Меркульев Алексей Валерьевич: другие произведения.

Житие богов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Написано по мотивам альбигойской ереси, той самой, из-за которой Христианская церковь создала Инквизицию. Rороль Артур, рыцари Круглого стола - это все порождения Альбигойской ереси, уничтоженные инквизицией. Данное произведение - часть " Этюда о пчелинной инфлуэнции". Само произведение (то есть "Этюд") слишком тяжело для восприятия основной массой современных, ассоциативно развитых читателей, поэтому я выкладываю кусочек (похоже, что остальное содержание резюме вызвало у большинства читателей страх, потому я его убрал).

  Евангелие от атеиста, или житие богов.
  
  Давным-давно на территории Африки жили первые люди. Целыми днями они сидели под пальмами и молили богов. Просьб у каждого человека было всего две: 1) дайте мне такой же хвост, как у обезьян, чтобы я мог лазить за кокосами; 2) не давайте хвост остальным, они - сволочи.
  Всемогущие боги оказались в затруднительном положении - просьбу каждого отдельного человека выполнить можно, а всех людей - нельзя, хотя просьбы у всех одинаковые.
  Боги обозлились и устроили совещание. Самые радикально настроенные члены Пантеона предлагали вместо хвостов дать людям касторового масла, чтобы отбить у них охоту лазить по пальмам. Умеренно обозленные боги предложили выдать хвосты всем, но кокосовые пальмы уничтожить, чтобы человечеству впредь было неповадно морочить богам голову диалектикой. Боги-гуманисты предлагали избавить людей от зависти, уничтожив всех обезьян, а заодно и мамонтов.
  - А мамонты здесь при чем? - возмущались радикалы.
  - При всем, - отвечали гуманисты. - Кому они вообще нужны, если есть слоны? А слоны - животные полезные!
  Споры богов продолжались долго. Но единственный пункт, по которому им удалось договорится - это уничтожение мамонтов с помощью ящура. А пока взрослые боги грызлись между собой, их незаконнорожденные детишки (законнорожденных детей у богов вообще не было) - хулиганы Прометей, Люцифер и паршивка Сатана с со своими многочисленными братьями-нартами - приступили к активным действиям. Они призвали на головы людей злого духа Шурави (По мнению жителей Афганистана, этот дух является самым злым, поскольку имеет обыкновение уничтожать плантации мака и возводить университеты и музеи). Здой дух Шурави выгнал людей из под пальм, заставил помыться, подстричься, и начать создавать цивилизацию. Он учил их письменности, математике, астрономии, земледелию, строительству, кораблестроению и прочим богомерзким вещам.
  Люди стенали и взывали к богам с просьбой избавить их от Шурави - "Мы же просили хвосты, а не астрономию!"
  Под гнетом Шурави люди даже временно договорились и согласились изменить свою первоначальную молитву. Теперь она звучала так: "Хвост каждому, и пусть никто не уйдет обиженным!". Но все было тщетно - боги были заняты истреблением мамонтов. Они так вошли в раж, что взялись и за других представителей редкой и исчезающей фауны - шерстистых носорогов, саблезубых тигров и пещерных медведей. Не полагаясь особо на ящур, боги летали на своих колесницах над горами и лесами, и отстреливали животных молниями.
  Когда Шурави выполнил свою работу, дети богов принялись за самое сложное - совершенствование человеческой природы. Начать они решили с лечения. Не испрашивая у людей разрешения, они принялись исправлять дефекты человеческой личности - зависть, жадность, феодально-байские пережитки... Хирургическим путем они удаляли пораженные участки человеческой сути, и заращивали их совестью. Но дети богов допустили один серьезный просчет: лечение нужно было проводить до, а не после того, как Шурави обучил людей ремеслам. Поэтому ничего из их затеи не вышло - люди быстро понастроили множество кораблей, попрыгали в них с пожитками, и с огромной скоростью бросились врассыпную, куда глаза глядят, проклиная богов.
  Боги, обладая избирательным вниманием, услышали проклятия. Несколько богов, гнавшихся за муфлоном где-то на Алтае, были так поражены, что не справились с управлением колесницы и разбились о скалы.
  Оставшиеся боги собрались на экстренное совещание.
  - Ну и чьих пакостных ручек это дело? - спросила Венера, мрачно глядя на Великий Драп Человечества.
  - Известно чьих, - ехидно заметил Аллах, который не участвовал в охоте, и, потягивая кальян, наблюдал за развитием цивилизации от начала и до конца (Обкуренному Аллаху все было до лампадки, поэтому он не вмешивался в шалости детишек, а только хихикал). - Люцифер - это случайно не твой отпрыск, дорогая Венера?
  - А я что, их всех помню? - огрызнулась Венера.
  - Давайте сначала решим, кого именно будем наказывать! - заявил Иегова, потирая руки.
  - И главное, как именно наказывать! - зловеще прорычала Калли.
  - Где я? - произнес проснувшийся Бахус, который тоже не участвовал в охоте на мамонтов, но ничего не видел.
  После продолжительного обсуждения боги наконец-то пришли к единым решениям. Бахусу объяснили, где он находится. Аллаху сделали выговор за попустительство. Венеру убедили, что Люцифер - это все-таки ее сын, и посоветовали ей нумеровать своих детей. Затем стали спорить о наказании. Бог, имя которого никто не знал, включая и его самого, предложил повесить на кресте всех незаконнорожденных детей.
  - Но это же наши дети! - возмутились все остальные.
  - Вот именно! - многозначительно произнес бог без имени.
  - Ты своих сначала роди, а потом и вешай на крест! - разъярилась Венера.
  - И рожу, и повешу! Пусть научатся уважать Отца своего. Но потренироваться же надо! Кстати, я придумал себе имя - зовите меня просто - БОГ. Только не поминайте всуе.
  Все предложения бога без имени были с негодованием отклонены. Всех детишек позапирали по темным чуланам с пауками во владениях Аида. Прометея, которому не хватило свободного чулана, поставили в угол где-то в горах Кавказа, а злого духа Шурави запечатали в бутылку и спрятали на севере. Было также решено организовать Всемирный Потоп, чтобы уничтожить следы цивилизации, созданной малолетними хулиганами.
  Сложнее всего оказалось с людьми. Боги понимали, что обещания хвоста уже не помогут вернуть их в Африку.
  - А давайте предложим им по хоботу и еще по две пары рук, - предложил Ганеша.
  - Нет! Они еще больше воровать будут! - возразил Кецаль-коатль и ударил кулаком по хоботу, незаметно забравшемуся к нему в суму.
  Взвесив все "за" и "против", боги решили считать свершающееся историческое событие не паническим бегством, а заранее запланированным Великим Расселением Человечества. Конечно, когда люди были в одной куче, за ними было легче присматривать. Но делать нечего, и боги разделили людей на народы и со скандалом распределили между собой. Больше всех возмущался Яхве. - "Кого вы мне дали?" - ныл он. Но ему пришлось подчиниться большинству.
  Затем был составлен текст Общего Обращения к Народам (сокращенно - ООН). Там говорилось, что единственное предназначение человечества заключается в том, чтобы плодиться и размножаться, а вместо всяких там наук и искусств нужны лишь хлеб и зрелища. Достаточно выйти из пещеры разума и молиться, тогда будет и то, и другое. Совершенствование человеческой природы было объявлено самым страшным грехом, а вместо хвоста людям была обещана земля обетованная, где можно целыми днями валяться на пляже.
  Поверив резолюциям ООН, люди очень обрадовались. Они с огромным удовольствием ломали свои корабли и разводили на берегу огромный костер из его обломков. В этот костер они бросали все, что так или иначе упоминало о покинутой ими цивилизации. Довольные люди плясали у костра, выходя из пещеры разума и уничтожая привезенные съестные припасы.
