Мёртвый Ангел: другие произведения.

Ещё один день. общий текст.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Будущее. Антиутопия. Люди заражаются неким вирусом, бешенством, что заставляет их поедать себе подобных. Главы 1-14.

Ещё один день.

1.

Придерживаясь рукою за облезшие перила, Лариса, переступая мусор, спустилась на первый этаж. Девушка остановилась возле разрисованной всякими нецензурными надписями стены, глядя в треснутое зеркало, которое осталось от прежних времён. Её глаза пристально изучали собственное отражение, как будто видели в первый раз. Впрочем, наверное, так и было. Ведь каждый день, это новая жизнь. Не знаешь, как её проживёшь, и доживёшь ли до вечера?

Ларисе было всего пятнадцать лет, но выглядела она на все тридцать. Тусклые, ломкие волосы, что свисали грязными сосульками с большой головы, которая совсем не подходила к худому, истощенному телу. Глаза смотрели как-то странно, неподвижно, будто она была под действием наркотика. Руки тряслись мелкой дрожью, а обкусанные ногти больно впивались в кожу на ладони. Вид же, Лариса имела бледный, нездоровый. Да это и не удивительно с такой экологией.

Девушка, тряхнув головой, вышла из ступора, пожевав нижнюю губу. Её глаза устремились на выход из подъезда. С её места была видна стена дома, что стоял напротив. Окна на первом этаже отсутствовали, показывая пустое убранство комнат.

Сделав шаг, а потом другой, Лариса, покинув подъезд, на мгновение замерла на пороге, поднимая взгляд к небесам, которые закрывали лиловые тучи. Она подумала о кислотном дожде, который мог полить сверху. В конце концов, решив, что это не стоит её внимания, девушка направилась по улице, уперев взгляд к себе под ноги, внимательно наблюдая за тем мусором, что валялся на потрескавшемся от времени асфальте. А вдруг она найдёт нечто ценное, что можно будет продать, а потом купить еду.

Мимо неё проходили прохожие, такие же оборванцы, как и Лариса. Нет, даже не оборванцы, а доходы. Каждый из них проживал очередной день, зная, что в скором времени умрёт. Если не от наркотиков, то от голода. И если не от голода, то отчего-нибудь другого.

Лариса поёжилась, когда по кварталу прошёлся холодный ветер. Её грязное платье взметнулось вверх, открывая худые и очень чумазые ноги. С мытьём была проблема, впрочем, как и с остальным другим. Вода в квартирах перестала идти очень давно, несколько десятков лет назад, ещё до рождения девушки. Все в основном ходили на колонку, или на реку. Но каждый знал, что воду из реки пить нельзя, если не хочешь умереть в жутких муках от боли в животе. А на колонку нужно было идти с раннего утра, чтобы занять многокилометровую очередь. Но не факт, что ты сможешь донести драгоценную воду к себе домой. Её по пути могут отобрать, а ещё вдобавок пырнуть чем-либо под рёбра.

Обойдя увядшую клумбу, Лариса остановилась, поднимая свой тусклый взгляд, глядя на грузовик, что припарковался не далее, чем в пяти метрах от неё. Из тёмного подъезда, пятясь спиною, вышел человек в жёлтом прорезинованом костюме, таща за собой тело мертвеца. Его руки, жилистые, все в синих венах, крепко держали древко, а сам крюк находился в покойнике. Если судить по виду умершего, тот скончался несколько дней назад. Тело успело разложиться, а ещё вдобавок над ним поработали крысы, и не только. На предплечье отчётливо выделялись зубы, которые явно принадлежали человеку. Да это и не удивительно. Время голода. Никто, находясь в здравом рассудке, не стал бы брезговать такой пищей. Самой Ларисе также приходилось есть мясо, когда отец приносил домой завёрнутый в бумагу кусок, который был куплен на теневом рынке.

Забросив тело в кузов, грузовик службы утилизации медленно двинулся по улице, направляясь в дальнюю его часть.

Выйдя на проспект, такой же грязный и пустой, Лариса двинулась мимо пустых витрин магазинов, которые в нынешнее время были закрыты. Впрочем, не только сейчас, но и всегда.

- Покупайте! - орал торговец с покрасневшими глазами, держа в руках жареные тушки крыс.

Лариса, сглотнув слюну, поспешила прочь, чтобы не искушать саму себя. Мало ли что ей придёт в голову? Если она попытается своровать, то, скорее всего её просто убьют. Хотя, какая разница?

По пустой дороге промчался дорогой автомобиль, сверкая чистыми стёклами. За рулём сидел поп, тряся головой в так музыке. На заднем сиденье визжали голые девахи, держа в руках по бутылке с шампанским.

Автомобиль резко затормозил, оставляя на асфальте чёрные полосы следов, сворачивая вправо, за стену, где находились кварталы для элиты. Там жили те, кто мог платить за удовольствия.

"Наверное, - думала девушка, продолжая идти дальше, - им не приходится задумываться о завтрашнем дне. Они просыпаются в своих шикарных постелях, зная, что в столовой их будет ожидать отличный завтрак. Им не приходит в голову, что за стеною существуют люди. Нет, не так. Они это знают, но стараются не замечать всякий сброд, то есть нас".

Лариса остановилась напротив входа в элитный квартал, впитывая в себя, то зрелище, которое открывалось ей. Чистые улицы с хорошим асфальтом. Возле каждого из особняков находилась клумба с цветами, на которую тратилась уйма воды. Воды, которой не хватало многим миллионам. Дальше, возле одного из домов, резвилась малышня, играя в песочнице. Где-то стучал мяч. По-видимому, кто-то разминался на теннисном корте.

"Почему так? Одним всё, а другим ничего?"

Лариса также подумала о поведении людей. Все видели, как живут эти чистюли, но никто ничего не предпринимал. Собравшись, они бы могли смять всю эту красоту, но каждый жил, как жил и раньше, продолжая существовать в грязи и нищете.

"А что дальше? Ну захватим мы их дома? Через какое-то время превратим их в то дерьмо, в котором и живём. Нам не стать лучше, чем есть".

Бросив прощальный взгляд на чистый квартал, который ей доводилось видеть не один раз, девушка направилась по проспекту.

Пройдя около двухсот метров, оставив у себя за спиною полицейский броневик, который стоял возле сгоревшей закусочной, Лариса перешла улицу, двигаясь к заправке. Ещё не доходя до неё, она увидела Валика, высокого парня в куртке из кожи. Тот стоял, дымя косяком, провожая взглядом тех редких прохожих, что мелькали, время от времени.

- Чего тебе? - поинтересовался он, сплёвывая себе под ноги.

- Мне нужен порошок, - ОТВЕТИЛА ДЕВУШКА.

- Стиральный что ли? Я таким не торгую.

- Ты знаешь о чём я говорю, - настойчиво продолжала девушка, глядя на Валика, своим тусклым, бесцветным взглядом.

- Хм... Конечно же, знаю. Но за этот чудесный порошок надо платить. Вообще, за всё в нашей дерьмовой жизни надо платить.

- Я готова заплатить.

- Да? Тогда покажи деньги. Чего-то я тебе не верю.

- У меня нет денег, ты же знаешь. Откуда они у меня?

- тогда чем ты собираешься платить?

Валик ещё раз сплюнул, глядя на кровавую слюну с каким-то любопытством, а потом выбросил окурок.

- Я могу заплатить своим телом.

- Ха! Да на чёрта мне нужна твоя гнилая плоть? Знаешь, сколько у меня таких бывало?

- Догадываюсь.

- Ну так вот. Иди ты лучше в другое место.

- Мне нужен порошок, - упрямо повторила девушка, хотя в её голосе не было слышно никаких эмоций.

- Ладно, чёрт с тобой! - махнул торговец рукой. - Но только много не дам. Ты стоишь дёшево. Пойдём за тот угол.

Лариса поплелась за Валиком, отходя в указанном направлении.

Завернув за угол разрушенного дома, девушка наклонилась, упираясь в стену, одновременно задирая своё грязное платье.

- Уф! Ну и вонище. Ты давно мылась?

- Не помню. Может год назад, или два.

Валик с брезгливостью отступил назад, слегка наклоняясь и заглядывая Ларисе между ног.

- Дерьмо! У тебя там какие-то маленькие черви.

- И что?

- Да ничего. Слушай, иди нахрен.

- А как же...

- Я тебя такую трахать не стану. Ты чем-то больна.

- Мы все больны.

- Да, верно. Но мне бы не хотелось иметь вот таких червей у себя в члене.

- Какая разница? У тебя рак лёгких. Ты не проживёшь и трёх месяцев.

- Да, но это мои три месяца. А теперь, отвали.

Валик, скривив свою изможденную рожу, пнул девушку в зад. Не удержавшись, Лариса клюнула носом, уткнувшись в кучу засохшего дерьма.

- Пожалуйста! - взмолилась она, наконец, проявив какие-то чувства. - Мне очень нужен порошок!

Лариса обернулась, но Валика рядом к этому времени уже не было.

Шмыгнув соплями, Лариса поднялась на ватные ноги, держа путь по улице, к мусорным бакам, которые давно никто не убирал. Остановившись возле них, окинула взглядом смятые бумажки и прочее дерьмо. После, уставилась на надпись, что была выведена красной краской над баком.

"Белое братство. Вступай в наши ряды".

И ниже:

"Лера! Я твою задницу буду помнить всегда".

Ещё ниже:

"Я делаю минет, и этим горжусь. Света".

В переулке остановилась БМВ последней модели. Одна из дверей приоткрылась, и из салона вывалилось девичье тело, изуродованное, изрезанное. Голова шмякнулась об асфальт, а пустые, мёртвые глаза уставились в пустоту. Водитель ударил по педали, и автомобиль рванул вперёд, разбрызгивая из-под колёс грязь.

Лариса, приблизившись к телу, уселась на корточки, внимательно изучая лицо с неподвижными чертами. На правой скуле хороший синяк, как впрочем, и под глазом. Рот с жёлтыми зубами приоткрыт, и из него вывалился распухший язык, устроившись на щеке подобно гигантскому червю. По-видимому, над девушкой долго издевались, если судить по телу, а потом просто взяли и задушили. Впрочем, ничего необычного. Такое происходило сплошь и рядом. В мире, который давно сошёл с ума, и который катился к своему завершению, убийство являлось нормой.

Взгляд Ларисы скользнул дальше, мимо тела, остановившись на камне с острым концом. Рука сама потянулась к нему, беря в ладонь.

Девушка выпрямилась, а потом направилась в обратный путь. Она подумала о том, почему другим можно, а ей нет? В нынешнем мире, где нефти почти не осталось, как и воды, она можёт делать всё что захочет.

Валик стоял на прежнем месте, дымя очередным косяком. Увидев девушку, он поморщился. На его лице без труда читалось отвращение. Наверное, он вспомнил тех самых червей у неё между ног.

- Ты чего припёрлась? - начал, было, он, но неожиданно смолк.

Рука Ларисы взметнулась вверх, а потом резко опустилась. Острый конец встретился с черепом Валика. Послышался чавкающий звук, когда острие пробило правый глаз. Торговец отшатнулся, не веря тому, что сейчас произошло. Его штаны мигом стали мокрыми.

- Ты...

Новый удар. Брызнула кровь. Лариса проглотила бурую жидкость, продолжая наносить всё новые и новые удары. Лицо Валика превратилось в кровавое дерьмо. Острие камня покрылось кровью, прилипшими волосами и частичками плоти.

Наконец, силы покинули Ларису. Девушка, выпустив оружие, сунула окровавленную руку в карман и извлекла из него голубоватый порошок, что находился в пластиковом пакете. Теперь ей этого наркотика хватит на пару дней. Жаль, конечно, что торговец не держал больше.

Мазнув равнодушно по трупу, девушка, прижимая пакет к впалой груди, поспешила обратно домой, внимательно оглядываясь, чтобы не дай бог никто у неё не увидел драгоценность. Она была довольно, и одновременно несчастна. Ещё один день прожит, а значит, что впереди ждёт следующий.

