Меркулов Василий Юрьевич: другие произведения.

Кровь бастардов. Глава 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 4
  
   - Приветствую Вас, Ваше Величество! - Магнус склонился в смиренном поклоне перед Джозефом Хеймондом, восседавшем на своём троне.
   Дипломат не мог не отметить резкого контраста между тем королём, о котором ему рассказывали и тем, которого видел сейчас. Магнусу только этим вечером говорили, Хеймонд был просто вне себя от горя, пришедшего к нему с новостью о смерти сына. Прошёл слух, что король Джозеф подавлен, и слёзы вот-вот подступят к его глазам.
   Но все эти сплетни рассыпались под гнётом образа короля, представшего перед Триполи.
   Хеймонд восседал на своём троне, сурово взирая на приклонившего перед ним колено Магнусом. Во взгляде чувствовалась настоящая сталь.
   Да, теперь дипломат понимал, почему этот король получил прозвище "Грозный".
   Взгляд Хеймонда слегка смягчился.
   - Можешь встать с колен, Триполи, - распорядился он. - Ну, говори! С какой целью ты пришёл сюда?
   - Дело в том, что Первое и Второе королевства сотрудничали с того самого момента, как произошла Великая Революция. - Магнус решил начать издалека. - Когда наше королевство переживало тяжкие времена, Ваш род всегда благосклонно помогал нам. Это не могло пройти для нас не замечено. И теперь, когда горе пришло в вашу семью, Мы...
   - Магнус, ближе к делу, - сказал Джозеф, слегка нахмурившись. - А то я вас, дипломатов, знаю. Как начнёте воду в ступе месить, так вас не оторвёшь.
   "Ох уж эти короли! - подумал Триполи. - Никаких манер или соблюдения правил приличия! Даже договорить не дал. Хотя мне-то уж не привыкать..."
   - Хорошо, Ваше Величество, я скажу проще. Наш король, Родерик Смайлос скорбит вместе с вами по поводу скоропостижной кончины вашего сына и...
   - Это для этого ты сюда приковылял? - Хеймонд посмотрел поверх дипломата.
   Магнус даже смутился.
   - Велико уважаемый король. - сказал он. - Я просто обязан был от лица моего короля...
   - Я тебя понял, Магнус, - строго сказал король. - Можешь быть свободен.
   Триполи тяжело вздохнул. Сколько его дипломатически потуг так жестоко обламывались со стороны королей, как его собственного, так и остальных государств.
   - Я могу получить хотя бы какой-то ответ...
   - Ладно, - кивнул король. - Передай Смайлосу, что его сопереживания приняты, и мы и дальше будем поддерживать дружеские связи между нашими королевствами. А теперь - проваливай уже, наконец, к чёрту!
   Магнус отвесил поклон и двинулся к выходу. Он было хотел попрощаться, но, зная, каким может быть гнев Грозного короля, передумал.
   "Дипломатические переговоры! - с досадой подумал Триполи. - Поддержка дружественных отношений! Кому, скажите, всё это нужно? Похоже, что мне одному!"
   В дверях он чуть было не столкнулся с Джареком.
   - О, обломали! - улыбнулся принц. - По лицу вижу, что обломали! А теперь возвращайся к своему тупому королю, и он обломает тебя ещё раз! Как хорошо быть королевским дипломатом!
   Внутри Магнуса всё клокотало от обид. Уж слишком много их было за последнее время.
   - Рад встрече с вами, о, достопочтимый принц! - спокойно улыбаясь, сказал Триполи. - Мы искренне выражаем...
   - О, да меня тут рады видеть! - усмехнулся Джарек. - Давно мне так не льстили. Часа полтора, наверное. Ладно, иди уже, куда шёл. Мне ещё есть, кого подоводить.
   И, распевая пошлую песню, Джарек двинулся в тронный зал.
   "Ну что сказать - такие они, короли..." - с грустью подумал Магнус и двинулся к выходу.
  
   Джулиас Хэч мерно шагал по рынку. Впереди него выпирало огромное пузо, которое он беспрестанно наполнял различными явствами. Для него быть бастардом самого короля Братимора - одно удовольствие.
