. Господь, который хотел произвести впечатление, произвёл его.
   Кровавая слава палача Иеговы возросла до небес и стала шириться по всей земле.
   Все народы ближневосточной Вселенной содрогнулись от ужаса.
   За что, Господи?
   Слава, слава, слава Богу Иегове! Аминь!"

 

   И призвал [фараон] Моисея и Аарона ночью и сказал [им]: встаньте, выйдите из среды народа моего, как вы, так и сыны Израилевы, и пойдите, совершите служение Господу [Богу вашему], как говорили вы; и мелкий и крупный скот ваш возьмите, как вы говорили; и пойдите и благословите меня.
   И понуждали Египтяне народ, чтобы скорее выслать его из земли той; ибо говорили они: мы все помрем.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Утром огромная толпа израильтян двинулась в путь.
   Тучи пыли, плач детей, громкие крики женщин, тяжёлое молчание мужчин, стоны стариков. Блеяние овец, мычание коров, истошные крики ослов.
   Направление: строго на восток, в землю Обетованную.
   Впереди народа, опираясь на посохи, идут Моисей и Аарон, вожди, братья - освободители.
   Египтяне рыдают и побуждают евреев, чтобы быстрее уходили. И вывели из пределов страны своего чудовищного Бога, который ночью перебил всех первенцев, от человека до скота.
   Евреи собирались спешно, захватили с собой только самое необходимое. Они несут на плечах квашни с хлебом. Но будут есть его пресным, хлеб не успел закваситься. Узлы с провиантом, сосуды с водой, смену белья, - всё это приходится нести в руках, потому что повозок очень мало. Считанные богатые семьи имели тогда повозки.
   Все одеты в праздничные одежды. На шеях, на пальцах и запястьях рук, на щиколотках ног, в ушах, в носах женщин (да, да, в одной из книг Библии сказано, что еврейки носили кольца и в носу) - нарядные золотые украшения. Ведь предстоит грандиозный молебен Господу.
   Народ сплочёнными рядами идёт навстречу долгожданной свободе.
   Навстречу светлому будущему - Иеговизму!"

 

   И понес народ тесто свое, прежде нежели оно вскисло; квашни их, завязанные в одеждах их, были на плечах их.
   И сделали сыны Израилевы по слову Моисея и просили у Египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд.
   Господь же дал милость народу [Своему] в глазах Египтян: и они давали ему, и обобрал он Египтян.

 

   Зенон Косидовский в книге "Библейские сказания" пишет - "поражает отсутствие последовательности, ибо одним духом говорится о займе и об ограблении египтян. Что, собственно говоря, за этим скрывается?

 

   Допустим, что израильтяне обманным путем взяли взаймы золотые и серебряные сосуды, под предлогом, что проведут в пустыне - как они заверяли фараона - только три дня и отдадут их, как только вернутся.

 

   Однако трудно поверить, будто египтяне были настолько наивны, что доверили свои сокровища людям, враждебным им и презираемым ими.

 

   Некоторые ученые делают отсюда вывод, что израильтяне восстали, ограбили египетские дома и убежали за границу. В пользу такого предположения говорит тот факт, что во время скитаний по пустыне они вели победоносные бои.
   Следовательно, они должны были выйти из Египта вооруженными до зубов.
   Где они взяли оружие?
   Они не могли раздобыть его в течение одного дня, значит, по всей вероятности, тайком копили его в последние годы рабства.
   Следовательно, не исключено, что они действительно добивались свободы с помощью оружия. Если это верно, то становится более понятным и то, почему фараон так яростно преследовал их вплоть до Красного моря. В свете этой гипотезы Моисей, по крайней мере, в первый период своей деятельности, вероятно, мог быть вождем израильского восстания".

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что таким образом евреи вышли из Египта, причем египтяне плакали и сожалели, что обходились дурно с ними.

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что все внутренние и внешние условия, благоприятствовавшие Исходу, совпали только на короткий период после смерти еретического Эхнатона.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Описывая первый день Исхода, авторы Библии позволяют себе возводить клевету на непорочного Господа. Утверждают, что Он покровительствует мошенникам.
   "И сделали сыны Израилевы по слову Моисея, и просили у Египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд.
   Господь же дал милость народу Своему в глазах Египтян; и они давали ему, и обобрал он Египтян ". (Исх. 12:36-37)
   Только круглый идиот, или очень умный, но глубоко верующий человек, может в это поверить. Не обижайтесь, пожалуйста, я имею в виду не Вас, а Ваших соседей. Но и не следует считать древних египтян круглыми идиотами!
   Кое-где в Библии действительно говорится о египетском рабстве. Но встречали ли Вы таких щедрых господ? Слышали ли вы, читали ли вы когда-нибудь о господах, которые добровольно, а не в результате Великой Октябрьской социалистической революции отдали своё золото рабам своим?
   Нет, на самом деле, всё было совсем не так. Не имели оснований ни Господь, ни Моисей считать египтян глупцами. Иегова не учил Моисея грабить господ.
   Слова "и оберёте вы египтян" явно не были сказаны Господом, но были приписаны позднее неким злоумышленником.
   Еще раз внимательно вникните в смысл Божьего наставления: "пусть каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме ее"!
   Поэтому вовсе не египтян, а своих же соплеменников должны были обобрать исходящие израильтяне.
   Это подтверждает Господь, вторично напутствуя Моисея: "внуши народу, чтобы каждый у ближнего своего и каждая женщина у ближней своей выпросили вещей серебряных и вещей золотых". (Исх. 11:2)
   Как ни крутите, Господа проповедники, но и Вы должны будете согласиться, - не были египтяне ближними для иудеев! Пострадали в этой истории вовсе не они.
   Пострадали свои же братья-евреи...
   Было много тех, кто оказался слишком ленив или не приспособлен к многодневному переходу.
   Было много нищих, не имеющих запасов пищи. Им и нечего было одеть.
   Были калеки, больные, старики, грудные дети. Для них такая прогулка оказалась невозможной.
   Было тогда и много израильтян, которые ассимилировались, молились египетским богам, разочаровавшись в Иегове.
   Были и смешанные семьи, в которых жена или муж, выходцы из родственных или дружественных евреям племён, не соглашались идти для поклонения Иегове, дабы не прогневать своих богов. И супруги их также вынуждены были остаться дома.
   И, в то же время, все или почти все оставшиеся - добровольно! - отдавали свои ценности уходящим. Но не насовсем! А только для того, чтобы соседи освятили эти ценности при молебне, и вернули их владельцам уже освященными Богом Иеговой.
   Сердобольные соседки отдавали уходящим детям праздничные нарядные одежды своих, остающихся детей. Никто из них и не подозревал, что уже никогда не увидит ни этих нарядов, ни своих драгоценностей, ни своих дорогих отходящих соседей.
   В оправдание последним я еще раз должен напомнить, что они и сами об этом не догадывались. Не знали, в какую грандиозную авантюру затянули их вожаки-братья.
   Исход действительно был авантюрой, - это несомненно. Если бы Моисей полагался больше на себя, а не на Божье провидение, то он должен был провести предварительную подготовку такой широкомасштабной операции.
   Следовало тщательно выверить маршрут, составив подробную карту с обозначением оазисов, колодцев и других пригодных мест для стоянок. Это было совсем несложно сделать, так как этим маршрутом двигались сотни торговых караванов. Купцам было хорошо известно, что их ждет на каждом километре. Необходимо было также выяснить настроения и численность кочевых племен, через пастбища которых лежал путь. Договориться с царьками и князьями городов и территорий, которые могли со своими вооруженными отрядами воспрепятствовать продвижению колонны. Пообещать им золото, рабов, военную помощь. Следовало, наконец, выслать лазутчиков задолго до начала Исхода, а не через два года после этого.
   Но Моисей слепо верил в то, что Бог Сам выведет народ Свой в обещанную землю, устранит все препятствия на его пути, устрашит иные народы, усмирит диких зверей, даст народу пищу и воду.
   Поэтому эта авантюра была обречена на провал, евреи - обречены на истребление.
   Так оно и случилось.
   Не через три-четыре недели, а через несколько десятков лет только небольшая часть тех, кто вышел из Египта, сумели дойти до земли Обетованной. Которую еще лишь предстояло завоевать".

 

   И отправились сыны Израилевы из Раамсеса в Сокхоф до шестисот тысяч пеших мужчин, кроме детей; и множество разноплеменных людей вышли с ними, и мелкий и крупный скот, стадо весьма большое.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Так откуда же взялось, скажите на милость, большое стадо у рабов?
   Это были какие-то особые рабы, рабы - скотовладельцы.
   Не только скотовладельцы. Но и рабы - рабовладельцы! Потому что, как мы вскоре убедимся, "множество разноплемённых людей" были, в основе своей, слугами и рабами израильтян. В пустыне Моисей разработал особые законы, регламентирующие их поведение и отношение к ним.
   Итак, утром определенного дня израильтяне двинулись в путь, сопровождаемые насмешками, проклятиями и камнями египтян.
   Они смогли взять с собой только само необходимое.
   Утверждение, что они вышли со всем своим скотом, - явное преувеличение.
   Действительно, толпа гнала перед собой быков, коров, овец и коз, но это была только очень небольшая часть стада израильтян.
   Ведь Моисей уверил власти, что животные нужны для принесения в жертву Богу.
   Но никто из египтян не поверил бы, что для этого надо гнать всё стадо. Жертвы не должны были иметь ни единого пятнышка, ни единого изъяна, ни единого порока, а таких было очень мало. Животные с изъяном были видны невооруженным глазом, - кто бы позволил их вывести!
   Теперь вернёмся к опрометчивому библейскому утверждению, что еврейский народ в один день вышел из Египта.
   Попробуем выяснить, не вводит ли нас Библия в заблуждение в очередной раз.
   В пустыню вышло около трех с половиной миллионов израильтян. На этом числе сходятся многие комментаторы и толкователи Библии.
   Но такая масса народа не способна выйти в один день. Даже если бы Господь и египтяне сильно подталкивали евреев в спины.
   Если напрячь фантазию и представить себе, что исходящие маршировали стройными ротами, по десять человек в шеренге, с промежутками между шеренгами в один метр, то расстояние от первой шеренги до последней должно было составлять триста пятьдесят тысяч метров, то есть, триста пятьдесят километров.
   Но израильтяне не шли стройными рядами. Брела толпа. Плелись старики и дети. Проходили стада животных.
   Такая колонна должна была растянуться на расстояние вдвое большее, - около семисот километров. Голова ее могла уже придти в землю Обетованную, а хвост - ещё некоторое время оставаться в египетском рабстве. Если Моисей решал раскинуть стан в каком либо месте, то пришлось бы ждать около месяца, пока сюда не подтянется весь народ. Исход с территории Египта должен был длиться не менее двух-трех недель.
   Поэтому библейская легенда, повествующая о том, как фараон на третий день опомнился и кинулся вслед за израильтянами, еще более неправдоподобна, чем пресловутый банан, который вмещал в себя все представления о добре и зле.
   Те же теологи, непременно, возразят: в Библии всё сильно преувеличено. Мы знаем, что семитские племена выходили из Египта в течение нескольких лет.
   Знаете? Так почему же скрываете это от народа? Зачем морочите людям головы библейскими сказками? Почему выдаете их за святую правду?
   Осмелится ли какой священник или проповедник произнести с кафедры такие слова: "евреи вышли из Египта в один день, но не берите это на легкую веру, - на самом деле, исход длился годами"?
   Долго ли он устоит на кафедре, произнеся эти абсолютно правдивые фразы?"

 

   Зенон Косидовский в книге "Библейские сказания" пишет - "Моисей вывел из Египта шестьсот тысяч мужчин, не считая женщин и детей...

 

   Уже на первый взгляд число это кажется сильно преувеличенным.

 

   Глубокий знаток жизни пустыни чешский путешественник Алоис Музиль вычислил, что бедуинское племя, насчитывающее пять тысяч семей, образует во время марша колонну шириной двадцать километров и длиной свыше трех километров. Чем шире фронт марша, тем больше возможностей найти пастбища и воду, но одновременно возрастает угроза нападения со стороны враждебных племен.

 

   По мнению Музиля, предположение, будто оазисы Синайского полуострова могли прокормить два миллиона израильтян, следует считать совершенно нереальным. А уж о том, чтобы все они поместились в одном лагере, как утверждает Библия, вообще не может быть речи.

 

   Современный человек, знающий, сколь велики размеры двухмиллионного города, легко может себе представить, какую площадь должен был занять такой лагерь.

 

   Впрочем, сама Библия в последующих книгах приводит гораздо более низкие цифры.

 

   Так, по библейской версии, Иерихон завоевало только сорок тысяч израильских воинов, хотя, как мы знаем из текста, Моисей обязал все племена участвовать в покорении Ханаана. В период власти судей самое многолюдное племя выставило сорок тысяч вооруженных воинов, и, по всем данным, израильтян тогда было не свыше полумиллиона.

 

   Откуда же взялась эта фантастическая цифра?

 

   Некоторые ученые считают, что редакторы Библии попросту допустили ошибку и речь тут идет о шести тысячах вооруженных мужей, а если к ним добавить женщин и детей, то в итоге это даст двадцать пять тысяч человек.

 

   Было обращено внимание и на древнееврейское существительное элеф; оно означает не только цифру тысяча, но и понятие - "отряд, семейная группа, поколение". При таком толковании слова элеф получается ещё более низкая цифра, ибо имеется в виду не шестьсот тысяч воинов, а только шестьсот семейств. И кажется, эта последняя цифра ближе всего к истине. В её пользу говорит ещё и тот факт, что в Египте две акушерки были в состоянии обслужить всех израильских рожениц.

 

   Разумеется, с такими малыми силами израильтяне не в состоянии были бы покорить Заиорданье и Ханаан. Поэтому предполагается, что во время сорокалетнего пребывания в пустыне они объединились с другими племенами".

 

   И испекли они из теста, которое вынесли из Египта, пресные лепешки, ибо оно еще не вскисло, потому что они выгнаны были из Египта и не могли медлить, и даже пищи не приготовили себе на дорогу.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что они направили путь свой через Летополь, местность в то время пустынную, но где впоследствии, при нашествии на Египет Камбиза, был основан город Вавилон.
   Так как они подвигались вперед быстро, то уже на третий день достигли Вельсефонта на Чермном море. Но в этой пустынной стране, по которой они теперь проходили, им не удалось найти никаких съестных припасов, и они должны были, поэтому, удовольствоваться хлебом, наскоро приготовляемым из муки и воды и лишь немного пропеченным. Этой пищей они питались тридцать дней, потому что на более продолжительное время им не хватало взятых из Египта припасов; притом им приходилось в высшей степени экономно обходиться с этой пищей, пользуясь ею только в крайнем случае и лишь для того, чтобы кое-как насытиться. Отсюда, в воспоминание тогдашней нужды, мы празднуем восьмидневный праздник, называющийся "временем опресноков".
   Все количество народа, ушедшего из Египта вместе с женщинами и детьми, не поддавалось счету: одних мужчин, достигших возраста, в котором можно было носить оружие, было шестьсот тысяч.
   ("Числом семьдесят душ спустились отцы твои в Египет, а ныне сделал тебя Г-сподь, Б-г твой, многочисленным, как звезды небесные".)
   Покинули они Египет в месяце ксанфике, на пятнадцатый день по обновлении луны, четыреста тридцать лет спустя после прихода праотца нашего Аврама в Хананею и двести пятнадцать лет после переселения Иакова в Египет.
   Моисею тогда было уже восемнадцать лет, а брат его Аарон был тремя годами старше его.

 

   Времени же, в которое сыны Израилевы [и отцы их] обитали в Египте [и в земле Ханаанской], было четыреста тридцать лет.

 

   "Итак, сообщив, что предки наши вышли из Египта за столько лет раньше [Рамсеса] и вставив затем царя Аменофиса, он (Манефон) заявляет, что этот последний пожелал подобно Гору, одному из своих предшественников на престоле, лицезреть богов и сообщил о своем желании сыну Пааписа, тезке своему Аменофису, который вследствие своих знаний и дару предвидения будущего считал себя божественного происхождения. Тезка ответил, что он [лишь в том случае] сможет лицезреть богов, если очистит всю страну от прокаженных и прочих нечистых людей.

 

   Сообразно с этим царь велел собрать со всего Египта всех калек, и число их дошло до 80.000.
   Затем он приказал заключить их в каменоломни, находящиеся к востоку от течения Нила, где работали и остальные выделенные из общества египтяне.
   Среди последних, говорит он, находились и некоторые ученые жрецы, пораженные проказою.

 

   Но в то же время Аменофис, этот мудрый прорицатель, перепугался, боясь за себя и за царя гнева богов, как бы не освободились насильно отведенные в каменоломни; и вот он стал поговаривать, что кое-кто пожалуй заступится за прокаженных с оружием в руках и овладеет Египтом на тринадцать лет. Не решившись, однако, высказать это самому царю, он оставил об этом последнему письмо и покончил жизнь самоубийством.
   Фараон был в полном отчаянии.

 

   Затем он [Манефон] пишет буквально следующее: "Когда же истек несчастным срок в каменоломнях, то царь, по настоятельной просьбе дать им убежище и кров, предоставил им покинутый гиксосами город Аварис, который, по преданию, издревле посвящен был Тифону.

 

   Заняв этот город и пользуясь всею [прилегающею к нему] областью в качестве убежища, они выбрали начальником своим некого жреца из Гелиополя, Осарсифа, поклявшись беспрекословно повиноваться ему.

 

   Первым же изданным им постановлением был закон - не поклоняться богам и не воздерживаться ни от каких издавна в Египте почитавшихся священными животных, но убивать и употреблять в пищу всех, равно как не сближаться ни с кем из населения, кроме принесших клятву единомышленников. Издав такой и много других противных египетским обычаям постановлений, он приказал народу восстановить стены города и готовиться к войне с фараоном Аменофисом.
   Сам же он, собрав как прочих жрецов, так и прокаженных, отрядил посольство к изгнанным Тутмосисом пастухам в город по имени Иерусалим и, сообщив о положении своем и прочих подвергшихся позорному насилию сотоварищей, просил предпринять общее единодушное нашествие на Египет. При этом он советовал направиться сперва к Аварису, первоначальной родине их общих предков, и обещал в достаточной мере пропасти для войска провиант, чтобы затем уже, когда понадобится, сражаться вместе и без труда подчинить себе [всю] страну.
   Крайне обрадовавшись этому обстоятельству, те единодушно выступили в поход в количестве до 200.000 человек и скоро прибыли в Аварис.
   Узнав в подробности об этом нашествии, Аменофис, фараон египетский, не мало смутился, так как вспомнил об Аменофисе, сыне Пааписа. Созвав тотчас египетское войско и посоветовавшись с его начальниками, он приказал прислать к себе наиболее чтимых в капищах священных животных и повелел жрецам, каждому в отдельности, охранять в самых безопасных местах изображения божеств. Пятилетнего же сына своего, Сетоса, называвшегося также, по отцу Рамсесу, Рамессом, он отправил к своему другу. Сам же он приготовился защищаться с прочими египтянами, в числе до 300.000 отборных воинов.
   Сойдясь с врагами, он, однако не вступил с ними в битву, так как ему пришла в голову мысль, что он собирается воевать с богами.
   Повернув поэтому быстро назад и прибыв в Мемфис, он захватил Аписа и всех прочих, доставленных туда по его повелению священных животных, и немедленно отправился со свитою и всем войском египетским в Эфиопию, в виду того, что царь эфиопский был по добровольному признанию его вассалом. Последний принял фараона и всю его свиту, поскольку страна его обладала в достаточной мере городами, селениями и нужным для всех этих преследуемых судьбою пришельцев провиантом на, по крайней мере, тринадцатилетнее изгнание, и выставил на границе Египта эфиопский сторожевой лагерь для охраны людей царя Аменофиса.
   Так обстояло дело в Эфиопии.

 

   Гиксосы же, соединившись с прокаженными египтянами, поступали столь жестоко с [покоренным ими] населением, что видевшим их тогдашние зверства первое их владычество казалось золотым: они не только жгли города и деревни, грабя и оскверняя храмы, не только не щадили изображений богов, но и делали из святилищ постоянно кухни, в которых зажаривали особенно высоко почитавшихся священных животных, а соответствующих жрецов и прорицателей заставляли разыгрывать при этом роль жертвоприносителей и резников, чтобы затем, обобрав догола, выгонять их.

 

   При этом рассказывается, что происходивший из Гелиополя жрец Осарсиф, так названный по гелиопольскому божеству Осирису, основав новое государство и, дав ему законы, изменил, пристав к этим людям, свое имя на название Моисея, которым и стал с тех пор именоваться.

 

   Вот это и многое другое, что я, краткости ради, обхожу молчанием, сообщают египтяне об иудеях.
   Далее Манефон рассказывает, что после этого Аменофис с большим войском и в сопровождении сына своего Рамсеса, под началом которого так же была особая рать, выступил из пределов Эфиопии.
   Сойдясь с гиксосами и прокаженными, они оба победили их, и, умертвив множество, преследовали остальных до границ Сирии". (ДИН I:26-27)

 

   Сходные данные сообщает и Херемон, на которого так же ссылается Иосиф Флавий:
   "Аменофису во сне являлась Исида с упреками за то, что во время войны подвергся разрушению храм ее. Книжник же Фритибавт сказал, что страшные ночные видения прекратятся, лишь только царь очистит Египет от запятнанных людей. Поэтому, собрав 250.000 ритуально нечистых, тот изгнал их. Вожаками же их были: ученый Моисей и Иосиф, также книжник, которые по-египетски назывались: Моисей - Тисифен, Иосиф - Петесеф. Достигнув Пелузия, они встретились с 380.000 человек оставленных там Аменофисом. Их фараон не хотел впускать в Египет. Заключив с ними дружественный договор, они двинулись обратно в Египет. Между тем Аменофис, не дожидаясь их нашествия, бежал в Эфиопию, покинув жену свою беременною. Последняя, скрываясь в каких-то пещерах, родила сына по имени Рамесс, который, по достижении возмужалости, прогнал иудеев в количестве 200.000 человек в Сирию и дал отцу своему возможность вернуться из Эфиопии". (ДИН I:32)

 

   К этим сведениям добавим так же сообщение Тацита:
   "Некогда на Египет напала заразная болезнь, от которой тело человека становилось безобразно.

 

   Царь Бокхорис обратился с мольбой о помощи к оракулу Амона и услышал в ответ, что страну нужно очистить, выселив в чужие земли людей, навлекших на себя гнев богов.

 

   Когда их разыскали, собрали отовсюду и вывели в пустыню, они впали в отчаяние и не в силах были двигаться.

 

   Тогда один из изгнанников, по имени Моисей, стал убеждать остальных не просить помощи ни у богов, ни у людей.

 

   "И те, и другие, - говорил он, - отступились от нас. Положитесь же на самих себя и знайте, что вождь небесный направляет ваш путь; едва лишь он подаст вам помощь, как вы тут же сумеете избавиться от нынешних бедствий".

 

   Все согласились и, не зная пути, побрели по первой попавшейся дороге. Вскоре, однако, жажда, мучившая их, стала невыносимой, и они упали на землю, чувствуя приближение смерти. В эту минуту они увидели, что на вершину скалы, стоявшей в тени густой рощи, взбирается стадо диких ослов.

 

   Моисей догадался, что там, где есть трава, должна быть также и вода, пошел вслед за стадом и обнаружил большой родник. Вода облегчила страдание путников, и они шли шесть дней, не останавливаясь, на седьмой же пришли в некую землю, захватили ее, изгнав людей, ее возделывавших, и основали здесь храм и город". (СТ И.,V,3)

 

   В книге "О древности иудейского народа" Иосиф Флавий приводит так же еще один текст, ссылаясь при этом на некого Лисимаха, о котором никакие другие авторы не упоминают:

 

   "При египетском царе Бокхорисе иудейский народ, будучи одержим проказою, паршою и некоторыми другими болезнями, стекался к храмам и занимался нищенством. Когда же заболела масса народа, то в Египте настал недород.

 

   Фараон Бокхорис послал тогда вопросить о причинах бесплодия оракул Амона, и бог будто бы повелел очистить храмы от нечистых и нечестивых людей, прогнав их от святилищ в места пустынные, а одержимых паршою и проказою потопить, так как бог Солнца гневается на их пребывание в стране; затем, по свершению очищения капищ, земля станет опять плодородною.

 

   Получив это повеление, Бокхорис приказал призвать жрецов и служителей алтарей и повелел им, сделав выбор среди нечистых, передать одних воинам для удаления в пустыню, а к прокаженным привесить куски олова, чтобы они легче погружались в воду.

 

   Когда одержимые проказою и паршою были потоплены, остальные, согнанные в пустыню и предоставленные там гибели, собрались вместе на совещание относительно своего положения. Зажегши при наступлении ночи костры и факелы, они тем самым охраняли себя и, соблюдая всю ночь пост, умилостивили богов спасти их. С наступлением же дня некий Моисей убедил их бодро двинуться вперед наугад, пока они не дойдут до населенного места; при этом он советовал им не щадить никого из людей и не входить ни с кем из них в общение, и до тла разрушать капища и жертвенники богов, на которые пришлось бы натолкнуться.

 

   Единодушно согласившись исполнить это предложение, они начали свое странствование по пустыне, с достаточно большими затруднениями достигли жилых мест, совершая насилия над людьми и предавая грабежу и огню святилища; затем они прибыли в страну, ныне именуемую Иудеею, и, основав город, поселились в ней.

 

   Город этот получил от их [воинственного] настроения название Иеросила. Впоследствии же, когда они с течением времени стали могущественны, они переменили ради избежания упреков это название, переименовав его в Иерусалим, а себя в иерусалимцев". (ДИН I:34)

 

   Судя по всему, ни Тацит, ни Лисимах не были знакомы ни с "Египетской историей" Херемона, ни с "Египтикой" Манефона.

 

   Флавий считал гиксосов, изгнанных из Египта и обосновавшихся, по словам Манефона, в Иерусалиме, предками израильтян.

 

   Итак, суммируя имеющиеся у нас сведения, получаем следующее.

 

   При фараоне Аменмесе в Египте происходит восстание "нечистых", то есть чандал и "ритуально нечистых". Под последними следует понимать людей, "осквернившихся" (например прикосновением к чандале, или участием в некоторых обрядах, а так же в ряде других ситуаций) и не успевших пройти обряд очищения. Такими могли быть и жрецы.

 

   Восстание возглавил Месу, по-видимому, руководствуясь собственными интересами.

 

   Он обратился за помощью к иерусалимцам (своим соплеменникам) и получил их поддержку.

 

   Повстанцы захватили большую часть Египта, однако, приблизительно через десять лет египтяне вытеснили их из страны.

 

   Само восстание окончилось позднее.

 

   Дело в том, что, по мнению историков, от кончины Сети II, сына Мернептаха (около 1194 года до н.э.) до прихода к власти основателя XX династии Сетнахта (около 1186 года до н.э.), прошло приблизительно десять лет (правление Аменмеса, его сына Рамсеса-Саптаха и царицы Таусерт). Причем воцарение Сетнахта сопровождалось подавлением восстания, возглавляемого неким Ирсу.

 

   Отметим так же, что правление Аменмеса было очень коротким, и его сын Рамсес-Саптах занял престол почти сразу после Сети II.

 

   Скорее всего, восстание произошло в начале правления Именмеса (возможно, что даже в первый год). Не исключено, что сам фараон погиб и поэтому годы восстания включены в правление его приемника Рамсеса-Саптаха.

 

   Но вернемся к обстоятельствам "Исхода".

 

   Библия содержит описания диалога фараона с Моисеем.

 

   Подобные переговоры действительно могли состояться. Причем, так как они непосредственно предшествовали "Исходу", то отнести их следует к концу восстания, когда Рамсес-Саптах вторгся в нижний Египет.

 

   По-видимому, ко времени вторжения египетских войск, в нижнем Египте произошел раскол между жрецами во главе с Месу и простолюдинами во главе с Ирсу.

 

   Лишившись большинства сторонников и потерпев поражение в битве, Месу вступил в переговоры, рассчитывая получить возможность беспрепятственно покинуть Египет. Переговоры закончились безрезультатно, так как Рамсес-Саптах, считая Месу главным виновником восстания, естественно не собирался его безнаказанно отпускать. Библия достаточно точно локализует место переговоров: "И отправились сыны Израилевы из Раамсеса в Сокхоф до шестисот тысяч пеших мужчин, не считая детей". (Исх. 12:37)

 

   Раамсес - это Пер-Рамсес-Мери-Амон, столица Рамсеса II в восточной части дельты Нила. Этот же город был, скорее всего, резиденцией Месу, в которой его и осадил Рамсес-Саптах. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не вмешалась природа. Разразилась одна из крупнейших катастроф в истории Европы - Санторинское извержение.

 

   По мнению профессора Дж.Беннета именно с этим извержением следует связать знаменитые "казни египетские" ("тьма египетская" - тучи пепла, падеж скота и смерть первенцев - от загрязнения атмосферы и т.д.).

 

   Подобная датировка катастрофы представляется вполне обоснованной по следующей причине. Надписи в храме Мединет-Хабу сообщают, что "народы моря", вторгшиеся в Египет в самом начале правления Рамсеса III, начали переселение из-за того, что на их родине "горела земля". В числе этих народов названы акйавайша, пелешет, турша, дануна, шерданы. Практически все они выходцы из Эгеиды (акйавайша - ахейцы, дануна - данайцы, пелешет - библейские пилиштим - филистимляне - пеласги). Рамсеса-Саптаха и Рамсеса III разделяет всего четыре года (два года правления царицы Таусерт и два года правления Сетнахта, отца Рамсеса III). За это время "народы моря" разгромили Хеттскую империю, и дошли до границ Египта.

 

   Но вернемся к "Исходу". Воспользовавшись возникшей, паникой Месу и его сторонники смогли вырваться из окружения. Египтяне преследуют их, и здесь происходит одно из библейских чудес. Я имею в виду воды, расступившиеся перед беглецами. Рассматривая это событие, прежде всего, обратим внимание на одну распространенную ошибку. Принято считать, что беглецы перешли через Красное (в русской Библии - Чермное (на древнерусском - красное)) море. Однако в древнееврейском тексте море названо "Ям-Суф", что означает - "море камыша". В Красном море камыш не растет, и наиболее вероятным буде отождествление Ям-Суф с одной из пресноводных лагун к востоку от дельты Нила.

 

   События разворачивались следующим образом. Месу и его сторонники бежали в самом начале санторинского извержения. К тому времени, когда они достигли берега "камышового моря", обрушение конуса вулкана вызвало цунами. Отлив, всегда предшествующий цунами, расширил косу, отделяющую лагуну от моря, и беглецы смогли перейти. Преследователи же попали под гигантскую волну. Вполне возможно, что при этом действительно погиб фараон. Тогда вполне объясним приход к власти Таусерт: фараон погиб, наследников нет, в стране смута, необходима хотя бы какая-нибудь легитимность власти.

 

   Зенон Косидовский в книге "Библейские сказания" пишет - "В Библии израильская история обрывается неожиданно на смерти Иосифа. Потом нам рассказывают о событиях, связанных с личностью Моисея. Этот разрыв охватывает приблизительно четыреста лет. Почему же редакторы библейского текста допустили такой скачок в изложении истории израильтян? Возможно, это сделано сознательно, чтобы не касаться бесславного для израильтян периода.

 

   После изгнания гиксосов фараоны восемнадцатой династии перенесли столицу из Авариса в родные Фивы.

 

   Израильтяне остались в земле Гесем, где вели обособленную пастушескую жизнь.

 

   Никто не обращал внимания на простых скотоводов, живших вдали от главного политического центра, на далеких окраинах государства.

 

   Для египтян это было очень бурное время, и никому не приходило в голову угнетать израильтян, в особенности потому, что они все больше поддавались влиянию египетской культуры и, как указывают достоверные данные, даже признавали культ египетских богов. Ведь Иисус Навин в таких выражениях корит израильтян: - Отвергните богов, которым служили отцы ваши за рекою и в Египте... (Иисус Навин, 24:14). От окончательной ассимиляции их, видимо, уберегла привязанность к языку, обычаям и традиции отцов.

 

   Во всяком случае, можно считать установленным, что для израильтян длительное пребывание в Гесеме - это эпоха духовного вырождения и бессмысленного прозябания.

 

   Из этой опасной пассивности вывели израильтян бурные перемены в политической жизни Египта.

 

   К власти пришли фараоны девятнадцатой династии.

 

   Третий фараон этой династии - Рамсес второй, правивший в 1317-1251 годах до нашей эры, был великий воин, который стремился восстановить египетскую державу путем покорения Азии. В качестве военной базы для экспедиций на восток ему больше всего подходила дельта Нила вместе с землей Гесем. Вдобавок Рамсес считал дельту Нила своим непосредственным родовым владением, так как его семья была родом из окрестностей Авариса. Отца его звали Сети, и этимологически его имя связано с именем почитаемого в этой стране бога Сета.

 

   Рамсес чувствовал себя неуверенно в чужих ему Фивах, в центре культа бога Амона, кроме того, ему хотелось быть подальше от тамошней могучей жреческой касты, которая держала в подчинении предыдущих фараонов и стремилась навязать свою волю и ему. И он решил перебраться в дельту Нила и построить там, на месте разоренного Авариса, новую столицу - город Раамсес (впоследствии известный как город Танис). Готовясь к захватническому походу, он построил, кроме того, ещё один город - Пифом, состоявший, по сути дела, из складов провианта и военной амуниции. Благодаря археологическим изысканиям нам точно известно расположение обоих городов, так как удалось раскопать их развалины и установить их происхождение.

 

   С появлением Рамсеса кончилась идиллическая обособленность земли Гесем.

 

   В один прекрасный день израильские пастухи протерли глаза от удивления: через их пастбища потянулись колонны воинов, в колесницах мчались вельможи, а за ними следом - тьма чиновников, сборщиков налогов, гонцов и надсмотрщиков, подгонявших палками рабов.

 

   Пастухи загляделись на это шумное шествие, не отдавая себе отчета в том, что их ждет. Вскоре, однако, они на собственной шкуре почувствовали близость фараона. В их дворы с криком врывались солдаты и сборщики налогов, забирали зерно и скот, а всех, кто выражал протест или оказывал сопротивление, жестоко избивали.

 

   Однако это было всего лишь начало.

 

   Для осуществления строительных планов, задуманных с большим размахом, Рамсесу нужны были рабочие. И он принудил израильтян к рабски-крепостному труду. В его представлении израильтяне, бородатые, в широких одеждах, были людьми Востока, которые слишком быстро размножались и в случае войны с Азией могли стать опасными для него. Вдобавок египтяне с презрением относились ко всем примитивным пастушеским народам. В книге Бытие (46:34) мы читаем: что... "мерзость для египтян всякий пастух овец". Впрочем, не исключено, что египтяне вспомнили также что во времена тяжкой для них гиксосской оккупации израильтяне были верноподданными и фаворитами гиксосов.

 

   Рамсес второй быстро подчинил себе Палестину и Сирию, однако вскоре он столкнулся лицом к лицу со значительно более сильным противником. Это были хетты, которые основали в Малой Азии мощную военную державу. До недавнего времени мы очень мало о них знали. Только в первые годы нашего столетия немецкие археологи Винклер и Пух-штейн открыли развалины хеттской столиды в Турции, на реке Галис (совр. Кызыл-Ирман), которая очерчивает там дугу и впадает в Черное море. Столица называлась Хаттушаш и занимала площадь сто семьдесят гектаров. Из-под песков откопаны царский дворец гигантских размеров, храмы, крепостные стены и статуи из черного базальта. Статуи изображают мужчин с длинными, спадающими на спину волосами, в высоких шапках, коротких юбочках и остроносых башмаках.

 

   Найден также архив, состоящий из множества клинописных табличек на ранее неизвестном языке. Большие заслуги в его расшифровке принадлежат чешскому ученому Б.Грозному. Он показал, что хеттский язык входит в группу индоевропейских языков, а это говорит о индоевропейском происхождении хеттов или по крайней мере их правящей верхушки. Благодаря работам Б.Грозного и английского археолога Вулли удалось воссоздать довольно полную картину истории, культуры, религии и быта этого народа.

 

   Рамсес второй вел с хеттами войну, которая с перерывами продолжалась двадцать один год. На пятый год войны произошло крупное сражение в долине реки Оронт, в районе города Кадеша. Сражение было очень кровавым, но ничего не решило, хотя Рамсес второй в многочисленных записях изображал себя победителем.

 

   Длительная вооруженная борьба истощила обоих противников. К тому же в Месопотамии хеттам начали угрожать растущие силы ассирийцев. Поэтому в 1296 году до нашей эры дело дошло до заключения "вечного мира", закрепленного браком дочери хеттского царя Хаттусиля с Рамсесом вторым.

 

   Мир, однако, не принес израильтянам облегчения.

 

   Угнетение и крепостной труд продолжались.

 

   Рамсесом овладела прямо-таки мания строительства.

 

   Поэтому ему требовалось все больше рабочей силы.

 

   Он не только строил новые здания, дворцы и храмы, но приказывал со старых стирать имена фараонов, при которых они были возведены, и ставить на том же месте свое имя.

 

   Приказ об убийстве новорожденных, о котором говорится в Библии, свидетельствует, что с течением времени преследования израильтян приобрели кровавые, жестокие формы.

 

   Казалось бы, мы сталкиваемся здесь с противоречием, ибо, с одной стороны, фараону требовалось все больше рабочих, а с другой стороны, он лишался их в силу своего драконовского приказа. Предполагается, что поводом к нему послужила плодовитость израильтян и перенаселение дельты Нила после того, как там разместилась центральная администрация с бесчисленным множеством чиновников, придворных и военных.

 

   Из Библии вытекает также, что многие израильтяне не могли в то время прокормиться разведением скота, и вынуждены были переселиться в города, где они занялись мелкой торговлей и ремеслом. Это, несомненно, вызвало ненависть египтян, которые быстро ощутили аффект конкуренции израильтян.

 

   Угнетение и преследования содействовали пробуждению у угнетаемых чувства расовой общности, вызвали сперва пассивное, а затем даже активное сопротивление. Процесс этот приобретает наглядность на примере Моисея".

 

   По прошествии четырехсот тридцати лет, в этот самый день вышло все ополчение Господне из земли Египетской ночью.
   Это - ночь бдения Господу за изведение их из земли Египетской; эта самая ночь - бдение Господу у всех сынов Израилевых в роды их.
   И сказал Господь Моисею и Аарону: вот устав Пасхи: никакой иноплеменник не должен есть ее; а всякий раб, купленный за серебро, когда обрежешь его, может есть ее; поселенец и наемник не должен есть ее.
   В одном доме должно есть ее, [не оставляйте от нее до утра,] не выносите мяса вон из дома и костей ее не сокрушайте.
   Все общество [сынов] Израиля должно совершать ее.
   Если же поселится у тебя пришлец и захочет совершить Пасху Господу, то обрежь у него всех мужеского пола, и тогда пусть он приступит к совершению ее и будет как природный житель земли; а никакой необрезанный не должен есть ее; один закон да будет и для природного жителя и для пришельца, поселившегося между вами.
   И сделали все сыны Израилевы: как повелел Господь Моисею и Аарону, так и сделали.

 

   В этот самый день Господь вывел сынов Израилевых из земли Египетской по ополчениям их.

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: освяти Мне каждого первенца, разверзающего всякие ложесна между сынами Израилевыми, от человека до скота, [потому что] Мои они.

 

   И сказал Моисей народу: помните сей день, в который вышли вы из Египта, из дома рабства, ибо рукою крепкою вывел вас Господь оттоле, и не ешьте квасного: сегодня выходите вы, в месяце Авиве. И когда введет тебя Господь [Бог твой] в землю Хананеев и Хеттеев, и Аморреев, и Евеев, и Иевусеев, [Гергесеев, и Ферезеев,] о которой клялся Он отцам твоим, что даст тебе землю, где течет молоко и мед, то совершай сие служение в сем месяце; семь дней ешь пресный хлеб, и в седьмой день - праздник Господу; пресный хлеб должно есть семь дней, и не должно находиться у тебя квасного хлеба, и не должно находиться у тебя квасного во всех пределах твоих. И объяви в день тот сыну твоему, говоря: это ради того, что Господь [Бог] сделал со мною, когда я вышел из Египта.
   И да будет тебе это знаком на руке твоей и памятником пред глазами твоими, дабы закон Господень был в устах твоих, ибо рукою крепкою вывел тебя Господь [Бог] из Египта.
   Исполняй же устав сей в назначенное время, из года в год.
   И когда введет тебя Господь [Бог твой] в землю Ханаанскую, как Он клялся тебе и отцам твоим, и даст ее тебе, - отделяй Господу все [мужеского пола] разверзающее ложесна; и все первородное из скота, какой у тебя будет, мужеского пола, [посвящай] Господу, а всякого из ослов, разверзающего [утробу], заменяй агнцем; а если не заменишь, выкупи его; и каждого первенца человеческого из сынов твоих выкупай.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Отчего же Бог так обидел ослов, не желая, чтобы Ему были приносимы ослиные жертвы? По очень простой причине. Мясо этих животных неудобоваримо, жестко, малопригодно в пищу. Хотя Господу, по идее, это должно было быть безразлично. Ведь Он только обонял запах мяса, а не пробовал на зуб. Но Он по-отечески заботился о слугах Своих, зная, что престарелым Моисею и Аарону ослиная грудь и ослиное плечо будут не по зубам.

 

   И когда после спросит тебя сын твой, говоря: что это? то скажи ему: рукою крепкою вывел нас Господь из Египта, из дома рабства; ибо когда фараон упорствовал отпустить нас, Господь умертвил всех первенцев в земле Египетской, от первенца человеческого до первенца из скота, - посему я приношу в жертву Господу все, разверзающее ложесна, мужеского пола, а всякого первенца из сынов моих выкупаю; и да будет это знаком на руке твоей и вместо повязки над глазами твоими, ибо рукою крепкою Господь вывел нас из Египта.

 

   Когда же фараон отпустил народ, Бог не повел его по дороге земли Филистимской, потому что она близка; ибо сказал Бог: чтобы не раскаялся народ, увидев войну, и не возвратился в Египет. И обвел Бог народ дорогою пустынною к Чермному морю.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Сразу же, на второй или третий день, Моисей выяснил, что кратчайшим путем пройти не удастся. Там шла война между враждующими царьками. Вождь не очень-то надеялся на свое ополчение.
   Оно, хотя и было вооружено, но еще ни разу не участвовало в сражении. Не было организовано, распределено по отрядам, не имело военачальников, не прошло военной подготовки.
   Поэтому Мойсей решил обогнуть район военных действий, проведя колонну направлением к югу, берегом Красного моря".

 

   Зенон Косидовский в книге "Библейские сказания" пишет - "Моисей считал землю Мадиамскую второй родиной, ведь он там провел сорок лет своей жизни и был связан с нею благодаря женитьбе на девушке из семьи видного священника. Таким образом, было бы нелепо, если бы он не повел египетских израильтян прямой дорогой к своим испытанным друзьям и родным. Только здесь, и нигде больше, мог он надеяться на хороший прием и помощь в выполнении намеченных им планов.
   И действительно, мы располагаем определенными доказательствами, говорящими в пользу того, что Моисей, в самом деле, направился туда, а не на мыс Синайского полуострова; что с горой Хорив, а не с горой Синай связан библейский миф о заключении союза Моисея с Яхве. Ведь согласно Библии, когда Моисей в годы изгнания очутился у подножия мадиамской горы, Яхве дал ему следующее указание: "Когда ты выведешь народ из Египта, вы совершите служение богу на этой горе" (Исход, 3:12). Из этих, безусловно, апокрифических слов совершенно недвусмысленно вытекает, что еврейская традиция вплоть до эпохи компиляторов священного писания почитала Хорив как священную гору. Иначе никак нельзя истолковать этот стих. Нельзя пройти мимо ещё одного аргумента в этом вопросе. В Библии мы дословно читаем: "Гора же Синай вся дымилась оттого, что господь сошел на нее в огне; и восходил от нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась. И звук трубный становился сильнее и сильнее. Моисей говорил, и бог отвечал ему голосом" (Исход, 19:18-19).
   Это, вне сомнения, и есть описание вулканической горы, с грохотом извергающей огонь, который израильтяне приняли за сверхъестественное явление Яхве. Так вот, известно, что на Синайском полуострове никогда не было вулканов. Зато с восточной стороны залива Акаба и, следовательно, на земле Мадиамской высится цепь вулканических гор, которые, правда, давно погасли, но во времена Моисея были действующими вулканами".

 

   И вышли сыны Израилевы вооруженные из земли Египетской.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Вооруженные рабы? Это уже начинает напоминать восстание Спартака.
   Нет, ничто не свидетельствует о том, что евреи находились в рабстве".

 

   И взял Моисей с собою кости Иосифа, ибо [Иосиф] клятвою заклял сынов Израилевых, сказав: посетит вас Бог, и вы с собою вынесите кости мои отсюда.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" так же пишет, что при выходе из Египта они захватили с собой также и бренные останки Иосифа, сообразно повелению, которое последний некогда дал сыновьям своим.

 

   Как нашел Моисей место погребения Йосефа?

 

   От того поколения в живых осталась Серах, дочь Ашера. Пришел к ней Моисей и спросил:

 

   - Не известно ли тебе что-либо о том, где погребен Йосеф?

 

   Серах поведала Моисею следующее:

 

   - Египтяне сделали для Йосефа металлический гроб и опустили его на дно Нила, дабы призвать благословение на воды этой реки. И еще потому, что чародеи египетские говорили фараону: "Если ты желаешь, чтоб израильтяне никогда не ушли отсюда, сделай так, чтоб они не могли отыскать гроб Йосефа; ибо Йосеф заклял сынов израилевых вынести кости его отсюда и взять их с собою в Землю Обетованную. Таким образом, без его останков им невозможно будет уйти из Египта".

 

   Пошел Моисей, стал на берегу Нила и громким голосом воззвал:

 

   - Йосеф! Йосеф! Настало время, когда Господь избавляет народ свой от рабства, и наступил час для исполнения данной тебе народом клятаы. Воздай же должное Господу: ты задерживаешь Духа Святого, задерживаешь народ, задерживаешь Покровы Облачные Славы Господней. Если ты сам покажешься из воды - хорошо, если же нет - мы свободны будем от клятвы нашей.

 

   Тотчас на воде показались пузырьки и легко, как тростник, всплыл со дна гроб Йосефа.

 

   Все время странствования Израиля в пустыне гроб Йосефа и Ковчег Завета находились рядом. Прохожие, видя это, спрашивали о значении этих двух хранилищ. Им отвечали: "В одном - останки человека, в другом - Завет Господень".

 

   - Но разве подобает находиться мертвецу рядом со святыней Господней?

 

   - Тот, кто покоится в этом гробу, исполнял все, что написано в Завете этом (Сота, 13).

 

   За четыре заслуги перед Господом евреи были освобождены из рабства египетского: за то, что не изменяли своих имен, сохранили родной язык, не разоблачали священных тайн своих и не отменяли обрезания (Шох. -Т., 114).

 

   И двинулись [сыны Израилевы] из Сокхофа и расположились станом в Ефаме, в конце пустыни. Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью. Не отлучался столп облачный днем и столп огненный ночью от лица [всего] народа.

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: скажи сынам Израилевым, чтобы они обратились и расположились станом пред Пи-Гахирофом, между Мигдолом и между морем, пред Ваал-Цефоном; напротив его поставьте стан у моря. И скажет фараон [народу своему] о сынах Израилевых: они заблудились в земле сей, заперла их пустыня. А Я ожесточу сердце фараона, и он погонится за ними, и покажу славу Мою на фараоне и на всем войске его; и познают [все] Египтяне, что Я Господь.

 

   Ваал-Цефон <Ваал-Тифон?> ныне называется Суэц.

 

   И сделали так.

 

   И возвещено было царю Египетскому, что народ бежал; и обратилось сердце фараона и рабов его против народа сего, и они сказали: что это мы сделали? зачем отпустили Израильтян, чтобы они не работали нам?

 

   О том, что "евреи обобрали египтян" не говорится - т.е. этим подтверждается, что евреи Исхода обобрали евреев-соседей (по Иосифу Флавию - на память о взаимных добрых соседских отношениях), которые остались в Египте. И евреи Египта не забыли это.

 

   Очевидно, что фараон просто пожалел, что лишился таких прекрасных, работящих подданных, которые доставили ему столько горестей.

 

   [Фараон] запряг колесницу свою и народ свой взял с собою; и взял шестьсот колесниц отборных и все колесницы Египетские, и начальников над всеми ими.

 

   Похоронив умерших первенцев... От младенцев до глубоко пожилых.

 

   Кстати, интересно, откуда взялась эта конница и все эти колесницы, после того как пятая казнь истребила поголовно всех без исключения лошадей, ослов, верблюдов и быков Египта?

 

   Некоторые эксперты заявляют - "первые акты терроризма были совершены более двух тысяч лет назад и описаны в Ветхом Завете под видом десяти казней Египетских". Суть терроризма очень проста и мало изменилась: во имя некоей "великой идеи" посеять смерть, разрушения и страх.

 

   И ожесточил Господь сердце фараона, царя Египетского [и рабов его], и он погнался за сынами Израилевыми; сыны же Израилевы шли под рукою высокою.

 

   И погнались за ними Египтяне, и все кони с колесницами фараона, и всадники, и всё войско его, и настигли их расположившихся у моря, при Пи-Гахирофе пред Ваал-Цефоном.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что египтяне вскоре раскаялись в том, что дали евреям возможность уйти, и так как особенно фараон был расстроен этим, приписывая все случившееся обманному волшебству Моисея, то было решено пуститься за евреями в погоню. Взяв оружие и приготовившись к походу, египтяне приступили к преследованию, чтобы вернуть евреев назад, если бы удалось настичь их. При этом египтяне были того мнения, что, раз евреям было разрешено оставить Египет, они теперь уже более не будут молиться Господу Богу своему, а так как евреи безоружны и утомлены путешествием, то рассчитывали справиться с ними без особенного затруднения. Спрашивая поэтому у всех встречных, куда направились евреи, они быстро подвигались вперед, хотя эта страна и представляла не только для целого войска, но и для отдельного одинокого путешественника огромные трудности. Моисей же преднамеренно повел евреев именно по этому пути, для того чтобы египтяне, если бы вздумали изменить свое решение и захотели бы пуститься в погоню, подверглись заслуженному наказанию за такую гнусность и нарушение данного слова. С другой же стороны, он хотел по возможности скрыть свой уход от палестинцев, так как эти были издавна во вражде с евреями, а страна их близко примыкала к границам Египта. Поэтому-то он и не повел народ свой по прямому пути в Палестину, но, выбрав более продолжительный и трудный путь по пустыне, рассчитывал вторгнуться в Хананею, тем более что и Господь Бог повелел повести евреев к горе Синай, чтобы там совершить жертвоприношение.
   Настигнув наконец евреев, египтяне построились в боевой порядок и благодаря своей огромной численности стеснили их на небольшом пространстве, что было тем легче, что у египтян было двести тысяч тяжеловооруженных, за которыми следовали шестьсот колесниц и пятьдесят тысяч всадников. И вот они отрезали все пути, по которым, по их расчетам, могли бы бежать евреи, и заключили последних между недоступными скалами и морем. Дело в том, что к самому морю [в том месте] подходит совершенно недоступная, почти отвесная гора, мешающая какому бы то ни было бегству. Таким образом, египтяне замкнули евреев в пространстве между горой и морем и заняли своим лагерем выход отсюда на открытую равнину.

 

   Фараон приблизился, и сыны Израилевы оглянулись, и вот, Египтяне идут за ними: и весьма устрашились и возопили сыны Израилевы к Господу, и сказали Моисею: разве нет гробов в Египте, что ты привел нас умирать в пустыне? что это ты сделал с нами, выведя нас из Египта? Не это ли самое говорили мы тебе в Египте, сказав: оставь нас, пусть мы работаем Египтянам? Ибо лучше быть нам в рабстве у Египтян, нежели умереть в пустыне.
   Но Моисей сказал народу: не бойтесь, стойте - и увидите спасение Господне, которое Он соделает вам ныне, ибо Египтян, которых видите вы ныне, более не увидите во веки; Господь будет поборать за вас, а вы будьте спокойны.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что так как евреи не обладали необходимыми съестными припасами, чтобы выдержать такого рода осаду, и не видели возможности бегства, да и, кроме того, если бы и захотели сражаться, совершенно не располагали нужным для того оружием, то им приходилось либо оставить всякую надежду на спасение, либо добровольно сдаться египтянам.
   И вот они, забыв о всех необычайных явлениях, ниспосланных им Господом Богом для того, чтобы вернуть им свободу, стали обвинять в своем несчастье Моисея и дошли в своем недоверии до того, что хотели даже забить камнями пророка, который их довел до этого, хотя возвещал им спасение; вместе с тем они решили сдаться египтянам.
   Велик был плач и вопль женщин и детей, видевших перед собой верную гибель, так как они были заключены между горой и морем и не было никакой возможности бежать куда бы то ни было.
   Но, хотя народ был так возбужден против него, Моисей все-таки не переставал заботиться о нем, и не отчаивался в помощи Господа Бога, который ведь уже и раньше для достижения свободы даровал им все, сообразно обещанию своему, и теперь не допустит до того, чтобы враги одолели их и отвели назад в рабство или на погибель. Поэтому, войдя в толпу народную, Моисей обратился к ней со следующими словами: "Было бы несправедливо с вашей стороны, если бы вы стали не доверять людям, которые до сих пор отлично вели дела ваши, и если бы стали полагать, что они будут в будущем держаться к вам другого образа действий. Величайшим же безумием было бы теперь отчаиваться вам в помощи Господа Бога, от которого вы достигли всего того, что Он через меня обещал вам сделать в смысле вашего спасения и освобождения от рабства, даже без того, чтобы вы на это сами рассчитывали. Напротив, чем больше вы стеснены, тем более вам следует надеяться на помощь от Господа Бога, который и теперь поставил вас в столь затруднительное положение для того лишь, чтобы вас самих, уже ниоткуда не рассчитывающих на спасение, и притом неожиданно для врагов, избавить от этого бедствия и тем проявить, с одной стороны, Свою силу, а с другой - показать вам Свою о вас заботливость. Ведь Божество являет свою поддержку тем, к кому Оно благоволит, не в малых делах, но в тех случаях, когда видит, что люди потеряли уже всякую надежду на улучшение своего действительно бедственного положения. Поэтому доверьтесь такому мощному Покровителю, который в силах сделать из малого большое и который может обратить в ничто и сделать бессильным даже такое количество людей [как египетское войско]; не пугайтесь ратного ополчения египтян и не отчаивайтесь в своем спасении только оттого, что море и гора, видимо, лишают вас возможности бегства: если пожелает Господь Бог, то и горы обратятся для вас в равнины, и море в сушу".
   Сказав это, Моисей повел евреев на глазах египтян к морю.
   Последние не теряли евреев из виду, но так как были утомлены тягостями погони, то сочли уместным отложить решительный бой до следующего дня.
   Когда же Моисей достиг берега моря, то схватил свой посох и стал взывать к Господу Богу о помощи и покровительстве следующими словами:
   "Ты Сам, Господи, знаешь, что не в силах человека или по присущему последнему уму выпутаться из настоящего стесненного положения нашего. Но в Твоих силах явить теперь уже полное спасение этому народу, который по Твоему желанию покинул Египет. Мы сами потеряли всякую надежду на то, чтобы собственными силами спастись, и можем ныне прибегнуть единственно к Тебе и с ожиданием взираем на Твое Провидение, которое одно сможет спасти нас от гнева египтян. Яви и скорее покажи нам могущество Свое и внуши народу, который в полном отчаянии и готов впасть в ужаснейшие крайности, бодрость и уверенность в спасении. Мы же не находимся в столь бедственном положении, из которого Ты не был бы в состоянии выручить нас: Твое ведь море, Твои отрезающие нам выход горы и по Твоему повелению они раздвинутся; Ты можешь заставить море обратиться в сушу, и мы могли бы умчаться отсюда по воздуху, если бы Тебе заблагорассудилось явить нам спасение таким образом".

 

   И сказал Господь Моисею: что ты вопиешь ко Мне? скажи сынам Израилевым, чтоб они шли, а ты подними жезл твой и простри руку твою на море, и раздели его, и пройдут сыны Израилевы среди моря по суше; Я же ожесточу сердце [фараона и всех] Египтян, и они пойдут вслед за ними; и покажу славу Мою на фараоне и на всем войске его, на колесницах его и на всадниках его; и узнают [все] Египтяне, что Я Господь, когда покажу славу Мою на фараоне, на колесницах его и на всадниках его.

 

   И двинулся Ангел Божий, шедший пред станом [сынов] Израилевых, и пошел позади их; двинулся и столп облачный от лица их и стал позади их; и вошел в средину между станом Египетским и между станом [сынов] Израилевых, и был облаком и мраком для одних и освещал ночь для других, и не сблизились одни с другими во всю ночь.

 

   И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Подойдя к самому морю, Моисей увидел, что сильный восточный ветер отогнал воду с узкого перешейка, соединяющего два противоположных берега. И, решив, что это - счастливое предзнаменование, провел народ через перешеек".

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что Моисей ударил посохом по морю, которое от этого удара раздвинулось и, отступив перед евреями, дало им возможность удалиться по сухому пути.
   Усматривая в этом явную милость Господа Бога и видя, что море сдвинулось для них со своего собственного места, Моисей первый вступил туда и приказал евреям следовать за собою по устроенному самим Предвечным пути, позволяя им радоваться той опасности, которой подвергались теперь враги, и повелев благодарить Господа Бога, явившего столь неожиданный путь к спасению.

 

   Устная Тора расшифровывает детали перехода евреев сквозь морские воды, очень сжато изложенные в Торе Письменной (у христиан - в Моисеевом Пятикнижии). Уже в виду настигающих их египтян, евреи, прижатые к берегу моря, взмолились и получили ответ свыше - обещание, что воды расступятся, чтоб спасти их от фараоновской злобы. Но вот уже войско фараоново совсем рядом, а море не расступается. Вот египтяне показались на бровке крутого морского берега - им осталось только найти пути спуска для колесниц, и все будет кончено, а море все не расступается. Моше стоит с воздетыми руками, а море по-прежнему гладкое.

 

   Так нашелся в это - спрессованное страхом - время один еврей, который встал и пошел в нерасступавшуюся воду. Пошел все глубже и глубже, невзирая ни на что. И вот когда вода покрыла этого смельчака практически с головой, а он сделал еще шаг в глубину, вот тогда море и расхлопнулось! И все евреи устремились по морскому дну на другой берег.

 

   Чуда, даже обещанного Б-гом, может не произойти, если человек сам не пойдет ему навстречу.

 

   Чудеса в мире происходят, только если человек своим свободным выбором делает шаг навстречу им, навстречу неизведанному, навстречу Б-гу.

 

   Все чудеса нашего времени, все достижения нашей цивилизации - это суть действия свободного человека, идущего навстречу непознанному.

 

   И пошли сыны Израилевы среди моря по суше: воды же были им стеною по правую и по левую сторону.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что так как народ не задумывался и быстро следовал, уповая на Господа Бога, за Моисеем, то египтяне сперва подумали, что евреи потеряли рассудок, идя на очевидную гибель. Когда же они увидели, что евреи без вреда прошли значительное расстояние, не встретив на пути своем ни препятствий, ни затруднений, они решили броситься за ними в погоню, рассчитывая на то, что и перед ними расступится море.
   И вот они стали спускаться в него, послав вперед конницу.
   Пока же египтяне еще вооружались и теряли за этим время, евреи успели благополучно добраться до противоположного берега.
   Это последнее обстоятельство вызвало в египтянах еще больше решимости продолжать погоню, так как они рассчитывали пройти так же свободно [по морю]; но при этом они совершенно упускали из виду, что путь этот был создан только для евреев, а не вообще для всех, кто вздумал бы ступить на него, что он возник только для того, чтобы послужить к спасению людей, находившихся в крайней опасности, но не для того, чтобы им могли воспользоваться желавшие гибели евреев.
   И вот, когда все египетское войско находилось в самой середине моря, последнее вновь сомкнулось, и вздувшиеся от ветров волны всей силой своей рушились обратно на египтян и нахлынули на них. В то же самое время с неба потекли потоки дождя, раздались раскаты грома и частые молнии засверкали по небу в разных направлениях. Одним словом, тут было все, чего бы Господь Бог в гневе ни насылал на людей; к тому же густой непроницаемый мрак охватил египтян. И таким образом последние все до единого погибли, так что не оставалось даже лица, которое могло бы возвестить остальным [жителям Египта) о постигшем войско бедствии.

 

   Зенон Косидовский в книге "Библейские сказания" пишет - "Ваал-Цефон был важным центром поклонения ханаанскому богу Ваал-Цефону, имя которого в переводе означает - владыка Севера. Греки отождествляли его с Зевсом Касиосом. Его храм высился на холмике Монс-Касиус, лежавшем на узкой полосе материка между Средиземным морем и озером Сирбонис, которое впоследствии получило название озера Бардавил. Израильтяне, по всей вероятности, выбрали старинную, часто используемую путешественниками трассу, которая шла по берегу Средиземного моря и узкому перешейку, отделявшему Средиземное море от озера Сирбонис. Дорогой этой неоднократно пользовались и римляне, а в 68 году до нашей эры римский император Тит вел по ней свои легионы против взбунтовавшихся евреев Иерусалима.
   Озеро Сирбонис лежит на несколько метров ниже уровня моря и часто высыхает до такой степени, что по его дну можно пройти и даже проехать, не подвергаясь никакой опасности. Когда в Египте властвовали греки, там произошло несколько катастроф. Внезапные бури на Средиземном море захлестывали узкий отрезок суши и топили путешественников, которые шли по дну озера, рассчитывая сократить себе дорогу.
   На основе этих фактов Пьер Монте восстановил ход событий, описанных в Библии.
   Израильтяне успели пройти через узкую полоску суши и приближались к восточному берегу высохшего озера. Египтяне, стремясь окружить беглецов и отрезать им дорогу, пустились галопом по сухому дну озера. Когда они находились в самом центре огромного чана, на Средиземном море неожиданно поднялась буря. Ураган, мчавшийся с севера, гнал перед собой гигантские волны, которые прорвали узкую дамбу и обрушились на египтян. Озеро имело семьдесят километров в длину и двадцать километров в ширину. Высокий берег, на котором египтяне могли бы укрыться, был слишком далеко, и, таким образом, они погибли в бушующей пучине половодья".

 

   Погнались Египтяне, и вошли за ними в средину моря все кони фараона, колесницы его и всадники его.
   И в утреннюю стражу воззрел Господь на стан Египтян из столпа огненного и облачного и привел в замешательство стан Египтян;

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Нас тоже привёл в замешательство. Какой стан? Ведь египтяне мчались на всех парах. Они вовсе не располагались станом".

 

   и отнял колеса у колесниц их, так что они влекли их с трудом.
   И сказали Египтяне: побежим от Израильтян, потому что Господь поборает за них против Египтян.
   И сказал Господь Моисею: простри руку твою на море, и да обратятся воды на Египтян, на колесницы их и на всадников их.
   И простер Моисей руку свою на море, и к утру вода возвратилась в свое место; а Египтяне бежали навстречу [воде].
   Так потопил Господь Египтян среди моря.

 

   В то время, когда вознамерился Господь потопить египтян в море, встал Уза, дух-покровитель Египта, и простерся перед Господом, говоря:

 

   - Господи! Милосердием движимый, Ты мир сотворил. Зачем же Ты потопить желаешь детей моих?

 

   Тотчас созвал Господь весь сонм небесный и сказал:

 

   - Будьте судьями между Мною и Узою, покровителем Египта.

 

   Начали духи-покровители различных народов говорить в защиту египтян. Видя это, мигнул архангел Михаэль архангелу Гавриэлю, тот одним взмахом крыльев порхнул в Египет и, вырвав кирпичную плиту вместе с налипшей на ней глиной и известью, в которых затоптан был труп младенца, предстал пред Господом, говоря:

 

   - Праведный Судия! Вот как поступали с порабощенными детьми Твоими.

 

   И провозгласил Господь суд Свой над Египтом.

 

   Вознамерились в это время ангелы воспеть хвалу перед Господом. Но Всевышний остановил их, говоря:

 

   - Творения рук Моих погибают, а вы хвалу поете предо Мною! (Мидраш Авк.; Мегила, 10)

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Всё это было очень красиво и впечатляюще. Находясь под впечатлением, Моисей воспел гимн великому Иегове".

 

   Из проповеди раби Иосии Галилейского. - После перехода через Чермное море начал петь народ хвалу Господу. И что это было за дивное песнопение! Ребенок на коленях у матери, вытянув шею свою, и младенец, оторвав уста от материнской груди, созерцали Славу Господню и пели:

 

   - Вот Господь мой, и я превознесу Его! (Сота, 30).

 

   И вода возвратилась и покрыла колесницы и всадников всего войска фараонова, вошедших за ними в море; не осталось ни одного из них.
   А сыны Израилевы прошли по суше среди моря: воды [были] им стеною по правую и [стеною] по левую сторону.
   И избавил Господь в день тот Израильтян из рук Египтян, и увидели [сыны] Израилевы Египтян мертвыми на берегу моря.

 

   Колесницы, на которых выехал фараон в погоню за израильтянами, доспехи всадников и сбруя на лошадях были украшены дорогой отделкой и убраны жемчугом и алмазами. Во время отлива израильтяне толпами приходили на берег и собирали все это, не желая оторваться от богатой добычи. И много усилий стоило Моисею заставить народ двинуться дальше от берегов Чермного моря (Танхума гаКадум).

 

   (После гибели фараона на место происшествия прибыл сын фараона, "его величество Геб". Царевич выслушал скорбный доклад о случившемся в Пи-Кирофе. Вскоре ему пришлось пережить еще одно потрясение: войско царевича погибло от какого-то сильного взрыва, сам он получил ожоги.

 

   ("Добротную химию необходимо подкреплять столь же добротной диалектикой", кольнул Великовский как-то одного из критиков. Суть его диалектики проста: два атома кислорода при взрыве объединяются в один, и получается сера. ...за счет мощных разрядов, при которых выхваченный из атмосферы или гидросферы Земли кислород превращался в серу". С.ЦЕБАКОВСКИЙ "АПОКАЛИПСИС ИММАНУИЛА")

 

   Царевич не рискнул вернуться в свою резиденцию в город Он (будущий Гелиополь), а укрылся в крепости близ Фаюмского оазиса, где и погиб насильственной смертью.

 

   Это был конец Среднего царства и начало периода смут, когда Египтом правили "приспешники Апопа", они же аму, гиксосы, "цари пастухов". Как долго они правили? Одни ученые считают, - сто, полтораста лет. Другие "темному периоду" отводят четыре и даже пять веков. За это время на египетском престоле сменилось больше сотни фараонов, - стало быть, время было кровавое.

 

   Ученые полагают, что надпись из Эль-Ариша была сделана много веков спустя после описанных в ней событий, в эллинистическую пору, когда уже мало кто умел читать и писать иероглифы. Подходящим временем можно считать царствование Птоломея II Филадельфа (285-246 гг. до н. э.), царя-мецената, покровителя искусств, науки (знаменитая библиотека и мусейон в Александрии). При нем был сделан перевод Ветхого завета на греческий язык (Септуагинта), написана история Египта одним из последних египетских жрецов Манефоном. И установка гранитного саркофага с иероглифической надписью на месте драматического эпизода египетской истории вполне согласуется с культурно-просветительскими инициативами первых Птоломеев.

 

   Странным может показаться сам факт установки саркофага с надписью, объясняющей, почему он пустой. Но это в русле греческих традиций, которых придерживались Птоломеи. Кенотаф (буквально: пустая могила) служил памятником людям, оставшимся без погребения. В архаические времена в память о них насыпали холмы, в более поздние времена возводили каменные гробницы.

 

   Независимо от того, кем, когда и зачем была сделана эта надпись, из нее следует, что у Моря Перехода произошло одно из величайших недоразумений в истории Древнего Востока.

 

   Если внимательно перечитаем текст с крышки саркофага, то поймем, что вовсе не за израильтянами гнался фараон, не ради них предпринял трудный поход.

 

   За кем же тогда он гнался?

 

   В Библии сказано: "И возвещено было царю Египетскому, что народ [израильтяне] бежал; и обратилось сердце фараона и рабов его против народа сего..."(Исход 14:5). На самом деле все обстояло иначе.

 

   Тьма еще не рассеялась, а фараон с войском устремляется в погоню за беглецами. В тот момент, когда в столице и в стране столько неотложных дел! Серебро и золото, что унесли с собой израильтяне, тоже не причина для погони. Разбой и грабежи во время и после катастрофы, по словам Ипувера, были повсеместны, и войско, казалось бы, следовало бросить для наведения порядка в городах. Но фараон отправляет рать в пустыню, на восток, при этом сам возглавляет ее. Почему? Читаем текст:

 

   Его величество Шу собрал своих воинов и велел им выступить с ним в пределы, где они снова увидят свет: "Мы увидим отца нашего Ра-Гарахути в лучезарных пределах Бахит..."

 

   Который уже день мир погружен во тьму. Солнце поутру не встает над горизонтом, и каждый египтянин знает почему: их прародителя и создателя, божественного Ра похитили приспешники Апопа, змееподобного бога тьмы!

 

   По египетским верованиям, Ра в своей дневной ладье днем плывет по небесному Нилу, освещая и согревая землю. Под вечер он подплывает к вратам преисподней и там, пересев в ночную ладью, плывет дальше, уже по Нилу подземному, где его подстерегает коварный змей Апоп со своими приспешниками. Чтобы поутру взойти над горизонтом, божественному Ра приходится еженощно сражаться с владыкой подземного мира Апопом. Это он подстерегает Ра, стараясь выпить воду подземного Нила и тем погубить бога Солнца. До той поры победа всегда оставалась за Ра, он заставлял Апопа отрыгнуть выпитую воду, и поутру ладья лучезарного Ра-Гарахути опять всплывала над горизонтом, принося людям свет и радость.

 

   Верили тому египтяне? Вопрос рискует остаться без ответа. Возможно, это была огрубленная, профаническая версия догмата веры, а его эзотерическое толкование было ведомо жерецам, вельможам, мудрецам. Но когда "случилось то, что никогда не случалось" (Ипувер), когда солнце исчезло ("И была густая тьма по всей земле Египетской три дня", Исход 10:22), а затем по стране прокатилась волна землетрясений, тогда в тот миф поверили даже те, кто раньше не верил. И как было не поверить, когда нутро земли, где протекал подземный Нил, гудело, содрогалось ("Нет конца шуму". Ипувер). И каждому стало ясно: там происходит смертельная схватка между Апопом и Ра.

 

   Временами казалось, что в той стороне, где прежде был восток, начинал брезжить свет. Это был знак, что Ра стремится вырваться к людям, но его удерживал злой Апоп. Надо спешить на выручку Ра-Гарахути! И кому как не фараону, сыну бога солнца, надлежит сделать это. Фараону донесли: "Под покровом темноты злодеи пустыни подкрались к границам Египта", - к восточным границам, и "его величество Шу отправился сразиться с приспешниками Апопа".

 

   В густых сумерках египтяне достигли Пи-Кирофа и, когда услышали, угадали присутствие многолюдного стана, решили, что это и есть те самые "злодеи пустыни", пришедшие с востока "дети Апопа". Но сражение пришлось отложить до первых проблесков света.

 

   Израильтяне тоже услышали-угадали приближение египетского войска. У них не возникло сомнений, что фараон пришел за ними.

 

   Когда забрезжило тусклое утро, случилось то самое чудо. Воды поднялись стеной, разделились надвое и отхлынули в разные стороны. Израильтяне, не мешкая, начали переправу, а когда египтяне устремились следом, воды накрыли фараоново войско, и оно погибло в водовороте.

 

   До последнего вздоха египтяне должны были верить, что все происшедшее с ними, это происки коварного Апопа, сначала заглотившего морские воды, дабы дать возможность своим людям уйти от погони, а затем отрыгнувшего их на погибель египтянам.

 

   Для евреев, понятно, это была наглядная демонстрация могущества бога Яхве, взявшего их под свое покровительство.

 

   Библейская книга Исхода - как бы официальный, а потому слегка приукрашенный отчет о происшедшем.

 

   Несмотря на уверения, что во всех эпизодах Яхве безжалостно карал египтян и миловал евреев, раввинические источники, предназначенные для ограниченного круга лиц, на этот счет более откровенны. Так, после "египетских казней", утверждают они, из Египта смогла выйти лишь малая часть евреев, остальные же погибли. Большие потери они понесли и форсируя водную преграду.

 

   А в том эпизоде израильтяне оказались для фараона чем-то вроде погонщиков мулов, которых доблестный Дон-Кихот в своем рвении принял за враждебных рыцарей.

 

   Но если не Апоп и не Яхве вздыбили воды, а затем низринули их обратно, как могло произойти такое?

 

   Морские воды взметнулись вверх под действием силы тяготения подошедшей к Земле кометы. И море обмелело. Затем пришли в соприкосновение атмосфера Земли и облако кометы. От трения возникла гигантская искра, произошел разряд, и отхлынувшие воды вернулись в берега.

 

   Подобные истории происходили тогда не только в Синайской пустыне.

 

   Похожее предание Великовский отыщет у народов Древней Америки: местное племя, спасаясь от преследования более сильных врагов, сумело точно так же преодолеть водную преграду, а преследователи погибли.

 

   В рукописях и кодексах Месоамерики настойчиво звучала тема всесокрушающих природных катаклизмов - пожаров, потопов, землетрясений. Стоило сделать скидку на местный колорит, и картина получалась именно такой, какой ее описывала Библия. Те же "египетские казни", только на Американском континенте.

 

   Не только приметы, детали, но и последовательность "казней" в тех катастрофах была той же, что в книге Исхода.

 

   Испанские монахи с удивлением отмечали, с каким трепетом, пристрастием наблюдали майя за восходами и заходами Венеры, следили за ее перемещениями, переливами цвета. Индейцы боялись Венеры. Стоило ей появиться на небосклоне, как в домах затворялись окна и двери, даже печные трубы: считалось, она может заразить человека дурной немочью. В то же время народы Месоамерики поклонялись Венере и вплоть до начала XIX столетия приносили ей человеческие жертвы.

 

   Для индейцев Венера была грозным божеством по имени Кецалькоатль, что переводится как "зеленая змея, покрытая перьями", иначе говоря, пернатый змей. Змей, который умеет летать. Зрительный образ напомнил о косматой, волосатой, хвостатой звезде, или комете.

 

   Совершенно очевидно, что отношение к Венере у народов майя было особое, не то, что к другим планетам. На исходе пятидесятидвухгодичного цикла майя собирались в одном месте в ожидании светопреставления. Когда же выяснялось, что конца света не будет, майя в варварски-красочном обряде приносили человеческие жертвы Кецалькоатлю-Венере и затем возвращались к повседневным делам в полной уверенности, что им отпущено еще пятьдесят два года безбедного существования.

 

   О том, как ведет себя наша Венера, знают даже прилежные школьники. Планета совершает полный оборот вокруг Солнца за 224,7 суток. Это сидерический (звездный) год Венеры.

 

   Земля обращается вокруг Солнца по более длинной орбите и с меньшей скоростью, а потому для наблюдателя с Земли Венера вернется в ту же точку относительно нашей планеты лишь через 584 дня. Это синодический год Венеры.

 

   Каждое утро в течение 71 дня восход Венеры опережает восход Солнца. Так будет продолжаться, пока Венера не достигнет предельной точки к западу от восходящего Солнца. В это время ее называют Утренней звездой, или Люцифером. С каждым последующим утром она будет подниматься все ниже и ниже, пока не достигнет верхнего соединения. Так будет продолжаться 221 сутки. Примерно за месяц до конца того периода Венера станет невидима - потонет в солнечных лучах позади Солнца (в верхнем соединении), и это продлится более двух месяцев.

 

   В последующие 221 сутки она станет отступать от средней точки верхнего соединения, ненадолго появляясь над горизонтом после захода Солнца уже в облике Вечерней звезды, или Геспера. Сначала она будет отдаляться от заходящего Солнца, а затем, достигнув крайней точки, - в продолжение 71 дня сближаться с ним. Наконец Венера оказывается в нижнем соединении - между Землей и Солнцем - и опять в продолжение нескольких дней она невидима в его лучах, после чего становится Утренней звездой, и все повторяется сначала.

 

   Венера из табличек Амми-цадуки не признавала урочных восходов и заходов. Вместо положенных семидесяти дней порой отсутствовала в небе до пяти месяцев или появлялась на месяц раньше положенного. Если бы речь шла о неточности наблюдения, ошибка была бы в несколько дней, но никак не месяцев. Так, может, перепутаны месяцы? Но каждое наблюдение отмечено датой и числом дней, разделяющих предыдущее наблюдение.

 

   И тогда ученые попросту отмахнулись от странных табличек с тлетворным душком астрологии, признав их данные недостоверными.

 

   Великовский отыскал записи наблюдений Венеры древнеиндийских астрономов, в них также обнаружилось разительное несоответствие восходов и заходов древней Венеры сравнительно с нашей. И там уже другие комментаторы вынесли им точно такой же приговор: "Все эти записи совершенно недостоверны". "При наблюдениях совсем не обращалось внимания на действительно происходившие движения на небе".

 

   А что в действительности происходило на небе? Почему Венера, перестав быть грозной кометой времени исхода, все еще не стала прирученной планетой?

 

   Усмирение Венеры проходило постепенно. Приемыш Солнца, перестав в прямом смысле быть кометой, еще долго кружил по вытянутой орбите, на которой его небесные пути перекрещивались с путями Земли и Марса.

 

   Да и внешне она отличалась от других "подвижных" звезд. У нее были внушительные рога - остатки растерянной в космических войнах комы. Тогдашняя Венера была похожа на голову рогатого животного, то ли быка, то ли коровы.

 

   Венера рогатая (Venus cornuta), так ее называли в древности.

 

   И все земные божества, ее олицетворявшие, изображались рогатыми.

 

   Возможно, отсюда пошел или возродился культ быка Аписа в Египте и коровы - в Индии...

 

   В какой-то момент Венера, обращавшаяся по вытянутой орбите, оказывается в недозволенной близости от Марса. Тот принимает первый удар. Столкновение не было прямым - соприкоснулись атмосферы.

 

   Планеты мерились силами тяготения. Блистали молнии, летели искры, - гигантские огненные сгустки планетарного электричества (если таковое существует).

 

   От трения атмосфер рождались миниатюрные по космическим меркам кометы, они летели впереди и с флангов Марса, светились, пламенели и казались воинами в блестящих доспехах.

 

   Марс заслонил собою Землю, принял первый удар. Ему это дорого стоило: он лишился атмосферы, поверхность покрылась разломами, гигантскими вулканами. Щитовой вулкан Olympus Mons в поперечнике достигает 600 км, а вершину свою он вознес на 25 км. Ничего подобного на Земле нет. Если существовала на Марсе жизнь, на том она и пресеклась.

 

   Более массивная Венера заставила Марс изменить орбиту, подвинув ее поближе к Земле. Это стало поводом для новых борений. В очередное Великое противостояние Марс пошел войной на Землю, пытаясь отнять у нее Луну...

 

   Об этом тоже сохранилось немало преданий, которые в наш трезвый век, понятно, почитаются сказками...

 

   (Утверждения д-ра Великовского о том, что на исторической памяти человечества в Солнечной системе произошли структурные изменения, чреваты последствиями, о которых он, пожалуй, не подумал...

 

   Если в исторические времена в Солнечной системе произошли изменения, хотя наша небесная механика, вне всяких сомнений, за долгие годы имела возможность проверить как местоположение, так и движение членов планетарной системы на тысячелетия вперед и вспять, так вот, тогда получается, что законы Ньютона неверны...

 

   Иными словами, если д-р Великовский прав, то мы, все остальные, просто безумцы.)

 

   (От профессора Чикагского университета Ливио Стеккини Великовский узнал интересную подробность. Декан физико-математического факультета призвал преподавателей направлять в издательство "Макмиллан" письма протеста против публикации книги "Миры в столкновении". Многие отговаривались тем, что книгу не читали, а потому не знают, что писать. Декан объяснил: не надо ничего читать, у секретаря лежит готовый текст письма, остается только поставить подпись.

 

   2 апреля 1950 года "Миры в столкновении" поступили в продажу.

 

   Перекрыв все прежние рекорды, она месяцами удерживала первую позицию в списке бестселлеров. "Ничего подобного наше издательство не помнит", признался директор по распространению издательского дома "Макмиллан".

 

   Но агенты-распространители из поездок по стране стали возвращаться с пустыми руками: университеты и колледжи, их привычные клиенты, отказывались что-либо покупать в отместку за то, что издательство, по их словам, совращает доверчивую молодежь бредовыми книгами вроде "Миров в столкновении".

 

   По чьей-то команде в издательство стали поступать однотипные письма от авторов, объявлявших об отказе сотрудничать в запланированных и продолжающихся изданиях. Для "Макмиллана" это был жестокий удар...

 

   Чтобы доказать академистам, что "Макмиллан" решительно порывает с великовщиной, начальство уволило одного из ведущих сотрудников, Джеймса Патнема, с одобрения которого скандальная рукопись оказалась в редакционном портфеле.

 

   Тогда же, в июне 1950 года другим академическим начальством был снят со своих постов Гордон Атуотер, директор астрономического отдела музея истории естествознания и куратор Хейденского планетария, - за то, что посмел дать положительный, хотя и с оговорками, отзыв о книге.

 

   В начале 50-х годов, после первых лет ожесточенного противостояния с академическим миром, наступило относительное затишье. Но позиционная война продолжалась. Великовский не давал повода забывать о себе. И каждая из его последующих книг ("Века в хаосе", 1952, "Земля на изломе", 1955, "Эдип и Эхнатон", 1960) была сродни адской машине, грозившей подорвать основы нескольких дисциплин. Ученый мир, по словам одного рецензента, воспринимал их как "печатную катастрофу" (publishing catastrophe)....

 

   Книги Великовского подрывали основы не только науки, но и иудео-христианской веры, а потому, по мнению того же рецензента, католической церкви не мешало бы принять меры - внести их в индекс запрещенных книг.

 

   Против него ополчились как WASP"овцы, так и чистокровные евреи.

 

   Эйнштейн говорит Великовскому, что чувствует себя перед ним виноватым. Теперь он готов ему помогать в проведении любых опытов. Пусть сам решает, с чего начать и какие, кому посылать рекомендательные письма.

 

   Разговор происходил 8 апреля 1955 года. Великовский поспешил к Эйнштейну как только стало известно о сообщении Бёрка и Франклина. А 13 апреля Эйнштейн неожиданно почувствовал себя плохо и был отправлен в больницу, где спустя несколько дней скончался.

 

   В его кабинете на письменном столе лежала раскрытая книга - "Миры в столкновении", недавно вышедшая в переводе на немецкий...

 

   "Человечество в амнезии" было последней работой Иммануила Великовского.

 

   ("Род человеческий, низведенный до небольшого числа индивидуумов, прозябающих в плачевнейшем состоянии, долгое время ни о чем ином не помышлял, кроме как о выживании, полностью утратив воспоминания о науках, искусствах. Когда же прогресс цивилизации привел к ощутимому обновлению, возникла потребность все начать сначала, как будто человек заново поселился на Земле".

 

   Эти строки Лапласа - комментарий ко многим недоуменным вопросам, которые все чаще звучат в наше время, когда выясняется, сколь долгую жизнь прожил человек на Земле.

 

   Если гоминиды, рассуждают Луи Повель и Жак Бержье в своей книге "Вечный человек", появились на Земле более восьми миллионов лет назад, то классическую теорию эволюции следует объявить банкротом.

 

   "И если человек мыслящий существовал уже 100.000 лет тому назад, то, повинуясь здравому смыслу, мы обязаны будем спросить себя, неужели в столь долгом его похождении имеется всего лишь единственный проблеск, а именно заключительный отрезок, равный 0,05 от его суммарного пребывания на Земле?"

 

   Словом, не мог человек мыслящий 95.000 долгих лет праздно просидеть у первобытного костра. Так мы приходим к объяснению относительной молодости человеческой цивилизации: после сокрушительных природных катастроф человек не раз был вынужден начинать все сначала.

 

   Джеральд Хокинс приводит убийственный довод, после которого от Великовского мало что остается: "Орбиты можно рассчитывать во времени вперед или назад. Расчеты для Солнечной системы со всеми девятью планетами были проведены в обратном направлении на тысячи лет. Если отбросить небольшие цикличные колебания, все орбиты в ней устойчивы".

 

   Но всякий раз находились люди, столь же видные представители академического мира, которые опровергали его: неправда, не проводились такие расчеты!)

 

   Его книги переведены на многие языки мира, нет только перевода на иврит. Почему?

 

   "В отлично изданной в Израиле энциклопедии, увы, не нашлось места для великого сына еврейского народа", - с горечью и совсем по-советски напишет Ион Деген в книге "Великовский", вышедшей в Тель-Авиве в 1990 году, увы, на русском языке. Приведя длинный список языков, на которые переводился Великовский, его биограф замечает: "Нет переводов на русский. Это, хотя и с трудом, но поддается объяснению. Но вот то, что нет переводов на иврит, - необъяснимо!"

 

   Однако все объясняется просто. Великовский был образцовым евреем, примерным сионистом, но плохим иудеем.

 

   Чтобы быть хорошим иудеем, мало почитать субботу, радеть о процветании Израиля и восторгаться правдивостью Библии. К тому же правдивость ее он толковал по-своему, разрушая ветхозаветные легенды, коими веками умилялись иудеи, а потом и христиане. Египетские казни, ходатайства Моисея за народ перед царем египетским, чудесный переход Чермного моря, столп огненный, манна небесная, Иисус Навин, останавливающий Иордан, а потом и Солнце, Луну в небесах, движение вспять тени солнечных часов по слову Исайи, - вот перечень ветхозаветных чудес, под пером Великовского лишившихся статуса божественных деяний превращенных им в причинно-следственные закономерности природы.

 

   Никому не дозволено умалять чудеса религии.

 

   Казалось бы, отчего ортодоксам не принять версию о катастрофе? Что меняется? А меняется решительно все!

 

   Ветхий завет покоится на рассказе об интимных отношениях израильтян с Иеговой.

   Стоит признать, что великая катастрофа была, - и сокровенные эпизоды с богоявлениями, передачей завета низводятся до "субъективного восприятия" библейских повествователей, их особой манеры выражаться, на чем настаивали Спиноза и Маймонид.) С.ЦЕБАКОВСКИЙ "АПОКАЛИПСИС ИММАНУИЛА")

 

   Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "Отметим, что фараон отправился в погоню за евреями не затем, чтобы их истребить, но с намерением вернуть их обратно.
   Евреи насчитывали 600.000 здоровых и вооруженных людей, а всего, если считать стариков, жен, сестер, детей, да еще и присоединившихся к ним разноплеменных, - вероятно не меньше 3.000.000 человек.
   Чтобы взять в плен такую массу народа, нужна армия еще более многочисленная.
   Фараон, надо думать, вел огромную армию.
   Правда, бог истребил уже по первенцу из каждой семьи, но ведь и младшие могли носить оружие.
   Как говорит Библия, массы народа последовали за своим царем.
   Не забудем, что перед уходом евреи обобрали египтян: вряд ли кто из обворованных колебался в погоне за ворами.
   Следует считать, что миллионы египтян утонули вместе со своим фараоном".

 

   И увидели Израильтяне руку великую, которую явил Господь над Египтянами, и убоялся народ Господа и поверил Господу и Моисею, рабу Его.

