Merlin Aka Alex95008: другие произведения.

Olivier

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 3.53*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кое-кто из читателей нашел в романе "исторические неточности". Искренние соболезнования им. Ибо нет тут "исторических неточностей". И не может быть. Здесь все абсолютно так, как это могло бы быть на самом деле...

  
  
   Olivier
  
   Кое-кто из читателей нашел в романе 'исторические неточности'. Искренние соболезнования им. Ибо нет тут 'исторических неточностей'. И не может быть. Здесь все абсолютно так, как это могло бы быть на самом деле...
  
  
  
   Merlin Aka Alex95008
   Olivier
   vol. 1
  
   Devenir
  
   Copyright notices
   1. Все права на буквы, которыми набран данный текст, принадлежат Кириллу. (подпись - Кирилл)
   2. Буквы изобрел я, Кирилл только подписывал акт приемки! (подпись - Методий)
   3. Неважно кто изобрел, важно, кто назначен автором! (подпись - Кирилл)
   4. Все прочие права на текст принадлежат Мерлину. (Подпись - Мерлин)
  
   Этот человек сделал для славы Франции больше, чем 'король-Солнце' Людовик XIV, Наполеон Бонапарт и Шарль де Голль, вместе взятые. Даже в Одессе этого француза упоминают намного чаще, чем Ришелье. Имя его известно по всему миру, а творениями его неутомимой фантазии наслаждается все прогрессивное человечество. Не имея никакого образования, он поучал венценосных особ всей Европы, и те с благоговением внимали ему. Он научился писать в возрасте 72 лет и написал книгу, получившую всемирную известность, а ошибки в рукописи исправлял лично русский царь. Но события его девяностодевятилетней жизни тщательно скрываются от французов, получивших свою славу из его рук, от русских, в чьей стране от провел последние 82 года своей жизни, и от всего остального мира, ежедневно и ежечасно пользующегося его творениями. От французов - потому как творил он в России и во славу России, от русских - потому что он француз и служил царям-голштинцам, от всего прочего мира - чтоб неповадно было смеяться над надменностью Франции и издеваться над доверчивостью России. Причина этого столь удивительна и необычна, что вызывает удивление отсутствие пытливых исследователей от философии, творящих трактаты 'о роли случая в Истории', писателей, желающих создать 'бестселлер века' на историческую тему, наконец, отсутствие вообще практически любых публикаций об этом человеке, кроме единственного упоминания о нем в прессе в 1852 году. Лишь в пыли дипломатических и муниципальных архивов, разбросанных по Европе, хранятся многочисленные свидетельства о потрясающе интересной реальной жизни этого человека, столь насыщенной приключениями, что все романы Дюма-отца покажутся нуднейшими поучениями учителя церковно-приходской воскресной школы о пользе ненарушения пятой заповеди или лекциями в ГАИ о важности соблюдения правил дорожного движения.
   Причиной, подвигнувшей этого человека на возвеличивание образа Франции и 82-летнего трудового подвига во славу России был голод. Точнее, голод, холод и страх.
   А звали этого человека Франсуа. Точнее, Франсуа-Рожер. Полное же его имя, записанное в церковной книге маленького городишки Майон провинции Прованс в 1795 году, было Франсуа-Рожер Гастон Жерар Оливье.
   И хотя бы сейчас, спустя более 200 лет после его рождения и более ста лет после его смерти на рабочем месте, постарается воздать этому человеку заслуженные лавры славы и описать в сухом стиле краткого биографического справочника его блистательную жизнь. Но, поскольку его творения неотделимы от самой его жизни, отдадим часть этих страниц беспристрастному технологическому описанию наиболее знаковых его изобретений, воистину определяющим наиболее важные аспекты жизни современного человечества. Итак,
  
  
   Жизнь и необыкновенные приключения Франсуа Оливье
  
   Становление
  
   1. Юные годы
  
   На самом деле о детстве и отрочестве этого замечательного человека известно удивительно мало. Или - неудивительно, что о детских и отроческих годах этого замечательного человека практически ничего не известно.
   Даже точная дата его рождения вызывает некоторые сомнения. В церковной книге крошечного городишки в Провансе записано, то сын Оливии Оливье и неизвестного отца рожден 25 июля 1795 года. И это - предпоследняя запись на последней странице. Однако предыдущая запись в этой книге гласит, что некая Шарлотта Грандель отошла в мир иной 18 октября того же года, а последующая - последняя в книге - что Каспар Шайон сочетался браком с Марией Мишо 17 августа.
   То ли церковный служка записывал в книгу регистрационные данные раз в полгода по памяти, то ли решил сэкономить на новой книге и вписал новую запись на свободном месте выше предыдущей - этого мы уже никогда не узнаем. Однако известно, что сам обладатель этого имени упорно праздновал свой день рождения 24 августа.
   Родился Франсуа Оливье в небольшой обители бенедектинок, куда его обритая мать была направлена полугодом ранее решением местного суда 'во искупление грехов'. Очевидно, что 'веселых нравов' мать героя нашего повествования пришлась не ко двору монахиням, и в возрасте менее года сын (вместе с матерью конечно) покинул монастырь. В течение нескольких лет мать работала служанкой в местном трактире, что обеспечивало в общем-то неголодную жизнь подрастающему в голодной Франции мальчонке. Однако осенью 1807 года в церковной книге появляется запись о смерти 'Оливии Оливье, 28 лет от роду, от дурной болезни'. Франсуа еще некоторое время проработал в том же трактире мальчиком на побегушках, но незадолго до Рождества был выставлен на улицу. Франция вела 'победоносные войны' под руководством 'непобедимого императора', хозяйство приходило в упадок, а солдатам 'непобедимой армии' были нужны в трактирах служанки, а не мальчики-дровосеки.
   Очевидно, что все-таки довольно сытое детство сыграло свою роль, и Франсуа вырос весьма высоким юношей. Голодное же отрочество и отсутствие реальных перспектив дальнейшего существования вынудило Франсуа уже в возрасте 14 лет, прибавив себе возраст, записаться во французскую армию. Документов у добровольцев вербовщики естественно не спрашивали, и в 1809 году четырнадцатилетний Франсуа становится солдатом.
   О его боевых подвигах неизвестно ровным счетом абсолютно ничего. Как неизвестны и основные вехи его армейского пути. Города, битвы, утомительные дороги и упоение боем - это то, о чем Франсуа не упоминал никогда. И лишь один эпизод его солдатской биографии известен доподлинно. Эпизод, поставивший точку на его карьере военного и ставший началом его пути к всемирной славе.
   В конце ноября 1812 года, через три дня после налета партизан на французский фуражирский обоз, крестьяне деревни Бабынино поймали на огородах изможденного солдата французской армии, совсем еще мальчишку, в рваном мундире, обмотанном лошадиной попоной. Солдат пытался найти в подмерзающей, насквозь промоченной осенними дождями земле случайно не выкопанную картошку или иной съедобный корнеплод. Очевидно, что изыскания увенчались некоторым успехом, поскольку после того, как и не помышляющего о сопротивлении солдатика притащили в избу, у него начались сильнейшие боли в животе... На ноги солдатик встал окончательно лишь по весне.
   Местный помещик, пятидесятидевятилетний вдовец Бабынин Анатолий Николаевич, испытывал к французам и лично к 'Буонапарте' удивительно теплые чувства. Анатолий Николаевич за время нашествия Наполеона на Смоленщину продал вражеской армии (кстати, единственный из всего смоленского дворянства) фуража более чем на полмиллиона рублей золотом. Окончивший в свое время первый курс Сорбонны, он считал неэтичным отказывать в поставках заезжавшим в поместье офицерам-фуражирам французской армии. И поэтому, беседуя с зарубежным гостем за бокалом шампанского о французской поэзии, с удовольствием отгружал не только запасы овса со своей барской конюшни, но и практически все запасы сена со дворов своих крепостных. Правда, не бесплатно. Далеко не бесплатно, но французская армия - платила. Поэтому, если фуражиры задерживались навестить удаленную от центральных трактов деревеньку, Анатолий Николаевич не гнушался проскакать сорок верст до Смоленска и лично предложить поставки кормов по весьма умеренной цене генералам французской армии. Неизвестно, встречался ли Бабынин лично с Наполеоном, но в архивах хранятся три фуражирских контракта, написанных рукой Анатолия Николаевича и подписанных французским императором. За три месяца Бабынин произвел более пятидесяти поставок, способных полностью обеспечить нужды французов на всю долгую русскую зиму. Сохранение же спроса на фураж, а так же стремительное пополнение запасов оного в Бабынино, практически полностью истощавшихся после каждого французского обоза (и одновременное непополнение означенных запасов в наполеоновской армии), обеспечивал небольшой отряд мужиков-партизан, перехватывавший обозы еще на подходах к Смоленску. Командовал же отрядом поручик в отставке А. Н. Бабынин...
   Вернувшийся в поместье в апреле 1913 года барин неожиданно узнал о наличии в деревне нового жителя. Новичок явно не был беглым крестьянином, о чем свидетельствовало не только абсолютное невладение даже основами крестьянского ремесла, но и неспособность объясняться на языке человеческом. Староста доложил барину, что бедолага даже не помнит собственного имени, знает только, что он француз.
   После непродолжительного собеседования с новоселом барин построил перед усадьбой крестьян, объяснил, что Франсуа - это всеж-таки имя, выгнать убогого неумеху жалко, помрет ведь, а ему, барину, гувернеры уже за великовозрастностью сыновей-офицеров вроде как бы и не нужны. Добавил так же, что неумеха-француз всего еще 17 лет от роду, пригоден к дальнейшему обучению и дорос до законного брака. А посему предложил общине определить, чья дочь возьмет вьюношу в мужья, отец коей обязуется прокормить до поры и обучить означенного жениха премудростям крестьянской жизни. Посулив освобождение выбранной девы от крепости барин вызвал прилив энтузиазма среди подведомственного ему пейзанского населения и удалился отобедать, попутно пригласив не понимающего еще своего счастья (по причине невладения языком) иноземного юнца составить ему кампанию и одновременно узнать причины бурного волнения и споров среди ранее удивительно спокойных и флегматичных мужиков.
   Сколь прихотлива бывает порой судьба, от сколь незначительных событий бывает меняется будущее всего человечества!
   Просидев всю зиму среди крестьян и почитая великим благом кормиться, хоть и впроголодь, нехитрой и очень даже скудной после войны крестьянской пищей - похлебкой из отрубей и пареной репой, Франсуа за упомянутым обедом, еще не дав господину Бабынину прояснить свое судьбоносное решение, выразил некоторое удивление совпадением меню барского обеда с таковым же в избах крепостных. На вопрос же Анатолия Николаевича, что же может понимать француз в нормальном питании, Франсуа, до этого видевший приготовление продуктов питания лишь издали, в трактире своего детства и крестьянских бабынинских же избах, начал живописно рассказывать о феноменально вкусных кушаниях, якобы съеденных им в родной Франции. Очевидно голод, который стал неотъемлемой частью последних лет в жизни солдата, стимулировал фантазию юнца, и уже через несколько минут Франсуа сделался поваренком в своей прошлой, мирной жизни, еще немного времени (и рюмок) спустя стаж в этой роли чуть ли не превысил возраст солдатика, а к концу весьма сытного обеда, обильно сдобренного русским 'вином столовым', еще не получившим всемирно известного номера 21, так и не выяснив причины приглашения на этот обед, семнадцатилетний Франсуа Оливье стал самым молодым, но самым любимым личным поваром маршала Мюрата. Свое же появление сначала в обозе фуражиров, а потом и на промерзших огородах Франсуа объяснил отсутствием в полевой кухни маршала необходимых приправ, поиск коих в незнакомой стране маршал не смог доверить никому, кроме как любимому повару, и несчастливым стечением обстоятельств.
   Надо сказать, что в современном общественном сознании мнение о французской кухне конца XVIII - начала XIX веков сильно искажено 'историческими' романами Дюма-отца и в дальнейшем - гораздо более современной интерпретацией его романов кинематографистами. В реальной же жизни национальная кухня Франции была гораздо менее разнообразна, чем испанская или даже английская. Все 'богатство' французской кухни состояло из жареных на вертеле птиц и зверей, а так же различных овощей, потребляемых в сыром или вареном виде. Вино - это отдельный разговор, вино пьют для увеселения души. А для поддержания увеселяемой души в бренном теле людям свойственно есть, и перечень поддерживающих бренное существование блюд французской кухни конца XVIII века способен вызвать лишь недоумение и удивление неприхотливостью французов. Впрочем, основным блюдом французов того времени было отсутствие какой-либо пищи вообще - такие 'деликатесы' французской кухни, как виноградные улитки или лягушки, появились не от избытка кулинарной фантазии, а от желания съесть хоть что-то, поэтому населению было не до изысков, лишь бы с голоду не помереть. И очевидно, знающий это Анатолий Николаевич был несколько удивлен открывшимися перед ним за знаменательным обедом миром 'вкусной и здоровой пищи', а так же порадован появившейся возможностью блеснуть на званных обедах не только количеством каши и наваристостью щей. В результате же барин немедленно оповестил еще продолжающих бурные дебаты крестьян, что свадьба отменяется, а о дальнейших распоряжениях пейзане должны осведомиться несколько позднее, после возвращения иноземного гостя из положения риз обратно в человеческое достоинство. За галдеж же во дворе усадьбы в обеденное время, а так же за недонесение барину еще осенью о приезде высокого заморского гостя все мужеское население деревни подлежит немедленной поголовной порке (женское же - тоже, за малым исключением), об исполнении которой надлежит доложить барину завтра поутру.
   Утром, приглашенный к барскому столу едва передвигающимися после вчерашнего дворовыми девками Франсуа к некоторой своей досаде узнал о технологии внедрения в массы своих решений столь обходительным хозяином, и на приглашение на должность местного повара попытался ответить вежливым отказом, мотивированным незнанием местной флоры, а так же фауны и уровнем тепло- и дымовыделения национальных дров. Однако, получив в ответ недвусмысленное предложение потратить некоторое время на изучение местных региональных особенностей возможного сырья, не счел дальнейшее упорствование в отказе достаточно вежливым и согласился 'попробовать'. Тем не менее, мотивируя просьбу некоторым своим физическим истощением за зимний стойловый период и традициями поваров из Прованса, предложил предоставить некоторое количество пейзан в качестве поварят, правда требующих еще некоторого обучения в течение определенного неопределимого заранее времени.
   Совершенно очевидно, Франсуа твердо рассчитывал на немедленный и бесповоротный отказ в своей просьбе, поскольку избытка рабочих рук в селе российском в весенне-посевной, летне-полевой и осенне-уборочный периоды явно не наблюдалась, а до зимы барину кормить лишний рот несподручно будет, и появится реальная возможность возвращения в родной Прованс не выпоротым на конюшне... но лишившийся благодаря французской кампании материальных проблем русский помещик-самодур неожиданно не только принял предложение француза, но и развил его до воистину исторических масштабов. Бабынин попросту предложил Оливье использовать для поварских экспериментов хоть все население деревни (коих насчитывалось по ревизским сказкам более 400 душ). Результатом же помещик затребовал званный обед, имеющий состояться в конце сентября того же 1813 года в связи с помолвкой младшего сына помещика. Оставив соответствующие указания старосте, барин соизволил тем же днем отбыть в Петербург. А несколько ошарашенный своим счастьем Франсуа уже вечером узнал от старосты, что кроме всего мужского, женского и детского населения деревни, получающего в результате возможного исчезновения повара реальную перспективу быть запоротым до смерти, за дорогим гостем будет регулярно приглядывать и уездный урядник, поставленный на столовое, фуражное и денежное довольствие вместе со всей уездной полицией не имеющим более материальных проблем русским дворянином широкой души.
  
  
   2. Начало карьеры
  
   Будучи достаточно высокого роста, чтобы сойти за взрослого в 14 лет, Франсуа Оливье на армейских харчах не наел должного веса и объема. Очевидно, что яичко, дорогое именно к Христову дню, по прошествии оного теряет актуальность. Так и недоевший в период возмужания Франсуа до конца своей жизни оставался весьма худым и слабосильным мужчиной. Однако то же недоедание очевидно существенно стимулировало у молодого француза область мозга, ответственной за обеспечение организма требуемыми калориями в наиболее привлекательной форме. Поэтому видимо первые рапорты старосты барину о деятельности работника кулинарного фронта содержали описания главным образом внешних достоинств создаваемых Франсуа кулинарных изысков. Однако в них упоминалось и о некоторых недостатках создаваемых блюд с точки зрения восприятия оных человеческим организмом. В частности, упоминается о приостановке творческой деятельности на неделю в связи с поголовным поносом среди населения деревни, выполняющих наряду с ролью подмастерий заморского мастера и роль дегустаторов его творений.
   Современный анализ отчетов неутомимого деревенского старосты лишь подтверждает догадки об отсутствии у Франсуа даже минимальных кулинарных навыков. Первое блюдо новоявленного 'шефа' показывает, что вековая мечта украинского крестьянина 'был бы паном - ел бы сало с салом' с учетом национального колорита распространяется на все прогрессивное человечество. Гусь, фаршированный зайцами, зажаренный на вертеле внутри свиньи, вызвал поначалу прилив энтузиазма у пейзан, вкушавших мясо лишь по великим праздникам. Однако свинья оказалась свиньей и продемонстрировала свое нежелание прожариваться на неведомых дровах варварской страны, предпочитая полное сгорание, а гусь, в точном соответствии с национальной русской пословицей, оказался свинье абсолютно не товарищ и предпочел остаться сырым. Впрочем и здесь данное изложение несколько искажает историческую последовательность - слегка все-таки овладевший началами русского языка француз высказал по результату эксперимента именно это утверждение относительно недостойного поведения гуся внутри сгоревшей свиньи, и тезис француза 'гусь свинье не товарищ' впервые в исторической литературе процитирован старостой в рапорте барину от 16 апреля 1813 года, а национальной пословицей стал несколько позднее. Сам же рапорт содержит первое документированное изложение данного тезиса.
   Поскольку зайцы внутри гуся сохранили солидарность с могучей птицей, отдельно в рапорте длинноухие упомянуты не были. Поэтому русский фольклор о взаимоотношениях свиней и зайцев умалчивает.
   Дальнейшие судьбы данного гуся и солидарных с ним зайцев не документированы, однако на протяжении еще примерно недели все пищевые эксперименты француза производились исключительно с мясом различных животных и птиц в естественной, натуральной и не искаженной гарнирами форме. Поскольку не было еще не только слова 'гарнир', но и самого данного понятия как такового. Однако коварные русские дрова, сжигающие будущий деликатес либо же оставляющий его совершенно сырым, натолкнули Франсуа на гениальную идею. Этот совсем еще молодой человек, задолго до Генри Форда и совершенно независимо от него, додумался и реализовал идею разделения технологических процессов и поточного производства. Мужики занимались разделкой мяса, а бабы - его готовкой. Наличие же визуально неисчерпаемых источников мяса и отсутствие недостатка в рабочей силе позволило гениальному французу диверсифицировать производство. Одинаковые полуфабрикаты подвергались обработке в различных температурных режимах, и для каждого типоразмера мяса в кратчайшие сроки были установлены оптимальные технологические режимы приготовления. Кроме того, в целях избежания обгорания мяса, в ряде случаев печные заслонки использовались для прикрытия объекта приготовления от прямого пламени дров. Легко установив факт, что вытекающий из мяса сок, стекая с заслонки на угли, является основным источником чада, копоти и мерзкого запаха, Франсуа предложил деревенскому кузнецу слегка изменить геометрию заслонок с целью предотвращения такового стекания. Творение кузнеца, лишившее заслонку базовой функциональности, было не по душе простым сельским жителям, не избалованных избытком печных заслонок, и, хотя во избежание последующего воспитательного процесса со стороны барина они и отдавались кузнецу на перековку, было это столь противно простым христианским душам, что изувеченный предмет обихода иначе, как 'противная заслонка' или 'противень', не называли. И по сию пору данный предмет кухонной утвари известен именно под этим названием.
   Следует отдать должное организаторским способностям Франсуа-Рожера. Не имея никакого опыта управления не только большими массами людей, но вообще управления чем бы то ни было, в кратчайшие сроки он сумел организовать в единую экспериментально-производственную структуру массу неграмотных крестьян. При этом следует учитывать и тот факт, что в описываемый период времени Оливье еще с большим трудом разговаривал по-русски.
   Первая стадия кулинарных экспериментов была завершена примерно через десять дней после отъезда барина в Петербург в связи с практически полным исчерпанием съедобной живности в деревне. Встретив стойкое непонимание со стороны русских варваров в части продолжения кулинарных экспериментов с привлечением традиционных французских источников белковой пищи в лице лягушек и улиток, Франсуа тем не менее мобилизовал мальчишечье поголовье деревни на ловлю рыбы в близлежащих реках. А поскольку речные глади давали существенно более слабый приток продуктов животного происхождения, недели крестьянские хлева (учитывая стоящий на дворе апрель месяц), Франсуа был вынужден перенести экспериментально-исследовательскую работу в область продуктов растительных. Из последних в изобилии имелись просо, гречка, полба и рожь, ячмень и овес, а так же капуста, репа, тыква и в небольших количествах - картофель. Имелось так же и значительное число традиционно выращиваемых русскими помещиками ананасов, валовой сбор которых в том же 1813 году составил по России более 37 тысяч пудов. Ассортимент приправ так же не особо радовал разнообразием - петрушка, укроп и анис. Фрукты же и ягоды к середине апреля еще не подошли.
   Начав эксперименты с полбой (одноколосой пшеницей) Франсуа быстро убедился, что из полбы каши не сваришь. Крупные, твердые зерна успевали снаружи превратиться в скользкую массу противного вида и запаха, а внутри оставались совершенно твердыми. Думая поначалу, что причиной этому является неправильное поддержание режима пламени бабами-поварихами, Франсуа ругался с использованием большей части известных ему русских слов. 'С вами каши не сваришь' было в его устах самым жестким изъявлением недовольства невосприятием подчиненным контингентом руководящих указаний свыше. Оригинальное по тому времени определение неспособности понять якобы очевидные вещи при врожденной криворукости было подхвачено народными массами и сохранилось в исходной форме до сих пор.
   С целью наработки максимального количества экспериментального материала Франсуа ввел в деревне строгое правило - никто не имел права готовить никакую пищу, кроме как по его указанию. Более того, запрещалось под страхом жесточайшей порки есть что-либо, не приготовленное под руководством Франсуа-Рожера. В результате, после пары дней экспериментов с полбой жители осознали, что мясное изобилие сменяется жесточайшим постом и изыскали-таки способ объяснить упрямому французу, что полбу для применения в виде сырья для каш желательно раздробить. В тот же день, увидев удручающе низкую производительность дробления полбы молотками и зубилами, а так же очевидную нехватку названного инструмента, Франсуа убедил местного мельника произвести модернизацию имеющегося в его распоряжении мукомольного оборудования, допускающую отныне не помол, а лишь дробление зерен полбы. Несмотря на то, что выход годного продукта несколько снизился по сравнению с ручным дроблением, а полученные осколки зерна получились округлой формы и мельче первоначально задуманных размеров, получившаяся в результате варки дробленых зерен каша оказалась вполне съедобной и довольно сытной. После нескольких дней вынужденного голодания сытная каша показалась крестьянам просто даром господним. Ну просто-таки манной небесной. И это случайное название на удивление быстро закрепилось на новоявленным продуктом. Несколько экспериментов с технологиями приготовления (использование вместо воды молока случайно выживших на предыдущем этапе коров, меда в качестве натурального подсластителя, добавление разнообразных приправ) показали, что оптимальным по соотношению цена/качество и приемлемым по технологическим показателям является приготовление каши с частичным использованием молока, небольшого количества подсластителя и отсутствие пряностей, однако даже в оптимальном варианте продукт довольно быстро приедается. Рекомендовав применение продукта малыми детьми (не способных еще протестовать) и беззубыми старцами (неспособных что-либо прожевать), Франсуа на основе приобретенного опыта начал эксперименты с другими видами зерновых.
   Первый же эксперимент с пшеном, сваренным на молоке, окрылил Франсуа - деревенские жители отдали должное новинке, целую неделю занимаясь исследованиями по выбору оптимального размера чугуна и времени томления каши в печи. И это при том, что русские мужики (впрочем и бабы тоже, не говоря уже о детях и стариках) на протяжении многих поколений называли пшенную кашу не иначе как 'горькая каша'. Видимо, впервые в жизни увидев и подержав в руках пшено, Франсуа решил, что на крупорушке случайно взяли для пшена мешки 'секонд хенд' из-под муки. И, дабы избежать искажения вкуса, высыпал просо в сито - и впервые в истории человечества промыл его в воде! Деревенские мужики, не говоря уже о бабах, промолчали, глядя на это, исключительно из воспитанности, ну и уважения к заветам своего барина... Однако отведав результирующий продукт, значительная часть туземного населения деревни Бабынино пришла к выводу, что иногда нетрадиционный подход приводит и к положительным результатам. А произведенная замена воды на молоко, невозможная ранее из-за высокой свертываемости последнего при взаимодействии с просяной мучкой, окончательно убедило бабынинцев в некоторой полезности действий странного (если не сказать больше) слабоговорящего по-людски иностранца.
   Франсуа же Рожер, решив, что он нашел универсальную формулу создания вкусных каш, приготовил по этой же технологии кашу из гречневой крупы. Точнее, попытался приготовить. И эта попытка показала, что универсальной технологии приготовления каш не существует. К счастью для всего прогрессивного человечества, Франсуа Оливье всего лишь на основании одной неудачи сделал вывод, определивший всю дальнейшую судьбу современной кулинарии. Он понял и осознал до глубины души, что каждый продукт имеет свою, уникальную технологию приготовления. Гениальность же Франсуа проявилась в том, что эту идею он экстраполировал и дальше, интуитивно решив (и совершенно справедливо, что показали дальнейшие его исследования), что не только каждый отдельный продукт, но и каждый набор пищевого сырья требует особого, сугубо индивидуального технологического решения для получения вкусного и здорового продукта питания.
   В ожидании благодатного времени, когда посланные на рыбалку мальчишки смогут, наконец, добраться до берегов рыбоносных водоемов и забросить удочки, Франсуа продолжил свои эксперименты с подбором оптимального сырья для приготовления каш. Догадавшись, что насчет гречневой каши с вековым опытом туземцев (единственных, кстати, европейцев, использующих гречку не для кормления скота, а для собственного пропитания) лучше не спорить, Оливье перенес область исследовательских действий на другие доступные ему злаковые культуры.
   Эксперимент с рожью окончился неудачно - крестьянское прошлое помощников кулинара не позволило им позволить издеваться над наиболее почитаемой хлебной культурой даже столь уважаемому кашевару, как Оливье. Впрочем, в прямое противостояние это не вылилось, ибо крестьяне попросту объяснили французу, что все имеющиеся запасы ржи уже протравлены перед посевной, и принятие этого зерна в пищу в любом виде будет с большой степенью вероятности последним таким принятием в жизни дегустатора.
   Более удачно прошел эксперимент с ячменем. Правда, будучи более твердым, нежели полба, зерно ячменя на модернизированном подручными средствами местным мельником оборудовании кондиций полбяной манны не достигала, но лишь обдиралось и округлялось, и, насыщенное белком и крахмалом, выглядело достаточно привлекательно. Увидев результаты попытки дробления ячменя, поэтическая душа француза невольно сравнила коричневатую полоску на округлившемся зерне с отблеском на жемчужине. Однако в ту пору словарный запас Франсуа был еще недостаточен для выражения охватившего его восторга по-русски, а выражение восторга на более близком и с детства знакомом языке Бодлера, д'Артаньяна и Миттерана неразумные крестьяне приняли за торговую марку, под которой продукт предполагается продвигать на рынок. Объяснить же народу, что перловка - не заморский бренд крупы, а поэтическая метафора, кулинар не успел. К тому времени, когда он оказался в состоянии это сделать, армейские интенданты иначе как 'перловкой' ставшую популярной в войсках ячневую крупу уже не называли. А с армией, как Оливье усвоил давно и крепко, спорить - бесполезно. Впрочем, армейский словарь Российской империи благодаря перловой каше пополнился и еще одним, ныне широко популярным, термином.
   Налюбовавшись на блеск свежепорушеной крупы, Франсуа приступил к процессу получения из нее каши. Имея негативный опыт с гречкой, первоначальный вариант был приготовлен на воде.
   Некоторый избыток воды и слишком затянутый процесс варки при стартовом эксперименте в серии привел к получению чего-то весьма жидкого, с плавающим внутри чем-то более густым, и столь напомнившим бывшему жителю Прованса виденный им когда-то у рыбаков (но, очевидно, не опробованный) суп из медуз (а что делать-то, и рыбакам тоже иногда хочется кушать... а если нечего?), что не удержавшись, провансалец решил продегустировать полученное кушанье самолично. Очевидно, что внешнее сходство упомянутых продуктов между собой и обоих продуктов - с рыбьим клеем было не случайным и по вкусовым качествам похлебки превосходили одна другую. Оглядываясь, куда бы выплюнуть то, что попало в рот, и несколько не координируя свои движения в связи с ошеломляющим вкусовым эффектом, Оливье умудрился локтем вывернуть на себя миску со свеженалитым кушанием. К счастью, уже слегка подостывшим. Бросив камзол на ближайшие ветки рактитника, незадачливый дегустатор потрусил в баню смывать остатки каши с волос, рубахи, штанов и прочих частей тела. А поскольку даже в свете кулинарных экспериментов и связанных с ними загрязнениями отдельных частей организмов аборигены упорно топили бани только по субботам, внеплановый запуск печей и котлов потребовал определенного времени. Поскольку, с целью сокращения периода выхода банно-прачечного оборудования на эксплуатационный режим, Франсуа кооптировал всех присутствующих при самообливании крепостных, обстоятельно облитый перловой жижей камзол остался без должного присмотра и успел полностью высохнуть к моменту возвращения владельца оного с помывки. Увидев, что француз как-то неуверенно крутит в руках затвердевший при высыхании камзол, вновьприбывшие селяне робко поинтересовались, а что, собственно, великий шеф имел в виду получить, обильно пропитав варевом одёжу.
   'La Cuirasse' - отшутился незадачливый кулинар и тут же приказал одёжу отстирать. Пейзане же, к своему удивлению, убедились, что тщательно измазанная приготовленной клееобразной массой и подсушенная тряпица становится практически водонепроницаемой и весьма трудноотстирываемой.
   'Так вот что такое эта кирза!' - догадались крестьяне и, не надеясь на раскрытие секрета вышестоящим начальником, провели ряд самостоятельных экспериментов. Выяснив, что требуемая кондиция варева легче достигается при более мелком дроблении ячменя, самостоятельно нарекли мелкодисперсионную версию продукта 'кирзовой кашей'. Под каковым именем она известна в народе и до сих пор, и до сих пор это название настоящими гастрономами воспринимается как площадная брань на дипломатическом рауте.
   Довольно быстро убедившись, что на вкусовые качества перловки не в состоянии повлиять никакие технологические приемы и/или дополнительные ингредиенты, Оливье обратил свои взоры на столь любимый лошадьми и англичанами овес. Будучи ни лошадью, ни англичанином, француз, пытаясь заранее выяснить возможные технологии получения из овса крупы сунул несколько зерен в рот на предмет раскусывания и с удивлением обнаружил, что овес сладок. Но - мягок. Вкусовые свойства исходного продукта казались многообещающими, но вот физико-технологические наводили на печальные мысли. И правда, получить сколь-нибудь похожую на крупу субстанцию Оливье не удалось, несмотря на привлечение к процессу обдумывания технически подкованных народных масс в лице мельника. На счастье всех детишек будущих поколений россиян староста деревни, обеспокоенный весьма длительным отсутствием шефа у станка, пустился на его поиски, терзаемый смутными опасениями. Опасения его не оправдались, и староста застал пригорюнившихся мельника вкупе с начальником на завалинке у мельницы. Оперативно выяснив причины пригорюнивания, староста популярно изложил, что в отличие от лошадей англичане овес все-таки готовят, хотя и несколько странным способом, а на подготовительном этапе овес не крушится, а попросту давится. Сразу необходимо отметить, что это сокровенное знание было у старосты исключительно теоретическим. Просто в более молодые годы довелось ему прислуживать в роли мальчика на побегушках старшему сыну барина, а последний любил в детстве послушать читаемые ему нянькой сказки. Однако, когда барин выяснил, что еще весьма не старая нянька не только сказки подросшему баринову сынку читает, в услужении у последнего (за продажей няньки в Сибирь) остался только мальчонка (нынешний староста), вынужденный обучиться чтению в кратчайшие сроки. А затем, в сроки более длительные, вынужденный перечитать вслух все книги из барской библиотеки. Впоследствии это сыграло ему на руку - обученный грамоте парень оказался старостой деревни еще в девятнадцатилетнем возрасте. Да и знания, полученные в процессе чтения книг на пяти европейских языках (английском, немецком, греческом, итальянском и испанском), оказались иногда (как сейчас) очень кстати. Обсудив возможные технологии высокопродуктивной давки зерна (и кооптировав инженерные силы в лице местного кузнеца Василия), стороны разработали двухвалковую установку непрерывного давления овса мощностью в две бабские силы. В качестве валов были использованы стволы кстати брошенных в прошлую войну и припрятанных на всякий случай запасливым кузнецом парочки трофейных пушек, оси и передаточные механизмы инженерного сооружения были заимствованы от лафетов означенных орудий, а в качестве двигателя мощностью в две бабьи силы - две подвернувшиеся деревенские бабы.
   Воссозданный по памяти (старосты) традиционный английский порридж (сухая овсянка заливается кипятком - без соли - и подается на стол через три - пять минут) вызвал не энтузиазм у дегустаторов, с лишь сомнения в здравой памяти (и здравом же рассудке) воспоминавшего. Однако значительное размягчение полученного овсяного полуфабриката даже при столь незначительном тепловодяном воздействии простимулировали идею о необходимости непрерывного контроля качества получаемой каши. Идея же о добавлении соли, как и в ранее изготовленные каши, была принята без обсуждения (поскольку подавать барам кашу без соли мог только прирожденный мазохист, мечтающий о порке на конюшне - а таковых среди здоровых телом и духом мужичков не наблюдалось). Убедившись в необычайно скоростных свойствах доведения данного вида продукции до абсолютно съедобного состояния, Франсуа организовал многосменную работу нового технологического оборудования привлечением нескольких дополнительных пар энергетических комплектов установки. Организовав таким образом непрерывную подачу сырья к варочным печам, Оливье произвел ставший уже традиционным для кашного периода его первоначальных исследований цикл 'вода-молоко-смесь-мед'. К вечеру уже оптимизированный вариант каши (молока - от трети до половины, вливать ближе к завершению готовки, постоянно помешивать, чтоб не подгорала, мед - по вкусу и только в готовый продукт) был выставлен на всеобщее поедание и обсуждение. Народ, преимущественно воздержавшийся накануне от употребления внутрь 'кирзы', новую кашу принял с определенным воодушевлением. Однако и посмеиваясь, типа 'будем есть жеребячью кашу - заржем, как лошади'. Староста, имеющий некоторые основания опасаться неадекватной реакции уже начинающего понимать русскую речь без переводчика и обильной жестикуляции шефа, скорректировал высказывание в сторону 'будем сильными, как кони'. Однако шеф, имевший во французском обозе дело с неаполитанскими тяжеловозами и в результате невысоко оценивающий лошадиные силы крестьянских саврасок, уточнил - в более 'понятной' народу форме, что очевидно все-таки не столь 'сильны', как упомянутые каурки, а могучи, как Геркулес. Составив представление о неизвестном никому (кроме, разве, старосты - да и то чисто в теоретическом плане) Геркулесе как о вероятно здоровом французском гренадере (типа того, что Василий ударом кулака по маковке с трудом вогнал в землю лишь по колено, а не как всех прочих - по... бабам по пояс как раз будет, не иначе, как раз овсом и питался - здоровый, как жеребец), селяне назвали релиз продукта вместо первоначального внутрикорпоративного наименования 'Геркулесовой кашей'.
   Исторической правды ради следует упомянуть еще об одной гипотезе (хотя и маловероятной), основанной на письме старосты деревни от осени 1817 года старшему сыну Анатолия Николаевича Александру Анатольевичу, в котором, в частности, говориться:
   '... все четыре кобылы - трехлетки от Геркулеса проданы с выгодой изрядной Его высокопревосходительству графу Орлову в завод, по цене на треть более, чем прошлогодние...'
   Однако поскольку письмо датировано четырьмя годами позднее описываемых событий, совершенно очевидно, что никакого отношения это письмо к событиям этим не имеет, а гипотезы, построенные на нем, глупы и страдают отсутствием логического подхода к осмыслению истории.
   Однако 17 мая 1813 года неожиданно завершился и кашный период исследований.
   Как уже упоминалось ранее, староста непрерывно извещал барина Анатолия Николаевича о текущем состоянии дел в подведомственном ему населенном (барскими же крепостными) пункте. И хотя оперативность современных электронных средств связи была недостижима в связи с элементарным отсутствием оных в указанный период времени, тем не менее почтовая служба Российской Империи обеспечивала адекватный тому неспешному времени уровень коммуникаций. В самом деле, ямская почтарская служба, основанная талантливой дочерью придурочного царя Петра (известного под серийным номером 1), обеспечивала доставку обычной письменной корреспонденции из Петербурга в Москву в течение двух суток, а курьерская (скоростная) доставка осуществлялась за сутки. Система была столь надежна и эффективна, что уже в эпоху железных дорог янки создали точную копию русской ямской службы, ставшую известной под именем 'Пони-экспресс', для связи между Вашингтоном и Сан-Франциско. Почтовая же связь Смоленска со столицами если и была похуже межстоличной, то лишь тем, что почтари отправлялись в путь четырежды в сутки, а не ежечасно, что могло увеличить время доставки письма адресату максимум на шесть часов. Результатом этого явилось то, что Анатолий Николаевич был в общем-то в курсе происходящих событий, а не вмешивался исключительно в силу традиционного русского пофигизма, опирающегося на нехилый финансовый фундамент, а так же возможно в предвкушении возможной своей реакции на запрос от французика отчета о проделанной работе.
   Однако, получив жалобу Оливье в интерпретации старосты, Бабынин-старший решил отреагировать. Суть же жалобы была проста. Направив, как уже говорилась ранее, мальцов на ловлю рыбы с удочками, Оливье ожидал некоторых определенных результатов (благо, мальцов рыболовецкого возраста в деревне было около сотни). Но лишь на четвертый день означенные мальцы вернулись с добычей - состоящей из пары лишь окуньков по четверти фунта и щучки в три четверти фунта. По масштабам замыслов Франсуа-Рожера этот улов был меньше чем вообще ничего, что и было высказано старосте с использованием отдельных русских слов. Пояснив мужику, что ему нужны не фунты, а пуды рыбы и наказав, чтоб без означенных пудов его с рыбой более не беспокоили, Оливье углубился в исследования кашного производства. Староста же в тот же день к полудню, как и всегда, отписал барину об удивительных запросах недавнего голодранца. Мол, щука в локоть ему - не рыба, нужны рыбы в пуд и более, а здесь из таких сом водится, да и то один только, что в дальнем омуте, а так сомы и щуки в основном мелочь пузатая - до полупуда штука. Конечно, бытует еще мнение, что староста, владеющей буржуазными наречиями лишь в сугубо письменном виде, перепутал общую массу заказываемого сырья с индивидуальными характеристиками сырьевых единиц, но все-таки более вероятным выглядит предположение, что таким образом Франсуа предполагал исключить рыбные блюда, малораспространенные в удаленном от моря Провансе, из будущего меню, ответственным за которое он так неосмотрительно оказался.
   Получив письмо, Бабынин оценил глубину задумки заморского повара, равно как и предстоящее восхищение и зависть гостей на помолвке, и в тот же день отписал младшему сыну, служившему в Астрахани в гарнизоне. Отправленное с оказией курьерской почтой второго мая письмо пришло в Астрахань к вечеру шестого мая. Ранним утром седьмого караульная рота скупила у подплывающих к рыбному рынку рыбаков всех рыб от пуда весом (включая восьмипудовую белугу) и отправила войсковым курьер-караваном в бадьях в деревню Бабынино Смоленской губернии.
   17 мая к полудню караван достиг пункта назначения и Франсуа-Рожер был ознакомлен с дарами российских вод. Не меньше пуда штука, как заказано, доложил предварительно ознакомившийся с поставкой староста. Всем числом 147 рыб, не считая белуги восьмипудовой. Ну а как презент, стерлядей мелких, по пять-семь фунтов числом 200 штук, этих Петр Анатольевич просит от его имени к столу приготовить и извинений просит, но стерлядь - рыба от природы мелкая, однако вкусная.
   Кажущаяся нереальность такого путешествия рыбного курьер-каравана обусловлена опять-таки слабым отражением в истории Отечества нашего значения Астраханского, а позднее - Волжского тракта. Сам же по себе тракт был проложен еще во время правления Ивана III Великого - деда более известного в народе полусумасшедшего сатрапа Ивана IV по кличке 'Грозный'. Проходящий по правобережью Волги (в то время как все города на Волге изначально строились на левом - высоком - берегу великой реки) тракт использовался как для быстрого перемещения войск, так и для доставки скоропортящейся рыбы из Астрахани в Москву. Отсутствие рефрижераторов вынуждало доставлять рыбу живьем, в бочках и бадьях. Армия же нуждалась в легкодоступном водопое для коней. Именно поэтому тракт проходил по правому, плоскому берегу реки и каждые десять-пятнадцать верст выходил непосредственно к реке. Для минимальных задержек рыбных караванов на Астраханском тракте, в отличие от ям - почтовых станций с подменой лошадей, путника встречали водокачки, размещаемые на бревенчатых настилах уже непосредственно над водой, и заливающие сотни ведер свежей речной воды в лошадиные поилки и подставляемые транспортные средства. Эти пристанционные водокачки назывались, соответственно, пристанями (поскольку сами станции в те времена называли 'станами'), и, понятное дело, использовались отнюдь не для причаливания лодок и барж. А подменные лошади на станциях были не скаковые и ездовые, а тягловые. Могучие тяжеловозы мерной поступью обеспечивали не очень высокую скорость - 10-12 верст в час, но за сутки караван без проблем преодолевал по 200, а то и 250 верст.
   Эти же могучие животные широко использовались и для перемещения речных барж, а потому в общем и целом всегда имелись на станциях в количествах, более чем достаточных. В те патриархальные времена государство на удивление качественно совмещало собственные интересы с интересами наиболее прогрессивных слоев населения, не противопоставляя, а совмещая их по возможности, и посему поддержание транспортных средств в сытом и здоровом состоянии осуществлялось главным образом заинтересованными владельцами баржевого флота. А воспетые знаменитым поэтом, а впоследствии нарисованные знаменитым художником бурлаки в реальной жизни были гораздо менее изможденными и передвигались на четырех копытах.
   Приговор Астраханскому тракту нанесло появление на Волге пароходов, да и то, долгое время и пароходы доставляли грузы лишь между водокачками, ставших теперь причалами, а далее груз перемещался по старинке гужевым транспортом. И только в это время, со сменой назначения волжских водокачек, слово 'пристань' стало синонимом слова 'причал'. Что постоянно вводит в конфуз иных малосведущих 'ученых' историков.
   Поэтому в доставке двухсот пятидесяти пудов рыбы из Астрахани деревню под Смоленском за десять дней удивительного мало - удивительно лишь то, что мы и не знаем, насколько это было неудивительно. Рыба была доставлена. Однако вопросы хранения рыбы до осеннего мероприятия на некоторое время отодвинули прочие заботы начинающего кулинара. Тем не менее менее чем за двое суток и эта проблема была решена оптимальным по тем временам способом. Проще всего было со стерлядью - ее просто выпустили в пруд, традиционно расположенный на задах любой усадьбы русских помещиков. Интерпретируемые русскими интеллигентствующими писателями типа Тургенева как места задумчивых уединений и самоутоплений от трагической любви, пруды эти были обязательным атрибутом помещичьего быта не в качестве дани моде (быстроменяющейся и в те далекие и неспешные во всем остальном времена), а по величайшему указу Его Величества Государя нашего Российского Императора Павла в качестве пожарного резервуара. А посему пруды эти до тех пор, пока их не стали изображать на полотнах художники, а по их примеру снимать кинематографисты, и те и другие однако же страдающие полным отсутствием всякого присутствия и намека на начальное школьное образование по курсу истории Отечества нашего, содержались в отменном порядке, с расчищенными подходами и ровным чистым дном, засыпанным, согласно Величайшего Указа, 'песком светлым речным на аршин глубиной' для облегчения очистки оного. Поскольку Величайший Указ наличия либо отсутствия рыбы в пруду не регламентировал, стерлядь в количестве двухсот голов была помещена в означенный пруд на временное хранение на вполне законных основаниях. Аналогичного назначения пруды гораздо меньших размеров имелись и в деревне (где впрочем меньшие размеры компенсировались большим их числом), и крупная рыба, по пяти на пруд, была размещена на территории деревни. Однако сотня оставшихся рыбин требовала дополнительного водного пространства, и селяне за день отрыли еще один, весьма изрядных размеров пруд, правда на скорую руку и без регламента (глубиной в простую сажень вместо положенных двух косых, дно песком засыпано было не в аршин, а на пару пядей всего), но в дальнейшей жизни (и творчестве) Франсуа Оливье этот скороспелый пруд сыграл значительную роль.
   Понимая невозможность ручного наполнения новой емкости, пруд вырыли с учетом двух вскрывшихся, согласно предсказаниям искателя-лозовика, ключей, оказавшихся на редкость холодными (хотя горячие ключи в мае на Смоленщине - явление еще более редкое; если не считать ключей из лопнувших канализационных труб, так их и вовсе нету). А поскольку назначением пруда было исключительно хранение рыбы к приближающемуся празднику в исходном (живом) виде, каковое невозможно без наличия изрядного количества воды, данное сооружение получило в устах осваивающего разговорную человеческую речь француза оригинальное по тем временам название 'водохранилище', каковое наименование и по сию пору используется для искусственных водоемов неочевидного назначения. Рассуждать же о том, что название свое упомянутые водоемы изначально получили в силу предназначения оных для хранения воды, могут только люди, абсолютно лишенные способности воспринимать историческую правду, ибо очевидно, что во времена незагаженой цивилизацией природы в краю рек, озер и болот, где иной, кроме как кристально чистой питьевой воды, и найти было нельзя иначе как в луже на большом тракте, идея хранения воды в специально подготовленном хранилище кроме ведер и бочек могла придти в голову только исключительно человеку душевнобольному, каковые, впрочем, чаще работали юродивыми на папертях и с вопросами управления водными ресурсами в своей профессиональной деятельности как правило не сталкивались.
   Решив проблему сохранения поступившего провианта до часа Х в надлежащем состоянии, начальник Кухни отставного поручика г-на Бабынина озаботился разработкой технологического процесса преобразования отправленного на хранение сырья в достойное предстоящему событию произведение кулинарного искусства. Не имея, как уже упоминалось ранее, ни малейшего предшествующего опыта француз приступил к приобретению оного весьма ударными темпами. Опасаясь, что инвестор потребует отчета за нецелевое использование сырья, он для экспериментальных исследований решил широко использовать резко увеличившийся в связи с началом нереста поток сырья местного. Первый же эксперимент продемонстрировал, что рыба - это далеко не мясо, технологии доведения которого до очевидно съедобного состояния были отработаны несколько ранее. Положенная в котел для варки пятифунтовая щука всего через два часа наглядно продемонстрировала отмеченные нами различия.
   Во-первых, выяснилось, что шкура щуки довольно прочная, и способна сохранять свои геометрические параметры на протяжении довольно длительного периода термообработки. Однако то, что под шкурой, имеет менее стабильные органолептические характеристики, нежели подшкурное содержимое теплокровных, а постоянное механическое воздействие однонаправленных пузырьков пара превращает указанное содержимое в мелкодисперсную субстанцию.
   Как уже отмечалось, Франсуа-Рожер предпочитал ставить свои эксперименты с размахом, что привело к одномоментному появлению в его распоряжении нескольких практически идентичных экземпляров разваренной в кашу щуки.
   Первую щуку из этой серии Оливье попытался вернуть в исходное состояние (визуально неразличимое с оригинальным) путем выуживания дисперсионной оставляющей из содержащей ее жидкости с помощью сита и последуюшего внедрения оного содержимого внутрь сохранившей геометрические параметры шкуры. Первоначальный замысел был выполнен достаточно успешно, однако неверная оценка остаточной температуры продукта на момент начала операции вызвала некоторое неудовольствие оператора, приведшее к высказыванию пожелания присутствующим пейзанам совершить акт зоофилии с указанным представителем хладнокровных позвоночных, а так же распоряжению в кратчайшие сроки довести температурные кондиции ожидающих своей очереди полуфабрикатов до более приемлемого уровня. Не уразумев из высказанного степень приемлемости, пейзане часть котлов просто составили с плиты на травку, часть же - погрузили (частично) в вышеописанный пруд с, как уже отмечалось, на редкость холодной водой.
   Достаточно быстро уяснив, что в отсутствии костей и ряда внутренних органов щучья шкура не приобретает прижизненной 'упитанности' в процессе репатриации мелкодисперсированной мышечной массы, главный экспериментатор, верный своим традициям множественного подхода к решению проблем, на подопытной базе из нескольких рядомстоящихвкотленатравке щук реализовал идеи совмещения (содержимого нескольких исходных рыб в одну результирующую), замещения (мелкодисперсионных мышечных масс на овощные и/или крупяные полностью или частично) и непрерывной деформации (путем ушивания рыбьих шкур по длине).
   Экстерьерная составляющая полученного продукта вполне удовлетворила исследователей. Однако при попытке дегустации выяснилось, что имеющийся шанцевый инструмент производит лишь упругую пластическую деформацию тонкостенной оболочки без разрывов в местах приложения воздействия.
   Будучи несколько обескураженным в связи с неожиданным препятствием в реализации задуманного, Франсуа, не отличавшийся (как впрочем и большинство населения описываемой эпохи) достаточной политкорректностью, излил свою эмоцию фразой 'Это какая-то еврейская рыба!'. Нам неизвестно доподлинно, что конкретно подразумевал начинающий кулинар, высказывая данное определение, однако услышанное широкими массами трудящихся пейзан определение было однозначно отнесено к первоисточнику технологии (ибо каждый из присутствующих твердо знал, что в первоисточником сырья были река и Ванюшка - первопойматель оного), а высокая коммуникативность тогдашнего пейзанского населения и уже описанная ранее система дистанционного мессаджинга привела к тому, что уже к концу следующей недели коренные обитатели Жмеринки с некоторым удивлением узнали, что их древнейшим традиционным национальным способом приготовления щуки является фарширование шкуры оной ее же изначальным содержимым, прошедшим некоторую кулинарную обработку.
   Подлинный же автор сего кулинарного рецепта прервал свои исследования в части производства объекта вкушения и перенес свои творческие усилия на создание адекватных блюду технологий употребления оного. Придя по здравому размышлению к выводу, что деревянная ложка не является оптимальным инструментом для вкушения получившегося блюда, остаток дня исследователь потратил на обдумывание конструкции целевого инструментария. Углубившись в размышления о высоком, на приземленный вопрос подмастерьев об употреблении недоиспользованных в связи с приостановкой экспериментов вареных морковок, а так же свежепорубленного свежесорванного в зимнем саду лимона несколько невпопад мастер порекомендовал отправить указанные продукты прямиком к рыбам, очевидно подразумевая использование означенных продуктов в качестве пищевых добавок к рациону хранившихся в пруду осетровых, с одновременным указанием перстом в сторону пруда со стерлядями. Однако крестьянская сметка подсказала вопрошающим, что осетры, белуги и даже стерлядь очевидно пренебрегут угощением в виде лимона, и привела крестьян к единственно верному пониманию указания, а именно к необходимости совместить означенные продукты с рыбой, подвергающейся интенсивному охлаждению в холодном пруду внутри индивидуальных котлов. Что и было проделано. А поскольку конкретного указания, с каким из котлов необходимо произвести совмещение продуктов крестьяне, естественно, не получили, во избежание недоразумений и помятуя о традиционной массовости эксперимента над съедобной природой, распределили избыточные продукты питания равномерно между подлежащими интенсивному охлаждению объектами.
   Результатом этого случайного эксперимента стала традиционная заливная рыба, столь любимая народом. Следует отдать должное неукротимому уму исследователя, повторившего эксперимент с долгоиграющей варкой и последующим интенсивным охлаждением не только над щукой, но и над другими видами широко и не очень распространенных рыб, а так же проведшего углубленное исследование допустимых и рекомендуемых приправ и гарниров. Исходя из некоторой пресноватости продукта и отсутствия даже следов природной сладости или кислости, а так же приняв во внимание резкое ухудшение вкусовых качеств объекта исследования при применении в качестве базовой приправы меда пчелиного (цветочного), Франсуа решил попробовать нечто резко противоположное. Услышанная как-то ранее и случайно запомненная им фраза аборигена о том, что хрен редьки не слаще натолкнула его на мысль использовать в качестве приправы редьку (с которой он был уже знаком по зимним страданиям). Однако, поскольку вся редька, как источник витаминов, была уже употреблена по прямому назначению, в качестве возможной замены был испытан еще более несладкий хрен. Выяснив, что откусывать хрен до принятия заливной рыбы внутрь крайне невкусно, а после - несколько неудобно, молодой талант додумался преобразовать корневище в мелкодисперсионную кашицу, резко повысившие потребительские свойства не более сладкого продукта. А произведенные в дальнейшем исследования в части некоторого смягчения резкости хренового вкуса путем совмещения данной кашицы с кашицами свеклы, моркови, в более поздний период - с яблоками, медом и рядом других продуктов позволили обеспечить широкий спектр хреновых гарниров к наиболее распространенному холодному блюду русских застолий.
   Впрочем, отработка продукта 'рыба заливная' до застольных кондиций происходила в последующие дни, а в день же описываемый, как уже упоминалось, экспериментальные исследования были приостановлены до выяснения состава комплекта инструментов, необходимого для комфортного поедания первого из новоявленных рыбных блюд. Имея в своем распоряжении достаточный запас габаритно-весовых макетов продукта питания, Франсуа-Рожер приступил к выбору инструментального комплекта из имеющихся под руками скобяных и шанцевых изделий. Технологические испытания показали, что нож обыкновенный плохозаточенный абсолютно не в состоянии разрезать щучью шкуру в заранее намеченной точке, кинжал же черкесский булатный, хотя и режет неподдатливую шкуру, но только после создания в ней отверстия острием упомянутого изделия, и процесс разрезания вынуждает разрезающего сжимать неразрезаемую часть фаршированного кушанья рукой, что приводит к испачкиванию осуществляющей держание руки и существенной неупругой деформации изделия в целом. Пила же обыкновенная ручная (именуемая ножовкой) производит разрезание объекта с легкостью необыкновенной, как в продольном, так и в поперечном направлении - однако как габариты, так и способ удержания оной в руке делает применение данного инструмента на званном обеде делом неудобным и обременительным для вкушающих. Посему уже упомянутый выше кузнец Василий был озадачен проблемой скорейшего изготовления застольного (и - настольного) инструмента, совмещающего в себе режущие свойства пилы и габариты ножа обыкновенного застольного.
   Не страдавший от избытка трудолюбия Василий для начала наметил по нескольку зубцов на подвернувшихся под руку старых ножах с обломанными остриями, отремонтировать которые было уже практически невозможно ввиду сильно укоротившегося лезвия, а выбросить было жалко. Однако, несколько утомившись содеянным и благоразумно решив, что утро вечера мудренее, Василий, сложив заготовки своих творческих изысканий на наковальню, удалился дожидаться упомянутого утра в положении сугубо горизонтальном. И положение это он принял, естественно, не в кузнице. Куда, спустя весьма краткое время, заявился г-н Оливье, успевший осознать степень своего влияния на выполняющий работы персонал. Увидев на наковальне заготовки, он, непоколебимо уверенный в том, что любое его пожелание выполняется народом с радостью и немедленно, решил, что наблюдает финальный результат воплощения своих указаний. Несколько удивившись увиденному, и не придавая существенного значения отсутствию воплотителя указаний, Франсуа немедленно отправился испытывать созданный инструмент на объекте применения. В результате спустя очень короткое время, так и не достигнув вожделенного утра, Василий был поднят пинками разыскавших его по указанию шефа гонцов и представлен шефу с целью уточнения техзадания, состоявшего в том, что столь хорошо продуманные рыбные ножи неплохо было бы дополнительно облагородить приданием округлой формы окончаниям режущей кромки. Вдобавок, было бы неплохо так же разработать и изготовить дополнительный инструмент для удержания разрезаемой рыбы чем либо помимо рук, поскольку рыба может (а) быть горячей и (b) пачкать руки. Причем использование клещей кузнечных уже было опробовано и отвергнуто, как наносящее визуальные искажения в рыбий силуэт и неэстетическое, прибивание же рыбы к подносу кинжалом черкесским было признано гораздо более удобным, но нарушающим визуальную целостность неотрезаемой части рыбы. Василий тут же предложил шефу использовать вместо кинжала обыкновенное шило, немедленно достатое из-за голенища сапога, однако проведенный на месте эксперимент продемонстрировал единственный, но очень серьезный недостаток подобного инструмента - а именно, рыба в процессе резки проворачивалась. Втыканием двух шил подобного результата удалось избежать, однако у режущего персонала не оставалось свободных рук для применения ножа. Осмыслив полученные промежуточные результаты, шеф высказал революционную идею - поместить два шила на одну рукоятку. Василий же, решив, что много - не мало, реализовал идею руководителя, закрепив на рукоятке на манер вил одновременно три шила, благо как раз таковые имелись в связи с параллельным исполнением заказа местного сапожника. Осмотрев творение, Оливье высказал свое мнение в духе, что мол ничего, даже забавно, а опробовав функционирование, распорядился изготовить инструментарий по количеству ожидающихся на празднестве персон (с определенным запасом) и переключился на уже описанные выше исследования в части рыбы заливной.
   Поэтому, когда Василий, раздосадованный истощением запаса шил, обратился к шефу, с головой ушедшему в исследование скорости застывания заливного, с жалобой на нехватку сырья, последний просто приказал старосте выдать кузнецу необходимую сумму денег для закупки недостающего на стороне. Однако ограничения в текущем состоянии языкового запаса руководства привели к выражению пожелания в форме 'выдай ему серебра сколько нужно для работы'. Поскольку под работой староста, равно как и кузнец подразумевали изготовление определенного количества металлоизделий, серебряные монеты были выделены кузнецу по весу проектируемых комплектов. Что, хотя и повергло трудящиеся массы металлообработчиков в некоторое удивление, привело к появлению серебряных ножей и вилок. Впрочем, у Василия хватило соображения и опыта, чтобы, в отличие от западных последователей и подражателей, рабочую часть инструмента режущего и колющего выполнить все-таки стальной. А с целью сохранения визуального единства рукоятки и рабочей насадки последнюю - посеребрить снаружи. Что дополнительно предохраняло не нержавеющую тогда еще сталь от ржавения. Впоследствии, переехавший в Кольчугино сын Василия организовал производство подобных изделий в массовом масштабе, и по сию пору кольчугинское столовое серебро выгодно отличается от западных (и восточных) подделок качеством и дизайном. Сам же Василий, завершив подготовку колюще-режущего инструмента, из сэкономленного на лезвиях материала изготовил для комплекта и ложки. Оставшегося материала осталось маловато для ваяния ложек столовых, поэтому ложки были изготовлены существенно меньше традиционных размеров. Что, в свою очередь, вынудило Франсуа-Рожера озаботиться изобретением дополнительных блюд, годных для употребления такими ложками. Но это произошло несколько позднее, так как число приглашенных на празднование гостей и соответственно число изготавливаемых столовых приборов потребовало для имплементации задуманного около двух месяцев.
  