   - Так, что у нас здесь? - заинтересованно спросил Джулиас, подходя к одному из прилавков. - Икра есть?
   - Вкуснейшая чёрная икра прямо к вашему столу! - отозвался продавец. - Всего-то за сто золотых!
   Хэч уже собирался что-то сказать, когда перед его глазами предстал знакомый образ.
   Кровавая Энни, его сводная сестра. Такой же бастард, как и он сам.
   Джулиас, расталкивая всех своим пузом, ринулся к ней. У него было, что сказать сестре.
   Раскидав народ направо и налево, Хэч подошёл к сестре.
   - Энни Рейчел Бауни! - сурово проговорил он. - У меня есть к тебе несколько вопросов!
   - Ой, отстань, братик! - лениво отмахнулась девушка. - Опять со своими лекциями? Иди лучше, покушай!
   Она насмешливо шлёпнула брата по пузу.
   - Нам надо поговорить! - настаивал Джулиас. - Наедине!
   Хэч схватил Энни за руку и потащил её за угол. Девушка нехотя пошла за ним.
   - Тебя кто учил так обращаться с женщинами? - с напускной грозностью спросила она. - Не был бы ты моим сводным братом, я бы тебе дала урок хороших манер!
   - Эндрю Фоер, - сказал толстяк. - Его тело было найдено вчера на рассвете. Твоя работа, Энни? Опять за своё?
   - Даже если так, то что? - нагло улыбнулась наёмница. - Могу же я, в конце концов, немного поиграть в игрушки?
   - Энни, твои игрушки до добра не доведут! Тебя посадят! А то и казнят!!!
   - Джулиас, ну должна же девушка добывать себе деньги на жизнь! - скорчила гримасу она. - Или ты хочешь, чтобы твоя сестра пошла продавать своё тело?
   - Я хочу, чтобы ты жила нормально! - Хэч был уже в ярости. - Наш отец платит приличные, даже, пожалуй, слишком приличные деньги за то, чтобы мы сидели и никуда не высовывались. Но ты... Ты отказываешься от них! Специально, назло королю! Зачем ты это делаешь? Неужели нельзя жить, как нормальный бастард?
   - И нажрать себе такое пузо? - презрительно сказала Энни. - Всё дело в моей гордости, братец. Знаю, тебе такое слово незнакомо, иначе ты был бы сейчас вместе со мной.
   Почему я отказываюсь? А почему Братимор, король Четвёртого королевства не хочет признать нас официально? Почему не возьмёт нас в замок? Почему не даст права на наследование трона в случае смерти его сына?
   - Да потому, что вся его семья боится за статус "великого короля", - ответил Джулиас. - Его и так в народе зовут Пьяным королём, поскольку он почти не трезвеет. А тут ещё выявятся сразу два бастарда! Это будет сильным ударом по репутации папаши. Возможно, его даже свергнут.
   - Оправдываешь его? - смерила его взглядом Энни. - Ну ладно, как знаешь. Получай и дальше свои подачки, хвали своего ненаглядного папочку и говори себе, что всё так и должно быть. А я отказываюсь есть ошмётки с королевского стола. И буду и дальше убивать всяких ублюдков, которые доворовались до того, что за их голову назначили такую высокую цену. У тебя своя дорога, брат, у меня своя.
   Девушка повернулась было резко уходить, когда вдруг внезапно резко прыгнула к сводному брату и приставила к его горлу острозаточенный кинжал.
   - И запомни, братец, - злым шёпотом сказала она. - Если ты на два года старше меня, это ещё не значит, что ты умнее меня! Не забывай!
   И лёгкой, почти игривой походкой Энни направилась к выходу из подворотни.
   Хэч же понял, что ему на рынок дорога заказана.
   От накала страстей с сестрой он обмочил штаны.
  
   Приснер и Катарина сидели на лавочке у фонтана, и их разговор нёсся рекой. Выяснилось, что их вкусы во многом совпадают.
   - ...и быть с тобой вдвоём и навсегда! - закончил цитирование стиха парень.