 

   Раби Иосей из Галилеи говорит:
   "Знаешь, откуда известно, что египтяне были поражены в Египте десятью казнями, а на море - пятьюдесятью казнями?
   О казнях в Египте говорится: "И сказали чародеи фараону: это - перст Бога".
   О казнях на море сказано: "И увидел Израиль руку великую, которой Г-сподь поразил египтян. И исполнился народ благоговением пред Г-сподом, и поверил он в Б-га и Моше, слугу Его".
   Сколько казней они потерпели от одного "перста"?
   Десять!
   Следовательно, на море (от руки Его) были поражены пятьюдесятью казнями".

 

   Раби Элиэзер говорит:
   "Откуда известно, что каждая отдельная казнь, которой Пресвятой, благословен Он, поразил египтян в Египте, состояла из четырех казней?
   Сказано: "Наслал Он на них пламя гнева Своего, негодование, ярость, беду и посольство злых ангелов".
   "Негодование" - раз; "ярость" - два; "беда" - три; "посольство злых ангелов" - четыре.
   Итак, в Египте они были поражены сорока казнями, а на море - двумястами казнями".

 

   Раби Акива говорит:
   "Откуда известно, что каждая отдельная казнь, которой Пресвятой, благословен Он, поразил египтян в Египте, состояла из пяти казней?
   Сказано: "Наслал Он на них пламя гнева Своего, негодование, ярость, беду и посольство злых ангелов".
   "Пламя гнева" - раз; "негодование" - два; "ярость" - три; "беда" - четыре; "посольство злых ангелов" - пять.
   Итак, в Египте они были поражены пятьюдесятью казнями, а на море - двумястами пятьюдесятью казнями".

 

   (Существует также понятие "десяти женских казней".)

 

   Закономерен вопрос - у всесильного Б-га евреев вроде бы не должно быть больших проблем с любой, поставленной им задачей. Какая там фигура для Б-га этот египетский фараон - так, козявка! Так зачем же были нужны эти мучительные для фараона и целого народа (египетского) десять казней?

 

   Ситуация здесь, очевидно, такая. Если бы просто застить на время фараону глаза, поднять всех евреев и увести, то для Б-га это было бы наипростейшим решением, но не для будущего человечества. Проще говоря - это был бы самый рядовой случай, никак не изменяющий дальнейшего хода истории. А задача-то ставилась другая - именно на примере евреев продемонстрировать всем народам необходимость коренных изменений в мире и в себе. Надо было, что б этот уход крепко засел в массовое сознание не как рядовое явление, а как символ будущего мироустройства.

 

   Ну ладно, после десятой казни даже столь упертый фараон вынужден был отпустить евреев восвояси. Дальше бы уж успокоиться ему, утешиться женами или еще как... Ничуть не бывало. Очень мало времени спустя он спохватывается, и собрав свое войско мчится вдогонку евреям - торопится их уничтожить! Какой-то вроде нелогичный шаг - зачем ему еще трудиться, торопиться, догонять? Какая ему разница - уйдут ли евреи далеко-далеко или лягут мертвыми под его колесницами? В любом случае рабов этих у него не будет, они уже для него - ломоть отрезанный. Что тут - слепая ярость, жестокая мстительность?
   Может быть и так. Но Устная Тора характеризует фараона, как жестокого, но при этом очень умного властителя. Умный человек просто так волю своей ярости не дает. Здесь дело, очевидно, в другом. Фараон понял, что уход свободного народа из-под его власти - это вызов всему привычному для него миру. Это та закваска, которая приведет когда-нибудь к крушению всего, что ему дорого. И из-за этого его потомкам уже не быть фараонами в предстоящем мире.

 

   Тогда Моисей и сыны Израилевы воспели Господу песнь сию и говорили:
   Пою Господу, ибо Он высоко превознесся; коня и всадника его ввергнул в море.
   Господь крепость моя и слава моя, Он был мне спасением. Он Бог мой, и прославлю Его; Бог отца моего, и превознесу Его. Господь муж брани, Иегова имя Ему. Колесницы фараона и войско его ввергнул Он в море, и избранные военачальники его потонули в Чермном море. Пучины покрыли их: они пошли в глубину, как камень.
   Десница Твоя, Господи, прославилась силою; десница Твоя, Господи, сразила врага.
   Величием славы Твоей Ты низложил восставших против Тебя.
   Ты послал гнев Твой, и он попалил их, как солому.
   От дуновения Твоего расступились воды, влага стала, как стена, огустели пучины в сердце моря. Враг сказал: погонюсь, настигну, разделю добычу; насытится ими душа моя, обнажу меч мой, истребит их рука моя. Ты дунул духом Твоим, и покрыло их море: они погрузились, как свинец, в великих водах. Кто, как Ты, Господи, между богами?

 

   ..."между богами?" Оригинально.

 

   Кто, как Ты, величествен святостью, досточтим хвалами, Творец чудес?
   Ты простер десницу Твою: поглотила их земля.
   Ты ведешь милостью Твоею народ сей, который Ты избавил, - сопровождаешь силою Твоею в жилище святыни Твоей.
   Услышали народы и трепещут: ужас объял жителей Филистимских; тогда смутились князья Едомовы, трепет объял вождей Моавитских, уныли все жители Ханаана.
   Да нападет на них страх и ужас; от величия мышцы Твоей да онемеют они, как камень, доколе проходит народ Твой, Господи, доколе проходит сей народ, который Ты приобрел. Введи его и насади его на горе достояния Твоего, на месте, которое Ты соделал жилищем Себе, Господи, во святилище, которое создали руки Твои, Владыка!
   Господь будет царствовать во веки и в вечность. Когда вошли кони фараона с колесницами его и с всадниками его в море, то Господь обратил на них воды морские, а сыны Израилевы прошли по суше среди моря.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Что тут сказать? Если святость определяется количеством пролитой крови, то такого святого Бога ещё свет не видывал! На такие чудеса массового уничтожения ни один языческий Бог никогда не решился бы.
   Потому что язычники тут же прокляли бы Его. У них, в отличие от нас, было из кого выбирать".

 

   И взяла Мариам пророчица, сестра Ааронова, в руку свою тимпан, и вышли за нею все женщины с тимпанами и ликованием.
   И воспела Мариам пред ними: пойте Господу, ибо высоко превознесся Он, коня и всадника его ввергнул в море.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что евреи не были в состоянии удержаться от радости при виде своего чудесного спасения и гибели врагов и были теперь твердо убеждены в том, что они отныне будут свободны, так как притеснявшие и державшие их в рабстве люди были уничтожены, а Господь Бог таким очевидным образом покровительствовал им. И так как они сами избежали теперь опасности, да вдобавок враги их подверглись неслыханному до тех пор и никому раньше неизвестному наказанию, то они всю ночь провели в веселье и песнях. Моисей же сложил хвалебный шестистопный в честь Предвечного гимн, в котором он прославлял и благодарил Господа Бога за явленную милость.
   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет - все это я рассказал совершенно так, как нашел (записанным] в священных книгах.
   И пусть никто не изумляется необычайности рассказа, если для древних людей, которые были гораздо менее испорчены [нынешних], нашелся, либо по желанию Господа Бога, либо само собою, путь спасения даже в море. Ведь вовсе не так давно Памфилийское море также отступило перед войском македонского царя Александра, которое не имело другого пути, и дало ему возможность пройти, потому что Предвечный решил положить конец владычеству персов. С этим согласны все историки, описавшие деяния Александра. Впрочем, на этот счет каждый может иметь свое собственное мнение

 

   Праздник Пейсах, праздник исхода из Египта, для евреев всего мира самый главный праздник. Он прямо заповедан евреям Торой. В ней говорится: "В первый месяц, в четырнадцатый день месяца в сумерки - Пейсах Б-гу. И в пятнадцатый день этого месяца праздник опресноков Б-гу, семь дней ешьте опресноки".
   Опресноки в данном переводе то, что евреи называют мацой.
   Маца - это сухие лепешки, спеченные евреями в пустыне на горячих камнях из незаквашенного теста.
   От еврейской общины пожелание всем евреям веселого и кошерного Пейсаха!

 

   Египтяне тоже должны были сделать какой-то вывод, но Библия рассказывает все же историю евреев, а не египтян, поэтому что они поняли из этих событий, мы не знаем.

 

   И повел Моисей Израильтян от Чермного моря, и они вступили в пустыню Сур; и шли они три дня по пустыне и не находили воды.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что несмотря на то что евреи были спасены таким чудесным образом, они все-таки вскоре опять сильно упали духом во время своего путешествия к горе Синайской, так как страна, по которой им приходилось идти, была совершенно пустынна и не доставляла им ничего необходимого для поддержания жизни; тут ощущался крайний недостаток в воде, так что не только не могло быть и речи о каких-либо удобствах для людей, но и не было никакой возможности доставить скоту необходимое ему пастбище.
   Страна эта представляет сплошную песчаную пустыню без малейшего признака оазиса, где могло бы произрастать что-либо. Тем не менее, евреи по необходимости шли по этой местности, не имея другого пути [к Синаю]. Правда, по приказанию своего вождя, они брали с собою воду из тех пунктов пути, где таковая находилась, но, когда этот запас истощился, им приходилось с большими вследствие сухости почвы трудностями рыть колодцы и таким путем добывать влагу; но она, если им удавалось находить ее, была в большинстве случаев горька и непригодна для питья; к тому же ее было всегда очень немного.
   Совершая таким образом путь свой, они к вечеру прибыли в Map, местность, так названную ими за дурное качество воды (Map значит "горечь"), и решили тут остаться, потому что были очень утомлены продолжительностью путешествия и недостатком в съестных припасах, которые к тому времени также оказались совершенно израсходованными. К тому же тут находился и колодезь (это и послужило главною побудительною причиною к тому, чтобы сделать здесь привал), который хотя и не был в состоянии удовлетворить потребности такого огромного количества людей, тем не менее все-таки несколько освежил и ободрил их тем, что они нашли его даже в такой местности; от высланных же вперед разведчиков они узнавали, что поблизости они более уже не найдут никакой влаги. Однако и эта вода оказалась горькою и непригодною для питья, и притом не только для людей, но и для скота.

 

   Пришли в Мерру - и не могли пить воды в Мерре, ибо она была горька, почему и наречено тому [месту] имя: Мерра.
   И возроптал народ на Моисея, говоря: что нам пить?

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что когда Моисей заметил уныние народа и то, что тут словами не поможешь (ведь он имел дело не с дисциплинированным войском, которое было бы в состоянии противопоставить тягости стесненного положения свою храбрость, но, напротив, вся бодрость мужчин пропадала при виде толпы детей и женщин, конечно, слишком слабых, чтобы поддаться словесным убеждениям), то он увидел себя в крайне тягостном положении, потому что чувствовал общее бедствие так, как будто бы оно постигло его одного, и это тем более, что ни к кому другому, а лишь к нему одному прибегали с мольбою женщины за детей, а мужчины за женщин, чтобы он подумал о них и нашел какое-нибудь средство к спасению. Тогда Моисей обратился с молитвою к Господу Богу, прося Его обратить эту непригодную воду в хорошую и возможную для питья. Когда Предвечный обещал явить ему и эту милость, Моисей взял кусок дерева, случайно валявшийся у него под ногами, расколол его вдоль и, бросив его в воду, стал уверять евреев, что Господь Бог внял его молитвам и обещал дать им такую воду, какую они желают, если только они немедленно и беспрекословно подчинятся Его приказаниям. Когда же народ его спросил, что им делать, чтобы качество воды улучшилось, Моисей приказал самым сильным мужчинам вычерпывать воду, уверяя, что, когда большая часть колодца будет опорожнена, остальное станет пригодно для питья. Мужчины принялись за работу, и приведенная частыми движениями в чистый вид вода стала наконец пригодною для употребления.

 

   [Моисей] возопил к Господу, и Господь показал ему дерево, и он бросил его в воду, и вода сделалась сладкою.

 

   Вот как это подтверждается сегодня: - "в окрестностях Мерры до сих пор существует горький источник. Англичане произвели химический анализ его воды и обнаружили, что в ней содержится некоторый процент сернокислого кальция. Когда к этой воде добавляется щавелевая кислота, сернокислый кальций оседает на дно и вода теряет свою горечь. Бедуины подслащают горький источник с помощью веток кустарника, именуемого эльвах, соки которого содержат изрядную примесь щавелевой кислоты".

 

   Там Бог дал народу устав и закон и там испытывал его.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Никаких подробностей об этих постановлениях Библия не приводит.
   Хотя из последующих слов Господа следует, что это и были те самые заповеди, и уставы, разъясняющие их. (Исх. 15:27). Но всё это чепуха, не верьте! Склеротический Моисей всё перепутал, забыл, когда Бог давал народу. Ведь всем известно, что и заповеди, и законы Он дал гораздо позже, на горе Синай.

 

   Вот этапы пути израильтян так, как они указаны в книге "Исход".
   В пятнадцатый день первого месяца года народ Израильский, в котором насчитывалось около шестисот тысяч взрослых мужчин, вышел из города Раамсеса.
   За день дошли до Сокхофа. (12:37).
   Потом двинулись дальше и дошли до Ефама, что в конце пустыни (13:20).
   К концу третьего дня добрались до Ваал-Цефона, к берегу залива Красного моря (14:2)
   Ночью, спасаясь от конницы египтян, перешли обмелевший залив.
   Потом вступили в пустыню Сур и шли по ней три дня. И не находили воды.
   Наконец, нашли воду. Но она оказалась горькой, то есть, соленой. Это место они назвали Меррой. Господь показал Моисею дерево, при помощи которого вождь сделал воду сладкой, то есть, пресной.
   К концу первого месяца пришли в Елим. И тут же стали роптать. Вечером налетели перепела, а утром возле стана выпала манна небесная.

 

   В середине третьего месяца пришли в пустыню Синайскую, и расположились у Божьей горы Хорив, она же Синай. И только здесь Господь дал Моисею скрижали с текстом заповедей, научил уставам и законам, показал образец скинии, и объяснил, что надо сделать для устроения Дома Господу. (19:1)
   В общей сложности пробыл Моисей на горе девяносто дней, общаясь с Господом.
   Потом израильтяне приступили к строительству скинии, которую закончили в первый день первого месяца второго года. (40:17)
   Дальнейшие даты и этапы пути приведены в книге "Числа".

 

   И сказал: если ты будешь слушаться гласа Господа, Бога твоего, и делать угодное пред очами Его, и внимать заповедям Его, и соблюдать все уставы Его, то не наведу на тебя ни одной из болезней, которые навел Я на Египет, ибо Я Господь [Бог твой], целитель твой.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что двинувшись отсюда, евреи прибыли в Элим, местность, которая, вследствие имевшихся там пальм, издали казалась очень заманчивой, но вблизи оказалась никуда не годною.

 

   И пришли в Елим; там было двенадцать источников воды и семьдесят финиковых дерев, и расположились там станом при водах.

 

   Чтобы приютить "небольшую" кучку народа, среди которой было 600.000 одних только вооруженных взрослых мужчин, эти семьдесят финиковых пальм должны были бы отстоять довольно далеко одна от другой и иметь неимоверно пышную листву.

 

   Но... Дело в том, что все эти пальмы, которых было никак не более семидесяти, были очень низкого роста и тощи вследствие недостатка воды, так как вся окрестность и здесь представляла песчаную пустыню и из тех ключей, которых тут было всего двенадцать родников, почва не могла в достаточной степени орошаться и, следовательно, влаги было слишком мало, и если разрывали песок, то не находили ее совсем. Если же случайно и попадалась какая-нибудь вода, то она оказывалась по мутности своей совершенно непригодною. Поэтому-то ввиду полного недостатка воды и деревья оказывались бессильными произвести какие бы то ни было плоды.
   И вот народ стал опять обвинять вождя своего и укорять его, взваливая на него все испытываемое им горе и все лишения, которым он его подвергает. Дело в том, что за свое тридцатидневное странствование народ съел все захваченные с собою припасы, а так как он на пути не встретил ничего, то был близок к полному отчаянию.
   Думая только о своем настоящем бедственном положении и совершенно позабыв о той поддержке, которую уже неоднократно оказывал им Господь Бог, равно как о доблести и мудрости Моисея, евреи рассвирепели против своего вождя и уже приготовились побить его камнями, как главного виновника их теперешнего бедствия.
   Хотя народная масса была так возбуждена и столь враждебно настроена против него, Моисей в уповании на Господа Бога и на то, что он лично всегда имел в виду лишь благо своих соплеменников, стал посреди них, несмотря на весь крик их и на то, что они уже держали в руках наготове камни.
   Так как он отличался внешностью, которая сразу привлекала к нему каждого, и, кроме того, обладал даром убедительно говорить с народом, то он начал с того, что стал успокаивать их, убеждая не забывать, ввиду настоящих своих мытарств, прежних благодеяний Господа Бога, не упускать в теперешнем затруднительном своем положении из виду прежних великих и неожиданных проявлений Его к ним благоволения и поддержки и, наконец, быть в твердой уверенности, что Он, по милости Своей, освободит их и из этого бедственного положения: по всему вероятию, Господь Бог лишь испытывает теперь их мужество, чтобы узнать, насколько в них стойкости и насколько им памятны еще прежде явленные чудеса или в какой степени они позабыли о них ввиду теперешнего своего стесненного положения.
   Между тем оказывается, что они люди не хорошие ни в смысле своей стойкости, ни в смысле памятования всех удач своих, так как они в такой мере недоверчиво относятся к Господу Богу и Его решениям, в силу которых им удалось покинуть Египет, и так как они столь гнусно держат себя относительно слуги Предвечного: ведь слуга этот не обманул их ни в чем, что приказывал им делать по повелению самого Господа Бога.
   Затем Моисей стал перечислять им все, чем они обязаны Предвечному: как погибли египтяне, решившиеся против воли Господней держать их в рабстве; каким образом одна и та же река обратилась для египтян в кровь и вода ее стала для них непригодною, тогда как для евреев продолжала оставаться сладкою и удобною для питья; как само море, очень далеко отступив перед ними, дало им новый путь, по которому они спаслись, между тем как то же море затопило бросившихся за ними в погоню неприятелей; как при отсутствии у них оружия Господь Бог снабдил их и этим, как Он во многих случаях, когда евреи, казалось, уже окончательно были обречены на погибель, неожиданно спасал их, и каково должно быть, следовательно, всемогущество Предвечного. Поэтому они и теперь не смеют отчаиваться в Его покровительстве, но должны терпеливо и без волнения ожидать его, памятуя, что помощь эта никогда не опаздывает, хотя она и не является раньше, чем они испытают некоторое бедствие.
   Им следует также принять во внимание, что Господь медлит со Своею помощью не по забывчивости, но для испытания их мужества и их любви к свободе, чтобы узнать, в достаточной ли мере вы порядочны, чтобы ради этой свободы терпеть недостаток в пище и питье, или предпочитаете быть в рабстве подобно скоту у хозяев, которые держат и охотно кормят его, чтобы пользоваться его трудом.
   Наконец, Моисей сказал еще, что он вовсе не беспокоится за свою личную безопасность (потому что для него вовсе не будет таким ужасным несчастьем, если его несправедливо убьют), но боится за них, как бы Предвечный не счел их за безбожников, если они побьют его камнями.
   Таким образом Моисей понемногу успокоил их, удержал их от того, чтобы побить его камнями, и вызвал в них раскаяние в поступке, который они собирались совершить. Но так как он был того мнения, что они доведены до такого исступления лишь крайностью своего положения, Моисей решил прибегнуть к молитве и обратиться за помощью к Господу Богу. Поэтому он взошел на высокую скалу и вознес к Предвечному молитву, в которой просил о поддержке народу и облегчении его нужды (ведь в Нем одном только все спасение народа) и молил простить народу то, что он теперь совершил в своем смятении, так как род человеческий по природе своей в несчастии всегда бывает нетерпелив и склонен к выражению своего неудовольствия.
   И Господь Бог возвестил Моисею, что Он позаботится [о евреях] и явит им желанную помощь.
   Услышав от Предвечного такое обещание, Моисей спустился к народу. И когда последний увидал его радостное возбуждение от обещания Господня, то и их подавленное настроение заменилось весельем.
   Став среди народа, Моисей возвестил ему, что явился от Господа Бога с освобождением от гнетущих народ бедствий.
   И действительно, спустя немного времени из-за моря прилетело множество перепелок (эта порода птиц водится более других у Аравийского залива), а так как они были в одно и то же время очень утомлены от перелета, да перепелки и вообще летают ниже других птиц, то они спустились на землю как раз среди еврейского стана. Народ же, видя в них ниспосланную самим Господом Богом птицу, ловил этих птиц и утолял ими свой голод. Тогда Моисей обратился снова уже с благодарственной молитвой к Предвечному за быстрое оказание обещанной помощи.
   Немедленно же после этого первого доставления пищи Господь Бог послал евреям еще другое. Именно, когда Моисей поднял руки свои к небу для молитвы, на них упало нечто вроде росы. Так как оно оставалось на руках, то Моисей, предполагая и в этом пищу, ниспосланную от Господа Бога, отведал от нее и с радостью убедился, что не ошибся. Но так как народ был в недоумении, считая, что идет снег, как то бывает в зимнее время года, то Моисей объяснил ему, что это вовсе не роса падает с неба на гибель им, но пища для спасения их. Для большей убедительности он дал им отведать этого небесного дара и сам подал им пример. Народ последовал примеру своего вождя и обрадовался новой пище, потому что она была похожа по сладости и приятности на мед, по виду своему походила на бделлий, а по величине на зерна кориандра. Тотчас все принялись усердно собирать эту пищу. Тут же было повелено, чтобы каждый собирал ежедневно ровно ассарон (это известная мера); тогда у евреев не будет недостатка в пище и, равным образом, слабосильным будет дана возможность собирать также для себя, а более сильные не смогут отнимать у слабых их пищу. Впрочем, те, кто хотел собрать более положенного количества, не облегчал себе тем своей задачи, потому что никто не находил более одного ассарона. Впрочем, и от того запаса, который сохранялся некоторыми до следующего дня, никому не было никакой пользы, так как пища портилась от червей и приобретала горечь. Вот какою необыкновенною была эта ниспосланная Господом Богом пища. При этом те, кто ею обладал, не нуждались уже ни в какой другой. Впрочем, еще и поныне вся та местность изобилует этим продуктом, после того как тогда Предвечный ниспослал его Моисею в пищу народу. Евреи называют его манною, потому что слово представляет на нашем языке вопрос, значащий "Что это такое?". Евреи могли наслаждаться этою пищею, ниспосланною им с неба, еще продолжительное время, так как они пользовались ею в продолжение всех тех сорока лет, которые они провели в пустыне.

 

   И двинулись из Елима, и пришло всё общество сынов Израилевых в пустыню Син, что между Елимом и между Синаем, в пятнадцатый день второго месяца по выходе их из земли Египетской.

 

   И возроптало все общество сынов Израилевых на Моисея и Аарона в пустыне, и сказали им сыны Израилевы: о, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, когда мы сидели у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта! ибо вывели вы нас в эту пустыню, чтобы всё собрание это уморить голодом.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Здесь называется точная дата возникновения недовольства и ропота: "в пятнадцатый день второго месяца по выходе их из земли Египетской", на пути из Египта к горе Синай.
   Самый жестокий рабовладелец обязательно покормит своих рабов хотя бы раз в день. Неимоверно милосердный рабовладелец Иегова (все мы - рабы Божьи!) более месяца совершенно не внимал страданиям избранного Им народа. Не внимали этим мучениям и великие пастыри-братья. Впрочем, вряд ли они голодали.

 

   Спросим себя, а заодно и Господа: нужно ли было так долго издеваться над несчастными путниками?
   Нужно ли было вызывать в робком народе недовольство и возмущение, способные подорвать чувство великой любви к Хозяину?
   Нельзя ли было подкидывать провизию с первого дня пути?

 

   Да, отвечу я, нужно было и нельзя было.
   Но было просто необходимо.
   Народ этот неблагодарен и "жестоковыен".
   Негодяев, видите ли, за шкирку оторвали от жирных котлов!
   Но способен ли кто у котлов молиться и заботиться о спасении души?!
   Вместо глубокой благодарности, эти погрязшие обжоры разевают рот и кричат: "Геволт, дайте хлеба!"
   "Великолепно! - потирают руки вожди народа. - Наконец - то они возроптали!"
   Но ведь ропот против Бога, - страшное преступление, за которое следует строго наказывать.
   Строгие наказания (чем чаще, тем лучше!) принудят холопов к покорности.
   Наказывать следует именем Бога.
   Которого, конечно же, следует любить. Ну и, конечно же, сильно бояться!

 

   По другой версии ("Числа") всё происходило совершенно иначе, - в другое время, в другом месте, с другими обвиняемыми.
   Народ, оказывается, возроптал не во второй месяц, а на второй год после Исхода. И начали бунт вовсе не робкие евреи, а иноплеменники, также вышедшие, по глупости, из Египта. Язычники подстрекали народ Божий к недовольству и отступничеству.
   "Пришельцы между ними стали обнаруживать прихоти; а с ними и сыны Израилевы сидели и плакали, и говорили: кто накормит нас мясом?
   Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок. А ныне душа наша изнывает: ничего нет, только манна в глазах наших". (Чис. 11:4)

 

   Понятно, что сухая манна к тому времени порядком надоела и застревала в горле. Она уже не напоминала по вкусу лепешки с медом (первая версия), а всего лишь лепешки с елеем - оливковым маслом (вторая версия).
   Толпа жаждала мяса. Но обещанных перепелок не подавали.
   Следует отметить, что Божьи посулы - обещания звучали очень заманчиво. Особенно, что касалось молочных рек и медовых берегов. Но реальность несла разочарование, - уже и в постылых лепешках не было и капли меда.

 

   Версия вторая.
   "И сказал Моисей Господу: откуда мне взять мясо, чтобы дать народу сему? Ибо они плачут предо мною и говорят: дай нам есть мяса.

 

   И сказал Господь Моисею: очиститесь к завтрашнему дню, и будете есть мясо. Не один день будете есть, не два дня, не пять дней, не десять дней и не двадцать дней; но целый месяц, пока не пойдет оно из ноздрей ваших и не сделается для вас отвратительным, за то, что вы презрели Господа, который среди вас, и плакали перед Ним, говоря "для чего было нам выходить из Египта?" (Чис. 11:18-20)

 

   По первой версии, Господь благодушно отозвался на пожелания голодающих несколько улучшить и разнообразить снабжение.
   Согласно второй, - страшно разгневался, зашелся в истерике: "мясо вам полезет ноздрями!"

 

   Помилуйте, что за крик, что за угрозы?! Народ постился более года.
   По ночам несчастным евреям снилось рыбное и чесночное египетское "рабство". Они уже не верили, что когда-то жили счастливо и вольготно в благодатной земле Гесем. Когда не было рядом любимого доброго Бога с плетью в руке. Они робко попросили мяса, - и получили проклятия. Которые, в отличие от Божьих обещаний, не остаются пустым звуком.

 

   Трудно сказать, на какой именно день у евреев должно было мясо "полезть ноздрями". Из своего скромного полувекового опыта я сделал заключение, что мясо, которое, слава Богу, ем почти каждый день, почему-то не надоедает, и не лезет из не предназначенных для этого отверстий.

 

   Евреям не могли приесться скоромные перепёлки, ибо ели они это диетическое мясо не тридцать дней, как клятвенно обещал Господь. Ни двадцать дней, ни десять дней, ни пять, ни три, ни два. Потому что птички Божьи упали на землю не только отменно приправленными к пище, но и отменно отравленными.

 

   "Мясо еще было в зубах их и не было еще съедено, как гнев Господень возгорелся на народ, и поразил Господь народ весьма великой язвою" (Чис. 11:33).

 

   Поучительно, не правда ли?
   Желаете мяса? Нате вам язву!

 

   Кто бы задал каверзный вопросик благообразному священнику: "Вот Вы всё толкуете о милосердии Божьем. О том, как Он спас от голодной смерти Свой народ, послав ему с небес манну и мясо. Всё это, конечно, очень мило. Но если бы Ваши собственные дети, по воле Божьей, на протяжении сорока лет питались исключительно лепешками с маслом, и только единожды за сорок лет поели мяса с язвой? Что стало бы тогда с Вашей верой и любовью к Богу? Укрепились бы они ещё больше?

 

   Без сомнения!

 

   Бог, утверждают жрецы Его, посылает нам испытания, чтобы укрепить нас в Вере.

 

   Но почитаем Библию! Какие испытания посылал Господь своим верным слугам и младшим компаньонам: Моисею, Аарону и прочим священнослужителям - левитам?

 

   Делили ли они все невзгоды со своим многострадальным народом?

 

   Страдали ли они от голода и жажды?

 

   Носили ли на протяжении сорока лет, не меняя, одну и ту же простую одежду, которая, согласно Библии, не ветшала?

 

   Чуждались роскоши, служили примером высокой морали, как и подобает слугам Божьим?

 

   Всё было как раз наоборот.

 

   Обжирались деликатесами, несметно обогатились, обирая своих овечек.

 

   Предавались пьянству, наркомании и распутству.

 

   В Библии об этом написано черным по белому".

 

   И сказал Господь Моисею: вот, Я одождю вам хлеб с неба, и пусть народ выходит и собирает ежедневно, сколько нужно на день, чтобы Мне испытать его, будет ли он поступать по закону Моему, или нет; а в шестой день пусть заготовляют, что принесут, и будет вдвое против того, по скольку собирают в прочие дни.

 

   И сказали Моисей и Аарон всему [обществу] сынов Израилевых: вечером узнаете вы, что Господь вывел вас из земли Египетской, и утром увидите славу Господню, ибо услышал Он ропот ваш на Господа: а мы что такое, что ропщете на нас?

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Через несколько дней после того, как евреи счастливо отделались от своих поработителей, Моисей решил, что настал подходящий момент, чтобы поведать народу о том, кто есть кто, и что есть что. То есть, поставить их перед фактом: обратной дороги нет, мосты сожжены, море в обратную сторону не раздвигается.
   "Вечером узнаете, что Господь вывел вас из земли Египетской". (Исх.16:6)

 

   Как мы и предполагали, израильтяне и не догадывались, что вышли из Египта раз и навсегда. Для них эта новость была неприятным сюрпризом. И вызвала панику, рыдания и причитания.
   Основная масса считала, что идёт на молебен, а не на массовое погребение.
   Молебен всё-таки состоится, заверил Моисей. И тут же представил народу Бога Иегову, нового Господина, о котором до этого они имели весьма смутные представления.
   Но Иегова не нуждался в представлениях. Он умел Себя подать, преподнести в лучшем виде, в подарочной упаковке. Пусть не в облеке, но в нарядном облаке, так как Господа нельзя лицезреть простому смертному. Под страхом смерти.
   "И прошел Господь пред лицом его, и возгласил: Господь, Бог человеколюбивый и милосердный, долготерпеливый и многомилостивый и истинный. Сохраняющий милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление, и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода". (Исх. 34:6-7)

 

   Милосердный, но наказывающий детей за вину отцов. Наказывающий и внуков, и правнуков.

 

   Понимают ли рабы Божьи то, что читают в Библии?

 

   "Прощающий вину, но не оставляющий без наказания".

 

   Какие великолепные, прямо таки божественные глупости содержит эта книга?

 

   С таким же успехом можно сказать: слишком добрый, но очень злой; любящий, но ненавидящий; изменяющий, но сохраняющий верность; очень умный, но большой дурак; черный костюм, отливающий белизной; высокий карлик; непорочный грешник.

 

   Будьте уверены, в Библии мы натолкнемся на множество подобных бессмыслиц.

 

   Вот еще один перл, подобного качества.
   "И сказал Моисей народу: не бойтесь: Бог пришел, чтобы испытать вас, и чтобы страх Его был пред лицем вашим". (Исх. 20:2)

 

   "Не бойтесь, чтобы бояться" - говорит хитроумный Моисей. Бойтесь, чтобы сильнее любить. Надо же! Какой животворный источник глупости! Эта Библия может уморить и мёртвого.

 

   "Видите ныне, что Я, Я - и нет Бога кроме меня. Я умерщвляю и оживляю. Я поражаю, и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей" (Втор. 32:34).

 

   Господь ни один труп не поставил на ноги, и не дал ему путёвку в жизнь.

 

   Слова: "Я оживляю" - пустое бахвальство.

 

   И заявление о том, что никто не избавит от руки, легко опровергаемо.

 

   Ничего не мог Он поделать со всеми израильскими и большинством иудейских царей, которые "делали неугодное". То есть, грубо говоря, плевали Ему в лицо.
   В этом Вы ещё сможете убедиться. Так следует ли верить словам этого Бога?

 

   Израильтяне тоже поначалу недоверчиво слушали такую беззастенчивую похвальбу.

 

   Моисей понял, что Господа надо не только преподнести, но и превознести. И посчитал своим долгом убедить их, что всё в порядке.
   "Бог верен, и нет в нём неправды, Он праведен и истинный" (Втор. 32:34).

 

   "Когда пойдет пред тобою Ангел Мой, и поведет тебя к Аморреям, Хеттеям, Ферезеям, Хананеям, Евеям и Иевусеям, Я истреблю их. Мало помалу буду прогонять их от тебя, доколе ты не размножишься, и не возьмешь земли" (Исх. 23:23,30).

 

   Господь поклялся истребить народы, и, в то же время, прогонять их мало помалу.

 

   Из Библии не совсем понятно, как это должно было осуществляться технически.
   Поэтому можно предположить, что первым этапом было поголовное истребление, а вторым - изгнание трупов.
   Причем, мало помалу, чтобы не сильно гремели костьми, и не нарушали сон избранного народа.
   Конечно, гораздо легче и проще было изгнать обреченные народы ещё тёплыми, в живом состоянии. Но вот чём загвоздка. Если бы они освободили Святую территорию, то у Господа уже не было бы оснований для того, чтобы их истреблять. Ведь в этом случае они уже не мешали бы израильтянам удобно располагаться.
   Всё верно. Но как же быть с обещанием истребить? Как-то неудобно брать его обратно.
   Ясно одно. Раз этих народов сейчас не существует, значит, Господь остался верен данной Им клятве. И заслуживает похвалы".

 

   И сказал Моисей: узнаете, когда Господь вечером даст вам мяса в пищу, а утром хлеба досыта, ибо Господь услышал ропот ваш, который вы подняли против Него: а мы что? не на нас ропот ваш, но на Господа.

 

   Как это архиверно! ..."а мы что? не на нас ропот ваш, но на Господа". И, на всякий случай, послал к народу записного (по повелению Господа) трибуна Аарона...

 

   И сказал Моисей Аарону: скажи всему обществу сынов Израилевых: предстаньте пред лице Господа, ибо Он услышал ропот ваш. И когда говорил Аарон ко всему обществу сынов Израилевых, то они оглянулись к пустыне, и вот, слава Господня явилась в облаке.
   И сказал Господь Моисею, говоря: Я услышал ропот сынов Израилевых; скажи им: вечером будете есть мясо, а поутру насытитесь хлебом - и узнаете, что Я Господь, Бог ваш.

 

   Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "В этот период пути евреи, справедливо полагая, что одной манны недостаточно, однажды возроптали и потребовали мяса. Позвольте! Не сказал ли нам "священный голубь" в книге Исход (12:38), что наши эмигранты, оставляя Египет, увели с собой бесчисленные стада? Было, правда, несколько случаев, когда бог требовал, чтобы ему в жертву принесли перворождённых от овец, - это в то время, когда евреи проторчали около года под Синаем. Верно и то, что Аарон и левиты (церковники) закалывали жертвы в честь золотого тельца. Но неужели же был вырезан весь скот?
   Надо признать, что все это очень непонятно: когда "святой дух" описывает жертвоприношение в пустыне, евреи имеют весь скот, угнанный из Египта. Но как только его повествование переходит на что-нибудь другое, так те же евреи голодают и питаются одной слабительной манной.
   Мы не позволим себе сказать, что "священный голубь" противоречит сам себе: это ведь было бы бесчестием и богохульством!
   Мы вынуждены просто заключить, что, по-видимому, бесчисленные стада были съедены богом во время жертвоприношений и что "святой дух" просто забыл сказать об этом.
   Как бы там ни было, раз евреи, покидая окрестности Синая, требовали мяса громкими воплями, значит, не было больше ни одного быка, ни одной овцы, ни одного барана, ни одного ягненка".

 

   Вечером налетели перепелы и покрыли стан, а поутру лежала роса около стана; роса поднялась, и вот, на поверхности пустыни нечто мелкое, круповидное, мелкое, как иней на земле. И увидели сыны Израилевы и говорили друг другу: что это? Ибо не знали, что это.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Великое милосердие проявил Господь к несчастным евреям, когда послал им манну небесную. В двух книгах Библии: "Исход" и "Числа" - подробно рассказывается об этой грандиозной жрачке. Причем, совершенно по-разному. Чему верить, - ведь одна версия совершенно противоречит другой? Мы знаем, конечно, что каждое слово Библии - истинно. Но, - извините за богохульство, - вкрадываются сомнения. Если правдивы обе версии, то какая версия более правдивей?"

 

   И Моисей сказал им: это хлеб, который Господь дал вам в пищу; вот что повелел Господь: собирайте его каждый по стольку, сколько ему съесть; по гомору на человека, по числу душ, сколько у кого в шатре, собирайте. И сделали так сыны Израилевы и собрали, кто много, кто мало; и меряли гомором <мера объема - 3,6 литра>, и у того, кто собрал много, не было лишнего, и у того, кто мало, не было недостатка: каждый собрал, сколько ему съесть. И сказал им Моисей: никто не оставляй сего до утра. Но не послушали они Моисея, и оставили от сего некоторые до утра, - и завелись черви, и оно воссмердело.

 

   И разгневался на них Моисей. И собирали его рано поутру, каждый сколько ему съесть; когда же обогревало солнце, оно таяло. В шестой же день собрали хлеба вдвое, по два гомора на каждого. И пришли все начальники общества и донесли Моисею.

 

   Типа - готовься - смердеть будет.

 

   И [Моисей] сказал им: вот что сказал Господь: завтра покой, святая суббота Господня; что надобно печь, пеките, и что надобно варить, варите сегодня, а что останется, отложите и сберегите до утра. И отложили то до утра, как повелел [им] Моисей, и оно не воссмердело, и червей не было в нем.
   И сказал Моисей: ешьте его сегодня, ибо сегодня суббота Господня; сегодня не найдете его на поле; шесть дней собирайте его, а в седьмой день - суббота: не будет его в этот день.
   Но некоторые из народа вышли в седьмой день собирать - и не нашли.

 

   Вышли в седьмой день собирать?!... Однако!!!

 

   И сказал Господь Моисею: долго ли будете вы уклоняться от соблюдения заповедей Моих и законов Моих? смотрите, Господь дал вам субботу, посему Он и дает в шестой день хлеба на два дня: оставайтесь каждый у себя [в доме своем], никто не выходи от места своего в седьмой день.

 

   И покоился народ в седьмой день.

 

   И нарек дом Израилев хлебу тому имя: манна; она была, как кориандровое семя, белая, вкусом же как лепешка с медом.

 

   Более ста лет назад ученые Эренберг и Гемприх обнаружили, что манну находят и в наши дни в Синайских горах, она падает на землю из воздушного пространства... Арабы называют ее "ман". Туземцы - арабы и греческие монахи - собирают ее и едят с хлебом вместо меда.

 

   В 1927 году зоолог Еврейского университета в Иерусалиме Боденхаймер обнаружил на Синайском полуострове разновидность тамариска, который в весеннюю пору выделяет сладковатую жидкость, быстро застывающую на воздухе в виде белых шариков, похожих на град. Местные бедуины - большие любители этого лакомства - с наступлением весны толпами отправляются в степь собирать белые липкие шарики, как мы собираем ягоды. Один человек может собрать за день полтора килограмма - количество, вполне достаточное для того, чтобы утолить голод.
   Любопытно, что мелкие уличные торговцы в Багдаде по сей день выставляют на продажу сладкую смолу тамариска под названием ман...

 

   Во второй половине прошлого столетия М.Бертело заинтересовался химическим составом манны и решил проанализировать два ее образца: синайскую и сирийскую, точнее, манну из Курдистана.

 

   Синайская манна представляла собой густой желтоватый сироп, содержащий обломки растения. В состав ее входят, кроме воды, тростниковый сахар, декстрин и аналогичные ему вещества.

 

   Образец манны из Курдистана был найден доктором Гайардо, который писал: она "падает на все без различия растения, в июле и августе, но не каждый год..."

 

   Этот вид манны представлял собой тестообразную, почти твердую массу, пронизанную частицами растений с примесью небольшого количества воскообразного вещества. Состав ее подобен составу Синайской манны".

 

   В свете этих открытий библейская манна перестает быть чудом. Моисей, видимо, знал её питательную ценность ещё со времен изгнания и благодаря этому мог прокормить израильтян.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Каждый новый день евреи начинали с того, что рано поутру выходили в пустыню и собирали манну небесную. Выйти следовало еще до восхода солнца, чтобы успеть собрать выделенный Господом гомор (мера объема - 3,6 литра) на одного человека в день.
   Лентяи и сони очень рисковали, потому что, когда солнце начинало припекать, манна таяла на глазах и на солнце.
   В шестой день - пятницу Бог посылал манны вдвое больше, так как соблюдал святую субботу.
   "Вот что сказал Господь: завтра покой, святая суббота Господня; что надобно печь, пеките, что надобно варить, варите сегодня, а что останется, отложите и сберегите до утра" (Исх. 16:23).

 

   Попробуем произвести некоторые расчеты.
   Для того чтобы насытить весь народ, должно было выпасть ежедневно (3,6 л. х 3.000.000 чел.) одиннадцать миллиардов кубических сантиметров манны. Вспомним, что манна - "нечто мелкое, круповидное, как иней на земле". Что такое иней, и какова "толщина" слоя инея, каждый может себе представить. Или, в конце концов, измерить.

 

   Допустим, что иней-манна выпадал слоем в один миллиметр. В этом случае манну следовало собрать с площади, равной одиннадцати квадратным километрам. Неплохая прогулка и зарядка, особенно для маленьких детей, поскольку собирать должен был каждый. В пятницу уборочное поле увеличивалось вдвое.

 

   "И мерили гомором", то есть специальной посудой или мешком. Где, скажите, пожалуйста, взяли миллионы евреев эти ёмкости? Знали ли они заранее, ещё будучи в Египте, что будут питаться манной?

 

   После сбора манны все пекли из неё лепешки. На чём пекли? Где брали масло? Где взяли сковороды? Где находили в пустыне столько дров, - десятки тонн в день?

 

   Всё, что собрано сегодня, надо было обязательно съесть сегодня же.
   Каждый должен собрать столько, сколько сможет съесть. Но почему?
   Потому что на следующее утро засмердится, и будут черви.
   Что-о-о?
   Божий дар, - засмердится?
   Какое кощунство!
   Почему же не портится то, что собрали в пятницу и оставили на субботу?
   А потому, что так Богу угодно! Очень простой и понятный ответ".

 

   Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "Благоговение, которое мы питаем к "святому духу", не мешает нам прибавить, что манна встречается не только на Синайском полуострове, но и во многих других местах земного шара, именно в Калабрии, Персии, Турции и так далее. Её употребляют как довольно хорошее слабительное.
   Остается заключить, следовательно, что бог в высшей степени заботливо относился к здоровью евреев: наполняя им животы, он предупреждал возможность запора. Но давать слабительное ежедневно в течение сорока лет... - на это способно только любящее сердце "отца небесного"!

 

   И сказал Моисей: вот что повелел Господь: наполните [манною] гомор для хранения в роды ваши, дабы видели хлеб, которым Я питал вас в пустыне, когда вывел вас из земли Египетской.
   И сказал Моисей Аарону: возьми один сосуд [золотой], и положи в него полный гомор манны, и поставь его пред Господом, для хранения в роды ваши. И поставил его Аарон пред ковчегом свидетельства для хранения, как повелел Господь Моисею.

 

   Сыны Израилевы ели манну сорок лет, доколе не пришли в землю обитаемую; манну ели они, доколе не пришли к пределам земли Ханаанской.

 

   А гомор есть десятая часть ефы.

 

   И двинулось всё общество сынов Израилевых из пустыни Син в путь свой, по повелению Господню, и расположилось станом в Рефидиме, и не было воды пить народу.
   И укорял народ Моисея, и говорили: дайте нам воды пить.
   И сказал им Моисей: что вы укоряете меня? что искушаете Господа?
   И жаждал там народ воды, и роптал народ на Моисея, говоря: зачем ты вывел нас из Египта, уморить жаждою нас и детей наших и стада наши?

 

   Моисей возопил к Господу и сказал: что мне делать с народом сим? еще немного, и побьют меня камнями.

 

   И сказал Господь Моисею: пройди перед народом, и возьми с собою некоторых из старейшин Израильских, и жезл твой, которым ты ударил по воде, возьми в руку твою, и пойди; вот, Я стану пред тобою там на скале в Хориве, и ты ударишь в скалу, и пойдет из нее вода, и будет пить народ. И сделал так Моисей в глазах старейшин Израильских. И нарек месту тому имя: Масса и Мерива, по причине укорения сынов Израилевых и потому, что они искушали Господа, говоря: есть ли Господь среди нас, или нет?

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что когда евреи... прибыли в Рафидин, то страдания их от жажды достигли крайних пределов, потому что они встретили на пути своем лишь немного источников, а теперь попали в местность совершенно безводную. Поэтому они снова очутились в бедственном положении и опять среди них возникло неудовольствие против Моисея.
   Последний на короткое время скрылся от взоров рассвирепевшей толпы и обратился с молитвою к Господу Богу, умоляя Его даровать и теперь народу и питье, подобно тому, как Он ниспослал ему в опасную минуту пищу, так как без воды последнее благодеяние теряет свое значение.
   Предвечный не замедлил опять явить Свое милосердие и обещал указать Моисею источник и большое обилие воды там, где народ того и не ожидает. Затем Он повелел Моисею ударить посохом по той скале, которую они видят перед собою, и тогда они с избытком получат то, в чем нуждаются; пусть они при этом обратят внимание на то обстоятельство, что эта вода достается им без всякого с их стороны труда и без малейшего к тому усилия. Получив такое утешительное обещание от Господа Бога, Моисей предстал пред народом, с ожиданием на него взиравшим: люди успели уже заметить, как быстро он спускался к ним с утеса.
   Как только он был между ними, он сообщил им, что Господь избавит их и от этого бедственного положения и в милости Своей явит им спасение, на которое они никак не рассчитывали; что Он заставит для них потечь из скалы реку.
   Услышав эти слова, они были в большом недоумении и смущенно спрашивали, неужели им, утомленным путешествием и изнемогающим от жажды, придется разбивать скалу. Но Моисей ударил по ней посохом; она раздалась, и из нее обильно истекла самая свежая и прозрачная вода.
   Народ был так поражен необычайностью совершившегося перед его глазами чуда, что одного вида уже было довольно, чтобы утолить их жажду; когда же люди напились освежительной и сладкой влаги, тогда только они поняли всю прелесть этого дара Божия.
   На Моисея, как на любимца Предвечного, они стали теперь, конечно, взирать с удивлением, а Господу Богу они принесли благодарственные жертвы за Его к ним милостивую заботливость. Помещающееся в [нашем] храме Св.Писание сообщает о том, что Господь Бог предсказал Моисею о таковом появлении воды из скалы.

 

   И пришли Амаликитяне и воевали с Израильтянами в Рефидиме.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что так как молва о евреях успела распространиться уже далеко и о них много говорили, то жителей страны обуял немалый страх и, обменявшись друг с другом сведениями, они решили оказать евреям сопротивление и попытаться совершенно уничтожить их. Особенно усердно к этому побуждали жители Говолиты и Каменистой [Аравии], носившие название амалекитян, самые воинственные из тамошних племен. Цари их приглашали друг друга, равно как и соседей, принять участие в войне с евреями, указывая на то, что евреи представляют из себя чужеземное войско, бежавшее из-под ига египтян и теперь идущее на них.
   "Войском этим, - говорили они, - нам пренебрегать не следует, но раньше, чем оно окрепнет и усилит свое могущество и, не встречая с нашей стороны сопротивления, само решится вступить с нами в бой, представляется наиболее основательным и благоразумным побить его и отомстить ему за то, что сделало оно в пустыне, а не дожидаться, пока евреи овладеют нашими городами и нашим имуществом.
   Те, кто с самого начала старается сокрушить еще только возникающую силу врагов, поступают благоразумнее тех, которые собираются подавить эту силу, когда она успеет уже развиться. В последнем случае приходится бороться с преимуществом врагов, тогда как в первом с самого начала можно не допускать никаких этих преимуществ".
   Передавая путем посольств соседям своим подобные рассуждения и распространяя их среди собственного народа, они достигли того, что было решено идти войной на евреев.
   Моисея, который никак не ожидал неприязненных отношений, эти действия туземного населения крайне смутили и расстроили. И, когда враги приготовились уже к битве, и настал опасный момент, народ еврейский обуяло полное замешательство, потому что приходилось сражаться с людьми прекрасно вооруженными, тогда как у них самих ощущался крайний недостаток даже в наиболее необходимом [оружии]. Тогда Моисей начал увещевать их и ободрять, приглашая положиться на волю Господню: последняя вернула им свободу, она же даст им возможность победить тех, кто вступает с ними в бой, оспаривая эту самую свободу.
   Им следует принять во внимание, что войско их многочисленно и в достаточной мере снабжено оружием, деньгами, пищей и всем тем, в уповании на что люди обыкновенно вступают в бой, так как в лице Господа Бога евреи имеют все это.
   Между тем силы противников ничтожны, безоружны и слабы, так что Господь Бог не даст им в таком положении, в каком их видит, победить евреев.
   Ведь евреи столь часто и в более серьезных положениях, чем эта война, успевали убедиться, какого покровителя имеют они в лице Предвечного; ведь воевать им придется теперь лишь с людьми, тогда как раньше, когда им приходилось бороться с голодом и жаждою, когда горы и моря отрезали им всякий путь к отступлению, им удавалось одолеть и такие преграды, благодаря милостивой помощи со стороны Господа Бога. Пусть они поэтому теперь как можно смелее вступают в бой, так как в победе над врагами заключается для них источник всевозможного благополучия.
   Такими словами Моисей старался ободрить народ; затем созвал всех старейшин и начальников отдельных отрядов и приказал младшим беспрекословно повиноваться повелениям старших, а последним слушаться вождя.
   Теперь все смело смотрели в глаза опасности и были готовы на все, так как надеялись освободиться раз навсегда от всевозможных бедствий.
   Поэтому они просили Моисея не медлить и тотчас вести их на врагов, чтобы отсрочка не охладила их рвения.
   Тогда Моисей выделил из всей массы народной все военные силы и поставил начальником над ними Иисуса, сына Навина, из колена Ефремова, человека весьма храброго, способного переносить всякие тягости, крайне рассудительного и красноречивого, который отличался глубоким благочестием, так как в этом деле наставником его был сам Моисей, и потому пользовался большим уважением среди евреев.
   Небольшому отряду тяжеловооруженных поручил он охрану воды, детей, женщин и вообще всего стана.
   Затем в продолжение всей ночи войско готовилось к битве, поправляло оружие, которое имело какие-либо изъяны, и собиралось вокруг своих начальников, чтобы по данному Моисеем знаку немедленно вступить в бой.
   И Моисей в свою очередь не спал, так как давал указания Иисусу насчет расположения войска в боевом порядке.
   Когда же начало светать, он еще раз просил Иисуса не обмануть возлагаемой на него в этом деле надежды и своими распоряжениями в сегодняшний день своего начальствования стяжать себе славу в глазах всего войска. Затем он убеждал в этом самых выдающихся евреев, каждого в отдельности, и, наконец, ободрил все войско во всей его совокупности.
   Подготовив таким образом воинов к бою не только путем увещеваний, но и снабдив их всем нужным в деле оружием, Моисей поднялся на гору и поручил войско Господу Богу и Иисусу.

 

   Моисей сказал Иисусу: выбери нам мужей [сильных] и пойди, сразись с Амаликитянами; завтра я стану на вершине холма, и жезл Божий будет в руке моей.
   И сделал Иисус, как сказал ему Моисей, и [пошел] сразиться с Амаликитянами; а Моисей и Аарон и Ор взошли на вершину холма. И когда Моисей поднимал руки свои, одолевал Израиль, а когда опускал руки свои, одолевал Амалик; но руки Моисеевы отяжелели, и тогда взяли камень и подложили под него, и он сел на нем, Аарон же и Ор поддерживали руки его, один с одной, а другой с другой стороны. И были руки его подняты до захождения солнца. И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча.
.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что оба войска сошлись и вступили в отчаянный рукопашный бой, в котором бились очень храбро, постоянно побуждая к тому друг друга.
   И пока Моисей воздымал руки свои к небу и держал их вверх, евреи побеждали амалекитян. Но так как он не был в состоянии долго пребывать в таком тяжелом положении (а между тем всякий раз, как он опускал руки, его войска терпели урон), то он повелевал брату своему Аарону и Ору, мужу сестры своей Мариам, стать с обеих сторон рядом с ним и поддерживать его руки, чтобы он не мог переставать оказывать таким образом поддержку своему войску. Ввиду этого евреи совершенно разбили амалекитян, которые наверно погибли бы все, если бы наступление ночи не положило предела резне.
   Таким образом предки наши весьма кстати одержали славнейшую победу, единовременно разбив напавших на них врагов и нагнав страх на всех окрестных жителей; при этом им достались в награду за труды и лишения значительные и прекрасные богатства: они захватили лагерь врагов, и им, которые раньше нуждались даже в самой необходимой пище, теперь удалось завладеть, всем вообще и каждому в отдельности, крупными богатствами.
   Этот бой принес им не только минутную пользу, но был причиною прекрасных последствий и на дальнейшее время, так как они не только физически отразили напавших на них врагов, но покорили их себе и нравственно, нагнав поражением амалекитян большой страх на все жившие в той местности туземные племена. Сами же они (как было уже упомянуто) сильно обогатились, потому что захватили в лагере массу серебра, золота и медной посуды для домашнего обихода, равным образом множество чеканной серебряной и золотой монеты, тканой материи, ковров и оружия, всякого другого имущества и скарба, а также все количество всевозможного скота, какой обыкновенно всегда следует за лагерем. Кроме того, евреи стали мужественнее, и вообще в их доблести произошла значительная перемена к лучшему; теперь они всегда были готовы подвергать себя всевозможным трудностям, понимая, что трудом можно добыть все, чего желаешь.
   Таков был результат этой битвы.
   На следующий день Моисей приказал снять доспехи с павших врагов и собрать оружие, брошенное бежавшими неприятелями.
   Тем [из евреев], которые отличились особенной храбростью, он раздал почетные награды, а военачальника Иисуса удостоил публичной похвальной речи, свидетельствовавшей о совершенных им на глазах у всего войска доблестных подвигах.
   Из евреев никто не пал в битве, неприятелей же - столько, что их нельзя было и сосчитать.

 

   И сказал Господь Моисею: напиши сие для памяти в книгу и внуши Иисусу, что Я совершенно изглажу память Амаликитян из поднебесной.

 

   Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "Уместно сказать здесь, что Амалик был потомок Исава: от первой жены своей, Ады, Исав имел старшего сына - Елифаза, а Елифаз имел от наложницы своей Фамны сына Амалика.
   Каким образом он оказался жив до сих пор, этот Амалик?
   Факт существования этого Амалика в высшей степени загадочен. Ибо для того, чтобы потомки двенадцати сыновей Иакова успели стать народом, могущим выставить 600.000 вооруженных, потребовалась смена многих поколений. Да, наконец, и Библия сама говорит, что четыреста тридцать лет отделяют прибытие Иакова и его сыновей в Египет от событий, изложенных в книге Исход. Следовательно, и Амалику должно было быть примерно лет четыреста, когда он напал на евреев в Синайской пустыне".

 

   И устроил Моисей жертвенник [Господу] и нарек ему имя: Иегова Нисси. Ибо, сказал он, рука на престоле Господа: брань у Господа против Амалика из рода в род.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что для принесения благодарственной жертвы Моисей приказал воздвигнуть алтарь и, назвав Господа Бога Богом-Победителем, предсказал, что амалекитяне погибнут окончательно и что из них не уцелеет на будущее время ни один за то, что они напали на евреев, когда те находились в пустыне в особенно стесненном положении. Для войска же Моисей устроил пиршество.

 

   И услышал Иофор, священник Мадиамский, тесть Моисеев, о всем, что сделал Бог для Моисея и для Израиля, народа Своего, когда вывел Господь Израиля из Египта, и взял Иофор, тесть Моисеев, Сепфору, жену Моисееву, пред тем возвращенную, и двух сынов ее, из которых одному имя Гирсам, потому что говорил Моисей: я пришлец в земле чужой; а другому имя Елиезер, потому что [говорил он] Бог отца моего был мне помощником и избавил меня от меча фараонова. И пришел Иофор, тесть Моисея, с сыновьями его и женою его к Моисею в пустыню, где он расположился станом у горы Божией, и дал знать Моисею: я, тесть твой Иофор, иду к тебе, и жена твоя, и два сына ее с нею.
   Моисей вышел навстречу тестю своему, и поклонился [ему], и целовал его, и после взаимного приветствия они вошли в шатер.
   И рассказал Моисей тестю своему о всем, что сделал Господь с фараоном и со [всеми] Египтянами за Израиля, и о всех трудностях, какие встретили их на пути, и как избавил их Господь [из руки фараона и из руки Египтян].
   Иофор радовался о всех благодеяниях, которые Господь явил Израилю, когда избавил его из руки Египтян [и из руки фараона], и сказал Иофор: благословен Господь, Который избавил вас из руки Египтян и из руки фараоновой, Который избавил народ сей из-под власти Египтян; ныне узнал я, что Господь велик паче всех богов, в том самом, чем они превозносились над Израильтянами.
   И принес Иофор, тесть Моисеев, всесожжение и жертвы Богу; и пришел Аарон и все старейшины Израилевы есть хлеба с тестем Моисеевым пред Богом.

 

   На другой день сел Моисей судить народ, и стоял народ пред Моисеем с утра до вечера.

 

   ..."Встать! Суд идет!"... Так и сейчас.

 

   И видел [Иофор,] тесть Моисеев, всё, что он делает с народом, и сказал: что это такое делаешь ты с народом? для чего ты сидишь один, а весь народ стоит пред тобою с утра до вечера?

 

   Однако... [Иофор,] тесть Моисеев,... "сказал: что это такое делаешь ты с народом?"... "для чего ты сидишь один, а весь народ стоит пред тобою с утра до вечера?" Сразу видно, что тесть Моисеев всего-навсего овцевладелец, а священник - по совместительству - ни-че-го не понимает в высшем наслаждении!!!
   Судьи и посейчас изображают Моисеев! Даже когда судят гоев.
   ...И не нужно было намекать на маленький рост Моисея!...

 

   И сказал Моисей тестю своему: народ приходит ко мне просить суда у Бога; когда случается у них какое дело, они приходят ко мне, и я сужу между тем и другим и объявляю [им] уставы Божии и законы Его.

 

   Явно Моисей был человек кротчайший из всех людей на земле...

 

   Но тесть Моисеев сказал ему: не хорошо это ты делаешь: ты измучишь и себя и народ сей, который с тобою, ибо слишком тяжело для тебя это дело: ты один не можешь исправлять его; итак послушай слов моих; я дам тебе совет, и будет Бог с тобою: будь ты для народа посредником пред Богом и представляй Богу дела [его]; научай их уставам [Божиим] и законам [Его], указывай им путь [Его], по которому они должны идти, и дела, которые они должны делать; ты же усмотри [себе] из всего народа людей способных, боящихся Бога, людей правдивых, ненавидящих корысть, и поставь [их] над ним тысяченачальниками, стоначальниками, пятидесятиначальниками и десятиначальниками [и письмоводителями]; пусть они судят народ во всякое время и о всяком важном деле доносят тебе, а все малые дела судят сами: и будет тебе легче, и они понесут с тобою бремя; если ты сделаешь это, и Бог повелит тебе, то ты можешь устоять, и весь народ сей будет отходить в свое место с миром.

 

   [Иофор,] "тесть Моисеев сказал ему: не хорошо это ты делаешь"... "я дам тебе совет, и будет Бог с тобою"... "будь ты для народа посредником пред Богом"... Явно Моисей был человек кротчайший из всех людей на земле... отпустил Моисей тестя своего, и он... пошел... в землю свою.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Моисея навестил его тесть, мудрый мадиамский жрец. Он посоветовал вождю народа назначить средний судейско-офицерский состав: стоначальников и тысяченачальников, чтобы могли судить мелкие дела. Странно, что Моисей сам не смог догадаться, ведь это и школьнику понятно.

 

   Тесть дал Моисею ещё одно очень ценное указание, чрезвычайно ценное.
   "Итак, послушай слов моих; я дам тебе совет, и будет Бог с тобою; будь ты для народа посредником перед Богом и представляй Богу дела его. Научай их уставам и законам Божьим". (Исх. 18:19-20)

 

   Итак, выдай себя за посредника между Богом и народом. И тогда добьёшься своей цели.

 

   Моисей говорит тестю, что объявляет народу "уставы Божьи и законы Его". Но законы и уставы ещё не были даны. Что же тогда объявлял Моисей? Отсебятину! Впрочем, он делал это и после того, как Господь дал ему заповеди и научил законам".

 

   И послушал Моисей слов тестя своего и сделал все, что он говорил [ему]; и выбрал Моисей из всего Израиля способных людей и поставил их начальниками народа, тысяченачальниками, стоначальниками, пятидесятиначальниками и десятиначальниками [и письмоводителями], и судили они народ во всякое время; о [всех] делах важных доносили Моисею, а все малые дела судили сами.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что такова была первая война евреев, которую им пришлось вести с неприятелями по выходе своем из Египта.
   После того как войско справило свой победный праздник, Моисей дал ему отдохнуть ближайшие несколько дней после битвы и затем повел евреев вперед уже в боевом порядке.
   Но так как вследствие массы багажа они могли подвигаться очень медленно, то Моисей достиг лишь на третий месяц по выступлении из Египта горы Синайской, где, как мы уже раньше сообщили, с ним случились необычайные происшествия с терновником и прочие чудеса.
   Узнав об успехах Моисея, тесть его Рагуил радостно выехал к нему навстречу, чтобы приветствовать его, Сапфору и детей их. Моисей также обрадовался прибытию своего тестя и, совершив жертвоприношения, устроил для народа угощение вблизи того тернового куста, который когда-то уцелел в огне.
   И весь народ, распределяясь по колоннам, принял участие в этом пире, Аарон же с родственниками своими и Рагуилом стали петь хвалебные гимны в честь Господа Бога за оказанную поддержку и за то, что Он явил себя виновником и дарователем их свободы. Равным образом они прославляли и вождя своего, благодаря доблести которого все им так отлично удалось.
   Рагуил, выражая свою признательность Моисею, сказал много похвального также по адресу всего народа, но главным образом он выразил свое удивление Моисею, проявившему столько мужества в деле спасения своих друзей.
   На следующий день Рагуил заметил, что Моисей завален делом (потому что он сам разрешал все споры между тяжущимися, так как все являлись к нему и тогда только никто не считал себя обиженным, если тот лично разбирал дело; даже когда люди проигрывали дело, то им казалось это легче, если все происходило по строгому праву, чем если они приписывали такой исход произвольному решению). Тогда Рагуил не сказал ничего, не желая мешать людям, обращавшимся за справедливостью к доблестному вождю своему; но когда толпа [просителей] ушла, шум умолк и он остался с Моисеем наедине, он решился дать последнему совет, как следует поступать [при таких обстоятельствах].
   Совет этот сводился к тому, чтобы предоставить разрешение мелких дел другим лицам, тогда как разбор более серьезных случаев и общая забота о благе всего народа должна была лежать на самом Моисее: судить найдутся среди евреев и другие почтенные лица, тогда как заботиться о благе стольких десятков тысяч людей не сможет никто иной, кроме Моисея.
   "Зная сам о своих заслугах, - заметил Рагуил, - которые проявил ты в деле спасения народа, служа Господу Богу, поручи другим или самим тяжущимся разрешение их объединенных житейских споров, сам же ты посвяти себя исключительно служению Предвечному и обрати все заботы свои на изыскание средств к тому, чтобы выручать народ из бедственных положений.
   Воспользуйся моим предложением, сделай точный смотр и исчисление войска и, разделив его на десятки тысяч и на тысячи, назначь над ними начальников. Затем подраздели войска на отряды в пятьсот, сто, пятьдесят, тридцать, двадцать и десять человек и отдай каждое из этих подразделений под команду одного выборного начальника, который и будет именоваться сообразно численности порученного ему отряда.
   Те же лица, которые пользуются у народа репутацией добросовестных и справедливых людей, пусть будут судьями в их тяжбах; если же возникнет более серьезное дело, то таковое они передадут тем, кто занимает более высокое общественное положение; если же и эти затруднятся решением вопроса, то они могут снестись с тобою.
   Таким образом, результат получится вдвойне благоприятный: евреи будут наслаждаться правосудием, ты же сам сможешь посвятить себя всецело служению Господу Богу и еще более располагать Его к благоволению по отношению ко всему народу".
   Этот совет Рагуила Моисей принял охотно и поступил сообразно его указанию. Впрочем, он никоим образом не приписывал себе чести изобретения этого нововведения, не скрывал, кто виновник его, но охотно сообщил народу имя лица, нашедшего это средство. В сочинениях своих он также назвал Рагуила автором указанного распределения [еврейского народа], так как считал необходимым свидетельствовать всю истину о лицах достойных, тем более что человеку пишущему делает честь упоминание и чужих открытий. Таким образом, перед нами еще один пример благородства Моисея, причем мы попутно в других местах этого сочинения укажем еще и на другие подобные примеры.

 

   По мнению Эдуарда Мейера еврейские племена, которые позже стали народом Израиля, приняли новую религию не в Египте и не у подножья одной из гор Синайского полуострова, а в многоводном оазисе Мерибат-Кадеш в южной Палестине, между восточной оконечностью Синайского полуострова и западной Аравией. Здесь евреи cтали поклоняться богу Ягве, вероятно - племенному божеству живших поблизости мидианитов. Возможно, и другие соседние племена тоже поклонялись этому богу.

 

   В религии Ягве обычай обрезания превратился в закон, и поскольку он неразрывно связан с Египтом, узаконение его означает некую уступку людям Моисея. Они - или левиты среди них - не хотели отказаться от этого символа своей посвященности. Они хотели сохранить от своей религии хотя бы это и в обмен готовы были признать новое божество и все, что говорили о нем мидианитские жрецы. Возможно, они сумели выторговать и другие уступки.

 

   Ягве был, по всей видимости, божеством вулкана. Но, как мы знаем, в Египте нет вулканов, а горы Синайского полуострова никогда не были вулканическими. С другой стороны, проявления вулканической активности вплоть до поздних времен имели место по западной границе Аравии. Один из тамошних вулканов и мог быть той горой Синай-Хорев, на которой по поверьям находилось убежище Ягве.

 

   Неспособность Богини-Матери защитить своих поклонников от ударов еще более могучей силы могла стать причиной ее замены мужским божеством, и тогда вулканический бог был первым кандидатом на освободившийся престол. Зевс до сих пор именуется "сотрясателем Земли". Особенно показательна судьба Афины-Паллады, которая, несомненно, была местной разновидностью материнского божества. Революция в религиозном сознании низвела ее до роли дочери, лишила матери и навечно запретила ей самой материнство, наложив на нее табу девственности...

 

   Ягве был, несомненно, вулканическим божеством.

 

   Несмотря на все искажения, которые претерпел библейский текст, мы можем восстановить, по Мейеру, первоначальный характер этого бога: то был жуткий, кровожадный демон, который выходил по ночам и избегал дневного света.

 

   Посредником между народом и этим богом, акушером новой религии был некий человек по имени Моисей. Он был зятем мидианитского жреца Йетро и пас свои стада, когда услышал божественный зов. Йетро посетил его в Мерибат-Кадеш, чтобы преподать ему инструкции.

 

   Мейер отмечает также, что все детали, содержащиеся в истории юности Моисея, позже попросту отбрасываются.
   "Моисей среди мидианитов - это уже не внук египетского фараона, а пастух, которому открылся Ягве.
   В рассказе о десяти казнях его родство с фараоном больше не упоминается, хотя оно могло быть весьма эффективно использовано...
   В рассказе об Исходе и гибели египтян Моисея вообще нет; он там не упоминается.
   Все те признаки героя, которые предполагает история его рождения и детства, совершенно отсутствуют во взрослом Моисее; теперь он только посланец Бога, чудотворец, которого Ягве наделил сверхъестественной силой".

 

   И действительно, невозможно отделаться от впечатления, что этот Моисей в Кадеше и у мидианитов (которому традиция приписывает даже сооружение медного змия в качестве идола-исцелителя) - совершенно другой человек, чем тот "вычисленный" нами царственный египтянин, который открыл своему народу религию, сурово запрещающую всякую магию и волшебство.

 

   Египетский Моисей отличается от мидианитского Моисея не меньше, чем универсальный бог Атон от демона Ягве на его божественном вулкане.

 

   С одной стороны, Моисей характеризуется как властный, вспыльчивый, зачастую даже яростный человек, а с другой - о нем же говорится, что он был самым терпеливым и "кротким" из людей.
   Ясно, что два последних качества не укладываются в образ египетского Моисея, задумавшего столь величественный и трудный план для своего народа.
   Возможно, они как раз и принадлежали второму, мидианитскому.
   Чтобы слить этих двух людей в одного, предание или легенда должны были привести египетского Моисея к мидианитам... (Но и там "кроткость Моисея" относительна.)

 

   Мейер, не зная устали, готов еще и еще рассказывать о связи Моисея с Кадешем и мидианитами.
   "Личность Моисея так тесно связана с мидианитами и их священными местами в пустыне"...
   "Личность Моисея, неразрывно связана с Кадешем; его связь с мидианитским жрецом через брак с дочерью этого жреца дополняет всю картину".

 

   Мы не очень удалимся от истины, если предположим, вслед за большинством исследователей, что в египетском рабстве находилась лишь часть тех племен, которые впоследствии составили еврейский народ. Иными словами, племя, вышедшее из Египта, объединилось затем с другими, родственными ему племенами, которые жили между Египтом и Ханааном. Этот союз, из которого родился народ Израиля, был скреплен принятием новой, общей для всех племен религии Ягве; согласно Мейеру, это произошло в Кадеше под влиянием мидианитов. После этого народ почувствовал себя достаточно сильным, чтобы предпринять вторжение в Ханаан.

 

   Несомненно, еврейский народ образовался из множества весьма различных составных частей, но главное различие пролегало между теми, кто испытал египетское рабство и все последующие события, и всеми остальными.
   В этом плане можно сказать, что народ образовался из двух частей, и это согласуется с тем, что некоторое время спустя он распался именно на две части - царство Израиля и царство Иуды. <Царство Израиля и царство Иуды. Враждующие до сих пор. Это нужно помнить при любом "еврейском" вопросе. Также нужно помнить, что евреи Египта не забыли, что их обобрали евреи Исхода - это наиболее скрываемый оттенок еврейской внутренней войны. Еще один оттенок еврейской внутренней войны - война тех, кто "обратившись" вернулся в Израиль, например, из России - наркоманов, алкоголиков и шизофреников - как рассказал ученый из Тель-Авивского университета Giora Rahav.>

 

   Выходцев из Египта было, видимо, меньше, чем остальных, но они стояли на более высоком культурном уровне. Они оказали более значительное влияние на последующую судьбу народа, потому что принесли с собой традицию, которой у тех не было.

 

   Вероятно, они принесли с собой кое-что еще, хоть и не столь ощутимое, как традиция.
   Одна из величайших загадок древнееврейской истории связана с появлением левитов.
   Говорят, что они принадлежали к одному из двенадцати колен израилевых, колену Леви, но ни в одном предании нет и намека на то, где проживало это племя первоначально, и какая часть завоеванного Ханаана была ему отведена.
   Левиты занимали самые важные посты и в то же время отличались от жрецов.
   Левит - не обязательно священник; но это и не название касты.
   Наше толкование Моисея подсказывает нам объяснение.
   Нельзя поверить, что такой знатный человек, как Моисей, пришел к чужому народу без свиты. Он должен был привести с собой своих ближайших людей, писцов, слуг. Это и были первые левиты.
   По библейской традиции Моисей и сам левит.
   Но тут в Библии ощущается явное искажение истинного положения дел: в действительности, это левиты были людьми Моисея.
   Такое предположение подкрепляется фактом... в более поздние времена египетские имена встречаются только среди левитов.
   Можно предположить, что какое-то число этих моисеевых спутников избежало судьбы вождя и его религии. Впоследствии их численность возросла, и они смешались с народом, среди которого жили, но остались по-прежнему верны своему хозяину, чтили его память и сохраняли его учение. Ко времени союза с последователями Ягве они составляли влиятельное меньшинство, культурно превосходившее всех прочих.

 

   И отпустил Моисей тестя своего, и он пошел в землю свою.

 

   В третий месяц по исходе сынов Израиля из земли Египетской, в самый день новолуния, пришли они в пустыню Синайскую. И двинулись они из Рефидима, и пришли в пустыню Синайскую, и расположились там станом в пустыне; и расположился там Израиль станом против горы.

 

   Принято считать, что речь идет о горе на Синайском полуострове, которая и по сей день носит название Синай. Однако эта гора никогда не была действующим вулканом, а именно проявление вулканизма мы явно видим в процитированном выше отрывке. Зато потухшие вулканы мы находим на восточном берегу акабского залива, в Мадиамской земле, там, где расположена гора Хорив (один из хребтов которой именуется, кстати, Синай).

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что созвав народ, Моисей объявил ему, что пока он уйдет на гору Синайскую для общения с Господом Богом, а затем вернется обратно с тем решением Предвечного, какого он от Него удостоится. Народ между тем должен расположиться станом вблизи горы и свято чтить соседство Божества. С этими словами Моисей отправился на Синай, самую высокую гору в той местности.
   Благодаря своей чрезмерной величине и крутым склонам, возвышенность эта не только является недоступною людям, но даже, если смотреть на нее, вызывает страшное ощущение; а так как к тому же существовало предание, что тут пребывает Божество, то гора эта вызывала священный ужас, и никто не дерзал приблизиться к ней.
   Сообразно повелению Моисея, евреи расположились станом у подошвы горы и были в радостном возбуждении при мысли, что Моисей вернется к ним назад с наилучшими известиями и предвещанием всевозможных благ от Господа Бога.
   В ожидании вождя своего они находились в праздничном настроении, совершали всевозможные очищения и по приказанию Моисея воздерживались в продолжение трех дней от общения с женами своими.
   В то же время они молили Господа Бога явить Свое милосердие Моисею и даровать ему средство, которое могло бы утвердить их благополучие.
   Себе же они разрешили более обильное и изысканное питание и вместе с женами своими и детьми облеклись в наилучшие и красивейшие свои одежды.
   Таким образом провели они в праздничном настроении два дня.
   На третий же день, еще до восхода солнца, над всем станом евреев поднялось густое облако, какого они раньше не видали, и окутало всю местность, где были расположены их палатки. И в то время, как вся остальная местность кругом была залита солнечным светом, вдруг поднялись ужасные вихри с сильнейшим проливным дождем, засверкали молнии, вызывая трепет в зрителях, и раздавшиеся грозные громовые удары указали на близость Божества и на то, что Оно вступило в милостивое общение с Моисеем.
   Пусть всякий читатель составит об этом сам себе свое личное мнение: мое дело рассказать обо всем том так, как о том повествуется в наших священных книгах.
   Это зрелище в связи со страшным громом повергло евреев в ужас и трепет, потому что они не привыкли к подобным явлениям, да к тому же и распространенное мнение, что на эту гору снисходит сам Господь Бог, сильно возбуждало их расстроенное воображение. Поэтому они печально сидели в своих палатках, считая Моисея погибшим от гнева Господня и ожидая и себе подобной же участи.
   И пока они находились в таком удрученном состоянии, вдруг явился к ним Моисей, веселый и бодрый, и такой вид его сразу рассеял в них весь страх и возбудил в них наилучшие надежды, тем более что недавно еще столь ужасная погода сменилась с появлением Моисея солнечным сиянием и светом.
   Затем Моисей созвал весь народ в собрание для того, чтобы внять повелениям Господа Бога.
   Когда все были в сборе, он взошел на высокое место, откуда все могли его услышать, и сказал:
   "Евреи! Подобно тому, как и раньше, Господь Бог милостиво отнесся ко мне, и Он сам теперь между вами, в стане, для того, чтобы устроить вашу жизнь наилучшим образом и преподать вам правильное государственное устройство.
   Поэтому, во имя Его и тех благодеяний, которые он успел уже явить нам, умоляю вас, не отвергайте того, что я скажу вам теперь, отнеситесь к этому с должным вниманием и уважением, потому что я говорю с вами ныне не от лица моего, но от имени Господа Бога.
   Итак, приняв во внимание все значение этих слов, постарайтесь понять все величие Того, Кто говорит с вами и Кто не пренебрег вступить со мною в сношение ради вашего же блага.
   Ведь при моем посредстве удостаивает вас теперь своей речи не Моисей, сын Амарама и Иохаведы, но Тот, Кто ради вас заставил Нил течь кровью и сокрушил гордыню египтян многоразличными бедствиями; Кто указал вам путь через море; Кто сниспослал вам, когда вы были в нужде, пищу с неба; Кто даровал из скалы воду жаждущим; волею Которого Адам стал пользоваться плодами земли и произведениями моря; при помощи Которого Ной избежал погибели во время потопа; милость Которого даровала нашему предку, бездомному скитальцу Авраму, Хананейскую землю и благодаря Которому родился Исаак у своих престарелых родителей; по воле Которого Иаков был благословен двенадцатью доблестными сыновьями и по благости Которого Иосиф стал властвовать над всею землею египетскою.
   Пусть повеления Его будут для вас священны и драгоценнее ваших детей и жен.
   Следуя этим повелениям, вы будете счастливы в жизни, будете пользоваться плодородною почвою, тихим морем, дети у вас будут рождаться отличные, и вы будете наводить страх на врагов ваших; вступив в непосредственные сношения с самим Господом Богом, я лично слышал Его беспредельно могучий голос. Настолько Предвечный заботится о вашем спасении и сохранении вашего рода".
   Сказав это, Моисей повел весь народ вместе с детьми и женщинами вперед, для того чтобы все сами могли услышать слова Предвечного, с которыми Он обратился к ним с наставлениями, и для того чтобы значение этих слов не умалилось, если бы они были переданы им голосом человека.

 

   Библия повествует немного иначе:
   Моисей взошел к Богу [на гору], и воззвал к нему Господь с горы, говоря: так скажи дому Иаковлеву и возвести сынам Израилевым: вы видели, что Я сделал Египтянам, и как Я носил вас [как бы] на орлиных крыльях, и принес вас к Себе; итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святым; вот слова, которые ты скажешь сынам Израилевым.

 

   Основное условие договора выражено в этих словах... "вы будете... царством священников и народом святым" - что ж - это исполнилось!

 

   И пришел Моисей и созвал старейшин народа и предложил им все сии слова, которые заповедал ему Господь.

 

   И весь народ отвечал единогласно, говоря: всё, что сказал Господь, исполним [и будем послушны].

 

   И донес Моисей слова народа Господу.

 

   И сказал Господь Моисею: вот, Я приду к тебе в густом облаке, дабы слышал народ, как Я буду говорить с тобою, и поверил тебе навсегда.

 

   И Моисей объявил слова народа Господу.

 

   И сказал Господь Моисею: пойди к народу, [объяви] и освяти его сегодня и завтра; пусть вымоют одежды свои, чтоб быть готовыми к третьему дню: ибо в третий день сойдет Господь пред глазами всего народа на гору Синай; и проведи для народа черту со всех сторон и скажи: берегитесь восходить на гору и прикасаться к подошве ее; всякий, кто прикоснется к горе, предан будет смерти; рука да не прикоснется к нему, а пусть побьют его камнями, или застрелят стрелою; скот ли то, или человек, да не останется в живых; во время протяжного трубного звука, [когда облако отойдет от горы,] могут они взойти на гору.

 

   И сошел Моисей с горы к народу и освятил народ, и они вымыли одежду свою. И сказал народу: будьте готовы к третьему дню; не прикасайтесь к женам.

 

   ..."не прикасайтесь к женам"... Что за постоянная половая озабоченность?...

 

   На третий день, при наступлении утра, были громы и молнии, и густое облако над горою [Синайскою], и трубный звук весьма сильный; и вострепетал весь народ, бывший в стане.

 

   И вывел Моисей народ из стана в сретение Богу, и стали у подошвы горы.

 

   Гора же Синай вся дымилась оттого, что Господь сошел на нее в огне; и восходил от нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась; и звук трубный становился сильнее и сильнее.

 

   Моисей говорил, и Бог отвечал ему голосом.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что все услышали глас, снисходивший с вершины горы, так что все точно могли себе усвоить те десять повелений, которые Моисей оставил записанными на двух скрижалях.

 

   И сошел Господь на гору Синай, на вершину горы, и призвал Господь Моисея на вершину горы, и взошел Моисей.

 

   И сказал Господь Моисею: сойди и подтверди народу, чтобы он не порывался к Господу видеть Его, и чтобы не пали многие из него; священники же, приближающиеся к Господу [Богу], должны освятить себя, чтобы не поразил их Господь.

 

   И сказал Моисей Господу: не может народ взойти на гору Синай, потому что Ты предостерег нас, сказав: проведи черту вокруг горы и освяти ее.

 

   Поучил таки Господа, наглец!

 

   И Господь сказал ему: пойди, сойди, потом взойди ты и с тобою Аарон; а священники и народ да не порываются восходить к Господу, чтобы [Господь] не поразил их.

 

   И сошел Моисей к народу и пересказал ему.

 

   И изрек Бог [к Моисею] все слова сии, говоря:

 

   Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства;
   да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.
   Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.
   Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.
   Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай [в них] всякие дела твои, а день седьмой - суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни [вол твой, ни осел твой, ни всякий] скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его.
   Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.
   Не убивай.
   Не прелюбодействуй.
   Не кради.
   Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.
   Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, [ни поля его,] ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, [ни всякого скота его,] ничего, что у ближнего твоего.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что: "так как я не смею сообщить эти заповеди дословно, то я передам их общее содержание".
   Итак, первая заповедь учит нас тому, что Господь Бог един и что только Ему следует поклоняться.
   Вторая запрещает делать изображения живых существ и почитать их;
   третья - клясться всуе именем Господа Бога;
   четвертая повелевает чтить субботу и воздерживаться в продолжение ее от всякой работы;
   пятая - почитать родителей своих;
   шестая - воздерживаться от убийства;
   седьмая - не прелюбодействовать;
   восьмая - не красть;
   девятая - не лжесвидетельствовать;
   десятая - не домогаться никакой чужой собственности.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "четыре первых заповеди вошли в противоречие с шестью остальными. Во имя Бога можно смело нарушать их. И ничего не будет. Бог одобрит,
   Бог вознаградит. И убийцу, и грабителя.
   Вот две заповеди, первая и шестая. Одна говорит: "Да не будет у тебя других богов!" А другая говорит: "Не убий!"
   А теперь послушаем Божьи комментарии.
   "Если будет уговаривать тебя тайно брат твой, сын матери твоей, или сын твой, или дочь твоя, или жена в лоне твоем или друг твой, который для тебя, как душа твоя, говоря: "пойдем, и будем служить богам иным, которых не знал ты и отцы твои", то не соглашайся с ним и не слушай его; и да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его. Но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа". (Втор. 13:6-9)
   А как же заповедь "не убий"? А так!
   Во имя Господа не только можно, но и обязательно нужно убить.
   И брата, и сестру, и друга.
   О матери и отце не говорится, но подразумевается.
   Понятно, что почитание родителей заканчивается там, где начинается Бог.
   Если родители будут уговаривать тебя служить другим богам - убей их!
   Если родители, или брат, или друг не будут соблюдать субботний день, - убей их.
   Бог вознаградит тебя за усердие. Вот чему учит четвёртая заповедь.
   Убей иноверца! - приказывает Моисей, - сожги его, его жену, его детей, и весь его город! Стань убийцей и разбойником! Ради Бога, во славу Бога! Тебе воздастся. Стань шпионом, расследуй, донеси куда надо, выслужись перед Богом, тебе воздастся!
   Что ж это за дьявольские законы такие? Допускающие произвол, пренебрежение правом человека на веру, на жизнь, дающие власть в руки безмозглым фанатикам?
   Да, идея единобожия была революционной идеей, позволяющей сплотить народ вокруг одного лидера, создать крепкое общество, а впоследствии - государство. Но это не было демократическое учение.
   У языческих народов отсутствовал религиозный фанатизм. Существовали терпимость и понимание, уважение к убеждениям других людей. У народа было два-три десятка богов. Можно было смело поклоняться тому или другому. Ставить храмы, кому хочешь. Приносить жертвы, кому хочешь. И никто тебя не смел за это убить. Твое дело.
   Учение, которое вымыслил и проповедовал Моисей, давало право каждому человеку убивать себе подобных.
   Монотеизм позволял лучше управлять массой, успешно подавлять массу и отуплять массу. Но самой массе от этого становилось только тяжелей.
   А как же с заповедью "не желай дома ближнего своего, ни вола, ни осла, ничего, что у ближнего твоего?"
   Господь Бог (не Бог, - священник!) желает твоего вола, твою овцу, твое золото, серебро и медь. И тучный выкуп за твоего первенца. Принеси ему, отдай ему, поблагодари его, что не отказался принять. Бог воздаст тебе. Кусочек оплатки.
   Однажды я видел фильм, повествующий о жизни средневековой японской деревни.
   Жители её были бедны и примитивны.
   Собранного зерна часто не хватало до будущего урожая.
   Каждый лишний рот был в тягость.
   Стариков уносили умирать на ближайшую гору.
   Девочек продавали в город, в публичные дома.
   Всё это было разумно и рационально, по суровым неписаным законам жизни.
   Не было обрядов свадьбы.
   Юноша приводил девушку в свой дом, и с этого момента она становилась его женой.
   Одна такая молодая женщина тайком крала продукты, заготовленные семьёй мужа, и кормила своих немощных родителей. Это открылось. И воровку, и всю её семью жители деревни избили, и закопали заживо в землю.
   Люди эти не знали ни Господа, ни Моисея. Но свято соблюдали шесть заповедей, и строго наказывали тех, кто нарушал их. Потому что это были законы, не божьи, - человеческие. Нельзя было выжить, не соблюдая их.
   "Не убий!" - это сказал ещё Авель Каину.
   "Почитай родителей!" - это сказал ещё Ной Хаму.
   "Не кради!" - это сказал ещё Лаван Рахили . Он же сказал Иакову: "Не пожелай овцы ближнего своего!"
   Но и эти первые не были первыми. Всё это было многократно сказано задолго до них.
   Питекантроп, убив питекантропа, лишал семью добытчика, чем обрекал её на вымирание. Стадо питекантропов делало должные выводы из происшедшего.
   К разумным, испытанным жизнью, древним законам, возникшим за тысячи лет до Сотворения мира, Моисей прибавил четыре своих, вымышленных им. Для того чтобы отторгнуть израильтян от язычества и языческих богов.
   Не забудем, что Моисей не был ни царём, ни верховным жрецом. Для укрепления своего авторитета и усиления авторитарной власти, ему понадобился свой, личный Бог. Возвеличивая Господа - Самодержца, он тем самым возвеличивал себя, как единственного посредника между народом и Богом.
   Закон о соблюдении субботы, один из основных законов, придуманных хитроумным Моисеем, возник не случайно. Это не был закон, продиктованный гуманными соображениями. Это не был закон, облегчающий жизнь израильтян, как пытаются доказать некоторые ученые - теологи.
   Где сказано, что древние евреи работали, как проклятые, без выходных дней? И, мол, поэтому Моисей позаботился об их здоровье. Нет, евреи, как и другие народы, работали, когда хотели, и отдыхали, когда хотели. Они не знали, что такое рабочая неделя. Возможно, что и само понятие "неделя" было им неизвестно. Они трудились по мере необходимости, как трудятся современные крестьяне: когда и месяц без отдыха, а когда и отдых на протяжении месяца.
   Закон о субботе устанавливал единый день, который следовало посвятить Господу. Это позволяло собрать всех одновременно, для принесения жертв Богу, для объявления новых законов и постановлений. Да, запрещалось выполнение всяческих работ. Но только для того, чтобы работа не отвлекала от служения Господу.
   Возможно, что и сам миф о том, что Бог сотворил мир за шесть дней, а на седьмой отдыхал, придумал или упорядочил сам Моисей, для обоснования своего закона.
   Любая религия строится на догмах. А догмы всегда были выше здравого смысла.
   Шесть других заповедей необходимы были Моисею для того, чтобы сплотить израильтян в одно крепкое, монолитное, послушное сообщество. Потому что несоблюдение этих заповедей грозило разобщением, внутренними конфликтами, делением на группы приверженцев той или иной стороны. Следовало воспрепятствовать катастрофическому падению и без того очень низкой общественной морали, деградации общества.
   Некоторые законы Моисея, на первый взгляд, были очень демократичными для того времени. Но при втором взгляде на них эта иллюзия пропадала".