2. Удобно устроившись на скрипучей кровати, Марк с интересом изучал пожелтевший от времени журнал. Этот номер, что находился в руках, вышел лет сорок назад, никак не меньше. Парень бегал глазами по строчкам, впитывая в себя научные достижения прошлого. Особенно его заинтересовала одна статья, о первом полёте человека на Марс. В ней были описаны все трудности такого дальнего путешествия, а затем и посадка на красную планету. 'Интересно, - подумалось ему, - а как там живут люди на лунной базе. И вообще, в орбитальных городах?' Марк довольно часто размышлял о всяком. Его интересовали глубины космоса, смысл бытия и всё в этом роде. Парень со вздохом отложил журнал, аккуратно кладя его на стол, который был весь в грязных потёках. Он почмокал губами, ощущая в горле сухость. 'Когда же я пил воду? Вчера? Ну да, вчера. Ведь ночью я находился в берлоге у Лунатика'. На окне жужжала муха. Марк внимательно проследил за ней взглядом, пытаясь предугадать, куда насекомое двинется в следующий момент. Взмах руки, хлопок, и муха лежит у него на ладони. Губы Марка растянулись в довольной ухмылке. Он закинул насекомое к себе в рот, пережёвывая тельце теми остатками, что назывались жевательными зубами. - Мало, - пробурчал он, громко отрыгивая. Пружины на видавшей виды кровати жалобно скрипнули, когда парень поднялся, почёсывая тощий живот под майкой. Он какое-то время тупо стоял, таращась в одну точку, а потом медленно, как бы неохотно, двинулся прочь из комнаты. За дверью находилась прихожая. Возле порога спал его отец, уткнувшись мордой в собственную блевотину. - Опять обоссался, - буркнул сын, переступая через тело отца. Пройдя на кухню, Марк остановился, бросив взгляд на материнскую спину. Та стояла к нему спиной, уставившись в окно, держа в одной руке замызганный вибратор, а в другой дымящуюся сигарету. Кожа на спине была покрыта многочисленными оспинами и гнойниками, по которым ползали мухи. - Есть чего пожрать? - поинтересовался сын, хотя и знал ответ наперёд. - Если найдёшь, то сожри, - буркнула мать, не оборачиваясь. Марк осмотрел скудную обстановку в кухне, заглядывая в пустые кастрюли, в которых поселились маленькие пауки. - А вода есть? - А кто за ней ходил? - Ну, вчера же кто-то ходил? - Так вчера и выпили. А если у тебя сушняк, то бери вёдра и чеши на колонку. - Там же очередь. Мне до вечера придётся стоять. - Твои проблемы. Заметив ковш на печке, Марк придвинулся ближе, втягивая в себя вонь от той штуки, что в данный момент булькала на огне. - Чего это за дрянь? - Не твоё дело. - Ты чё, снова залетела? Мать, отвернувшись от окна, двинулась к сыну. Её единственная грудь покачивалась из стороны в сторону, изрезанная синими венами. Другая же отсутствовала. Её пришлось удалить два года назад, когда она начала гнить. Приблизившись к ковшу, женщина принялась размешивать вибратором, не обращая внимания на то, что резина плавилась, слезая пластами в это варево. - На жрачку не сильно смахивает. - Отвали. Хлопнула входная дверь. Мимо промелькнул силуэт младшей сестры. Похоже, что у Лариски было нечто интересное, что она с такой осторожностью прижимала к себе. Плюнув в то дерьмо, что варилось, Марк под вопли матери направился прочь из кухни. На мгновение остановился, чтобы обыскать карманы обоссанных штанов отца. Как и ожидал он, ничего интересного не было. Носовой платок в засохшей крови, и ещё какие-то клочки бумаги. Пнув отца под рёбра, одновременно с брезгливостью вытирая руки, Марк открыл дверь одной из комнат. На полу сидел Кирилл, младший из детей. Из его приоткрытого рта тянулась тонкая нить слюны, а глаза тупо, как-то странно смотрели в одно место. Не обратив внимания на братишку, Марк отпихнул малого в сторону, приближаясь к сестре. - Чего там у тебя? Лариса затрясла своей большой головой, которая держалась на тонкой шее. - Ничего. Отвали. - Сейчас как отвалю! Потом зубов недосчитаешь! - Пошёл нахер! Носком своего старенького кроссовка, Марк не сильно пнул сестру в живот, но этого вполне хватило, чтобы та согнулась пополам. - Ух ты! Это же порошок? Где взяла? - Отдай! Это моё! - Было твоё, стало моё. - Отдай! - Ты кого завалила? Е*ть, сколько на тебе крови. Лариса вскочив, вцепилась зубами брату в руку, больно кусая. Её глаза горели ненавистью и безумием. - Ах ты, сука! Марк с размаху двинул Ларису в лицо. Хрустнул нос. Из ноздрей показались кровавые пузыри. Но девушка, по-видимому, не собиралась отступать. На четвереньках, что тебе пёс, она ловко подползла, снова вцепляясь зубами, но на этот раз в бедро. - Ну, дрянь! Марк опустил кулак на затылок, а потом и на позвоночник. Лариса хрюкнула, отлетая от пинка в тощий живот. - Да здесь хватит на пару дней, - ухмыльнулся парень. - Дай! Дай! Дай! Сестра протягивала обе руки. Она сейчас походила на умирающую, которая требует последнего глотка воды. - Чего тебе дать? - Дай! Дай! Дай! - Чего? - Моё. Дай. Марк поразмыслил, а потом, в конце концов, утвердительно кивнул. - Ладно. Все-таки ты моя сестра. Чёрт с тобой. Бери один пакетик. С этими словами, старший брат бросил Ларисе, как какую-нибудь подачку, пакетик с голубоватым порошком. - Могла бы сказать и спасибо. Но девушка уже не слышала. Она трясущимися руками открыла края пакета, засовывая вовнутрь указательный палец и извлекая наркотик. Поднесла вначале к одной ноздре, а потом и к другой. Втянула. Её глаза закатились от удовольствия, а рот с редкими зубами приоткрылся, показывая синеватый язык. - Е*ть! - крякнул парень, наблюдая за этим зрелищем. Он посмотрел на содержимое пакета, которое находилось у него в руке. Потом перевёл взгляд на сестру, которая к этому времени успела отключиться, улегшись прямо на грязном полу, среди тараканов и каких-то личинок. Марк развернулся и вышел прочь, останавливаясь лишь в своей комнате, рядом с кроватью. Его глаза мечтательно закатились. Он представил, как сегодня с друзьями оторвётся. - Что там у вас за херня происходит? - поинтересовалась мать, сунувшись в комнату сына. - Иди в жопу, - буркнул Марк. Женщина какое-то время смотрела на сына, сверля его некогда красивыми глазами, а теперь пустыми, как и у многих. Потом пожав плечами, развернулась и вышла, громко хлопнув дверью. Марк подошёл к окну, разглядывая унылый вид, что открывался за пыльным стеклом. Где-то стреляли. Впрочем, самое обычное дело. Кто-то кричал. Также ничего странного. Визжали противно сирены. Под окном промчался полицейский автомобиль, покрытый пластинами брони. Человек, который не успел отойти в сторону, отлетел на тротуар, упав изломанной куклой. - Что там за херня? Марк придвинулся к окну, пытаясь разглядеть, куда умчался автомобиль. Не увидел. Сплюнув, парень плюхнулся задницей на кровать, ощущая, как пружины впиваются ему в пятую точку. Извлёк из ящика древний планшет, входя в ЕМС. Сеть отсутствовала. Парень выругался. Он-то хотел написать Лунатику, что появился порошок, а значит, вечером они смогут встретиться. Не судьба. За дверью послышалось некое движение, шорох, а потом вопли матери. Она что-то визжала, неразборчиво, дико. - Ну что ещё? - вздохнул парень. Отбросив планшет, Марк поднялся, не забыв сунуть пакетик к себе в карман. Приблизившись к двери, он открыл её, высовываясь наружу. Так и есть. Что-то происходило в комнате Ларисы. Именно из неё вопила мать. Переступив через тело отца, Марк прошёл прихожую, заглядывая вовнутрь. Его глаза округлились от изумления. На полу, по-прежнему лежала его младшая сестра. Её веки были закрыты, а рот слегка приоткрыт. Над ней склонился Кирилл, братишка девяти лет. Задрав Ларисе платье, мальчик вгрызался зубами в живот, откусывая кусок за куском. Его губы и щёки были в крови. Глаза смотрели в одну точку, не обращая внимания на удары, что сыпались со стороны матери. Женщина пыталась оттащить младшего из сыновей, но тщетно. - Да помоги мне, мать твою! - взвизгнула она, заметив на пороге Марка. Тот кивнул и шагнул вовнутрь. Приблизившись к Кириллу, Марк с силой пнул его под рёбра. Худое тело братишки отлетело к дальней стене. Но не прошло и пары секунд, как тот снова вскочил, начиная двигаться на людей. Ему преградила путь мать, расставив в стороны руки. - А ну стой, маленький уродец! Кирилл ловко, подобно обезьяне, подпрыгнул и вцепился окровавленными зубами своей родительнице в горло. Та широко распахнув глаза, изумлённо глядела на Марка, как будто именно он пытался откусить от неё кусок плоти. А потом хлынула кровь. Женщина повалилась, судорожно дёргая ногами, вцепившись младшему сыну в волосы. Под её телом образовалась лужа мочи, смешенная с собственной кровью. Она пыталась сделать что-либо, но все попытки оказывались провальными. Марк дёрнувшись, помчался обратно в свою комнату, где возле кровати схватил кусок обрезанной трубы. Потом, не мешкая, двинулся в обратный путь. К тому времени, как он вернулся, мать не подавала никаких признаков жизни. Кирилл, удобно устроившись возле неё, впивался своими зубами в единственную грудь, отгрызая кусок за куском от мягкой части тела. Лариса также была неподвижна. Да это и не удивительно. С такой дырой в животе люди не живут. Она умерла, находясь под действием наркотика, так не вернувшись в сознание. - Су-у-ука! Марк размахнулся и обрушил трубу на череп брата. От мощного удара, один глаз выскочил из глазницы, повиснув на нити нерва. Из ушей брызнула кровь, как впрочем, и из носа и рта. Следующий удар. Черепная коробка с противным чавканьем проломилась вовнутрь. Полетели осколки черепа, облепленные волосами. Тело Кирилла завалилось, растянувшись возле мёртвой матери. - Тварь! - орал парень, нанося удар трубой, пиная ногами худое тело, ломая рёбра, руки, ноги. Тело младшего брата дёрнулось раз, потом другой, и замерло. Оставшийся глаз безжизненно уставился на пыльный потолок, который был покрыт многочисленными трещинами. Тяжело дыша, Марк опустил руку с трубой, глядя на три трупа, что лежали возле его ног. Мать, сестра и брат. Их больше не было. Хотя, парень знал, что когда-нибудь это произойдёт, но не таким же образом? В нынешнем мире, мало кто доживал до старости. Если ты не умирал от рака, то погибал от голода, или от чьей-нибудь руки. Утерев выступивший на лбу пот, Марк неверной походкой вышел из комнаты, останавливаясь в прихожей. Нет, его не тошнило от вида покойников. За свои двадцать лет, он видел многое, а бывало ещё и похуже. Марк взглянул на пьяного отца, который продолжал дрыхнуть на полу, возле его комнаты. Покачав своим мыслям головой, и не выпуская трубу, парень направился прочь из квартиры. Он отлично знал, что ему ничего не будет. Властям плевать, что происходило в трущобах. Никто даже не станет расследовать смерть троих людей. Но сейчас, Марку хотелось уйти как можно дальше от этого места. 3. Он не понимал, в чём дело. Почему его брат вначале накинулся на Ларису, а потом и на мать. Создавалось такое впечатление, как будто Кирилл сошёл с ума. Впрочем, наверное, так и было. Но всё же? Марк хлопнул дверью, выходя на лестничную площадку. Из-под ног метнулась крыса, громко попискивая и исчезая на лестнице. - Да чтоб тебя! Достав смятую сигарету, парень закурил, выпуская дым в потолок. Перед глазами мелькали картины того, что произошло пару минут назад. - Бррр. Сплюнув, Марк, по-прежнему держа обрезок в руке, двинулся по лестнице на первый этаж. Оказавшись на третьем, парень остановился, услышав какие-то невнятные вопли, что доносились из-за закрытой двери. Кто-то явно молил о помощи. - Что за денёк. Отбросив окурок, Марк двинул ногой в хлипкую дверь, и та не выдержав такого напора, повисла на петлях. Сделав шаг, а потом другой, парень замер. На полу, лицом вниз, лежала хозяйка квартиры. Это была старушка, которой стукнул полтинник. Её руки со скрюченными пальцами впивались в пол, пытаясь подтащить вперёд своё дряхлое тело. Платье было задрано до спины, показывая сморщенную задницу. На ней сидел мужчина, её муж, который нагнувшись, отрывал куски плоти от ляжки. Из ран хлестала тёмная кровь, забрызгав пол и стены. На щеках у мужчины виднелись кусочки плоти, прилипнув к коже. - Помоги, - прошептала старушка, встретившись взглядом с парнем. Её руки вытянулись вперёд, как будто Марк собирался её ухватить и вытащить из беды. Но нет. У него таких мыслей не было. Он просто стоял и смотрел, как сумасшедший пожирает тело. Ладно бы мёртвое, но ещё живое? Нет уж. С миром явно творилось что-то неладное. Марк, как зачарованный наблюдал за этим действием. Мужчина снова нагнулся, впившись в старческую ногу, а потом вырвал небольших размеров кусок. - Пожалуйста, - проскрипела хозяйка квартиры. Сумасшедший, оторвавшись от своей трапезы, воззрился совершенно тупым взглядом на молодого человека. Его глаза абсолютно ничего не выражали. Марку подумалось, что этот мужик выглядел, как и его брат, Кирилл. Такое же выражение, и также жрал плоть. Молча поднявшись, мужчина двинулся на Марка, наступив ногой на спину своей жене. Пройдясь по ней, он ускорился, выбрасывая вперёд руки, чтобы схватить свою жертву. Его губы расползлись в стороны, открывая окровавленные зубы, где в щелях застряло мясо. Человеческое мясо. Марк отпрыгнул назад, выскакивая на площадку. Взмахнув обрезком, он нанёс мощный удар, который угодил по плечу. Сумасшедшего отбросило к стене. Марк не мешкая, снова треснул. Голова, будто на шарнире, дёрнулась и вернулась обратно. - Стой, мать твою! Оттолкнувшись от стены, мужчина бросился на парня, вцепившись пальцами в майку. Марк ощутил запах свежей крови, которая ударило ему из приоткрытой пасти нападавшего. Оба врезались в соседскую дверь, отпружинив от неё. По другую сторону послышался испуганный визг. По-видимому, кто-то внимательным образом наблюдал за всем происходящем на лестничной площадке. Марку, наконец, удалось отпихнуть высохшее тело мужчины. Этого было вполне достаточно, чтобы размахнуться и опустить обрезок на голову. Влажный хруст. Сумасшедший осел, а потом плюхнулся на колени, как будто собирался молиться. Из его рта тонкой струйкой вытекла кровь. А уже через секунду он вырвал тем, что успел сожрать у своей жены. Куски плоти плюхались на пол, находясь в луже крови и блевотине. Не дожидаясь, когда секундный перерыв закончится, парень принялся молотить обрезком трубы по голове, туловищу, превращая человеческую плоть в кровавое дерьмо. - Как тебе! - орал парень. - Ну, скажи? Нравится, сука ли тебе? Дёргающееся тело не ответило, да и не могло при желании ничего сказать, так как от лица почти ничего не осталось. Харкнув на сумасшедшего, Марк переступил через тело, мазнув взглядом по старухе, которая продолжала лежать на полу. По-видимому, хозяйка квартиры скончалась, не выдержав мучений. Тряхнув головой, Марк быстро заспешил вниз по лестнице, не горя желанием встретиться с кем-либо ещё. Ведь его силы не вечны. Оказавшись на первом этаже, парень остановился возле треснутого зеркала, внимательным образом изучая собственное отражение. Бледное лицо. Испуганный взгляд. На лбу капли крови. Конечно же, не его, а сумасшедшего. Стерев их, Марк удобнее взял трубу, с которой не собирался расставаться. Выйдя на улицу, поглядел на лиловое небо, что нависло своей громадой над городом. Ему хотелось верить, что не пойдёт дождь. Но похоже, что так и будет. Тучи вроде расползались в стороны, давая проход лучам солнца. Марк огляделся. В двух десятках метрах от него, стоял голый человек, мужчина, у которого на груди была выведена надпись: 'Я устал жить в дерьме'. К нему неспешно приблизились два полицейских, которые ему что-то сказали. Тот ответил в грубой форме. Появились дубинки. Мужика принялись лупить. Тот плюхнулся на асфальт, прикрывая голову руками. Брызнула кровь из рассечённой кожи. Наконец стражи порядка утомились, отходя на пару метров, оставляя за спиною бездыханное тело. Один из полицейских мазнул глазами по Марку, и по окровавленной трубе, что находилась в его руке. Ничего. Тот даже не задержался, чтобы узнать, в чём дело. И не удивительно, если вспомнить, что происходило в этом мире за последние два десятка лет. - Уроды, - буркнул парень, переводя взгляд на лежавшего мужика. Несчастный не подавал никаких признаков жизни. По-видимому, парни слегка перестарались. Но Марк не собирался подходить и выяснять, жив ли тот? Собственно, ему было глубоко плевать. А если принять те события, которые произошли совсем недавно, то это ещё и опасно. Пройдя с квартал, Марк увидел ту же картину, что происходила у него дома. На пятом этаже открылось окно, из которого высунулась женская окровавленная голова. Она быстрым взглядом оглядела пустую улицу, а потом на какой-то миг исчезла. Вскоре появилась, поставив на подоконник двух малолетних детей. Оглянулась. Затем, не мешкая, столкнула своих чад вниз. Оба ребёнка полетели, кувыркаясь в воздухе, и вскоре шмякнулись об асфальт. За ними последовала и их мать. Она с диким визгом шагнула в пустоту, широко раскинув в стороны руки, будто те могли превратиться в два крыла. Женщина плюхнулась с влажным звуком, лёжа на асфальте бездыханная. Марк поднял взгляд, и увидел окровавленное лицо мужчины, что смотрело вниз с того злополучного окна. Похоже, что ситуация становилась ясной. Муж, или кто это там высунулся, заболел некой дрянью, что и Кирилл, а потом накинулся на свою семью. Женщине каким-то образом удалось спасти себя и своих детей, спрятавшись в одной из комнат. Но, как известно, везение не может длиться долго. Выход был заблокирован, а мужчина ломился в дверь. Женщине ничего не оставалось, как поступить так, как она сделала. Хотя, было не понятно, на что она рассчитывала. Если бы даже все они остались в живых, то с переломанными ногами далеко не уползти. И да, вряд ли им кто-нибудь помог. Равнодушие, вот главное правило нынешнего времени. Оставив у себя за спиной три тела, Марк покинул злополучный квартал, выходя к теневому рынку, где обычно торговали всякой всячиной. Здесь можно было приобрести мясо, абсолютно любое, если конечно, было чем платить. Также у торговцев имелось оружие, наркота, правда, гораздо дороже, чем у уличных барыг. Ну и конечно тела. Орды шлюх предлагали своё тело, суля сказочный секс. Вот только после такого секса нужно понимать, что здоровым трудно остаться, так как девчонки имели целые букеты болезней. На удивление, рынок был закрыт. Точнее, он был открыт, вот только на нём никого не было, если не считая пары Колек, что торговали какой-то рванью. Марк с удивлением осмотрел пустые ряды, покачивая головой. Ещё самый разгар дня, и такого он припомнить не мог, чтобы торгаши отсутствовали. - Что происходит? - поинтересовался он, приблизившись к одному из Колек. - Где все? Тот пожал плечами, втянув соплю в ноздрю. - Нет. - Это я и сам вижу, мать твою. - Ты разве не слышал? - О чём? - А той херне, которая происходит в городе. Поговаривают то ли о вирусе, то ли ещё о каком-то говне. - Не, не слышал. - Короче, толком никто не знает. Ещё утром, здесь произошло побоище. Вон, видишь следы крови? Марк поглядел в указанном направлении, и действительно заметил в нескольких десятках метрах от себя бурые следы. - И что? - Один из этих гон*онов, ну, ты понял о ком я, накинулся на Майка. - Да, пидары совсем оборзели, - встрял другой торгаш. - Захлопнись, - рявкнул первый, которому хотелось рассказать. - И так, короче, этот урод загрыз Майка. Он вцепился ему зубами в горло, и принялся рвать зубами, что тебе дерьмовая собака. Хлынула кровища, и всё такое. Майк подох, как впрочем, и этот ублюдок. - А потом пришли другие, но уже не пидары, - попытался вставить своё слово мужичонка. - Да заткнись ты, ушлепок! Первый торгаш обернулся к парню, снова втягивая в себя соплю, которую какое-то время жевал, и наконец, выплюнул. Та с влажным шлепком плюхнулась на асфальт. - Скажу тебе парень. Происходит какое-то дерьмо. Может, это правительство наконец решило от нас избавиться, очистив города от крыс. - Если они очистят города от крыс, то кто станет в них жить? - поинтересовался его коллега. - А никто. Им насрать. Запустили некую дрянь в водопровод, зная, какая напряжёнка с водою, и что обязательно люди выпьют воды. Они смогут избавиться от нас всех, умертвив одним махом. Ведь чистюли эту водичку не пьют. - Да ну, говно какое-то. - Сам ты говно. Марк больше не стал слушать, махнув на торговцев рукой. Ему было понятно, что сумасшествие происходило не только у него в квартире, но и в некоторых местах. И да, возможно всему виною была вода, или нечто другое. Ему собственно, плевать. Конечно, жизнь в трущобах была дерьмовой, и очень часто жить не хотелось, но умирать такой скотской смертью, желания не было. Марку совсем не улыбалось бегать с потухшим взглядом по улицам, выискивая себе кусок плоти пожирнее. Оставив у себя за спиной рынок, Марк двинулся по улице, внимательно разглядывая примыкающие дома. Мало ли что? Выскочит какой-нибудь сумасшедший и вцепиться в горло зубами, что не оторвёшь. Лучше быть начеку. Марк продолжал двигаться вперёд, слыша время от времени душераздирающие вопли, которые доносились из подъездов и окон. Парень уже знал, куда направляется. Ему нужно повстречаться со своими друзьями, чтобы обсудить, что делать дальше. 