   - Да, это Кришнер! - радостно воскликнула девушка. - Самый известный и самый лучший поэт Второго королевства!
   - По совместительству ещё и мой любимый! - с улыбкой добавил Приснер. - А ещё я живопись просто обожаю!
   - Правда? - удивилась Катарина. - Представь себе, я тоже! Больше всего я люблю, конечно, картины Кильсона. Хоть его и не считают очень уж крутым художником, но...
   - ...но от этого его искусство не тускнеет! - подхватил парень. - Представь себе, у меня дома даже есть его картины!
   - И у меня! - отозвалась девушка. - У меня есть картина "Несправедливо осуждённый". Сколько в ней смысла, сколько...
   Приснер вскинул брови.
   - Никогда о такой картине не слышал.
   Катарина кокетливо улыбнулась.
   - Если хочешь, я могу тебе её показать.
   Приснер улыбнулся в ответ.
   - То есть ты зовёшь меня в гости посмотреть на картину?
   - Именно!
   Парочка внимательно посмотрела друг на друга...
   ...Приснер осыпал поцелуями шею и губы девушки, отдаваясь страсти. Она обхватила его ногами в то время, как он буквально срывал с неё одежду. Приснер усадил Катарину на письменный стол и, продолжая горячо целовать и стянув с неё бельё, вошёл в неё. Девушка вскрикнула от ловких движений парня.
   Приснер немного умерил свой пыл, чтобы не кончить раньше времени, и принялся за дело. Он мерно трахал свою возлюбленную (Господи, они ведь знакомы всего два дня!), соблюдая средний темп, не ускоряясь, но и не замедляясь.
   Катарина уже не кричала, а просто стонала. С каждым движением Приснера с уст девушки срывался всё более громкий стон. Прошло около двух минут - двух минут счастья, блаженства, - прежде чем Катарина кончила в первый раз. Она уже было подумала, что сейчас оргазм получит и Приснер, но нет - тот упорно продолжал своё дело.
   После того, как Катарина возопила во время второго оргазма ей пришла в голову мысль - а не затрахает ли до смерти её новый знакомый? Она всегда думала, что слухи о такой смерти - всего лишь выдумка, но сейчас...
   Приснер довёл её до оргазма в третий раз и только после этого кончил сам.
   - Тебе понравилось? - шепнул он девушке на ушко.
   - Да, - сказала Катарина, покраснев. - Очень.
   И тут ей стало стыдно. Но вовсе не от того, что она отдалась мужчине так рано.
   Причина была гораздо глубже.
  
   Карл и Квинт Соуди уверенным шагом, почти нога в ногу шли по направлению к указанному адресу.
   - Вы думаете, нам что-нибудь даст этот разговор? - спросил Квинт.
   - Честно говоря, не ожидал услышать такого вопроса, - заметил инспектор. - Квинт, у вас когда-нибудь были любовницы?
   - Ну, особыми заслугами в этом плане я похвастаться не могу... - сразу стушевался Соуди. - Но да, я не девственник!
   "И это был один раз, - усмехнулся про себя Карл. - С пьяной проституткой, не иначе".
   - Просто с любовницей язык у людей развязывается довольно быстро, - произнёс инспектор. - Гораздо быстрее, чем с теми друзьями-алкоголиками. А при длительных встречах могут быть выданы даже государственные тайны. Так-то, мой развратный друг!
   Квинт был загнан в краску. Неизвестно, к чему бы привёл их дальнейший диалог, если бы они не подошли к назначенному дому.
   - Вот мы и на месте! - Карл постучал в дверь. - Госпожа Талия, откройте! Вам срочная посылка!
   - Какая ещё посылка? - не понял Соуди.
   - А какая, по-вашему, проститутка в здравом уме откроет дверь полиции? - шикнул на него инспектор.
   В тот же момент сыщикам открыла двери молодая миловидная девушка с растрёпанными волосами.
   - Извините за внешний вид, - улыбнувшись, девушка взглядом обратила внимание на волосы. - Я уже просто готовилась ко сну, и...
   - Мы из Тайной Полиции. - Карл дотронулся до серебряного орла, прикреплённому к плащу. - И мы хотим задать вам...