 

   Весь народ видел громы и пламя, и звук трубный, и гору дымящуюся; и увидев то, [весь] народ отступил и стал вдали.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что когда народ услышал от самого Господа Бога подтверждение того, что сообщил уже Моисей, то в великой радости разошелся по домам; в продолжение следующих дней евреи часто являлись в палатку Моисея с просьбою сообщить им еще и другие законы от Господа Бога. Законы эти Моисей сообщал, давая наставления, каким образом следует на будущее время устроить весь жизненный обиход...

 

   И сказали Моисею: говори ты с нами, и мы будем слушать, но чтобы не говорил с нами Бог, дабы нам не умереть.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что в таком положении было дело, когда Моисей сообщил евреям, что он вновь отправится на гору Синайскую, и действительно он совершил подъем этот на их глазах.

 

   И сказал Моисей народу: не бойтесь; Бог [к вам] пришел, чтобы испытать вас и чтобы страх Его был пред лицем вашим, дабы вы не грешили.

 

   И стоял [весь] народ вдали, а Моисей вступил во мрак, где Бог.

 

   И сказал Господь Моисею: так скажи [дому Иаковлеву и возвести] сынам Израилевым:

 

   вы видели, как Я с неба говорил вам;

 

   не делайте предо Мною богов серебряных, или богов золотых, не делайте себе:

 

   сделай Мне жертвенник из земли и приноси на нем всесожжения твои и мирные жертвы твои, овец твоих и волов твоих; на всяком месте, где Я положу память имени Моего, Я приду к тебе и благословлю тебя;

 

   если же будешь делать Мне жертвенник из камней, то не сооружай его из тесаных, ибо, как скоро наложишь на них тесло твое, то осквернишь их;

 

   и не всходи по ступеням к жертвеннику Моему, дабы не открылась при нем нагота твоя.

 

   И вот законы, которые ты объявишь им:

 

   если купишь раба Еврея, пусть он работает [тебе] шесть лет, а в седьмой [год] пусть выйдет на волю даром;
   если он пришел один, пусть один и выйдет;
   а если он женатый, пусть выйдет с ним и жена его;
   если же господин его дал ему жену и она родила ему сынов, или дочерей, то жена и дети ее пусть останутся у господина ее, а он выйдет один;
   но если раб скажет: люблю господина моего, жену мою и детей моих, не пойду на волю, - то пусть господин его приведет его пред богов и поставит его к двери, или к косяку, и проколет ему господин его ухо шилом, и он останется рабом его вечно.

 

   Но это касается только раба Еврея!

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Сказано: "пред богов". Это подтверждает, что у евреев, кроме Иеговы, были ещё боги. То есть, древние евреи, по сути, были язычниками. Впрочем, они никогда, вплоть до Христа, не исповедовали единобожия. Свидетельства этому - в каждой книге Библии.
   Раба-еврея следовало отпустить на волю в седьмой год. Но куда пойдёт раб, не имеющий ни кола, ни двора, ни жены, ни детей?
   Потому что раб не имел средств на то, чтобы купить себе жену.
   Если господин и давал ему женщину, то это была, скорее всего, иноверка, которая не имела права выхода на волю не только в седьмой, но и в семьдесят седьмой год.
   Раб привык, что его здесь кормят, поят, что он имеет крышу над головой. Действовал так называемый тюремный синдром.
   И в наше время некоторые уголовники гораздо лучше чувствуют себя в тюрьме, чем на свободе. И сытно, и тепло, и никаких проблем. И "девок" хоть отбавляй.
   Даже в храм Божий ходить не надо, священник сам в гости приходит".

 

   Если кто продаст дочь свою в рабыни, то она не может выйти, как выходят рабы;
   если она не угодна господину своему и он не обручит ее, пусть позволит выкупить ее;
   а чужому народу продать ее [господин] не властен, когда сам пренебрег ее;
   если он обручит ее сыну своему, пусть поступит с нею по праву дочерей;
   если же другую возьмет за него, то она не должна лишаться пищи, одежды и супружеского сожития;
   а если он сих трех вещей не сделает для нее, пусть она отойдет даром, без выкупа.

 

   Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти;
   но если кто не злоумышлял, а Бог попустил ему попасть под руки его, то Я назначу у тебя место, куда убежать [убийце];
   а если кто с намерением умертвит ближнего коварно [и прибежит к жертвеннику], то и от жертвенника Моего бери его на смерть.

 

   Кто ударит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти.

 

   Кто украдет человека [из сынов Израилевых] и [поработив его] продаст его, или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти.

 

   Кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти.

 

   Когда ссорятся [двое], и один человек ударит другого камнем, или кулаком, и тот не умрет, но сляжет в постель, то, если он встанет и будет выходить из дома с помощью палки, ударивший [его] не будет повинен смерти;
   только пусть заплатит за остановку в его работе и даст на лечение его.

 

   А если кто ударит раба своего, или служанку свою палкою, и они умрут под рукою его, то он должен быть наказан;
   но если они день или два дня переживут, то не должно наказывать его, ибо это его серебро.

 

   Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках;
   а если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб.

 

   Если кто раба своего ударит в глаз, или служанку свою в глаз, и повредит его, пусть отпустит их на волю за глаз;
   и если выбьет зуб рабу своему, или рабе своей, пусть отпустит их на волю за зуб.

 

   Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола побить камнями и мяса его не есть; а хозяин вола не виноват;
   но если вол бодлив был и вчера и третьего дня, и хозяин его, быв извещен о сем, не стерег его, а он убил мужчину или женщину, то вола побить камнями, и хозяина его предать смерти;
   если на него наложен будет выкуп, пусть даст выкуп за душу свою, какой наложен будет на него. Сына ли забодает, дочь ли забодает, - по сему же закону поступать с ним.

 

   Если вол забодает раба или рабу, то господину их заплатить тридцать сиклей серебра, а вола побить камнями.

 

   Если кто раскроет яму, или если выкопает яму и не покроет ее, и упадет в нее вол или осел, то хозяин ямы должен заплатить, отдать серебро хозяину их, а труп будет его.

 

   Если чей-нибудь вол забодает до смерти вола у соседа его, пусть продадут живого вола и разделят пополам цену его; также и убитого пусть разделят пополам; а если известно было, что вол бодлив был и вчера и третьего дня, но хозяин его [быв извещен о сем] не стерег его, то должен он заплатить вола за вола, а убитый будет его.

 

   Если кто украдет вола или овцу и заколет или продаст, то пять волов заплатит за вола и четыре овцы за овцу.

 

   Если кто застанет вора подкапывающего и ударит его, так что он умрет, то кровь не вменится ему;
   но если взошло над ним солнце, то вменится ему кровь.

 

   Укравший должен заплатить;
   а если нечем, то пусть продадут его для уплаты за украденное им;
   если [он пойман будет и] украденное найдется у него в руках живым, вол ли то, или осел, или овца, пусть заплатит [за них] вдвое.

 

   Если кто потравит поле, или виноградник, пустив скот свой травить чужое поле, [смотря по плодам его пусть заплатит со своего поля; а если потравит всё поле,] пусть вознаградит лучшим из поля своего и лучшим из виноградника своего.

 

   Если появится огонь и охватит терн и выжжет копны, или жатву, или поле, то должен заплатить, кто произвел сей пожар.

 

   Если кто отдаст ближнему на сохранение серебро или вещи, и они украдены будут из дома его, то, если найдется вор, пусть он заплатит вдвое; а если не найдется вор, пусть хозяин дома придет пред судей [и поклянется], что не простер руки своей на собственность ближнего своего.

 

   О всякой вещи спорной, о воле, об осле, об овце, об одежде, о всякой вещи потерянной, о которой кто-нибудь скажет, что она его, дело обоих должно быть доведено до судей: кого обвинят судьи, тот заплатит ближнему своему вдвое.

 

   Если кто отдаст ближнему своему осла, или вола, или овцу, или какой другой скот на сбережение, а он умрет, или будет поврежден, или уведен, так что никто сего не увидит, - клятва пред Господом да будет между обоими в том, что взявший не простер руки своей на собственность ближнего своего; и хозяин должен принять, а тот не будет платить; а если украден будет у него, то должен заплатить хозяину его; если же будет зверем растерзан, то пусть в доказательство представит растерзанное: за растерзанное он не платит.

 

   Если кто займет у ближнего своего скот, и он будет поврежден, или умрет, а хозяина его не было при нем, то должен заплатить; если же хозяин его был при нем, то не должен платить; если он взят был в наймы за деньги, то пусть и пойдет за ту цену.

 

   Если обольстит кто девицу необрученную и переспит с нею, пусть даст ей вено [и возьмет ее] себе в жену; а если отец не согласится [и не захочет] выдать ее за него, пусть заплатит [отцу] столько серебра, сколько полагается на вено девицам.

 

   Ворожеи не оставляй в живых.

 

   Всякий скотоложник да будет предан смерти.

 

   Приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истреблен.

 

   Пришельца не притесняй и не угнетай его, ибо вы сами были пришельцами в земле Египетской.

 

   Ни вдовы, ни сироты не притесняйте; если же ты притеснишь их, то, когда они возопиют ко Мне, Я услышу вопль их, и воспламенится гнев Мой, и убью вас мечом, и будут жены ваши вдовами и дети ваши сиротами.

 

   Если дашь деньги взаймы бедному из народа Моего, то не притесняй его и не налагай на него роста.

 

   Если возьмешь в залог одежду ближнего твоего, до захождения солнца возврати ее, ибо она есть единственный покров у него, она - одеяние тела его: в чем будет он спать? итак, когда он возопиет ко Мне, Я услышу, ибо Я милосерд.

 

   Судей не злословь и начальника в народе твоем не поноси.

 

   Не медли [приносить Мне] начатки от гумна твоего и от точила твоего;
   отдавай Мне первенца из сынов твоих;
   то же делай с волом твоим и с овцою твоею [и с ослом твоим]: семь дней пусть они будут при матери своей, а в восьмой день отдавай их Мне.

 

   И будете у Меня людьми святыми;
   и мяса, растерзанного зверем в поле, не ешьте, псам бросайте его.

 

   Не внимай пустому слуху, не давай руки твоей нечестивому, чтоб быть свидетелем неправды.

 

   Не следуй за большинством на зло, и не решай тяжбы, отступая по большинству от правды; и бедному не потворствуй в тяжбе его.

 

   Если найдешь вола врага твоего, или осла его заблудившегося, приведи его к нему;
   если увидишь осла врага твоего упавшим под ношею своею, то не оставляй его; развьючь вместе с ним.

 

   Не суди превратно тяжбы бедного твоего.

 

   Удаляйся от неправды и не умерщвляй невинного и правого, ибо Я не оправдаю беззаконника.

 

   Даров не принимай, ибо дары слепыми делают зрячих и превращают дело правых.

 

   Пришельца не обижай [и не притесняй его]: вы знаете душу пришельца, потому что сами были пришельцами в земле Египетской.

 

   Шесть лет засевай землю твою и собирай произведения ее, а в седьмой оставляй ее в покое, чтобы питались убогие из твоего народа, а остатками после них питались звери полевые; так же поступай с виноградником твоим и с маслиною твоею.

 

   Шесть дней делай дела твои, а в седьмой день покойся, чтобы отдохнул вол твой и осел твой и успокоился сын рабы твоей и пришлец.

 

   Соблюдайте всё, что Я сказал вам, и имени других богов не упоминайте; да не слышится оно из уст твоих.

 

   Три раза в году празднуй Мне: наблюдай праздник опресноков: семь дней ешь пресный хлеб, как Я повелел тебе, в назначенное время месяца Авива, ибо в оном ты вышел из Египта; и пусть не являются пред лице Мое с пустыми руками;
   наблюдай и праздник жатвы первых плодов труда твоего, какие ты сеял на поле, и праздник собирания плодов в конце года, когда уберешь с поля работу твою.

 

   Три раза в году должен являться весь мужеский пол твой пред лице Владыки, Господа [твоего].

 

   [Когда изгоню язычников от лица твоего и распространю пределы твои], не изливай крови жертвы Моей на квасное, и тук от праздничной жертвы Моей не должен оставаться до утра.

 

   Начатки плодов земли твоей приноси в дом Господа, Бога твоего.

 

   Не вари козленка в молоке матери его.

 

   Вот, Я посылаю пред тобою Ангела [Моего] хранить тебя на пути и ввести тебя в то место, которое Я приготовил [тебе]; блюди себя пред лицем Его и слушай гласа Его; не упорствуй против Него, потому что Он не простит греха вашего, ибо имя Мое в Нем.
   [Если будешь слушать гласа Моего, и будешь исполнять все, что скажу тебе, и сохранишь завет Мой, то вы будете у Меня народом избранным из всех племен, ибо вся земля Моя; вы будете у Меня царственным священством и народом святым. Сии слова скажи сынам Израилевым.]
   Если ты будешь слушать гласа Его и исполнять все, что скажу [тебе], то врагом буду врагов твоих и противником противников твоих.
   Когда пойдет пред тобою Ангел Мой и поведет тебя к Аморреям, Хеттеям, Ферезеям, Хананеям, [Гергесеям,] Евеям и Иевусеям, и истреблю их [от лица вашего], то не поклоняйся богам их, и не служи им, и не подражай делам их, но сокруши их и разрушь столбы их: служите Господу, Богу вашему, и Он благословит хлеб твой [и вино твое] и воду твою; и отвращу от вас болезни.
   Не будет преждевременно рождающих и бесплодных в земле твоей; число дней твоих сделаю полным.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "...Однажды Господь клялся Моисею на горе Синай: "Не будет преждевременно рождающих и бесплодных в земле твоей" (Исх. 23:26).
   Эта клятва, как и все остальные клятвы Всевышнего, исполнилась, как говорится в народе, с точностью наоборот.
   Судя по Библии, большинство женщин избранного народа не были полноценными женщинами. Как, при таком уровне рождаемости, евреи смогли размножиться и стать многочисленными, "как песок морской, как звёзды на небе", мне непонятно".

 

   Ужас Мой пошлю пред тобою, и в смущение приведу всякий народ, к которому ты придешь, и буду обращать к тебе тыл всех врагов твоих; пошлю пред тобою шершней, и они погонят от лица твоего [Аморреев,] Евеев, [Иевусеев,] Хананеев и Хеттеев; не выгоню их от лица твоего в один год, чтобы земля не сделалась пуста и не умножились против тебя звери полевые: мало-помалу буду прогонять их от тебя, доколе ты не размножишься и не возьмешь во владение земли сей.
   Проведу пределы твои от моря Чермного до моря Филистимского и от пустыни до реки [великой Евфрата], ибо предам в руки ваши жителей сей земли, и прогонишь их от лица твоего;
   [не смешивайся и] не заключай союза ни с ними, ни с богами их;
   не должны они жить в земле твоей, чтобы они не ввели тебя в грех против Меня;
   ибо если ты будешь служить богам их, то это будет тебе сетью.

 

   И Моисею сказал Он: взойди к Господу ты и Аарон, Надав и Авиуд и семьдесят из старейшин Израилевых, и поклонитесь [Господу] издали; Моисей один пусть приблизится к Господу, а они пусть не приближаются, и народ пусть не восходит с ним.

 

   И пришел Моисей и пересказал народу все слова Господни и все законы.

 

   И отвечал весь народ в один голос, и сказали: все, что сказал Господь, сделаем [и будем послушны].

 

   И написал Моисей все слова Господни и, встав рано поутру, поставил под горою жертвенник и двенадцать камней, по числу двенадцати колен Израилевых; и послал юношей из сынов Израилевых, и принесли они всесожжения, и заклали тельцов в мирную жертву Господу [Богу].
   Моисей, взяв половину крови, влил в чаши, а другою половиною окропил жертвенник; и взял книгу завета и прочитал вслух народу, и сказали они: всё, что сказал Господь, сделаем и будем послушны.
   И взял Моисей крови и окропил народ, говоря: вот кровь завета, который Господь заключил с вами о всех словах сих.

 

   Потом взошел Моисей и Аарон, Надав и Авиуд и семьдесят из старейшин Израилевых, и видели [место стояния] Бога Израилева; и под ногами Его нечто подобное работе из чистого сапфира и, как самое небо, ясное. И Он не простер руки Своей на избранных из сынов Израилевых: они видели [место] Бога, и ели и пили.

 

   И сказал Господь Моисею: взойди ко Мне на гору и будь там; и дам тебе скрижали каменные, и закон и заповеди, которые Я написал для научения их.

 

   И встал Моисей с Иисусом, служителем своим, и пошел Моисей на гору Божию, а старейшинам сказал: оставайтесь здесь, доколе мы не возвратимся к вам; вот Аарон и Ор с вами; кто будет иметь дело, пусть приходит к ним.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Престарелый Моисей не расставался со своим прислужником, юношей Иисусом Навином. Даже идя на встречу с Богом, которая должна была состояться на горе Синай, он взял с собой Иисуса. Хотя Господь предупредил, что никто, кроме Моисея не смеет взойти, чтобы не умереть ему. (Исх. 24:13)
   Иисус мог входить с Моисеем и в Святая Святых - специальную комнату во временном храме, скинии собрания. В этой комнате стоял ковчег завета, в котором хранились скрижали с десятью заповедями. На крышке ковчега, между двумя херувимами, частенько сиживал Бог, когда отдыхал от дел Своих. Но что делали Моисей и Иисус, когда Господь отсутствовал, одному Богу известно.
   В эту комнату не смел входить даже первосвященник Аарон. Кроме отдельных, специально оговоренных случаев. Но если бы он и решился зайти без предупреждения, то не застал бы врасплох эту парочку.
   Моисей распорядился нашить на подол его ризы колокольчики, которые звенели при каждом движении Аарона (Исх. 39:25).
   После смерти Моисея Иисус Навин стал преемником его, вождём народа".

 

   И взошел Моисей на гору, и покрыло облако гору, и слава Господня осенила гору Синай; и покрывало ее облако шесть дней, а в седьмой день [Господь] воззвал к Моисею из среды облака.

 

   Вид же славы Господней на вершине горы был пред глазами сынов Израилевых, как огонь поядающий.

 

   Моисей вступил в средину облака и взошел на гору; и был Моисей на горе сорок дней и сорок ночей.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что так как время шло (он был в отсутствии уже сорок дней), то страх обуял евреев, не случилось ли с Моисеем какого-нибудь несчастья; а между тем все приключившиеся с ними бедствия не испугали бы и не опечалили бы их в такой степени, в какой удручала их мысль о возможности гибели Моисея.
   И вот среди евреев возникло разногласие: одни уверяли, что он погиб, будучи растерзан дикими зверьми (особенно держались такого мнения все те, кто был враждебно настроен против Моисея), другие же полагали, что он отошел к Господу Богу.
   Более же разумные, которые не испытывали ни малейшей личной удовлетворенности как от той, так и от другой возможности, оставались довольно равнодушными к этим словопрениям, так как считали вполне справедливым, ввиду безусловной добродетели Моисея, чтобы он был принят Господом Богом на небе, хотя бы он на земле и разделил участь многих людей и был растерзан дикими зверьми. Но они были глубоко опечалены при мысли, что лишились такого руководителя и заступника, какого им уже более не найти, и поскольку им казалось невозможным предполагать, что с таким достойным человеком случилось несчастье, постольку они, однако, не могли не печалиться и не убиваться. Но ввиду того, что Моисей повелел им оставаться здесь, они все-таки не дерзали покинуть это место стоянки.

 

   Когда народ увидел, что Моисей долго не сходит с горы, то собрался к Аарону и сказал ему: встань и сделай нам бога, который бы шел перед нами, ибо с этим человеком, с Моисеем, который вывел нас из земли Египетской, не знаем, что сделалось. И сказал им Аарон: выньте золотые серьги, которые в ушах ваших жен, ваших сыновей и ваших дочерей, и принесите ко мне.

 

   Аарон действовал "во имя Неба" - из лучших побуждений. Он подумал: "Если я скажу им: поставьте себе руководителем кого-либо из выдающихся евреев, например Калева или Нахшона, - то, когда вернется Моисей, его придется снимать, и из-за этого могут возникнуть ссоры и кровопролитие. Если я откажусь дать им руководителя, они выберут кого-нибудь сами, что может привести к аналогичным последствиям. Если я сам стану руководителем народа, это неправильно поймет Моисей". И решил тогда Аарон выиграть время до возвращения Моисея и для этого предложил евреям снять серьги с ушей их жен: поскольку женщины дорожат своими украшениями, они воспротивятся, и дело затянется.
   Однако расчеты Аарона не оправдались.

 

   И весь народ вынул золотые серьги из ушей своих и принесли к Аарону.

 

   Мужчины (они тоже носили украшения) тут же вытащили серьги, которые были в ушах их, и отдали Аарону; поэтому слово "их" употреблено здесь в мужском роде (серьги из ушей мужчин, а не женщин), а слово "сняли" - в возвратной форме ("сняли с себя") и тоже в мужском роде.

 

   Он взял их из рук их, и сделал из них литого тельца, и обделал его резцом.

 

   Яхвизм, недавно перенятый у мадианитян, ещё не пустил глубоких корней. Народ добивался возвращения старых богов. Тогда Аарон вернул культ золотого тельца. Телец - это презрительное определение быка Аписа, которому, согласно Библии, израильтяне поклонялись когда-то в Египте.

 

   Аарон сильно рискнул - т.к. использовал "огненное волшебство".

 

   "Из этого стиха не вполне понятно, что же именно сделал Аарон.
   Слова "придал им форму резцом" противоречат выражению "тельца литого".
   Кроме того, ниже, в стихе 24, поведение Аарона описано так: "бросил я его [золото] в огонь, и вышел телец".
   Мидраш так объясняет нам этот эпизод: Аарон, действуя "во имя небес", пытался оттянуть время (в надежде на то, что пока они будут изготовлять тельца, придет Моисей, и евреи не успеют тельцу поклониться). Сначала он делал резцом то одну, то другую форму, а потом просто завязал золото в платок и бросил в огонь. Однако из огня "вышел телец".
   Мидраш подчеркивает, что телец действительно вышел сам; он выглядел как живой, ходил, жевал траву и т.д.
   Относительно того, почему так случилось, в традиции существуют два мнения.
   По одному из них, когда Аарон бросил золото в огонь, явились колдуны из эрев рав, т.е. "большого смешения", "большой толпы", которая вместе с евреями вышла из Египта, и с помощью колдовства произвели тельца.
   По другому Мидрашу, однако, события развивались иначе, и телец рассматривается как еврейское изобретение.
   Подчеркивается, что евреев привлекал именно образ тельца.
   В еврейской жизни и позже бывало, что народ, воспринимая чужие влияния, поклонялся идолам: Баалу, Астарте, Молоху и др. И только телец был "идолом собственного изобретения", прошедшим через всю еврейскую историю.
   Например, когда Иеровоам, царь Северного Израильского царства, захотел достичь религиозной независимости, он "сделал двух тельцов золотых и сказал: Довольно ходили вы в Иерусалим; вот боги твои, Израиль, которые вывели тебя из земли Египетской. И поставил одного в Бейт-Эле, а другого поместил в Дане" (I Царей 12:28-29).
   Истоки тяги евреев к тельцу мы находим в рассказе о том, как, во время Исхода из Египта, евреи выполнили обещание, данное ими Иосифу: вынести с собой его кости.
   Тело Иосифа после смерти положили в саркофаг и опустили на дно Нила; чтобы поднять его, Моисей бросил в реку табличку со словами "але шор", т.е. "поднимись, бык" (бык - символ колена Иосифа); и саркофаг всплыл на поверхность. Табличку же выловил один еврей и спрятал у себя. Когда на Синае Аарон, надеясь сдержать волнение народа, бросил золото в огонь, подошел этот еврей и подбросил в пламя табличку. Слова "поднимись, бык" опять материализовались: Золотой телец поднялся из огня.
   В сущности, этот Мидраш объясняет, что поклонение быку - это обожествление определенных качеств еврейского народа, связанных с образом Иосифа.
   Бык в те времена служил главной "материальной силой": на нем пахали, возили тяжести, с его помощью мололи зерно.
   Сходная роль была и у Иосифа.
   Он постоянно стремился изменить, улучшить окружающий его материальный мир.
   Попав в рабство к Потифару, царедворцу фараона, Иосиф очень быстро превратился в управляющего его громадным владением - "ибо все удавалось в руке его". Выдвинув план спасения Египта от голода и став "вторым после фараона", Иосиф переустроил страну: развил строительство, сельское хозяйство, структуру управления и т.д. При этом сам Иосиф подчеркивал, что достижение власти над материальным миром - не цель жизни, а лишь подготовительный этап для последующей духовной работы; он говорил братьям: "Ибо меня послал Бог [устроить жизнь в Египте] перед вами, чтобы сохранить вас для великого спасения" (Бытие 45:7). В отличие от Иосифа, мы, его потомки, склонны иногда забывать об этом и "обожествлять" способность евреев преобразовывать материальный мир". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   И сказали они: вот бог твой, Израиль, который вывел тебя из земли Египетской!

 

   "Отсюда видно, что "смешанная толпа", вышедшая из Египта вместе с сынами Израиля, собралась против Аарона, и именно они первыми призвали к поклонению тельцу как божеству". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   Увидев сие, Аарон поставил пред ним жертвенник, и провозгласил Аарон, говоря: завтра праздник Господу.

 

   "Слова "И увидел Аарон" грамматически требуют после себя дополнения: что именно увидел Аарон; однако в тексте Писания такое дополнение отсутствует.

 

   Мидраш Ваикра Раба передает нам следующий рассказ: Аарон увидел, как Хур, сын Мирьям, порицавший евреев, был убит.

 

   Слова, которые мы переводим как "и построил жертвенник перед ним", можно прочесть по-другому: "и понял на примере убитого перед ним". (Слово вайивен можно перевести не как "построил", а как "понял", а мизбеах = "жертвенник" - прочитать как мизавуах = "из-за убитого".) Аарон понял, что так же поступят и с ним, если он воспротивится.

 

   Постройка жертвенника продолжалась достаточно долго, так что Аарон смог назначить время праздника на завтра, чтобы еще оттянуть время.

 

   Аарон сказал: "Праздник Господу", а не "тельцу", поскольку жертвенник был предназначен для принесения жертвы Богу на церемонии воцарения тельца. Есть такой обычай - на церемонии воцарения очередного царя приносить жертву Богу, а евреи, как уже говорилось, хотели, чтобы телец исполнял роль Моисея, т.е. царя". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   (8 Тевета был завершен перевод Торы на греческий язык по указу царя Птоломея. Этот день считается столь же несчастным для Израиля, как и день, когда был сделан Золотой телец (ведь адекватно перевести Тору невозможно, поэтому замена Торы переводом подобна созданию тельца).

 

   Разберем теперь трагедию перевода Торы на греческий язык.

 

   Перевод семидесяти

 

   В начале периода Второго Храма Израиль был под властью Персии.
   После падения Персидской империи ее место заняла Греция, которая и подчинила себе Израиль.
   Когда же распалась империя Александра Македонского, Земля Израиля перешла под управление эллинистического Египта.
   И вот царь Птоломей Египетский велел еврейским Мудрецам перевести Тору на греческий язык.
   Талмуд так рассказывает об этом эпизоде:

 

   "Однажды царь Птоломей собрал 72 старейшин.
   Он поместил их в 72 комнатах, каждого в отдельную, и не говорил им, зачем он их собрал.
   Он заходил в комнату каждого и говорил: "Напиши мне по-гречески Тору Моисея, учителя твоего". Бог же вложил в сердце каждого из них мудрость, и они перевели все в точности одинаково" (Мегила 9).

 

   Птоломей специально разместил Мудрецов в разных комнатах, чтобы "проверить", правильно ли они переводят.

 

   Разумеется, и "правильный" перевод, выполненный разными людьми, не может быть одинаковым, но Бог сотворил чудо, и Птоломей, сравнив все переводы, не нашел ни одного расхождения - даже там, где Мудрецы намеренно отказались от буквального перевода.

 

   Что же плохого в том, что Тора была переведена на греческий язык? Казалось бы, это приблизило Израиль к осуществлению его цели: нести свет народам. Почему мы оплакиваем это событие?

 

   Тора написана так, что ее содержание допускает великое множество интерпретаций.

 

   Она была дана Израилю на Святом языке вместе с указаниями, как интерпретировать каждый стих, слово и букву.

 

   Тот, кто пытается переводить Тору на другой язык, видит, что в переводе невозможно сохранить ее многозначность, все намеки и сопутствующие смыслы, которые есть в Святом языке.

 

   Что же остается делать?

 

   Отказаться от всякой надежды передать в переводе все глубины интерпретаций, аллюзий и эзотерических смыслов, содержащихся в каждом слове, ограничившись передачей буквальных значений слов.

 

   Тем самым переводчик Торы на другой язык превращает ее в пустой сосуд, не вмещающий то богатство смысла, которое и составляет сущность Торы.

 

   Зачастую и буквальный смысл слова допускает разночтения. Какой перевод предпочесть?

 

   Если переводчиков много и они работают независимо друг от друга, крайне маловероятно, чтобы все они выбрали один и тот же вариант перевода.

 

   Далее: в Торе есть много мест, которые в буквальном переводе могут быть неправильно поняты людьми, не знакомыми с еврейской традицией, и, таким образом, святость Торы будет, не дай Бог, уменьшена. Поэтому необходимо или сопроводить текст поясняющей фразой, или же перевести его не буквально, так, чтобы передать его неявный смысл. Возможно ли, чтобы 72 человека, 72 разные личности, перевели такие места одинаково? Если бы интрепретации Мудрецов сильно различались, это бы не пятнало в наших глазах ни их, ни Тору; мы бы сказали: "И то, и другое - слова живого Бога". Но в глазах не-евреев всякое расхождение в интерпретации Торы бросает тень на Тору и на Мудрецов. Не-евреи могли бы сказать: "Расхождения - свидетельство неправды".

 

   То, как Птоломей поступил с Мудрецами, означало, что он хотел найти способ придраться к ним.

 

   Но 72 Старейшинам была дарована Божественная защита. И все они передали смысл Торы одинаково во всех тех местах, где допустимы были различные интерпретации; таким образом, они подтвердили стих: "Ты сокрушаешь зубы нечестивых" (Псалмы 3:8).

 

   Божественная помощь Мудрецам не есть гарантия того, что перевод по святости может быть хоть как-то сравним с Торой. Перевод, даже сделанный всеми Мудрецами одинаково, остается пустым сосудом.

 

   День, когда 72 Старейшины завершили перевод Торы на греческий - 8 Тевета, - был несчастным днем для Израиля, несмотря на то, что все евреи увидели в этом событии руку Бога, поддержавшую Мудрецов.

 

   В этот день защита Богом Своего народа стала видна всем, что вызвало у неевреев удивление и ужас. Тем не менее день этот был столь же трагичным для Израиля, сколь и день, когда был сделан Золотой телец.

 

   В Мегилат Таанит так говорится о событиях 8 Тевета:

 

   "8 Тевета Тора была переведена на греческий, в дни царя Птоломея, и темнота спустилась на мир на три дня".

 

   Чему это можно уподобить?

 

   Пойманному и посаженному в клетку льву.

 

   До его поимки все его боялись, бежали от него. Теперь же пришли на него глазеть. И сказали: "Где же его сила?" Люди думают: раз льва можно разглядывать, значит, он стал слабее их.

 

   Так же и Тора.

 

   Пока она находилась в руках Израиля на том языке, на котором была ему дана, - на Святом, - она вызывала почтение и ее боялись хулить. (Даже язычник, пожелавший изучать Тору, не мог с ней соприкоснуться, пока не вошел под крыло Божественного присутствия, т.е. пока не изучил Святой язык и традиционные способы понимания Торы.) Когда же Тора была посажена в клетку греческого перевода, она этого почтения лишилась. Всякий неуч мог теперь прийти и глазеть на нее. Всякий, кто хотел придраться к ней, теперь мог легко это сделать.

 

   Потому-то наши Мудрецы и сравнивают этот день с днем создания тельца.

 

   У тельца не было истинной сущности, но служившие ему считали, что он - настоящий; так же и в переводе Торы не было ее истинной сущности, а читавшие его язычники полагали, что теперь они знают Тору.

 

   Говоря о темноте, спустившейся на мир на три дня, Мудрецы, видимо, и имеют в виду дни несчастий, начавшиеся 8 Тевета и продолжавшиеся 8, 9 и 10 Тевета: перевод Семидесяти, смерть Эзры и Нехемии и осаду Иерусалима.

 

   Вот некоторые отклонения от буквального текста Торы, независимо внесенные в свой перевод каждым из Мудрецов (другие изменения см. трактат Мегила 9а).
   1. (Быт. 1) "Бог сотворил в начале" вместо "В начале сотворил Бог", чтобы не истолковали так: "'В начале' - [это имя идола, "высшей силы", "сверхбожества", который] сотворил Бога, небо и землю", что было ближе к греческим представлениям.
   2. (Быт. 1) "Я сделаю человека" вместо "Мы сделаем человека", чтобы не сказали, что Бог имеет двойственную природу;
   3. (Быт. 1) "по образу и подобию" вместо "по Нашему образу и Нашему подобию", чтобы не сказали, что у Бога есть образ и создание можно сравнить с Создателем.
   4. (Быт. 2) "И Бог закончил на 6-й день" вместо "на 7-й день", чтобы не сказали, что Бог работал в Субботу.
   5. (Быт. 5) "Мужчиной и женщиной Он сотворил его" вместо "Он сотворил их", чтобы не сказали, что их с самого начала сотворили с двумя телами.
   6. (Быт. 11) "Я опущусь и перемешаю их язык" вместо "Спустимся и перемешаем", чтобы не сказали, что у Него двойственная природа.
   7. (Чис. 16) "Не взял я от них ни одной вещи" вместо "ни одного мула", чтобы не сказали, что Моше не брал у народа мулов, но брал другие вещи.
   8. (Втор.4) В стих: "которые (Солнце и Луну) Господь Бог ваш назначил светить всем народам" Старейшины вставили слово "светить", чтобы не сказали, что Бог назначил народам, т.е. позволил им поклоняться солнцу и луне.
   9. (Левит 11) Заменено слово арневет (заяц), поскольку жену Птоломея звали Арневет, и он мог сказать, что евреи смеются над ним, вставляя в Тору имя его жены.

 

   Следует отметить, что текст, известный под названием "Септуагинта" сегодня, не является тем "переводом Семидесяти", который упоминается в Талмуде. Это более поздний перевод, выполненный, по-видимому, также в Александрии в начале новой эры или в самом конце прошлой. В нем уже не содержится большинство тех изменений, которые упоминает Талмуд.)

 

   На другой день они встали рано и принесли всесожжения и привели жертвы мирные: и сел народ есть и пить, а после встал играть.

 

   "Есть разные мнения о том, кому в итоге были принесены жертвы: Господу в знак воцарения тельца или самому тельцу, а значит, об уровне идолопоклонства, до которого пали евреи.
   Словом "забавляться" (или, что то же, "потешаться") Тора характеризует идолопоклонство, а также разврат (см., например, в книге Бытие (39:17): "И сказала жена Потифара: пришел ко мне раб еврей, чтобы потешаться надо мной") и кровопролитие (см., например, во Второй книге Шмуэля (2:14): "...пусть же встанут юноши и потешатся (т.е. сразятся) перед нами").
   Идолопоклонник не ощущает своей ответственности перед Богом, Который создал мир и от Которого исходит все. Он стремится лишь "задобрить" своего идола, считая его отдельной, независимо существующей силой, способной помочь ему добиться успеха в этом мире.
   Тора, пользуясь одним и тем же словом "забавляться" для обозначения идолопоклонства, прелюбодеяния и убийства, учит нас, что, потеряв чувство ответственности перед Богом, человек может быстро скатиться и к другим тяжелым грехам". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Пока Моисей посещал нагорные юридические курсы, Аарон решил самостоятельно заняться ограблением народа.
   Израильтяне плакали и умоляли вернуть их обратно в рабство.
   Они решили, что косноязычный аферист бросил их в пустыне, а сам, прихватив молодого красавца, сбежал к молочно-медовым берегам.
   Аарон сказал им: хорошо, я поведу вас, но надо умилостивить египтян. Если мы сделаем золотого тельца, идола Аписа, египтяне возрадуются, что мы перешли в их веру. И не смогут нас побить, станут нашими братьями.
   Главы семейств повыдёргивали серьги из ушей жён и детей. Мода возвращается. Сыновья и тогда носили серьги в ушах. А дочери - и в носах, клянусь Богом! Есть упоминание об этом у пророков.
   И Аарон тут же, в походных условиях, отлил нечто рогатое и четвероногое, отдалённо напоминающее то ли козла, то ли тельца.
   И народ возрадовался, стал петь, танцевать и играть. В Библии слово "играть" имеет определенное значение. Людей можно было понять.
   Восходя на гору, Моисей дал строгое приказание: не прикасаться к жёнам".

 

   И сказал Господь Моисею: поспеши сойти [отсюда], ибо развратился народ твой, который ты вывел из земли Египетской; скоро уклонились они от пути, который Я заповедал им: сделали себе литого тельца и поклонились ему, и принесли ему жертвы и сказали: вот бог твой, Израиль, который вывел тебя из земли Египетской!

 

   Вот уже и "народ твой, который ты вывел"...

 

   "Иди, спустись". - "Иди" - уйди от Меня; "спустись" - со своего высокого положения, с высоты своего величия; Я наделил тебя величием только ради евреев.

 

   "Народ твой, который ты вывел". - Такая формулировка весьма необычна для Торы.
   Здесь она имеет два аспекта.
   Во-первых, "народ твой" - это эрев рав, "большое смешение", толпа, которая вышла вместе с евреями из Египта; Моисей, не посоветовавшись с Богом, сделал им гийюр (процедура перехода в иудаизм). Он решил: хорошо, чтобы другие люди тоже приобщились к Богу. Однако, как сказано в Мидраше Шемот Раба, именно эти люди первыми развратились и развратили других.
   Отсюда ясно, что не-еврей, который праведен и соблюдает семь заповедей сыновей Ноаха, совсем не обязательно должен становиться евреем.
   Не нужно всех вовлекать в иудаизм.
   У каждого свой путь; для не-еврея переход в иудаизм сопряжен с тяжелой ответственностью, которой он может не выдержать; в этом случае он будет плохим евреем, вместо того чтобы быть хорошим не-евреем. Таким образом, будет причинено зло как этому человеку, так и миру в целом.
   С другой стороны, словами "народ твой" Бог выявляет характер преступления евреев: оно состоит в избыточной зависимости от Моисея, в результате чего, оставшись без его руководства на лишние несколько часов, евреи впали в отчаяние и сделали себе Золотого тельца.

 

   Комментарий "Иньяней маасе эгель" указывает нам, что в словах Бога описываются три стороны преступления евреев.

 

   Во-первых, это преступление по отношению к Моисею: "уклонился народ твой", т.е., считая тебя своим руководителем, они все-таки уклонились и, значит, предали тебя.

 

   Во-вторых - по отношению к Богу: "уклонились они от пути, который Я заповедал им", т.е., приняв Мои заповеди, уклонились от их выполнения.

 

   В-третьих - по отношению к самим себе: "сделали себе тельца", т.е. ухудшили собственное положение, собственную жизнь". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   И сказал Господь Моисею: Я вижу народ сей, и вот, народ он - жестоковыйный; итак оставь Меня, да воспламенится гнев Мой на них, и истреблю их, и произведу многочисленный народ от тебя.

 

   ("Жестковыйность" - упрямство. "Жестковыйность" (т.е. упрямство) сочеталась в них с метаниями: от преданности Богу, которая выразилась в том, что они вышли из Египта в пустыню без припасов, до желания возвратиться в Египет; от вхождения в Ям Суф (Красное море) - а море расступилось только после того, как евреи по горло вошли в него, - до вопроса: "Да есть ли вообще Бог среди нас?" (Исход 17:7).)

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Это было сказано в запале гнева. Вряд ли мог произойти народ от восьмидесятилетнего старца".

 

   И потом, что значит "произведу многочисленный народ от тебя?" Естественно, "Моисей стал умолять Господа, Бога Своего"...

 

   "Слово "жестковыйный" означает: "тот, кто поворачивается своей жесткой шеей, т.е. отворачивается от порицающих его, отказывается их слушать".

 

   "И сказал" (вайомер). - Выше, в стихе 7, уже было: "и говорил". Если стих 9 - это продолжение слов Бога, зачем повторяется "и сказал"?

 

   Комментаторы учат: поскольку на первую речь Бога Моисей не смог ничего возразить, Бог еще раз обратился к нему, причем в более мягкой форме (слово амар в Торе вводит обычно более мягкую речь, чем слово дибер), чтобы дать Моисею возможность найти доводы в защиту евреев. Это подчеркивается словами "оставь Меня". Мы еще не слышали, чтобы Моисей молился за евреев, а Бог говорит ему: "оставь Меня". Из этих слов Моисей понял, что если он станет просить Бога за евреев, те могут быть пощажены.

 

   Моисей подвергается здесь труднейшему испытанию.

 

   Бог Сам говорит ему: "Оставь Меня".

 

   При этом Моисею не предлагается негативно отзываться о евреях.

 

   Он может только отказаться от роли ревнителя за них, не беспокоиться об их судьбе, и тогда от него самого произойдет великий народ. Таким образом проверяется, ради кого старается Моисей: ради себя или ради народа Израиля, вполне ли бескорыстно его служение". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   Но Моисей стал умолять Господа, Бога Своего, и сказал: да не воспламеняется, Господи, гнев Твой на народ Твой, который Ты вывел из земли Египетской силою великою и рукою крепкою, чтобы Египтяне не говорили: на погибель Он вывел их, чтобы убить их в горах и истребить их с лица земли; отврати пламенный гнев Твой и отмени погубление народа Твоего; вспомни Авраама, Исаака и Израиля [Иакова], рабов Твоих, которым клялся Ты Собою, говоря: умножая умножу семя ваше, как звезды небесные, и всю землю сию, о которой Я сказал, дам семени вашему, и будут владеть [ею] вечно.

 

   "Всевышний побуждал Моисея просить Его за народ Израиля, чтобы эта история была записана в Торе.

 

   Изучая аргументы Моисея в защиту еврейского народа, мы понимаем, почему Бог, несмотря на наши грехи, продолжает поддерживать нас. Вот три основных довода, которые Моисей привел перед Господом:

 

   Первый (стих 11) основывается на том, что грех, совершенный евреями, был не так уж злостен, как могло показаться.

 

   Возражая Богу, Моисей подчеркивает, что этот народ принадлежит Богу и возник, собственно, в тот момент, когда Бог вывел его из земли Египетской. Там евреи на протяжении нескольких поколений существовали в атмосфере идолопоклонства, освободились же от него только что. В их глазах телец не заменял Бога. Евреи не помышляли о том, чтобы отказаться от Всевышнего, они лишь хотели получить некий материальный предмет, который связывал бы их с высшими силами. Таким образом, они пытались служить Всевышнему наиболее простым и приемлемым для них путем. Конечно, это был запрещенный путь, и евреи совершили преступление, но оно проистекало не из злонамеренности, а, скорее, из растерянности и желания на свой лад послужить Всевышнему.

 

   Согласно второму аргументу (стих 12), уничтожение Богом евреев приведет к профанации Божественного Имени среди народов мира. Египтяне не поймут, как поклонение тельцу могло повлечь за собой уничтожение народа: ведь евреи и в Египте занимались идолопоклонством, и если бы Бог не вывел их из Египта, они бы до сих пор делали там идолов и служили им. Таким образом, характер преступления евреев останется неясным для египтян, и они решат, что Бог специально вывел евреев из земли Египетской, для того чтобы их умертвить, т.е. со злыми намерениями; это и будет профанация Божественного Имени. Все наказания, которые Бог обрушивает на людей, нужны для приближения людей к Богу. Полное же уничтожение народа не может приблизить, а только отдаляет мир от Бога. Поэтому Моисей и говорит в этом стихе, что наказание евреям должно быть изменено.

 

   Своим третьим аргументом (стих 13) Моисей напоминает Всевышнему, что через Авраама, Ицхака и Яакова построил Он еврейский народ и что это построение является уникальным. Если сейчас этот народ будет уничтожен, не останется силы в мире, которая сможет ему помочь приблизиться к Богу.

 

   Кроме того, указывает Моисей, если еврейский народ не может быть спасен, несмотря на заслуги Праотцев, то лишаются смысла слова Бога: "сделаю тебя народом великим".

 

   Как сказали Мудрецы: "Если стул на трех ножках не может устоять, то как ему устоять на одной?" (т.е. если Израиль не может опереться на заслуги Авраама, Ицхака и Яакова, то в силах ли поддержать его один Моисей?). Поскольку, как подчеркивает Моисей, Бог поклялся Праотцам Собою, т.е. непреходящим, то никакие действия евреев не должны повлечь за собой их уничтожение, - только страдания, соответствующие преступлению". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   И отменил Господь зло, о котором сказал, что наведет его на народ Свой.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Ну, стало легче, гроза миновала. Но Господь, хоть и пообещал, тут же передумал. Этот Господин страдал непостоянством".

 

   И обратился и сошел Моисей с горы; в руке его были две скрижали откровения [каменные], на которых написано было с обеих сторон: и на той и на другой стороне написано было; скрижали были дело Божие, и письмена, начертанные на скрижалях, были письмена Божии.

 

   И услышал Иисус голос народа шумящего и сказал Моисею: военный крик в стане.

 

   Опять этот Иисус!... Видимо тогда-то Моисей и решил сделать его "военным".

 

   Иеhошуа бин-Нун (в русской транскрипции "Иисус Навин") - ближайший ученик и слуга Моисея; под его руководством, после смерти Моисея, евреи завоевали Землю Израиля. Он был единственным, кто находился вне стана все те сорок дней, когда Моисей учил Тору на горе Синай; Иеhошуа ожидал Моисея у подножия горы.

 

   Но [Моисей] сказал: это не крик побеждающих и не вопль поражаемых; я слышу голос поющих. Когда же он приблизился к стану и увидел тельца и пляски, тогда он воспламенился гневом и бросил из рук своих скрижали и разбил их под горою <З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что символически это означает: он [Моисей] сам "разбил", нарушил закон - благодаря хитроумному повороту рассказа>;

 

   "Возникает естественный вопрос: как мог осмелиться Моисей разбить скрижали?

 

   Ведь если он счел, что евреи недостойны получить скрижали, ему следовало бы возвратить их обратно на гору Синай.

 

   Более того, поскольку Моисей еще на Синае знал, что евреи делали тельца, зачем он вообще взял скрижали? Он мог бы оставить их там и не брать с собой!

 

   Мудрецы обращают наше внимание на то, что в стихе 15 написано: "и две скрижали в его руке", а в стихе 19 - "бросил он из своих рук".

 

   Традиция передает нам, что выражение "письмена Божьи" в описании скрижалей означает, что буквы в этих письменах были как бы живыми. Поэтому хотя скрижали были высечены из камня, они несли себя сами (подобно человеку, который передвигается самостоятельно, пока он жив.

 

   Когда Моисей приблизился к стану, буквы со скрижалей стали улетать, а сами они отяжелели, как тяжелеет тело человека, когда он умирает.

 

   Скрижали стали такими тяжелыми, что Моисей не смог удержать их даже двумя руками. В результате они упали и разбились.

 

   Слово вайашлех (от основы шалах, что значит "бросил") можно понять здесь и как "выпустил" (из своих рук).

 

   Прямой текст Торы, однако, говорит нам, что Моисей разбил скрижали.

 

   Так написано потому, что у Моисея было такое желание; он хотел разбить скрижали, но Бог сделал это за него.

 

   Моисей подумал: "Если я дам скрижали евреям, то обреку их на смертную казнь, потому что в скрижалях сказано: да не будет у тебя других богов".

 

   Это можно уподобить такой притче: царь захотел жениться на женщине и послал ей кетубу (брачный документ) через своего слугу. Подойдя к дому женщины, слуга услышал, что про нее распространяются плохие слухи. Тогда слуга порвал кетубу, сказав: пусть лучше судят ее как незамужнюю, тогда наказание ей будет мягче. Так же сделал и Моисей. Важно отметить, что в притче, которую приводят наши Мудрецы, не сказано, что женщина согрешила, изменила жениху; сказано лишь, что про нее распространялись слухи. Так и Израиль не изменил Богу по-настоящему; поведение евреев свидетельствовало лишь о том, что они хранят верность Всевышнему неполностью". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   и взял тельца, которого они сделали, и сжег его в огне, и стер в прах, и рассыпал по воде, и дал ее пить сынам Израилевым.

 

   "Последняя акция Моисея напоминает проверку по закону Соты, действовавшему во времена Храма. Если муж подозревал жену в измене, имея для этого серьезные основания, но не имея достаточных свидетельств, жена подвергалась специальной проверке. Ей давали выпить воду, содержавшую истертый кусочек свитка Торы. Если жена была виновна, она умирала от этой воды, если же нет - оставалась жить. Моисей, подозревавший в преступлении всех евреев, всех их и напоил этой водой". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "Надо признать, что не каждому дано обращать золото в "прах", бросив его в огонь. Секрет этой операции был известен, видимо, одному только Моисею и никому никогда больше. <Неплохой ход! Бросил золото в огонь - и нет золота! А где золото?... А золото превратилось в прах!> Кроме того, Библия пояснила, что золотой порошок можно пить, разведя его в воде: это тоже не просто. Вообще-то золото растворяется с серой. Легко вообразить себе, как отвратительно было это питье! Но самое прекрасное здесь то, что Моисей не стал обвинять Аарона, сделавшего идола, и приказал левитам, которые, в конце концов, вместе с его братом были более других виновны в происшедшем, вооружиться и пройти по лагерю, избивая "каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего".

 

   И понял Моисей - пора делать "жертвенник".

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Моисей как раз сходил с горы. И, увидев такой разгул, и, не увидев в ушах серёжек, он в гневе разбил скрижали, произведения рук Божьих. Невероятное преступление против Бога!"

 

   И сказал Моисей Аарону: что сделал тебе народ сей, что ты ввел его в грех великий?

 

   "По разъяснению Мудрецов, слова "что сделал тебе" являются не риторическим, а действительным вопросом.

 

   Моисей хочет выяснить, сколько и какие испытания смог перенести Аарон, прежде чем его принудили к этому греху.

 

   Т.е. Моисей задает свой вопрос не потому, что сомневается в Аароне, а потому, что ему важно установить степень виновности народа". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   Но Аарон сказал [Моисею]: да не возгорается гнев господина моего; ты знаешь этот народ, что он буйный <дословно "во зле он">. Они сказали мне: сделай нам бога, который шел бы перед нами; ибо с Моисеем, с этим человеком, который вывел нас из земли Египетской, не знаем, что сделалось. И я сказал им: у кого есть золото, снимите с себя. [Они сняли] и отдали мне; я бросил его в огонь, и вышел этот телец.

 

   "Существует два варианта истолкования слов 22-го стиха: "во зле он".

 

   Первый вариант: "он склонен поступать плохо", т.е. то, что сделали евреи, соответствует их естественной склонности. Т.е. их поступки не злонамеренны, а, так сказать, органичны.

 

   Второй вариант: они "находятся среди зла", среди плохого.

 

   Бааль hа-Турим указывает, что слово бера ("во зле") связано с эрев рав (в пер. смысле "множество народа") - не-евреями, которые вместе с евреями вышли из Египта, и именно эти люди согрешили первыми, введя Израиль в соблазн.

 

   Таким образом, желая максимально смягчить ситуацию, Аарон говорит Моисею: "пусть не возгорается [слишком] гнев господина моего".

 

   Аарон объясняет также, что сам он не намеревался делать тельца, а только бросил золото в огонь". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   С другой стороны - "сказали мне: сделай нам бога"... Именно "бога"... "который шел бы перед нами"...

 

   Моисей увидел, что это народ необузданный, ибо Аарон допустил его до необузданности, к посрамлению пред врагами его.

 

   "Раши указывает, что слово "развратил" следует понимать здесь как "обнажил", т.е. Аарон лишь раскрыл развращенность, содержавшуюся в евреях.

 

   Как же могли эти люди, которым дано было Божественное видение, которые слышали слова Бога, вдруг стать идолопоклонниками?

 

   Как случилось, что весь народ, кроме колена Леви, без разногласий и споров, пал жертвой идолопоклонства?

 

   Где были праведники Израиля: Калев, Бецалель и другие? Неужели они тоже поддались греху?

 

   Попробуем объяснить этот феномен так. Израиль был разделен на различные группы. Когда евреи пришли к Аарону и сказали: "Сделай нам божества", большинство не имело в виду идола. Они не знали, что сделает Аарон, но готовы были отдать все, что у них было, чтобы появилась какая-то сила, способная повести их вместо Моисея. Когда колдовством закоренелых идолопоклонников был сделан телец, мнения разделились.

 

   Те, что раньше были страстными идолопоклонниками, вернулись к старым привычкам.

 

   Проснулась старая склонность и во многих других, кому на время удалось ее подавить.

 

   Третьи остались верны Богу.

 

   Наконец, четвертые, сбитые происходящим с толку и считая ситуацию безнадежной, смеялись и над служившими тельцу, и над сохранившими верность Господу.

 

   Но и последние, увидев, как осквернились их братья, полностью отчаялись.

 

   Бог же сказал Моисею, что в идолопоклонство впал весь Израиль.

 

   Потому что даже те, кто от всего сердца хотели остаться верными Богу, - и они восприняли идолов как некую реальность, иначе они бы не потеряли надежду.

 

   Разве идолопоклонство обладает такой силой, что может навечно лишить Святой Народ его святости?

 

   Они не должны были отчаиваться.

 

   Они должны были знать, что Моисей придет, что согрешившие будут наказаны, а сохранившие верность продолжат выполнять свое предназначение". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, [иди] ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины.

 

   Смысл слов "кто за Господа - ко мне": не "кто остался верен Господу", а "кто может воевать за Господа".

 

   Все колено Леви собралось к Моисею, т.к. из левитов никто не участвовал в идолопоклонстве.

 

   Люди других колен, также не принимавшие в нем участия, не пришли к Моисею: ведь среди идолопоклонников могли оказаться их родители или дети, которых пришлось бы убивать. Поэтому люди из других колен не откликнулись на призыв Моисея. Даже те из них, кто остался праведным, говорили: "Кого ты зовешь? Тех ли, кто грешил, или тех, кто не протестовал, когда грешили другие? Все потеряно; ни они, ни мы не достойны теперь того, чтобы построить Дом Господень".

 

   Никто из левитов не участвовал в идолопоклонстве еще и из-за родственной близости к Моисею; они не хотели, чтобы кто-нибудь другой занял его место. (Как мы помним желание, иметь замену Моисею и было основной движущей силой при создании тельца.)

 

   Традиция передает нам также, что на протяжении всего египетского рабства колено Леви занимало особое положение.

 

   Левиты сумели не потерять Тору в Египте даже после смерти сыновей Яакова, родоначальников колен; они не прекращали изучение Торы и потому вообще не были порабощены.

 

   И по выходе из Египта они с самого начала осознали, что идут заключать союз с Богом.

 

   В пути левиты во всем слушались Моисея и остались дисциплинированной армией даже во время кризиса.

 

   Вот почему, когда Моисей сказал: "Ко мне!", они сразу откликнулись на его призыв". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   И он сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего.

 

   "Так говорит Господь". - Моисей ссылается на закон, полученный при Даровании Торы на Синае, который все евреи приняли на себя вместе с ответственностью за его невыполнение: идолопоклонство карается смертной казнью.

 

   "Брата своего" - имеется в виду брат по матери, который не из колена Леви.

 

   Традиция разъясняет, что Моше с левитами судил идолопоклонников.

 

   Поклонившихся идолу при свидетелях и после предупреждения, что за это полагается смертная казнь, убили мечом.

 

   Преступившие закон при свидетелях, но без предварительного предупреждения умерли от эпидемии (см. далее стих 35).

 

   Те же, чьи действия совершались без свидетелей и предупреждения они также не получили, умерли от проверки водой ("сота")". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трех тысяч человек.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Из этой цитаты ясно следует, что Моисей выдаёт свои, спонтанно, в порыве гнева сказанные слова, за слова Господа, и своё внезапно возникшее желание убивать - за волю Господню. Ведь Бог перед тем отменил зло, которое хотел навести на народ.
   А ведь только что пророк-убийца получил скрижали, на которых Бог начертал: "Не убий!" А ведь только что, на горе Синай, Господь поучал Моисея: "Удаляйся от неправды, не умерщвляй правого и невинного". (Исх 23:7)
   Изготовил золотого тельца Аарон.
   Но он остался безнаказанным.
   Три тысячи невинных, обманутых, ограбленных людей были убиты за преступление Аарона.
   Очень впечатляет.
   Два отъявленные преступника вели народ Божий к светлому будущему.
   Кажется, что Моисей не был слишком прилежным учеником Господа.
   Но это только кажется.
   Сам Господь многократно убивал невинных вперемешку с виновными, не разбирая, кто прав, а кто виноват. Мы с Вами вскоре в этом убедимся. И не раз.
   Ещё одно маленькое замечание.
   Моисей воскликнул: "кто Господень - ко мне!" Сбежались только члены левитского колена-клана. Не думаю, что все они поклонялись Господу. Скорее всего, прибежали из солидарности с Моисеем. Но допустим, что все. Левиты, как мы узнаем из текста уже этой главы, составляли только полтора процента от всего народа. Такая вот мизерная часть считала Иегову своим Богом. Остальные были язычниками.
   В описании событий первых месяцев Исхода мы встречаем имя некоего Ора (Хура), правнука Левия (1 Пар. 2:19). Этот Ор занимал очень высокое положение в иерархии. Скорее всего, был третьим по значимости. Именно он вместе с Аароном держал руки Моисея во время битвы с Амаликом. Но после этого мы с Ором на страницах Библии не встречаемся. Если бы он умер своей смертью, это было бы указано.
   Вероятнее всего, Моисей однажды устроил "ночь длинных ножей", перебив некоторое число своих ближайших соратников

 

   Анализ библейских текстов, где трижды приводится описание маршрута так называемого блуждания евреев по пустыне, позволяет сделать однозначный вывод: народ Божий, придя через полтора года после Исхода к городу Кадесу, тридцать восемь лет жил в окрестностях этого города.

 

   В пустыне возникло изолированное, охраняемое поселение.

 

   Здесь царили строгие законы и постановления, разработанные Моисеем.

 

   Автор, основываясь на свидетельствах Библии, рисует несколько фантастическую, но очень близкую к реальности картину нравов и порядков, царящих в поселении.

 

   Это было некое подобие концентрационного лагеря, прообраз печально известных лагерей двадцатого столетия.

 

   Художественный вымысел иллюстрируется цитатами из Библии, что придаёт написанному зловещую убедительность.

 

   Строгий контроль над соблюдением народом многочисленных, порой бессмысленных, чудовищных законов осуществляли Господь Бог, Моисей и его гвардия - левиты.

 

   За большинство самых мелких нарушений грешнику грозила смертная казнь.

 

   Это был лагерь уничтожения, где применялись допросы с пристрастием, пытки, стерилизация людей, разного рода казни, как индивидуальные, так и массовые, показательные.

 

   Среди законов, данных Моисеем, было и несколько гуманных, демократических. Но они только декларировались. И никогда не исполнялись.

 

   За четыре десятка лет в поселении умерли преждевременной смертью несколько миллионов человек.

 

   Вымерли все взрослые, которые вышли из Египта, и большинство детей.

 

   Новые поколения были воспитаны в духе беспрекословного повиновения и панического страха перед Господом. Это были поколения послушных рабов Божьих.

 

   В плане поселение представляло собою квадрат.
   Посреди, - большая квадратная площадь для народных собраний, митингов, проверок и казней.
   В центре её возвышался храм - скиния.
   По периметру площади, с восточной стороны, стояли шатры Моисея, Аарона и священников: сыновей и внуков Аарона.
   С трех других сторон, - шатры левитов, разделённых на три отряда, потомков трёх сыновей Левия: Гирсона, Каафа и Мерари.
   Вокруг них, - правильными рядами сотни шатров двенадцать станов колен Израиля, по три стана на каждую сторону света. (Чис. 3:23-38; 2:1-32)

 

   Широко известны фотографии концентрационных лагерей двадцатого столетия.
   Большинство из них строилось по классической библейской схеме: в центре, - плац, канцелярия, бараки охраны. По краям - ряды бараков для заключенных. Отдельно, в изоляции - бараки для больных.

 

   И в лагере, который построил Моисей, больные также изолировались от здоровых, и размещались в отдельном стане, расположенном за границами основного поселения.

 

   Были изданы строгие законы, касающиеся определения степени заболевания и сроков изоляции.

 

   На южных воротах поселения был вывешен лозунг с надписью: "ТОЛЬКО РАБСТВО БОЖЬЕ ДЕЛАЕТ ЧЕЛОВЕКА ИСТИННО СВОБОДНЫМ!"

 

   На северных воротах - другой лозунг: "ТОЛЬКО ТОТ, КТО СЛЕПО ВЕРИТ В БОГА НАШЕГО ИЕГОВУ, УВИДИТ ЗЕМЛЮ ОБЕТОВАННУЮ!"

 

   Не верите?
   А чему, собственно, не верите? Что были ворота, или что были надписи?

 

   Привожу доказательство.

 

   Вот вам дословный приказ Моисея: "И он сказал им так: так говорит Бог Израилев: пройдите по стану от ворот до ворот и обратно". (Исх. 32:27).

 

   Так что не сомневайтесь, - ворота были.

 

   А раз были ворота, то могли быть и надписи.

 

   Ворота для того и ставятся, чтобы повесить над ними лозунг.

 

   Поселение охранялось, но только на случай нападения извне.

 

   Сами же поселенцы могли свободно выходить за его пределы. Но побеги исключались, так как у бежавшего не было иных перспектив, чем попасть в рабство, или быть убитым враждебными племенами. Также в округе бродило множество диких зверей.

 

   За порядком в лагере следили члены левитского клана, нечто вроде эсэсовцев.

 

   Они выявляли, пытали и казнили грешников, преступивших установленные Моисеем законы.

 

   Проводили крупномасштабные карательные операции, которые красочно описаны в Библии.

 

   Мечами подавили народное возмущение у Божьей горы Синай, уничтожили восставших кореян, усмирили народ после возвращения лазутчиков.

 

   Это были беспощадные каратели, достойные своего свирепого предка Левия, слепо преданные, бездумные исполнители преступной воли главы клана - великого Моисея.

 

   Каждый день начинался с утренней проверки.

 

   По сигналу двух серебряных труб все поселенцы должны были выйти из своих шатров и приветствовать Моисея, который обходил лагерь перед тем, как войти в скинию.

 

   Была разработана система сигналов трубами.

 

   Поселенцы были научены различать, когда трубы играют сбор, когда - тревогу. Отдельный сигнал был и для сбора начальников.(Чис. 10:4)

 

   "Когда Моисей выходил к скинии, весь народ вставал и становился каждый у входа в свой шатёр, и смотрел вослед Моисею, доколе он не входил в скинию.
   Когда Моисей входил в скинию, тогда спускался столп облачный и становился у входа в скинию. И Господь говорил с Моисеем.
   И вставал весь народ и поклонялся каждый у входа в шатёр свой". (Исх. 33:8-10)

 

   Моисей наказал Аарону, что тот может войти в святилище только тогда, когда в нём будет облако, чтобы Аарон, не дай Бог, не увидел Бога. Он не должен являться к Богу с пустыми руками. При нём обязательно должно быть жертвенное животное. (Лев. 16:3)

 

   Таким образом, барашку или тельцу перед смертью, в отличие от смертных израильтян, разрешалось войти в святое святых и немножко полицезреть Бога.

 

   Раз в году Аарон приводил двух козлов. Один козёл приносился в жертву, а на другого поселенцы накладывали все свои грехи, и отпускали в пустыню. Дикие звери сжирали козла с грехами и с потрохами.

 

   После утренней проверки все расходились по своим работам. Кто в поле, кто в виноградники, кто к стаду, кто - копать свежие могилы.
   Ежедневно в лагере умирало в среднем около ста пятидесяти человек.

 

   Впрочем, столько же и рождалось.
   Повитухи и похоронные команды никогда не сидели без дела.
   Особенно тяжело было гробокопателям. Вот только где они взяли такое большое количество мотыг и лопат?

 

   В каждом колене-отряде было самоуправление.

 

   Из числа самых примерных поселенцев были назначены старосты и бугры (бригадиры). Тогда они назывались тысяченачальниками, стоначальниками и просто начальниками. Они разбирали различные просьбы, давали наряды на полевые и заготовительные работы, на работы по благоустройству лагеря, выделяли людей в строительные и похоронные бригады, намечали кандидатуры грешников для предстоящих казней.

 

   Должности помощника палача и писаря считались привилегированными.

 

   Если писарем не мог быть каждый, то на должность помощника палача желающих было в избытке.

 

   Поскольку казнить приходилось по несколько человек в день, эти ребята не скучали.

 

   Но, независимо от квалификации, они не могли продвинуться по служебной лестнице.

 

   Поскольку палачом мог быть только левит по рождению.

 

   Мелкие дела: хулиганство, выбивание ока за зуб, кража козы или овцы, изнасилование, повторные (в течение одного дня) случаи суицида-кровосмешения, открытие и закрытие наготы, и тому подобные, судила (и тут же выносила приговор) особая отрядная тройка. В составе: начальника колена, самого послушного старейшины и специально приглашенного левита по политической и религиозной части.

 

   Крупные дела, а именно: заговоры с целью смещения руководства поселения, приношение жертв чужим богам, работа в субботний день, умышленное убийство руководящего лица рядовым лицом, не уполномоченным убивать, и подобные тяжкие преступления, разбирались Высшей тройкой в составе: Моисея, Аарона и Председателя Верховного Суда - Господа Бога.

 

   Приговоры по этим делам были особенно суровы: сжигание на костре, закидывание камнями, сбрасывание в пропасть.

 

   Почётной казнью считалось повешение на дереве, поскольку деревьев было очень мало.

 

   Регулярно собирались избранные лидеры, старейшины, начальники.
   Это было нечто вроде заседания центрального комитета партии. Вот подтверждение этому:
   "Если же всё общество согрешит, и это будет укрыто от глаз собрания" (Лев. 4:13-14)

 

   В лагере процветало доносительство. (Лев. 5:1).

 

   Доносчики получали третью часть имущества жертвы доноса.

 

   Треть причиталась левитам.
   Треть от этой трети причиталась Аарону и его сыновьям.

 

   Оставшаяся треть, проданная с молотка, пополняла лагерную казну, то есть, доставалась Моисею.

 

   Вот так постоянно третировалось всё население лагеря.

 

   Чтобы очиститься от греха, следовало принести жертву.

 

   Была выработана чёткая классификация жертв, соответствующих степени тяжести греха.

 

   Если кто знал о каком-то нарушении и не доносил начальству, или прикасался к нечистому, или произнёс или услышал клятву, то должен был исповедаться и принести овцу за грех. Если не имел овцы, мог принести двух голубей. Если не голубей, то десятую часть ефы (около 4 килограммов) пшеничной муки. Священник бросал горсть муки в жертвенник, "остаток же принадлежит священнику, как приношение хлебное". (Лев. 5:6-13)

 

   Как видите, Богу доставалась только горсть муки из четырёх килограммов. А считалось, что жертва приносится Богу. Неплохо жилось (и живётся) священникам под крылышком у Бога!

 

   Приношение хлебное могло выглядеть и иначе: пшеничные хлебы пресные, смешанные с елеем, пресные лепёшки. Священник отламывал по кусочку от каждого хлеба и сжигал в огне жертвенника.

 

   "А остатки приношения хлебного Аарону и сыновьям его; это великая святыня из жертв Господу". (Лев. 2:10).

 

   Приношение хлебное следовало приготавливать без закваски, "ибо ни квасного, ни мёду не должны вы сжигать во славу Господа". (Лев. 2:11, 6:17). Но когда хлеба было мало, Моисей делал поблажку, разрешал приносить и квасной.

 

   Всякое приношение должно было быть посолено. Ни Бог, ни братья-разбойники не хотели есть без соли.

 

   Кроме хлеба, полагалось приносить и высушенные зёрна. Залитые оливковым маслом, с положенным сверху куском сливочного масла. Обязательно! Вынь, да положь! Иначе Господь обидится.

 

   Вино и наркотические травы были обязательной составной частью некоторых приношений.

 

   Каждое мясное приношение следовало дополнить полутора литровым кувшинчиком винца.

 

   "И вина для возлияния приноси четвёртую часть гина при воссожжении, или при закалаемой жертве, на каждого агнца". (Чис. 15:5)

 

   И правильно!
   Утоляя голод нежным ягнёнком, не мешало утолить и жажду. Но если приносился в жертву жирный барашек, то порция вина увеличивалась до двух литров.
   Вол сопровождался тремя литрами вина.

 

   Всё, как видите, было продумано до мелочей.
   Мы уже знаем, что Господь благоволил пьянчужкам.

 

   При такой прекрасно продуманной системе возможных нарушений и всевозможных наказаний каждая семья должны была владеть большим количеством коз, овец и телят, пшеничным полем средней величины и приличным виноградником. Потому что не проходило и недели, чтобы в семье кто-нибудь не согрешил. Овцы, мука и вино таяли на глазах, как манна при восходе солнца.

 

   Священническую долю мяса, хлеба и вина не смел есть и пить никто, кроме самого священника и членов его семьи. Если дочь священника выходила замуж, то также не смела прикасаться к этой пище. Но если бы она овдовела, не имея детей, и вернулась в дом отца своего, то могла есть её. Чем дети мешали? Неужели тем, что могли объесть дедушку?

 

   "Отделяй Господу всё, разверзающее ложесна; и всё первородное от скота, какой у тебя будет, мужеского пола. - Господу. А всякого из ослов, разверзающего, заменяй агнцем; а если не заменишь, выкупи его; и каждого первенца из сынов человеческих выкупай". (Исх. 13:12-13)

 

   Отчего же Бог так обидел ослов, не желая, чтобы Ему были приносимы ослиные жертвы? По очень простой причине. Мясо этих животных неудобоваримо, жестко, малопригодно в пищу. Хотя Господу, по идее, это должно было быть безразлично. Ведь Он только обонял запах мяса, а не пробовал на зуб. Но Он по-отечески заботился о слугах Своих, зная, что престарелым Моисею и Аарону ослиная грудь и ослиное плечо будут не по зубам.

 

   Если кто-либо что-либо похищал, или утратил доверенное ему, или нашёл потерянное кем-то и утаил, если поклялся ложно, что не имеет этого, то должен был возместить утраченное или похищенное, прибавив пятую часть. И, кроме того, принести в жертву овна. Это "жертва повинности". (Лев. 6:1-6).

 

   Если кто по ошибке согрешил против посвященного Господу (очевидно, имелось в виду - съел тот кусок жертвенного животного, есть который имел право только священник), то должен был отдать священнику овна без порока, или стоимость его в серебряных сиклях. (Лев. 5:15)

 

   "Весь мужской пол священного рода может есть её. На святом месте должно есть её; это великая святыня". (Лев. 7:6)

 

   Как видите, кусок баранины тоже может быть великой святыней!

 

   "Как о жертве за грех, так и о жертве повинности, закон один: она принадлежит священнику, который очищает посредством её". (Лев. 7:7)

 

   Телёнок или овца были вскормлены и выращены кем-то другим. Этот владелец провинился пред Богом, но не пред священником. Логичнее было бы сжечь животное для услаждения Господа, или разделить по частям и раздать бедным. Так был бы наказан грешник, и одновременно вершилось богоугодное дело. Но Моисей, от имени Бога, распорядился иначе: "принадлежит священнику".
   На каком основании? "Я сказал!"

 

   И кожа жертвенного животного принадлежит священнику.

 

   И всякое приношение хлебное, печеное в печи, на сковороде или в горшке, принадлежит священнику.

 

   И всякое приношение хлебное в виде сушеных зёрен, смешанных с елеем, принадлежит священнику.

 

   И пресные лепёшки, и квасные хлебы принадлежат священнику. (Лев. 7:8-12)

 

   А что же тогда, позвольте спросить, не принадлежит священнику?

 

   "Кто не принёс приношения Господу, истребится душа его". (Чис. 9:13)

 

   Кроме того, существовала жертва добровольная, жертва благодарности, именуемая в дальнейшем "мирная жертва" <т.е. жертва, приносимая не во искупление совершенного греха, а просто для того, чтобы "ладить" с богом>. Это - жертвенное животное плюс пресные хлебы и лепешки с оливковым маслом. Но допускался и квасной хлеб (Лев. 7:12-13)

 

   Если какая душа, имея нечистоту, позволяла себе есть мясо мирной жертвы, "то истребится душа та из народа своего" (Лев. 7:20).

 

   Из мирной жертвы священнику доставались не только хлеба, но и правое плечо, и грудь жертвенного животного. Весь внутренний и подкожный жир принадлежал Господу, то есть, по сути, тому же священнику. (Лев. 7:31-32)

 

   Употреблять в пищу жир жертвенных животных строго запрещалось.

 

   "Ибо, кто будет есть тук из скота, который приносится в жертву Господу, истребится душа та из народа своего". (Лев. 7:25)

 

   При каждом жертвоприношении Моисей обильно кропил кровью жертв крышку ковчега, на которой восседал невидимый Бог. Не знаю, было ли Ему приятно постоянно сидеть в луже крови?

 

   Для того чтобы заколоть тельца или овна, требовалась недюжинная сила.
   Учитывая, что Моисей и Аарон закалывали жертвенных животных собственноручно (Лев. 8:15), трудно поверить, что им тогда было по восемьдесят лет. Для этого требуется недюжинная сила. Скорее всего, братьям могло быть не более пятидесяти. А года они себе прибавили, так как старейшины пользовались в народе особым уважением.

 

   Однажды вышло новое постановление.

 

   Воспрещалось, под страхом смерти, закалывать овцу, тельца или козу в поле, вне стана, и в самом стане. Даже если они и не были предназначены в жертву Богу.
   Закалывать следовало обязательно перед входом в скинию собрания. (Лев. 17:3-9)
   Это делалось, вроде бы, с той целью, чтобы воспрепятствовать жертвоприношениям чужим богам.

 

   На самом же деле, Моисей и Аарон не могли смотреть на вопиющее безобразие, когда груди и плечи телят и барашков нагло проносятся мимо левитских котлов.

 

   Постановление касалось и пришельцев, которые не прочь были тайком поделиться мясцом со своими божествами.

 

   Как всё это сочеталось с обязательным правилом: приносить в жертву Богу только то животное, что не имело единого порока? Ведь ясно, что, при таком обилии тяжких грехов и жертв, овец и телят нужной кондиции катастрофически не хватало. И Иегове пришлось согласиться с мнением Моисея, что мясо порочных животных ничем не хуже. Но и даже вкуснее, поскольку в нём чувствуется пикантная горчинка порока.

 

   Жертвенник раз в году очищался кровью очистительной жертвы за грех.

 

   В вечерние субботние часы, когда приношение жертв было благополучно закончено, обширный двор скинии превращался в своеобразный очаг культуры, дом религиозного просвещения. Здесь изучались Закон Божий, древняя история: от Сотворения мира до всемирного Потопа, новейшая история: от Авраама Премудрого до Иосифа Прекрасного. Читались лекции по вопросам нравственности и безнравственности, с примерами из лагерной жизни и должными выводами из этих примеров.

 

   Левиты-футурологи, возбудив себя наркотическими средствами, знакомили слегка обкуренный народ с перспективами на ближайшие две-три тысячи лет, произносили пророчества, демонстрировали образцы тучных колосьев, огромных гроздьев винограда, фотографии и слайды, сделанные двенадцатью разведчиками при вылазке в землю Обетованную.
   Особо недоверчивые слушатели могли попробовать языком капельки мёда и молока из бидонов, которые вроде бы также доставлены были из этой, обещанной Богом, земли.

 

   Кроме того, существовали кружки по интересам.

 

   Гомики посещали кружок кройки и шитья, и делали вид, что это им интересно. Но тайком, под столами, заваленными шкурами, тискали друг друга.

 

   Скотоложники делились опытом селекционной работы по выведению крупного рогатого скота путем скрещивания скота мелкого.

 

   В химическом кружке делались опыты с травкой, древесной корой, соком мандрагоровых яблок, высушенными шпанскими мушками.

 

   Полученная смесь тут же, на месте, апробировалась знатоками.

 

   Остальные заинтересованно наблюдали за реакцией.

 

   В клубе имелось брачное агентство, вывешивались текущие курсы невест с указанием величины вена, запрошенного их родителями.

 

   Иногда проводились аукционы по продаже скота, рабов и рабынь, причем скот ценился гораздо выше. За год перед седьмым, юбилейным годом, когда, по закону, положено было отпускать на волю раба-еврея, цены на этих избранных рабов катастрофически падали. Их можно было выменять за кошку.

 

   Идеологическая работа в лагере была налажена превосходно.
   Доктору Геббельсу здесь нечего было бы делать.
   Основным постулатом пропаганды было: "Только пройдя через страдания и смерть, только свято чтя и боясь Господа, вы сможете обрести светлое будущее".

 

   На канцелярии был вывешен лозунг: "Трудится, поститься и молиться!"
   В результате такой усиленной, отупляющей, одурманивающей религиозной агитации и пропаганды находилось много желающих отойти от мирских дел, всецело посвятив себя Богу.

 

   Это было похвальное стремление. Такие рабы Божьи уже не оставались рядовыми рабами, но поднимались на более высокую ступень. Они становились червями Божьими, ползающими у Его ног. С этого момента они могли с гордостью говорить о себе: "я - недостойный червь!"
   Но нельзя было приползти к Господу с пустыми руками. Он не любил этого. Он терпеть не мог бедняков и нахлебников. Следовало дать выкуп за свою душу.

 

   "И сказал Господь Моисею, говоря: объяви сынам Израилевым и скажи им: если кто дает обет посвятить душу Господу по оценке твоей, то оценка твоя мужчине от двадцати лет до шестидесяти должна быть пятьдесят сиклей серебряных. Если же это женщина, то оценка твоя должна быть тридцать сиклей. От пяти лет до двадцати оценка твоя мужчине должна быть двадцать сиклей, а женщине десять сиклей. А от месяца до пяти лет оценка твоя мужчине должна быть пять сиклей серебра, а женщине три сикля". (Лев. 27:1-6)

 

   Видите, какое мудрое разделение: по возрасту и по полу. Детям - скидка. Женщины - дешевле. Даже вол стоил дороже женщины.

 

   Но если червь был так беден, что не мог внести положенную сумму, тоже не беда. Мог внести хоть сколько-нибудь. Если же не имел серебра, то должен был привести с собой животное. Чистое, не чистое, всё равно.
   Лишь бы это животное имело хоть какую-нибудь стоимость. Оценку ему делал священник. И с этой минуты овца или коза эта становилась святыней, и приобретала еще большую ценность. Каждый желающий мог выкупить такую четвероногую святыню у священника, прибавив пятую часть от её оценки.
   Но нельзя было приносить в выкуп за душу первородных из скота. Потому что эти первенцы и так принадлежали Господу, должны были приноситься Ему в жертву.
   Человек, посвятивший себя Богу, должен был отдать Ему и свой дом. Но это - в будущем. А пока же, поскольку домов еще не было, свой шатер со всем содержимым. Священник оценивал имущество по своему усмотрению, и мог выставить его на аукцион. Но если посвятивший себя Господу не желал в дальнейшем спать на улице, а хотел жить по-прежнему в своем шатре, то должен был внести в левитскую казну стоимость его, по оценке, прибавив пятую часть.
   При этом червь Божий получал двойную выгоду. Мало того, что он становился святым человеком, но мог и дальше счастливо обитать в освященном шатре.
   Так же было и с полем.
   Или отдай Богу, или оставь себе, но внеси в казну его стоимость, прибавив пятую часть. И тогда это поле будет принадлежать не только Богу, но и тебе!
   Что, конечно, великолепно!
   Но не следовало воображать, что всё поле и весь урожай на поле принадлежит тебе.
   Положенную десятину ты должен отдать в любом случае, хочешь, не хочешь.
   Таким образом, это поле принадлежало Господу на все сто десять процентов. (Лев. 20:7).

 

   Ещё раз хочу напомнить Вам, дорогие любители Бога, что у Господа и у священников всегда было общее имущество. Они никогда не ссорились и ничего не делили. Потому что Бог всегда уступал.

 

   Такой прекрасной идеей выкупа за душу впоследствии воспользовались Святые Апостолы. Тот, кто решал посвятить себя Христу, должен был продать всё своё имущество, а вырученные деньги отдать Им. И горе было тому новообращённому, кто утаил хотя бы малую часть от этих "святых" денег. (Деян. 5:1-10)

 

   На воротах скинии был вывешен список так называемых чистых животных, мясо которых можно было употреблять в пищу.

 

   Вот по каким признакам определялась "чистота" животного.

 

   "Всякий скот, у которого раздвоены копыта, и на копытах глубокий разрез, и которое жуёт жвачку". (Лев. 11:2)

 

   То животное, которое имело разрез, но не жевало жвачку, а также то животное, которое жевало жвачку, но не имело разреза, - считалось нечистым.

 

   Из рыб, водных птиц и водных животных только те считались чистыми, что имели чешую либо перья.
   Некоторые пернатые были всё же нечистыми: орёл, гриф, ворон, сокол, сова, ястреб, филин. Думаю, что если бы они и очистились, никто бы их не ел. Мясо этих птиц непригодно в пищу.

 

   Все пресмыкающиеся были объявлены нечистыми - раз и навсегда. Хотя тоже были тварями Божьими.

 

   Насекомые, почти все, считались нечистыми.
   Исключение было сделано для саранчи, кузнечиков и их родственников, у которых голени находились выше головы. (Лев. 11:21). Как видите, чистота определялась не только по копытам, но и по голеням.

 

   Должен заметить, что запрет есть свинину и крольчатину возник не случайно, не в результате очередной прихоти законотворца.
   Ещё задолго до Моисея народы жарких стран убедились, на горьком опыте, что мясо этих животных опасно для здоровья. Были часты случаи, когда люди, поевшие мясо дикой свиньи или дикого кролика, умирали непонятно от чего. Никто не знал, почему это происходит. В результате возник миф, что эти животные прокляты Богом.
   На самом же деле, причина была более прозаической. В мясе этих и некоторых иных животных находится множество болезнетворных паразитов. Без достаточной тепловой обработки оно, действительно, опасно для здоровья. А в пустыне, при недостатке дров и воды, сварить или прожарить такое мясо было проблемой. Поэтому ели его сырым или полусырым. И болели, и умирали.
   Возможно, по этой причине и все звери, "которые ходят на лапах", считались нечистыми.

 

   Не только животные, но и люди, поселенцы, делились на чистых и нечистых.

 

   Нечистым был тот, кто по ошибке - не специально, не дай Господь! - съел мясо нечистого животного.

 

   Нечистыми были те, кто дотронулся до нечистого животного.

 

   Нечистой была женщина в период очищения.

 

   Нечистыми были те, кто контактировал с ней в этот период, или прикасался к её одежде, или садился на то место, с которого она встала.

 

   По окончании нечистого периода женщина должна была отсчитать семь дней, и после этого, принести в жертву Богу двух голубей.

 

   Мужчина, лежавший с ней во время кровоизлияния, также был нечист семь дней, и также расплачивался голубиной кровью. Это же сколько голубятен следовало иметь!

 

   Нечистым становился тот, кто прикасался к умершему человеку, к трупу домашнего животного или зверя.

 

   Нечистыми считались те, у кого обнаруживалась подозрительная опухоль, или не внушающая доверия язва проказы или язва паршивости.

 

   Нечистыми были те, у кого в шатре находится такой подозрительный человек.

 

   Нечистыми были те, кто прикасался к вещам такого человека или садился на его место.

 

   Женщина, родившая мальчика, была нечиста семь дней, и ограничена в правах тридцать три дня.

 

   Женщина, родившая девочку, была нечиста две недели и шестьдесят шесть дней ограничена в правах. (Лев. 12:2-5)

 

   В связи с такой дискриминацией все женщины старались рожать только мальчиков.

 

   Надо заметить, что не только абсолютное большинство женщин, но и абсолютное большинство заключенных в поселении мужчин были нечистыми.

 

   "Если мужчина ляжет с женщиной и будет у него излияние семени, то нечисты будут до вечера" (Лев. 15:18)
   "Если имеющий истечение плюнет на чистого, то сей нечист будет до вечера" (Лев. 15:8)

 

   Каждый раз Моисей придумывал что-то новенькое.

 

   Подобно современным учёным-атомщикам, которых хлебом не корми, только дай хоть что-нибудь расщепить, даже уже давно расщеплённое, так и Моисей ночи не спал, снедаемый мыслью; что бы от чего бы ещё отделить.

 

   Самому сложному разделению подверглись люди.
   На левитов и не левитов.
   На обрезанных и не обрезанных.
   На чистых и нечистых.
   На праведников и грешников.
   Так, хорошенько разделив, очень удобно и приятно властвовать.

 

   Животные были разделены уже давно, самим Богом, когда Ной запихивал их в трюмы ковчега. А может быть, сказку об этом тоже придумал Моисей, чтобы оправдать свои премудрые законы.

 

   Потом Моисей сообразил, как можно разделить домашний инвентарь и, особенно, посуду.

 

   Вы уже знаете, что все предметы обстановки и все домашние вещи, к которым прикасался нечистый человек, автоматически становились нечистыми.

 

   С посудой было сложнее.
   Посуда делилась на ту, в которой варилось мясо, и ту, в которой кипятилось молоко.
   На ту, в которой варилось мясо животного, которое было зарезано с соблюдением всех тонкостей обряда, то есть, кошерное. И остальную, нечистую вдвойне, потому что её можно было и не мыть.

 

   Деревянная посуда имела преимущество перед глиняной.

 

   Если первая утром следующего дня считалась уже чистой, то вторую следовало непременно разбить.

 

   И вся пища делилась на правую и неправую, хотя проходила тем же путём, порой преступно смешиваясь одна с другой, уже в желудке.

 

   Поначалу Моисей хотел и отхожие места сделать раздельными: для тех, кто переварил чистую пищу, и для остальных. Но передумал. Отхожих мест и так не хватало.

 

   Потом Моисея осенила новая идея: а ведь можно разделить и растения.

 

   Но он никак не мог придумать, по каким признакам делить их на чистые и нечистые.