4. Впереди показался парк. Или то, что некогда было парком. Говорили, что в давние времена, здесь буйно цвела растительность. А сейчас, кроме жухлых сорняков, ничего не было. Перейдя дорогу, Марк углубился в парк, то и дело, встречая мёртвые, растерзанные тела. Конечно, здесь и раньше встречались трупы, но не в таких количествах. Изуродованные, обезображенные тела были абсолютно везде. Из кустов торчали чьи-то ноги, явно принадлежащие мужчине, если судить по волосяному покрову. Возле каменного столба лежала девушка с разорванным животом. Её глаза с изумлением глядели в небеса. Из жуткой раны в брюхе, вывалились внутренности, которые, по-видимому, несчастная пыталась запихнуть обратно. Но всё тщетно. Она была не жильцом на этом дерьмовом свете. Марк смотрел на тела, ещё тела, и опять тела. На холме показался человек, абсолютно голый, державший в руках голову ребёнка. Он, то и дело вгрызался зубами в лицо, отрывая кусок за куском. - Дерьмо! Подняв свой обрезок, чтобы дать отпор, парень замер, когда увидел новых сумасшедших, что появлялись и останавливались рядом с первым. Их было никак не меньше дюжины. Теперь о нападении, по крайней мере, с его стороны, не было и речи. Марк развернувшись, побежал по асфальту, то и дело оборачиваясь. Как он и опасался, бешеные рванулись за ним. Кто-то из них держал в руке камни, другие же, кости, что явно принадлежали не животным. Да и где можно в нынешнее время найти хотя бы какое-нибудь животное? Конечно, были специальные фермы, где разводился скот, но всё это находилось далеко за городом, под приличной охраной. Если хочешь мясо, то нужно хорошо заплатить. Ведь это была не крысятина, и даже не человечина. Свернув за ближайшим зданием, которое некогда являлось кинотеатром, Марк двинулся в сторону выхода, видя со своего места многоэтажные дома, что возвышались за забором. Погоня продолжалась. Марк, тяжело дыша, бежал изо всех сил. Ему хотелось, чтобы на пути попался какой-нибудь из людей, не заражённый, чтобы тот отвлёк внимания сумасшедших на себя, тем дав возможность ускользнуть. Оставив позади парк, Марк выскочил на улицу, с облегчением узрев нескольких парней, что двигались по пустой дороги. Троица замерла, когда заметила Марка, и бегущих за ним каннибалов. Резко свернув, парень бросился в проулок, слыша за спиною вопли тех, кому не повезло столкнуться с дюжиной преследователей. Пробежав около сотни метров, Марк наткнулся на ещё одного заражённого, который преградил ему путь. Это была женщина в грязном халате. Она уставилась на парня тупым, равнодушным взглядом. Её руки разошлись в стороны. Она походила на футболиста, который должен поймать мяч. Марк увидел, как халат разошёлся в стороны, открывая две сморщенные груди с почерневшими и загнутыми вверх сосками. Живот и пах был покрыт гнойниками. Зарычав, парень врезался в преграду, сметая сумасшедшую напрочь. Оба покатились по дорожному покрытию, кувыркаясь. Вскочив, Марк принялся лупить обрезком в лицо, ломая нос, челюсть. Сумасшедшая скребла ногтями по его майки, пытаясь вонзить пальцы в плоть. Марк стряхнул её руки с себя, окончательно выпрямляясь. А потом, подпрыгнув, опустился ногами женщине на живот. Изо рта рванула кровь, а кости захрустели. Перехватив удобнее обрезок, парень вонзил острие в горло, пронзая насквозь, да так, что конец скрежетнул об асфальт. Хрипя, сумасшедшая забилась в конвульсиях, царапая изломанными ногтями дорожное покрытие. Но Марк на это уже не обращал внимания. Его больше не волновало, что происходило у него за спиной. Он помчался дальше, сворачивая на проспект. Обогнув несколько автомобилей, которые стояли брошенными, парень завернул за магазинчик, останавливаясь, чтобы перевести дух. В горле у него клокотало. Воздуха не хватало. Утерев со лба капли пота, Марк осмотрелся. Не далее, чем в паре метров от него лежало разорванное тело мужчины. Впрочем, они были также и на самом проспекте. Трупы находились на дороге, возле подъездов домов, в автомобилях. Никто из них не подавал признаков жизни. Хотя нет. Он заметил, как один парнишка пытался ползти, подтягиваясь на руках. Ноги у него отсутствовали. За ним тянулась кровавая полоса. Кровь толчками выплёскивалась из обрубков. Наконец переведя дух, Марк, переступив через мертвеца, побежал дальше. Ему пришлось оставить позади ещё два квартала, чтобы достигнуть нужного места. Спрятавшись за грудой мусора, парень переждал, пока толпа сумасшедших промчится мимо, направляясь в одном им известном направлении. Потом выпрямившись, Марк пересёк дорогу, входя в подъезд. В нос ударил запах мочи и свежей крови. Под ногами захлюпало. В полумраке, Марк заметил человека, который прислонился к стене. Он был мёртв. Его ноги были широко расставлены, а в том месте, где раньше находился пах, было какое-то месиво из крови и пожёванной плоти. Сплюнув от брезгливости, парень поднялся на второй этаж, стараясь особо не задерживаться в подъезде. Мало ли что? Ему совсем не хотелось встречаться с новыми безумцами, что могли выскочить из двери, которых было по четыре на этаж. Остановившись на площадке, Марк прислушался. Где-то наверху кто-то вопил от страха, или боли. Но за дверью, перед которой он стоял, всё было спокойно. Постучав несколько раз, парень принялся ждать. Через пару секунд по ту сторону послышался шорох. Явно кто-то прислушивался. - Открывай. Ещё миг, а потом замок одиночно клацнул. На пороге появился Лунатик. В руке тот держал топорик с деревянной ручкой. - Уф! Это ты. Марк вошёл в квартиру, захлопывая за собой дверь. - Марк, что происходит? - Не знаю, - покачал парень головой, двигаясь в сторону кухни. - У тебя есть что пожрать? - Так вчера всё сожрали. - А выпить? - Так вчера всё выжрали. - Дерьмо. - Если хочешь, есть вода. - Вода? - переспросил Марк. - Угу. А что? Парень устроился на маленькой кухне, усевшись на трехногий табурет. - ты пил воду? - Хм... - замялся Лунатик, явно вспоминая. Он прислонил топорик возле стены, потирая заросшую щетиной скулу. - Нет, не пил. - Это хорошо. - Ты думаешь, что всё это говно началось из-за воды? - Я ничего не думаю. Откуда я могу знать, мать твою? - А чего тогда спрашиваешь? - Просто. Марк достал сигарету, закуривая. Он оглядел грязную посуду, которая не мылась годами. По тарелкам ползали тараканы, а кастрюли покрывала паутина. - Что-нибудь слышал о наших? - Эрик здесь, у меня, - ответил Лунатик. - А килька и Лёха, не знаю. - Эрик здесь? - Ну да, вот только... - Что? - С ним происходит какая-то чертовщина. Отбросив сигарету, Марк вскочив со своего места, рванул в единственную комнату, останавливаясь на пороге. Он уставился на друга, который сидел на полу, прислонившись спиной к старенькому шкафу. Изо рта стекала тонкая нить слюны, а взгляд был потухшим. 'Прямо как Кирилл', - пронеслась в голове мысль. - И давно он так сидит? - Ну, с самого утра. Когда вы все разошлись, Эрик вернулся обратно примерно через час. Он пожаловался на боли в животе и ещё, что трещит башка. - Он пил воду? - Да откуда же я знаю? - А что говорил? - Да ничего. Просто уселся у меня, и всё. Лунатик почесал себе пах, задумчиво глядя на друга. - Ты думаешь, что это, то самое? - Не знаю, но наверное. По крайней мере, так было с моим братом. - И что же нам делать? Может, прибить его? - Прибить? - протянул Марк. В этот миг в дверь постучали. Оба друга переглянулись, а потом не сговариваясь, двинулись в коридор. - Кто? - поинтересовался Лунатик. - Я, - было ему ответом. Марк взял удобнее обрезок, пока его товарищ отпирал замок. В дверях появился Лёха, уставившись на друзей. - Вы оба здесь, - констатировал он. - Угу. Все прошли обратно на кухню. Марк уселся на свой табурет, а Лунатик устроился на подоконнике, дымя самокруткой. Лёха же прислонился к дверному косяку, держа в руке металлический прут. Выяснилось, что никто из троицы толком не знал, что происходит в городе. Да, говорилось о заражённой воде, но ещё и много о чём. - А где Килька, ты не знаешь? Лёха отрицательно покачал головой. - Не, не знаю. Мы с ним расстались возле ломбарда. Ну, того, что возле бывшей ратуши. - Что нам делать дальше? - задал главный из вопросов Лунатик. Марк задумался, почёсывая свою козлиную бородку. - Это хорошее время, - подал голос Лёха. - Почему? - не понял Лунатик. Он стряхнул пепел на пол, следя за тем, как двое заражённых набрасываются на женщину с ребёнком, которая пыталась пересечь улицу и спрятаться в одном из подъездов. - Ну как же? Сколько добра можно взять. Пустые квартиры и всё такое. Вы понимаете, о чём я? - Мародерка? - Ага! - Да что брать у крыс? - поморщился Марк. - У них ничего нет, кроме собственного дерьма. - А если нагрянуть к чистюлям? - Угу, так тебя туда и впустили. Они сидят под хорошей охранной. Им насрать, что происходит за стеною. - Ты думаешь? - Не знаю. Просто предположил. Марк потянулся, разминая мышцы. В этот миг в коридоре послышался шорох. Все взгляды устремились в том направлении. Из темноты появилась высокая фигура Эрика. - Здоров... - начал, было, Лёха, но умолк. Эрик, как страстный любовник из древних книг, обвил руками своего товарища, а потом впился... Нет, не поцелуем. Его зубы вонзились в нижнюю губу, откусывая её напрочь. Лёха тонко завизжал, пытаясь оттолкнуть нападавшего. - Бля-я-ять! - заорал Лунатик. Табурет отлетел в сторону. Марк вскочив, замахнулся обрезком. По подбородку у Лёхи стекала кровь. Эрик, или то, что раньше им было, снова и снова вгрызалось в лицо, продолжая удерживать своего бывшего товарища. Марк не мог нанести удар, чтобы не задеть друга. - Уйди! - орал он, размахивая трубой. - Прочь! К кому он обращался, парень и сам бы сказать не мог. К Лёхе, чтобы тот не мешал, или к Эрику. Со спины подкрался Лунатик, который и нанёс удар своим топориком. Лезвие вонзилось в затылок, входя вовнутрь, выпуская наружу тёмные брызги из раны. Руки Эрика разжались, и Лёха плюхнулся на колени, держась за изуродованное лицо. Между пальцев сочилась кровь. Лунатик попытался вытащить топор, но тщетно. По-видимому, острие вошло слишком глубоко. Эрик развернулся к парню, и рукоять выскользнула из ладони Лунатика. Так с торчащим из затылка топором, их бывший товарищ надвинулся на новую жертву. Но здесь уже мог действовать Марк. Парень размахнулся, и опустил обрезок на голову. Он уже понял, что самое уязвимое место, это не руки, не ноги и даже не туловище. Нужно было бить в голову, и ни как иначе. Труба опустилась на череп, а потом ещё разок. Топорик выскользнул из затылка, звонко ударившись о каменный пол. Эрик слегка просел, а потом и вовсе плюхнулся на колени, пытаясь развернуться. Заражённый не издавал никаких звуков вообще. Подхватив своё оружие, Лунатик присоединился к Марку, рубя голову бывшего товарища. В стороны летели осколки кости, ошмётки мозгов. Стены покраснели от крови. Нанеся ещё с десяток ударов, оба парня прекратили лупить, устало опустив топор и обрезок. Поглядели друг на друга, а потом и на тело заражённого, который раньше был их товарищем. 5. - Может, ему на раны надо нассать? - С чего бы это? - поинтересовался Марк, снова усаживаясь на табурет. - Ну, я слышал, - проговорил Лунатик, переводя взгляд с Эрика на Лёху. - Что это обеззараживает. - А тебе бы понравилось, если бы тебе на рожу нассал какой-нибудь хрен? - Мне? Наверное, нет. - Ну вот. Марк взглянул на Леху, который продолжал стоять на коленях, держась за изуродованное зубами лицо. Из его горла доносились булькающие звуки, больше походившие на всхлипы. - Лёха, хочешь покурить? Тот отрицательно покачал головой. - Этот сука меня изгрыз. - Да, и очень хорошо. - Всё так плохо? - поинтересовался товарищ. Марк взглянул на отсутствующую нижнюю губу, часть носа и вырванный из щеки кусок плоти, а потом медленно кивнул. - Угу. Но я видел и гораздо хуже. - Надо бы остановить кровь, - прошамкал Лёха. - Давай я тебе нассу? - снова предложил Лунатик. - Я тебе на ссу, - с угрозой повернулся к товарищу Лёха. - Я тебе твой хер оторву, если ты попытаешься его высунуть. - Ладно-ладно. Марк, поднявшись с табурета, подошёл к одному из углов и помочился в него, наблюдая, как струя мочит стену, которая была покрыта зеленоватой плесенью. - Мне нужны какие-нибудь тряпки. - У меня ничего нет, - покачал головой Лунатик. - Антоха, не тупи, - повысил голос Лёха. Я же сказал, что мне нужны тряпки. Так просто кровь не остановить. - А я тебе говорю, что тряпок у меня нет! - Снимите шмотки с Эрика, - предложил Марк, застёгивая ширинку. - Не-е-ет, - проблеял Лёха. - У него всё в крови. - Так и ты как бы... - усмехнулся Лунатик. - Закрой свою пасть. Марк приблизился к окну, открывая его и выглядывая наружу. Криков стало больше. Казалось, что город стал ещё более пустым, чем был какой-то час назад. По дороге пробежалась группка заражённых, держа путь в один из ближайших подъездов. Никто из них не обратил внимания на молодого человека, который с интересом наблюдал за ними. - Что там? - поинтересовался Лунатик. - Ничего хорошего. Марк обернулся, когда услышал за спиною шевеление. Это Лёха поднялся на трясущиеся ноги и направился прочь из кухни. - Ты куда? - Посмотрю в комнате. Может, чего и найду. - Ну-ну, - усмехнулся Лунатик. - Давай, дерзай. Единственная тряпка, так это мои штаны и футболка, которая на мне. - И что нам теперь делать? - поинтересовался Марк, обращаясь к самому себе. - Ну, я думаю, что надо не покидать хату, - ответил Лунатик, решив, что товарищ спрашивает у него. - Мы дождемся помощи. - От кого? - удивился Марк. - Ну, правительство там, армия. - Какое правительство? Какая армия? Антон, ты как малый ребёнок. Да на нас им наплевать. Помощи не будет. По крайней мере, нам. - Ну, а если... - Без если, - оборвал его товарищ. - Нам они много помогали, до сегодняшнего дня? - Ну... - Если мы хотим спасения, то должны рассчитывать только на самих себя. Никто даже пальцем не шевельнёт, чтобы послать сюда роту, чтобы те отчистили кварталы от заражённых. Чистюли просто укроются за своими высокими стенами, отгородившись от нас. - Это их не спасёт, - сказал появившийся на кухне Леха. Ему все-таки не удалось отыскать ничего, и поэтому пришлось использовать собственную одежду. Лёха оторвал рукав от своей рубашки, обвязав голову. Он теперь походил на бандита из старинных фильмов о ковбойцах. - Это уж точно, - поддакнул Марк. - Высокие стены их не спасут. Рано или поздно, зараза проникнет и к ним. - И что они станут делать? - поинтересовался Лунатик. - Умирать, - пожал плечами Марк. - Я думаю, что надо уходить из города. Марк и Лунатик уставились на Лёху. - Куда? На востоке радиоактивная пустыня, в которой нас ждёт гибель. На севере океан. Разве, что на юг? - Да, именно на юг. Можно укрыться в заповедных горах. Там никогда не было особо много людей. Только дикие животные. По крайней мере, я так читал в одном журнале, который нашёл в мусорном баке. Марк задумался, представляя мысленно их путь, который предстояло пройти. - Это половина страны. - Верно. Но и в городе оставаться нельзя. Ещё день, или два, и мы не сможем отсюда выбраться. Заражённые не позволят нам этого сделать. - Да, - вынужден был согласиться Марк. - Сколько в городе проживает людей? - Более двухсот тысяч. - И сколько из них заразилось? Лёха и Лунатик пожали плечами. - Если эпидемия происходит от воды, то очень много. Под все сто процентов. Ведь, все люди пили воду. - Кроме нас троих, - заметил Лунатик. - Не только. Скорее всего, есть и другие здоровые. - Я говорю о нас. Лёха, ты ведь воду не пил? - Да нет. Только пиво, когда с утра забрёл в бар. - Значит, нам троим повезло. - И так, что нам нужно сделать в первую очередь? Марк извлёк сигарету, выбрасывая смятую пачку, в которой больше не оставалось курева. - Оружие! - нашёлся Лунатик. - Да где ты его возьмёшь? Единственное, что если напасть на патрульных. - Ха! Так они тебе и дались. Скорее всего, мы их уже не найдем. А к участкам приближаться... Нет уж, увольте. Сумасшедших нет. Лёха закашлялся, да так, что на обмотанном вокруг лица рукаве выступила кровь. Его глаза заслезились, а дыхание стало каким-то уж хриплым. - Сейчас бы пожрать, - мечтательно вздохнул Марк. - Или выпить. - У меня есть пиво, - нашёлся Лунатик. - У тебя есть пиво? Ну ты и мудак, Антоха. - Совсем чуть-чуть. Лунатик полез куда-то за стол, и вскоре из груды мусора извлёк литровый баллон, который был закрыт пластмассовой крышкой. - Держал на похмелье. Взяв банку, Марк сделал несколько больших глотков, закатив от удовольствия глаза к потолку. Громко рыгнул. - И мне дай, - протянул руку Лёха. - Подожди, - остановил его Лунатик. Приятель уставился в недоумении на Антона. - Вначале я. Ты же весь в крови. Банку испачкаешь, а главное, напиток. Потом кто станет после тебя пить? - Мудак. - А вдруг ты заразный? - С чего бы это? - Ну, подцепил что-нибудь нехорошее от Марфы. Говорят, что она болеет гнилью. - Это брехня. - Не знаю. Но лучше жди своей очереди. - Мудак. С довольной усмешкой, Лунатик принял от Марка банку, к которой надолго присосался. - Ну, ты это, не слишком там увлекайся! - попытался остановить его Лёха. - Я ведь тоже пить хочу. Лунатик громко рыгнул, утирая мокрые губы. - На, держи, - протянул он банку с остатками желтоватой жидкости. Лёха грязно выругался, но принял напиток, который одним махом и выглушил. Правда, ему пришлось оттянуть ткань рукава, а потом смешно запрокидывать голову, чтобы пиво не разливалось по щекам и подбородку. - Эх! Хорошо! - Да уж, - поддакнул Лунатик. - Было бы хорошо, если бы было ещё. - У тебя случайно в заначке и жрачки не будет? - поинтересовался Марк, поглядывая на груду коробок, что стояли на столе и под. - Не, чего нет, того нет. Да и откуда бы я её взял? Разве что крыс поймать? Да и это вряд ли. Слишком опасно выходить наружу. Лунатик взглянул на Эрика, как бы оценивая. Заметив этот взгляд, Марк отрицательно покачал головой. - Это не вариант. Мало ли в нём какая дрянь содержится? Ты же не хочешь стать таким, как Эрик? - Мертвецом? - Заражённым, - поправил Марк. Лунатик отрицательно качнул головой, беря свой топор и начиная счищать с него остатки плоти и волос. - А у тебя больше нет такого топора? Я имею в виду, ещё одного? Марк взглянул на свой обрезок. - Увы, но нет. Только один. Да и этот я отобрал у одного наркоши, который попытался проломить мне башку. Лёха снова закашлялся, но на этот раз гораздо сильнее. Его согнуло пополам, а в следующий момент изо рта хлынула тёмная кровь. - Дерьмо, - сдавленно проговорил он, борясь, чтобы снова не блевануть. - Да уж, дерьмо, - с отвращением согласился Лунатик. - Ты мне весь пол засрал. - С тобой всё в порядке? Лёха слезящимися глазами поглядел на Марка, а потом медленно кивнул. - Наверное, вчера просто слишком много выпил. Да ещё и это... Он со злостью пнул тело Эрика. - Чёртово говно. Лёха согнулся, и из его приоткрытого рта потянулась красного цвета слизь, повиснув на вязкой нити. Не устояв, приятель рухнул на колени, не обращая внимания на то, что его штаны испачкались в крови Эрика, да и в собственной. Лёху выворачивало всё сильнее и сильнее. - Похоже, ты подцепил эту самую дрянь, - не стал ходить вокруг да около Лунатик. - Заткнись! - прорычал товарищ. Марк, как бы между прочем положил ладонь на свой обрезок, показав взглядом, чтобы и Лунатик сделал также. Тот с пониманием кивнул, перехватывая топор поудобнее. - Эрик, гнида, - выдавил из себя Лёха. Он умолк, закатив глаза. Его тело рухнуло, судорожно дёргая руками и ногами. Изо рта повалила кровавая пена. - Что будем делать? - спросил Лунатик, делая пару шагов от бьющегося в судорогах приятеля. - Кончать, - решил Марк. - Если мы этого не сделаем, то может быть хуже. Лунатик кивнул, а потом быстро шагнул к товарищу. Взмахнув топором, он обрушил лезвие на шею, которое с хрустом вонзилось в плоть. Брызнула кровь. Антону, по прозвищу Лунатик, понадобилось всего пара ударов, чтобы прикончить Леху. Голова почти отделилась от тела. Лишь нитки чего-то непонятного продолжали всё ещё связывать друг с другом две эти части. Лунатик выпрямился, убирая топор. Он бросил короткий взгляд на тело, а потом и на Марка. Последний согласно кивнул. - Эх! Жаль. Только пиво зря потратили на Лёху. Если бы знать... Марк перешагнул через тела, направляясь в единственную комнату, плюхаясь задницей на диван. Он, было, полез в карман за сигаретами, но вспомнил, что тех больше нет. - Что станем делать с телами? - спросил Лунатик, входя следом. - Ничего, - буркнул Марк. - Пускай лежат на кухне. Мы все равно уходим отсюда. Из города. - На юг? - Ну, по крайней мере, постараемся, а там видно будет. - Угу. - А ты давай, собирайся. - А что мне собираться? Всё на мне. - И все-таки жаль Лёху. И Эрика. У нас бы четверых было гораздо больше шансов, чем у двоих. - Что поделаешь, - развёл руками Лунатик. - Судьба. - Ладно, хрен со всем этим. Нужно выбираться, а не мять жопу на диване. Марк поднялся, направляясь из комнаты. Он лишь на мгновение остановился, бросив короткий взгляд на двух своих друзей, которые так и останутся лежать на кухне. Лёха и Эрик. А ещё где-то был и Килька. Но как Марк подозревал, последнего, скорее всего уже не было в живых, если судить по тому, что происходило на улицах. 