   - Я ничего не знаю! - поспешила откреститься девушка. - Вы меня с кем-то путаете! Я - обычная проститутка с обычным именем Талия, и никаких связей с правительством я...
   - Джорджи убили! - вмешался Соуди.
   - Я уже знаю! - тяжело вздохнула Талия. - Я уже провела бессонную ночь, выплакала насколько литров слёз, только причём тут Тайная...
   Девушка осеклась.
   - То есть вы хотите сказать, что он...
   - Да, Талия, - сказал Карл. - Джорджи и вправду был бастардом Хеймонда.
   - Ну что ж, заходите, - сказала девушка. То, что с Тайной Полицией лучше не спорить она прекрасно понимала. - Присаживайтесь, господа полицейские. Как это не странно для моей профессии, сегодня я и вправду буду развлекать вас рассказами и историями.
   Сыщики присели на удобные кресла. Талия села напротив них.
   На некоторое время в воздухе повисла тишина.
   - Вы хотите задать мне какие-нибудь вопросы? - спросила девушка.
   - Можете рассказать всё, что считаете нужным, - сказал Карл. - Если мне что-нибудь покажется интересным, я задам уточняющий вопрос.
   - Как будет угодно инспектору Тайной Полиции. - Талия закурила тонкую женскую сигарету. - Тогда слушайте...
   Мы с Джорджи, так сказать, "встречались" пять лет. Я была его любимицей, это факт. Меня забавляли его рассказы о его родстве с королём. Каждый раз, когда Джорджи говорил, что он - бастард, я смеялась в голос. А он делал вид, будто я ранила его прямо в сердце до тех пор, пока я не говорила ему, что если он и вправду сын Хеймонда, то мне придётся брать с него больше денег. Тогда он Джорджи сразу успокаивался. Ах, Джорджи, мой бедный бастардик Джорджи...
   На глаза Талии навернулись слёзы, но в следующий же момент они исчезли.
   - Да, я не зря так переживаю. Джорджи был золотым клиентом. Никогда не поднимал руку на меня. Всегда платил полную сумму. Всегда...
   - Попрошу не отрываться, Талия, - сказал Карл. - Мы с Квинтом - не ваши подружки, которым можно поплакаться в жилетку. Вернёмся к тому, что вам рассказывал Джорджи. Были ли ещё интересные факты помимо того, что он - бастард?
   - Я не знаю, сказки это, или нет, - произнесла проститутка. - Но Джорджи не раз говорил, что подрабатывает контрабандой наркотиков.
   - Наркотиков?! - брови инспектора Тайной Полиции взлетели вверх.
   - Да, именно так, - сказала Талия. - Я ещё всегда смеялась: мол, зачем сыну короля заниматься таким делом? А он мне на это отвечал, что этим он просто вносит разнообразие в свою жизнь.
   - А враги? - вмешался Квинт. - Были у вашего клиента какие-нибудь враги?
   - Если и были, то он мне о них не рассказывал.
   По лицу Карла пробежала еле заметная морщина неодобрения Квинта.
   - Если покойный Джорджи и вправду был связан с переправкой наркотиков, то с кем он имел дело? Вам известно хотя бы одно имя?
   - Да кому оно неизвестно-то у нас в городе? - усмехнулась Талия. - Кларк Тарион, наркоторговец с улицы Народной воли. Всегда дежурит на перекрёстке рядом с аптекой. С успехом доставляет кокаин прямо из Второго королевства. Именно в этой доставке Джорджи ему, по его словам и помогал. Джорджи любил говорить, что если даже его и поймают, то он всё равно отвертится - сын короля ведь, как-никак.
   - Спасибо, леди Талия, - сказал Карл. - Вы нам очень помогли. Поспешите откланяться.
   - Но инспектор... - хотел было что-то сказать Соуди.
   - Не отвлекайтесь, Квинт! - промолвил инспектор. - Нам пора!
   - Послушайте, инспектор... - проговорила Талия. - Вы там найдите этого урода и... И надерите ему задницу!