 

   Нечистых растений и быть не могло, потому что никто бы их не сеял и не высаживал.

 

   Пришлось делить растения на обрезанные и необрезанные.

 

   Так он и порешил, и издал соответствующий закон.
   "Когда придёте в землю, которую Господь Бог дал вам, и посадите какое-нибудь плодовитое дерево, то плоды его почитайте за необрезанные; три года должно почитать их за необрезанные, не должно есть их. А в четвёртый год все плоды его должны быть посвящены для празднеств Господних. В пятый же год вы можете есть плоды его" (Лев. 19:23-25)

 

   Существовало и такое оригинальное разделение: если согрешит общество, то должно принести в жертву тельца. Если начальник, - козла без порока. Если любой другой человек, - козу или овцу без порока. (Лев. 4)

 

   Но пиком этого маразматического делительного процесса можно считать закон об отделении кошерного мяса ... от кошерного мяса.

 

   "Мясо мирной жертвы благодарности должно съесть в день приношения её; не должно оставлять от него до утра. А если же кто приносит жертву по обету или от усердия, то жертву его должно есть в день приношения, и на другой день оставшееся от неё есть можно". (Лев. 7:15-16)

 

   Казалось бы, и тут ягнёнок, и там ягнёнок. Может быть, даже из одного помёта. И мясник один и тот же: Аарон или кто-то из его сыновей. И обряд один и тот же. И два куска мяса совершенно одинаковы.
   Но не одинаковы: одно мясо имеет на съедение вдвое больше времени, чем второе. Ну, не дискриминация ли это? Ведь, если разобраться, то получается, что и жертвы не в одинаковой чести у Бога.

 

   Мирная, - в худшем положении, чем жертва по усердию. Вот такие дела...

 

   Жертвенное мясо нельзя было оставлять на третий день. Это было правильно, с точки зрения санитарии. Но закон со ссылкой на Бога должен был соблюдаться строже.

 

   Вот каковы были нормы и правила поведения поселенцев.

 

   Запрещалось обольщать не обрученных девиц.
   Обольститель, пойманный на месте обольщения, должен был дать вено и жениться. Мог и не жениться, но вено дать всё равно был обязан.

 

   Запрещалось притеснять вдову и сироту. Можно было притеснить немножко, но чтобы не кричали. Размер и форма наказания за это в Библии не приведены.

 

   Рекомендовалось удаляться от неправды и не принимать даров, что было совершенно правильно.

 

   Не возбранялось давать деньги взаймы, но только под небольшой процент. Какой процент считался небольшим, не уточнялось.

 

   Если была необходимость занять у соседа одежду, то следовало возвратить её до захода солнца, потому что сосед мог ночью замёрзнуть.

 

   Ведь у каждого была только та одежда, что на нём.

 

   Запрещалось произносить имена других богов. Даже имя Иеговы не следовало произносить без особой нужды.

 

   Запрещалось делать всякие наколки, надрезы и другие знаки на теле.

 

   Подробнее со всеми этими законами можете ознакомиться, прочтя библейскую книгу "Левит".

 

   Не особенно приветствовались те, кого сейчас называют трансвеститами.
   "На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок перед Господом, Богом твоим, всякий, делающий сие". (Втор. 22:5)

 

   Всё это были относительно мелкие нарушения.
   И наказания были мелкие: общественное порицание, наряд на чистку отхожих мест, разжалование из начальников.

 

   Ни употребление крепких напитков, ни обкуривание, ни жевание травки не считались грехом.
   Наоборот, сами священники и нюхали, и жевали, и курили, и пили.
   Служили примером для народа.
   Потому что прекрасно понимали, что наркотики затуманивают сознание людей, позволяют лучше манипулировать ими.

 

   Человеку с одурманенным мозгом можно внушить что угодно, можно вызывать у него различные галлюцинации.
   Он увидит, как разверзается земля, поглощая кореян, как с неба нисходит огонь и пожирает отступников, услышит громовой голос Господа Бога.

 

   Но абсолютное большинство прегрешений карались со всей строгостью законов Моисея.

 

   На специальном стенде у входа в канцелярию был вывешен список возможных нарушений и список всевозможных наказаний.

 

   Строгие наказания грозили тем, кто нарушит заповеди Божьи.

 

   Если нарушит священник, вина за это ложилась на весь народ.

 

   Во искупление вины следовало принести в жертву Господу тельца. Кровь, две почки и внутренний жир сжигались на жертвеннике. Остальное сжигалось (или нет, кто знал?) на дровах вне стана. Думаю, что всё же не сжигалось, а делилось между левитами, которые осуществляли ликвидацию жертвы. Это была "жертва за грех".

 

   Если по ошибке (!) согрешит общество, то также приносился в жертву телец. И обряд был тот же. Менялось только определение: это была "жертва за грех общества".

 

   Вот за что полагалась смертная казнь.

 

   Если кто-нибудь ел с кровью, заслуживал смерти. Ибо кровь - это душа животного, и предназначалась только для жертвенника. (Лев. 17:10-12)

 

   Для того чтобы исключить половую связь между ближайшими родственниками, что тогда было в моде, существовали законы о недопустимости раскрытия наготы.

 

   Гомосексуальные связи, скотоложство были объявлены преступными, и также наказывались смертью. (Лев 18:22-23).

 

   Скотоложника казнили вместе со скотиной. (Лев. 20:16) Хотя эта порочная скотина не была ознакомлена с существом закона, и не сознавала, что совершает смертный грех.

 

   Тогда нередки были людские жертвоприношения Молоху, грозному языческому Богу. Которому поклонялись не только инородцы, жившие в лагере, но и очень большой процент евреев.

 

   "И детей твоих не отдавай на служение Молоху, и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь". (Лев. 18:21)

 

   Да, да, с данной минуты это уже не секрет, - древние евреи приносили богам, в том числе и Иегове, человеческие жертвы. В основном, детей. В Библии, как минимум в десяти местах текста, прямо говорится об этом.

 

   Авраам не удивился, когда Господь приказал ему принести в жертву Исаака. Тогда у многих народов Востока это было в порядке вещей.

 

   Судья Израиля Иеффай принёс в жертву Господу Иегове свою единственную дочь.
   Сжёг её на жертвеннике.
   И Господь не остановил руку отца. (Суд. 11:30-39)
   "И обонял Господь приятное благоухание". <Бог, оказывается, любит нюхать запах паленых волос, мяса и сала. Даже если в жертву приносится пшеница, надо ее сжигать, полив при этом елеем, чтобы и в этом случае получился смрад горелого жира, "приятный господу".>

 

   Когда израильтяне, на пути в землю Обетованную, разгромили пять царей мадиамских и захватили в плен тридцать две тысячи девственниц, Моисей выделил тысячную часть в дар Господу, то есть, принёс их в жертву.

 

   "И дань из них Господу тридцать две души. И отдал Моисей дань, возношение Господу, священнику" (выделено мной - Д. Н.). (Чис. 31:35-41)

 

   Приведу ещё одну цитату, из псалмов Давида.

 

   "Но смешались с язычниками, и научились делам их.
   Служили истуканам их, которые были для них сетью.
   И приносили сыновей своих и дочерей своих в жертву бесам.
   Проливали кровь невинную, кровь сыновей своих и дочерей своих, которых приносили в жертву идолам Ханаанским, - и осквернилась земля кровью". (Пс. 105:35-38)

 

   И Господь, и Моисей, ничего не имея, в принципе, против человеческих жертв, всё же сильно ревновали к Молоху. Поэтому приношение жертв этому поганскому чудищу наказывалось смертной казнью, побиванием камнями. Смерти заслуживали все участники ритуалов: и исполнители, и зрители.

 

   Смерти заслуживали вызыватели мертвых и те, кто занимается волшебством. Моисей не терпел конкуренции.

 

   Блудодеяние с замужней женщиной или обручённой девицей каралось смертью. Обоих любовников забрасывали камнями.

 

   Смерти заслуживали невестка и свекор, брат и сестра, если их уличали в связи. Это касалось и такого необычного (но не для тех времён) треугольника: муж, жена и тёща. (Лев. 20:11-17).

 

   В отдельных случаях смертная казнь заменялась стерилизацией преступников.

 

   Тот, кто был пойман в постели с теткою своею, с женою брата, - оба, он и она, должны подвергнуться стерилизации: "Если кто возьмёт жену брата своего: это гнусно; бездетны будут оба".

 

   Если дочь священника осквернила себя блудодеянием, её следовало сжечь на костре.

 

   Если кто встретил в городе девицу и изнасиловал её, заслуживал смерти. В том случае, если она не кричала и не звала на помощь, казнили и её. Но если это происходило на поле, то её не казнили, так как трудно было доказать, кричала или не кричала.

 

   Вот какими строгими были меры воспитания: "Если отец и мать приведут сына и скажут старейшинам: сей сын буен и непокорен, не слушает слов наших, мот и пьяница, тогда все жители города пусть побьют его камнями до смерти". (Втор. 21:19-21)

 

   "Если муж приведёт жену к старейшинам и скажет, что не нашёл у ней девства, то, если это клевета, то муж этот должен уплатить родителям сто сиклей серебра пени. Но если это правда, то отроковицу следует побить камнями до смерти". (Втор. 22:13-20)

 

   Совершенно непонятна процедура установления истины.

 

   Очевидно, в лагере существовала особая должность: определитель наличия девственности.

 

   Думаю, что родители отроковицы, которые знали о таком телесном пороке своей дочери, и не хотели, чтобы её забили камнями, сами давали её мужу в качестве откупного сто сиклей серебра. Чтобы не заявлял. И всё было тихо, мирно.

 

   Если какой - либо мужчина обвинял свою жену в измене, а она отрицала это, то такую женщину подвергали пытке водой.

 

   Священник не делал эту работу даром.
   Ревнивец должен был принести четыре килограмма ячменной муки.
   Если же он не имел ручной мельнички, для перемалывания манны небесной в ячменную муку, и не мог занять её у друга семьи, то до конца своих дней оставался в неведении: изменяла или не изменяла. Такая мучная взятка имела своё название: "приношение ревнования, приношение воспоминания, напоминающее о беззаконии". (Чис. 5:15)

 

   Священник ставил подозреваемую пред лицо Господне. Потом насыпал в глиняный кувшин лопатку святой земли, взятой со двора скинии, доливал воду и тщательно перемешивал. И эту жидкую грязь вливал в женщину литрами. Народ, толпящийся вокруг, наблюдал: опадёт ли её лоно и опухнет ли чрево. Опавшее лоно ясно свидетельствовало об измене. Опухшее чрево служило ещё одним доказательством того, что в лоне побывал некто посторонний.

 

   "И будет эта жена проклятою в народе своём". (Чис. 5:15)

 

   Кто украл какого-нибудь человека и продал, того предавали смерти.

 

   "Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти". (Исх. 21:12)

 

   "А если кто ударит раба своего или служанку свою палкою, и они умрут под рукою его, то он должен быть наказан. Но если они день или два дня переживут, то не должно наказывать его; ибо это его серебро". (Исх. 21:20-21)

 

   "А если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу. Обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб". (Исх. 21:23-25)

 

   "Хулитель имени Господня должен умереть" (Лев. 24:16)

 

   За это мог убить каждый, кто слышал хулу. Но должен был иметь хотя бы ещё одного свидетеля. Так открывался простор тем, кто желал избавиться от врага, соперника, близкого родственника, от которого наследовал имущество, от заимодавца-ростовщика, - в общем, от любого, кто просто чем-то не понравился.
   Таких убийц во имя Господа было очень много.
   В дальнейшем для них были выделены специальные города, где этих убийц не смели преследовать родственники убитых.
   Но за умышленное, ничем не обоснованное убийство также грозила смерть.

 

   К смертной казни могли присудить любого поселенца по совершенно абсурдному обвинению: за то, что "не искал Бога".

 

   Что под этим подразумевалось?

 

   Игнорировал молебны, не участвовал в ритуалах жертвоприношений, выражал сомнения в справедливости Божьих законов, короче говоря, был древним атеистом. Несомненно, такие маловеры находились. Они имели своё, особое мнение, отличное от мнения большинства. Эти отщепенцы веками немилосердно искоренялись. И теперь их осталось очень мало.

 

   "Всякий, кто не станет искать Господа, должен умереть: малый или большой, мужчина или женщина". (2 Пар. 15:13)

 

   Массовые казни быстро стали обыденным делом, рутиной. Они уже не привлекали зрителей. И на судебные процессы никто не ходил. Поэтому приговоры объявлялись и приводились в исполнение без лишних формальностей, на скорую руку, раз-два - и готово.

 

   Мы уже знаем, что за тридцать восемь лет в поселении умерло и погибло несколько миллионов человек.

 

   Библия не уточняет, сколько из них было казнено Богом, Моисеем и левитами.

 

   Не имея точных данных, мы можем только строить догадки.

 

   Но не в состоянии затеять судебный процесс.

 

   Кроме того, не осталось свидетелей.

 

   Придётся подождать до Страшного суда, когда мёртвые оживут, и смогут поведать нам кое-что об этих библейских зверствах".

 

   Ибо Моисей сказал [им]: сегодня посвятите руки ваши Господу, каждый в сыне своем и брате своем, да ниспошлет Он вам сегодня благословение.

 

   "До этих событий функция священников лежала на первенцах; но теперь, после того, как колено Леви собралось к Моисею, чтобы очистить народ от идолопоклонства, роль священников перешла к левитам". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   Перефразируя Давида Найдиса - "Вы думаете, что на этом всё кончилось? Ошибаетесь! Не только коварный заступник народа, но и коварный Бог поразил народ".

 

   На другой день сказал Моисей народу: вы сделали великий грех; итак я взойду к Господу, не заглажу ли греха вашего.

 

   "По мнению Мудрецов, Моисей этими своими словами стремился показать народу, что гибель трех тысяч человек не может служить искуплением для всех остальных.

   Кроме того, Мудрецы разъясняют нам, что иногда, желая наказать евреев, Бог отнимает у них одного из праведников этого мира.

   Смерть праведника искупает преступления большой группы людей.

   И Моисей был готов своей смертью искупить грех поклонения тельцу". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   На самом деле Моисей возвратился к источнику своей энергии - нужно было кое-что сделать. Например, пора было делать переносной источник энергии - как показала практика - "всходить к Господу" непрактично.

 

   И возвратился Моисей к Господу и сказал: о, [Господи!] народ сей сделал великий грех: сделал себе золотого бога; прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал.

 

   "Моисей призывает Бога простить народ. Если же это невозможно, лучше он, Моисей, погибнет в качестве искупительной жертвы за народ, а народ останется.

 

   Комментаторы указывают, что слова "из книги Твоей" можно понимать в нескольких смыслах.

 

   Это может быть "книга жизни", т.е. та книга, куда в Рош-hа-Шана Бог записывает судьбы людей на следующий год. Тогда слова Моисея означают: "Если Ты не хочешь простить народ просто так, то пусть я умру, а народ останется".

 

   По другому объяснению, это "книга Торы", и мысль Моисея такова: "Если Ты не можешь простить по моей просьбе народ, то я не хочу быть записанным в Тору, поскольку всякая запись обо мне будет мне на поругание: я выводил народ, но не смог удержать его". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   (Здесь явно видно желание "комментаторов" оправдать убийства праведников интересами народа.)

 

   Господь сказал Моисею: того, кто согрешил предо Мною, изглажу из книги Моей;

 

   "Мудрецы указывают, что эти слова Бога являются изменением позиции, выраженной Им ранее.

 

   Следовательно, Бог "передумал".

 

   Прежде Он говорил, что уничтожит всех евреев; теперь же Его целью является уничтожение лишь тех, кто непосредственно поклонялся тельцу (остальные понесут другое наказание и не сразу).

 

   Мы видим, что молитвы - и тем более раскаяние - могут изменить решение Бога о наказании, ибо Он милостив". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   итак, иди, [сойди,] веди народ сей, куда Я сказал тебе; вот Ангел Мой пойдет пред тобою, и в день посещения Моего Я посещу их за грех их.

 

   Опять божественный спецназ... Это, наверное, тот Ангел, с которым Моисей застал Бога в "среде куста"...

 

   "В день взыскания взыщу с них за грех их". - Это касается евреев, уцелевших при уничтожении тех, кто непосредственно поклонялся тельцу. И они были виновны, но Бог проявил к ним милосердие и не наказал их в полную меру. <До поры...>

 

   Однако к каждому последующему греху добавляется часть "преступления тельца", и виновные наказываются как за текущий грех, так и (частично) за прежний фундаментальный". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   И поразил Господь народ за сделанного тельца, которого сделал Аарон.

 

   "Этот стих конкретно имеет в виду второе (см. стих 27) из наказаний, которые постигли поклонявшихся тельцу; были наказаны те, кто сознательно идолопоклонствовал при свидетелях, но не был предупрежден о наказании смертью.

 

   Кроме того, данный стих завершает главу, констатируя: даже будучи наказаны за свое преступление, евреи не получили полного искупления. Они спустились с того уровня, который занимали до истории с тельцом.

 

   И это падение наложило отпечаток на всю дальнейшую историю Израиля: впоследствии в этот же день произошли многие другие несчастья еврейского народа". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   И сказал Господь Моисею: пойди, иди отсюда ты и народ, который ты вывел из земли Египетской, в землю, о которой Я клялся Аврааму, Исааку и Иакову, говоря: потомству твоему дам ее; и пошлю пред тобою Ангела [Моего], и прогоню Хананеев, Аморреев, Хеттеев, Ферезеев, [Гергесеев,] Евеев и Иевусеев, [и введет он вас] в землю, где течет молоко и мед; ибо Сам не пойду среди вас, чтобы не погубить Мне вас на пути, потому что вы народ жестоковыйный.

 

   Здесь "жестоковыйный" - "тупой".

 

   "Тора требует уничтожать идолопоклонство. И сейчас эта заповедь распространяется на евреев, живущих в Земле Израиля. Даже если другие народы (не-евреи) поклоняются идолам в Земле Израиля, Тора предписывает не мириться с этим, уничтожить идолопоклонство. То же самое мы видим в истории с Золотым тельцом: Моисей помогал контакту евреев с Богом, и те несколько часов, которые оставались до возвращения Моисея, евреи не смогли выдержать. Они сделали себе тельца не для того, чтобы поклоняться ему самому, но для того, чтобы он служил посредником между ними и Богом. Они и одного дня не могли оставаться без связи с Богом. Они хотели служить Богу; пусть они сделали ошибку, но намерения у них, казалось бы, были самые лучшие. Почему же этот грех так велик? "В день взыскания взыщу с них за грех их" (Исход 32:34), - сказано в конце истории о тельце, - т.е. наказание этому поколению, предназначавшемуся к уничтожению, Бог разделил на все последующие поколения, распределил между всеми евреями!

 

   Перед уходом Моисея на гору Синай евреи получили Десять Заповедей, и первые две - непосредственно от Бога. Следовательно, у них не могло быть ни малейшего сомнения в том, что им запрещено делать идола или какое-либо изображение.

 

   Однако евреи решили: "Мы знаем лучше, чем Всевышний. В то время, когда заповедь давалась, т.е. когда Моисей был с нами, никакого посредника не требовалось, и заповедь Бога была очень правильной и нужной; но сейчас ситуация другая: Моисея нет, а в его отсутствие нам необходим посредник".

 

   Эта схема: "Мы знаем лучше, чем Бог" - служит основой очень многих грехов.

 

   Особенно непростителен подобный грех для поколения, которое сказало: "Будем делать и поймем" (наасе ве-нишма). Ведь этими словами евреи как раз выразили признание того, что Всевышний лучше, чем сам человек, знает, как тому надо поступать.

 

   И сегодня большинство наших грехов исходит из нашей самонадеянности.

 

   Часто бывает так: человек знает, что в Торе, или у Рамбама, или в "Шулхан Арух" написано так-то, но считает, что его понимание выше, чем воля Всевышнего, и поступает в соответствии с этим своим пониманием. Это все тот же грех тельца. Поэтому сказано, что за грех тельца с евреев взыскивается во всех поколениях.

 

   Как учит нас Мидраш, после того, как евреи сказали: "Наасе ве-нишма", пришли ангелы и надели каждому из них по две короны: одну за "наасе", другую за "нишма"; когда же евреи сделали тельца, ангелы отняли у них короны.

 

   Этот Мидраш показывает несовместимость слов "наасе ве-нишма" с преступлением тельца.

 

   Немало проступков такого рода существует и сегодня.

 

   К ним относятся реформизм любого толка и попытки изменить закон, поскольку сейчас условия, якобы, не похожи на те, при которых была дана Тора.

 

   Например, сто лет назад было обнаружено, что мясо свиньи, из-за содержащихся в нем червей, вызывает определенную болезнь. Тогда стали "превозносить" Тору за то, что она уже две тысячи лет назад запрещала есть мясо свиньи. Еще через несколько лет нашли способ удаления червей, - тогда реформисты сказали: "Тора за две тысячи лет до нас правильно установила, что нельзя есть свинину из-за червей, но поскольку в наши дни появился способ удаления червей, употребление свинины в пищу стало возможным".

 

   В Торе есть множество вещей, не вполне доступных человеческому разуму даже после длительного изучения.

 

   Не исключено, что какие-то из них мы поймем только в будущем мире.

 

   Но изучая Тору, мы видим в ней столько добра, открываем такие глубины, которые укрепляют наше доверие Творцу: пусть мы чего-то не понимаем, поступать мы должны в соответствии с предписаниями Торы.

 

   Возвращаясь к поколению Золотого тельца, мы видим, что грех этого поколения был весьма велик, хотя, как уже неоднократно подчеркивалось, идол нужен был людям только как посредник между ними и Богом (вместо Моисея). Они сказали: "Мы знаем лучше, чем Всевышний". Рамбам, однако, убеждает нас, что именно с такого подхода началось идолопоклонство.

 

   Связывая свои надежды с каким-то человеком - пусть это даже действительно избранник Бога, как Моисей, - или предметом - даже самым святым, - человек должен быть очень осторожным.

 

   Может быть, потому Моисей и разбил таблички, спустившись с горы, что увидел: в евреях еще слишком сильна тяга к идолопоклонству, и им нельзя иметь предмет, на котором слова высечены "рукой Бога", - они могут обожествить его. В дальнейшем история евреев явила много подобных примеров.

 

   Например, в книге Шмуэля (I, 4) рассказывается о том, как евреи взяли с собой на войну с филистимлянами Ковчег Завета - безусловно, самое святое, что у них было.

 

   Евреи считали, что ковчег им поможет, и были за это наказаны, причем не только поражением в войне, но и тем, что сам ковчег захватили в плен враги. Вновь убедились евреи, что уповать можно только на Господа, но никак не на предмет, пусть даже самый святой.

 

   Сходным образом пророк Иеремия говорит, что люди его поколения (в эпоху разрушения Первого Храма) без конца повторяли слова "Храм Господа" (Иер. 7:4), полагая, что Храм спасет их, искупит любое их преступление. Так было забыто значение Храма как пути служения Всевышнему, и Храм приобрел значение посредника, промежуточного звена в отношениях между евреями и Богом. И в этом был оттенок идолопоклонства.

 

   Так всегда: стоит орудию для достижения какой-то цели приобрести несоразмерную важность, занять в сознании людей центральное место, - цель тотчас забывается. Поэтому и был разрушен Храм: Бог убрал этот соблазн заблаговременно, прежде чем он мог послужить для евреев объектом идолопоклонства.
   Во избежание того же греха Тора намеренно подчеркивает, что местонахождение могилы Моисея неизвестно (см. Второзаконие 34:6). Ведь могли обожествить и ее.

 

   Эта история дает ключ к Галахе, наставляя и сегодняшние поколения евреев на правильный путь. Ибо и мы не застрахованы от повторения ошибки поколения Эноша: придать важному непомерную важность, забыв, что оно - лишь средство приближения к Всевышнему". (МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр)

 

   Народ, услышав грозное слово сие, возрыдал, и никто не возложил на себя украшений своих.

 

   Ибо Господь сказал Моисею: скажи сынам Израилевым: вы народ жестоковыйный; если Я пойду среди вас, то в одну минуту истреблю вас; итак снимите с себя украшения свои; Я посмотрю, что Мне делать с вами.

 

   Сыны Израилевы сняли с себя украшения свои у горы Хорива.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Есть такая шутливая, то ли армянская, то ли азербайджанская песенка. В ней поётся, что некий повар сварил два килограмма плова. Но стоило ему на минутку удалиться, как от плова не осталось и следа. Вечно голодный поваренок свалил вину за это на кошку, которая крутилась рядом. Недоверчивый повар, взвесив кошку, обнаружил, что и она весит ровно два килограмма. И тогда он воскликнул: "Если это плов, то где же кошка? Если это кошка, где же плов?"

 

   Подобная история произошла и с серебром, из которого были изготовлены отдельные элементы скинии собрания.

 

   Когда Моисей объявил народу, что Господь пожелал, дабы Ему был поставлен Дом для жительства, народ воспринял эту весть с энтузиазмом. Когда же Моисей объявил, из каких материалов должен быть построен этот Дом, энтузиазм немного поостыл. Но любовь к Господу, а скорее, страх Господень, были так велики, что люди жертвовали всеми своими ценностями, только чтобы Господь остался доволен.

 

   "И приходили мужья с женами, и все по расположению сердца приносили кольца, серьги, перстни и привески, всякие золотые вещи, каждый, который, кто только хотел приносить золото Господу". (Исх. 35:22)

 

   Дееписатели, как будто, позабыли, что народ уже отдал все свои серьги Аарону на изготовление золотого Тельца. Но, оказывается, это было не всё золото. Народ припрятал кое-что и для Моисея.

 

   "И каждый, кто жертвовал серебро и медь, приносил сие в дар Господу, и все мужья и жены из сынов Израилевых, которых влекло принести сердце на всякое дело, которое Господь через Моисея повелел сделать, приносили добровольный дар Господу". (Исх. 35:24-29)

 

   Причем даров было так много, что образовался излишек.

 

   Веселиил, главный производитель работ, даже попенял Моисею: "народ много приносит, более чем потребно для работ. И приказал Моисей, и объявлено было в стане, чтобы ни мужчина, ни женщина не делали уже ничего для приношения в святилище. И перестал народ приносить". (Исх. 36:5-6)

 

   Непонятно, как Веселиил мог определить, что материалов предостаточно? Ведь он еще даже не приступил к строительству скинии.

 

   Библия настаивает, особенно подчеркивает, что дары были добровольные, по велению сердца.

 

   Что касается золота, тут нет вопросов.

 

   Потому что, даже если бы они и были, Библия никогда на них не ответит. А вот что касается серебра, тут дееписатели явно сплоховали. Предоставили нам возможность усомниться в добровольности даров.

 

   Из серебра были сделаны сто подножий под брусья, крючки для столбов и связи для них. И больше ничего. На это ушло сто талантов, тысяча семьсот семьдесят пять сиклей серебра, которые были внесены в выкуп "с шестисот трех тысяч пятисот пятидесяти человек, с каждого поступившего в исчислении от двадцати лет и выше, по пол сикля с человека" (Исх.38:25-26)
   Это серебро было собрано в принудительном порядке. А где же то серебро, которое поступило как добровольные дары? Нет его. Ничего из него не было изготовлено.
   Вот такая магия библейских чисел. Но это еще не всё. Судите сами.

 

   "В первый месяц второго года, первый день месяца поставлена скиния". (Исх. 40:17)
   "И сказал Господь Моисею в пустыне Синайской в скинии собрания, в первый день второго месяца, во второй год при выходе их из земли Египетской, говоря: "исчислите всё общество сынов Израилевых по родам их". (Чис. 1:1-2)

 

   Строительство скинии началось за семь месяцев до исчисления. Закончилось за месяц до исчисления. Каким же образом серебро, изъятое при исчислении, попало в руки Веселиила, строящего скинию?

 

   На горе Синай Господь проинструктировал Моисея:
   "Когда будешь делать исчисление сынов Израилевых при пересмотре их, то пусть каждый даст выкуп за душу свою Господу при исчислении их, и не будет между ними язвы губительной. Всякий, поступающий в исчисление, должен давать половину сикля, сикля священного; в приношение Господу". (Исх. 30:11-13)

 

   Это был неприкрытый шантаж.

 

   Это была произвольно установленная дань.

 

   С таким же успехом Господь мог сказать: "пусть каждый даст выкуп по десять сиклей с человека, иначе каждый получит по десять язв".

 

   Ну да ладно, к всевышнему шантажу мы привыкли.

 

   Но как мог Моисей изъять эту дань за полгода до проведения исчисления? Ведь Господь сказал четко и ясно: "при исчислении".

 

   Как мог Моисей знать заранее, что количество исчисленных будет равно шестьсот трем тысячам?

 

   Вот такая библейская Правда!

 

   Так что же это было за серебро?

 

   Добровольно внесенное, или принудительно изъятое?

 

   Добровольно изъятое, или принудительно внесенное?

 

   Ни то, ни другое.

 

   Не было ни тонн золота, ни тонн серебра, ни тонн меди.

 

   Потому что никогда не было такой шикарной скинии, с золотым ковчегом. А если и была, то только в фантазии дееписателей.

 

   А что же было в действительности? Был обычный шатер, который Моисей высокопарно окрестил скинией собрания".

 

   Моисей же взял и поставил себе шатер вне стана, вдали от стана, и назвал его скиниею собрания; и каждый, ищущий Господа, приходил в скинию собрания, находившуюся вне стана.

 

   И когда Моисей выходил к скинии, весь народ вставал, и становился каждый у входа в свой шатер и смотрел вслед Моисею, доколе он не входил в скинию.

 

   Когда же Моисей входил в скинию, тогда спускался столп облачный и становился у входа в скинию, и [Господь] говорил с Моисеем. И видел весь народ столп облачный, стоявший у входа в скинию; и вставал весь народ, и поклонялся каждый у входа в шатер свой.

 

   И говорил Господь с Моисеем лицем к лицу, как бы говорил кто с другом своим; и он возвращался в стан; а служитель его Иисус, сын Навин, юноша, не отлучался от скинии.

 

   Моисей сказал Господу: вот, Ты говоришь мне: веди народ сей, а не открыл мне, кого пошлешь со мною, хотя Ты сказал: <Я знаю тебя по имени, и ты приобрел благоволение в очах Моих>; итак, если я приобрел благоволение в очах Твоих, то молю: открой мне путь Твой, дабы я познал Тебя, чтобы приобрести благоволение в очах Твоих; и помысли, что сии люди Твой народ.

 

   [Господь] сказал [ему]: Сам Я пойду [пред тобою] и введу тебя в покой.

 

   Но Моисей не терпел, когда его перебивали, и, озлобясь, докончил свою речь:

 

   [Моисей] сказал Ему: если не пойдешь Ты Сам [с нами], то и не выводи нас отсюда, ибо по чему узнать, что я и народ Твой обрели благоволение в очах Твоих? не по тому ли, когда Ты пойдешь с нами? тогда я и народ Твой будем славнее всякого народа на земле.

 

   И сказал Господь Моисею: и то, о чем ты говорил, Я сделаю, потому что ты приобрел благоволение в очах Моих, и Я знаю тебя по имени.

 

   Моисей понял, что Господь "благоволит" и приоборзел:

 

   [Моисей] сказал: покажи мне славу Твою.

 

   Господь продолжил "благоволить"...

 

   И сказал [Господь Моисею]: Я проведу пред тобою всю славу Мою и провозглашу имя Иеговы пред тобою, и кого помиловать - помилую, кого пожалеть - пожалею.

 

   Господь сделал "паузу Станиславского" и поэтому немного опомнился:

 

   И потом сказал Он: лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых.

 

   Пауза ознАчила - "ПонЯл?!" Поставил таки Господь Моисея на место!

 

   И сказал Господь: вот место у Меня, стань на этой скале; когда же будет проходить слава Моя, Я поставлю тебя в расселине скалы и покрою тебя рукою Моею, доколе не пройду; и когда сниму руку Мою, ты увидишь Меня сзади, а лице Мое не будет видимо [тебе].

 

   И сказал Господь Моисею: вытеши себе две скрижали каменные, подобные прежним, [и взойди ко Мне на гору,] и Я напишу на сих скрижалях слова, какие были на прежних скрижалях, которые ты разбил; и будь готов к утру, и взойди утром на гору Синай, и предстань предо Мною там на вершине горы; но никто не должен восходить с тобою, и никто не должен показываться на всей горе; даже скот, мелкий и крупный, не должен пастись близ горы сей.

 

   И вытесал Моисей две скрижали каменные, подобные прежним, и, встав рано поутру, взошел на гору Синай, как повелел ему Господь; и взял в руки свои две скрижали каменные.

 

   И сошел Господь в облаке, и остановился там близ него, и провозгласил имя Иеговы.

 

   И прошел Господь пред лицем его и возгласил: Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий [правду и являющий] милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода.

 

   Моисей тотчас пал на землю и поклонился [Богу] и сказал: если я приобрел благоволение в очах Твоих, Владыка, то да пойдет Владыка посреди нас; ибо народ сей жестоковыен; прости беззакония наши и грехи наши и сделай нас наследием Твоим.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "В ответ ещё на одну слезную просьбу Моисея - взять народ под свою защиту, Господь пообещал ему, что для людей Своих не пожалеет сил и энергии, и явит великие чудеса. Вот как обрадовал Он верного Моисея".

 

   И сказал [Господь Моисею]:
   вот, Я заключаю завет:
   пред всем народом твоим соделаю чудеса, каких не было по всей земле и ни у каких народов;
   и увидит весь народ, среди которого ты находишься, дело Господа;

 

   ибо страшно будет то, что Я сделаю для тебя;

 

   сохрани то, что повелеваю тебе ныне: вот, Я изгоняю от лица твоего Аморреев, Хананеев, Хеттеев, Ферезеев, Евеев, [Гергесеев] и Иевусеев;
   смотри, не вступай в союз с жителями той земли, в которую ты войдешь, дабы они не сделались сетью среди вас. Жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, вырубите священные рощи их, [и изваяния богов их сожгите огнем], ибо ты не должен поклоняться богу иному, кроме Господа [Бога], потому что имя Его - ревнитель;
   Он Бог ревнитель.

 

   Из этого вытекало, между прочим, и то, что все бесчисленные жертвы скотом и другими ценностями, которые предписаны, должны приносится центральной группе левитов-жрецов, концентрирующихся вокруг скинии. Вопрос о централизации культа, установленной Второзаконием, имеет большое значение.

 

   Не вступай в союз с жителями той земли, чтобы, когда они будут блудодействовать вслед богов своих и приносить жертвы богам своим, не пригласили и тебя, и ты не вкусил бы жертвы их;
   и не бери из дочерей их жен сынам своим [и дочерей своих не давай в замужество за сыновей их], дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих.

 

   Не делай себе богов литых.

 

   Праздник опресноков соблюдай: семь дней ешь пресный хлеб, как Я повелел тебе, в назначенное время месяца Авива, ибо в месяце Авиве вышел ты из Египта.

 

   Все, разверзающее ложесна, Мне, как и весь скот твой мужеского пола, разверзающий ложесна, из волов и овец;
   первородное из ослов заменяй агнцем, а если не заменишь, то выкупи его;
   всех первенцев из сынов твоих выкупай;
   пусть не являются пред лице Мое с пустыми руками.

 

   Шесть дней работай, а в седьмой день покойся; покойся и во время посева и жатвы.

 

   И праздник седмиц совершай, праздник начатков жатвы пшеницы и праздник собирания плодов в конце года;
   три раза в году должен являться весь мужеский пол твой пред лице Владыки, Господа Бога Израилева, ибо Я прогоню народы от лица твоего и распространю пределы твои, и никто не пожелает земли твоей, если ты будешь являться пред лице Господа Бога твоего три раза в году.

 

   Не изливай крови жертвы Моей на квасное, и жертва праздника Пасхи не должна переночевать до утра.

 

   Самые первые плоды земли твоей принеси в дом Господа Бога твоего.

 

   Не вари козленка в молоке матери его.

 

   И сказал Господь Моисею: напиши себе слова сии, ибо в сих словах Я заключаю завет с тобою и с Израилем.

 

   И пробыл там [Моисей] у Господа сорок дней и сорок ночей, хлеба не ел и воды не пил; и написал [Моисей] на скрижалях слова завета, десятословие.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что когда, наконец, прошло сорок дней и столько же ночей, явился к ним и Моисей, который не принимал за все это, время никакой пищи, как это свойственно людям.
   Появление его наполнило народ радостью.
   Затем он разъяснил евреям, как печется о них Господь Бог, сообщил, что за эти дни он удостоился откровения, каким образом им следует устроить быт свой, чтобы жить счастливо, и объявил, какой скинии желает себе Предвечный, куда Он мог бы сходить и где мог бы находиться среди них, "для того чтобы мы, переходя с одного места на другое, были в состоянии брать ее с собой и нам не нужно было подниматься на Синай, так как Предвечный сам будет посещать нашу скинию и там внимать нашим молитвам". При этом Моисей показал народу две скрижали, на которых были начертаны десять заповедей, по пяти на каждой. Сама рука Господня начертала их.

 

   Когда сходил Моисей с горы Синая, и две скрижали откровения были в руке у Моисея при сошествии его с горы, то Моисей не знал, что лице его стало сиять лучами оттого, что Бог говорил с ним.

 

   И увидел Моисея Аарон и все сыны Израилевы, и вот, лице его сияет, и боялись подойти к нему.

 

   ..."лице его сияет"... - по этой причине его и изображают обыкновенно с двумя снопами лучей на лбу, похожими на рога. Это очень оригинально - светящиеся рога! Зрелище прелюбопытное!

 

   И призвал их Моисей, и пришли к нему Аарон и все начальники общества, и разговаривал Моисей с ними.

 

   После сего приблизились [к нему] все сыны Израилевы, и он заповедал им все, что говорил ему Господь на горе Синае.

 

   И когда Моисей перестал разговаривать с ними, то положил на лице свое покрывало.

 

   Когда же входил Моисей пред лице Господа, чтобы говорить с Ним, тогда снимал покрывало, доколе не выходил; а выйдя пересказывал сынам Израилевым все, что заповедано было [ему от Господа].

 

   И видели сыны Израилевы, что сияет лице Моисеево, и Моисей опять полагал покрывало на лице свое, доколе не входил говорить с Ним.

 

   И собрал Моисей все общество сынов Израилевых и сказал им:
   вот что заповедал Господь делать:
   шесть дней делайте дела, а день седьмой должен быть у вас святым, суббота покоя Господу: всякий, кто будет делать в нее дело, предан будет смерти;
   не зажигайте огня во всех жилищах ваших в день субботы. [Я Господь.]
   И сказал Моисей всему обществу сынов Израилевых: вот что заповедал Господь...

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что когда евреи увидели скрижали и услышали это от вождя своего, они очень обрадовались и не щадили рвения в сил, доставляя ему серебро, золото, медь, лучшее дерево, не поддававшееся гниению от сырости, козьи шкуры и шерстяные ткани, отчасти окрашенные в фиолетовый, отчасти в пурпурный цвет, другие были ярко-красного, последние, наконец, совершенно белого цвета. Равным образом народ приносил сырую шерсть соответственной окраски и чистое полотно, драгоценные камни в дорогих оправах, которыми обыкновенно люди пользуются как самым дорогим украшением, и, наконец, множество благовонных трав. Из такого материала Моисей соорудил скинию, которая ничем не отличалась от переносного и походного храма.
   И вот, когда народ с таким рвением доставлял для этого сооружения необходимый материал и каждый старался превзойти в обилии своих пожертвований всех прочих, Моисей, по повелению Господа Бога, назначил для постройки архитекторов, которых выбрал бы и сам народ, если бы ему предоставлено было это право. Имена их (записанные в Св.Писании) были следующие: Веселеил, сын Ури, из колена Иудова, племянник вождя по его сестре Мариам, и Елиав, сын Исамаха, из колена Дана. Народ же настолько ревностно способствовал осуществлению предприятия, что Моисею пришлось остановить его, заявив, что, по мнению строителей, наличного материала вполне достаточно.
   Затем было приступлено к сооружению самой скинии.
   Моисей сам, по указанию Господа Бога, указывал размеры всякой вещи и определял число необходимых для жертвоприношений сосудов.
   Также и женщины старались по мере сил о снабжении храма облачениями для священнослужителей и всем прочим, что было необходимо для украшения скинии и для проведения богослужения в ней.
   Когда все это было заготовлено, золото, серебро, медь и ткани, Моисей назначил празднество с жертвоприношениями сообразно средствам каждого и велел воздвигнуть скинию.

 

   Хотя в Египте обходился без скинии...

 

   "Смотрели вслед Моисею люди, склонные к клеветничеству, и пальцем на него показывали.

 

   - Взгляни, - говорил один, - что за затылок, что за плечи откормил он себе на народном хлебе!

 

   - Бездельник он! - поддерживал другой. - Человек заведывающий постройкой скинии и распоряжающийся запасами серебра и золота в столь несметных количествах, - удивительно ли, что он скопил себе богатство?" (Агада Пус. XI)

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Скиния собрания, - мобильный храм особой конструкции, представлял собой огромный шатер, крытый шерстяными покрывалами и шкурами животных.

 

   К скинии примыкал двор, размерами 50 х 25 метров.

 

   Площадь двора была ограничена шестьюдесятью столбами, которые поддерживали стены, сшитые из шерстяных одеял.

 

   Думаю, что Вам будет небезынтересно познакомиться с деталями конструкции и с обстановкой скинии.

 

   Для строительства переносного храма было изготовлено: десять покрывал из виссона и овечьей шерсти трех цветов, размерами 14 метров на 2 метра.
   На покрывалах золотыми нитями были вышиты изображения херувимов.
   Покрывала соединялись между собою пятьюстами золотыми крючками; одиннадцать покрывал из козьей шерсти, размерами пятнадцать метров на два метра, соединенные между собою пятьюстами медными крючками; сорок восемь пятиметровых брусьев, шириной в семьдесят сантиметров. Толщина не указана, возможно, потому, что брусья были круглыми. Все они были обложены листовым золотом; десять шестов, не уточненных размеров, которые также были обложены золотом.

 

   Куполообразная крыша храма - шатра была изготовлена из не установленного количества бараньих кож, выкрашенных в красный и синий цвета.

 

   Шерстяная завеса, висящая на четырех столбах, отделяла "святое святых" от "святилища", - основного простора храма. За завесой находился ковчег откровения, на крышке которого, между двумя золотыми херувимами, восседал Господь.

 

   Что же это за херувимы такие?
   Как залетели эти загадочные существа на библейские страницы? Им, скорее, место в греческой мифологии, чем в таком серьезном историческом труде, каким, несомненно, является Библия.
   Как они выглядят?
   Какое отношение имеют к Господу Богу?

 

   Ясно, что Ангелы и Архангелы - дети Божьи.
   А херувимы?
   Не те ли это существа, которые родились после вхождения Ангелов к дочерям человеческим?

 

   Познакомиться с этими Божьими тварями Вы сможете в главе "Премудрости царя Соломона".
   "И сделай из золота двух херувимов; чеканной работы сделай их на обоих концах крышки. Сделай одного херувима с одного края, а другого херувима с другого края; выдавшимися из крышки сделайте херувимов на обоих краях ее. И будут херувимы с распростертыми вверх крыльями, покрывая крыльями своими крышку, а лицами своими будут друг к другу; к крышке будут лица херувимов". (Исх. 25:18-20)
   Как видите, в скинии - храме всё же были изображения живых существ.
   Хотя Господь строго наказывал Моисею, что категорически запрещается изображать что-либо, что на земле, в воде или под небом. Нельзя изображать ни людей, ни животных.
   Отчего же Он Сам Себе противоречит, веля Моисею изготовить херувимов?
   Никакого противоречия здесь не нахожу. Потому что херувим не был ни человеком, ни животным.

 

   (В третьей книге Царств приводится описание храма, который построил Соломон Господу в Иерусалиме.

 

   Огромное архитектурное сооружение было богато отделано снаружи и изнутри мрамором, гранитом, слоновой костью, ценными породами дерева, золотом, серебром и медью.

 

   Искусная орнаментовка была выполнена мастерами-финикийцами, равных которым не было в Малой Азии.

 

   Внутри храма стояли две огромные фигуры херувимов, вырезанные из дерева.

 

   "И сделал в давире двух херувимов из масличного дерева, вышиною в десять локтей. Одно крыло херувима было в пять локтей, и другое крыло было в пять локтей. Высота одного херувима была десять локтей". (3 Цар. 6:23-26)

 

   Это значит, что фигуры были высотой в пять метро, а крылья - длиной в два с половиной метра.

 

   Фигуры были обложены листовым золотом.

 

   Изображения херувимов были и на дверях храма.

 

   Как же выглядели эти загадочные херувимы?
   Какими были их тела, человеческими или звериными?
   Были ли у них руки-ноги, или лапы с когтями?

 

   Как-то царь Давид, давая Соломону чертеж храма, показал ему и рисунки всех принадлежностей святилища. На одном из этих рисунков были изображены херувимы, запряженные в золотую колесницу. (1 Пар. 28:12,18). Давид был уверен, что Господь возносится на небо на этой колеснице. "И воссел на херувимов и полетел". (2 Цар. 22:11)

 

   Так может быть, это были крылатые полу-люди, полу-кони, нечто среднее между кентавром и Пегасом?

 

   К сожалению, не приводится подробного описания этих фигур.

 

   Придется искать в других книгах библии.

 

   Не можем же мы отказать себе в удовольствии познакомиться поближе с такими замечательными тварями Божьими!

 

   Поиски увенчались успехом.

 

   В книге пророка Иезекииля херувимы предстают перед нами во всей своей красоте.

 

   В своих бредовых видениях пророк общается с Богом и со всем Воинством Его.
   Он живо описывает события Судного дня.
   Так живо, что дрожь пробегает по телу.
   К этому Апокалипсису мы ещё вернёмся, нам некуда спешить. Сейчас же вплотную займемся загадочными херувимами.

 

   Несомненно, что пророк должен был принять двойную дозу наркотика, потому что видел этих чудищ четко и ясно, как будто стоял в паре метров от них.

 

   "А из середины его как бы свет пламени из середины огня; и из середины его видно было подобие четырех животных; и таков был вид их: облик их был, как у человека. И у каждого - четыре лица, и у каждого из них четыре крыла. А ноги их - ноги прямые; и ступни ног их - как ступня ноги у тельца, и сверкали, как блестящая медь, и руки человеческие были под крыльями их, на четырех сторонах.

 

   И лица у них, и крылья у них - у всех четырех; крылья их соприкасались одно к другому; во время шествия своего они не оборачивались, а шли каждое по направлению лица своего. Подобие лиц их - лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех, а с левой стороны лице тельца и лице орла у всех четырех. И шли они, каждое в ту сторону, которая пред лицом его, куда дух хотел идти, туда и шли; во время шествия своего не оборачивались.

 

   И вид этих животных был, как вид горящих углей, как вид лампад; огонь ходил между животными, и сияние от огня, и молния исходила от огня. И животные быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния". (Иез. 1:5-14)

 

   Теперь и мы можем так же четко, как пророк, представить себе этих животных, с человеческими ногами и руками. Которые мчались, как молнии, в четыре разные стороны, причем постоянно касались крыльями друг друга. Очевидно, крылья у них могли растягиваться до бесконечности.

 

   В следующий раз Иезекииль принял зелья вдвое меньше, и в его видениях количество лиц и крыльев у херувимов поубавилось. Они стали намного симпатичней. Оказывается, у них было не четыре, а только два лица.

 

   "Сделаны были херувимы и пальмы: пальма между двумя херувимами, и у каждого херувима два лица. С одной стороны к пальме обращено лице человеческое, а с другой стороны лице львиное". (Иез. 41:18-19)

 

   Два лица, это уже не четыре. Но на каком этапе потеряны лица тельца и орла, остается загадкой.

 

   Задолго до Иезекииля Моисей изготовил ковчег откровения и двух херувимов по бокам крышки его. Для того чтобы Господь мог восседать между ними, отдыхая под сенью их крыльев от дел Своих.

 

   Сказано, что херувимы были обращены лицами к Богу, но не сказано: человеческими или звериными. Лично я думаю, что звериными.

 

   Этими мифическими чудищами не ограничивалось наличие запретных фигур в храме Господнем, построенном Соломоном.

 

   В притворе храма были поставлены столбы. Но это были не обычные колонны, а столбы-статуи, то есть, идолы, изображающие богов. Они даже имели свои имена: Иахин и Воаз (3 Цар. 7:21)

 

   "И сделал литое из меди море, - от края его до края его десять локтей. Оно стояло на двенадцати волах; три глядели к северу, три глядели к западу, три глядели к югу, и три глядели к востоку; море лежало на них, и зады их обращены были внутрь его". (3 Цар. 7:23-25)

 

   Опять же, мы видим, что были изготовлены волы, то есть тельцы, напоминающие Бога Аписа. Подобные скульптурные группы ставились тогда и в египетских храмах.

 

   Здесь стояли и другие идолы, которых, по законам Моисея, категорически, под страхом смерти, запрещалось вносить и ставить в Доме Божьем. Но Соломон, пригласив множество иностранных специалистов для строительства того же храма и многочисленных дворцов, должен был дать им возможность молиться своим богам.

 

   При нём и, впоследствии, при многих иудейских и израильских царях в храмах Господних были установлены идолы, изображающие Астарту, Хамоса, Ваала, а также языческих божеств Солнца и Луны. (4 Цар. 23:5))

 

   Но как же обходились древние евреи без материального воплощения своего родного Бога. Глядя на что, они молились?

 

   В том то и дело, что не обходились!

 

   И молились, глядя на изображение Бога.

 

   Вы помните того медного змея, которого укрепил Моисей на своем знамени? Так вот, этот змей, скорее всего, и символизировал Бога Иегову.

 

   Змею молились израильтяне на протяжении многих веков: и при Иисусе Навине, и при судьях, и при Давиде, и при Соломоне, и еще при двенадцати иудейских царях, вплоть до царя Езекии. Только этот правоверный царь, наконец, решился убрать медного идола из храма Божьего.

 

   "Он отменил высоты, разбил статуи, срубил дубраву и истребил медного змея, которого сделал Моисей, - потому что до самых тех дней сыны Израиля кадили Ему". (4 Цар. 18:4)

 

   А вы говорите: Сатана в облике змея..."

 

   В храме - скинии не было никаких изображений Господа Бога.
   "Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель". (Исх. 20:4-5)

 

   Я долго размышлял над тем, как могла возникнуть такая заповедь, как мог Бог издать такое странное постановление. Ведь Он запретил изображать даже Самого Себя.

 

   Большинство языческих народов того времени имели изображения своих богов, в виде фигур людей или животных.
   Что же мешало Моисею, который выдавал свои идеи за Божьи повеления, создать некоего истукана, и объявить, что это - подобизна Господа? Чем он руководствовался?
   Возможно, он не хотел изготавливать изображения Господа из дерева или камня, потому что их можно сжечь или сломать. Так же, как он уничтожал фигурки языческих идолов.
   Возможно также, что Моисей не мог придумать, вообразить себе, как должен выглядеть еврейский Бог.
   Все животные, достойные уважения, были уже разобраны египтянами.
   Не изобразишь же Господа в виде ягнёнка, или, не дай Бог, осла!
   Впрочем, я читал в одном научном труде, что Бога Иегову действительно поначалу изображали в виде осла.
   И ничего оскорбительного в этом не вижу.
   Вполне приличное, неглупое животное. В США имеет множество сторонников.

 

   Если бы когда-нибудь возникла партия безбожников, что очень мало вероятно, я бы, на полном серьёзе, предложил поместить изображение этого животного на эмблему и флаг.
   Потому что, в отличие от овец, ослы не ходят тупыми стадами туда, куда ведут их козлы.

 

   Ослы не любят, когда на них ездят, и когда им понукают.

 

   Попробуйте затащить осла в церковь! Вряд ли Вам это удастся. Потому что он не так глуп, как кажется.

 

   Фигурки, напоминающие человека, также не отличались разнообразием, не имели характерных черт, резко отличающих их друг от друга. Поэтому статуэтки различных богов можно было легко перепутать.

 

   Но люди не привыкли молиться, обращаясь к пустоте. Тогда Моисею пришлось пойти на некоторые уступки.
   Так возникла компромиссная идея: украсить ковчег откровения золотыми фигурками херувимов, и изобразить херувимов на шерстяной завесе и покрывалах скинии собрания: "искусною работою должны быть сделаны на ней херувимы". (Исх. 26:31)

 

   Каждый брус скинии опирался на два серебряных подножия.
   Столбы, ограничивающие площадь двора, были высотой 2,5 метра, и опирались на медные подножия.
   Завесы были сделаны из виссона, грубой пряжи, шириной два метра и общей длиной в сто сорок метров.
   Была еще одна завеса для ворот двора скинии, из овечьей шерсти с особым узором, размерами 10 х 2 метра.

 

   Ковчег откровения представлял собой сундук из дерева ситтим, размерами сто на семьдесят пять на семьдесят пять сантиметров, обложенный снаружи и изнутри листовым золотом.
   Крышка, чеканной работы, была изготовлена из чистого золота.
   На торцах ковчега были укреплены два золотых херувима, обращенные лицами друг к другу.

 

   Стол предложения, стоящий у северной стены святилища, представлял собой ящик, размерами сто на пятьдесят на семьдесят сантиметров, изготовленный из дерева ситтим, снаружи обложенный золотом.
   Края площадки стола были ограничены золотыми досками, шириной в двенадцать сантиметров.

 

   Напротив стола, у южной стены святилища, стоял высокий семисвечник ювелирной работы из чистого золота.
   Из центрального стебля, украшенного листьями, цветками миндаля и маленькими яблочками, выходили шесть ветвей, три с одной стороны и три с другой, также богато украшенные цветками и плодами.
   Стебель и ветви массивного подсвечника служили основаниями для семи лампад, обращенных лицевой частью к ковчегу. Лампады зажигал Аарон по вечерам и тушил по утрам.

 

   Рядом, на столе, лежали щипцы для снятия нагара и лотки, - всё из чистого золота.

 

   На изготовление подсвечника, лампад, щипцов и лотков был израсходован талант (около 34 килограммов) золота.

 

   В центр храма-святилища был помещен небольшой квадратный жертвенник, размерами 50 на 50 сантиметров и высотой в один метр, служащий для возношения курений . Он был изготовлен из дерева ситтим, и обложен чистым золотом.
   Отсюда следует, что Господь, Бог наш, очень нескромен, раз допускает подобные излишества.

 

   Посреди двора скинии стоял квадратный жертвенник из дерева ситтим, размерами 250 на 250 сантиметров, и высотой в сто пятьдесят сантиметров. Из углов его выходили рога, обложенные медью.

 

   Возле жертвенника были разложены многочисленные медные принадлежности, необходимые для обряда жертвоприношения. Горшки для пепла, лопатки, чаши, вилки, угольники, а также шесты для переноски жертвенника.

 

   Были также изготовлены специальные одеяния для первосвященника Аарона и его сыновей.

 

   Одежда священника во время молитв и жертвоприношений состояла из нижней, длиной до пят, льняной рубашки, верхней ризы, стяжного хитона, ефода, наперсника, кидара и пояса.

 

   Ефод и наперсник были сделаны из червленой, голубой и пурпурной тонкой овечьей шерсти, и богато украшены золотом.
   Ефод, судя по библейскому описанию, представлял собою шерстяную накидку с отверстием для головы, которая стягивалась по бокам, под руками, золотым поясом.

 

   Наперсник был прямоугольным полотном шерстяной ткани, также надевавшимся через голову.
   В передней части, на груди, он выглядел, как отделанный золотом и драгоценными камнями квадрат, со сторонами 25 на 25 сантиметров. В него были вшиты золотые гнезда-оправы, в которых закреплены были двенадцать драгоценных и полудрагоценных камней: рубин, топаз, изумруд, карбункул, сапфир, алмаз, яхонт, агат, аметист, хризолит, оникс, яспис. На каждом камне было вырезано имя одного из сынов Израилевых. Их, по всей видимости, лучом лазера выгравировал Сам Господь. Потому что нельзя представить, как можно было обработать в те времена такие камни, особенно - алмазы.
   На нарамниках (плечах наперсника) в золотых гнездах, были укреплены урим и туммим - два больших оникса, на каждом из которых также были выгравированы по шесть имен.

 

   Верхняя риза была изготовлена из голубой шерсти, края горловины которой были обшиты тканью, "чтобы не дралась".

 

   Риза имела богатую вышивку золотом, рисунок которой напоминал орнаментовку подсвечника. К подолу её пришиты были полые золотые яблочки с пестиками, которые звенели, как колокольчики. Думаю, что это было придумано Моисеем специально для того, чтобы Аарон не застал его врасплох, и не разоблачил его мнимое общение с Господом.

 

   Вся одежда была отделана многочисленными золотыми цепочками.

 

   Голову Аарона украшал кидар - островерхий головной убор.

 

   В остальное время Аарон носил на челе белую повязку с именем Бога.

 

   Спереди на кидар, при помощи шнурка, прикреплялась и свисала на лоб священника золотая пластина с надписью "Святыня Господня".

 

   Я понимаю, что сейчас голова Ваша забита шерстью, золотом, медью и деревом ситтим. Но, тем не менее, пристаю к Вам с дурацкими вопросами. И Вам не так-то просто будет от меня отвязаться.

 

   Ответьте мне, положа руку на сердце, или на любой другой важный для Вас орган тела: неужели нельзя было молиться Господу в более скромной обстановке?

 

   Зачем надо было оббивать ковчег завета жёлтым металлом неустановленной пробы?

 

   Неужели Господу восседать голой задницей (нигде не сказано о нижнем белье) на холодном золоте приятнее, чем на тёплом дереве?

 

   Неужели каменным скрижалям так необходимо было покоиться на золотом подкладе?

 

   Неужели натуральная шерсть выглядит хуже, чем пурпурная и червленая?

 

   Неужели молитвы этого блестяще выряженного клоуна Аарона лучше доходили до Господа, чем если бы он был одет в чистую белую льняную сорочку, вышитую крестиками?

 

   Не прячьте глаз, не увиливайте, отвечайте прямо, как на духу!

 

   Где, по-вашему, взяли евреи ткацкие станки?

 

   Разве эти станки могут расти в пустыне, где почти нет воды, без принудительного орошения?

 

   Где взяли кедры и корабельные сосны, из которых изготовили столбы и брусья?

 

   Смотались за ними в Ливан?

 

   Из чего соорудили плавильные печи и формы, для отливки подножий к брусьям и столбам?

 

   Из овечьих кизяков?

 

   Я пробовал, не получается. Кизяки не выдерживают такой высокой температуры.

 

   Из чего делали модели для отливки семисвечника и других ювелирных изделий? Из обглоданных костей?

 

   Где взяли столько золота, если Аарон давно уже снял с народа все украшения, для изготовления священной тёлки? Именно тёлки, а не тельца, потому что как раз на пенис золота и не хватило.

 

   И Вы всё ещё верите, что можно в условиях пустыни, питаясь одной манной, соорудить такую шикарную скинию?

 

   Верьте на здоровье.

 

   Потому что мозги Ваши забиты шерстью, золотом, медью и деревом ситтим.

 

   Повесьте ещё на свой медный лоб золотую табличку с надписью "Святыня Господня"!

 

   Но меня от этого увольте.
   Никогда я в это не поверю, пусть даже останусь единственным безбожником на всей Земле.

 

   Аарона и сыновей его перед всем народом раздели догола, и Моисей омыл их водою.

 

   Затем одел их в священнические одежды и полил головы елеем, оливковым маслом.

 

   Я так представляю себе, что у тех первых священников вид был не слишком презентабельный. Красивая, дорогая одежда постоянно была забрызгана маслом, жиром и кровью жертвенных животных.

 

   Семь дней дежурил Моисей у ворот скинии. (НИ-КО-ГО!!!)

 

   На восьмой день он приказал старейшинам привести вола, двух тельцов, двух овнов, ягнёнка и приношение хлебное.
   Сегодня, сказал Моисей, Господь явится вам.

 

   Принося эти жертвы, Аарон тем самым очищал народ.
   Аарон собственноручно заколол всех животных.
   Разделал их, жир выложил на жертвенник.

 

   И взял Моисей грудь овна, и принёс её, потрясая пред Господом. Это была доля Моисеева от овна посвящения. Остальное мясо левиты куда-то уволокли.
   Вроде бы, сожгли его вне стана.

 

   Моисей и Аарон на некоторое время скрылись в скинии. Народ ждал с нетерпением, - что-то будет.
   Дождались.
   Святые братья вышли <отирая жир с бород> и торжественно благословили народ.
   Но Бог так и не показался. (Или показался вне стана, там где сожгли остальное...)

 

   Толпа не могла скрыть разочарования.
   Возник ропот. Но тут над жертвенником ярко возгорелось пламя. Господь принял их жертву. Народ возликовал.

 

   Что за горючую смесь вылил Моисей в жертвенник, остаётся только гадать.

 

   Через некоторое время двое из четырёх сыновей Аарона были сожжены Господом за то, что принесли к жертвеннику "чужой огонь". И Моисей строго запретил брату плакать за ними. Тихий Аарон безропотно подчинился.

 

   Поразительно, что в Библии почти нет никаких биографических данных, касающихся второй ключевой фигуры Исхода - первосвященника Аарона.

 

   Известно только то, что он был старшим братом Моисея.

 

   Первосвященником он стал случайно.

 

   Не благодаря каким-то особым личным достоинствам, а благодаря речевому недостатку младшего брата и кровному родству с ним.
   Он был рупором Моисея и техническим исполнителем чудес.

 

   Библейский текст позволяет судить, что Аарон был совершенно бесцветной, безвольной, безликой личностью, послушной марионеткой в руках брата-вождя.
   Он был доволен тем, что находится под опекой хитроумного Моисея и придуманного им Бога, имеет высокую должность, может позволить себе красиво одеваться и хорошо питаться. И может чувствовать себя очень важной персоной.
   Поэтому он слепо повиновался железной воле Моисея, ловил каждое его слово, и прилежно повторял эти слова в своих проповедях.
   Он был рад, что избежал наказания за изготовление поганского идола - золотого Тельца.
   Безропотно снёс убийство Богом (не Богом - Моисеем!) своих двух сыновей, за то, что те принесли к жертвеннику "чужой огонь". И не смел плакать за ними, потому что Моисей запретил ему.

 

   Аарон жил под диктовку.
   Он одевал то, что ему приказывали, ел то, что ему было выделено, повторял то, что ему было сказано.

 

   Безропотно он жил и безропотно умер, по приказу.

 

   Когда народ пришел к горе Ор, Моисей принёс брату благую весть: взойди на гору и умри там.
   "И сказал Господь Моисею: пусть приложится Аарон к народу своему.
   И сделал Моисей так, как повелел Господь.
   Пошли они на гору Ор в глазах всего общества.
   И снял Моисей с Аарона одежды его, и облек в них Елеазара, сына его.
   И умер там Аарон на вершине горы.
   А Моисей и Елеазар сошли с горы". (Чис. 20:23-28).

 

   Видите, как всё просто!
   Взошли трое на гору.
   Двое сняли с третьего одежду.
   Третий тут же умер.
   Двое сошли с горы.

 

   Библия не уточняет, пришла Смерть сама, или те двое помогли ей быстренько взобраться на гору.

 

   Народ оплакивал Аарона тридцать дней. Он никому ничего плохого не сделал. Его любили евреи. В отличие от брата, которого панически боялись и ненавидели.

 

   Давно замечено, что таких вот тихих, покорных, безропотных, недалёких очень любят окружающие...

 

   "Чужой огонь"... Что бы это значило?
   Библия не даёт никаких пояснений. Огонь и есть огонь, он не имеет родственных связей.

 

   Хорошенько поразмыслив, я решил, что у этой задачки есть только одно решение.

 

   Учитывая, что и евреи, и пришельцы, несмотря на строгие запреты Моисея, никогда единобожия не исповедовали, у каждого из богов был свой жертвенник. И простодушные сыновья Аарона, не подозревая о различии между огнём и огнём, принесли пару головешек к жертвеннику Иеговы, заняв их у чужого бога. За что и были испепелены.

 

   Эти два священника, которых звали Надав и Авиуд, были не только простодушны, но и пьяны.
   В Библии указано, что непременной частью жертвенного приношения был сосуд с вином. Где евреи брали в пустыне вино? Нормально бурили скважины. В те далёкие времена месторождения вина были так же обычны, как сейчас месторождения нефти. Но, поскольку таких месторождений было мало, а священников - много, вино со временем истощилось.
   Нетрезвые сыновья Аарона могли, по пьяной лавочке, не только принести "чуждый" огонь, но, если бы Моисей не пресёк их беззаконие, вполне могли бы принести жертвы чужому Богу. Чтобы подобное в дальнейшем не повторилось, вождю пришлось издать специальное постановление.

 

   "И сказал Моисей Аарону, говоря: вина и крепких напитков не пей ты и сыны твои с тобою, когда входите в скинию собрания, чтобы не умереть. Чтобы вы могли отличать священное от не священного и чистое от нечистого" (Лев. 10:8-10)...

 

   Как повелел Господь Моисею, так и сделали сыны Израилевы все сии работы.

 

   И увидел Моисей всю работу, и вот они сделали ее: как повелел Господь, так и сделали.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Господь дал Моисею не только скрижали, не только многочисленные постановления, но и точные указания, как и из каких материалов, следует построить Дом Ему. Как те богатые господа, что имеют виллы в разных краях света, так и наш очень небедный Господь пожелал иметь Свою резиденцию на земле. Впоследствии Он вошёл во вкус, и сейчас имеет прекрасные дома чуть ли не в каждой деревушке по всему Земному шару. И, представьте себе, умудряется жить во всех домах одновременно! Вот это чудо!

 

   И благословил их Моисей...

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что также и Господь Бог выказал свое удовольствие по поводу этого сооружения, следовательно, не напрасно потрудившихся евреев и не пренебрег им, но удостоил его Своим присутствием. Проявил же Он последнее следующим образом: в то время как небо [кругом] оставалось совершенно чистым, над одной только скиниею появилось темное облако, не такое густое и грозное, как то бывает зимою, но, однако, и не настолько редкое, чтобы взор мог проникнуть сквозь него. Из этого облака выделялась приятная роса, знаменуя всем любящим Господа Бога и верующим в Него присутствие Предвечного...

 

   Тут крупное несчастье постигло Аарона, как человека и отца; но оно было с благородством перенесено им, с одной стороны, потому, что он обладал большой твердостью духа, а с другой - оттого, что видел в этом горе проявление воли Божьей.
   Дело в том, что из упомянутых мною четырех сыновей его двое старших, Навад и Авиауй, были охвачены пламенем, так как возложили на жертвенник не то курение, которое им повелел Моисей, но то, которое они раньше употребляли в дело. Пламя ринулось на них и так обожгло им грудь и лицо, что никто не был в состоянии спасти их, и они должны были умереть.
   Тогда Моисей повелел отцу и братьям вынести тела их за ограду стана и там похоронить с большой торжественностью.
   Народ был глубоко опечален этой неожиданной кончиной, Моисей же убеждал братьев и отца покойных не слишком скорбеть о постигшем их горе, а ставить славу Божью выше своего собственного несчастья, тем более что Аарон уже носил священное облачение.

 

   Отказавшись от всяких почестей, которые народ счел нужным воздать ему, Моисей посвятил себя исключительно одному служению Богу.
   Он теперь также не восходил уже более на Синай, но отправлялся в скинию и тут просил у Бога поддержки и совета, в которых нуждался; при этом как по платью, так и по всему прочему он держал себя совершенно так, как всякий простой человек, и не желал ничем отличаться от массы, кроме заботливости, с которой относился к нуждам последней. Кроме того, он давал предписания насчет государственного устройства и издал законы (Так как последние были гораздо лучше человеческих постановлений, то этот дар Божий свято почитался в течение веков, так что евреи не нарушали ни одного из этих законов, ни в мирное время, когда они пользовались изобилием всех благ земных, ни во время войны, когда были в стесненном положении.), следуя которым народ мог бы вести угодный Господу Богу образ жизни и не входить в своей собственной среде в пререкания ни с кем.

 

   Выделив из среды всего народа колено Левино для отправления священнослужительских обязанностей, Моисей освятил его членов омовением в чистой родниковой воде и с помощью установленных законом на подобные случаи жертвоприношений. Затем он передал им скинию со священною утварью и всем устройством для охраны их во время пути и повелел им прислуживать священникам, так как те уже были посвящены Господу Богу.
   Когда Моисей пришел к убеждению, что этих законоположений пока будет достаточно, он решил обратиться, наконец, к устройству войска, так как давно уже имел в виду заняться этим. Поэтому он повелел всем старшинам колен, кроме колена Левина, точно выяснить число способных носить оружие. Левиты же были посвящены служению Богу и были свободны от всего этого. На смотре оказалось, что способных носить оружие лиц, в возрасте от двадцати до пятидесяти лет, было шестьсот три тысячи шестьсот пятьдесят человек. На место Леви Моисей назначил старшиною Манассию, сына Иосифа, а вместо последнего Ефрема. Таково было, как я уже выше упомянул, желание Иакова, которое он выразил Иосифу, именно чтобы он причислил своих сыновей к его сыновьям.

 

   Евреи расположились лагерем таким образом, что скиния помещалась как раз посередине, а с каждой стороны ее стали по три колена. Их отделяли друг от друга дороги, пересекавшие весь стан. Тут же помещался и удобный рынок, где каждый продавец занимал свое определенное место и каждый ремесленник имел свою на определенном пункте помещавшуюся мастерскую, так что весь стан совершенно имел вид передвижного города.

 

   Ближе всех к скинии жили священнослужители, подальше же левиты (и они также подверглись счислению, в том числе и все мальчики в возрасте более тридцати дней), которые представляли массу в двадцать две тысячи восемьсот человек. Все время, пока туча стояла над скиниею, они оставались на своих местах, будучи в полной уверенности, что Господь пребывает там; когда же она переходила на новое место, то и они передвигались за нею.

 

   Моисей изобрел также нечто вроде серебряной трубы, которая имеет следующий вид: длиною она немногим меньше локтя, а трубка ее узка, лишь немного шире, чем у флейты; наконечник ее достаточно объемист, чтобы вбирать в себя всю массу воздуха, который вдувает в нее играющий; оканчивается же она широким отверстием, наподобие охотничьего рога. На еврейском языке инструмент этот носит название асосры. Таких труб было сделано две: одною пользовались для созыва и сбора народа в общее собрание, другою приглашались старшины на совещание; если же единовременно трубили в обе, то все без исключения должны были собираться на сходку.

 

   Когда имелось в виду передвинуть на другое место скинию, то поступали следующим образом: при первом звуке труб должны были сниматься с места все те, которые жили на восточной стороне, при втором звуке те, которые занимали пространство к югу от скинии. Затем уже снималась и самая скиния, которую везли таким образом, что она помещалась между двенадцатью коленами; из них шесть предшествовало ей, шесть замыкало шествие, все же левиты окружали святыню. При третьем трубном звуке выступали жители западной стороны, а четвертый служил сигналом к выступлению для тех, которые занимали северную сторону лагеря. Этими же трубами пользовались также по субботам и другим дням для созыва народа к жертвоприношениям.

 

   Тогда же Моисей впервые после выступления народа из Египта принес в пустыне и так называемую пасхальную жертву.

 

   ...И отправились они.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Ровно через месяц после освящения скинии, по указанию Господа, было исчислено ополчение (Числ. 1:1-2). Но до этого евреи отпраздновали Пасху Господню (Числ. 9:3).

 

   От горы Синай отправились двадцатого числа, второго месяца, второго года и, через три дня пути, остановились в пустыне. (Числ. 10:11, 12:33)

 

   Стан был разбит в месте, которое впоследствии было названо Таверой.
   Возник ропот против Господа. И Господь, естественно, начал истреблять народ (Числ. 11:3).

 

   После краткого перехода остановились в месте, названном Киббот-Гаттава.

 

   Прилетели перепела и принесли с собой моровую язву.

 

   Через некоторое время взбунтовались старейшины во главе с Кореем.
   И были отправлены в преисподнюю. Из искры возгорелось пламя. Но восстание было подавлено.

 

   Оставив в пустыне тысячи трупов, десятки тысяч умирающих, народ двинулся дальше и дошел до Асироффа (Числ. 11:5)

 

   Здесь была наказана проказой Мариам за то, что упрекала Моисея.
   После сего народ двинулся в путь, и остановился в пустыне Фаран".

 

   И сказал Моисей Ховаву, сыну Рагуилову, Мадианитянину, родственнику Моисееву: мы отправляемся в то место, о котором Господь сказал: вам отдам его; иди с нами, мы сделаем тебе добро, ибо Господь доброе изрек об Израиле. Но он сказал ему: не пойду; я пойду в свою землю и на свою родину. Моисей же сказал: не оставляй нас, потому что ты знаешь, как располагаемся мы станом в пустыне, и будешь для нас глазом; если пойдешь с нами, то добро, которое Господь сделает нам, мы сделаем тебе.

 

   И отправились они от горы Господней на три дня пути, и ковчег завета Господня шел пред ними три дня пути, чтоб усмотреть им место, где остановиться. И облако Господне осеняло их днем, когда они отправлялись из стана. Когда поднимался ковчег в путь, Моисей говорил: восстань, Господи, и рассыплются враги Твои, и побегут от лица Твоего ненавидящие Тебя! А когда останавливался ковчег, он говорил: возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израилевым!

 

   Народ стал роптать вслух Господа; и Господь услышал, и воспламенился гнев Его, и возгорелся у них огонь Господень, и начал истреблять край стана.

 

   И возопил народ к Моисею; и помолился Моисей Господу, и утих огонь.

 

   ..."и помолился Моисей Господу"... - в смысле - "подшаманил" скинию. (Или - прикрутил фитилек, чтоб не коптил...)

 

   А за "жителей Вефсамиса" некому было заступиться... Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "Скажите на милость, что за дурацкая мысль - заглядывать в "ковчег"?

 

   "Жители Вефсамиса жали тогда пшеницу в долине, и, взглянув, увидели ковчег господень, и обрадовались, что увидели его. Колесница же пришла на поле Иисуса (Опять Иисус!!!) вефсамитянина и остановилась там; и был тут большой камень, и раскололи колесницу на дрова"... "Левиты сняли ковчег господа и ящик, бывший при нем, в котором были золотые вещи"...

   "И поразил Он жителей Вефсамиса за то, что они заглядывали в ковчег господа, и убил из народа пятьдесят тысяч семьдесят человек; и заплакал народ, ибо поразил господь народ поражением великим". (I Царств 6:19)

   Очевидно, филистимляне были более почтительны и воздержались от желания приподнять крышку "священной" коробки. Поэтому бог и ограничился тем, что наслал на них только... геморрой".

 

   И нарекли имя месту сему: Тавера, потому что возгорелся у них огонь Господень.

 

   Пришельцы между ними стали обнаруживать прихоти; а с ними и сыны Израилевы сидели и плакали и говорили: кто накормит нас мясом?

 

   Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок; а ныне душа наша изнывает; ничего нет, только манна в глазах наших.

 

   Манна же была подобна кориандровому семени, видом, как бдолах; народ ходил и собирал ее, и молол в жерновах или толок в ступе, и варил в котле, и делал из нее лепешки; вкус же ее подобен был вкусу лепешек с елеем. И когда роса сходила на стан ночью, тогда сходила на него и манна.

 

   Моисей слышал, что народ плачет в семействах своих, каждый у дверей шатра своего; и сильно воспламенился гнев Господень, и прискорбно было для Моисея.

 

   ..."и прискорбно было для Моисея"... - прикручивать фитилек, чтоб не коптил...

 

   И сказал Моисей Господу: для чего Ты мучишь раба Твоего? и почему я не нашел милости пред очами Твоими, что Ты возложил на меня бремя всего народа сего? разве я носил во чреве весь народ сей, и разве я родил его, что Ты говоришь мне: неси его на руках твоих, как нянька носит ребенка, в землю, которую Ты с клятвою обещал отцам его? откуда мне взять мяса, чтобы дать всему народу сему? ибо они плачут предо мною и говорят: дай нам есть мяса.

 

   Я один не могу нести всего народа сего, потому что он тяжел для меня; когда Ты так поступаешь со мною, то лучше умертви меня, если я нашел милость пред очами Твоими, чтобы мне не видеть бедствия моего.

 

   И сказал Господь Моисею: собери Мне семьдесят мужей из старейшин Израилевых, которых ты знаешь, что они старейшины и надзиратели его, и возьми их к скинии собрания, чтобы они стали там с тобою; Я сойду, и буду говорить там с тобою, и возьму от Духа, Который на тебе, и возложу на них, чтобы они несли с тобою бремя народа, а не один ты носил.

 

   Народу же скажи: очиститесь к завтрашнему дню, и будете есть мясо; так как вы плакали вслух Господа и говорили: кто накормит нас мясом? хорошо нам было в Египте, - то и даст вам Господь мясо, и будете есть [мясо]: не один день будете есть, не два дня, не пять дней, не десять дней и не двадцать дней, но целый месяц [будете есть], пока не пойдет оно из ноздрей ваших и не сделается для вас отвратительным, за то, что вы презрели Господа, Который среди вас, и плакали пред Ним, говоря: для чего было нам выходить из Египта?

 

   ..."даст вам Господь мясо, и будете есть [мясо]: не один день будете есть, не два дня, не пять дней, не десять дней и не двадцать дней, но целый месяц [будете есть]"... тут Господу надоело такое "общение" и Он докончил в обычном "формате" - "пока не пойдет оно из ноздрей ваших"... - обосновав - "за то, что вы презрели Господа, Который среди вас, и плакали пред Ним".

 

   И сказал Моисей: шестьсот тысяч пеших в народе сем, среди которого я нахожусь; а Ты говоришь: Я дам им мясо, и будут есть целый месяц! заколоть ли всех овец и волов, чтобы им было довольно? или вся рыба морская соберется, чтобы удовлетворить их?

 

   Короче, Моисей тоже начал перечить, не слушая Господа, а, возможно, и ПЕРЕБИЛ Его!

 

   И сказал Господь Моисею: разве рука Господня коротка? ныне ты увидишь, сбудется ли слово Мое тебе, или нет?

 

   Так Господь полностью оправдался!

 

   Моисей вышел и сказал народу слова Господни, и собрал семьдесят мужей из старейшин народа и поставил их около скинии.

 

   И сошел Господь в облаке, и говорил с ним, и взял от Духа, Который на нем, и дал семидесяти мужам старейшинам.

 

   И когда почил на них Дух, они стали пророчествовать, но потом перестали.

 

   Перестали не только пророчествовать... что мясо из ноздрей пойдет.

 

   Двое из мужей оставались в стане, одному имя Елдад, а другому имя Модад; но и на них почил Дух [они были из числа записанных, только не выходили к скинии], и они пророчествовали в стане.

 

   Елдад и Модад! Тоже, пророки записные!...

 

   И прибежал отрок и донес Моисею, и сказал: Елдад и Модад пророчествуют в стане.

 

   В ответ на это Иисус, сын Навин, служитель Моисея, один из избранных его, сказал: господин мой Моисей! запрети им.

 

   Но Моисей сказал ему: не ревнуешь ли ты за меня? о, если бы все в народе Господнем были пророками, когда бы Господь послал Духа Своего на них!

 

   И возвратился Моисей в стан, он и старейшины Израилевы.

 

   И перестали Елдад и Модад пророчествовать в стане... что мясо из ноздрей пойдет.

 

   А с другой стороны... "прибежал отрок и донес Моисею, и сказал: Елдад и Модад пророчествуют в стане". Пусть Моисей и был "человек кротчайший из всех людей на земле". Но не до такой же степени, чтобы попустить Елдаду и Модаду. Ведь и "Иисус, сын Навин, служитель Моисея, один из избранных его, сказал: господин мой Моисей! запрети им". "И возвратился Моисей в стан"...

 

   И поднялся ветер от Господа, и принес от моря перепелов, и набросал их около стана, на путь дня по одну сторону и на путь дня по другую сторону около стана, на два почти локтя от земли.

 

   И встал народ, и весь тот день, и всю ночь, и весь следующий день собирали перепелов; и кто мало собирал, тот собрал десять хомеров; и разложили их для себя вокруг стана.

 

   Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "Можно представить себе, как собрались кутнуть евреи! Но..."

 

   Мясо еще было в зубах их и не было еще съедено, как гнев Господень возгорелся на народ, и поразил Господь народ весьма великою язвою.

 

   ...мясо из ноздрей пошло...

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Поучительно, не правда ли? Желаете мяса? Нате вам язву!"

 

   И нарекли имя месту сему: Киброт-Гаттаава, ибо там похоронили прихотливый народ.

 

   Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "Киброт-Гаттаава - гробы прихоти. Прихоть заключалась в том, чтобы поесть мяса! За это-то евреи и были наказаны".

 

   Современные жители Синайского полуострова были бы весьма удивлены, если бы им сказали, что прилет этих птиц надо рассматривать как чудо. Весенней порой из глубин Африки в Европу тянутся огромные стаи перепелов. Измученные дальним путешествием, они, как правило, садятся на землю вдоль морского берега, ослабев до такой степени, что местные жители ловят их голыми руками.
   Директор Пастеровского института в Алжире профессор Сержан обнаружил, что на Синайском полуострове действительно иногда появляются ядовитые перепела. Это птицы, которые перед отлетом в Европу останавливаются в Судане и кормятся там зернами с отравляющими свойствами. Мясо таких птиц вредно и даже опасно для человеческой жизни. Но Моисей об этом не знал.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что спустя некоторое время евреи двинулись станом от горы Синайской и, миновав несколько стоянок, о которых у нас речь будет впереди, прибыли в местность по имени Есермоф. Тут народ вновь начал волноваться и обвинять Моисея во всех испытанных со времени выхода из Египта бедствиях, так как он ведь посоветовал покинуть плодородную страну и привел их в гибельную пустыню, тогда как, однако, раньше обещал им благодатную местность; вместо всего этого они странствуют теперь без цели в таком бедственном положении и чувствуют крайний недостаток в воде, и если у них вдобавок выйдет еще и манна, то они окончательно погибнут.
   И вот, когда толпа в исступлении своем разражалась такими угрозами против Моисея, кто-то начал убеждать их не забывать о трудах последнего на общую пользу и не упускать из внимания помощи, которую оказывал народу сам Господь Бог. Но толпа в ответ на это лишь еще больше заволновалась, подняла еще более сильный шум и еще серьезнее стала угрожать Моисею.
   Тогда Моисей, видя их в таком отчаянии, начал урезонивать их и, несмотря на всю гнусность их поведения, все-таки обещал им доставить в изобилии мяса, и притом не на один день, а на более продолжительное время. Когда они на это выразили ему свое полное недоверие, и кто-то спросил, откуда он думает достать мяса для стольких тысяч людей, Моисей ответил: "Господь Бог и я, несмотря на то, что слышим от вас такие безобразные речи, не перестаем заботиться о вас, в чем вы сможете сейчас убедиться". Не успел он сказать это, как весь стан наполнился перепелками, и евреи тотчас принялись за сбор их. Господь Бог, однако, немного спустя, наказал евреев за их дерзкие хулы и поношения, потому что немалое число их вскоре умерло. Еще и поныне та местность называется Каврофавою, то есть "воспоминанием о прихоти".

 

   От Киброт-Гаттаавы двинулся народ в Асироф, и остановился в Асирофе.

 

   Асироф ныне Айн-эль-Адра.

 

   И упрекали Мариам и Аарон Моисея за жену Ефиоплянку, которую он взял, - ибо он взял за себя Ефиоплянку, - и сказали: одному ли Моисею говорил Господь? не говорил ли Он и нам?

 

   И услышал сие Господь.

 

   Ефиоплянка - негритянка. Но не только. Не какая-то овцевладелица!

 

   Моисей же был человек кротчайший из всех людей на земле.

 

   И следует иллюстрация:

 

   И сказал Господь внезапно Моисею и Аарону и Мариами: выйдите вы трое к скинии собрания. И вышли все трое.

 

   И сошел Господь в облачном столпе, и стал у входа скинии, и позвал Аарона и Мариам, и вышли они оба.

 

   В зону поражения...

 

   И сказал: слушайте слова Мои: если бывает у вас пророк Господень, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним; но не так с рабом Моим Моисеем, - он верен во всем дому Моем: устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не в гаданиях, и образ Господа он видит; как же вы не убоялись упрекать раба Моего, Моисея?

 

   И воспламенился гнев Господа на них, и Он отошел.

 

   И облако отошло от скинии, и вот, Мариам покрылась проказою, как снегом.

 

   Аарон взглянул на Мариам, и вот, она в проказе.

 

   И сказал Аарон Моисею: господин мой! не поставь нам в грех, что мы поступили глупо и согрешили; не попусти, чтоб она была, как мертворожденный младенец, у которого, когда он выходит из чрева матери своей, истлела уже половина тела.

 

   И правильно, так им (ей) - за идеи апартеида! ...самым великим русским поэтом стал правнук чистокровного эфиопа.

 

   И возопил Моисей к Господу, говоря: Боже, исцели ее!

 

   Сестра все же...

 

   И сказал Господь Моисею: если бы отец ее плюнул ей в лице, то не должна ли была бы она стыдиться семь дней? итак пусть будет она в заключении семь дней вне стана, а после опять возвратится.

 

   И отправили сестренку в БУР...

 

   И пробыла Мариам в заключении вне стана семь дней, и народ не отправлялся в путь, доколе не возвратилась Мариам.

 

   После сего народ двинулся из Асирофа, и остановился в пустыне Фаран.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Четкая, ясная линия маршрута. Прямо таки, документальная точность дат, не вызывающая сомнений в достоверности описанных событий.
   Но Библия, к нашему общему огорчению, и к радости отдельных противных индивидуумов, не ограничивается только этим описанием, но рассказывает о походе еще раз, еще раз и еще раз. Может быть, для того, чтобы убедить нас в том, что так оно и было. А может быть, для того, чтобы разубедить нас.

 

   В результате, крепнет наша уверенность в том, что в Книге этой собраны различные легенды, в которых совершенно по-разному описаны одни и те же реальные и нереальные события.
   Что стоило упорядочить эти противоречивые свидетельства, привести их в соответствие, отобрать зерна истины и отсеять сор и плевелы? Ничего этого проделано не было.
   Дееписатели понадеялись на то, что никто не будет в это вникать, и кое-что с кое-чем сопоставлять.

 

   Тем хуже для них. Вот другая версия.
   Рамсес - Сокхоф - Ефам - Ваал - Цефон - Мерра - Елим - Киброт - Гаттав - Асироф. Пока все идет, как по маслу. Всё соответствует. Но дальше начинается какая-то сумятица. От Асирофа до Кадеса названо двадцать пунктов, которые в первой версии не упоминаются. (13:27). Если в первом варианте город Кадес находится в пустыне Фаран, то во втором - в пустыне Син (21:36). Но пустыню Син израильтяне пришли уже давно, сразу же после перехода Красного моря. Потом был однодневный переход до горы Ор. На горе этой умер Аарон. Все сходится, за исключением малости.

 

   В Кадес, согласно первой версии, пришли к концу второго года по исходу из Египта.
   Согласно второй версии, Аарон взошел на гору Ор, чтобы закрыть глаза, "в сороковой год по исшествии сынов Израилевых из земли Египетской, в пятый месяц, в первый день месяца" (31:38).
   От Кадеса до горы Ор - один день пути, менее двадцати километров. Это огромное расстояние евреи преодолевали тридцать восемь лет!
   Мировой рекорд скорости!