6. Открыв дверь, Марк наткнулся на заражённого. Тот как раз в этот момент, по-видимому, брёл мимо, спускаясь с верхнего этажа. Увидев человека, тварь оскалилась и, не мешкая, бросилась в атаку. - Осторожно! - только и успел выкрикнуть парень. Заражённый налетел на Марка, повалив того с ног. Оба покатились, остановившись лишь возле ног Лунатика. Тот недолго думая, опустил свой топорик на черепушку. Брызнули мозги, когда лезвие вонзилось в кость. Тяжело дыша, Марк скинул с себя мёртвого гада, поднимаясь на ноги. Осмотрев себя, облегчённо вздохнул. Перед глазами появился Лёха, которого покусал Эрик. Приятель превратился в такого же монстра, как и те, что сейчас бегали по улицам с потухшим взглядом. Но к счастью, Марк не был ранен, и это было просто чудом. - Там внизу эти твари! - заорал Лунатик, перегнувшись через перила. Он тыкал своим окровавленным топориком, указывая на четверых заражённых, что двигались в их сторону. - Не справимся. Давай наверх. Марк первый стал подниматься по ступеням. Третий этаж. Четвёртый и пятый. Пустая площадка. К счастью им никто не попался на пути. За спиною слышался топот шагов. Заражённые быстро поднимались за ними. Марк бросил вначале быстрый взгляд вниз, а потом наверх, на лестницу, которая уводила на крышу. На одной из стен, была выведена краской из баллончика надпись: 'Добро пожаловать в рай! Выше, лишь Бог'. - Поспешим! Приятели принялись карабкаться по лестнице, которая шаталась из стороны в сторону, грозя рухнуть вниз. 'Ещё немного, - билась в голове мысль. - Ещё чуть-чуть. Главное успеть'. И они успели. Очутившись на крыше, Марк поглядел на заражённых, которые попытались подняться следом, но их ждало разочарование. Лестница не выдержала веса четверых и рухнула на площадку. Парень довольно усмехнулся, харкнув на одного из бешеных. Хлопнув крышкой, Марк бегом направился к краю крыши, оглядывая квартал. Некоторые дома горели. Где-то кричали люди. Вдалеке стреляли. - И как нам отсюда выбираться? Лунатик утёрся своей футболкой, поглядывая на товарища. - Пожарной лестницы на этом доме нет. - Мы перепрыгнем на другой дом, - ответил Марк, кивая в сторону ближайшего строения. - Да ты с ума сошёл! Падать очень высоко! - А не надо падать. Нужно просто перепрыгнуть. - А если... - Заткнись. Марк пересёк крышу, останавливаясь на противоположном конце. Оглядел расстояние. Не слишком далеко. В принципе, перепрыгнуть было возможно. - Нужно хорошо разогнаться, а потом... - Я же тебе не автомобиль, чтобы разгоняться. - Как хочешь, - пожал плечами парень. - Тогда можешь оставаться на этой стороне. Взяв удобнее трубу, Марк отошёл на несколько метров, а потом рванул к краю крыши, решив сделать это быстро, так как понимал, чем дольше медлить, тем больше шансов, что у него не хватит духа. Но к счастью, всё удалось. Прыжок через пустоту, и он приземлился на другой стороне, больно ударившись коленями и локтями. Выпрямившись и слегка покряхтывая, Марк махнул рукой Лунатику. Тот с белым от страха лицом, кивнул. Отойдя на приличное расстояние, приятель быстро побежал, а у самого края высоко подпрыгнул, громко матерясь. Лунатик шмякнулся возле ног Марка, как мешок набитый дерьмом. Разве, что не сильно вонял. - Я это сделал, мать твою, - прошептал он, не веря до конца, что ему удался прыжок. - Ты видел, как я прыгнул? В голосе товарища слышался восторг. - Ладно, хватит. Кончай хвалиться. Нужно уходить. Спустившись на пятый этаж, оба начали медленный спуск на первый. То и дело попадались мёртвые тела, разорванные и изгрызенные. На третьем они повстречали заражённого, которого и забили. Марк своим обрезком, А Лунатик топориком. - Надо бы мне сменить мою трубу на что-нибудь более опасное. Взгляд парня упал на лопату, что валялась на лестничной площадке. Но к сожалению, она была без черенка. Было бы время, он бы что-нибудь придумал, но не сейчас. Второй этаж и первый. Очутившись на улице, приятели внимательным образом осмотрелись. Никого не заметив, оба по стенке двинулись, стараясь, чтобы их не было видно. Хотя, людей заметили. На противоположном доме, на четвёртом этаже, вдруг разлетелось стекло и оттуда вывалилось тело мужчины. Оно плюхнулось на асфальт, израненное, покалеченное. Но даже не смотря на всё это, потухшие глаза смотрели на парней, а руки подтягивали тело, надеясь достигнуть свежей плоти. - Е*ть! Ну они и живчики. Марк был вынужден согласится со своим товарищем. Ему не один раз пришлось замечать, что самое действенное успокоение для этих тварей, это размозжить голову. Заражённых можно было колотить в туловище, и они все равно будут нападать, а вот голова... - Куда дальше? - поинтересовался Лунатик. Марк осмотрелся. Их окружали пятиэтажные дома, а ещё груды мусора. На обочинах стояли автомобили, которые, как несколько лет уже не были на ходу. Металл медленно гнил, разрушаясь под кислотными дождями. - Может, нам нырнуть в канализацию? - предложил Лунатик, в голосе которого не слышалось уверенности. Марк отрицательно покачал головой. - Туда полезет только последний дурак. Мало ли что нас там ждёт? - Это да, - с облегчением выдохнул товарищ. О канализации ходило много слухов, как это обычно бывает с теми местами, где люди чувствовали себя неуютно. Говорили о гигантских крысах мутантах, а ещё о слизнях, которые якобы пожирают людей, и вообще всё живое. Так ли это было на самом деле, приятели не знали. Но Марк отмёл нырнуть в канализацию не из-за этого, а потому, что там было темно. Без света под землёй делать было нечего. А ещё, там могли оказаться заражённые. Марк решил двигаться узкими проулками, дабы особо не отсвечивать своими тушками. Потом он планировал отыскать автомобиль, на котором можно будет покинуть город. Правда, были ещё блокпосты, да и с машиной проблемы. Её не так уж и легко отыскать. В трущобах личного транспорта не было не у кого, разве только у чистюль. Но те находились под приличной охраной, сидя за своим высоким забором. А двигать на своих двоих из города, было самым настоящим безумием. Пройдя опустевший теневой рынок, Марк отметил, что те два торгаша исчезли, оставив свои тряпки. Везде на асфальте виднелась кровь. Как свежая, так и засохшая. - Необычно видеть это место пустым, - покачал головой Лунатик. И действительно. Рынок работал в любое время, днём и ночью. Всегда внутри бурлила жизнь, раздавались выкрики продавцов, ругань покупателей. А теперь здесь ничего не было, кроме пустых рядов. Заметив заражённых, оба приятеля укрылись за древним киоском, который находился здесь с незапамятных времён. Наверное, ещё из той жизни, когда мир не превратился в одну гниющую свалку. Дождавшись, когда заражённые исчезнуть, Марк и Лунатик выбрались из своего укрытия, двигаясь по хорошо знакомой улице. Пройдя через парк, Марк подумал о том, что ещё совсем недавно он здесь проходил, а кажется, как будто не один месяц назад. - Слушай, за всё время мы так и не встретили ни одного нормального человека. Лунатик сокрушённо покачал головой. - Вот если бы не было этих психов, то был бы кайф. Где хочешь, там и живи. - В одиночку? - поинтересовался Марк, внимательно следя за улицей. - Ну, не, не обязательно. Бабу бы, а лучше две. До их слуха донесся грохот от выстрелов. Переглянувшись, оба двинулись на шум. Обогнув дом, Марк и Лунатик замерли, глядя, что происходило на проспекте. Возле бронированных вездеходов находились солдаты, целясь в бегущих к ним заражённых. Залп, и с десяток психов повалилось, пронзенные свинцовой смертью. - Вот и наше спасение! - обрадовано прошептал Лунатик, глаза которого вспыхнули от надежды. - Я бы так не радовался, - нахмурился Марк, указывая куда-то в сторону. Лунатик поглядел на солдат, а потом и на группку людей, которым, по-видимому, удалось выбраться из трущоб. Их было десятка два. В основном женщины и дети. Люди бежали к военным, надеясь, что найдут спасения, но нашли лишь смерть. Пятеро солдат резко развернувшись, открыли огонь по бегущим, скосив почти всех. А кто оставался в живых, добивали выстрелом в голову. - Суки, - прошипел Лунатик. - Они не станут нас спасать, - заметил Марк, глядя на погибших. - Им все равно кого убивать. - Ну да, мы же не чистюли, а обычные крысы. Раздался новый залп, и следующая порция заражённых рухнула на дорожное покрытие, заливая асфальт кровью. Но на проспект выбегали всё новые и новые бешеные, по-видимому, привлечённые грохотом орудия. - Им всем капец, - спрогнозировал Лунатик, глядя с ненавистью на военных в чёрной форме. - Не знаю, - покачал головой Марк. Развернулось орудие на бронетранспортёре, застрочив, выплёвывая из себя смерть. К нему присоединились автоматные очереди. Но не смотря на это, огневой мощи не хватало. Заражённые выскальзывали из проулков, постепенно стягиваясь вокруг военных, окружая их, отрезая пути к бегству. - Я же сказал, что им конец. - Я думаю, что нам лучше уйти отсюда. Не ровен час, бешеные заметят нас, и тогда нам настанет конец. Кто-то из солдат завопил то ли от ужаса, то ли от боли. Кого-то вытянули из строя, вонзая в незащищенные места ногти и зубы. - Вот бы нам их оружие, - мечтательно проговорил Лунатик. - Много оно им помогло? А вообще, да. Ладно, всё, уходим. Марк, а следом и Лунатик отдалились от проспекта, где шла кровавая резня. Навстречу им попалось два заражённых, с которыми пришлось разобраться. Одного на себя взял Марк, а второго соответственно Лунатик. Когда они проходили мимо пятиэтажки, Марк с какой-то ностальгией несвойственной для него, поглядел на знакомые окна квартиры, где лежала его мёртвой семья. Мать, сестра и брат. Об отце он так и не вспомнил. - Ещё один, - сказал Лунатик, указывая вперёд. Марк поглядел туда, и увидел очередного заражённого, который выгрызал у девушки живот, окуная свою морду, как будто это была миска со жратвой. Впрочем, наверное, так и было. По крайней мере, для этого существа. Жертва всё ещё была жива, глядя беспомощно на то, как окровавленные руки вытягивают из её брюха внутренности, запихивая к себе с жадностью в пасть. Взгляд Марка скользнул в сторону, на мёртвого мужчину, и дальше. Рядом с ним лежала сапёрная лопатка, которая могла быть отличным оружием в умелых руках. Да и не в умелых тоже. Это было гораздо лучше, чем ходить с обрезком трубы. Подбежав к мертвецу, парень схватил лопату, выбрасывая своё прежнее оружие. В этот момент на звук упавшей трубы обернулся заражённый. Его морда была залита кровью, вплоть до глаз. Губы разошлись на подобии раны, открывая чёрный зев пасти. Взмах лопаты и острие вонзилось в правую сторону, входя глубоко. Голова дёрнулась назад, брызнув кровью. Подлетевший следом Лунатик одним ударом добил гада. Лежавшая на асфальте девушка с мольбою смотрела на двух парней, которые возвышались над нею. Не особо колеблясь, Марк избавил девчонку от дальнейших мучений, отправив на тот свет лишь одним ударом. - Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо! Лунатик вопил, вытаращившись в дальнюю часть улицы, откуда к ним бежали заражённые. Их было, по примерным прикидкам, около сотни, может слегка больше. - Бежим! Развернувшись, оба парня бросились со всех ног прочь. Они выбежали на проспект, но уже с другой стороны. Из этого места не было видно военных. Но и выстрелов также не было слышно. Это говорило о многом. - Туда! Нет, стой! Вон туда! Из ближайшего проулка выскочили психи, числом около двух десятков. Да ещё и сзади. Марк почувствовал внутри себя какую-то обречённость. Он не мог поверить в то, что сейчас всё закончится. Вот так быстро, глупо. Сколько им пришлось пережить, но всему приходит конец. Они метались по проспекту, рыская взглядами по зданиям, из которых выползали всё новые и новые заражённые. Они двигались быстро, бегом, надвигаясь лавиной. Лунатик громко зарыдал, проклиная судьбу, которая так с ним обошлась. - Всю жизнь прожил в дерьме! - выл он. - И помру, как дерьмо! - Слышь, хватит ныть! Распустил тут сопли! Давай вон туда! Марк заметил перевёрнутый грузовик, который лежал на боку, возле самого забора, что ограждал чистюль от трущоб. Это находилось возле ворот из толстых прутьев решётки, что вели вовнутрь, на территорию. Он даже видел охранников с оружием, которые наблюдали за всем, что происходило на проспекте. - Они же нас пристрелят, - проскулил Лунатик, правда, уже более бодрым голосом. - Если пошевелим задницами, то вряд ли. Оба бросились к грузовику, взобравшись на его борт. Лунатик слегка присел, а Марк встал товарищу на плечи. - Поднимай! Лунатик так и сделал. Марк оттолкнулся и прыгнул, зацепившись руками за край забора. Подтянулся, заняв устойчивое положение, а потом, нагнувшись, протянул руку. Быстро обернувшись, Лунатик ухватился за протянутую руку. - Уф, - облегчённо выдохнул он, сидя задницей на заборе и глядя, как внизу беснуются бешеные. Несколько десятков заражённых отделились от основной толпы, направившись к воротам. Ухватив толстые прутья решётки, принялись трясти их, пугая охранников. - Это наш шанс, - проговорил Марк, который до сих пор не мог поверить в то, что им удалось спастись. - Пока псы заняты психами, мы сможем проскользнуть без помех на территорию. - А если они вырвут ворота? - поинтересовался Лунатик. - Такого быть не может, - заверил товарища Марк. Но в этот момент ворота жалобно заскрипели, и стали заваливаться, когда к десятку заражённым присоединились ещё и другие. Раздались первые выстрелы и вопли людей. - Срань, - пробормотал Марк. - Уходим. Нужно найти тачку и драть отсюда когти. Марк и Лунатик, с опаской глядя вниз, спрыгнули, приземлившись по другую сторону забора, на территории чистюль. 7. Юля занималась тем, что плавала в бассейне. Из магнитофона тихо лилась мягкая музыка, а на бортике стоял поднос с различными напитками. До неё доносился запах цветов, которые находились под защитой стеклянных навесов. Вообще, цветы окружали её со всех сторон. Здесь можно было найти розы, тюльпаны, так и обычные ромашки. Девушка большую часть, если не шаталась по магазинам, занималась цветами. Ей нравилось это спокойное занятие, за которым можно подумать о различных вещах. Подплыв к бортику, Юля выбралась из воды, бросив взгляд в зеркало, которое находилось напротив. Полные губы улыбнулись, мягко, загадочно, а зелёные глаза зажглись неким огоньком. Взяв с подноса бокал с шампанским, девушка сделала несколько глотков, направляясь в дом, через стеклянные двери. Как раз в это время со второго этажа спускался Сергей, её муж. Они были женаты почти два года, познакомившись ещё тогда, когда учились вместе в одном классе. - Что нового? - поинтересовалась девушка, ставя недопитый бокал на аккуратный журнальный столик из стекла. - Что ты имеешь в виду? - улыбнулся Сергей, приближаясь к жене. - Ну, об этом вирусе, который гуляет в городе. Супруг пожал широкими плечами. - Больных с каждым часом становится всё больше и больше. - А в чём причина? - Да кто его разберёт. Обняв жену, руки Сергея заскользили по мокрому телу, гладя округлые бёдра, останавливаясь на грудях, принимаясь их слегка мять. Юля улыбнулась, но внутренне поморщилась. Ей никогда не нравилось то, как Сергей тискает её грудь. Она почему-то в этот момент ощущала себя коровой, которую вот-вот начнут доить. Оставалось лишь встать на четвереньки, дабы было удобнее. - Нам это чем-либо грозит? Муж отрицательно качнул головой. - Нет. Мы находимся под защитой стены, да и вооружённой охраны здесь хватает. Никто из этих оборванцев не сможет прорваться к нам. Юля попыталась вырваться из потных объятий, мягко, ненавязчиво, но не смогла. Сергей держал крепко, прижимаясь к ней всем телом. Она чувствовала своим животом, как в неё упирается набрякший член. - Может, пойдём в спальню, и хорошо проведём время? - Вообще-то, я хотела позвонить Кристине и договориться с ней о встречи. - Кристина подождёт. 'А ты подождать не можешь?' Но Юли лишь оставалось тихо вздохнуть, соглашаясь на неуклюжие попытки мужа заманить её в спальню. Весь процесс, пока Сергей пыхтел на ней, входя глубоко, долбя матку, она таращилась в зеркальный потолок, изучая собственное отражение. Ей хотелось зевнуть, но девушка осознавала, что делать этого все-таки не стоит. Мало ли что? Вдруг Сергей увидит, а потом обидеться. Ей скандалы в доме были не нужны. Он итак постоянно жаловался, что она холодная в постели, а тут ещё это. 'Чёрт! Да когда же ты уже закончишь?' Наконец, Сергей дёрнулся в последний раз, впрыскивая в неё своё семя. При этом он крепко стиснул её правую грудь, да так, что Юля чуть не вскрикнула от боли. - Тебе понравилось? - поинтересовалась она сладким голоском. Сергей что-то промычал нечленораздельное. Следовало ещё полежать минут пять, а потом можно и подниматься, отправившись в душ. Девушка в который раз мысленно вздохнула. Она часто спрашивала себя, зачем вышла замуж за этого человека. Сергей был довольно нудным, дотошным и скучным. У них не было ничего общего. Он любил активный отдых, выпивку и секс. Первые два, Юли не нравились, а вот последнее... 'Только не с тобой, мой дорогой'. У Юли был любовник, с которым ей нравилось проводить время. Это был музыкант, который выступал в городских клубах. Честно сказать, его песни были не то чтобы плохими, просто не в её вкусе. Она предпочитала классику, а не скрежет гитар и бешеный ритм барабанов. Но вот в сексе, Валерий был бесподобен. Он давал сотню очков её мужу, Сергею. 'Ну да, давай теперь мусоль мне грудь', - раздражённо подумала Юля, наблюдая за поползновениями супруга. Ей больше всего хотелось влепить Сергею пощёчину, да так, чтобы его голова откатилась назад. Потные руки шарили по телу. Пальцы входили туда, куда не надо. 