Мичиру Кайо: другие произведения.

Ангелы смерти - хранители земли. Загадка серебрянной звезды. 1-15главы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Ангелы смерти- хранители земли.
  Загадка Серебряной звезды.
  
  1. Первое задание.
  - Эльф, отвечай, Эльф! ... Эльф, отвечай! ... - Шипение в рации сменялось позывными, по разгромленной комнате гулким эхом разносились слова. Рация валялась в груде разбросанной одежды и поломанных вещей. Рядом с ней, в неестественной позе лежал парень, его синие глаза застилала пелена, руки безвольно лежали на полу, над грудью, там, где должно быть сердце парило что-то похожее на многоконечную звезду. Звезда светилась и переливалась цветами радуги, озаряя комнату. Тишину квартиры почти ничего не нарушало, кроме глухих ударов по стене, со стороны зала. - Эльф, ответь?! ... Я присылаю к тебе подкрепление... Слышишь, Эльф?!
  Удары прекратились, с секунду все было тихо, но затем, закрытая дверь сорвавшись с петель, рухнула в противоположную стену, и упала возле парня, едва не задев его. Комнату заполнил серый, едкий туман, и не касаясь пола в комнату влетело существо. Красные волосы, достигали пола, они вились, и торчали в разные стороны, на бесцветно-сером лице, огромными пятнами светились его глаза. Огромные, зеленые, абсолютно лишенные зрачков. Тело облегало непонятное одеяние похожее не то на балахон, не то на какую-то тряпку коричневого цвета. Одну длинную серую руку он прижимал к своему боку, из раны на котором тек гной, стекая большими каплями на пол. Существо подплыло к парню, его рука удлинилась, и оно взяла на ладонь звезду.
  Лежащая на полу в зале девочка открыла глаза, которые были затуманены болью. Она застонала, на ее глазах заблестели слезы, из раны на ребрах текла кровь, все тело саднило от многочисленных ран и ссадин. Она прерывисто дышала, ощупывая свою рану. Светлые волосы слиплись от пота и крови, голубые глаза блестели на побледневшем лице. Джинсы были разорваны на коленях, а футболка вообще превратилась в тряпку. Она крепко сжимала в руке, которая мирно лежала на коленях, небольшой посох, отдаленно напоминающий косу. В нос ударил отвратительный запах серы, Эльф закашлялась и отвернулась от влетевшей в зал твари. На лице демона отразилась дикая улыбка торжества, обнажая клыки. В руках он держал звезду, которая продолжала сиять и переливаться. Девочка дернулась, но вскрикнув от боли, осела обратно на пол. Ужасающий смех поразил ее в самое сердце, от которого стало больнее, нежели от раны.
  - Сегодня удачный день. - Эльф резко повернула голову, и увидела примостившегося на подоконнике парня, одетого в серый строгий костюм. Его серые, почти бесцветного цвета глаза, впивались в сидящую девочку. В уголках губ затаилась насмешка, он счастливо улыбался. - Я заберу и его душу, и твою.
  - Не дождешься. - Прошептала Эльф, сжимая посох.
  - Не смеши, все кончено для тебя, ты проиграла. - Он неторопливо махнул рукой, демон дико взревел, и подлетел к девочке. - Забирай ее душу, и пошли.
  Демон протянул холодную руку к девочке, схватив ее за шею, и подняв над полом. Эльф не могла достать ногами до пола, и поэтому болталась навису. А демон сжимал все сильнее руки, перекрывая доступ воздуха девочке.
  
  Когда в командном центре не смогли вызвать на связь своего агента, стало ясно, что что-то не так. Обеспокоенные руководители тщетно пытались вызвать Эльфа, зря ее куратор ходил по комнате взад вперед, теребя свои волосы, и не сводя обеспокоенных глаз с монитора, где было показана жизненная активность подопечных. Видимое спокойствие показывали лишь сидящие у стены дети. Их было четверо, все они, молча, смотрели на забегавших взрослых. Каждый из них был готов сорваться с места, по первой команде своих кураторов, и бросится на выручку Эльфу. Но приказа не было, и им приходилось ждать. Их приучили ждать и подчиняться приказам, но за все время их дружбы и знакомства, они не могли спокойно относиться к тому, как гибнет их друг. Прошли бесконечно долгие пять минут, прежде руководители приняли решение о помощи Эльфу.
  - Пегас, к Эльфу на помощь.
  Услышав приказ, девочка с темными волосами, убранными в тугой хвост на затылке, поднялась со стула и подошла к своему куратору. Ее карие глаза впились в лицо парня, тонкие губы были сжаты. Джинсы и яркая розовая футболка, слепили глаза, она сжимала в руке посох в виде косы, готовая ринуться на бой.
  - Найдешь Эльфа, отзвонись нам, слышишь?! - Парень протянул девочке рацию, на секунду прижимая девочку к себе. - Будь осторожней.
  - Хорошо. - Кивнула Пегас и побежала по длинному коридору, всматриваясь на бегу в карту с изображением комнаты, где лежал парень. Легкий толчок в грудь, мириады звезд перед глазами, пронесшимися в долю секунд, и она уже стоит посреди разгромленной комнаты. Посох сам посебе из маленького превратился в огромный, и ей приходилось держать его двумя руками. Осторожно перешагнув через тело парня, всматриваясь ему в грудь, она прошла в коридор, и почувствовала запах серы. Пегас шагнула в зал, где демон держа на весу Эльфа, пытался вырвать из ее груди звезду души.
  Пегас среагировала молниеносно, коса мирно звякнув в воздухе, пронзила тело демона. Оглушительный визг повышибал все стекла в квартире и отшвырнул по разным сторонам девочек, впечатывая их в стену. Эльф безвольно сползла на пол, еле удерживая голову. Пегас ударившись об стену, осела на пол, наблюдая за тем, как пронзенный демон корчась от боли, пытается зажать рану, нанесенную оружием света. Гной хлестал во все стороны забрызгивая пол, и опустевший подоконник. Пегас понимала, что рана не удержит демона от еще одной попытки вырвать у кого-нибудь звезду души, и поэтому превозмогая боль и непонятную слабость, девочка опершись на посох поднялась с пола, и шагнув демону на встречу, замахнулась косой. Серебряное свечение пронзило тело жуткого демона, он скорчившись визжал и пытался вырваться из объятий света, но для него было все кончено, он растворился в легкой дымке серного смрада. Пегас устало оперлась на посох, переведя взгляд на подругу, которая понемногу приходила в себя. Рядом с ней, паря в воздухе витала звезда, оставленная исчезнувшим демоном. Мягкий, теплый исходящий от нее свет, грел своим теплом, заставляя радоваться. Пегас подошла к ней, и приняла ее на ладонь, от чего все ее раны моментально затянулись, оставляя после себя лишь легкие ссадины. Девочка прошла в спальню, и опустила звезду на грудь парню, которая тотчас же и впиталась в его тело. Парень сделал тяжелый вдох, и зашевелился, Пегас удовлетворенно вздохнула и старясь не шуметь, вернулась в зал. Из кармана выудила рацию, и включила кнопку связи.
  - Это Пегас, демон уничтожен, Эльф со мной, звезда вернулась к хозяину. Мы возвращаемся. - Девочка выключила связь, и подошла к полулежащему Эльфу. Девочка благодарно смотрела на нее, но подняться самостоятельно не могла. Пегас наклонилась к подруге и приподняла, девочка, почувствовав опору, смело шагнула вперед. Пегас достала из кармана карту, с изображением их дома, и обе смело шагнули в искривившуюся реальность. Они появились в коридоре их личной поликлиники, где им на встречу уже бежали врачи. Пегас отдала Эльфа в надежные руки, а сама, оставшись наедине, устало села на подоконник. За ее спиной было лето, зеленая трава, деревья, все радовало, и хотелось жить, и радоваться. Только почему-то радоваться не получалось. Их первое задание. Она мысленно прокрутила все то, что пережила в этом бою, и поняла, что до совершенства им еще очень далеко. Ведь Эльф не была виновата, в том, что демон был сильнее ее. Может, даже и не сильнее, а опытнее. Ведь они только закончили тренироваться, и не были в настоящих боях. Девочка громко вздохнула, переводя взгляд на дверь, за которой лежала Эльф. Где-то снизу послышался гулкий топот ног, к Пегасу бежали трое детей, за ними, не менее быстро шли взрослые. Первой бежала Феникс, рыжеволосая девчонка, ее длинные хвосты развивались как два крыла, серые глаза, с каплей серьезности на глубине. За ней следом бежал парнишка Призрак, с копной соломенных волос на голове, голубые глубокие глаза, тонкие черты лица. Следом за ними бежал Цербер, мальчишка с явно выраженными командными чертами. Черные, отдающие синевой волосы, синие глаза, и весьма симпатичная мордашка. Они первые подбежали к сидящей Пегас, которая пристально смотрела на них. Чуть позже подошли кураторы, и два человека из руководства, все они буквально окружили бедную девочку.
  - Как это было? - Выразил одним предложением вопрос всех собравшихся Цербер.
  - Что с Эльфом? - Куратор, парнишка двадцати четырех лет, обеспокоенно всматривался в лицо сидящей девочки, ища в ней успокоение.
  - У нее открытая рана на боку, и у нее, чуть не вытащили звезду. - Ответила Пегас. - Сильно потрепали, но она молодец, держалась до конца.
  Парнишка облегченно вздохнул, и пошел в палату, где лежала Эльф.
  - Сейчас всем отдыхать, а после ужина на общий сбор разбора ошибок. - Проговорил один из руководителей, мужчина, одетый в строгий дорогой костюм, он бережно подтолкнул свою коллегу, женщину, и они, молча, побрели прочь. Остальные кураторы, убедившись, что с Пегасом все нормально, разошлись по своим делам. Притормозил только куратор, самой Пегас. Он был старше ее на пятнадцать лет, и вполне сгодился бы за отца, поэтому он выражал вполне отцовское беспокойство. Мужчина подошел к девочке, и провел рукой по голове, заглянув в усталые глаза.
  - С тобой, точно все в порядке?
  - Да. - Кивнула девочка.
  - Может, отвести тебя к врачу? Ты не ранена?
  - Со мной все в порядке. - Тихо ответила Пегас, смотря на куратора. - Я сейчас немного отдохну, и могу дальше выполнять задания.
  - Нет уж, на сегодня с тебя хватит, я думаю. Ты очень бледная, Пегас. - Ответил мужчина, помогая спуститься ей с подоконника. - Иди, отдыхай.
   И убедившись, что Пегас в надежных руках друзей удалился по своим делам. Наступило принужденное молчание, никто не мог начать разговор. Неожиданно Пегас отвернулась от всех, и ее плечи затряслись. Ошарашенные, и ничего не понимающие друзья не решались позвать девочку. Пегас сама к ним повернулась, по ее щекам текли слезы, а в глазах застыл такой непередаваемый ужас, от прожитого кошмара, что у всех сжалось в груди сердце.
  - Это было так страшно. - Слезы душили ее, но она не могла их остановить, также как прекратить говорить. - Демон был такой страшный, противный. Он держал за шею Эльфа, и душил ее, своими серыми руками. А я стою, и не знаю, что делать. Представляете, я его пронзила косой, но не смогла убить. И пришлось второй раз к нему приближаться. Я больше не хочу!
  Все замерли, когда Пегас перешла на крик.
  - Ей надо отдохнуть, у нее стресс. - Предложила Феникс, беря подругу за плечи, и подталкивая ее к выходу.
  - Кто следующий, по жребию? - Призрак шел чуть в стороне от всех, бесцельно ведя рукой по бетонной стене.