 

   Следующие триста, триста пятьдесят километров до Иордана они прошли за шесть месяцев. И многострадальный поход их закончился "сорокового года, одиннадцатого месяца, в первый день месяца" (Втор. 1:3).
   На участке от Кадеса до Иордана они, возможно, сильно петляли, потому что названы совсем иные пункты, чем в первой версии.
   С третьей версией маршрута нас знакомит книга "Второзаконие".
   Моисей в прощальном слове ещё раз напоминает народу основные этапы пути.
   Но, позвольте, он всё так путает, что возникает сомнение в здравости его рассудка. Или, в лучшем случае, в правдивости первых двух версий.

 

   Моисей утверждает, что Аарон умер не на горе Ор, а в каком-то Мозере. Не через сорок лет после первого исчисления, а до него. Поскольку левиты были отделены при исчислении. (Втор. 10:6-8). Так неужели же Господь воскресил Аарона, чтобы дать ему возможность ещё некоторое время путешествовать по пустыне? Нет, этот факт в Библии не отмечен.
   Названы новые пункты и "земля, где потоки вод". Ага, значит евреи, блуждая по пустыне, в то же время были на водах. Очень интересно!
   М-да... Так на какой же версии остановимся? Должны же мы от чего отталкиваться.
   Давайте оттолкнёмся от здравого смысла. И допустим, что первая версия наименее неправдоподобна из трёх ложных. Поскольку первые свои книги Моисей писал по горячим следам, будучи ещё относительно молодым".

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: пошли от себя людей, чтобы они высмотрели землю Ханаанскую, которую Я даю сынам Израилевым; по одному человеку от колена отцов их пошлите, главных из них.

 

   И послал их Моисей из пустыни Фаран, по повелению Господню, и все они мужи главные у сынов Израилевых...

 

   И назвал Моисей Осию, сына Навина, Иисусом.

 

   И послал их Моисей [из пустыни Фаран] высмотреть землю Ханаанскую и сказал им: пойдите в эту южную страну, и взойдите на гору, и осмотрите землю, какова она, и народ живущий на ней, силен ли он или слаб, малочислен ли он или многочислен? и какова земля, на которой он живет, хороша ли она или худа? и каковы города, в которых он живет, в шатрах ли он живет или в укреплениях? и какова земля, тучна ли она или тоща? есть ли на ней дерева или нет? будьте смелы, и возьмите от плодов земли.

 

   Было же это ко времени созревания винограда.

 

   Они пошли и высмотрели землю от пустыни Син даже до Рехова, близ Емафа; и пошли в южную страну, и дошли до Хеврона, где жили Ахиман, Сесай и Фалмай, дети Енаковы: Хеврон же построен был семью годами прежде Цоана, [города] Египетского; и пришли к долине Есхол, [и осмотрели ее,] и срезали там виноградную ветвь с одною кистью ягод, и понесли ее на шесте двое; взяли также гранатовых яблок и смокв; место сие назвали долиною Есхол, по причине виноградной кисти, которую срезали там сыны Израилевы.

 

   И высмотрев землю, возвратились они через сорок дней.

 

   И пошли и пришли к Моисею и Аарону и ко всему обществу сынов Израилевых в пустыню Фаран, в Кадес, и принесли им и всему обществу ответ, и показали им плоды земли; и рассказывали ему и говорили: мы ходили в землю, в которую ты посылал нас; в ней подлинно течет молоко и мед, и вот плоды ее; но народ, живущий на земле той, силен, и города укрепленные, весьма большие, и сынов Енаковых мы видели там; Амалик живет на южной части земли, Хеттеи, [Евеи,] Иевусеи и Аморреи живут на горе, Хананеи же живут при море и на берегу Иордана.

 

   Но Халев успокаивал народ пред Моисеем, говоря: пойдем и завладеем ею, потому что мы можем одолеть ее.

 

   А те, которые ходили с ним, говорили: не можем мы идти против народа сего, ибо он сильнее нас.

 

   И распускали худую молву о земле, которую они осматривали, между сынами Израилевыми, говоря: земля, которую проходили мы для осмотра, есть земля, поедающая живущих на ней, и весь народ, который видели мы среди ее, люди великорослые; там видели мы и исполинов, сынов Енаковых, от исполинского рода; и мы были в глазах наших пред ними, как саранча, такими же были мы и в глазах их.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Только двое из двенадцати, Иисус Навин и Халев Иефонниин, успокаивали народ и говорили: не беда, хлопцы, как-нибудь прорвёмся.
   Выслушав свидетельства лазутчиков, народ впал в отчаянье и начал роптать.

 

   Господь чрезвычайно разгневался за недоверие к Нему и, в который уже раз, решил примерно наказать иудеев.
   Но на этот раз наказание было очень суровым.
   Народ был обречён блуждать по пустыне сорок лет, по числу дней отсутствия лазутчиков.

 

   Год за день! Помилуйте, за что?
   За то, что он поверил десяти лазутчикам из двенадцати посланных, усомнился в том, что Божьи клятвы действительно исполнимы.

 

   В течение этих сорока лет должны были - по Воле Бога! - расстаться с жизнью все те исчисленные ополченцы, которые вышли из Египта - все шестьсот тысяч. Вместе с жёнами, матерями и тёщами. То ли - умереть природной смертью от голода и болезней, то ли - погибнуть в муках от многочисленных кар Господних, то ли - пасть в сражениях.
   Таково было решение милостивого Господа. "Я сказал!"

 

   Не только погрязший в праведности мудрец-святоша, но и даже очень круглый идиот, никогда не слышавший о моральных устоях, непременно согласятся с моим утверждением, что такое решение Всевышнего было абсолютно логическим, мудрым и справедливым.

 

   Год за день!

 

   Но почему не месяц, не квартал, не полугодие?
   Потому! "Я сказал!"

 

   А если бы лазутчики вернулись через сто дней? А если бы - через год?

 

   Развлекательная прогулка израильтян по доисторическим местам Аравийского полуострова могла бы сильно затянуться, не правда ли?

 

   Скажите, разумный Читатель, могли ли не менее разумные евреи не поверить десяти лазутчикам, предупреждавшим об опасности? А поверить оставшимся двум, которые были близкими доверенными людьми Моисея, слепо преданными ему?
   А Вы кому бы поверили?

 

   Отчего же всё предвидящий Господь не запечатал уста десяти смутьянам, посеявшим панику? Вспомним, как легко заткнул Он рот Захарии (Лук. 1:22). Отчего не сжег их огнем, как бунтовщика Корея и еще двести пятьдесят именитых заговорщиков? Почему позволил им смутить народ Божий?
   Так было надо! "Я сказал!"

 

   Можно предположить, что и Сам Господь постепенно пришел к выводу, что неугодные Ему народы Палестины ещё не созрели для выселения, не смирились с этой радужной перспективой. И вооруженным сопротивлением не допустят избранный народ к молочным рекам и медовым берегам. И Он, не зная, что предпринять в этой сложной международной обстановке, решил взять небольшой, сорокалетний тайм-аут.

 

   Я вовсе не иронизирую, говоря "небольшой, сорокалетний". Для Господа, действующего в мировом масштабе, это - мгновение.

 

   Вспомним, что Он четыреста лет безысходно держал евреев в рабстве, ничего не предпринимая. Потому что решал другие, неотложные задачи, возникшие на повестке дня. И не имел ни минутки, чтобы задуматься над тем, что земные годы, в отличие от небесных, тянутся значительно дольше...
   Поэтому Он и решил: сорок лет, год за день! "Я сказал!"

 

   Размышляя над этим вопиющим примером безграничной Божьей справедливости, я вдруг поймал себя на одной парадоксальной мысли.

 

   Черт побери, подумал я, ведь Господь, по сути дела, никаких клятв и обещаний иудеям не давал!
   Ведь это очевидно!
   В действительности же, Он обещал и клялся только Моисею!

 

   Народ никогда не слышал Божьего Гласа, не слышал клятв так же ясно, как слышали их во снах Авраам, Исаак, Иаков. Слова Божьи пересказывал народу Моисей.
   "И сошел Моисей к народу, и пересказал ему". (Исх. 19:25).

 

   Но - после тяжелейших лишений, постоянных голода и жажды, многочисленных смертей и болезней, когда, - в результате изнурительного полутора годового пути, - народ дошел только до Кадеса, куда от египетского Раамсеса можно было спокойным шагом дойти за неделю, народ окончательно разочаровался в своем вожде. У обобранных до последней нитки евреев не было ни малейших оснований доверять ему.

 

   Ходили упорные слухи, что Господь уже давно отступился от них, кинул их в пустыне на произвол судьбы, диких народов и не менее диких зверей. Что Моисей узурпировал право говорить от имени Бога, возомнив всемогущим Богом самого себя.

 

   А если Моисей и не лжёт, что находится с Всевышним в прямом контакте, то правильно ли переводит народу Его слова? Не перевирает ли их? Не прибавляет ли что-либо от себя, в своих корыстных, преступных интересах?

 

   Евреи имели право на сомнение. Это право и сейчас имеет каждый здравомыслящий еврей, хотя духовные вожди нации считают иначе.

 

   Что же помешало Господу, неустанно пекущемуся о благе избравшего Его народа, Самому обратиться с проникновенной речью к Своим оболваненным избирателям и избранникам?

 

   Что помешало Ему собрать всех на плацу и, выстроив по коленам, обратиться к ним с проникновенной речью? И торжественно поклясться, как это позднее сделал Его наместник на шестой части суши Никита Хрущев, что уже нынешнее поколение еврейских людей будет жить, пусть не при коммунизме, но вполне по-человечески.
   Таким Божьим клятвам народ, конечно же, должен был поверить!

 

   Потому что Господь исполняет всё, что говорит.
   Потому что Господь, как главная направляющая сила истории, не может не сдержать своей клятвы.

 

   И только в том случае, если бы жестоковыйный народ всё-таки не поверил, усомнился, тем самым смертельно оскорбив Господа, только тогда имел бы Он полное моральное право карать со всей суровостью Закона Божьего!

 

   А так - наши иудеи были присуждены к поголовному вымиранию только за то, что не поверили - нет, не Богу! - но ненавистному авантюрному вождю.

 

   И только за это... О, Боже, но почему?
   Потому! "Я сказал!"
   А что, нельзя было помолчать?

 

   Вот такая суровая библейская Правда... Вот такая убийственная библейская Мораль..."

 

   И подняло все общество вопль, и плакал народ во [всю] ту ночь; и роптали на Моисея и Аарона все сыны Израилевы, и все общество сказало им: о, если бы мы умерли в земле Египетской, или умерли бы в пустыне сей! и для чего Господь ведет нас в землю сию, чтобы мы пали от меча? жены наши и дети наши достанутся в добычу врагам; не лучше ли нам возвратиться в Египет?

 

   И сказали друг другу: поставим себе начальника и возвратимся в Египет.

 

   Короче, опять обнаглели...

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что Моисей повел евреев в местность, именующуюся Паран, которая находилась вблизи границ хананейских и представляла для заселения большие затруднения.
   Тут он созвал народ в собрание и обратился к нему со следующими словами: "Из тех двух благ, которые Господь Бог решил даровать нам, а именно свободы и владения плодородною страною, вы, благодаря Ему, первым уже пользуетесь, а второе вскоре получите.
   Дело в том, что мы находимся в непосредственной близости к границам хананейских племен, и не только ни царь, ни город, но даже и весь их народ в совокупности не сможет оказать нам сопротивление, когда мы пожелаем занять эту страну.
   Итак, приготовимся к этому делу, потому что туземцы без боя не уступят нам своей страны и нам придется завоевать ее целым рядом трудных битв. Поэтому вышлем разведчиков, которые разузнали бы о степени плодородия этой страны и познакомились бы с военными силами жителей ее. Но прежде всего, да будем единодушны в почитании Господа Бога, Который во всем является вашим покровителем и союзником".
   На эти слова Моисея народ ответил сочувственными кликами, в которых выражалось все его почтение к вождю, и выбрал двенадцать разведчиков из числа самых почтенных лиц, из каждого колена по одному. Эти разведчики прошли по всей Хананее от границы ее вблизи Египта и до города Амафы и Ливана и затем вернулись назад, хорошенько ознакомившись в продолжение тех сорока дней, которые они употребили на это дело, как с характером страны, так и с местным населением. Великолепием последних и рассказом об изобилии тех благ, которыми отличается эта страна, разведчики возбудили в народе военный пыл, с другой же стороны, они напугали евреев трудностью завладеть ею, указав на то, что там имеются реки, через которые переправа, вследствие их ширины и глубины, крайне затруднительна, если не невозможна, что придется переходить через неприступные горы и брать города, огражденные не только стенами, но и сильнейшими укреплениями. В Хеброне они даже встретили потомков необычайных исполинов. Одним словом, поскольку сами разведчики, увидевшие на пути своем в Хананее большие затруднения, чем все препятствия, которые пришлось преодолеть евреям со времени выхода их из Египта, чувствовали трепет, постольку же они старались напугать своими рассказами и народ.
   Последний, действительно, услышав все это, стал считать завоевание такой страны невозможным. Поэтому, разойдясь по домам, евреи начали с женами и детьми оплакивать свою горькую судьбину и жаловаться, что Господь Бог тешит их только словесными обещаниями, а на самом деле не оказывает им никакой поддержки.
   И вновь они стали громко обвинять во всем Моисея и брата его, первосвященника Аарона.
   Таким образом, они провели ночь в гнусных поношениях этих двух мужей, а на следующее утро, рано, опять собрались на сходку, имея в виду побить камнями Моисея и Аарона и затем вернуться назад в Египет.

 

   И пали Моисей и Аарон на лица свои пред всем собранием общества сынов Израилевых.

 

   Похоже, скиния в тот момент подломалась... а то бы быстро возгорелся огонь Господень.

 

   И Иисус, сын Навин, и Халев, сын Иефонниин, из осматривавших землю, разодрали одежды свои и сказали всему обществу сынов Израилевых: земля, которую мы проходили для осмотра, очень, очень хороша; если Господь милостив к нам, то введет нас в землю сию и даст нам ее - эту землю, в которой течет молоко и мед; только против Господа не восставайте и не бойтесь народа земли сей; ибо он достанется нам на съедение: защиты у них не стало, а с нами Господь; не бойтесь их.

 

   Короче, попытались отмазать Вождя и Его Брата... Но...

 

   И сказало все общество: побить их камнями!

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что тогда двое из разведчиков, Иисус, сын Навина, из колена Ефремова, и Халев из колена Иудова, в смятении вошли в толпу и стали успокаивать народ, убеждая его не отчаиваться, не обвинять Предвечного в нарушении данного обещания и, главным образом, не верить словам тех, которые пугают их своими рассказами о Хананее; напротив, им следует довериться тем, которые доставят им полное благополучие и владение такими благами.
   Если они будут мужественны, то их не удержат от этого намерения ни вышина гор, ни глубина рек, тем более что сам Господь Бог окажет им в бою Свою милостивую поддержку. "Двинемся поэтому,- сказали они,- на врагов, отстранив от себя всякие подозрения в малодушии, и в полном уповании на руководительство Господа Бога последуем за теми, кто поведет нас". Такими речами они старались успокоить смятение разъяренной толпы, Моисей же и Аарон бросились наземь и стали молить Господа Бога не о своем собственном спасении, но о том, чтобы Он прекратил неверие народа и изменил бы его взгляды на вещи, так как теперь народ этот подавлен трудностью предстоящей ему задачи. Тотчас появилось облако и, став над скиниею, указало на присутствие Божества.

 

   Но слава Господня явилась [в облаке] в скинии собрания всем сынам Израилевым.

 

   Наконец-то, скиния заработала...

 

   И сказал Господь Моисею: доколе будет раздражать Меня народ сей? и доколе будет он не верить Мне при всех знамениях, которые делал Я среди его? поражу его язвою и истреблю его и произведу от тебя [и от дома отца твоего] народ многочисленнее и сильнее его.

 

   Ясно, толпа оробела... С работающей скинией шутки плохи... Начали готовиться к худшему, как обычно...

 

   Но Моисей сказал Господу: услышат Египтяне, из среды которых Ты силою Твоею вывел народ сей, и скажут жителям земли сей, которые слышали, что Ты, Господь, находишься среди народа сего, и что Ты, Господь, даешь им видеть Себя лицем к лицу, и облако Твое стоит над ними, и Ты идешь пред ними днем в столпе облачном, а ночью в столпе огненном; и если Ты истребишь народ сей, как одного человека, то народы, которые слышали славу Твою, скажут: Господь не мог ввести народ сей в землю, которую Он с клятвою обещал ему, а потому и погубил его в пустыне.

 

   Итак да возвеличится сила Господня, как Ты сказал, говоря: Господь долготерпелив и многомилостив [и истинен], прощающий беззакония и преступления [и грехи], и не оставляющий без наказания, но наказывающий беззаконие отцов в детях до третьего и четвертого рода. Прости грех народу сему по великой милости Твоей, как Ты прощал народ сей от Египта доселе.

 

   И сказал Господь [Моисею]: прощаю по слову твоему; но жив Я, [и всегда живет имя Мое,] и славы Господней полна вся земля: все, которые видели славу Мою и знамения Мои, сделанные Мною в Египте и в пустыне, и искушали Меня уже десять раз, и не слушали гласа Моего, не увидят земли, которую Я с клятвою обещал отцам их; [только детям их, которые здесь со Мною, которые не знают, что добро, что зло, всем малолетним, ничего не смыслящим, им дам землю, а] все, раздражавшие Меня, не увидят ее; но раба Моего, Халева, за то, что в нем был иной дух, и он совершенно повиновался Мне, введу в землю, в которую он ходил, и семя его наследует ее; Амаликитяне и Хананеи живут в долине; завтра обратитесь и идите в пустыню к Чермному морю.

 

   Но стало понятно, что народ не готов...

 

   И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря: доколе злому обществу сему роптать на Меня? ропот сынов Израилевых, которым они ропщут на Меня, Я слышу.

 

   Скажи им: живу Я, говорит Господь: как говорили вы вслух Мне, так и сделаю вам; в пустыне сей падут тела ваши, и все вы исчисленные, сколько вас числом, от двадцати лет и выше, которые роптали на Меня, не войдете в землю, на которой Я, подъемля руку Мою, клялся поселить вас, кроме Халева, сына Иефонниина, и Иисуса, сына Навина; детей ваших, о которых вы говорили, что они достанутся в добычу врагам, Я введу туда, и они узнают землю, которую вы презрели, а ваши трупы падут в пустыне сей; а сыны ваши будут кочевать в пустыне сорок лет, и будут нести наказание за блудодейство ваше, доколе не погибнут все тела ваши в пустыне; по числу сорока дней, в которые вы осматривали землю, вы понесете наказание за грехи ваши сорок лет, год за день, дабы вы познали, что значит быть оставленным Мною. Я, Господь, говорю, и так и сделаю со всем сим злым обществом, восставшим против Меня: в пустыне сей все они погибнут и перемрут.

 

   И те, которых посылал Моисей для осмотрения земли, и которые, возвратившись, возмутили против него все сие общество, распуская худую молву о земле, сии, распустившие худую молву о земле, умерли, быв поражены пред Господом; только Иисус, сын Навин, и Халев, сын Иефонниин, остались живы из тех мужей, которые ходили осматривать землю.

 

   Кто бы сомневался...

 

   И сказал Моисей слова сии пред всеми сынами Израилевыми, и народ сильно опечалился.

 

   ..."народ сильно опечалился". Еще бы...

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что Моисей смело вошел в толпу и объявил, что Господь разгневался на народ и решил наказать его, впрочем, не так строго, как заслуживают его прегрешения, но подобно тому, как отцы наказывают детей своих для вразумления.
   Дело в том, что, когда он, Моисей, вошел в скинию <Убедился - скинию можно привести в действие!!! Поломка была устранимой!> и с плачем <начал приводить скинию в действие> стал умолять Предвечного отвратить от них предстоящую гибель, Господь Бог выставил на вид, сколько раз Он оказывал им поддержку и какими благодеяниями Он осыпал их, и что, несмотря на это, они все-таки не чувствуют никакой благодарности к Нему, но даже, побуждаемые трусостью разведчиков, считают их слова более основательными, чем все Его собственные обещания. Ввиду всего этого Он, правда, хотя и не погубит их совершенно и не уничтожит племени их, которым Он дорожит более других народов, тем не менее, не даст им овладеть Хананеею с ее земными благами, но заставит их в продолжение сорока лет быть бездомными скитальцами по пустыне и тем накажет их за их беззаконие.

 

   "Детям же вашим,- продолжал Моисей,- Господь Бог обещал предоставить эту страну и сделать их обладателями всех тех богатств, которых вы лишились, благодаря вашему собственному невоздержанию".

 

   Когда Моисей сообщил об этом решении Господа Бога, народ впал в печаль и уныние и стал упрашивать Моисея быть заступником их перед Господом Богом, освободить Их от необходимости скитания по пустыне и даровать им возможность поселиться в тех городах. Но тот отвечал, что Предвечный не поддастся такому искушению, так как Он гневается на них не легким людским гневом, и что Он мудро постановил им такое наказание. Вместе с тем отнюдь не следует думать, будто он один, Моисей, успокоил разъяренную толпу в столько десятков тысяч человек и вернул ее к послушанию: Господь Бог, явившись ему, оказал ему поддержку в усмирении народа, который ведь неоднократно имел случай убеждаться, что неповиновение Ему влекло за собою страшные бедствия.

 

   Народ, да, неоднократно имел случай убеждаться, что неповиновение Ему влекло за собою страшные бедствия.

 

   И, встав рано поутру, пошли на вершину горы, говоря: вот, мы пойдем на то место, о котором сказал Господь, ибо мы согрешили.

 

   А тут Моисей... который еще не подготовил Амалекитян и Хананеев к завоеванию...

 

   Моисей сказал: для чего вы преступаете повеление Господне? это будет безуспешно; не ходите, ибо нет среди вас Господа, чтобы не поразили вас враги ваши; ибо Амаликитяне и Хананеи там пред вами, и вы падете от меча, потому что вы отступили от Господа, и не будет с вами Господа.

 

   Ведь предупредил же, что скиния не совсем исправна...

 

   Но они дерзнули подняться на вершину горы; ковчег же завета Господня и Моисей не оставляли стана.

 

   Оставить в стане ковчег завета Господня и Моисея?... Просто дети малые...

 

   И сошли Амаликитяне и Хананеи, живущие на горе той, и разбили их, и гнали их до Хормы, [и возвратились в стан].

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что связанная с лишениями и различными затруднениями жизнь евреев в пустыне побудила их, наконец, вопреки воле Господа Бога, попытаться овладеть Хананеею. Они не только оставляли без всякого внимания убедительные доводы Моисея, которыми последний старался отвлечь их от исполнения принятого решения, но и, помимо его на то согласия, были твердо уверены в победе своей над врагами.

 

   При этом они опять начали взводить на Моисея всевозможные обвинения и стали громко высказывать подозрение, будто он старается оставить их в таком бедственном положении исключительно для того только, чтобы они всегда нуждались в его помощи; потому они решили начать войну с хананеями, уверяя друг друга, что Господь Бог оказывает им поддержку отнюдь не из расположения к Моисею, но потому, что вообще печется о народе, предков которого он взял под особое Свое покровительство, и подобно тому как раньше того Он даровал им в силу добродетельной жизни этих предков свободу, так и теперь будет их всегдашним союзником, лишь бы они сами выразили готовность подвергнуться всевозможным опасностям.

 

   В то же время они утверждали, что они и сами собою были бы достаточно сильны для преодоления враждебных им народов, хотя бы Моисей и вздумал отвратить от них помощь Господа Бога; вообще они считали для себя полезным быть более самостоятельными и освободиться от тирании Моисея, которую они сносили лишь в силу благодарности за освобождение их от египетского ига, и от образа жизни по его желанию, в ложной уверенности, будто в награду за его покорность Господь Бог сообщит ему ожидающую их судьбу: разве не все они происходят от Аврама и разве Господь Бог одному Моисею даровал власть сообщать им будущее?
   Поэтому им казалось более благоразумным не обращать внимания на заносчивость Моисея и постараться, в уповании на Господа Бога, овладеть страною, которую Он им обещал.

 

   В то же время они решили совершенно отказаться от руководительства Моисея, который именем Предвечного удерживал их от этого.

 

   Основываясь таким образом на тягости своего положения в пустыне, которая казалась им, благодаря продолжительности их в ней пребывания, еще более грозною, они приготовились вступить в бой с хананеянами, причем они рассчитывали на предводительство Господа Бога и не ожидали уже более никакого содействия со стороны своего законодателя.

 

   И вот, когда евреи приняли такое решение и напали на врагов своих, последние не испугались ни их нашествия, ни количества их войск, но храбро встретили их.
   Вскоре многие из евреев пали, а все остальное их войско, после того как совершенно был нарушен боевой порядок, в полном беспорядке бежало от врагов в свой лагерь.

 

   Потерпев против ожидания такое поражение, евреи совершенно пали духом и уже не надеялись более на какой бы то ни было успех, так как видели в этой неудаче возмездие Божие за то, что они начали войну вопреки Его воле.

 

   Видя отчаяние, в которое впали его единоверцы после этого поражения, и опасаясь, как бы враги, ввиду своей победы, не стали рассчитывать на дальнейшие, еще большие успехи и не напали на них, Моисей признал необходимым увести евреев подальше от Хананеи в пустыню, тем более что народная масса опять обратилась к нему за поддержкою, так как понимала, что без его руководительства ей не справиться с новыми затруднениями. Поэтому Моисей отступил с войском дальше в пустыню, где, как он рассчитывал, народ успокоится и не раньше свяжется с хананеями, чем Господь Бог сам укажет им удобный для того момент.

 

   Как обыкновенно бывает в огромных войсках, особенно же при неудачах, что людьми овладевает неудовольствие и дух неповиновения, так это случилось и с евреями. Последних ведь было шестьсот тысяч человек, и если при этой численности они не отличились особенною дисциплиною даже при удачном исходе предприятий, то тем более теперь, во время такого бедствия и после постигшего их удара, они не только стали ссориться между собою, но и ополчились против своего вождя. И вот среди них возникло такое возмущение, равного которому мы не знаем ни у греков, ни у [других] варваров.

 

   При этом случае все подверглись бы опасности погибнуть, если бы их не спас Моисей, который готов был забыть, что он чуть было не был ими побит камнями.

 

   Да и Господь Бог не переставал заботиться о них и о том, чтобы они избежали такого страшного несчастия, и хотя они восстали против своего законодателя и против повелений, которые Он дал им через посредство Моисея, Он избавил их от тех ужасных последствий мятежа, которые были бы для них, без Его попечений, неизбежны.

 

   Итак, я теперь перейду к рассказу об этом возмущении и о связанных с ним нововведениях, но первоначально укажу на причину, ради которой произошло это возмущение.

 

   Корей, который занимал, как по своему происхождению, так и по богатству, видное положение среди евреев (Моисей и Аарон были внуками Каафа, вошедшего в Египет. (1 Пар. 6:1-3) Корей, возглавивший восстание против Моисея, также был внуком Каафа. (1 Пар. 6:22).), отличался красноречием, которым умел увлекать народную толпу, с завистью видел возрастающее значение Моисея и был недоволен этим.
   Будучи родственником Моисея и принадлежа к одному с ним колену, он считал себя особенно правоспособным к занятию столь почетного положения, тем более что был гораздо богаче Моисея и не ниже его по происхождению. Поэтому он стал жаловаться левитам вообще, к колену которых он принадлежал, и особенно своим родственникам, указывая на опасность, проистекающую из того, что Моисей употребляет все усилия к упрочению своего положения, на котором он и держится при помощи всяких злоупотреблений, хотя в своих мероприятиях постоянно ссылается на Господа Бога.

 

   Так, например, он вполне противозаконно предоставил первосвященство брату своему Аарону, основываясь при этом не на решении народном, а исключительно на собственном произволе; следовательно, он, по примеру тиранов, раздает почетные должности кому захочет.

 

   Однако гораздо более тяжким преступлением, чем такое насилие, является тайная агитация, так как она губит людей не только открыто, но и главным образом потому, что жертвы ее сами не знают всех интриг. Ведь всякий, считающий себя вправе занять почетную должность, старается добиться ее силою убеждения, а не насильственным образом действий; между тем, кто не в состоянии легальным путем достигнуть желаемой почести, тот не решается, дабы не потерять ореола порядочности, действовать путем открытого насилия, но пускает в ход всякие хитропридуманные интриги. Народу полезно наказывать таких людей, пока они считают свою деятельность еще скрытою от глаз общественности, и не давать им усиливаться, чтобы не видеть в них впоследствии явных врагов.

 

   "Какую же причину в состоянии привести Моисей, в силу которой он предоставил Аарону и его сыновьям священство? Ведь если Господь решил оказать эту честь кому-либо из колена Левина, то я, который по происхождению не ниже Моисея, а по богатству выше и летами гораздо старше его, был бы, казалось, более достойным ее. Если же честь эта принадлежит старшему из колен, то по всей справедливости она подобала бы колену Рувилову, а именно Дафамну, Авираму и Фалаю, которые являются наиболее престарелыми и, по богатству своему, самыми могущественными членами его".
   Такими речами Корей хотел выставить себя ревнителем общего блага, на самом же деле старался лишь о том, чтобы народ удостоил его самого этой высшей почести.

 

   Сперва он обращался с такими хитрыми, но, по-видимому, справедливыми словами к своим сородичам.

 

   Вскоре эти речи распространялись дальше, и так как каждый из слушателей мог прибавить что-либо в обвинение Аарона, то подобные обвинения стали раздаваться по всему стану.

 

   И вот с Кореем вошли в соглашение двести пятьдесят лучших мужей, решивших как можно скорее лишить брата Моисеева священства, а самого Моисея обесчестить (В предании рассказывается, что Моисей обвинялся в прелюбодеянии с женщиной, которая нарочно для этого была подкуплена Кореем, отличавшимся баснословным, вошедшим в пословицу у арабов богатством. Когда женщина эта предстала, по требованию Моисея, перед народным собранием, то торжественно отреклась от возводимого на нее и вождя обвинения.

 

   <З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что в 1922 году Эрнст Селлин ("Моисей и его значение") сделал открытие решающего значения. Он обнаружил в книге пророка Осии (вторая половина восьмого века до н.э.) безошибочные следы давнего предания, которое свидетельствовало, что основатель еврейской религии Моисей был свержен и убит во время восстания своим жестоковыйным и строптивым народом. Одновременно религия, которую он основал, была заброшена. Это предание встречается не только у Осии; оно повторяется у большинства пророков; Селлин считает даже, что именно оно легло в основу всех последующих ожиданий Мессии. Ближе к концу вавилонского изгнания в еврейской среде возникла надежда, что этот жестоко замученный человек, Моисей, вот-вот вернется из загробного мира и выведет свои раскаявшийся народ, - а возможно, не только этот народ, - в страну вечного блаженства.

 

   Среди всех прочих событий еврейской предыстории, воспетых поэтами, жрецами и хроникерами, было одно выдающееся событие, которое евреи нестерпимо хотели бы забыть - по самым понятным и благородным человеческим причинам. Этим событием было убийство их вождя и освободителя Моисея, о котором Селлин догадался из намеков, там и сям разбросанных у пророков. Догадку Селлина нельзя считать фантастической; она достаточно правдоподобна.

 

   Моисей, прошедший школу Эхнатона, действовал теми же методами, что фараон: он отдавал приказы и навязывал народу свою религию. (В те времена иных способов влияния и не было.)

 

   Возможно, учение Моисея было еще более бескомпромиссным, чем религия его учителя; ведь у него не было нужды сохранять связь новой религии с культом Солнца, поскольку идеи школы Он были пустым звуком для его пришлого народа.

 

   Моисея ожидала та же судьба, что Эхнатона - судьба, которая ожидает всех просвещенных деспотов.

 

   Еврейский народ Моисея был совершенно неспособен принять столь одухотворенную религию и найти в ней ответ на свои нужды - как, впрочем, и египтяне времен Восемнадцатой династии.

 

   В обоих случаях конец был одинаков: те, кто чувствовали себя насильно опекаемыми и лишенными прав, восстали и сбросили с себя иго навязанной им религии.

 

   Но если покорные египтяне ждали, пока судьба освободит их от священной персоны их властелина, жестоковыйные евреи взяли судьбу в собственные руки и сами расправились с тираном.

 

   Павел (Он был человеком необычайного религиозного дара - в точном смысле этого слова. Мрачные следы прошлого залегли в его душе, силясь прорваться в область сознательного.), римский еврей из Тарсиса, который ухватился за разлитое в воздухе времени чувство вины и заново связал его с подлинным первичным источником, - убийством Отца (то есть Моисея). Он назвал этот грех"первородным"; в сущности, то был грех против Бога, который можно было искупить только смертью. Таким образом, смерть пришла в мир через первородный грех, ибо этим грехом, заслуживающим смертной кары, в действительности было убийство Отца, который позднее был обожествлен.
   Само это преступление, конечно, никто уже не помнил; его место заняла доктрина"искупления", и она-то получила широчайшее распространение среди тогдашних людей в виде вести о спасении (евангелия). Искупление это состояло в том, что сын Бога, незапятнанный первородным грехом, пожертвовал собой и тем самым принял на себя вину всего мира. Разумеется, Спасителем должен был быть Сын, потому что преступление было совершено против Отца.

 

   Представление, будто Спаситель пожертвовал собой, будучи невинным, было конечно явным и тенденциозным искажением, которое трудно совместить с логикой.

 

   Как мог невинный человек принять на себя грех убийцы тем, что разрешил убить себя?

 

   Но историческая реальность не знает таких противоречий.

 

   "Спасителем" действительно мог быть только самый виновный, то есть вождь той группы братьев, которая восстала против Отца.

 

   Однако амбивалентность отношений отца и сына полностью проявляется в суммарном результате религиозных нововведений Павла. Предназначенные умилостивить Бога-Отца, они завершаются Его свержением и отбрасыванием.

 

   Религия Моисея была религией Отца; христианство стало религией Сына.

 

   Прежний Бог, Отец, перешел на второе место; Христос, его Сын, заместил его, как некогда, в далекие темные времена, всякий сын хотел заместить родителя.

 

   Желая обновить еврейскую религию, Павел, в сущности, отверг ее.

 

   Своим успехом на этом пути он был, несомненно, обязан тому, что с помощью доктрины спасения ублаготворил алчный призрак вины. К тому же он отказался от еврейской идеи избранного народа и зримого признака этой избранности - обрезания. Благодаря этому новая религия стала всеобщей, универсальной. И хотя этот шаг мог быть продиктован всего лишь желанием Павла сквитаться с противниками его новшеств среди евреев, тем не менее, одна из характеристик прежней религии Атона (универсальность) была возрождена; было отброшено ограничение, наложенное на нее при переходе к новому носителю, евреям.

 

   В определенном смысле новая религия была шагом назад по сравнению с прежней еврейской доктриной; так происходит всегда, когда новые массы людей более низкого культурного уровня вторгаются или допускаются в старую культуру.

 

   Христианство не дотягивало до тех вершин духовности, к которым поднялась еврейская религия. Оно не было чисто монотеистическим; оно заимствовало у окружающих народов многочисленные символические ритуалы, возродило богиню-мать и допустило множество политеистических божков - хотя и в подчиненной роли, но весьма легко распознаваемых. И сверх всего оно не было ограждено, в отличие от религии Атона и последующей моисеевой религии, от проникновения всевозможных магических и мистических элементов, которые весьма затруднили духовное развитие в последующие два тысячелетия.

 

   Триумф христианства был повторением победы жрецов Амона над богом Эхнатона, только с перерывом на полторы тысячи лет и на гораздо большем пространстве. И, тем не менее, христианство обозначило также определенный прогресс в истории религии - в смысле возвращения некогда вытесненного, "истинного" ее содержания. С этого момента еврейская религия превратилась, так сказать, в окаменелость.

 

   Стоило бы попытаться понять, почему монотеистическая идея произвела такое глубокое впечатление именно на еврейский народ и по какой причине он так неотрывно к ней прилепился. Я думаю, что на этот вопрос можно ответить.

 

   Великое деяние - и злодеяние - первобытных времен, убийство Отца, было приписано евреям, потому что судьба распорядилась так, что они воспроизвели его в виде убийства Моисея, этого их "отцовского суррогата". То был типичный образчик "реального воспроизведения" вместо "мысленного припоминания", довольно часто встречающийся также в практике индивидуального психоанализа. Но евреи ответили на доктрину Моисея (которая должна была бы послужить для них стимулом) тем, что стали отрицать его убийство, они не пошли дальше признания его великим отцом и остановились перед тем пунктом, с которого Павел позднее подхватил и продолжил первобытную историю.

 

   Тот факт, что исходным пунктом создания новой, Павловой религии послужила насильственная смерть другого великого человека, вряд ли можно считать случайным. То был человек, которого небольшая кучка его приверженцев в Иудее считали Сыном Бога и долгожданным Мессией и которому позднее был приписан ряд особенностей, характерных для истории детства Моисея. В действительности, однако, мы знаем о нем едва ли не меньше, чем о Моисее. Мы не знаем, был он действительно тем великим человеком, какого рисуют нам евангелия, или же все его значение связано лишь с особыми обстоятельствами и фактом его смерти. Павел, его великий апостол, лично Христа не знал...

 

   Если Моисей был первым Мессией, то Христос - его суррогат и преемник.

 

   Тогда Павел имел полное право сказать своим слушателям: "Смотрите, Мессия действительно явился. Он действительно был убит на ваших глазах". И тогда есть некая историческая правда в легенде о воскресении Христа, потому что он является "воскресшим Моисеем", равно как и вернувшимся первобытным отцом первобытной орды, только трансформированным в Сына, который замещает Отца.

 

   Несчастный еврейский народ, который с присущим ему жестоковыйным упрямством продолжал отрицать убийство своего "отца", дорого поплатился за это в ходе последующих столетий. Снова и снова слышал он обвинение: "Вы убили нашего Бога". И это обвинение, если его правильно толковать, в сущности, совершенно справедливо.>).

 

   Также и народная толпа была возбуждена; она даже решилась побить Моисея камнями и с этою целью в беспорядке, с шумом и гамом стеклась в народное собрание.

 

   Перед скиниею Господа Бога народ стал кричать, что следует изгнать тирана и освободить евреев от гнета того, который, прикрываясь Господом Богом, издает насильственные постановления. Ведь если бы сам Предвечный выбрал себе священнослужителя, то Он назначил бы на эту почетную должность человека достойного, а не дал бы ее лицу, которое во многом значительно уступает другим; наконец, если бы Господь Бог и хотел даровать эту почетную должность Аарону, то Он поручил бы это назначение всему народу, а не предоставил бы его одному брату назначенного.

 

   Корей, сын Ицгара, сын Каафов, сын Левиин, и Дафан и Авирон, сыны Елиава, и Авнан, сын Фалефа, сыны Рувимовы, восстали на Моисея, и с ними из сынов Израилевых двести пятьдесят мужей, начальники общества, призываемые на собрания, люди именитые.

 

   И собрались против Моисея и Аарона и сказали им: полно вам; все общество, все святы, и среди их Господь! почему же вы ставите себя выше народа Господня?

 

   Моисей, услышав это, пал на лице свое и сказал Корею и всем сообщникам его, говоря: завтра покажет Господь, кто Его, и кто свят, чтобы приблизить его к Себе; и кого Он изберет, того и приблизит к Себе; вот что сделайте: Корей и все сообщники его возьмите себе кадильницы и завтра положите в них огня и всыпьте в них курения пред Господом; и кого изберет Господь, тот и будет свят. Полно вам, сыны Левиины!

 

   Явно, работа скинии была очень неустойчивой...

 

   И сказал Моисей Корею: послушайте, сыны Левия! неужели мало вам того, что Бог Израилев отделил вас от общества Израильского и приблизил вас к Себе, чтобы вы исполняли службы при скинии Господней и стояли пред обществом [Господним], служа для них? Он приблизил тебя и с тобою всех братьев твоих, сынов Левия, и вы домогаетесь еще и священства.

 

   Мало им, видите ли, доли...

 

   Итак ты и все твое общество собрались против Господа.

 

   Что Аарон, что вы ропщете на него?

 

   И послал Моисей позвать Дафана и Авирона, сынов Елиава.

 

   Типа - всех на стрелку...

 

   Но они сказали: не пойдем! разве мало того, что ты вывел нас из земли, в которой течет молоко и мед, чтобы погубить нас в пустыне? и ты еще хочешь властвовать над нами! привел ли ты нас в землю, где течет молоко и мед, и дал ли нам во владение поля и виноградники? глаза людей сих ты хочешь ослепить? не пойдем!

 

   Моисей весьма огорчился и сказал Господу: не обращай взора Твоего на приношение их; я не взял ни у одного из них осла и не сделал зла ни одному из них.

 

   Короче, - в общаке сейчас ничего нет от них... и не надо!

 

   И сказал Моисей Корею: завтра ты и все общество твое будьте пред лицем Господа, ты, они и Аарон; и возьмите каждый свою кадильницу, и положите в них курения, и принесите пред лице Господне каждый свою кадильницу, двести пятьдесят кадильниц; ты и Аарон, каждый свою кадильницу.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что Моисей уже давно знал о происках Корея и давно заметил возбужденное состояние народа, однако он не испугался, но в полном сознании того, что он честно заботился о народном благе, что назначение его брата на пост первосвященника состоялось не по его личной воле, но по определению самого Господа Бога, спокойно явился в собрание; К народу он не обратился ни единым словом, хотя ему не трудно было бы убедить его в чем угодно, но за то он закричал на Корея так громко, как только мог: "Как ты, Корей, так и каждый из них (при этом Моисей указал на двести пятьдесят приверженцев Корея) являетесь в моих глазах достойными высокой чести [священства]. Я даже готов не лишать никого из своих единоплеменников этой чести, хотя бы он и уступал вам по своему богатству и по другим преимуществам. Однако я предоставил эту почетную должность Аарону, и не потому, что он выдается своим богатством - ты сам превосходишь нас обоих в этом отношении, - а также не вследствие его благородного происхождения - Господь Бог дал нам всем одно общее происхождение, даровав нам одного общего предка, - наконец, также не из любви к брату предоставил я ему то, на что и всякий другой имел бы право.
   Ведь если бы я не сообразовался с велениями Господа Бога и с законными постановлениями, то я оставил бы эту почетную должность себе самому, а не отдал бы ее другому, так как я сам себе ближе, чем мне мой брат, и так как я сам себе дороже, чем он мне.
   Однако было бы неразумно подвергать себя самого опасности ради того, чтобы сделать приятное другому.
   Я далек от того, чтобы совершать несправедливости, да и сам Господь Бог не дозволил бы, чтобы пренебрегали Его волею и чтобы вы оставались в неведении относительно последней. Поэтому-то Он сам и выбрал себе священнослужителя и освободил нас от всякой в этом деле ответственности. И хотя Аарон получил эту должность не благодаря моему к нему расположению, но по постановлению самого Господа Бога, он тем не менее готов сложить ее перед вами и предоставить ее желающим; но при этом он требует, чтобы, если он будет выбран, мог беспрепятственно занимать ее, и настаивает на своем праве домогаться ее, причем он предпочитает этой должности не видеть вас бунтующимися из-за нее, хотя напоминает, что получил ее с вашего согласия.
   Получая все то, что дает нам Господь Бог, мы не грешим, даже если это делается и против вашего желания: было бы безбожно отказываться от чести, которой удостаивает Предвечный, и было бы совершенно безрассудным не принимать ее, когда Он нам дает ее навсегда и Сам скрепляет ее за нами.
   Итак, пусть Господь теперь еще раз решит, кому Он желает поручить жертвоприношения за вас и кому заведовать богослужением.
   Было бы совершенно неуместным, если бы Корей, присвоив себе эту почетную должность, отнял у Господа Бога возможность предоставить ее тому, кому Он сам пожелает. Поэтому прекратите теперь всякие волнения и шум по поводу этого дела; завтра же утром пусть явятся сюда все те, кто имеет притязание на священство, и принесут каждый из дому кадильницу, курение и огонь. И ты также, Корей, предоставь решение дела Господу Богу и обожди Его постановления; не считай себя сильнее самого Предвечного; явись и ты с другими, чтобы выяснилось, достоин ли ты этой высокой должности. При этом я также считаю необходимым и присутствие Аарона, который принадлежит к одному "с тобою колену и который не навлек на себя ни малейшего упрека во время отправления им первосвященнических обязанностей. Затем вы перед лицом всего народа принесете жертвы воскурения, и чью жертву благосклоннее примет Господь Бог, за тем и останется священство. Таким образом, невозможно будет утверждать, чтобы кто-нибудь получил эту почетную должность вследствие расположения к нему его брата".
   При этих словах Моисея прекратился не только шум толпы, но исчезло и всякое относительно него подозрение.
   Евреи согласились с его доводами, потому что все в этом видели, как оно и было на самом деле, благо народа. Поэтому собрание тотчас разошлось, а на следующий день народ опять собрался на сходку, чтобы присутствовать при жертвоприношении, которое должно было решить, кому из состязавшихся будет принадлежать первосвященство.
   Сборище этих людей вело себя, впрочем, крайне беспокойно, потому что с нетерпением ожидало исхода испытания: одни из них были бы весьма довольны, если бы были доказаны проделки Моисея, другие же, более рассудительные, рассчитывали избавиться наконец от всех этих треволнений и беспокойств, потому что они боялись, что если беспорядки будут продолжаться, то скоро нарушится весь строй их жизни.
   Масса же простонародья шумела потому, что по природе своей находит удовольствие в ругательствах по адресу правящих классов и готова согласиться с любым мнением, с которым к ней обращаются.
   Моисей между тем послал к Авираму и Дафамну слуг с приглашением явиться сообразно уговору и ожидать решения спора путем жертвоприношения. Однако те ответили посланным, что они не намерены повиноваться Моисею, да и не желают дольше смотреть на то, как будет усиливаться, благодаря различным бесчестным проделкам, его авторитет.
   Получив такой ответ, Моисей пригласил старейшин следовать за ним и сам отправился к Дафамну и его приверженцам, не придавая никакого значения опасности, которой он подвергал себя, идя к таким заносчивым людям.
   Старейшины беспрекословно повиновались Моисею и пошли за ним. Когда же приверженцы Дафамна увидели, что Моисей является к ним с самыми отборными представителями народа, то вышли со своими детьми и женами из палаток, чтобы посмотреть, что собирается Моисей делать дальше.
   Вблизи них стояли и слуги их, на всякий случай готовые явиться на помощь, если бы Моисей вздумал прибегнуть к силе.
   Когда же Моисей приблизился к ним, то воздел руки к небу и воскликнул таким громким голосом, что весь народ мог слышать его слова:

 

   "Владыка небес, земли и моря!
   Ты самый надежный свидетель того, что все поступки мои сообразовались с волею Твоею.
   Ты, который в крайности даровал евреям возможность избегнуть гибели и во всех опасностях милостиво относился к ним, явись мне на помощь и внемли словам моим.
   От Тебя ведь не остаются скрытыми не только никакие деяния, но даже ни один помысел; потому не откажи и мне в раскрытии всей истины и выведи наружу всю неблагодарность этих людей.
   Ты ведь в точности знаешь все, что совершилось даже раньше появления моего на свет, и притом знаешь это не понаслышке, но как очевидец, при том присутствовавший.
   И теперь будь свидетелем моим в том, в чем подозревают меня эти безбожники, хотя они отлично сознают всю истину.
   Раньше я вел безмятежную жизнь благодаря своей добродетели, Твоей воле и заботливости своего тестя Рагуила; затем я отрешился от всех этих благ и отдал себя на трудное служение этим людям.
   Сперва я подвергался страшным опасностям и лишениям для возвращения им свободы, теперь же подвергаюсь тому же ради спасения их и охотно готов идти за них на все.
   Но так как я ныне навлек на себя подозрение в нечестности в глазах тех людей, которые обязаны своим существованием моим непосильным трудам и заботам, то явись мне на помощь Ты, Который явил мне чудесное пламя на Синае, дал мне услышать тогда Твой голос и показал мне в том месте столько чудес;
   Ты, Который повелел мне отправиться в Египет и объявить этим людям волю Твою;
   Ты, Который нарушил благоденствие египтян и дал нам возможность избавиться от их ига.
   Который сокрушил передо мною войско фараонов, указал нам, не знавшим путей страны, дорогу через море и вздул волны его так, что они нахлынули на египтян и принесли им гибель;
   Ты, Который милостиво даровал нам для большей безопасности оружие, когда мы были безоружны;
   Ты, Который в жажде нашей заставил горькие источники течь годною для питья водою и, когда мы окончательно изнывали, вызвал нам воду из скал;
   Ты, Который спас нас дарованием пищи со стороны моря, когда от земли мы не могли рассчитывать ни на что, и Который ниспослал нам с неба пищу, ранее никому не известную;
   Ты, Который внушал нам мысль о законах и дал нам общественное благоустройство, явись, Владыка вселенной, и будь мне судьею и неподкупным свидетелем в том, что я никогда ни от кого из евреев не принимал никакого подарка в ущерб справедливости, не постановлял приговора в пользу богача или в ущерб бедняку и не управлял во вред обществу.
   Теперь же я навлек на себя совершенно чуждое моим принципам обвинение в том, будто бы я предоставил Аарону первосвященство не по Твоему повелению, а ввиду личного своего интереса.
   Докажи же поэтому и ныне, что все делается сообразно Твоему предопределению и что ничто не доводится до конца само собою, а лишь по Твоему решению и желанию.
   Накажи Авирама и Дафамна, которые обвиняют Тебя в безрассудном подчинении моей хитрости, и докажи им, что Ты печешься о лицах, желающих принести евреям посильную помощь.
   Яви на тех, которые столь дерзко затрагивают славу Твою, заслуженное возмездие, лишив их жизни не обычным порядком, дабы не показалось, что они умерли естественною смертью;
   пусть земля, на которой стоят они, разверзнется под ними и поглотит их вместе с их ближними и имуществом.
   Это будет для всех показателем Твоего могущества и наставлением в необходимости повиноваться Тебе для всех, нечестиво о Тебе помышляющих. Вместе с тем это могло бы засвидетельствовать и то, что я верно служу Тебе и точно исполняю все Твои предначертания.
   Если эти люда возводят на меня справедливые обвинения, то спаси их от всего того возмездия и от той гибели, которую я придумал для них, и подвергни меня самого этой казни.
   И когда Ты накажешь того, кто захотел совратить народ Твой с пути истины, то установи наконец единодушием мирное согласие в народе, спаси его, заставив беспрекословно следовать Твоим предначертаниям, избавь его от бедствий и не заставляй терпеть наказание вместе с провинившимися. Ведь Ты знаешь, что было бы несправедливо вымещать злодеяния этих людей на всех евреях вообще".

 

   После того как Моисей со слезами на глазах произнес эту речь, земля внезапно задрожала и заволновалась, подобно тому как волнуется и вздувается море при сильном напоре ветра; весь народ был охвачен ужасом.

 

   С шумом и страшным треском раздалась земля около палаток тех недовольных людей и поглотила в себя все, что было им дорого.

 

   Раньше, чем кто-нибудь мог сообразить, в чем дело, они таким образом исчезли в недрах земли, которая затем вновь сомкнула свою зияющую бездну и приняла обычный вид, так что не осталось и следа от всего случившегося.
   <Однако существуют предания, в которых говорится, что властный, вспыльчивый, яростный Моисей на смог совладать с гневом и все произошло как раз наоборот.>

 

   Таким образом погибли эти люди во свидетельство всемогущества Господа Бога, и гибель их была достойна сожалений не только вследствие чрезмерности постигшего их бедствия, которое само по себе вызывало грусть, но и потому, что родственники их были довольны постигшим тех заслуженным возмездием.
   Дело в том, что, невзирая на свое родство с погибшими, они, ввиду случившегося, не могли не одобрить такого Божьего суда и не печалились, потому что считали, что с приверженцами Дафамна погибли самые преступные элементы народа.

 

   Затем Моисей призвал тех, которые спорили о священстве и должны были решить этот спор жертвоприношением, причем тому выпало бы на долю священство, чья жертва оказалась бы более угодною Господу Богу.
   И вот, когда собралось двести пятьдесят человек, которые пользовались за добродетели своих предков большим, а за свои собственные еще большим почетом в глазах народа, тогда выступили вперед также и Аарон и Корей, и все зажгли перед скинией в своих кадилах принесенные с собой курения. Тогда вдруг появилось такое пламя, какого никогда не зажигала рука человека и какое никогда не вырывалось из недр земли, какого не может произвести сам собою при сильнейшем ветре загоревшийся лес.
   Пламя это было так ярко и могуче, что его могло вызвать только веление Господа Бога.
   Огонь этот бросился на всех двести пятьдесят человек вместе с Кореем и пожрал их совершенно, так что даже кости их не уцелели.

 

   Один только Аарон оставался совершенно невредимым среди всего этого огня в знак того, что сам Предвечный ниспослал то пламя для сожжения провинившихся.

 

   Ввиду погибели тех людей, Моисей хотел сохранить воспоминание о постигшем их наказании также для грядущих поколений и потому приказал Елеазару, сыну Аарона, сложить их кадильницы у подножия медного жертвенника в назидание будущим поколениям о тех страданиях, которым подверглись люди, считавшие себя в силах обмануть всемогущего Бога. С этих пор, после того как стало очевидным, что Аарон был первосвященником не по личному расположению к нему Моисея, а в силу ясно выразившейся воли Господней, он мог уже безмятежно отправлять со своими сыновьями священнические обязанности.

 

   И взял каждый свою кадильницу, и положили в них огня, и всыпали в них курения, и стали при входе в скинию собрания; также и Моисей и Аарон. И собрал против них Корей все общество ко входу скинии собрания.

 

   И явилась слава Господня всему обществу.

 

   Скиния замечательно заработала!

 

   И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря: отделитесь от общества сего, и Я истреблю их во мгновение.

 

   Моисей и Аарон вместе подумали - нужно отваливать... Общество оторопело...

 

   Они же пали на лица свои и сказали: Боже, Боже духов всякой плоти! один человек согрешил, и Ты гневаешься на все общество? и сказал Господь Моисею, говоря: скажи обществу: отступите со всех сторон от жилища Корея, Дафана и Авирона.

 

   Толпа побежала в смятении...

 

   И встал Моисей, и пошел к Дафану и Авирону, и за ним пошли старейшины Израилевы. И сказал обществу: отойдите от шатров нечестивых людей сих, и не прикасайтесь ни к чему, что принадлежит им, чтобы не погибнуть вам [вместе] во всех грехах их. И отошли они со всех сторон от жилища Корея, Дафана и Авирона; а Дафан и Авирон вышли и стояли у дверей шатров своих с женами своими и сыновьями своими и с малыми детьми своими.

 

   А эти вытаращились на Моисея...

 

   И сказал Моисей: из сего узнаете, что Господь послал меня делать все дела сии, а не по своему произволу [я делаю сие]: если они умрут, как умирают все люди, и постигнет их такое наказание, какое постигает всех людей, то не Господь послал меня; а если Господь сотворит необычайное, и земля разверзет уста свои и поглотит их [и домы их и шатры их] и все, что у них, и они живые сойдут в преисподнюю, то знайте, что люди сии презрели Господа. Лишь только он сказал слова сии, расселась земля под ними; и разверзла земля уста свои, и поглотила их и домы их, и всех людей Кореевых и все имущество; и сошли они со всем, что принадлежало им, живые в преисподнюю, и покрыла их земля, и погибли они из среды общества.

 

   И все Израильтяне, которые были вокруг них, побежали при их вопле, дабы, говорили они, и нас не поглотила земля.

 

   И вышел огонь от Господа и пожрал тех двести пятьдесят мужей, которые принесли курение.

 

   Пожрал огонь от Господа... нечего и сомневаться...

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: скажи Елеазару, сыну Аарона, священнику, пусть он соберет [медные] кадильницы сожженных и огонь выбросит вон; ибо освятились кадильницы грешников сих смертью их, и пусть разобьют их в листы для покрытия жертвенника, ибо они принесли их пред лице Господа, и они сделались освященными; и будут они знамением для сынов Израилевых.

 

   И взял Елеазар священник медные кадильницы, которые принесли сожженные, и разбили их в листы для покрытия жертвенника, в память сынам Израилевым, чтобы никто посторонний, который не от семени Аарона, не приступал приносить курение пред лице Господне, и не было с ним, что с Кореем и сообщниками его, как говорил ему Господь чрез Моисея.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что несмотря, однако, на все это, не удалось подавить восстание, которое, напротив, разгорелось с гораздо большею силою, чем раньше.

 

   Причина этой еще сильнейшей вспышки заставляла думать, что эти треволнения не только не прекратятся, но и будут повторяться в продолжение значительного времени.
   Дело в том, что, хотя народ и был теперь уверен, что ничто не случается помимо предопределения Господнего, он тем не менее не желал, чтобы все делалось Предвечным лишь в угоду Моисею.

 

   И вот они стали обвинять Моисея в столь гневной расправе Господа Бога, который наказал виновных не столько вследствие их проступка, сколько вследствие происков Моисея; к тому же раздавалось обвинение, что эти люди погибли совершенно безвинно, так как выказали лишь ревностное отношение к богослужебному вопросу; между тем Моисей для того лишь покарал народ гибелью такого количества лучших людей, чтобы не подвергаться новым обвинениям и, вдобавок, чтобы беспрепятственно предоставить первосвященство своему брату: теперь уже никто не станет у другого отбивать эту должность, когда имел случай лично убедиться, что первые соревнователи погибли таким ужасным образом.
   К тому же присоединилось еще и то обстоятельство, что родственники погибших сильно уговаривали народную толпу чем-нибудь обуздать властолюбие Моисея: этим ведь отвратится общая для всех опасность.

 

   На другой день все общество сынов Израилевых возроптало на Моисея и Аарона и говорило: вы умертвили народ Господень.

 

   Еще бы... 250 лучших!!! (В глазах народа.)

 

   И когда собралось общество против Моисея и Аарона, они обратились к скинии собрания, и вот, облако покрыло ее, и явилась слава Господня.

 

   Еще бы "слава" не явилась.... когда "они обратились"... Кстати, Моисей потом и сам являлся "во славе". (Лука, 9:31)

 

   И пришел Моисей и Аарон к скинии собрания.

 

   И сказал Господь Моисею [и Аарону], говоря: отсторонитесь от общества сего, и Я погублю их во мгновение. Но они пали на лица свои.

 

   Типа, с вопросом, - а что мы одни в пустыне делать будем?!!!

 

   И сказал Моисей Аарону: возьми кадильницу и положи в нее огня с жертвенника и всыпь курения, и неси скорее к обществу и заступи их, ибо вышел гнев от Господа, [и] началось поражение.

 

   Огонь с жертвенника... однако, останавливает гнев от Господа...

 

   И взял Аарон, как сказал Моисей, и побежал в среду общества, и вот, уже началось поражение в народе. И он положил курения и заступил народ; стал он между мертвыми и живыми, и поражение прекратилось.

 

   Тормознул таки Моисей скинию...

 

   И умерло от поражения четырнадцать тысяч семьсот человек, кроме умерших по делу Корееву.

 

    Ясно, скинию быстро не затормозишь, да и является слава Господня медленно - несомненно - у Моисея была неудачная модель скинии, хоть и довольно мощная.

 

   И возвратился Аарон к Моисею, ко входу скинии собрания, после того как поражение прекратилось.

 

   Возвратился Аарон с вопросом: - Что делать будем?... Моисей, понятно, уже сориентировался... насчет жезлов (посохов). (Что это в руке у тебя? Шем-Гамфораш.) Революция Цветов, панимаишь... (ЕБН)

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: скажи сынам Израилевым и возьми у них по жезлу от колена, от всех начальников их по коленам, двенадцать жезлов, и каждого имя напиши на жезле его; имя Аарона напиши на жезле Левиином, ибо один жезл от начальника колена их [должны они дать]; и положи их в скинии собрания, пред ковчегом откровения, где являюсь Я вам; и кого Я изберу, того жезл расцветет; и так Я успокою ропот сынов Израилевых, которым они ропщут на вас.

 

   И сказал Моисей сынам Израилевым, и дали ему все начальники их, от каждого начальника по жезлу, по коленам их двенадцать жезлов, и жезл Ааронов был среди жезлов их. И положил Моисей жезлы пред лицем Господа в скинии откровения.

 

   На другой день вошел Моисей [и Аарон] в скинию откровения, и вот, жезл Ааронов, от дома Левиина, расцвел, пустил почки, дал цвет и принес миндали.

 

   И вынес Моисей все жезлы от лица Господня ко всем сынам Израилевым.

 

   И увидели они это и взяли каждый свой жезл.

 

   И сказал Господь Моисею: положи опять жезл Ааронов пред ковчегом откровения на сохранение, в знамение для непокорных, чтобы прекратился ропот их на Меня, и они не умирали.

 

   Моисей сделал это; как повелел ему Господь, так он и сделал.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что Моисей же, который уже давно слышал о распространяющемся волнении и опасался, как бы не произошли новые, более серьезные и опасные беспорядки, созвал народ в собрание и, вовсе не оправдываясь в тех обвинениях, о которых до него доходили слухи, и не желая возбуждать толпу еще более, обратился к старейшинам колен с одною лишь просьбою: принести посохи, на которых были бы написаны имена колен, по одному на каждом посохе.

 

   Пусть впоследствии тому будет принадлежать первосвященничество, над чьим посохом Господь Бог явит чудо.

 

   Это предложение было принято, и посохи были доставлены всеми старейшинами, а также и Аароном, который написал на своем посохе имя Леви.

 

   Все эти посохи Моисей положил в скинии Господней, а на следующий день вынес их оттуда. Они были все легко узнаваемы, потому что их отметили не только старейшины, принесшие их, но и простой народ. Тогда оказалось, что все остальные посохи остались совершенно в том же виде, в каком получил их Моисей, тогда как из посоха Аарона вышли листья, ветки и спелые плоды, именно миндаль, потому что из миндального дерева был сделан и посох. Пораженные таким необычным зрелищем, все те, кто питал еще злобу к Моисею и Аарону, отказались от нее и стали открыто выражать свое удивление Божьему суду в этом деле.

 

   В результате они совершенно подчинились решению Господа Бога и охотно согласились беспрепятственно предоставить Аарону отправление первосвященнических обязанностей. Таким образом, последний окончательно занял, после троекратного подтверждения права его Господом Богом, эту почетную должность, и продолжавшиеся столь долгое время беспорядки среди евреев, наконец, прекратились.

 

   И сказали сыны Израилевы Моисею: вот, мы умираем, погибаем, все погибаем! всякий, приближающийся к скинии Господней, умирает: не придется ли всем нам умереть?

 

   ...всякий, приближающийся к скинии Господней, умирает... - уметь нужно приближаться. И не роптать!

 

   И сказал Господь Аарону: ты и сыны твои и дом отца твоего с тобою понесете на себе грех за небрежность во святилище; и ты и сыны твои с тобою понесете на себе грех за неисправность в священстве вашем. Также и братьев твоих, колено Левиино, племя отца твоего, возьми себе: пусть они будут при тебе и служат тебе, а ты и сыны твои с тобою будете при скинии откровения; пусть они отправляют службу тебе и службу во всей скинии; только чтобы не приступали к вещам святилища и к жертвеннику, дабы не умереть и им и вам. Пусть они будут при тебе и отправляют службу в скинии собрания, все работы по скинии; а посторонний не должен приближаться к вам.

 

   Так отправляйте службу во святилище и при жертвеннике, дабы не было впредь гнева на сынов Израилевых; ибо братьев ваших, левитов, Я взял от сынов Израилевых и дал их вам, в дар Господу, для отправления службы при скинии собрания; и ты и сыны твои с тобою наблюдайте священство ваше во всем, что принадлежит жертвеннику и что внутри за завесою, и служите; вам даю Я в дар службу священства, а посторонний, приступивший, предан будет смерти.

 

   Посторонний всегда предан будет... поучительно...

 

   И сказал Господь Аарону: вот, Я поручаю тебе наблюдать за возношениями Мне; от всего, посвящаемого сынами Израилевыми, Я дал тебе и сынам твоим, ради священства вашего, уставом вечным; вот, что принадлежит тебе из святынь великих, от сожигаемого: всякое приношение их хлебное, и всякая жертва их за грех, и всякая жертва их повинности, что они принесут Мне; это великая святыня тебе и сынам твоим.

 

   ..."это великая святыня тебе и сынам твоим". Да уж не малая!

 

   На святейшем месте ешьте это; все мужеского пола могут есть, [ты и сыны твои]; это святынею да будет для тебя.

 

   "А если кушаешь курочку - закрывай форточку!"

 

   И вот, что тебе из возношений даров их: все возношения сынов Израилевых Я дал тебе и сынам твоим и дочерям твоим с тобою, уставом вечным; всякий чистый в доме твоем может есть это.

 

   Все лучшее из елея и все лучшее из винограда и хлеба, начатки их, которые они дают Господу, Я отдал тебе; все первые произведения земли их, которые они принесут Господу, да будут твоими; всякий чистый в доме твоем может есть это.

 

   Все заклятое в земле Израилевой да будет твоим.

 

   Только успевай заклинать...

 

   Все, разверзающее ложесна у всякой плоти, которую приносят Господу, из людей и из скота, да будет твоим; только первенец из людей должен быть выкуплен, и первородное из скота нечистого должно быть выкуплено; а выкуп за них: начиная от одного месяца, по оценке твоей, бери выкуп пять сиклей серебра, по сиклю священному, который в двадцать гер; но за первородное из волов, и за первородное из овец, и за первородное из коз, не бери выкупа: они святыня; кровью их окропляй жертвенник, и тук их сожигай в жертву, в приятное благоухание Господу; мясо же их тебе принадлежит, равно как грудь возношения и правое плечо тебе принадлежит.

 

   Грудка... Плечо... лучшее из винограда и хлеба...

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Телёнок или овца были вскормлены и выращены кем-то другим. Этот владелец провинился пред Богом, но не пред священником. Логичнее было бы сжечь животное для услаждения Господа, или разделить по частям и раздать бедным. Так был бы наказан грешник, и одновременно вершилось богоугодное дело. Но Моисей, от имени Бога, распорядился иначе: "принадлежит священнику".
   На каком основании? "Я сказал!"
   И кожа жертвенного животного принадлежит священнику.
   И всякое приношение хлебное, печеное в печи, на сковороде или в горшке, принадлежит священнику.
   И всякое приношение хлебное в виде сушеных зёрен, смешанных с елеем, принадлежит священнику.
   И пресные лепёшки, и квасные хлебы принадлежат священнику. (Лев. 7:8-12)
   А что же тогда, позвольте спросить, не принадлежит священнику?
   "Кто не принёс приношения Господу, истребится душа его". (Чис. 9:13).
   При каждом жертвоприношении Моисей обильно кропил кровью жертв крышку ковчега, на которой восседал невидимый Бог.
   Не знаю, было ли Ему приятно постоянно сидеть в луже крови?
   Для того чтобы заколоть тельца или овна, требовалась недюжинная сила.
   Учитывая, что Моисей и Аарон закалывали жертвенных животных собственноручно (Лев. 8:15), трудно поверить, что им тогда было по восемьдесят лет. Для этого требуется недюжинная сила. Скорее всего, братьям могло быть не более пятидесяти. А года они себе прибавили, так как старейшины пользовались в народе особым уважением.
   Однажды вышло новое постановление. Воспрещалось, под страхом смерти, закалывать овцу, тельца или козу в поле, вне стана, и в самом стане. Даже если они и не были предназначены в жертву Богу.
   Закалывать следовало обязательно перед входом в скинию собрания. (Лев. 17:3-9)
   Это делалось, вроде бы, с той целью, чтобы воспрепятствовать жертвоприношениям чужим богам.
   На самом же деле, Моисей и Аарон не могли смотреть на вопиющее безобразие, когда груди и плечи телят и барашков нагло проносятся мимо левитских котлов.
   Постановление касалось и пришельцев, которые не прочь были тайком поделиться мясцом со своими божествами.
   Как всё это сочеталось с обязательным правилом: приносить в жертву Богу только то животное, что не имело единого порока?
   Ведь ясно, что, при таком обилии тяжких грехов и жертв, овец и телят нужной кондиции катастрофически не хватало. И Иегове пришлось согласиться с мнением Моисея, что мясо порочных животных ничем не хуже. Но и даже вкуснее, поскольку в нём чувствуется пикантная горчинка порока.
   Жертвенник раз в году очищался кровью очистительной жертвы за грех".

 

   Все возносимые святыни, которые возносят сыны Израилевы Господу, отдаю тебе и сынам твоим и дочерям твоим с тобою, уставом вечным; это завет соли вечный пред Господом, данный для тебя и потомства твоего с тобою.

 

   И сказал Господь Аарону: в земле их не будешь иметь удела и части не будет тебе между ними; Я часть твоя и удел твой среди сынов Израилевых; а сынам Левия, вот, Я дал в удел десятину из всего, что у Израиля, за службу их, за то, что они отправляют службы в скинии собрания; и сыны Израилевы не должны впредь приступать к скинии собрания, чтобы не понести греха и не умереть: пусть левиты исправляют службы в скинии собрания и несут на себе грех их.

 

   ..."несут на себе грех их". Эх-ма!...

 

   Это устав вечный в роды ваши; среди же сынов Израилевых они не получат удела; так как десятину сынов Израилевых, которую они приносят в возношение Господу, Я отдаю левитам в удел, потому и сказал Я им: между сынами Израилевыми они не получат удела.

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: объяви левитам и скажи им: когда вы будете брать от сынов Израилевых десятину, которую Я дал вам от них в удел, то возносите из нее возношение Господу, десятину из десятины, - и вменено будет вам это возношение ваше, как хлеб с гумна и как взятое от точила; так и вы будете возносить возношение Господу из всех десятин ваших, которые будете брать от сынов Израилевых, и будете давать из них возношение Господне Аарону священнику; из всего, даруемого вам, возносите возношение Господу, из всего лучшего освящаемого. И скажи им: когда вы принесете из сего лучшее, то это вменено будет левитам, как получаемое с гумна и получаемое от точила; вы можете есть это на всяком месте, вы и [сыны ваши и] семейства ваши, ибо это вам плата за работы ваши в скинии собрания; и не понесете за это греха, когда принесете лучшее из сего; и посвящаемого сынами Израилевыми не оскверните, и не умрете.

 

   И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря: вот устав закона, который заповедал Господь, говоря: скажи сынам Израилевым, пусть приведут тебе рыжую телицу без порока, у которой нет недостатка, [и] на которой не было ярма; и отдайте ее Елеазару священнику, и выведет ее вон из стана [на место чистое], и заколют ее при нем; и пусть возьмет Елеазар священник перстом своим крови ее и кровью покропит к передней стороне скинии собрания семь раз; и сожгут телицу при его глазах: кожу ее и мясо ее и кровь ее с нечистотою ее пусть сожгут; и пусть возьмет священник кедрового дерева и иссопа и нить из червленой шерсти и бросит на сожигаемую телицу; и пусть вымоет священник одежды свои, и омоет тело свое водою, и потом войдет в стан, и нечист будет священник до вечера. И сожигавший ее пусть вымоет одежды свои водою, и омоет тело свое водою, и нечист будет до вечера; и кто-нибудь чистый пусть соберет пепел телицы и положит вне стана на чистом месте, и будет он сохраняться для общества сынов Израилевых, для воды очистительной: это жертва за грех; и собиравший пепел телицы пусть вымоет одежды свои, и нечист будет до вечера.

 

   Это для сынов Израилевых и для пришельцев, живущих у них, да будет уставом вечным.

 

   Кто прикоснется к мертвому телу какого-либо человека, нечист будет семь дней: он должен очистить себя сею [водою] в третий день и в седьмой день, и будет чист; если же он не очистит себя в третий и седьмой день, то не будет чист;
   всякий, прикоснувшийся к мертвому телу какого-либо человека умершего и не очистивший себя, осквернит жилище Господа: истребится человек тот из среды Израиля, ибо он не окроплен очистительною водою, он нечист, еще нечистота его на нем.

 

   Вот закон: если человек умрет в шатре, то всякий, кто придет в шатер, и все, что в шатре, нечисто будет семь дней; всякий открытый сосуд, который не обвязан и не покрыт, нечист.
   Всякий, кто прикоснется на поле к убитому мечом, или к умершему, или к кости человеческой, или ко гробу, нечист будет семь дней.
   Для нечистого пусть возьмут пепла той сожженной жертвы за грех и нальют на него живой воды в сосуд; и пусть кто-нибудь чистый возьмет иссоп, и омочит его в воде, и окропит шатер и все сосуды и людей, которые находятся в нем, и прикоснувшегося к кости [человеческой], или к убитому, или к умершему, или ко гробу; и пусть окропит чистый нечистого в третий и седьмой день, и очистит его в седьмой день; и вымоет он одежды свои, и омоет [тело свое] водою, и к вечеру будет чист.
   Если же кто будет нечист и не очистит себя, то истребится человек тот из среды народа, ибо он осквернил святилище Господа; очистительною водою он не окроплен, он нечист.
   И да будет это для них уставом вечным.
   И кропивший очистительною водою пусть вымоет одежды свои; и прикоснувшийся к очистительной воде нечист будет до вечера.
   И все, к чему прикоснется нечистый, будет нечисто; и прикоснувшийся человек нечист будет до вечера.

 

   Вот так и "опущенные"...

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что освободив колено Левине от всякой военной службы, для того чтобы оно могло служить Господу Богу, Моисей повелел евреям, когда они получат по воле Господней Хананею, предоставить левитам сорок восемь укрепленных и хороших городов, каждый с участком земли в две тысячи локтей ширины, считая от городских стен. Таким образом он обеспечил их и избавил их от необходимости искать себе средств к жизни и тем самым запускать богослужение.
   Сверх того, он также распорядился о том, чтобы народ доставлял левитам и священникам десятину от всех плодов каждого года. Вот какой доход получало колено Левине от всего народа; вместе с тем я считаю здесь уместным специально указать на то, что в отличие от других получали священнослужители.
   Из сорока восьми городов левиты должны были предоставлять служителям тринадцать и уделять им сверх того десятую часть той десятины, которую левиты получали ежегодно от народа.
   Кроме того, Моисей сделал постановление, чтобы народ приносил в жертву Господу Богу первые плоды, которые производила земля, а также доставлял к жертвоприношениям первородных самцов из скота для священников, так что последние со всеми их домочадцами могли употреблять их в пищу в священном городе. Если рождались у хозяев такие животные, мясо которых употреблять в пищу было запрещено законами, то владельцы должны были приносить священникам полтора сикла, а при рождении собственного первенца - пять сиклов.
   Священнослужителям также принадлежала первая шерсть от стрижки овец, и равным образом они получали также часть вновь испекаемого хлеба и всяких печений.
   Все те, кто по обету посвящают себя Господу Богу (такие люди носят в таком случае наименование назореев, отпускают себе волосы и не пьют вина), когда являются к жертвоприношению и срезают, в знак отречения, свои волосы, должны отдавать эти волосы вместе с жертвою священникам; те же, которые посвящают себя Богу, причем эта жертва носит имя корбана (что по-еврейски значит "приношение"), а затем желают освободиться от принятого на себя обязательства, должны уплатить священникам известную сумму денег, а именно женщина - тридцать, мужчина же - пятьдесят сиклов. Тех, наконец, которые не обладают достаточными для того денежными средствами, священнослужителям разрешено, сообразно усмотрению своему, и совсем освобождать от взноса выкупной суммы. Также предписано, если кто-нибудь закалывает у себя в доме животное для пиршества, а не с религиозною целью, обязательно доставлять священнослужителям желудок, грудь и правое предплечье закалываемого животного.
   Столь обильные доходы предоставил Моисей священникам, помимо всех тех приношений, которые, как мы показали в предыдущей книге, доставлял им народ, приносивший грехоочистительные жертвы.
   Получать свою долю из всего того, что доставлялось священнослужителям, исключая части грехоочистительных жертв, постановил Моисей также и домочадцам, дочерям и женам священников. Части грехоискупительных жертвоприношений поступали в пищу, и притом в тот же день и в самом святилище, впрочем, только членам мужского пола священнического сословия.

 

   Сделав после подавления беспорядков эти распоряжения, Моисей двинулся со всем станом к пределам Идумеи и, прибыв туда, послал к идумейскому царю послов с просьбою разрешить пройти через его страну, причем уверил его, что готов дать ему какое угодно ручательство, что жителям не будет нанесено ни малейшего ущерба. Равным образом он просил о разрешении своему войску покупать в стране съестные припасы и даже, по желанию, готов был платить за воду. Но царь отказался исполнить просьбу Моисея и не только не согласился на проход евреев через его страну, но даже двинулся навстречу Моисею во главе готового к бою войска, намереваясь с оружием в руках воспрепятствовать евреям войти в страну, если бы те решились на это силою. Тогда Моисей, которому Господь Бог на запрос, как быть, посоветовал не вступать в бой, повел войско свое назад, решившись сделать обход по пустыне.

 

   И пришли сыны Израилевы, все общество, в пустыню Син в первый месяц, и остановился народ в Кадесе, и умерла там Мариам и погребена там.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что тут наступил и конец жизни сестры Моисеевой, Мариаммы, по истечении сорока лет после того, как она покинула Египет, в новолуние месяца ксанфика.
   Ее торжественно, при участии всего народа, похоронили на горе, называющейся Сином, а после тридцатидневного траура Моисей велел совершить следующим образом ритуал очищения над народом:
   выведя на совершенно чистое место невдалеке от расположения стана совершенно рыжую молодую телку без изъяна и не знавшую ни ярма, ни полевых работ, первосвященник заклал ее и семь раз окропил ее кровью, в которую опустил свой палец, скинию Господа Бога.
   Затем животное целиком, с кожею и внутренностями, было предано сожжению, а народ кидал в огонь куски кедрового дерева, иссоп и окрашенную в пурпуровую краску шерсть.
   Всю золу собрал потом ритуально чистый мужчина и положил на совершенно чистое место.
   Впоследствии все те, которые осквернялись прикосновением к покойнику, бросали немного этой золы в источник, опускали туда стебель иссопа и окроплялись на третий и на седьмой день. Лишь после совершения этих обрядов люди могли считать себя, ритуально безусловно чистыми.
   Такой способ очищения Моисей установил для евреев и на будущее время, когда им удастся занять обетованную землю.

 

   Потом, оказалось, зола крови, особенно младенцев, лучше...

 

   И не было воды для общества, и собрались они против Моисея и Аарона; и возроптал народ на Моисея и сказал: о, если бы умерли тогда и мы, когда умерли братья наши пред Господом! зачем вы привели общество Господне в эту пустыню, чтобы умереть здесь нам и скоту нашему? и для чего вывели вы нас из Египта, чтобы привести нас на это негодное место, где нельзя сеять, нет ни смоковниц, ни винограда, ни гранатовых яблок, ни даже воды для питья?

 

   Опять возроптали...

 

   И пошел Моисей и Аарон от народа ко входу скинии собрания, и пали на лица свои, и явилась им слава Господня.

 

   Как было славе Господней не явиться?...

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: Возьми жезл и собери общество, ты и Аарон, брат твой, и скажите в глазах их скале, и она даст из себя воду: и так ты изведешь им воду из скалы, и напоишь общество и скот его.

 

   После Революции Цветов, лучше стало, однако...

 

   И взял Моисей жезл от лица Господа, как Он повелел ему.

 

   И собрали Моисей и Аарон народ к скале, и сказал он им: послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду?

 

   И поднял Моисей руку свою и ударил в скалу жезлом своим дважды, и потекло много воды, и пило общество и скот его.

 

   А то перепела... перепела... А с другой стороны - "общество и скот его" - или Его?

 

   ..."ударил в скалу жезлом своим дважды, и потекло много воды"... Этому чуду Моисей, безусловно, научился у мадианитян. Бедуинам оно известно по сей день. Они знают, что, несмотря на длительную засуху, у подножия гор под хрупкой пленкой песка и извести обычно собирается дождевая вода. Достаточно разбить эту оболочку, чтобы добраться до воды и утолить жажду.

 

   И сказал Господь Моисею и Аарону: за то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему. Это вода Меривы, у которой вошли в распрю сыны Израилевы с Господом, и Он явил им святость Свою.

 

   И послал Моисей из Кадеса послов к Царю Едомскому [сказать]: так говорит брат твой Израиль: ты знаешь все трудности, которые постигли нас; отцы наши перешли в Египет, и мы жили в Египте много времени, и худо поступали Египтяне с нами и отцами нашими; и воззвали мы к Господу, и услышал Он голос наш, и послал Ангела, и вывел нас из Египта; и вот, мы в Кадесе, городе у самого предела твоего; позволь нам пройти землею твоею: мы не пойдем по полям и по виноградникам и не будем пить воды из колодезей [твоих]; но пойдем дорогою царскою, не своротим ни направо ни налево, доколе не перейдем пределов твоих.

 

   Но Едом сказал ему: не проходи через меня, иначе я с мечом выступлю против тебя.

 

   И сказали ему сыны Израилевы: мы пойдем большою дорогою, и если будем пить твою воду, я и скот мой, то буду платить за нее; только ногами моими пройду, что ничего не стоит. Но он сказал: не проходи [через меня].

 

   И выступил против него Едом с многочисленным народом и с сильною рукою.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Люди добрые! Как Вы можете Вы допускать такое издевательство над Вашим разумом! Как можете Вы верить в то, что вождь шестисоттысячной армии (македонец Александр Великий не имел и половины!) униженно просил местечкового царька о разрешении пройти лёгкой походкой через его гольфовое поле? И клятвенно обещал, что воины не затопчут ни одной из восемнадцати ямок, и не будут пить из поливочных шлангов.
   Кто, какой краснокожий Эдом мог остановить такую трёхмиллионную массу народа?
   Да если бы у Моисея было не шестьсот, а только шестьдесят, нет, пусть даже двадцать тысяч воинов, и тогда бы от царя идумеев осталось мокрое место. Не было в то время силы, способной противостоять такому войску. К тому же Господь обещал прислать на подмогу шершней.
   Но из этой святой Песни слов не выкинешь...

 

   Вот пророчество, которое когда - то услышала из уст Бога Ревекка, жена Исаака.
   "Господь сказал ей: два племени в чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей; один народ сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему". (Быт. 25:23)

 

   Под словами "меньший народ" Господь подразумевал израильтян, произошедших от Иакова.
   Странное определение для народа, который Господь обещал размножить как звезды небесные и как песок морской, и который при выходе из Египта насчитывал более трех миллионов человек.

 

   Под словами "больший народ" Господь подразумевал Идумеев, потомков Исава, другого сына Ревекки. Который носил прозвище Эдом (красный), из-за цвета чечевичной похлебки, за которую он продал свое первородство Исааку.

 

   Идумеи были таким сильным народом, что их царь позволил себе не позволить Моисею пройти через свою территорию. Имя этого царя не названо. Хотя в другом месте перечислены все имена царей Эдомских. (Быт. 36:32-43)

 

   Эдом был покорен Давидом в последнее десятилетие его правления. (2 Цар. 8:14)
   И были подданными Иудеи до царя Иорама. (4 Цар. 8:22) То есть, всего лишь менее ста лет, из пятнадцативекового периода библейской истории израильтян, от Исхода до Новой эры, идумеи наполняли пророчество Господа.

 

   Это - косвенное подтверждение того, что книги Моисея были написаны, или дополнены, в период царствования Давида и Соломона, когда господство израильтян над идумеями было фактом.

 

   И казалось, что это господство будет длиться вечно".

 

   Итак не согласился Едом позволить Израилю пройти чрез его пределы, и Израиль пошел в сторону от него.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "От Кадеса до конечного пункта, берега Иордана, можно было пройти напрямую за пять, шесть дней. Но в результате вынужденного обхода этот путь растянулся до пяти месяцев.

 

   В пути случилось несколько неприятных, непредвиденных событий.
   "И стал малодушествовать народ в пути. И говорил народ против Бога и против Моисея: зачем вывели вы нас из Египта, чтобы нам умереть в пустыне? Ибо здесь нет ни хлеба, ни воды, и душе нашей надоела эта негодная пища". (Чис. 21:4-5)

 

   Очень малодушными были израильтяне.
   И очень противными.

 

   Нет, как Вам это нравится! Всего лишь каких-то неполных сорок лет ели каждый день манну Божью, и вдруг она им почему-то опротивела!

 

   Поразительная неблагодарность.
   За что их Бог и наказал.
   Наказание это пошло на пользу евреям и другим народам.
   Результат налицо.

 

   Вот уже три тысячи лет слуги Божьи кормят этой библейской кашей смиренные народы, но едоков не убавляется.

 

   Наказывать надо за малодушие! По всей строгости Закона.

 

   "И послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество из сынов Израилевых. И пришёл народ к Моисею, и сказал ему: согрешили мы. И помолился Моисей о народе. И сказал Господь Моисею: сделай себе змея и выставь его на знамя, и ужаленный, взглянув на него, останется жив". (Чис. 21:6-8)

 

   Моисей приказал изготовить большого медного змея, и установил его на армейское знамя. С этого момента народ перестал умирать. Почти перестал. Потому что многие из укушенных, которые находились далеко от лидирующей колонны, не успевали добежать и взглянуть.

 

   "Не делай себе изображений никакого гада" - говорилось в законах Моисея. Но сам он, в конце концов, изготовил изображение гада.

 

   Милый читатель! Берите пример с Господа Бога!
   Если жена Ваша станет ныть и малодушничать, подкиньте ей гадюку. И пусть эта гадюка ужалит её. Ручаюсь Вам, что уже через несколько минут нытьё прекратится. Раз и навсегда.

 

   Двоюродный брат Моисея, Корей, и ещё двести пятьдесят именитых граждан взбунтовались, и хотели свергнуть самодержавие. Но Бог развёрз землю, которая поглотила заговорщиков вместе с невинными родственниками их.
   Народ был потрясён такой жестокой расправой.
   Ропот вот-вот грозил перерасти в восстание.
   Господь двинул на бунтовщиков воинство небесное.
   Пятнадцать тысяч человек полегли от мечей Ангелов.
   Помянём их память вставанием!

 

   Настроение Господа очень переменчиво.
   Сегодня Он говорит одно, завтра, - совершенно противоположное. Вот Вам подтверждение, что на слово Иеговы не стоит полагаться.

 

   Царь моавитян Валак, обеспокоенный грозящим нашествием и, не уверенный в возможности противостоять такой армаде, обратился к великому магу и пророку Валааму с просьбой пойти и проклясть израильтян.
   Ночью к Валааму явился Господь и запретил ему идти.
   Послы царя вернулись ни с чем.
   Валак вторично послал к Валааму.
   На этот раз, более представительную делегацию, князей народа.
   Пророк отвечал им: "за всё золото мира я не соглашусь пойти против воли Господа". Но, зная, что эта воля переменчива, всё же придержал их.

 

   "Впрочем, останьтесь здесь и вы на ночь, и я узнаю, что ещё скажет мне Господь.
   И пришёл Бог к Валааму ночью, и сказал ему: если люди пришли звать тебя, встань, пойди с ними; но только делай то, что Я буду говорить тебе.

 

   Валаам встал поутру, оседлал ослицу свою и пошёл с князьями Моавитскими.

 

   И воспылал гнев Божий за то, что он пошёл, и стал Ангел Господень при дороге, чтобы воспрепятствовать ему". (Чис. 22:19- 22)

 

   Ну, что я Вам говорил! Только очень несерьёзный Бог может так нелепо поступать.
   Сначала Он запретил Валааму идти.
   Через несколько часов передумал и приказал ему идти.
   Ещё через пару часов снова передумал, и сильно разгневался на пророка за то, что он в точности исполнил Его приказ.
   Упаси нас, Господи, от подобного самодура-начальника! Который явно страдает лунатизмом, поскольку всегда бродит по ночам, и не даёт спать нормальным пророкам.