  ***
  Кецаль-Коатль, которому достались народы, прибывшие в Центральную Америку, не находил покоя. Из его головы не выходила вся эта, скажем прямо, идиотская история с Великим Драпом Человечества. Кецаль-Коатль был либералом, и потому не поощрял безобразную выходку малолетних хулиганов. Но по причине все того же либерализма он понимал, что незаконнорожденные детишки в чем-то были правы. Эта мысль настолько завладела умом Кецаль-Коатля, что в один прекрасный день он оставил своих дикарей и отправился на поиски злого духа Шурави, не понимая, что без изгнания из человека крыс созданная Шурави цивилизация будет обречена на погибель.
  - Где бутылка? - тряс Кецаль-Коатль пьяного Бахуса (Пантеон предусмотрительно поручил спрятать злого духа Шурави именно Бахусу, понимая, что тот никогда не сможет вспомнить местонахождения тайника).
  - Где, где ... в Венере! - захихикал Бахус (он же - Перун) над своей плоской шуточкой Вообще-то Бахус произнес другое слово, которое я не могу здесь привести. Впрочем, между собой боги Пантеона этим словом именовали Венеру (за ее спиной, разумеется), так что я не очень сильно исказил смысл,
  Отхихикавшись и отикавшись, он спросил: - А какая бутылка? - (по ряду объективных причин, которые должны быть понятны читателю и без пояснений, Бахус действительно не понимал, о какой именно бутылке идет речь).
  - Ты сам знаешь, какая! - угрожающе шипел Пернатый Змей.
  - Да у меня их под столом полно. Сдавать же некуда! - слабо отбивался ничего не соображающий Бахус. - Слушай! А давай их швырять в ...
  - Я тебя сейчас самого швырну, антабус! Залил глаза амброзией! - (надо отметить, что Кецаль-Коатль был принципиальным противником алкоголя. Возможно, по этой же причине он испытывал к Венере только чистые, трепетные платонические чувства, которых та не понимала. А Пернатый Змей от этого страдал).
  - Ну ладно, ладно. Давай поищем - сказал Бахус, и сдвинул огромный стол, открыв взору Кецаль-Коатля огромную батарею пыльной глино- и стеклотары.
  - Пузырьки! - восхищенно произнес Пернатый Змей, и глаза его заблестели. Он вдруг почувствовал влечение к этой посуде, такое же сильное, как влечение к Венере. - Пузырьки!!!
  - Я называю это Хранилищем Таинственных Артефактов истории. Вот, например, амфора Клейна... когда все уже подшофе, я наливаю туда амброзию и предлагаю гостям. Они пытаются лить в чашу, а амброзия выливается им на голову! - икал от смеха Бахус - а вот Грааль. Гость наливает туда вино, а оно превращается в уксус! И вообще, одной больше, одной меньше - никто и не заметит. Правда, смешно?
   - Это глупо! - отрезал Кецаль-Коатль. - Мне нужна другая бутылка, со злым духом Шурави, которую ты спрятал на севере!
  Бахус даже протрезвел от таких слов.
   - А зачем тебе Шурави? - подозрительно прищурившись, спросил он.
  - Э-э... - Кецаль-Коатль не любил врать, и потому покраснел. Но врать было надо.
   - Шурави знает рецепт напитка под названием "самогон". Одна чаша этого напитка оказывает такой же эффект, как здоровая амфора амброзии.
  - Правда? - спросил Бахус, и удивленно раскрыл осоловевшие глаза.- Черт возьми, Шурави нужно отыскать!! Только я не помню, где находится север.
  Кецаль-Коатль уволок Бахуса на север, и они вдвоем буквально перерыли все приполярные области. В результате на месте так называемых "мамонтовых степей" образовалась болотистая тундра. Но бутылку они так и не нашли, да и не могли найти - дело в том, что Бахус, отправляясь выполнять наказ Пантеона, перебрал лишнего. На посошок. В результате он нечаянно обронил бутылку с Шурави где-то над Сибирью. Бутылка разбилась, и злой дух вырвался на свободу. А Бахус об этом забыл.
  Шурави не хотелось обратно в бутылку, и потому он избрал партизанскую тактику. Пользуясь тем, что тот или иной бог отвлекался на время от своего народа (такое случалось часто - то охота, то пьянка, то Венера), Шурави стремительно налетал, вершил свое злое дело и опять исчезал в неизвестном направлении. В Америку и в Австралию Шурави не заглядывал - он не любил летать через большие водные пространства. А в Сибирь и вообще на северные территории он теперь опасался соваться, потому что его там разыскивали Бахус-Перун и Пернатый Змей. Поэтому он сосредоточил свои силы на юге евразийского континента...
  Больше всего от его набегов страдали народы, доставшиеся Атуму, Аллаху и Ганеше. Эти три бога долгое время игнорировали свои народы по более серьезным причинам.
  Египетский бог Атум никак не мог закончить тезисы, которые каждый бог был обязан донести до своего народа. Собственно, он написал самое главное - обещание в назначенный срок разрушить всё и превратить мир в водную стихию. Но это была банальщина, о которой писали все боги, и которая присутствовала в резолюции ООН. Заминка вышла с анкетными данными, которые по требованию большинства (но не всех) богов тоже было решено включить в тезисы. Атум как раз относился к тому меньшинству, которое категорически возражало против анкеты. И не случайно. Атум застрял на фразе "Сам себя оплодотворив (зачеркнуто, переписано: "проглотив собственное семя") Я родил, выплюнув изо рта, богов-близнецов: воздух - Шу, и влагу - Тефт, от которых произошли земля - Геб и небо - Нут". Атум боялся, что египетскому народу текст может показаться непристойным из-за имен его потомков. - "Может, выбрать другие? Скажем, Шу-Шу, Нут-Нут, Геб-Геб и Тефт-Тефт. А может, вообще заменить на Ниф-Ниф или Наф-Наф? Хотя ... " - думал Атум.
  Ганеша, как и его папаша Шива, созерцал свой пупок и размышлял над двумя философскими вопросами вселенского значения - как можно выйти из пещеры разума, не покидая саму пещеру, и что за штуковина находилась в сумке Кецаль-Коатля? Все боги в совершенстве владели логикой, и по одной капле воды могли сделать вывод о существовании Ниагарского водопада. Но Ганеше недоставало одного звена, одного кусочка мозаики, чтобы хаос имеющихся у него фактов превратился в целостную картину.
  
  Открою тайну: несчастный влюбленный, Пернатый Змей, носил в сумке надувную каучуковую статую Венеры, весьма реалистично выполненную, хотя некоторые анатомические подробности были несколько преувеличены и слишком уж реалистичны. Когда его никто не видел, он доставал статую, надувал ее и... читал ей стихи, стилизованные под древнегреческий верлибр. Честное слово!
  
  А Аллах курил кальян. Тот, кто думает, что полученный Аллахом от Пантеона выговор как-то повлиял на его привычки, сильно ошибается. Аллаху по-прежнему все было до лампадки. Из всех богов он был единственным, кто еще не приступал к написанию своих тезисов. И он даже видел Шурави, но как всегда ничего не предпринял, ничего никому не сказал, а только смотрел и хихикал...
  Стремительно возрастали на территориях, подвластных Атуму, Аллаху и Ганеше, ростки новой цивилизации. Математика, астрономия, ирригация... Конечно, науки и прочая чепуха людям были по-прежнему не нужны. Все вышло случайно - фактором, способствовавшим возрождению цивилизации, стала торговля. Вообще-то Шурави не учил дикарей торговле, он лишь пытался обучить их считать, абстрагируясь от свойств считаемых предметов. Шурави пытался исправить свои ошибки, сделанные при создании первой цивилизации (научишь дикаря считать на яблоках до пяти - "Одно яблоко, два яблока...." - он вроде бы все усвоил, но если дать ему вместо яблок орехи, то он заявит, что умеет считать только яблоки). Для этого Шурави использовал куски металла под названием "деньги", не соответствующие по форме каким-то конкретным предметам. Но человечество восприняло деньги иначе... и начало интенсивно изучать науки, точнее, те ее прикладные аспекты, которые необходимы для ведения торговли. Торговля понравилась всем, поэтому нарождающаяся цивилизация спекулянтов быстро проникла на соседние территории.