  - Я. - Ответил Цербер, помогая Феникс вести подругу.
  
  Это случилось год назад, тогда все пятеро еще были обычными детьми, и они жили со своими родителями, но в один день все рухнуло. Дети пропали, оказавшись в спецотряде по защите земли от нечистой силы, с тех пор, они целый год проходили подготовку, по уничтожению демонов, чертей и всякой другой нечестии. Сейчас им было одиннадцать лет, и они теоретически были способны справиться с любой угрозой грозящей Земле гибелью. Но на практике оказалось, что это намного сложнее, чем уничтожать виртуальных демонов. Ранения Эльфа стали отрезвляющими, для мечтателей руководителей этим проектом. Да и в сердцах детей-хранителей вселился страх, за свою жизнь и свои способности. Жили они в обособленном двухэтажном доме, где на первом этаже была столовая, ванная комната, и спальня мальчиков. Столовая, оформленная в морском стиле, по мнению психологов, способствовала правильному пищеварению. Комната мальчиков, живших абсолютно разными жизнями, была обставлена спартански. Две кровати, расставленные по разным стенам, небольшой комод, с одеждой, и компьютерный стол, с персональным компьютером. Игрушек, как у девочек, у них не было. Лишь только небольшие модельки автомобилей, расставленные на полках, подаренными куратором Церберу, который с рождения увлекался ими. Призрак же, был большой любитель компьютерных игр, именно ему куратор подарил комп, и огромную кучу дисков. Что касается спальни девочек, так она располагалась на втором этаже, и выглядела, как обычная комната девочек. Одна двухъярусная кровать, на которой спали Эльф и Феникс, и одна обычная, Пегаса. Одежда вся хранилась в шкафа, на полках и кроватях мягкие игрушки. Эльф любившая любые мягкие игрушки, превратила комнату в зоопарк, ей вторила Феникс, которой почему-то куратор дарил одних кроликов. Что же касается Пегаса, так она коллекционировала всевозможные шарфы, которыми было завешано пол шкафа. Так они и жили, впятером, под наблюдением кураторов и их руководителей. Тайну своих возможностей, так же от куда у них появляются посохи, сами дети не знали, да и не торопились расспрашивать взрослых. Целый год они отучались от своей прошлой, нормальной жизни, а так же от родителей, и своих имен. Год тренировок, и изучение всевозможных демонов, и другой нечестии. И вот, первое задание, и такой провал.
  Пегаса почти на руках внесли в комнату, где уложили ее на кровать. Девочка бесцельно уставилась в потолок, и так и лежала, с открытыми глазами. Феникс, Цербер и Призрак молча, вышли из комнаты, и сошли вниз, сели за круглый стол. Настенные часы мирно отчитывали время, дети никак не могли начать разговор, и поэтому, что бы снять неловкое напряжение, каждый занимался своим делом.
  - Как вы думаете, что это был за демон? - Феникс и Цербер разом обернулись, и посмотрели на Призрака. Мальчик выложил на стол миниатюрную копию посоха, и теперь пристально его разглядывал.
  - Какая разница?! - Не понял Цербер, он стоял возле окна, скрестив руки на груди, его синие глаза напряженно всматривались в лица друзей. - Какой бы ни был, убить все равно придется.
  - А все же? - Настаивал Призрак, в прошлой жизни он был круглым отличником, и всегда привык добиваться ответа любой ценой.
  - Ну, если я правильно поняла, по словам Пегаса, демон был похож на вытянутый комок слизи. - Ответила Феникс, девочка убрала за спину свои волосы, и налила в чашку горячего чая. - Никто не хочет?
  Мальчики закачали головами, и Феникс сев за стол, отпила обжигающий напиток.
  - Как ты можешь пить кипяток, в такую жару? - Цербер удивленно скинул брови, и то же сел за стол.
  - Чай помогает не только согреться, но и не помереть от жары. - Улыбнулась Феникс.
  - Я считаю, что нам следовало бы потренироваться, прежде чем кого-нибудь вызовут на следующее задание. - Призрак все же решился, и убрал со стола посох, который грозно сиял от солнечных лучей.
  - Во первых, я, не кто-нибудь. - Обиделся Цербер, выхватывая из джинсов посох, который под его взглядом принял устрашающие размеры.- А во-вторых, я не считаю, что огромное количество тренировок, сможет нам помочь, в реальном сражении.
  Он резко подскочил, и рубанул посохом воздух, коса мирно звякнула, затрепетав в его руке. Цербер давно для себя решил, что в реальном бою, он не даст ни единственного шанса демону, какой бы, не был он силы. Феникс, очередной раз, отпив, скептически посмотрела на мальчика, и вновь уткнулась в свою чашку.
  - И вообще, помогли тренировки Эльфу в сражении? Нет! - Продолжал свою мысль Цербер. - Если бы не Пегас, лишилась бы наша Эльф и жизни, и своей звезды. Не говоря о звезде того, кого она пошла защищать.
  - Ты не справедлив, Цер, Эльф шла первая. - Призрак оторвал взгляд от созерцания пейзажа за окном, и посмотрел на друга. - А это значит, что она не могла знать, с кем будет иметь дело. И вообще, первым всегда сложнее, и поэтому им нужно делать поблажки.
  - Вот увидите, мне не потребуется помощь. - Цербер вновь рубанул воздух, и уменьшив посох, убрал его в карман. - Я справлюсь сам.
  - Не говори гоп, пока не перепрыгнул. - Феникс, не смотря ни на кого, сказала как будто так, между прочим, но до глубины души задев Цербера.
  - Вот увидишь сама! - Цербер подскочил с места и, не зная как выпустить свое бешенство, стукнул кулаком по столу. - Сам справлюсь!
  - Ну, ну. - Скептически закачала головой Феникс. - Конечно же, сам.
  Цербер надулся, причем его глаза расширились, и лишились зрачков, он машинально выхватил посох, увеличил его и направил острие косы, прямо в грудь ухмыляющейся Феникс. Девочка хмыкнула носом, резко встала, от чего стул с грохотом упал на пол, и не долго раздумывая выхватила свой посох. Две косы скрестились, дети встали друг напротив друга, напряженно всматриваясь в глаза друг друга. Призрак та к и остался сидеть на стуле, спокойно смотря на происходящее.
  - Слушайте, вам еще не надоело? Может, прикончите друг друга, и дело с концом? - Ни Цербер, ни Феникс ему не ответили, и лишь звякнул, метал трущийся о метал. Но вскоре им надоело это, ни к чему не приводящее противостояние, они убрали посохи, и сели по своим местам. - Интересно, долго ли будет приходить в себя Пегас?
  - У нее стресс, так что, к вечеру, думаю, оклемается. - Ответила Феникс, лениво подтягивая к себе чашку.
  Дверь, в их домик, резко открылась, и в помещение вошел куратор цербера, мужчина тридцати лет, с явно вырисовывающимся пивным животиком. Дети замолчали, и повернулись к вошедшему.
  - Цербер, готовность номер один. - Сообщил, запыхавшись, он. - Остальные на поддержку.
  Дети, не сговариваясь, поднялись со своих мест, и строем пошли к выходу, куратор медленно плелся, замыкая колонну. Цербер вытащил из кармана нужную карту, с изображением командного центра, и шагнул в раскрывшийся портал. Следующая вошла Феникс, Призрак, немного притормозив, посмотрел на отставшего куратора.
  - А Пегас?
  - Ей нужен отдых. Тем более, она заочно выполнила свое первое задание. - И он, подтолкнув мальчика, следом за ним вошел в портал.
  В командном центре стоял ажиотаж, огромное количество народа бегали взад и вперед, практически не замечая никого вокруг себя. На Призрака, шедшего последним, постоянно кто-то налетал, толкая паренька. Дети сели возле стены на стулья, и принялись ждать. Разглядеть в этом, кишащем людьми, муравейника, было невозможно, поэтому дети просто сидели, сторонне за все наблюдая.
  Куратор Цербера вырвался из общей массы и подошел к детям, в этот же момент, все резко стихло.
  - Цер, готов? - Мальчик с готовностью кивнул, и посмотрел на куратора. - Хорошо. Теперь запоминай. Следующая жертва девушка, ей двадцать лет, учиться в институте. Мы высадим тебя возле ее дома, именно там, по нашим данным намечается нападение. Будь бдителен, демон может оказаться очень сильным, и не сразу все получиться. Но запомни, во что бы то не стало, защити звезду души, не дай ее забрать.
  - Так точно. - Ответил с готовностью Цербер, беря из рук куратора нужную карту, с изображением какого-то подъезда, и рацию.
  - И запомни, мы рядом. Если что, помощь придет быстро. - Куратор по-отечески похлопал паренька по плечу, от чего щеки Цербера покрылись румянцем.
   Мальчик кинул быстрый взгляд на Призрака и притихшую Феникс, улыбнулся им, и шагнул в раскрытый портал. Он целый год не был в нормальном измерении, и теперь, увидев обычные улицы, вечно спешащих людей, огромные потоки машин, почувствовал себя изгоем. Он очутился возле незнакомого подъезда, с запертой, на кодированный замок дверью, мимо него проходили какие-то люди, которые не обращали на него никакого внимания. Помня о своем задании, Цербер всматривался в лица выходящих людей, в надежде обнаружить нужную девушку. А шагов за пять, на детской площадке резвились дети. Маленькие и постарше, с родителями, и без, все они вели беззаботный образ жизни. А он?! Он стоял возле двери, не смея шелохнуться, сжимая в руке миниатюрную копию посоха, в кармане, и все же с завистью посматривая на детей. Несколько ребятишек было и его возраста, они весело гоняли мяч по лужайке, пытаясь отобрать его, друг у друга. Цербер смотрел неотрывно, и не понимал, почему на глаза упрямо наворачивались слезы. Ведь повода для них не было. У него все хорошо, он призван защищать Землю, он избранный, такой же, как и четверо его коллег. Но почему-то, тоска, закравшаяся в сердце, не спешила уходить. Кто он? Были ли у него родители? Да и вообще, семья? Он не помнил, в воспоминаниях остались многочисленные тренировки, и имя Цербер, данное куратором. Цербер настолько задумался, что едва не упустил нужного человека. Девушка вышла в сопровождении двух подруг, они смеясь над чем-то, двинулись в сторону центра, и Цербер поплелся за ними следом. ОН брел по пятам, неотрывно смотря в след объекта. Девушка была симпатичной, с чуть полноватой фигурой, и звонким голосом. Еще Цербер успел понять, что она заводила в компании, и что сегодня намечается какой-то поход в клуб.
  - Неужели придется за ней таскаться весь день? - Буркнул себе под нос Цербер, устало вздыхая. Наконец-то девушки завернули в кафешку, где и расположились за столиком. - Они еще и есть собираются?
  Цербер, понимая, что его туда не пустят, да и денег у него не было, уселся на перила и стал ждать. Время тянулось ужасно медленно, а девушки и не собирались покидать заведение, заказывая все новые блюда. Ничего не евший, за сегодня мальчик, голодными глазами смотрел, на проносимые мимо его лица блюда, все сильнее сжимая посох, уверяя себя, что он сильный. Вышедшая из кафе семейная пара брезгливо посмотрела на Цербера, и постаралась побыстрее уйти. Цер вздохнул, и остался на своем месте.
  - Эй, парняга, ты, что тут делаешь? - Цербер повернул голову, и наткнулся на здорового парня-охранника. Тому явно не нравилось, что на его охраняемом объекте сидит какой-то мальчишка.
  - А что, посидеть нельзя? - Огрызнулся Цербер.