'Да когда же ты остановишься?' - Что-то не так? - поинтересовался Сергей, на мгновение, отрываясь от её соска. 'Да всё не так!' - Нет, с чего ты это взял? - Ну, просто у тебя было такое выражение лица... 'Может мне развестись?' - Всё нормально, - ответила она. - Наверное, погода влияет. Что-то голова побаливает. Сергей удовлетворенно кивнул, снова принимаясь терзать зубами сосок. - Я решил сегодня не идти на работу, - оторвавшись, проговорил он, слегка приподнимаясь на локтях. - С чего бы это? - Просто не хочу. Почувствовав свободу, Юля поднялась с кровати, направляясь в душ. Ей собственно было плевать, что муж сегодня останется дома. Главное, она уйдёт. Вначале встретится с Кристиной, хорошей подругой. Потом они посетят косметический салон, маникюр, а уж после... Выйдя после душа, Юля направилась на первый этаж, где к этому времени был готов поздний завтрак. Сергей сидя за столом, уплетал яйца с беконом и гренками. Рядом дымилась чашка с кофе. Улыбнувшись мужу, Юля подсела к нему, делая глоток апельсинового сока, а потом принялась за лёгкий салат. - Мне сейчас звонил Евгений, - проговорил супруг с набитым ртом. - И что? Юля даже не подняла голову, полностью сосредоточившись на еде. - Он говорит, что дела в трущобах совсем плохи. Туда был послан отряд для зачистки. - Кого именно? - Да всех. Мы же не знаем, кто здоров, а кто нет. Решили не рисковать. И да. Такая же эпидемия распространилась и в других городах. - Я думаю, что мы справимся с этим. - Будь уверена. А если подохнут эти нищие, то невелика беда. От этого мир станет только чище. - Да уж, - согласилась с мужем Юля. - Мы как-то проезжали за городом, и к нам пристал один из этих. Ну, из трущоб. Знаешь, как от него пахло? Тебе просто не передать. А вид он имел явно больной. - Когда это ты ездила за городом? - сделал стойку Сергей. Юля поняла, что взболтнула лишнего. - Хм... Это было давно. Я уж и не помню. - И с кем? - Что значит, с кем? - Ну, ты сказала, мы. - Хм... Мы с Кристиной. - Ну-ну. Юля не стала заострять на этом внимания, дав себе зарок, что в будущем надо быть осторожной. Ей как-то довелось назвать мужа чужим именем, но благо, что Сергей на это не обратил внимания, занятый рабочими делами. Да и что даст ему имя Валера? Людей с таким именем в городе довольно много. Пойди, найди какого-то Валеру. Появилась прислуга, которая принялась убирать со стола. Юля попыталась подняться, но откинувшийся на стуле супруг остановил её жестом. - Да? - Я тут подумал. А почему бы нам не сходить на концерт? Я уже и билеты достал. - Какой ещё концерт? - не поняла девушка. - Выступают Древние викинги. Он состоится сегодня в клубе: 'На перекрёстке'. Юля обомлела. Она лишь надеялась, что лицо осталось прежним. Дело в том, что в этой группе выступал Валера. Её Валера. - Хм... А что они поют? - Рок, или металл. Я в этом не сильно разбираюсь. - Ты же знаешь, что я предпочитаю классику. - А ради меня, ты не можешь разве пойти и потерпеть? - Ну... 'Он знает, - пронеслась в голове тревожная мысль. - Он всё знает. А впрочем, какая разница? Пускай даже и так. Я же сама хотела развода'. Она внимательно поглядела на мужа из-под густых ресниц, изучая его черты, вспоминая тон, каким он сделал это предложение. Но Юли так и не было суждено узнать, догадывается ли её муж о связи на стороне, или нет? Случайно он предложил пойти на концерт, а может и намеренно? Где-то загрохотало оружие. Послышался рёв мотора, а потом и многочисленные вопли. Совсем рядом со звоном разлетелось стекло. - Что это? - спросила Юля, приподнимаясь со стула. - Не знаю, - покачал головой супруг. Они оба вышли из столовой, остановившись в довольно просторной гостиной. Служанка испуганно уставилась на них, комкая в руках какую-то тряпку. Мимо высокого окна мелькнула фигура, а за ней другая. Брызнуло стекло, разлетевшись тысячью осколков. Вовнутрь ворвался человек в рваной одежде, окровавленный, с совершенно потухшим взглядом. За ним ещё и ещё. Завизжала служанка, которую схватили и принялись буквально рвать зубами. Юля всё поняла. Ей хотелось сказать, что этого не может быть. Ведь они должны были находиться под защитой людей с оружием, а ещё стены. Но вот оно! Эти заражённые, о которых говорили, здесь, в её доме рвут на части Альбину, молодую служанку. Сергей на удивление среагировал довольно быстро. Схватив жену, он бросился к лестнице, которая уводила на второй этаж. Юля подобно послушной кукле, следовала за ним, боясь обернуться и увидеть... Сергей остановился, а потом выбросил вперёд кулак, угодив зараженному в челюсть. Не удержавшись на ногах, тот молча, полетел обратно, кувыркаясь на ступенях. - Скорее, в спальню! Сергей буквально втолкнул Юлю в комнату, захлопнув за собой дверь. По другую сторону послышались многочисленные удары. Заражённые пытались ворваться вовнутрь, стуча кулаками в дверь из дерева. - Откуда они здесь взялись? - Я не знаю! - орал Сергей. - Наверное, как-то прорвались! Дверные петли скрипели, а сама же дверь ходила ходуном. Стало понятно, что долго она не сможет удерживать натиск больных. - Давай в ванную! - А ты? - Делай, как я говорю! Быстро кивнув, Юля бросилась через комнату к той двери, которая уводила в другое помещение, где собственно и находилась ванная комната. - Не забудь закрыть на замок! - донесся вопль Сергея. Девушка кивнула, но не обернулась. Она влетела в ванную, громко хлопнув дверью. Передвинув щеколду, стала прислушиваться с бешено колотящимся сердцем. Из комнаты послышался одиночный вопль, который принадлежал Сергею. Заражённые ворвались и теперь делали что-то нехорошее. Юля облизала пересохшие губы, прижимая руки к груди. Она смотрела на дверь, желая одного, чтобы крик мужа умолк, исчез, испарился. Впрочем, так и произошло. Сергея больше не было слышно. И вряд ли он ещё был жив. Дверная ручка дёрнулась раз, потом другой. Юля отступила, упершись спиной в стену. Ноги стали ватными, а руки тряслись. Ей до конца не верилось, что всё это происходит в реальности. Нет, это было для неё страшным кошмаром, который время от времени посещает, и от которого можно было легко избавиться, стоит лишь проснуться. Но почему-то Юля не просыпалась, а кошмар продолжался. В дверь застучали гораздо сильнее. И всё это происходило в относительной тишине, если, не считая тех звуков, которые доносились с улицы. Юля вдруг осознала, что если не предпримет ничего, то через несколько мгновений умрёт. Взгляд упал на окно, которое выводило на задний двор. 8. Они бежали, постоянно оглядываясь назад. Марк всё время ждал, что кто-нибудь из охранников пальнёт им в спину. Ведь невиданное дело, две крысы забрались на территорию, где жил приличный люд. Им место на помойках среди грязи, но никак не здесь. Но время шло, а ничего не происходило. Марк с Лунатиком пересекли бегом теннисный корт, который в данный момент пустовал, направляясь к невысоким заборам, что отделяли участки между домов. - не могу поверить, - скалился Антон, - что нам всё удалось. - Не радуйся раньше времени, - остудил пыл товарища Марк. - До этого ещё далеко. Мы пока не выбрались из дома. И не нашли тачку. - Но все равно, - настаивал Лунатик. - Мы здесь, среди этой роскоши. Вот бы здесь пожить какое-то время. Трахнуть богатую сучку. - Заткнись. Лучше смотри внимательнее по сторонам. По дороге промчался внедорожник, везя на борту людей с оружием. Они двигались в сторону рухнувших ворот. Им даже было невдомёк, как там всё плохо. Вряд ли этой жалкой группке удастся что-либо сделать. - Ищи тачку! - скомандовал Марк. - Да где же я её найду? - пожаловался Лунатик. - Наверное, они все в гаражах. - Давай вон туда. - Куда? - К тому дому с красной черепицей. Перемахнув через низкий забор, Марк осмотрелся. Впереди находился бассейн, а всё остальное было усыпано цветами. Какими именно, он не знал, так как ничего не понимал в растениях. На бортике, почти возле самой воды находился магнитофон, а рядом несколько сверкающих дисков. - Похоже, что мы опоздали, - сказал Лунатик, отдуваясь после быстрого бега. Марк прислушался. Да, так и есть. В доме находились заражённые, которые крушили мебель. Кто-то орал, но явно не эти бешеные, так как за всё время, Марку не довелось слышать, чтобы психи издавали какие-либо звуки. - Что нам делать? - Извечный вопрос, - ухмыльнулся Марк. - Чего? - не понял Лунатик. - Ничего. Я говорю, чёрт с этим домом. Давай к следующему. Марк направился к бассейну, спихнув ногой в воду магнитофон. - Ты зачем это сделал? - возмутился приятель. - А тебе он был нужен? - Можно было бы и прихватить, раз сложились обстоятельства. Марк не стал слушать товарища, отмечая взглядом безопасный путь. Им предстояло пересечь эту клумбу, которая находилась за бассейном, а потом перемахнуть через забор, и дальше будет следующий особняк. Но не сложилось. Когда Марк двинулся обходить бассейн, откуда-то сверху раздался тонкий писк. В недоумении повертев головой, Марк увидел девушку, которая высунувшись в окно второго этажа, пыталась перелезть. Его и её взгляды встретились. В глазах незнакомки читался ужас, а ещё мольба о помощи. - Ты чего встал? - толкнул его в плечо Лунатик. Марк указал наверх. - И чего? Ну, девка. - Пожалуйста, помогите! - завизжала незнакомка, перекинув ноги через подоконник. Она, то и дело оглядывалась назад. - Прыгай! - вдруг закричал Марк, который и сам не понял, зачем это делает. В любой другой момент, он бы прошёл мимо, но сейчас его что-то заставило остановиться и попытаться помочь этой несчастной. - Прыгай, я говорю! - Не могу! - всхлипнула девушка, а потом скользнула вниз. Она дико завопила, падая, но уже в следующий момент умолкла, оказавшись на руках у Марка. Вверху что-то треснуло, и в окне появились заражённые. Марк потянул девушку за собой, желая, чтобы она отошла от дома, как можно дальше. Парню было ведомо, что сделают эти психи. Так и произошло. Заражённые переваливаясь через подоконник, падали вниз, ломая руки и ноги, хороня под собой самых первых. - Мать твою! - заорал Лунатик. - Да уходим скорее! Марк был с товарищем полностью согласен. Опустив девушку, он бросился вслед за приятелем, топча ногами клумбу с цветами, направляясь к невысокому забору. Одним махом перемахнул его, и оглянулся, дабы убедиться в том, что нет погони. Оказалось, что спасённая девушка следовала за ним, подгоняемая преследованием заражённых. Выругавшись, Марк перебросил девушку через забор, а потом взмахнул лопатой, врезая острие, в шею первому психу. Тот рухнул, заливаемый собственной кровью. Подбежал второй. Снова взмах. Удар по руке, хруст костей и рассеченная плоть. Остальных пока видно не было. Стряхнув с лопаты кровь, Марк, ломясь сквозь кустарник, вырвался на свободное место, по-видимому, лужайку для гольфа. Его уже ждал Лунатик, который стоял над телом человека. Это был поп, если судить по окладистой бороде и огромному кресту, который находился... Нет, даже не на груди, а скорее на огромном пузе. - Что с ним? - Попался под руку, - пожал плечами Лунатик. - Я думал, что это псих, ну и рубанул топориком. Приятель харкнул на тело, пнув носком ботинка в жирный бок священника. - Жирдяй, отъел пузо и сраку. - Машина, - напомнил Марк. - Ага, точно. - Послушайте, мне нужно попасть в безопасное место, - подала голос спасённая девушка. - Это очень срочно. - Не сомневаюсь, - с иронией в голосе ответил Марк. - Боюсь только, что в этом городе больше нет безопасных мест. - Как это так? - А вот так. - Марк! Гляди, вон там тачка! Парни бросились к автомобилю, который находился перед домом. Плюхнувшись на сиденье, Марк потянулся к ключам, но замер, взглянув на товарища. - Слушай, а ты водить умеешь? - Не, - покачал Лунатик головой. - И я не умею. Марк уставился сквозь лобовое стекло на дорогу, по которой бежали люди, спасаясь от заражённых. Потом выйдя из автомобиля, взглянул на девушку. - Тебя как зовут? - Юля, - заикаясь, проговорила она. - Хорошо, Юля. Ты водить машину умеешь? Та быстро кивнула. - Отлично. Тогда садись за руль. - А куда... - начала было она, но умолкла. - К безопасному месту. Садись давай. Не стоит терять времени, а то может стать слишком поздно. Юля, усевшись за руль, завела двигатель. Марк плюхнулся на заднее сиденье, отмечая, как приятно скрепит кожа под его задницей. Да и пахло в салоне ничего. - Ну у попов и тачки, - восхитился Лунатик. Вдавив педаль в пол, Юля вырулила на дорогу, сворачивая. Ей постоянно приходилось объезжать бегущих людей, а один раз не успела, прокатив на капоте какую-то толстую бабу, которая, в конце концов, попала под колёса. - Это ничего, - успокоил её Марк, видя, как глаза девушки расширились от ужаса. - Вот-вот, - поддакнул Лунатик. - Эта жирная корова сама виновата. Надо было быстрее шевелить своей сракой. Автомобиль промчался по улице, сворачивая на противоположную. Отовсюду слышались панические вопли. Иногда попадались и заражённые. Марку только оставалось удивляться, как эти психи могли так быстро забраться столь далеко. - Куда дальше? - поинтересовалась Юля, когда показался конец улицы. - Хм... - Задумался Марк. - Давай, наверное, к блокпосту. Ну, к тому, который ведёт из города, выходя на юг. Кивнув, Юля, набрав скорость, помчалась по дороге, всё ещё до конца не веря в произошедшее. Её спокойная жизнь раскололась на два осколка. До и после. Первое, конечно же, ей нравилось гораздо больше. - А здесь нет никакой паники, - заметил Лунатик, глядя на мелькающие за окном дома. И действительно. Люди вели себя спокойно, как будто ничего не произошло. Кто-то сидел на террасе за столиком, читая газету. Две девчонки, которым было лет по десять, играли с надувным мячом. - Скоро будет, - заверил товарища Марк. - Они просто слишком далеко живут от ворот. Ведь это самая середина города чистюль. - Эх, жаль. Сколько добра пропадает. Марк внимательным образом разглядывал Юлю, конечно же, со спины. Его взор остановился на длинных ногах, на руках с отличным маникюром. Таких девушек в трущобах было не найти. В основном там были наркоманки, или шлюхи, которые часто болели гнилью. Хотя, чего можно было ожидать от такого образа жизни, где повсюду была грязь. 'Им бы слепнуть в грязи, Ползать в грязи, в грязи и забыться. Не видеть бы Солнце ни разу, Не подставлять косым дождям лица...' Ему вспомнилась эта песня, которую довелось услышать в одном из баров, когда Марк убегал из дома в те моменты, когда отец нажирался и принимался колотить всех, кого видел. Первое время, он пытался сопротивляться отцу, но не видя поддержки со стороны матери, в конце концов, наплевал на всё это. Ему просто стало все равно. Когда отец приходил пьяным, или под действием порошка, Марк разворачивался и уходил из дома, оставаясь ночевать у своих друзей, или у шлюх. Возвращаясь утром, он видел побои на теле матери. Очередной фингал под глазом, или сломанная рука. Но Марк больше не был маленьким мальчиком. Он плевал на родителей, как это делали многие дети, живя в трущобах. И да, Марк бы никогда не вернулся бы за отцом. Да и не за кем другим. У него никогда не было семьи. Только он один, и больше никого. - Подъезжаем, - объявила Юля, выводя Марка из своих мыслей. Вздрогнув, Марк осмотрелся. Так и было. Впереди находился блокпост, который к удивлению никем не охранялся. Люди и техника отсутствовали. Можно было выезжать без проблем. - Куда они делись? - поинтересовался Лунатик. - Сбежали, - коротко ответил Марк, выходя из машины. - Ты куда? - воззрился на него приятель. - Посмотрю внутри. Может, что-нибудь интересное найду. Но Марка ждало разочарование. Шкафчики оказались пустыми. Да и понятное дело. Вряд ли нормальный человек в такое время оставит оружие. Собрав всё, военные сбежали, сев на транспорт. Побродив ещё несколько минут, Марку ничего не оставалось, как покинуть пустое помещение. Пнув пустой ящик, он вышел наружу, останавливаясь и прислушиваясь. До слуха долетела стрельба. Похоже, что теперь весь город чистюль был обьят паникой. - Куда сейчас? - открыв окно, спросил Лунатик. - Из города. Поменявшись с приятелем местами, Марк кивнул на дорогу. Покосившись на него, Юля повела автомобиль прочь от блокпоста. Они проезжали мимо заводов, из труб которых по-прежнему валил густой и едкий дым. Забор, здания и всё вокруг находилось в чёрном налёте. Пахло не слишком приятно, чем-то химическим. Им понадобилось ещё минут двадцать, чтобы выбраться из зоны, где располагались заводы. Оказавшись на трассе, Юля остановила автомобиль, упершись мордой в багажник другой машины. Стало ясно, что проезда дальше нет. Толпы спасающихся людей, в основном из трущоб, направлялись как можно дальше от города, стремясь не ясно куда. - И что будем делать? Марк покачал головой. - Объехать это скопление машин не выйдет. Придётся шагать на своих двоих, как это делают другие. Марк выбрался из уютного салона, к которому начал привыкать, и зашагал вперёд, вливаясь в толпу беженцев. 9. Беженцев было не так уж и много. Может сотня, или две. Почти каждый тащил на себе мешок с чем-либо. Скудные пожитки, которые удалось вынести из дома. Женщины и дети, мужчины и старики, все они двигались прочь от города, обходя остановившиеся на дороге автомобили. Слившись с толпой, Марк через несколько минут услышал за собой пыхтение. Это был Лунатик, который догнал своего приятеля. Следом за ним шла Юля, с какой-то брезгливостью наблюдая за людьми. Ведь все они были из трущоб, больные, давно не мытые крысы, от которых можно ожидать чего угодно. - Куда они все идут? Марк пожал плечами. - Не знаю. Наверное, как можно дальше. В другой город, или ещё куда. Они достигли того места, где дорога становилась свободной. Оказалась, что пробка возникла из-за аварии. Один из грузовиков перевернулся, встретившись с автобусом. Путь был перекрыт. Рядом лежали трупы тех, кому не повезло быть раздавленным. Возле них роились мухи, садясь на открытые глаза, вползая во рты. Также над телами кружили птицы. Падальщики ожидали, когда людской поток иссякнет, и тогда они смогут заняться человечинкой. Марк заметил, что у некоторых трупов не хватает частей тела. Ему стало ясно, что здесь постарался чей-то нож. Мясо никогда не бывает лишним. Особенно в таком деле, когда спасаешься из города и идёшь непонятно куда. Юля с отвращением отвернулась. Видя это, Марк усмехнулся. Ещё бы. Эта чистюля не привыкла видеть трупы. Ведь её мир состоял из магазинов, телевиденья и приличных домов. Она даже представить не могла, как это жить в трущобах, где в любой момент можно было стать жертвой охотников за мясом, или других типов, но не менее опасных. Если хочешь жить, то надо научиться давать отпор. Слабые умирали, как впрочем, больные и все негодные. Заметив старика, Марк двинулся в его сторону. Приблизившись, без разговоров двинул старому в живот, схватив заплечный мешок. Тот попытался что-то вякнуть, но новый удар в лицо заставил заткнуться и плевать кровью. Отойдя на достаточное расстояние, Марк изучил содержимое мешка. Фляга со спиртом и кусок мяса, которое было обвёрнуто грязной тряпкой. Понюхав, парень понял, что это крыса. - Для чего ты это сделал? - спросила Юля, присаживаясь рядом. - Я хочу жрать, - ответил Марк, разрывая зажаренную тушку, и передавая один кусок Лунатику. Марк принялся грызть свою половину, тщательно обгладывая кости. Он то и дело прикладывался к фляжке, после чего долго морщился, но продолжал пить и дальше. - Едрённый пень, - сдавленно проговорил Лунатик, также присосавшись к горлышку. Юли даже никто не подумал предложить, да и она сама вряд ли бы согласилась есть неизвестное мясо, и пить какое-то дерьмо из фляжки. - Фу, какая дрянь, - проговорила она с отвращением. - Это что такое? - Крыса, - ответил Марк, кладя в рот ещё один кусок. - Боже мой! - Конечно, вы чистюли, не привыкли такое есть. А у нас нет особого выбора. - Вот только не надо прибедняться. Вы сами виноваты, что живёте в дерьме. - Ты слышал, что говорит эта баба? - возмутился Лунатик. - Я не баба. - Ох, извините