  Боги не знали о сбежавшем злом духе Шурави, и все они, и даже бог без имени начали катить бочку на Аттума, Аллаха и Шиву, а больше всего на Яхве, как всегда.
  - Причем здесь я, скажите на милость? - возмущался Яхве. - Мой народ эту заразу подхватил от других. Вот от этих - и Яхве указал на пирамиду Хеопса и Сфинкса.
  - И что это вообще такое? - спросила Кали у Атума,
  - Понятия не имею, - бурчал Атум.
  - Может, они тебя так изобразили?
  - Я не учил их авангардизму. И вообще ничему не учил.
  - Интересно, как они перетаскивали такие огромные блоки? - задумчиво спросила Венера - по-моему, им кто-то помогал. Из наших.
  Иегова принялся озираться по сторонам.
   - А где это чудо в перьях? И алконавта нашего тоже что-то не видно.
  - Они на севере, - пояснил, хихикая, Аллах . - Ищут. Только зря ищут. Он давно смылся.
  - Шурави?! - ахнули остальные.
  - Шурави.
  - Надо его срочно изловить! - заявила Кали.
  - Поздно, - сказал, вздохнув, Ганеша, и подумал: - "Что же все-таки у Кецаль-Коатля лежит в сумке, такое упругое?". Машинально шлепнув проходившую мимо Венеру по корме, он вдруг все понял, и засмеялся. Последний кусок мозаики нашелся.
  - Хватит ржать, пошляк! - возмутилась Венера. - Скажи лучше, почему поздно?
  - Потому, что люди теперь сами создают цивилизацию, без Шурави. Спекулянты. Барахольщики! - ответил за Ганешу Яхве.
  - Вы только посмотрите, что они туда поместили - сказал Зевс, пристально вглядываясь в нутро пирамиды. - Не знал, что у Шурави есть чувство юмора.
  - Какое-то извращенное у него чувство юмора - все входы замурованы. Представляете, что будет, когда... - Кали не договорила и закатилась истеричным смехом.
  Иегова азартно засверкал глазами.
  - Ничего не будет, если мы устроим второй Потоп, прямо сейчас!
  Венера покачала головой.
  - Нельзя, мы же им уже объявили дату второго Потопа.
  - Ну и что? Сделаем для них маленький сюрприз.
  Покричав и поскандалив, Пантеон большинством голосов решил сюрпризов людям не устраивать и считать новую цивилизацию исполнением одного из обещаний, указанных в обращении Пантеона к народам. Торгашество, в конечном счете, направлено на получение хлеба и зрелищ, Что же касается двух кладоискателей, перекапывающих северные территории, то им было решено ничего не говорить про сбежавшего Шурави. Пусть копаются себе.
  Здесь необходимо сделать одно важное примечание, касающееся Пантеона. В Пантеоне царила демократия - все обладали равными правами, и решения принимались большинством голосов. Привычной для нас семьи у богов не было. Иногда они образовывали пары, а чаще целые группы, причем связанные с другими группами. Все эти образования носили временный характер, что обеспечивало монолитность Пантеона. Но после расселения народов ситуация изменилась. Вместо того, чтобы распределить народы в соответствии с жестким критерием "Один бог - один народ", боги избрали более сложный путь, и разделили народы, что называется, "полюбовно", с учетом своих сиюминутных пристрастий.(В Пантеоне понятие "Любовь" имело узко-физиологический смысл. Таких чувств, которые Кецаль-Коатль испытывал к Венере, ни у кого среди остальных богов не наблюдалось. Поэтому его считали белой вороной. А все остальные богини дико злились на Пернатого Змея, поскольку на них он внимания вообще не обращал).
  И получилось так, что одним народом могла править целая группа богов, а один и тот же бог мог быть у нескольких разных народов. В результате вышло, что боги, на тот момент связанные лишь любовными связями, теперь стали связанными друг с другом еще и функциональными обязанностями. Иными словами, распределение народов как бы укрепило те связи, которые раньше очень быстро распадались. И монолит Пантеона покрылся трещинами - в нем возникли микро-пантеоны. Все это неминуемо должно было привести либо к появлению иерархии в Пантеоне, либо к его распаду.
  Думать о будущем - это удел тех, кто не в состоянии им управлять, а боги, как и положено, были творцами будущего. Но творить будущее можно только в согласии. Если же каждый бог будет тянуть одеяло на себя, то будущее становится непредсказуемым. И образование микро-пантеонов было первым шагом к утрате контроля над ним. Но у богов было принято жить только сегодняшним днем, так что об этом никто не задумался, кроме Венеры (как ни странно). Венере настолько не понравились грядущие последствия, что она еще до официального раздела предприняла шаги, за которые остальные боги стали называть Венеру ... э-э... Венерой (ну вы поняли) не только за ее спиной, но и в спину. А Венера всего лишь хотела связать собою всех богов, попав в каждый из будущих микро-пантеонов. А чем еще могла связать богов Венера?
  Одну ночь Венера провела и с Кецаль-Коатлем. Обезумевший от счастья Пернатый Змей всю ночь рисовал Венеру (Он стеснялся читать ей верлибры). Современные археологи изучают портреты богов южноамериканского пантеона и поражаются их обилию. Они не догадываются, что весь пантеон состоял только из Пернатого Змея и Венеры. Просто Кецаль-Коатль отдельно изобразил каждую грань своей возлюбленной, и каждой грани дал отдельное имя. Он использовал необычные ракурсы освещения, поэтому впоследствии ни на одном из рисунков никто не узнал Венеру. А как она смеялась, когда просматривала полученные картины...
  Единственный бог, к которому не пошла Венера, был бог без имени. Следует отметить, что и все остальные богини избегали его. Конечно, у богов не бывает болезней, но то, что творилось в голове этого бога, нельзя назвать иначе, чем паранойя. Бог без имени по вредности превосходил всех остальных богов, из-за чего наотрез отказался от выпавших ему по жребию народов Австралии. По общей договоренности, тот народ, который по каким-то фарсмажорным обстоятельствам лишится своего бога, должен был перейти к одному из тех богов, которые остались недовольны своим жребием. Поэтому бог без имени продумывал варианты фарсмажорных обстоятельств, индивидуально для каждого из своих коллег по Пантеону.
  Больше всего на свете он хотел властвовать безраздельно. Холодная, лютая ненависть настолько неприкрыто читалась в его глазах, что среди богов Пантеона поползли мрачные сплетни. Кто-то даже пустил слух, что боги, гнавшиеся за муфлоном, разбились не случайно, дескать, ось колесницы могла быть подпилена. Конечно, боги не допускали мысли, что их собрат мог пойти на такое. Тем не менее, осадочек был, и женская часть Пантеона объявила ему бойкот.
  Прошло несколько тысячелетий. Пернатый Змей и Бахус-Перун были вынуждены прекратить поиски Шурави. Вернувшись с севера, они поразились: во всем мире, и даже в Монголии полным ходом создавалась цивилизация, а на вверенной Бахусу-Перуну территории (как и в Австралии) все еще царил каменный век.
  - Что это такое? - Негодовал Бахус-Перун - Се есть пустыня, понеже святые веры пусти беша, и иже божественнии апостоли в них не проповедаша!
  - Ты сам-то понял, что сказал?