 

   <А с умом нужно слушать Господа! И точно выполнять все Указания Его! Сказано "пойди" - так иди, своими ногами!!! Нечего седлать ослицу!!! А то - "пошел" на ослице, тоже, Иисус!!!>

 

   Перепуганный таким Божьим непостоянством, Валаам не только не проклял израильтян, но, благодаря Ангелу и здравому разуму своей ослицы, благословил их в очень красивых, изысканных выражениях. И напророчил им великое будущее. Но своё собственное будущее он вряд ли предвидел. Через очень короткое время пророк был убит теми, кого благословил. Такова была Воля Божья".

 

   И отправились сыны Израилевы из Кадеса, и пришло все общество к горе Ор.

 

   И сказал Господь Моисею и Аарону на горе Ор, у пределов земли Едомской, говоря: пусть приложится Аарон к народу своему; ибо он не войдет в землю, которую Я даю сынам Израилевым, за то, что вы непокорны были повелению Моему у вод Меривы; и возьми Аарона [брата твоего] и Елеазара, сына его, и возведи их на гору Ор [пред всем обществом]; и сними с Аарона одежды его, и облеки в них Елеазара, сына его, и пусть Аарон отойдет и умрет там.

 

   Ясно, что Аарон и являлся препятствием. Там где нужен один - не нужны двое. ..."пусть приложится Аарон к народу своему"...

 

   И сделал Моисей так, как повелел Господь.

 

   Пошли они на гору Ор в глазах всего общества, и снял Моисей с Аарона одежды его, и облек в них Елеазара, сына его; и умер там Аарон на вершине горы.

 

   Умер там Аарон на вершине горы без одежды...

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что на нее взошел Аарон, потому что Моисей объявил ему о приближении смерти, на глазах у всего народа - возвышенность эта находилась как раз против месторасположения стана - снял свое первосвященническое облачение и передал его сыну своему Елеазару, которому, по его возрасту, уже подобало быть первосвященником. Затем он на виду у всех испустил дух свой, в тот же самый год, в который умерла сестра его; прожил он в общей совокупности сто двадцать три года.

 

   А Моисей и Елеазар сошли с горы. И увидело все общество, что Аарон умер, и оплакивал Аарона весь дом Израилев тридцать дней.

 

   Аарон обществу нравился, много на себя не брал. Впрочем, Аарону уже было раз, два, три...

 

   Ханаанский царь Арада, живущий к югу, услышав, что Израиль идет дорогою от Афарима, вступил в сражение с Израильтянами и несколько из них взял в плен.

 

   И дал Израиль обет Господу, и сказал: если предашь народ сей в руки мои, то положу заклятие [на них и] на города их.

 

   Еще бы Господь на таких условиях не "предал народ"!...

 

   Господь услышал голос Израиля и предал Хананеев в руки ему, и он положил заклятие на них и на города их и нарек имя месту тому: Хорма.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Отсюда отправились к юго-востоку, чтобы обойти Едом. Опять возник ропот. Господь насылает на народ ядовитых змеев (Числ. 21:6)".

 

   От горы Ор отправились они путем Чермного моря, чтобы миновать землю Едома.

 

   И стал малодушествовать народ на пути, и говорил народ против Бога и против Моисея: зачем вывели вы нас из Египта, чтоб умереть [нам] в пустыне, ибо здесь нет ни хлеба, ни воды, и душе нашей опротивела эта негодная пища.

 

   Это что они именуют - "негодная пища"?!...

 

   И послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество народа из [сынов] Израилевых.

 

   Умерло множество народа без ропота...

 

   И пришел народ к Моисею и сказал: согрешили мы, что говорили против Господа и против тебя; помолись Господу, чтоб Он удалил от нас змеев.

 

   И помолился Моисей [Господу] о народе.

 

   И сказал Господь Моисею: сделай себе [медного] змея и выставь его на знамя, и [если ужалит змей какого-либо человека], ужаленный, взглянув на него, останется жив. И сделал Моисей медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив.

 

   И появилось Знамя...

 

   И отправились сыны Израилевы и остановились в Овофе; и отправились из Овофа и остановились в Ийе-Авариме, в пустыне, что против Моава, к восходу солнца; оттуда отправились, и остановились на долине Заред; отправившись отсюда, остановились у той части Арнона в пустыне, которая течет вне пределов Аморрея, ибо Арнон граница Моава, между Моавом и Аморреем. Потому и сказано в книге браней Господних: Вагеб в Суфе и потоки Арнона, и верховье потоков, которое склоняется к Шебет-Ару и прилегает к пределам Моава.

 

   Отсюда [отправились] к Беэр; это тот колодезь, о котором Господь сказал Моисею: собери народ, и дам им воды.

 

   Тогда воспел Израиль песнь сию: наполняйся, колодезь, пойте ему; колодезь, который выкопали князья, вырыли вожди народа с законодателем жезлами своими.

 

   Вырыли колодец посохами?... Впрочем, при желании...

 

   Из пустыни [отправились] в Матанну, из Матанны в Нагалиил, из Нагалиила в Вамоф, из Вамофа в Гай, который в земле Моава, на вершине горы Фасги, обращенной лицем к пустыне.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Обходя Эдом, израильтяне споткнулись о владения Сигона, другого мелкопоместного царька. И опять же Моисей униженно просил. Но Господь ожесточил сердце Сигона, и он не позволил народу пройти.
   С одной стороны, Господь как будто помогал израильтянам. Но втайне противодействовал им, вёл двойную игру.
   Оправданием Господу может служить тот факт, что Он вскоре пересмотрел Своё поведение, исправился, и обеспечил евреям ряд замечательных победю
   Моисей, при поддержке с воздуха, сильно разозлился, и двинул на Сигона свои полки. И через пару часов остались от козлика рожки да ножки. Не теряя темпа, даже не перекусив, Моисей обломал рога другому упёртому аморрейскому козлу - царьку Огу".

 

   И послал Израиль послов к Сигону, царю Аморрейскому, [с предложением мирным,] чтобы сказать: позволь мне пройти землею твоею; [мы пойдем дорогою,] не будем заходить в поля и виноградники, не будем пить воды из колодезей [твоих], а пойдем путем царским, доколе не перейдем пределов твоих. Но Сигон не позволил Израилю идти через свои пределы; и собрал Сигон весь народ свой и выступил против Израиля в пустыню, и дошел до Иаацы, и сразился с Израилем. И поразил его Израиль мечом и взял во владение землю его от Арнона до Иавока, до пределов Аммонитских, ибо крепок был предел Аммонитян; и взял Израиль все города сии, и жил Израиль во всех городах Аморрейских, в Есевоне и во всех зависящих от него; ибо Есевон был город Сигона, царя Аморрейского, и он воевал с прежним царем Моавитским и взял из руки его всю землю его до Арнона. Потому говорят приточники: идите в Есевон, да устроят и утвердят город Сигона; ибо огонь вышел из Есевона, пламень из города Сигонова, и пожрал Ар-Моав и владеющих высотами Арнона. Горе тебе, Моав! погиб ты, народ Хамоса! Разбежались сыновья его, и дочери его сделались пленницами Аморрейского царя Сигона; мы поразили их стрелами; погиб Есевон до Дивона, мы опустошили их до Нофы, которая близ Медевы.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что После того как народ оплакивал смерть Аарона в продолжение тридцати дней и срок этот истек, Моисей двинулся со всем станом и прибыл к реке Арнону, которая берет начало в горах Аравии, протекает посередине пустыни и впадает в Асфальтовое море, служа границею между страною моавитян и землями аморреян. Почва в этой местности плодородна и в состоянии легко прокормить своими произведениями массу народа. Ввиду этого Моисей отправил к Сихону, царю той страны, посольство с просьбою разрешить еврейскому войску прохождение по его владениям, причем выразил готовность представить какие угодно ручательства в том, что ни страна, ни подданные Сихона не подвергнутся ни малейшему ущербу, и указал, кроме того, еще на всю выгоду такого разрешения, так как евреи намереваются закупить у него необходимые им съестные припасы и готовы платить им за воду, которою намерены пользоваться. Сихон, однако, ответил решительным отказом, вооружил войско и весьма усердно приготовился воспрепятствовать евреям перейти Арнон.
   Видя такое враждебное настроение аморреянина, Моисей решил молча не сносить такого презрительного к себе отношения и, желая избавить евреев от бездеятельности и вытекающей отсюда нужды, и в силу которой они сперва бунтовались, да и теперь выражали свое неудовольствие, обратился к Господу Богу за разрешением вступить в бой.
   Когда же Предвечный предсказал ему победу, то Моисей сам воспылал воинственным пылом и стал побуждать своих воинов повоевать теперь вволю, потому что они имеют ныне на то разрешение Господа Бога.
   Последние не успели получить столь давно желаемое разрешение, как тотчас схватились за оружие и немедленно приступили к делу.
   Царь же аморрейский, увидев наступление евреев, совершенно растерялся, так что перестал быть похож на себя, да и войско его, незадолго перед тем казавшееся храбрым, теперь было объято паническим страхом. Поэтому аморреяне даже не решились дождаться открытого боя и нападения со стороны евреев, но обратились тотчас же в бегство, видя в последнем более надежное средство спасения, чем в рукопашной битве. Они рассчитывали на прочные укрепления своих городов, которые, однако, не принесли им ни малейшей пользы, когда они пытались скрыться за ними; видя их отступление, евреи тотчас пустились за ними в погоню, вмиг расстроили их боевой порядок и нагнали на них панику. И в то время, как аморреяне в ужасе бежали в города, не прекращали преследования их и охотно подвергались теперь трудностям, которые раньше подорвали бы их силы; а так как они отлично владели пращами и вообще ловко обращались со всякого рода метательным оружием, да и, кроме того, легкость вооружения облегчала им преследование, то они либо настигали врагов, либо поражали из пращей и метательными копьями тех из неприятелей, которые были слишком далеко, чтобы можно было захватить их в плен.
   Таким образом произошло массовое избиение врагов; бегущие вдобавок очень страдали от полученных ран; кроме того, их мучила ужасная жажда, гораздо более сильная, чем у евреев (дело происходило в летнее время); и вот, когда большую массу бежавших аморреян пригнало к реке желание напиться, евреи окружили их со всех сторон и перебили их дротиками или стрелами из луков.
   Тут же пал и царь аморрейский Сихон.
   Евреи же стали снимать с убитых оружие, овладели богатою добычею и захватили огромное количество съестных припасов, так как все поля еще были полны хлеба.
   Еврейское войско беспрепятственно проходило по всей стране, забирая припасы и овладевая неприятельскими городами, чему ничто не мешало, так как все вооруженные силы врагов были перебиты.
   Аморреян постигло такое несчастие, потому что они не сумели выказать ни ума в своих решениях, ни храбрости на деле; евреи поэтому и заняли их страну.

 

   И жил Израиль в земле Аморрейской.

 

   Но истощилась, как обычно, земля...

 

   И послал Моисей высмотреть Иазер, и взяли [его и] селения, зависящие от него, и прогнали Аморреев, которые в них были.

 

   Но истощилась, как обычно, земля...

 

   И поворотили и пошли к Васану.

 

   И выступил против них Ог, царь Васанский, сам и весь народ его, на сражение к Едреи.

 

   И сказал Господь Моисею: не бойся его, ибо Я предам его и весь народ его и всю землю его в руки твои, и поступишь с ним, как поступил с Сигоном, царем Аморрейским, который жил в Есевоне.

 

   И поразили они его и сынов его и весь народ его, так что ни одного не осталось [живого], и овладели землею его.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что при таком-то положении дела двинулся на евреев царь Галада и Гауланитиды, Ог, спеша во главе войска на выручку другу своему Сихону; и хотя он успел узнать, что последний пал, он, тем не менее, решил вступить в бой с евреями, вполне рассчитывая на победу и лишь желая испытать их храбрость. Однако он ошибся в своих надеждах: сам он пал в битве, да и все войско его целиком подверглось избиению. Тогда Моисей переправился через реку Иавакх и пошел по стране Ога, разрушая на пути своем города и убивая всех жителей, которые, в силу плодородия своей почвы и больших хлебных запасов, превосходили всех прочих тамошних туземцев богатством.
   Ог отличался исполинским ростом и редкою красотою; при этом ему была присуща также необыкновенная храбрость, которая вполне отвечала его статному и красивому телосложению. В его силе и огромном росте могли убедиться евреи, захватив в амманитском царском городе Ревате его ложе: последнее было сделано из железа, имело четыре локтя в ширину, а в длину вдвое больше с прибавкою еще одного локтя.
   После поражения, нанесенного Огу, дела евреев поправились не только в данную минуту, но его смерть явилась причиною и будущего их благополучия, потому что они заняли шестьдесят бывших у него в подчинении и весьма сильно укрепленных городов и получили все вместе и каждый в отдельности богатую добычу.

 

   Но истощилась, как обычно, земля...

 

   И отправились сыны Израилевы, и остановились на равнинах Моава, при Иордане, против Иерихона.

 

   Весь этот "путь" не достигает тысячи километров. Евреи же потратили сорок лет на это путешествие.

 

   Зенон Косидовский в книге "Библейские сказания" пишет - "Новейшие раскопки, проводимые начиная с 1952 года под руководством английского археолога доктора К.Кеньон, во многом разъяснили историю этого древнего города. Его руины образуют гигантский холм, высящийся на западном берегу Иордана. Результаты проведенных розысков прямо-таки поразительны. Обнаружены толстые крепостные стены, дома, колодцы и могилы, наслоенные в несколько ярусов. Пока ещё не удалось достичь самого дна, на котором стояло хронологически наиболее старое поселение, но уже сейчас неопровержимо доказано, что Иерихон существовал за семь тысяч лет до нашей эры. Пожалуй, это старейший город в истории человечества. Факт этот вызвал переворот во взглядах на развитие материальной культуры, ибо сложилось представление, будто люди эпохи неолита не строили городов, а жили в маленьких разрозненных сельскохозяйственных поселках. Кроме того, предполагалось, что самые древние города возникли в Египте и Месопотамии, между тем как открытия в Иерихоне показали, что в этом отношении приоритет принадлежит Палестине".

 

   И жил Израиль в Ситтиме, и начал народ блудодействовать с дочерями Моава, и приглашали они народ к жертвам богов своих, и ел народ [жертвы их] и кланялся богам их. И прилепился Израиль к Ваал-Фегору.

 

   И воспламенился гнев Господень на Израиля.

 

   Несомненно, гнев Господень воспламенился опять из скинии... ошибочка вышла... в управлении скинией.

 

   И сказал Господь Моисею: возьми всех начальников народа и повесь их Господу перед солнцем, и отвратится от Израиля ярость гнева Господня.

 

   ..."возьми всех начальников народа и повесь их Господу перед солнцем"... как показывает история - отвлекает. Правда, ненадолго.

 

   И сказал Моисей судьям Израилевым: убейте каждый людей своих, прилепившихся к Ваал-Фегору.

 

   Но сказал он это кулуарно... Видимо, судьи Израилевы и убивали так же...

 

   И вот, некто из сынов Израилевых пришел и привел к братьям своим Мадианитянку, в глазах Моисея и в глазах всего общества сынов Израилевых, когда они плакали у входа скинии собрания. Финеес, сын Елеазара, сына Аарона священника, увидев это, встал из среды общества и взял в руку свою копье, и вошел вслед за Израильтянином в спальню и пронзил обоих их, Израильтянина и женщину в чрево ее: и прекратилось поражение сынов Израилевых.

 

   ...поражение сынов Израилевых судьями Израилевыми... Яростью Господа.

 

   Умерших же от поражения было двадцать четыре тысячи.

 

   Массовые, однако, репрессии...

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: Финеес, сын Елеазара, сына Аарона священника, отвратил ярость Мою от сынов Израилевых, возревновав по Мне среди их, и Я не истребил сынов Израилевых в ревности Моей; посему скажи: вот, Я даю ему Мой завет мира, и будет он ему и потомству его по нем заветом священства вечного, за то, что он показал ревность по Боге своем и заступил сынов Израилевых.

 

   Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "Заключение: жрец Финеес имел, по меньшей мере, пятьсот лет от роду, когда он обратился к богу с молитвой за израильтян против "сынов вениаминовых", прося бога отомстить за наложницу левита, изнасилованную 700 раз в течение одной ночи бешеными самцами города Гивы! ..."из всего народа сего было 700 человек отборных, которые, бросая из пращей камни в волос, не бросали мимо". (Книга судий, 20:16)"

 

   Имя убитого Израильтянина, который убит с Мадианитянкою, было Зимри, сын Салу, начальник поколения Симеонова; а имя убитой Мадианитянки Хазва; она была дочь Цура, начальника Оммофа, племени Мадиамского.

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: враждуйте с Мадианитянами, и поражайте их, ибо они враждебно поступили с вами в коварстве своем, прельстив вас Фегором и Хазвою, дочерью начальника Мадиамского, сестрою своею, убитою в день поражения за Фегора.

 

   Разумно: сначала убить дочь начальника, а потом повелеть враждовать...

 

   После сего поражения сказал Господь Моисею и Елеазару, сыну Аарона, священнику, говоря: исчислите все общество сынов Израилевых от двадцати лет и выше, по семействам их, всех годных для войны у Израиля.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Очень странно, что Господь дал повеление Моисею пересчитать израильтян. Перепись населения не была делом, угодным Господу. Не иначе, как сам Сатана подал Ему эту неудачную мысль.
   Неоднократно библейский Сатана искушает своего Отца - достаточно прочитать историю Иова.
   Через несколько веков после Исхода любимец Господа - царь Давид - был наказан Им за то, что, по наущению Сатаны, вздумал переписать своих подданных.
   "И восстал Сатана на Израиля, и возбудил Давида сделать исчисление Израильтян. И неугодно было в глазах Божьих дело сие, и Он поразил Израиля" (1 Пар. 21:1,7).
   Но, как бы там ни было, Господь Бог повелел, - Моисей исполнил. Вот сколько мужчин, "пригодных для войны", то есть, образно говоря, пушечного мяса, было насчитано в каждом колене.
   Рувим - 46500
   Симеон - 59300
   Гад - 45650
   Иуда - 74600
   Иссахар - 54400
   Завулон - 57400
   Ефрем - 40500
   Манассия - 32200
   Дан - 62700
   Асир - 41500
   Неффалим - 53400
   Вениамин - 35400
   Итого - 603550 человек.
   "И сказал Господь Моисею, говоря: только колена Левиина не вноси в перепись и не исчисляй их вместе с сынами Израиля". (Исх. 1:49)
   Колено Левия не было исчислено вместе со всеми, так как Господь решил прибрать левитов к своим рукам и сделать их коленом священников - слуг Божьих.
   Для того же, чтобы сохранилось число 12, - "счастливое" ориентальное число, - колено Иосифа было разделено между его двумя сыновьями: Ефремом и Манассией.

 

   Попробуем немножко поразмыслить над этими сухими числами.
   Дан при переселении семьи в Египет (Быт. 46:8-24) имел только одного сына.
   Вениамин, младший из братьев, который в Библии упорно именуется "отроком", то есть юношей, родил на тот момент уже десять наследников.
   Через четыреста лет у Дана, по каким-то непонятным демографическим причинам, оказалось вдвое больше потомков, чем у Вениамина.
   Иосиф, верховный правитель Египта, должен был иметь никак не менее десятка жен. Неужели же все они общими усилиями родили ему только двух сыновей? Но и эти сыновья, если по большому счету, не могли считаться чистокровными евреями, так как мать их была египтянкой. (Быт. 41:45).
   Знатные сыновья Иосифа также должны были иметь свои гаремы. Но, - в конечном результате, - у обоих, в сумме, оказалось меньше потомков, чем у простого пастуха Иуды.
   Не занимались ли уже тогда счетные комиссии грубыми манипуляциями с цифрами?

 

   Но больше всего удивил и огорчил нас брат Левий. Число его потомков оказалось таким мизерным, что он, если бы узнал об этом, перевернулся бы в гробу.
   Перед тем, как назвать это смешное число, я должен Вам кое-что прояснить.
   Еще не успела начаться перепись, как Господь категорически заявил Моисею: "Все первенцы, - мои!"
   Так велось в древние времена: кто первым сделал заявку, тот и выиграл.
   Не зная, что делать с таким количеством первенцев, Бог благоразумно решил выменять первенцев за левитов. "Приличная семья, приличные родители, - подумал Он. - Благодаря круговой поруке, я с ними отлично полажу". И тут же сообщил Моисею свое окончательное историческое решение.
   "Вот, Я взял левитов вместо всех первенцев, разверзающих ложесна из сынов Израилевых. Ибо все первенцы - Мои; в тот день, когда поразил Я всех первенцев на земле Египетской, освятил Я Себе всех первенцев Израилевых от человека до скота; первенцы должны быть Мои. Я Господь". (Чис. 3:12,13).

 

   Логика Господа ясна и железна: "раз Я не уничтожил ваших первенцев вместе с египетскими, значит, - они принадлежат Мне!" "Я Господь".

 

   Итак, исчислили левитов.
   В отличие от других колен, их считали не от двадцати лет и выше, всех пригодных для войны, а от месяца и выше. Почему?
   Так распорядился Господь. (Чис. 3:15).
   И в этом также была железная логика, - следовало исчислить всех, не пригодных к ведению войны.
   "Всех исчисленных левитов, которых исчислил Моисей и Аарон по повелению Господню, по родам их, от одного месяца и выше, двадцать две тысячи". (Чис. 3:39).

 

   Отсюда можно сделать вывод, что мужчин - левитов старше двадцати лет было не более десяти тысяч. То есть, потомков Левия оказалось в среднем в пять раз меньше, чем у каждого из других одиннадцати братьев.
   Может ли такое быть, - ведь Левий вошел в Египет с тремя сыновьями?
   В Библии всё может быть! И это, - еще не самое большое библейское чудо.
   А библейская Правда, - та вообще не нуждается ни в каких комментариях...

 

   После того, как святые братья покончили с левитами, взялись считать первенцев. И оказалось их - еще одно чудо! - почти столько же, сколько левитов.

 

   "И было всех первенцев мужского пола, по числу имен, от одного месяца и выше, двадцать две тысячи двести семьдесят три". (Чис. 3:43).

 

   Точность приводимых в Библии цифр и чисел достойна восхищения!
   Левитов насчитали ровно двадцать две тысячи, с точностью до одного человека.
   С такой же тщательностью пересчитали первенцев, - ни одного не пропустили. И не округлили результат!
   Теперь оставалось выменять одних за других.
   Но что делать с лишними младенцами? Вот еще задача!
   С народом договорились полюбовно, как посоветовал Господь.
   "А в выкуп двухсот семидесяти трех, которые лишние против числа левитов, возьми по пяти сиклей за человека". (Чис. 3:46-47)

 

   Сиклями измерялось серебро.
   Священный, тяжелый сикель (шекель) равнялся шестнадцати граммам.
   Евреи выкупили излишних первенцев за тысячу триста шестьдесят пять сиклей - двадцать два килограмма серебра.
   В общем-то, совсем немного. Моисей и Аарон поступили с народом по-божески...

 

   И тут - волосы становятся дыбом! - я с ужасом прихожу к выводу, что святые братья, вожди народа, любимцы Бога и публики, совершили наглый подлог. И с помощью кого? Самого Господа Бога!!!

 

   Ведь они, конечно же, пересчитывали несколько раз, чтобы не обмануться и не обмануть ближних своих. И что же в результате?
   Обогатились самым бессовестным образом.
   Воспользовались тем, что в ополчении ни один человек не имел даже начального школьного образования.
   Народу ничего не оставалось, как верить вождям на слово. Вредный обычай, который не искоренился до наших дней.
   Для того чтобы Вы сами убедились в том, что это был наглый подлог, предлагаю вычислить сумму трех чисел, которые приведены в Библии.
   Потомков Левия считали не всех гуртом, не коленом, как положено, а почему-то - поколениями. Считали в отдельности потомков каждого из трех сыновей Левия, пришедших с ним в Египет: Гирсона, Каафа и Мерари.
   И насчитали в поколении Гирсона: "Исчислено было всех мужского пола, от одного месяца и выше, семь тысяч пятьсот".
   И насчитали в поколении Каафа: "По счету всех мужского пола, от одного месяца и выше, восемь тысяч шестьсот".
   И насчитали в поколении Меррари: "Исчисленных по числу всех мужского пола, от одного месяца и выше - шесть тысяч двести" (Чис. 3:19-34).
   Сумма (не библейская, а реальная!) этих трех чисел равна двадцати двум тысячам трёмстам. А не двадцати двум тысячам, как округлили в свою пользу вожди избранного народа!

 

   Не было лишних первенцев, - были лишние левиты!
   Вот так дурят нашего брата!
   Верните серебро, господа наследники!

 

   Попытаемся проанализировать результаты переписи. Конечно, мы не сможем выполнить эту скучную и адскую работу досконально. На то есть статистическое управление. Но кое-какие простые выводы нам сделать вполне под силу.

 

   Итак, было насчитано шестьсот три тысячи пятьсот пятьдесят мужчин в возрасте старше двадцати лет.
   Четыреста тридцать лет назад в Египет вошло шестьдесят шесть мужчин - израильтян, из них - не более половины в возрасте старше двадцати лет.

 

   Вошло - тридцать, вышло - шестьсот тысяч. Ну, очень впечатляюще!

 

   Таким образом, популяция евреев увеличилась за четыре столетия в двадцать тысяч раз! И это, - несмотря на ужасные условия рабства, высокую детскую смертность, плохие климатические условия и неразвитость древней медицины.

 

   Вот такими плодовитыми были стародавние евреи, благодаря вере во Всемогущего Бога.

 

   Откинем наши дьявольские домыслы и вымыслы, как ненужный хлам, и попытаемся принять божественные библейские домыслы и вымыслы за чистую монету.
   Сделаем вид (в который раз!), что мы верим каждому слову, каждой цифре этой Святой Книги.
   Чтобы ясно показать, как мудро мы поступили, решившись принять на себя эту веру, приведу Вам только три библейских числа, и сравню их между собой. Слово "мудро", в предыдущем предложении, я забыл взять в кавычки, но, как видите, уже исправил свою оплошность.

 

   Семейство Израиля вошло в Египет в количестве примерно семидесяти мужских душ, среди которых, по Божьему недосмотру, затесались три женских души.
   Около тридцати из этих мужчин были в возрасте старше двадцати лет.
   Через четыреста тридцать лет (напоминаю, что мы безоговорочно верим Библии!) изошло из Египта шестьсот тысяч мужчин в возрасте свыше двадцати лет, годных для войны.
   Ещё через четыреста тридцать лет (не забудьте, что мы верим ещё сильнее!) царь Давид пересчитал для нас израильтян и иудеев. Мужчин в возрасте свыше двадцати лет, "способных к войне", оказалось примерно миллион триста тысяч человек (2 Цар. 24:9).
   Церковники настаивают на том, что эти числа продиктованы и многократно проверены самим Господом Иеговой. А им-то мы уж точно можем и должны верить на слово.
   И они абсолютно правы.
   Как всякий приличный рабовладелец, Бог знал точное количество своих рабов, с точностью до одного человека.
   Мало того, Он знал каждого поимённо, помнил, кто от кого произошёл и кто на что способен. В этом нет ни малейших сомнений.

 

   Итак, мы имеем временной отрезок в восемьсот шестьдесят лет, разделённый пополам.
   В первой его половине народ израильский увеличился только в двадцать тысяч раз. Но зато во второй, - аж в два раза! Ну, не чудо ли это?!

 

   Нет, это не чудо! Это, - божественная закономерность. Это, - святая библейская Правда!

 

   Чтобы поверить в неё, недостаточно быть просто верующим. Надо быть в двадцать тысяч раз более верующим, чем обычные, среднестатистические, нормальные верующие.
   О ненормальных атеистах я уже не говорю...

 

   Теперь спросим себя и библейских дееписателей: почему левиты были выделены из числа колен Израиля?
   Почему они были пересчитаны особо, по-иному?
   Почему их дети и юноши до двадцати лет получили предпочтение перед остальными своими сверстниками?

 

   Мой ответ звучит кратко и кощунственно: потому что колено левитов было первым в мировой истории хорошо организованным преступным семейным кланом!

 

   Ведь, по логике вещей, должны были получить предпочтение потомки Ефрема и Манассии, сыновей Иосифа. Ведь мудрый Иосиф имел огромные заслуги перед израильтянами.

 

   Брат же его, Левий, отличался злобностью и коварством, кровожадностью, жаждой разбоя, - вспомним хотя бы сихемскую резню. (Быт. 34:25). Левия и Симеона проклял Иаков-Израиль на своем смертном ложе.
   "Симеон и Левий братья, орудия жестокости мечи их. В совет их да не внидет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя. Проклят гнев их, ибо жесток; и ярость их, ибо свирепа; разделю их в Иакове и рассею их в Израиле". (Быт. 48:5-7)

 

   Почему всё же именно потомков разбойника Левия Господь сделал своими приближенными?

 

   Да потому, что Сам библейский Господь был свиреп и кровожаден.

 

   Слухи о Его доброте и милосердии сильно преувеличены.

 

   Об этом свидетельствует Святая Библия.

 

   Всех левитов мужского пола насчитали двадцать две тысячи.
   Библия не уточняет, сколько из них было старше двадцати лет. Думаю, что не более десяти тысяч.
   Каким же это чудесным образом потомков у одного из двенадцати братьев оказалось в несколько раз меньше, чем у каждого из остальных?
   Может быть, Господь отдал предпочтение левитам именно потому, что мужчины из этого колена ночами предавались молитвам вместо любви?
   Или, зная, что будут кланом священнослужителей, соблюдали целибат?

 

   У этой сложной загадки, как я полагаю, должно быть очень простое решение.

 

   Закрытый, изолированный семейный клан не допускал в свою среду не только иноверцев, но не вступал в родство и с потомками других сыновей Израиля. Так в еврейской общине возникала кастовость.

 

   Когда, для осуществления справедливого (!) обмена, подсчитали первенцев, их оказалось ровно столько, сколько было левитов - разницу в двадцать три человека можно не принимать во внимание.

 

   Меня восхищает стойкая вера рабов Божьих в такие и подобные чудеса!

 

   Но лично мне, по моему религиозному невежеству, показалось, что дееписатели, библейские сочинители, которые, как нам внушают, писали Библию под присмотром и при участии самого Господа Бога, сильно перегнули палку.

 

   Приглашаю Вас в свидетели. Просто в свидетели, а не в свидетели Иеговы.

 

   Вот мои показания.

 

   Израильтян мужского пола было более миллиона человек (шестьсот тысяч старше двадцати лет и примерно столько же, - младше двадцати лет). Из них, - двадцать две тысячи первенцев.

 

   Ещё раз процитирую крылатую фразу незабвенного учёного соседа, который возражал Антону Чехову:
   "Такого не может быть, потому что такого не может быть никогда!" И вот почему.

 

   Повторяю. Мужчин старше двадцати лет было более шестисот тысяч.
   Уверен, что очень малый процент их оставались холостяками. Значит, насчитывалось около полумиллиона семей.
   В абсолютном большинстве семей были дети. В большинстве семей с детьми родился хотя бы один или несколько мальчиков, среди которых один являлся первенцем. Кроме того, первенцем считался юноша, взрослый мужчина, даже глубокий старец, которые родились первыми у своих матерей.
   По самым скромным подсчетам (нескромные подсчеты оставим на совести дееписателей) первенцев в израильском народе (при том, что общее количество исходящих из Египта превышало три миллиона человек!) должно было быть около трехсот тысяч. Но никак не двадцать две тысячи!

 

   Вот еще один довод в подтверждение вышесказанного.

 

   Если было двадцать две тысячи первенцев, значит - только двадцать две тысячи матерей (из полумиллиона!) имели сыновей. То есть, - только одна из двадцати пяти!

 

   Более того.

 

   Эти двадцать две тысячи матерей народили более полумиллиона мальчиков и юношей до двадцати лет. То есть, каждая в среднем имела двадцать пять сыновей, не считая дочерей. Повторяю, в среднем.

 

   Это значит, что если одна из этих многострадальных женщин, по какой-то причине, родила только двух сыновей, то её соседке ничего не оставалось, как поднатужиться и родить оставшихся сорок восемь!
   А если учесть еще высокую детскую смертность, что было тогда в порядке вещей...

 

   Только всемогущий Бог Иегова, - с помощью Ангелов, - мог дать избранному народу такую фантастическую плодовитость!
   Вот во что мы с Вами верим, Господа!

 

   Так кто же из нас смешнее - мы, или пресловутый чеховский герой, который, услышав о такой чудовищной рождаемости, опять воскликнул бы: "Такого не может быть, потому что такого не может быть никогда!"

 

   Кое-кто из читателей, - а будет это некий ученый господин, прочитавший множество книг, и считающий себя научно подкованным на все четыре ноги, - снисходительно или сердито ухмыльнется. Мол, не дееписатели, а сам недотёпа-автор перегибает палку.
   И ребенку известно, скажет он, что в преданиях древних народов, особенно, - народов Востока, - всё чрезмерно преувеличено. В частности, то что касается численности армий, количества побед и погибших, величины захваченной добычи.
   Что можно на это ответить?
   Где Вы правы, там Вы правы. Это имело место.
   Но, во-первых, к этим преданиям никто не относится с таким благоговением, как к библейским текстам.
   Во-вторых, никто не объявляет их Святыми Писаниями.
   В третьих, богам, описанным в них, никто уже давно не поклоняется, и не строит им Храмы. Как, верю я, в недалеком будущем не будут поклоняться и богам нынешним.
   В четвертых, каждое слово, каждая цифра в Святой Библии выверены сотнями талмудистов, теологов и ученых-комментаторов. Истинность и точность их бесспорна и не должна вызывать сомнений. Сомнений вообще не должно вызывать что-либо, относящееся к религии! Это очень опасно для служителей Бога, властвующих нашими умами и кошельками!
   И, наконец, в пятых. Не открою большого секрета, если признаюсь: я тоже иногда подозреваю, что библейские цифры (разумеется, в отличие от фактов) слегка преувеличены.
   Но, с другой стороны, если и преувеличены, то все цифры, а не отдельно взятые! Если увеличены или уменьшены, то все цифры пропорционально, а не одна - больше, другая - меньше.
   Что изменится, если мы сократим исходные числа ополченцев и первенцев в сто, пятьсот, тысячу крат? Облегчим ли мы этим печальную участь древних еврейских женщин? Нет, гипер-рождаемость останется на том же диком уровне.
   Таков мой смиренный ответ ученому господину.

 

   Еще некоторые, не менее ученые, говорят: - А вы знаете, ведь библейский год не равнялся современному. Нельзя воспринимать это буквально. И шесть дней, в которые Бог создал мир, не равнялись по продолжительности нашей рабочей неделе.
   Но, дорогие мои, как Вы к этому пришли?
   Где это написано? Кто это высчитал? Кем это высосано из пальца?
   Кто такую ересь несет в массы?
   Если в Библии написано "день", то это день! Ясно сказано: "и был вечер, и было утро. День один". То есть, обычный день, который начался утром и кончился вечером.
   Если в Библии сказано, что Мафусаил прожил 969 лет, то он их прожил. Дожил до счастливой старости и Потопа. Год в год, день в день. И не сокращайте ему жизнь, не обижайте старика!
   И в глубочайшей древности, - церковники подтвердят это, - день и год продолжались ровно столько же, сколько и сейчас, с небольшими секундными отклонениями. В эти мизерные неучтенные секунды Бог ничего существенного сотворить не мог!"

 

   И сказал им Моисей и Елеазар священник на равнинах Моавитских у Иордана, против Иерихона, говоря: исчислите всех от двадцати лет и выше, как повелел Господь Моисею и сынам Израилевым, которые вышли из земли Египетской... И было исчислено двадцать три тысячи всех мужеского пола, от одного месяца и выше; ибо они не были исчислены вместе с сынами Израилевыми, потому что не дано им удела среди сынов Израилевых... Вот исчисленные Моисеем и Елеазаром священником, которые исчисляли сынов Израилевых на равнинах Моавитских у Иордана, против Иерихона; в числе их не было ни одного человека из исчисленных Моисеем и Аароном священником, которые исчисляли сынов Израилевых в пустыне Синайской; ибо Господь сказал им, что умрут они в пустыне, - и не осталось из них никого, кроме Халева, сына Иефонниина, и Иисуса, сына Навина...

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Все те, кому в год Исхода было больше двадцати лет, по слову Господа, ушли из жизни, уступив грядущим поколениям место под палящим солнцем пустыни. И уж этим, новым, не испорченным поколениям еврейских людей Бог клятвенно (в который раз!) пообещал, что они-то обязательно увидят то, что им положено по наследству.
   Мы уже успели убедиться в том, что Господь редко держит слово, которое часто необдуманно даёт. Такой у него высший принцип: клятва - Моя, хочу - даю, хочу - забираю.
   Но мы всё же ждём, мы всё же не теряем надежды, что хотя бы эту, очередную проклятую клятву Господь исполнит.

 

   Предыдущие поколения, выходя из Египта на верную смерть, были не только выведены, но и подведены Им.

 

   Никому из них не довелось омыть свои окровавленные ноги в священных водах Иордана.

 

   Они умирали с чувством глубокой горести от разочарования в верности Слова Божьего.

 

   Но, умирая, они всё же надеялись, что хотя бы их детей и внуков ждёт светлое, медовое будущее. Неужели же Иегова столь коварен, что обманет и детей? Но детей обманывать нельзя! Это не по - человечески и даже не по - божески!

 

   Что ж, посмотрим...
   И опять - сухие цифры. Из Египта вышли около трёх миллионов израильтян, в числе которых было шестьсот тысяч ополченцев в возрасте свыше двадцати лет.
   Через сорок лет на берега Иордана пришло около трёх миллионов израильтян, среди которых было шестьсот тысяч ополченцев.
   Казалось бы, ничего особенного с народом за эти годы не произошло, - сколько вышло, столько и пришло. Хотя, - могло быть и хуже. Всё прекрасно! "Всё хорошо, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо!".
   Но прекрасная маркиза из популярной песенки вскоре убедилась, что вовсе не всё так хорошо.
   И мы с Вами тоже сейчас в этом убедимся.
   Для этого мы воспользуемся словами известного классика марксизма-ленинизма: "Семья - это ячейка общества".

 

   Давайте не будем оперировать огромными числами: миллионами, сотнями тысяч. Они только затемняют сознание верующих людей, рабы не могут оперировать такими объёмами.

 

   Упростим себе задачу, разделим общество на семейные ячейки.

 

   Возьмём отдельно взятую, среднюю еврейскую семью.
   Одну стотысячную часть еврейского народа.
   Познакомимся с этой семьёй поближе.

 

   Главе семьи и его жене было уже за шестьдесят. Этот патриарх для войны не годился, и поэтому не вошёл в исчисление. Вот вам первое поколение.
   У стариков было два сына и две невестки. Сыновьям было за сорок лет, и они вошли в исчисление. Второе поколение.
   У каждого из этих сыновей было по два сына и по две дочери старше двадцати лет. Дочери ушли невестками в другие семьи, но вместо них пришли невестки из других семей. Третье поколение. Четверо мужчин этого поколения вошли в исчисление.
   У каждой из пар третьего поколения были дети. В среднем по четыре ребёнка. Итого - шестнадцать детей. Которых ждало светлое будущее.
   Господь обещал им: "подрастёте, - увидите!". Четвёртое поколение.

 

   Итак: 2 + 4 + 8 + 16 = 30 Одна стотысячная часть народа. Простая человеческая арифметика.

 

   В ополчение из семьи вошли шесть человек (одна стотысячная часть). Этим шестерым предстояло умереть в ближайшие сорок лет, вместе со всем ополчением.
   По слову Божьему, за то что поверили десяти лазутчикам и не поверили двум.
   Один за всех и все за одного.
   Они были обречены.
   Запомним эти цифры и эти факты...

 

   Как видите, я исхожу из того, что каждая семейная пара имела, в среднем, четверых детей. Это - немного заниженная цифра. На самом деле, рождаемость в те времена была высокой. Женщины практически не выходили из положения. У большинства семейных пар было десять и более детей. Вспомним, - двенадцать сынов Иакова ввели в Египет около шестидесяти своих сыновей, и примерно столько же дочерей. (Быт. 4:10-25)
   Но и детская смертность была высокой. Менее половины детей доживали до двадцати лет.
   Давайте полюбовно сойдёмся на цифре "четыре". Но если Вы не согласны, то можете произвести свои расчеты, подставив любую понравившуюся Вам цифру. Поверьте мне, конечный результат будет не менее ошеломляющим.

 

   Минуло двадцать лет.

 

   Вернёмся к нашей семье и посмотрим, какие изменения в ней произошли.

 

   Прямо с порога мы должны будем принести соболезнования. Первое и второе поколение отошли в иной, лучший мир.
   Восемь человек третьего поколения разменяли пятый десяток.
   Шестнадцать человек четвёртого поколения перевалили за рубеж двадцати лет.
   Девушки ушли в другие семьи, но вместо них пришли другие девушки, которые, едва переступив порог, стали полноценными женщинами. И уже успели нарожать кучу детишек - в среднем по четыре ребёнка, как мы с ними предварительно договаривались. Эти детки относились к пятому поколению.
   Разросшаяся семья уже насчитывала пятьдесят шесть членов.
   А поскольку она составляла одну стотысячную часть народа, то весь израильский народ увеличился до пяти миллионов шестисот тысяч человек.

 

   "И увидел Бог, что это хорошо".

 

   Но в нашей семье за эти годы умерло шесть человек. А во всём народе - шестьсот тысяч. Это уже печально. Но не так, чтобы очень. Жизнь продолжается.

 

   Покинем нашу милую семью, чтобы нежданно-негаданно вернуться ещё через двадцать лет, в самом конце Исхода.

 

   О, какие изменения! Как все выросли и возмужали! Появились новые лица и славные мордашки детей.

 

   Но восемь человек третьего поколения, к сожалению, уже не с нами. Как Господь им и обещал, они увидят Палестину только сверху.

 

   Шестнадцать человек четвёртого поколения уже давно отпраздновали сорокалетний юбилей. Восемь зрелых мужчин надевают на себя боевые доспехи, готовясь войти в исчисление.
   Тридцать два человека пятого поколения также вошли в продуктивный возраст и, верные нашему договору, успели нарожать шестьдесят четыре ребёнка шестого поколения. Шестнадцать молодых отцов также должны войти в исчисление.
   Теперь уже наша огромная дружная семья насчитывает (вернее, должна насчитывать!) сто двенадцать человек. За двадцать минувших лет ушло из жизни восемь человек.

 

   В народе - сто тысяч таких усреднённых семей.

 

   Таким образом, народ израильский, придя на берега Иордана, должен был насчитывать около одиннадцати миллионов человек.

 

   Колоссально!

 

   Кроме этого, восемьсот тысяч осталось под песками пустыни.

 

   Колоссально!

 

   Это любимое словечко Эллочки-людоедки здесь очень к месту.

 

   Из всего народа должны были поступить в исчисление (24 х 100.000) два миллиона четыреста тысяч воинов.

 

   Колоссально!

 

   Но Моисей и Елеазар насчитали всего ... шестьсот тысяч...

 

   ...Эллочка упала в обморок.

 

   Будем срочно её спасать.

 

   Но те миллионы евреев нам уже не спасти!

 

   А теперь какой умник ответит мне: куда девались миллион восемьсот тысяч ополченцев?

 

   Если осталось неизменным количество взрослых мужчин, то, вероятнее всего, осталось неизменным и число всех израильтян, всего народа. К Иордану пришло три миллиона евреев.
   Но куда же девались восемь миллионов полноценных еврейских граждан?

 

   Нет ответа...

 

   Тогда отвечу я сам: пошли вслед миллиону четыреста тысячам человек первого, второго и третьего ушедших поколений!

 

   Итак, за сорок лет блужданий по пустыне умерло своей смертью от старости, голода, жажды, лишений, от болезней, насланных Богом, погибло на полях сражений во славу Господа, от пыток и казней, проведенных Моисеем от имени Господа - более девяти миллионов человек!

 

   То есть, - в три раза больше, чем их вышло из Египта!

 

   Такой вот библейско-божественный ГЕНОЦИД ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА!

 

   Вот такой ХОЛОКАУСТ!

 

   Почему же случилось такое Горе?

 

   Потому, отвечаю я, что многострадальный, избранный Богом для страданий, народ не гулял по пустыне сорок лет.
   Он шёл по ней туда-сюда всего лишь семь месяцев.
   Около года народ находился в стане, разбитом у горы Синай.
   А ещё долгих тридцать восемь лет - в укреплённом концентрационном лагере массового уничтожения, построенном Богом, Моисеем и левитами в оазисе на краю пустыни Фаран, в окрестностях города Кадеса.

 

   Прочтите Библию! Там это написано кроваво-чёрным по белому.

 

   Опять же слышу дружный хор возражений.
   Не говорите хором, говорите по одному, - я отвечу всем.

 

   Возражение первое: "Но вы же прекрасно знаете, что в народных преданиях числа обычно сильно завышены".
   Отвечаю. В преданиях, но не в Библии!
   В Библии каждая цифра проверена Богом.
   Вот посмотрите, что пишет уважаемый профессор-теолог в предисловии к книге "Числа" в чешском экуменическом издании Библии 1996 года (к сожалению, русское издание, имеющееся у меня, никаких предисловий не содержит): "Книга "Числа" как книга исчисления народа Божьего свидетельствует о том, что Господь ведёт счёт своим избранным, точное число которых знает только Он".
   Вот так!
   Прилежный Умница, ежедневно на компьютере подсчитывает. Сколько родилось и сколько скончалось. И выводит сальдо.
   Но если даже кощунственно допустим, что числа завышены, - кто об этом знает?
   Вы, я и ещё пара тысяч людей на всём земном шаре. Но сотни миллионов верующих этого не знают. И не узнают никогда! Никто им этого не скажет, - слуги Божьи вовсе не такие глупцы.
   Пусть даже Божьи числа, скажем так, несколько искажены злоумышленниками. Что это меняет?
   Сократите приведенные числа в десять, сто, тысячу крат - ничего Вы этим не измените!

 

   Результат останется тем же: за сорок лет погибло втрое больше человек, чем вышло из Египта!

 

   И их уже не воскресишь.

 

   Возражение второе: "Вы, вроде бы, учитываете детскую смертность.
   Но Вы не учитываете смертность среди взрослых. В вашей уникальной семейке, почему-то, все, без исключения, доживали до преклонных лет.
   Но ведь и тридцатилетний мужчина может умереть. И тогда вся ваша статистика будет нарушена".
   Отвечаю. Не может умереть!
   Потому что судьба людей (вроде бы) в руках Божьих. Бог им (вроде бы) отмеряет года. И решает, кому пришло время надевать новые белые тапочки, а кто ещё может побегать в старых.
   Тем, тридцатилетним ополченцам, которых Вы хотите похоронить раньше времени, Бог клятвенно обещал, что сохранит их в живых для получения наследства. Он не должен был допустить, чтобы они лишились тех двух кубических метров земли Обетованной, которая им причиталась по праву. Такой несправедливости наш предельно справедливый Господь допустить не мог, грех Вам такое говорить!
   А если бы Он и допустил, то что бы это изменило? Погибло бы не девять миллионов, а только восемь или семь. Ну что ж, пусть будет так, если Ваше горе на какую-то долю поубавится...

 

   Третий, робкий вопрос из толпы: "А как же, после всего этого клятвопреступления, верить Богу?"
   Отвечаю: "Молча".
   Помянем погибших молчанием..."

 

   И сказал Господь Моисею: взойди на сию гору Аварим, [которая по эту сторону Иордана, на сию гору Ново,] и посмотри на землю [Ханаанскую], которую Я даю сынам Израилевым [во владение]; и когда посмотришь на нее, приложись к народу своему и ты, как приложился Аарон, брат твой, [на горе Ор]; потому что вы не послушались повеления Моего в пустыне Син, во время распри общества, чтоб явить пред глазами их святость Мою при водах. [Это воды Меривы при Кадесе в пустыне Син.]

 

   Как оказалось и Моисей является препятствием, т.е. и одного не нужно там, где не нужны двое. Но Моисей не роптал! Ни-ни!

 

   И сказал Моисей Господу, говоря: да поставит Господь, Бог духов всякой плоти, над обществом сим человека, который выходил бы пред ними и который входил бы пред ними, который выводил бы их и который приводил бы их, чтобы не осталось общество Господне, как овцы, у которых нет пастыря.

 

   И сказал Господь Моисею: возьми себе Иисуса, сына Навина, человека, в котором есть Дух, и возложи на него руку твою, и поставь его пред Елеазаром священником и пред всем обществом, и дай ему наставление пред глазами их, и дай ему от славы твоей, чтобы слушало его все общество сынов Израилевых; и будет он обращаться к Елеазару священнику и спрашивать его о решении, посредством урима пред Господом; и по его слову должны выходить, и по его слову должны входить он и все сыны Израилевы с ним и все общество.

 

   И сделал Моисей, как повелел ему Господь [Бог], и взял Иисуса, и поставил его пред Елеазаром священником и пред всем обществом; и возложил на него руки свои и дал ему наставление, как говорил Господь чрез Моисея.

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: отмсти Мадианитянам за сынов Израилевых, и после отойдешь к народу твоему.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что когда моавитский царь Валак, связанный с мадианитами старинной дружбой и союзным договором, заметил такое усиление могущества евреев, то стал очень беспокоиться относительно собственных владений (тем более ему ведь было неизвестно, что Господь Бог запретил евреям занимать другие земли после овладения Хананеею) и решил, впрочем более поспешно, чем разумно, подойти к ним с хитростью. При таких условиях он считал рискованным начать с ними войну, тем более что ввиду недавних успехов евреи сделались еще храбрее; он решил по возможности только воспрепятствовать усилению могущества евреев и с этою целью отправил посольство к мадианитянам. Так как у Евфрата жил некий Валам, лучший в то время прорицатель, с которым Мадианитяне были в дружественных отношениях... последние послали к нему вместе с посольством Валака нескольких из самых почтенных мужей своих, которым было поручено склонить прорицателя к тому, чтобы он явился к ним для произнесения гибельного заклинания над израильтянами. Когда к нему явились посланные, то Валам принял их крайне гостеприимно и, устроив им угощение, обратился к Господу Богу за советом, как ему отнестись к предложению мадианитян. Получив отрицательный ответ, он вернулся к посланным, указал им на свою личную охоту и готовность исполнить их просьбу, но вместе с тем сказал, что Господь Бог, который один столь возвысил его даром правильного предвещания будущего, противится такому предложению, так как войско, которое ему теперь предлагается проклинать, пользуется большим расположением со стороны Предвечного. Ввиду всего этого Валам посоветовал им не выказывать евреям своего враждебного к ним настроения.
   С этими словами он отпустил послов домой, но мадианиты, вследствие настойчивых и неуклонных просьб Валака, отправили к Валаму новое посольство.
   Желая угодить последнему, Валам вновь вопросил Господа Бога, который разгневался на это и приказал Валаму не отказывать в просьбе мадианитянам (Арабскими комментаторами рассказывается, что послы подкупили жену Валаама, благодаря настойчивым просьбам которой он вторично вопросил Бога. Не получив, однако, ответа, прорицатель поддался уговорам жены, что молчание Бога есть знак согласия.).
   Тогда Валам, не подозревая в этом умысла, отправился в путь вместе с послами.
   Когда во время путешествия ангел Господен заградил ему путь в узком месте между двумя каменными стенами, то ослица, на которой ехал Валам, чувствуя близость Господню, прижала Валама к одной из стен, не обращая внимания на удары, которыми награждал ее Валам за то, что она причиняла ему боль, прижимаясь так плотно к стене.
   Когда же ангел продолжал стоять на дороге, то ослица, получая удары, упала на передние ноги и, по воле Господа Бога, заговорила человеческим голосом, укоряя Валама в несправедливости, выражающейся в том, что он награждает ее ударами, хотя она до сих пор всегда хорошо служила ему, и не понимает, что теперь решение Предвечного удерживает ее идти к тем, к которым он так сильно спешит.
   Валам пришел в крайнее смущение, когда услышал, что ослица заговорила человеческим голосом, и в ту же минуту ему стал виден и ангел, который запретил ему бить ни в чем не повинное животное и сказал, что он сам преградил ему дальнейший путь, потому что так решено Господом Богом.
   Валам в ужасе готов был вернуться назад, но Господь Бог повелел ему продолжать путешествие, приказав при этом высказать [при Валаке] все то, что Он внушит ему.
   Когда Валам после этого повеления Предвечного прибыл к Валаку и царь торжественно принял его, то прорицатель попросил, чтобы его повели на вершину какой-нибудь горы, откуда ему представилась бы возможность видеть все еврейское войско. Валак сам вызвался сделать это и с царскими почестями проводил прорицателя на гору, которая возвышалась над еврейским станом в расстоянии шестидесяти от него стадий.
   Обозрев отсюда неприятельские силы. Валам приказал парю воздвигнуть семь алтарей и велел привести столько же быков и баранов.
   Царь распорядился поскорее исполнить требование Валама; последний принес жертву всесожжения и, когда увидел, что последняя предзнаменует бегство, сказал:
   "Тот народ счастлив, которому Господь Бог даровал такое обилие всяких благ и которому навсегда милостиво обещал Свое покровительство и заботливую поддержку.
   Не существует ни единого племени, которого вы не превосходили бы по добродетели вашей и рвению ко всему лучшему и высокому, и качества эти вы в еще большей степени передадите своему потомству, так как Господь Бог взирает перед всеми людьми лишь на вас, почему вы и достигнете величайшего среди всех народов, которым светит солнце, благополучия.
   Страну, в которую Он сам направил вас, вы займете; она всегда будет в подчинении у потомков ваших и славою имени последних наполнится суша и море.
   Вы будете иметь возможность доставить всякой стране земли потомков своих.
   Радуйся поэтому, счастливое войско, что ты, происходя от одного родоначальника, стало столь многочисленным народом!
   Теперь, когда вас еще не так много, вы займете лишь страну Ханаан, но знайте, что в будущем вам уготована вся земля для жительства и что народ ваш, более многочисленный, чем количество звезд на небе, распространится не только по материкам, но и по островам.
   И хотя вы достигнете такого размножения. Господь Бог все-таки не лишит вас свободного пользования всеми благами в мирное время, и будет продолжать даровать вам победу и силу во время войны, когда потомство врагов ваших охватит желание воевать с вами и когда у них будет настолько храбрости, чтобы вступить с вами в бой.
   Из них ни один не вернется домой победителем на радость детям и жене.
   Такая храбрость будет у вас следствием расположения к вам Господа Бога, который обладает властью отнять у человека все лишнее и дать ему все недостающее".
   Все это возвестил Валам не по собственному желанию, но вследствие побуждения к тому со стороны духа Господня.
   Когда же Валак в негодовании стал упрекать его в том, что он нарушил договор, хотя союзники и сделали ему крупные подарки и пригласили его для произнесения проклятия над врагами, и что он возвеличил их и прославил, как самых счастливых людей, Валам ответил:
   "О, Валак! Приняв все хорошенько во внимание, неужели ты думаешь, что от нас зависит молчать или говорить, если охватывает нас дух Божий, который заставляет нас говорить помимо нашего собственного сознания так, как Он пожелает?
   Я, конечно, отлично помню, ради чего ты и пригласившие меня мадианитяне привели меня сюда, и ради чего я прибыл к вам; при этом у меня положительно не было намерения обмануть хоть в чем-нибудь твои ожидания.
   Но Господь Бог могущественнее тех, кому я решился было служить, потому что бессильными оказываются все те, которые сами по себе рассчитывают раскрыть завесу будущих судеб человечества, мнят себя в силах воздействовать на решение Господа и хотят сказать не то, к чему побуждает их Предвечный.
   Мы сами не принадлежим себе, раз дух Божий осенил нас.
   Таким образом, и я был далек от мысли восхвалять это [вражеское] войско или перечислять блага, которыми одарит его Господь Бог; но Предвечный, относясь к ним с расположением и желая как можно скорее даровать им счастие в жизни и вечную славу, заставил меня возвестить то, что я сказал.
   Теперь же, так как мне очень хочется оказать тебе и мадианитянам услугу, в которой мне даже неловко отказать им, давай воздвигнем еще раз другие алтари и принесем жертвы, подобные прежним: быть может, мне и удастся склонить Господа Бога и Он разрешит мне произнести проклятие тем людям".
   Валак согласился на это, но Господь Бог вторично не позволил произнести проклятие над израильтянами.
   Когда же в третий раз было совершено на вновь воздвигнутых алтарях жертвоприношение, то и тогда Валам не был в силах произнести проклятие над евреями; напротив, он пал ниц и стал пророчествовать, что некогда случится с царями и самыми выдающимися городами, из которых многих тогда еще вовсе не существовало, а также начал упоминать о всем том, какие судьбы постигли прежде и до настоящего времени род людской на суше и море.
   Так как все так действительно и случилось, как говорил Валам, то в этом также заключается залог правильности его предсказаний относительно грядущего.
   Валак очень рассердился, что Валам не проклял израильтян, и отпустил его домой, ничего не заплатив ему.
   И вот, когда Валам отправился восвояси и уже собирался переправиться через Евфрат, он послал за Валаком и князьями мадианитскими и обратился к ним со следующими словами:
   "Так как я чувствую потребность и помимо воли Господа Бога оказать вам услугу, послушайте меня, Валак и присутствующие здесь мадианитяне: народ еврейский не может совершенно погибнуть ни от войны, ни от болезни, ни от недостатка плодов земных, ни от другого внезапного бедствия, потому что у Господа Бога решено спасти их от всякого несчастия и даже не допускать их до такой беды, от которой все могли бы погибнуть.
   Конечно, незначительные напасти от времени до времени постигают и их, причем кажется, что напасти эти производят на них удручающее впечатление; но вскоре затем они снова усиливаются в такой степени, что наводят страх на лиц, пытавшихся оказать им вред.
   Итак, если вы на короткое время желаете пользоваться выгодами победы над евреями, то сможете этого достигнуть следующим образом: пошлите самых красивых дочерей своих, которые были бы в состоянии, благодаря своей очаровательности, соблазнить и вполне подчинить себе евреев, поближе к стану последних; пусть они еще более выставят свои прелести наилучшими нарядами, и повелите им не отказывать тем еврейским юношам, которые будут умолять их о взаимности. Когда же девушки увидят, что они разожгли страсти, то пусть [притворно] обратятся в бегство и согласятся не раньше внять мольбам своих преследователей, чем удастся склонить последних к отречению от своих законов и от Господа Бога, который дал им эти законы, а равным образом побудить их к почитанию мадианитских и моавитских божеств. Таким способом евреи навлекут на себя гнев Божий".
   Дав этот совет, Валам отправился дальше. Когда же мадианитяне, согласно его предложению, послали дочерей своих к еврейскому стану, то еврейские юноши были очарованы их красотою, вступили с ними в разговор и стали умолять их дать им насладиться этою красотою и согласиться вступить с ними в более близкие отношения.
   Девушки охотно внимали таким речам и сошлись с ними, а когда увидели, что им удалось возбудить сильнейшую, все более и более возраставшую страсть, то собрались уходить.
   Юношей при этом охватило страшное отчаяние, и они стали настойчиво умолять не покидать их, но, сделавшись их женами, остаться тут и быть госпожами всего их имущества.
   Юноши клятвенно уверяли их в этом и призывали в свидетели осуществления этих обещаний Господа Бога, плакали и всяческим образом старались вызвать жалость в этих женщинах. Последние же, видя, что юноши в полном у них подчинении и окончательно поддадутся им при постоянном сожительстве, обратились к ним со следующими словами:
   "У нас, дражайшие юноши, имеются собственные отцовские дома наши и полное обилие всяких благ, к тому же мы пользуемся покровительством и любовью наших родителей и прочих членов семьи. Не нуждаясь, следовательно, ни в чем таком, мы добровольно пришли к вам сюда, вступили с вами в дружеские разговоры и согласились на ваши настойчивые требования сойтись с вами не для того, чтобы вы могли пользоваться телесною красотою нашею, но склонились на ваши мольбы оттого, что считали вас хорошими и порядочными людьми, которых мы почтили этим даром гостеприимства. Теперь же, раз вы уверяете нас в такой безграничной любви и так опечалены нашим намерением возвратиться к себе домой, мы и сами не в состоянии отказать вам в вашей просьбе и готовы любить вас и всегда жить с вами, как жены ваши, если только вы дадите тот залог верности, который единственно имеет значение в глазах наших. Мы должны иметь ручательство в том, что, когда вы пресытитесь сожительством с нами, вы не отошлете нас с позором и бесчестием обратно домой". При этом девушки говорили, что лишь при таких условиях они могут рассчитывать на прощение со стороны своих родных. Когда же юноши немедленно и единодушно выразили согласие дать им какое угодно ручательство в своей верности, в ослеплении страсти, очевидно не будучи в состоянии им ни в чем отказать, девушки сказали:
   "Так как вы держитесь такого взгляда на вещи, но в обычаях своих и образе жизни сильно отличаетесь от всех существующих народов, так что и пища у вас должна быть особенная и питье различное от других людей, то, если вы желаете вступить с нами в сожительство, необходимо, чтобы вы почитали наших богов.
   Другого залога в искренности вашего расположения к нам, в прочности которого вы нас уверяете, мы не можем принять, как только этот: поклоняйтесь тем же самым богам, которых чтим и мы.
   При этом никто не сможет сделать вам ни малейшего упрека, если вы обратитесь к богам той страны, в которую вы прибыли, тем более что наши божества общие всем прочим людям, ваш же Бог до этого еще не дорос.
   Итак, - закончили девушки речь свою, - всем нам приходится либо согласиться на такие условия, либо искать другой земли, где вы могли бы жить одни по своим собственным законам".
   Юноши в своем любовном увлечении готовы были согласиться со всем, что бы ни сказали эти девушки, подчинились всем требованиям последних и нарушили родные установления, признав существование нескольких богов, принеся идолам их, которых они поставили у себя в домах, жертвы по обрядам туземцев, вкушая чуждую им дотоль пищу и постоянно делая в угоду этих женщин все, чего бы они не пожелали, хотя бы это и было противно их родным установлениям.
   Таким образом вскоре во всем стане распространилось крайне беззаконное поведение юношества и возникли беспорядки гораздо более серьезные, чем прежде, так что явилась опасность окончательной гибели родных обычаев.
   Ибо раз юношество успевало познакомиться с чужими нравами, оно тотчас всецело отдавалось им, и те юноши, которые еще случайно выдавались своею привязанностью к прежним обычаям, также быстро подвергались общей порче.
   Даже Замврий, начальник Симеонова колена, вступивший в связь с Хосвиею, дочерью владетельного князя Сура, был у нее в полнейшем подчинении, делал ей в угоду все против постановления Моисея, перестал, в честь ее, приносить установленные жертвы и взял эту чужестранку даже в жены.
   При таком положении дел Моисей стал опасаться, как бы не случилось еще чего-нибудь худшего.
   Созвав поэтому народное собрание, он, не называя, однако, никого по имени, чтобы не отрезать скрытым нечестивцам возможности одуматься, начал указывать им на всю непристойность поступков тех лиц, которые ставят свое удовольствие выше собственного и родного Бога и установленного Им образа жизни. Таким людям, если они желают иметь успех, следует измениться и искать славы не в нарушении законов, а в неподчинении своим страстям. К тому же Моисей указывал на необдуманность их, заключающуюся в том, что люди, которые вели воздержный образ жизни в пустыне, теперь, при счастливых обстоятельствах, предаются разгулу и стараются расточить ныне все то имущество, которое приобретено ими путем лишений.
   Такими увещаниями он старался вернуть юношей на путь истины и привести их к раскаянию в их поступках.
   Но Замврий поднялся со своего места и сказал следующее:

 

   "Ты, Моисей, следуй тем законам, относительно которых ты так усердствуешь и к которым ты приучил народ путем продолжительной практики, потому что, если бы последнее было не так, ты давно получил бы достойное возмездие и понял бы, что евреи не так наивны. Во мне, однако, ты не увидишь последователя своих тиранических предписаний.

 

   Отняв у нас всякую усладу и самостоятельность жизни, каковые качества являются уделом свободных, не признающих над собою постороннего владычества людей, ты до сих пор всяческими средствами навязывал нам под видом законов полное порабощение Богу, а себе оставлял всю власть.

 

   Таким образом, ты для евреев хуже египтян, потому что постоянно готов наказывать всякого, кто бы поступил не по законам, а по собственному усмотрению.

 

   Гораздо справедливее было бы подвергнуть тебя самого наказанию за то, что ты отвергаешь общепризнанное благо и, наперекор общественному мнению, выставляешь свои собственные грубые и неуместные суждения.

 

   По справедливости, я должен был бы теперь лишиться своего положения, если бы, считая свои настоящие поступки хорошими, постеснялся открыто признать их таковыми. Я взял-де жену-иностранку, выставляешь ты на вид. Хорошо. Ты услышить от меня, как от человека свободного, о всех моих поступках, потому что я не намереваюсь скрывать их.

 

   Затем я жертвую тем богам, приносить жертвоприношение которым мне кажется подходящим, так как я считаю уместным отыскать себе истину среди многих божеств, а не жить как бы под властью тирана, на которого одного должна быть направлена надежда всей моей жизни.

 

   Никто не сможет похвастаться тем, что он оказал на меня серьезное давление в делах, в которых я поступал сообразно собственному своему влечению".

 

   Когда Замврий привел это в оправдание своих собственных и некоторых чужих закононарушений, то народ совершенно умолк, боясь последствий этой речи и видя, что законодатель не желает переубеждать его и пускаться в препирательство.

 

   Моисей же стал опасаться, как бы дерзкие речи Замврия не нашли подражания и не волновали бы народа.

 

   При таких обстоятельствах народ разошелся по домам, и гроза приняла бы еще большие размеры, если бы весьма скоро затем Замврий не умер.

 

   Дело это произошло следующим образом: Финеес, человек вообще более добродетельный, чем его товарищи, и к тому занимавший среди своих сверстников выдающееся положение, благодаря заслугам отца своего (дело в том, что Финеес был сыном первосвященника Елеазара и внучатым племянником Моисея), был крайне возмущен поступками Замврия и решил лично наказать последнего, раньше чем распространится и усилится, ввиду своей безнаказанности, подобное дерзкое отношение.

 

   Желая, следовательно, предупредить распространение безнаказанного нарушения законов, Финеес выказал такую твердость характера и неустрашимую храбрость, что, несмотря на все опасности, не только не отказывался от исполнения задуманного плана, но успокоился лишь тогда, когда столкнулся с этими опасностями лицом к лицу и осилил их. Именно он пошел в палатку Замврия и ударом копья уложил последнего и Хосвию на месте <пронзил обоих их, Израильтянина и женщину в чрево ее (Моисей, ясное дело, остался "ни при чем".)>.

 

   Тогда все юноши, у которых еще оставалось хотя бы немного порядочности и честности, последовали решительному примеру Финееса и перебили всех подобно Замврию провинившихся.

 

   Таким образом, благодаря честности этих юношей, погибло множество людей, преступивших законы, все же остальные [вероотступники] умерли от чумы, которую наслал на них Господь Бог и жертвами которой сделались даже и все те родственники погибших, которые вместо того, чтобы удерживать их от неповиновения Предвечному, напротив, даже поощряли таковое.

 

   Так выбыло из числа способных носить оружие не менее четырнадцати тысяч человек.

 

   В гневе на эту гнусность со стороны мадианитян Моисей выслал против них войско с поручением перебить их всех.

 

   И сказал Моисей народу, говоря: вооружите из себя людей на войну, чтобы они пошли против Мадианитян, совершить мщение Господне над Мадианитянами; по тысяче из колена, от всех колен [сынов] Израилевых пошлите на войну.

 

   И выделено из тысяч Израилевых, по тысяче из колена, двенадцать тысяч вооруженных на войну.

 

   И послал их Моисей на войну, по тысяче из колена, их и Финееса, сына Елеазара, [сына Аарона,] священника, на войну, и в руке его священные сосуды и трубы для тревоги.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "В походе израильтян ждали не только мелкие столкновения, но и великие победы.

 

   Самую большую победу одержали израильтяне уже на подходе к Иордану.

 

   Следовало очистить восточный берег реки для перехода в Землю Обетованную. Здесь-то и лежали владения мадианитян.

 

   Это племя сильно унизило достоинство сынов Израиля, пригласив пророка Валаама, чтобы он высыпал на головы евреев кучу отборных проклятий.

 

   Кроме того, Израиль начал блудодействовать с дочерьми Моава (Чис. 21), и прилепился к их языческому божеству Ваал-Фегору. Это очень не понравилось Господу, который ревностно следил за чистотой веры и чистотой расы. Поэтому Он решил немедленно отлепить евреев от Моава.

 

   Отлепить, - значило: перебить, иначе бы они не отлепились.

 

   Гнев Господа был немного смягчен решительным поступком Финееса, внука Аарона. Этот первосвященник, который имел превосходный опыт забивания быков и тельцов, одним ударом заколол еврейского быка по имени Зимри, начальника колена Симеонова, и мадианитянскую телицу в самый момент спаривания.

 

   Бог снисходительно похлопал убийцу по плечу.

 

   "Фенеес, сын Елиазара, отвратил ярость Мою от сынов Израилевых, возревновав по Мне среди их, и Я не истребил сынов Израилевых в ревности Моей. Посему скажи: вот я даю ему мой завет мира". (Чис. 25:11-12)

 

   Когда Бог давал завет мира, это значило, что надо готовиться к войне.

 

   Моисей, приведя израильтян к берегам Иордана, решил, что исполнил свою миссию, и хотел было уже отойти на вечный покой. Но Господь запретил ему умирать, пока с язычниками и их блудницами не будет покончено.

 

   "И сказал Господь Моисею, говоря: отомсти Мадианитянам за сынов Израилевых и после отойдешь к народу твоему.

 

   И сказал Моисей народу, говоря: вооружите из себя людей на войну, чтобы они пошли на войну против мадианитян совершить мщение Господне. По тысяче из колена, от всех колен Израилевых пошлите на войну". (Чис. 31:1-4)

 

   Мадианитяне также были племенем, родственным евреям. Их родоначальником был Мадиан, сын Хеттуры, наложницы Авраама. (1 Пар. 1:33)

 

   Сражению, которое разыгралось на земле моавитской, ни до, ни после не было равных в мировой истории.

 

   Израильтяне выставили двенадцать тысяч солдат. Так приказал Господь. Хотя, как оказалось впоследствии, и двенадцати человек вполне хватило бы для победы. Ведь во главе их выступал Бог Иегова, муж брани.

 

   На стороне противника было несколько сотен тысяч воинов, возглавляемых пятью царями. Но песенка их была спета уже до начала сражения.

 

   Израильтяне после победы дважды пересчитали себя, чтобы определить свои потери. Результат был неутешительным. Некого было хоронить".

 

   И пошли войною на Мадиама, как повелел Господь Моисею, и убили всех мужеского пола; и вместе с убитыми их убили царей Мадиамских: Евия, Рекема, Цура, Хура и Реву, пять царей Мадиамских, и Валаама, сына Веорова, убили мечом [вместе с убитыми их]; а жен Мадиамских и детей их сыны Израилевы взяли в плен, и весь скот их, и все стада их и все имение их взяли в добычу, и все города их во владениях их и все селения их сожгли огнем; и взяли все захваченное и всю добычу, от человека до скота; и доставили пленных и добычу и захваченное к Моисею и к Елеазару священнику и к обществу сынов Израилевых, к стану, на равнины Моавитские, что у Иордана, против Иерихона.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Полнейший разгром! Пятеро царей отправились на тот свет, прихватив с собой для компании благоразумного пророка Валаама!"

 

   И вышли Моисей и Елеазар священник и все князья общества навстречу им из стана.

 

   И прогневался Моисей на военачальников, тысяченачальников и стоначальников, пришедших с войны, и сказал им Моисей: [для чего] вы оставили в живых всех женщин? вот они, по совету Валаамову, были для сынов Израилевых поводом к отступлению от Господа в угождение Фегору, за что и поражение было в обществе Господнем; итак убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте; а всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя; и пробудьте вне стана семь дней; всякий, убивший человека и прикоснувшийся к убитому, очиститесь в третий день и в седьмой день, вы и пленные ваши; и все одежды, и все кожаные вещи, и все сделанное из козьей шерсти, и все деревянные сосуды очистите.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Моисей был уже очень стар. Со дня на день он должен был отойти и приложиться к своему народу, большую часть которого оставил под песками пустыни. Поэтому ни женщины, ни дети ему были ни к чему.
   Кроме того, он опасался, что язычницы и дальше будут соблазнять израильтян.
   Убейте, и всё!

 

   В рядах солдат возник ропот...

 

   И правда, что это за победа, если нельзя позабавиться с женами неприятеля?

 

   Моисей сообразил, что погорячился, и разрешил провести селекцию.
   "А всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя". (Чис. 31:18)

 

   К сожалению или к счастью, Моисей не уточнил ни возрастной границы, ни способа, каким можно определить: познали или не познали.
   Под шумок солдаты оставили в живых не только детей, но и более зрелых девственниц.

 

   Дети мужского пола и те счастливые женщины, которые успели познать мужа, были немилосердно истреблены. Во славу Господа!

 

   В Библии, к сожалению, не указано, какие потери понесли мадианитяне, как павшими на поле сражения, так и заколотыми мирными гражданами. Учитывая, что одних только девственниц было тридцать две тысячи, можно смело допустить, что число жертв было около полумиллиона.

 

   Вернемся к очень щекотливой, пикантной проблеме определения девственности пленниц. Попробуем представить себе, как проходила эта процедура. Чисто гипотетически.
   Очевидно, всех пленниц - от детей до глубоких старух - собрали в одном месте на обширной поляне, и обнесли забором из колючей проволоки. Потом вызывали по одной, и ставили вопрос ребром: познала мужа или не познала? Детекторов лжи тогда еще не существовало, гинекологических кресел - тоже. Поэтому приходилось верить на слово. Но при возникновении малейшего сомнения пленницу предавали в руки отборного отряда левитов. И они устанавливали, девственница или нет. Старым, дедовским способом. Результаты, в большинстве случаев, были отрицательными. И немудрено.

 

   Честно скажу, что меня, немного знающего мужскую психологию, удивило такое большое количество девственных пленниц.
   Я уверен, что абсолютное большинство дев неприятеля лишались невинности прямо в пылу сражения. А через два, три дня после него все они, без исключения, успевали познать мужа или даже нескольких мужей. Некого было учитывать!

 

   Написано, что израильтяне привели пленниц в стан не сразу, а только через неделю после сражения. Поэтому я полагаю, что девственницами остались только те тридцать две счастливицы, которые были предназначены для принесения в жертву Господу. (Чис. 31:40)

 

   Тут мы находим ответ на вопрос, почему Господь Сам не справился с мадианитянами. Просто Он хотел немного поразвлечь Свой избранный народ, дать ему возможность вдоволь поубивать, понасиловать, пограбить".

 

   И сказал Елеазар священник воинам, ходившим на войну: вот постановление закона, который заповедал Господь Моисею: золото, серебро, медь, железо, олово и свинец, и все, что проходит через огонь, проведите через огонь, чтоб оно очистилось, а кроме того и очистительною водою должно очистить; все же, что не проходит через огонь, проведите через воду; и одежды ваши вымойте в седьмой день, и очиститесь, и после того входите в стан.

 

   Это достаточно яркое и медицински грамотное требование установления КАРАНТИНА. Более того, если какой-то дом оказывался зараженным в земле Ханаанской (нынешняя Палестина), то "должно разломать сей дом, и камни его и дерево его и всю обмазку дома вынести вне города на место нечистое". Действительно при эпидемиях чумы или холеры требуется сжигать обстановку зараженного дома.
   Более того, предводители войска настаивали на полном уничтожении населения в земле Ханаанской, если на него падало подозрение в заразе. При этом запрещалось брать себе ВЕЩИ УБИТЫХ. Это сразу показывает, что завоевание земли обетованной было не просто обычным завоеванием (при котором вещи побежденных обычно переходят к победителям), а имело иной смысл и происходило при иных условиях (например, иными "методами" войны).

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: сочти добычу плена, от человека до скота, ты и Елеазар священник и начальники племен общества; и раздели добычу пополам между воевавшими, ходившими на войну, и между всем обществом; и от воинов, ходивших на войну, возьми дань Господу, по одной душе из пятисот, из людей и из крупного скота, и из ослов и из мелкого скота; возьми это из половины их и отдай Елеазару священнику в возношение Господу; и из половины сынов Израилевых возьми по одной доле из пятидесяти, из людей, из крупного скота, из ослов и из мелкого скота, и отдай это левитам, служащим при скинии Господней.

 

   И сделал Моисей и Елеазар священник, как повелел Господь Моисею...

 

   И отдал Моисей дань, возношение Господу, Елеазару священнику, как повелел Господь Моисею.

 

   И из половины сынов Израилевых, которую отделил Моисей у бывших на войне; половина же на долю общества была: мелкого скота триста тридцать семь тысяч пятьсот, крупного скота тридцать шесть тысяч, ослов тридцать тысяч пятьсот, людей шестнадцать тысяч.

 

   Из половины сынов Израилевых взял Моисей одну пятидесятую часть из людей и из скота и отдал это левитам, исполняющим службу при скинии Господней, как повелел Господь Моисею.

 

   И пришли к Моисею начальники над тысячами войска, тысяченачальники и стоначальники, и сказали Моисею: рабы твои сосчитали воинов, которые нам поручены, и не убыло ни одного из них; и вот, мы принесли приношение Господу, кто что достал из золотых вещей: цепочки, запястья, перстни, серьги и привески, для очищения душ наших пред Господом.

 

   И взял у них Моисей и Елеазар священник золото во всех этих изделиях; и было всего золота, которое принесено в возношение Господу, шестнадцать тысяч семьсот пятьдесят сиклей, от тысяченачальников и стоначальников.

 

   Воины грабили каждый для себя.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Каждый для себя. Полнейшая анархия! С таким безобразием надо было кончать.

 

   И Моисей придумал, как это пресечь.
   В дальнейшем города, которые подлежали захвату и разграблению, объявлялись заклятыми, то есть - предназначенными для Господа. И никто уже ничего не смел брать. Всё шло в общую казну.

 

   Можете мне поверить, что Господь никогда не имел в руках ключей от этой казны. Кто бы их Ему дал? Мало Ему, что ли, золота в подземных кладовых?

 

   Если многие библейские мифы и легенды являются отзвуком реальных событий, то победа над пятью мадиамскими царями, - чистый вымысел. От начала до конца.

 

   Сказка об этом фантастическом сражении была вставлена в Пятикнижие Моисея явно гораздо позже, несколько веков спустя, каким-то весёлым злоумышленником.
   Мы знаем об этом грандиозном событии и о величине добычи. Но сам-то Моисей об этом ничего не знал. Не знал никто из израильтян. Не знал вообще никто в Палестине, включая самих мадианитян.

 

   В прощальном слове Моисея к народу, перед самой его кончиной, ничего не говорится об этой победе.

 

   Моисей напоминает израильтянам обо всех этапах пути, и о тех событиях, которые произошли во время сорокалетнего пребывания в пустыне. (Втор. Главы 1-3) В частности, он говорит о разгроме царей Сигона и Ога.
   Но о пяти царях мадиамских почему-то и не вспоминает. И в перечне царей, которых поразили израильтяне при завоевании земли Обетованной, нет этих имен. (Нав. 12)

 

   Мало того, Моисей утверждал, что израильтяне обошли границы земли Моава, и что Господь запретил им воевать с народами, населяющими эту землю.
   Потому что израильтяне не получат ее в наследство. (Втор. 2:9)

 

   Вскоре после этих событий двое юношей-соглядатаев проникли в Иерихон, чтобы выявить слабые места в обороне города. И были разоблачены. Спасаясь от погони, они спрятались в доме блудницы Раав.

 

   Надо сказать, что блудниц в Библии предостаточно, и что они играют заметную роль в развитии событий.

 

   Раав спрятала шпионов, так как наперед предвидела, что Иерихон падет. И заботилась о своем спасении.
   Предательница рассказала юношам, что все горожане наслышаны о чудесном исходе израильтян из Египта, об их победах над Сигоном и Огом, владения которых находились далеко от Иерихона. Но о недавнем "великом" сражении с мадианитянами, жившими рядом, на противоположном берегу Иордана, она и не заикнулась.
   Вот еще одно подтверждение, что о войне с мадианитянами никто слыхом не слыхивал. Такая шумная была победа".

 

   И взял Моисей и Елеазар священник золото от тысяченачальников и стоначальников, и принесли его в скинию собрания, в память сынов Израилевых пред Господом.

 

   У сынов Рувимовых и у сынов Гадовых стад было весьма много; и увидели они, что земля Иазер и земля Галаад есть место годное для стад; и пришли сыны Гадовы и сыны Рувимовы и сказали Моисею и Елеазару священнику и князьям общества, говоря: Атароф и Дивон, и Иазер, и Нимра, и Есевон, и Елеале, и Севам, и Нево, и Веон, земля, которую Господь поразил пред обществом Израилевым, есть земля годная для стад, а у рабов твоих есть стада. И сказали: если мы нашли благоволение в глазах твоих, отдай землю сию рабам твоим во владение; не переводи нас чрез Иордан.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что два колена, Гадово и Рувилово, а также половина колена Манассиева, которые были особенно богаты рогатым скотом, да и вообще отличались большею зажиточностью, сообща обратились к Моисею с просьбою предоставить им перед другими завоеванную страну аморритян, которая была им особенно пригодна ввиду своих хороших пастбищ.
   Предполагая, однако, что они из боязни сражаться с хананеянами нашли в этой заботливости о своих стадах лишь удобный предлог, Моисей назвал их гнусными трусами и сказал им, что они прикрывают свою трусость приличным предлогом, желают вести спокойную и безопасную жизнь, в то время как все остальные будут работать над достижением обетованной земли, и не хотят участвовать со всеми прочими в дальнейшем завоевании страны, которую обещал предоставить им Господь Бог по переходе через Иордан, и в том, чтобы совместно со всеми остальными евреями прогнать оттуда всех указанных Предвечным врагов.

 

   И сказал Моисей сынам Гадовым и сынам Рувимовым: братья ваши пойдут на войну, а вы останетесь здесь? для чего вы отвращаете сердце сынов Израилевых от перехода в землю, которую дает им Господь? так поступили отцы ваши, когда я посылал их из Кадес-Варни для обозрения земли: они доходили до долины Есхол, и видели землю, и отвратили сердце сынов Израилевых, чтобы не шли они в землю, которую Господь дает им; и воспылал в тот день гнев Господа, и поклялся Он, говоря: люди сии, вышедшие из Египта, от двадцати лет и выше [знающие добро и зло,] не увидят земли, о которой Я клялся Аврааму, Исааку и Иакову, потому что они не повиновались Мне, кроме Халева, сына Иефонниина, Кенезеянина, и Иисуса, сына Навина, потому что они повиновались Господу. И воспылал гнев Господа на Израиля, и водил Он их по пустыне сорок лет, доколе не кончился весь род, сделавший зло в очах Господних. И вот, вместо отцов ваших восстали вы, отродье грешников, чтоб усилить еще ярость гнева Господня на Израиля. Если вы отвратитесь от Него, то Он опять оставит его в пустыне, и вы погубите весь народ сей.

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что видя такой гнев Моисея и находя, что последний совершенно основательно отнесся таким образом к их просьбе, они стали приводить в свое оправдание, что они обратились к нему с этою просьбою не из страха перед опасностями и не вследствие изнеженности и тягости походов, но лишь с тою целью, чтобы иметь возможность, поместив в удобном месте свое имущество, с большею легкостью участвовать в походах и битвах.
   Они охотно, продолжали они, пойдут за остальными войсками, раз он позволит основать им города для безопасного в них пребывания их жен и детей и имущества.
   Моисей склонился на этот довод, созвал на совещание первосвященника Елеазара, Иисуса и всех старейшин и предоставил просителям страну аморритян на условии оказания остальным единоплеменникам вооруженной помощи во всех случаях, пока вся страна не будет покорена окончательно.
   Получив таким образом желаемую местность, указанные колена основали в ней укрепленные города и перевели туда детей, жен и то имущество, которое могло бы стеснять их в походах.

 

   И подошли они к нему и сказали: мы построим здесь овчие дворы для стад наших и города для детей наших; сами же мы первые вооружимся и пойдем пред сынами Израилевыми, доколе не приведем их в места их; а дети наши пусть останутся в укрепленных городах, для безопасности от жителей земли; не возвратимся в домы наши, доколе не вступят сыны Израилевы каждый в удел свой; ибо мы не возьмем с ними удела по ту сторону Иордана и далее, если удел нам достанется по эту сторону Иордана, к востоку.

 

   И сказал им Моисей: если вы это сделаете, если вооруженные пойдете на войну пред Господом, и пойдет каждый из вас вооруженный за Иордан пред Господом, доколе не истребит Он врагов Своих пред Собою, и покорена будет земля пред Господом, то после возвратитесь и будете неповинны пред Господом и пред Израилем, и будет земля сия у вас во владении пред Господом; если же не сделаете так, то согрешите пред Господом, и испытаете наказание за грех ваш, которое постигнет вас; стройте себе города для детей ваших и дворы для овец ваших и делайте, что произнесено устами вашими.

 

   И сказали сыны Гадовы и сыны Рувимовы Моисею: рабы твои сделают, как повелевает господин наш; дети наши, жены наши, стада наши и весь скот наш останутся тут в городах Галаада, а рабы твои, все, вооружившись, как воины, пойдут пред Господом на войну, как говорит господин наш.

 

   И дал Моисей о них повеление Елеазару священнику и Иисусу, сыну Навину, и начальникам племен сынов Израилевых, и сказал им Моисей: если сыны Гадовы и сыны Рувимовы перейдут с вами за Иордан, все вооружившись на войну пред Господом, и покорена будет пред вами земля, то отдайте им землю Галаад во владение; если же не пойдут они с вами вооруженные [на войну пред Господом, то пошлите пред собою имение их, жен их и скот их в землю Ханаанскую], и они получат владение вместе с вами в земле Ханаанской.

 

   И отвечали сыны Гадовы и сыны Рувимовы и сказали: как сказал Господь рабам твоим, так и сделаем; мы пойдем вооруженные пред Господом в землю Ханаанскую, а удел владения нашего пусть будет по эту сторону Иордана.

 

   И отдал Моисей им, сынам Гадовым и сынам Рувимовым, и половине колена Манассии, сына Иосифова, царство Сигона, царя Аморрейского, и царство Ога, царя Васанского, землю с городами ее и окрестностями, - города земли во все стороны.

 

   И построили сыны Гадовы Дивон и Атароф, и Ароер, и Атароф-Шофан, и Иазер, и Иогбегу, и Беф-Нимру и Беф-Гаран, города укрепленные и дворы для овец. И сыны Рувимовы построили Есевон, Елеале, Кириафаим, и Нево, и Ваал-Меон, которых имена переменены, и Сивму, и дали имена городам, которые они построили.

 

   И пошли сыны Махира, сына Манассиина, в Галаад, и взяли его, и выгнали Аморреев, которые были в нем; и отдал Моисей Галаад Махиру, сыну Манассии, и он поселился в нем. И Иаир, сын Манассии, пошел и взял селения их, и назвал их: селения Иаировы. И Новах пошел и взял Кенаф и зависящие от него города, и назвал его своим именем: Новах...

 

   ...Ханаанский царь Арада, который жил к югу земли Ханаанской, услышал тогда, что идут сыны Израилевы.

 

   И отправились они от горы Ор и расположились станом в Салмоне.

 

   И отправились из Салмона и расположились станом в Пуноне.

 

   И отправились из Пунона и расположились станом в Овофе.

 

   И отправились из Овофа и расположились станом в Ийм-Авариме, на пределах Моава.

 

   И отправились из Ийма и расположились станом в Дивон-Гаде.

 

   И отправились из Дивон-Гада и расположились станом в Алмон- Дивлафаиме.