  
   3. Жаркое лето 1813-го
  
   Тем временем весна плавно перешла в лето, и руководитель кулинарного обеспечения запланированного празднества подвел предварительные итоги начального периода подготовки. Оказалось, что подведомственные ему деятели поварского искусства научились довольно сносно готовить мясо вареное и жареное, освоили технологии приготовления нескольких видов каш, а так же двух базовых видов рыбы. Общее количество разнообразных блюд, отработанных достаточно для включения в праздничное меню достигло 24, и француз, сочтя это число вполне достаточным для настоящего праздничного пира, решил провести репетицию праздника, с тем, чтобы в оставшийся летний сезон без особого напряжения устранить мелкие недостатки сервировки, обдумать порядок подачи блюд на стол и подготовиться к отбытию в родную Галицию. Одной из целей репетиции было хронометрирование одновременно выполняемых технологических операций с тем, чтобы в процессе собственно праздника каждое блюдо подавалось в нужный момент непосредственно с кухни (поскольку холодильников народонаселение тогда еще не освоило, такой подход позволял гарантировать свежесть подаваемых кушаний). И вот в 6 часов утра 3 июня 1813 года мероприятие началось. Роль гостей исполняла в основном несовершеннолетняя пейзанская поросль, еще не способная принести заметной пользы на кухне, но, в отличие от уже не способной принести заметной пользы престарелой части населения деревни, была в состоянии употреблять пищу, требующую предварительного прожевывания перед глотанием. Эти 'гости' с воодушевлением приняли первую смену блюд, произошедшую в семь утра и состоящую из каши манной на молоке с медом, каше гречневой с молоком, каши овсяной 'Геркулес', каши пшенной и хлеба ситного - от пуза. Вторая смена блюд, десятичасовая, состоящая из говядины, жареной на вертеле, говядины запеченой на противне, говядины отварной и говядины тушеной в чугунах, так же не оставила молодежь равнодушной (справедливости ради надо сказать, что для приближения потребительских запросов молодого поколения к таковым поколения взрослого детвору два дня держали сильно впроголодь - по кружке молока в день, чтоб не обленились перед репетицией).
   Однако на третьей смене, полуденной, состоящей из аналогичного набора свинин, энтузиазм гостезаменителей заметно упал и часть продукта осталась неупотребленной, причем часть значительная. Приближение же четвертой, обеденной смены в два пополудни, включающей суп из потрохов ранее употребленных животных, языки их же вареные, а так же по кружке медовухи, долженствующей изображать вино, вызвало отнюдь не ожидаемую реакцию восторга, а, напротив, массовое дезертирство под видом срочного посещения ближайших отхожих мест с невозвратом отходников к месту постоянной дислокации за столом. Как результат самоустранения конца пищевой цепи, начало этой цепи в виде запаса щук, сомов и прочей рыбьей мелочи, предполагаемой к пятой смене, оказалось невостребованным и продлило свое земное существование до выяснения причины произошедшего. Заранее же приготовленное заливное было употреблено рабочим классом, народившимся из крестьян в процессе переквалификации в поваров, дабы не пропадало.
   В течение нескольких последующих дней сельское население было предоставлено собственным делам, поскольку руководящие кадры были заняты осмыслением происшедшего и анализу причин очевидной неудачи начинания. Объективное осмысливание затруднял тот факт, что предварительные эксперименты с каждым блюдом по отдельности не давали и намека на возможность столь катастрофической неудачи - все индивидуально отработанные блюда не приводили к острому нежеланию продолжения процесса питания. Не придя ни к какому сколь-нибудь правдоподобному объяснению случившегося на основе чисто теоретических рассуждений, руководящие кадры решили провести опрос общественного мнения по поводу возможных причин случившегося. И такой подход полностью себя оправдал - с погрешностью менее одного процента было выяснено, что 'гости' практически наелись уже в процессе первой перемены, вторую перемену употребили исключительно впрок, третью же старались поглотить в основном из уважения к старшим товарищам, вложившим в нее свой труд, но что удалось лишь частично и с большим напряжением сил, но к подходу четвертой - и явно не последней - перемены блюд массовое сознание прониклось идеей чисто физической невозможности выражения должного уважения кулинарным способностям шефа со товарищи и осознанием грядущего заворота кишок при отказе от немедленного покидания поля брани.
   Распорядившись (чисто для порядка) высечь нарушителей регламента розгами, шеф впал в глубокие раздумья, направленные на предотвращение досрочного наедания гостей в процессе торжественного поглощения пищи. Смутные воспоминания голодного детства натолкнули его на идею создания блюда объемного, но не сытного - каковым являлся популярный во французском народе салат из одуванчиков.
   Следует сказать, что прелести упомянутого салата, активно муссируемые в более современной нам литературе, в реальности являются крайне сомнительными. Исходное сырье - листья одуванчиков (по возможности молодые) отличаются мерзким горьким вкусом и посему до принятия в пищу должны в течение длительного времени вымачиваться в холодной воде. Что, впрочем, лишь слегка устраняет непередаваемо мерзкий горький вкус, но низводит органолептические свойства листьев до консистенции вареной мочалки. Французы же полюбили сей дивный салат по той же причине, что и лягушек с улитками: с голодухи и не такое сожрешь. Тем не менее в памяти Франсуа отложилось, что небольшой тазик такого салата лишь слегка притупляет чувство голода молодого растущего организма.
   Немедленно организованный следственный эксперимент подтвердил юношеские воспоминания кулинара, однако экспериментальный материал в лице нескольких подопытных крестьян с глубокой уверенностью заявил, что за подачу подобного к барскому столу порка на конюшне будет восприниматься как милость господняя, а реальная же мера соответствующего воспитательного момента среди кулинаров не подлежит публичному оглашению в кругу баб и недорослей. Самолично протестировав вкусовые качества продукта руководство пришло к выводу о необходимости резкого улучшения оных, признав базовую идею тем не менее вполне плодотворной. По некотором (впрочем, довольно коротком) размышлении была выдвинута идея поиска адекватной замены листьям одуванчика иными дико- и культурнопроизрастающими дарами богатой среднерусской природы. Опрос местного населения показал, что природа эта богата иными листьями, годными для утоления непреодолимого голода, как то сныть-трава, лебеда, щавель, кислица и ряд других диких и не очень трав. Поскольку съедобность одуванчиков пейзане отвергали априори именно по причине отсутствия удовлетворительных вкусовых качеств, Франсуа-Рожер Гастон решил, что вероятно иная местная растительность будет обладать как минимум менее отрицательными вкусовыми свойствами. Однако на пути реализации объемных и малопитательных блюд возник ряд чисто природных препятствий. Так, сныть оказывалась достаточно удобоваримой лишь в течение месяца после стаивания снежного покрова, а в дальнейшем же по консистенции и вкусу напоминала солому, лебеда достигала достойных для употребления внутрь размеров ближе к концу сенокоса, щавель в значительных количествах довольно прилично раздражал слизистую рта, а кислица, хотя и радовала нежным вкусом в лесу, при употреблении вовнутрь в значительных количествах исключительно быстро находила путь к свободе из употребившего ее человеческого организма. Тем не менее было выяснено, что молодые листья горчицы, выращиваемой с целью получения масла постного, годятся для употребления внутрь практически в любое время. Некоторые неудобства, вызываемые колючестью листьев данного представителя семейства крестоцветных, достаточно легко устранялось предварительной резкой листьев на узкие полосы поперек основного направления листовых прожилок, с дальнейшим мятием и жатием полученной нарезки деревянной толкушкой. Слегка горьковатый привкус листьев оказался тем не менее довольно приятен (в отличие от горечи одуванчиков), причем резкость привкуса легко смягчалась добавлением некоторого количества горчичного же масла.
   Однако следует заметить, что трудовое крестьянство встретило новведение без должного энтузиазма и под предлогами поисков новых видов съедобной растительности массово отлынивало от дегустации 'сена'. Посему, когда наступил момент решающего эксперимента по выяснению максимально влезающего в человека объема данного продукта с целью изучения степени насыщаемости оным, под рукой у экспериментатора оказался единственный представитель вида 'крестьянин среднерусский' в лице деревенского подпаска.
   Почему-то принято считать, что в роли подпасков выступали в основном представители юного поколения крестьянского сословия. Однако это утверждение не может быть принято как безоговорочно справедливое. Исторически сложилось на Руси, что в роли пастухов выступали как правило контрактники - люди не местные, землей не владеющие - ибо труженикам бороны и Буренки просто некогда было играть на свирелях, лежа на травке на опушках леса. Да и работа пастуха вообще-то предполагала несколько иное времяпрепровождение - а потому эти не местные граждане как правило были профессионально здоровыми мужиками, способными без особых проблем кнутом перепополамить волка. Профессиональные навыки вытаскивания скотины из болота или перетаскивания телят на спине через речку как правило сомнений у деревенских не вызывали (в случае сомнений резюме соискателя на почетную должность даже и не рассматривалось). А вот нравственные характеристики, в частности строгое следование заповеди 'не укради' указанными профессионалами подвергалось сомнению априори. И посему из населения местного выделялось несколько наиболее немощных в плане традиционных сельхозработ представителей, обеспечивающих формальный, но вполне действенный контроль соблюдения пастухом вышеупомянутой заповеди. Десяти-двенадцатилетние пацаны стали признаваться достаточно немощными для базовых сельхозработ ближе к началу века ХХ, а в начале же века XIX к таковым относили больше старых да увечных. К таковым же, точнее, к увечным относился и попавший в распоряжение Франсуа Оливье подпасок Семен, представляющий из себя сорокадвухлетнего мужика в самом расцвете сил, однако раненый на прошедшей войне в обе ноги, и посему, не достигнув еще состояния полной реабилитации, не сумевший наряду с прочими селянами отправиться на поиск новых замен одуванчиковой листве.
   Узрев поставленное перед собой корыто мелконарезаных горчичных листьев, слегка политых постным маслом, Семен выдвинул идею стимуляции процесса поедания содержимого стопочкой винца, поскольку-де 'баре праздновать будут не без этого'. Франсуа признал справедливость выдвинутого тезиса, однако, здраво решив, что простимулировавшись в достаточной мере Семен может просимулировать досрочное насыщение, придумал способ усиления стимулирующего воздействия напитка. Налив стопку из захваченной поутру из погребка бутылки, Франсуа попросту вылил ее в корыто с листьями и перемешал содержимое. Таким образом, по мысли кулинара, желание Семена поглотить содержимое стопки совпадет с желанием Франсуа впихнуть содержимое корыта в желудок испытателя. Такой подход себя, казалось бы, оправдал. Но результат заметно превзошел самые смелые ожидание экспериментатора. И причиной этого стала досадная, но счастливая ошибка, выявленная лишь на последнем, заключительном этапе эксперимента.
   Как и ожидалось, Семен в сжатые сроки оприходовал все содержимое корыта. Вдобавок подчеркнул, что и вкус содержимого изменился в резко положительную сторону после вливания в корыто содержимого стопки. Но, продолжил Семен изложение своих тезисов, изменение вкуса сделало добавленную стопку не стимулятором, а приправой, а посему оговоренную дозу стоило бы повторить уже в исходном виде. Сильно порадовавшись за достаточно голодный вид испытателя после поглощение огромного (на вид) количества продукта питания, Франсуа-Рожер согласился с подпаском и в развитие мысли последнего допустил одновременный прием стопок испытателем и постановщиком эксперимента. Таковое было подготовлено путем наполнения двух стопок, поднесением их ко рту и произнесением традиционного русского 'Ну...' после резкого выдоха. Однако факт, что краткому резкому выдоху предшествует долгий глубокий вздох, приостановил принятие содержимого внутрь и заставил обеих участников эксперимента произвести дополнительное обнюхивание содержимого. И - после него - одновременное постановление стопок на стол. Франсуа-Роже захватил утром бутылку винного уксуса вместо вина, так как не смог прочитать русскую надпись на этикетке.
   Последовавшие дебаты прояснили, что стопка уксуса в корыте политого маслом силоса превращает вульгарную горечь в пикантную горчинку, вряд ли сильно повышает калорийность блюда, практически не влияет на внешний его вид и, судя по вторичным проявлениям, лишь стимулирует нарастание аппетита. Решив (с подачи Семена), что остались невыявленными вторичные эффекты усиления либо ослабления опьянения от последующего принятия горячительных напитков, стороны решили не откладывая прояснить и эту функцию масляно-уксусной смеси как с травой, так и без нее, тут же приступили к совместному решению вновь возникшей задачи. На первом же шаге Франсуа выяснил, что уксусно-масляная смесь сама по себе имеет положительные вкусовые качества, но проявляет тенденцию к быстрому расслоению ингредиентов. Пометив необходимость стабилизации смеси в ближайшем будущем, он, наряду с подпаском, приступил к решению базовой задачи. Каковая была решена настолько успешно, что продолжение исследований автоматически перенеслось на день грядущий. А новые поступления съедобного растительного сырья перенесли решение проблемы стабилизации смеси до осени.
   Односельчане Семена, столь успешно избегшие процесса дегустации горчичных листьев, прекрасно понимали, что выисканный для отлынивания предлог будет нуждаться в материальных доказательствах его весомости, и во всей досягаемой пешим ходом или гужевым транспортом, а то и верхами дельта-окрестности Бабынинского поместья выбрали в изрядных количествах любую лиственную растительность, не вызывающую тошноты и судорог от первичного сования оной в рот. Вернувшись со стогами потенциальных зеленных культур, они глубоко раскаялись в своем манкировании дегустацией при виде шефа и его единственного на тот день помогальника в окружении изумительного числа пустых винных бутылок, и единодушно зареклись впредь отказываться от участия в кулинарных изысканиях 'хранцуза'. Однако, поскольку в связи с изменением кондиций начальства трудовое пейзанство осталось без ценных руководящих указаний, дегустация вновьприбывших сено-силосных ресурсов автоматически перенеслась на утро (довольно позднее) следующего дня. Эта нечаянная задержка оказала большую услугу мировой кулинарии, ибо к утренней дегустации остались неувядшими лишь действительно сочные, вполне годные для салатов зеленные культуры. Большая же часть сена увядшего была оценена по достоинству и отправлена на корм скоту. А незначительная его часть, по причине довольно резкого вкуса или запаха, профессиональными корововодами животным была не вручена в связи с опасениями за вкус и аромат будущего молока, но выброшена тут же на завалинке у полевой кухни иноземца. Где, в связи с наступившим летним временем, в кратчайшие сроки и высохла.
   Листьевая масса, годная для стартовой дегустации, была, по команде шефа, подготовлена для принятия внутрь путем нарезания и поливания постным маслом и уксусом, причем каждый сорт был подготовлен и отдегустирован отдельно лицом, ответственным за выбор данного растения на конкурс. Такой подход в дальнейшем повысил уровень персональной ответственности за предлагаемые инновационные подходы в деле качественного пропитания дворянско-помещичьих масс. По результатам первого тура дегустации в строю остались свекольная ботва, молодые капустные листья, молодые листья настурции обыкновенной, листья травы огуречной, листья горчицы кучерявой, лебеды обыкновенной и лебеды красной, листья лука репчатого, лука-порея, лука-слизуна, а так же листья неизвестного растения, нежно-зеленого цвета, которое старая барыня использовала для клумбовых бордюров. После ускоренного отпевания дегустатора листьев ландыша финалисты были отправлены за дополнительными ресурсами выбранных зеленных культур, необходимых для проведения второго тура.
   Второй тур определял уже не съедобность травы как таковой, а ее вкусовые и питательные характеристики. Первые определялись шефом на небольших порциях, второе же - самими собирателями-конкурсантами. В ходе второго тура выяснилось, что салат из лебеды обеих сортов хотя и оригинален на вкус, но насыщает организмы не хуже пареной репы, что противоречит намеченным целям. Трава огуречная имеет отменный аромат свежести при полном отсутствии вкуса, но зело колюча в массе, настурция же имеет пикантный аромат и горчинку, но оные же не позволяют принять внутрь больше пары ложек. Капуста годится, но слегка жестковата, свекла, принятая в больших количествах, имеет хотя и отложенное, но явно выраженное последействие. Лук - в принципе, чисто теоретически, может быть использован в малых дозах, вероятно как добавка к другим лиственным культурам. Горчица кучерявая не уступает по свойствам ранее испытанной горчице обыкновенной, и приятно выделяется меньшим числом колючек на листьях, а так же ощутимо большим визуальным объемом. Абсолютным же победителем в данной категории стала безымянная трава с клумбы старой барыни - абсолютно без вкуса, запаха и какого бы то ни было насыщающего эффекта, получившей, в связи с отсутствием имени собственного, функциональное наименование 'салат', под каким различные виды этой травы известны и поныне.
   Определившись с сортами сырья для потенциальных 'ненасыщающих блюд', Оливье озаботился вопросами формирования оптимального состава кушанья. Решив, что от каждого сырьевого компонента следует взять все положительные характеристики, юный кулинар совместил несколько сортов рубленых листьев в одном блюде, и получил в результате объемную рыхлую массу, довольно приятного вкуса и запаха и практически не утоляющую голод. Однако на вид данное кушанье значительно не соответствовало установившимся в обществе стандартам. То есть крестьяне ели, конечно, траву как таковую - по весне с голодухи, или в полевых условиях. Однако мужики, как известно, есть мужики, а благородному дворянству подражать мужицким привычкам не пристало. А во-вторых, траву и сено ест, как известно, скот, к которому мужиков можно с некоторой натяжкой отнести, но господ помещиков и уж тем более господ офицеров - ни при каких условиях.
   Уверовав же к этому моменту в абсолютную необходимость в салатах на предстоящем пиршестве, Франсуа пришел к единственно верному решению. Для того, чтобы неискушенные в гастрономии гости не ассоциировали предложенное блюдо с кормом для скота, необходимо во-первых сделать его визуально отличимым от копны сена, а во-вторых - поставить его в одном ряду с целым набором функционально аналогичных блюд, как одну из доступных опций.
   Первая проблема решилась несколько неожиданно, но просто. Опробовав в качестве визуального контраста применение начинающей поспевать земляники, молодой француз понял, что красный цвет в салате делает его резко отличающимся от традиционного содержимого коровьей кормушки. Однако сладкая земляника, а очевидно и прочие ягоды, ни коим образом не гармонируют с содержимым кормушки уже для господ людей по вкусу. Шагая по деревне в раздумиях об иных способах изменения визуального представления копны сена на столе, Франсуа-Рожер буквально столкнулся с пацаненком лет пяти, грызущим некий незнакомый объект растительного происхождения. Объект заканчивался пучком ботвы, сжимаемым рукой пацаненка, и был красного цвета. Поскольку по виду ботва до изумления походила на горчичные листья, красный объект обещал быть по крайней мере не сладким. Сопровождающая пацаненка пейзанка более старшего возраста (годков уже восьми) немедленно была допытана на предмет названия и происхождения объекта, и было выяснено, что называется он 'редиска', растет на огороде и по вкусу чуть послаще редьки, погорше репы и, хотя и меньше и того и другого, характеризуется быстрым сроком созревания и безоговорочной съедобностью в сыром виде.
   Приказав немедленно доставить наличные редиски в распоряжение кухни, Франсуа быстро убедился, что редиска даже превзошла его ожидания. Будучи внутри снежно-белой, в тонко нарезанном виде она делала салат удивительно красивым, нисколько не искажая общей вкусовой гаммы.
   Приказав массам тружеников огородов озаботиться увеличением посевных площадей под редиску, молодой творец вкусной и здоровой пищи начал обдумывать мысль о создании серии салатов. Однако додумать эту мысль сразу не удалось в связи с поступлением определенных новостей из столичного региона. Новости, доставленные с очередной почтой в адрес старосты, гласили, что назавтра ожидается приезд в родовое гнездо младшего из г-д Бабыниных, проездом из Астрахани в Петербург за новым назначением, а так же его товарищей-офицеров, следующих тем же маршрутом по той же надобности.
  