   - Это само собой, - сказал Карл и двинулся к выходу, чуть было не волоча за собой Квинта.
   - Инспектор! - произнёс тот, когда сыщики уже были на улице. - Почему вы...
   - Вы, кажется, хотите стать достойным служителем Тайной Полиции? - спросил инспектор.
   - Ну да...
   - Тогда больше слушайте и меньше говорите! - сурово сказал Карл. - И по возможности не вмешивайтесь в мой разговор с подозреваемыми. Всё ясно?
   - Но...
   - Никаких "но". А теперь - вперёд! Рейми Тарион, видимо, уже заждался нашего прихода! Пошевеливайтесь, Квинт! Возможно, мы разгадаем это дело уже вскоре!
   "И я хоть поем, как человек!" - дополнил он про себя.
  
   Уэсли Сноулс тяжко тащился в школу. Солнце так и манило его бросить к чертям небольшой дипломат, в котором содержались все его школьные принадлежности, и броситься бежать навстречу свежему ветру, играть с палящими лучами.
   Но нельзя. По наставлению его отца учиться надо было даже летом.
   В голове мальчика уже созревали различные планы побега. То он обдумывал идею сбежать на старую пристань и затаится там под старой, дырявой, никому уже ненужной лодкой. То он решал спрятаться в лесу, за большой поляной - там, куда вообще никто не осмеливается ходить. И с каждым разом мечты о побеге становились всё ярче и привлекательнее.
   От раздумий его довёл резкий неприятный голос. Голос, который он прекрасно знал и сильно не любил.
   Это был голос Дзика.
   Дзик Уилсон был старше Уэсли на год (о, на целый год!), и он давно уже прославился своими хулиганскими выходками. Однажды Дзик закидал хромую собаку камнями. Правда, не до смерти, - во время вмешались взрослые, - но факт оставался фактом. Также было известно об его неоднократных издевательствах над младшими ребятишками.
   Просто отец Дзика был одним из парламентариев. Видимо, именно поэтому поганец всё себе позволял.
   Но и у Уэсли отец был парламентарием. И при этом Сноулс себе такого не позволял.
   Дзик был занят своим обычным голосом - обижал детвору. Он стоял перед маленькой ревущей девочкой в жёлтом платье, не давая ей уйти. На заднем плане толпились другие детишки, опасаясь, что Дзик накинется и на них.
   - Так, малявка! - презрительно сказал хулиган. - Съешь-ка мою козявку!
   - Не-е-ет! - ревела девчушка.
   - А я говорю, съешь! - настаивал Дзик. - Давай, не зли меня! Иначе я обмажу тебя козявками все волосы. Не веришь? У меня много козявок...
   - Эй, Дзик! - воскликнул Уэсли. - Отойди от неё! Быстро!
   Хулиган удивлённо обернулся.
   - Это ещё кто тут такой? - спросил он. - Ботанище Уэсли? Может, ты сам захотел съесть мою козявку? Иди сюда, я тебя ей накормлю!
   Сноулс, не в силах сдержать праведную ярость, кинулся на Дзика. Со стороны это выглядело немного странно, ведь, как уже говорилось, он был младше хулигана на целый год.
   Но никакие страхи не остановили Уэсли. Он подбежал вплотную к хулигану, который был на полголовы выше, и со всей силы врезал Дзику в нос. Тот отступил на два шага назад и упал на песок.
   - Кровь... - с удивлением проговорил поверженный хулиган. - У меня кровь...
   Наступила тишина. Её разрушил дразнящий крик одного из наблюдателей все этой свары:
   - Дали по-морде, дали по-морде! - нараспев произнёс кто-то.
   И хор остальных детишек морской волной обрушился на истекающего кровью Дзика. В это время Уэсли подошёл к девочке, к которой приставал хулиган.
   - Ты как? - спросил юный Сноулс. - В порядке?
   - В порядке, - всё ещё всхлипывая, сказала она. - Спасибо... Тебе!
   - Всегда пожалуйста! - улыбнулся мальчик.