 

   И отправились из Алмон-Дивлафаима и расположились станом на горах Аваримских пред Нево.

 

   И отправились от гор Аваримских и расположились станом на равнинах Моавитских у Иордана, против Иерихона; они расположились станом у Иордана от Беф-Иешимофа до Аве- Ситтима на равнинах Моавитских.

 

   И сказал Господь Моисею на равнинах Моавитских у Иордана, против Иерихона, говоря: объяви сынам Израилевым и скажи им: когда перейдете через Иордан в землю Ханаанскую, то прогоните от себя всех жителей земли и истребите все изображения их, и всех литых идолов их истребите и все высоты их разорите; и возьмите во владение землю и поселитесь на ней, ибо Я вам даю землю сию во владение; и разделите землю по жребию на уделы племенам вашим: многочисленному дайте удел более, а малочисленному дай удел менее; кому где выйдет жребий, там ему и будет удел; по коленам отцов ваших возьмите себе уделы; если же вы не прогоните от себя жителей земли, то оставшиеся из них будут тернами для глаз ваших и иглами для боков ваших и будут теснить вас на земле, в которой вы будете жить, и тогда, что Я вознамерился сделать им, сделаю вам.

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: дай повеление сынам Израилевым и скажи им: когда войдете в землю Ханаанскую, то вот земля, которая достанется вам в удел, земля Ханаанская с ее границами: южная сторона будет у вас от пустыни Син, подле Едома, и пойдет у вас южная граница от конца Соленого моря с востока, и направится граница на юг к возвышенности Акравима и пойдет через Син, и будут выступы ее на юг к Кадес-Варни, оттуда пойдет к Гацар-Аддару и пройдет через Ацмон; от Ацмона направится граница к потоку Египетскому, и будут выступы ее к морю; а границею западною будет у вас великое море: это будет у вас граница к западу; к северу же будет у вас граница: от великого моря проведите ее к горе Ор, от горы Ор проведите к Емафу, и будут выступы границы к Цедаду; оттуда пойдет граница к Цифрону, и выступы ее будут к Гацар- Енану: это будет у вас граница северная; границу восточную проведите себе от Гацар-Енана к Шефаму, от Шефама пойдет граница к Рибле, с восточной стороны Аина, потом пойдет граница и коснется берегов моря Киннереф с восточной стороны; и пойдет граница к Иордану, и будут выступы ее к Соленому морю. Это будет земля ваша по границам ее со всех сторон.

 

   И дал повеление Моисей сынам Израилевым и сказал: вот земля, которую вы разделите на уделы по жребию, которую повелел Господь дать девяти коленам и половине колена [Манассиина]; ибо колено сынов Рувимовых по семействам их, и колено сынов Гадовых по семействам их, и половина колена Манассиина получили удел свой: два колена и половина колена получили удел свой за Иорданом против Иерихона к востоку.

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: вот имена мужей, которые будут делить вам землю: Елеазар священник и Иисус, сын Навин; и по одному князю от колена возьмите для раздела земли. И вот имена сих мужей: для колена Иудина Халев, сын Иефонниин; для колена сынов Симеоновых Самуил, сын Аммиуда; для колена Вениаминова Елидад, сын Кислона; для колена сынов Дановых князь Буккий, сын Иоглии; для сынов Иосифовых, для колена сынов Манассииных князь Ханниил, сын Ефода; для колена сынов Ефремовых князь Кемуил, сын Шифтана; для колена сынов Завулоновых князь Елицафан, сын Фарнака; для колена сынов Иссахаровых князь Фалтиил, сын Аззана; для колена сынов Асировых князь Ахиуд, сын Шеломия; для колена сынов Неффалимовых князь Педаил, сын Аммиуда; вот те, которым повелел Господь разделить уделы сынам Израилевым в земле Ханаанской.

 

   И сказал Господь Моисею на равнинах Моавитских у Иордана против Иерихона, говоря: повели сынам Израилевым, чтоб они из уделов владения своего дали левитам города для жительства, и поля при городах со всех сторон дайте левитам: города будут им для жительства, а поля будут для скота их и для имения их и для всех житейских потребностей их; поля при городах, которые вы должны дать левитам, от стены города должны простираться на [две] тысячи локтей, во все стороны; и отмерьте за городом к восточной стороне две тысячи локтей, и к южной стороне две тысячи локтей, и к западу две тысячи локтей, и к северной стороне две тысячи локтей, а посредине город: таковы будут у них поля при городах.
   Из городов, которые вы дадите левитам, [будут] шесть городов для убежища, в которые вы позволите убегать убийце; и сверх их дайте сорок два города: всех городов, которые вы должны дать левитам, будет сорок восемь городов, с полями при них.
   И когда будете давать города из владения сынов Израилевых, тогда из большего дайте более, из меньшего менее; каждое колено, смотря по уделу, какой получит, должно дать из городов своих левитам.

 

   И сказал Господь Моисею, говоря: объяви сынам Израилевым и скажи им: когда вы перейдете чрез Иордан в землю Ханаанскую, выберите себе города, которые были бы у вас городами для убежища, куда мог бы убежать убийца, убивший человека неумышленно;
   и будут у вас города сии убежищем от мстителя [за кровь], чтобы не был умерщвлен убивший, прежде нежели он предстанет пред общество на суд.
   Городов же, которые должны вы дать, городов для убежища, должно быть у вас шесть: три города дайте по эту сторону Иордана и три города дайте в земле Ханаанской;
   городами убежища должны быть они;
   для сынов Израилевых и для пришельца и для поселенца между вами будут сии шесть городов убежищем, чтобы убегать туда всякому, убившему человека неумышленно.

 

   Если кто ударит кого железным орудием так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно предать смерти;
   и если кто ударит кого из руки камнем, от которого можно умереть, так что тот умрет, то он убийца: убийцу должно предать смерти;
   или если деревянным орудием, от которого можно умереть, ударит из руки так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно предать смерти;
   мститель за кровь сам может умертвить убийцу: лишь только встретит его, сам может умертвить его;
   если кто толкнет кого по ненависти, или с умыслом бросит на него что-нибудь так, что тот умрет, или по вражде ударит его рукою так, что тот умрет, то ударившего должно предать смерти: он убийца;
   мститель за кровь может умертвить убийцу, лишь только встретит его.
   Если же он толкнет его нечаянно, без вражды, или бросит на него что-нибудь без умысла, или какой-нибудь камень, от которого можно умереть, не видя уронит на него так, что тот умрет, но он не был врагом его и не желал ему зла, то общество должно рассудить между убийцею и мстителем за кровь по сим постановлениям;
   и должно общество спасти убийцу от руки мстителя за кровь, и должно возвратить его общество в город убежища его, куда он убежал, чтоб он жил там до смерти великого священника, который помазан священным елеем;
   если же убийца выйдет за предел города убежища, в который он убежал, и найдет его мститель за кровь вне пределов города убежища его, и убьет убийцу сего мститель за кровь, то не будет на нем вины кровопролития, ибо тот должен был жить в городе убежища своего до смерти великого священника, а по смерти великого священника должен был возвратиться убийца в землю владения своего.

 

   Да будет это у вас постановлением законным в роды ваши, во всех жилищах ваших.

 

   Если кто убьет человека, то убийцу должно убить по словам свидетелей; но одного свидетеля недостаточно, чтобы осудить на смерть.

 

   И не берите выкупа за душу убийцы, который повинен смерти, но его должно предать смерти;
   и не берите выкупа за убежавшего в город убежища, чтоб ему позволить жить в земле своей прежде смерти [великого] священника.

 

   Не оскверняйте земли, на которой вы [будете жить]; ибо кровь оскверняет землю, и земля не иначе очищается от пролитой на ней крови, как кровью пролившего ее.

 

   Не должно осквернять землю, на которой вы живете, среди которой обитаю Я; ибо Я Господь обитаю среди сынов Израилевых.

 

   Пришли главы семейств от племени сынов Галаада, сына Махирова, сына Манассиина из племен сынов Иосифовых, и говорили пред Моисеем [и пред Елеазаром священником] и пред князьями, главами поколений сынов Израилевых, и сказали: Господь повелел господину нашему дать землю в удел сынам Израилевым по жребию, и господину нашему повелено от Господа дать удел Салпаада, брата нашего, дочерям его; если же они будут женами сынов которого-нибудь другого колена сынов Израилевых, то удел их отнимется от удела отцов наших и прибавится к уделу того колена, в котором они будут [женами], и отнимется от доставшегося по жребию удела нашего; и даже когда будет у сынов Израилевых юбилей, тогда удел их прибавится к уделу того колена, в котором они будут [женами], и от удела колена отцов наших отнимется удел их.

 

   И дал Моисей повеление сынам Израилевым, по слову Господню, и сказал: правду говорит колено сынов Иосифовых; вот что заповедует Господь о дочерях Салпаадовых: они могут быть женами тех, кто понравится глазам их, только должны быть женами в племени колена отца своего, чтобы удел сынов Израилевых не переходил из колена в колено; ибо каждый из сынов Израилевых должен быть привязан к уделу колена отцов своих; и всякая дочь, наследующая удел в коленах сынов Израилевых, должна быть женою кого-нибудь из племени колена отца своего, чтобы сыны Израилевы наследовали каждый удел отцов своих, и чтобы не переходил удел из колена в другое колено; ибо каждое из колен сынов Израилевых должно быть привязано к своему уделу.

 

   Как повелел Господь Моисею, так и сделали дочери Салпаадовы. И вышли дочери Салпаадовы Махла, Фирца, Хогла, Милка и Ноа в замужество за сыновей дядей своих; в племени сынов Манассии, сына Иосифова, они были женами, и остался удел их в колене племени отца их. Сии суть заповеди и постановления, которые дал Господь сынам Израилевым чрез Моисея на равнинах Моавитских, у Иордана, против Иерихона.

 

   Сии суть слова, которые говорил Моисей всем Израильтянам за Иорданом в пустыне на равнине против Суфа, между Фараном и Тофелом, и Лаваном, и Асирофом, и Дизагавом, в расстоянии одиннадцати дней пути от Хорива, по дороге от горы Сеир к Кадес-Варни.

 

   Сорокового года, одиннадцатого месяца, в первый [день] месяца говорил Моисей [всем] сынам Израилевым все, что заповедал ему Господь о них.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Как видите, путь, который можно было пройти за полторы недели, израильтяне преодолевали сорок лет".

 

   По убиении им Сигона, царя Аморрейского, который жил в Есевоне, и Ога, царя Васанского, который жил в Аштерофе в Едреи, за Иорданом, в земле Моавитской, начал Моисей изъяснять закон сей и сказал:

 

   Господь, Бог наш, говорил нам в Хориве и сказал:

 

   <полно вам жить на горе сей! обратитесь, отправьтесь в путь и пойдите на гору Аморреев и ко всем соседям их, на равнину, на гору, на низкие места и на южный край и к берегам моря, в землю Ханаанскую и к Ливану, даже до реки великой, реки Евфрата; вот, Я даю вам землю сию, пойдите, возьмите в наследие землю, которую Господь с клятвою обещал дать отцам вашим, Аврааму, Исааку и Иакову, им и потомству их>.

 

   И я сказал вам в то время: не могу один водить вас; Господь, Бог ваш, размножил вас, и вот, вы ныне многочисленны, как звезды небесные; Господь, Бог отцов ваших, да умножит вас в тысячу крат против того, сколько вас теперь, и да благословит вас, как Он говорил вам: как же мне одному носить тягости ваши, бремена ваши и распри ваши? изберите себе по коленам вашим мужей мудрых, разумных и испытанных, и я поставлю их начальниками вашими.

 

   Вы отвечали мне и сказали: хорошее дело велишь ты сделать.

 

   И взял я главных из колен ваших, мужей мудрых, [разумных] и испытанных, и сделал их начальниками над вами, тысяченачальниками, стоначальниками, пятидесятиначальниками, десятиначальниками и надзирателями по коленам вашим.

 

   И дал я повеление судьям вашим в то время, говоря: выслушивайте братьев ваших и судите справедливо, как брата с братом, так и пришельца его; не различайте лиц на суде, как малого, так и великого выслушивайте: не бойтесь лица человеческого, ибо суд-дело Божие; а дело, которое для вас трудно, доводите до меня, и я выслушаю его.

 

   И дал я вам в то время повеления обо всем, что надлежит вам делать.

 

   И отправились мы от Хорива, и шли по всей этой великой и страшной пустыне, которую вы видели, по пути к горе Аморрейской, как повелел Господь, Бог наш, и пришли в Кадес-Варни.

 

   И сказал я вам: вы пришли к горе Аморрейской, которую Господь, Бог наш, дает нам; вот, Господь, Бог твой, отдает тебе землю сию, иди, возьми ее во владение, как говорил тебе Господь, Бог отцов твоих, не бойся и не ужасайся.

 

   Но вы все подошли ко мне и сказали: пошлем пред собою людей, чтоб они исследовали нам землю и принесли нам известие о дороге, по которой идти нам, и о городах, в которые идти нам.

 

   Слово это мне понравилось, и я взял из вас двенадцать человек, по одному человеку от [каждого] колена.

 

   Они пошли, взошли на гору и дошли до долины Есхол, и обозрели ее; и взяли в руки свои плодов земли и доставили нам, и принесли нам известие и сказали: хороша земля, которую Господь, Бог наш, дает нам.

 

   Но вы не захотели идти и воспротивились повелению Господа, Бога вашего, и роптали в шатрах ваших и говорили: Господь, по ненависти к нам, вывел нас из земли Египетской, чтоб отдать нас в руки Аморреев и истребить нас; куда мы пойдем? братья наши расслабили сердце наше, говоря: народ тот более, [многочисленнее] и выше нас, города там большие и с укреплениями до небес, да и сынов Енаковых видели мы там.

 

   И я сказал вам: не страшитесь и не бойтесь их; Господь, Бог ваш, идет перед вами; Он будет сражаться за вас, как Он сделал с вами в Египте, пред глазами вашими, и в пустыне сей, где, как ты видел, Господь, Бог твой, носил тебя, как человек носит сына своего, на всем пути, которым вы проходили до пришествия вашего на сие место.

 

   Но и при этом вы не верили Господу, Богу вашему, Который шел перед вами путем - искать вам места, где остановиться вам, ночью в огне, чтобы указывать вам дорогу, по которой идти, а днем в облаке.

 

   И Господь [Бог] услышал слова ваши, и разгневался, и поклялся, говоря: никто из людей сих, из сего злого рода, не увидит доброй земли, которую Я клялся дать отцам вашим; только Халев, сын Иефонниин, увидит ее; ему дам Я землю, по которой он проходил, и сынам его, за то, что он повиновался Господу.

 

   И на меня прогневался Господь за вас, говоря: и ты не войдешь туда; Иисус, сын Навин, который при тебе, он войдет туда; его утверди, ибо он введет Израиля во владение ею; дети ваши, о которых вы говорили, что они достанутся в добычу врагам, и сыновья ваши, которые не знают ныне ни добра ни зла, они войдут туда, им дам ее, и они овладеют ею; а вы обратитесь и отправьтесь в пустыню по дороге к Чермному морю.

 

   И вы отвечали тогда и сказали мне: согрешили мы пред Господом, [Богом нашим,] пойдем и сразимся, как повелел нам Господь, Бог наш.

 

   И препоясались вы, каждый ратным оружием своим, и безрассудно решились взойти на гору.

 

   Но Господь сказал мне: скажи им: не всходите и не сражайтесь, потому что нет Меня среди вас, чтобы не поразили вас враги ваши.

 

   И я говорил вам, но вы не послушали и воспротивились повелению Господню и по упорству своему взошли на гору.

 

   И выступил против вас Аморрей, живший на горе той, и преследовали вас так, как делают пчелы, и поражали вас на Сеире до самой Хормы.

 

   И возвратились вы и плакали пред Господом: но Господь не услышал вопля вашего и не внял вам.

 

   И пробыли вы в Кадесе много времени, сколько времени вы там были.

 

   И обратились мы и отправились в пустыню к Чермному морю, как говорил мне Господь, и много времени ходили вокруг горы Сеира.

 

   И сказал мне Господь, говоря: полно вам ходить вокруг этой горы, обратитесь к северу; и народу дай повеление и скажи: вы будете проходить пределы братьев ваших, сынов Исавовых, живущих на Сеире, и они убоятся вас; но остерегайтесь начинать с ними войну, ибо Я не дам вам земли их ни на стопу ноги, потому что гору Сеир Я дал во владение Исаву; пищу покупайте у них за серебро и ешьте; и воду покупайте у них за серебро и пейте; ибо Господь, Бог твой, благословил тебя во всяком деле рук твоих, покровительствовал тебе во время путешествия твоего по великой [и страшной] пустыне сей; вот, сорок лет Господь, Бог твой, с тобою; ты ни в чем не терпел недостатка.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Какое лицемерие! Неужели Моисей обращается только к священникам и левитам, а не ко всему народу? Народ как раз терпел. И жажду и голод. Потому и роптал. Потому и истреблялся".

 

   И шли мы мимо братьев наших, сынов Исавовых, живущих на Сеире, путем равнины, от Елафа и Ецион-Гавера, и поворотили, и шли к пустыне Моава.

 

   И сказал мне Господь: не вступай во вражду с Моавом и не начинай с ними войны; ибо Я не дам тебе ничего от земли его во владение, потому что Ар отдал Я во владение сынам Лотовым; прежде жили там Эмимы, народ великий, многочисленный и высокий, как сыны Енаковы, и они считались между Рефаимами, как сыны Енаковы; Моавитяне же называют их Эмимами; а на Сеире жили прежде Хорреи; но сыны Исавовы прогнали их и истребили их от лица своего и поселились вместо их-так, как поступил Израиль с землею наследия своего, которую дал им Господь; итак встаньте и пройдите долину Заред.

 

   И прошли мы долину Заред. С тех пор, как мы пошли в Кадес-Варни и как прошли долину Заред, минуло тридцать восемь лет, и у нас перевелся из среды стана весь род ходящих на войну, как клялся им Господь [Бог]; да и рука Господня была на них, чтоб истреблять их из среды стана, пока не вымерли.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Жили в полном достатке, но умирали, как мухи. Счастливо жили в голодной пустыне и погибали от язв с улыбкой на устах. Вот какая славная Отеческая забота!"

 

   Когда же перевелись все ходящие на войну и вымерли из среды народа, тогда сказал мне Господь, говоря: ты проходишь ныне мимо пределов Моава, мимо Ара, и приблизился к Аммонитянам; не вступай с ними во вражду, и не начинай с ними войны, ибо Я не дам тебе ничего от земли сынов Аммоновых во владение, потому что Я отдал ее во владение сынам Лотовым; и она считалась землею Рефаимов; прежде жили на ней Рефаимы; Аммонитяне же называют их Замзумимами; народ великий, многочисленный и высокий, как сыны Енаковы, и истребил их Господь пред лицем их, и изгнали они их и поселились на месте их, как Он сделал для сынов Исавовых, живущих на Сеире, истребив пред лицем их Хорреев, и они изгнали их, и поселились на месте их, и живут до сего дня; и Аввеев, живших в селениях до самой Газы, Кафторимы, исшедшие из Кафтора, истребили и поселились на месте их.

 

   Встаньте, отправьтесь и перейдите поток Арнон; вот, Я предаю в руку твою Сигона, царя Есевонского, Аморреянина, и землю его; начинай овладевать ею, и веди с ним войну; с сего дня Я начну распространять страх и ужас пред тобою на народы под всем небом; те, которые услышат о тебе, вострепещут и ужаснутся тебя.

 

   И послал я послов из пустыни Кедемоф к Сигону, царю Есевонскому, с словами мирными, чтобы сказать: позволь пройти мне землею твоею; я пойду дорогою, не сойду ни направо, ни налево; пищу продавай мне за серебро, и я буду есть, и воду для питья давай мне за серебро, и я буду пить, только ногами моими пройду- так, как сделали мне сыны Исава, живущие на Сеире, и Моавитяне, живущие в Аре, доколе не перейду чрез Иордан в землю, которую Господь, Бог наш, дает нам.

 

   Но Сигон, царь Есевонский, не согласился позволить пройти нам через свою землю, потому что Господь, Бог твой, ожесточил дух его и сердце его сделал упорным, чтобы предать его в руку твою, как это видно ныне.

 

   И сказал мне Господь: вот, Я начинаю предавать тебе Сигона [царя Есевонского, Аморреянина,] и землю его; начинай овладевать землею его.

 

   И Сигон [царь Есевонский] со всем народом своим выступил против нас на сражение к Яаце; и предал его Господь, Бог наш, [в руки наши,] и мы поразили его и сынов его и весь народ его, и взяли в то время все города его, и предали заклятию все города, мужчин и женщин и детей, не оставили никого в живых; только взяли мы себе в добычу скот их и захваченное во взятых нами городах. От Ароера, который на берегу потока Арнона, и от города, который на долине, до [горы] Галаада не было города, который был бы неприступен для нас: всё предал Господь, Бог наш, [в руки наши].

 

   Только к земле Аммонитян ты не подходил, ни к местам [лежащим] близ потока Иавока, ни к городам [которые] на горе, ни ко всему, к чему не повелел [нам] Господь, Бог наш.

 

   И обратились мы оттуда, и шли к Васану, и выступил против нас на войну Ог, царь Васанский, со всем народом своим, при Едреи.

 

   И сказал мне Господь: не бойся его, ибо Я отдам в руку твою его, и весь народ его, и всю землю его, и ты поступишь с ним так, как поступил с Сигоном, царем Аморрейским, который жил в Есевоне.

 

   И предал Господь, Бог наш, в руки наши и Ога, царя Васанского, и весь народ его; и мы поразили его, так что никого не осталось у него в живых; и взяли мы в то время все города его; не было города, которого мы не взяли бы у них: шестьдесят городов, всю область Аргов, царство Ога Васанского; все эти города укреплены были высокими стенами, воротами и запорами, кроме городов неукрепленных, весьма многих; и предали мы их заклятию, как поступили с Сигоном, царем Есевонским, предав заклятию всякий город с мужчинами, женщинами и детьми; но весь скот и захваченное в городах взяли себе в добычу.

 

   И взяли мы в то время из руки двух царей Аморрейских землю сию, которая по эту сторону Иордана, от потока Арнона до горы Ермона, - Сидоняне Ермон называют Сирионом, а Аморреи называют его Сениром, - все города на равнине, весь Галаад и весь Васан до Салхи и Едреи, города царства Ога Васанского; ибо только Ог, царь Васанский, оставался из Рефаимов. Вот, одр его, одр железный, и теперь в Равве, у сынов Аммоновых: длина его девять локтей, а ширина его четыре локтя, локтей мужеских. Землю сию взяли мы в то время начиная от Ароера, который у потока Арнона; и половину горы Галаада с городами ее отдал я колену Рувимову и Гадову; а остаток Галаада и весь Васан, царство Ога, отдал я половине колена Манассиина, всю область Аргов со всем Васаном. [Она называется землею Рефаимов.] Иаир, сын Манассиин, взял всю область Аргов, до пределов Гесурских и Маахских, и назвал Васан, по имени своему, селениями Иаировыми, что и доныне; Махиру дал я Галаад; а колену Рувимову и Гадову дал от Галаада до потока Арнона, землю между потоком и пределом, до потока Иавока, предела сынов Аммоновых, также равнину и Иордан, который есть и предел, от Киннерефа до моря равнины, моря Соленого, при подошве горы Фасги к востоку.

 

   И дал я вам в то время повеление, говоря: Господь, Бог ваш, дал вам землю сию во владение; все способные к войне, вооружившись, идите впереди братьев ваших, сынов Израилевых; только жены ваши и дети ваши и скот ваш [ибо я знаю, что скота у вас много,] пусть останутся в городах ваших, которые я дал вам, доколе Господь [Бог] не даст покоя братьям вашим, как вам, и доколе и они не получат во владение землю, которую Господь, Бог ваш, дает им за Иорданом; тогда возвратитесь каждый в свое владение, которое я дал вам.

 

   И Иисусу заповедал я в то время, говоря: глаза твои видели все, что сделал Господь, Бог ваш, с двумя царями сими; то же сделает Господь со всеми царствами, которые ты будешь проходить; не бойтесь их, ибо Господь, Бог ваш, Сам сражается за вас.

 

   И молился я Господу в то время, говоря: Владыко Господи, Ты начал показывать рабу Твоему величие Твое [и силу Твою,] и крепкую руку Твою [и высокую мышцу]; ибо какой бог есть на небе, или на земле, который мог бы делать такие дела, как Твои, и с могуществом таким, как Твое? дай мне перейти и увидеть ту добрую землю, которая за Иорданом, и ту прекрасную гору и Ливан.

 

   Но Господь гневался на меня за вас и не послушал меня, и сказал мне Господь: полно тебе, впредь не говори Мне более об этом; взойди на вершину Фасги и взгляни глазами твоими к морю и к северу, и к югу и к востоку, и посмотри глазами твоими, потому что ты не перейдешь за Иордан сей; и дай наставление Иисусу, и укрепи его, и утверди его; ибо он будет предшествовать народу сему и он разделит им на уделы [всю] землю, на которую ты посмотришь.

 

   И остановились мы на долине, напротив Беф-Фегора. Итак, Израиль, слушай постановления и законы, которые я [сегодня] научаю вас исполнять, дабы вы были живы [и размножились], и пошли и наследовали ту землю, которую Господь, Бог отцов ваших, дает вам [в наследие]; не прибавляйте к тому, что я заповедую вам, и не убавляйте от того; соблюдайте заповеди Господа, Бога вашего, которые я вам [сегодня] заповедую.

 

   Глаза ваши видели [все], что сделал Господь [Бог наш] с Ваал- Фегором: всякого человека, последовавшего Ваал-Фегору, истребил Господь, Бог твой, из среды тебя; а вы, прилепившиеся к Господу, Богу вашему, живы все доныне.

 

   Вот, я научил вас постановлениям и законам, как повелел мне Господь, Бог мой, дабы вы так поступали в той земле, в которую вы вступаете, чтоб овладеть ею; итак храните и исполняйте их, ибо в этом мудрость ваша и разум ваш пред глазами народов, которые, услышав о всех сих постановлениях, скажут: только этот великий народ есть народ мудрый и разумный. Ибо есть ли какой великий народ, к которому боги его были бы столь близки, как близок к нам Господь, Бог наш, когда ни призовем Его? и есть ли какой великий народ, у которого были бы такие справедливые постановления и законы, как весь закон сей, который я предлагаю вам сегодня? Только берегись и тщательно храни душу твою, чтобы тебе не забыть тех дел, которые видели глаза твои, и чтобы они не выходили из сердца твоего во все дни жизни твоей; и поведай о них сынам твоим и сынам сынов твоих, - о том дне, когда ты стоял пред Господом, Богом твоим, при Хориве, [в день собрания,] и когда сказал Господь мне: собери ко Мне народ, и Я возвещу им слова Мои, из которых они научатся бояться Меня во все дни жизни своей на земле и научат сыновей своих. Вы приблизились и стали под горою, а гора горела огнем до самых небес, и была тьма, облако и мрак. И говорил Господь к вам [на горе] из среды огня; глас слов [Его] вы слышали, но образа не видели, а только глас; и объявил Он вам завет Свой, который повелел вам исполнять, десятословие, и написал его на двух каменных скрижалях; и повелел мне Господь в то время научить вас постановлениям и законам, дабы вы исполняли их в той земле, в которую вы входите, чтоб овладеть ею.

 

   Твердо держите в душах ваших, что вы не видели никакого образа в тот день, когда говорил к вам Господь на [горе] Хориве из среды огня, дабы вы не развратились и не сделали себе изваяний, изображений какого-либо кумира, представляющих мужчину или женщину, изображения какого-либо скота, который на земле, изображения какой-либо птицы крылатой, которая летает под небесами, изображения какого-либо [гада,] ползающего по земле, изображения какой-либо рыбы, которая в водах ниже земли; и дабы ты, взглянув на небо и увидев солнце, луну и звезды [и] все воинство небесное, не прельстился и не поклонился им и не служил им, так как Господь, Бог твой, уделил их всем народам под всем небом.

 

   А вас взял Господь [Бог] и вывел вас из печи железной, из Египта, дабы вы были народом Его удела, как это ныне видно.

 

   И Господь [Бог] прогневался на меня за вас, и клялся, что я не перейду за Иордан и не войду в ту добрую землю, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел; я умру в сей земле, не перейдя за Иордан, а вы перейдете и овладеете тою доброю землею.

 

   Берегитесь, чтобы не забыть вам завета Господа, Бога вашего, который Он поставил с вами, и чтобы не делать себе кумиров, изображающих что-либо, как повелел тебе Господь, Бог твой; ибо Господь, Бог твой, есть огнь поядающий, Бог ревнитель.

 

   Если же родятся у тебя сыны и сыны у сынов [твоих], и, долго жив на земле, вы развратитесь и сделаете изваяние, изображающее что-либо, и сделаете зло сие пред очами Господа, Бога вашего, и раздражите Его, то свидетельствуюсь вам сегодня небом и землею, что скоро потеряете землю, для наследования которой вы переходите за Иордан; не пробудете много времени на ней, но погибнете; и рассеет вас Господь по [всем] народам, и останетесь в малом числе между народами, к которым отведет вас Господь; и будете там служить [другим] богам, сделанным руками человеческими из дерева и камня, которые не видят и не слышат, и не едят и не обоняют.

 

   Но когда ты взыщешь там Господа, Бога твоего, то найдешь [Его], если будешь искать Его всем сердцем твоим и всею душею твоею.

 

   Когда ты будешь в скорби, и когда все это постигнет тебя в последствие времени, то обратишься к Господу, Богу твоему, и послушаешь гласа Его.

 

   Господь, Бог твой, есть Бог [благий и] милосердый; Он не оставит тебя и не погубит тебя, и не забудет завета с отцами твоими, который Он клятвою утвердил им. Ибо спроси у времен прежних, бывших прежде тебя, с того дня, в который сотворил Бог человека на земле, и от края неба до края неба: бывало ли что-нибудь такое, как сие великое дело, или слыхано ли подобное сему? слышал ли [какой] народ глас Бога [живаго], говорящего из среды огня, и остался жив, как слышал ты? или покушался ли какой бог пойти, взять себе народ из среды другого народа казнями, знамениями и чудесами, и войною, и рукою крепкою, и мышцею высокою, и великими ужасами, как сделал для вас Господь, Бог ваш, в Египте пред глазами твоими? Тебе дано видеть это, чтобы ты знал, что только Господь [Бог твой] есть Бог, [и] нет еще кроме Его; с неба дал Он слышать тебе глас Свой, дабы научить тебя, и на земле показал тебе великий огнь Свой, и ты слышал слова Его из среды огня; и так как Он возлюбил отцов твоих и избрал [вас,] потомство их после них, то и вывел тебя Сам великою силою Своею из Египта, чтобы прогнать от лица твоего народы, которые больше и сильнее тебя, и ввести тебя и дать тебе землю их в удел, как это ныне видно.

 

   Итак знай ныне и положи на сердце твое, что Господь [Бог твой] есть Бог на небе вверху и на земле внизу, [и] нет еще [кроме Его]; и храни постановления Его и заповеди Его, которые я заповедую тебе ныне, чтобы хорошо было тебе и сынам твоим после тебя, и чтобы ты много времени пробыл на той земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе навсегда.

 

   Тогда отделил Моисей три города по эту сторону Иордана на восток солнца, чтоб убегал туда убийца, который убьет ближнего своего без намерения, не быв врагом ему ни вчера, ни третьего дня, и чтоб, убежав в один из этих городов, остался жив: Бецер в пустыне, на равнине в колене Рувимовом, и Рамоф в Галааде в колене Гадовом, и Голан в Васане в колене Манассиином.

 

   Вот закон, который предложил Моисей сынам Израилевым; вот повеления, постановления и уставы, которые изрек Моисей сынам Израилевым [в пустыне], по исшествии их из Египта, за Иорданом, на долине против Беф-Фегора, в земле Сигона, царя Аморрейского, жившего в Есевоне, которого поразил Моисей с сынами Израилевыми, по исшествии их из Египта.

 

   И овладели они землею его и землею Ога, царя Васанского, двух царей Аморрейских, которая за Иорданом к востоку солнца, начиная от Ароера, который лежит на берегу потока Арнона, до горы Сиона, она же Ермон, и всею равниною по эту сторону Иордана к востоку, до самого моря равнины при подошве Фасги.

 

   И созвал Моисей весь Израиль и сказал им: слушай, Израиль, постановления и законы, которые я изреку сегодня в уши ваши, и выучите их и старайтесь исполнять их.

 

   Господь, Бог наш, поставил с нами завет на Хориве; не с отцами нашими поставил Господь завет сей, но с нами, которые здесь сегодня все живы.

 

   Лицем к лицу говорил Господь с вами на горе из среды огня; я же стоял между Господом и между вами в то время, дабы пересказывать вам слово Господа, ибо вы боялись огня и не восходили на гору.

 

   Он тогда сказал:

 

   Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства;
   да не будет у тебя других богов перед лицем Моим.

 

   Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что в водах ниже земли, не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, за вину отцов наказывающий детей до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.

 

   Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно; ибо не оставит Господь [Бог твой] без наказания того, кто употребляет имя Его напрасно.

 

   Наблюдай день субботний, чтобы свято хранить его, как заповедал тебе Господь, Бог твой; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой - суббота Господу, Богу твоему.
   Не делай [в оный] никакого дела, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни раба твоя, ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который у тебя, чтобы отдохнул раб твой, и раба твоя [и осел твой,] как и ты; и помни, что [ты] был рабом в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе Господь, Бог твой, соблюдать день субботний [и свято хранить его].

 

   Почитай отца твоего и матерь твою, как повелел тебе Господь, Бог твой, чтобы продлились дни твои, и чтобы хорошо тебе было на той земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.

 

   Не убивай.

 

   Не прелюбодействуй.

 

   Не кради.

 

   Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

 

   Не желай жены ближнего твоего и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабы его, ни вола его, ни осла его, [ни всякого скота его,] ни всего, что есть у ближнего твоего.

 

   Слова сии изрек Господь ко всему собранию вашему на горе из среды огня, облака и мрака [и бури] громогласно, и более не говорил, и написал их на двух каменных скрижалях, и дал их мне.

 

   И когда вы услышали глас из среды мрака, и гора горела огнем, то вы подошли ко мне, все начальники колен ваших и старейшины ваши, и сказали: вот, показал нам Господь, Бог наш, славу Свою и величие Свое, и глас Его слышали мы из среды огня; сегодня видели мы, что Бог говорит с человеком, и сей остается жив; но теперь для чего нам умирать? ибо великий огонь сей пожрет нас; если мы еще услышим глас Господа, Бога нашего, то умрем, ибо есть ли какая плоть, которая слышала бы глас Бога живаго, говорящего из среды огня, как мы, и осталась жива? приступи ты и слушай все, что скажет [тебе] Господь, Бог наш, и ты пересказывай нам все, что будет говорить тебе Господь, Бог наш, и мы будем слушать и исполнять.

 

   И Господь услышал слова ваши, как вы разговаривали со мною, и сказал мне Господь: слышал Я слова народа сего, которые они говорили тебе; все, что ни говорили они, хорошо; о, если бы сердце их было у них таково, чтобы бояться Меня и соблюдать все заповеди Мои во все дни, дабы хорошо было им и сынам их вовек! пойди, скажи им: <возвратитесь в шатры свои>; а ты здесь останься со Мною, и Я изреку тебе все заповеди и постановления и законы, которым ты должен научить их, чтобы они [так] поступали на той земле, которую Я даю им во владение.

 

   Смотрите, поступайте так, как повелел вам Господь, Бог ваш; не уклоняйтесь ни направо, ни налево; ходите по тому пути, по которому повелел вам Господь, Бог ваш, дабы вы были живы, и хорошо было вам, и прожили много времени на той земле, которую получите во владение.

 

   Вот заповеди, постановления и законы, которым повелел Господь, Бог ваш, научить вас, чтобы вы поступали [так] в той земле, в которую вы идете, чтоб овладеть ею; дабы ты боялся Господа, Бога твоего, и все постановления Его и заповеди Его, которые [сегодня] заповедую тебе, соблюдал ты и сыны твои и сыны сынов твоих во все дни жизни твоей, дабы продлились дни твои.

 

   Итак слушай, Израиль, и старайся исполнить это, чтобы тебе хорошо было, и чтобы вы весьма размножились, как Господь, Бог отцов твоих, говорил тебе, [что Он даст тебе] землю, где течет молоко и мед.

 

   [Сии суть постановления и законы, которые заповедал Господь Бог сынам Израилевым в пустыне, по исшествии их из земли Египетской.]

 

   Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть; и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими.

 

   И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем [и в душе твоей]; и внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая; и навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими, и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих.

 

   Когда же введет тебя Господь, Бог твой, в ту землю, которую Он клялся отцам твоим, Аврааму, Исааку и Иакову, дать тебе с большими и хорошими городами, которых ты не строил, и с домами, наполненными всяким добром, которых ты и с домами, наполненными всяким добром, которых ты не наполнял, и с колодезями, высеченными из камня, которых ты не высекал, с виноградниками и маслинами, которых ты не садил, и будешь есть и насыщаться, тогда берегись, чтобы [не обольстилось сердце твое и] не забыл ты Господа, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства.

 

   Господа, Бога твоего, бойся, и Ему [одному] служи, [и к Нему прилепись,] и Его именем клянись.

 

   Не последуйте иным богам, богам тех народов, которые будут вокруг вас; ибо Господь, Бог твой, Который среди тебя, есть Бог ревнитель; чтобы не воспламенился гнев Господа, Бога твоего, на тебя, и не истребил Он тебя с лица земли.

 

   Не искушайте Господа, Бога вашего, как вы искушали Его в Массе.

 

   Твердо храните заповеди Господа, Бога вашего, и уставы Его и постановления, которые Он заповедал тебе; и делай справедливое и доброе пред очами Господа [Бога твоего], дабы хорошо тебе было, и дабы ты вошел и овладел доброю землею, которую Господь с клятвою обещал отцам твоим, и чтобы Он прогнал всех врагов твоих от лица твоего, как говорил Господь.

 

   Если спросит у тебя сын твой в последующее время, говоря: <что значат сии уставы, постановления и законы, которые заповедал вам Господь, Бог ваш?> то скажи сыну твоему: <рабами были мы у фараона в Египте, но Господь [Бог] вывел нас из Египта рукою крепкою [и мышцею высокою], и явил Господь [Бог] знамения и чудеса великие и казни над Египтом, над фараоном и над всем домом его [и над войском его] пред глазами нашими; а нас вывел оттуда [Господь, Бог наш,] чтобы ввести нас и дать нам землю, которую [Господь, Бог наш,] клялся отцам нашим [дать нам]; и заповедал нам Господь исполнять все постановления сии, чтобы мы боялись Господа, Бога нашего, дабы хорошо было нам во все дни, дабы сохранить нашу жизнь, как и теперь; и в сем будет наша праведность, если мы будем стараться исполнять все сии заповеди [закона] пред лицем Господа, Бога нашего, как Он заповедал нам>.

 

   Согласно толкованию, под "дланью могучей" подразумеваются две казни; под "рукою простертой" - две казни; под "страхом великим" - две казни; под "знамениями" - две казни; под "чудесами" - две казни.

 

   Когда введет тебя Господь, Бог твой, в землю, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею, и изгонит от лица твоего многочисленные народы, Хеттеев, Гергесеев, Аморреев, Хананеев, Ферезеев, Евеев и Иевусеев, семь народов, которые многочисленнее и сильнее тебя, и предаст их тебе Господь, Бог твой, и поразишь их, тогда предай их заклятию, не вступай с ними в союз и не щади их; и не вступай с ними в родство: дочери твоей не отдавай за сына его, и дочери его не бери за сына твоего; ибо они отвратят сынов твоих от Меня, чтобы служить иным богам, и тогда воспламенится на вас гнев Господа, и Он скоро истребит тебя. Но поступите с ними так: жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, и рощи их вырубите, и истуканов [богов] их сожгите огнем; ибо ты народ святый у Господа, Бога твоего: тебя избрал Господь, Бог твой, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле.

 

   Не потому, чтобы вы были многочисленнее всех народов, принял вас Господь и избрал вас, - ибо вы малочисленнее всех народов, - но потому, что любит вас Господь, и для того, чтобы сохранить клятву, которою Он клялся отцам вашим, вывел вас Господь рукою крепкою [и мышцею высокою] и освободил тебя из дома рабства, из руки фараона, царя Египетского.

 

   Это попытка объяснить, почему Бог избрал именно евреев для заключения с ними договора. Из этого объяснения главное все же понять невозможно: почему именно их любит Бог и именно их отцам дал клятву, - тем более, что тут же, во Второзаконии, Он устами Моисея перечисляет все обиды, причиненные Ему евреями, все случаи неповиновения, ропота и бунта.

 

   Итак знай, что Господь, Бог твой, есть Бог, Бог верный, Который хранит завет [Свой] и милость к любящим Его и сохраняющим заповеди Его до тысячи родов, и воздает ненавидящим Его в лице их, погубляя их; Он не замедлит, ненавидящему Его самому лично воздаст.

 

   Итак, соблюдай заповеди и постановления и законы, которые сегодня заповедую тебе исполнять.

 

   И если вы будете слушать законы сии и хранить и исполнять их, то Господь, Бог твой, будет хранить завет и милость к тебе, как Он клялся отцам твоим, и возлюбит тебя, и благословит тебя, и размножит тебя, и благословит плод чрева твоего и плод земли твоей, и хлеб твой, и вино твое, и елей твой, рождаемое от крупного скота твоего и от стада овец твоих, на той земле, которую Он клялся отцам твоим дать тебе; благословен ты будешь больше всех народов; не будет ни бесплодного, ни бесплодной, ни у тебя, ни в скоте твоем; и отдалит от тебя Господь [Бог твой] всякую немощь, и никаких лютых болезней Египетских, [которые ты видел и] которые ты знаешь, не наведет на тебя, но наведет их на всех, ненавидящих тебя; и истребишь все народы, которые Господь, Бог твой, дает тебе: да не пощадит их глаз твой; и не служи богам их, ибо это сеть для тебя. Если скажешь в сердце твоем: <народы сии многочисленнее меня; как я могу изгнать их?> Не бойся их, вспомни то, что сделал Господь, Бог твой, с фараоном и всем Египтом, те великие испытания, которые видели глаза твои, [великие] знамения, чудеса, и руку крепкую и мышцу высокую, с какими вывел тебя Господь, Бог твой; то же сделает Господь, Бог твой, со всеми народами, которых ты боишься; и шершней нашлет Господь, Бог твой, на них, доколе не погибнут оставшиеся и скрывшиеся от лица твоего; не страшись их, ибо Господь, Бог твой, среди тебя, Бог великий и страшный. И будет Господь, Бог твой, изгонять пред тобою народы сии мало-помалу; не можешь ты истребить их скоро, чтобы [земля не сделалась пуста и] не умножились против тебя полевые звери; но предаст их тебе Господь, Бог твой, и приведет их в великое смятение, так что они погибнут; и предаст царей их в руки твои, и ты истребишь имя их из поднебесной: не устоит никто против тебя, доколе не искоренишь их.

 

   Кумиры богов их сожгите огнем; не пожелай взять себе серебра или золота, которое на них, дабы это не было для тебя сетью, ибо это мерзость для Господа, Бога твоего; и не вноси мерзости в дом твой, дабы не подпасть заклятию, как она; отвращайся сего и гнушайся сего, ибо это заклятое.

 

   Все заповеди, которые я заповедую вам сегодня, старайтесь исполнять, дабы вы были живы и размножились, и пошли и завладели [доброю] землею, которую с клятвою обещал Господь [Бог] отцам вашим.

 

   И помни весь путь, которым вел тебя Господь, Бог твой, по пустыне, вот уже сорок лет, чтобы смирить тебя, чтобы испытать тебя и узнать, что в сердце твоем, будешь ли хранить заповеди Его, или нет; Он смирял тебя, томил тебя голодом и питал тебя манною, которой не знал ты и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким [словом], исходящим из уст Господа, живет человек; одежда твоя не ветшала на тебе, и нога твоя не пухла, вот уже сорок лет.

 

   И знай в сердце твоем, что Господь, Бог твой, учит тебя, как человек учит сына своего.

 

   Итак храни заповеди Господа, Бога твоего, ходя путями Его и боясь Его. Ибо Господь, Бог твой, ведет тебя в землю добрую, в землю, где потоки вод, источники и озера выходят из долин и гор, в землю, [где] пшеница, ячмень, виноградные лозы, смоковницы и гранатовые деревья, в землю, где масличные деревья и мед, в землю, в которой без скудости будешь есть хлеб твой и ни в чем не будешь иметь недостатка, в землю, в которой камни- железо, и из гор которой будешь высекать медь.

 

   И когда будешь есть и насыщаться, тогда благословляй Господа, Бога твоего, за добрую землю, которую Он дал тебе.

 

   Берегись, чтобы ты не забыл Господа, Бога твоего, не соблюдая заповедей Его, и законов Его, и постановлений Его, которые сегодня заповедую тебе.

 

   Когда будешь есть и насыщаться, и построишь хорошие домы и будешь жить [в них], и когда будет у тебя много крупного и мелкого скота, и будет много серебра и золота, и всего у тебя будет много, - то смотри, чтобы не надмилось сердце твое и не забыл ты Господа, Бога твоего, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; Который провел тебя по пустыне великой и страшной, где змеи, василиски, скорпионы и места сухие, на которых нет воды; Который источил для тебя [источник] воды из скалы гранитной, питал тебя в пустыне манною, которой [не знал ты и] не знали отцы твои, дабы смирить тебя и испытать тебя, чтобы впоследствии сделать тебе добро, и чтобы ты не сказал в сердце твоем: <моя сила и крепость руки моей приобрели мне богатство сие>, но чтобы помнил Господа, Бога твоего, ибо Он дает тебе силу приобретать богатство, дабы исполнить, как ныне, завет Свой, который Он клятвою утвердил отцам твоим.

 

   Если же ты забудешь Господа, Бога твоего, и пойдешь вслед богов других, и будешь служить им и поклоняться им, то свидетельствуюсь вам сегодня [небом и землею], что вы погибнете; как народы, которые Господь [Бог] истребляет от лица вашего, так погибнете и вы за то, что не послушаете гласа Господа, Бога вашего.

 

   Слушай, Израиль: ты теперь идешь за Иордан, чтобы пойти овладеть народами, которые больше и сильнее тебя, городами большими, с укреплениями до небес, народом [великим,] многочисленным и великорослым, сынами Енаковыми, о которых ты знаешь и слышал: <кто устоит против сынов Енаковых?> Знай же ныне, что Господь, Бог твой, идет пред тобою, как огнь поядающий; Он будет истреблять их и низлагать их пред тобою, и ты изгонишь их, и погубишь их скоро, как говорил тебе Господь. Когда будет изгонять их Господь, Бог твой, от лица твоего, не говори в сердце твоем, что за праведность мою привел меня Господь овладеть сею [доброю] землею, и что за нечестие народов сих Господь изгоняет их от лица твоего; не за праведность твою и не за правоту сердца твоего идешь ты наследовать землю их, но за нечестие [и беззакония] народов сих Господь, Бог твой, изгоняет их от лица твоего, и дабы исполнить слово, которым клялся Господь отцам твоим Аврааму, Исааку и Иакову; посему знай [ныне], что не за праведность твою Господь, Бог твой, дает тебе овладеть сею доброю землею, ибо ты народ жестоковыйный.

 

   Помни, не забудь, сколько ты раздражал Господа, Бога твоего, в пустыне: с самого того дня, как вышел ты из земли Египетской, и до самого прихода вашего на место сие вы противились Господу.

 

   И при Хориве вы раздражали Господа, и прогневался на вас Господь, так что хотел истребить вас, когда я взошел на гору, чтобы принять скрижали каменные, скрижали завета, который поставил Господь с вами, и пробыл на горе сорок дней и сорок ночей, хлеба не ел и воды не пил, и дал мне Господь две скрижали каменные, написанные перстом Божиим, а на них [написаны были] все слова, которые изрек вам Господь на горе из среды огня в день собрания. По окончании же сорока дней и сорока ночей дал мне Господь две скрижали каменные, скрижали завета, и сказал мне Господь: встань, пойди скорее отсюда, ибо развратился народ твой, который ты вывел из Египта; скоро уклонились они от пути, который Я заповедал им; они сделали себе литый истукан. И сказал мне Господь: [Я говорил тебе один и другой раз:] вижу Я народ сей, вот он народ жестоковыйный; не удерживай Меня, и Я истреблю их, и изглажу имя их из поднебесной, а от тебя произведу народ, который будет [больше,] сильнее и многочисленнее их. Я обратился и пошел с горы, гора же горела огнем; две скрижали завета были в обеих руках моих; и видел я, что вы согрешили против Господа, Бога вашего, сделали себе литого тельца, скоро уклонились от пути, которого [держаться] заповедал вам Господь; и взял я обе скрижали, и бросил их из обеих рук своих, и разбил их пред глазами вашими. И [вторично] повергшись пред Господом, молился я, как прежде, сорок дней и сорок ночей, хлеба не ел и воды не пил, за все грехи ваши, которыми вы согрешили, сделав зло в очах Господа [Бога вашего] и раздражив Его; ибо я страшился гнева и ярости, которыми Господь прогневался на вас и хотел погубить вас. И послушал меня Господь и на сей раз.

 

   И на Аарона весьма прогневался Господь и хотел погубить его; но я молился и за Аарона в то время.

 

   Грех же ваш, который вы сделали, - тельца я взял, сожег его в огне, разбил его и всего истер до того, что он стал мелок, как прах, и я бросил прах сей в поток, текущий с горы. И в Тавере, в Массе и в Киброт-Гаттааве вы раздражили Господа [Бога вашего].

 

   И когда посылал вас Господь из Кадес-Варни, говоря: пойдите, овладейте землею, которую Я даю вам, - то вы воспротивились повелению Господа Бога вашего, и не поверили Ему, и не послушали гласа Его.

 

   Вы были непокорны Господу с того самого дня, как я стал знать вас.

 

   И повергшись пред Господом, умолял я сорок дней и сорок ночей, в которые я молился, ибо Господь хотел погубить вас; и молился я Господу и сказал: Владыка Господи, [Царь богов,] не погубляй народа Твоего и удела Твоего, который Ты избавил величием [крепости] Твоей, который вывел Ты из Египта рукою сильною [и мышцею Твоею высокою]; вспомни рабов Твоих, Авраама, Исаака и Иакова, [которым Ты клялся Собою]; не смотри на ожесточение народа сего и на нечестие его и на грехи его, дабы [живущие] в той земле, откуда Ты вывел нас, не сказали: <Господь не мог ввести их в землю, которую обещал им, и, ненавидя их, вывел Он их, чтоб умертвить их в пустыне>. А они Твой народ и Твой удел, который Ты вывел [из земли Египетской] силою Твоею великою и мышцею Твоею высокою.

 

   В то время сказал мне Господь: вытеши себе две скрижали каменные, подобные первым, и взойди ко Мне на гору, и сделай себе деревянный ковчег; и Я напишу на скрижалях те слова, которые были на прежних скрижалях, которые ты разбил; и положи их в ковчег.

 

   И сделал я ковчег из дерева ситтим, и вытесал две каменные скрижали, как прежние, и пошел на гору; и две сии скрижали были в руках моих.

 

   И написал Он на скрижалях, как написано было прежде, те десять слов, которые изрек вам Господь на горе из среды огня в день собрания, и отдал их Господь мне.

 

   И обратился я, и сошел с горы, и положил скрижали в ковчег, который я сделал, чтоб они там были, как повелел мне Господь.

 

   И сыны Израилевы отправились из Беероф-Бене-Яакана в Мозер; там умер Аарон и погребен там, и стал священником вместо него сын его Елеазар.

 

   Оттуда отправились в Гудгод, из Гудгода в Иотвафу, в землю, где потоки вод.

 

   В то время отделил Господь колено Левиино, чтобы носить ковчег завета Господня, предстоять пред Господом, служить Ему [и молиться] и благословлять именем Его, как это продолжается до сего дня; потому нет левиту части и удела с братьями его: Сам Господь есть удел его, как говорил ему Господь, Бог твой.

 

   И пробыл я на горе, как и в прежнее время, сорок дней и сорок ночей; и послушал меня Господь и на сей раз, [и] не восхотел Господь погубить тебя; и сказал мне Господь: встань, пойди в путь пред народом [сим]; пусть они пойдут и овладеют землею, которую Я клялся отцам их дать им.

 

   Итак, Израиль, чего требует от тебя Господь, Бог твой?

 

   Того только, чтобы ты боялся Господа, Бога твоего, ходил всеми путями Его, и любил Его, и служил Господу, Богу твоему, от всего сердца твоего и от всей души твоей, чтобы соблюдал заповеди Господа [Бога твоего] и постановления Его, которые сегодня заповедую тебе, дабы тебе было хорошо.

 

   Вот у Господа, Бога твоего, небо и небеса небес, земля и все, что на ней; но только отцов твоих принял Господь и возлюбил их, и избрал вас, семя их после них, из всех народов, как ныне видишь.

 

   Итак обрежьте крайнюю плоть сердца вашего и не будьте впредь жестоковыйны; ибо Господь, Бог ваш, есть Бог богов и Владыка владык, Бог великий, сильный и страшный, Который не смотрит на лица и не берет даров, Который дает суд сироте и вдове, и любит пришельца, и дает ему хлеб и одежду. Любите и вы пришельца, ибо сами были пришельцами в земле Египетской.

 

   Крайняя плоть сердца вашего... Как поэтично!

 

   Господа, Бога твоего, бойся [и] Ему [одному] служи, и к Нему прилепись и Его именем клянись: Он хвала твоя и Он Бог твой, Который сделал с тобою те великие и страшные дела, какие видели глаза твои; в семидесяти [пяти] душах пришли отцы твои в Египет, а ныне Господь Бог твой, сделал тебя многочисленным, как звезды небесные.

 

   Итак люби Господа, Бога твоего, и соблюдай, что повелено Им соблюдать, и постановления Его и законы Его и заповеди Его во все дни.

 

   И вспомните ныне, - ибо я говорю не с сынами вашими, которые не знают и не видели наказания Господа Бога вашего, - Его величие [и] Его крепкую руку и высокую мышцу его, знамения Его и дела Его, которые Он сделал среди Египта с фараоном, царем Египетским, и со всею землею его, и что Он сделал с войском Египетским, с конями его и колесницами его, которых Он потопил в водах Чермного моря, когда они гнались за вами, - и погубил их Господь [Бог] даже до сего дня; и что Он делал для вас в пустыне, доколе вы не дошли до места сего, и что Он сделал с Дафаном и Авироном, сынами Елиава, сына Рувимова, когда земля разверзла уста свои и среди всего Израиля поглотила их и семейства их, и шатры их, и все имущество их, которое было у них; ибо глаза ваши видели все великие дела Господа, которые Он сделал.

 

   Итак соблюдайте все заповеди [Его], которые я заповедую вам сегодня, дабы вы [были живы,] укрепились и пошли и овладели землею, в которую вы переходите [за Иордан], чтоб овладеть ею; и дабы вы жили много времени на той земле, которую клялся Господь отцам вашим дать им и семени их, на земле, в которой течет молоко и мед. Ибо земля, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею, не такова, как земля Египетская, из которой вышли вы, где ты, посеяв семя твое, поливал [ее] при помощи ног твоих, как масличный сад; но земля, в которую вы переходите, чтоб овладеть ею, есть земля с горами и долинами, и от дождя небесного напояется водою, - земля, о которой Господь, Бог твой, печется: очи Господа, Бога твоего, непрестанно на ней, от начала года и до конца года.

 

   Если вы будете слушать заповеди Мои, которые заповедую вам сегодня, любить Господа, Бога вашего, и служить Ему от всего сердца вашего и от всей души вашей, то дам земле вашей дождь в свое время, ранний и поздний; и ты соберешь хлеб твой и вино твое и елей твой; и дам траву на поле твоем для скота твоего, и будешь есть и насыщаться.

 

   Берегитесь, чтобы не обольстилось сердце ваше, и вы не уклонились и не стали служить иным богам и не поклонились им; и тогда воспламенится гнев Господа на вас, и заключит Он небо, и не будет дождя, и земля не принесет произведений своих, и вы скоро погибнете с доброй земли, которую Господь дает вам.

 

   Итак положите сии слова Мои в сердце ваше и в душу вашу, и навяжите их в знак на руку свою, и да будут они повязкою над глазами вашими; и учите им сыновей своих, говоря о них, когда ты сидишь в доме твоем, и когда идешь дорогою, и когда ложишься, и когда встаешь; и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих, дабы столько же много было дней ваших и дней детей ваших на той земле, которую Господь клялся дать отцам вашим, сколько дней небо будет над землею. Ибо если вы будете соблюдать все заповеди сии, которые заповедую вам исполнять, будете любить Господа, Бога вашего, ходить всеми путями Его и прилепляться к Нему, то изгонит Господь все народы сии от лица вашего, и вы овладеете народами, которые больше и сильнее вас; всякое место, на которое ступит нога ваша, будет ваше; от пустыни и Ливана, от реки, реки Евфрата, даже до моря западного будут пределы ваши; никто не устоит против вас: Господь, Бог ваш, наведет страх и трепет пред вами на всякую землю, на которую вы ступите, как Он говорил вам.

 

   Вот, я предлагаю вам сегодня благословение и проклятие: благословение, если послушаете заповедей Господа, Бога вашего, которые я заповедую вам сегодня, а проклятие, если не послушаете заповедей Господа, Бога вашего, и уклонитесь от пути, который заповедую вам сегодня, и пойдете вслед богов иных, которых вы не знаете.

 

   Когда введет тебя Господь, Бог твой, в ту землю, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею, тогда произнеси благословение на горе Гаризим, а проклятие на горе Гевал: вот они за Иорданом, по дороге к захождению солнца, в земле Хананеев, живущих на равнине, против Галгала, близ дубравы Море.

 

   Ибо вы переходите Иордан, чтобы пойти овладеть землею, которую Господь, Бог ваш, дает вам [в удел навсегда], и овладеете ею и будете жить на ней.

 

   Итак старайтесь соблюдать все постановления и законы [Его], которые предлагаю я вам сегодня.

 

   Вот постановления и законы, которые вы должны стараться исполнять в земле, которую Господь, Бог отцов твоих, дает тебе во владение, во все дни, которые вы будете жить на той земле.

 

   Истребите все места, где народы, которыми вы овладеете, служили богам своим, на высоких горах и на холмах, и под всяким ветвистым деревом; и разрушьте жертвенники их, и сокрушите столбы их, и сожгите огнем рощи их, и разбейте истуканы богов их, и истребите имя их от места того. Не то должны вы делать для Господа, Бога вашего; но к месту, какое изберет Господь, Бог ваш, из всех колен ваших, чтобы пребывать имени Его там, обращайтесь и туда приходите, и туда приносите всесожжения ваши, и жертвы ваши, и десятины ваши, и возношение рук ваших, и обеты ваши, и добровольные приношения ваши, [и мирные жертвы ваши,] и первенцев крупного скота вашего и мелкого скота вашего; и ешьте там пред Господом, Богом вашим, и веселитесь вы и семейства ваши о всем, что делалось руками вашими, чем благословил тебя Господь, Бог твой. Там вы не должны делать всего, как мы теперь здесь делаем, каждый, что ему кажется правильным; ибо вы ныне еще не вступили в место покоя и в удел, который Господь, Бог твой, дает тебе. Но когда перейдете Иордан и поселитесь на земле, которую Господь, Бог ваш, дает вам в удел, и когда Он успокоит вас от всех врагов ваших, окружающих вас, и будете жить безопасно, тогда, какое место изберет Господь, Бог ваш, чтобы пребывать имени Его там, туда приносите всё, что я заповедую вам [сегодня]: всесожжения ваши и жертвы ваши, десятины ваши и возношение рук ваших, и все, избранное по обетам вашим, что вы обещали Господу [Богу вашему]; и веселитесь пред Господом, Богом вашим, вы и сыны ваши, и дочери ваши, и рабы ваши, и рабыни ваши, и левит, который посреди жилищ ваших, ибо нет ему части и удела с вами.

 

   Берегись приносить всесожжения твои на всяком месте, которое ты увидишь; но на том только месте, которое изберет Господь [Бог твой] в одном из колен твоих, приноси всесожжения твои и делай все, что заповедую тебе [сегодня]. Впрочем, когда только пожелает душа твоя, можешь заколать и есть, по благословению Господа, Бога твоего, мясо, которое Он дал тебе, во всех жилищах твоих: нечистый и чистый могут есть сие, как серну и как оленя; только крови не ешьте: на землю выливайте ее, как воду. Нельзя тебе есть в жилищах твоих десятины хлеба твоего, и вина твоего, и елея твоего, и первенцев крупного скота твоего и мелкого скота твоего, и всех обетов твоих, которые ты обещал, и добровольных приношений твоих, и возношения рук твоих; но ешь сие [только] пред Господом, Богом твоим, на том месте, которое изберет Господь, Бог твой, - ты и сын твой, и дочь твоя, и раб твой, и раба твоя, и левит, [и пришелец,] который в жилищах твоих, и веселись пред Господом, Богом твоим, о всем, что делалось руками твоими.

 

   Смотри, не оставляй левита во все дни, [которые будешь жить] на земле твоей.

 

   Когда распространит Господь, Бог твой, пределы твои, как Он говорил тебе, и ты скажешь: <поем я мяса>, потому что душа твоя пожелает есть мяса, - тогда, по желанию души твоей, ешь мясо. Если далеко будет от тебя то место, которое изберет Господь, Бог твой, чтобы пребывать имени Его там, то заколай из крупного и мелкого скота твоего, который дал тебе Господь [Бог твой], как я повелел тебе, и ешь в жилищах твоих, по желанию души твоей; но ешь их так, как едят серну и оленя; нечистый как и чистый [у тебя] могут есть сие; только строго наблюдай, чтобы не есть крови, потому что кровь есть душа: не ешь души вместе с мясом; не ешь ее: выливай ее на землю, как воду; не ешь ее, дабы хорошо было тебе и детям твоим после тебя [во веки], если будешь делать [доброе и] справедливое пред очами Господа [Бога твоего]. Только святыни твои, какие будут у тебя, и обеты твои приноси, и приходи на то место, которое изберет Господь [Бог твой, чтобы призываемо было там имя Его]; и совершай всесожжения твои, мясо и кровь, на жертвеннике Господа, Бога твоего; но кровь других жертв твоих должна быть проливаема у жертвенника Господа, Бога твоего, а мясо ешь.

 

   Слушай и исполняй все слова сии, которые заповедую тебе, дабы хорошо было тебе и детям твоим после тебя во век, если будешь делать доброе и угодное пред очами Господа, Бога твоего.

 

   Когда Господь, Бог твой, истребит от лица твоего народы, к которым ты идешь, чтобы взять их во владение, и ты, взяв их, поселишься в земле их; тогда берегись, чтобы ты не попал в сеть, последуя им, по истреблении их от лица твоего, и не искал богов их, говоря: <как служили народы сии богам своим, так буду и я делать>; не делай так Господу, Богу твоему, ибо все, чего гнушается Господь, что ненавидит Он, они делают богам своим: они и сыновей своих и дочерей своих сожигают на огне богам своим. Все, что я заповедую вам, старайтесь исполнить; не прибавляй к тому и не убавляй от того.

 

   Если восстанет среди тебя пророк, или сновидец, и представит тебе знамение или чудо, и сбудется то знамение или чудо, о котором он говорил тебе, и скажет притом: <пойдем вслед богов иных, которых ты не знаешь, и будем служить им>, - то не слушай слов пророка сего, или сновидца сего; ибо чрез сие искушает вас Господь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Господа, Бога вашего, от всего сердца вашего и от всей души вашей; Господу, Богу вашему, последуйте и Его бойтесь, заповеди Его соблюдайте и гласа Его слушайте, и Ему служите, и к Нему прилепляйтесь; а пророка того или сновидца того должно предать смерти за то, что он уговаривал вас отступить от Господа, Бога вашего, выведшего вас из земли Египетской и избавившего тебя из дома рабства, желая совратить тебя с пути, по которому заповедал тебе идти Господь, Бог твой; и так истреби зло из среды себя.

 

   Если будет уговаривать тебя тайно брат твой, [сын отца твоего или] сын матери твоей, или сын твой, или дочь твоя, или жена на лоне твоем, или друг твой, который для тебя, как душа твоя, говоря: <пойдем и будем служить богам иным, которых не знал ты и отцы твои>, богам тех народов, которые вокруг тебя, близких к тебе или отдаленных от тебя, от одного края земли до другого, - то не соглашайся с ним и не слушай его; и да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его, но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа; побей его камнями до смерти, ибо он покушался отвратить тебя от Господа, Бога твоего, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; весь Израиль услышит сие и убоится, и не станут впредь делать среди тебя такого зла.

 

   Если услышишь о каком-либо из городов твоих, которые Господь, Бог твой, дает тебе для жительства, что появились в нем нечестивые люди из среды тебя и соблазнили жителей города их, говоря: <пойдем и будем служить богам иным, которых вы не знали>, - то ты разыщи, исследуй и хорошо расспроси; и если это точная правда, что случилась мерзость сия среди тебя, порази жителей того города острием меча, предай заклятию его и все, что в нем, и скот его порази острием меча; всю же добычу его собери на средину площади его и сожги огнем город и всю добычу его во всесожжение Господу, Богу твоему, и да будет он вечно в развалинах, не должно никогда вновь созидать его; ничто из заклятого да не прилипнет к руке твоей, дабы укротил Господь ярость гнева Своего, и дал тебе милость и помиловал тебя, и размножил тебя, [как Он говорил тебе,] как клялся отцам твоим, если будешь слушать гласа Господа, Бога твоего, соблюдая все заповеди Его, которые ныне заповедую тебе, делая [доброе и] угодное пред очами Господа, Бога твоего.

 

   Вы сыны Господа Бога вашего; не делайте нарезов на теле вашем и не выстригайте волос над глазами вашими по умершем; ибо ты народ святой у Господа Бога твоего, и тебя избрал Господь, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле.

 

   Не ешь никакой мерзости.
   Вот скот, который вам можно есть: волы, овцы, козы, олень и серна, и буйвол, и лань, и зубр, и орикс, и камелопард.
   Всякий скот, у которого раздвоены копыта и на обоих копытах глубокий разрез, и который скот жует жвачку, тот ешьте; только сих не ешьте из жующих жвачку и имеющих раздвоенные копыта с глубоким разрезом: верблюда, зайца и тушканчика, потому что, хотя они жуют жвачку, но копыта у них не раздвоены: нечисты они для вас; и свиньи, потому что копыта у нее раздвоены, но не жует жвачки: нечиста она для вас; не ешьте мяса их, и к трупам их не прикасайтесь.

 

   Заяц, жующий жвачку и с нераздвоенными копытами... Действительно, мерзость просто... Естественно, употребление зайца, жующего жвачку и с нераздвоенными копытами, в пищу признается для еврея тяжким грехом, грубым нарушением договора с богом.

 

   Из всех животных, которые в воде, ешьте всех, у которых есть перья и чешуя; а всех тех, у которых нет перьев и чешуи, не ешьте: нечисто это для вас.

 

  Всякую птицу чистую ешьте; но сих не должно вам есть из них: орла, грифа и морского орла, и коршуна, и сокола, и кречета с породою их, и всякого ворона с породою его, и страуса, и совы, и чайки, и ястреба с породою его, и филина, и ибиса, и лебедя, и пеликана, и сипа, и рыболова, и цапли, и зуя с породою его, и удода, и нетопыря.

 

   Все крылатые пресмыкающиеся нечисты для вас, не ешьте [их].
   Всякую птицу чистую ешьте.

 

   Не ешьте никакой мертвечины; иноземцу, который случится в жилищах твоих, отдай ее, он пусть ест ее, или продай ему, ибо ты народ святой у Господа Бога твоего.

 

   Не вари козленка в молоке матери его. - это отдельный систематический завет - видимо, любили евреи так делать...

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Должен заметить, что запрет есть свинину и крольчатину возник не случайно, не в результате очередной прихоти законотворца.
   Ещё задолго до Моисея народы жарких стран убедились, на горьком опыте, что мясо этих животных опасно для здоровья. Были часты случаи, когда люди, поевшие мясо дикой свиньи или дикого кролика, умирали непонятно от чего. Никто не знал, почему это происходит. В результате возник миф, что эти животные прокляты Богом.
   На самом же деле, причина была более прозаической. В мясе этих и некоторых иных животных находится множество болезнетворных паразитов. Без достаточной тепловой обработки оно, действительно, опасно для здоровья. А в пустыне, при недостатке дров и воды, сварить или прожарить такое мясо было проблемой. Поэтому ели его сырым или полусырым. И болели, и умирали".

 

   Отделяй десятину от всего произведения семян твоих, которое приходит с поля [твоего] каждогодно, и ешь пред Господом, Богом твоим, на том месте, которое изберет Он, чтобы пребывать имени Его там; [приноси] десятину хлеба твоего, вина твоего и елея твоего, и первенцев крупного скота твоего и мелкого скота твоего, дабы ты научился бояться Господа, Бога твоего, во все дни.
   Если же длинна будет для тебя дорога, так что ты не можешь нести сего, потому что далеко от тебя то место, которое изберет Господь, Бог твой, чтоб положить там имя Свое, и Господь, Бог твой, благословил тебя, то променяй это на серебро и возьми серебро в руку твою и приходи на место, которое изберет Господь, Бог твой; и покупай на серебро сие всего, чего пожелает душа твоя, волов, овец, вина, сикера и всего, чего потребует от тебя душа твоя; и ешь там пред Господом, Богом твоим, и веселись ты и семейство твое.
   И левита, который в жилищах твоих, не оставь, ибо нет ему части и удела с тобою.
   По прошествии же трех лет отделяй все десятины произведений твоих в тот год и клади [сие] в жилищах твоих; и пусть придет левит, ибо ему нет части и удела с тобою, и пришелец, и сирота, и вдова, которые находятся в жилищах твоих, и пусть едят и насыщаются, дабы благословил тебя Господь, Бог твой, во всяком деле рук твоих, которое ты будешь делать.

 

   В седьмой год делай прощение.
   Прощение же состоит в том, чтобы всякий заимодавец, который дал взаймы ближнему своему, простил долг и не взыскивал с ближнего своего или с брата своего, ибо провозглашено прощение ради Господа [Бога твоего]; с иноземца взыскивай, а что будет твое у брата твоего, прости. Разве только не будет у тебя нищего: ибо благословит тебя Господь на той земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел, чтобы ты взял ее в наследство, если только будешь слушать гласа Господа, Бога твоего, и стараться исполнять все заповеди сии, которые я сегодня заповедую тебе; ибо Господь, Бог твой, благословит тебя, как Он говорил тебе, и ты будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы; и господствовать будешь над многими народами, а они над тобою не будут господствовать.

 

   Если же будет у тебя нищий кто-либо из братьев твоих, в одном из жилищ твоих, на земле твоей, которую Господь, Бог твой, дает тебе, то не ожесточи сердца твоего и не сожми руки твоей пред нищим братом твоим, но открой ему руку твою и дай ему взаймы, смотря по его нужде, в чем он нуждается; берегись, чтобы не вошла в сердце твое беззаконная мысль: <приближается седьмой год, год прощения>, и чтоб оттого глаз твой не сделался немилостив к нищему брату твоему, и ты не отказал ему; ибо он возопиет на тебя к Господу, и будет на тебе [великий] грех; дай ему [и взаймы дай ему, сколько он просит и сколько ему нужно], и когда будешь давать ему, не должно скорбеть сердце твое, ибо за то благословит тебя Господь, Бог твой, во всех делах твоих и во всем, что будет делаться твоими руками; ибо нищие всегда будут среди земли [твоей]; потому я и повелеваю тебе: отверзай руку твою брату твоему, бедному твоему и нищему твоему на земле твоей.

 

   Если продастся тебе брат твой, Еврей, или Евреянка, то шесть лет должен он быть рабом тебе, а в седьмой год отпусти его от себя на свободу; когда же будешь отпускать его от себя на свободу, не отпусти его с пустыми руками, но снабди его от стад твоих, от гумна твоего и от точила твоего: дай ему, чем благословил тебя Господь, Бог твой: помни, что [и] ты был рабом в земле Египетской и избавил тебя Господь, Бог твой, потому я сегодня и заповедую тебе сие. Если же он скажет тебе: <не пойду я от тебя, потому что я люблю тебя и дом твой>, потому что хорошо ему у тебя, то возьми шило и проколи ухо его к двери; и будет он рабом твоим на век. Так поступай и с рабою твоею. Не считай этого для себя тяжким, что ты должен отпустить его от себя на свободу, ибо он в шесть лет заработал тебе вдвое против платы наемника; и благословит тебя Господь, Бог твой, во всем, что ни будешь делать.

 

   Все первородное мужеского пола, что родится от крупного скота твоего и от мелкого скота твоего, посвящай Господу, Богу твоему: не работай на первородном воле твоем и не стриги первородного из мелкого скота твоего; пред Господом, Богом твоим, каждогодно съедай это ты и семейство твое, на месте, которое изберет Господь [Бог твой]; если же будет на нем порок, хромота или слепота [или] другой какой-нибудь порок, то не приноси его в жертву Господу, Богу твоему, но в жилищах твоих ешь его; нечистый, как и чистый, [могут есть,] как серну и как оленя; только крови его не ешь: на землю выливай ее, как воду.

 

   Наблюдай месяц Авив, и совершай Пасху Господу, Богу твоему, потому что в месяце Авиве вывел тебя Господь, Бог твой, из Египта ночью.

 

   И заколай Пасху Господу, Богу твоему, из мелкого и крупного скота на месте, которое изберет Господь, чтобы пребывало там имя Его. Не ешь с нею квасного; семь дней ешь с нею опресноки, хлебы бедствия, ибо ты с поспешностью вышел из земли Египетской, дабы ты помнил день исшествия своего из земли Египетской во все дни жизни твоей; не должно находиться у тебя ничто квасное во всем уделе твоем в продолжение семи дней, и из мяса, которое ты принес в жертву вечером в первый день, ничто не должно оставаться до утра. Не можешь ты заколать Пасху в котором-нибудь из жилищ твоих, которые Господь, Бог твой, даст тебе; но только на том месте, которое изберет Господь, Бог твой, чтобы пребывало там имя Его, заколай Пасху вечером при захождении солнца, в то самое время, в которое ты вышел из Египта; и испеки и съешь на том месте, которое изберет Господь, Бог твой, а на другой день можешь возвратиться и войти в шатры твои. Шесть дней ешь пресные хлебы, а в седьмой день отдание праздника Господу, Богу твоему; не занимайся работою. Семь седмиц отсчитай себе; начинай считать семь седмиц с того времени, как появится серп на жатве; тогда совершай праздник седмиц Господу, Богу твоему, по усердию руки твоей, сколько ты дашь, смотря по тому, чем благословит тебя Господь, Бог твой; и веселись пред Господом, Богом твоим, ты, и сын твой, и дочь твоя, и раб твой, и раба твоя, и левит, который в жилищах твоих, и пришелец, и сирота, и вдова, которые среди тебя, на месте, которое изберет Господь, Бог твой, чтобы пребывало там имя Его; помни, что ты был рабом в Египте, и соблюдай и исполняй постановления сии.

 

   Праздник кущей совершай у себя семь дней, когда уберешь с гумна твоего и из точила твоего; и веселись в праздник твой ты и сын твой, и дочь твоя, и раб твой, и раба твоя, и левит, и пришелец, и сирота, и вдова, которые в жилищах твоих; семь дней празднуй Господу, Богу твоему, на месте, которое изберет Господь, Бог твой, [чтобы призываемо было там имя Его]; ибо благословит тебя Господь, Бог твой, во всех произведениях твоих и во всяком деле рук твоих, и ты будешь только веселиться.

 

   Три раза в году весь мужеский пол должен являться пред лице Господа, Бога твоего, на место, которое изберет Он: в праздник опресноков, в праздник седмиц и в праздник кущей; и никто не должен являться пред лице Господа с пустыми руками, но каждый с даром в руке своей, смотря по благословению Господа, Бога твоего, какое Он дал тебе.

 

   Во всех жилищах твоих, которые Господь, Бог твой, даст тебе, поставь себе судей и надзирателей по коленам твоим, чтоб они судили народ судом праведным; не извращай закона, не смотри на лица и не бери даров, ибо дары ослепляют глаза мудрых и превращают дело правых; правды, правды ищи, дабы ты был жив и овладел землею, которую Господь, Бог твой, дает тебе.

 

   Не сади себе рощи из каких-либо дерев при жертвеннике Господа, Бога твоего, который ты сделаешь себе, и не ставь себе столба, что ненавидит Господь Бог твой.

 

   Не приноси в жертву Господу, Богу твоему, вола, или овцы, на которой будет порок, или что-нибудь худое, ибо это мерзость для Господа, Бога твоего.

 

   Если найдется среди тебя в каком-либо из жилищ твоих, которые Господь, Бог твой, дает тебе, мужчина или женщина, кто сделает зло пред очами Господа, Бога твоего, преступив завет Его, и пойдет и станет служить иным богам, и поклонится им, или солнцу, или луне, или всему воинству небесному, чего я не повелел, и тебе возвещено будет, и ты услышишь, то ты хорошо разыщи; и если это точная правда, если сделана мерзость сия в Израиле, то выведи мужчину того, или женщину ту, которые сделали зло сие, к воротам твоим и побей их камнями до смерти. По словам двух свидетелей, или трех свидетелей, должен умереть осуждаемый на смерть: не должно предавать смерти по словам одного свидетеля; рука свидетелей должна быть на нем прежде всех, чтоб убить его, потом рука всего народа; и так истреби зло из среды себя. Если по какому делу затруднительным будет для тебя рассудить между кровью и кровью, между судом и судом, между побоями и побоями, и будут несогласные мнения в воротах твоих, то встань и пойди на место, которое изберет Господь, Бог твой, [чтобы призываемо было там имя Его,] и приди к священникам левитам и к судье, который будет в те дни, и спроси их, и они скажут тебе, как рассудить; и поступи по слову, какое они скажут тебе, на том месте, которое изберет Господь [Бог твой, чтобы призываемо было там имя Его,] и постарайся исполнить все, чему они научат тебя; по закону, которому научат они тебя, и по определению, какое они скажут тебе, поступи, и не уклоняйся ни направо, ни налево от того, что они скажут тебе. А кто поступит так дерзко, что не послушает священника, стоящего там на служении пред Господом, Богом твоим, или судьи, [который будет в те дни], тот должен умереть, - и так истреби зло от Израиля; и весь народ услышит и убоится, и не будут впредь поступать дерзко.

 

   Когда ты придешь в землю, которую Господь, Бог твой, дает тебе, и овладеешь ею, и поселишься на ней, и скажешь: <поставлю я над собою царя, подобно прочим народам, которые вокруг меня>, то поставь над собою царя, которого изберет Господь, Бог твой; из среды братьев твоих поставь над собою царя; не можешь поставить над собою [царем] иноземца, который не брат тебе. Только чтоб он не умножал себе коней и не возвращал народа в Египет для умножения себе коней, ибо Господь сказал вам: <не возвращайтесь более путем сим>; и чтобы не умножал себе жен, дабы не развратилось сердце его, и чтобы серебра и золота не умножал себе чрезмерно. Но когда он сядет на престоле царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов, и пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии; чтобы не надмевалось сердце его пред братьями его, и чтобы не уклонялся он от закона ни направо, ни налево, дабы долгие дни пребыл на царстве своем он и сыновья его посреди Израиля.

 

   Священникам левитам, всему колену Левиину, не будет части и удела с Израилем: они должны питаться жертвами Господа и Его частью; удела же не будет ему между братьями его: Сам Господь удел его, как говорил Он ему.
   Вот что должно быть положено священникам от народа, от приносящих в жертву волов или овец: должно отдавать священнику плечо, челюсти и желудок; также начатки от хлеба твоего, вина твоего и елея твоего, и начатки от шерсти овец твоих отдавай ему, ибо его избрал Господь Бог твой из всех колен твоих, чтобы он предстоял [пред Господом, Богом твоим], служил [и благословлял] во имя Господа, сам и сыны его во все дни. И если левит придет из одного из жилищ твоих, из всей земли [сынов] Израилевых, где он жил, и придет по желанию души своей на место, которое изберет Господь, и будет служить во имя Господа Бога своего, как и все братья его левиты, предстоящие там пред Господом, - то пусть они пользуются одинаковою частью, сверх полученного от продажи отцовского имущества.

 

   Когда ты войдешь в землю, которую дает тебе Господь Бог твой, тогда не научись делать мерзости, какие делали народы сии: не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии-то мерзости Господь Бог твой изгоняет их от лица твоего; будь непорочен пред Господом Богом твоим; ибо народы сии, которых ты изгоняешь, слушают гадателей и прорицателей, а тебе не то дал Господь Бог твой.

 

   Пророка из среды тебя, из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь Бог твой, - Его слушайте, - так как ты просил у Господа Бога твоего при Хориве в день собрания, говоря: да не услышу впредь гласа Господа Бога моего и огня сего великого да не увижу более, дабы мне не умереть. И сказал мне Господь: хорошо то, что они говорили [тебе]; Я воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого как ты, и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю Ему; а кто не послушает слов Моих, которые [Пророк тот] будет говорить Моим именем, с того Я взыщу; но пророка, который дерзнет говорить Моим именем то, чего Я не повелел ему говорить, и который будет говорить именем богов иных, такого пророка предайте смерти.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Исходя из этого, как и говорил Господь Моисею, Иисус был лжепророком, и говорил именем Бога то, что Господь не говорил Ему. И был достоин смерти. Потому Господь и не защитил Его, не уберег от креста".

 

   И если скажешь в сердце твоем: <как мы узнаем слово, которое не Господь говорил?> Если пророк скажет именем Господа, но слово то не сбудется и не исполнится, то не Господь говорил сие слово, но говорил сие пророк по дерзости своей, - не бойся его.

 

   Когда Господь Бог твой истребит народы, которых землю дает тебе Господь Бог твой и ты вступишь в наследие после них, и поселишься в городах их и домах их, тогда отдели себе три города среди земли твоей, которую Господь Бог твой дает тебе во владение; устрой себе дорогу и раздели на три части всю землю твою, которую Господь Бог твой дает тебе в удел; они будут служить убежищем всякому убийце.

 

   И вот какой убийца может убегать туда и остаться жив: кто убьет ближнего своего без намерения, не быв врагом ему вчера и третьего дня; кто пойдет с ближним своим в лес рубить дрова, и размахнется рука его с топором, чтобы срубить дерево, и соскочит железо с топорища и попадет в ближнего, и он умрет, - такой пусть убежит в один из городов тех, чтоб остаться живым, дабы мститель за кровь в горячности сердца своего не погнался за убийцею и не настиг его, если далек будет путь, и не убил его, между тем как он не подлежит осуждению на смерть, ибо не был врагом ему вчера и третьего дня; посему я и дал тебе повеление, говоря: отдели себе три города.

 

   Когда же Господь Бог твой распространит пределы твои, как Он клялся отцам твоим, и даст тебе всю землю, которую Он обещал дать отцам твоим, если ты будешь стараться исполнять все сии заповеди, которые я заповедую тебе сегодня, любить Господа Бога твоего и ходить путями Его во все дни, - тогда к сим трем городам прибавь еще три города, дабы не проливалась кровь невинного среди земли твоей, которую Господь Бог твой дает тебе в удел, и чтобы не было на тебе [вины] крови.

 

   Но если кто [у тебя] будет врагом ближнему своему и будет подстерегать его, и восстанет на него и убьет его до смерти, и убежит в один из городов тех, то старейшины города его должны послать, чтобы взять его оттуда и предать его в руки мстителя за кровь, чтоб он умер; да не пощадит его глаз твой; смой с Израиля кровь невинного, и будет тебе хорошо.

 

   Не нарушай межи ближнего твоего, которую положили предки в уделе твоем, доставшемся тебе в земле, которую Господь Бог твой дает тебе во владение.

 

   Недостаточно одного свидетеля против кого-либо в какой- нибудь вине и в каком-нибудь преступлении и в каком-нибудь грехе, которым он согрешит: при словах двух свидетелей, или при словах трех свидетелей состоится [всякое] дело. Если выступит против кого свидетель несправедливый, обвиняя его в преступлении, то пусть предстанут оба сии человека, у которых тяжба, пред Господа, пред священников и пред судей, которые будут в те дни; судьи должны хорошо исследовать, и если свидетель тот свидетель ложный, ложно донес на брата своего, то сделайте ему то, что он умышлял сделать брату своему; и так истреби зло из среды себя; и прочие услышат, и убоятся, и не станут впредь делать такое зло среди тебя; да не пощадит [его] глаз твой: душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу. [Какой кто сделает вред ближнему своему, тем должно отплатить ему.]

 

   Когда ты выйдешь на войну против врага твоего и увидишь коней и колесницы [и] народа более, нежели у тебя, то не бойся их, ибо с тобою Господь Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской. Когда же приступаете к сражению, тогда пусть подойдет священник, и говорит народу, и скажет ему: слушай, Израиль! вы сегодня вступаете в сражение с врагами вашими, да не ослабеет сердце ваше, не бойтесь, не смущайтесь и не ужасайтесь их, ибо Господь Бог ваш идет с вами, чтобы сразиться за вас с врагами вашими [и] спасти вас. Надзиратели же пусть объявят народу, говоря: кто построил новый дом и не обновил его, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не обновил его; и кто насадил виноградник и не пользовался им, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не воспользовался им; и кто обручился с женою и не взял ее, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не взял ее. И еще объявят надзиратели народу, и скажут: кто боязлив и малодушен, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы он не сделал робкими сердца братьев его, как его сердце. Когда надзиратели скажут все это народу, тогда должно поставить военных начальников в вожди народу.

 

   Когда подойдешь к городу, чтобы завоевать его, предложи ему мир; если он согласится на мир с тобою и отворит тебе ворота, то весь народ, который найдется в нем, будет платить тебе дань и служить тебе; если же он не согласится на мир с тобою и будет вести с тобою войну, то осади его, и когда Господь Бог твой предаст его в руки твои, порази в нем весь мужеский пол острием меча; только жен и детей и скот и все, что в городе, всю добычу его возьми себе и пользуйся добычею врагов твоих, которых предал тебе Господь Бог твой; так поступай со всеми городами, которые от тебя весьма далеко, которые не из числа городов народов сих.

 

   А в городах сих народов, которых Господь Бог твой дает тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души, но предай их заклятию: Хеттеев и Аморреев, и Хананеев, и Ферезеев, и Евеев, и Иевусеев, [и Гергесеев,] как повелел тебе Господь Бог твой, дабы они не научили вас делать такие же мерзости, какие они делали для богов своих, и дабы вы не грешили пред Господом Богом вашим.

 

   Если долгое время будешь держать в осаде [какой-нибудь] город, чтобы завоевать его и взять его, то не порти дерев его, от которых можно питаться, и не опустошай окрестностей, ибо дерево на поле не человек, чтобы могло уйти от тебя в укрепление; только те дерева, о которых ты знаешь, что они ничего не приносят в пищу, можешь портить и рубить, и строить укрепление против города, который ведет с тобою войну, доколе не покоришь его.