меня, леди. - Мне вот интересно, если бы тебя поставить в наше положение, чтобы ты жрала? - Да я бы лучше сдохла, чем жила, как вы. - Ну-ну. И это говорит та, которая всю жизнь прожила в хорошем доме, имея все удобства под рукой. - А знаешь чего? - встрял Лунатик. - А давай её трахнем? Глаза Юли расширились от изумления. Её рот приоткрылся, дабы ответить нахалу. - А почему бы и нет? - Только попробуй протянуть ко мне свои грязные лапы! После выпивки, Марк ощущал в себе некую бодрость. Отложив недоеденный кусок, он поднялся, подходя к девушке. - И что будет? - Я буду кричать. - Ха! Давай. И ты думаешь, что к тебе кто-то придёт на помощь? Юля посмотрела в сторону, на людей, которые проходили мимо, покидая заражённый город. Никто не обращал на разворачивающуюся сцену внимания, идя мимо с равнодушными лицами. - Ну... - Сама стянешь свои джинсы, или тебе помочь? - Никогда не трахал чистюль, - обрадовано произнёс Лунатик. - Подожди! - Чего? - Так нельзя! - Это ещё почему? - Потому, что я единственный ваш шанс на спасение, - быстро нашлась девушка. - Что она имеет в виду? - поглядел на приятеля Лунатик. Марк пожал плечами. - Объяснись. - Ну, вы же хотите спастись? - Глупый вопрос. - Так вот. Я ваш единственный шанс попасть на поезд. Понятное дело, что вас двоих никто и никогда не пропустит. А со мною... - А с чего ты взяла, что нам нужен поезд? - Ну как же? Вы же сами говорили, там, в машине, что собираетесь на юг. Пешком вы это расстояние вряд ли пройдёте. Эпидемия происходит и в других городах. Машины у вас нет. Да и блокпосты, что постоянно встречаются, вас не пропустят. - Их, скорее всего уже нет. - Возможно, но все равно. Путь на юг не близкий. - И что ты предлагаешь? Юля поднялась на ноги, отряхнув джинсы от налипшей грязи. Она поглядела на людей, которые к этому времени почти исчезли. Из города по-прежнему продолжались слышаться выстрелы. - Мне нужно попасть в порт. На орбитальных городах меня будут ждать родители. Ну а вы? Вы сможете проехать это расстояние на поезде, в безопасности и даже с неким комфортом. А уже от порта, дорога на юг будет гораздо ближе. Тут вы должны согласиться. - И что будем делать? - поинтересовался Лунатик, ковыряясь указательным пальцем в ноздре, время от времени извлекая содержимое, которое обтирал о свои замызганные штаны. Марк задумался. Собственно, он трахать эту девку и не собирался, так, просто, решил попугать. Но размышлять, долго не пришлось. Юля была права. От порта дорога действительно уменьшилась бы и до заповедных гор можно подать рукой. Марк не знал, что их ждёт на дорогах. Оружия не было, если не считая лопаты и топора. Но против огнестрела, это ничего не значило. - Мы согласны. Лунатик разочарованно выдохнул, в отличие от Юли, на лице которой появилась победная улыбка, но тут же пропала. Развернувшись, Марк кивнул своей спутнице, чтобы та следовала за ним. Лунатик же, уставившись на приятеля, в недоумении покачал головой. - Так мы чего, не станем её... - Нет. - Жаль. Снова выбравшись на дорогу, которая к этому времени опустела, троица двинулась мимо ферм. Из-за высоких заборов мычали коровы. Слышались команды людей, которые здесь работали. Однажды проехал грузовик, гружённый какими-то мешками. Пройдя примерно с километр, Марк увидел вдалеке столпотворение. Похоже, что им не одним пришла в голову мысль следовать на станцию. Собравшись в кучу, люди что-то орали, штурмуя металлический забор за которым находились военные. - Пошли прочь, грязные ублюдки! - орал в мегафон мужчина в чёрной форме с майорскими погонами. Но на него никто не обращал внимания. Люди хотели спасения, готовясь штурмовать вокзал, где находился длинный состав. - И как мы сможем пробраться? - поинтересовалась Юля, окидывая взглядом бушующую толпу. - Через забор. Вон там. Марк кивнул слегка в сторону, где людей не было совсем, если не считая всё тех же военных. - Ты договоришься с ними, чтобы нас пропустили. - Хм... Хорошо. - Что-то не так? - Нет, всё в порядке. - Они нас не пристрелят? - взволнованно поинтересовался Лунатик. - Посмотрим. Обойдя толпу, троица отошла на сотню метров, укрывшись за бетонными плитами, так, что со стороны их не было видно. - Действуй, - приказал Марк. - Позови кого-нибудь, и объясни ситуацию. - Ну, я так не могу. Давай хотя бы перелезем на территорию вокзала. - Чтобы нас пристрелили? Ты видела наш вид? - Тогда подсади меня, и я поговорю. Да не тормози! Давай, действуй! Вздохнув, Марк подхватил девушку, усаживая её на самый верх забора. Юля, немного помедлив, спрыгнула вниз. Потом обернувшись, кивнула им, чтобы оба парня ждали. Марк хотел её остановить, чтобы та не уходила далеко, но опоздал. Сделав несколько быстрых шагов, Юля взмахнула рукой, привлекая военного. Приблизившись к солдату, девушка остановилась возле него, начиная что-то объяснять, жестикулируя руками, и указывая в сторону Марка и Лунатика. Военный, который напрягся при приближении девушки, наконец, расслабился, глядя то на неё, то на парней. Юля снова указала к себе за спину, а потом вперёд, на состав, что продолжал стоять, по-видимому, чего-то ожидая. Марк почувствовал неладное. Он осмотрелся, но не обнаружил ничего подозрительного. Заражённых здесь не было, как впрочем, и людей, что покинули город. Повернувшись обратно к Юле, парень увидел, как военный вскидывает автомат, направляя ствол в их сторону. Ещё Марк увидел на лице девушки мстительную улыбку. Её зелёные глаза горели огнем, который не предвещал ничего хорошего. Это была месть. Месть за то, что они хотели трахнуть её, там, на дороге. Ну, или сделали вид, что хотели. - Бежим! - выкрикнул Марк. Не мешкая, оба парня бросились под защиту бетонных плит, когда раздалась очередь. Им повезло. Они успели укрыться. Но что делать дальше? Взгляд Марка заметался, а потом остановился на старом автомобиле, без колёс, который стоял здесь много лет, ржавея. - Давай к автомобилю, - скомандовал Марк. - Потом к тому зданию, а дальше... Не медля, Марк бросился первым, а следом и Лунатик. Пули ударили в асфальт совсем рядом, напугав обоих до усрачки. Они метнулись под прикрытия машины, слегка переведя дух. Быстро выглянув, Марк увидел лишь одного военного. Юля пропала. Наверное, она уже к этому времени находилась в поезде. - Вот сучка! - прошипел Лунатик. - Лучше бы мы её тогда трахнули! - Да уж, - вынужден был согласиться Марк. Переведя слегка дух, оба приятеля, пригибаясь к земле, побежали к строению, юркнув за его стены, матерясь. По ним больше никто не стрелял. 10. - Вот чёртова сука! - ругался Лунатик, грозя кулаком куда-то в сторону станции. - Да захлопнись ты! Не мешай мне думать! Марк с раздражением пнул потрескавшуюся от времени стену. - Думать? О чем? - Что нам дальше делать. - Известно. Надо уносить отсюда наши задницы. - Куда? Девка права. На своих двоих нам никогда не дойти до безопасных мест! Путь слишком долог, да и опасен. Если нас не загрызут эти психи, то завалят на блокпостах. Сплюнув на землю, Марк стал лихорадочно соображать. Его взгляд шарил по многочисленным строениям, и по людям, которые столпились возле забора. Какой-то майор в форме продолжал орать, грозя расстрелять всех ублюдков, которые попытаются штурмовать станцию. Его глаза метали молнии, а лицо покраснело от высокой температуры, которая царила на улице. Возможно всё бы так и произошло. Народ не стал идти бы на штурм, побоявшись смертельных пуль, которые грозили гибелью, но тут вмешались обстоятельства, которые подтолкнули людей к действиям. - Смотри! - выкрикнул Лунатик, голос которого задрожал. Со стороны города, огромной толпой двигались заражённые. Их было сотни две, или слегка больше. Нет, они даже не двигались, а мчались, видя перед собой собравшихся людей. В толпе послышались первые крики, а следом раздались и первые выстрелы. По толпе прошла волна, и людская масса двинулась к воротам. Засовы жалобно заскрипев, резко смолкли, когда первые из людей прорвались вовнутрь. Охранники открыли огонь, скашивая беженцев очередями. Брызнула кровь, заливая потрескавшийся асфальт. Начали падать люди, но те, кто следовал за ними, даже не собирались останавливаться. Грязные ноги ступали на агонизирующие кровью тела, продолжая идти вперёд, к спасению. Военные не справлялись. Мало того, что им приходилось отбиваться от беженцев, так к этому ещё прибавились и заражённые. Психи врезались в людскую массу, вгрызаясь зубами в живую плоть, разрывая ногтями кожу. - Уходим отсюда! - кивнул в сторону Лунатик. - Нет, - покачал головой Марк. - Нет? - недоуменно переспросил приятель. - Нет. Нам нужно совсем в другую сторону. Марк кивнул в направлении станции, откуда вот-вот должен был отойти состав. - Мы воспользуемся замешательством, и унесём отсюда ноги. Толкнув товарища локтем в рёбра, Марк бросился вперёд, к забору. Он бежал в обратном направлении. Ещё несколько минут назад в них стрелял один из охранников, но сейчас на двух бегущих парней никто не обращал внимания. Были дела куда поважнее, чем два оборванца. Кровопролитная драка у ворот продолжалась. Слышались вопли боли, которые заглушали оглушительные выстрелы от орудий. Марк, пока мчался к ржавому автомобилю, скосил слегка взгляд, чтобы следить за происходящим. Не дай бог их заметят психи, и бросятся вдогонку. Но нет, по-видимому, их всё внимание было сосредоточено на толпе. Слишком много плоти. Слишком много крови. Откуда-то из бараков появился отряд автоматчиков, который выстроился в шеренгу. Подняв стволы, они открыли огонь, скашивая и людей и заражённых. На лицах солдат не было никакого выражения. Создавалось такое впечатление, что здесь выстроились не люди, а какие-то чёртовы роботы. Глаза глядели на всё происходящее не мигая, а губы крепко сжаты, став тонкими нитями. Добежав до ржавого автомобиля, Марк не останавливаясь, метнулся к забору, хватаясь за него и подтягивая тело. По-прежнему никто на них не обращал внимания. - Мать твою, - пробурчал Лунатик, тяжело дыша. - Я такими темпами скоро сдохну, если стану так постоянно бегать. По его лицу крупными каплями стекал пот. - Ничего. Ещё успеем отдохнуть. - Интересно знать, когда? - Будет день, а потом ещё и ещё. И все эти дни станут нашими. Перемахнув через забор, Марк помчался по пустому пространству, двигаясь к составу. Он видел испуганные лица чистюль, которые с каким-то жадным любопытством наблюдали за кровавым дерьмом, что происходило возле ворот. Ещё бы, ведь они находились в относительной безопасности, в отличие от всех остальных, кому приходилось бороться за свою жизнь. Им чего? Чистюли доберутся до безопасных мест, укрывшись в орбитальных городах, там, где вирус их никогда недостанет. 'А может и достанет, - подумал парень с какой-то мстительностью. - Скорее всего, кто-то из убегающих обязательно принесёт с собою эту дрянь'. Кровавая драка от ворот, переместилась на площадь. Автоматчики больше не стреляли, а скорее уже отстреливались, унося прочь свои ноги. Следом бежали и беженцы, по крайней мере, те, кому удалось вырваться из рук психов. Некоторых настигали заражённые, которые валили жертву на землю, а потом начинали рвать ногтями, и отрывать куски зубами. - Поезд! - пропыхтел Лунатик. - Он отходит! И действительно, состав, который до этого стоял неподвижно, стал медленно двигаться, набирая скорость. Марк тихо выругался. Он хотел зацепиться за один из вагонов, но у него вдруг на пути вырос какой-то солдатик с искажённым от ужаса лицом. Из приоткрытого рта толчками вытекала кровь, а глаза были стеклянными, какими-то не живыми. На предплечье виднелось бурое пятно, а также форма в некоторых местах была разорвана, открывая незагорелую плоть. Налетев на неожиданное препятствие, Марк и солдатик покатились кубарем. Оба запыхтели, пытаясь первым подняться. Но военный был ранен, и поэтому двигался не столь проворно. - Бей его! - откуда-то из-за спины зачем-то завопил Лунатик. К кому он обращался, было не ясно. К своему приятелю, или же к кому-то другому. Марк, двинув солдата в солнечное сплетение, выхватил у него автомат. Наведя ствол на человека, парень выстрелил, оставляя в военном два отверстия. Пальцы с обломанными ногтями заскребли асфальт, а изо рта хлынула тёмная, почти чёрная кровь. Плюнув на труп, Марк осмотрелся. Вокруг царил хаос. Психи продолжали нападать на людей, которых осталось не так уж и много. Кто-то все-таки успел зацепиться за уходящий поезд, а кто-то так и остался лежать на площади в луже собственной крови и дерьма. - Мы не успели, - прохныкал Лунатик. - Марк, мы не успели на это гребаный поезд. Марк и сам это отлично видел. Состав уходил всё дальше. Им его было не догнать. В вагонах уезжали чистюли, которым посчастливилось избежать опасности, скрывшись под защиту железа. Теперь столпившись возле окон, они следили за всем происходящим. Кто-то даже помахал ручкой, как бы прощаясь. Юморист, конечно же. - Что нам теперь делать? Марк не знал. Шанс на спасение они упустили, и надо теперь было искать новый. - Может взять тачку? - предположил он вслух. - Тачку? - взвизгнул приятель. - Какую к хрену тачку! Здесь их нет. Только военный транспорт, а его нам не видать! - Тогда бежим отсюда. Марк уже развернулся для того, чтобы покинуть станцию, как вдруг в стороне раздался оглушительный взрыв. Бабахнуло так, что оба парня чуть не усрались на месте. Из ближайшего барака вылетели стёкла, разлетевшись грудой осколков. Кого-то откинуло взрывной волной, отнеся на несколько метров, ударив о бетонные сооружения, будто кусок дерьма. - Что за хрень? Послышался жуткий скрежет. Это вагоны сходили с рельс. По-видимому, кто-то также как и оба приятеля, не успел на последний поезд, и решил его взорвать, чтобы не только ему было плохо, но и остальным. Погибать, так всем разом. Что это была, взрывчатка, или нечто другое, Марк не знал, так как упустил этот момент. Он лишь увидел заваливающиеся на сторону вагоны. Снова заскрежетало жалобно железа, а потом донесся мощный удар. Послышались откуда-то испуганные вопли тех людей, которые находились внутри железных гробов. - Так им и надо сукам, - осклабился Лунатик. Некоторые вагоны завалились, но сам поезд продолжал двигаться, так как взрыв произошёл где-то в хвосте. - Уйдёт, - проговорил Марк, покачивая головой. Он вскинул автомат, и пустил очередь в психа, который обратил на двух парней своё внимание. На груди осталось несколько отверстий, а сам же заражённый всплеснув ногами, плюхнулся спиной о землю. - Все равно нам нужно уходить. Оглядевшись, Лунатик бросился к одному мёртвому военному, который лежал не далее, чем в пяти метрах. Нагнувшись над изуродованным трупом, парень схватил трясущимися руками автомат, поводя стволом по сторонам. - Чёрт! Чёрт! Чёрт! Чёрт! Марк выругался, глядя за забор, откуда прибывали всё новые и новые психи. Эта толпа двигалась быстро, по-видимому, покинув город вслед за беженцами. Их было не две сотни, как раньше, а около тысячи. Тысяча голодных монстров, которые готовы рвать всё на своём пути. - Марк, что нам делать? - спросил Лунатик, который тоже заметил прибывавших заражённых. Откуда-то из-за бараков рванул грузовик, увозя в себе людей. Он, подминая под себя тела, превращал их в кровавую кашу из крови и костей, давя колёсами каждого, кто попадал на пути. Наверное не найдя ничего лучше, люди в грузовике решили покинуть гибнущую станцию, решив уйти таким образом. И, наверное, им бы это удалось, если бы не тот ржавый автомобиль, за которым пришлось прятаться от пуль Марку и Лунатику раннее. Водитель не успел вывернуть руль и налетел на машину. Грузовик хорошо тряхнуло, а его огромные колёса взметнулись в воздух. Громадину покосило, а потом она завалилась на левую сторону. Марк видел, как из кабины выбрался окровавленный мужчина. Он попытался достать оружие, но не успел. Множество рук психов стащило его вниз, где и благополучно разорвала на куски. - Это ад, - покачал головой Лунатик. - Ад. Марк отвёл взгляд от перевёрнутого военного транспорта, быстро осматриваясь. В другую, противоположную сторону идти было нельзя, так как и там находились психи. Оставалось лишь несколько вещей. Или прятаться в бараках, окна которых были выбиты взрывом, или же бежать по рельсам, мимо перевёрнутых вагонов. Поезд к тому времени уже ушёл, оторвав от себя ненужную часть, оставив людей на смерть. Марк снова выстрелил, когда заметил приближающегося к нему психа. Это была женщина в грязном платье, с запекшейся коркой крови на лице. Грузное тело отбросило в сторону, и парень не медля, кивнул Лунатику, чтобы приятель следовал за ним. 11. Оставив двух парней ждать возле забора, Юлия спешным шагом направилась к военному, который стоял не далее, чем в двадцати метрах от ограды. При виде девушки, вояка положил ладонь на автомат, который болтался у него на плече. Он весь разом подобрался, а взгляд сразу же посуровел. - Извините, - скорее не проговорила, а пропела Юля, приближаясь к мужчине. - Чего надо? - буркнул тот не слишком вежливо. - Извините, - снова повторила девушка, останавливаясь в метре от него. - Ну? - Вы не могли бы мне помочь? На лице Юлии заиграла самая приятная из улыбок. - Дело в том, что меня захватили. - В каком смысле? - В самом прямом. Меня держат в заложниках эти двое. Обернувшись, она кивнула на стоявших возле забора Марка и Лунатика. - Они что ли? - Они самые. - Что-то я не замечаю, чтобы они держали вас в заложниках. Мужчина ухмыльнулся, прохаживаясь взглядом по ладной фигурке девушке, которая находилась перед ним в данный момент. - Они меня захватили в моём доме, предварительно убив прислугу, и моего супруга, - начала врать Юля, театрально вытерев слезу. - Даже так? - удивился военный. - Да, господин майор. - Сержант. - Что простите? - Я говорю, что я не майор, а сержант. - Да-да, извините. Я просто не разбираюсь в этих званиях. - Ну так в чём ваша проблема? - Я же говорю. Они меня захватили силой. Даже пытались изнасиловать по пути, а потом пригрозили, что если я их не возьму на поезд, то они меня убьют. - А у вас есть разрешение на проезд? 'Чёртов дурак! Я тебе говорю об одном, а ты о своём разрешении'. - Нет. По крайней мере, с собой. - Тогда вы не можете воспользоваться поездом, а также вам нельзя находиться на территории станции. - Послушайте! Я же не какая-нибудь нищенка. Вы можете это видеть по моей внешности. - Да, внешности, - протянул со сладкой улыбочкой сержант, останавливая взгляд на полушариях грудей. - Мой отец известный человек. Он в данный момент находится на орбите. Вы можете с ним связаться, и он подтвердит. - Связи нет, - отрезал мужчина, поправляя ремень с автоматом. 'Идиот', - выдохнула Юля, пытаясь собраться с мыслями. - Слушайте! Вы мне поможете, или как? - Или как? - Хорошо. Тогда я хочу поговорить с вашим начальством. Думаю, что оно будет более понятливее. Сержант недовольно выдохнул, оглядываясь по сторонам. - Ладно, милочка. 