   Он повернулся спиной и пошёл в сторону школы, когда до него донёсся дикий крик:
   - УЭ-Э-Э-Э-Э-ЭСЛИ!!! - навзрыд ревел Дзик под напором детских дразнилок. - ТЫ - ТРУП, ПОНЯЛ?! ТВОЙ БАТЯ НИЖЕ МОЕГО ПО РАНГУ!!! И ТЕБЕ ДОСТАНЕТСЯ! ТЫ - ТРУП, УЭСЛИ!!! ТЫ - НЕ ЖИЛЕЦ!!! А-А-А...
   И весь его крик превратился в протяжный рёв.
   Самодовольно усмехаясь, Уэсли даже не обернулся.
  
   Келли занимался сексом со своей госпожой в довольно изощрённой форме. Сама госпожа (не без кокетливой улыбки на лице) называла эту позу "позой собачки". Видимо, это был какой-то высоко светский жаргон, поскольку местная прачка отзывалась об этой позе не иначе, как "рачком". Сам же Келли, если бы его спросили, назвал бы это соитие "всадник". Уж очень данное соитие напоминало ему о скачке на лошади.
   Свити стояла перед ним в откровенной позе, а Проул нежно вводил свой возбуждённый член в её нежное влагалище. Сам повар стоял на коленях на кровати. Стоя выполнить акт такого соития, он пожалуй, не смог бы.
   Келли был нежен с госпожой, но при этом темпа не сбавлял. Наоборот, он постепенно ускорял движения своими бёдрами. Свити такое ускорение явно пришлось по вкусу, так как её стоны становились всё громче и громче, всё слаще и слаще, всё прекраснее и прекраснее...
   На третьей минуте Келли почувствовал поступающий оргазм, но невероятным усилием он заставил себя сдержаться. Проул не мог позволить себе кончить раньше госпожи. Возможно, она бы его за это простила.
   Но он бы себе этого не простил.
   На пятой минуте (на бесконечной пятой минуте наслаждения) Свити страстно выдохнула имя партнёра и кончила. Тогда Келли позволил кончить и себе. Они одновременно вздохнули, и повар вышел из своей госпожи.
   Проул без сил упал на кровать. Всё-таки третий за день оргазм дал о себе знать. Миссис Ханингем завалилась рядом.
   - О, Келли! - промурлыкала она. - Сегодня ты превзошёл сам себя! Пожалуй, скоро я выгоню, наконец, главного повара и поставлю тебя на его место. Старый Марио давно уже не отличает соль от сахара, так что...
   - Послушайте, госпожа... - начал было Келли.
   - Какая я тебе госпожа? - засмеялась Свити. - После всего того, что мы пережили, ты вполне вправе называть меня по имени. Понял? А то я обижусь!
   Парень усиленно закачал головой.
   - Я всё понял, моя госпожа... Ой, моя Свити! Я просто... просто хотел предложить тебе одно путешествие.
   - Как? - взлетели брови госпожи. - В четвёртый раз?
   - Нет, я не о том! - замахал руками Келли. - Я имею ввиду настоящее путешествие. Далеко, в другое королевство. Там живут мои родственники. И там ваш супруг никогда нас не достанет! И мы будем вместе, Свити! Всегда вместе!
   Девушка на миг задумалась.
   - Келли, я, конечно, могла бы сказать, что с тобой я хоть на край света... - слегка растерянно сказала она. - Но... Как бы сказать... Насколько серьёзно ты мне сейчас это сказал?
   - Серьёзнее некуда, Свити, - спокойно произнёс Келли. - Нам надо бежать отсюда. Потому что когда-нибудь ложь раскроется. И тогда ваш муж убьёт меня. А вас так и будет всю жизнь избивать. Так что я не шучу.
   Девушка вновь замолчала.
   - Я подумаю, Келли. - сказала она и зачем-то повторила. - Мне надо подумать. А теперь... - Свити силилась подобрать слова, чтобы послать парня прочь. - Келли, ты...
   - Я уже ухожу, госпожа! - парень всё понял и, быстро одевшись, пошёл к дверям.
   - Подумайте, госпожа! - сказал он в дверях. - Подумайте!
   И скрылся в коридоре.