 

   Если в земле, которую Господь Бог твой, дает тебе во владение, найден будет убитый, лежащий на поле, и неизвестно, кто убил его, то пусть выйдут старейшины твои и судьи твои и измерят расстояние до городов, которые вокруг убитого; и старейшины города того, который будет ближайшим к убитому, пусть возьмут телицу, на которой не работали, [и] которая не носила ярма, и пусть старейшины того города отведут сию телицу в дикую долину, которая не разработана и не засеяна, и заколют там телицу в долине; и придут священники, сыны Левиины [ибо их избрал Господь Бог твой служить Ему и благословлять именем Господа, и по слову их должно решить всякое спорное дело и всякий причиненный вред,] и все старейшины города того, ближайшие к убитому, пусть омоют руки свои над [головою] телицы, зарезанной в долине, и объявят и скажут: руки наши не пролили крови сей, и глаза наши не видели; очисти народ Твой, Израиля, который Ты, Господи, освободил [из земли Египетской], и не вмени народу Твоему, Израилю, невинной крови. И они очистятся от крови. Так должен ты смывать у себя кровь невинного, если хочешь делать [доброе и] справедливое пред очами Господа [Бога твоего].

 

   Когда выйдешь на войну против врагов твоих, и Господь Бог твой предаст их в руки твои, и возьмешь их в плен, и увидишь между пленными женщину, красивую видом, и полюбишь ее, и захочешь взять ее себе в жену, то приведи ее в дом свой, и пусть она острижет голову свою и обрежет ногти свои, и снимет с себя пленническую одежду свою, и живет в доме твоем, и оплакивает отца своего и матерь свою в продолжение месяца; и после того ты можешь войти к ней и сделаться ее мужем, и она будет твоею женою; если же она после не понравится тебе, то отпусти ее, куда она захочет, но не продавай ее за серебро и не обращай ее в рабство, потому что ты смирил ее.

 

   Если у кого будут две жены - одна любимая, а другая нелюбимая, и как любимая, так и нелюбимая родят ему сыновей, и первенцем будет сын нелюбимой, - то, при разделе сыновьям своим имения своего, он не может сыну жены любимой дать первенство пред первородным сыном нелюбимой; но первенцем должен признать сына нелюбимой [и] дать ему двойную часть из всего, что у него найдется, ибо он есть начаток силы его, ему принадлежит право первородства.

 

   Если у кого будет сын буйный и непокорный, неповинующийся голосу отца своего и голосу матери своей, и они наказывали его, но он не слушает их, - то отец его и мать его пусть возьмут его и приведут его к старейшинам города своего и к воротам своего местопребывания и скажут старейшинам города своего: <сей сын наш буен и непокорен, не слушает слов наших, мот и пьяница>; тогда все жители города его пусть побьют его камнями до смерти; и так истреби зло из среды себя, и все Израильтяне услышат и убоятся.

 

   Если в ком найдется преступление, достойное смерти, и он будет умерщвлен, и ты повесишь его на дереве, то тело его не должно ночевать на дереве, но погреби его в тот же день, ибо проклят пред Богом [всякий] повешенный [на дереве], и не оскверняй земли твоей, которую Господь Бог твой дает тебе в удел.

 

   Когда увидишь вола брата твоего или овцу его заблудившихся, не оставляй их, но возврати их брату твоему; если же не близко будет к тебе брат твой, или ты не знаешь его, то прибери их в дом свой, и пусть они будут у тебя, доколе брат твой не будет искать их, и тогда возврати ему их; так поступай и с ослом его, так поступай с одеждой его, так поступай со всякою потерянною вещью брата твоего, которая будет им потеряна и которую ты найдешь; нельзя тебе уклоняться от сего.

 

   Когда увидишь осла брата твоего или вола его упадших на пути, не оставляй их, но подними их с ним вместе.

 

   На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий сие.

 

   Если попадется тебе на дороге птичье гнездо на каком-либо дереве или на земле, с птенцами или яйцами, и мать сидит на птенцах или на яйцах, то не бери матери вместе с детьми: мать пусти, а детей возьми себе, чтобы тебе было хорошо, и чтобы продлились дни твои.

 

   Если будешь строить новый дом, то сделай перила около кровли твоей, чтобы не навести тебе крови на дом твой, когда кто- нибудь упадет с него.

 

   Не засевай виноградника своего двумя родами семян, чтобы не сделать тебе заклятым сбора семян, которые ты посеешь вместе с плодами виноградника [своего].

 

   Не паши на воле и осле вместе.

 

   Не надевай одежды, сделанной из разных веществ, из шерсти и льна вместе.

 

   Сделай себе кисточки на четырех углах покрывала твоего, которым ты покрываешься.

 

   Если кто возьмет жену, и войдет к ней, и возненавидит ее, и будет возводить на нее порочные дела, и пустит о ней худую молву, и скажет: <я взял сию жену, и вошел к ней, и не нашел у нее девства>, то отец отроковицы и мать ее пусть возьмут и вынесут признаки девства отроковицы к старейшинам города, к воротам; и отец отроковицы скажет старейшинам: дочь мою я отдал в жену сему человеку, и [ныне] он возненавидел ее, и вот, он взводит [на нее] порочные дела, говоря: <я не нашел у дочери твоей девства>; но вот признаки девства дочери моей. И расстелют одежду пред старейшинами города. Тогда старейшины того города пусть возьмут мужа и накажут его, и наложат на него сто сиклей серебра пени и отдадут отцу отроковицы за то, что он пустил худую молву о девице Израильской; она же пусть останется его женою, и он не может развестись с нею во всю жизнь свою. Если же сказанное будет истинно, и не найдется девства у отроковицы, то отроковицу пусть приведут к дверям дома отца ее, и жители города ее побьют ее камнями до смерти, ибо она сделала срамное дело среди Израиля, блудодействовав в доме отца своего; и так истреби зло из среды себя.

 

   Если найден будет кто лежащий с женою замужнею, то должно предать смерти обоих: и мужчину, лежавшего с женщиною, и женщину; и так истреби зло от Израиля.

 

   Если будет молодая девица обручена мужу, и кто-нибудь встретится с нею в городе и ляжет с нею, то обоих их приведите к воротам того города, и побейте их камнями до смерти: отроковицу за то, что она не кричала в городе, а мужчину за то, что он опорочил жену ближнего своего; и так истреби зло из среды себя.

 

   Если же кто в поле встретится с отроковицею обрученною и, схватив ее, ляжет с нею, то должно предать смерти только мужчину, лежавшего с нею, а отроковице ничего не делай; на отроковице нет преступления смертного: ибо это то же, как если бы кто восстал на ближнего своего и убил его; ибо он встретился с нею в поле, и хотя отроковица обрученная кричала, но некому было спасти ее.

 

   Если кто-нибудь встретится с девицею необрученною, и схватит ее и ляжет с нею, и застанут их, то лежавший с нею должен дать отцу отроковицы пятьдесят [сиклей] серебра, а она пусть будет его женою, потому что он опорочил ее; во всю жизнь свою он не может развестись с нею.

 

   Никто не должен брать жены отца своего и открывать край одежды отца своего.

 

   У кого раздавлены ятра или отрезан детородный член, тот не может войти в общество Господне.

 

   Сын блудницы не может войти в общество Господне, и десятое поколение его не может войти в общество Господне.

 

   Аммонитянин и Моавитянин не может войти в общество Господне, и десятое поколение их не может войти в общество Господне во веки, потому что они не встретили вас с хлебом и водою на пути, когда вы шли из Египта, и потому что они наняли против тебя Валаама, сына Веорова, из Пефора Месопотамского, чтобы проклясть тебя; но Господь, Бог твой, не восхотел слушать Валаама и обратил Господь Бог твой проклятие его в благословение тебе, ибо Господь Бог твой любит тебя. Не желай им мира и благополучия во все дни твои, во веки.

 

   Не гнушайся Идумеянином, ибо он брат твой; не гнушайся Египтянином, ибо ты был пришельцем в земле его; дети, которые у них родятся, в третьем поколении могут войти в общество Господне.

 

   Когда пойдешь в поход против врагов твоих, берегись всего худого.

 

   Если у тебя будет кто нечист от случившегося [ему] ночью, то он должен выйти вон из стана и не входить в стан, а при наступлении вечера должен омыть [тело свое] водою, и по захождении солнца может войти в стан.

 

   Место должно быть у тебя вне стана, куда бы тебе выходить; кроме оружия твоего должна быть у тебя лопатка; и когда будешь садиться вне стана, выкопай ею [яму] и опять зарой [ею] испражнение твое; ибо Господь Бог твой ходит среди стана твоего, чтобы избавлять тебя и предавать врагов твоих [в руки твои], а посему стан твой должен быть свят, чтобы Он не увидел у тебя чего срамного и не отступил от тебя.

 

   Не выдавай раба господину его, когда он прибежит к тебе от господина своего; пусть он у тебя живет, среди вас [пусть он живет] на месте, которое он изберет в каком-нибудь из жилищ твоих, где ему понравится; не притесняй его.

 

   Не должно быть блудницы из дочерей Израилевых и не должно быть блудника из сынов Израилевых.

 

   Не вноси платы блудницы и цены пса в дом Господа Бога твоего ни по какому обету, ибо то и другое есть мерзость пред Господом Богом твоим.

 

   Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост; иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всем, что делается руками твоими, на земле, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею.

 

   Если дашь обет Господу Богу твоему, немедленно исполни его, ибо Господь Бог твой взыщет его с тебя, и на тебе будет грех; если же ты не дал обета, то не будет на тебе греха.

 

   Что вышло из уст твоих, соблюдай и исполняй так, как обещал ты Господу Богу твоему добровольное приношение, о котором сказал ты устами своими.

 

   Когда войдешь в виноградник ближнего твоего, можешь есть ягоды досыта, сколько хочет душа твоя, а в сосуд твой не клади.

 

   Когда придешь на жатву ближнего твоего, срывай колосья руками твоими, но серпа не заноси на жатву ближнего твоего.

 

   Если кто возьмет жену и сделается ее мужем, и она не найдет благоволения в глазах его, потому что он находит в ней что-нибудь противное, и напишет ей разводное письмо, и даст ей в руки, и отпустит ее из дома своего, и она выйдет из дома его, пойдет, и выйдет за другого мужа, но и сей последний муж возненавидит ее и напишет ей разводное письмо, и даст ей в руки, и отпустит ее из дома своего, или умрет сей последний муж ее, взявший ее себе в жену, - то не может первый ее муж, отпустивший ее, опять взять ее себе в жену, после того как она осквернена, ибо сие есть мерзость пред Господом [Богом твоим], и не порочь земли, которую Господь Бог твой дает тебе в удел.

 

   Если кто взял жену недавно, то пусть не идет на войну, и ничего не должно возлагать на него; пусть он остается свободен в доме своем в продолжение одного года и увеселяет жену свою, которую взял.

 

   Никто не должен брать в залог верхнего и нижнего жернова, ибо таковой берет в залог душу.

 

   Если найдут кого, что он украл кого-нибудь из братьев своих, из сынов Израилевых, и поработил его, и продал его, то такого вора должно предать смерти; и так истреби зло из среды себя.

 

   Смотри, в язве проказы тщательно соблюдай и исполняй весь [закон], которому научат вас священники левиты; тщательно исполняйте, что я повелел им; помни, что Господь Бог твой сделал Мариами на пути, когда вы шли из Египта.

 

   Если ты ближнему твоему дашь что-нибудь взаймы, то не ходи к нему в дом, чтобы взять у него залог, постой на улице, а тот, которому ты дал взаймы, вынесет тебе залог свой на улицу; если же он будет человек бедный, то ты не ложись спать, имея [у себя] залог его: возврати ему залог при захождении солнца, чтоб он лег спать в одежде своей и благословил тебя, - и тебе поставится сие в праведность пред Господом Богом твоим.

 

   Не обижай наемника, бедного и нищего, из братьев твоих или из пришельцев твоих, которые в земле твоей, в жилищах твоих; в тот же день отдай плату его, чтобы солнце не зашло прежде того, ибо он беден, и ждет ее душа его; чтоб он не возопил на тебя к Господу, и не было на тебе греха.

 

   Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов; каждый должен быть наказываем смертью за свое преступление.

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Один из воинов, по имени Ахан, взял заклятое, то есть, утаил от Бога часть захваченной им добычи. За это Господь решил наказать всю армию. Он всегда придерживался принципа коллективной вины.

 

   Поэтому Бог евреев временно перешёл на сторону противника.

 

   Когда три тысячи израильтян хотели взять штурмом городок Гай, жители его вышли и убили около тридцати человек. Такие незначительные потери привели к тому, что "сердце народа растаяло и стало, как вода". (Нав. 7:5)
   Когда сердце народа опять замёрзло, Иисус стал выяснять, в чём причины гайского разгрома. И Господь указал перстом на Ахана.

 

   "Иисус и все Израильтяне с ним взяли Ахана, сына Зарина, и серебро, и одежду, и слиток золота, и сыновей его, и дочерей его, и волов его, и ослов его, и овец его и шатёр его, и всё, что у него было. И сказал Иисус: за то, что ты навёл на нас беду, Господь наводит на тебя беду в день сей.
   И побили его все израильтяне камнями, и сожгли их огнём, и наметали на них камни". (Нав. 7:24-25)

 

   И сыновей его, и дочерей его... Ай - яй - яй!

 

   Вот так и получается в Библии, причём, неоднократно: законы законами, а дети детьми.

 

   Детей надо наказывать.

 

   Чтобы слушались.

 

   И самое действенное из всех наказаний - смерть.

 

   От такой взбучки они будут тише воды, ниже травы. Причём, значительно ниже.

 

   После успешного решения аханской проблемы Господь снова подружился с израильтянами.

 

   И укрепил сердце народа".

 

   Не суди превратно пришельца, сироту [и вдову], и у вдовы не бери одежды в залог; помни, что и ты был рабом в Египте, и Господь [Бог твой] освободил тебя оттуда: посему я и повелеваю тебе делать сие.

 

   Когда будешь жать на поле твоем, и забудешь сноп на поле, то не возвращайся взять его; пусть он остается пришельцу, [нищему,] сироте и вдове, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всех делах рук твоих.

 

   Когда будешь обивать маслину твою, то не пересматривай за собою ветвей: пусть остается пришельцу, сироте и вдове. [И помни, что ты был рабом в земле Египетской: посему я и повелеваю тебе делать сие.]

 

   Когда будешь снимать плоды в винограднике твоем, не собирай остатков за собою: пусть остается пришельцу, сироте и вдове; и помни, что ты был рабом в земле Египетской: посему я и повелеваю тебе делать сие.

 

   Если будет тяжба между людьми, то пусть приведут их в суд и рассудят их, правого пусть оправдают, а виновного осудят; и если виновный достоин будет побоев, то судья пусть прикажет положить его и бить при себе, смотря по вине его, по счету; сорок ударов можно дать ему, а не более, чтобы от многих ударов брат твой не был обезображен пред глазами твоими.

 

   Не заграждай рта волу, когда он молотит.

 

   Если братья живут вместе и один из них умрет, не имея у себя сына, то жена умершего не должна выходить на сторону за человека чужого, но деверь ее должен войти к ней и взять ее себе в жену, и жить с нею, - и первенец, которого она родит, останется с именем брата его умершего, чтоб имя его не изгладилось в Израиле. Если же он не захочет взять невестку свою, то невестка его пойдет к воротам, к старейшинам, и скажет: <деверь мой отказывается восставить имя брата своего в Израиле, не хочет жениться на мне>; тогда старейшины города его должны призвать его и уговаривать его, и если он станет и скажет: <не хочу взять ее>, тогда невестка его пусть пойдет к нему в глазах старейшин, и снимет сапог его с ноги его, и плюнет в лице его, и скажет: <так поступают с человеком, который не созидает дома брату своему [у Израиля]>; и нарекут ему имя в Израиле: дом разутого.

 

   Когда дерутся между собою мужчины, и жена одного [из них] подойдет, чтобы отнять мужа своего из рук бьющего его, и протянув руку свою, схватит его за срамный уд, то отсеки руку ее: да не пощадит [ее] глаз твой.

 

   В кисе твоей не должны быть двоякие гири, большие и меньшие; в доме твоем не должна быть двоякая ефа, большая и меньшая; гиря у тебя должна быть точная и правильная, и ефа у тебя должна быть точная и правильная, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь Бог твой дает тебе [в удел]; ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий неправду.

 

   Помни, как поступил с тобою Амалик на пути, когда вы шли из Египта: как он встретил тебя на пути, и побил сзади тебя всех ослабевших, когда ты устал и утомился, и не побоялся он Бога; итак, когда Господь Бог твой успокоит тебя от всех врагов твоих со всех сторон, на земле, которую Господь Бог твой дает тебе в удел, чтоб овладеть ею, изгладь память Амалика из поднебесной; не забудь.

 

   Когда ты придешь в землю, которую Господь Бог твой дает тебе в удел, и овладеешь ею, и поселишься в ней; то возьми начатков всех плодов земли, которые ты получишь от земли твоей, которую Господь Бог твой дает тебе, и положи в корзину, и пойди на то место, которое Господь Бог твой изберет, чтобы пребывало там имя Его; и приди к священнику, который будет в те дни, и скажи ему: сегодня исповедую пред Господом Богом твоим, что я вошел в ту землю, которую Господь клялся отцам нашим дать нам. Священник возьмет корзину из руки твоей и поставит ее пред жертвенником Господа Бога твоего. Ты же отвечай и скажи пред Господом Богом твоим: отец мой был странствующий Арамеянин, и пошел в Египет и поселился там с немногими людьми, и произошел там от него народ великий, сильный и многочисленный; но Египтяне худо поступали с нами, и притесняли нас, и налагали на нас тяжкие работы; и возопили мы к Господу Богу отцов наших, и услышал Господь вопль наш и увидел бедствие наше, труды наши и угнетение наше; и вывел нас Господь из Египта [Сам крепостию Своею великою и] рукою сильною и мышцею простертою, великим ужасом, знамениями и чудесами, и привел нас на место сие, и дал нам землю сию, землю, в которой течет молоко и мед; итак вот, я принес начатки плодов от земли, которую Ты, Господи, дал мне, [от земли, где течет молоко и мед]. И поставь это пред Господом Богом твоим, и поклонись пред Господом Богом твоим, и веселись о всех благах, которые Господь Бог твой дал тебе и дому твоему, ты и левит и пришелец, который будет у тебя. Когда ты отделишь все десятины произведений [земли] твоей в третий год, год десятин, и отдашь левиту, пришельцу, сироте и вдове, чтоб они ели в жилищах твоих и насыщались, тогда скажи пред Господом Богом твоим: я отобрал от дома [моего] святыню и отдал ее левиту, пришельцу, сироте и вдове, по всем повелениям Твоим, которые Ты заповедал мне: я не преступил заповедей Твоих и не забыл; я не ел от нее в печали моей, и не отделял ее в нечистоте, и не давал из нее для мертвого; я повиновался гласу Господа Бога моего, исполнил все, что Ты заповедал мне; призри от святого жилища Твоего, с небес, и благослови народ Твой, Израиля, и землю, которую Ты дал нам-так как Ты клялся отцам нашим [дать нам] землю, в которой течет молоко и мед.

 

   В день сей Господь Бог твой завещевает тебе исполнять [все] постановления сии и законы: соблюдай и исполняй их от всего сердца твоего и от всей души твоей.

 

   Господу сказал ты ныне, что Он будет твоим Богом, и что ты будешь ходить путями Его и хранить постановления Его и заповеди Его и законы Его, и слушать гласа Его; и Господь обещал тебе ныне, что ты будешь собственным Его народом, как Он говорил тебе, если ты будешь хранить все заповеди Его, и что Он поставит тебя выше всех народов, которых Он сотворил, в чести, славе и великолепии, что ты будешь святым народом у Господа Бога твоего, как Он говорил.

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что нет сомнения, что евреи исключительно высокого мнения о самих себе и считают себя благороднее, выше окружающих людей, от которых они отделены, вдобавок, и многими своими обычаями. При этом они воодушевлены особой верой в жизнь, какую дает лишь тайное обладание неким бесценным даром; им присущ своего рода оптимизм. Религиозный человек назвал бы это, пожалуй, верой в Бога.

 

   Нам известна причина такого их поведения и природа их бесценного сокровища. Они действительно считают себя избранным народом Бога; они уверены, что особенно близки к Нему, и это наполняет их гордостью и уверенностью.

 

   Именно Моисей наградил еврейский народ той особенностью, которая сыграла такую роль во всей его истории.

 

   Именно этот человек укрепил их самоуверенность, внушив им, что они избранный Богом народ; именно он объявил их святыми и наложил на них обязанность сторониться всех других. Не то, чтобы другим народам недоставало самоуверенности. Тогда, как и сейчас, каждый народ считал себя выше всех остальных. Однако благодаря Моисею самоуверенность евреев была укоренена в религии; она стала частью их религиозной веры. Благодаря особо близким отношениям со своим Богом они приобрели частицу его величия. А поскольку мы знаем, что за Богом, который избрал евреев и вывел их из Египта, стоял человек Моисей, то я отважусь сказать: именно он, этот человек Моисей, и сотворил евреев. Ему этот народ обязан своей жизненной цепкостью; но ему же он обязан той враждебностью, с которой он столкнулся, и все еще сталкивается до сих пор.

 

   Дала ли религия Моисея евреям еще что-нибудь, кроме возросшей - благодаря сознанию "избранности" - уверенности в себе. И впрямь, нетрудно указать еще один элемент. Новая религия дала евреям также куда более грандиозное представление об их Боге, или, выражаясь более осторожно - идею более величественного Бога. Каждый, кто верил в этого Бога, соприкасался с Его величием и мог ощущать себя возвышенным. Скажем, гордость англичанина за величие Британской империи коренится в чувстве большей безопасности и защиты, которое он ощущает. Но то же самое верно и в отношении великого Бога, а поскольку человек вряд ли может претендовать на участие в Божественном управлении миром, то его гордость за величие своего Бога связана, прежде всего, с тем, что этот Бог именно его "выбрал".

 

   Но среди предписаний этого Бога есть одно, значение которого много больше, чем представляется на первый взгляд. Это запрет на изготовление подобий Бога, который, по сути, означает приказ поклоняться Богу незримому. Я полагаю, что в этом пункте Моисей превзошел в строгости даже религию Атона; его Бог не должен был иметь ни имени, ни облика. Этот запрет поначалу был, видимо, еще одной предосторожностью против магических ухищрений. Но, будучи принят, он неизбежно должен был оказать глубокое влияние на евреев. Ибо он означал подчинение чувственных ощущений абстрактной идее; это была победа духа над чувствами, или, более строго, отказ от удовлетворения инстинктивных потребностей со всеми вытекающими отсюда психологическими последствиями.

 

   Прогресс духовности, несомненно, вел к росту человеческой уверенности в себе, к тому, что люди начинали считать себя выше тех, кто еще оставался во власти непосредственных ощущении. Мы знаем, что Моисеи дал евреям гордое сознание "избранности" Богом; но, дематериализовав этого Бога, он внес еще один важный вклад в тайную духовную сокровищницу народа. Впоследствии евреи сохранили эту свою склонность к духовному. Все позднейшие политические неудачи научили их ценить то единственное, что они сохранили, свои писаные хроники, как некое величайшее достояние. Не случайно сразу же после разрушения Титом Иерусалимского Храма рабби Иоханан бен Закай попросил разрешения открыть в Явне первую школу для изучения Торы. С того момента Священная Книга и ее изучение оставались тем единственным, что удерживало рассеянный народ в единстве.

 

   В сущности, они выжили благодаря тому, что сторонились других. Некоторое неизбежное смешение крови ничего не меняло, потому что евреев объединяло нечто идеальное - некие общие интеллектуальные и эмоциональные ценности. Моисеева религия сумела создать это единство, поскольку она: а) приобщила народ к величию новой концепции Божества, б) утверждала, что евреи "избраны" этим великим Божеством и предназначены быть объектом Его особой благосклонности и в) навязала еврейскому народу веру в чисто духовного, интеллектуально, а не чувственно постигаемого Бога, то есть прогресс духовности, а это открыло путь к почитанию интеллектуальной деятельности вообще (и тем самым - к дальнейшему подавлению инстинктов).

 

   Предпочтение, которое евреи в течение двух тысяч лет отдавали духовным начинаниям, несомненно, оказало влияние на их характер; оно помогло им выстроить плотину, защищавшую их от насилия и жестокости, которые обычно торжествуют там, где идеалом является чисто физическое совершенство.

 

   Увы, гармоническое развитие физического и духовного, достигнутое греками, не было уделом евреев. В конфликте духа и плоти они отдали предпочтение тому, что имело большее культурное значение.

 

   Мы сталкиваемся с ситуацией, когда в ходе развития человечества мир чувств постепенно подчиняется духовному миру, и человек ощущает гордость и подъем на каждой очередной стадии этого процесса, но при этом мы не знаем, почему так происходит. Еще позже сам духовный мир человека оказывается подчиненным совершенно загадочной власти веры. Провозглашается знаменитое "верую, ибо абсурдно", и тот, кто уверовал, воспринимает свой шаг как величайшее достижение.

 

   Великий человек влияет на своих современников двояко: самой своей личностью - и той идеей, которую он выражает. Такая идея может выражать давние желания масс, или указывать их желаниям новые цели, или опять-таки увлекать их иными способами. Иногда - но это, конечно, самый примитивный случай - влияние может оказывать, прежде всего, сама личность, тогда как идея играет подчиненную роль. Зато у нас нет никаких сомнений, почему вообще появляются великие люди. Мы знаем, что огромное большинство человечества испытывает сильнейшую потребность в авторитете, которому можно было бы подчиняться, который бы господствовал и порой даже угнетал своих последователей. Психология индивидуума объясняет, откуда берется эта потребность масс. Это не что иное, как потребность в отце, которая живет в каждом из нас с детства, в том самом Отце, победой над которым похваляются герои мифов. И теперь мы начинаем понимать, что все черты, в которые мы приодеваем великого человека, это черты отца, что в этом сходстве и состоит суть великого человека. Решительность мысли, сила воли, мощность деяний - все это черты отцовского облика; но превыше всего - вера в себя и независимость духа, та божественная уверенность великого человека в правильности своих действий, которая порой может переходить в безоглядность. Им нельзя не восхищаться, ему нельзя не верить, но невозможно избавиться и от страха перед ним. Нам следовало искать ключик в самом слове: кто еще, кроме отца, может быть "великим" для ребенка?

 

   Вне сомнения, Моисей, снизошедший до несчастных еврейских рабов, чтобы сказать им, что они - его возлюбленные дети, был для них гигантской отцовской фигурой. И не менее величественной должна была показаться им концепция единственного, вечного, всемогущего Бога, который счел их достойными завета с Ним и обещал заботиться о них, если они будут блюсти Ему верность. Возможно, им было нелегко отделить образ этого человека Моисея от образа его Бога, и в этом они были инстинктивно правы, потому что Моисей наверняка воплотил в образе своего Бога некоторые собственные черты, - вроде вспыльчивости и неумолимости.

 

   И заповедал Моисей и старейшины [сынов] Израилевых народу, говоря: исполняйте все заповеди, которые заповедую вам ныне.

 

   И когда перейдете за Иордан, в землю, которую Господь Бог твой дает тебе, тогда поставь себе большие камни и обмажь их известью; и напиши на [камнях] сих все слова закона сего, когда перейдешь [Иордан], чтобы вступить в землю, которую Господь Бог твой дает тебе, в землю, где течет молоко и мед, как говорил тебе Господь Бог отцов твоих.

 

   Когда перейдете Иордан, поставьте камни те, как я повелеваю вам сегодня, на горе Гевал, и обмажьте их известью; и устрой там жертвенник Господу Богу твоему, жертвенник из камней, не поднимая на них железа; из камней цельных устрой жертвенник Господа Бога твоего, и возноси на нем всесожжения Господу Богу твоему, и приноси жертвы мирные, и ешь [и насыщайся] там, и веселись пред Господом Богом твоим; и напиши на камнях [сих] все слова закона сего очень явственно.

 

   И сказал Моисей и священники левиты всему Израилю, говоря: внимай и слушай, Израиль: в день сей ты сделался народом Господа Бога твоего; итак слушай гласа Господа Бога твоего и исполняй [все] заповеди Его и постановления Его, которые заповедую тебе сегодня.

 

   И заповедал Моисей народу в день тот, говоря: сии должны стать на горе Гаризим, чтобы благословлять народ, когда перейдете Иордан: Симеон, Левий, Иуда, Иссахар, Иосиф и Вениамин; а сии должны стать на горе Гевал, чтобы произносить проклятие: Рувим, Гад, Асир, Завулон, Дан и Неффалим.
   Левиты возгласят и скажут всем Израильтянам громким голосом: проклят, кто сделает изваянный или литый кумир, мерзость пред Господом, произведение рук художника, и поставит его в тайном месте!
   Весь народ возгласит и скажет: аминь.
   Проклят злословящий отца своего или матерь свою!
   И весь народ скажет: аминь.
   Проклят нарушающий межи ближнего своего!
   И весь народ скажет: аминь.
   Проклят, кто слепого сбивает с пути!
   И весь народ скажет: аминь.
   Проклят, кто превратно судит пришельца, сироту и вдову!
   И весь народ скажет: аминь.
   Проклят, кто ляжет с женою отца своего, ибо он открыл край одежды отца своего!
   И весь народ скажет: аминь.
   Проклят, кто ляжет с каким-либо скотом!
   И весь народ скажет: аминь.
   Проклят, кто ляжет с сестрою своею, с дочерью отца своего, или дочерью матери своей!
   И весь народ скажет: аминь.
   Проклят, кто ляжет с тещею своею!
   И весь народ скажет: аминь.
   [Проклят, кто ляжет с сестрою жены своей!
   И весь народ скажет: аминь.]
   Проклят, кто тайно убивает ближнего своего!
   И весь народ скажет: аминь.
   Проклят, кто берет подкуп, чтоб убить душу и пролить кровь невинную!
   И весь народ скажет: аминь.
   Проклят [всякий человек], кто не исполнит [всех] слов закона сего и не будет поступать по ним!
   И весь народ скажет: аминь.

 

   Если ты, когда перейдете [за Иордан в землю, которую Господь Бог ваш дает вам], будешь слушать гласа Господа Бога твоего, тщательно исполнять все заповеди Его, которые заповедую тебе сегодня, то Господь Бог твой поставит тебя выше всех народов земли; и придут на тебя все благословения сии и исполнятся на тебе, если будешь слушать гласа Господа, Бога твоего.
   Благословен ты в городе и благословен на поле.
   Благословен плод чрева твоего, и плод земли твоей, и плод скота твоего, и плод твоих волов, и плод овец твоих.
   Благословенны житницы твои и кладовые твои.
   Благословен ты при входе твоем и благословен ты при выходе твоем.
   Поразит пред тобою Господь врагов твоих, восстающих на тебя; одним путем они выступят против тебя, а семью путями побегут от тебя.
   Пошлет Господь тебе благословение в житницах твоих и во всяком деле рук твоих; и благословит тебя на земле, которую Господь Бог твой дает тебе.
   Поставит тебя Господь [Бог твой] народом святым Своим, как Он клялся тебе [и отцам твоим], если ты будешь соблюдать заповеди Господа Бога твоего и будешь ходить путями Его; и увидят все народы земли, что имя Господа [Бога твоего] нарицается на тебе, и убоятся тебя.
   И даст тебе Господь [Бог твой] изобилие во всех благах, в плоде чрева твоего, и в плоде скота твоего, и в плоде полей твоих на земле, которую Господь клялся отцам твоим дать тебе.
   Откроет тебе Господь добрую сокровищницу Свою, небо, чтоб оно давало дождь земле твоей во время свое, и чтобы благословлять все дела рук твоих: и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы [и будешь господствовать над многими народами, а они над тобою не будут господствовать].
   Сделает тебя Господь [Бог твой] главою, а не хвостом, и будешь только на высоте, а не будешь внизу, если будешь повиноваться заповедям Господа Бога твоего, которые заповедую тебе сегодня хранить и исполнять, и не отступишь от всех слов, которые заповедую вам сегодня, ни направо ни налево, чтобы пойти вслед иных богов и служить им.

 

   Если же не будешь слушать гласа Господа Бога твоего и не будешь стараться исполнять все заповеди Его и постановления Его, которые я заповедую тебе сегодня, то придут на тебя все проклятия сии и постигнут тебя.

 

   Проклят ты [будешь] в городе и проклят ты [будешь] на поле.
   Прокляты [будут] житницы твои и кладовые твои.
   Проклят [будет] плод чрева твоего и плод земли твоей, плод твоих волов и плод овец твоих.
   Проклят ты [будешь] при входе твоем и проклят при выходе твоем.

 

   Пошлет Господь на тебя проклятие, смятение и несчастье во всяком деле рук твоих, какое ни станешь ты делать, доколе не будешь истреблен, - и ты скоро погибнешь за злые дела твои, за то, что ты оставил Меня.
   Пошлет Господь на тебя моровую язву, доколе не истребит Он тебя с земли, в которую ты идешь, чтобы владеть ею.
   Поразит тебя Господь чахлостью, горячкою, лихорадкою, воспалением, засухою, палящим ветром и ржавчиною, и они будут преследовать тебя, доколе не погибнешь. И небеса твои, которые над головою твоею, сделаются медью, и земля под тобою железом; вместо дождя Господь даст земле твоей пыль, и прах с неба будет падать, падать на тебя, [доколе не погубит тебя и] доколе не будешь истреблен.
   Предаст тебя Господь на поражение врагам твоим; одним путем выступишь против них, а семью путями побежишь от них; и будешь рассеян по всем царствам земли. И будут трупы твои пищею всем птицам небесным и зверям, и не будет отгоняющего их.
   Поразит тебя Господь проказою Египетскою, почечуем, коростою и чесоткою, от которых ты не возможешь исцелиться; поразит тебя Господь сумасшествием, слепотою и оцепенением сердца. И ты будешь ощупью ходить в полдень, как слепой ощупью ходит впотьмах, и не будешь иметь успеха в путях твоих, и будут теснить и обижать тебя всякий день, и никто не защитит тебя.
   С женою обручишься, и другой будет спать с нею; дом построишь, и не будешь жить в нем; виноградник насадишь, и не будешь пользоваться им.
   Вола твоего заколют в глазах твоих, и не будешь есть его; осла твоего уведут от тебя и не возвратят тебе; овцы твои отданы будут врагам твоим, и никто не защитит тебя.
   Сыновья твои и дочери твои будут отданы другому народу; глаза твои будут видеть и всякий день истаевать о них, и не будет силы в руках твоих.
   Плоды земли твоей и все труды твои будет есть народ, которого ты не знал; и ты будешь только притесняем и мучим во все дни.
   И сойдешь с ума от того, что будут видеть глаза твои.
   Поразит тебя Господь злою проказою на коленях и голенях, от которой ты не возможешь исцелиться, от подошвы ноги твоей до самого темени [головы] твоей.
   Отведет Господь тебя и царя твоего, которого ты поставишь над собою, к народу, которого не знал ни ты, ни отцы твои, и там будешь служить иным богам, деревянным и каменным; и будешь ужасом, притчею и посмешищем у всех народов, к которым отведет тебя Господь [Бог].
   Семян много вынесешь в поле, а соберешь мало, потому что поест их саранча.
   Виноградники будешь садить и возделывать, а вина не будешь пить, и не соберешь плодов [их], потому что поест их червь.
   Маслины будут у тебя во всех пределах твоих, но елеем не помажешься, потому что осыплется маслина твоя.
   Сынов и дочерей родишь, но их не будет у тебя, потому что пойдут в плен.
   Все дерева твои и плоды земли твоей погубит ржавчина.
   Пришелец, который среди тебя, будет возвышаться над тобою выше и выше, а ты опускаться будешь ниже и ниже; он будет давать тебе взаймы, а ты не будешь давать ему взаймы; он будет главою, а ты будешь хвостом.
   И придут на тебя все проклятия сии, и будут преследовать тебя и постигнут тебя, доколе не будешь истреблен, за то, что ты не слушал гласа Господа Бога твоего и не соблюдал заповедей Его и постановлений Его, которые Он заповедал тебе: они будут знамением и указанием на тебе и на семени твоем вовек.

 

   За то, что ты не служил Господу Богу твоему с веселием и радостью сердца, при изобилии всего, будешь служить врагу твоему, которого пошлет на тебя Господь [Бог твой], в голоде, и жажде, и наготе и во всяком недостатке; он возложит на шею твою железное ярмо, так что измучит тебя.
   Пошлет на тебя Господь народ издалека, от края земли: как орел налетит народ, которого языка ты не разумеешь, народ наглый, который не уважит старца и не пощадит юноши; и будет он есть плод скота твоего и плод земли твоей, доколе не разорит тебя, так что не оставит тебе ни хлеба, ни вина, ни елея, ни плода волов твоих, ни плода овец твоих, доколе не погубит тебя; и будет теснить тебя во всех жилищах твоих, доколе во всей земле твоей не разрушит высоких и крепких стен твоих, на которые ты надеешься; и будет теснить тебя во всех жилищах твоих, во всей земле твоей, которую Господь Бог твой дал тебе. И ты будешь есть плод чрева твоего, плоть сынов твоих и дочерей твоих, которых Господь Бог твой дал тебе, в осаде и в стеснении, в котором стеснит тебя враг твой.

 

   Муж, изнеженный и живший между вами в великой роскоши, безжалостным оком будет смотреть на брата своего, на жену недра своего и на остальных детей своих, которые останутся у него, и не даст ни одному из них плоти детей своих, которых он будет есть, потому что у него не останется ничего в осаде и в стеснении, в котором стеснит тебя враг твой во всех жилищах твоих.

 

   [Женщина] жившая у тебя в неге и роскоши, которая никогда ноги своей не ставила на землю по причине роскоши и изнеженности, будет безжалостным оком смотреть на мужа недра своего и на сына своего и на дочь свою и не даст им последа, выходящего из среды ног ее, и детей, которых она родит; потому что она, при недостатке во всем, тайно будет есть их, в осаде и стеснении, в котором стеснит тебя враг твой в жилищах твоих.

 

   Если не будешь стараться исполнять все слова закона сего, написанные в книге сей, и не будешь бояться сего славного и страшного имени Господа Бога твоего, то Господь поразит тебя и потомство твое необычайными язвами, язвами великими и постоянными, и болезнями злыми и постоянными; и наведет на тебя все [злые] язвы Египетские, которых ты боялся, и они прилипнут к тебе; и всякую болезнь и всякую язву, не написанную [и всякую написанную] в книге закона сего, Господь наведет на тебя, доколе не будешь истреблен; и останется вас немного, тогда как множеством вы подобны были звездам небесным, ибо ты не слушал гласа Господа Бога твоего.

 

   И как радовался Господь, делая вам добро и умножая вас, так будет радоваться Господь, погубляя вас и истребляя вас, и извержены будете из земли, в которую ты идешь, чтобы владеть ею.

 

   И рассеет тебя Господь [Бог твой] по всем народам, от края земли до края земли, и будешь там служить иным богам, которых не знал ни ты, ни отцы твои, дереву и камням.

 

   Но и между этими народами не успокоишься, и не будет места покоя для ноги твоей, и Господь даст тебе там трепещущее сердце, истаевание очей и изнывание души; жизнь твоя будет висеть пред тобою, и будешь трепетать ночью и днем, и не будешь уверен в жизни твоей; от трепета сердца твоего, которым ты будешь объят, и от того, что ты будешь видеть глазами твоими, утром ты скажешь: <о, если бы пришел вечер!>, а вечером скажешь: <о, если бы наступило утро!> и возвратит тебя Господь в Египет на кораблях тем путем, о котором я сказал тебе: <ты более не увидишь его>; и там будете продаваться врагам вашим в рабов и в рабынь, и не будет покупающего.

 

   Вот слова завета, который Господь повелел Моисею поставить с сынами Израилевыми в земле Моавитской, кроме завета, который Господь поставил с ними на Хориве.

 

   И созвал Моисей всех [сынов] Израилевых и сказал им: вы видели всё, что сделал Господь пред глазами вашими в земле Египетской с фараоном и всеми рабами его и всею землею его; те великие казни, которые видели глаза твои, и те великие знамения и чудеса, [руку крепкую и мышцу простертую]; но до сего дня не дал вам Господь [Бог] сердца, чтобы разуметь, очей, чтобы видеть, и ушей, чтобы слышать. Сорок лет водил вас по пустыне, и одежды ваши на вас не обветшали, и обувь твоя не обветшала на ноге твоей; хлеба вы не ели и вина и сикера не пили, дабы вы знали, что Я Господь Бог ваш. И когда пришли вы на место сие, выступил против нас Сигон, царь Есевонский, и Ог, царь Васанский, чтобы сразиться с нами, и мы поразили их; и взяли землю их и отдали ее в удел колену Рувимову и Гадову и половине колена Манассиина. Соблюдайте же [все] слова завета сего и исполняйте их, чтобы вам иметь успех во всем, что ни будете делать.
   Все вы сегодня стоите пред лицем Господа Бога вашего, начальники колен ваших, старейшины ваши, [судьи ваши,] надзиратели ваши, все Израильтяне, дети ваши, жены ваши и пришельцы твои, находящиеся в стане твоем, от секущего дрова твои до черпающего воду твою, чтобы вступить тебе в завет Господа Бога твоего и в клятвенный договор с Ним, который Господь Бог твой сегодня поставляет с тобою, дабы соделать тебя сегодня Его народом, и Ему быть тебе Богом, как Он говорил тебе и как клялся отцам твоим Аврааму, Исааку и Иакову.
   Не с вами только одними я поставляю сей завет и сей клятвенный договор, но как с теми, которые сегодня здесь с нами стоят пред лицем Господа Бога нашего, так и с теми, которых нет здесь с нами сегодня. Ибо вы знаете, как мы жили в земле Египетской и как мы проходили посреди народов, чрез которые вы прошли, и видели мерзости их и кумиры их, деревянные и каменные, серебряные и золотые, которые у них.
   Да не будет между вами мужчины или женщины, или рода или колена, которых сердце уклонилось бы ныне от Господа Бога нашего, чтобы ходить служить богам тех народов; да не будет между вами корня, произращающего яд и полынь, такого человека, который, услышав слова проклятия сего, похвалялся бы в сердце своем, говоря: <я буду счастлив, несмотря на то, что буду ходить по произволу сердца моего>; и пропадет таким образом сытый с голодным; не простит Господь такому, но тотчас возгорится гнев Господа и ярость Его на такого человека, и падет на него все проклятие [завета сего], написанное в сей книге [закона], и изгладит Господь имя его из поднебесной; и отделит его Господь на погибель от всех колен Израилевых, сообразно со всеми проклятиями завета, написанными в сей книге закона. И скажет последующий род, дети ваши, которые будут после вас, и чужеземец, который придет из земли дальней, увидев поражение земли сей и болезни, которыми изнурит ее Господь: сера и соль, пожарище - вся земля; не засевается и не произращает она, и не выходит на ней никакой травы, как по истреблении Содома, Гоморры, Адмы и Севоима, которые ниспроверг Господь во гневе Своем и в ярости Своей. И скажут все народы: за что Господь так поступил с сею землею? какая великая ярость гнева Его! И скажут: за то, что они оставили завет Господа Бога отцов своих, который Он поставил с ними, когда вывел их из земли Египетской, и пошли и стали служить иным богам и поклоняться им, богам, которых они не знали и которых Он не назначал им: за то возгорелся гнев Господа на землю сию, и навел Он на нее все проклятия [завета], написанные в сей книге [закона], и извергнул их Господь из земли их в гневе, ярости и великом негодовании, и поверг их на другую землю, как ныне видим.
   Сокрытое принадлежит Господу Богу нашему, а открытое-нам и сынам нашим до века, чтобы мы исполняли все слова закона сего.
   Когда придут на тебя все слова сии - благословение и проклятие, которые изложил я тебе, и примешь их к сердцу своему среди всех народов, в которых рассеет тебя Господь Бог твой, и обратишься к Господу Богу твоему и послушаешь гласа Его, как я заповедую тебе сегодня, ты и сыны твои от всего сердца твоего и от всей души твоей, - тогда Господь Бог твой возвратит пленных твоих и умилосердится над тобою, и опять соберет тебя от всех народов, между которыми рассеет тебя Господь Бог твой. Хотя бы ты был рассеян [от края неба] до края неба, и оттуда соберет тебя Господь Бог твой, и оттуда возьмет тебя, и [оттуда] приведет тебя Господь Бог твой в землю, которою владели отцы твои, и получишь ее во владение, и облагодетельствует тебя и размножит тебя более отцов твоих; и обрежет Господь Бог твой сердце твое и сердце потомства твоего, чтобы ты любил Господа Бога твоего от всего сердца твоего и от всей души твоей, дабы жить тебе; тогда Господь Бог твой все проклятия сии обратит на врагов твоих и ненавидящих тебя, которые гнали тебя, а ты обратишься и будешь слушать гласа Господа [Бога твоего] и исполнять все заповеди Его, которые заповедую тебе сегодня; с избытком даст тебе Господь Бог твой успех во всяком деле рук твоих, в плоде чрева твоего, в плоде скота твоего, в плоде земли твоей; ибо снова радоваться будет Господь [Бог твой] о тебе, благодетельствуя тебе, как Он радовался об отцах твоих, если будешь слушать гласа Господа Бога твоего, соблюдая [и исполняя все] заповеди Его и постановления Его [и законы Его], написанные в сей книге закона, и если обратишься к Господу Богу твоему всем сердцем твоим и всею душею твоею. Ибо заповедь сия, которую я заповедую тебе сегодня, не недоступна для тебя и не далека; она не на небе, чтобы можно было говорить: <кто взошел бы для нас на небо и принес бы ее нам, и дал бы нам услышать ее, и мы исполнили бы ее?> и не за морем она, чтобы можно было говорить: <кто сходил бы для нас за море и принес бы ее нам, и дал бы нам услышать ее, и мы исполнили бы ее?> но весьма близко к тебе слово сие: оно в устах твоих и в сердце твоем, чтобы исполнять его.
   Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло.
   [Если будешь слушать заповеди Господа Бога твоего,] которые заповедую тебе сегодня, любить Господа Бога твоего, ходить по [всем] путям Его и исполнять заповеди Его и постановления Его и законы Его, то будешь жить и размножишься, и благословит тебя Господь Бог твой на земле, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею; если же отвратится сердце твое, и не будешь слушать, и заблудишь, и станешь поклоняться иным богам и будешь служить им, то я возвещаю вам сегодня, что вы погибнете и не пробудете долго на земле, [которую Господь Бог дает тебе,] для овладения которою ты переходишь Иордан. Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие.
   Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое, любил Господа Бога твоего, слушал глас Его и прилеплялся к Нему; ибо в этом жизнь твоя и долгота дней твоих, чтобы пребывать тебе на земле, которую Господь [Бог] с клятвою обещал отцам твоим Аврааму, Исааку и Иакову дать им.

 

   Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "Надо по справедливости признать, что "священный" законодатель не оставляет места ни малейшим сомнениям в том, сколь возмутительны были тогдашние нравы потомков Иакова. Осуждается скотоложство, видимо часто совершавшееся в "Израиле". В 20-й главе перечисляются все мыслимые виды разврата"...

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "Вот каковы были нормы и правила поведения поселенцев.
   Запрещалось обольщать не обрученных девиц. Обольститель, пойманный на месте обольщения, должен был дать вено и жениться. Мог и не жениться, но вено дать всё равно был обязан.
   Запрещалось притеснять вдову и сироту. Можно было притеснить немножко, но чтобы не кричали. Размер и форма наказания за это в Библии не приведены.
   Рекомендовалось удаляться от неправды и не принимать даров, что было совершенно правильно.
   Не возбранялось давать деньги взаймы, но только под небольшой процент. Какой процент считался небольшим, не уточнялось.
   Если была необходимость занять у соседа одежду, то следовало возвратить её до захода солнца, потому что сосед мог ночью замёрзнуть.
   Ведь у каждого была только та одежда, что на нём.
   Запрещалось произносить имена других богов. Даже имя Иеговы не следовало произносить без особой нужды.
   Запрещалось делать всякие наколки, надрезы и другие знаки на теле.
   Не особенно приветствовались те, кого сейчас называют трансвеститами.
   "На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок перед Господом, Богом твоим, всякий, делающий сие". (Втор. 22:5).
   Всё это были относительно мелкие нарушения. И наказания были мелкие: общественное порицание, наряд на чистку отхожих мест, разжалование из начальников.

 

   Ни употребление крепких напитков, ни обкуривание, ни жевание травки не считались грехом.
   Наоборот, сами священники и нюхали, и жевали, и курили, и пили.
   Служили примером для народа.
   Потому что прекрасно понимали, что наркотики затуманивают сознание людей, позволяют лучше манипулировать ими.
   Человеку с одурманенным мозгом можно внушить что угодно, можно вызывать у него различные галлюцинации. Он увидит, как разверзается земля, поглощая кореян, как с неба нисходит огонь и пожирает отступников, услышит громовой голос Господа Бога.

 

   Но абсолютное большинство прегрешений карались со всей строгостью законов Моисея.
   На специальном стенде у входа в канцелярию был вывешен список возможных нарушений и список всевозможных наказаний.

 

   Строгие наказания грозили тем, кто нарушит заповеди Божьи.
   Если нарушит священник, вина за это ложилась на весь народ.
   Во искупление вины следовало принести в жертву Господу тельца. Кровь, две почки и внутренний жир сжигались на жертвеннике. Остальное сжигалось (или нет, кто знал?) на дровах вне стана. Думаю, что всё же не сжигалось, а делилось между левитами, которые осуществляли ликвидацию жертвы. Это была "жертва за грех".

 

   Если по ошибке (!) согрешит общество, то также приносился в жертву телец. И обряд был тот же. Менялось только определение: это была "жертва за грех общества".

 

   Вот за что полагалась смертная казнь.
   Если кто-нибудь ел с кровью, заслуживал смерти. Ибо кровь - это душа животного, и предназначалась только для жертвенника. (Лев. 17:10-12)
   Для того чтобы исключить половую связь между ближайшими родственниками, что тогда было в моде, существовали законы о недопустимости раскрытия наготы.
   Гомосексуальные связи, скотоложство были объявлены преступными, и также наказывались смертью. (Лев 18:22-23).
   Скотоложника казнили вместе со скотиной. (Лев. 20:16) Хотя эта порочная скотина не была ознакомлена с существом закона, и не сознавала, что совершает смертный грех.

 

   Тогда нередки были людские жертвоприношения Молоху, грозному языческому Богу. Которому поклонялись не только инородцы, жившие в лагере, но и очень большой процент евреев. "И детей твоих не отдавай на служение Молоху, и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь". (Лев. 18:21).
   Да, да, с данной минуты это уже не секрет, - древние евреи приносили богам, в том числе и Иегове, человеческие жертвы. В основном, детей. В Библии, как минимум в десяти местах текста, прямо говорится об этом.
   Авраам не удивился, когда Господь приказал ему принести в жертву Исаака. Тогда у многих народов Востока это было в порядке вещей.
   Судья Израиля Иеффай принёс в жертву Господу Иегове свою единственную дочь. Сжёг её на жертвеннике. И Господь не остановил руку отца. (Суд. 11:30-39) "И обонял Господь приятное благоухание".
   Когда израильтяне, на пути в землю Обетованную, разгромили пять царей мадиамских и захватили в плен тридцать две тысячи девственниц, Моисей выделил тысячную часть в дар Господу, то есть, принёс их в жертву. "И дань из них Господу тридцать две души. И отдал Моисей дань, возношение Господу, священнику" (выделено мной - Д.Н.). (Чис. 31:35-41) <Впрочем, здесь написано - "отдал Моисей дань... священнику". Священник - он тоже человек! Как ему без девственниц - если все имеют?!>

 

   Приведу ещё одну цитату, из псалмов Давида.
   "Но смешались с язычниками, и научились делам их. Служили истуканам их, которые были для них сетью.
   И приносили сыновей своих и дочерей своих в жертву бесам. Проливали кровь невинную, кровь сыновей своих и дочерей своих, которых приносили в жертву идолам Ханаанским, - и осквернилась земля кровью". (Пс. 105:35-38).

 

   И Господь, и Моисей, ничего не имея, в принципе, против человеческих жертв, всё же сильно ревновали к Молоху. Поэтому приношение жертв этому поганскому чудищу наказывалось смертной казнью, побиванием камнями. Смерти заслуживали все участники ритуалов: и исполнители, и зрители.

 

   Смерти заслуживали вызыватели мертвых и те, кто занимается волшебством. Моисей не терпел конкуренции.

 

   Блудодеяние с замужней женщиной или обручённой девицей каралось смертью. Обоих любовников забрасывали камнями.

 

   Смерти заслуживали невестка и свекор, брат и сестра, если их уличали в связи. Это касалось и такого необычного (но не для тех времён) треугольника: муж, жена и тёща. (Лев. 20:11-17).

 

   В отдельных случаях смертная казнь заменялась стерилизацией преступников. Тот, кто был пойман в постели с теткою своею, с женою брата, - оба, он и она, должны подвергнуться стерилизации: "Если кто возьмёт жену брата своего: это гнусно; бездетны будут оба".

 

   Если дочь священника осквернила себя блудодеянием, её следовало сжечь на костре.

 

   Если кто встретил в городе девицу и изнасиловал её, заслуживал смерти. В том случае, если она не кричала и не звала на помощь, казнили и её. Но если это происходило на поле, то её не казнили, так как трудно было доказать, кричала или не кричала.

 

   Вот какими строгими были меры воспитания: "Если отец и мать приведут сына и скажут старейшинам: сей сын буен и непокорен, не слушает слов наших, мот и пьяница, тогда все жители города пусть побьют его камнями до смерти". (Втор. 21:19-21)

 

   "Если муж приведёт жену к старейшинам и скажет, что не нашёл у ней девства, то, если это клевета, то муж этот должен уплатить родителям сто сиклей серебра пени. Но если это правда, то отроковицу следует побить камнями до смерти". (Втор. 22:13-20.)

 

   Совершенно непонятна процедура установления истины. Очевидно, в лагере существовала особая должность: определитель наличия девственности.
   Думаю, что родители отроковицы, которые знали о таком телесном пороке своей дочери, и не хотели, чтобы её забили камнями, сами давали её мужу в качестве откупного сто сиклей серебра. Чтобы не заявлял. И всё было тихо, мирно.

 

   Если какой-либо мужчина обвинял свою жену в измене, а она отрицала это, то такую женщину подвергали пытке водой. Священник не делал эту работу даром. Ревнивец должен был принести четыре килограмма ячменной муки. Если же он не имел ручной мельнички, для перемалывания манны небесной в ячменную муку, и не мог занять её у друга семьи, то до конца своих дней оставался в неведении: изменяла или не изменяла. Такая мучная взятка имела своё название: "приношение ревнования, приношение воспоминания, напоминающее о беззаконии". (Чис. 5:15).
   Священник ставил подозреваемую пред лицо Господне. Потом насыпал в глиняный кувшин лопатку святой земли, взятой со двора скинии, доливал воду и тщательно перемешивал. И эту жидкую грязь вливал в женщину литрами. Народ, толпящийся вокруг, наблюдал: опадёт ли её лоно и опухнет ли чрево.
   Опавшее лоно ясно свидельствовало об измене.
   Опухшее чрево служило ещё одним доказательством того, что в лоне побывал некто посторонний.
   "И будет эта жена проклятою в народе своём". (Чис. 5:15)

 

   Кто украл какого-нибудь человека и продал, того предавали смерти.

 

   "Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти". (Исх. 21:12)
   "А если кто ударит раба своего или служанку свою палкою, и они умрут под рукою его, то он должен быть наказан. Но если они день или два дня переживут, то не должно наказывать его; ибо это его серебро". (Исх . 21:20-21)

 

   "А если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу. Обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб". (Исх. 21:23-25)

 

   "Хулитель имени Господня должен умереть" (Лев. 24:16).

 

   За это мог убить каждый, кто слышал хулу. Но должен был иметь хотя бы ещё одного свидетеля.
   Так открывался простор тем, кто желал избавиться от врага, соперника, близкого родственника, от которого наследовал имущество, от заимодавца-ростовщика, - в общем, от любого, кто просто чем-то не понравился. Таких убийц во имя Господа было очень много.
   В дальнейшем для них были выделены специальные города, где этих убийц не смели преследовать родственники убитых.
   Но за умышленное, ничем не обоснованное убийство также грозила смерть.

 

   К смертной казни могли присудить любого поселенца по совершенно абсурдному обвинению: за то, что "не искал Бога".
   Что под этим подразумевалось?
   Игнорировал молебны, не участвовал в ритуалах жертвоприношений, выражал сомнения в справедливости Божьих законов, короче говоря, был древним атеистом.
   Несомненно, такие маловеры находились.
   Они имели своё, особое мнение, отличное от мнения большинства.
   Эти отщепенцы веками немилосердно искоренялись. И теперь их осталось очень мало.
   "Всякий, кто не станет искать Господа, должен умереть: малый или большой, мужчина или женщина". (2 Пар. 15:13)

 

   Массовые казни быстро стали обыденным делом, рутиной.
   Они уже не привлекали зрителей.
   И на судебные процессы никто не ходил.
   Поэтому приговоры объявлялись и приводились в исполнение без лишних формальностей, на скорую руку, раз-два - и готово.

 

   Мы уже знаем, что за тридцать восемь лет в поселении умерло и погибло несколько миллионов человек.

 

   Библия не уточняет, сколько из них было казнено Богом, Моисеем и левитами.

 

   Не имея точных данных, мы можем только строить догадки. Но не в состоянии затеять судебный процесс. Кроме того, не осталось свидетелей. Придётся подождать до Страшного суда, когда мёртвые оживут, и смогут поведать нам кое-что об этих библейских зверствах.

 

   Как это ни парадоксально, но ведь и сейчас правоверные евреи свято придерживаются духа и буквы законов, которые разработала не коллегия мудрецов, не парламент, а походя придумал пусть очень умный, но, в тоже время, очень ограниченный (в нашем понимании) пастух овец Моисей. Этим законам уже три с половиной тысячи лет! Не пора ли пересмотреть их, и отринуть большую часть по причине сильной ветхости и ещё более сильной глупости?".

 

   И пошел Моисей, и говорил слова сии всем [сынам] Израиля, и сказал им: теперь мне сто двадцать лет, я не могу уже выходить и входить, и Господь сказал мне: <ты не перейдешь Иордан сей>; Господь Бог твой Сам пойдет пред тобою; Он истребит народы сии от лица твоего, и ты овладеешь ими; Иисус пойдет пред тобою, как говорил Господь; и поступит Господь с ними так же, как Он поступил с Сигоном и Огом, царями Аморрейскими, [которые были по эту сторону Иордана,] и с землею их, которых он истребил; и предаст их Господь вам, и вы поступите с ними по всем заповедям, какие заповедал я вам; будьте тверды и мужественны, не бойтесь, [не ужасайтесь] и не страшитесь их, ибо Господь Бог твой Сам пойдет с тобою [и] не отступит от тебя и не оставит тебя.

 

   ..."не могу уже выходить и входить, и Господь сказал мне: <ты не перейдешь Иордан сей>"... Печально...

 

   И призвал Моисей Иисуса и пред очами всех Израильтян сказал ему: будь тверд и мужествен, ибо ты войдешь с народом сим в землю, которую Господь клялся отцам его дать ему, и ты разделишь ее на уделы ему; Господь Сам пойдет пред тобою, Сам будет с тобою, не отступит от тебя и не оставит тебя, не бойся и не ужасайся.

 

   И написал Моисей закон сей, и отдал его священникам, сынам Левииным, носящим ковчег завета Господня, и всем старейшинам [сынов] Израилевых.

 

   И завещал им Моисей и сказал: по прошествии семи лет, в год отпущения, в праздник кущей, когда весь Израиль придет явиться пред лице Господа Бога твоего на место, которое изберет [Господь], читай сей закон пред всем Израилем вслух его; собери народ, мужей и жен, и детей, и пришельцев твоих, которые будут в жилищах твоих, чтоб они слушали и учились, и чтобы боялись Господа Бога вашего, и старались исполнять все слова закона сего; и сыны их, которые не знают сего, услышат и научатся бояться Господа Бога вашего во все дни, доколе вы будете жить на земле, в которую вы переходите за Иордан, чтоб овладеть ею.

 

   И сказал Господь Моисею: вот, дни твои приблизились к смерти; призови Иисуса и станьте у [входа] скинии собрания, и Я дам ему наставления.

 

   И пришел Моисей и Иисус, и стали у [входа] скинии собрания.

 

   И явился Господь в скинии в столпе облачном, и стал столп облачный у входа скинии [собрания].

 

   И сказал Господь Моисею: вот, ты почиешь с отцами твоими, и станет народ сей блудно ходить вслед чужих богов той земли, в которую он вступает, и оставит Меня, и нарушит завет Мой, который Я поставил с ним; и возгорится гнев Мой на него в тот день, и Я оставлю их и сокрою лице Мое от них, и он истреблен будет, и постигнут его многие бедствия и скорби, и скажет он в тот день: <не потому ли постигли меня сии бедствия, что нет [Господа] Бога моего среди меня?> и Я сокрою лице Мое [от него] в тот день за все беззакония его, которые он сделает, обратившись к иным богам. Итак напишите себе [слова] песни сей, и научи ей сынов Израилевых, и вложи ее в уста их, чтобы песнь сия была Мне свидетельством на сынов Израилевых; ибо Я введу их в землю [добрую], как Я клялся отцам их, где течет молоко и мед, и они будут есть и насыщаться, и утучнеют, и обратятся к иным богам, и будут служить им, а Меня отвергнут и нарушат завет Мой, [который Я завещал им]; и когда постигнут их многие бедствия и скорби, тогда песнь сия будет против них свидетельством, ибо она не выйдет [из уст их и] из уст потомства их. Я знаю мысли их, которые они имеют ныне, прежде нежели Я ввел их в [добрую] землю, о которой Я клялся [отцам их].

 

   И написал Моисей песнь сию в тот день и научил ей сынов Израилевых.

 

   И заповедал Господь Иисусу, сыну Навину, и сказал [ему]: будь тверд и мужествен, ибо ты введешь сынов Израилевых в землю, о которой Я клялся им, и Я буду с тобою.

 

   Когда Моисей вписал в книгу все слова закона сего до конца, тогда Моисей повелел левитам, носящим ковчег завета Господня, сказав: возьмите сию книгу закона и положите ее одесную ковчега завета Господа Бога вашего, и она там будет свидетельством против тебя; ибо я знаю упорство твое и жестоковыйность твою: вот и теперь, когда я живу с вами ныне, вы упорны пред Господом; не тем ли более по смерти моей? соберите ко мне всех старейшин колен ваших [и судей ваших] и надзирателей ваших, и я скажу вслух их слова сии и призову во свидетельство на них небо и землю; ибо я знаю, что по смерти моей вы развратитесь и уклонитесь от пути, который я завещал вам, и в последствие времени постигнут вас бедствия за то, что вы будете делать зло пред очами Господа [Бога], раздражая Его делами рук своих.

 

   И изрек Моисей вслух всего собрания Израильтян слова песни сей до конца:

 

   Внимай, небо, я буду говорить; и слушай, земля, слова уст моих. Польется как дождь учение мое, как роса речь моя, как мелкий дождь на зелень, как ливень на траву.
   Имя Господа прославляю; воздайте славу Богу нашему. Он твердыня; совершенны дела Его, и все пути Его праведны; Бог верен, и нет неправды [в Нем]; Он праведен и истинен; но они развратились пред Ним, они не дети Его по своим порокам, род строптивый и развращенный.
   Сие ли воздаете вы Господу, народ глупый и несмысленный? не Он ли Отец твой, Который усвоил тебя, создал тебя и устроил тебя?
   Вспомни дни древние, помысли о летах прежних родов; спроси отца твоего, и он возвестит тебе, старцев твоих, и они скажут тебе.
   Когда Всевышний давал уделы народам и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов Израилевых; ибо часть Господа народ Его, Иаков наследственный удел Его.
   Он нашел его в пустыне, в степи печальной и дикой, ограждал его, смотрел за ним, хранил его, как зеницу ока Своего; как орел вызывает гнездо свое, носится над птенцами своими, распростирает крылья свои, берет их и носит их на перьях своих, так Господь один водил его, и не было с Ним чужого бога. Он вознес его на высоту земли и кормил произведениями полей, и питал его медом из камня и елеем из твердой скалы, маслом коровьим и молоком овечьим, и туком агнцев и овнов Васанских и козлов, и тучною пшеницею, и ты пил вино, кровь виноградных ягод.
   И [ел Иаков, и] утучнел Израиль, и стал упрям; утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога, создавшего его, и презрел твердыню спасения своего.
   Богами чуждыми они раздражили Его и мерзостями [своими] разгневали Его: приносили жертвы бесам, а не Богу, богам, которых они не знали, новым, которые пришли от соседей и о которых не помышляли отцы ваши.
   А Заступника, родившего тебя, ты забыл, и не помнил Бога, создавшего тебя.
   Господь увидел [и вознегодовал], и в негодовании пренебрег сынов Своих и дочерей Своих, и сказал: сокрою лице Мое от них [и] увижу, какой будет конец их; ибо они род развращенный; дети, в которых нет верности; они раздражили Меня не богом, суетными своими огорчили Меня: и Я раздражу их не народом, народом бессмысленным огорчу их; ибо огонь возгорелся во гневе Моем, жжет до ада преисподнего, и поядает землю и произведения ее, и попаляет основания гор; соберу на них бедствия и истощу на них стрелы Мои: будут истощены голодом, истреблены горячкою и лютою заразою; и пошлю на них зубы зверей и яд ползающих по земле; извне будет губить их меч, а в домах ужас - и юношу, и девицу, и грудного младенца, и покрытого сединою старца. Я сказал бы: рассею их и изглажу из среды людей память о них; но отложил это ради озлобления врагов, чтобы враги его не возомнили и не сказали: наша рука высока, и не Господь сделал все сие. Ибо они народ, потерявший рассудок, и нет в них смысла.
   О, если бы они рассудили, подумали о сем, уразумели, что с ними будет!
   Как бы мог один преследовать тысячу и двое прогонять тьму, если бы Заступник их не предал их, и Господь не отдал их!
   Ибо заступник их не таков, как наш Заступник; сами враги наши судьи в том.
   Ибо виноград их от виноградной лозы Содомской и с полей Гоморрских; ягоды их ягоды ядовитые, грозды их горькие; вино их яд драконов и гибельная отрава аспидов.
   Не сокрыто ли это у Меня? не запечатано ли в хранилищах Моих? У Меня отмщение и воздаяние, когда поколеблется нога их; ибо близок день погибели их, скоро наступит уготованное для них. Но Господь будет судить народ Свой и над рабами Своими умилосердится, когда Он увидит, что рука их ослабела, и не стало ни заключенных, ни оставшихся вне. Тогда скажет [Господь]: где боги их, твердыня, на которую они надеялись, которые ели тук жертв их [и] пили вино возлияний их? пусть они восстанут и помогут вам, пусть будут для вас покровом!
   Видите ныне, [видите,] что это Я, Я-и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей.
   Я подъемлю к небесам руку Мою и [клянусь десницею Моею и] говорю: живу Я вовек!
   Когда изострю сверкающий меч Мой, и рука Моя приимет суд, то отмщу врагам Моим и ненавидящим Меня воздам; упою стрелы Мои кровью, и меч Мой насытится плотью, кровью убитых и пленных, головами начальников врага. [Веселитесь, небеса, вместе с Ним, и поклонитесь Ему, все Ангелы Божии.] Веселитесь, язычники, с народом Его [и да укрепятся все сыны Божии]! ибо Он отмстит за кровь рабов Своих, и воздаст мщение врагам Своим, [и ненавидящим Его воздаст,] и очистит [Господь] землю Свою и народ Свой!

 

   [И написал Моисей песнь сию в тот день, и научил ей сынов Израилевых.] И пришел Моисей [к народу] и изрек все слова песни сей вслух народа, он и Иисус, сын Навин.

 

   Когда Моисей изрек все слова сии всему Израилю, тогда сказал им: положите на сердце ваше все слова, которые я объявил вам сегодня, и завещевайте их детям своим, чтобы они старались исполнять все слова закона сего; ибо это не пустое для вас, но это жизнь ваша, и чрез это вы долгое время пробудете на той земле, в которую вы идете чрез Иордан, чтоб овладеть ею.

 

   И говорил Господь Моисею в тот же самый день и сказал: взойди на сию гору Аварим, на гору Нево, которая в земле Моавитской, против Иерихона, и посмотри на землю Ханаанскую, которую я даю во владение сынам Израилевым; и умри на горе, на которую ты взойдешь, и приложись к народу твоему, как умер Аарон, брат твой, на горе Ор, и приложился к народу своему, за то, что вы согрешили против Меня среди сынов Израилевых при водах Меривы в Кадесе, в пустыне Син, за то, что не явили святости Моей среди сынов Израилевых; пред собою ты увидишь землю, а не войдешь туда, в землю, которую Я даю сынам Израилевым.

 

   Вот благословение, которым Моисей, человек Божий, благословил сынов Израилевых пред смертью своею.

 

   Он сказал:
   Господь пришел от Синая, открылся им от Сеира, воссиял от горы Фарана и шел со тьмами святых; одесную Его огнь закона.
   Истинно Он любит народ [Свой]; все святые его в руке Твоей, и они припали к стопам Твоим, чтобы внимать словам Твоим.
   Закон дал нам Моисей, наследие обществу Иакова.
   И он был царь Израиля, когда собирались главы народа вместе с коленами Израилевыми.
   Да живет Рувим и да не умирает, и [Симеон] да не будет малочислен!
   Но об Иуде сказал сие: услыши, Господи, глас Иуды и приведи его к народу его; руками своими да защитит он себя, и Ты будь помощником против врагов его.
   И о Левии сказал: туммим Твой и урим Твой на святом муже Твоем, которого Ты искусил в Массе, с которым Ты препирался при водах Меривы, который говорит об отце своем и матери своей: <я на них не смотрю>, и братьев своих не признает, и сыновей своих не знает; ибо они, левиты, слова Твои хранят и завет Твой соблюдают, учат законам Твоим Иакова и заповедям Твоим Израиля, возлагают курение пред лице Твое и всесожжения на жертвенник Твой; благослови, Господи, силу его и о деле рук его благоволи, порази чресла восстающих на него и ненавидящих его, чтобы они не могли стоять.
   О Вениамине сказал: возлюбленный Господом обитает у Него безопасно, [Бог] покровительствует ему всякий день, и он покоится между раменами Его.
   Об Иосифе сказал: да благословит Господь землю его вожделенными дарами неба, росою и дарами бездны, лежащей внизу, вожделенными плодами от солнца и вожделенными произведениями луны, превосходнейшими произведениями гор древних и вожделенными дарами холмов вечных, и вожделенными дарами земли и того, что наполняет ее; благословение Явившегося в терновом кусте да приидет на главу Иосифа и на темя наилучшего из братьев своих; крепость его как первородного тельца, и роги его, как роги буйвола; ими избодет он народы все до пределов земли: это тьмы Ефремовы, это тысячи Манассиины.
   О Завулоне сказал: веселись, Завулон, в путях твоих, и Иссахар, в шатрах твоих; созывают они народ на гору, там заколают законные жертвы, ибо они питаются богатством моря и сокровищами, сокрытыми в песке.
   О Гаде сказал: благословен распространивший Гада; он покоится как лев и сокрушает и мышцу и голову; он избрал себе начаток земли, там почтен уделом от законодателя, и пришел с главами народа, и исполнил правду Господа и суды с Израилем.
   О Дане сказал: Дан молодой лев, который выбегает из Васана.
   О Неффалиме сказал: Неффалим насыщен благоволением и исполнен благословения Господа; море и юг во владении его.
   Об Асире сказал: благословен между сынами Асир, он будет любим братьями своими, и окунет в елей ногу свою; железо и медь - запоры твои; как дни твои, будет умножаться богатство твое.
   Нет подобного Богу Израилеву, Который по небесам принесся на помощь тебе и во славе Своей на облаках; прибежище [твое] Бог древний, и [ты] под мышцами вечными; Он прогонит врагов от лица твоего и скажет: истребляй! Израиль живет безопасно, один; око Иакова видит пред собою землю обильную хлебом и вином, и небеса его каплют росу.
   Блажен ты, Израиль! кто подобен тебе, народ, хранимый Господом, Который есть щит, охраняющий тебя, и меч славы твоей?
   Враги твои раболепствуют тебе, и ты попираешь выи их.

 

   И взошел Моисей с равнин Моавитских на гору Нево, на вершину Фасги, что против Иерихона, и показал ему Господь всю землю Галаад до самого Дана, и всю [землю] Неффалимову, и [всю] землю Ефремову и Манассиину, и всю землю Иудину, даже до самого западного моря, и полуденную страну и равнину долины Иерихона, город Пальм, до Сигора.

 

   И сказал ему Господь: вот земля, о которой Я клялся Аврааму, Исааку и Иакову, говоря: <семени твоему дам ее>; Я дал тебе увидеть ее глазами твоими, но в нее ты не войдешь.

 

   И умер там Моисей, раб Господень, в земле Моавитской, по слову Господню; и погребен на долине в земле Моавитской против Беф-Фегора, и никто не знает места погребения его даже до сего дня.

 

   Зенон Косидовский в книге "Библейские сказания" пишет - "Таким образом, народный вождь, законодатель и пророк исчезает бесследно; не существовало и не существует его гробницы, которую благодарный народ мог бы окружить культом!

 

   В обстоятельствах, при которых закончилась жизнь Моисея, исследователи доискиваются следов подлинных трагических событий.

 

   Приведем вкратце некоторые из выдвинутых ими гипотез.

 

   В Пятикнижии встречается невнятное упоминание о какой-то вине Моисея. И должно быть, вина была весьма серьезной, если Яхве в наказание лишил Моисея жизни, а вместе с ней и права вступить вместе с израильским народом в Ханаан.

 

   Некоторые намеки в библейском тексте указывают, что провинился Моисей в Кадеше.

 

   Быть может, вина Моисея состояла в том, что из-за его небрежности израильтяне пренебрегали своими обязанностями: не приносили жертв Яхве и (что хуже всего) даже отказались от обряда обрезания.

 

   Разумеется, легко предположить, что версию о вине и наказании задним числом сочинили иудейские священники, желая на примере Моисея показать, на сколь тяжкие последствия обрекает себя тот, кто не считается с законами и предписаниями Яхве. Однако не исключено, что автором этой версии является сам израильский народ и она передавалась из поколения в поколение на протяжении столетий.

 

   Быть может, израильтяне таким путем выразили какую-то обиду на Моисея, какую-то застарелую претензию, а вместе с тем и попытку оправдать свое собственное поведение.

 

   Какая же это могла быть обида?

 

   Судя по Библии, взаимоотношения израильтян с Моисеем не были идиллическими.

 

   Укажем хотя бы на описания конфликтов и кровавых побоищ, в которых гибли многие тысячи людей.

 

   Виновником их был сам Моисей, который с необычайной суровостью и фанатизмом карал каждый факт отступничества от Яхве.

 

   Это должно было оставить в душе поколений глубокий след.

 

   У некоторых исследователей Библии даже возникло предположение, что во время бунта израильских идолопоклонников на стоянке в Моаве Моисей был убит и похоронен в общей могиле.

 

   Сторонники этой гипотезы ссылаются на обстоятельства, которые действительно дают много поводов для размышлений.

 

   Итак, прежде всего из библейского текста недвусмысленно вытекает, что в последний период своей жизни Моисей был в добром здравии. Правда, он был очень стар, но, как мы читаем в книге Второзаконие (34:7), "зрение его не притупилось, и крепость в нем не истощилась".

 

   Замечено также, что вокруг смерти Моисея возник как бы заговор молчания.

 

   Это, пожалуй, один из немногих случаев, когда смерть национального героя описывается так лаконично.

 

   Создается впечатление, будто первоначальное, подробное описание было попросту устранено из текста, будто редакторы Библии решили скрыть подробности, которые шли вразрез с созданным образом Моисея.

 

   По мнению некоторых специалистов по Библии, намеки относительно именно такой судьбы Моисея можно найти в книгах пророков Осии и Амоса, а также в псалме 106.

 

   В глазах своих современников Моисей был деспотом, но следующие поколения все более ясно отдавали себе отчет о его заслугах перед еврейским народом.

 

   Постепенно, на протяжении многих лет складывался вокруг его образа ореол мифов и чудес.

 

   Трудно было согласовать с этим образом насильственную смерть Моисея: вина и неблагодарность его народа были бы тогда слишком вопиющи, слишком тягостны для потомства. Поэтому родилась версия, будто Моисей умер естественной смертью, будто таким путем Яхве захотел наказать его за какие-то тайные грехи, то есть, иначе говоря, израильский народ не несет ответственности за его кончину, потому что бог сделал так, что Моисей умер у самого порога обетованной земли".

 

   Иосиф Флавий в своем труде "Иудейские древности" пишет, что он благословил весь народ и сказал следующее:
   "Так как я теперь собираюсь отойти к предкам нашим и Господь Бог назначил для этого именно сегодняшний день, то я пользуюсь случаем, пока я еще жив и нахожусь среди вас, для того, чтобы возблагодарить Его за все Его о вас попечения, в силу которых Он не только избавил вас из прежнего бедственного положения, но и уделил вам лучшие блага; кроме того, прославляю Предвечного еще и за то, что Он оказывал мне всяческую поддержку во всех трудах моих и заботах по исправлению вашему и вообще так милостиво относился к нам. Ведь, собственно, это Он, которому вы обязаны всеми начинаниями своими и тем, что, благодаря Его милосердию, доводили начинания эти до благополучного конца, так как Он осыпал народ ваш благодеяниями, причем смотрел на меня лишь как на слугу своего и орудие. Ввиду этого-то я, расставаясь с вами, и считаю необходимым превознести всемогущество Божие; пусть Он и в будущем печется о вас. Этим мне лично хотелось бы не только воздать Ему должное, но и достигнуть того, чтобы вам глубоко запало в душу, насколько следует почитать Его, преклоняться пред Ним и соблюдать законы, которые Он уже даровал и по милосердию своему еще дарует вам, как высшее и лучшее наследие. Ведь если люди презрительно относятся к законам человеческим и оставляют их без внимания, то издавший эти законы сердится и становится к нарушителям во враждебные отношения. Поэтому не вызывайте же гнева Божия своим равнодушием к законам, которые он издал именно для вас".
   Когда Моисей пред кончиною своей сказал это и, благословляя каждое колено в отдельности, предрек ему будущую его участь, то весь народ громко заплакал; даже женщины били себя в грудь, выражая скорбь по поводу близкой смерти Моисея, равно как и дети, которые рыдали все больше и больше и никак не могли подавить свои вопли, показывая тем самым, что, несмотря на их возраст, им все-таки были понятны добродетель и все величие Моисея. Казалось, как будто стар и млад старались превзойти друг друга в выражении своей печали: одни сокрушались о будущем, вполне сознавая, какого начальника они теперь лишаются; другие же были удручены горем не только по этой причине, но и потому, что приходится расставаться с человеком, всей добродетели которого они раньше не успели оценить.
   Впрочем, как велика была скорбь и печаль народа, можно видеть из того, что случилось с самим законодателем нашим; а именно, хотя он сам держался убеждения, что не следует скорбеть о предстоящей смерти, которая является последствием предопределения Божия и законов природы, в этом случае, однако, горе народа сломило его и сам он заплакал.
   Когда же он отправился туда, где ему было положено умереть, то вся толпа народная с плачем последовала за ним. Тогда Моисей знаком руки остановил стоявших подальше, прося их не следовать за ним, а тех, которые стояли ближе к нему, уговаривал не увеличивать своим присутствием тяготы разлуки.
   Не смея перечить ему в этом его желании один на один встретить смерть, они со слезами на глазах остановились и не последовали за ним дальше.
   Лишь старейшины, первосвященник Елеазар и военачальник Иисус еще сопровождали его.
   Когда же Моисей достиг вершины горы, носящей название Аварим (эта возвышенность лежит насупротив Иерихона, и с нее открывается чудный вид на всю Хананею), то отпустил и старейшин.
   Затем он обнял Елеазара и Иисуса, и, пока еще говорил с ними, его вдруг окружила туча, и он скрылся в каком-то ущелье. Впрочем, в священных книгах он сам упомянул о своей смерти, из опасения, как бы люди не вздумали утверждать, будто бы он, вследствие особенной любви к нему со стороны Господа Бога, был взят прямо на небо.

 

   З.Фрейд в своем труде "Моисей и монотеизм" пишет, что древнейшим Шестикнижием (то есть пять книг Моисея и книга Иошуа Бин-Нуна) считается источник "Я" ("Ягвист"), в авторе которого современные исследователи видят священника Эбиатара, современника царя Давида. Несколько позже (неизвестно, когда именно) появился так называемый Элогист - автор из северного Царства. После гибели этого царства в 722 году до н.э. некий еврейский священник объединил оба текста и внес в них собственные дополнения. Его компиляция обозначается ЯЭ. В седьмом веке была добавлена пятая книга, Второзаконие, причем было объявлено, что она, вся целиком, только что была найдена в Храме. Полностью переписанный текст Шестикнижия, который называется "священническим" (или "жреческим"), относят ко временам разрушения Храма (586 год до н.э.), изгнания и возвращения на родину. В пятом веке до н.э. текст подвергся окончательной ревизии и после этого он уже никогда существенно не менялся.
   Сам текст, каким мы его видим сегодня, достаточно говорит нам о своей истории. В нем запечатлены следы противоборства двух различных, диаметрально противоположных сил.
   С одной стороны, в него были внесены определенные искажения, фальсифицирующие рассказ в угоду скрытым тенденциям, сокращающие и расширяющие его до тех пор, пока он не превращается в свою противоположность.
   С другой стороны, в нем торжествовала набожная терпимость, которая диктовала сохранить все, как есть, и была равнодушна к тому, согласуются детали друг с другом или друг друга отрицают.
   Поэтому в Шестикнижии почти на каждом шагу можно встретить разительные пробелы, настораживающие повторы, очевидные противоречия, следы подробностей, о которых вовсе не хотели бы рассказывать.

 

   Искажение текста не так уж отличается от убийства. Вся трудность - не в том, как это сделать, а в том, как скрыть следы.
   Даже само слово "искажение" может толковаться двояко, и такая трактовка вполне законна, хотя ныне уже не употребительна: искажение может означать не только "изменение внешнего вида", но и "изменение сути" - путем всевозможных перестановок и перекручиваний. Вот почему во многих случаях таких искажений можно рассчитывать найти скрытый или изъятый материал в каком-нибудь другом месте того же текста, хотя и в переработанном виде, да еще и оторванный от исходных связей. Но не всегда легко его распознать.

 

   Священники пытались таким способом неразрывно связать свои времена с моисеевыми. Они хотели завуалировать как раз ту особенность, которую мы признали самой поразительной в еврейской религиозной истории - наличие разрыва между моисеевым законодательством и более поздней еврейской религией; того разрыва, который поначалу был заполнен культом Ягве и лишь постепенно был преодолен. Всеми имевшимися в их распоряжении средствами священники пытались отрицать этот истинный ход событий, хотя его историческая достоверность несомненна, тем более что даже библейский текст, несмотря на всю его целенаправленную обработку, сохранил достаточно тому подтверждений. Священническая версия ставила перед собой ту же цель, что и превращение Ягве в Бога праотцев. Если учесть эти скрытые цели священнического кодекса, трудно не согласиться, что монотеистическую идею действительно дал евреям именно Моисей. Нам тем легче согласиться с этим, что мы знаем, откуда сам Моисей взял эту идею...

 

   Мы сталкиваемся здесь с примечательным фактом. Он состоит в том, что традиция вместо того, чтобы с годами все более ослабевать, становится все более и более мощной, постепенно пробивает себе дорогу в последующие варианты узаконенных официальных хроник и, в конце концов, делается достаточно сильной, чтобы оказать решающее влияние на мысли и поступки людей. Непонятно, однако, какие причины породили столь странный факт.

 

   Факт между тем действительно странен и даже настолько, что вполне оправдано наше желание заново к нему присмотреться. В нем заключена вся наша проблема.

 

   Еврейский народ отверг религию Атона, которую дал ему Моисей, и вернулся к поклонению другому богу, который мало чем отличался от "баалим" соседних племен.

 

   Все последующие попытки скрыть этот унизительный факт провалились.

 

   Однако религия Моисея не исчезла бесследно; сохранилась некая память о ней, некая традиция, возможно - смутная и искаженная. И это воспоминание о великом прошлом продолжало свою работу в сознании, приобретая все большую власть над умами, пока наконец не трансформировало бога Ягве в моисеева Бога и вдохнуло новую жизнь в ту религию, которую Моисей учредил много веков назад. С такой ситуацией, когда дремлющая традиция оказала бы столь мощное воздействие на духовную жизнь народа, мы никогда не сталкивались.

 

   Теперь можно свести все выводы в одну кратчайшую формулу: хорошо известная дуальность этой истории - слияние двух народов в один; два царства, на которые он потом разделяется; два имени Божества в библейских источниках, одно из которых сначала вытесняется другим, а затем победоносно возвращается; два основателя религии с одним и тем же именем Моисей, которых нужно отличать друг от друга, - все это является неизбежным следствием самой первой дуальности: одна часть народа прошла через событие, которое верно было бы назвать травматическим испытанием, тогда как другая была от него избавлена.

 

   Исследователи Библии пришли к выводу, что Пятикнижие представляет собой сборник повествований и документов, заимствованных из четырех основных источников, которые они обозначили "Я", "Э", "ЯЭ" и "Ж".
   Рассказчик "Я", или Яхвист, назван так потому, что он всегда именует Бога - Яхве. Это самая древняя часть Пятикнижия, написанная примерно в 9 в. до н.э. в южном царстве - Иудее,
   Рассказчик "Э", или Элохист, всегда называет Бога Элохим. Это повествование написано лет через сто в северном царстве-Израиле.
   Исследователи предполагают, что источник "Ж", или "Жреческий", составлен через двести с лишним лет после части "Э", т.е. около 600 г. до н.э.
   Наконец, в пятом столетии до н.э. еврейские жрецы объединили источники "Я" и "Э", добавив к ним небольшие собственные вставки (весьма благочестивые подделки). Этот текст и называется "ЯЭ", потому что Бог в нем именуется Яхве Элохим (что переводится как "Господь Бог").

 

   Окончательное слияние пяти книг Моисеевых, известных под названием Пятикнижия, произошло примерно в 450 г. до н.э., это было почти через 8-16 столетий после некоторых событий, описанных в нем. Разве не разумно предположить, что за это время в рассказах и легендах, передававшихся изустно из поколения в поколение, могли произойти многочисленные изменения? И все это время, как мы видели, жрецы, пророки и политики трудились, не покладая рук над редактированием сводного текста.

 

   Лео Таксиль в книге "Забавная Библия" пишет - "Иудею волновало соперничество двух религиозных сект, которым предстояло вскоре обратиться в две политические партии.
   Это были фарисеи, что значит "обособившиеся", или "отличные", ибо они претендовали отличаться от прочего народа, и саддукеи, называвшиеся так по имени своего религиозного вождя Садока. Эти последние были своего рода еврейскими эпикурейцами: придерживаясь фанатически законов "Пятикнижия", они не признавали бессмертия души, следовательно, не верили ни в ад, ни в рай, и ещё того меньше - в воскресение из мертвых.
   Фарисеи же прибавляли к писаному Моисееву закону ещё и устную традицию, согласно которой они верили в переселение душ, а к этой теории метампсихоза добавляли ещё целый ряд других верований. Они утверждали, например, что злой дух может внедряться в тела людей; они видели козни демонов во всех непонятных болезнях.
   Фарисеи были учеными толкователями "закона божия". У них учились познавать "тайны". Они проповедовали воскресение мертвых и царство небесное.
   Была ещё и третья секта - ессеи. Ессеи, или ессены, жившие коммуной, исповедовали терпимость. Они усвоили различные персидские верования".

 

   Давид Найдис в книге "Библейская правда" пишет - "В Библии, признанной одной из самых святых книг че