  
   4. Обед для г-д офицеров
  
   Письмо, полученное старостой, содержало в себе и особые указания относительно желаемого кормового довольствия младшего из господ Бабыниных со товарищи. Указания эти, в отличие от принятых в те патриархальные времена пожеланий, имели форму сугубо императивную, что обуславливалось соучастием упоминаемых товарищей в закупке рыб пудовых и проявившимся среди них в связи с этим повышенным интересом к вещественным результатам деятельности редкого в те времена (а фактически - первого и единственного) повара-француза на службе у русского дворянина.
   Многие из них, успев поучаствовать во французской кампании, имели вполне реальные представления о современной французской кухне, и высказывали здоровый скептицизм по отношению к самой идее привлечения лица французской национальности к святому делу изготовления съедобной пищи для людей.
   Иные же, кампанию пропустившие по причине службы в дальних гарнизонах, желали въяве убедиться в достоверности рассказов ветеранов. И, как итог, все приближающееся воинство было крайне заинтриговано предстоящими застольными баталиями.
   Посему поступившая инструкция предписывала особенно озаботиться приготовлением блюд сытных, вкусных и, по возможности, отличающихся от традиционных щей суточных и каши гречневой. А так же предписывала заинтересованных в неприменении к ним порки розгами лиц проникнуться предстоящим событием и подойти к делу со всей ответственностью.
   Староста, и без того давно и крепко проникнувшийся важностью исполнения барских пожеланий, зачитал полученные руководящие материалы неграмотному шефу. Зачитал, естественно, по-русски, ибо во-первых, именно этот язык был официальным языком руководящего документа, а во-вторых, французского староста все равно не знал.
   Степень проникновения слабоговорящего по-русски француза вероятно оказалась несколько менее ожидаемой, а выводы, сделанные им из документа, оказались несколько парадоксальными. Уяснив, что нужно сотворить непохожие щи и непохожую гречневую кашу, вьюноша прежде всего озаботился выяснением этимологии термина 'щи'. Так уж сложилось, что ранее ему щей отведать не удавалось в связи с отсутствием на селе капусты - проходящие в предыдущием вегетативном сезоне туда-сюда войска оставили деревню без запасов этого легко срубаемого солдатами продукта. Однако, поскольку к описываемой дате - концу июня - небольшие кочанчики уже успели вырасти, появилась возможность указанные щи сварить. Чем и было немедленно приказано заняться наиболее шустрым деревенским бабам. Поскольку для бар щи варились на мясном бульоне, образовался некоторый лаг времени, позволивший французскому повару обдумать предполагаемые меры по приданию продукту должной 'непохожести'. Параллельно обдумыванию был запущен и процесс варки каши гречневой для обеспечения наличия запасов сырья в процессе изобретения непохожего варианта традиционного крупяного кушанья.
   Решив поначалу, что принципы создания непохожих продуктов из перечисленного в инструкции списка могут быть с успехом заимствованы из только что решенной задачи с салатом из силосной массы, Рожер Гастон быстренько настрогал несколько еще недоиспользованных редисок и погрузил их в один из варочных котлов с бульоном. Однако результат его сильно обескуражил - в кипятке редиска практически мгновенно перестала быть красно-белой, превратившись в бурую расползающуюся массу. Распорядившись заменить содержимое данного котла на исходный набор 'вода-мясо-соль' Франсуа вспомнил, что население в прошедшую Пасху придавало яйцам красноватый цвет с помощью луковиц. Тут следует отметить, что вероятно в этот момент Франсуа стал первым человеком в мире, у которого возник в голове стереотип, что сделать что-либо красным или, на худой конец, красно-коричневым означает это что-то значительно улучшить. К счастью нескольких последующих поколений молодой француз во-первых быстро расстался с этим стереотипом, а во-вторых не стал внедрять свои идеалы в народные массы. Однако, пора вернуться к луковицам. Вспомнив о них, он приказал немедленно доставить несколько и покидать их в один из котлов (о технологии окраски яиц на Пасху он очевидно имел самые смутные сведения). Свежесорванные с грядки луковицы были освобождены от ботвы, корней и грязи и помещены в один их кипящих котлов. К чести француза следует заметить, что он видимо прекрасно осознавал свою неготовность к принятию окончательных решений, и посему стремился диверсифицировать подходы к решению стоящих перед ним задач. Не положившись исключительно на лук в роли красного пищевого красителя, идентичного натуральному, он мысленно стал перебирать иные возможности окрашивания продукта в красный цвет. И единственной альтернативой луку он увидел свеклу - но не в виде ботвы, уже использованной для салатов, а в виде оставшихся от ботвы корнеплодов. Красный, даже бордовый цвет их радовал глаз, вероятная стойкость красителя теоретически подтверждалась дворовыми девками, обильно нарумянивших в прошлую Пасху свеклой щеки и ходивших с красными мордами даже спустя пару дней после мероприятия.
   Имея перед глазами результат неудачного опыта с редиской, Франсуа зачерпнул немного бульона в кружку и в нее же поместил кусок свеклы. Бульон окрасился в бордовый цвет, сама же свекла поблекла. Извлеча поблекнувшую свеклу из бульона и надрезав ее, кулинар открыл, что лишь незначительная часть красителя перешла в бульон. С целью максимизации выхода красителя Франсуа-Рожер приказал мелко нашинковать несколько корнеплодов и покидать их в котел. Результат не замедлил сказаться. Однако через несколько минут интенсивность окраски стала заметно падать, что Рожер приписал поглощению красителя варящемся в котле мясом. Для выяснения потребности в красителе, необходимом для сохранения в процессе варки интенсивного пурпурного окрашивания бульона было приказано загрузить в несколько котлов все возрастающие количества нашинкованной свеклы. Густой пурпурный цвет бульона скрыл содержимое котла, и Франсуа пришла в голову идея несколько разнообразить визуальный ряд. Вспомнив, что лимоны, легко доступные и в поместье Бабынина непосредственно с деревцов из оранжереи, имеют глянцевую плохосмачивающуюся кожицу, и вдобавок не утратившую своего ярко-желтого цвета в горячем рыбном бульоне при изготовлении заливной рыбы, он приказал один лимон не медля ни секунды доставить на кухню и, порубив, добавить (частично) в один из котлов наряду со свеклой. Одновременно его посетила мысль, что морковь, хотя и имеет цвет далеко не красный, а лишь оранжевый, тоже может дать окрашивающий эффект, распорядился доставить, нарезать и положить в котел и морковки.
   Вероятно, он имел в виду провести отдельный эксперимент с морковью, однако выразить свое видение будущего в виде ценного руководящего указания он не успел. Несколько притомившись от напряженного мыслительного процесса и слегка припотев от высокой температуры, царящей в веренном ему кухонном помещении, он решил свежиться стаканчиком винца. Плеснув в подходящую посудину из бутылки он залихватски перелил содержимое стакана в рот, но оказалось, что под руку ему подвернулась уже упоминавшаяся ранее бутыль с винным уксусом. Единственное, что он смог сделать в этой ситуации - немедленно выплюнуть попавшую в рот жидкость. И так уж исторически сложилось, что выплюнул он ее прямо в один из стоящих на плите котлов.
   Разумно предположив, что все равно продукт экспериментальный и не ему его есть, а крестьяне его плевка не видели, Франсуа, дабы не давать поварятам лишних поводов для насмешек, решил свою накладку не афишировать и, приказав своим помогалам продолжить процесс варки до готовности, удалился смывать кислоту во рту дарами южной лозы. Дары эти, сами мало по вкусу отличающиеся от упомянутого уксуса, потребовались для смывки последнего в количествах весьма изрядных, и в результате оставшиеся на трудовой вахте работники котла и половника остались без дополнительных указаний. Здраво поразмыслив, что нарубленную морковь следует, по аналогии с заливной рыбой, равномерно распределить между котлами, они, дождавшись контрольных сроков по готовности мяса, котлы отключили и направились на поиски новых вводных со стороны вышестоящего руководства. Вышестоящее руководство было вскорости обнаружено в положении сугубо горизонтальном, однако тем не менее ему было доложено об окончании варочного процесса. Помятуя, что руководство обязано руководить, оно (руководство) нашло в себе силы поинтересоваться о том, а что же, собственно, получилось в результате. Озадаченные трудовые массы направились по местам трудовых свершений, и, поведя необходимые исследования, вернулись к начальству с докладом, что результат в пищу пригоден, однако для щей слишком сладок. В ответ на предложение добавить лучку по вкусу трудовые массы сообщили, что полученный в отдельном котле вареный лук так же оказался сладким, и в результате руководство распорядилось использовать вместо лука чеснок и не приставать к нему, руководству, по мелочам.
   Селяне, использовавшие ранее чеснок исключительно в сыром виде, несколько подрастерялись, но не исполнить указание не решились и указанную операцию выполнили. Однако, после кратких дебатов внутри трудового коллектива, было решено чесноку добавить немного, по зубчику на котел, вдобавок мелко его порезав. Если, значит, начальство по возвращении в тверезое состояние вспомнит о распоряжении, то результат предъявить удастся. Ежели же напрочь забудет - то возможно при дегустации наличие чеснока в вареве и не заметит.
   На следующее утро юный кулинар, продрав глаза, отправился исследовать результаты вчерашнего эксперимента. Две экспериментальные установки его порадовали интенсивным бордовым цветом и приятным вкусом. В остальных же интенсивность цветовой гаммы оставляла желать много лучшего, хотя вкусовые качества содержимого оказались практически идентичны эталонным образцам. Путем некоторого напряжения мысли Франсуа-Рожер пришел к выводу, что цвет сохранили котлы с лимоном и с плюнутым уксусом. То есть незначительное подкисление бульона обеспечивает сохранение свекольного цвета варева, практически не влияя на вкус. Вкус же французского повара вполне удовлетворил, ибо, как было уже отмечено выше, вкус настоящих щей ему был абсолютно неизвестен. Что же касается консистенции продукта, то наиболее привлекательной французу показалась самая наполненная свеклой версия, в которой ложка могла без труда стоять. Зафиксировав полную рецептуру данного котла в качестве эталона 'непохожих щей', Франсуа-Рожер решил, что вопрос таковых им решен успешно, и переключился на проблему 'непохожей гречневой каши'.
   В отличие от щей, и вкус, и технология приготовления каши гречневой молодому кулинарному дарованию были прекрасно знакомы. Ни то, ни другое не оставляло ни малейшей возможности использования свеклы. Единственным видимым решением для перехода каши в 'непохожее' состояние казалось применение 'непохожего' молока, с коим каша традиционно предлагалась барам.
   Остаточные явления после вчерашнего вызвали в голове кулинара-экспериментатора идею смешения молока с маслом горчичным (иного в ту пору и не было почти) и уксусом. Помятуя о том, что масло с уксусом, хотя и вкусны в качестве приправы, но крайне плохо перемешиваются, шеф решил решить эту проблему путем интенсификации и удлинению процедуры перемешивания. Плеснув в пустую крынку немного вечорошнего молока из стоящего рядом подойника (естественно, не перемешав содержимое последнего), он отправился в поисках других ингредиентов, а так же в поисках исполнителей грандиозного замысла. Исполнитель быстро нашелся, и ему было указано 'болтать венчиком в крынке быстро, пока не будет одним куском' - то есть равномерно перемешано. И 'закончить, когда полным будет, не хватит - добавишь вон оттуда'. Об отсутствии в крынке двух нетрадиционных компонент идейный вдохновитель процесса уже успел забыть, и в результате первый в истории процесс получения масла сливочного из сливок стартовал.
   В процессе перемещения к кухне создатель нетрадиционной пищи счел за лучшее принять пару глотков для минимизации последствий вчерашнего и восстановления способностей к абстрактному мышлению, и задуманное с успехом осуществил. Вернувшись на кухню, экспериментатор увидел несколько чугунов, наполненных кашей, и сразу вспомнил о необходимости придания оной нетрадиционного оформления. Стоящие наготове с напряженными лицами работники ухвата и кочерги напомнили ему и о том, что срок прибытия офицеров уже сегодня, и что к обеду проблема должна быть успешно решена. Блиц-опрос крестьянского сословия прояснил, что сам-де г-н Бабынин-младший имел нежное пристрастие к птице жареной, особенно к гусям. Мелкие детали, как-то любовь к гусям, подстреленным самолично на охоте, и любовь к гусям не целым, а порезанным и как минимум общипанным, прошли мимо сознания повара-француза, но упоминание о гусином жире, который барин-де хлебом смакивает, сформировали в мыслях француза идею о совмещении столь любимого в целом офицером гуся и частным указанием на 'нетрадиционную кашу'.
   В результате первый же подвернувшийся гусь был изловлен, выпотрошен, нафарширован гречневой кашей и запихнут в раскаленную, но уже пустую печь на предмет запекания.
   К счастью для мировой кулинарной науки и всего прогрессивного любящего вкусно поесть человечества, данный гусь попал в достаточно прогретую печь, чтобы прожариться, но не сгореть, оказался достаточно жирным, чтобы пропитать своим жиром заложенную внутрь кашу, и, самое главное, подоспел как раз к тому моменту, когда во двор поместья въехала кавалькада молодых офицеров, изрядно нагулявших аппетит в ходе сорокаверстной скачки из Смоленска в Бабынино.
   Предложение немедленно откушать традиционного любимого блюда молодого барина русское офицерство встретило с большим энтузиазмом, и только что изобретенный гусь с гречневой кашей автоматически стал русским национальным блюдом - ибо большинство из вновьприбывших составляли молодые грузинские князья и потомственные терские казаки, мало знакомые со смоленскими традициями приготовления гусей и гречневой каши. Вдобавок, одинокий гусь, в традиционном исполнении вряд ли способный насытить дюжину молодых повес, вкупе с десятью фунтами гречневой каши обеспечил реализацию вышепоставленной задачи, и заронил в неокрепшие в кулинарном смысле умы будущей российской элиты зерна идеи о необходимости экономного, но эффективного расходования предоставляемых ресурсов и оптимизации затрат для получения желаемого результата, примером чему представленный гусь и являлся.
   В связи с задержкой прибытием обоза с вещами и денщиками, молодое офицерство по завершении трапезы отправилось отдыхать, не выразив никаких дальнейших пожеланий к будущему меню, в связи с чем представители практикующей кулинарии допустили существенную расслабуху и массово поддержали начинание дорогих гостей.
   На трудовой вахте остался лишь один борец за сытое будущее человечества, а именно назначенный руководством несколько ранее дежурный за поддержание пламени единственной задействованной в работе печи. Дело в том, что помятуя об источнике уксуса в наиболее эталонном котле, молодой шеф, в ком было еще свежи солдатское уважение к офицерскому сословию и воспоминания о методах выражения недовольства оным сословием техникой исполнения должных работ низшими чинами, а так же имея подозрения о возможном наблюдении процесса попадания уксуса в котел бойцами кулинарного фронта и желая избежать риска доведения данной информации до господ офицеров приказал повторить процесс изготовления эталонного блюда, используя более традиционный метод внедрения ингредиентов в рабочую среду. И посему молодой подмастерье огневых работ по имени Иван был вынужден оставаться на кухне и поддерживать как процессы горения дров в печи путем компенсации естественной убыли оных в ходе выгорания, так и процесс равномерного варения целевой субстанции путем периодического помешивания оной.
   Поскольку, с учетом числа подлежащих прокармливанию человекорыл для реализации эталонного супа был выбран самый большой из имеющихся в распоряжении двухведерный чугун, необходимое для его наполнения свекла была нашинкована отдельно в как раз подходящем по размеру корытце. С учетом стоящего на дворе конца июня корнеплоды, подлежащие шинкованию были довольно мелкими, но весьма сочными, и после перемещения нарубленной массы в чугун в корытце осталось изрядное количество свекольного сока, перелитого рачительным шефом кулинаров в маленький двухфунтовый чугунок с целью может еще чего покрасить попробовать.
   Иван же, после совмещения всех необходимых ингредиентов в пространстве двухведерного чугуна был оставлен прочими работниками пищевого фронта в одиночестве и занялся тщательным исполнением возложенных на него трудовых обязанностей.
   Следует отметить, что среди вверенного французскому руководителю российского трудового контингента в течение буквально пары месяцев было утрачено естественное следование зовам желудка, так как в процессе и приготовления, и дегустации создаваемых шедевров кулинарии население кулинарной зоны вкушало разнообразные продукты практически непрерывно. Посему, утратив базовые рефлексы и забыв, что даже после самой сытной трапезы через некоторое время утоленное чувство голода имеет тенденцию к возвращению, трудовое пейзанство оказалось неготовым к адекватному ответу на пожелание отдохнувшего офицерства вновь приступить к процессу принятия пищи. Проще говоря, в этой кулинарной фабрике попросту не оказалось никаких готовых к поеданию продуктов!
   Посему, во избежание весьма вероятных воспитательных мероприятий, после краткого совещания на высшем уровне с многоязычным старостой офицерству было объявлено, что гусь-де имел быть не обедом, но ланчем, а обед же в цивилизованных Европах вкушают не иначе как в как раз наступившие шесть часов пополудни или даже позже, и таковой обед в соответствии с многовековой традицией европейского застолья немедля будет подан. А в качестве обеда было решено подать как раз закончившие приготовлением новаторские 'щи' начинающего мастера. О том, что в 'щах' капуста отсутствует как класс, в спешке было забыто, и немедленно мобилизованные дворовые девки подали отощавшим офицерам полные тарелки горячего темно-красного продукта. Имея в виду, что обед, даже и в цивилизованной Европе, вряд ли может состоять из одного блюда, дополнительно девкам было приказано подать единственное найденное блюдо, не требующее приготовления - сметану. Решив, что негоже барам подавать сметану в щербатой крынке, девки по своему почину переложили в подвернувшуюся по пути следования из кухни в столовую серебряную посудину, стоящую на буфете. Посудиной оказался сотейник.
   Увидев перед собой темно-красную, густую и более каше-, чем супообразную, массу, молодое офицерство изволило поинтересоваться, как сие блюдо имеет называться. Запрашиваемая девка, не рискуя проявлять инициативу в этом щекотливом деле, пулей метнулась на кухню и возложила решение вопроса об ответе на руководящие органы. Помня о полученной днем ранее инструкции шеф-кулинар, не мудрствуя лукаво, дал описательное название продукту - 'темно-красные щи'. Однако, используя в качестве базового языка ставшую впоследствии массовой смесь французского с нижегородским, он велел сообщить господам, что сие блюдо называется не иначе, как 'бордо щи', имея, очевидно, слово 'бордо' в качестве обозначения цвета упомянутых щей. В процессе обратного перемещения из кухни в столовую девка, не имеющая требуемого в данной ситуации должного лингвистического образования, попросту забыла половину сказанного, и доложила, что баре-де 'борщи' вкушать изволят.
   Баре же, очевидно рассудив, что в сотейниках чаще подаются не иначе как приправы к основному блюду, в большинстве своем размещенную там сметану переправили в стоящие перед ними тарелки и отметили, что как и получающийся малиновый цвет кушанья, так и более нежный вкус получаемого при совмещении продукта свидетельствует о немалом опыте его создателя. Поэтому присутствующий на трапезе поручик князь Логидзе выразил всеобщий интерес в вопросе, а кто готовит столь приятные желудку борщи. За ответом на вопрос данная девка не сочла необходимым обращаться в вышестоящие инстанции, ибо прекрасно знала, что данное конкретное блюдо готовил лично и персонально молодой мастер-истопник Иван. Исходя из добродушной тональности заданного вопроса и подозревая возможное материальное вознаграждение производителя девка, уже включенная планирующими органами в предстоящий по осени процесс законного бракосочетания с упомянутым Иваном, без тени сомнения назвала его кличку. Кличку, а не имя она использовала просто потому, что в те времена русская деревня была не избалована избытком применяемых имен, и мужское население крепостного сословия состояло преимущественно из Иванов, Петров, Сидоров да Василиев, с редкими вкраплениями иных именований. Для различения же в быту в многолюдных населенных пунктах деревенского типа чаще использовались не фамилии, отсутствующие у крепостных по определению, и даже не отечества - ибо и отечества у населения были все те же Ивановичи да Васильевичи, а персональные клички, дававшиеся чаще как характеристика индивидуальных особенностей именуемого пейзана. Так вот, в силу характерной особенности волосяного покрова головы данного рассматриваемого Ивана кликали его в деревне не иначе как 'Хохол'. И посему буквальный ответ на поставленный князем Логидзе вопрос прозвучал так: 'Хохловское творенье сии борщи будут'.
   Поскольку хохлами в те времена именовали не любых жителей незалежной Руси Малой, а лишь строго конкретно воинскую составляющую небезызвестных казаков Запорожья, славных именно таким построением национально-полевой прически, присутствующий за столом полтавский сотник Шаповаленко заметил, что его-де денщик-запорожец будет в обозримом будущем озадачен более частым приготовлением запорожского национального супа. На последующие насмешки прочего офицерства сотник высказался в том плане, что данное блюдо едал он, конечно же, неоднократно, но не по чину ему, сотнику, запоминать всякую ерунду типа названий подаваемых ему низшим чином блюд.
   Вполне насытившись поданным, г-да офицеры, к счастью для обслуживающего персонала, не затребовали новых перемен, и удалились в сад для принятия соответствующих напитков в окружении дивной среднерусской природы. А облегченно вздохнувшие трудовые массы переключили свои усилия на прием и размещение подоспевшего обоза с вещами и денщиками ранее прибывших высоких гостей.
  
  
   5. Продукт кавказской национальности
  
   Многоязычный староста, не на секунду не забывавший о степени персональной и коллективной ответственности за качественную, с кулинарной точки зрения, встречу гостей, лично контролировал как качество сервиса, так и реакцию обслуживаемого контингента. В результате мероприятий по прослушке староста установил, что контингент в целом удовлетворен первым днем обслуживания, однако отдельные представители подведомственного контингента в лице князя Логидзе, князя Панкратиашвилли и примкнувшего к ним барона фон Ваффена высказывают сомнения в богатстве меню предстоящих до продолжения передислокации в Петербург дней отдыха. Вдобавок, вышеупомянутые князья Логидзе и Панкратиашвилли высказались мимоходом в том плане, что до возвращения к вершинам Кавказа им вероятно предстоит вынужденное воздержание от употребления внутрь малораспространенных в среднерусской полосе барашков, несомненно имеющих значительные преимущества перед иными сортами мясных изделий, в особенности при совмещении упомянутых барашков с несколькими бутылями 'Киндзмараули'.
   Указанная информация была незамедлительно доведена до сведения руководителя службы подготовки стола с целью выработки программы действий на предстоящий кормовой период. Информация была руководителем воспринята и разработка программы действий была завершена в невероятно короткое время. Суть программы была проста - надо готовить барашка. Руководителя операции смущало в предоставленных разведданных лишь одно слово, но ни многочисленные рядовые бойцы кашеварных сил быстрого реагирования на пожелания барского семейства, ни сам староста-полиглот не смогли дать удовлетворяющей начальство интерпретации термину 'Киндзмараули'. Единственно достоверным атрибутом продукта было признано его жидкое состояние в связи с размещением оного продукта в бутылках.
   Исходя из того, что барашки по природе своей имели известный запас собственного жира, использование таинственного термина для названия сорта масла было отвергнуто изначально. Наименования же более благородных бутилированных продуктов типа 'бордо', 'мерло' или 'каберне-совиньон' были шефу от кулинарии известны с детства. Тем не менее размышления о природе таинственного продукта не прервали прочих подготовительных работ, и в скором времени готовый к кулинарной обработке барашек уже лежал на разделочном столе. Ранее с барашками дела не имевший, Франсуа-Рожер, подошедши к туше, ощутил несколько необычный аромат - и, вспомнив, как в трактире его детства слегка залежавшее мясо промывали в уксусе для устранения запаха тухлятины, пришел к однозначному выводу, что под таинственным термином подразумевался именно уксус. Помятуя о том, что для полного устранения тухлых ароматов мясо выдерживалось в уксусе несколько часов, юный кулинар распорядился отделить мясо от костей и, порезав его на куски, погрузить в уксус. Уксус в те времена был, естественно, только винный.
   Прояснив для себя подготовительную часть работ, хитроумный повар решил уточнить у денщиков г-д Логидзе и Панкратиашвилли технологию доведения полуфабриката до съедобного состояния. С этой целью указанные служивые были выманены из отведенной им людской булькающим сосудом зеленого стекла, и незаметно допрошены в процессе превращения данного наполненного влагой предмета в предмет пустой. Для сокрытия коварности замысла к сосуду зеленого стекла были добавлены несколько обжаренных на вертеле (для быстроты) кусков свинины изрядных размеров.
   Дознание показало, что процесс доведения полуфабриката до требуемых пищевых кондиций осуществляется путем аналогичного поедаемым кускам обжаривания. Однако, поскольку суровые походные условия исключают использование каминов и стационарных вертел, в качестве мобильных заменителей используются всегда имеющиеся под руками ружейные шомпола. В целях сохранения продукта, а равно и шомполов от трудноудаляемой копоти обжаривание производится не на открытом пламени, а над раскаленными угольями, а в силу меньшего энергетического потока от источника лучистой энергии к ее приемнику последний, то есть кусок обжариваемого мяса, должен быть ну примерно вот такого размера. Ну и конечно же к мясу просто необходим лук. Стенограмма первоисточника:
   ... 'Вот сыдым ми, вакруг дерев, куст вакруг, звезд над головой, тэмно, нэбо чорний, слюшай - ночь, вэтэр дуит, угол гарыт красный такой, мясо баран, лук канэшна, Киндзмараули, бэрош шомполы, такой кусок баран, башлык натягиваиш - вэтэр дуй, шомполы на агон, пламя нэлзя, нэт вада - вином пламя лей, крутишь-жаришь, вот готов, кушаиш - ах харашо!'
   Выполняя процесс дознания в целях конспирации единолично, слабоговорящий по-русски француз все-таки извлек из слабоговорящих по-русски грузин основные принципы доведения продукта до готовности. Переведя добытые с таким трудом сведения в более адекватные французскому сознанию формулировки, начинающий кулинар первым делом добавил в уксус, окружающий баранье мясо, изрядное количество нарезанного колечками (для красоты) репчатого лука. Следующим пунктом программы было овеществление в металле заменителей вертела, именуемых, как запомнил Франсуа, шампурами. Поднятый среди ночи кузнец Василий, выслушав описание и целевое назначение требуемых изделий, резонно возразил, что на тонких круглых стальных стержнях мясо непременно будет переворачиваться более тяжелой частью книзу. Причиной данного возражения были не кулинарные прозрения кузнеца, а отсутствие желания работать в то время, как все нормальные люди давно уже спят. В качестве альтернативы Василий предложил использовать плоские полосы металла, когда-то заготовленные им для оковки сундучка, но так и не использованные по целевому предназначению. Услышав возражение иноземного начальства, что-де плоские 'шампуры' будут лежать только в двух положениях и не позволят равномерно обжаривать мясо со всех сторон Василий, не потратив и секунды времени на раздумья, могучими дланями перекрутил полосы винтом несколько раз, и загнул один из концов колечком для более удобного проворачивания их над огнем, а так же для визуальной фиксации текущей ориентации. Вручив полученные столь нехитрым образом изделия изумленному шефу, кузнец отправился досыпать. А повар - на кухню. Впрочем там он задержался ненадолго - отдав ночной смене распоряжение о заготовке изрядного количества углей для завтрашней готовки, от вслед за кузнецом предпочел навестить царство Морфея.
   Наутро, прослышав о намерениях кормимого контингента отправиться на охоту, кухня в срочном порядке изготовила необходимое количество порций 'английской национальной каши для джентельменов', проходящей в смоленских селениях под кодовым названием 'Геркулес'. В надежде, что довольно сытная утренняя трапеза подольше будет удерживать 'джентельменов' вдали от дома - и кухни. Однако русское офицерство, впервые отведавшее этого весьма сытного продукта, соизволило расслабиться и разлениться, и, все еще сохраняя определенный несколько нездоровый интерес к французу в виде повара, возжелало наблюдать процесс приготовления к грядущему обеду. То есть офицерство оценило 'английское' блюдо весьма положительно, и согласилось с предложением о включении в меню иностранных блюд как таковых, но, находясь на территории России, выразило пожелание вернуться к исконно русскому расписанию застолий.
   Для прояснения последующих моментов необходимо вкратце отвлечься от кулинарии в область русской архитектуры. Как правило, помещичий дом мало напоминал размерами Зимний Дворец или Версальский замок. Это был довольно небольшой, чаще двухэтажный, дом, с центральной двусветной залой. Как правило к дому пристраивались симметрично два небольших флигеля. Сразу за домом располагался небольшой зимний сад или оранжерея, причем размеры оранжереи зачастую превышали размеры самого дома. За оранжереей - на некотором удалении - располагался уже упомянутый пожарный пруд, а справа (если смотреть от пруда к дому) - сад. Лужайка между оранжереей и садом обычно использовалась для застолий на открытом воздухе, и именно ее в помещицком быту называли 'садом' - поскольку сам собственно сад был местом для выращивания продуктов, а, следовательно, местом работы. Которой, как известно, занимались крестьяне, а не помещики.
   Поскольку для проживания собственно семьи помещиков обычно использовалось только одно крыло дома - выходящее окнами в сад, печи для отопления так же чаще всего были только в этом крыле. Отопление же другого крыла в случае крайне редкой необходимости выполняли с помощью переносных жаровен - металлических ящиков с крышкой, в которых тлели угли. Жаровни эти назывались татарским словом 'мангал', ибо и сами произошли от татарских кочевников, отапливающих мангалами свои юрты. В отличие от довольно оседлых крымских татар, использующих стационарные печи, татары-кочевники Поволжья повсюду были вынуждены таскать эти мангалы с собой - поскольку металл был дорог, а ломбардов, принимающих временно ненужные вещи на ответственное хранение, татарская цивилизация еще не знала. Поэтому на Руси все знали татар-кочевников под именем 'татары с мангалом' в отличие от просто татар из Крымского ханства. Впоследствии, с переходом на паровое отопление, сидящие в тепле петербургских квартир 'историки' просто не поняли, о каких татарах и мангалах идет речь в летописях, и, не зная уже значения и назначения слова 'мангал', стали называть этих кочевников по созвучию 'татаро-монголами', хотя далекая восточная нация, исповедующая буддизм (в локализованной для пустыни Гоби версии), к отоплению юрт поволжских татар никакого отношения не имела.
   Имелись мангалы и в поместье г-на Бабынина. И один из этих мангалов, как нельзя лучше приспособленного к сжиганию угольев, неутомимый француз и решил использовать в качестве мобильной жаровни для кушанья из барашка. Естественно, сняв верхнюю крышку.
   Первый постулат - 'вокруг дерев и куст' был обеспечен переносом мангала в 'сад'. Постулат второй 'ночь' был проигнорирован как малосущественный и в утреннюю пору практически неосуществимый. Для реализации 'ветер дует' были мобилизованы несколько самых здоровых мужиков, во всю силу раздувших полный мангал углей до ярко-красного состояния. Позже мужики были отпущены, поскольку выяснилось, что для поддержания горения углей в профессионально выполненном мангале достаточно иногда пару раз взмахнуть полотенцем. Рядом с раскочегаренным мангалом было торжественно выставлено ведро с 'мясо баран, лук канэшна и Киндзмараули', и виртуоз от гастрономии начал натягивать куски мяса на свежеизобретенные шампуры. Колечки лука, дабы не пропал продукт зря, нанизывались между кусками барашка. Мангал, покрывшись шампурами с нанизанным на них содержимым, начал распространять такие запахи, что ехидствовавшее до этого момента офицерство примолкло и, глотая слюни, с вожделением на него уставилось. Тут начал вспыхивать капающий с мяса в угли жир, Но предвидевший это явление маг шампура достал заранее открытую бутылку 'мерло' и точными плесканиями пресекал в зародыше каждую попытку углей выдать столб всесжигающего пламени.
   Не имея возможности заранее набраться опыта в определении времени доведения мяса до готовности, француз-виртуоз заранее запасся пригоршней тонких заостренных палочек, втыкая которые в сердцевину куска он определял наличие или отсутствие крови. И, как только очередное зондирование показало, что продукт достиг требуемых кондиций, француз предложил глазеющим на него офицерам 'откушать барашка кавказской национальности'. Однако последовавшая реакция наблюдателей поначалу оказалась не совсем соответствующей ожиданиям.
   Следует отметить, что не только г-н Логидзе и г-н Панкратиашвилли были в курсе действительно традиционного кавказского подхода к жарке барашка. Практически все офицеры, сидящие в саду, прошли через гарнизоны Кавминвод и прекрасно знали, что пользуемый за неимением иного мяса барашек жарится сразу по забитию и сдиранию шкуры на любом доступном огне, и в связи с отсутствием столовой посуды для простоты кусок мяса насаживается на любой прутик или, на худой конец, на штык или шомпол ружья. Знали они и то, что есть приготовленного таким образом барашка можно только обильно заедая его луком, дабы луковый запах хоть немного отбил жуткий аромат горелой баранины, и запивая его изрядным количеством кислого вина, чтобы смыть изо рта мерзкий бараний жир... И вообще, для г-д офицеров упоминание о 'барашке жареном' было проявлением ностальгии более по военно-полевым приключениям, нежели по кулинарным изыскам. Наблюдая за приготовлением мяса, ни одному из присутствующих и в голову не могло придти, что им предложат отобедать горелой бараниной - однако то, что протягивал им этот француз на затейливо витой железной палке, выглядело отнюдь не как кусок горелого мяса, издавало приятный, а не противный запах и вызывало прилив аппетита, а не трудно подавляемые рвотные позывы.
   Посему, придя к единственно верному выводу, что данное кушанье приготовлено именно в их честь, князья Логидзе и Панкратиашвилли, тяжело вдохнув, первыми вкусили предлагаемое. Остальные г-да офицеры с некоторой настороженностью наблюдали процесс поедания князьями мяса на палке. Однако после того, как князь Логидзе, прикончив одну палку, коротко сказал 'Еще хочу' и взял сразу две новых, прочие офицеры не сочли вежливым оставаться в стороне от процесса питания. Третий шампур у князя Логидзе отобрали, однако большинству все равно осталось только по одному. Стараясь избежать выражения недовольства, Франсуа-Рожер объявил, что у него 'шашлыка еще почти полное ведро' и через малое время все желающие получат любое количество добавки, задержка лишь за 'шампурами'. Не поняв значения слова 'башлык' в рассказе денщиков, и, как всегда перепутав от волнения буквы, юный специалист по кавказской кухне дал столь хорошо знакомое всем нам с детства название новому блюду 'традиционной кавказской кухни'.
   В ожидании второй порции 'шашлыка' князь Панкратиашвилли неожиданно вспомнил, что в багаже его имеется изрядное число бутылок Киндзмараули, доставляемые любящим сыном пребывающему ныне в столице дорогому отцу, и решил, что размен части этих бутылок на рецепт только что откушанного весьма нетрадиционного бараньего мяса будет более чем адекватен. В связи с этим денщику князя было поручено немедленно произвести соответствующий обмен - и юный гастроном из Прованса неожиданно уяснил, что использование уксуса оказалось его собственной, вполне патенточистой идеей. Однако, не желая признавать за собой незнания кухни народов Кавказа, рецепт был продиктован в оригинальном виде. С небольшим лишь уточнением, что в отсутствии надлежащей родословной у барашка, подтверждающего его чисто кавказское происхождение и посему могущего быть не столь лакомым, допускается частичная либо даже полная замена Киндзмараули простым уксусом. Впрочем, позже, продегустировав дар князя, юный Оливье осознал, что без подобного 'уточнения' вполне можно было бы и обойтись...
   Г-да же офицеры, употребив по прямому назначению еще пару смен 'шашлыка на палочке', решили, что столь ранний, но сытный обед вкупе с летним солнцестоянием и веселым состоянием души вполне оставляет время для небольшой охоты и, приказав седлать лошадей, направили все помыслы на предстоящее увеселение. Временное отсутствие старосты в центре наблюдения и контроля почти позволило им улизнуть, оставив персонал гастрономической службы в недоумении относительно последующих кулинарных пожеланий, однако в последний момент конюший успел проявить столь нужную инициативу и поинтересовался у отъезжающего предпоследним князя Логидзе на предмет, а что же подать к ужину. Князь, будучи уже мысленно в погоне за дичью, запросил единственное всплывшее в его памяти мясное блюдо, не требующего обжигания - цыпленка. А ожидающий князя примкнувший к ним барон - страстный курильщик - добавил: 'табака'. Конюх, сильно подозревая, что с цыпленком могут быть некоторые накладки, придержал за стремя последнего из отъезжающих - денщика князя - и вежливо попросил объяснить, в каком конкретно виде готовить оного. Денщик ответил единственно известной в то время на Кавказе рецептурой - 'варишь'. Но, поскольку как раз в этот момент он забирался в седло, зажимая в зубах нагайку, конюший услышал нечто иное. Каковое пожелание вкупе с рецептурой и было донесено руководству службы готовки.
   Стоит отметить, что несмотря на героические усилия царя-'реформатора', народ русский в массе своей табакокурению привержен не был, и данное времяпрепровождение было более барской забавой. Но в поместье, естественно, табак имелся, и образец был немедленно доставлен на кухню. К счастью, кулинар, дабы прикинуть потребность в дозировке, сунул несколько крупиц табака в рот. Успевший к тому моменту хлебнуть 'Киндзмараули' из презентованной бутылки, провансалец склонился к выводу, что возможно вкусы грузинских князей несколько отличаются от общечеловеческих (не сообразив, что вино всего лишь прокисло из-за отсутствия герметичной пробки и длительного бултыхания в нагретом солнцем багажном сундуке). Однако имея в виду, что подавляющая часть кормимого дворянства к грузинским князьям не относится, решил заменить мерзкую горечь табака более приемлемой для нормального человеческого организма горечью чеснока. А, дабы придать хотя бы видимость использования табачного листа в планируемом блюде, добавить сушеные листья иной, нейтральной по вкусу травы.
   Так уж случилось, что в этот момент на глаза ему попалась валяющаяся еще с эпохи салатных экспериментов на завалинке высохшие отвергнутые кандидаты в зеленные. Отловив проходящую мимо девку, провансалец произвел блиц-допрос на предмет идентификации гербария. Девка смогла идентифицировать как безусловно съедобный лишь один вид травы - выращиваемый 'для запаху' при засолке грибов кориандр. Уточнив дозировку в пересчете на бочку рыжиков и проведя экспериментальную оценку вкусовых параметров, молодой гастроном счел необходимым и достаточным на каждого цыпленка использовать по паре небольших веточек.
   К моменту возвращения кулинара на территорию собственно кухни служба подготовки полуфабрикатов успела забить, ощипать и выпотрошить пару дюжин цыплят, а служба технической поддержки - нагреть на плите дюжину противней (попробуйте произнести слово 'варишь' не разжимая зубов...). Полуфабрикаты были намазаны истолченым (для маскировки) чесноком, набиты (для демонстрационных целей) листьями кориандра и возложены на горячие противни. Точнее, почти возложены, поскольку для любого русского человека слово 'жарить' подразумевает 'на масле или жире', какового по неизвестной причине (а скорее всего в связи с исчерпанием на стадии предыдущей деятельности) не оказалось. Пейзане практически единодушно мысленно оказались уже на конюшне со спущенными портами, но ситуацию исправил подвернувшийся накануне иностранцу работник венчика и крынки. Исправил, доложив, что в результате своих праведных трудов получил некий жир светло-желтого цвета, достойного вкуса и запаха, вдобавок легко тающего у печи. Не желая ожидать доставки масла со стратегических складов и помня об изначальном намерении смешивания масла (постного) с молоком, шеф приказал использовать данный продукт для смазывания противней. После чего возложение цыплят на раскаленный металл наконец свершилось.
   Через несколько минут оставленное присматривать за процессом крестьянство осмелилось доложить начальству, что цыплята вероятно собираются жариться стоя, поскольку приобрели исходную округлую форму. Начальство, убедившись собственными глазами в достоверности сказанного, попробовало вновь прижать непослушную птицу к горячему железу ложкой. Птица прижалась, однако по убирании ложки со спины вновь приняла позу неподчинения. Мысленно прикинув удельную плотность противней на плите и суммарные габариты крестьян, необходимых для прижатия всех непокорных птиц одновременно, молодой галл осознал объективную невозможность ручного укрощения взбунтовавшейся природы и, не мудрствуя лукаво, просто поставил на одного из цыплят тяжелый чугун. Убедившись в эффективности данного подхода, экспериментатор приказал немедленно распространить передовой опыт на оставшийся полуфабрикат и занялся исследованием остатков 'молочного масла', очевидно не расслаивающегося на компоненты. Признав вкус вполне удовлетворительным, он решил уточнить у вчерашнего мешалы использованные пропорции масла, молока и уксуса. Выяснив, к своему немалому удивлению, что в данном им указании ни масло, ни уксус не упоминались, а продукт получен верчением одного лишь молока (точнее сливок), он классифицировал его как 'масло сливочное' и вернулся к цыплятам. К этому моменту (примерно спустя 25 минут после начала термообработки) одна сторона всех цыплят успела прожариться, но другая осталась еще практически сырой. Догадываясь, что в ожидании дожаривания верхней части нижняя часть цыплят имеет шансы на полное сгорание, он распорядился цыплят перевернуть и, при необходимости, вновь прижать тяжелым металлом. Наблюдая за процессом переворота Франсуа отметил, что часть цыплят, у которых хребет был надломлен в процессе первоначального водружения на них чугунных изделий, не потребовала повторного прессования, а по окончании готовки - оказалась покрытой аппетитной корочкой. Посему при подготовке второй смены цыплят распорядился хребтину надломить заранее.
   Произведя дегустацию готового цыпленка Франсуа-и так далее-Жерар отметил, что вкус и аромат птицы заметно отличается от ранее подготовленных версий куропродуктов, и, опасаясь неприятия оного отдельными потенциальными вкусителями и примкнувшими к ним баронами текущего релиза 'цыпленка табака', озаботился подготовкой альтернативного блюда. В качестве какового было решено использовать наваренную еще вчера в изрядных количествах гречневую кашу, подаваемую на сей раз с модифицированным молоком в виде 'масла сливочного'.
   На вопрос сервировочной команды о пропорциях каши как таковой и добавляемого в нее 'масла' Франсуа-Роже, помня о произволе в пропорциях каши в комплекте с традиционным молоком ответствовал, что, мол, 'каши маслом не испортишь'. По счастью, все мировые запасы сливочного масла на тот момент были сосредоточены в уже изрядно опустошенной крынке, и г-дам офицерам на стол была подана все-таки каша с маслом, а не масло с кашей... Однако выражение закрепилось - сначала среди специалистов-сервировщиков как констатация допустимости использования лимитированной доступными объемами приправы по вкусу и здравому смыслу, а в дальнейшем в этом же смысле распространилось и в прочие, не смежные с кулинарией области деятельности человеческого разума.
   Сам же ужин вернувшихся с охоты офицеров дал мировой кулинарии два новых открытия. Грузинские князья были поражены, что 'киндзу' - горское название кориандра - можно использовать не только в сыром виде, но и для жарки птицы. Однако удивление свое, внутренне объясняя его для себя длительным 'отрывом от культурных корней', успешно скрыли от застольного общества, и 'цыпленок табака' занял свое место в 'традиционной грузинской кухне'.
   Второе открытие оказалось более глобального плана. Для устранения даже возможности обвинения в подаче малосъедобного блюда свежеизобретенный цыпленок Кавказа был подан в одной тарелке с той самой кашей, которую 'маслом не испортишь'. Не привыкшие к смешиванию разных продуктов в одной тарелке офицеры довольно резко поинтересовались причинами такого подхода к формированию меню. Та же девица, что и вчера по поводу 'борщей', была направлена на прояснение нового вопроса в области прикладной гастрономии. Из ответа 'garnir l'assortimente' (обеспечение возможности выбора) до стола, как и ранее, она донесла только часть, на этот раз первую. Ну, гарнир так гарнир, решили проголодавшиеся на охоте офицеры, не иначе у них, французских маршалов, так принято - птицу с кашей вместе есть... По завершении трапезы русское офицерство пришло к выводу, что с 'гарниром' оно действительно вкуснее и сытнее получилось - и 'гарнир' как слово и как понятие стало с этого момента неотъемлемой частью почти любого мясного (да и рыбного) блюда русской и европейской кухни.
   С глубоким прискорбием хочется отметить, что первое из двух открытий этого вечера в последнее время подвергается профанации и искажению со стороны невежественных выпускников-троечников кулинарных техникумов. Эти бездари сводят высокое искусство сотворения цыпленка табака к натиранию бедной птицы чесноком, или даже в простому расплющиванию куска курятины гирей на сковородке. Не имея и зачатков понятия о столь чудесном блюде, они 'рекомендуют' намазать ни в чем не повинную птицу сметаной для 'румяного виду'. Плюньте в глаза этим выродкам гастрономического искусства! Основой вкуса и всем нам знакомого аромата является исключительно кориандр, он же - киндза. Можно поджарить истинного 'табака' без чеснока. Можно - при известной сноровке - и без гири. Но без киндзы его не получить. Запах горелого чеснока - неважная замена аромату киндзы в курином жире...
   Впрочем, вернемся в год 1813, в вечер 23 июня. Закончив трапезничать, офицеры 'убедились', что слухи о неспособности французов к готовке несколько преувеличины, Но, считая, что основные кулинарные тайны маэстро поварешки до планового срока все равно не выдаст, попросили на завтра, к утренней трапезе перед отъездом из поместья приготовить им легкий завтрак и отправились почивать.
   Под термином 'легкий завтрак' господа понимали нечто не обременительное для желудка перед длительной ездой верхами. И, пройди такое указание через любого из селян на пути к изобретательному иноземцу, одним традиционным блюдом русской кухни было бы меньше. К счастью, молодой Бабынин изложил свое пожелание непосредственно руководителю службы воплощения кулинарных фантазий. Последний же, в силу своеобразного восприятия русской речи, отнес понятие 'легкий' исключительно к физической составляющей желаемого продукта, и обратил свои помыслы в сторону максимального приближения к идеалу с объемно-весовой точки зрения. Мысленно обозря уже знакомые начинающему светилу кулинарии продукты питания, иноземный мыслитель с глубоким прискорбием пришел к выводу, что максимальным приближением к идеалу является простой хлеб, состоящий главным образом из застывших пузырей воздуха. Однако идея подать к завтраку офицерам по куску хлеба, даже и ситного, ему показалось малоубедительной. В раздумьях, чем бы сдобрить простую русскую еду бывший солдат вспомнил, сколь вкусным ему показался тот же хлеб, но с молоком, выданный простыми русскими крестьянами несчастному пленнику после обретения им независимости от отхожих мест. Уважение к офицерам подбросило мысль заменить молоко сливками. А память тут же воспроизвела комментарий вчерашнего мешалы молока с молоком разбрызгивании сливок при работе венчиком... Перед глазами проплыли снежно-белые редиски, обрамленные алой кожицей...
   Для имплементации в реальность финального объекта данного ассоциативного ряда с полсотни девок отправились в окружающие леса еще до первых петухов, а невыспавшийся кузнец Василий всю ночь совмещал прялку обыкновенную и венчик с целью повышения оборотистости последнего.
   Утром же офицеры получили действительно легкий завтрак - сливки, взбитые до состояния невесомой пены, наполненной ярко-красными ягодами лесной земляники. Земляника со сливками окончательно развеяла сомнения русского офицерства в превосходстве российской многонациональной кухни над любой иноземной, однако заронила зерна сомнения в лучшей способности русских поваров достойно эту кухню представлять. Понятие 'повар-француз' перешло из категории неприличного анекдота в категорию приятной неожиданности, и на сем промежуточный этап знакомства дворян России с 'кухней народов мира' был завершен.
   А творца этой самой 'кухни народов мира' ожидали новые заботы.
  
