Метс Михаил: другие произведения.

О В. Высоцком (из серии "Литературные портреты")

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 3.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В каком-то смысле песни Высоцкого - это просто записанный на магнитофонную ленту рык альфа-самца. Так думал я несколько лет назад. Пока, наконец, не прочел его тексты глазами. А, прочитав, не смог не признать: поэт. Необычный и странный. Абсолютно не мой. Так, по сути, до конца и не овладевший Словом. Но все же - поэт. Или даже (подымай выше) - художник. Ведь художник не тот, кто может сравнить закат с порезом. Художник - это, грубо говоря, человек, ощущающий мир чуть-чуть по-иному. И эта внутренняя ни на кого непохожесть в Высоцком, конечно, имеется. В прочем, ранний Высоцкий поэт небольшой. Его мир - это мир Очень Взрослого Мальчика. Самые часто встречающиеся слова у Высоцкого это: єкрикЋ, єнервЋ, єбольЋ, єранаЋ. Самое редко встречающееся - єдомЋ...

   О В. Высоцком
  
  Статья представляет собою фрагмент четвертой части романа "Записки лузера" .
  
  I. Дежурная провокация
  
  В каком-то смысле песни Высоцкого - это просто записанный на магнитофонную ленту рык альфа-самца.
  Так думал я несколько лет назад. Пока, наконец, не прочел его тексты глазами. А, прочитав, не смог не признать: поэт.
  Необычный и странный. Абсолютно не мой. Так, по сути, до конца и не овладевший Словом.
  Но все же - поэт.
  Или даже (подымай выше) - художник.
  Ведь художник не тот, кто может сравнить закат с порезом. Художник - это, грубо говоря, человек, ощущающий мир чуть-чуть по-иному. И эта внутренняя ни на кого непохожесть в Высоцком, конечно, имеется.
  В прочем, ранний Высоцкий поэт небольшой. Его мир - это мир Очень Взрослого Мальчика.
  
  
  II Несколько слов об Очень Большом Мальчике.
  
  Самые часто встречающиеся слова у Высоцкого это: "крик", "нерв", "боль", "рана". Самое редко встречающееся - "дом".
  Дом у Высоцкого возможен только такой:
  
   В дом заходишь как
   Все равно в кабак.
   А народишко -
   Каждый третий - враг.
   Своротят скулу,
   Гость непрошенный!
   Образа в углу -
  И те перекошены.
  
  Собственный дом упоминается лишь однажды:
  
   Я все отдам - берите без доплаты
  Трехкомнатную камеру мою.
  
  Мать и отец, дети и жены (до Марины Влади) не упоминаются НИ РАЗУ. Как ни странно, даже большого дома - России в песнях Высоцкого практически нет (в прочитанном мною сборнике (М, Эксмо, 2005) среди 155 содержащихся в нем стихотворных текстов слово "Россия" упоминается только 6 (!) раз, причем в двух случаях - в чужих цитатах).
  И все эти особенности, естественно, не случайны. Мир Высоцкого - это мир принципиально бездомного человека. Мир Высоцкого - это мир Очень Взрослого Мальчика, случайно забредшего к нам - в полукукольный мир не очень взрослых детей, моментально признавших его превосходство.
  Это ведь мы - не очень взрослые дети постоянно воюем с ненавистными предками, отстаивая наше священное право возвращаться домой после одиннадцати. А у этого странного Очень и Очень Большого Мальчика никаких папов-мамов, естественно, нету и он шляется до утра, где захочет.
  Это мы - не очень взрослые дети безнаградно бегаем за девчонками. У Очень Взрослого Мальчика все по-другому. Девчонки липнут к нему, но он им, по большому счету, недоступен. У него есть Она - в раз году спускающаяся со своих олимпийских высот Кинокоролева, его единственный родственник, в сущности, некая женская ипостась постоянно пребывающего на Северном полюсе Старшего Брата.
  Это мы - не очень взрослые дети все время мечемся между трусостью и жестокостью. А Большой Мальчик - добрый. Нас он не трогает, а наезжать на него (по крайней мере, в одиночку) никому и в голову не приходит.
  Самое минимальное число могущих противостоять Большому Мальчику противников - восемь ("Они стояли молча в ряд - их было восемь". "Их восемь - нас двое - расклад перед боем не наш, но мы будем играть").
  Взрослый Мальчик, в сущности, недолюбливает прямое физическое насилие ("Я Гамлет, я насилье презирал, я наплевал на датскую корону..."), потому что постоянно отстаивать с помощью кулаков свое место в мальчишеской иерархии - суть удел людей заурядных и слабых. Очень Большому Мальчику для этого достаточно одного рыка и взгляда.
  Завидна ли участь Очень Большого Мальчика?
  В качестве навечно возникшего в народном сознании мифа - безусловно.
  В качестве реальной судьбы реального человека, этот миф породившего, - не приведи Господь. Потому что источник его поэтической (да и физической) силы один - небоязнь смерти.
  Заложенная в генетический код программа саморазрушения.
  