  - Вон, иди на другую сторону улицы, и там сиди, сколько влезет. А здесь нечего делать. - Огрызнулся парень, и подошел вплотную к Церу.
  - Я жду. - Спокойно ответил Цербер, понимая, что если перейдет на другую сторону дороги, то упустит объект.
  - Кого?
  - Во-он, ту, девушку. - Цербер указал на девушку, и повернулся к охраннику. - Это, моя сестра.
  - А что ты к ней не идешь? - Прищурил один глаз парень.
  - Мы поссорились, и она не хочет, что бы я за ней шпионил. Сегодня она хочет сходить дискотеку, а родители ей запретили, так вот я хочу немного по-шантажировать ее. - От куда в голове были такие мысли Цербер вдумываться не стал, просто плыл по течению мысли, а вдруг поверит.
  - А-а-а. - Протянул охранник, понимающе. - Знаю я этих старших сестер, житья от них нет. Слушай, ты есть хочешь?
  - Нет. - Закачал головой голодный Цербер.
  - Держи. - Парнишка выудил из кармана шоколадный батончик, и протянул его Церберу. - Я давно тебя приметил. Да, ты не стесняйся, бери, у меня еще есть.
  Цербер нерешительно взял шоколадку, и тут же съел. В помещении девушки зашевелились, и Цер быстры движением спрыгнул с перил, прячась за спиной охранника. Девушка, не заметив его, прошла мимо, Цербер двинул следом, поблагодарив попутно охранника. День был в самом разгаре, и девушки о чем-то договорившись разбрелись по разным местам. Цербер брел по дороге, не выпуская объект из виду. Они шли бы еще очень долго, но на девушку налетел какой-то парнишка, девушка ойкнула и огрызнулась. Парень оказался не из пугливых, извинился и предложил вместе выпить по чашечке кофе, в знак их примирения. Девушка согласилась, и они уже втроем, пошли по безлюдной улице. Церберу пришлось немного отстать, что бы не вызвать подозрение. Парочка, мирно беседуя, завернули за угол. Раздался страшный крик, и Цербер рванул на помощь. Он забежал за угол тогда, когда демон, похожий на огромную змею, с чешуйчатой кожей, отливающей синевой, протягивал руку, что бы забрать сверкающую звезду. Цер вытащил посох, увеличил его в размерах и двинулся на врага. Демон повернул голову, при этом издав жуткое шипение, вытащив раздвоенный язык, и пополз на Цербера. Коса рассекла воздух, но змей увернувшись, хлестанул хвостом по Церберу. Мальчик, получив страшный удар в грудь, отпустил из рук посох, который со звоном упал на асфальт, и, отлетев на пару метров, прокатился по асфальту, содрав в кровь плечо. Мир потускнел, потерял краски, Цербер еле разлепил глаза, и увидел, что на него движется огромная змеюка. Мальчик на трясущихся руках приподнялся с земли, нашаривая глазами посох, но весь обзор перекрыл змей, ползущий на него.
  - Нет уж! - Крикнул сам себе Цербер, и, рванув в сторону, ушел от прямого удара хвостом. Кувыркнулся, залетел за спину демону, которому понадобилось несколько секунд, что бы развернуться, что дало шанс Церберу поднять валяющийся посох. Когда змей полностью развернулся, возвышаясь на полторы головы над мальчиком, Цербер был готов к продолжению боя. Коса одним ударом рассекла пополам зверюгу, из раны которого потек гной, забрызгавший не только все вокруг, но и мальчика. От гноя шел ужасный запах, и Цербер пожалел о том, что съел шоколадку. Когда гадина перестала корчится, и исчезла, сгорев в адском пламени, Цербер повернулся к лежащей девушке, над которой все еще парила вечная звезда. Опустился перед ней на колени, и, подтолкнув ее, подождал, когда та исчезнет в грудной клетке.
  - Задание выполнено. - Мальчик сел на асфальт, рядом с приходящей в себя девушкой, и вытащил рацию. - Демон убит, звезда возвращена хозяйке.
  - Возвращайся назад. - Услышал он в ответ, и, не дожидаясь, когда девушка окончательно придет в себя, исчез в портале.
  В командном центре ничего не изменилось, снова суета и беготня, и лишь сидячие на своих местах дети, оставались беспристрастными наблюдателями. Цербер устало прошел к стульям, только теперь он понял, что чертовски устал, и с наслаждением присел. Призрак протянул ему руку, которую Цербер с благодарностью пожал, и повернулся к Фениксу. На его измученном лице засох гной от убитого змея, футболка разодрана на половину тела, а из раны сочилась кровь, но он не жаловался, он сумел сам победить демона.
  - Молодец. - Шепнула ему Феникс, и тут же отвернулась. - А Пегас все равно, быстрее сделала.
  Цербер задохнулся от негодования, но не успел выдать терраду по поводу того, что демон доставшийся Пегасу уже был покалечен, и помучен Эльфом, но не успел, к ним подходил еще один куратор.
  - Молодец, Цербер, отличная работа. - Улыбнулся он, подходя. - У нас новый демон, Феникс, готовься. А ты, Цер, бегом в медпункт, там тебе осмотрят рану.
  - Есть. - Отчеканил мальчик, и поднялся с места. - Феникс, я засеку время, за сколько ты справишься, если вообще, справишься.
  - Засекай. - Ухмыльнулась девочка, и приняла из рук куратора рацию и карту.
  Ей досталась женщина, абсолютная домохозяйка. Карта показывала чисто прибранную комнату, куда и шагнула Феникс. Так чисто не было даже в уборочный день в их доме, все на своих местах, ни единой пылинки, прямо идеальная квартира. И не единого звука. Феникс прислушалась, и смогла услышать лишь легкий шорох, где-то в глубине квартиры. Набрав побольше воздуха в грудь, и не представляя, что она скажет, если попадется хозяйке квартиры, девочка чуть слышно приоткрыла дверь, и шагнула в коридор. В этой идеальной тишине, было что-то пугающее, и лишь легкий шелест нарушал идиллию. Феникс заглянула в первую комнату, такую же идеально чистую, и не обнаружив там никого, пошла дальше. В зале, откинувшись на спинку кресла, сидела хозяйка квартиры. Феникс, стараясь не шуметь, заглянула в комнату, и уже хотела идти обратно, что бы ни привлечь лишнего внимания, поняла, что что-то не так. Это пришло на подсознательном уровне, просто поняла, и все. В положении рук женщины было что-то неправильное, не логичное. Девочка вытащила посох, при этом увеличив его, и шагнула в комнату. Над грудью парила звезда, она притягивала к себе взор, мерцая и переливаясь. От нее шел мягкий теплый свет, и на секунду девочка засмотрелась на это чудо света. Идея о том, что раз звезда вынута, значит, демон где-то здесь, пришла намного позже, чем ожил цветок, стоящий в вазе. Он рос в размерах, наполняясь черной силой, и вскоре на Феникса смотрели два, абсолютно безумных глаза, налитые кровью. Цветок-гигант подпер руками-стебелями свои бока, и присвистнул.
  - Не свисти, денег не будет. - Буркнула, не подумав, Феникс, выставляя вперед посох.
  Цветок раздал невыносимый писк, от которого по-вышибало стекла во всей квартире, и громко взорвавшийся телевизор, приказавший долго жить. Феникс волной отшвырнуло к стене, девочка больно ударилась спиной, но удержалась на ногах. Замахнулась, и тут же прекратила свою атаку, поскольку в нее полетели алого цвета цветки, со свистом впившись в стену. Феникс едва успела присесть, что бы ни попасть под удар, и тут же полетела на пол, от повторной звуковой волны. Сжимая посох, девочка упрямо поднялась с пола, увернувшись от летевшего на нее цветка, и чуть не задела демона косой. Она так была увлечена атакой, что не заметила подползших, к ее ногам стеблей. В одну секунду зеленовато-серые стебли опутали ее ноги, от чего Феникс, взвизгнув, полетела на пол. И ее тут же подняли в воздух. Не выпустившая из рук посоха, Феникс, все еще надеялась выиграть битву, почувствовала такой разряд тока, что ее крик, взорвал эфир в командном центре. Сидящие на стульях Призрак, и вернувшийся с перевязки Цербер, не сговариваясь, рванули к своим кураторам, которые лишь разводили руками. Они не могли еще дать нужной карты, для спасения Феникс. Крик повторился с новой силой, а затем, все стихло.
  Получив еще один удар током, Феникс потеряла сознание. Хищное растение отшвырнуло девочку, как тряпичную куклу к стене, и поползло к женщине.
  Несколько томительных минут прошло, прежде чем кураторы смогли дать нужную карту, Призрак, не раздумывая, шагнул в открывшийся портал, который за ним и закрылся. Рванувший за ним следом Цербер, не успел, опоздав на долю секунды. Мальчик очутился посередине зала, где по разным углам лежали женщина и Феникс, ее посох лежал подле девочки, уменьшившись в размерах. Призрак, не зная, какой демон, напал на феникса, увеличив свой посох, стоял наготове, встав в боевую стойку, медленно изучая комнату. И не смог вовремя заметить, как к нему подползли стебли адского растения. Все произошло слишком быстро, мальчик ничего не смог предпринять, его с ног до самого подбородка опутал цветок, оторвав от пола. Призрак отчаянно вырывался из объятий цветка, пытаясь задеть его посохом, но через секунду едва мог дышать, выпустив косу из рук. Сжатие продолжалось со всей силой, Призрак даже мог слышать, как начинают хрустеть его кости, в объятьях стеблей. От нехватки воздуха перед глазами все плыло и меркло, он даже не мог разглядеть физиономию демона, который его давил.
  Феникс, понемногу приходящая в себя, с трудом поняла, где она, и что происходит. А когда комната, в ее глазах престала танцевать, подобрала валяющийся посох. Тело, будто ватное, с трудом выполняло команды, подаваемые мозгом, но девочка, отперевшись на косу, смогла подняться с пола. Перед ней, спиной, стоял гигантский цветок, увлеченно что-то сдавливая стеблями, на раздумья кого демон давит, не было времени, она, стараясь сильно не шуметь, подошла поближе к монстру. Коса рассекла воздух, демон еще успел что-то почувствовать, и даже начал разворачиваться, отбрасывая Призрака к стене, но было слишком поздно. Рассеченный надвое гигантский цветок, обдав смрадом комнату, сгорел в пламени. Феникс медленно осела на пол, и посмотрела на приходящего в себя Призрака.
  - Ты, то, что здесь делаешь?
  - Тебя пришел спасать. - Буркнул, потирая ушибленные ребра Призрак.
  - А-а-а. - Протянула Феникс, понимающе смотря на бледный вид друга. - Ну, что, пошли назад?
  Девочка поднялась с пола, вернула звезду хозяину, и подала руку, все еще сидящему парню.
  
  Прошла пара дней, после их первого задания, жизнь вернулась в свое русло, и медленно текла в домике детей. Когда всех, наконец, выписали из лазарета, убедившись , что они смогут дальше продолжать борьбу, начальство вызвало всех пятерых на разбор полетов. Больше всех волновалась Эльф, ведь она единственная, кто не смогла убить демона, почти не покалечив его. Даже Призрак, смог помочь Фениксу, дав время прийти в себя. Девочка, оставаясь наедине с собой, горько плакала, что может оказаться бесполезной, в борьбе с демонами. Пегас, как первая убившая демона, до вечера просидев в своей комнате, смотря в потолок, пришла в себя, и была готова к дальнейшим боям. Цербер, с перевязанным боком, ходил как герой, ехидничая, и подшучивая над всеми. Призрак, в основном сидел за компьютером, изучая досье демонов, что бы в следующий раз быть готовым ко всему. Феникс, пролежав на больничной койке пару дней, благополучно выписалась, получив лишь пару не смертельных ожогов.