'Какая я к тебе к чёрту милочка'. - Мне не сложно. Могу и разобраться с вашими обидчиками. Тем более я вижу, что вы девушка действительно из приличной семьи, в отличие от тех двух оборванцев. Сержант потянул с плеча автомат, настолько лениво и медленно, что Юле показалось, что этот вояка специально всё делает таким образом, чтобы позлить её. - Потом сочтемся, - буркнул он. - В каком смысле? Юля конечно смысл поняла сразу, но решила уточнить. Ей совсем не улыбалось отдавать какие-то там долги, а тем более этому вонючему солдафону. - Ну... - протянул сержант, снова окидывая её фигуру жадным взглядом. Потом вскинув автомат, он открыл огонь. Юля смотрела, как два парня бросились прочь, удирая со всех ног. Только чудо, никак иначе, помогло им уйти. - Вы не попали, - заметила она очевидное. - Вижу. Тяжко вздохнув, Юля пошла прочь, а вслед за ней пристроился сержант, автомат которого снова болтался на плече. Таким образом они дошли до вагона, который был переполнен. Люди были везде, даже на третьих полках и в коридорах. - Я тоже еду на этом поезде, - заметил, между прочим, сержант. - Я очень рада, - отозвалась девушка, в голосе которой совсем не слышалось радости. - Во втором вагоне есть места. Сержант кивнул в сторону. - Если хотите, то можете поехать со мной. - А у меня есть выбор? - Чего? - заморгал часто вояка. - Ничего. Говорю, что я согласна. - Ах! Очень хорошо! Мы отлично проведём время. - Да уж, кто отлично, а кто нет, - буркнула себе под нос девушка, так, чтобы не слышал её попутчик. Сержант, растолкав локтями, а где и пинками людскую толпу, пробился к вагону, а потом помог Юле взобраться в тамбур, который вонял потом и сигаретами. Первое преобладало гораздо больше, чем второе. - Вот мы и здесь, - зачем-то сказал сержант, как бы случайно кладя потную ладонь на ягодицу девушки. - Угу. А мы так и будем стоять весь путь? - Нет, конечно же. Схватив Юлю в охапку, сержант двинулся вперёд, протискиваясь сквозь людские тела. Кто-то принялся ругаться, другие же только злобно сверкали глазами. Впрочем, сержант не церемонился. Кого-то он просто оттолкнул, а кому-то врезал и по морде. Наконец, им удалось проникнуть в коридор, где они и застряли. Сколько бы не старался вояка, ему так и не удалось сдвинуть впереди стоящих. Плюнув, в конце концов, на все попытки, сержант прижал Юлю к окну, начиная шарить потными ладонями по её телу, не обращая внимания на взгляды остальных. Юля же вначале пыталась сопротивляться, но вызвала лишь этим медовую улыбочку у своего попутчика. Потом плюнув на него, принялась смотреть в окно, где в этот момент как раз и раздались первые выстрелы. - Что там происходит? - Не обращай внимания. Наверное, беженцы пытаются прорваться к поезду. Выстрелов стало больше, как и воплей. Загрохотал пулемёт, а потом отряд автоматчиков, выстроившись в шеренгу, открыл огонь по людям, и не только. - Смотри! Там эти! Множество глаз приникло к окнам, пытаясь понять, почему начали стрелять. Потом увидели заражённых. Они врывались на территорию станции, нападая на бегущих людей, валя их. Какая-то девочка, лет десяти, запрыгнув крупному мужчине на спину, впилась тому зубами в шею. Из раны брызнула кровь, а несчастный завопил, закатывая от ужаса и боли глаза. Ещё дальше два заражённых рвали уже мёртвое тело, которое бездыханное лежало на асфальте. Они отрывали по очереди куски от ног, будто два стервятника. - Фу! Какая мерзость! - Ничего, - успокоил её сержант. - Сейчас тронемся. И действительно, буквально через секунду, или слегка больше, состав резко дёрнулся, начиная набирать ход. Колёса под ногами загрохотали, а где-то впереди послышался пронзительный свист. Юля подумала, что это поезд дал гудок, но уже в следующий момент раздался взрыв, который оглушил и ослепил на какое-то время. - Суки! - кто-то завопил в коридоре. - Ан! - вторил ему другой голос. - Помогите! - кричал третий. Ослеплённая, Юля ощутила, как вагон стал заваливаться. Она повалилась на спину, но не ударилась, так как позади неё было множества народа. Послышался ужасный скрежет чего-то, а потом тряхнуло так, что девушка подумала о сохранности своих зубов. Не раскрошила ли их? Вагон сошёл окончательно с рельс, и повалился на бок, громко шмякнувшись. Отовсюду вылетели стёкла, а сама девушка почувствовала у себя на лице что-то мокрое и липкое. Только через долгое мгновение она поняла, что это кровь. Её кровь. 'Почему не хватает воздуха? Я ранена? Или умираю?' Девушка завертелась, пытаясь выбраться из этой тёмной ямы, в которой очутилась непонятным образом. Ей хотелось глотнуть воздуха, чтобы он наполнил лёгкие. Но была лишь вонь потных, немытых тел. 'Помогите', - закричала она, но тут же осознала, что из горла не вырвалось низ звука. - Помогите, - уже не мысленно, а вслух произнесла она. 'Я живая! Да-да, живая! Мёртвые не чувствуют боли, а я её ощущаю'. Оттолкнув навалившееся на неё тело какой-то полной женщины, Юлия смогла протиснуться к самому верху, туда, к разбитым окнам. Она глубоко вздохнула, чувствуя, как начинает кружиться голова. - Как же хорошо, - пробормотала девушка, продолжая свой путь наверх. Отпихнув ещё одно тело, на этот раз принадлежащее подростку, Юля наконец уцепившись за края окон, подтянула своё тело, и выбралась на вагон. Ей открылась картина разрушения. Три вагона лежали на боку, а поезд продолжал уходить дальше, увозя счастливых пассажиров, которым не довелось остаться в этом аду. А тем временем, возле зданий и бараков шла стрельба. Кто в кого стрелял, было неясно. Оружие было у многих, начиная от солдат, и заканчивая беженцами. А ещё были заражённые, которые набрасывались на всё, что шевелилось. - Сюда! - послышался чей-то грубоватый голос. Обернувшись, Юля увидела крупного мужчину в деловом костюме, который махал ей рукой. - Нужно спрятаться за вагон, чтобы нас не увидели эти психи. Виски начинали болеть, но девушка все равно кивнула, понимая правильность слов. Да, нельзя было допустить, чтобы их увидели заражённые, которые были абсолютно везде. Переступив через разбитое окно, Юля приблизилась к краю, где ей помог спуститься тот самый мужчина в деловом костюме. Его лицо, как и у самой Юли, было в крови. Из многочисленных ран вытекала тёмная жидкость, кровь. - Спасибо, - пробормотала она благодарность. Но мужчина не обратил на слова никакого внимания, уже снова оказываясь наверху, и помогая спускаться остальным. Девушка с неудовольствием заметила знакомую физиономию, которая принадлежала сержанту. Тот приблизившись к Юлии, уселся возле неё, прислонившись спиной к крыши вагона. - Уф. Ну и тряхнуло. Видок у вояки был странным. Он казался пьяным, слегка покачиваясь из стороны в сторону. На удивление, сержант не получил почти никаких ран, если не считая фингала под правым глазом. Кто ему заехал, оставалось загадкой. - Быстрее! - командовал мужчина в деловом костюме, спуская всё новых и новых людей. - Нам надо спешить, пока нас не увидели они. Кто были эти они, объяснять не нужно. Каждый видел заражённых, и каждый знал, на что они способны. - Скоро прибудет помощь. Надо только подождать. Мужчина помогал людям, успокаивая их. - Чёрта с два прибудет помощь, - недобро усмехнулся сержант, подтягивая к себе свой автомат. Юля взглянула на своего попутчика, и мысленно с ним согласилась. Вряд ли остальным военным будет до них, если на станции льётся вовсю кровь. 12. Ударив прикладом автомата попавшегося на пути подростка, Марк рванул к рельсам, но резко остановился, когда впереди заметил группу психов. Они тоже увидели человека, и рванули к нему. - Чёрт! Развернувшись, парень бросился к административному зданию, что находилось не далее, чем в десятке метрах. Он сократил это расстояние всего за пару секунд, наверное, побив все рекорды. За спиной что-то проорал Лунатик, который бежал следом. Но Марку сейчас было не до приятеля. Его внимание сосредоточилось на входе без дверей. Он пытался придумать, как им действовать дальше. Отпихнув в сторону раненого солдата, Марк понадеялся, что именно на этого военного отвлекутся психи. Так и получилось, но, увы, не все. Несколько зараженных стали рвать человека зубами, а остальные же продолжали погоню за двумя людьми. Домчавшись до входа, Марк хотел развернуться и срезать преследователей очередью, но не стал этого делать, так как просто не успевал. Психи дышали в затылок. - Двигай! - заверещал Лунатик, толкая обеими руками приятеля в спину. Перепрыгнув через лежавший у порога окровавленный труп, Марк понесся к лестнице, что вела на второй этаж. На пути то и дело попадались мёртвые тела. Стены были забрызганы бурыми пятнами, а от мебели почти ничего не осталось, кроме груды мусора. Влетев по лестнице на второй этаж, Марк на мгновение замер. Некоторые двери в комнаты были открыты, и внутри виднелся беспорядок, а также всё те же трупы, трупы и ещё раз трупы. Наверху, на третьем этаже, послышались беспорядочные выстрелы, а следом раздался душераздирающий вопль. - Не-е-ет! - орал кто-то, продолжая палить из оружия. Приняв решение, Марк кивнул Лунатику на одну из дверей, в которую оба парня и всунулись, открыв её пинком ноги. - Тише, - прошептал парень, прикладывая грязный указательный палец к губам. Лунатик понятливо кивнул, утирая пот с лица. Прикрыв за собой дверь, Марк стал прислушиваться. По другую сторону послышались многочисленные шаги, которые замерли на втором этаже. Это продолжалось слишком долго, может целую минуту, или вечность. Потом кто-то шаркнул, а кто-то наступил на банку, сминая её под стопой. Чьи-то шаги послышались ближе, и остановились возле двери. Марк напрягся, готовясь открыть огонь. Он мельком взглянул на окно с выбитыми стёклами. Что там было внизу, он не знал. Второй этаж, лететь не далеко. Главное не напороться на что-нибудь острое. По другую сторону снова царила тишина. На третьем этаже также перестали стрелять. Было неизвестно, погиб ли человек, или просто затаился, как Марк и Лунатик. Приятель стал переминаться с ноги на ногу, как будто хотел отлить. Впрочем, сам Марк не отказался бы от этого. Мочевой пузырь давал о себе знать. Ещё раз приложив палец к губам, Марк сделал страшные глаза, говоря своим взглядом, чтобы товарищ заткнулся, и не ёрзал, издавая различный шум. Лунатик утвердительно кивнул, трясясь от страха. Его лицо, не смотря на покрывавшую грязь, было бледным, почти белым. А глаза грозили вот-вот вылезти из орбит. 'Ну что же вы суки умолкли? Давайте, пошевелитесь. Я хочу знать, где вы сейчас. Чёртовы ублюдки'. Тишина Марка раздражала, заставляя нервничать. Он терялся в догадках, что в данный момент делают психи. Да и там ли они ещё? 'Конечно там. Я не слышал, как они уходили. А может быть я пропустил это мимо ушей? Нет, вряд ли'. Всё это было не похоже на сумасшедших, которые не думали головой, а двигались на инстинктах. 'Чёрт! Да сделайте вы уже что-нибудь!' Как будто прочитав его мысли, за дверью послышался шум. Чьи-то шаги прошли дальше, останавливаясь возле другой двери. 'Ага! Значит вы всё ещё здесь'. Марк слегка повернул голову, прислушиваясь, что происходило в другой комнате, соседствующей этой, где они прятались. 'Посмотрел? Утолил своё любопытство? Отлично! А теперь сваливай. Давай вали отсюда, из этого здания нафиг!' Через стенку что-то с шумом грохнулось. Несколько шагов двинулись к своему собрату, чтобы поглядеть, что к чему. 'Дерьмо! Да когда же вы свалите, чёртовы ублюдки'. Марк крепче сжал автомат, так, что пальцы побелели от напряжения. 'Только суньтесь ко мне, и я вас всех...' Парень подумал о том, что сейчас мог бы сидеть в поезде, если бы эта чёртова девка не кинула его и Лунатика. Хотя, кто его знает? Могло ведь оказаться и так, что они оказались бы в последних вагонах, которые сошли с рельс. Тогда бы точно они оказались в лапах у этих тварей. 'Интересно, а она выжила?' Марк вспомнил Юлю, её красивое лицо, фигуру. 'Сейчас не время, парень, - потряс он головой, избавляясь от этих мыслей. - Думать надо совсем о другом. Например, как спасти свою задницу из этой ситуации'. Психи продолжали ходить по соседней комнате, время от времени что-то переворачивая. Потом они перешли в другое помещение, а после и в следующее. - Идите, - шёпотом проговорил Марк, и тут же испугался, что его услышат. Лунатик, подняв кулак, погрозил приятелю кулаком, желая, чтобы тот заткнулся. Марк утвердительно кивнул. Прошла минута, а потом и другая. Время тянулось мучительно медленно. Психи продолжали ходить по помещениям, как будто чувствовали людей, но не могли их отыскать. Снова послышался шум. В одной из дальних комнат что-то перевернулось. 'Чёртовы уроды, - со злостью подумал Марк. - Идите на улицу, там вас ждёт много пищи'. Он с осторожностью утёр пот, который попадал в глаза. Шаги снова послышались в коридоре, и теперь быстро приближались. 'Ага! Уходите? Давайте'. Пройдя мимо двери, группа психов вдруг остановилась, замерев на долгую секунду. По-видимому, они принюхивались, или думали своими тупыми мозгами, обсуждая. 'А могут ли они общаться друг с другом?' Шаги приблизились к той двери, за которой прятался Марк и Лунатик. 'Нет. Только не сюда!' Послышался тихий скрип петель, который с каждым мгновением становился всё громче и громче. Марк видел со своего места грязную кожу психа, его тупое лицо, пустой взгляд. Мышцы парня напряглись, а автомат ещё выше приподнялся, так, чтобы срезать вошедшего напрочь. - Су-у-уки! - послышался вопль человека, того самого, с третьего этажа. Следом раздались хлопки выстрелов. Психи, которые уже почти вошли в комнату, резко развернувшись, спешным шагом двинулись прочь, поднимаясь наверх. - Скоты! Сволочи! Мужчина выплёвывал ругательства, вместе с выстрелами. Выждав секунду, Марк кивнул Лунатику на выход. Оба парня с осторожностью покинули комнату, направляясь к лестнице. - Чёрт, - прошипел Марк, увидев, как десяток психов входит в здания, по-видимому, привлечённые шумом. - Назад, - шепнул Лунатик. Марк утвердительно кивнул, возвращаясь обратно в помещение. Потом его взгляд упал на небольших размеров шкаф. - Давай подопрём дверь, - прошептал он одними губами. - Только тихо. Взяв с двух сторон шкаф, парни поднесли его к двери, поставив у выхода. Теперь дверь было не открыть. По крайней мере, ни сразу. Закинув автомат на плечо, Марк с опаской приблизился к окну, выглядывая наружу. Из дальнего здания, которое находилось возле забора, всё ещё велась стрельба по ходячим мишеням. Время от времени на площади попадались люди, не психи, а нормальные. Они передвигались преимущественно бегом, прячась возле разных сооружений. - Что будем делать? - поинтересовался Лунатик, стоя рядом и разглядывая то, что царило на улице. - Не знаю, - пожал плечами Марк. - Может лучше подождать? - Подождать чего? - Ну, пока эти психи уйдут, а тогда мы сможем выбраться. - А если они не уйдут? Да и наша оборона довольно хлипкая. Шкаф не удержит толпу этих сумасшедших. Чёрт! Да он не сможет удержать даже двоих. - А что ты предлагаешь? - Я не знаю. Ничего не знаю! - Говори тише. Нас могут услышать. Сверху снова послышались выстрелы, а следом вопль боли. Наверное, психи добрались до их невольного спасителя, который отвлёк тварей на себя. - Вот и всё, - подытожил Марк, и сам не зная, к чему это сказал. Приблизившись к полкам, он осмотрел стоявшие книги, лежавшие бланки и какие-то отчёты. Повертел в руках статуэтку мужика с бородой и в очках, а потом решительно направился обратно к окну. - Что ты надумал? - Уходить отсюда. Марк перегнулся через подоконник и увидел пожарную лестницу, которая находилась совсем недалеко. Стоило лишь протянуть руку, и вот оно спасение. - А если нас увидят? - поинтересовался Лунатик, переминаясь с ноги на ногу. - Ну не сидеть же здесь вечно? Встав ногами на подоконник, Марк протянул руку, цепляясь за перекладину. Переместив свой вес, он шагнул, и оказался на лестнице. - Давай. Не тормози. Закинув на плечо автомат, Лунатик последовал за своим приятелем. Спустившись на землю, Марк осмотрелся. Вроде никого из психов видно не было. Хотя сейчас обзор закрывал барак, а также груда мусора, что находилась возле него. По-прежнему слышались выстрелы. Правда, не столь часто, как это происходило раньше. - Давай в ту сторону. - Угу. Дойдя до угла здания, в котором им приходилось прятаться, Марк выглянул, убеждаясь, что психи не исчезли. Они столпились возле груды тел, пожирая мёртвую плоть. Некоторые злобно рычали друг на друга, выхватывая куски человечины. Другие же пожирали трупы в полном одиночестве, благо, что мертвецов хватало. Марк указал взглядом на перевёрнутые вагоны, что раннее слетели с рельс. Лунатик понятливо кивнул, следуя за своим товарищем. Пройдя два десятка метров, Марк оглянулся, и увидел трёх психов, которые бежали в их сторону. Вскинув автомат, он нажал спусковой крючок, но выстрела не последовало. - Дерьмо! - вскричал парень, понимая, что рожок пуст. - Я! Сейчас! Их! Завалю! Лунатик пальнул, но куда-то в воздух, над головами приближающихся монстров. - Идиот! Бери ниже! - Да-да! Очередная попытка, и снова неудачная. Напарник промахнулся. - Ч-чёрт, - выругался Лунатик, когда стрельба прекратилась. - Он не стреляет! Не за хрень? - Бежим! Марк замахнулся и двинул ближайшего психа прикладом по лицу. Влажно хрустнул нос, а следом брызнула кровь. Ещё удар, но на этот раз в челюсть. Псих отлетел от мощного удара, упав под ноги своим товарищам. Развернувшись, Марк помчался к вагонам, слыша за собой пыхтение Лунатика. Он добрался до них в считанные мгновения. Помогая себе руками и ногами, парень взобрался на один из вагонов, перепрыгивая через выбитые стёкла. Где-то внизу слышались стоны. Кто-то просил о помощи, другие же кричали от боли. Удивительно, как оставшимися в живых людьми ещё не занялись заражённые. Следом за ними на вагон стали подниматься и преследователи, которые карабкались ловко, будто всю жизнь этим занимались. Но Марк уже находился по другую сторону, готовясь спрыгнуть вниз. Он увидел группку людей, что попытались спрятаться за вагоном, собравшись в кучку. По-видимому, это выжившие, которым посчастливилось выбраться. Также Марк увидел знакомое лицо, которое принадлежало Юли. Девушка смотрела на парня с каким-то ужасом, будто Марк только что выбрался из могилы, на удивления всем. Впрочем, оно так и было. 13. Спустившись с поезда, Марк оглядел толпу, останавливая свой взгляд на той самой, кто не так уж и давно их кинула. Юля, как ожидал парень, не опустила взгляд, а продолжала смотреть на него с каким-то вызовом. На её губах блуждала задумчивая, слегка издевательская улыбка. - Вот мы и встретились, - проговорил Марк. - Снова. - Да уж. Марк хотел сказать нечто другое, что-то оскорбительное, но все слова вылетели из головы. Сейчас было не время для ругани. Там, наверху, пировали психи, которые увидев в вагонах людей, бросились на них. Бежать несчастным было некуда. Ведь они были заперты в тесном пространстве, что означало верную гибель. И никто из здесь присутствующих почему-то не поспешил остальным на помощь. Лишь мужчина в деловом костюме слегка дёрнулся, но и он понял, что помочь ничем не сможет. Да и своя рубашка была ближе к телу. - Это те самые, кого ты попросила завалить? - поинтересовался сержант, даже не потрудившись понизить голос. Юля не ответила, посчитав этот вопрос в такой ситуации просто глупым. Сержант подтянул к себе автомат. Также поступили и Марк с Лунатиком, правда, у парней не было патронов. Но никто об этом не знал. - Как там? - поинтересовался мужчина в костюме, видя то напряжение, которое возникло между парнями и сержантом, решившись отвлечь внимания. - Плохо, - пожал плечами Марк. - Надо уносить отсюда ноги, и как можно быстрее. Он с опаской поглядел наверх, но психов видно не было. - Это правильно, - кивнул мужчина, а потом представился. - Михаил. Марк слегка улыбнулся, но по сути ему было все равно, как звали этого здоровяка. - Парень прав! - повысил слегка голос Михаил. - Надо как можно быстрее уходить отсюда! - Но куда? - поинтересовался кто-то из людей. - Главное уйти подальше, а потом думать куда. - А поезд? - поинтересовалась одна из женщин с изможденным лицом. - Может, будет ещё один? - Нет, - покачал головой Михаил. - Вряд ли. Не став слушать продолжение разговора, Марк прошёл мимо здоровяка, направляясь прочь от рельс, держа путь от станции. Следом двинулся и Лунатик, по-прежнему держа в руках свой бесполезный автомат. - Ты это так и оставишь? - прошипел он, то и дело, оглядываясь назад, бросая злобный взгляд на Юлю. - А что я могу сделать? - Ну, не знаю. Что-нибудь. - Сейчас не время. Да и вообще... - Что? - Ничего. Плюнь ты на неё. Пройдя пустое пространство, Марк перебрался через забор, не заметив по другую сторону никакой опасности. По-видимому, заражённые ещё сюда не добрались, или просто не сочли нужным идти сюда, так как пищи здесь не было. Вдалеке тянулась полоска дороги, что убегала к горизонту. Также виднелись маленькие точки. Это домики и различные фермы, на которых держали скот люди. Отойдя на десяток шагов, Марк услышал у себя за спиной шум. Оглянулся, и увидел