  
   6. Сладкие хлопоты
  
   Отъезд г-д офицеров позволил молодому гастроному со товарищи слегка расслабиться, поскольку кашеварные силы реально продемонстрировали свои способности к быстрому реагированию. Однако юный галлиец, имеющий за плечами некоторый армейский опыт, осознавал, что удовлетворить кулинарные потребности молодых голодных офицеров было гораздо более просто, чем поразить искушенную столичную публику изысканностью продуктового набора.
   Поэтому, позволив русскому крестьянству немного перевести дух и порадоваться отсутствию воспитательного момента на конюшне, вождь кашеварного племени возобновил свои изыскания с новой силой. И, естественно, возобновление оных произошло на территории кухни.
   Наше повествование было бы исторически неточным и страдающим от отсутствия полноты предоставления материала, если бы в нем не присутствовало описание столь часто упоминаемой кухни, ставшей местом трудового подвига новоявленного гастронома. И, вероятно, здесь наступил момент, когда этот досадный пробел необходимо заполнить.
   Как уже упоминалось, большую часть своих экспериментов Оливье производил именно на кухне (или же в непосредственной близи возле нее). Сама же кухня эта создавалась постепенно, в процессе возникновения новых запросов со стороны нарождающейся науки о вкусной и здоровой пище, и несколько позже описываемых событий приобрела законченную структуру и планировку, ставшую эталонной для всех комбинатов здорового питания от всемирно известных ресторанов до забегаловок напротив заводских проходных.
   Изначально, немедленно по приходу в голову француза идеи о массовости и конвейерности кулинарно-исследовательских работ, было принято решение о строительстве вблизи места предстоящего кормления предстоящих гостей парочки больших столов для разделки и подготовки поступающего продуктового сырья, каковые были незамедлительно вытесаны мастеровитыми мужиками, выросшими среди густых среднерусских лесов и посему управляющихся с топорами зачастую более успешно, нежели с ложками. Столы были попросту поставлены на подвернувшейся лужайке, однако массовое топтание поварского люда очень быстро превратило только что выглянувшую из-под снега лужайку в грязную площадку, а обработка в первые же дни изрядного количества мясных полуфабрикатов и смешение грязи с вытекающей кровью трансформировало простую грязь в зловонную. Сообразив, что до конца сентября окрестности помещичьего дома провоняют хуже скотобойни, руководитель работ предложил поместить столы на твердую (чтобы не растаптывали) и моющуюся (чтобы не копить разлагающиеся отходы) платформу. Каковая была выстроена из знаменитого 'подового' кирпича.
   Чтобы дать более полное представление о столь заслуживающей внимания кухне, необходимо немного отвлечься в область традиционной русской народной стройиндустрии.
   Усилиями многочисленных исторически безграмотных писателей, а так же отвергающей само понятие исторической правды большевистской пропаганды, Россия начала XIX века в представлении многих наших людей выглядит как унылое место, заставленное полуразвалившимися избенками, противостоящих в своей беспробудной нищете шикарным каменным палатам помещиков. В реальности картина выглядела существенно иначе.
   Кирпич в России никогда не считался дефицитным или дорогим стройматериалом. Крестьяне же предпочитали строить избы из бревен исключительно в силу лучших теплоизоляционных и гидростабилизирующих свойств древесины. Наличие же в каждой русской крестьянской избе традиционной русской же печи, занимающей зачастую более половины дома и требующей для своего построения большего числа кирпичей, нежели потребовалось бы для строительства самого дома, лишь подтверждает данный тезис. В отличие от плодородной, но бедной лесом Малороссии, или же от заболоченной и бедной глиной Руси Белой, Среднерусская возвышенность предоставляла своим жителям в избытке и глину для лепки кирпичей, и дрова для их обжига. Не имеющие автоматизированных кирпичных заводов русское трудовое крестьянство лепило кирпичи большей частью вручную, причем кирпича изготовлялось в основном два вида - верховой и подовый. В глину для верхового кирпича добавлялась солома, которая, выгорая при обжигании, придавала кирпичу пористость и проистекающую отсюда 'воздушность' и теплоту. Из такого кирпича строили стены жилых домов в городах. Второй же тип кирпича - когда глина плотно прессовалась колотушками в форме и ничего, кроме некоторого количества песка, в глину не добавлялось - назывался подовым, ибо основным его назначением было строительство подов тех самых русских печей (да и печей в целом, для унификации сырья и упрощения заготовительного процесса). Из этого же кирпича были сложены и стены Московского Кремля (да и многих других кремлей и церквей России). Плотный, тяжелый, обжигаемый при более высокой температуре, нежели кирпич верховой, кирпич подовый часто имел не просто гладкую, но блестящую поверхность, поскольку песок, входящий в его состав, контактируя с золой, получающйся из дров в процессе обжига, образовывал ту самую глазурь, которую еще древние греки использовали для украшения своих амфор. А посему построенный из такого кирпича помост, ставший в дальнейшем фундаментом описываемой кухни, полностью соответствовал требованиям заказчика как по износостойкости, так и по влажноуборкопригодности.
   Теперь самое время вернуться к собственно кухне. Разместив заготовительные столы на регулярно подвергающемся влажной уборке кирпичном помосте, Франсуа решил проблемы грязи и вони. Однако, с учетом весенней распутицы, переноска подготовленных для термообработки полуфабрикатов в находящиеся в деревне русские печи была делом не очень безопасным и весьма долгим. Строительство же вокруг помоста изрядного числа новых печей француз счел излишеством и приказал тут же, на помосте, воздвигнуть открытый очаг, способный обжаривать и обваривать свежеподготовленные заготовки пищепродуктов. Очаг был воздвигнут, в виде большого кирпичного корыта (поскольку, как уже упоминалось, основным способом готовки мяса в цветущей Франции было зажаривание оного на открытом огне камина). Выяснив уже в первый же день эксплуатации очага, что традиционные русские чугуны мало приспособлены для подобной конструкции дровосжигающего устройства, Франсуа-Рожер распорядился перекрыть часть очага чугунной плитой, на которую имелось в виду оные чугуны ставить для нагревания. Озадаченный этой работой кузнец Василий, зная о не очень высоких параметрах теплопроводности нецветного металла и о весьма высоких свойствах его же в части теплорассеивания, проделал в плите несколько отверский, в которые чугун аккуратно усаживался до половины, обеспечивая непосредственный контакт варочной емкости с пламенем. А в дальнейшем, имея в виду использование чугунов разной емкости и, следовательно, размеров, усовершенствовал идею, внедря в практику динамическую оптимизацию диаметра отверстий разнокалиберными соосными перекрывающимися кольцами.
   Буквально через неделю оказалось, что в практике приготовления кушаний в основном используется именно перекрытая чугунной плитой часть очага. А посему вскоре практически весь очаг оказался закрыт чугунными плитами с отверстиями под чугуны, а для загрузки дров в утробу новоявленного термоагрегата были изготовлены несколько чугунных же дверец в боковых стенках. И, как венец конструкции, для улучшения тяги была построена труба. А для имитации 'русской печи' при необходимости запечь что-либо в нескольких секциях боковые дверцы вели не в топку, а в замкнутые каморы. Эти каморы, не имеющие естественной проветривающей тяги, как настоящие русские печи, быстро напитались запахами запекаемых в них продуктов, и за своеобразный вкусный 'дух' получили у местного крестьянства ставшее в настоящее время привычным название 'духовки'.
   А первый же настоящий весенний дождь продемонстрировал необходимость строительства крыши, каковая была сооружена с использованием в качестве подпорок обыкновенных стен, желательность которых подкрепилась пыльными ветрами. Впрочем, капитальных стен было выстроено всего три, четвертая представляла собой лишь легкую дощатую перегородку, убираемую во время работы во избежание перегрева. По совету того же кузнеца непосредственно над плитой был поставлен жестяной короб для отвода раскаленного воздуха, чтобы жар чугунной плиты не спалил попросту потолок во второй раз... Сама же чугунная плита с дырками над очагом получила среди пейзан название 'кухонная плита', а впоследствии это название распространилось и на весь тепловыделяющий агрегат.
   Название же свое все заведение в целом получило вскоре после постройки благодаря стараниям иностранца все-таки изучить трудную речь аборигенов. Зайдя как-то в производственное помещение, зарубежный руководитель узрел группу начинающих поваров, усиленными темпами освобождающих очередной чугун от содержимого. На вопрос, а что, собственно, пейзане тут делают, смущенное крестьянство честно ответило 'кушаем', ибо отпираться, имея до предела забитые горячим продуктом рты, было просто неразумно. Однако начинающий мастер пищевых работ, считая (и совершенно справедливо), что дегустация продукта в процессе приготовления есть профессиональная обязанность любого кулинара, задал вопрос свой исключительно в лингвистических целях. А, успев к тому времени узнать, что куют в кузне, сделал естественный логический вывод, что 'кухают' в 'кухне'. Набитый род оголодавшего крестьянина плюс тяга к знаниям юного иноземца дало новое русское слово. Крестьяне быстро смекнули, что словом 'кухня' (которое они сочли за французское) иноземец кличет новое строение, а к тому времени, когда недоразумение могло бы проясниться, слово успело распространиться не только среди жителей Бабынино, но и в десятке открестных губерний. Есть авторитетные исследования, доказывающие, что г-н Оливье так до конца жизни и не узнал, что слово 'кухня' введено в русский язык именно им.
   Впрочем, в середине лета года 1813-го, проводив г-д офицеров вздохом облегчения, неутомимый исследователь направил свои стопы именно на кухню - с пышущей жаром плитой посередине.
   Осматривая остатки несъеденных гостями продуктов, он обнаружил стоящий на столе недалеко от плиты за пустыми чугунами маленький двухфунтовый чугунок с густой коричневой массой на дне. Отведав содержимое в целях узнать, каким образом и из чего это содержимое возникло, Франсуа почувствовал сильную сладость, но, в отличие от меда, с изрядной горчинкой. Напрягши память, он установил, что первоисточником данной коричневой жижи был собранный при рубке свеклы сок, выпарившийся на теплой плите. Однако горчинка явно показывала, что сок свекольный до своего попадания на плиту успел прокиснуть, если не протухнуть...
   Современное человечество должно благодарить юношу из далекого Прованса за порожденную голодной юностью жадность к продуктам питания, не убитую даже месяцами избыточного кормления. Вместо того, чтобы просто выкинуть полупротухшую жижу, он решил проверить, не подойдет ли для данной субстанции традиционный подход французских виноделов. Подход французских виноделов полностью себя оправдал, а результат этого эксперимента все мы видим у себя на столе каждый день.
   Суть же таинственной французской технологии была проста. Виноделы, как им и положено исходя их названия профессии, делали вино. Как правило, из винограда, из которого предварительно выжимали сок, топча его (виноград) ногами. Сок, естественно, немедленно от грязи начинал бродить, и получалось то, что тогдашний народ называл словом 'вино'. Немного погодя процесс винного брожения переходил в процесс брожения уксусного, и 'вино' кроме искажения вкуса (в те времена - весьма мерзостного), вдобавок теряло основную свою функцию - способность опьянять. Для того, чтобы остановить уксусное брожение, французские виноделы использовали весьма простой трюк. В вино засыпалась известь. Уксус известью гасился, и соответствующие дрожжевые грибки погибали от дисбаланса pH среды обитания, иногда и вкус становился менее поганым. А хитроумные виноделы процеживали получившуюся мутную смесь через тряпочку и получали стабильно опьяняющую жидкость. Кстати, многие (и не только французские) виноделы до сих пор так поступают... Но речь не о виноделах пока.
   Провансалец, имея в виду сильно загустевшее состояние бурой жижи в чугунке, предварительно развел немного извести в воде, и уже в таком виде поместил известь в чугунок. Но, поскольку свекольного соку было совсем на донышке, известь была взята провансальцем с большим запасом. И поле процеживания через тряпочку выяснилось, что известь впитала в себя не только запах тухлятины и кислоту, но и практически весь бурый цвет. А получившийся чуть коричневатый раствор оказался удивительно вкусно сладким, причем, в отличие от меда, абсолютно без запаха. Сообразив, что полученный таким образом подсластитель без запаха можно будет применять при приготовлении иных блюд, воодушевленный француз бросился давать указания крестьянскому сословию по поводу важности выращивания свеклы. Не забыв, впрочем, поставить чугунок на край плиты, дабы излишняя вода, попавшая в сок с раствором извести, покинула сладкую жидкость путем испарения.
   Крестьяне же, выслушав проникновенную речь о пользе свеклы в кулинарном хозяйстве, должным образом воодушевились. Однако заметив как бы мимоходом, что сроки посевной давно прошли, а посевные площади под свеклу на данной территории малы, ежели начальство прикажет, изрядное количество продукта может быть закуплено в сопредельной Брянской губернии ближе к осени, поскольку тамошние пейзане данный продукт сеют гораздо более широко на сочный зимний корм буренкам (а посему более известный там под названием 'буряк'). Начальство приказало, и несколько подвод было направлено в сопредельные территории с целью закупки сырья в любых доступных количествах сразу же для целей сугубо научных. А неутомимый исследователь продолжил свои эксперименты. В ходе исследований было выяснено, что сладость не пропадает от варки раствора, а после выпаривания большей части влаги из раствора получаются крупицы коричневатого цвета, сохраняющие исследуемый вкус. Посему доставленные на следующий день несколько пудов молодой свеклы были немедленно изрублены, частично сварены, частично отжаты для получения исходного сока. Процеженные через тряпицу отвар и сок были поставлены выпариваться. Здраво рассудив, что в большой плоской посуде выпаривание раствора будет проходить быстрее, нежели в глубоком чугуне, юный экспериментатор загодя распорядился изготовить несколько больших плоских емкостей. Кузнец же, получив распоряжение сделать 'плоские чугуны' (ибо иностранец не знал еще иного названия для поварских емкостей на великом и могучем) изготовил затребованные широкие и низкие чугунные плошки для скорого выпаривания воды. Проработав всю ночь, он решил доставить из всех сразу. Долгий путь от кузницы до кухни с тремя пудами тяжелого металла несколько утомил его, и запыхавшись, он доложил встретившему его начальству, что мол, вот, изготовлены и доставлены, как заказано, эти, скоро... воды. Понятно, смекнул лингвист поневоле, у русских плоские чугуны называются сковороды, надо запомнить. То, что других 'плоских чугунов' на тот момент просто не было во всей Российской Империи (да и вообще во всем мире), молодой естествоиспытатель просто не знал. А крестьяне не знали, что француз не знал, что никаких сковород еще не было и потому не было им и названия, и приняли новый товар вместе с новым названием как традиционный атрибут кулинарной техники. С тех пор данные изделия чугунолитейной промышленности на Руси так и называются. В зарубежных же языках данное изделие именуется как правило (в буквальном переводе на русский) не иначе, как 'котелок для жарки', что и с лингвистической стороны доказывает приоритет России по части освоения сковородок.
   Выпарив в новоявленных 'сковородах' и сок, и отвар до нужной кондиции, исследователь выяснил, что разведенная в воде известь с одинаковым успехом очищает и то, и другое, сладость же отвара выше, чем сладость бывшего сока, что вероятно объясняется более полным извлечением сладкой компоненты из свеклы в процессе варки. Несколько удивленным наблюдавшим процесс пейзанам исследователь обстоятельно пояснил, что в выпаренный раствор вливается не молоко, на которое так сильно смахивал реактив, а 'молоко из извести'. И, искренне считая, что технология процесса, а соответственно и сопутствующая терминология начальнику известна с детства, трудовое крестьянство стало называть реактив исключительно как 'известковое молоко'. Под каким названием он известен в сахародобывающей промышленности и поныне.
   В первый день экспериментов по созданию нового подсластителя было получено несколько фунтов коричневатого продукта. Попутно выяснилось, что передержка процеженного полуфабриката в сковороде приводит не только к полному испарению воды, но и к расплавлению собственно сладкой субстанции. С одновременным интенсивным перекрашиванием оной в ярко-коричневый цвет. Для определения степени выпаривания Франсуа-Рожер решил использовать деревянные палочки, которыми он проверял готовность мяса в шашлыках. И при этом выяснилось, что резко покоричневевний продукт крепко прилипает к палочке, почти мгновенно застывая при охлаждении. Какие ассоциации роились в мозгу у молодого исследователя свекольных отжимок, сказать трудно, однако он назвал округлый стерженек из карамели (в которую превращался сахар при перегреве) термином 'петушок на палочке'. В дальнейшей русской истории кондитеры, дабы избежать 'французских' ассоциаций, придали леденцу на палочке форму именно петуха, что правда сделало леденец менее удобным для помещения его в рот.
   Сам же исследователь продолжил эксперименты с подсластителем на следующий день, когда один из посланцев привез уже полтелеги корнеплодов. В отличие от ранее использованных даров природы, вновьпривезенные были белого цвета. И, прошедшие аналогичную предыдущим обработку, дали в результате бесцветные кристаллы. Отсутствие цвета, наряду с уже констатированным отсутствием запаха, делало такой подсластитель воистину универсальным. Поскольку посланец, несколько обеспокоенный отсутствием красного цвета у закупаемого товара, привез его вместе с поставщиком - бывшим крымским, а ныне смоленским турчанином, выяснение природы корнеплода оказалось делом простым. Турок поклялся мамой, что сей корнеплод есть все-таки свекла, просто некрасная от природы, и произрастающая исходно существенно южнее смоленщины, а им лично выращиваемая от ностальгии. Добавил, что по осени может привести гораздо больше продукта, который вдобавок будет гораздо слаще. Впрочем, слово 'слаще' он произнес не по-русски, поскольку был, как уже отмечалось выше, турком. И сунув случайно палец в загустевающий на плите горячий сироп и облизав его, ткнул этим же пальцем в сторону выпаривающейся сковороды и повторил, напрочь забыв от остроты ощущений русский язык - 'захар'. Так подсластитель получил свое торговое название, что в переводе с восточных языков означает попросту 'сладкий'.
   А белая свекла, превратившаяся из ностальгического овоща в ценное пищевое сырье и ставшая основой целой отрасли пищевой промышленности, стала отныне называться свеклой сахарной. Хотя, по большому счету, никогда она свеклой-то и не была. Обманул турок доверчивого француза - корнеплод этот ближе к брюкве или турнепсу. Однако не стоит углубляться в ботанические изыски. Морская свинка вон тоже - и не морская, и не свинья. А сахар - вот он, на столе стоит.
   Окинув мысленным взором открывающиеся горизонты в использовании бесцветного подсластителя не имеющего запаха, в деле удовлетворния пищевых запросов ожидаемых гостей, и соотнеся оные с габаритами экспериментально-производственного пространства кухни, а так же имея в виду наличие изрядного количества подведомственного лапотно-кондового населения, не обремененных производственными заботами за недостатком рабочих площадей, зарубежный менеджер распорядился воздвигнуть специализированное помещение, оптимизированное исключительно под задачи сахароварения, каковое, в связи с изрядным достатком рабочих рук было воздвигнуто в воистину рекордные сроки. Воздвигнуто, оно, впрочем, было в изрядном удалении от кухни, дабы отходы производства не портили окружающий пейзаж, а аромат подгоревшего сахара не раздражал окружающее барское народонаселение.
   Поскольку деятельность создаваемого филиала кухни лежала несколько в стороне от места основных интересов француза, а законтрактованные брянские свеклопроизводители стремились доставить оговоренный корнеплод непосредственно в усадьбу, из числа пролетариев сладкого труда был выделен наиболее в деле бесполезный, дабы перенаправлять телеги с сырьем в сторону нового завода еще на подходах к поместью. Не припомнив соответствующего русского слова, француз, недолго думая, для новой должности указателя правильного пути использовал термин французский. И таким образом на Руси появился первый 'директор' предприятия.
   Сам же новоявленный полиглот, немедленно после отдачи упомянутых распоряжений, вновь вернулся к творческому процессу изобретения салатов.
  
  
   7. Салатная пора - очей очарованье
  
   Вынужденно прервав свои травяные эксперименты в связи с наездом младшего барина с группой товарищей, и продля перерыв в силосных исследованиях случайно-вынужденно-приоритетными научными программами в области сахародобычи, Франсуа с удвоенной энергией возобновил свои салатные изыскания. Однако оказалось, что возникшие задержки оказались благотворными для самого процесса творения. Ибо за две прошедшие с момента приостановки исследований недели успели созреть ранние яблоки, налиться многочисленные дикие и домашние ягоды, подрасти менее многочисленные, но более обильные овощи, а в лесах массово пошли грибы - короче, ликующая природа начала одарять не только желудки своими зреющими плодами, но и могучий интеллект пылкого исследователя идеями об облагораживании оных плодов на пути к упомянутому желудку рядового указанных плодов потребителя.
   Восстановив, исключительно для тренировки утраченных у подмастерий навыков резки, уже отработанный салат из трав, Франсуа-Жерар, уже для тренировки собственных навыков придумывания чего-нибудь позатейливее, решил увеличить, в свете нарастания видового разнообразия доступных для использования зреющих плодов, визуальные различия создаваемых шедевров кулинарии. Хотя пейзане, честно следуя мудрым указаниям направляющей силы, посеяли редиску в неслыханных ранее объемах, за две недели она еще не успела достигнуть салатных кондиций и доступные запасы испытанной красной салатной составляющей приблизились в этот момент к абсолютному нулю. Но русская природа в районе помещичьих усадеб оказалась благосклонной к юному естествоиспытателю. Заимствованные из Франции 'любовные яблочки' - чисто декоративная культура, известная любому повару той эпохи как не только несъедобное, но смертельно ядовитое растение (ими даже пытались отравить одного популярного американского президента), обильно окружали как клумбы перед барским домом, так и скамейки в оранжерее. И оранжерейные посадки успели явить миру свою истинную красоту - эти самые 'яблочки' ярко-красного цвета.
   Иноземец, прекрасно уже осведомленный о выращиваемых в оранжерее ананасах и лимонах, разумно предположил, что все растущее там предназначено для целей поедания. И посему без тени трепета душевного пару 'яблочек' сунул в рот. Вкус не разочаровал исследователя оранжерейных просторов. 'Яблочки' оказались скорее кислыми, нежели сладкими, и большая часть из принявших красный цвет плодов была добавлена в салаты. Поскольку салатов травяных оказалось не очень много по сравнению с возможностями 'разукрашивания' собранного объема плодов, целая миска уже нарубленных 'яблочек' так и осталась нераспределенной по салатам. Миска нарубленных ярко-красных сочных плодов, стоящая рядом с несколькими мисками сочной зеленой травы выглядела настолько красиво, что направило мысль творца салатного направления кулинарного искусства на целесообразность украшения не только отдельного блюда, но и всего стола цветовыми контрастами выставленных кушаний. Решив, что для сотворения 'внутриблюдного' контраста к красным плодам будет достаточно лишь несколько мелких зеленых штрихов, исследователь осыпал миску нарезанным укропом. Также подумав, что природная кислинка не нуждается в уксусе, художник о гастрономии добавил в качестве приправы лишь немного масла (растительного, получившего такое уточняющее название для отличия от свежеизобретенного масла 'сливочного') и первый салат из 'pomme d'ore' - оригинальное французское название 'любовных яблочек' - получил свое законное место в списке традиционных овощных салатов. Поскольку окружающие француза простодушные крестьяне были так же не в курсе, что 'помидоры' смертельно ядовиты, новшество никто не оспорил. Но некоторые критические замечания народ все-таки высказал. Суть же критики заключалась в том, что судя по числу 'помидор' незрелых и количеству кустов уже произрастающих есть риск недопроизводства требуемых плодов для удовлетворения потребностей в данном виде салата всех ожидаемых гостей. А посему дескать было бы неплохо либо ограничить индивидуальные дозы, доступные отдельному поедателю, либо перейти к салатам, менее насыщенным именно помидорами.
   Высшее руководство к мнению народа прислушалось. Но, как высшему руководству и полагается, и своим мнением не поступилось, решив провести исследования сразу по нескольким направлениям. Оперативно выяснив у двух ответственных за оранжерею и окружающие клумбы садовников, что при посадке хорошо укореняющихся черенков помидорные деревья дают плоды уже почти через месяц, первым направлением начальство выбрало резкое увеличение посевных площадей с использованием наличных уже обобранных растений в качестве источника рассады. Вторым направлением было избрано сотворение минимизированных индивидуальных порционных блюд на основе созданного салата. И третьим - предложенный селянами путь 'разбавления' салата иными дарами богатой съедобными ресурсами оранжереи и окрестных беседок.
   Второе направление разработок требовало достойного господ визуального обрамления - и Франсуа-Рожер, и окружающие его крестьяне подозревали на вполне законных основаниях, что крошечная кучка салата, поданная барину на обычной тарелке легко может быть воспринята как издевательство и личное оскорбление - ибо барам полагалась подавать всегда полную тарелку щей ли, каши или же мяса - а уж сколько барин не доест и оставит слугам - это сугубо его, барское, право решать. А из посуды малогабаритной в барских буфетах были обнаружены лишь серебряные пашотницы, по размерам вроде бы замыслу соответствующие, однако сильно ограниченные в числе. И вид имеющие достаточно тусклый, что наводило на мысль о малой популярности вареных яиц как блюда в барском меню. Однако предположение, что барское семейство яйцами пренебрегало, было горячо отвергнуто дворовыми девками, участвующими в инспектировании содержимого буфетов. Слова девок о том, что хорошо сваренное яйцо в подставке не нуждается, ибо и само по себе стоять может коль нужда в том возникнет, натолкнули иноземца на гениальную идею. Приказав сварить вкрутую пару дюжин яиц, великий экспериментатор очистил яйца от скорлупы, срезал верхушку и вытащил крутой желток. А помидоры, накрошив их гораздо более мелко, нежели в исходном салате, запихнул на его место. Подрезав яйцо снизу, он получил вполне самостоятельно стоящую на блюде индивидуальную емкость для салата, вдобавок емкость доступную в неограниченных количествах и съедобную, являющуюся частью салата.
   Решив таким образом вторую из поставленных задач, начинающий кулинар перешел к третьему направлению исследований. Признав, что использование яиц - продукта самого по себе довольно сытного - несколько отклоняет салатную составляющую предстоящего пира от базового назначения 'не насыщать', он решил что успех на третьем пути развития салатной индустрии Бабынинского округа будет более важен, чем уже достигнутый результат пути второго в случае отсутствия неочевидных результатов первого. Посему, опираясь на воспоминания своей столь недалекой босоногой молодости, он обратился за информацией не к суровым отцам семейств и не к заботливым матерям-кормилицам оных же, а к многолюдному племени мальчишек, не упускающему, как известно, случая сорвать и съесть все, что человеческому организму не противно вне зависимости от общепризнанных уровней созревания. Несколько удивленные постановкой вопроса в форме 'что бесполезнее всего съедать из произрастающего в окрестностях' опрашиваемые мальцы почти единодушно указали на индийскую лиану, оплетающую решетки беседок. Плоды ее зрелые, в отличие от плодов схожей листьями тыквы, горькие и очень твердые, а незрелые, хотя по твердости близки к яблокам, похоже состоят из одной воды и несмотря на некоторую приятность аромата практически не насыщают. Даже хуже - создавая первоначально ощущение сытости очень скоро приводят лишь к усилению голода.
   Франсуа понял, что нашел самое желаемое в данной ситуации творение природы. Дегустация плодов подтвердила полученные от сельской молодежи сведения - практически безвкусные, но ароматные незрелые плоды лианы как нельзя более хорошо подходили в качестве наполнителя салатов. Кулинара несколько смутило лишь то, что почти одинаковые на вид плоды все-таки имели сильный разброс по вкусовым параметрам - некоторые из них имели довольно горькую кожуру и даже более того, часто плод, безвкусный с одного конца, был на удивление горьким с другого. Однако, решив, что проблема может быть решена индивидуальной дегустацией, Оливье не стал пока углубляться в исследования данного феномена. Он ограничился лишь демонстрацией для назначенных им тестеров салатопригодности каждого плода процесса оценки вкусовых его качеств. Отрезав кончик и пожевав его, изобразил улыбку и вербально оценил плод словами 'О, вкусно!'. Оценив следующий, якобы не соответствующий понятиям о съедобности плод, он скорчил соответствующую рожу и подкрепил пантомиму возгласом 'О, горечь!'. На том подготовка персонала и завершилась. А салатная гамма обогатилась изделиями из незрелого плода декоративной индийской лианы, прозванного крестьянами, видимо в связи со своеобразием произношения нашего предшественника Марселя Марсо, забавным словом 'огурец'.
   Впрочем, работа интеллектуального генератора салатных идей над огурцом не ограничилась тренингом персонала. Не смирясь с мыслью, что значительная часть столь нужных салатной кухне плодов выбывает из пищеоборота, провансалец решил обратиться к народной мудрости в поисках решения проблемы. Народная мудрость в лице все тех же ранее опрошенных мальчишек высказалась в том плане, что-де груздь - он тоже в исходном виде горек. А вот соленый, из бочонка - ну просто царский гриб! Талантливый сын Прованса решил выяснить, не поможет ли аналогичный подход в случае с горькими огурцами. Первый же эксперимент показал, что слегка горчащий плод приобретает большую съедобность при посыпании его солью, более же горькие плоды все еще не воспринимались организмом с радостью. Прикинув, что более плотная, нежели лист одуванчика, кожица огурца вероятно нуждается в более длительном просаливании, исследователь индийских лиан распорядился поместить малосъедобное подмножество имеющихся в распоряжении огурцов в бочонок с соленой водой. Дегустация обработанных таким образом плодов на следующий день показала, что в целом подход оправдывает себя, однако вкусовая гамма продукта резко смещается в совершенно неожиданном направлении. Причем не сказать, что в направлении неприятном. Вкус засоленного продукта порадовал экспериментатора, однако изначальный аромат был утрачен. Посему для придания продукту хоть какого-либо индивидуального аромата в бочонок были срочно добавлены соцветия укропа, абсолютно несъедобные, но аромающие с неземной силой.
   Повторная дегустация плодов спустя несколько дней показала, что интуиция вела огурцеведа в направлении абсолютно правильном, и лишь жаркая погода начала августа довела подопытные огурцы до столь мягкой полуразвареной консистенции. Посему эксперимент был повторен уже с несколькими бочонками огурцов, поставленными для избежания перегрева в пруд с ледяной водой. Не полагаясь лишь на температурный режим, в некоторые из бочонков первозасольщик добавил жесткие листья вишни или дуба в надежде на известный кожемякам дубильный эффект оных, а наряду с укропом для аромата были опробованы и листья смородины черной. Эксперименты с огурцами продолжались до самого дня Х, и как результат оных гости смоги вкусить сии плоды в свежем, малосольном виде и в виде соленом, трех видов засолки одновременно. На вопрос присутствующего на застолье графа Панина, оценившего соленый плод по достоинству, как давно местное население готовит сей деликатес, прислуживающий ему мужичонка честно ответствовал, что мы-де 'давно уже их солим', подразумевая под 'давно' прошедшие два месяца. И - отправился (вместе с семейством, дабы не спился с горя) в родовое село графа - Старую Русу, на берег Ильменя - ибо г-н Бабынин не смог отказать графу в приобретении хоть одного из умелых засольщиков. Получив в награду за 'передачу векового опыта' освобождение от крепости и хуторок Нежин в придачу, мужичонка превратил Старую Русу в центр мирового огурцесоления, а нежинские огурцы - в эталон продукта. Впрочем, это все произошло гораздо позднее, а жаркое начало августа 13-го взвалило на хрупкие плечи юного светила кулинарии новые заботы.
  
  
   8. Плодово-ягодное...
  
   Смоленские леса и сейчас, в эпоху высоких технологий и отравленной природы славятся изобилием дикорастущих деликатесов. Но, в отличие от лесов, допустим, амазонских или даже провансальских, изобилием этим они славятся лишь в краткий период с августа по сентябрь. Причем август, даже пожалуй именно начало августа - если лето было достаточно теплым и в меру дождливым - дает основной урожай ягод и плодов. А посему, происходи оговоренное застолье ранним августом, обильный и разнообразный стол обеспечила бы сама Смоленская земля, без существенного участия франкоязычного недоросля. Последний же, видя уникальные сугубо августовские возможности сервировки званных застолий столь приятными глазу и желудку разноцветных дров лесных полян и чащ, и осознавая неизбежность недоступности этих же даров уже месяцем позже, задумался над возможностями сохранения оных в виде, пригодном к подаче к столу.
   Отметив, что засоленные огурцы, хотя и несколько меняют цвет и вкус на протяжении первой недели засолки, в дальнейшем сохраняются в практически неизменном виде, юный гастроном попытался сохранить поступающие готовые к употреблению растительные продукты в засоленном виде. Применение данной технологии к помидорам дало результат вполне положительный, однако соленые малина, вишня и смородина давали очень малую надежду на положительные отзывы со стороны вкушающего их русского дворянства. Тем не менее эксперименты в этой области неожиданно дали и резко положительный результат - с учетом того, что не привыкший к виду свежеполученного подсластителя поваренок просто-напросто перепутал соль с доставленной для демонстрации начальнику первой партии сахара с только что построенного завода. Вишня в сахаре оказалась, в полной противоположности вишне соленой, гораздо лучше по вкусу, нежели даже вишня натуральная. Франсуа-Рожер немедленно приостановил все прочие продуктовые исследования и сосредоточился на выяснении оптимальных пропорций даров природы и продукта химпроизводства. Из-за нехватки сахара в виде мелких кристаллов (прозванного сельскими остряками 'сахарным песком' из-за схожести с песком речным) в дело был пущен и недовыпарившийся сахарный сироп.
   Через несколько дней выяснилось, что сладкий дар природы, сахарным песком лишь засыпаный, довольно быстро выпускает достаточно сока, чтобы этот песок растворить, а в дальнейшем раствор довольно быстро начинает бродить. Тот же дар, но залитый сиропом, начинает бродить гораздо позже, и тем позже, чем более горячий сироп использовался для заливки. Дальнейшие эксперименты показали, что скорость самого брожения в значительной степени определяется соотношением в сиропе собственно сахара и воды. И для максимального замедления процесса брожения крайне эффективным является выпаривание избытков воды по той же технологии, что и при получении самого сахара.
   Поскольку сроки поступления ягод подходили к естественному концу, г-н Оливье приказал не только интенсифицировать и экстенсифицировать сбор ягод, но и увеличить объемы варки оных в сахаре. Однако, поскольку запасов сахара попросту не существовало в природе, все сосуды для выпаривания оного из сиропа были задействованы на сахарном заводе. Кузнец же Василий на приказ изготовить новые ответил отказом, обусловленным отсутствием наличия запасов чугуна на кузнице. Сомневающийся в праведности и не сомневающийся в лени Василия Франсуа лично пришел проинспектировать кузницу на предмет наличия запасов металла и обнаружил в углу старинную пушку-единорог без лафета, используемую кузнецом в качестве неизвестно чего. На возражение кузнеца, что единороги и вовсе медные были Франсуа-Рожер посоветовал сделать медные сковороды, а на резонный ответ, что все равно единорога не хватит на требуемое количество сковород последовал не менее резонный совет о необходимости экономии материалов не в ущерб качеству.
   Экономия материала свелась к гораздо более тонким стенкам создаваемых сосудов, и - из-за малого опыта работы с цветными металлами - гораздо большими размерами выковываемых изделий, поскольку Василий, готовивший заготовки по весу, ориентировался все еще на параметры чугунных емкостей, а переделывать все заново было все-таки лень.
   Доставленные поутру медные тазы оказались, в силу высокой теплопроводности меди, даже более удобными для варки ягод, нежели их чугунные собратья, и с тех пор 'настоящее варенье' делается исключительно в медных тазах, невзирая на высокую окисляемость меди и массу иных неудобств. Поскольку - традиция.
   После закрытия малиново-вишневого сезона в ход пошла смородина - сначала красная, а потом - и черная. И тут оказалось, что смородина, в отличие от вишни и малины, сморщивается при варке и полученый продукт хотя и вкусен, но сильно некрасив и застревает между зубами. Исследования для данного класса ягод были произведены в обратном порядке, и удалось выяснить, что смородина черная прекрасно сохраняется вообще без варки при обильном засыпании сухим песком. Смородина же красная сморщивается и скукоживается при любой технике совмещения с сахаром. Однако, если отказаться от исходной посылки сохранения ягоды в целом виде, то после протирания с сахаром и удаления жесткой шкурки и семян путем процеживания через сито смесь быстро застывает и получается красивая, ароматная и весьма вкусная розовая абсолютно прозрачная масса, по консистенции напомнившая французу виденную им в детстве медузу.
   Последующее созревание прочих ягод и фруктов показали, что лишь смородины выделяются своим отношением к сахару, прочие же плодово-ягодные культуры предпочитают варку в медном тазу.
   Однако, поскольку, как и всегда, эксперименты над каждым представителем семейства съедобных ягод и фруктов производились по полной программе с использованием различных подходов, разработчики технологий получили довольно-таки значительные объемы полуфабрикатов, подвергшихся в процессе экспериментальной работы брожению. Имея, как и все французы, некоторую склонность к принятию внутрь перебродившего сока винограда, молодой исследователь не оставил без должного внимания продукты брожения и русских народных ягод. Не имеющие оригинально достаточного содержания сахара для получения чего-либо, напоминающего по свойствам вино, в смеси с сахаром свекловичным русские национальные ягоды смогли составить достойную конкуренцию дарам южной лозы. Избыток сахара сделал получившиеся напитки гораздо более приятными на вкус, чем гашеный известью виноградный уксус. Аромат северных ягод, более концентрированный и стойкий, сделал процесс пития напитка приятным не только благодаря последствиям. Вдобавок большая сладость исходного материала приводила и к большей крепости, которая попросту подавляла уксусное брожение в зародыше и делала ненужным гашение благородного напитка меловой побелкой.
   В результате этих вспомогательных исследований гости празнества смогли вкусить множество доселе неизвестных напитков, и разнести по миру новый, неслыханный ранее термин 'сладкие вина'.
   Но главным результатом этих вспомогательных исследований явилось даже не изобретение нового класса вин как таковых. Главным результатом оказалось открытие новой тайной русской технологии сотворения русских вин из любого плода или ягоды.
   Для обеспечения визуального контроля за процессами выделения сока и растворения сахара молодой естествоиспытатель засыпал ягоды и плоды сахаром в больших банках из стекла. Дабы не допустить до продукта охочих до халявной сладости мух, ос и прочих пчел, он закрыл горла сосудов рыбьими пузырями. Аборигены поначалу принимали булькание пузырьков бродящих растворов, усиленное мембранами пузырей, за тихое бормотание соседа - и результирующий продукт получил шутливо-ласковое название 'бормотуха'. И по сию пору жители одной шестой части суши называют этим ласковым словом благородные напитки из даров суровой северной природы.
   Однако следует вернуться на магистральный маршрут исследований молодого светила кулинарии. На этом пути остался один неясный для обслуживающего персонала момент - а именно, терминологическое определение полученных продуктов. Однако на прямой вопрос, как назвать сие варение (под каковым словом русский народ до сего момента понимал любое кушание, полученное в процессе варки чего-либо в чем-либо) француз, будучи человеком от природы честным, отвечал (в зависимости от типа используемой ягоды или фрукта) 'вишневое' или 'яблочное варенье'. Такие прямые и бесхитростные ответы склонили туземное население деревни к мысли, что сами-то они используют термин 'варенье' несколько шире общепринятого значения, и сузили применение этого термина только до области варений плодов и ягод в сахаре. А в дальнейшем, в связи с обвальным распространением данных продуктов по всей Руси Великой все большее число жителей России внушали себе такую же мысль. И в результате теперь слово 'варенье' на Руси обозначает исключительно варенье. А в других странах, не имевших счастья быть частью Российской Империи, варенья вообще не делают. Как, впрочем, и плодово-ягодной 'бормотухи'. Не умеют.
   Поздним вечером 24 августа 1813 года Франсуа-Рожер Гастон Жерар Оливье собрал на кухне расширенный совет молодых специалистов предприятия. В совет вошли, кроме руководителей групп мясной, рыбной, супной и кашной кулинарии, заместитель шефа по салатам, начальник оранжереи и клумб, Василий как представитель смежника по металлоизделиям и староста как представитель госприемки.
   С отчетным докладом выступил г-н Оливье. В докладе от отметил, что на фоне значительных общих достижений все еще имеются отдельные недостатки, которые необходимо устранить в кратчайшие сроки. Выступивший с содокладом представитель смежника заявил, что почетный заказ по металлоизделиям не только выполнен досрочно, но и перевыполнен по номенклатуре, и предоставил собранию демонстрационные образцы серебряных вилок, ножей и маленьких ложечек. На замечание контролирующего органа, что 'такими ложками тарелку щей два для хлебать будешь' смежник предложил использовать ложки не для хлебания щей, а для поглощения более соответствующих ложке продуктов, разработкой которых, за неимением оных к настоящему моменту, стоит особо озаботиться генподрядчику проекта. Генподрядчик предложил выступить с инициативами руководителей профильных служб. Руководители выступили и инициативы проявили. По результатам прений инициативные проекты были включены в производственный план, а смежнику было поручено доукомплектовать наборы столовых металлоизделий вилкой двузубой маленькой для фруктов, вилкой четырехзубой широкой для рыбного суфле, ножом фруктовым, ножом мясным, ложкой для сахара (чайной), ложечкой для сахара совсем маленькой (кофейной), ложкой совсем большой (но одной) для раздачи супа, вилкой двузубой совсем большой (и тоже одной) для раздачи мяса, лопаткой для раздачи рыбы заливной, ну и ложками размера нормального для тех щей, с которых прения и начались.
   В заключение генподрядчик объявил, что до дня Х остался ровно месяц, объявил о начале обратного отсчета времени, напомнил о возможных карах в случае невыполнения планов и объявил собрание актива закрытым.
   Деревня перешла на казарменное положение, кухня была переведена на трехсменную работу. В очередном рапорте староста, под воздействием Франсуа, нижайше испросил барина не приезжать самому и на допускать приезда сыновей ранее, чем за неделю до грядущего пиршества. А лучше - приехать лишь накануне. А еще лучше - вообще за час до обеда.
   Конечно, существует вероятность, что по каким-то случайным причинам домашний архив Бабыниных, сохранивший практически каждую бумажку, утратил несколько рапортов старосты за последующие три недели - и только их. Однако скорее всего до 14 сентября староста действительно посылал барину лишь один рапорт в неделю, и эти три рапорта содержали лишь по три слова: 'Барин, не приезжай!'
   Адекватная реакция со стороны барина Бабынина-старшего не последовала немедленно лишь по той простой причине, что в период с 24 аккурат августа и непосредственно по 15 сентября, когда почта доставила третий рапорт с 'Не приезжай' г-н отставной поручик Бабынин отсутствовал в московском своем доме, куда поступала почта из Смоленска, в связи с поездкой в Тулу с целью заказа в подарок молодым тульского же ружья (ну и молодухе тоже чего-нибудь тульского) и ожиданием исполнения заказа.
  
  
   9. 8, 7, 6, 5. 4, 3...
  