  - Поздравляю вас, всех, с началом! - Поприветствовал всех входящих детей мужчина-начальник их отдела. - Мы дали понять нечестии, что можем дать достойный отпор.
  Дети невольно вздохнув, расселись по своим местам, на стулья. Каждый мог бы сказать, что он недоволен собой, и своим поведением в боевой обстановке, но они молча слушали начальство.
  - Каждый из вас, показал, что он может сражаться, и убить врага. И пусть, пусть! - Он махнул рукой, и начал расхаживать по комнате, заполненной кураторами, и другим персоналом. - пусть, не у каждого все срослось. Зато, вы научились действовать сообща, и не бросите друзей в беде! А это, уже многое значит! Что же касается отдельно боев?! Эльф.
  Девочка поднялась со стула и посмотрела в глаза мужчине, руки свои она держала за спиной, нервно перебирая пальцами. Мужчина остановился на против нее, и не смог удержаться от умиленной улыбки.
  - Эльф, не стоит так переживать, ты сражалась как могла. И это очень хорошо, что же касается небольшого проигрыша, так это - то же, ничего страшного. Во-первых, ты шла первой, и не могла знать, что тебе предстоит. Остальным уже было проще, они знали на что примерно, способны демоны. Но в следующий раз, постарайся убить демона, и не давай загонять себя в ловушку. Поняла? - Девочка склонила голову, ответила "да", и села на место. - Пегас.
  Пегас выпрямилась в струнку, от чего мужчина не по своей воле, то же выпрямился.
  - У тебя, с боем, все в порядке. Ты смогла уничтожить противника и помочь Эльфу. Но, ты долго приходишь в себя после убийства, может, тебе стоит посидеть немного дома, и не участвовать в боях?
  - Нет. Со мной все в порядке. - Отчеканила Пегас, и получив разрешение сесть на место, опустилась на стул.
  - Цербер. - Мальчик поднялся на ноги. - Бой провел хорошо. Хорошо, но не отлично. Мог бы и лучше. И еще одно замечание, не стоило упускать из виду объект, а если бы у демона оказались крылья, и жертву бы унесли, мы бы потеряли звезду. Чего делать крайне не желательно.
   Огонь в глазах Цербера потух, он опустил голову, и опустился назад на стул.
  - И не обижайся, Цер, ты отлично провел бой, хотя и мог лучше. Просто, у всех есть свои недостатки. Теперь Призрак, что же касается тебя?! В принципе, я не сомневаюсь, что ты бы показал себя в бою, если бы, не проворонил подползшие к ногам стебли. Но, ты отчаянно старался убить демона. Мне очень понравилось. Будь повнимательнее, и все получится. Феникс. Феникс выпрямилась и посмотрела на мужчину своими серыми глазами.
  - В принципе, бой проведен отлично, ты бы убила сразу своего демона, не обладай он способностью к электрошоку. Но ты смогла его убить, не смотря на то, что тебе потребовалась жертва, принесенная собой Призраком. Если бы не эта передышка, ты могла расстаться со своей звездой. А так, все отлично. - Легкий смешок прошел по губам друзей, но все решили удержаться от комментариев. - И...
  - Значит, его больше никто не видел? - Не дав договорить, Эльф вопросительно посмотрела на окружающих.
  - Кого? - не понял мужчина.
  - Ну, того парня, который был с первым демоном. - Наступило неловкое молчание, все взгляды направились на девочку, которая и так себя чувствовала не в своей тарелке. - Нет?! Не видели?
  - А тебе не могло показаться? - Эльф вспыхнула, как спичка, подскочив на месте, и посмотрела на задавшего вопрос Цербера. - А что такого? Тебя шибанули по голове, и тебе показалось.
  - Ничего мне не показалось! - Крикнула девочка, из глаз которой брызнули слезы. - Я его видела! Он появился чуть позже, когда демон хотел забрать звезду. Если вы мне не верите, ну и не надо?!
  И девочка, не дождавшись разрешения, что не было с ней не разу, выскочила из конференцзала.
  
  
  
  
  
  
  
   2. Надлом. - Пошли. - Кивнула Пегас спрятавшемуся за ее плечо Призраку, и взяв его за рукав рубашки, потащила за собой. Призрак беспомощно шагал за девочкой следом, не имея возможности куда-либо свернуть. Ступать приходилось точно след в след, что бы не попасться в какую-нибудь расставленную ловушку, и поэтому идущий следом, обязательно наступала на пятки, впереди идущему. Их окружала кромешная тьма, приходилось идти практически на ощупь, постоянно обо что-то запинаясь, и падая. В очередной раз, пнув что-то тяжелое ногой, Призрак чуть не выронил посох, который держал в руке. Пегас немногословно выругалась, сказав одним предложением, что она думает по поводу косолапости напарника. Призрак промолчал, и вновь что-то пнул. Это занятие после того, как всех выписали из больницы, проверив их полную дееспособность. Дети, разбившись попарно, а так как, их было пятеро, кому-то выпадало идти во второй раз, проходили несложные маршруты. Правда, в кромешной тьме, и с постоянно возникающими из неоткуда монстрами, которых нужно было уничтожить. Первыми впало идти Пегасу и Призраку, девочка долго ерепенилась, на счет своего напарника, но, все же, вняв уговорам кураторов, пошла. В лабиринте, в котором Призрак умудрился практически все углы посшибать, было невероятное количество поворотов, и дети передвигались очень медленно. Ими было уже убито пара демонов, выскочивших на них из-за угла. При этом, замахнувшись, Пегас, проткнула насквозь одну из стен своей косой, и потом, долго ругаясь, выдергивала ее из стены. Призрак, перепугавшись не на шутку, прижав посох к себе отходил к другой стене. Два жутких монстра верными шагами шли на детей, но резко выдернув косу, пегас умудрилась не только убить одного из нападавших, но и врезать призраку в челюсть. Второго демона они убили синхронно, разрезав его порционально, на четвертинки. Теперь, пострадавшая челюсть Призрака, болела и мальчик почти не мог разговаривать. Он чувствовал, как боль пульсируя переползает от челюсти куда-то на верх, и старался даже не думать о том, что было бы, если бы Пегас попала ему в глаз. Они передвигались почти бесшумно, вслушиваясь в каждый шорох. Идущая впереди Пегас, нервно теребила косу, то уменьшая ее, то вновь увеличивая, чем ужасно нервировала Призрака. - Слушай, тебе не надоело? - Поинтересовался он, наконец, когда посох, в очередной раз взмыл к потолку. - А тебе то что? - Огрызнулась Пегас, не поворачиваясь к напарнику. - Нервирует. - А меня нет. И вообще, не болтай, отвлекаешь. - Ага. - Хмыкнул в ответ Призрак, и наткнулся на спину остановившейся девочки. - Тише! - Шикнула она на него, и прислушалась. Казалось, в звенящей тишине, кроме двух частых сердцебиений, слышно не было, но что-то чуть различимое, все-таки присутствовало. И это что-то, было шорохом, идущим от куда-то из стены. Дети даже не успели среагировать, как нечто, высунув когтистую лапу прямо из стены, схватило Призрака. Мальчик ощутил страшный, леденящий душу холод, пронизывающий его тело. Когти на лапе-руке, вцепившейся в рубашку, и прорезая ткань, вцепились в ключицу. Что-то теплое, струйкой побежало по телу, прилепляя к коже ткань. Пегас, на мгновение, растерявшись, повернулась тогда, когда Призрака почти на половину втянули в стену. Его тело, за исключением рук, головы, и ног, было полностью погружено в бетон. Призрак жадно хватал ртом воздух, явно задыхаясь, свой посох он по-прежнему сжимал в руках, и видимо из-за него и не был полностью вобран в стену. Пегас медлила, беспомощно смотря, как когтистая лапа, тянулась к горлу мальчика. Сжимая в руках посох, она приготовилась к атаке, но так и не могла решиться, ведь она может при нанесение удара, задеть призрака. И не факт, что мальчик сможет выжить, после удар косой смерти. Для Призрака время остановилось, на до, и после нападения. В открытую рану, от куда бежала кровь, впивались когти непонятного существа, принося с собой мучительную адскую боль, раздирающую плечо. Призрак, не выдержав пытки, закричал, и выпустил косу из рук, посох с грохотом упал на бетонный пол, подкатившись к ногам девочки. Медлить дальше было нельзя, Призрака, лишенного оружия, втискивали в стену. - Бей! - Этот вопль, больше сходивший на мольбу, издала Эльф. Все трое, не участвующие в этом задании, бежали по коридору. Пегас вздрогнула, и обернулась на крик. Что дало возможность жуткой твари, затащить Призрака почти целиком, оставив на поверхности ноги. - Он задохнется! - Ужаснулась Эльф, останавливаясь в паре сантиметров от ног мальчика. Подбежавший следом Цербер железной хваткой схватился за болтающиеся в стене ноги, повыше колена, и дернул их на себя. Не ожидавший ничего подобного монстр, на секунду потеряв контроль, позволил вытащить призрака до пояса. Опомнившись, к Церберу присоединились Феникс, и Пегас. Борьба продолжалась несколько минут, все это время Призрак, находившийся в стене, постепенно задыхался. Воздуха катастрофически не хватало, яд, которым были пропитаны когти существа, постепенно проникали в его плоть, подавляя все остальные чувства. Мальчик находился на грани жизни и смерти, паря в непонятной эйфории, не понимая что с ним происходит. Эльф не сразу смогла правильно прицелится, для удара, что бы не задеть Призрака. И нанесла удар чуть повыше грудной клетки мальчика. Демон дико завизжал, сделал глухой вдох, и выпустил из лап тело мальчика. Призрак, рухнул на пол, за ним следом, по инерции, держа его ноги в руках, попадали все остальные. Призрак лежал неподвижно, распоротое плечо кровоточило, вперемешку с выходящим зеленого цвета, гноем. Мальчик не дышал, на белом лице, нелепо выглядели алые губы, с полу - открытым ртом. Первым опомнился Цербер, он кинулся к другу, безжалостно терся его за плечи. Бездыханное тело с легкостью поддавалось на сотрясения, голова безвольно болталась в разные стороны, чем привела в неописуемый ужас Эльфа. Девочка с криком, отвернулась, по ее круглому личику катились слезы, и она уже не могла сдержать рыданий. - Прекрати его трясти! - Крикнула на ухо Церберу Пегас, поднявшись на ноги, и теперь возвышалась над мальчиками. Феникс, подползла к Призраку, и попыталась нащупать его пульс. С секунду ничего не было слышно, но неясный, легкий стук, вселил в ее сердце надежду. - Несем его к кураторам. - Приказала она. Дети, взяв с четырех сторон мальчика, понесли к выходу. Эльф все еще плача, старалась не смотреть в закрытые глаза Призрака, и ни как не была готова к тому, что ее схватят за ногу. Девочка запоздало вскрикнула, и, не выпуская ног Призрака, рухнула. Шаткая конструкция из детей, с шумом повалилась на пол. Призрака отшвырнуло стене, где он и остался лежать. Первым пришел в себя Цербер, когда увидел, что Эльфа постепенно всасывает в пол. Девочка неистово кричала, и пыталась выкарабкаться, но держащий ее ноги демон, был очень силен, и она неминуемо утопала. Он кинулся к подруге, но поняв, что не сможет вытащить, замахнулся посохом. Коса разрубила воздух, и вошла в жидкий пол, по самую рукоять. Мальчик рванул назад, что бы вытащить свое оружие, но не тут то было. Коса намертво застряла