   III Большой Мальчик за минуту до гибели.
  
  Окончательно убедила меня, что я имею дело с поэтом, его "Охота на волков".
  Нет-нет, не первая. Вторая.
  (Та первая, на мой взгляд, не выходит за рамки обычной народной баллады, а уж за строчку "И лают псы до рвоты" хочется подать на автора в суд).
  А вот вторая дело иное:
  
  
  Чтобы жизнь улыбалась волкам - не слыхал,
  Зря мы любим ее, однолюбы.
  Вот у смерти - красивый, широкий оскал
  И красивые крепкие зубы.
  
  Человек, сочинивший такое, поэт, до чего бы там у него псы не лаяли. И, вообще, предсмертный Высоцкий явно выходит на какой-то новый уровень:
  
   Я когда-то умру, мы когда-то всегда умираем.
   Как бы так угадать, чтоб не сам - чтобы в спину ножом.
   Убиенных щадят, отпевают и балуют раем.
   Не скажу про живых, а покойников мы бережем.
  
  Вряд ли хоть кто-нибудь сумеет растолковать, почему общелитературное "когда-нибудь" хуже употребленного В. С. "когда-то". Но то, что вышеприведенные строки - поэзия сомнений ни у кого быть не может.
  Или "Баллада о побеге" ("Был побег на рывок - наглый, глупый, дневной, вологодского с ног и - вперед головой..."). Одна из немногих высоцких вещей, принимаемая мной целиком - здесь не убавить, не прибавить.
  Этой своею предсмертной вспышкой Высоцкий странно напомнил мне Маяковского ("Второе - опять "второе"! - вступление к поэме "Во весь голос", на мой взгляд, вершина русской поэзии"). Да, в прочем, и не только ею. Их обоюдное сходство настолько разительно, что следующую главку этого микроисследования я бы хотел озаглавить:
  
  
  IV Володя-большой и Володя-маленький.
  
  Оба Володи очень похожи.
  Мощью голоса.
  Судьбами.
  И, конечно, стихами.
  Оба были мужьями (спутниками) первых красавиц своего времени.
  Оба убили себя фактически собственными руками (Маяковский из пистолета, Высоцкий - из шприца).
  Оба не вылезали из Америк и Франций во времена, когда 99% обывателей не путешествовало западнее Бобруйска.
  Оба были воистину народными поэтами и при этом весьма значительную и весьма влиятельную часть населения - раздражали.
  И сама их поэзия зачастую просто неразличима.
  
   Я счастлив, что я этой силы частица,
   Что общие - даже слезы из глаз.
   Сильнее и чище нельзя причаститься
   К великому чувству по имени "класс"
   (Маяковский)
  
   Здесь нет ни одной персональной судьбы
   Все судьбы в единую слиты.
   (Высоцкий)
  
  "И ветер дул, с костей сдувая мясо...". Кто это сказал? Владимир Владимирович?
  А вот и фигушки. Владимир Семенович.
  "...Простите, лицо у меня одно. Лицо оно, а не флюгер". Чистейшей воды Владимир Семенович. Однако, на деле - В. В. Маяковский.
  А вот вам типично высоцкие написанные лучшим и талантливейшим певцом революции:
  
   Я спокоен, вежлив, сдержан тоже,
   Характер - как из слоновой кости точен.
   А этому взял бы и дал по роже.
   Не нравится он мне очень.
  Схожи и их одушевляющие неживую природу метафоры. Один обращается к пароходу ("Товарищу Нетто..."), другой воображает себя самолетом ("Я - "ЯК"-истребитель...). Один описывает любовь миноносцев, другой - легковых машин.
  (И, конечно, никто, кроме двух этих поэтов не мог бы сделать целую Землю героиней лучшего своего произведения).
  Хотя, конечно, имеются и отличия.
  Маяковский талантливей.
  Высоцкий - мужественней.
  Маяковский создал, по сути, совершенно новую эстетику.
  Высоцкий легко обходился тем, что имелось.
  В своих лучших вещах Владимир Владимирович отождествлял себя с лошадью и мальчиком-самоубийцей.
  Т. е. - с жертвами.
  Герои Высоцкого пусть загнанные, но - хищники. Волки, зеки, самолеты-истребители.
  А концы и таланта (Высоцкий) и гения (Маяковский) были очень похожи. Оба ушли вместе со своими эпохами. Маяковский отказался стать зрителем Большой Террор, Высоцкий - афганского державобесия и вызванной им (и продолжающейся до сих пор) агонии социализма.
  
  С тремя первыми частями романа можно ознакомиться здесь:http://www.ozon.ru/context/detail/id/3787834/
Оценка: 3.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Демидова "Отпуск в гареме"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Сергей "Эра подземелий 3"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"