  - Они должны были водить хороводы в венках из цветов, а не выводить лобковых вшей, прыгая через костер! Откуда у них взялись вши? Почему мужчины постоянно харкаются? Почему они орут на весь лес пьяными голосами? Где красивый женский смех, звонкий, как колокольчик? Почему женщины истерично ржут или глупо хихикают, когда мимо них проходит мужчина? И вообще, я велел им говорить ше-по-том, а не "шел-бы-ты".
  - Ты что, их учил хорошим манерам?
  - Конечно. А чему еще их учить?
  - Можно посмотреть твои тезисы? Спасибо. Та-ак: - "Дорогие россияне! С чувством глубокого удовлетворения..." - Ого, ну ты даешь! - "Жить станет лучше, жить станет веселее..." - Я не понял, а где про то, что они в поте лица своего должны снискивать хлеб свой насущный?
  - А где ты это видел в ООН? Там было четко сказано, что в земле обетованной нужно только молиться. "Просите, и получите".
  - Резолюции ООН не являются обязательными к исполнению по причине их общего характера. Это отличительное свойство всех общих обещаний - внушать надежды, но не более того. Пусть люди верят, что когда-нибудь, может быть, вероятно...Нельзя же людям прямо сказать, что они ни шиша от нас не получат, пока их желания всяческих благ себе будет сопровождаться пожеланием бед и несчастий другим. Если мы признаемся, что не в состоянии выполнять такие желания, они перестанут верить в нас. А если люди перестанут верить в своих богов, то они перестанут следовать их заветам!
  - Но мой народ и так не следует моим заветам! Где кникенсы и реверансы?
  - Это элементарно, Бахус! Ответь: ты был трезвый, когда читал им свои тезисы?
  - Не помню - смущенно ответил Бахус-Перун.
  - Значит, ты обращался к "Дорогим россиянам" в чувстве "Глубокого опъянения". Они тебя не правильно поняли, - сказал Пернатый Змей, вслушиваясь в тоскливую, однообразную и дисгармоничную мелодию, издаваемую с помощью примитивных инструментов группой заросших, оборванных и грязных людей, именующих себя каликами перехожими. - Хотя... Ничего не понимаю! Ты действительно оборудовал для них молочные реки и кисельные берега! Зря... Но зачем же им эти шлагбаумы и берестяные грамоты с пропусками?
  - Вот именно! Ты только глянь - какие-то типы сидят на пнях у шлагбаумов и выдают разрешения на проход! А ведь молочные реки и кисельные берега - для всех! Зачем они создают искусственный дефицит? И посмотри - основная масса допускаемых к молоку и киселю людей относится к другим народам, но не к моему. Они дают этим типам на пеньке куски металла. Зачем? Нет, я ликвидирую молочные реки и кисельные берега!
  - Как хочешь. Но меня больше беспокоит вон тот человек, сидящий на самом большом пне. Это он руководит искусственным дифицитом. А вон та компания, которая молится... Кому они молятся? Невероятно - они поклоняются ему! Но это запрещено ООН! Им же говорили: - "Не сотвори себе кумира помимо господа твоего"! И у других народов тоже есть такие же "корольки". Мы с тобой их видели. Похоже, что другие боги не обращают внимания на эти безобразия. А ведь люди нарушают все, что только можно нарушить! Они воруют, завидуют, создают себе кумиров и даже убивают друг друга!
  - А говорили, что ты не любишь врать, - укоризненно покачал головой Бахус-Перун. - Ты же считаешь, что резолюции ООН не являются обязательными к исполнению.
  Пернатый Змей покраснел.
  - Да, пожалуй, ты прав. Зря мы все это насочиняли в ООН. А Шурави, кажется, уже на свободе... Я полечу к себе, а ты пока разбирайся со своими. Потом обсудим кое-что. Да, - замялся Пернатый Змей и снова покраснел. - Ты не выкидывай Таинственные пузырьки, я их потом заберу. Буду обучать своих индейцев химическим опытам.
  Кецаль-Коатль оставил Бахуса разбираться (точнее сказать, напиваться), и устремился в Южную Америку, терзаемый самыми нехорошими предчувствиями. И предчувствия его не обманули. В Америке все было гораздо хуже, чем на территории Бахуса-Перуна. Предоставленные сами себе индейцы регулярно играли в "Зарницу" (У них эта игра называлась "война цветов"): - разбивались на две армии, устраивали шуточную битву с использованием игрушечных копий, а затем приносили в жертву всю проигравшую армию.
  Население Южной Америки стремительно таяло. С помощью настоящих копий с каменными наконечниками, кровожадные индейцы еще и истребили всю крупную фауну. "Культура-Кловис!" - грубо выругался Кецаль-Коатль, глядя на свой народ (это выражение, считающееся одним из самых неприличных среди богов Пантеона, впоследствии стало научным термином в археологии).
  Пернатый Змей решил навести порядок. Поначалу индейцы обрадовались, узнав о возвращении своего бога. Но затем возроптали, когда Кецаль-Коатль разогнал жрецов с князьками и категорически запретил кровавые жертвоприношения.
  - Что вас не устраивает? - удивленно спросил свой народ Пернатый Змей. - Зачем мне кровавые жертвы? Богам от людей ничего не нужно, кроме веры. Если уж вам так хочется воздавать мне хвалу, то возлагайте на алтари цветы. Но только не цветы кактуса Вебероцериус! Они воняют.
  - Но мы хотим крови!! - зловеще шептали дикари.
  - При чем здесь вы?! - возмутился Пернатый Змей.- Жертвы на алтарь возлагаются для богов, а не для вас! Вы жертву на алтарь кладете, а бог кладет на ... в общем, он, то есть я, выполняет ваши просьбы. Иногда. Может быть.
  - Нас интересует сам процесс жертвоприношения, а не результат! - шептали дикари.
  - Шиш вам! - разъярился Кецаль-Коатль, и взялся за своих дикарей. Конечно, при нем не было злого духа Шурави, но боги обладают способностями, превосходящими способности духов. Пернатый Змей начал учить индейцев искусствам, наукам, ремеслам... Были и недочеты. Талант-талантом, но злой дух Шурави все-таки был профессионалом, а Пернатый Змей - нет. Научив свой народ делать дороги, Кецаль-Коатль забыл про колесо и про приручение ездовых животных; объяснив индейцам основы навигации, он пропустил такой важный момент, как кораблестроение. Еще он забыл про железо, и дикари были вынуждены выпиливать строительные каменные блоки медными пилами (это намного хлеще, чем пилить осину лобзиком) ...
  Впрочем, на все это можно было бы закрыть глаза, если бы не одно маленькое обстоятельство: южноамериканским индейцам не с кем было торговать! Все племена производили одинаковую керамику, одинаковые украшения, одинаковые инструменты. Конечно, у каждого племени была своя специфика, но товарооборот получался слишком уж хилым. Что касается племен Северной Америки, то они к тому времени еще не вышли из каменного века, поэтому о торговле с ними не могло быть и речи. Двигателем прогресса для народов Старого Света была торговля, а прогресс индейских народов держался исключительно на энтузиазме Пернатого Змея.
  Тем не менее, прогресс шел. Кецаль-Коатль, в отличие от всех остальных богов, жил среди своего народа, и не отвлекался ни на минуту от своей миссии. Он не только учил, но и работал вместе с людьми на самых тяжелых участках строительства - изымал из породы многотонные каменные блоки и переносил по воздуху...
  По мере быстрого становления индейской цивилизации Кецаль-Коатль стал с тревогой замечать возникновение у людей потребностей, не сводимых к утвержденным Пантеоном желаниям. Конечно, потребности основной массы народа полностью ограничивались хлебом и зрелищами, недостатка в которых у индейского народа не было. Спортивные игры, театральные постановки, концерты, выставки, карнавалы, конкурсы на лучший цветок кактуса - этот важный элемент цивилизации Пернатый Змей выполнил без ошибок, мастерски. Но была небольшая группа людей (кецаль-Коатль называл их книжниками), у которых непонятно откуда взялась потребность совать свой нос в суть вещей, постоянно получать новую информацию. Эти люди не просто воспринимали науку Кецаль-Коатля, но и любили ее, и даже развивали.