в бетоне. Пегас и Феникс, рванули к друзьям одновременно. Одна схватила кричавшую девочку за запястья, не давая ей боле погружаться в пол, а Феникс нанесла сокрушительный удар по тому месту, от куда и погружалась Эльф. Раздался страшный вопль, перешедший на невыносимый писк, от которого даже у Цербера пошла из носа кровь, и то, что держало прежде девочку, резко ее отпустило. Пегас и Эльф, по инерции отлетели к стене. Поняв, что посох можно освободить, Цербер дернул его на себя, и получил страшный удар током. Который прошел через все его тело, от чего мальчик, так и не выпустив посох из рук, потерял сознание, и, обмякнув, упал на пол. Размазав кровь по щекам, трое девочек обвели глазами темную комнату, в надежде понять, или уловить звук, от куда будет следующее нападение. Но, вроде, все было тихо, лишь их собственные сердца, отбивающие чечетку, гулкими ударами отдавались в грудных клетках. Эльф, успокоившись, растирала онемевшие ноги, вспоминая неприятные ощущения, связанные с демоном, который ее держал. - Ну, что, пошли. - Скомандовала Пегас, поднимаясь на ноги. - Я тащу Цера, он потяжелее, а ты тащишь призрака. Девочка ткнула пальцем в Феникса, и, взяв Цербера за руки, дернула его на себя. Тело мальчика дернулось, но не сдвинулось с места, ни на сантиметр. Пегас вздохнула, перетащить мальчишек в безопасное место оказалось не так уж и легко. - Это безнадежно. - Прокомментировала Феникс, даже не пытаясь сдвинуть с места Призрака. - Они слишком тяжелые. - Есть меньше надо. - Огрызнулась Пегас, возобновив свои попытки сдвинуть с места Цербера. Голова которого безвольно металась из стороны в сторону. - Пегас, прекращай. Ты его не сдвинешь. Тем более, Эльф сама не дойдет. Пегас беспомощно опустила руки, и присела на корточки, рядом с Цербером. Лицо мальчика было землисто-белого цвета, в руках он до сих пор держал посох, который уменьшился в размерах, и теперь выглядел как игрушечный. Рядом валялся Призрак, из раны до сих пор сочился зеленоватый гной, вперемешку с его собственной кровью. По бледному, почти белому лицу иногда пробегала дрожь, после чего мальчик нервно вдыхал, откашливаясь кровью. Время неумолимо убивало Призрака, не давая ему ни единственного шанса. - Эльф, сиди с Цербером тут, а мы с Фениксом утащим Призрака, иначе он умрет. - Распорядилась Пегас, но была тут- же схвачена за руку, и остановлена. - Ты забыла? Этот демон спокойно разделался с нами впятером, а ты хочешь оставить Эльфа одну. - С секунду они смотрели друг на друга, сжимая посохи. Пегас понимала, что Феникс права, но признавать свои ошибки было не в ее правилах. - Лучше они вдвоем, чем все вместе. - Процедила сквозь зубы Пегас. -Ты хочешь их бросить? - Ужаснулась Феникс. - Мы донесем Призрака до кураторов, и вернемся за остальными. - Их убьют. - Чуть слышно процедила Феникс, закрывая плечом, сидящую на полу Эльфа. - Это убийство. - Нас не будет несколько минут, неужели она не сможет защитить себя? - А Цер и Призрак смогли? Либо все вместе, либо никак. Пегас хотела еще что-то добавить, но заметила краем глаза, что Эльф поднимается на ноги, замолкла. Эльф, на трясущихся ногах, опираясь на стену, подошла к подругам и что-то протянула Пегасу. Когда Пегас разглядела то, что ей протянули, феникс уже давилась со смеху, хватаясь за живот. - Я вам хотела еще раньше сказать. - Оправдывалась Эльф, сжимая в руке карту с изображением их комнаты. - Мне ее дал куратор, что бы я, если что, смогла бы телепортироваться в безопасное место. - Ну, ты даешь. - Усмехнулась Пегас. Она взяла из рук девочки карту, и открыла портал, в который вначале протащили мальчишек, а затем вошли сами. Когда Призрак и Цербер были благополучно перевезены в больничное крыло, и ими занялись врачи, девочки вошли в замеревши дом, и, не сговариваясь, прошли в свою комнату. Через секунду к ним, целым скопом, вломились кураторы, и заняв практически все пространство, разглядывали детей. - Вы можете объяснить, что произошло на тренировочной площадке? - Спрашивающий их мужчина, в солидном дорогом костюме, который не скрывал его полноты, скрестил руки на груди, в упор, смотря на них. Пегас сидела на постели, Эльф все еще разминала затекшие ноги, а Феникс лежала на кровати, закинув руки за голову. Всем троим, в принципе, говорить, о чем - либо и не хотелось. Но слушателей набралось уж слишком много, что бы отвертеться от разговора. - Нас подкараулили, и загнали в ловушку. - Констатировала факт Феникс, не меняя позы, и продолжая лежать на кровати. - Кто? На тренировочной базе? - Кто, мы не поняли. Да, на тренировочной базе. - Ответила, соблюдай поочередность задаваемых вопросов, Феникс. - Прекрати грубить! - Рявкнул на нее мужчина. При этом Эльф, все это сидевшая молча, вздрогнула и подняла на мужчин глаза, а в руках у Пегаса и Феникса выросли посохи. Крикнувший на них мужчина, испугавшись сам себя, быстро замолк, смотря на сверкающие острия кос. - Вы можете ответить точно, что произошло там? - Мы с Призраком проходили задание, и тут на нас напали. - Глухо отозвалась Пегас, припоминая поминутно все, что произошло на базе. - Нечто напало из стены, схватило Призрака, и стало втягивать в стену. Тут прибежали все стальные. - Мы почувствовали что-то не ладное. - Продолжала Феникс, смотря серыми глазами в потолок. - Цербер еще сказал, что сегодня кто-то может погибнуть. И мы побежали на базу. Прибежали тогда, когда Призрак был на половину погружен в стену. Мы его вытащили, но на нас напали вновь, мы не были готовы. И следующим пострадал сам Цербер. Эльфа же немного контузило, и у нее отнялись ноги. Все. Мы так и не поняли, что произошло. - И все? - Уточнил мужчина. - С вами не пытались связаться? Поговорить? - Чего? - Не поняла пегас. - А с нами должны были разговаривать? - Это что, все было подстроено? - Эльф, нерешительно поднялась со стула, на котором до этого сидела, и подошла к собравшимся. - Вы знали? - Мы видели на экране, что нечто пробралось на базу, и решили проверить, на что вы способны. - Это откровение далось одному из кураторов очень трудно, по его лицу пробежала рябь волнения, а под глазами нарисовались синие круги от переизбытка чувств. - Вы не справились. Пегас сама не знала, как это произошло. Просто в один миг, у нее в руке оказалась коса, которая пронзив воздух, пронеслась над самой головой мужчины. Бедолага даже присесть не успел, что бы спасти свою жизнь. Время замерло, зафиксировав ужасающую картину. Коса описала круг вокруг головы мужчины, вернулась в руку Пегаса, и тут же нанесла повторный удар. В палате, где лежали мальчики, в абсолютной тишине, были слышны только звук падающих капель, в капельницах. Цербер лежал у окна, с плотно закрытыми глазами, удар тока, который обрушился на него, нашел выход через нос, и поэтому, кровотечение не сразу остановилось. Призрак же, давно лежал с открытыми бесцветными глазами, смотря в потолок. Он очнулся давно, яд, проникнувший в него, врачи выкачали, остановив кровь, и зашив рану. Вот только голова почему-то болела, и пред глазами прыгали неясные силуэты прошлого. Или отсутствие такового. Он видел бесконечные дни в непонятной не то палате, не то камере. Сквозь бронированное стекло, на него постоянно кто-то пялился, записывая все его повадки, и изменения в толстый блокнот. Многочисленные люди в белых халатах, постоянно заходившие в его комнату, тыкали в него какие-то препараты, смотря за его реакцией. Иногда инъекции были безболезненные, и почти безобидные, если не считать легкого недомогания и галлюцинаций, а иногда боль становилась такой невыносимой, что хотелось бегать по потолку, но его приковывали к креслу, и заставляли мучиться. Еще он видел, что в соседних таких же помещениях находятся все остальные. Пегас, Цербер, Феникс и Эльф, все они, так же прикованные к креслам, проходят мучительные минуты промывки мозгов. От собственного крика и проснулся Призрак, долго смотря в потолок, и вытирая обильный пот, с лица. Мальчик пошевелил руками, понимая, что может свободно двигаться, затем сел на постели, и, дождавшись, когда комната перестанет качаться, опустил ноги на пол. Оттолкнулся от постели, и сделал первый шаг. То, что он в последующую секунду увидел, увидел и находящийся в бессознательном состоянии Цербер. В комнате девочек стояла гробовая тишина, мужчина, голова которого отлетела к стене, медленно оседал на пол. Его ноги подогнулись, а тело, безвольной тряпкой рухнуло на пол, заливая все кровь. А мигающая бесцветными глазами голова, все еще не понимала, что она умерла. Люди, столпившиеся в комнате, с криками ужаса, кто повылетал из комнаты, но некоторые неудачные экспериментаторы, все же остались, зажатые в угол. Пегас стояла по середине, сжимая в руках окровавленную косу, она смотрела сквозь всех, не обращая никого внимания, на многочисленные вопли окружающих. Кожа девочки приобрела бледный оттенок, будто за несколько секунд, из ее кожи, выкачали весь пигмент. Замеревшие в стороне Феникс и Эльф, даже не пытались что-либо предпринять, просто смотря на происходящее. Они не выглядели удивленными, наоборот, что-то изменилось и в них самих, каждая держала наготове посохи, которые поблескивали серебром, в лучах солнца. Призрак тщетно пытался растормошить Цербера, тряся мальчика за плечи, но контуженый Цербер не торопился открывать глаза, упорно отмахиваясь от него рукой. Призрак, взбешенный таким проявлением пофигизма, в сердцах отпустил мальчика, и Цербер с грохотом свалился на пол. - Сдурел? - Поинтересовался у него Цер, поднимаясь с пола. - А чего ты глаза не открываешь? - Оправдался Призрак, и тут же посерьезнел. - Ты, то же видел, что произошло в комнате девчонок? - Угу. - Кивнул в ответ Цербер. - Что будем делать? - Их спасать. Щас туда столько набежит охраны, что наши девочки имеют шанс просто не выжить. Не смотря на всю силу. - Нам запрещено нападать на людей. - Предупредил Призрак, они бежали по коридорам лабораторий, которые на удивление были пустыми. Ни врачей, ни медперсонала, даже уборщиц не было. - Что тут происходит? - Людей эвакуируют. - Ответил Цербер, пробегая мимо окна, и тут же затормозил, на что-то указывая пальцем. - Армию пригнали. Призрак, затормозивший следом, чуть не налетел на Цербера, и заглянул другу через плечо. Весь двор, некогда бывшим их игровой площадкой, теперь больше походил на армейскую казарму. В глазах рябило от армейской форму. Солдаты, оккупирующие все здания научного центра, были буквально обвешаны оружием. Они мерными потоками, наполняли все коридоры и помещения, а отдававшие приказы офицеры, оставались на улице, переминаясь с ноги на ногу. - Ты говоришь, нам нельзя нападать на людей? - Ехидно поинтересовался Цербер, у притихшего Призрака. - Они из нас решето сделают. И даже не посмотрят на то, что нам всего по одиннадцать. - Это не правильно. - Не правильно, то, что родились мы. Пока