остальных людей. Никому не хотелось оставаться возле перевёрнутых вагонов, подвергая себя опасности. Народ решил уходить. Все равно куда, лишь бы как можно дальше. Солнце окончательно выглянуло, разогнав тяжёлые дождевые тучи. Стали видны орбитальные города, сверкая где-то высоко множеством огоньков. Там, далеко находились люди, которые наблюдали за всем происходящим. Сидя возле экранов мониторов, они наслаждались отвратительным зрелищем, которое происходило на земле, смотря на всё это, будто кино. Возможно у них в руках находились бокалы с шампанским, или нечто другим. Они обсуждают новости, делясь своими впечатлениями от увиденного. Марк со злостью поглядел вверх, желая, чтобы небеса рухнули на землю, погрузившись в этот ад. Он хотел, чтобы эти чистюли прочувствовали всё то, что довелось ему испытать, на собственной шкуре. - Гребаные уроды. Он сплюнул, опуская взгляд, и возвращаясь обратно на землю. Они отошли от станции на несколько километров. Теперь не было слышно выстрелов. Скорее всего, не осталось тех, кто мог сопротивляться. Все люди погибли. А их же небольшая группа двигалась вперёд, к горизонту. Правда, некоторые из выживших решили отделиться от основной массы, сказав, что попытают удачу на дороге. Возможно какой-то из проносящихся транспортов остановится, и подберёт несчастных. Глупцы, конечно же. Никому они не были нужны. Никто не станет их подбирать. Марк с равнодушием наблюдал за тем, как четверо человек двигаются в сторону трассы, постепенно уменьшаясь в размерах. Потом обернувшись к Михаилу, взглянул на здоровяка. - А ты чего не пошёл? Тот пожал плечами. - Это глупо. Они погибнут. - А чего тогда не остановил их? - Зачем? Эти люди сами выбрали свою судьбу. - Судьба, - повторил последнее слова Марк. - А можем ли мы её выбирать? - Сейчас не то время, чтобы придаваться философии. - Чего-чего? Какой ещё философии? Михаил покачал головой, улыбнувшись. Минут через тридцать, группа достигла первой из ферм. Людей видно не было, как впрочем, и животных. - Наверное, они покинули эти места, - предположил Михаил, оглядывая опустевший дом. - Скорее всего. Держа автомат как дубинку, Марк, открыв со скрипом входную дверь, вошёл вовнутрь. В доме пахло едой, а ещё уютом. На кухне находилась посуда, вымытая, лежавшая на сушильне. В неработающем холодильнике парень обнаружил пакет с молоком, к которому надолго припал губами. Сухость во рту мучила с самого утра, а теперь можно было утолить свою жажду. Воду же пить нельзя, так как это чревато большими последствиями. По крайней мере, так думали многие. Наконец напившись, парень покопался в холодильнике, отыскивая что-нибудь съестное. Ему попался кусок колбасы, желтоватый сыр, и ещё какая-то хрень в банках. - Ты чего тут жрёшь? - спросил Лунатик, обводя кухню взглядом. Не отвечая, Марк протянул приятелю пакет молока, который тот буквально выхватил из рук. - Пей, и не подавись. Закинув в рот колбасу, Марк приблизился к раковине, открывая ручку. Вода не пошла. Раздалось лишь шипение, которое вскоре смолкло. - Ну и хрен с тобой, - пробормотал он. - Больно уж нужно. Все равно тебя пить нельзя. - Хорошо, протянул Лунатик, громко рыгнув. - А больше там ничего нет? - Посмотри, - предложил товарищ. Приблизившись к окну, Марк какое-то время наблюдал за людьми, которые ходили по двору, как будто что-то искали. Возле одного из сараев стояла Юля, а рядом с ней тёрся сержант, на лице которого играла прежняя мерзкая улыбочка. Взгляд девушки и Марка встретился на какой-то миг, а потом мгновенно разошёлся по сторонам, как будто чего-то испугавшись. - Ты погляди! - воскликнул Лунатик. - Здесь в банках жрачка. Похоже, что какое-то мясо. - Ты бы с ним был осторожнее. Ещё пронесёт тебя. - Да, чёрт возьми, я хочу жрать! С этими словами приятель стал жадно заглатывать куски мяса, даже не жуя их. Несколько раз Лунатик подавился, но все равно не прекратил своего занятия. - Парни, у вас всё нормально? - поинтересовался Михаил, входя в кухню. - Нормально, - ответил Марк. - Обычно, - буркнул Лунатик, продолжая жевать. Он отвернулся от вошедшего человека, чтобы тот вдруг не попытался отобрать у него еду. Ведь в трущобах именно так и происходило. Не успел слопать, значит, обеспечил обедом кого-то другого, а себе же нажил неприятности. - Я вот думаю, куда двинуться дальше? - А что говорят остальные? - поинтересовался Марк, продолжая глядеть в окно. - Кто что. Некоторые за то, чтобы вернуться обратно в город. - Да, я тоже думал об этом. - И почему не вернулся? - Ответ итак ясен. В городе ждёт гибель. Да, там можно отыскать удобное местечко, в котором укроешься на какое-то время. Но человеку нужна жрачка. А где её взять? Правильно. Надо выходить из своего убежища и рыскать. А это лишняя опасность. В городе этих тварей особенно много, и вряд ли они подались к фермам. - Верно говоришь, - согласился Михаил, подходя к окну и становясь рядом. - Я думал отправиться на юг, к горам. - И что тебя сдерживает? - Дальность пути. Я со своим приятелем просто не дойду. Был бы транспорт, а на своих двоих глупо. - За автомобилем можно вернуться обратно в город. - Можно, да ненужно. Что-то желания нет. Как я уже говорил раньше, там слишком опасно. Единственный выход, это двигаться вперёд, обшаривая фермы, надеясь, что попадется тачка. - Или грохнуть того, у кого есть эта самая тачка, - добавил Лунатик, держа в руке консерву. Снаружи послышался какой-то шум. Оторвавшись от разглядывания унылого пейзажа, Марк поспешил во двор, где увидел возбуждённую толпу. - Что произошло? - поинтересовался Михаил, который двигался следом. - Там! В сарае! Мужчина в разбитых очках указывал пальцем в сторону сооружения из дерева. - Что там? - Псих? - поинтересовался Марк, беря удобнее свою дубинку-автомат. - Нет. Висельник. - Кто-кто? - Он повесился, - ответил очкарик. Пройдя к сараю, Марк и Михаил увидели раскачивающегося в петле мужчину. Перекинув верёвку через балку, человек встав на табурет, повесился, решив, по-видимому, таким образом уйти от всех проблем. - Бедняга, - пробормотал здоровяк. - Слабак, - сплюнул Марк. - Одной паршивой овцой меньше. Михаил поглядел на парня долгим взглядом, но ничего не сказал, решив оставить своё мнение при себе. - Нужно бы его снять, и похоронить, - предложил кто-то. - Давай, - отмахнулся Марк, который ничего не собирался делать для этого мертвеца. Он презирал тех, кто кончали счёты с жизнью. Это были не люди, а бесхребетные существа. Они не могли бороться за собственное существование, отыскивая более лёгкие пути. А если не получалось, то... Марк отошёл от сарая, давая остальным людям поглядеть на висельника. Смерть всегда притягивала к себе людское внимание. - Нужно поискать для себя более лучшее, чем этот пустой автомат, - бросил он Лунатику, направляясь в один из сараев. Внутри, Марк обнаружил множество инструментов, но его взгляд упал на топор, который висел на стене. Взяв его, парень сделал несколько движений, как бы примеряясь. - Нормально, - кивнул он самому себе. - А я, пожалуй, возьму себе вон тот топор, что в углу. Отбросив ненужный автомат, Лунатик ринулся в дальнюю часть строения. Он тоже вооружился, пускай и более громадным топором, который был тяжелее того, что находился у Марка. - Вот и всё. Теперь можно покидать это место. - Угу, - согласился приятель. 14. Вернувшись обратно в дом, Марк стал перебирать различные бумаги, которые в обилие лежали на полках. Скользя взглядом по предложениям, он откидывал ненужные в сторону, так что на полу собралась уже изрядная куча. Туда же отправлялись и книги, которые парень не удостаивал вниманием. Нет, художественная литература была не для него. - Пускай эту гадость читают чистюли, - бормотал он. Для Марка лучше бы подошёл порнографический журнал с интересными картинками, но, увы, здешние хозяева такой литературы здесь просто не держали. А если и было, то находилось в укромном месте. - Ты что-то ищешь? - поинтересовался Михаил, входя в комнату и видя весь этот беспорядок. - Угу, - промычал парень. - Можно узнать, что именно? Взгляд Марка скользнул выше, и на его губах появилась довольная улыбка. - Я уже нашёл то, что искал. С этими словами он взял с полки карту, которую тут же не преминул развернуть. Взгляд забегал по разноцветным линиям, отыскивая нынешнее местонахождение группы. - Ага! Мы находимся вот здесь. Приблизившись к Марку, Михаил заглянул ему через плечо. - Да, наверное. Честно сказать, я не слишком разбираюсь в картах. - Не слишком? Кстати, а ты кто? Ну, профессия. - Юрист, - коротко бросил Михаил. - Хм... - Что-то не так? - приподнял в удивлении бровь мужчина. - Я просто представлял юристов совсем по-другому. - Интересно, какими же? - Ну, в очках там, маленьких, с потными лицами и лысиной на голове. А ты скорее смахиваешь на вышибалу, или на борца. - Увы, жаль тебя разочаровывать. Юристы встречаются разные. А что до борьбы, так в своей молодости мне пришлось ей заниматься. Михаил, закатив рукав рубашки, показал рваный рубец, который тянулся от локтя к предплечью. Марк восхищенно прицокнул языком. - В яме на бензопилах, два года подряд. Вообще удивляюсь, как я остался целым. Видел других ребят. Просто обрубки, куски живой плоти. - Крута! - Я бы так не сказал, - покачал головой мужчина. - Дураки, которые думают о деньгах и славе. - А от кого получил эту метку? - Последний бой. Зелёная маска. - Зелёная маска? Чёрт, чувак, я видел этого парня! Он действительно крутой тип. Тебе повезло, что ты отделался шрамом. - Да уж, это точно, - согласился Михаил. - Зелёная маска, что тебе робот. Он не знает усталости, работая своей бензопилой без перерыва. - А как же ты закончил бой? - Поражением. Досрочно. Марк утвердительно кивнул, вздохнув. Потом парень решил сменить тему, видя, что его собеседник не слишком распространяется о своём прошлом. Хотя, если честно, он бы мог слушать о боях часами, так как и сам в детстве хотел стать борцом. Впрочем, как и любой из мальчишек. - Ладно, давай вернемся к нашим баранам. Марк снова развернул карту, пытаясь проследить их дальнейший путь. - Здесь проходит трасса М-21, которая уходит на север. Она встречается с М-35, что ведёт на восток, заканчиваясь в Горлоке. - Но туда нам не нужно. Большой город, большие проблемы. - Верно мыслишь, дружище. А что нам нужно? - Подыскать укромное местечко, в котором можно отсидеться. - Правильно. База Зелёный луг. Марк указал пальцем на маленькую точку, которая находилась в стороне от трассы. - Дороги далеко. - Городов поблизости нет, как и людских поселений, - кивнул Михаил. - По крайней мере, мелких деревень и ферм. - Вот только до неё... - Сколько? - Тридцать пять километров, если идти напрямую. Это без воды, хотя там нас будет ждать подземный источник. - Вода, прямо как какое-то сокровище, - заметил бывший борец. - Она всегда была сокровищем. Там, у нас в трущобах. Её постоянно не хватало, в отличие от ваших территорий, где она текла из крана свободно. - Теперь то что? Пострадали все. - Да уж, это точно. Итак, значит, решили, куда будем двигаться. - Решили, - подтвердил Михаил. - Зелёный луг? - Угу. Только это будет завтра. - С чего вдруг? - нахмурился парень. - Время. Скоро наступит вечер. Ещё какой-нибудь час, и сумерки лягут на землю. А идти в темноте, где на пути попадаются глубокие расщелины, это самоубийство. Марк скривился, но ничего не сказал, понимая, что мужчина прав. Ведь мёртвым, или со сломанными ногами далеко не уйдёшь. Смяв карту, парень двинулся к выходу, но резко остановился, когда услышал некий шум, который доносился со двора. - Что там ещё за дерьмо? Раздался выстрел, а потом ещё один. Переглянувшись, оба человека ринулись к выходу. Держа рукоять топора, Марк выбежал из дома, лихорадочно оглядываясь. Он был готов пустить своё оружие, круша всё на своём пути. Но это уже не потребовалось. Возле ворот, которые были открытыми, столпились люди. Приблизившись к ним, Марк увидел заражённого. Тот лежал на земле, истекая кровью. Она выливалась толчками из простреленных ног. Руки со скрюченными пальцами впивались в сухую землю, подтягивая вперёд тело, а зубы постоянно клацали. Рядом с ним на корточках сидел сержант, держа в руках автомат. Он с любопытством наблюдал за жалкими попытками психа, как тот пытался доползти до людей. - Что здесь происходит? - подал голос Михаил, расталкивая столпившихся людей. - Вот, - указал сержант, сплёвывая на землю. - Пришёл этот гад откуда-то. - Почему не закрыли ворота? - А кто бы их закрывал? Всем насрать. Сержант зло усмехнулся, продолжая наблюдать за психом. - Пристрели его, - скомандовал бывший борец. - Патронов жалко. - А по ногам стрелять не жалко? - Ты здесь не начальник, чтобы командовать! - огрызнулся тот. Сержант приподнялся, а потом пнул заражённого ботинком в лицо, так как тот почти добрался до его ног. - Интересная штуковина. У него одни инстинкты. Ему нужно только жрачка. Марк мысленно не согласился с ним, вспомнив, как он прятался с Лунатиком в одной из комнат административного здания. Психи целенаправленно обыскивали помещение, и нашли бы их, если бы не тот мужчина на третьем этаже, который отвлёк внимания на себя. Из толпы появился приятель Марка, который недолго думая, взмахнул своим топором, а потом опустил его на шею заражённого. Видя, что голова не отделилась от тела, Лунатик снова поднял топор, но на этот раз обрушил свой удар на затылок. Хрустнула кость, вминаясь вовнутрь, а во все стороны брызнула тёмная кровь, попав и на самого Лунатика. - Мать твою! - выругался он, утираясь своей грязной футболкой. - Это дерьмо попало мне в рот! Заражённый дёрнувшись несколько раз, наконец, затих. Из раны в голове вытекала каша из мозгов. - Ты не сделал, урод? - взвизгнул сержант, злобно сверкая взглядом. - Захлопнись! - огрызнулся Лунатик. Народ подался назад, чувствуя, что сейчас что-то произойдёт между этими двумя. - Это был мой трофей? - Какой, к херу, трофей? Вояка поднял автомат, как будто собирался пристрелить парня на месте. Но тут вмешался Марк, который также приподнял своё оружие. Да, это был не автомат, а всего лишь топор, но все равно. Ему стоило им лишь взмахнуть, и острие бы разрубило голову сержанта надвое. - Я бы не советовал тебе этого делать, - предостерегающе предупредил Марк. Сержант скривился. - Крысы! - сплюнул он, опуская автомат, а потом разворачиваясь, покидая место сборище людей. - Козёл, - буркнул Лунатик ему вслед. Облегчённо вздохнув, Марк оглядел лица всех присутствующих. На некоторых читался страх, на других же любопытство. - Все разошлись! - громко скомандовал Михаил. - Мы сегодня остаемся на этой ферме. Так что готовьтесь ко сну. Выбирайте себе местечко удобнее. Когда люди разошлись, бывший борец, а ныне юрист, кивнул на заражённого. - Надо бы его выбросить за ворота. - А стоит ли трогать это говно? - с опаской поинтересовался Марк, которому совсем не улыбалось прикасаться к психу. - Все равно завтра отсюда уходим. Михаил пожал своими широкими плечами, говоря этим жестом, что ему плевать. Просто он хотел как лучше. Махнув на труп заражённого рукой, Марк поспешил прочь, не забыв перед этим закрыть ворота, чтобы ночью не было никаких новых сюрпризов. * * * Быстро, как это происходило и всегда, на землю легли сумерки, укрывая тёмным покрывалом города, одинокие фермы. Стал виден более отчётливее орбитальный город, который болтался где-то там, наверху. Появилась круглая луна, глядя единственным глазом на всё происходящее. Лунатик смотрел с какой-то тоской на спутник земли, думая о тех поселениях, которые находились там. По-видимому, его мечта никогда не сбудется. Он навсегда останется на этой грязной планете, не поднявшись к небесам. А как хотелось почувствовать полёт в космическом пространстве, а потом посадку на единственный спутник земли, глядя на лунные города, о которых говорилось довольно много. Вздохнув, парень закинул топор себе на плечо, чувствуя усиливающеюся головную боль в висках. В горле першило. Хотелось пить. - Чёрт. Так и сдохнуть не долго. Лунатик стоял в полном одиночестве, осматривая пустой двор. Народ давно разошёлся по углам, ища ночлега, кто где. Марк устроился на кухне, улегшись прямо на столе, будто покойник. А самому же Лунатику не спалось. Мешала головная боль. Да и жажда всё время донимала. Пройдясь до сараев, парень постоял возле мёртвого тела заражённого, которое продолжало лежать. Никто не потрудился его убрать. Потом приблизившись к воротам, взглянул сквозь узкую щель, но ничего не увидел из-за темноты. Лунный свет не слишком помогал обзору. - Как же хочется пить, - пробормотал он пересохшими губами, которые успели потрескаться от недостатка влаги в организме. - Ну нахрена я вчера бухал? Пошарив по карманам, парень, не обнаружив сигарет, тихо выругался. Его взгляд метнулся к колодцу, который сиротливо стоял посредине двора. Мысли заработали лихорадочнее. Лунатику подумалось, что не будет ничего страшного, если он попьёт воду из этого источника. Ведь он никак не связан с городом. - Это же из-под земли. Оглядевшись будто вор, Лунатик, приблизившись к колодцу, заглянул вовнутрь. В нос пахнуло сыростью и плесенью. Наконец решившись, он с осторожностью опустил ведро, зачерпывая воды. Казалось, что жажда усилилась. Все мысли были только о ней. Ему ещё никогда в жизни не доводилось испытывать такой сильной жажды. Вода стояла перед глазами. Вода ощущалась в пересохшей глотки. - Чёрт! Дерьмо! Трясущимися руками, парень поднял наверх полное ведро, а потом, слегка нагнув его, надолго припал к краю губами, чувствуя, как в тело вливается жизнь. - Как же хорошо, - пробормотал он, снова оглядываясь по сторонам. Лунатик сделал несколько шагов от колодца, но в следующий момент его согнуло пополам. Желудок прорезала жуткая боль, от которой он чуть не взвыл. Потом парня вырвало. Вырвало одной водой. 'Нет, этого не может быть! - пронеслась в голове шальная мысль. - Я не заболел. Если бы это было так, то всё протекало по-другому. Да и воду я только что попил. Вирус не действует настолько быстро'. Потом Лунатик вспомнил кровь заражённого человека, которая попала ему в рот. Да-да, именно чёртова кровь, чёртового заражённого. 'Нет, этого быть не может. Я не могу заболеть. Только не я!' Его вырвало ещё раз. На трясущихся ногах, парень поковылял к амбару, чувствуя головокружение. Дойдя до стены, он упёрся в деревянную дверь лбом, ощущая, как по телу градам стекает пот. Температура явно поднялась, а головная боль усилилась настолько, что стало трудно её терпеть. Лунатик хотел закричать, но так и не решился, поборов самого себя. Он понимал, что заразился от того психа, которому вонзил острие топора в голову. Если кто-то об этом узнает, то его непременно убьют. И даже Марк за него не вступиться, хотя и является его приятелем. Лунатик тихо захныкал, не желая умирать. Нет, даже не умирать, а становиться таким, как те, что нападают на людей. Он размазывал слёзы по грязному лицу, вспоминая свою жизнь. Да, она была никчёмной и убогой, но он её прожил, а теперь настало время уходить. Лунатик сполз по стене, садясь на корточки. Он обхватил голову руками, начиная раскачиваться из стороны в сторону. Мир дрогнул, а в глазах стало темнеть. Подняв голову, парень поглядел на спутник земли, а потом на двери амбара, возле которых сидел. Ему послышался оттуда какой-то неясный шум, но стук молоточков в исках заглушил все остальные звуки. Стало совсем плохо. Парня рвало уже не водой, а вонючей слизью. Он попытался подняться, испугавшись своего состояния. Рука потянулась к дверной ручке, обхватив прохладное железо. Мышцы напряглись, потянув створку на себя. Та с тихим скрипом приоткрылась. Лунатик сделал ещё одну попытку подняться, но его качнув, бросило вперёд, на землю. Сознание стало быстро гаснуть, вытесняемое чем-то другим, чужим, посторонним.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) М.Моран "Неземной"(Любовное фэнтези) Б.Мелина "Пипец"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"