  Кецаль-Коатль предложил своему народу подсечно-огневой метод земледелия, с которого начинали все цивилизации Старого Света, а эти люди быстро разработали самую эффективную на то время ирригационную систему землепользования. Пернатый Змей предложил народу выращивать кукурузу, а эти люди занялись селекцией, и вывели множество ее сортов. Они самостоятельно ввели в культуру и другие растения, а также одомашнили индюка и ламу. Фактически, эти люди самостоятельно решили проблему голода. Кецаль-Коатль предложил народу календарь, и научил основам астрономии. А эти люди развили астрономию до такой степени, что даже современные ученые приходят в недоумение, как можно было так точно рассчитать цикл Венеры, не обладая оптическими приборами (ученым невдомек, что пристальный интерес к Венере у индейских астрономов был спровоцирован Пернатым Змеем. Астрономы частенько замечали, как их бог часами с грустью смотрит на Утреннюю Звезду. Из этого они сделали вывод, что Пернатый Змей прилетел с Венеры).
  Была еще одна странная группа индейцев. Еще в детстве они не любили играть, а только дрались и все ломали. Они обожали рисовать на стенах половые органы (рисовать что-либо другое они отказывались), и любили издеваться над животными. Вид книги вызывал у них истерику, вплоть до эпилептического припадка. Зато они могли часами сидеть у лавки мясника и, пуская слюни наблюдать процесс разделывания туш. Они под всякими предлогами отказывались учиться, а из всех видов деятельности предпочитали заниматься спекуляцией. Никакого участия в общественной жизни они не принимали. Зрелища они любили, но как-то своеобразно. На выставки и конкурсы они не ходили. Зато на концерты ломились гурьбой, и вели себя там очень некультурно - плевались, ругались, а при виде молодых артисток поднимали вой и свист. Конечно, их выводила стража, и отправляла на исправительные работы, на песчаные карьеры. Но они не унимались.
  Надо отметить, что Кецаль-Коатль был единственным из богов, кто обратил внимание на наличие преступных намерений еще у самых первых людей, вымаливавших у богов хвосты. Остальные боги считали, что люди воруют друг у друга кокосы и орехи шутки ради - при создании людей в них не вкладывали преступные намерения. Когда начала развиваться цивилизация спекулянтов, воровство и даже убийства стали обычным явлением, но остальные боги решили, что это - побочный продукт торговли, который исчезнет по мере развития цивилизации. А Кецаль-Коатль справедливо полагал, что преступные намерения, как и любовь к спекуляции, имеют какую-то опасную первопричину, не предусмотренную Пантеоном. Чтобы выявить корень зла, он начал разрабатывать Общую Теорию Преступлений. И в отличие от остальных, он с первых же дней обуздал преступность в среде своего народа. Всевидящий и вездесущий, он лично пресекал любые преступления в самом зародыше.
  Но столетия шли за столетиями, а преступные намерения, включая и желание кровавых жертвоприношений, не исчезали в среде индейцев. Общая Теория Преступлений вела себя из рук вон плохо, утверждая, что искоренения преступности можно добиться только одним путем - воспитывая детей отдельно от родителей, и занимаясь совершенствованием их природы. Но пойти на это Кецаль-Коатль не мог. Еще Теория заявляла, что в Пантеоне завелась Крыса, которая тайно от остальных заложила в людей тот корень, от которого произросло торгашество и преступность. С этим Кецаль-Коатль тоже не мог согласиться.
  Кецаль-Коатль называл преступников каменноголовыми. Разнимая их драки, он заметил, что у них не только резко снижена болевая чувствительность, но и на удивление крепкая голова. Они разбивали о головы друг друга кувшины с вином (хотя алкоголь Кецаль-Коатль запретил!) и табуретки, но отделывались при этом синяками. У обычных людей такие удары приводили к тяжелым травмам. Это наблюдение оказалось как нельзя верным - впоследствии хронист Овиедо-и-Вальдес, писал в своей "Всеобщей и естественной истории Индии": "Их главная забота - жрать, пить, поклоняться своим истуканам и совершать животные бесстыдства. Что можно ожидать от людей, черепа которых столь тверды, что испанцы должны оберегаться в сражениях с ними, не бить их мечами по голове, так как мечи тупеют от этого"
  Но больше всего Кецаль-Коатля удивляла в каменноголовых людях их чрезвычайная религиозность. Как это понимать? С одной стороны, их переполняют преступные намерения. С другой стороны - они много молятся, и заваливают алтари цветами (выдранными с корнем из клумб). Есть только два логичных объяснения этому странному сочетанию - либо они притворяются верующими, либо они имитируют преступные намерения. Чтобы проверить свою гипотезу, Пернатый Змей отправился в Старый Свет, посмотреть на другие народы.
  Он рассуждал вполне логично: 1) Каменноголовые любят заниматься торговлей; 2) В Старом Свете торговля более развита, чем в Новом Свете; 3) Если каменноголовые неискренни в своей вере, если корысть для них главнее религии, то их религиозность должна быть гораздо меньше в Старом Свете.
  Как он и ожидал, в Старом Свете религиозность каменноголовых была столь же сильной, как и у его народа. - "Не такие уж они барахольщики-спекулянты" - радовался Кецаль-Коатль.
  Но когда довольный Кецаль-Коатль вернулся в Америку, его версия рассыпалась в прах. Оказалось, что за время его отсутствия в нескольких крупных городах произошли массовые погромы - с факелами, масками, криками и прочими атрибутами бесчинства. Было принесено в жертву множество книжников, которых обвинили в выходе за рамки дозволенного богом и в нарушении традиций предков.
  Этот кошмарный факт никак не укладывался в голове Пернатого Змея. Да, книжники вышли за рамки дозволенного, но ведь убийство - это более серьезный проступок. Это уже не просто выход за рамки дозволенного богом, а прямое нарушение его воли!
  Пришлось принять меры. Каменноголовых убийц и зачинщиков Кецаль-Коатль мгновенно выявил, выловил, и поместил их подальше от городов в специальные резервации-лагеря, оцепленные стражей, обнесенные высокой стеной с битым обсидианом поверху (он сделал это, не имея никакого представления, что же с преступниками делать дальше).
  Только после случившегося ему наконец-то удалось нащупать верную дорогу - он понял, что каменноголовые искренне считают себя равными богу, потому и позволяют себе нарушать его заповеди. Но только себе. А книжников они ненавидят так, как, по их мнению, должен ненавидеть бог всех вероотступников. Глупцы! Боги не испытыв... и тут он вспомнил холодные глаза бога без имени.
  Кецаль-Коатль извлек из воздуха огромную инкунабулу с надписью:
  
  "Весь Пантеон
  и область духов".
  
  Чтобы фолиант открылся на нужной странице, достаточно было назвать имя бога или духа. Но у бога без имени не было имени. Генеалогические древа богов были очень запутаны и переплетены, а сами боги были безразличны к своему прошлому. Не удивительно, что Кецаль-Коатль не знал родственников бога без имени. Но глаза, эти немигающие глаза!
  - Крыса-оборотень Шушера с Суматры! - отчетливо произнес Пернатый Змей.
  Крысу Шушеру Кецаль-Коатль видел неоднократно. Его очень забавлял ее смех, который у неискушенного слушателя мог бы вызвать сердечный приступ. Но повадки крысы-оборотня вызывали отвращение. Она умудрилась выжить всех духов, фей, оборотней и прочих представителей области духов, когда-то обитавших на Суматре. Когда нужная страница открылась, Пернатый Змей принялся распутывать генеалогическое древо крысы Шушеры, вызывая образы ее родственников нажатием пальца на соответствующее имя. И очень быстро наткнулся на знакомый портрет бога без имени. Оказывается, он был близким родственником этой крысы!