   Прочитав 15 сентября последний поступивший рапорт старосты и бегло ознакомившись с рапортами предыдущими отставной поручик естественно решил ознакомиться на месте с причинами столь неадекватного поведения разговаривающей собственности. Не снимая дорожного камзола после возвращения из Тулы и не дав прислуге распаковать вещи, возмущенный до глубины души помещик немедленно отправился наводить порядок среди распоясавшихся крепостных. Возмущение его было столь велико, что путь в 400 верст он проехал всего лишь за сутки и к полудню 16 сентября карета с хозяином оказалась у парадного крыльца родовой усадьбы.
   Всю дорогу Анатолий Николаевич живописал себе в воображении картины массовой воспитательной работы среди зарвавшихся пейзан. Однако действительность несколько спутала планы проведения патриотического воспитания народных масс.
   Вместо рисовавшейся в мыслях толпы мужиков, радостно, но с опаской бьющих челом барину Бабынин увидел на крыльце лишь одну девку, выбегающую из дома отнюдь не на встречу карете с барином. Увидев, однако, барина, девка притормозила - но вместо того, чтобы радостно завизжать 'барин приехал!' с целью созыва для встречи всех находящихся в доме, скороговоркой произнесла - 'кушать захотите - приходите на кухню' и умчалась в сторону странной избы без одной стены, непонятно как появившейся саженях в двухстах от дома на берегу неизвестно откуда взявшегося огромного пруда. От растерянности г-н Бабынин-старший, вместо того, чтобы приказать высечь мерзавку, смог лишь спросить у спины удаляющейся девки - 'а кухня - это где?' и на ответ 'да вот же она' с указанием рукой в сторону странной избы вышел из кареты и направился вслед нахалке.
   Краткий пеший переход несколько успокоил помещика и к кухне владелец Бабынино и окрестностей подошел с твердым намерением девку отыскать и внушить ей должную меру уважения к потомственным дворянам. Твердость вместе с намерением куда-то улетучились в первую же секунду, когда встретивший барина первым бывший пахарь, а ныне ответственный за овощные закуски Иван (Длинный) даже не поздоровавшись немедленно сунул ему в руки горшок с чем-то, напоминающим детский понос, и попросил отведать. Прочие же суетящиеся вокруг пышущей посреди избы жаром кирпичной коробки мужики и бабы даже не соизволили к барину повернуться. Убедившись, что мужики похоже спятили одновременно с бабами и поразившись удивительной синхронности и массовости недуга, барин осторожно поставил горшок с дерьмом на стол и, пытаясь все-таки намекнуть на свою барскую сущность, заметил Ивану (Длинному), что-де 'эту икру уже один раз ели'. Верзила же, к немалому удивлению повидавшего многое за свою жизнь поручика, возразил, что 'не ели, а только пробовали понемногу', а затем, внимательно оглядев дерьмо в горшке, вполголоса пробормотал, что 'прав ты, барин, и впрямь на икру похоже будет' и развернувшись и бросив через плечо 'а как проголодаешься барин, так заходи' скрылся в заполняющей избу толпе сумасшедших.
   В глубокой задумчивости г-н Бабынин вернулся в дом, где был встречен единственно приехавшим с ним же денщиком Иваном (Коротким). Иван доложил, что в доме никого нет, однако порядок соблюден, и пойманный во дворе мальчонка уже послан за старостой. Наемного упокоившись, барин отправился в сад, приказав Ивану туда же прислать старосту по прибытии и принести бутылочку винца для окончательного прояснения в мыслях. Однако когда появившийся вместо старости мальчонка доложил, что староста сейчас занят и придти не может, но если барину нужно его все-таки повидать, то ему, барину, дозволяется поприсутствовать на вечернем заседании оперативного штаба, а явившийся вслед за мальчонкой Иван доложил, что вина в доме и вовсе нет, терпению офицера (хоть и отставного) славной армии Российской империи пришел конец. Правда, ненадолго. Когда направившемуся в деревню барину четвертый подряд дедок из сидящих на завалинке сообщил, что старосту все равно сейчас не поймать, а вот в восемь будет заседание штаба, тогда-де и приходи - бывший офицер армии Российской начал понимать, что спятил скорее всего он сам. Не желая позорить фамилию, поборник дворянской чести даже задумался о суициде, замаскированном под несчастный случай. И на этом возможно история мировой кулинарной науки могла бы и закончиться, если бы последний из серии однообразных дедков не предложил скоротать время до совещания за парой кружечек 'бормотухи'. Согласившись чисто машинально и мыслено анализируя преимущества упадения с крыши перед утоплением во время купания в пруду, представитель высшего сословия глотнул из впихнутой в руку кружки. Вкус глотнутого заставил его отвлечься от скорбных мыслей и поинтересоваться природой напитка. Вторая кружка, уже смородиновая (после вишневой) навела на мысль, что все уже не так плохо, как могло показаться с первого взгляда, третья кружка подтвердила промелькнувшую было идею, что восьмичасовое заседание штаба - это именно то, что требуется населению деревни и ее владельцу.
   В результате длительной содержательной беседы в кругу присоединившихся к бутыли с бормотухой стариков о пользе взаимного уважения среди мужской половины человечества барин был доставлен на упомянутое выше заседание в самом благостном расположении духа. Расцеловав наконец-то увиденного старосту и поинтересовавшись у собравшихся, кто будет тот взлохмаченный юнец с горящими глазами, барин выслушал доклады о задержке поставки изготовления нового котла для варки белуги целиком, о досрочном выполнении плана по добыче березовых дров и имеющейся задержке с выработкой углей для мангалов, о частичном неисполнении ответственными курами ответзадания по снесению яиц и о преимуществах варки окуней в бульоне, оставшемся после варки ершей перед раздельной готовкой, о необходимости привлечения дополнительных пацанских сил для поливки плантаций любовных яблочек и достоинствах учета редисок не поштучно, а пучками, и многие другие, посвященные столь же очевидно важным проблемам, суть которых была довольному жизнью помещику столь же непонятна. Услышав в конце совещания, что по предложению самого барина овощную смесь на основе баклажанов отныне надобно называть икрой, сам барин радостно подтвердил, что мол это именно я и предложил, и на этом участие владельца поместья и генерального заказчика мероприятия в совещании закончилось.
   Открыв глаза г-н Бабынин увидел освещенный полуденным солнцем потолок любимой спальни и почувствовал острую необходимость восполнить ощутимый недостаток жидкости в организме. С некоторыми трудностями приняв вертикальное положение и размышляя, кого бы приказать выпороть (чтоб жизнь не казалась им раем, когда у барина голова болит) г-н Бабынин-старший спустился вниз. Не отметив (как и вчера по приезде) наличия живых душ в доме, помещик произвел поиск какой-либо влаги для принятия внутрь, однако таковой успехом не увенчался. Выйдя на крыльцо, помещик однако увидел бабу с десятифунтовой стеклянной банкой, перемещающуюся в направлении кухни. Увидев в банке жидкость, Анатолий Николаевыч велел бабе приблизиться и получив подтверждение о неядовитости содержимого банки, переместил значительную часть одержимого внутрь собственного организма. По завершении такого перемещения отставной поручик с некоторым удивлением отметил, что во-первых, содержимое было мутно-зеленым, довольно соленым и с сильным незнакомым ароматом, а во-вторых, что кроме жидкости банка содержала и некие продолговатые твердые объекты. Выслушав объяснение, что объекты эти суть огурцы соленые и предназначены для поедания, поручик осуществил предназначение одного объекта из банки и, отослав бабу дальше по направлению движения, вернулся в дом и к мысли об объекте порки, которому жизнь не должна казаться раем в то время... Неожиданно дегустатор огурцов и одноименного рассола понял, что головная боль уходит прогрессирующими темпами и необходимость выпороть хоть кого-нибудь становится все менее очевидной. На поручика снизошло откровение и истинно русский дворянин понял, что пока есть огурцы соленые на свете, препятствий к употреблению благородных напитков для российского дворянства отныне не будет!
   Неожиданно представитель благородного сословия почувствовал низменный голод (что, впрочем, не удивительно, ибо кроме нескольких (возможно дюжин) кружек 'бормотухи' его организм ничего не получал со вчерашнего утра. Радостный от внезапно прошедшей головной боли помещик направился на кухню и довольно робко (помня о возможно массовом схождении с ума присутствующих там пейзан) заявил о своем желании изрядно подкрепиться.
   В мгновенно наступившей тишине все взоры представителей сословия низшего перенаправились на барина. И последний осознал, что ситуация кардинальным образом изменилась.
   В самом деле, на протяжении последних нескольких месяцев - фактически полугода - все помыслы и деяния аборигенов были сосредоточены на необходимости качественного кормления подлежащих этому кормлению дворян. А посему дворянин, пусть даже и сам барин-хозяин, но кормлению не подлежащий, не представлял для работников дворянско-общественного питания ни малейшего интереса. Дворянин, не желающий кормиться, объектом внимания и заботы являться не мог. Но дворянин, питаться желающий являлся властителем дум для каждого жителя деревни Бабынино, его божеством и высшим судиёй. И посему, как только ключевое слово было произнесено, помещик превратился из безликой праздношатающейся тени в эпицентр всеобщего внимания.
   После полусекундной тишины, потребовавшейся для осознания сказанного, к поручику в отставке немедленно бросились руководители служб подготовки соответствующих блюд и службы сервировки. Барину было предложено выбрать место обеда (с рекомендацией в качестве такового лужайки за домом), меню из всего лишь 40 блюд, готовых к немедленной подаче или еще полусотни дополнительных, требующих для готовки от получаса до полусуток.
   Выбрав наугад (ибо их всего перечня блюд барин понял лишь 'икру', 'цыпленка' и 'сметану'), приказал дополнительно предоставить пару бутылочек настоящего вина. Задержавшись, раздумывая о желаемом сорте вина, Бабынин обратил внимание на размер выкладываемых на тарелки порций. Размер его абсолютно не удовлетворил, и благородный русский дворянин начал проникновенную речь о необходимости векового уважения сословия лапотного к благородному и беспрекословному подчинению первого последнему. Однако столь проникновенная речь была неожиданно прервана незнакомым юнцом, нагло заявившем, что г-н Бабынин может чувствовать себя начальником в своем доме или любой другой точке поместья - но не в кухне. Поскольку здесь, в кухне, единственным начальником может являться только он, это нахальный мальчишка. Поняв, что юноша свои тезисы изложил на языке французском и в глазах крестьянства дворянство морально не пострадало, а так же узнав, наконец, в пылком ораторе давешнего любимого повара маршала Мюрата, Бабынин с нескрываемым ехидством совместил французский статус юнца с его фактическим положением в поместье. Chief-повар, однако, было понято крестьянами как признак узнавания кухонного начальника барином и называние последнего по официальной должности. Данное название должности (и статуса повара на кухне) а России не изменилось и по сию пору; сами же французы, переняв и репатриировав достижения Франсуа-Рожера обратно во Францию, отказались от русской составляющей звания из-за неумения ее правильно произнести. И в результате слово 'шеф' получило второе, практически не связанное с первоначальным, значение. Каковое, вместе с последующими поколениями расплодившихся поваров-французов, перешло и во все прочие европейские языки.
   Тем не менее голод заставил владельца поместья прекратить довольно бесплодный спор о главенстве и заняться собственно едой. Каковая сопровождалась принятием и благородных напитков в количествах, ранее недостижимых в связи с рефлекторной памятью организма о последствиях. Почти каждый проглоченный кусок пищи сопровождался стопочкой винца.
   Окруженный (как объект кормления) всеобщей заботой барин, по завершении обеда, был унесен в спальню для восстановления сил. Умиленные мастера мясных, рыбных и овощных блюд радостно делились наблюдениями о видимом наслаждении барином результатами их труда. Но гроссмейстера кухни процесс кормления барина навел на серьезные размышления. Точнее не сам процесс кормления как таковой, но сопровождающий и выполняемый параллельно с основным процесс самонапоения барина. Не то, чтобы Франсуа-Рожеру было жалко пары бутылок вина для того, кто сделал его жизнь в течение последних шести месяцев столь сытной и интересной. Просто магистр от кулинарии прикинул, что во-первых, имеющихся запасов вина может попросту не хватить для списочного состава предполагаемых едоков (что в принципе было еще поправимо), а во-вторых, он понял, что при таких темпах поглощения сопровождающей еду жидкости в доме попросту не хватит спальных мест для одновременно перепившихся гостей.
   По результату размышлений г-н Бабынин узрел за ужином, состоявшимся вечером того же дня, вместо традиционной четвертьфунтовой стопки рядом с собой на столе крошечный глиняный стаканчик. Ничего не сказав по этому поводу поначалу (ибо голова снова начала побаливать по результатам обеда и больную голову даже посетила страшная мыль о необходимости умеренности в питии), ближе к концу ужина, успокоив боль серией последовательно принятых доз напитка, поручик выразил неудовольствие не столько малым объемом сосуда (с лихвой компенсировавшейся частотой его использования), сколько неудобством хватания означенного предмета посуды рукой после нескольких циклов его наполнения-опустошения и вообще малой заметностью данной емкости на столе среди прочих предметов. Потребовав в конце концов заменить этот наперсток на нормальный полуфунтовый стакан, г-н хозяин поместья по завершении ужина был оттранспортирован в спальню в статусе практически неодушевленного предмета.
   Волшебник же услад для желудка, проанализировав высказывания заказчика по поводу сосудов как таковых и традиционных граненых стаканов в частности, по окончании транспортной операции приказал немедля ни минуты доставить его в Смоленск. И впервые почти за год покинул гостеприимное поместье в русской глубинке.
   Покинул, естественно, не один, ибо староста просто не смог отпустить не знающего страну и ее обычаи иностранца одного в большой город с его опасностями и соблазнами. Конечно, староста давно уже полностью доверял талантливому галлу - во всем, что касается питания людей во всех проявлениях этого процесса. Но допустить, что иноземец не поприсутствует на торжественном обеде - не мог. И потому отправился в Смоленск вместе в Франсуа-Рожером. И еще с полудюжиной мужичков покрепче и пошустрее. Во избежание, так сказать.
   Длинный путь до Смоленска был покрыт за два часа, и около 9 часов вечера повозка с иностранцем в сопровождении шестерки верховых мужиков въехала в город славы русского оружия. За два часа пути староста сумел выведать у задумчивого инициатора путешествия цель такового, и кавалькада остановилась у известной в Смоленске стекольной мастерской. Хозяин и главный мастер Пантелей Евграфович Рюмин встретил поздних гостей, в полном соответствии со своей фамилией от слова рюма - суровый, отнюдь не проявлениями радости, однако увидев пригоршню отнюдь не медяков, резко поменял настроение. Пока поднятые подзатылинами подмастерья разжигали огонь под тигелями, Пантелей Евграфович и Франсуа-Рожер при сотрудничестве старосты пытались формализовать требования к застольным сосудам для вина.
   Основные требования выглядели крайне противоречиво. Поскольку сосуд должен быть большим сам по себе, но вмещать должен мало. Первая пришедшая в голову Франсуа идея - сделать сосуд очень узким - была отвергнута одновременно и Пантелеем Евграфовичем и старостой. Первым - потому что их такого будет неудобно пить. Вторым - потому что подвыпившие гости такой и проглотить смогут. В результате последующей за этим краткой перебранки было принято промежуточное решение сделать сосуд узким внизу, с нерабочей стороны, и широким - с верхней, рабочей. Немедленно воплощенная в стекле задумка себя не оправдала - сосуд получил склонность к самопроизвольному падению. Для пресечения этой склонности Пантелей Евграфович без вынесения проблемы на всеобщее обсуждение попросту приделал к нерабочему торцу сосуда диск, равный по диаметру верхней окружности изделия.
   Рацпредложение стеклодува было одобрено массами, однако проверка показала все еще избыточную по сравнению с замыслом полезную емкость. Для решения проблемы стекольных дел матер укоротил сосуд вдвое по высоте, и емкость приблизилась к требованиям техзадания. Однако и габариты сосуда опасно сблизились с недавно раскритикованной заказчиком глиняной емкостью. В качестве паллиатива староста предложил изготовить стеклоизделие, заранее наполовину уже залитое стеклом - но изготовленный габаритно-весовой макет оказался излишке тяжелым и потому очевидно неудобным в использовании подвыпившим контингентом. Творцы впали в некоторое уныние.
   Решение пришло неожиданно. Один из подмастерьев, не очень сильно обрадованный перспективой просидеть всю ночь у раскаленного тигля в ожидании руководящих указаний, осмелился поинтересоваться у мастера, какого же рожна они ждут. Пантелей Евграфович по-русски объяснил юнцу, что надо вот такой емкости сосуд сделать вот такой высоты при сохранении примерно вот такого веса. Не потратив и минуты на размышления, мальчонка вставил между стеклянным диском и стеклянным коническим стаканчиком тонкую стеклянную палочку и поинтересовался, не это ли высокие размышляющие стороны имели в виду?
   Осмотрев изделие, просиявший зарубежный заказчик выдал парню за сообразительность полтину серебром, и попросил Пантелеймона Евграфовича изготовить сотню изделий по данному образцу, а еще сотню, вспомнив об особом пристрастии поручика к традиционным русским граненым стаканам, такие же, но граненые. И сотню таких же, но раза в два поболее.
   Несмотря на то, что за срочность Пантелеймон Рюмин запросил неслыханную по тем временам сумму - двадцать рублей, Оливье распорядился не только заплатить не торгуясь, но велел прибавить еще и рубль за доставку. И тем самым он на долгие годы установил прейскурант на самый традиционный русский стеклянный предмет. Ибо фраза из финансового отчета старосты по результатам ночной поездки 'приобретено стаканов числом три сотни по семь копеек за стакан', ставшая каким-то непостижимым образом известной в среде российских стеклодувов, была воспринята как отраслевой стандарт. До сих пор, после всех войн, революций, уничтожения, а потом и восстановления капитализма в России во многих посудных и хозяйственных магазинах можно еще найти граненую емкость бесцветного стекла с выдавленной на дне загадочной надписью 'ц7к', которая на самом деле является данью уважения всех стаканоделов России гениальному французу.
   Доставленные к полудню следующего дня питейные емкости среди контингента кашеваров получили рабочее название 'рюминские стаканы' - для отличия от стаканов традиционных, полуфунтовых граненых, широко используемых барским сословием. Однако из-за очевидного неудобства столь длинного определения оно как-то само собой сократилось до 'рюмки', каковое название и распространилось по всей Империи.
  
  
   10. 1, 0...
  
   В традициях русского дворянства было не особо надоедать соседям визитами. То есть среди соседей заехать в гости просто так, перекинуться парой слов или посмотреть борзых щенков визитом как таковым естественно не считалось. Однако приехать к тому же соседу при параде, да к обеду, без приглашения считалось не то чтобы неприличным, а просто делом невозможным в принципе.
   Посему поручик в отставке Бабынин Анатолий Николаевич был твердо уверен, что приглашенные гости приедут именно в назначенный день - а именно, до полудня 26 сентября. Некоторую толику этой уверенности он смог передать и изрядно нервничающему повару из интернированных лиц. Последний, получив твердые заверения, что кроме собственно Петра Анатольевича и невесты его Анастасии Никитичны, а так же родителя невесты Никиты Петровича и маменьки ее Елизаветы Григорьевны, никто до срока не появится, выделив группу ответственных товарищей для подготовки дежурных блюд означенным персонам, утром 24 сентября отбыл в направлении сахарного завода для приемки сахароизделий к предстоящему застолью.
   Упомянутые же г-ном Бабыниным-старшим господа прибыли в поместье часам к одиннадцати. Однако, поскольку слух о нетрадиционных кулинарных способностях повара-француза успел широко распространиться в дворянских массах, некоторое число лиц дворянского сословия, после настойчивых и прозрачных намеков, были приглашены на празнество Петром Анатольевичем и присоединились к первоприбывшим. В числе присоединившихся оказались в основном сослуживцы жениха - уже имевшие возможность отведать творений француза князья Логидзе и Панкратиашвилли, примкнувший к ним барон фон Ваффен, сотник Шаповаленко, а так же не имевшие такой возможности, но крайне заинтересованные полковник Вяземский с супругой и капитан Гоголев с супругой и малолетней дочерью. Присутствие дочери объяснялось тем, что анемичное дитя двенадцати лет от роду потребляло продуктов гораздо менее требуемого в ее возрасте, а Петр Анатольевич уверенно высказался как-то (спьяну, конечно), что творения галльского кулинара дите будет уписывать за обе щеки и еще добавки попросит. А протрезвев, постеснялся взять свое приглашение обратно.
   Полковник же Вяземский, как полковникам и пристало, подготовился к визиту основательно. Прекрасно понимая, что изрядное число гостей вряд ли сможет комфортно разместиться в типовом помещичьем доме, во избежание конфуза он прихватил с собой саперную полуроту, везущую в обозе пиленого лесу в количестве, достаточном для возведения нескольких временных жилищ, под командованием прапорщика Валоняйнена.
   Таким образом, дежурная бригада поваров столкнулась с необходимостью прокормить не полдюжины высокородных гостей, а полторы дюжины господского состава и полсотни состава рядового. И если в отношении рядового состава еще могли быть допущены некоторые технологические недоработки, то в отношении кормимого офицерско-дворянского народу было необходимо достичь невиданных ранее высот. Естественно, для извещения главного кулинара был немедленно послан гонец, но не ударять в грязь лицом подручные иноземца должны были начинать без него.
   Сразу по прибытии полковник, без лишних церемоний осведомившись у хозяина на предмет места размещения временных гостеприимных сооружений (и немало его тем порадовав), отдал необходимые распоряжения саперной полуроте. Староста, поглядев на сноровисто работающих сотдат, понял, что кормить их нужно будет просто, но обильно, и распорядился наварить солдатикам щей да каши. А затем, осторожно выведав у полковника, что полурота от чарки освобождена до возвращения в расположения, дополнительно приказал вместо вина подать попить ну хоть что-нибудь, а не простой воды.
   Надобно сказать, что во времена те патриархальные застолье сопровождалось двумя основными видами пития. А именно - вином (виноградным или хлебным) в случае застолья праздничного (а у помещиков как-то само собой каждый обед или ужин превращался в праздник), или же обыкновенною водою. В народе виноградное вино заменяли медовухой или же вином ячменным, а по осени - и свежим яблочным сидром. Но, в любом случае, альтернативой любому веселящему напитку была простая вода.
   Поскольку на дворе стояла осень, а год на яблоки выдался весьма урожайным, староста, глубоко возмущенный (в душе) проявленной полковником несправедливостью по отношению к служивому люду, решил все-таки угостить солдатиков популярным народным яблочным напитком. Однако, дабы не рассердить полковника, решил последнему при необходимости продемонстрировать нечто похожее, но вполне безалкогольное. Для демонстрационных целей он приказал накидать в котел с водой изрядно яблок, мелко порезанных для быстрейшего придания воде яблочного запаху. Но к своему неудовольствию, староста быстро обнаружил, что даже в смеси с большим количеством яблок вода все еще не выглядит как сидр. Недолго поколебавшись, он приказал для ускорения процесса воду подогреть. Мальчонка, получивший распоряжение, выполнил его в силу своего разумения со всем старанием. Котел с яблоками и водой был водружен на плиту, где быстро и вскипел. После чего с помощью двух мужичков двухведерный чугун был составлен на пол, дабы не мешал основным кулинарным процессам. Мальчонка же, попробовав полученную жидкость, пришел к выводу, что пожалуй заготовители несколько переборщили с антоновкой, и, имея в близкой доступности изрядный запас нового универсального подсластителя, смело всыпал его в котел фунта с два. Затем, в соответствии с полученной инструкцией, отделил жидкую фракцию от яблочного наполнителя, перелив ее черпаком в отдельный котел поменьше. Который и был поставлен охлаждаться для придания сходства яблочного варева с сидром.
   В полвторого пополудни саперы, в соответствии с воинским регламентом, успев уже возвести основания для восьми дощатых домиков и даже настелить полы, были приглашены старостой 'откушать, чего Бог послал'. Бог, в лице группы супов, послал отменных щей на мясном бульоне. Заведующий же супами, узрев, что солдатиков оказалось несколько более расчетного количества, распорядился в качестве компенсации уменьшенных порций мясо, оставшееся от варки бульона, тут же порезать на куски и положить каждому кусок в ту же тарелку.
   Вскоре служивые отобедали (ибо еда в армии - да и среди простого народа тоже) повсеместно состояла именно из одного блюда, но не сказать, чтоб уж очень объелись. И таковой результат обеда был, в шутку конечно же, и высказан цивильному люду. Однако нестроевой народ, в силу сугубо местной специфики, оказался болезненно восприимчив ко всему, связанному с процессами питания, и воинский контингент немедленно с некоторым удивлением узнал, что негоже из-за стола выскакивать, откушавши лишь первое блюдо и не дождавшись второго. И на 'второе' получили кашу пшенную (которую на самом деле крестьяне заготовили к ужину конечно).
   Когда же и каша практически исчезла в ротовых отверстиях довольных солдат, в полном распоряжении с указанием старосты мужички расставили стаканы для разлития с последующим распитием солдатиками запланированного напитка. Однако то ли военачальник был привлечен блеском стекла, то ли просто решил лично проконтролировать процесс кормления нижних чинов, но появился полковник у стола ровно в тот момент, когда настало время наполнения этих стаканов содержанием. Посему, помня о специальных указаниях старосты, сервировщики быстренько подтащили к столу котел с яблочным отваром и стали демонстративно разливать его по стаканам.
   На негодующий возглас полковника 'Это что еще за сompote!' не знакомый с армейско-французским диалектом разливала из гражданских смог только робко ответить, что компот-де яблочный, из антоновки в основном. Полковник же, полностью уверенный, что подлый люд нагло нарушает данное им предписание, приказал налить и ему. Уже обдумывая должную меру наказания, он глотнул налитый продукт и с разочарованием убедился, что разливают солдатикам отнюдь не запрещенный сидр. Однако и удивился, что напиток весьма приятен и необычен. Скомандовав 'продолжать распитие... компота', в некоторой задумчивости офицер удалился в направлении усадьбы, служивые же, поначалу разочарованные вынужденной заменой, отдали напитку должное. Поскольку называть его 'яблочным отваром' было неудобно, прося добавки они называли его именно тем словом, которое использовал полковник. Гражданские же, впервые слово это услышав, решили, что в армии напиток известен и именно так и называется. С тех пор и мы его так и называем - компот. А то, что словом 'сompote' (или сompotier) называлось (да и до сих пор называется) всего лишь посуда для питья, это никого уже не интересует.
   Заботливый же староста, видящий неудачу своего благого начинания, решился на мужественный поступок и начал уничтожать улику непроизошедшего преступления в одиночку. В чем немало преуспел, и хотя не полностью достиг желаемого, ему удалось достигнуть весьма изрядных кондиций.
   Военнослужащие же, весьма неизбалованные столь сытными обедами из трех блюд после физической работы на свежем воздухе, почувствовали наступающую дрему. О чем и доложили появившемуся в расположении старосте. Староста, пребывающий после уничтожения улик в весьма благодушном и веселом состоянии, приказал всем поспать с полчасика, и личный состав полуроты с воодушевлением выполнил приказ невоеннообязанного лица. Полковник же Вяземский, совершив циркуляцию, вновь появился на объекте с целью выяснить, является ли 'компот' соответствующим регламенту элементом армейского обеда. Увидев подчиненных в положении 'лежа', он обратился к единственному лицу, имеющим вертикальное положение - старосте - за разъяснениями. Староста пояснил, что после обеда положено поспать (очевидно, имея в виду добрую традицию известного ему представителя мелкопоместного дворянства в лице г-на Бабынина-старшего). А на уточняющий вопрос офицера, по какому же закону положено спать после обеда, ответствовал, в полном соответствии со своим запасом знаний, чувством языка и текущим состоянием, что 'по закону Архимеда'. Полковник, не имея веских аргументов для возражения, растерянно удалился, а поднапрягшийся личный состав полуроты продолжил послеобеденный сон. Однако в момент поднапряжения полурота единодушно услышала остроумный ответ старосты, и ответ запомнила. А кто такой Архимед, это естественно никто тогда (как и сейчас в аналогичных случаях) не спросил...
   Однако следует помнить, что кормление рядового состава армии Российской не являлось основной целью затеянного отставным офицером упомянутой армии мероприятия. Фокус-группа состояла совершенно наоборот из лиц сугубо происхождения дворянского, не ориентированного на поглощение щей да каши в больших количествах, обусловленных нагуленным тяжким физическим трудом аппетитом.
   С другой стороны, набирающая силы и опыт кулинарная служба Франсуа-Рожер Гастона и так далее и так далее была некоторым образом заранее извещена о появлении вышеупомянутых лиц и в определенном смысле успела качественно подготовиться. Если не учитывать изменение численного состава, то все к трапезе было подготовлено просто изумительно. Но вот если вариацию в числе граждан господ учитывать, то дело обстояло явно неважно. Готовили-то продукт на пятерых, а откушать возжелало без малого двадцать человекоперсон. Из коих одна вообще была ребенком, скорбным отсутствием аппетита как понятия, как минимум трое подразумевали быть утонченными дамами из столиц, и уж не менее семерых представляли собой красу и гордость Армии его Императорского величества, склонных не к салонным посиделкам но, напротив, веселым застольям, где пища именуется не иначе как 'закуска' в силу своего функционального назначения.
   Ситуация усугублялась тем, что высшее руководство отсутствовало в связи с занятостью на дочернем предприятии, а его правая рука в виде старосты была брошена г-ном Бабыниным на работы в массах (солдатских). А, поскольку простому русскому крестьянину необходимо для выполнения каких-либо действий ценное руководящее указание, народ в пищеблоках хотя и замер в ожидании неизбежного гнева господского, но пальцем о палец не ударил для избежания оного. И за исправления ситуации был вынужден взяться кузнец Василий, резонно счевший себя третьим лицом в иерархии кормильцев и отнюдь не жаждущий получить третью по размеру порцию барского гнева.
   Василий, будучи человеком творческим в силу профессиональной необходимости, быстренько смекнул, что поразить г-д дворян и помещиков изысками кулинарии (кроме ранее приготовленных иноземным гостем поневоле) он не в состоянии. Но он не секунды не сомневался, что поражать господ гостей является главной идеей затеваемого мероприятия, и решил обеспечить желаемое поражение имеющимися в его распоряжении средствами. А средства, как было мельком замечено выше, у него в наличии имелись, и весьма немалые.
   В результате собравшиеся к столу представители помещичьего сословия прежде всего обратили внимание на сервировку стола. Василий, не мудрствуя лукаво, выложил напротив каждой тарелки весь комплект серебряных изделий, изготовленный по указанию импортного шефа. И гости, привыкшие наблюдать в окрестностях тарелок лишь деревянные ложки, оказались в некоторой растерянности. Впрочем, в состоянии той же растерянности оказались и хозяева застолья - отставной поручик Бабынин А. Н. и сыновья его - действительные офицеры русской армии. Да и было от чего придти в растерянность: у каждой тарелки было аккуратно разложено по пять ложек, шесть вилок и по три ножа разных размеров и форм. Добавила недоумения воссевшим за стол и посуда. Василий, по простоте своей выложивший свои серебряные сокровища на стол, дома из посуды имел лишь одну большую тарелку, а посему распорядился барам тарелки ставить дворовым девкам. Девки же, увидевши набор шанцевого инструмента у каждого посадочного места, решили, что посуда так же должна будет ставиться на стол вся сразу - и в результате каждый застолец увидел перед собой по три стоящих друг в друге разных тарелки. Завершали же застольный пейзаж про три стакана от мастера Рюмина - трех основных типоразмеров. Два из них - 'стакан Рюминский большой' и 'стакан Рюминский малый' гордо возносили свои емкости на стеклянных ножках, а третий повторял собой широко известный в широких народных массах стакан граненый полуфунтовый, но был вчетверо меньшим по рабочему объему.
   Из продуктов питания на столе присутствовала лишь корзина с яблоками, по той простой причине, что сам Василий насчет еды как-то не подумал - в силу отсутствия опыта в данном деле, а дворовые девки проявить инициативу при наличии какого-никакого, но начальства, не рискнули. И высокие гости оказались за богато сервированным столом в отсутствие предмета потребления.
   Василий же, взявшийся за обеспечение застолья, наконец сообразил, что красота убранства не решает поставленной задачи и немедленно послал одну из суетящихся под ногами девок за едой - с напутствием 'неси, чего побольше!'. И девка, в полном соответствии с полученным ЦРУ, притащила к столу самую большую из посудин. Каковая содержала в себе салат из салата (с редиской конечно). Сам же Василий, поняв глубину и серьезность своей промашки, постарался сгладить недоразумение, вышел в залу, где проходило застолье и продекларировал громовым голосом (отработанным в общении с подмастерьями в шумной кузне) исторические слова: 'Кушать подано!'. И гости, впервые столкнувшиеся с ситуацией, единодушно решили, что данное высказывание является неотъемлемым атрибутом процедуры кормления. Г-н же Бабынин, уже вторые сутки знакомящийся с творениями заезжего виртуоза котла и поварешки, блюдо визуально распознал, и, довольный собственной осведомленностью, радостно воскликнул 'О, вот и салатики прибыли!', искусно сделав вид, что иной последовательности подачи блюд он и не ожидал. Две девки (одна - с миской-салатницей, другая - с огромной 'салатной' вилкой) быстро наделили присутствующих порциями мелкопорезанной листвы под маслом, но Василий успел заметить, что весьма еще не старческая рука владельца поместья сложилась под столом в весьма богатырских размеров кулак, а взгляд экс-поручика продемонстрировал, кому сей знак некоторого недовольства предназначается. И Василий, уразумевший, что есть серьезные шансы получения существенного ущерба собственной филейной части, решил идти ва-банк. Впрочем, слова такого он не знал - но терять ему уж точно было нечего. И на сцене (после пары затрещин) появились новые персонажи...
   Честно говоря, персонажи сии оказались 'новыми' лишь для сидящих за столом. Для Василия два добрых молодца были вполне старыми знакомыми - его же собственными подмастерьями. Вьюноши, упорно помогавшие Василию в кузнице, были вполне нормальными парнями, однако близость к огню и искрами из-под молота нанесла некоторый ущерб в виде множества дырок их партикулярной одеже. Василий же, вынужденный привлечь юнцов к одномоментной переноске всех запасов столового серебра из кузницы в барский дом, на всякий случай переодел их в мундиры французского полка из города Ливра, оставшиеся в его распоряжении после очередной циклической транзакции с фуражом из запасов бабынинцев. Эполеты и аксельбанты кузнец давно уже приспособил к делу (обменяв в ближайшем трактире на иные, более традиционные и полезные в жизни ценности), и в результате мундиры утратили 'воинственный' вид, но и не приобрели визуальной близости с традиционными русскими рубахами и армяками.
   Посему появление пары молодцев в красных мундирах было воспринято собравшимися за столом как 'естественное продолжение' действа. Тем более, что появились 'молодцы' с бутылками в руках и предложили собравшимся выбрать приглянувшиеся напитки. Поскольку в промежутке между подзатылинами один из юнцов заметил, что не знает, куда что наливать, кузнец по наитию распорядился вино красное лить в рюмки малые, вино белое - в большие, ну а вино хлебное (как самое сильнодействующее) - в самую мелкую посуду. А будучи столь же сильным в русской грамоте, как и его непосредственный начальник от кухтерии и помня о многочисленных попытках шефа хлебнуть уксусу вместо несколько более благородного напитка, успел еще приказать вина наливать сначала понемногу и от господ одобрения долива спрашивать.
   Несколько ошарашенные процессом гости провели изрядное время за выбором напитков и этого времени оказалось достаточно, чтобы народ, озадаченный более конкретно, успел принести из кухни котлы с более традиционными для обеда продуктами. А анемичной барышне, от вин и прочих крепких напитков отказавшейся (устами матери), кузнец (ознакомленный старостой о затее с фальшивым сидром-компотом) приказал доставить в графинчике напиток некрепкий.
   Как только гости завершили выбор напитков, молодцы в ливрейских мундирах приготовились к раздаче супа. Василий, увидев, что гости воспринимают раздачу порционных блюд как должное (а гости попросту боялись выглядеть провинциалами и не задавали вопросов - да и некогда было), приказал девкам убрать грязные тарелки (с остатками салата) и поставить супные миски. Девки выполнили все, как было указано - убрали верхние тарелки из стоящих перед сидельцами стопками посуды и поставили новые, глубокие - для супа. Юноши же, имея в виду, что на всех должного объема супа не хватит, взяли черпак вполовину меньшего, нежели обычно, размера и воздали каждому по полпорции борща - единственного из супов, отработанного к той дате в производстве. Высшие создания не подняли возмущенного ропота и крика по той причине, что две оставшимися пустые тарелки намекали на возможность продолжения трапезы. А Василий, увидев объем доставшегося каждому едоку пайки, независимо от старосты пришел к выводу о необходимости поставки к столу дополнительного блюда. Опрос перемещавшихся между кухней и господским домом девок показал, что из еды на кухне остался лишь огромный чугун с вареной картошкой и кусок сырого говяжьего филея. Василий, сам по себе мужик весьма крепкий, буквально почувствовал, как вымоченные в соленой воде розги уже рассекают и рвут его собственную филейную часть, и с криком 'Задницей чую, не будут баре сырое мясо жрать!' бросился исправлять положение. Лозунг был услышан многочисленными бабынинцами, собравшимися вокруг дома понаблюдать за ожидаемым восторгом кормимого барства и воспринят, как описание высшей степени предвидения - в каковом смысле лозунг сей используется и поныне. Кузнец же озаботился срочным изобретением способа готовки мяса за те десять-пятнадцать минут, которые, по ощущениям его филейной части, природа отпустила на поедание барами борща.
   Будучи бобылем, Василий неоднократно сам занимался приготовлением съестного, а будучи кузнецом, гораздо чаще соплеменников сталкивался с приготовлением именно мяса, предлагаемого ему рядовым крестьянством в качестве платы за работу. И знал, что мелкие куски мяса готовятся невпример быстрее, нежели крупные. Посему первым делом обнаруженный на кухне кусок мяса он трудноуловимыми глазом движениями ножа превратил в кучу весьма мелких кусков. Лишь затем, сообразив, что такое количество кусков жарить будет неудобно и долго, постарался как-то исправить положение. Попытка просто сложить куски вместе не показалась ему перспективной. Но увидев лежащий у разделочного стола кусок хлеба, он вспомнил, что хлебный мякиш прекрасно склеивает различные предметы - и одним движением могучей длани вырвал его из куска хлеба и постарался перемешать его с мясом. Мешалось с трудом - хлеб мгновенно впитывал жижу из мяса, и тогда Василий в последнем, отчаянном рывке добавил в смесь жидкость, единственную жидкость, представшую перед его полубезумным взором - молоко из крынки. Посолил он смесь уже чисто машинально - высокородные товарищи мясо без соли не употребляли, и данный факт низкородный люд чувствовал на уровне инстинкта.
   Получившаяся смесь легко сформировалась в порционные куски. Василий, увидев на плите горячую пустую сковороду, плеснул на нее масла (чтобы смесь не прилипла к раскаленной поверхности) и покидал на нее округлые лепешки смеси. И, осознав, что на все про все он потратил не более пяти минут, вышел из кухни перевести и приказал присмотреть за жареньем лепешек кого-то из постоянно суетившихся на кухне рядовых пейзан.
   Следует отметить, что производя в ускоренном режиме рубку куска мяса Василий мало заботился о возникающих отходах. И несколько мелких кусочков свежайшей говядины разлетелись в разные стороны и упали на пол, на стоящий рядом стол, а несколько - и на край плиты. Этим решил воспользоваться тезка кузнеца - Василий, но не из рода человеческого, а наоборот, из рода кошачьих. Изобилие мясных и рыбных обрезков привлекло к кухне нескольких отважных зверей, а самый отважный - кот Васька - вообще поселился под разделочным столом. Восприняв падшие обрезки мяса как законную добычу, он не бросился с урчанием на них сразу же лишь потому, что его тезка-кузнец был ему незнаком. С покиданием же кузнецом кухонного помещения кот появился из-под стола на свет божий и приступил к употреблению продукта внутрь. Схарчив упадшее на пол, кот переместился на стол и прибрал лежащее там. Оглядев по завершении трапезы окрестности кот увидел несколько лакомых кусочков на краю плиты...
   Край, как известно, находится с краю и нагревается не столь сильно, как середина плиты. Однако чугун является металлом с довольно приличной теплопроводностью, и хотя куски мяса, на нем лежащие, поджариться не успели, лапы вступившего на плиту кота почувствовали некоторый дискомфорт.
   Услышавший раздающийся из помещения хохот, Василий (который кузнец) ожидая возможной неудачи в своем начинании, материализовался на пороге кухни с воплем 'Что тут?' - имея в виду характеристики готовимого им продукта. Обозрев же подрумянившиеся мясные кругляши и не увидев ничего криминального, он весьма своеобразно воспринял ответ корчившегося от смеха поваренка (вероятно бессердечного) 'кот летал!'.
   Результатом этого своеобразия через пять минут стало провозглашение перед барским столом название второго блюда барского обеда - 'Котлета с картошкой!'. И лишь благодаря неутомимости старосты, подробно описавшего весь подготовительный период в очередном рапорте барину мы знаем, что самое массовое мясное блюдо прогрессивного человечества обязано своим и появлению и названию двум Василиям - кузнецу и коту.
   Впрочем, этот прокорм усиленного состава команды господ дал человечеству еще один, ныне весьма популярный, продукт. Точнее, не продукт, а напиток.
   Как уже отмечалось, Василий приказал для напоения мелкой барышни доставить с кухни безалкогольный напиток. Но к моменту прибытия гонцов на кухню котел с будущим компотом благодаря усилиям старосты покинул помещение. Глупые девки не придумали ничего лучшего, чем набрать в графинчик для барышни простой колодезной воды.
   Василий однако сообразил, что прекрасная, чистая как слеза водица может и хороша для утоления жажды, но тривиальна как лапоть. И, оригинальности напитка для, выжал в графинчик сияющий сквозь стеклянную дверь оранжереи солнечно-желтый и ароматный лимончик. Но потом, в заботе за дитятко малое (и за собственную шкуру) напиток попробовал. Мало удовлетворенный вкусом, но вполне удовлетворенный запахом, он поначалу попытался исправить неудачу малой толикой стоящего рядом в буфетной сахара. Результат немного порадовал, но - лишь отчасти. Будучи, как и любой кузнец, немного и химиком, он решил нейтрализовать избыток кислоты щепотью соды. И в тот же миг услышал высказанное капризным голосом пожелание малявки - 'пить хочу'. Полученный напиток был немедленно налит в стакан перед взбалмашной девицей... Попробуйте всыпать щепоть соды в кислый, допустим, апельсиновый сок. Посему, когда распорядитель обеда на вопрос девицы о природе напитка успел ответить 'лимонный' и мать ее начала переводить на доступный крохе французский язык 'citro...', напиток неожиданно вспенился. И, во избежание возможных обвинений в попытке отравления дитяти, Василий счел необходимым пояснить - 'содовая вода'. В силу многочисленности как бар, так и челяди названия нашлось кому запомнить. Запомнить - и передать грядущим поколениям.
   В результате обеда гости, насытившиеся физически и духовно, отправились в отведенные им покои переварить как съеденное, так и увиденное и услышанное, а могучий мужик, волею обстоятельств взявший бразды управления в свои натруженные руки, послал гонца за официальным руководителем предприятия и поспешил удалиться от дел, все еще опасаясь за целостность кожного покрова собственных окороков.
   Вернувшийся по вызову с сахарного завода экс-представитель наполеоновской армии был проинформирован как об удачном эксперименте с непредвиденным кормлением целевой аудитории, так и о исчерпании ранее подготовленного меню. С интересом выслушав историю появления нового блюда и нового напитка, шеф поварского сословия высказал свои идеи по поводу неотвратимо надвигающегося ужина. Отдельно проинформированный прислуживающими за историческим обедом девками о том, что рахитичный отпрыск капитана Гоголева жрать соизволили лишь борщ, да и то наблюдая за изменением колера при добавлении в оный сметаны, Франсуа распорядился девушке на ужин предложить манной каши, поставив в качестве красителей разнообразные варенья. Избалованное дитятко и в самом деле манной каши навернуло три тарелки, в изумлении от факта, что темно-красное варенье из черной смородины делает кашу фиолетовой, а неотличимое визуально варенье вишневое - бордовой. Что немало порадовало матушку неадекватного в отношении питания ребенка, вкушавшую, как и прочие дамы, непробованную ранее геркулесовую кашу, так же с разнообразными вареньями в качестве приправ. Мужской же половине застольщиков откушать было предложено молодым поросенком, запеченным для разнообразия с яблоками. На самом деле разнообразие произошло и вовсе по недоразумению - Франсуа, который Рожер и даже Гастон, имел в виду повторение в качестве гарнира оправдавшей себя в данной роли за обедом картошки. Но, забыв (вероятно от волнения) слово, он распорядился запечь порося с этим... как его... - и ткнул ногой в валявшийся в кухне мешок. Утром там и на самом деле лежал мешок с картошкой - но в результате активной деятельности в данной области пространства изначальный продукт самоисчерпался, а на его место был возложен мешок с антоновкой. Впрочем, поскольку результат был одобрен воинами Отечества нашего, рецептура была утверждена в качестве вполне достойного высшего сословия традиционного русского блюда.
   Воины запили съеденное традиционными в таких случаях напитками, слабый же пол, заинтересовавшись настойчивостью дитяти, с удовольствием испили ситра - и сим аккордом был закончен в истории кулинарии день 24-й сентября месяца одна тысяча восемьсот тринадцатого года.
  