они разглядывали, что творилось на улице, их коридор, с двух сторон, запечатали солдаты. Мальчики, встав спина к спине, приготовились к отражению нападения. Мужчины, прошедшие многие войны, и военные конфликты, не решались нападать на детей, не смотря на все приказы. Многие из них, держали на готове автоматы, передернув затворы. В наступившей тишине, можно было расслышать даже стук сердец, бешено стучавших в груди. - У них приказ стрелять на поражение. - Шепнул Цербер Призраку, так, что остальные не смогли их расслышать. - Почему ты так решил? - А ты на них посмотри. Они ж убивать пришли сюда. Из общей массы вышел один из мужчин, его запыленная форма была без отличительных знаков, но по его разговору, мальчики поняли, что он тут главный. Его темные волосы, по-военному , торчали во все стороны, побритые под ежика. Голубые его глаза, в которых отражались двое детей, медленно, изучающее смотрели на мальчиков. Цербер и Призрак, не сговариваясь, призвали к себе посохи, сверкнув серебром, они выглядели устрашающими, даже, в руках детей. Среди солдат прошел ропот осуждения высших чинов, пославших их уничтожать детей. - Чего вы встали?! - Из-за могучих спин вынырнул один из кураторов, и замахав перед глазами руками, указал на мальчиков. - Их нужно уничтожить! Но все продолжали стоять, смотря на детей, и не веря в происходящее. Понимая это, куратор, мужчина, довольно крупной комплекции, с выступающим пивным животом, и круглыми, свиными глазками, выхватил у одного из солдат автомат, и направил дуло на Цербера. Солдаты кинулись отнимать оружие, но незадачливый вояка нажал на курок. Автоматная очередь оглушила тишину, стрелка откинуло назад, и половина патронов ушло в потолок, навсегда оставшись в нем. У куратора отобрали оружие, и только тогда посмотрели туда, где стояли мальчики. Цербер сидел на корточках, прижимая рукой окровавленное плечо. Кровь бежала по больничной пижаме, пропитывая ткань, которая моментально прилипала к телу. Коса мирно лежала на коленях, ожидая своего времени. Призрак склонился над другом, изучая его состояние, и когда понял, что стрелять пока не собираются, выпрямился. - Довольны?! - Поинтересовался он у окружающих, прижимая к себе косу. - Вы действительно собираетесь стрелять в нас? - Огонь! - Голос не слушался куратора, но он продолжал отдавать приказы на атаку, не смотря, ни на что. - Уничтожьте их! Огонь! Призрак всегда был убежден в том, что он мирный, и не способный на причинение вреда другим, особенно тем, кто слабее, но в этот момент, что-то сломалось в маленьком мальчике. Он припомнил те опыты, что на них ставили, вспомнил все годы унижений, а их было не год и не два, и ему так захотелось отомстить, что с преспокойной душой прицелился, и бросил косу. Посох, серебряной молнией просвистел над головами солдат, и пронзил тело куратора. Одна половина тела, еще пыталась жить, шевелясь, и протягивая руки, вторая же, беспомощно сползала на пол. Располовинненое тело, просуществовало секунду, и залив пол кровью, перестало шевелиться. Приказ об атаке, так никто и не услышал, но перепуганные солдаты, сами по себе, не сговариваясь, начали пальбу. Два мальчика, не моргнув и глазом, встав спина к спине, при этом раненый в плечо Цербер, еще умудрялся действовать двумя руками, не прикасаясь к посохам, и вертя их на расстоянии вытянутой руки, создали силовое поле, за которое не попадали пули. Серебряное свечение защищало детей, и когда Цербер уже не смог действовать второй рукой, Призрак взял на себя всю силу атак, раскручивая посох над ними. В глазах у Цербера все плыло, но он понимал, что так не может продолжаться вечно, Призрак постепенно терял силы, а на смену старым солдатам приходили новые, с запасами патрон. Спертый воздух, от запаха пороха, перешил в горле, мешая дышать, пули отскакивали от щита, усыпая весь пол. Коса в руке Цербера сверкнула, и мальчик, пользуясь тем, что из-за щита их плохо видно, да и все заняты тем, что бы сломать защиту, не смотрят на него, швырнул посох в толпу. Прошла мучительная секунда, прежде чем атака прекратилась. Стрелять стало некому. Призрак устало опустил руки, опираясь на посох, серебряный щит рухнул искрами, а вернувшийся посох Цербера, весь был в крови. На полу, в море крови, лежали тела солдат, навсегда оставшихся здесь, с невыполненным приказом на уничтожение подопытных. Мальчики, переступая через лежащие трупы, старательно обходя останки отрубленных частей тела, вышли из коридора, и побежали вниз, на помощь девочкам. Девочки же, в отличие от Цера и Призрака, выбрали вариант, лучшая защита это нападение, и поэтому, не дожидаясь подкрепления, прокладывали себе путь, с помощью гор трупов, и моря крови. Они шли напролом, не смотря на тех, кого они убивали. Когда подоспели солдаты, они даже не успели понять, что их уничтожают три одиннадцатилетних девочки. В итоге, когда все пятеро встретились в холе, пегас и Феникс были ранены в руку, причем в запястье, и ключицу. Эльф же, заляпанная кровью, прошла весь этот ад, без видимых повреждений. Выйти на улицу, заставленную боевой техникой, и остатками военных, получилось без особых проблем. Пятерых детей, наделенных разрушительной силой, остановить даже с помощью машин, оказалось не возможно. Дети прошли сквозь строй военных, как нож сквозь масло, уничтожая все, что попадалось у них на пути. Цербер и Призрак прикрывали их сзади, убивая всех, кто осмеливался стрелять им в спины. Пегас и Феникс, как ледокол, прокладывали дорогу сквозь машины, взлетающие на воздух, и людей, разлетающихся на куски. Эльф почти не участвовала во всем этом, прикрываемая со всех сторон, она шла в середине, изредка кидая под ноги посох, и оставляя врагов без ног, не причиняла им особо страшного вреда. Город жил своей жизнью, вертясь в своих проблемах, вечно опаздывая и торопясь по своим делам, люди, спешили на работу, в школы, институты, и просто, спешили. Они привыкли к тому, что практически все проблемы решаются с помощью денег. Дети играют, под присмотром родственников, и воспитателей, на детских площадках, подростки мечтают о взрослой жизни и пробуют первый раз пиво и сигареты. Девочки влюбляются в мальчиков, и мечтают о светлой семейной жизни. Никто из них и не заметил, и не придал особого значения, куда это поехали военные, с бронетехникой, исчезнув там навсегда. И когда в пригороде появились пятеро перемазанных кровью и грязью детей, никто даже не позвонил в милицию, или поинтересовался у них, где их родители. Люди продолжали жить своей привычной жизнью. Пегас, Цербер, призрак Феникс, и Эльф, уютно разместившись в одном из заброшенных домиков. Они почти ничего и не разрушили, проникнув в него, только вынесли дверь. Феникс быстро осмотрела раны, перебинтовав Цербера, Пегаса и себя, мальчики, уступив место на диване и кресла девочкам, на быструю руку соорудили, из подручных материалов, гамаки. Дети уснули быстро, почти друг с другом не разговаривая, оставив все это на следующий день. Посохи, пропахшие кровью, мирно лежали в карманах, готовые в любой момент вступить в бой. 3. Разброд. Утро ничего хорошего не принесло, дождевые тучи, гулявшие все утро, наконец, выплеснули воду на землю. Дождь шел уже третий час, дети, прижавшись, друг к другу, пытались хоть как-то согреется. На рассвете, их чуть не обнаружили солдаты из спецназа, но не спавший Призрак успел всех предупредить. И им удалось спрятаться. Время тянулось невыносимо медленно, а они до сих пор не знали, что им делать дальше. Ясно было лишь одно, назад хода им нет. Их не простят, за то, что они натворили в лаборатории, да и убитых не вернешь. - Что делать то будем?- Пегас уже не в силах сидеть без дела, начала непроизвольно колотить кулаком по обивке дивана, выпуская на свободу, килограмм пыли. - Сидеть на одном месте, то же не выход. Нас найдут, рано или поздно, но найдут. - Предлагаю сходить в город, и все разузнать. - Цербер, вылез из под общего одеяла, и прошелся по комнатке, разминаясь. Все его тело ломило и болело, но он не жаловался, могло быть и хуже. - Нужно выяснить, сколько народу нас ищет. И можно ли, где нидь, переночевать в самом городе. - Нас поймают. - Эльф, почти не разговаривала, неподвижно просидев на диване, и смотря в окно. Девочка никак не могла пережить все увиденное, не смотря на то, что практически и не участвовала в кровопролитии. - Пойдут двое. - Не слушая Эльфа, продолжал размышлять Цербер, изредка кидая взоры на окно. - Так меньше мы привлечем внимания, да и ищут нас пятерых. Кто пойдет? - Ты хочешь сказать, кто пойдет с тобой? - Ехидно поправила его Феникс, вставая с дивана. - Ты то, уж, наверняка, все решил? - Я сидеть, и бездействовать здесь не собираюсь. - Взгляды их встретились, в руках, на долю секунды, мелькнули посохи, и тут же исчезли. - Ты правильно поняла. - Мы останемся с Эльфом. - Обратил на себя внимание, не участвующий в словесной перепалке Призрак. - Вы идите. - Мы?! - В один голос вскрикнули вечные соперники, отшарахнувшись друг от друга. - Вы. Ты не против, Пегас? - А что, не плохая идея. - Усмехнулась девочка. - Они ищут слаженную команду убийц, а получат ссорившуюся по всяким пустякам, парочку. Тем более, Эльф сейчас не транспортабельна, а значит, наиболее уязвима. Да и Призраку нужен отдых. Я согласна. - Я с ней не пойду. - Заартачился Цербер, отходя к окну. - Сам сказал, пойдут двое. Вот с Фениксом и идите. Пегас права, Эльф не может идти, у нее шок. Я еще не совсем поправился от того яда. Мы обузой будем. Пегас останется нас охранять. - Призрак накрыл одеялом Эльфа, и грустно вздохнул. - Постарайтесь все выяснить, может, что узнаете о том демоне, что напал на нас, на полигоне. Дождь прекратился, оставив после себя лужи, и свежий воздух. Цербер, все еще недовольно ворча себе под нос, шел по тропинке. Феникс шла, молча, иногда осматриваясь по сторонам. Люди, проходившие мимо них, не обращали на них совершенно никакого внимания, и дети без особых хлопот дошли до города. Многомиллионный город кипел и жил своей жизнью, и если бы не тот факт, что дороги были перекрыты солдатами, ничего не изменилось. Цербер и Феникс укрывшись в близ лежащих кустах, посмотрели на оцепление. Шестеро молодых парней, обвешанных автоматами и рациями, со скучающими лицами проверяли документы у всех родителей, едущими с детьми, примерно возраста беглецов. Что весьма усложняло задачу, для разведчиков. Не было бы столько свидетелей, они смогли бы спокойно уничтожить все оцепление. Но днем, при таком количестве народа, это бы не прошло незамеченным. - Нужно переодеться. - Буркнул Цербер, осматривая Феникса. - Пошли. - Кивнула головой девочка. Раньше, им не доводилось участвовать в каких-нибудь заданиях вместе, и по этому, дети чествовали легкий дискомфорт, в присутствии друг друга. Цербер, возвышался над Фениксом, на голову, мальчик следил за своей физической