  Крыса Шушера обладала способностью создавать глиняных големов, вкладывая им нужные мысли, причем она могла делать это с большого расстояния. Как уже говорилось, Боги, были талантливы, но в плане профессионализма уступали духам. Поэтому людей они создавали из глины вручную, всем Пантеоном. Пернатый Змей вспомнил, что бог без имени уклонился от этого мероприятия. Он стоял в стороне, и только неотрывно глядел своими немигающими глазами... Он глядел на глину.
  Кецаль-Коатль быстро выстроил от установленного факта логическую цепь рассуждений, и перед ним открылась безрадостная картина будущего людей. Ситуация кардинально изменилась по сравнению с тем, что было при первой цивилизации людей. У книжников скоро возникнет еще одна потребность, та самая потребность, отсутствие которой у первых людей привело к Великому Драпу Человечества. Да, эта высокая потребность к изменению своей натуры, появится из низменного страха перед каменноголовыми, но она все же появится. И если вдруг незаконнорожденные детишки или кто-либо другой предпримут повторную попытку совершенствования человеческой природы, эти люди уже не побегут. А каменноголовые не захотят терпеть таких людей, они их просто изведут. Если им позволят сделать это...
  Оставался только один выход - сделать то, что подсказывала Общая Теория Преступлений. Воспитывать детей отдельно от родителей, и уничтожить всех преступников-рецедивистов. И Пернатый Змей принял соответствующее решение. Но было слишком поздно...
  Его напоили вдрызг на одном из праздников, подсунули ему девку, а потом оповестили об этом всю Южную Америку: - "Смотрите, что он вытворяет, а нам запрещает!" - и еще показали всем каучуковую Венеру. И это сделал его же собственный народ, напуганный распоряжением бога сдавать своих детей ему на воспитание, и подзуживаемый каменноголовыми-рецедивистами.
  У многих может возникнуть вопрос: - как люди осмелились пойти против своего бога? Отвечу: у Кецаль-Коатля был загадочный двойник, которого звали Тескатлипока. Пернатый Змей даже не подозревал о его существовании. А индейцы знали. Каменноголовые покланялись именно двойнику Пернатого Змея! Согласно индейским легендам, Тескатлипока был "богом ночи, покровителем разбойников и жрецов". Его часто называли "капризный владыка", "сеятель разногласий", "Бог наказаний", "бог землетрясений и несчастий", "покровитель банкетов". Легенды гласят, что Тескатлипока первым прибывал на праздники, когда боги собирались на Земле. Индейцы пошли против Кецаль-Коатля по велению этого таинственного бога. Кто же он, бог преступников? Пусть читатель думает сам. Скажу только, что в борьбе с Алибигойской ересью Римская Церковь использовала похожий прием: создала орден доминиканцев, по внешним признакам неотличимый от секты катаров. Из этого двойника катаров и была создана инквизиция.
  Но вернемся к Пернатому Змею. Опозоренный Кецаль-Коатль будет вынужден уйти в добровольное изгнание, и в Южной Америке начнется кровавая смута. Каменноголовые захватят власть, и индейские племена начнут воевать друг с другом. Лестницы пирамид будут залиты кровью приносимых в жертву военнопленных и детей в возрасте до десяти лет. Да, да, родители, ни за что не желающие отдавать своих детей на обучение, с легкостью отдают их на заклание. Так гласит Общая Теория Преступлений. То или иное племя будет на время одерживать верх над остальными, и каменноголовый вождь этого племени будет строить свою империю, объявив себя Кецаль-Коатлем. А книжники будут переписывать историю под нового правителя.
  ***
  
  История с Пернатым Змеем стала известна остальным богам.
  - Ну, Змее-ей, ну, гадюка подколодная... Только попадись мне - перья повыщипываю! - скрипела зубами Венера, глядя на свою каучуковую статую. - Разве у меня такая... такая...э-э...
  - Венера? - предположил хихикающий Аллах.
  - Пошляк! Я говорю про грудь! - разъярилась Венера, и, щелкнув пальцами, уменьшила грудь статуи на два размера, с неудовольствием отмечая в себе незнакомое чувство - то ли ревность, то ли...
   - А ну поставь на место, ренегат!
  - Венера схватила за хобот Ганешу, пытавшегося под шумок улизнуть со статуей.
  - Она мне нужна исключительно для философских опытов - загнусил Ганеша в зажатый железной рукой Венеры хобот.
  - Я тебя сейчас в попугаях посчитаю !
  - Хватит лирики! - рявкнул Иегова - Что будем делать с книжниками? Убивать их мы не имеем права.
  - Зачем их убивать? - удивился Бахус (как ни странно, трезвый) - Самостоятельно люди никогда не смогут освоить приемов совершенствования своей натуры, это исключено.
  - Но само желание представляет собой потенциальную угрозу! - многозначительно произнес бог без имени - А вот убивать их не надо. Я все продумал. Каменноголовые - наша опора! Они разберутся с книжниками. Те будут делать только то, что нужно для развития и поддержания комфорта каменноголовых, которые созданы по образу и подобию, задуманному мной.
  - Ничего себе! - возмутился Ганеша. - В субботнике по выкапыванию людей из грязи участвовал весь Пантеон, ты профилонил это важное мероприятие, а теперь выясняется, что все созданное нами тогда население - твоя параноидальная копия?
  Qui va ? la chasse, perd sa place - в большой семье клювом не щелкают, - холодно произнес бог без имени. - И вообще, я не работаю по субботам!
  - Да ты никогда не работаешь! Ты игнорируешь коллективный труд! - кипятился Ганеша.
  - У тебя много рук и хобот, вот ты и работай, - отрезал бог без имени. - А я думаю. А потом делаю.
  - Подождите, а если книжники будут распространять идеи о необходимости совершенствования человека? Они же еще книги пишут, - озабоченно спросил Яхве.
  - Они будут писать только то, что им разрешат, а если будут ерничать, их обвинят в терроризме. Мы внесем дополнение в обращение к народам, и скажем, что самый большой грех - это терроризм.
  - Что такое "терроризм"? - равнодушно спросил Аллах, выпуская кольцо дыма.
  - Все, что угодно. Вот ты, Аллах, террорист. И Яхве - тоже ,- заявил бог без имени.
  - Шел бы ты - хором сказали Аллах и Яхве.
  - А-а-а... Так вот чьи люди вшей в мой лес занесли, - укоризненно взглянул Бахус на Аллаха и Яхве.
  - Да подожди ты со своими вшами, Бахус - сказала Венера, пристально глядя на бога без имени. - Поясни-ка, дорогой наш параноик, как это будет выглядеть на практике.
  - Просто. Если в книге есть хотя бы указание на необходимость совершенствования природы человека, то достаточно найти в тексте упоминание про выпивку, и книгу законным образом можно будет запрещать. Выпивка - это пропаганда алкоголизма, алкоголизм - почва для хулиганства, хулиганство - мать экстремизма, - экстремизм - это терроризм. Ясно?
  - Да ты что несешь, аспид пупырчатый?! - взъерепенился Бахус.
  - То же самое и с наркотиками - повысил голос бог без имени, глядя на Аллаха - Наркотик - экстремизм - терроризм.
  - А если в этой книге нет выпивки, если там только про весенний ручеек, поющих птичек и детишек, пускающих кораблики? - наклонив голову и уперев руки в боки, буравила взглядом Венера бога без имени.