  
   11. Час пик
  
   Утро 26 сентября 1813 года внешне почти ничем не отличалось от утр предыдущих и последующих. Петухи пропели в нормативное время, бабы отправились доить коров и кормить свиней, солнце показалось из-за горизонта в предписанный календарем момент. Но в человеческой истории этот день оказался воистину переломным. А подготовка к историческому событию началась днем раньше, а точнее - с шести утра среднесмоленского времени. И началась она именно в поместье г-на Бабынина, отставного поручика и талантливого инвестора.
   Впрочем, как всегда на Руси, талантливость его именно в роли инвестора обусловлена была именно тем, что его инвестиции неожиданно обернулись успехом. При ином, отличном от описанного ходе событий потомки вспоминали бы мелкого смоленского дворянина не иначе как транжиру-самодура, да и то - навряд ли, скорее бы и вовсе забыли о его существовании. История вообще склонна забывать о неудачниках, а тех, кому повезло - превозносить и награждать добродетелями, отнюдь им не свойственными. И лишь скурпулезное исследование исторических документов и беспристрастность исследователя дает возможность дать реальную картину и справедливую оценку давно минувших событий. А посему будем следовать фактографической картине происходящего шаг за шагом.
   Нет никаких сомнений в том, что появление первой очереди ожидаемых гостей внесло определенную сумятицу в ряды кухарского состава. Но, в общем и целом, коллектив умудрился не ударить лицом в грязь и даже, более того, проявил себя способным противостоять локальным нашествиям голодающего дворянства даже в отсутствие Главного координатора процесса кормления. В день предшествующий гораздо большей проблемой было обеспечение продпайками непритязательных народных масс в серых шинелях нежели ограниченного контингента высокопоставленных потребителей. Тем не менее обе задачи были решены качественно и в срок, более того - кулинарию постигли новые открытия, но время идет не останавливаясь и все ближе оказывался момент предстоящего праздника живота для и без того неголодающих дворянских масс.
   Посему мсье Оливье был вынужден утром 25 сентября начать свой рабочий день в шесть утра - чтобы у целевой аудитории не сложилось вредного впечатления об исчерпаемости меню праздничного употребления продуктов питания.
   В его голове созрела гениальная (по тому времени) идея - кормить аудиторию до наступления часа 'Ч' таким образом, чтобы с одной стороны демонстрировать неисчерпаемость выбора, но - с другой стороны - оставить народ достаточно голодным до начала собственно праздника торжества желудка. Благо, определенные наработки в этом направлении имелись.
   На завтрак оголодавшие дворяне получили по огромной порции взбитых сливок (с кусочками свежепоспевшего ананаса за неимением земляники). Чтобы не возникло претензий со стороны кушающих лиц, дополнительно была предложена яичница. Однако хитроумный повар, дабы визуально увеличить количество подаваемого продукта, приказал перед готовкой яйца предварительно взбить в такую же пену, что и ранее приготовленные сливки. Присутствуя при приготовлении яичницы, француз обратил внимание, что вспенивание яиц происходит гораздо успешнее, чем вспенивание сливок - но и оседание пены при жарке яичницы так же не занимает много времени. Заинтересовавшись увиденным, француз позволил себе несколько поэксперементировать после того, как группа кормления отправилась заниматься всякой ерундой после поглощения огромного (на вид) завтрака, и буквально через час установил, что белки отдельно взбиваются куда как лучше, чем яйца целиком, а при добавлении в яичные белки сахара пена почти вообще стоит не оседая. Обладая (как видно из описания всех предшествующих событий) вполне здравым умом, иноземец сообразил, что оседание происходит по причине присутствия в продукте воды - и задумался над проблемой скорейшего воды извлечения из вспененной субстанции. И в этот момент голодающее дитё г-д Гоголевых осознало, что утром организм потребил явно недостаточное количество пищепродукта. Осознание произошло в непосредственной близости от кухни, куда чадо забрело под присмотром денщика отца-капитана - огромного, но добродушного восточного человека по имени Джафар-заде. На самом деле, если придерживаться исторической правды, юная дева затеяла играть с громадным денщиком в прятки и как раз решила спрятаться в недалеком от барского дома помещении, но увидев внутри изобилие продуктов питания и услышав чарующие ароматы, как раз и осознало необходимость немного подкрепиться. Француз, ранее с девицей вживую не сталкивающийся и, вдобавок, погруженный в задумчивость в связи с возникшей идеей превращения пены в обезвоженный продукт, на просьбу о накормлении попросту всунул в руки отрочицы большую кружку со взбитыми с сахаром яйцами и ложку для черпания оных. Оторопев, дитятко вышло из кухни и попробовало продукт. И в этот же момент Джафар-заде, по простоте душевной считая, что он до сих пор играет с девушкой в прятки, увидел ее и, радостно раскрыв руки и изображая, что хватает отпрыска своего непосредственного начальника, позвал ее (на свой восточный лад) 'ух ты, Гоголь - Моголь, иди сюда!' Несмышленое дитя, успевшая вкусить и положительно оценить всученное лакомство, а посему в мыслях сконцентрировавшись на содержимом кружки, радостно закричала 'очень вкусный гоголь-моголь!' Оторванный криками от тяжких дум кулинар решил, что блюдо российскому населению давно известно и именно под этим странным названием. Переубедить его было некому - да и не зачем. И в результате сейчас в России человека, который не знает, что такое 'гоголь-моголь' найти труднее, нежели человека, который знает кто убил Джона Кеннеди.
   Вернувшись к прерванным воплями размышлениям великий кулинар сообразил, что в тепле вода испаряется гораздо быстрее, нежели в прохладе, а из небольшого объема - быстрее, чем из большого. И, не медля ни минуты больше, ложкой переложил взбитые с сахаром белки на противень, застеленный пергаментом (дабы не мазать его маслом, с неизбежностью впитавшимся бы в высушенную пену) и затолкал противень в свободную духовку. Через три четверти часа кулинар убедился, что предчувствия его не обманули - и убедился исключительно кстати, поскольку к наступившему полудню не только недоедавшее ранее дитя, но и вполне откормленные взрослые осознали, что завтрак им лишь показался таковым. А поскольку время было отнюдь не обеденное, решили изобразить 'легкий полдник на лужайке'.
   Из напитков было выбрано безалкогольное молоко, но в дополнение к напиткам не привыкшие к голодовкам господа затребовали и 'что-нибудь перекусить'.
   Тут следует напомнить, что великий экспериментатор от кулинарии имел привычку вести исследовательские работы весьма масштабно. Не был исключением и эксперимент со взбитыми яйцами. А из дюжины яиц пены (прошедшей последующее высушивание в духовке) получилось весьма немало - бабы-кухарки собрали с вытащенного из духовки противня полную корзину сухой (и довольно вкусной, как показала проба) пены. И посему Франсуа-Рожер, последовательно проводящий в жизнь свою идею 'кормить много, но мало' к полднику послал господам именно сей новоявленный продукт. Точнее, не послал, но отнес лично.
   Г-жа Вяземская, впервые (как впрочем и все остальные) узревшая данный продукт, с некоторым недоумением вопросила 'А что это? Как яйца...' - явно непонимая, каким образом яйца могут сочетаться со стоящим на столике молоком. Иноземный кулинар поспешил дополнить, что 'яйца, мол, использовались без желтка...' - но некоторая нервозность, а так же слабое знание языка исторгли из уст лишь часть задуманного - 'без... э...'
   Супруга же полковника, уже взявшая экземпляр поданного кушанья в руки и ощутив весовые и геометрические отличия взятого от вышеупомянутого яйца, произнесла 'А... безе... какие во Франции романтические названия!' И эта фраза стала окончательным приговором воздушному лакомству.
   Впоследствии некоторые доморощенные 'историки' стали связывать название данной сласти с якобы фамилией якобы ее изобретателя. Однако такие измышления в корне неверны и антинаучны. Ибо слово 'безе' является исконно русским, и родилось именно в полдень 25 сентября 1813 года в небольшом поместье в Смоленской губернии. Мало слов на свете, у которых точно известно и место, и время рождения, и даже родитель. Достоевский вот - так он больше всего в своей жизни гордился тем, что придумал одно (одно!) слово русского языка. Но и он не мог с точностью указать, когда и где он его придумал. Полковница же Вяземская придумала за три дня почти дюжину новых слов, вошедших во многие языки мира! А насчет фамилии 'Безе'- так она появилась уже позднее. Даже отец знаменитого композитора - и то получил ее сначала как прозвище, будучи сыном местного кондитера, выпекавшего, среди всего прочего и это, недорогое и столь любимое местной детворой, изделие...
   Господа, употребив практически мгновенно целую корзину безе, решили, что они наелись - и освободили кулинарного гения от своего присутствия, что позволило последнему заняться обдумыванием оригинального меню грядущего торжества. К наступающему же (еще непраздничному) обеду юный талант задумал подать оригинальные и совершенно несытные блюда. И первой заботой его на этой поприще стало обдумывание состава несытного супа.
   Вспомнив оброненную каким-то из своих бывших сослуживцев фразу о том, что 'суп из медуз - наиболее бесполезная пища' он немедленно вспомнил о 'кирзовом отваре' и распорядился немедленно начать процесс варки малого количества перловой крупы в большом количестве воды. Для придания 'объемности' и 'визуальной насыщенности' вареву повар придумал использовать абсолютно бесполезные в качестве насытителя огурцы, а, немного подумав о консистенции результирующего продукта, решил употребить огурцы соленые из бочки с дубовыми листьями, как более прочные и менее склонные в превращению в неосязаемую взвесь, причем внедрять огурцы в суп решил в последний момент для минимизации разваривания и соответствующего разваливания плодов индийской лианы. И, наконец, окинув взором разделочный стол, решил вместо обязательного (для бар) мяса в варево положить гораздо менее питательные почки говяжьи - субпродукт крайне низкой питательности, барам ранее не подававшийся никогда в силу специфики вкуса и консистенции.
   Среди исследователей есть мнение, что юный пищевед втайне надеялся, что кроме низкой (как ему казалось) калорийности такой суп не насытит господ и по причине вероятной невкусности - однако оба ожидаемых эффекта не сработали и классический 'суп-рассольник' стал одним из эксклюзивных блюд русской национальной кухни. Второе же блюдо 'предпраздничного' обеда вообще стало переворотом в пищевой промышленности. И посему обратим на него отдельное внимание.
   Подданный французского императора успел обратить внимание, что блюда из речных рыб в исходном, так сказать, виде имеют сытность гораздо более низкую, нежели блюда крупяные или же мясные. Сейчас-то ясно, что рыба - продукт гораздо более белковый, и содержит существенно меньше быстрорасщепляющихся (и потому быстронасыщающих) углеводов и чуть менее, но все же быстроусвояемых... быстроусваиваемых жиров. Но судил-то о продукте неискушенный в биохимии юнец чисто субъективно - и потому второе блюдо было задумано именно рыбным. А для исключения увеличения сытности рыбы при жарке (за счет жира) или гарнира (необходимого к рыбе отварной) и отсутствия наличия нужного времени для создания рыбы заливной он решил изготовить рыбу на шампурах, по примеру ранее опробованного шашлыка. А, поскольку подлежащие кормлению граждане представляли собой представителей ранее оговоренного высшего сословия, Франсуа распорядился извлечь из водохранилища ожидавшего появления своих предстоящих поедателей пудового осетра...
   Осетровые рыбы и раньше присутствовали в меню народа Российского. Нет слов, осетр (равно как и белуга, и стерлядь) весьма неплохи и в вареном виде, и в жареном. Но шашлык из осетра! Его не надо мариновать - свежая осетрина обладает запахом скорее благородным, нежели неприятным. А подкопченость осетрины над углями лишь усиливает этот аромат и превращает и без того вкусную рыбу в изысканное кушанье, достойное богов. Ведь что такое столь любезный каждому русскому сердцу (и желудку) осетровый балык? - всего лишь осетровый шашлык длительного хранения. Сравните например свежезажаренную паровую телятину и тушенку из промазанной пушечным маслом банки - и вы (если имели счастье отведать балычок) получите некоторое представление о шашлыке из осетра. Впрочем, слова бессильны... лишь немощной попыткой вербально описать произведенный эффект может стать упоминание того факта, что пятнадцать человек (включая анорексичную девицу двенадцати лет от роду), изрядно откушавшие получившего глубокое одобрение супа-рассольника не оставили ни крошки не только от заранее выловленного осетра, но и от его собрата, затребованного гостями в виду приближения исчерпания первого гиганта великой русской реки. Вдобавок сам обед в результате закончился часам к шести пополудни, скорее из-за наступивших сумерек, нежели от желания закончить трапезу... вопрос об ужине в день предшествующий торжеству так и не возник. Что, впрочем, оказалось на руку всему кулинарному сообществу, оставив им несколько столь важых для подготовки настоящего пиршества часов. И был вечер, и была ночь.
  
  
   12. Hard Day's Night
  
   О том, что настало утро, большинство бабынинцев не узнало. То есть не то чтобы оно вдруг неожиданно, допустим, померло, это большинство. Напротив, это большинство волне живенько так перемещалось в различных направлениях и выполняло некоторые осмысленные действия. Просто, выполняя эти действия непрерывно еще со вчерашнего вечера, местное народонаселение просто не имело времени обратить ни на сгущающиеся сумерки, ни на последующий несколько позднее рассвет. Нельзя сказать, что активная часть кухонного персонала чувствовала себя неподготовленной к встрече гостей... правильнее было бы выразиться, что она (эта активная часть, то есть каждый бабынинец старше пяти и младше ста пяти лет) чувствовала себя уже запоротой на конюшне до полусмерти, а возможно и не полу - по той простой причине, что произошло существенное изменение концепции. И не по вине поварской братии.
   Для понимания причин паники, охватившей трудолюбивых жителей бабынинской деревни стоит более внимательно изучить события прошедшие. А именно - отход, или даже бегство французского императора из Москвы. Все мы знаем о том, что отход сей произошел, из школьного учебника истории. Но большинство из читавших учебник далее в детали произошедшего вникать не сочло нужным - ну ушел захватчик, так и славно. Те же немногие, кто пытался понять - почему могущественнейшая армия Европы (да и что говорить, всего мира на тот момент) в преддверии лютых морозов покинула отапливаемые помещения и выкатилось в чисто поле на явную погибель - те немногие остались при своем недоумении. И понятное дело почему - ведь они рассматривали сей момент Истории через призму именно военного противостояния. Однако такой подход к Истории - однобок и посему в корне неправилен. Ибо каждый солдат каждой армии на свете является в первую очередь человеком. Человеком, выполняющим определенную работу. Но, как и все прочие люди, сохранения ради функциональной работоспособности и вообще существования для - употребляющий внутрь определенные продукты питания в твердом и жидком виде. Некоторые историки, пытаясь создать видимость разумного оправдания решению Бонапарта покинуть Москву на пороге холодов, притягивают (хотя бы и за уши) к данной ситуации естественное стремление человека употреблять в еду человеческую пищу и объявляют, что в Москве стало нечего есть. Однако при ближайшем рассмотрении данная позиция не выдерживает ни малейшей критики - при разумном подходе к процессу подвоза пищи для людей и лошадей можно было бы всего силами пары тыловых полков обеспечить доставку необходимого в белокаменную столицу хотя бы с территории лежащей под оккупантами той же Смоленской губернии. Реально же фальсификация данного исторического явления (как и многих других впрочем) обусловлена элементарным мещанским маньеризмом так называемых 'историков'.
   Чтобы окончательно прояснить причины столь поспешного бегства наполеоновских войск из Москвы, пытливому исследователю достаточно поднапрячь умишко и вспомнить два факта. Первый (упомянутый в том же учебнике истории) - население покинуло сердце Империи. Факт второй следует почерпнуть из документа гораздо более позднего времени - из всем известной книги Гиляровского. Кто был самым необходимым звеном в сложнейшей системе городского хозяйства? Для кого пекли специальные калачи с ручкой? Чья работа сравнивалась уже в самом названии с трудами прославленных ювелиров? Ответ прост - важнейшими в городе были специалисты, стоящие в самом конце системы пропитания горожан. Золотари. Они были ключевым звеном в городском хозяйстве конца XIX века, они же были таковыми и в его начале.
   Покинув Москву вместе со всем прочим населением (и прихватив с собой нехитрые, но жизненно необходимые рабочие инструменты), они обрекли армию захватчиков по сути дела утопать в продуктах питания, из которых человеческие организмы уже извлекли нужные вещества. Армию Наполеона погубил тот факт, что солдаты попросту ели! И когда миазмы пищи прошлой сделали невозможным уже потребление пищи настоящей, армия была вынуждена отправиться на свежий воздух. При этом описуемое историками якобы злодеяние поджога Москвы по причине природной вредности иноземных захватчиков в реальности было лишь мерами наиболее эффективной санобработки города. Злодеянием сей факт быть не перестает - но лишь дает осмысленное объяснение содеянного.
   Сей исторический экскурс необходим был для прояснения проблемы, открывшейся перед бабынинцами накануне массового приезда гостей. Но необходимость технологического сопровождения пищевой цепи продуктов для человека до самого конца открылась крестьянскому сословия чисто случайно.
   Русская речь проясняет ранее использующиеся технологии процессов, связанных с завершением переработки пищи человеком. В отсутствие золотарей на деревне как явления традиционный термин 'сходить до ветру' описывает методику изначального непоявления вторичного продукта в жилых и производственных помещениях. Теплым летом и крестьяне, и помещики были абсолютно равноправны перед естеством. В холодное же время подневольное сословие производило опорожнение специальных, так называемых 'помойных' ведер (ибо их надлежало мыть после каждого опорожнения для устранения ароматов), заполняемых сословием господским в комнатах, с более высокой, нежели на улице, температурой.
   И, поскольку все ранее описанные события проистекали в теплое время года, на вторичные проявления питательных процессов кухонная челядь внимания особо не заостряло. Однако конец сентября по погоде не соответствует концу, допустим, даже августа - даже и по старому стилю. И в течение только что закончившегося дня гости из комнат старались не выходить... Однако добродушное замечание сотника Шаповаленко, выходящего из отведенной каморки, брошенное проходящему мимо мужичку 'Эй, братец, горшок-то уже полон' было услышано наблюдающим из буфетной за обедом старостой и экстраполировано в день грядущий с учетом предсказанных радикулитным синоптиком деревни дедом Евграфием возможных кратковременных осадков, переходящих в затяжные ливни...
   Посему немедленно по завершении обеда староста созвал расширенное собрание комитета по продуктовому обеспечению. Комитет путем опроса обслуживающего стол персонала вычислил среднюю частоту покидания гостями застолья. Путем хитроумных вычислений была подсчитана скорость появления выходцев при увеличении расчетной выборки до планируемых сотни с небольшим едоков. Василий предложил учесть рост потребности в пунктах назначения за счет обсуживающего персонала, так же не способного надолго покидать место постоянной дислокации, обусловив данное увеличение необходимостью оставления окружающих усадьбу кустов в приятных для взора и обоняния виде. Собрав исходные данные комитет, используя матаппарат теории массового обслуживания и введя граничные условия о недопустимости создания очередей в пунктах назначения, пришел к неутешительному выводу о необходимости использования всех помещений усадьбы под отхожие места.
   В принципе, такой подход к использованию основного строения не представлял непреодолимой трудности, поскольку собственно застолье, по причине высокой численности кормимых персон, предполагалось произвести в специально подготовленном павильоне. Но некоторая отдаленность павильона от базового строения усадьбы, а так же необходимость последующего размещения на ночевку ряда пирующих (как, например, самих хозяев поместья) все-таки в помещениях усадьбы, делала данный план малопривлекательным.
   Староста, вероятно более других осознающий специфику взаимоотношений обслуживающих персон с обслуживаемыми, внес первое рациональное зерно в обсуждаемую проблематику. Предложение сводилось к разделению отхожих граждан на категории, и выносу отхожего места для персонала вне помещения усадьбы. Для сохранения природных свойств окружающей местности он предложил выкопать ямы, подлежащие последующему закапыванию по окончании коллективного применения. С целью же неоскорбления глаз необслуживающих персон ямы подлежало обнести стенами. Приглашенный на коллегию деревенский печник как специалист по выкапыванию (с целью глинодобычи) ям изложил свое видение ситуации. Имея в виду повышение скользкости краев ям при увлажнении грунтов и возрастание риска соскальзывания внутрь лиц, данной ямой пользующихся, он предложил сами ямы перекрыть дощатым помостом, а для возможности помещения целевой субстанции все-таки на дно обсуждаемых ям предусмотреть в помосте надлежащие отверстия. В целом проект был одобрен, и имплементация проекта в натуре была возложена на представителей саперных частей родной российской армии.
   Однако частичное решение проблемы не могло стать окончательным. И обсуждение сместилось в область параметров заведения, приемлемых для высокопоставленных представителей человечества. Первым был рассмотрен вопрос о местонахождении стратегических объектов. И для прояснения причин возникновения решения, перевернувшего человеческий быт, необходимо на время обратиться к технологиям российского военно-полевого домостроения.
   Благодаря многочисленным водевилям большинство читателей легко может себе представить вход гусарского полка в уездный городишко, сопровождаемый бросанием в воздух чепчиков и знаменующий начало женского конкурса за право приютить красавцев-воинов. Вне же водевилей ситуация была несколько иной. Иногда полки действительно входили в родные же российские уездные города, и иногда даже удавалось некоторым офицерам воспользоваться гостеприимством местного населения. Но - лишь иногда. Чаще же полки входили в задрипаный аул на границе Империи или же в населенный пункт, таковым являющийся лишь на карте - а то и вовсе в чисто поле с целью данного населенного пункта создания. В этих условиях отмуштрованная и дисциплинированная военщина для жилья использовала собственные быстровозводимые жилища. Первой в ряду таковых жилищ стояла, естественно, полотняная палатка, дававшая некоторое укрытие от дождя и ветра. Но лишь на первое время и лишь в местах с теплым климатом. Для мест с климатом холодным да и для просто более постоянного пребывания в месте дислокации российская военно-инженерная мысль разработала иные сооружения.
   Специфика именно военного воздвижения объектов подразумевает в первую очередь высокую скорость собственно строительных работ. Крепость Иван-город была воздвигнута за одну ночь - настоящая боевая крепость, рассчитанная на многотысячный гарнизон и реальные боевые действия. С развитием артиллерии применяемая технология для создания именно крепостей отошла на второй план, но при строительстве относительно постоянного жилья этот подход сохранил актуальность. Со времен римской империи суть военной технологии составляло применение большого числа строителей (в идеале - всего воинского коллектива) для возведения сооружения. Поскольку традиционный подход - 'строительства по месту расположения объекта' - препятствовал использованию всех человеческих ресурсов одновременно, военные инженеры Российской Империи додумались рассредоточить строительный контигент в пространстве, создавая отдельные элементы стройобъекта в местах, отдаленных от его финального месторасположения, с последующей транспортировкой крупных блоков к месту возведения и минимально трудоемкой сборкой сооружения из готовых панелей. Именно с применением данной технологии полурота сапер менее чем за сутки возвела в непосредственной близости от усадьбы пару дюжин временных гостеприимных домиков. Аналогичным способом непосредственно напротив усадьбы был возведен и павильон для предстоящего застолья.
   Одной из специфических особенностей панельного домостроения было (в случае предназначения объекта для лиц благородных) обязательное применение так называемых обоев. Поскольку панели (в то время) создавались, как правило, из досок - железобетон не приветствовался в силу неизобретения еще подъемных кранов для окончательного монтажа - то в процессе переноса и сборки собственно здания неизбежно возникали перекосы и, как следствие - щели между досками. Нормативные же сроки монтажных работ не позволяли применить такой способ ликвидации щелей, как конопаченье пенькой. И поэтому панели в буквальном смысле этого слова обивались полотном. Для пущей защиты от осадков обивались они с внутренней (по отношению к помещению) стороны, ну а собственно материал выбирался в зависимости от возможностей и желания заказчика помещения.
   Павильоном же (в отличие от дома) называлось строение, предназначенное более для защиты от осадков, нежели от холодов и иных климатических явлений. Посему крыша павильона строилась без чердака, а иногда и вовсе была тряпочной. Поэтому для застолья был построен именно павильон - с шатром вместо стационарной крыши. В силу наступающей прохлады стены в возведенном павильоне присутствовали, а в силу финансовых возможностей г-на Бабынина и пущей красоты ради в качестве обоев было использовано не простое полотно, но атлас нежных голубого и розового тонов. Поскольку наплыв гостей предполагался значительным и практически одновременным, строители предусмотрели в павильоне четыре двери - две со стороны усадьбы и две со стороны противоположной, ближе к свежепостроенным гостеприимным домикам.
   Высокое совещание, исходя из соответствия уровня роскоши основного помещения праздника, согласилось с идеей шефа создать аналогичный уровень и в заведениях, куда даже императоры пешком ходят. А посему, хотя проблема с людскими сооружениями легко решилась на уровне межличностных отношений рядовых поваров и рядовых солдат, для решения задачи более высокого уровня было сочтено необходимым пригласить уже начальника воинского контингента. Безусловно, крестьянам и даже бывшему солдату Оливье и в голову не пришло бы вызвать на совещание полковника Вяземского. Однако непосредственно строительными работами руководил уже упомянутый прапорщик Валоняйнен из Гельсингфорcа, и посему собравшиеся, решив что северный воин тоже относится некоторым родом к обслуге, сочли возможным обратиться к младшему офицеру за содействием.
   Прапорщик и в самом деле не стал кочевряжиться. Прибыв на совещание в верхах, он быстро проникся важностью проблемы. Виду надвигающихся на небо туч он предположил, что отдельностоящие сооружения будут неодобрены посетителями из-за возможного промокания в процессе перемещения в оные. В то же время, дополнил он свою мысль, наличие некоторого избыточного количества дверей позволяет построить дополнительные объемы непосредственно примыкающими к павильону и становящимися его непосредственным продолжением. Чему способствует и наличие некоторых остатков атласа, не использованного под обои центрального объема павильона.
   Однако староста резонно возразил, что непосредственное примыкание дополнительных комнат к залу общего питания может способствовать проникновению в столовую комнату запахов, не способствующих проявлению аппетита. Такового можно избежать постоянным удалением благоухающей субстанции - но это потребует дополнительного персонала и подменного оборудования.
   Тут взоры присутствующих на совещании обратились в сторону творца всех деревенских металлоизделий (включая и ведра) - в сторону кузнеца Василия. Василий, как всегда не горящий желанием провести ночь в работе, предложил, как ему показалось, блестящий выход из положения. К предстоящему празднику он, в целях обновления и придания дополнительного блеска усадьбе, соорудил новые водостоки. Старые же отложил в сторону, поскольку металл на кузнице в любом виде лишним не бывал. И в качестве рабочих емкостей он предложил использовать воронки от водостоков. Валоняйнен, будучи все-таки каким-никаким, а военным инженером, ознакомившись с предложением Василия, развил идею. Поскольку гостям, в особенности в подпитии, нависать над ведром было бы затруднительно, он предложил для упрощения ситуации использовать некие своеобразные стулья с дыркой в сиденье. А предложенные Василием воронки водостоков он рекомендовал использовать вместе с трубами, закопанными (для предотвращения спотыкания о них праздношатающегося по лужайке люда) в землю и изливающими содержимое в удаленные уже подготовленные (для простонародья) ямы. В целях же ускорения перемещения содержимого и устранения нежелательных ароматов воронки надлежит промывать изрядным количеством воды после каждого использования. Ну а в целях непрохождения ароматов в противоположном направлении трубы следует изогнуть следующим манером...
   Таким образом состоявшееся вечером 25 сентября 1813 года совещание сформировало техническое задание и проектную документацию на два выдающихся изобретения, воистину сформировавших облик современной городской цивилизации - на унитаз с водяным затвором (water closed, как отметил на чертеже многоязычный староста) и на канализационную трубу. Следует отметить, что некоторые недостаточно квалифицированные лингвисты соотносят слово 'канализация' с иноземным словом 'канал'. Однако незначительная внешняя схожесть терминов есть ни что иное как случайное совпадение. На самом деле этимология термина несколько другая, и - исходно русская. Слово 'канализация' происходит именно от базовой функциональности трубы - от возможности убирания обрабатываемого материала подальше от места возникновения. Да и более позднее наименование помещения - 'уборная' является всего лишь переводом более раннего, но по сию пору всем известного термина 'канать'. 'Канай отсюда' означает всего лишь 'убирайся вон', и любой русский не нуждается в переводчике для понимания этого высказывания. Просто со временем область применения слова 'канать' несколько подсократилась, чем и воспользовались всяческие прозападно настроенные 'лингвисты', принижающие все отечественное. Кстати, термин, использованный в бабынинском павильоне, так же хорошо всем известен. Но о нем - чуть ниже.
   Уточнив техпроект, финский инженер-строитель отправился воплощать задуманное. Наличие четырех труб (с четырех углов дома) обусловило количество посадочных мест. В целях придания симметричности объекту для ненарушения общей красоты дополнительные комнаты были пристроены числом две, с правой и левой двери противоположной от усадьбы стороны павильона. Хотя мирное население к естественным потребностям относилось также естественно и без ложной стыдливости, военная привычка во всем учинять порядок заставила Валоняйнена ввести определенные процедуры и для вновьпостроенных объектов. Наличие именно двух комнат натолкнуло его на идею предписания каждого из помещений определенному полу, что и было исполнено помещением на соответствующих дверях соответствующих знаков. Совершенно случайно оказалось, что зал, на двери которого был изображен писающий мальчик, оказался обитым голубым атласом, а противоположная комната оказалась в розовых обоях. Нигде ранее не применявшаяся цветовая градация полов, случайно проявившись в убранстве первых в истории ватерклозетов, была на следующий же день воспринята высокими гостями как старинная европейская традиция - и в неизменном виде сохранилась и по сию пору.
   Объясняя же на следующее утро обслуге гендерное разделение отхожих мест для господ, французскоподданый распорядитель праздника особо подчеркивал необходимость отделять посетителей мужеска пола от посетительниц пола прекрасного. 'Ну, sortir так sortir, чего уж тут неясного', думали мужики и бабы. А для себя, дабы не перепутать невзначай, вывели простое правило - 'девочки - налево, мальчики - направо'. Социум вообще стабилен и малоизменчив, и правило это правит русским миром вот уже без малого двести лет...
  
  
   12½. И настало утро...
  
   Как только первые лучи восходящего солнца озарили верхушки деревьев, на пороге бабынинского домостроения началась материализация передового отряда наступающих гостей в лице (или в лицах) денщиков, гувернанток и прочего служивого люда. Имея основной задачей подготовить культурно-жилищный плацдарм для прибытия основных сил, передовики мимоходом изложили некоторые незначительные пожелания и к предстоящему процессу кормления, высказанные хозяевами и хозяйками. Собранные же воедино пожелания полностью противоречили разработанной в недрах кулинарного сообщества продовольственной программе обеспечения предстоящего саммита.
   В самом деле, ведь обычно застолья рачительными хозяевами планируются как последовательность подачи гостям определенного набора блюд. Сначала - первое, потом - второе, на третье - компот. При этом (поскольку закопченый, допустим, котел с супом плохо гармонирует в чисто визуальном смысле с белоснежной скатертью) емкости с продуктами остаются 'за кадром' и на стол продукт попадает уже в порционном виде. Подобное решение и планировалось юным творцом пищепрома в предстоящем мероприятии. Продукт раскладывается по тарелкам в подсобном помещении, а приодетые девки подтаскивают наполненную посуду рассевшимся у стола гостям. И все тут же становятся счастливыми и довольными.
   Однако пожелания предстоящих гостей вступили в противоречие с намеченным планом. И прежде всего это касалось содержимого блюд. Так, например, уже отведавшая творений импортного мастера г-жа Вяземская намекнула (через посланную на кухню горничную), что осетрина во всех ее видах как нельзя более будет соответствовать кулинарным запросам хозяйки. Но уже ее супруг, так же успевший оценить часть продуктовой гаммы, возжелал (через денщика) сделать упор на изделиях их мяса, желательно в сугубо жареном виде. Прибывший для подготовительных работ лакей графа Панина счел необходимым предупредить кулинаров, что граф предпочитает потреблять внутрь птицу, но страдает некоторым отсутствием зубов для пережевывания оной. И таких 'замечаний' набирались десятки.
   Да и сами гости, начавшие пребывать часам к одиннадцати пополудни, спешили внести коррективы в номенклатуру предстоящего застолья. Конечно, строго по понятиям гостям вообще не прилично было даже интересоваться, чем же радушные хозяева собираются гостей подчевать, но уже успевшие разнестись слухи о воистину выдающихся свойствах творений юного кулинара подвигали почти каждого гостя на якобы случайную встречу с кем-либо из поваров, проявление мимоходного якобы интереса к вопросам столования и высказыванию ничего не значащих якобы пожеланий поменять то или иное блюдо на совершенно другое. Эти просьбы и пожелания были тем более нелепы, учитывая что большинство гостей и понятия не имело, что означает, допустим, название 'котлета рубленая со сложным гарниром' - но работный люд вынужден был все эти замечания если и не воспринимать как руководство к действию, то по крайней мере сообщать о них начальству.
   Вдобавок выяснилось, что доходящие через цепочку кашеваров пожелания часто теряли по пути именование пожелальщика, и кулинарному гению стало абсолютно неясно, что на что и кому следует менять в номенклатуре и очередности подачи кушаний. С ассортиментом и количеством продуктов проблем не было - харча было заготовлено много. А вот с удовлетворением запросов конкретных индивидуумов все оказалось сложнее...
   Срочно было созвано новое рабочее совещание в начале нового трудового дня. Франсуа-Рожер, в силу временного прессинга, объявил повестку дня и предупредил, что совещание должно уложиться в пять минут. Обрисовав ситуацию, Оливье предложил собравшимся высказаться на тему, каким образом удовлетворить всех гостей вместе и каждого в отдельности одновременно. Староста, очевидно более других знакомый с методами ублажения запросов хозяв, высказался за демократию в вопросах питания в духе, что пусть каждый ест то, что хочет. А на вопрос, каким образом хотенья господ будут доведены до холопов, предложил, в силу своей грамотности, попросту записать на бумажке весь перечень доступных для выбора и замены блюд. Француз, как начальник, был обязан сказать последнее слово - и он его сказал. Слово гласило, что нужно список для красоты озаглавить. Слово так же сформулировало и само заглавие. Очевидно, слово подразумевало 'замены в обеде' - но не до конца освоенные принципы склонения, спряжения и сочетания корней русских слов с префиксами и суффиксами (и в частности слова 'менять') французским интеллектом превратили вышеуказанное подразумеваемое в произнесенное 'мены обеда'. Осознав, что данный список (весьма длинный к тому же) предстоит повторить в сотне копий при полном отсутствии множительной техники, староста тут же пожалел о своей инициативе, но, подраскинув умишком, тут же переложил тиражирование документа на группу трудящейся молодежи, так же знакомых с основами начертания букв. Утрата оригинала не позволяет с уверенностью определить, староста ли в спешке описался или случайная клякса исказила смысл написанного, но все из несколько доступных в настоящее время копий начинаются с тщательно вырисованных детскими руками кириллических букв 'МЕНЮ обеда'. А тот факт, что практически каждый из гостей счел необходимым прихватить документ с собой в качестве сувенира, дабы хвастаться перед соседями, не позволил изменить этот термин во всех последующих реинкарнациях списка, ставшего непременным атрибутом массовых застолий в местах коллективного питания.
   Но сим словом вклад старосты в графическое изображение человеческих слов не исчерпался. Загрузив отроков работой, староста, в полном соответствии со своим официальным статусом активно присоединился к официальной церемонии встречи гостей. Гости же, в большинстве своем приехавшие из более или менее отдаленных имений и проведшие в каретах, бричках, пролетках, дрожках и иных транспортных средствах достаточно длительное время сразу же по выражении радости от встречи с хозяевами задавали отведенному в сторону старосте один и тот же вопрос. Староста же, проинспектировав еще утром вновь возведенные помещения, счел 'народные' сараюшки вполне еще чистыми и приемлемыми для начального обслуживания прибывающих гостей, но с целью непересечения гостей с представителями противоположного пола счел необходимым особо отметить двери салонов. И, не имея художественных талантов, предпочел использование графики, канонизированной святыми Кириллом и Мефодием. Изобразив на двери мужицкого отделения букву 'М' (что долженствовало означать 'Мужики'), на другой же двери букву 'Ж' (означавшую соответственно 'Жоны'). Так что современная расшифровка популярный аббревиатур не совсем соответствует первоначальному замыслу, впрочем мало отклоняясь о сокровенной сути... но это так, лирическо-лингвистическое, можно сказать, отступление от основной темы повествования. Но, раз уж отступили, так и закончим отступление полностью.
   Одним из приглашенных на торжественное мероприятие, посвященное помолвке Петра Анатольевича, был ни кто иной, как Александp Григорьевич Кушелев-Безбородко, известный каждому русскому человеку как прототип Пьера Безухова в безграмотном творении идейного отца и деда всех графоманов. В реальной же жизни Александр Григорьевич прибыл на мероприятие в возрасте всего лишь тринадцати лет, не обретя еще второй части своей знаменитой фамилии (что произойдет только тремя годами позже) и только сопровождая отца своего, адмирала и графа Григория Григорьевича Кушелева. Здесь же мы обращаем внимание на столь незначительную в реальной истории фигуру лишь потому, что фигура сия, особо отмеченной вышеупомянутым бумагомаракой близорукостью страдая с детства, зайдя в указанное старостой заведение соизволило поинтересоваться, что за очки изображены на полу. И в самом деле, два круглых отверстия, соединенных щелью между неплотно прилегающими друг к другу досками пола, походили на изображение имеющихся на носу слабовидящего отрока очков. На вопрос контролирующего процесс (и страхующего господ от возможных случайностей) мужичка, о каких очках идет речь, отрок указал на отверстия и добавил, мол вот эти два. Ну какой спрос с простого мужика, незнакомого со средствами корректировки зрения? Слово, как известно, не воробей - со всеми вытекающими последствиями. На этом лирико-лингвистическое отступление будем считать исчерпанным и вернемся к основной теме исследования.
   Дворянство российское в то время делилось, как известно, на несколько не то чтобы враждующих, но, скажем, идейно противоборствующих групп в соответствии со своими политическими пристрастиями. Франкофилы (к коим относился и хозяин поместья) любили все французское (что не мешало им, впрочем, достойно воевать с французскими войсками). Англофилы же к французскому всему относились с неприязнью, германофилы ни в грош ни ставили предметы обожания первых и вторых. Однако в нормальной мирной жизни идеологическая направленность мало влияла на быт и привычки представителей различных течений. И лишь в одном - в выборе 'любимых' напитков идеология сказывалась на быте. Конечно, это было в значительной части позерством, поскольку уксус, к которому по вкусу приближались все тогдашние вина, был одинаков и в Германии, и во Франции, и даже в далекой Индии. Тем не менее дворяне считали необходимым именно таким образом демонстрировать свое разнофильство, и посему Анатолий Николаевич - большой коллекционер пьянящих напитков со всего мира - считал целесообразным отмечать на висящей в кабинете карте места рождения той или иной бутылки. А имея в виду наличие среди гостей сторонников различных 'партий', счел целесообразным особо отметить в списке подаваемых вин их географический источник. Передав соответствующее распоряжение старосте, Бабынин-старший далее перенес свое внимание на прибывающих гостей, староста же, подыскав еще одного грамотного паренька, велел последнему переписать список бутылок в соответствии с указаниями, находящимися на стене в кабинете барина. Послушный парубок честно перерисовал контур Европы и разместил названия вин примерно на территориях стран происхождения. И поэтому список вин на предприятиях общественного питания или же на званных кормежках именуется именно как 'винная карта', а не каким-то иным словом.
   Ближе к полудню гость пошел косяком, и всему личному составу бабынинского населенного пункта была объявлена предстартовая готовность. Загудел огонь в трубах, чугунная плита раскалилась чуть ли не до бела, замелькали сечки салаторубов, чугуны суподелов и рыбоваров уютно устроились в гнездах кухонного монстра - в общем, работа закипела. Впрочем, закипело-то как раз варево в указанных чугунах, но, поскольку для нарождающегося на глазах кулинарного сословия данное варево представляло собой содержимое их работы, промеж себя пейзане процесс кипения бульонов и супов именовали именно так - 'закипела работа'. А вот праздношатающиеся вокруг горничные и денщики высокородных гостей поняли под данным, сугубо профессиональным термином, процесс активного применения трудовых навыков для достижения желаемой цели, и распространили в дальнейшем его на прочие, не связанные с кипящими горшками, области человеческой деятельности. Впрочем, мы опять отвлеклись от основной темы повествования. Вернемся к столу.
   Выделенные для обслуживания стола молодые деревенские парни надевали (на основе вчерашнего прецедента) отстиранные и отглаженные камзолы бывшего ливрского полка, а одноименные девки наряжались в сарафаны и надевали праздничные кокошники. Потомки тех мундиров так по названию сгинувшего полка и называют до сих пор ливреями, а потомки же кокошников и по сию пору составляют форменный головной убор функциональных потомков тех девок - официанток без такого знака принадлежности к профсоюзу еще недавно можно было встретить лишь в дешевых забегаловках... однако, не о том речь.
   Несмотря на то, что по высочайшему повелению начало обеда предполагалось в два часа пополудни, гости начали высказывать все возрастающее желание немного подкрепиться значительно раньше - чему способствовало не столько состоявшееся путешествие на свежем воздухе, сколько разносящиеся с кухни разнообразные и весьма привлекательные ароматы. Короче говоря, уже без нескольких минут час как гости, так и хозяева поместья единодушно разместились вокруг стола. В силу неготовности изрядного числа из планируемых к застолью блюд Франсуа распорядился подать к столу для начала напитки безалкогольные для занятия рук и ртов гостей нейтральным действием и выдать гостям свежеизготовленные 'меню' и 'винные карты' для занятия уже умов гостей проблемой выбора. А поскольку юный француз понимал, что до изобретения телевизора или даже граммофона, способного отвлечь ожидающих пайку лиц от действенной (в условиях норм крепостного права) критики пищеготовцев, еще далеко, то для занимания гостей чем-то осмысленным немедленно по мере завершения производства на стол стали выставляться мелкопорционные салаты и ранее заготовленные 'холодные закуски'. Для удовлетворения 'мясных запросов' выраженных частью приступивших к поеданию салатов господ Франсуа-Рожер Гастон то ли в припадке бессильной ярости, то ли в результате гениального озарения изобрел уже в ходе обеда несколько новых 'традиционных блюд русской кухни'. Прежде всего он распорядился нарезать тонюсенькими ломтями несколько сваренных заранее говяжьих и свиных языков, а ломти эти красиво, но тонким слоем разложить по нескольким тарелкам так, чтобы вилкой можно было ухватить не более чем один-два ломтика. Тем же манером он распорядился распластать и подать к столу привезенную в качестве презента одним из гостей соленую семгу. А увидев успех новых блюд среди гостей, аналогичным образом подготовил и подал к столу холодную вареную свинину и остатки холодной же осетрины, запеченной вчера над мангалом но недоеденной вчерашними едоками.
   Вторым 'мгновенным' изобретением хитроумного французика было принципиально новое кушанье. Обычно внутренние органы животных и птиц, именуемых для общности 'потрохами', относили к категории 'субпродуктов' - то есть продуктов, скажем, не высшей категории, и высшим сословиям их в пищу не готовили. Но врожденная экономность русского крестьянина не позволяла им выкидывать даже потроха, и работники бабынинской кухни готовили их отдельно для собственного употребления. Так на кухне оказался чугунок с вареной куриной печенкой - не самый маленький по размерам, поскольку кур было направлено на пищевые цели несколько десятков. Француз знал, что куриная печень в вареном виде вкус имеет несколько резковатый, да и крошится довольно легко, что делает ее неудобной (если не сказать неприличной) к подаче к барскому столу. Но, подумал юный шеф, если смягчить небольшую резковатость вкуса маслом сливочным, тщательно перемешав уже перемятый в труху субпродукт, то получившееся блюдо баре должны вкупе с многими другими заглотить без особых претензий. Здоровые мужики почти мгновенно воплотили задуманное в жизнь и Оливье, красивости ради уложив смесь в начищенные ранее пашотницы и иные мелкие миски и украсив каждую миску масляным же 'цветочком', отправил продукт в широкие народные массы. Новый, интуитивно изобретенный продукт произвел фурор за столом, и впоследствии первооткрыватель нового кушанья, названного групповым именем 'паштет' (а как еще назвать незнакомое блюдо, поданное именно в пашотнице? - хотя каждому ясно, что пашотница - это всего лишь подставка для яиц), был вынужден провести серьезные исследования в части применимости различных печенок и иных субпродуктов для увеличения объемов подаваемых к столу 'паштетов' - но дальнейшие исследования были произведены гораздо позже, сейчас же подача паштета позволила завершить ранее запланированную готовку первых блюд и, как стало здоровой традицией позднее, примерно через час после начала пиршества гостям было объявлено, что наступило время подачи горячих блюд.
   Если первый час гости, впервые столкнувшиеся с изобилием и невиданным разнообразием продуктов, активно переговаривались, спрашивая друг друга 'что это там такое красненькое в зеленой миске' и обращаясь к соседям по столу с просьбами 'передайте мне кусочек той белой рыбки', то следующие полчаса прошли в относительном молчании. Гости постепенно стали проникаться пониманием того, что все произошедшее есть не более чем прелюдия и в размышлениях как об уже съеденном, так и о предстоящем к поеданию исходя из содержимого лежащих на столе меню старались оценить свои силы и прикидывали допустимые объемы и веса заказываемых порций. Наличие среди гостей определенного числа бывших и настоящих офицеров плюс все еще не закончившаяся, хоть и за пределами России, война подвигла мужскую половину едоков на временное прерывание трапезы с целью 'покурить и оправится' за разговорами о текущей международной обстановке. Накрапывающий на улице осенний дождик вынудил мужчин остаться под крышей, однако привычка курить непосредственно за столом еще не приобрела популярности - и для курения и бесед курящая часть мужчин переместилась в отдельную комнатку с изображением писающего мальчика на двери. Собственно с тех самых пор и пошла русская мужская традиция совмещения сортира с курительной комнатой. Женщины же, избавившись на время от тесного соседства с мужьями, отцами и чадами мужского пола, получили возможность обсудить за столом уже сугубо свои, женские проблемы, перемывая косточки как временно покинувшим их мужчинам, так и отсутствующим за столом другим женщинам.
   Примерно через час публика, облегчив душу и тело, продолжила банкет, с большим успехом конечно. Мероприятие, периодически прерываясь, затянулось почти до темноты, после чего гости, сытые, но довольные, постепенно разошлись по местам ночлега. К чести собравшихся, большинство из них не забыло цели мероприятия. Несколько раз даже прозвучали тосты 'за здоровье молодых', а после подачи на стол кульминационного блюда торжественного обеда, плавно перетекшего в торжественный ужин - белуги восьмипудовой отварной целиком на гигантском подносе, гости, в порыве восторга вспомнили добрым словом и родителей молодых. Тем не менее звездой банкета был безусловно Анатолий Николаевич Бабынин, сумевший найти столь искусного повара.
   На следующее утро гости, позавтракав 'чем Бог послал' (а послал он еще пудов пять всяческих закусок, не тронутых накануне) потихоньку начали разъезжаться по местам постоянной прописки. 'Молодые', поцеловав друг друга на прощанье, покинули усадьбу после обеда - Петр Анатольевич отправился в Европы в родную часть, а невеста его, Анастасия Никитична, - домой в Москву, к родным папеньке и маменьке, дожидаться возвращения суженого к свадьбе, назначенной (ориентировочно) на начало следующего лета. К вечеру, разобрав павильон и гостевые домики на составные части и складировав их неподалеку для возможного последующего применения, к месту постоянной дислокации отправилась и саперная полурота под командой инженер-прапорщика Валоняйнена.
   Исторической правды для следует особо подчеркнуть такой момент. Анатолий Николаевич затеял данное мероприятие вовсе не для того, чтобы потешить свою гордыню и/или каким-то образом продемонстрировать свое превосходство перед соседями. Он затеял званный обед исключительно с целью порадовать друзей и приятелей-соседей. И в самом деле, никто из присутствующих не почувствовал для себя ни малейшего морально ущерба - все присутствующие на празднике радовались происходящему наравне с хозяевами. Все это произошло потому, что продекларированные позднее и в совсем другой стране лозунги 'свободы, равенства и братства' для русских дворян были образом жизни и впитывались с молоком матери. Все, абсолютно все дворяне были равны и свободны, и относились друг к другу совершенно по братски (ну, по крайней мере большинство из них). Все имели равные права. И когда, гораздо позднее, сын дворянки (рядовой дворянки, если можно так выразиться), встал на путь террора и стал государственным преступником, она без тени сомнения отправилась на встречу с высшим, если так можно сказать, дворянином Империи - на встречу с царем, и царь принял ее - без предварительной записи, без унизительных переговоров с мелкими клерками в канцелярии. Принял потому, что все дворяне - равны и свободны. Сына-преступника правда все же казнили - но лишь потому, что равные в правах равны и в обязанностях. Но это так, к слову.
   Сам же Бабынин А. Н., получив от француза заказанный праздник, решил, что жизнь на этом не заканчивается. А поскольку в целом жизнь в провинции, да еще в деревне, довольно однообразна и скучна для человека образованного, отставной поручик подумал о целесообразности внесения разнообразности в окружающую действительность путем периодического повторения (а при возможности и улучшения) банкетов, аналогичных прошедшему. Имея твердые моральные устои и помня об обещании отправить французишку домой (самим иноземцем не понятому и не воспринятому), Анатолий Николаевич решил дополнительно пообщаться с молодым кулинаром насчет возможности дальнейшего сотрудничества. Пригласив отдыхающего от забот шефа к себе в кабинет, он первым делом выдал обалдевшему от неожиданности юноше пятьсот рублей в золотых полуимпериалах в качестве платы за доставленное удовольствие. Кстати сказать, сумма была воистину неимоверная - годовой оклад жалованья придворного камер-юнкера составлял сто пятьдесят рублей. А выдав премиальные, обрисовал юнцу текущее состояние дел в мире. Объяснив, что в Европе продолжается война и приятных видов на рост урожаев, надоев и уловов не имеется, обрисовав возможное печальное воздействие на организм одинокого юного индивидуума внешних грубых сил в лице расплодившихся в Европах банд головорезов и дезертиров, Бабынин предложил гастрономическому светилу за астрономическую оплату продолжить деятельность на ниве кулинарии в спокойной и мирной российской глубинке. Отныне и вплоть до наступления эпохи всеобщего мира и спокойствия. Не лишенный воображения юноша, окинув мысленным взором возможные альтернативы своего жизненного пути, был вынужден признать оптимальность именно бабынинского маршрута. А особо оговоренная свобода как действий, так и передвижений в наступающую эпоху кулинарного ренессанса лишь добавила дополнительной приятности грядущей и без того счастливой жизни бывшего 'любимого повара маршала Мюрата'.
  