формой, и выделялся на общем фоне, всех детей. Резкий, и прямолинейный, он не признавал свои ошибки, но зато очень любил задевать окружающих, за любые провинности. Феникс, наоборот, отличалась спокойным, уравновешенным характером, большую часть времени, предпочитающая быть в одиночестве. Рыжие волосы, растрепались, и выбились из хвостов, девочка рассерженно убрала упрямую прядь с лица, шагая следом за Цербером. Отыскать магазин одежды, не составило больших проблем. Он был один в городе. Дети вошли в помещение, за прилавком которого сидела, со скучающим лицом, молодая продавщица. Она лениво проводила глазами вошедших, и поднялась со стула. - Вы куда? - Зеленые, большие, густо накрашенные глаза, смотрели с недоверием на детей, одетых в рваные пижамы, да еще и с босыми ногами. - Нам нужна одежда. - Феникс, пригладила волосы, и вышла из-за спины Цербера. - А деньги у вас есть? - Мама чуть отстала от нас, деньги у нее. - Соврал Цер, вытаскивая из кармана посох. - Вот, дождитесь ее, и проходите. - Отрезала продавщица. - Ходят тут, всякие. - А может, мы, сначала, подберем себе одежду, а мама придет, и расплатится? - Феникс краем глаза увидела сверкнувший в руке Цера посох, и решила попробовать урегулировать все мирным способом. - Нет. Перепачкаете мне все, а потом, ничего не купите. - Разозлилась девица, и нетерпеливо указала рукой на дверь. - Подождите там свою маму. Цер двинулся на нее, но в магазин зашла женщина, с объемной сумкой, и продавщица немного успокоилась. Феникс и Цербер, поняв это, ломанулись к прилавкам. Оба, не сговариваясь, прихватили джинсы, футболки, и по паре кроссовок. Все это, они быстро натянули на себя, и направились к выходу. И попали как раз, под раздачу. Обе женщины, разговаривая на повышенных тонах, спорили, причиной которого были дети, вошедшие в магазин. Продавщица требовала денег, за покупку одежды, для детей, а перепуганная покупательница, с пеной у рта, доказывала, что у нее и детей то, нет. Тут то, и появились Цер и Феникс. - Что, вы скажете, что это не ваши дети? - Кричала продавщица, указывая на детей. - Нет! Я их в первый раз вижу! - Женщина явно уже была на грани истерики, выпучив глаза, она истерично кричала, что это не ее дети. - Ва-ась! - Гаркнула продавщица, на весь магазин, обращаясь куда-то в сторону подсобки. Под столом она нащупала кнопку, блокирующую двери магазина, и скрестив руки, на пышной груди, принялась ждать подмогу. - Что? Мариш? - Крикнули в ответ. - У меня тут, не хотят оплачивать покупки! - Цербер и Феникс отошли к стене, прижимаясь, друг к другу плечами. - Мариш, прикинь, мне тут по рации сообщили, что бы мы сообщили в ментовку, если заметим подозрительных подростков, лет одиннадцати. - Проговорил Вася, выплывая из подсобки. Вася оказался мужчина, лет сорока, с приличным пивным животом, одетым в охранную спецформу, на боку которого болтались наручники, и шокер. Вася застыл, смотря на прильнувших к стене беглецов, и повернулся к продавщице. - Она утверждает, что это не ее дети. А они набрали товара на три тысячи. - Пожаловалась Маришка, тыкнув пальцем, с увесистым перстнем, на онемевшую женщину. - Ща, разберемся. - Хмыкнул Вася, подходя к женщине. - Это ваши дети? - Нет! - Взвизгнула женщина, прижимая к себе сумку. - Вы, от куда взялись? А? - Вася повернулся к детям, и направился к ним, походкой ледокола, среди льдов ледовитого океана. - Платить будем? - У нас нет денег. - Ответила Феникс, прикидывая в уме, как им выбраться из магазина, причинив как можно меньше вреда окружающим. В отличие от нее, Цербер, не столь гуманный, прикидывал, как сделать так, что бы убить всех, и что бы никто не заорал. Не привлек к себе внимания. - Тогда вызываем ментов. - Охотно поддакнула продавщица. - Ага. - Кивнул Вася. Цербер больше не ждал, в миг, увеличив косу, он пронзил тело незадачливого охранника. То, что он больше не существует, Вася понял не сразу, а по мере того, как вынимали из него лезвие косы, и он падал на пол. Кровь хлестала из раны, заливая пол, Феникс, взвизгнув, отпрыгнула, не желая забрызгать новую одежду. Вася еще пытался ползти, когда Цербер нанес второй удар, лишив его головы. Обрубок юлой прокатился по полу, оставляя после себя кровавый след, и остановилась, ударившись об стену. Визг, на мгновение, оглушив весь магазин, принадлежал обеим женщинам, осознавшим, что только что произошло. Покупательница, все еще прижимая к груди сумку, укрываясь ей, как щитом, отпрянула назад, наступив на длинный подол платья. Запнулась, сделала в воздухе неполный кульбит, и с грохотом рухнула лицом вниз, на забрызганный кровью пол. Сумка отлетела к стене, и женщина, не понимая зачем, кинулась к ней. Что дало возможность Феникс прыгнуть, и настигнуть свою жертву. Удар пришелся тогда, когда женщина, дрожащей рукой, сгребала под себя свою, уже не нужную сумку. Ее голова, отлетела на середину помещения, и навечно оставшиеся открытыми глаза, смотрели на улицу, померкшими зрачками. Ее перекошенный рот, из которого капала кровь, походил на гримасу ужаса, она так и не успела закричать. Продавщица вот уже секунду, не могла нашарить злополучную кнопку, открывающую двери, бесцельно шлепая по столу ногтями. Из глаз лились слезы, размазываясь по ставшему не красивым, лицу. Она, увидев, с какой легкостью маленькая девочка отсекла голову у женщины, превышающей ее в два, три раза, плюнув на кнопку, отползала спиной вперед, к заблокированной двери. Цербер, направив острие косы, на грудь женщины, медленно приближался, Феникс подходила с боку, вытирая кровь с лезвия, дорогущим платьем, попавшимся ей под руки. - Не надо. - Взмолилась женщина, спина ее, врезалась в бронированное окно магазина, за которым, люди, не обращая ни на кого внимания, продолжали жить своей жизнью. Даже, если кто и кидал взгляды на магазин, то не замечали сидящую на полу продавщицу, а смотрели на вывеску 'закрыто', включающуюся саму по себе, после закрытия дверей. - Я никому не скажу. Не надо. Напротив, в сквере, под тенью высоких тополей, маленький мальчик, пяти лет, сидя на корточках, играл в машинки, под чутким присмотром бабушки пенсионерки, которая не прерывно болтала о чем-то со своей соседкой, гуляющей со своей собачкой. Мальчик, отложил игрушки, заинтересованно смотрел на магазин, за витриной которого, женщина, прижатая к стеклу, с секунду сидела на полу. Затем что-то сверкнуло рядом с ней, будто серебряной молнией рассекая воздух, на уровне головы, и стекло накрыла ярко алая волна, хлынувшая из шеи женщины. Мальчик испуганно взвизгнул, и побежал к бабушке. Споткнулся, упал, больно ударившись коленом, в объятьях любимого человека, сквозь слезы, видел, как из закрытого магазина вышли двое детей, и направились в сторону центра. Пегас проводила взглядом очередную военную машину, и вернулась к сидящим друзьям. За этот час, это уже была десятая машина, что весьма насторожило детей. Пегас и Призрак прекрасно понимали, что в городе что-то произошло, и что это, по всей вероятности, по вине Феникса и Цербера. Оставалось надеется, что их не схватили, хотя, по определенной причине, это было трудно сделать. - Нужно уходить. - Пегас прошлась по комнате, и вернулась к окну. - Мы не будем их ждать? - Нет. Они уже не вернуться. - Ответила девочка. - Ты видишь, военный подъехали, значит, что-то случилось. Скоро они будут прочесывать и эти домики. Нам нужно уходить. Призрак вздохнул, Эльф продолжала смотреть в одну точку, не откликаясь на призывы друзей. Она существовала в своем мире, где нет места насилию, сознание девочки, сейчас пребывало в некой темной, непроницаемой комнате. Где кроме нее, находился еще кто-то. И этот кто-то, сидя возле нее, нашептывал ей, почему она должна убивать людей. Голос был детским, будто с ней говорил такой же ребенок, что и она. Голос убеждал в том, что люди причиняют только зло, а Эльф упорно твердила самой себе, что они еще могут подружиться с ними. Постояв, еще минуту у окна, и досчитав до двадцати машин, проносившихся мимо их домика, Пегас решила, что пора уходить. Они осторожно взяли под руки Эльфа, и вывели на улицу. Погодка обещала быть паршивенькой, по небу метались свинцовые облака, накрапывал мелкий, противный дождь, обещавший перерасти в ливень. Эльф не сопротивляясь шла вперед, ведомая друзьями. На горизонте показались очертания леса, куда и спешили дети. Они ускорили шаг, и тогда до них долетел злобный лай собак. Призрак затравленно обернулся, и увидел целую роту вооруженных солдат, идущих по их следу. Собаки, обученные не только находить добычу, но и убивать, взяли нужный след, и теперь набирая скорость, неумолимо настигали беглецов. Тащить за собой Эльфа, одновременно стараясь сохранить нужную скорость, и вытащить оружие, было невыполнимой задачей. И дети, что было сил, побежали. Босые ноги уже были сбиты в кровь, дети запинались об корни, торчащие из-под земли, но продолжали упорно бежать. - Не люблю собак. - Крикнул, задыхаясь, Призрак, когда лай собак, почти настиг их. Он в очередной раз запнулся, пропахал влажную землю носом, содрал до крови ладони, и не теряя времени, вновь побежал. - Ты просто не умеешь их готовить. - Отозвалась Пегас, девочка умудрялась не только не падать, но и тащить за собой Эльфа. - Нам не убежать. - Тогда, предлагаю бой. Тем более, бежать уже не куда! - Девочка затормозила, остановившись у самого края оврага. Овраг был глубоким, на дне которого, под торчащими корнями деревьев, текла вода, грязно-коричневого цвета. Пегас успевшая затормозить первая, едва успела схватить, начавшую съезжать в пропасть, Эльфа. Призрак остановился в паре шагов от них, и выудил из кармана посох. - Предлагаю сделать так, как сделали мы с Цером, в больнице. Один создает щит, второй бьет. - Посмотрим. Долго обдумывать план спасения не вышло, ближайшие кусты, зарычав, раздвинулись, и к ним выскочили три собаки. Черные, лоснящиеся, они вызывали страх, даже у опытных бойцов. Их желтые глаза, без зрачков, с ненавистью смотрели на детей, из раскрытых пастей вылетала пена. Псы лаяли, кружа возле детей, загнав их на самый край, призывая своих хозяев поспешить им на помощь. На зов откликнулось еще шесть собак, и теперь, целая стая бросалась на ноги, стоящим детям. За спиной которых, простиралась пустота оврага, впереди, девять собак, готовых в любую минуту, разорвать их на куски, а на встречу бежала целая рота, обученных убивать солдат. Пегас и Призрак, как по команде, увеличили посохи, задвинув за спины Эльфа, приготовившись принять бой. - Интересно, если подбросить посох, эти псины будут с ним играть, как с палкой? - Призрак, в очередной раз резанул воздух, рядом с пробегающей собакой, на место которой, сразу кинулось двое других. - А ты попробуй. - Усмехнулась Пегас. Ее коса, сверкнув серебром, одним махом отсекла одной из собак лапу. Овчарка взвыла, рухнула на траву, заливая