  - Детишки - это скрытая педофилия, педофилия - это извращение, как алкоголизм и наркомания, а следовательно - экстремизм - терроризм. Птички - это скрытая зоофилия, тоже извращение и, следовательно, терроризм. Кораблики - скрытый призыв валить за границу, чтобы заниматься там изменой Родине. Это уже "вышка". И не надо на меня так смотреть!
  - Да он же настоящий псих! - удивленно сказала Венера, обращаясь к остальным.
  - А как насчет ручейка? - сиплым от злости голосом спросил Бахус.
  - Ручеек - уверенно произнес бог без имени - то же самое, что кораблики. "Утекай".
  - А может проще вообще запретить книжки? - ехидно спросила Кали.
  - Нет. Основной массе населения надо как-то развлекаться, а хорошая книжка для этого тоже подходит.
  - И что же будет в хороших книжках? - спросил Зевс, грозно сверкая глазами.
  - Убийства, секс во всех формах, включая педофилию, зоофилию, а также пьянство и наркомания. Кстати, Зевс, рассказы о твоих любовных похождениях будут популярны. Особенно история, когда ты в виде быка спьяну вместо священной коровы к...
  - Что-о? - взревел Зевс.
  - Ну ладно, не про тебя, так... - бог без имени посмотрел на Венеру и осекся.
  - Продолжай, продолжай... - с угрозой в голосе произнесла Венера.
  - Про женщин тоже можно много написать. Хорошего. И не обязательно как про сосуд для греха. Например, "она вся такая терзается, теряет память, потом типа находит, потом ваще сама теряется, а ее по-любому находят, продают в гарем шейха на белом верблюде, и она становится его любимой женой. Вау!".
  - Я что-то не понял - сморщил лоб Бахус-Перун - ты сам сказал, что все это терроризм.
  - Это диалектика, мой вечно пьяный друг, - снисходительно пояснил бог без имени. - Замена логического основания в зависимости от условий.
  - Ты точно псих, - пробурчал Бахус.-Ээто двойные стандарты.
  - Естественно! Закон один для всех. Но каменноголовым он писан для управления, а книжникам и всем остальным - для исполнения. Ясно?
  - Ты, придурок, забыл одно обстоятельство, - сказал обозлившийся Аллах. - Эти твои каменноголовые не разбираются ни в логике, ни в диалектике. И учить их этому бесполезно, у них мозги поражены паранойей, как у тебя. Они даже не смогут произнести слово "терроризм". Они только матами разговаривают.
  - Языком болтать они научатся, это не мешки ворочать. Для начала вместо слова "терроризм" и "экстремизм" можно использовать более простые слова - "ересь" и "колдовство". А разбираться каменноголовым ни в чем не надо. Они будут управлять. А за "придурка" ты ответишь, по моим законам.
  Боги на предложение бога без имени не согласились, и влепили ему строгий выговор. Впрочем, ему уже было плевать на общее мнение. У него был свой план.
  Прошло совсем немного времени, и бог без имени родил сына. Богини долго шушукались по этому поводу:
  - Надо же, голубь! Вот я понимаю, в виде быка, но голубь...
  - Ха-ха-ха!
   - А я знаю, я знаю, почему голубь!
  - Почему?
  - Потому что у нашего параноика ... шу-шу-шу.
  - Хи-хи-хи!
  - А откуда ты знаешь?
  - Рассказывали.
  - Лучше бы он с Атумом посоветовался...
   - Ха-ха-ха!
  Впрочем, хиханики да хаханьки скоро прекратились. Сначала бог без имени повесил своего сына на кресте. Формальным поводом было то, что Иисуса несколько раз видели и в ущелье Кавказа, где стоял в углу Прометей, и возле чуланов с пауками, где сидели остальные хулиганы. Иисус носил им передачи и о чем-то шептался. А истинная причина распятия заключалась в том, что бог без имени решил снискать популярности у жаждущих кровавых зрелищ людей, отдав им на растерзание своего сына, на которого ему было плевать. Параллельно с распятием сына бог без имени уничтожил всех богов, собравшихся на вечеринку у Аида. Вместе с чуланами и пауками. А в горах Кавказа он устроил обвал, и засыпал ущелье с углом, в котором стоял Прометей.
  Оставшись в одиночестве, бог без имени начал подгребать под себя чужие народы, выдавая себя за других богов. А чтобы его не раскрыли, он стал общаться с народами только через посредников - как правило, через душевнобольных. И люди быстро забыли, что боги раньше всегда общались с ними напрямую. А бог без имени и под чужими именами потешался, глядя, как народы льют реки крови в битвах из-за бессмысленного вопроса, чей бог лучше.
  Но скоро ему все это надоело, ведь и на людей ему плевать. Забравшись по головам на самый верх, разрушив все, что можно было разрушить, он занялся самолюбованием, и не заметил, как прогрессирующая паранойя разрушила его самого. К сожалению, людям от этого лучше не стало. Каменнеголовые, а по сути такие же крысы, как и бог без имени, стали быстро увеличиваться в числе. Тени начали удлиняться. Приближалось Средневековье.
  На этом можно было бы и закончить, если бы не одно обстоятельство. Уничтожив всех богов, бог без имени обнаружил, что крест, на котором висел его сын, опустел. Бог прислушался к беседе римских солдат, стоявших в оцеплении, с Понтием Пилатом (собственно, это была не беседа, а крики разъяренного прокуратора, обещающего разослать всех слоноухих разинь по гарнизонам в Галлии). Из криков бог узнал, что у креста мельком видели какую-то женщину. Бог махнул на все это рукой - "Наверняка мать сняла тайком труп с креста и где-нибудь захоронила". Бог-крыса не знал, что на вечеринке у Аида не было трех богов.
  Накануне вечеринки Пернатый Змей, Бахус и Венера собрались у Бахуса. Пернатый Змей и Бахус сидели в креслах у растопленного камина, а Венера кружилась над здоровым чаном с глиной, подсыпая туда какие-то порошки и бормоча заклинания. Большой стол был заставлен химической посудой. Вдоль стен комнаты выстроились пузырьки, которые Пернатый Змей выбрал из Хранилища Таинственных Артефактов Бахуса. На каминной полке сидела крыса Шушера (крыса-оборотень с Суматры) и грызла сухарик, огрызаясь злому духу Шурави, который бубнил ей что-то про ротор поля и дивергенцию.
  Кецаль-Коатль закурил трубку (одна из вредных привычек, приобретенных им в Америке) и открыл совещание. Собственно, все уже было решено, оставалось обсудить детали предстоящей операции по освобождению детишек-хулиганов.
  - Итак, дорогой коллега Бахус... - напыщенным тоном начал Пернатый Змей.
  - На время операции я буду не Бахус, а возьму себе псевдоним "Бахсон". Дурная примета, когда дубль и оригинал носят одно имя.
  - Это суеверие. Ну хорошо, дорогой коллега Бахсон, вы продумали программу для своего дубля?
  - А чего ему продумывать? - фыркнула Венера. - Наливай да пей.
  - А песни? А легенды? - возмутился Бахсон. - А тосты? Это только кажется, что просто. Я всю ночь продумывал репертуар для дубля.
  - Тренировался, небось? - ехидно заметила Венера.
  - А как же? Все должно быть натурально. Вот только с концовкой я еще не определился, как лучше - лицом в салат или под стол?
  - Лучше под стол - сказал Кецаль-Коатль, и разлил себе и Бахусу херес (еще одна приобретенная им в Америке вредная привычка, которой тайно радовалась Венера). - Там дубль сможет незаметно раствориться.
  - Ну давай, тащи сюда Шушеру, - сказала Венера.
  Бахус (простите, Бахсон) взял Шушеру в руки и несколько секунд смотрел ей в глаза. Затем он вместе с крысой подошел к чану с глиной. Шушера, не прекращая грызть сухарик, уставилась немигающим взором на глину. Глина забурлила, и в клубах пара из чана выскочила точная копия Бахуса-Перуна.