  
   14. Подводя первые итоги
  
   Проведенный банкет обошелся среднерусскому помещику в изрядную копеечку. Даже если не учитывать пятисот рублей, выданных виртуозу котла и сковородки в качестве премиальных, только прямые расходы на продукты, посуду и напитки, потраченные в ходе предварительных экспериментов и собственно во время банкета, превысили четыре тысячи рублей. Более тысячи рублей составила неполученная прибыль из-за того, что крестьяне собственно крестьянским трудом не занимались. А для сохранения поголовья деревенского населения пришлось дополнительно выделить семьсот сорок три рубля серебром для закупки традиционных крестьянских кормов на зимний период. Однако обвинять помещика в мотовстве было бы не совсем верно. Прежде всего, деньги (при их избытке) можно и должно тратить на удовольствия. Но главное - уже на подготовительном этапе Бабынин интуитивно почувствовал наличие возможности возврата вложенных средств. И первой ласточкой, возвестившей о начале эпохи самоокупаемости кулинарного стартапа, стало письмо графа Панина. Старый граф, неожиданно открывший для себя соленые огурцы, возжелал обеспечить себя данным продуктом на постоянной основе. С этой целью он прислал Бабынину запрос о возможности продажи ему того самого мужичка, что прислуживал графу за столом. Мужичок не самых богатырских кондиций в роли простого крестьянина стоил, по рыночным расценкам того времени, от силы рублей в десять-двенадцать вместе с семьей (женой и парой детишек). Однако выступая в качестве специалиста по выращиванию и засолке огурцов, он переходил в совершенно другую ценовую категорию. Сам же Панин, явно желающий заполучить специалиста как можно раньше, даже не уехал к себе в Петербург, а остановился в Смоленске с целью как можно скорее закончить торговые переговоры. И в результате всего через неделю после памятного всем праздника одна из изб в деревне Бабынино утратила жильцов, а владелец деревушки стал богаче на триста рублей серебром.
   Однако данная торговая операция проистекла не от алчности экс-поручика, но лишь как знак уважения к старому графу - бывшему однополчанину помещика. Даже при такой заоблачной цене все население деревни могло дать в виде чистой выручки не более двадцати тысяч - в то время как капитал владельца деревни благодаря французской кампании на порядки превышал данную сумму. Поэтому, посоветовавшись с основным творцом нематериальных активов в виде рецептур и технологий пищепрома, Бабынин счел более продуктивным создать на базе собственного населенного пункта центр подготовки и обучения кухонных дел мастеров. А так как вновьсоздаваемое учебное заведение предполагало обучение именно технике изготовления разнообразных блюд, ему было придумано подходящее профилю наименование 'Смоленский кулинарный техникум'. 'Смоленский' - потому, что сам Бабынин был именно смоленским дворянином и помещиком. Собственное имя (или имя собственной деревушки - что впрочем одно и то же) бывший офицер счел использовать для названия учреждения нескромным, а имя главного кулинара (например 'Франсуа-Рожный') - глупым и неприличным для русского уха. 'Кулинарный' (это слово предложил как раз начитанный деревенский староста) означало по латыни как раз 'кухонный' (так как староста все же имел некоторые основания предполагать, что внутренний термин 'кухня' еще не успел распространиться по всей Руси Великой), а латинское окончание к 'технике' приделали чтобы как бы намекнуть на латинскую основу предыдущего слова.
   Сам же Франсуа-Рожер, подвергшись внезапному обогащению, постарался (в меру своих скромных возможностей) отблагодарить своих товарищей по работе, ставших и друзьями по жизни. Первым оказался отблагодаренным кузнец Василий. Как мы уже упоминали, жил кузнец бобылем. Но этот статус вовсе не является синонимом холостяка. Напротив, словом сим называли (как правильно называть и ныне) мужчину, ранее женатого, но ныне пребывающего в одиночестве по различным причинам. В отсутствие института гражданского брака и соответственно развода основной причиной бобыльства было, конечно же, вдовство. Но крепостное право давало еще одну причину - продажу одной половины семьи другому хозяину. Это случилось и с Василием - Бабынин, утратив в силу естественных причин старого кузнеца, купил нового - как раз Василия. Но то ли покупатель в ту пору был ограничен в средствах, то ли продавцу вожжа под хвост попала - жена Василия осталась у прежнего владельца, и Василий вот уже четыре года ходил в бобылях. Франсуа же, располагая капиталов воистину громадным, решил провести мероприятие по воссоединению семьи приятеля, и, пользуясь предоставленной свободой передвижения, направился в Орловское поместье бывшего хозяина Василия и нынешнего хозяина его супруги Ефросиньи г-на Варфаломеева. По прибытии Г-н Оливье выяснил, что помещик Варфаломеев уже наслышан о произошедшем в соседней губернии перфомансе и всячески готов удовлетворить желание всемирно известного кулинара приобрести молодую бобылку в собственность. При возможности, разве что, оказания небольшой встречной услуги...
   Поскольку желание визави Гастон Жерара было в общем русле намеченных Бабыниным мероприятий по развитию пищепрома на Руси, после недолгих переговоров француз погрузил в карету бобылку Ефросинью, в сопровождающую телегу - пятерых мужиков, подлежащих обучению сахарному производству, в карман - благодарственное письмо и приглашение на именины дочери экс-владельца законной супруги бабынинского кузнеца, а в кошелек - пятьсот рублей платы за обучение означенных мужиков.
   Воодушевившись результатами первого приема в незнакомом помещичьем доме обратный путь юное дарование от кулинарии проделало неспеша, с заездом в каждое попутное поместье, и прибыл в изначальный пункт своего путешествия спустя три недели, в сопровождении двух десятков подвод с мужиками и бабами, подлежащими обучению в 'кулинарном техникуме', и с небольшим сундучком, содержащим предоплату за предстоящий семестр в размере, многажды покрывающим расходы Бабынина на предыдущем этапе кулинарной революции.
   Сам же Бабынин, отбыв сначала в Смоленск, а несколько позднее - в Первопрестольную, тоже изрядно поспособствовал набору учащихся в новое учебное заведение. Имея, однако, несколько иной круг общения, он в качестве абитуриентов умудрился взять с десяток бывших гувернеров детей своих приятелей (все, как один, были соотечественниками Франсуа) и даже трех экс-гувернанток дочерей приятелей, обделенных сыновьями. Почему-то столичный люд особое внимание уделил именно национальности кадров. Отправив абитуру постигать премудрости кухонного хозяйства, г-н Бабынин послал г-ну Шеф-гастроному личное пожелание использовать соотечественников (при наличии возможности конечно) в целях подготовки еще более потрясающего пиршества уже на свадьбе сына. Очевидно, что даже прекрасно зная истинное положение дел в части французской кулинарии, поручик в отставке сам поверил в ошибочность своего мнения и наличие какого-то сокровенного знания и природного таланта у лиц французского происхождения.
   Следует однако заметить, что сам по себе 'кулинарный техникум' не стал основным центром по распространению кулинарных шедевров ни в Российской Империи, ни тем более в остальном мире. Безусловно, свою роль он сыграл - но главным образом в подготовке шеф-поваров для нарождающихся элитных пунктов общественного питания, в основном - столичных ресторанов. Народы же Российской империи приобщались к высокому искусству вкусной и здоровой пищи более простыми - и потому более эффективными путями. Начало этим путям положили ближайшие соседи бабынинцев - окрестные помещики.
   В конце октября того же 1813 года у близких соседей - князей Друцких-Соколинских, владельцев деревеньки Аполье - состоялись именины младшей дочери. Поскольку младшенькая достигла шестнадцатилетия - возраста невесты, празднование предполагалось широкое, с приглашением группы потенциальных женихов. Князь обратился 'чисто по соседски' к галлийцу за помощью в подготовке стола. За отдельное, как говорится, спасибо. Размер этого 'спасибо' показался французу заслуживающим уважения, и, сформировав свою первую 'выездную бригаду', кулинар отправился на помощь князю. Естественно, в бригаду вошли лишь базовые специалисты, а работы, не требующие специальной подготовки, выполнялись уже апольцами. Но, поскольку от плиты апольских помощников никто не гнал, местное население оперативно переняло основы технологии сотворения новых продуктов питания. Однако обогащение продтехнологиями оказалось взаимным. Бабынинцы, сильно загруженные процессами переработки продуктов в окончательную форму, несколько подзабросили традиционные промыслы, и французский кулинар не смог ранее ознакомится с некоторыми видами традиционных русских полуфабрикатов - в частности, с солеными грибами. То есть в принципе он знал о их существовании и в минимальных количествах даже видел и пробовал их - но запасы апольцев впервые позволили провести с этим даром русских лесов достаточно массовый эксперимент. Отведав соленых груздей, кулинар нерусский решил, что вкус их все-таки несколько резковат и попытался 'облагородить' его, используя некоторые ранее отработанные приемы смягчения салатных вкусов. Результатом этого эксперимента оказалась грибная икра, впервые появившаяся на столах мировой едящей общественности как раз на именинах молодой княжны Друцкой-Соколинской. Вторым грибным блюдом, впервые явившемся народонаселению на этих именинах, были белые грибы в топленом молоке. Это второе блюдо вообще появилось случайно - выяснив, что сушеный белый гриб необходимо (и достаточно) для употребления сварить, экспериментатор (по примеру работы с кашами) решил попробовать сварить грибы не в воде, а в молоке. Однако, привыкши иметь дело с кухонной плитой, о чугуне с варевом, стоящим в недрах русской печи, юный натуралист попросту забыл. Вспомнив о грибах лишь спустя несколько часов, он с удивлением обнаружил, что томление в чугуне под плотной крышкой грибы превратились в блюдо вполне приятное, и лишь несколько жестковатое. Осенний лес, хотя бы и в конце октября, с учетом используемого в начале XIX века старого стиля все еще мог порадовать ищущую личность свежим боровиком, что позволило пылкому исследователю опробовать тот же подход к свежим грибам. Результат оказался столь неописуемо вкусен, а технология приготовления столь проста, что рецепт разошелся среди окрестного населения буквально за несколько дней. Да что там - окрестного! Из достоверных источников известно, что томленые в молоке грибы по новому рецепту подавались на крестинах сына урядника в городке Ворсма Нижегородской губернии спустя всего две недели после изобретения кушанья.
   Впрочем, следует отметить, что поздняя осень года 1913-го не много дала мировой кулинарии как таковой в плане создания новых традиционных блюд. Гораздо больше она дала пищи для размышлений собственно творцу новой кулинарии. Вкусив белые грибы, топленые в молоке в сушеном и в натуральном виде, начинающий творец вкусной и здоровой пищи в очередной раз осознал разницу между использованием сырья свежего и, так сказать, сырья длительного хранения. Поскольку чередование времен года отменить юному французу было не под силу, он, со свойственным любому дилетанту энтузиазмом, приступил к обдумыванию технологий, способствующих получению свежего материала независимо от сезона. А в свете последних кулинарных открытий мысль его направилась в область выращивания именно грибов.
  
  
   15. Зимний стойловый период
  
   По возвращении от князей Друцких-Соколинских специалист по вкусной и здоровой пище счел наиболее целесообразным обратиться именно к специалисту по поддержанию вегетации растений в суровую зимнюю пору. Местный садовник, ответственный за домашнюю оранжерею, который успешно справлялся с выращиванием вечнозеленых лимонов и ананасов, по мнению галлийца смог бы озаботится и выращиванием в подведомственном производственном объекте и белых грибов. Однако старик довольно грубо разбил мечты француза. Он в деталях объяснил неискушенному в растениеводстве юнцу, что белый гриб потому и боровик, что растет в густом бору, в каковой оранжерею в обозримое время превратить будет крайне затруднительно. Но тут же и утешил, поделившись информацией о том, что после внесения в почву оранжереи навоза зачастую в ней вырастают иные грибы, белые по крайней мере цветом. Каковые сам садовник успешно употребляет внутрь совместно со своей внучкой уже много лет, что доказывает невредность их для организмов едоков. Прочий же народ эти грибы, чаще растущие в старых навозных кучах, не употребляет, поскольку летом и нормальных грибов навалом, а зимой растущее в оранжерее им попросту недоступно. Причем, заметил мудрый пейзанин, грибы сии произрастать умудряются не только на свету под стеклом, но и в темных стойлах заброшенной конюшни, куда дед загодя складывает перепревший навоз для применения зимней порой.
   Пару грибов старик немедленно предоставил, и на полученной сырьевой базе был проведен первый эксперимент. Однако, в силу явной недостаточности объемов исходного сырья, получившийся продукт мало удовлетворял чаяниям молодого исследователя. Посему, быстро прикупив освободившуюся за выездом избу огурцевода, Франсуа повелел засыпать ее подходящим субстратом и обеспечить бесперебойное ее отопление в надежде на быстрое получение нужного количества рабочего материала. Мужики же, распоряжение претворяющее в жизнь, сочли кощунством поганить пол навозом, и насыпали его в наскоро сколоченные деревянные ящики, расставленные по полу. Истопник же, обеспечения ради беспрепятственного перемещения дров от двери к печи, часть ящиков попросту поставил друг на друга, однако имея в виду возможное произрастание в них чего-либо, ростом превышающее края ящиков, проложил между ними несколько толстых жердей. Идея понравилась руководителю проекта, и вскоре изба оказалась заставленной ящиками в несколько этажей. Для удобства их установки по чертежам Франсуа-Рожера крестьяне сколотили из жердей многоярусные подставки, прозванные 'этажерками', а изба стала первой в мире многоярусной (да и любой другой) 'теплицей' - так было прозвано это всегда теплое (в отличие от жилых домов, изрядно выстывавших к утру) помещение.
   В ожидании урожая 'белых' навозных грибов юное дарование перенесло свои исследования в иную, ранее не освоенную за недостатком времени, область кулинарии. А именно - в молочную. Впрочем, молоко как таковое, что видно из вышеописанного, изрядно применялось для приготовления различных блюд. Но чаще всего в качестве заменителя простой воды при варке или тушении чего либо немолочного. А направить размышления в область использования молока как такового провансальца подвигнуло то, что сливки воспринимались высшим кормимым обществом с большим удовольствием, нежели молоко в исходном виде. И у него зародилась мысль об использовании именно сливок вместо простого молока при изготовлении иных молочных продуктов.
   Из иных молочных продуктов ему был известен лишь сыр (ну и простокваша, да и то лишь как промежуточный продукт перехода молока в сыр). Сыр же ему был известен вовсе не такой, каким мы привыкли его видеть сейчас. В те простые времена словом 'сыр' называли чаще то, что мы бы назвали 'творогом', а в болгарском языке таковое наименование творога сохранилось и поныне.
   Сыр (все-таки будем называть его по современному - творог) занимал значительное место в продуктовом наборе современного Франсуа-Рожеру человечества по нескольким причинам. Во-первых, в принципе вес молока, выдаваемого коровой за всю жизнь (и даже за один сезон) значительно превышал вес самой коровы, и в свете этого молочное животноводство считалось более продуктивным, нежели мясное. Творог же, по сути являвшийся молоком, в значительной степени освобожденном от воды, обеспечивал необходимые человеку калории в съедаемых нормальным человеком объемах, не требовал для транспортировки непротекаемых сосудов и вдобавок дольше не терял потребительских качеств. Народы, отлученные от коров, вынуждены были в нестерильное и потенциально патогенное сырье, добываемое из коз и овец, добавлять соль в качестве консерванта в значительных количествах (благодаря чему появились такие 'сыры' как брынза), коровье же, изначально стерильное молоко, получая дополнительную защиту от загнивания благодаря молочнокислым бактериям, давало творог, вполне съедобный и даже вкусный и без добавления соли.
   Однако творог делался из молока. Да и срок его годности был все же невелик.
   Француз же решил (исключительно потакая вкусам высокородных едоков) изготовить творог из сливок. Вдобавок у него возникла мысль, навеянная длительностью сохранения коровьего (сливочного) масла без применения холодильных агрегатов, что и 'сливочный сыр' окажется продуктом более 'долгоиграющим', нежели простолюдинский творог.
   Первые результаты оказались обнадеживающими. Несколько ведер специально заквашенных сычугом - для быстрейшего сквашивания - сливок прокисли в ожидаемое время, затем были слегка подогреты в печах для свертывания и откинуты в тряпицы для стекания излишней воды. В течение нескольких дней бабы-сыроделки под наблюдением пылкого экспериментатора отслеживали процесс вытекания сыворотки, проводя время от времени пробы полученного продукта. Однако по истечении недели все недопробованные до конца образцы покрылись в той или иной мере плесенью. Все, за исключением одного - висящего в тряпице ближе всего к печи (так как исследования в силу наступивших холодов производились в избе) и полностью высохшего в тепле. Решив, что плесень появляется исключительно в силу избытка влаги, хитроумный кулинар решил попросту эту излишнюю влагу выжать - для чего (в силу слабости бабских сил) кузнецу Василию был заказан влагоотжимающий механизм. Василий, пребывающий на вершине счастья в связи с воссоединением с семьей и не желающий тратить время на новую (хотя бы и производственную) разлуку с супругой, немедленно изобрел механизм из продырявленной во многих местах кастрюли, поршня и длинного рычага. В качестве рычага он взял ствол от длинного трофейного поломанного ружья, на котором еще не стерлось клеймо страны-изготовителя 'made in Switzerland'.
   Так как кастрюля была довольно большой, после отжатия сыворотки из нее выходил сыр в виде кругов пяди две в диаметре (на современные деньги поболее тридцати сантиметров). Полученный таким образом 'сыр' хранился существенно дольше творога, но все же через некоторое время плесневел и он. Решив, что влага на него попадает из воздуха, так как 'молочная' вода должна-де вся выжаться прессом, г-н Оливье придумал обмазать сыр снаружи воском. Подход оправдал себя, а дальнейшие исследования показали, что со временем вкус полученного таким образом сыра лишь улучшается. Для большей интенсификации исследований Василию было приказано изготовить второй 'сырный пресс'. Но так как кастрюли в домашний обиход российского крестьянства еще не вошли достаточно широко, Василий воспользовался неиспользуемыми запасами барина, рассудив что 'все одно для пользы барского дела'. Вторая кастрюля оказалась существенно меньшего диаметра, не более пяди (что, впрочем, компенсировалось ее большей высотой). Кастрюля происхождением была из Нидерландов, конструктивно 'заточенной' под использование в высокой, но узкой печи - 'голландке', в пользовании неудобной, почему, собственно, и оказалась она на складе неликвидов. И в дальнейших исследованиях сыры, отжатые в этом прессе, местное население стало называть 'голландскими', для отличия от отжатых в первом прессе (естественно, получивших название 'швейцарских') и от круглых, получаемых естественным вытеканием сыворотки через тряпицу и именовавшихся, сохранения стилистики ради, 'российскими'. В дальнейшем представители упомянутых Швейцарии и Голландии на основании этих названий незаслуженно приписали себе авторство этого вида молочных продуктов. На самом же деле названия сыров оказываются связанными с названиями указанных государств лишь косвенно, из-за неумения одних делать нормальные ружья и неумения других делать приличные кастрюли.
   В процессе столь сложных и длительных экспериментов незаметно пролетели остаток октября, ноябрь и большая часть декабря. Под Рождество почта принесла весть, что к Новому году в поместье прибудет старший барин и молодой жених, получивший боевую рану в дальнем Зарубежье. Почта, как уже упоминалось выше, работала весьма оперативно, санный же поезд, перемещавший раненого молодого барина в родные пенаты, явно не спешил, и хозяева появились в поместье аккурат в полдень 1 января 1814 года.
   Не следует считать выражением мелкого подхалимажа существенную подготовку кулинарной составляющей встречи местным податным населением. В большинстве случаев крестьяне своих бар уважали, а защитников Родины так и вовсе любили. Не был исключением и младший Бабынин, тем более мерами физического воздействия на крестьянство в поместье увлекался исключительно старший. Поскольку ранее дошедшее письмо лишь констатировало факт ранения, но отнюдь не степень его тяжести, бурная крестьянская фантазия приостановилась лишь с утратой молодым бароном всех четырех конечностей и обезображиванием лица молодого офицера. Особую печаль у кашеварного пейзанства вызывал неоспоримый факт тяжелой травмы челюсти боевого офицера, вынуждавший последнего питаться исключительно жидкими продуктами.
   В связи с этим молодому барину был приготовлен и соответствующий степени увечий обед. А за основу был взят столь высоко оцененный соседями рецепт тушеных в молоке грибов.
   В свете последних веяний модификации молочных продуктов от простого молочного к барскому сливочному грибы, успешно выросшие как раз накануне приезда гостей в 'теплице', были потушены в густых сливках. С целью демонстрации персонально направленной именно на молодого барина любви блюдо было приготовлено в специально отобранных фунтовых (однопорционных) эмалированных чугунках с эмалированными же крышками. Плотно лежащие крышки препятствовали избыточному испарению, и томленые в сметане грибы оказались во первых чудо как вкусны, а во вторых, пища получилась весьма жидкой. Готовить грибы в силу малого их количества начали с приездом из Смоленска специально выделенного гонца, известившего, что баре уже изволили отбыть из города в поместье. И достигли своей готовности как раз в момент прибытия саней с седоками к крыльцу барского дома.
   Но тут столпившихся крестьян постигло тяжелое разочарование. Выскочивший из саней молодой барин вовсе не походил на безрукого и безногого калеку с переломанной челюстью. Лишь рука, засунутая на перевязи под тулуп могла намекнуть, что со здоровьем молодого офицера могут быть незначительные проблемы.
   С одной стороны, крестьяне как имущество прибывших господ в целом обрадовалось доброму (в разумных пределах) здравию хозяев. Но психика людей, на протяжении почти что года занимавшихся исключительно созданием 'приличествующих случаю кушаний' оказалась не способной выдержать изменение прагмы. Ведь все подготовленные яства оказались как раз 'случаю не соответствующими'!
   И первой мыслью руководителя церемонии встречи кормимых индивидуумов было 'Нужно срочно сделать грибы заново'. Второй же мыслью было осознание того, что на это нет времени и, что гораздо важнее, и самих грибов. Откуда-то из подсознания возникла спасительная идея, что 'сыр - это концентрированное молоко', и Франсуа-Рожер Гастон Жерар Оливье на полном автомате, управляемый лишь инстинктами, но не разумом, собственноручно досыпал поверх тушеных в сметане грибов по изрядной пригоршне натертого (для скорейшего перемешивания с остальным продуктом) новоявленного 'сливочного сыра'.
   Воздух был в тот день, несмотря на яркое солнце, весьма прохладен, и приехавшие сочли целесообразным 'с морозца' немедленно и подкрепиться. Подкрепляться в доме кроме как уже доставленными с кухни двумя порциями 'грибов в молоке' было нечем, и г-да Бабынины получили по чугунку с едой. Пока кормимые поглощали поданое, руководитель пищевого проекта решил в некотором роде снять с себя вину за сильно нестандартный подход к выбору блюд, и, сильно волнуясь, попытался объяснить, что крестьяне, по своему варварскому обычаю, выдумали всякие глупости и корысти ради обманули Великого Кулинара самым неподобающим образом. Но от волнения иностранец, как водится, забыл большинство из требующих произношения слов, и выдавил что-то вроде, 'Господа, да. Эти, это жулье, н-да...'
   'Жульен, говоришь? Нет бы по-русски назвать, так вы, французы, так и норовите все на свой манер обозвать. Мне еще жульена этого, да побольше!' - таков был прозвучавший ответ старшего из бар. Вмиг вернувший от резкого окрика старшего офицера духовное равновесие и природную сметку бывший солдат немедленно отрапортавал, что жульен-де есть блюдо сугубо специальное, его по многу вкушать не положено, так как против этикету такое вкушение будет, а кто не наелся, так имеется и более традиционный набор блюд к обеду. Поскольку против этикета высокородные дворяне не могут идти даже в собственном доме и даже пребывая в одиночестве, хозяевам стола пришлось в продолжении застолья довольствоваться более традиционными видами пищи, как-то ушицей тройной (впервые изготовленной еще в августе, но так и не опробованной гостями на помолвке в связи с нехваткой рук для выгребания костей из пяти ведер вареных ершей), кашей пшенной на молоке (подготовленной для болезного офицера в слабой надежде, что он утратил лишь зубы, но сохранил челюсть) и изрядного количества компота из сушеных яблок, груш и слив. Оба Бабынина, хватанув по стакану компота, не смогли не признать, что испитое, несмотря на отсутствие градусов, оказалось приятным на вкус и сочли, что при подобном подходе к процессу питания вполне допустимо и отсутствие более традиционных более крепких напитков.
   Весть о возвращении молодого Бабынина в родное поместье в подраненом виде уже успела долететь и до окрестных помещиков. Успела до них долететь и весть, что рану боевой офицер получил при защите от врагов какого-то немецкого то ли курфюрста, то ли генерала, за что был пожалован званием то ли саксонского, то ли прусского барона. Так или иначе, но еще до приезда Бабыниных домой в из адрес пришли приглашения на 'визит в любое удобное время' практически от всех близких (и не очень) соседей. Поскольку приглашений накопилось довольно изрядно, помещики решили не откладывать дело в долгий ящик и с первым визитом порешили отправиться сразу же по окончании обеда, наказав дворне к возвращению (ожидаемому, в соответствии с объемом гостевой программы числа не ранее седьмого) подготовить торжественный обед по поводу получения немецкого баронского титула и (в довесок) личного поместья Бабынину-Мунихскому (как получившего ранение под немецким городом Мюнихом) от Императора Всея Руси. Как младший сын, Петр Анатольевич наследовать Бабынино не мог, но как барон, по мнению его Величества, не должен оставаться безпоместным...
   Особо в наказе отбывающего поместного уже дворянства было указано, что прибывшим на праздник гостям непременно нужно будет подать это... ну, жульен, ну и на закуску чего нибудь, поскольку компотом на торжественном застолье обойтись будет невозможно.
   'Теплица' обещала через неделю выдать гораздо больший урожай 'навозных белых грибов', однако главный повар все-таки опасался, что урожая будет недостаточно для накормления двух десятков гостей. Вдобавок, эмалированных чугунков было всего два, и необходимо было срочно озаботится изготовлением допкомплектов данной кухонной утвари.
   Если по первому вопросу все зависело от матушки-природы, то решение второго вопроса было вполне в руках человеческих. А более конкретно, в руках кузнеца, который был решением данной задачи и озабочен.
   Вообще-то традиционная работа кузнеца (как следует и из самого названия производственной должности) заключается все-таки в ковке уже готового металла. И поэтому, хотя Василий и выполнял время от времени и литейные работы, вершин мастерства в литейном деле он так и не достиг. Посему изготовленные в большой спешке две дюжины 'порционных чугунков' оказались какими-то некузявыми, более по форме напоминающими не традиционную русскую кухонную принадлежность, а традиционный русский женский головной убор, именуемый в простонародье 'кокошник'. Однако переделывать было уже поздно, и некультяпистые чугунки, тут же прозванные ехидными девками 'кокошницами', были приняты в эксплуатацию.
   Не обманули предчувствий француза и грибы. Хотя и уродились они в количестве довольно большом, на всю ораву гостей их было все-таки маловато. Однако из опыта готовки на кухне князей Друцких-Соколинских молодой француз вынес, что грибы с картошкой пахнут в приготовленном виде грибами, а не картошкой. И посему решился на изменение изначального рецепта, добавив к томящимся в молоке грибам некоторое количество нежного мяса цыпленка и немного нейтральных по вкусу овощей... впрочем, к моменту начала готовки блюда нужда в овощах, как оказалось, отпала в связи с дорастанием грибов до лучших размерно-весовых кондиций. Про мясо же цыпленка Франсуа, как оказалось, забыл, поручая молодым поварихам исключить из содержимого 'кокошниц' дополнительные ингредиенты, и в результате на стол гостям 'жульен' был подан в составе, несколько отличном от первоначального. На вопрос же подвыпившего владельца дома, почему 'жульен нынче не такой как всегда', Гастон Жерар тут же хитроумно ответствовал, что жульены бывают разные, с мясом и без мяса, с овощами или нет, а главное, мол, так это грибы в сметане, и даже не грибы, а сметанный соус и сыр.
   Гости, приехавшие более для удовлетворения языков и желудков, нежели для какой иной цели, чуть ли не хором поинтересовались, а какой такой сыр может быть использован при изготовлении столь славного блюда, поскольку 'традиционный сыр' в их понимании (то есть творог обыкновенный) явно в составе блюда не наблюдался. Француз, не понимая, чего не понимают гости (а может быть, делая вид и желая блеснуть новым своим достижением в молочной промышленности) распорядился немедленно доставить из погребов новые 'сливочные' сыры. Сыры были доставлены. Но небольшой, случившийся несколько ранее, казус в значительной степени определил новую традицию в современном сыроделии.
   Как уже отмечалось выше, г-н экспериментатор успел заметить, что вкус новых сыров заметно улучшается со временем. И постановил (в сугубо исследовательских целях) сыры, изготовленные в один день, складывать в погребе отдельно от более ранних и более поздних, и на месте складирования писать дату их заложения. Однако староста, проверявший выполнение распоряжения, обнаружил, что ответственный за написание дат исполнитель (он же - макальщик сыра в расплавленный воск) пишет столь коряво, что прочесть написанное не мог и сам писатель. Посему для облегчения процесса маркировки собственноручно вырезал из куска пробки несколько цифр в качестве образца, повелев работнику не писать от руки, но лишь обводить чернилами шаблоны. Работник же как-то в процессе покрытия куска сыра воском одну из прочерниленных цифр в воск уронил, и она прилипла как раз к тому куску сыра, который и был доставлен гостьям для демонстрации. Видя такое, иноземный специалист по сырам объяснил, что чернильная-де цифра на головке сыра есть вещь просто обязательная, прочерниленный же кусок все же надлежит удалить и в пищу не принимать, прочее же для еды не только вполне пригодно, но и весьма вкусно и полезно. На вопрос, а что же это за сыр такой, принесшая его девка без минуты сомнений ответствовала, что данный сыр является швейцарским, но ежели господа гости желают, то голландский либо российский так же немедленно доставят. Гости возжелали и сыры были выставлены на всеобщее обозрение и поедение. Оценили сыр не только гости, но и хозяева - в дальнейшем Петр Анатольевич, отправленный в отставку в связи с ранением в чине капитана, в своем новом поместье, предоставленном Государем в селе Шунга, верстах в десяти от Костромы, наладил весьма изрядное его производство, да так, что сыр, названный новым помещиком 'Костромской', пользовался популярностью не только в Москве, но и в Петербурге... впрочем, это случилось несколькими годами позднее.
   За столом же случился еще один незначительный казус. Поскольку сыр принесли целыми головками, некоторые из гостей, к старости глазами ослабевшие, восковой обмазки не заметили и начали дегустацию вместе с воском. Когда же иноземец неполиткорректно намекнул на возможную ошибку, один из гостей, а именно помещик Сорокин, не желая выглядеть идиотом, заметил, что в его краях оболочку делают из воска сугубо красного, и отсутствие ярко выраженного покрытия его и ввело в заблуждение. Мысль об использовании красного воска, использовавшегося ранее лишь для праздничных церковных свечей, показалась новоявленному сыроделу не лишенной остроумия, и в дальнейшем была им применена на практике.
   В общем и целом ничего нового, за исключением вышеописанного, данный обед мировой кулинарии не дал. Гости разошлись вполне духовно и желудочно удовлетворенные, хозяева же, просидев в деревне еще пару дней, сочли, что все же в столице веселее, и отбыли а Первопрестольную до весны. Оставшийся без близкой четкой цели г-н Оливье с группой приданых поваров и поварих остаток зимы провел в опробывании комбинаций продуктов для так неосторожно анонсированных 'различных жульенов' и в приготовлении разнообразных мясных или овощных блюд с существенным применением сыра. В чем достиг ряда успехов. Но, поскольку широкой публике блюда эти были предоставлены уже в следующем сезоне, и описание из отложим на нижеследующие главы.
  