   "Ах, мой бедный и наивный мальчик! - подумала Свити, оставшись одна. - Ну куда, куда я сбегу? Я же привыкла к такой жизни! Роскошь, украшения, светские пиры... Балы, наконец! А ты, Келли, предлагаешь мне всё бросить из-за каких-то ма-а-аленьких синячков, которые и не видит никто. Деревня, поля, коровы, мухи - я же не выдержу всего этого.
   Ах, бедный, наивный Келли..."
  
   Фил Гайар почесал свою родинку на лице, единственное внешнее отличие от брата. Приснер не пришёл домой ночевать, но Фил был этому только рад. Ведь брат предупредил, что идёт на встречу с девушкой, а дальше нафантазировать, чем они вдвоём занимаются всю ночь, было несложно.
   Фил улыбнулся. То, что у брата появилась девушка, - очень хорошо. Нет, конечно, эта девушка была у Приснера далеко не первой - с предыдущей он расстался всего месяц назад, - но Филу хотелось верить, что с этой девушкой у Приснера, наконец, будет всё серьёзно. Ну сколько ж ему можно прыгать по постелям различных дам всех возрастов, в конце-то концов?
   Сам Фил считал, что в его жизни всё налажено. У него была постоянная девушка, с которой он почти не расставался. Один раз он даже сводил её в театр (да-да, самый настоящий театр, это ж сколько денег!), и спектакль, кстати, оказался просто роскошным. Но сейчас у его девушки возникли какие-то проблемы, поэтому она срочно уехала из города. Филу это, конечно, не понравилось, но сам уехать он не мог (должен же кто-то присматривать за бедовым братцем), поэтому сейчас сидел в своём кресле и скучал по своей возлюбленной.
   "Я ведь так её люблю, - подумал он. - Возможно, даже больше своей жизни. А если кто-то станет между нами...
   То я его просто убью".
  
   Сьюзи Харши сидела в небольшой беседке в парке и внимательно смотрела на своего пятилетнего сыночка Питера. Он довольно резво бегал и прыгал с другой малышнёй на детской площадке. Детвора кричала и смеялась, и Питер ничем не выделялся на их фоне.
   Но кто бы только знал, насколько Питер выделяется на фоне всех остальных. Ведь его отцом был немного-немало сам король Пятого королевства - Арчи Доу, Молодой король.
   Пожаловаться на него молодая Сьюзи - ей самой было всего 25, - конечно, так просто не могла. Король платил за молчание много и регулярно. И, судя по тому, что недавно случилось с Джорджи - а информация уже пролетела через все Пять королевств - молчание лучше было хранить. Если болтливого бастарда убили не по приказу самого короля, то, скорее всего, просто из зависти, что ему так хорошо и легко живётся.
   Минус был в том, что мальчику нужен отец. От этого никуда деться. Но кто же возьмёт в жёны мать бастарда? Можно, конечно, попытаться скрыть это, но рано или поздно правда всё равно выползет наружу, словно гремучая змея к своей жертве. Так что мисс Харши просто не знала, что делать.
   В этот момент она заметила, что Питер как-то погрустнел. Нет, он не плакал, не падал на колени как дети, впадающие в истерику. Но Питер почему-то больше не смеялся и не бегал вместе с другими детьми.
   Лицо его заметно помрачнело.
   Сьюзи не стала дожидаться его детских слёз. Она встала со своей скамейке, вышла из беседки и направилась к Питеру.
   - Что случилось, мой мальчик? - спросила она. - Почему ты больше не играешь?
   - Всё в порядке мама. - ответил Питер. Не смотря на то, что ему было всего пять лет, он уже понимал, что маму расстраивать нельзя.
   - Скажи правду, малыш! - мисс Харши присела рядом с ним на колени. - Что такое? Тебе кто-то что-то сказал? Что-то обидное?
   Питер сдался.
   - Милони сказал, что я - бастард. Мама, скажи, а бастард - это хорошо или плохо?
   - Ах, Питер! - мама обняла своего сына, и из её правого глаза стекла маленькая слезинка.
   Сьюзи и сама не могла дать ответ на этот вопрос.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"