  - Похож, - сказала Венера.
  - Сейчас проверим, - сказал Бахсон и скомандовал Шушере: - "Экспертиза!"
  Шушера пискнула, глядя на дубля Бахуса. От того сразу же потянуло сивушным перегаром. Пошатываясь, дубль подошел к оригиналу и вырвал из его рук чашу с хересом. - Желаю, что бы все! - заплетающимся языком провозгласил он, опрокинул в себя херес и ахнул пустую чашу об стенку чана. Затем он подошел к столу с химической посудой, и со второй попытки взгромоздился на него, давя пробирки и колбы.
  - Начинаю веселиться, матерны частушки петь! - заорал он, притоптывая по хрустящему стеклом столу и хлопая себя по груди и коленям. - Разрешите для начала на ...
  Венера щелкнула пальцами, и дубль Бахуса замер. Крыса Шушера каталась по полу на спине, издавая "крысиный смех". - Хватит! - приказала Венера, и крыса замерла. Но крысиный смех не прекратился - Кецаль-Коатль согнулся пополам в кресле и стучал ладонью по подлокотнику, издавая такие же звуки, как и Шушера.
  - Я же сказала, хватит! - прикрикнула на него Венера.
  - Ну как? - спросил Бахсон.
  - Отлично, Бахсон, отлично! - прокомментировал Кецаль-Коатль, утирая слезы.
  - А твой что будет делать? - спросила Венера Пернатого Змея.
  - Мой дубль всю пирушку будет гордо восседать на кресле с непроницаемым лицом и курить трубку. Его орлиный профиль...
  - Ну уж нет! - возмутились Венера и Бахус.
  - Пусть он прочитает какую-нибудь глупую лекцию в твоей излюбленной манере, - предложил Бахсон. - Например, о скрытой связи механизмов формирования черных дыр и образования плодовых тел грибов в винных погребах.
  - Это будет слишком занудно, - возразила Венера. - Пусть он лучше прочитает древнегреческие верлибры.
  Бахсон поморщился.
  - Какая гадость! Моего дубля стошнит.
  - Тем более, это будет натурально, - настаивала Венера.
  Кецаль-Коатль взял Шушеру, и процедура создания дубля повторилась. Когда крыса-оборотень пискнула, дубль Кецаль-Коатля откашлялся, и начал декламировать:
  
  Ворона,
  больная всеми
  инфекциями,
  А также глистами и
  парамециями
  На свалке разгребая
  всякий сор
  Сыр откопала
   и уселась на забор...
  
  Бахсон заткнул уши, злой дух Шурави спрятался в лампу Алладина, стоявшую возле двери, а Венера с Шушерой хохотали, пока Пернатый Змей не закончил декламировать:
  
  А утром, стая ворон,
  пролетая
  Обгадила вздувшийся труп
  у сарая.
  
  - Хорошо? - спросил Пернатый Змей, когда Венера щелкнула пальцами.
  - Да - сказала Венера.- Дубль получился натуральным.
  - Да я не про это, - сконфузился Кецаль-Коатль. - Как верлибр?
  - Очень глупо! - похвалила Венера, и Пернатый Змей покраснел от удовольствия.
  - Все? - спросил Бахсон, отпуская свои уши.
  - Нет, - ответил Пернатый Змей. - Это был только один из верлибров, которые я сочинил для дубля. Давайте теперь прослушаем...
  - Не надо! - хором отозвались Венера и Бахсон.
  - Как хотите.
  Кецаль-Коатль надулся и вернулся в кресло у камина.
  - Теперь твоя очередь, - сказал Бахсон Венере, и присоединился к Пернатому Змею. Тот опять разлил херес по чашам.
  Венера взяла Шушеру, и призадумалась. В последнее время ей совершенно не хотелось вести себя естественно. Точнее говоря, с Пернатым Змеем она хотела и вела себя естественно. А вот к остальным богам она перестала испытывать интерес, что могло сказаться и на поведении ее копии. Венера вздохнула, и создала своего дубля...
  - Это еще что такое?! - возмутился Бахсон. - Да у нее же грудь на два размера больше! Это, уже не грудь, а, извините, самые настоящие титьки!
  - У меня такая же, - защищала Венера своего дубля. - Будет. Только я сейчас на диете.
  - Не надо! - встрял Кецаль-Коатль. - Это лишнее.
  - А зачем ты на своей статуе такие буфера навесил? - возмутилась Венера.
  - Это было художественное преувеличение!
  - Это не преувеличение, а либидо! - констатировала Венера. - Ты хочешь, что бы у меня были такие же!
  - Да какая разница? Нам сейчас нужно получить натуральных дублей, а с такой грудью не избежать вопросов. Ты же знаешь Ганешу.
  - Ладно, - сдалась Венера, и переделала своего дубля.
  - Ну? - спросил Бахсон. - Где естественное поведение?
  - Экспертиза! - приказала Венера Шушере, и дубль Венеры полез целоваться к дублю Пернатого Змея. Тот сопротивлялся.
  - Так не пойдет! - твердо заявил Бахсон Кецаль-Коатлю.
  - Значит, нужно еще разок прорепетировать! - довольным голосом сказала Венера.
  - Да сколько можно? - заворчал Бахсон. - Мы уже вторые сутки здесь сидим, а вы через каждые полчаса уходите репетировать! Мы же серьезными вещами занимаемся, а у вас все шуры-муры.
  - Я согласен с Бахсоном, - выразил свое мнение Кецаль-Коатль.
  - Время ждет, - промурлыкала ему в ухо мягкая и шелковистая Венера. - Пойде-ем...
  - Подождите! - не унимался Бахсон. - Время, конечно, ждет, но давайте сначала решим главный вопрос - а что дальше? Ну спасем мы этих ребятишек, а потом что?
  - Потом? - Венера, сидящая на коленях Пернатого Змея, уставилась на пламя в камине, и ее глаза начали светиться изумрудным цветом. - Потом этот параноик получит все, что заказывал. И ересь, и колдовство, и терроризм с экстремизмом.
  - Нет, дорогая, - возразил Пернатый Змей, выпуская дым из трубки в прическу Венеры. - Каменноголовые начнут хватать всех без разбора.
  - А если организовать школы? - предложил Бахсон. - Специальные школы, где детей учат совершенствоваться?
  - Нас бы кто поучил, - вздохнул Пернатый Змей.
  - Нас нельзя учить, дорогой, мы же боги. Впрочем, это мы обсудим потом, все вместе, - сказала Венера, и принялась тащить за руку упирающегося Кецаль-Коатля к выходу из гостиной.
  Бахсон сплюнул, и подошел к лампе Алладина.
   - Шурави, ты пить будешь? - спросил он, постучав по лампе.
  - Буду! - гулко отозвалась лампа - Но у него не верлибры. У настоящих верлибров нет рифмы и ритма.
  - Да я знаю, - махнул рукой Бахсон. - Ему бесполезно объяснять. Слушай - прошептал Бахсон в лампу - ходят слухи, что у тебя есть один забавный рецептик...
  - У меня их много, забавных рецептиков. Наливай, и я расскажу...
  Собственно, дальше рассказывать не о чем. Эта троица не знала о планах бога без имени (точнее, не хотела верить в существование таких планов), и не догадывалась, что спасают себе жизнь, посылая на вечеринку к Аиду своих дублей. Нет нужды и объяснять, что еще живого Иисуса с креста сняла Венера, Люцифера и Сатану с ее братьями вывел из подземелья Пернатый змей, бренча Таинственными пузырьками в сумке (свято место пусто не бывает), а Прометея из угла вытащил Бахус-Перун. Но куда они все ушли, и что намерены делать - неизвестно. Кстати, у девки, которую подсунули Кецаль-Коатлю, родились дети. Но это уже совсем другая история...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"