  
   16. Весенние мотивы
  
   Весна года 1814 внесла некоторые изменения в стиль существования бабынинцев. Обусловлены изменения эти были тем замечательным фактом, что на очередном отчетно-перевыборном собрании местного дворянства Бабынин-старший практически единодушно был избран губернским предводителем. Что, с одной стороны, было выражением глубокого уважения к Анатолию Николаевичу лично, а с другой стороны, накладывало на него определенные обязанности, среди которых было и практически постоянное пребывание в своем избирательном округе.
   Сам Анатолий Николаевич предпочел пребывать в округе в основном на территории собственного поместья, что с одной стороны несколько затрудняло к нему доступ и избавляло от беспокойства по пустякам, а с другой стороны позволяло блеснуть перед неизбежными тем не менее посетителями приятственностью кухни и величайшим гостеприимством, что, в свою очередь, лишь еще более повышало популярность губернского предводителя среди электората.
   Так как для визита к предводителю требовался достаточно весомый повод, местные дворянские массы озаботилось обдумыванием вопросов, связанных с общественной жизнью и требовавших обсуждения на высшем уровне, а затем и реализацией различных проектов, требовавших консолидированной помощи со стороны прочих представителей класса. Это привело к массовому строительству народных школ, общественных больниц, высококачественных тротуаров в самом Смоленске и дорог по всей губернии... короче, разнообразные гости посещали Бабынино никак не реже двух, а то и трех раз в неделю.
   Наличие постоянно присутствующих лиц, в той или иной степени подлежащих вкусному и здоровому питанию, вроде бы должно было стимулировать творческие процессы по созданию этой самой пищи. Однако довольно быстро творцы осознали, что значительная часть прибывающих имеет в виду откушать блюдо, ранее описанное им предыдущими едоками, и более того, не имея никакого представления о меню предшествующих дней, наверняка не могли различить по названиям блюда старые от новых. Впрочем, собственно бабынинцы, воодушевленные столь грандиозными открытиями года прошедшего, были отнюдь не против новых научных изысканий. Однако большая часть продовольствия изготавливалась и подавалась к столу учащимися кулинарного техникума, отнюдь не вдохновленными на грандиозные свершения во славу торжества желудков. Они, как правило, имели довольно строгие и точные указания в плане усвоения определенных навыков со стороны своих собственных господ и стремились освоить науку в обусловленных хозяевами пределах. Кроме того, студенты отличались по отношению к науке и по национальному признаку. Русские мужики и бабы, твердо зная, что им предстоит по гроб жизни обслуживать своих хозяев, стремились к освоению сытных и вкусных, но простых в имплементации кушаний. Французские же месье и мадамы, так же прекрасно зная, что не наниматели имеют над ними власть, но они лишь по своей воле будут удовлетворять их желания, стремились к получению знаний о продуктах более экстравагантных и как можно более сложных в исполнении (а следовательно - и максимально дорогих для заказчика), нежели о вкусовых свойствах оных.
   Сами же бабынинцы, отрабатывая для своего помещика (самодура, естественно) заплаченные ему за обучение деньги, более тратили время на демонстрацию уже достигнутого, нежели на достижение новых высот. Кроме того, существенной помехой для творческого порыва стала распространенная практика, когда гости приезжали со своими людишками, и после очередного завтрака, обеда или ужина просили хозяина быстренько обучить их челядь приготовить 'ну хоть вот это' понравившееся им блюдо. Челядь же эта, никаких начальных навыков не имевшая, в силу скорого убытия визитеров буквально пролетали через кухонные помещения, даже и не стараясь вникнуть в высокое искусство изготовления радующих душу продуктов питания. Местное крестьянство за эту особенность прозвало таких неумех словом 'пролетарий', означающее лишь неспособность к обучению какому-либо (в частности поварскому) дело. Французы же, торчавшие на кухне постоянно в силу их учащегося статуса, восприняли это прозвище как название группы людей, неспособных именно к крестьянскому труду - и перетащили впоследствии это исконно русское слово на свою историческую родину.
   Впрочем, справедливости ради следует отметить, что все учащиеся техникума глубоко осознавали важность обучения и потенциальную ценность получаемых знаний, а посему не отлынивали без серьезных на то причин. Да и 'ограниченность' обучения была довольно относительная - ведь на знаменитом обеде по поводу помолвки гостям было подано более двухсот разнообразных блюд. Поэтому частые посетители Бабынино столом разочарованы никогда не были. Разочарованным казался разве что первооткрыватель науки Кулинарии, обреченный на вынужденное безделье. + Как и большинство состоятельных бездельников того времени, молодой галл начал существенно прикладываться к бутылке, пытаясь в вине утопить нахлынувшую хандру. Однако приобретенный за последний год творческий зуд не дал ему спиться. И поводом к этому послужило вот что.
   Как уже упоминалось неоднократно, вино того времени представляло собой, независимо от места происхождения, недоперекисший уксус. Уровень недоперекисания в некоторой степени зависел от мастера-винодела, но в целом... уксус - он уксус и есть. Упиться таким напитком было довольно сложно, хотя в и принципе возможно. Однако для этого было необходимо действительно страстно желать достижения цели и не останавливаться перед трудностями.
   Проблема же виноделов заключалась в том, что несмотря на многовековое желание народонаселения окончательно спиться, процесс получения опьяняющих напитков был на уровне если не каменного века, то уж никак не современнее древнегреческого. Хорошо известно, что древние греки до достижения тридцатитрехлетнего возраста считали питие неразбавленного вдвое вина абсолютным развратом. Хуже известно то, что рабы в Древней Греции пили разбавленный вдвое водой уксус. Еще хуже известно, что средняя продолжительность жизни все в то же Древней Греции равнялась тридцати пяти годам, то есть мужчина в 33 считался глубоким старцем. Если постараться осмыслить все вышесказанное, то становится очевидным, что греки не видели большой разницы между вином и уксусом (винным, естественно), а неразбавленное вино они пили скорее от безысходности, стараясь скрасить старость и приблизить дату отбытия в лучший (по их древнегреческому мнению) мир. Впрочем, за прошедшее до 1814 года ситуация практически не изменилась (с вином, не со старостью). Часто уксус от вина отличался лишь надписью на этикетке бутылки, что, впрочем и обуславливало столь частое перепутывание этих продуктов французом. Поэтому, попытавшись утопить тоску в вине, Франсуа получил лишь сильную изжогу. Недовольный полученным результатом, исследователь решил докопаться до причины неудачи.
   То, что эксперимент был явно неудачным, молодой галл понял, сравнив свои ощущения с ранее полученными при напивании местными плодово-ягодными заменителями иноземных вин. Поэтому, хватанув с полложки соды для ликвидации изжоги, он погрузился в размышления. Исходной информации ему явно не хватало - знакомства с процессом получения заморских вин у него не случилось, и первую неделю пылкий исследователь провел в компании грамотного старосты, зачитывавшего ему все упоминания о данном производстве в книгах, доступных для прочтения в радиусе десятков верст (для доставки книг из соседних поместий, владельцы которых рады были угодить прославленному кулинару, было привлечено до дюжины деревенских мальцов и лошадей из помещичьей конюшни).
   Извлеченная из книг информация позволила составить общую картину процесса. Различаясь в мелких деталях, таинство виноделия сводилось к топтанию зрелого винограда с целью извлечения из него сока, брожению полученного сока в больших чанах и помещение готового напитка в емкости для транспортировки конечному потребителю. Емкости менялись во времени и пространстве, это могли быть амфоры, кувшины, бочки или бутылки - но результат в большинстве случаев оставался одинаковым. Впрочем, иногда наблюдались и исключения - в доступной мировой литературе проскальзывало несколько упоминаний о приятных на вкус винах.
   Полученная информация резко контрастировала с собственноприобретенным опытом изготовления опьяняющих напитков. В процессе производства уже упоминаемой 'бормотухи' кулинарам лишь один раз удалось добиться отвратительного вкуса - при создании напитка на основе волчьих ягод. Не происходило и практически неизбежного в традиционном виноделии превращения вроде бы нормального вина в отвратительную кислятину во время перемещения продукта от изготовителя к потребителю. Мысль о том, что вино портят недостатки современной (французу) логистики, была отвергнута, так как происходивший из сугубо винодельческих районов князь Панкратиашвилли не обнаружил существенной разницы между винами, потребленными им на месте производства, и тем уксусом, в котором мариновались шашлыки.
   Внимательно проанализировав все полученные данные, великий молодой француз пришел к единственно правильному выводу. Процесс 'традиционного виноделия' и его самопальный процесс изготовления бормотухи различались лишь в степени доступности воздуха. Как легко вспомнить, емкости для бормотухи закрывались рыбьими пузырями для защиты от мух - но они же не давали и воздуху проникнуть к бродящему раствору! Вторично проанализировав данные, уже в свете высказанной гипотезы, Франсуа Рожер смог убедиться, что положительных результатов, достойных упоминания в мировой литературе, виноделы получали лишь в тех редких случаях, когда они в силу тех или иных причин помещали вино на вполне определенной стадии брожения в более или менее герметичные сосуды. Не в герметичные, как бутылки под сургучом, а именно 'более или менее', не препятствующие по большому счету выходу в окружающее пространство некоторого количества выделяемых при брожении газов. Лучших результатов удавалось достичь, если вино помещалось в бочки, которые по каким-либо причинам не удавалось сразу законопатить, но которые тем не менее все же в ожидании конопачения были закрыты крышками. Это соответствовало, по представлению мыслителя, постепенному стравливанию воздуха из-под надувшегося рыбьего пузыря. Вспомнив, что как-то поставщик вина в трактир его детства пожаловался трактирщику, что после гашения вина известью в бочках, стоящих в подвале, его подмастерье задохнулся из-за воздуха в пузырях, вышедших из многих бочек гасимого вина, Франсуа-Рожер решил, что именно это 'непригодный для дыхания воздух' и останавливает превращение молодого, вполне терпимого на вкус вина, в отвратительное кислое пойло. По большому счету, даже с точки зрения современной науки, это соображение оказалось довольно близким к истине. А ведь додумался до этого человек, ранее ни к виноделию, ни к химии отношения не имеющий! Впрочем, для нас гораздо важнее не сам факт додумывания, а результаты, последовавшие за этим интуитивным открытием. Конечно, результаты последовали не сразу, в одночасье... Но - об этом несколько позже.
   Убедившись, что напиться до желаемой кондиции вином заморским ему не удасться, вынужденный бездельник с глубоким прискорбием выяснил и полное отсутствие запасов родной бормотухи, с большим воодушевлением в кратчайшие сроки употребленные многочисленными визитерами. С недоумением, но и без особого удивления узнал он и об исчерпании запасов хлебного вина. Конечно, с некоторых пор гости, проинформрованные предшественниками, сочли разумным являться со своим напитком, но приносимые бутыли ими же совместно с хозяином и употреблялись. Со временем являться в гости 'со своим' стало даже традицией, но французу было не до будущих традиций, выпить ему хотелось сразу же, здесь и сейчас. Когда же он поделился бедой со старостой, последний порекомендовал тому воспользоваться народными средствами. Впрочем, средство, по весеннему времени, у народа было одно. И называли его - 'ячменное вино'. С недавних пор - и с подачи Императора Павла, склонного ко всему немецкому - его стали делать по немецкому образцу, поскольку традиционные русские меды требовали для изготовления немало дефицитного и лечебного меда, 'ячменное' же вино изготавливалось из недефицитного лошадиного корма. Сделанный из отвара прожаренных проросших зерен ячменя 'вино' не обладало даже крепкостью зарубежной кислятины, но тем не менее было немного опьяняющим, и - главное - вполне доступным. Его часто варили в деревне, и, переходя от избы к избе, француз на протяжении нескольких дней умудрялся сохранять совершенно нетрезвое состояние. Единственное, что удручало 'гуляку' (так прозвали перемещающегося по деревне молодого бездельника местные жители) - так это отвратительный вкус напитка. Это напиток, более известный нам под английским названием 'эль', на вкус не уступал полупротухшей полупрокисшей моче молодого поросенка. Недаром в европейских странах, например в Англии, его называли звукоподражательным названием beer, имитирующем звуки, издаваемые при рвоте. И поэтому спустя всего четыре или пять дней после начала загула организм молодого не привыкшего к бесхитростным крестьянским радостям француза отказался принимать вовнутрь дополнительные порции этой живительной влаги.
   Однако приобретенные кулинарные, точнее гастрономические навыки и тут позволили бывшему солдату преодолеть непреодолимые на Западе в течение веков трудности. Вспомнив, что омерзительный на вкус салат из одуванчиков удалось довести до кондиции заменой на гораздо более горькие, но резкие по вкусу и потому уже не отвратительные, а даже привлекательные листья горчицы, ему пришло в голову забить тухло-горько-кислый вкус 'ячменного вина' на более резкий и горький, но чистый вкус чего-либо другого. Пораскинув мозгами и напрягши память, молодой европеоид вспомнил, как во время прошлогодней 'салатной эпопеи' несколько девок притащили ему целиком вырванную плеть растения, оплетавшего заднее крыльцо помещичьего дома. Растение не попало даже на предварительный тест - девки, лизнув шишечку-цветочек растения, долго плевались и в сердцах закинули его под стреху кухни, где оно благополучно и засохло. Немедленно направив стопы к местам былых свершений юноша, к удивлению сновавшего там народа, вытащил из-под стрехи какую-то засохшую ветку. Высохшие листья в процессе вытаскивания попросту рассыпались в прах, однако несколько 'шишечек' остались целыми. Схватив то, что удалось добыть, экспериментатор рысцой направился в избу очередного изготовителя ячменного напитка. Точнее изготовительницы - в тот день варкой напитка занималась старуха по имени Варвара, более известная в миру под именем 'баба Варя'. Сейчас не представляется возможным установить, какими клятвами и лжесвидетельствованиями иноземец удалось уговорить старуху изменить общепринятым рецептам - но напиток, появившийся через несколько дней на свет, даже визуально отличался от традиционного пойла.
   Прежде всего, он был прозрачным, а не мутным. Вторым отличием был более густой, янтарный цвет. И, наконец, при наливании в кружку он выделял обильную стойкую пену.
   Впрочем, сказать 'появился на свет' было бы не совсем правильным. Старуха и ее новоявленный советчик сами иногда показывались на свет Божий из избы, в которой происходило таинство приготовления напитка. Однако целью этих, и весьма кратких, появлений было лишь освобождение места в организме для последующих доз от доз предыдущих. Сам же напиток помещения избы не покидал.
   Тем временем все яснее приближался конец весны и все больше чувствовалось приближение лета. И в какой-то момент Анатолий Николаевич, отринув заботы общественные, решил озаботиться грядущей в начале лета свадьбой личного сына. И, соответственно, почувствовал потребность обсудить меню этого события (то есть, конечно, завтраков, обедов и ужинов, это событие сопровождающих). Причем обсудить ни с кем нибудь, а с главным кулинаром села Бабынино и окружающей село планеты Земля. И в результате недолгих поисков помещик, в окружении шумной толпы недавних подчиненных Главного Кулинара планеты, оказался в небольшой избе, где за столом сидели, вцепившись в кружки, покрытые густыми шапками пены, молодой красивый иностранец и старая сморщенная русская бабка. Из возмущенных возгласов поручика в отставке 'кто это? что это?' слегка замутненный разум более молодого члена группы сидельцев вычленил первый вопрос, и выдал ответ 'баба Варя и я'. Но слегка заплетающийся язык сократил ответ до 'ба вар... и я'. Приняв это в качестве ответа на последний вопрос, отставной офицер вопросил 'какая еще Бавария', и, не получив ответа, рискнул отхлебнуть из кружки. 'Надо же, оказывается и немцы умеют что-то делать' - резюмировал владелец поместья результат дегустации. 'Хмельной напиток' успел добавить француз, то ли отрицая, то ли уточняя высказывание помещика (ибо растение, как успела ему рассказать старуха, именовалось именно 'хмель'). Барин приказал доставить несамотранспортабельного юнца, а заодно и запас 'хмельного напитка' в свой дом. Где, после протрезвления принесенного, имел с ним долгую продолжительную беседу о перспективах предстоящего праздника. В ходе беседы были затронуты и вопросы приготовления изрядных запасов хмельного напитка 'Бавария', весьма понравившегося старику во время протрезвления младшего из собеседников. Француз, то ли стесняясь признаться, то ли попросту не помня происхождения наименования пенного пойла, без особых заморочек 'переуступил' пальму первенства в пивном бизнесе никому неизвестным германцам. Впрочем, вместо термина 'пойло' он использовал иной, менее для его слегка обрусевшего слуха непристойное наименование - 'пиво'. Под этим именем напиток известен на Руси и сейчас. Благодаря новому, более 'русскому' наименованию термин 'ячменное вино' ушел из русского языка вместе с отвратительным пойлом. А на западе напиток все еще именуют по-старому, звукоподражательно, напоминая о тошнотворной сути этого 'творения цивилизованной Европы'.
  
  
   17. Прошла зима, настало лето
  
   То есть лето все-таки настало после весны, но раз весна не привнесла ничего нового именно в гастрономию и кулинарию, то, по большому счету, кулинарное лето настало именно после кулинарной зимы. Оливье, после беседы с Бабыниным, понял, что в его жизни есть новая и очень важная цель, и приостановил эксперименты с пьянящими напитками, сводящиеся с неумеренным перемещением их вглубь организма. Однако, помня о сути предстоящего мероприятия, он не выкинул мысли об этом атрибуте застолья из головы полностью.
   Окунувшись вновь в лихорадочные поиски новых, доселе невиданных блюд, он решил сосредоточить свое внимание на этих блюд консистенции. То есть, иначе говоря, в этот раз он решил поразить гостей несовпадением 'традиционного' соответствия вкуса консистенции.
   Непонятно? Попробуем объяснить на примерах. Мясо, имеющее вкус мяса, имеет консистенцию мяса. То есть требует кусания (или отрезания), пережевывания и так далее. Молоко же напротив, пережевывания и даже кусания не требует. А молодой новатор решил сделать ровно наоборот - например, не требующее кусания мясо и требующее кусания молоко.
   Понятно, что для осуществления подобный проектом требуется вполне определенная технологическая база. И большая часть второй половины мая и первых дней июня была посвящена именно ее созданию - поскольку в части собственно кулинарных возможностей своей команды юный француз сомнений уже не испытывал.
   Начал молодой француз с того же, с чего он вообще начал свой путь к вершинам кулинарного Олимпа, а именно с мяса. Вспомнив об определенном изменении консистенции мяса в сотворенных кузнецом Василием 'котлетах', он естественно пришел к простому, но важному выводу, что при измельчении мяса дальнейшее его пережевывание может не потребоваться. Первый же натурный эксперимент подтвердил теоретический вывод, но показал, что технологическая оснастка, доступная современному повару, не позволяет применить такое знание на практике. В самом деле, для измельчения всего лишь одного фунта чистой, без костей и жил, вырезки на кусочки, явно не требующие пережевывания, восьми привлеченным к работе поварят потребовалось около трех часов. Что, в принципе, годилось для напитания одного барина или даже среднестатистической русскопомещицкой семьи, но для среднестатистического же русскопомещицкого званного обеда пришлось бы отрывать от полевых работ население всей деревни. Посему для решения технологических проблем были привлечены традиционные уже силы (и умы) русских деревенских мастеровых.
   Первый из привлеченных умов (естественно, все тот же кузнец) по простоте душевной предложил (по аналогии видимо с вилками) использовать многолезвенные ножи. Однако быстренько воплощенный в металле проект показал малое повышение эффективности мясоизмельчительных работ. Более того, оказалось, что резать мясо таким ножом в состоянии лишь хомо сапиенс, обладающий физическими кондициями самого Василия, что проблемы естественно решить не могло. Хитроумный староста, привлеченный в качестве генератора идей, на прошедшем непосредственно после неудачного натурного эксперимента брейнсторме высказался в том плане, что воткнуть гвоздь в дубовую доску руками может конечно только Василий, но забить его туда же молотком способен и хилый пацаненок, и посему установка нескольких лезвий на инструменте, напоминающем по функциональности топор, поможет решить проблему. Инструмент был изготовлен, но испытания показали существенную неравномерность размерности получаемых кусочков мяса и застревания большей части рубимого мяса между лезвиями. Казалось, решения нет. Но Франсуа-Рожер настолько проникся важностью проблемы, что отступать не стал, и, помня о заветах своего бывшего полководца, при невозможности прямой атаки предпринял обходной маневр.
   Раз нельзя зафиксировать заранее требуемый размер микрочастиц мяса, размышлял он, требуется из разнокалиберных частей отсеять лишь части нужного размера. А отсеивают разнокалиберные элементы из смеси традиционно с помощью грохота - калиброванного сита. И мелконарубленное мясо немедленно было помещено в сито с подходящими ячеями для выделения требуемой фракции.
   Сейчас каждый может насмехаться над наивностью молодого иностранца, не задумываясь правда о том, что с органолептическими свойствами мелкофракционного мяса он знаком с младенчества именно стараниями бывшего солдата армии французского императора. А тогда такой подход выглядел совершенно разумным, и не вина исследователей, что результат эксперимента априори был им неведом. Эксперимент же показал, что мясо просеиваться сквозь сито не желает, поскольку слиплось. С целью стимулировать просеивание исследователь сильно надавил на ком мелкодисперсного мяса в сите, и процесс пошел. Но - быстро прекратился, поскольку сито под воздействием условий непреодолимой силы просто разорвалось. Поскольку, как и все сита того времени, было изготовлено из конского волоса.
   Оценив основную причину неудачи коллектив исследователей пришел к выводу о необходимости появления в природе и в списке кухонной утвари сита гораздо более прочного, желательно - металлического. Однако из металлических нитей в то время был доступен лишь один вид - так называемая канитель, изготавливаемая однако лишь из золота и серебра, и для сита явно непригодный. Поэтому Василий, озадаченный вопросом изготовления необходимой техоснастки, имплементировал единственный возможный в условиях деревенской кузницы вариант: в железной круглой (по форме обечайки сита) плите (откованной до толщины одной линии) насверлил множество отверстий. И - спустя всего лишь два дня эксперимент был повторен.
   Результаты нового эксперимента поначалу не обрадовали естествоиспытателей. Даже прилагая все усилия (причем усилия Василия) сквозь плиту удалось протолкнуть лишь незначительные части мясной смеси, да и те лишь ненамного выпирали из плиты и выпадать явно не желали. Замена треснувшей деревянной обечайки на железную также помогло мало. Но, желая визуализировать помехи на пути мяса из недр стального сита наружу, юный Оливье срезал выступившие крохи мяса ножом. И обнаружил на лезвии ножа как раз ту, требуемую для изготовления 'нежевательного' мяса мелкую калиброванную мясную фракцию.
   Осмотрев девайс, традиционный 'главный теоретик' технологических новаций староста заметил, что 'выпирает' из сита лишь малая толика мяса, но значительно большая часть лишь 'впирает' в толстую дырчатую плиту, и предложил срезать мясо не с внешней, а с внутренней части сита - мол, в дырки уже и без того полезшая часть сама как-нибудь провалится. На ехидный вопрос Василия, а как же вертеть ножом внутри сита, староста ответствовал 'а так и верти', после чего в центральной части дырки появилась ось, на которую сзади насадили нож, а на продолжении оси, проходящей через рукоять колотушки, которой мясо прижималось к ситу, появилась съемная рукоять. В заключение хоть бывший, но солдат, причем солдат одной из самых высокотехнологичных армий, предложил (раз уж рукоять все равно надобно крутить) использовать вращение и для прижимания мяса к ситу - с использованием чего-то вроде винтового пресса.
   Полученный (не сразу, а после выяснения нескольких мелких деталей вроде того, что ножей лучше ставить несколько, а винт, даже после поломки деревянного поршня и сам может эффективно перемещать мясо к месту резки, и что эффективно мясо режется лишь в малой окрестности центральной оси, да и сам прибор требует жесткой фиксации) на свет появился агрегат, способный измельчать мясо с высокой скоростью и не требующий от оператора нечеловеческих усилий. Но так как создан он был как развитие и технологическое продолжение 'многолезвенного топора', то даже после выяснения ненужности предварительной мелкой рубки мяса и исключением мясорубильного инструмента из технологического цикла за данным продуктоизмельчительным устройством закрепилось 'историческое' название 'мясорубка', хотя как раз рубить мясо он и не умеет. Малые дети с еще незабитыми словесными штампами мозгами, а потому мыслящие логически, часто склонны называть сей агрегат 'мясокруткой' - в полном соответствии с реальной функциональностью, но история полна парадоксов - и лишь кропотливые исследования позволяют восстановить причины появления той или иной 'лингвистической несуразности'.
   Появление данного кухонного средства малой механизации позволило изготовить немало принципиально новых блюд, но об этом несколько позднее. Здесь же мы пока сосредоточим внимание лишь на тех аппаратах, которые были созданы в преддверии нового торжества по случаю массового поедания пищи (то есть свадьбы Петра Анатольевича и Анастасии Никитичны) и без которых теперь ни один человек не в состоянии представить себе современной кухни.
   Таких аппаратов за короткий период между серединой мая и серединой июня было создано всего два. И один уже был только что описан. Второй же агрегат все еще предстоит обрисовать.
   Создание второго агрегата было навеяно идеей создания 'парадоксального' молока - то есть молока, требующего кусания. Молочный продукт, кусания требующий, был, конечно, уже создан - тот самый 'сливочный сыр', который мы сейчас собственно сыром и называем. Впрочем, братский болгарский народ, в то время угнетаемый турецкими угнетателями, был не включен в российскую систему информационных коммуникаций и продолжал творог именовать сыром. А впоследствии получив наконец доступ к настоящему сыру, не счел нужным переименовывать старый продукт, новый же назвал (угадайте почему) забавным словом 'кошкавал'. Если не угадали, то дайте ближайшей кошке приличный кусок сыра и попробуйте угадать еще раз.
   Впрочем сыр был уже известен в кругах потенциальных гостей и не воспринимался как парадокс. Затея же изобретателя невиданных кушаний была более глубокой. И основывалась на простом принципе превращения жидкости в твердое тело - на принципе замораживания.
   'Занимательная физика' знаменитого популяризатора сей науки тов. Перельмана описывает простую технологию примораживания стакана к столу - если поставить стакан со снегом (пусть даже и тающим) на мокрый стол, и затем в снег добавить изрядно соли, то температура тающего снега резко снизится и стакан приморозится к столу. И хотя в те времена бродячие книготорговцы вероятнее всего не предлагали деревенским читателям ознакомиться с этим выдающимся трудом по причине его еще ненаписания (и даже нерождения автора на свет Божий), сам по себе физический процесс народонаселению был знаком. Технологии доставания снега летом еще не существовало, однако технология не менее годного для указанных целей льда из погреба-ледника была уже весьма продвинутой и отработанной. Поэтому процесс замораживания первого стакана молока трудностей не вызвал - его (стакан) творец кулинарных шедевров просто поставил в котел с крошеным и густо обсыпанным солью льдом.
   Твердое молоко было изготовлено. Однако оказалось, что кусать его достаточно трудно. То есть не все кусать трудно, но - большую часть. Для постановщика эксперимента однако наиболее привлекательной оказалась незначительная часть содержимого стакана, кусанию подверженного без особых усилий и без риска утраты зубов. Небольшой слой с верхней части стакана, состоящий из замороженных сливок, оказался зубам по плечу. Посему следующий замораживаемый стакан был наполнен уже не молоком, но сливками. Сливки были взбитыми, для придания большей 'мягкости' результирующему продукту.
   Продукт получился уже почти годным к употреблению. Выяснилось, правда, что значительная часть сливочной пены все же успела 'осесть'. Вспомнив о прошлогодних экспериментах с яйцами, француз добавил в сливки сахара - и выяснил, что с сахаром даже осевшая фракция сливок вполне годна для кусания зубами. Продукт, названный изначально 'мороженое молоко' (исходя из первичного сырья) получил уточняющее название 'сливочное мороженое молоко'. Но неожиданно было выяснено одно обстоятельство, поставившее под вопрос возможное изготовление уже одобренного дегустаторами кулинарного шедевра для предстоящего торжества. Оказалось, что запасы льда в ледниках далеко не бесконечны, и имеется риск нехватки данного расходного материала на местных складах; доставка же дополнительных количеств из мест более отдаленных в связи с жаркой погодой была мероприятием более чем сомнительным.
   Предварительное охлаждение сливок в пруду позволило сократить расход льда для замораживания, но подсчеты показали, что для обеспечения бесперебойной поставки продукта к столу при наличных запасах льда требуется более глубокое предварительное охлаждение, чем могли обеспечить смоленские родники.
   Ответственным за решение этой задачи был, в отличие от первого техпроекта, назначен именно староста, как человек грамотный и возможно могущей вспомнить из прочитанных книг подходящие случаю рецепты и технологические приемы. Староста поднапрягся, но из всего прочитанного вспомнил лишь одну строку текста, описывающую принудительное охлаждение теплого объекта. Строка была из какого-то испанского романа, и говорилась в ней о 'струях ночного эфира, остужающего какой-то там жар' героя повествования. Эфир староста как-то видел в городской аптеке, правда какой - ночной или дневной - полной ясности не имел. Аптекарь, допрошенный примчавшимся в Смоленск старостой, уточнить класс эфира не смог, но подтвердил, что будучи пролитым на руку, сильно ее охлаждает - причем более сильно при усиленном дутье на смоченное эфиром место. Староста немедля скупил весь запас эфира в аптеке, но так как запас был весьма невелик, озаботил аптекаря скорейшей доставкой дополнительных объемов в поместье Бабынина, за вполне достойную плату.
   Первые эксперименты с эфиром доказали его охлаждающие свойства. Но безвозвратные потери охладителя в процессе опытов заставили старосту задуматься о создании устройства для утилизации испарившегося хладагента. Пораскинув мозгами, староста пришел к выводу о некотором родстве паров эфира с парами обычной браги, конденсирующейся в трубе винокуренного агрегата. Поскольку подходящий агрегат с производительностью, удовлетворяющей личные потребности, у старосты имелся, а возможности в ближайшее время воспользоваться результатами его работы у старосты не предвиделось, образованный мужик счел за лучшее временно использовать имеющуюся личную оснастку в общественно полезных целях. Поскольку целью первого эксперимента являлось изучение возможности возвращения улетучивающегося продукта для дальнейшего использования, выходную трубу агрегата староста направил обратно в испарительный котел. Даже не котел - в силу малых объемов исследуемого вещества в качестве резервуара староста взял плоскую металлическую солдатскую флягу, заботливо реквизированную у кого-то из проходящих через сельские окрестности захватчиков. А, поскольку дуть на эфир внутри фляги находящийся снаружи ее староста не мог, для испарения вещества староста использовал метод нагревания.
   К счастью для всего человечества, староста не рискнул выставлять на всеобщее обозрение дефицитный (да и противозаконный по тому времени) медный змеевик и эксперимент проводил в своей избе. А опасаясь на возможные непредвиденные последствия, нагревать флягу стал не в печи, а просто в комнате, используя недефицитную и привычную в эксплуатации лучину. Результат эксперимента поразил даже обладающего избытком знаний старосту: при подогревании фляги на выходящем куске трубки вдруг образовался иней! Летом! Естественно, староста не стал скрывать результаты своего эксперимента от молодого исследователя замороженного молока - поскольку был твердо уверен в том, что француз не позарится на медный змеевик. По результатам повторно проведенных уже совместно с главой кухонного ведомства экспериментов был подготовлен окончательный проект сливкоохладительного агрегата. Вместо требующей регулярной замены лучины была установлена долгогорящая лампада, охлаждаемая часть фляги была отделена от нагреваемой прокладкой из плохо проводящей тепло пробки, змеевик же для лучшего охлаждения был приделан к медному же листу. Подвернувшийся лист был круглым (так как был недоделанным в прошлом году медным тазом) и змеевик для соответствия форме был свернут в спираль. Поскольку француз был хоть и шеф, но поваром, староста хоть и весьма начитанным, но мужиком-пахарем, а привлечение кузнеца к изготовлению изделия оказалось невозможным из-за занятости последнего в проекте 'мясорубка', прикрепление змеевика к недоделанному тазу было осуществлено с использованием простого кожаного ремня, крест-накрест обвязанного вокруг технологической сборки. Староста, конспирации ради, изделие змеевиком называть не позволил, а на вопрос, как же следует его именовать, ответил, на основании своих познаний в греческой геометрии и взирая на пересекающиеся на медном круге кожаные фигуры, что мол раз четыре радиуса изображены, так и назовем 'радиатором'.
   Проведенные в дальнейшем незначительные усовершенствования, как то: упрятывание изделия от охочих до медных змеевиков мужичков в подходящий по размеру шкаф и дополнительная изоляция холодильного отсека пробкой, а далее и закрытие легкопачкающейся пробки железными (эмалированными для нержавления) листами лишь несколько улучшили эргономику изделия. Окончательный вариант изобретатели, опять-таки конспирации ради, назвали словосочетанием 'холодильный шкаф' - и современное человечество обязано за это эпохальное изобретение непонятной строке из забытого испанского романа и госмонополии на крепкие спиртные напитки, заставившие все эксперименты с эфиром проводить втайне от народа. Думается, что такая госмонополия и сегодня способна привести к новым эпохальным открытиям, почему все прогрессивное человечество должно ее всячески приветствовать. Однако тогда, а именно 3 июня 1814 года, перед человечеством предстал первый в мире работающий абсорбционный холодильник.
   Некоторые исказители истории и западнофилы приписывают изобретение холодильников каким-то мифическим иностранцам. Но даже само название столь привычного белого шкафа в любой кухне мира просто вопиет о его российском происхождении! В самом деле, используемый в первой модели эфир был способен лишь сильно охлаждать продукт. И лишь впоследствии, когда инженеры додумались заменить эфир аммиаком, стало возможно и замораживание содержимого. На русском языке агрегат именуется именно 'холодильник', в языках же иностранных имя белому шкафу - 'freezer', или, по русски - 'морозильник'. Ясно же, что зарубежный аналог русского холодильника появился значительно позднее отечественного.
   Вернемся однако в Бабынино. Давешний аптекарь, вдохновляемый обещанной платой, весьма оперативно добыл изрядный запас эфира и уже пятого июня утром доставил в деревню две полные четверти ценной жидкости. Получив дополнительный объем хладагента, Франсуа-Рожер прилек закончившего мясорубку кузнеца к изготовлению еще одного, более производительного и мощного холодильного шкафа. Поскольку трудно представить себе русского кузнеца, не имеющего изрядного запаса медной трубы, второй агрегат был завершен вечером того же дня. А так как выяснилось, что мощности лампады для нового холодильника уже не хватает, кузнец предложил использовать в качестве горючего менее ароматное, но более эффективное нефтяное масло, которое, хотя и использовалось обычно для травли вшей, горело без копоти, было недорого и доступно в нужных объемах в той же аптеке. Вместо же мелкой стеклянной лампады он быстро изготовил из жестяной кружки подходящую для нового шкафа более мощную горелку с фитилем аж в пять линий шириной.
   На этом процесс технического переоснащения кухни был завершен и оставшиеся до свадебного пира пять дней были посвещены собственно кулинарному творчеству.
  
  
   18. Кухня народов мира
  
   С получением необходимой технологической оснастки молодой кулинар приступил к ее интенсивному использованию с целью изготовления парадоксальных продуктов. Отметив, что вареное мясо перемалывается легче, нежели мясо сырое, он изготовил изрядный объем нежно-розовой мясной массы. Однако сама по себе масса визуально не производила впечатления именно цельного мясного блюда, и кулинар приступил к формированию ее цельного визуального образа. Эксперимент показал, что в ранее опробованном 'котлетном' виде перемолотое вареное мясо существенно уступает по параметрам самосклеиваемости котлетам из мяса сырого, и возникла необходимость в применении иного подхода к созданию целостного продукта. Вдобавок, оказалось, что в холодном виде продукт так же не соответствует ожиданиям, предъявляемым именно к мясным блюдам, в при попытке разогревания в кипятке мясо попросту расползается.
   Присутствующий при экспериментах один их пейзан, закупленный Бабыниным-младшим где-то под Астраханью, кстати поделился наблюдением, что кровь животных - она мол тоже отнюдь не кусками в жилах течет, но местные калмыки в тех краях заливают ее в промытые кишки баранов, где она сгущается и через некоторое время, после копчения, вполне даже режется ножом. Понятно, что в отсутствие гематогена кровяная 'колбаса' (так называлось это блюдо у калмыков) была неплохим подспорьем для поддержания уровня гемоглобина у едоков, однако в применении к решению текущих проблем большее значение приобретала оболочка, а не противная русскому менталитету начинка.
   У русских же селян очищенные кишки забиваемых животных использовались чаще в качестве довольно прочных ремней или для иных хозяйственных нужд, но, что было главным в данной ситуации, не выбрасывались. Более того, тонкие оболочки кишок широко использовались в качестве балалаечных (ну и скрипичных тоже) струн, пользующихся все возрастающим спросом на мировых рынках, а потому технология разделки кишок была отработана до мелочей.
   Посему, творчески переработав полученную информацию, юный Оливье практически тут же получил изрядный запас требуемых ему тонкостенных до прозрачности оболочек и приступил к набиванию оных мясным содержимым. Результатом творец парадоксальных мясных блюд оказался доволен. Даже не результатом, а результатами - поскольку оболочки имели весьма широкий диапазон диаметров и длин.
   В ходе дальнейших экспериментов выяснилось, что самые тонкие изделия прекрасно нагревались до приятных к принятию внутрь кондиций при кратковременном помещении в кипящую воду. Так как Франсуа-Рожеру требовалось, кроме всего прочего, прояснить и возможность употребить продукт внутрь без пережевывания, опытный образец был преподнесен им беззубому старцу со словами 'вот тебе, соси-ка!' Небольшой акцент всегда вызывал у подведомственных пейзан некоторое недопонимание произнесенного, посему старец понял инструкцию к действию как наименование продукта, и сумел быстро распространить его среди прочих кулинаров. Француз же, освоив к тому времени, что суффикс '-ка' чаще используется в уменьшительном или даже в уничижительном смысле, впоследствии 'восстановил' более уважительное наименование изделия, и потому в европейских языках данное кулинарное творение именуется не иначе как 'сосиса' (см., например, словарь испанского языка).
   Более же толстые изделия в кипятке нагревались неравномерно, посему юный кулинар предназначил им роль 'холодных закусок'. Используя оригинальное калмыцкое слово, он назвал продукт 'вареной' (по кондиции начинки) колбасой. Вспомнив, однако, что калмыки для улучшения консистенции свою 'колбасу' коптили над огнем, он провел исследование и в этом направлении. Получившийся продукт несколько затвердел, но при этом получил свойство резаться на весьма тоненькие ломтики. В свете предыдущего опыта с тонкими ломтями из языков такое свойство показалось колбасных дел мастеру заслуживающим внимания, и продукт получил название 'колбаса полукопченая полувареная', но в дальнейшем, в силу неудобства произношения, второе определение было для краткости отброшено.
   На этом эксперименты с колбасами (в силу недостатка времени) были временно приостановлены, и юный Оливье приступил к работе с твердыми жидкостями.
   Быстро выяснив, что при замерзании жидкостям свойственно расширяться и зачастую рвать на куски стеклянные стаканы, исследователь быстро перешел на стаканы небьющиеся металлические, слегка конические (чтобы при заморозке продукт попросту выползал бы из стакана без помех) и довольно узкие (чтобы промораживание шло быстрее). Для удобства же вынимания замороженного продукта из стаканов многознающий староста посоветовал вставлять в замерзающую жидкость тонкие лучины, как-де делает один северный народ, замораживая для дальнейшего употребления жир морского зверя кита, согласно описанию Геродота.
   С учетом изрядного запаса уже отработанных и поставленных на продуктовый конвейер блюд пищевой ассортимент предстоящего свадебного торжества становился вполне адекватен важности события. И, такая как собственно событие должно было произойти всего лишь двумя днями позднее, коллегия распорядителей торжественного обеда приступила к оформительскому этапу. То есть - к написанию меню.
   И именно на этом этапе подготовки торжества кухня г-на Оливье впервые официально была поделена на так называемые 'кухни народов мира'. Произошло сие эпохальное событие исключительно в силу обильности этого самого меню.
   В самом деле, проводя эксперименты с различными видами мяса и их комбинациями, иноземный естествоиспытатель произвел до десятка видов только одних колбас. Да и сыры, ранее подаваемые к столу изредка и по случаю, требовалось вписать в меню. Для различия родственных продуктов требовалось использовать какие-то уточняющие наименования, и наименования эти по чистой случайности оказались привязанными к наименованиям различных стран.
   С 'разноплеменными' сырами вопросов не возникло, хотя самим творцам меню и в голову не пришло, что в дальнейшем 'внутрикорпоративные' названия будут привязаны к разным якобы 'странам происхождения'.
   С колбасами же возникла и вовсе забавная путаница. Мужичок из-под Астрахани, в связи с полным выполнением возложенных на него работ убыл к месту ночлега, а малосведущий в локализации малых народов России староста и несведущий в этой области в принципе француз попросту забыли, что за народ делает эту самую колбасу. Пытаясь вспомнить название народа, делающего столь удобный продукт питания, староста перепутал народ южный и народ северный, в результате чего полукопченая колбаса 'калмыцкая' неожиданно в меню стала колбасой 'коряковской'. В дальнейшем, поскольку у большинства гостей на слуху были события скорее европейские, нежели далекосеверороссийские, название как-то незаметно преобразовалось в 'краковскую', незаслуженно отняв приоритет в этой области у степных жителей.
   Маленькие колбаски, изготовленные мелкой партией целевым назначением для жениха и невесты, назвали, вспомнив кстати, что воитель получил как раз титул барона за спасения эрцгерцога Брауншвейгского, Брауншвейгской колбасой. И германское княжество, понятное дело, вообще никаким боком к этим колбаскам не пристегнуто.
   С сосисками получилось еще смешнее. Поскольку в русском языке на протяжении столетий 'немцами' называли всех иноземцев, по-русски не говорящих (то есть как бы немых), в меню самые толстые из них появились под названием 'немецкие' - поскольку староста все-таки засомневался в правильности названия кочевого степного народа. Более тонкие, для отличия от предыдущих, назвали 'молочными' - поскольку мясо в них было из молочного поросенка, а 'молочнопоросячие' старосте писать было лень. А поскольку понять происхождение наполнителя визуально было достаточно трудно, на самом уже обеде один из гостей, а именно приехавший из Крыма татарский князь Рустам-бей поинтересовался у обслуживающего персонала, из чего продукт изготовлен. Мужичонка, бею прислуживающий, и сам этого не знал, и переадресовал вопрос старосте. Последний же, кстати вспомнив о мусульманских обычаях в отношении свинины, на всякий случай, дабы не вызвать скандала, сказал что блюдо это вроде бы рыбное. Понятно, сарделька - назвал бей имя популярной черноморской красномясой рыбы, и название 'немецкая сарделька' накрепко закрепилось за изделием, хотя ни к Германии, ни к рыбе продукт, понятное дело, отношения не имел.
   В суматохе, творившейся на кухне во время обеда, кто-то из поваров забыл при варке щей налить в котел воды. Когда же примкнувший барон фон Ваффен заказал у холопа 'немецкую сардельку', последний, не найдя котел с картошкой, не нашел ничего более умного, как положить в тарелку в качестве гарнира капусту, успешную полупровариться-полупрожариться в собственном соку. Поскольку в отсутствие воды капуста чуть не подгорела, кто-то из поваров плеснул в котел воды, дабы 'затушить' неначавшийся процесс горения, и фон барон получил 'сардельки' именно с той самой 'тушеной' капустой. Поскольку фон Ваффен был единственным представителем германского народа на обеде, все присутствующие единодушно решили, что немцы склонны свои немецкие 'сардельки' употреблять именно с 'тушеной' капустой.
   Еще одно популярное название возникло в меню и закрепилось в веках благодаря прибывшему на свадьбу капитан-лейтенанту Шпанбергу, дальнему родственнику одного из офицеров, участвовавшего в экспедиции Беринга. Староста, озабоченный отсутствием в описаниях Геродота названия северного народа, втыкавшего лучины в китовий жир, рискнул обратиться к этому достойному офицеру с соответствующим вопросом. Получив довольно исчерпывающий ответ, приступил к написанию в меню названия 'мороженое эксимосское молоко'. Однако, не дописав строку до конца, был отвлечен каким-то к делу не относящимся вопросом, и 'мороженое эскимо' вписалось в анналы мировой кулинарии.
   Естественно, в меню попали и 'грузинские' цыплята табака, и 'кавказские' шашлыки...
   Последнее достойное упоминания 'национализированное' изобретение дружного коллектива Бабынинской кулинарной команды к самому торжественному обеду прямого отношения не имеет, но обязано своим появлением именно ему.
   Местная сельская поросль каким-то образом прознала про случайное изобретение кузнеца Василия в области прохладительных напитков. В связи с постоянным неурожаем цитрусовых в деревенских садах и соответственно отсутствием кислого сока лимона пацаны совершенно самостоятельно наловчились добывать лимонную кислоту из обильно произрастающего щавеля. Однако, так как прямого доступа к сахару в связи с ограниченностью его производства мальцы не имели, они умудрились запастись подсластителем несколько иным путем. Помогая матерям в варке варений, они, с разрешения молодого, а потому понимающего их интересы, француза, монополизировали право на получение сладких пенок. Но так как пенки обычно снимались с приличной долей сиропа, юные таланты умудрились поднакопить несколько приличных бутылей разнообразных сладких сиропов для будущих нужд.
   Поскольку в день свадебного торжества уже пошли первые ягоды и сезон нового варенья был не за горами, мальцы решили слегка подзаработать на удовлетворении нужд богатых гостей. Так как кроме застолья, свадьба предполагала ряд иных мероприятий, далеко не бедные гости долго фланировали по окрестностям усадьбы и временами испытывали жажду. Таким гостям предприимчивая молодежь и предлагала на месте возникновения желания стакан содовой воды с сиропом (за три копейки) или без сиропа (за одну). Цена конечно была грабительской (ведро молока стоило полушку), но народ подобрался небедный да и расценивал побор как форму благодарности за пиршество.
   Одним из благоприобретателей пузырящийся воды с сиропом оказался и ранее упоминаемый князь Логидзе. С детства ничего, кроме вина, не пивший, он был приятно удивлен аттрактивностью напитка. Вдобавок он обратил внимание и на несомненную успешность бизнеса юных предпринимателей. Спустя месяц после свадьбы князь подал в отставку. Вспомнив, что недалеко от родного дома из горы вытекает такая же пузырястая вода, он организовал перевозку оной в плотно закупоренных бутылях в Москву, где, на площади Белорусского вокзала открыл павильон по продаже газированной воды с сиропом под гордым названием 'Воды Логидзе'. Поскольку выяснилось, что Белорусский вокзал еще не построен и приток покупателей хотя и немал, но менее ожидаемого, а затраты на перевозку пузырей в бутылках оказались напротив более планируемых, заведение под аналогичным названием и аналогичного назначения князь открыл и в Тифлисе, поближе к источнику и жаркой погоде (московский же павильон оставил как представительство фирмы в столице). Фирма процветала почти сто семьдесят лет, да и сегодня это гордое имя напоминает прежде всего о Грузии, а не крохотной деревушке под Смоленском...
   Но все вышеперечисленное произошло либо чуть ранее, либо позже дня бракосочетания Петра Анатольевича и Анастасии Никитичны.
   Сам же день свадьбы дал одно из наиболее широко известных изобретений в деле массового прокорма человечества. И было бы просто непростительно не упомянуть о нем в нашем исследовании.
   Изобретение было обусловлено целым рядом весьма существенных обстоятельств. Во-первых, давно уже прошли те времена, когда цари-самодуры запросто отбирали вотчины у одних бояр и тут же дарили их другим. Во-вторых, далеко не каждый день русские офицеры получали иноземные баронские титулы. Так что Петр Анатольевич был личностью, в некотором роде, исключительной. И естественно, что его бракосочетание вызвало широкий резонанс в дворянских и помещичьих кругах, что привело к массированному наплыву гостей не только из соседских деревень, но и со всей бескрайней России.
   Во-вторых, Бабынино было всего лишь деревней, а не селом. То есть, проще говоря, церкви там не было. А потому процесс венчания происходил в некотором отдалении от места пирования по этому поводу. Перемещение же нескольких сотен прибывших поесть граждан с использованием исключительно гужевого транспорта приводило к тому, что первоприбывшие на место действа вынуждены были изрядное время ожидать последних из принимающих участие в мероприятии - и, в отношении к наиболее интересной нам части действа, успевали изрядно проголодаться до начала застолья.
   Для избежания раздражения толпы голодных гостей при исключении недовольства задерживающихся из-за высокого трафика и пробок на дорогах тем, что 'их не подождали' Франсуа-Рожер решил обеспечить возможность спонтанного перекуса без усаживания за праздничный стол для всех желающих. С этой целью он попросил снова прибывшего в Бабынино для проведения инженерных работ прапорщика Валоняйнена изготовить и установить в саду большой высокий стол, на котором можно было бы разместить изрядное количество холодных закусок. Одним из пунктов техзадания было обеспечение высоты изделия, достаточной для простоты доступа к продуктам, но препятствующей усаживанию у стола на стульях или скамьях с целью плотно приступить к питанию. Такой стол обеспечивал бы, по замыслу француза, возможность каждому отощавшему гостю взять любую закуску в объеме, необходимом для заморения червячка, но необходимость есть стоя исключило бы удобство полного наедания до начала официального пищеприятия. Изделие скандинава полностью оправдало ожидания главного гастронома. Заранее предупрежденные крестьяне, преобразованные в службу гостевого сервиса, на вопросы гостей насчет чего-нибудь перехватить дисциплинированно отправляли вопрошающих к месту подкрепления. Однако, мало разбираясь в происхождении представителя северных народов, творение Валоняйнена они единодушно окрестили 'шведским' столом. И хотя история говорит нам, что правильнее было бы называть стол финским, мы продолжаем упорствовать в наших заблуждениях. Впрочем, история всегда была несправедлива к первооткрывателям - имея тонны древнейших мамонтовых бивней и даже повторяя при каждой удобном случае непреложную истину о том, что Россия - родина слонов, мы тем не менее на экзаменах по зоологии мы продолжаем убеждать себя и других, что слон - животное африканское или индийское. Парадоксы человеческого сознания! Впрочем, вернемся к еде. И к питью.
   Даже более к питью. Потому как заслуги уже русскоподданного француза в упоительной части мирового застольного убранства не менее велики, чем в части сугубо питательной. Настолько велики, что было бы проявлением вопиющего неуважения лишь кратко обрисовать их в одной только главе его удивительной биографии.
   А потому - спрашивайте во всех книжных лавках "Olivier vol. 2: Acmé". Возможно, вам и повезет.
  
   1977 - 2004 © Merlin A.A.
  
  
  
Оценка: 3.53*12  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"