все кровью, не понимая, что произошло. Отрубленная лапа осталась лежать в паре метров от собаки, а лезвие косы обагрилось кровью. - Открываем счет. Раз. - Заткни ее! - Слушать скулящую овчарку, было не выносимо, Призрак морщился, и рубанул, попав по второй собаке. Лезвие прошло насквозь, рассекая ротвейлера надвое. Одна половина, которого, все еще шагала к намеченной жертве, а вторая, валялась уже на траве. Пес, с открытой пасти которого капала кровь, шагнул еще раз, оставляя за собой кровавый след, и внутренности, вываливающиеся из ее тела. Шагнул и упал, оставшись навсегда с открытыми газами, смотрящими в бесконечность. Все остальные собаки, поняв, учуяв угрозу, оцепенев от ужаса, отошли в сторону, не спеша нападать. Они лаяли, и делали предупредительные выпады, в сторону детей, не решаясь укусить или подойти ближе. Трехногая собака, на трясущихся ногах, подняла свое раненое тело, и, скуля, побрела к остальным. Тут ее и догнала коса Пегаса, отрубив голову. Голоса приближающихся людей настораживали беглецов и придавали решимости собакам, понимая, что медлить нельзя, Призрак подкинул косу вверх, перенаправив касанием руки, на собак. Псы кинулись на подачку. Дождь, из растерзанных тел, вперемешку с морем крови, оросил замеревший лес, попав и на детей. Повсюду валялись разрубленные тела собак, вперемешку с их кишками и отрубленными конечностями. На некоторых деревьях, ветви которых росли низко к земле, за место зеленой листвы, свисали, где головы, где хвосты. Возле ног Пегаса шлепнулся большой кусок мяса, с торчащей шерстью, и разрубленной тазовой костью. Тех, что не задела коса Призрака, прикончила пегас, кинув вслед посох. Прибежавшим солдатам предстала картина бойни, во всей ее ужасающей красе. На поляне, залитой кровью, в окружении тел, стояли трое детей, двое из которых держали посохи, а с лезвий до сих пор, стекала кровь. Их лица, одежда, перепачканные кровью, выглядели теперь органично, с общей картиной. Не вписывалась сюда только Эльф. Девочка, молча села на корточки, рядом с разрубленным псом, из пасти которого вылез язык, и кровь, ошметками, падала ей на ладонь. Эльф, почему-то решила, что это забавно, что собака, так спокойно позволяет себя гладить, и продолжала трепать ее по загривку. - Что за?! ... - Такого не видели даже опытные бойцы, пережившие военные конфликты. Многие из них, так и замерли, с оружием в руках, не понимая, куда целиться. В детей? - Огонь! - Дикий крик, разрывающий душу, пронесся над головами солдат, заставив их на мгновение очнуться. Прибежавший следом командир, видимо, предупрежденный, по кому нужно открывать огонь, начал стрельбу первым. Призрак соорентировался первым, и как только первая пуля, пронзив воздух, вошла в ствол рядом стоящего дерева, мальчик раскрутил посох, создавая щит. Всех троих окутало серебряное свечение, пули отскакивали от него, так и не долетев до цели. Пегас, присев, приметилась, и швырнула посох в сторону солдат, так, что бы задеть того первого стрелка. Коса сверкнула, свечение совпало с первым разрядом молнии, наконец, собравшейся грозы. Пятеро солдат, по которым коса прошлась наискось, все еще продолжали стрелять, выполняя приказ. Тело, рассеченное надвое, продолжало жить, мозг, заторможенный адреналином, не сразу осознал, что произошло. А верхняя часть тела, заливая кровью собственные ноги, съезжала на траву. Понятие того, что они мертвы, пришло тогда, когда рухнув на землю, разбросав повсюду свои внутренности, увидели свои ноги, лежащие чуть левее от них. А стрельба продолжалась, солдаты, перепуганные до смерти, происходящим, в целях самообороны, продолжали бой. Когда Пегасу надоело в одиночку сражаться, она больно пнула ногой, по сидящей Эльф, и, схватив девочку за шиворот, поставила на ноги. Призрак бледнел на глазах, руки то и дело опускались, от усталости, но он, закусив губу, вновь выпрямлял их, и заставлял себя крутить посох. Серебряная защита, время от времени редела, и тогда, пробившие щит пули, свистели совсем рядом, чудом не задевая детей. - Сражайся! - Пегас трясла Эльфа за плечи, пытаясь привести девочку в чувства. Но Эльф, все с той же, отрешенной, наивной улыбкой, смотрела на подругу, голубыми глазами. - Оставь ее! - крикнул Призрак, из носа которого побежала кровь, перемешиваясь с уже имеющейся чужой. Пегас отшвырнула девочку от себя, и вновь швырнула в солдат косу. Дождь с неба смешивался с дождем пуль, сыпавшимся на детей, и кровью. Повсюду лежали тела убитых, и отрубленные конечности. Многие из солдат, все еще живые, но смертельно раненые, бесцельно ползали по траве, в поисках своих утраченных конечностей. Кто-то, найдя свои руки, ноги, пытался приделать их на место, или, хотя бы, забрать их с собой. Кто-то, грозно мыча и плюясь кровью, запихивал обратно свои внутренности, но большинство уже были мертвы. Так и оставшись закопанными под грудой тел. Одни солдаты сменялись другими и бесцельный, бессмысленный бой, продолжался. Эльф, отлетевшая на край щита Призрака, поднялась на ноги, и тут же пуля, пробив на миг, ослабевшую защиту, прошла на вылет из плеча девочки. Эльф вскрикнула, прижимая рану второй рукой, кровь бежала сквозь пальцы, заливая ее , до сих пор чистую пижаму. - Больно! - Выкрикнула девочка в неизвестность, и с досадой кинула косу, появившуюся в руке, туда, от куда пришла боль. Из глаз полились слезы, она продолжала повторять, что ей больно, а посох, как по команде, крошил все живое. Через минуту, стараниями Эльфа и Пегаса, ни осталось, ни одного солдата. Лес стих, поглотив крики боли, ужаса и предсмертной агонии. С небес лил дождь, смывая кровь с поляны, и с лица Призрака, устало опустившегося на мокрую траву. Эльф стихла, Пегас, разорвав на своей пижаме рукав, перевязала рану девочки. Три косы, лежащие подле них, пропахли смертью и были залиты кровью. Пегас еще долго ругалась, когда вытаскивала застрявший посох из внутренностей, одного из солдат, и стряхивая кишки на один, близ лежащий куст. Цербер и Феникс залезли в автобус, уселись на задние сидения. В общей толчее, на двух подростков не обратили никакого внимания, и автобус, дернувшись, поехал в сторону города-милионника. Захваченные деньги из магазина, помогли оплатить проезд, взяв билеты у назойливого кондуктора. За окном проносились дома, улицы, сменяющие друг друга, машины и люди, спешившие по своим делам. Дорога уводила их все дальше от знакомых мест, увозя в неизвестность большого города. Цербер устало закрыл глаза, его укачивало в автобусе, моря в сон. Глаза слиплись, и, перестав сопротивляться, мальчик уснул, положив голову на плечо Феникса. Феникс, ворча под нос, что она не подушка, тем не менее головы друга не убрала , вскоре, то же задремав. - Конечная! Приехали. - Цербера кто-то настойчиво трепал за плечо. Он открыл глаза, и встретился лицом к лицу с кондукторшей, пытающейся его разбудить. Феникс мирно спала у него на коленях, что слегка смутило паренька. - Фен, подъем! - Гаркнул он ей на ухо, от чего в руке девочки, непроизвольно вспыхнул посох. Вспыхнул и исчез, поглощенный ночью. Дети вышли из теплого автобуса, на холодный воздух, пропитанный запахами бензина, и другими прелестями большого города. Мимо проходили толпы, нескончаемые потоки, людей. Их кто-то толкал, куда-то тащил. От оглушительных звуков, разносившиеся ото всюду, голова готова была лопнуть на части. Понимая, что их сейчас растащат в разных направлениях, Цербер нащупал ладонь Феникса, и крепко сжал ее в своей руке. Феникс, при таком проявлении заботы, вспыхнула, как спичка, но руку не отобрала. Ведомые общим потоком, их вытолкнуло на оживленную улицу, где бесконечные потоки машин, гудящие, рычащие, вперемешку с огромным количеством народа, все угнетало беглецов. Дети начали только сейчас понимать, как им не хватает тишины, в их уютном, маленьком домике, на пятерых. - Пошли, где-нибудь, присядем? - Голоса Цербера, в общем шуме, почти не было слышно, но Феникс все поняла и без слов. Девочка кивнула, и они не спеша начали пробираться, к невзрачной аллейке, где и нашли одинокую скамейку. - Что будем делать дальше? - Шума улицы здесь было не меньше, но радовало отсутствие людей, мешающих им. Все они оказались чуть позади, за живой изгородью, защищающей детей, от окружающего мира. Или наоборот. - Солдат, я тут не вижу. - Феникс, все еще вспоминая прикосновение горячей руки Цера, тепло рук которого, сохранилось у нее на ладони, и она бережно его хранила, сжав руку в кулак. - Все солдаты, остались позади. Они охраняют подступы к городу, которые мы благополучно проехали на автобусе. - Цербер потянулся, разминая уставшее тело, и посмотрел на притихшую девочку. Прежде, в доме, от Феникса можно было ждать чего угодно, вплоть до, бесконечных ссор с друзьями, и острот, которыми обижала до глубины души. Теперь же, Феникс словно преобразили, рыжие хвосты растрепались, и что бы, хоть как-то остаться девочкой, ей пришлось распустить волосы. Они волнами спадали с плеч, подчеркивая ее серые глаза. Цербер пару раз ловил себя на мысли, что смотрит на девочку, слишком часто, и поспешно отворачивался. - А ты говорила, что не надо забирать деньги, из того магазинчика. - Мы не воры. - Мы убийцы. - Ехидно поправил ее Цер. - И вообще, тут надо опасаться милиции, которую наверняка уже предупредили, кого им нужно опасаться. - Надеюсь, с нашими ничего не случилось? - Навряд ли. - Пожал плечами Цербер, мальчик еще не полностью проснулся, и поэтому его сине глаза, были еще затуманены сном. - А если, что-то и случиться, то они смогут за себя постоять. Пегас и Призрак, смогут за себя постоять. Он специально не упомянул Эльфа, помня о состоянии девочки, Феникс грустно улыбнулась, понимая его. - А нам надо. - Продолжил он, после небольшой паузы. - Надо найти, где можно было бы, переночевать. - И поесть. - Добавила Феникс, только теперь ощутившая, что ничего не ела уже целые сутки. Теперь желудок сводило судорогой, а под ложечкой невыносимо сосало. Она бы сейчас многие отдала, за банальную тарелку супа. Цербер выудил из кармана увесистую пачку денег, посмотрел на притихшую подругу, и поднявшись на ноги, повел ее за собой. Так прошли они минут двадцать, прежде чем на пути им попалось кафе, куда и зашли дети. В помещении никого не было, ненавязчивая музыка, тихая музыка, умиротворенное убранство помещения, все благоволило к отдыху. Скучающие официантки проводили взглядами вошедших подростков, и продолжили свою беседу. Дети выбрали самый дальний угол в кафе, подальше от любопытных глаз, и сели за столик. - У вас деньги есть? - Поинтересовалась у них, подошедшая официантка, осмотрев их с ног и до головы. Под этим взглядом Феникс ужасно захотелось поправить свою прическу, и даже уже потянулась к волосам, но посмотрев на серьезное лицо Цербера, передумала. Цербер, молча, достал из кармана две тысячи, положил их на стол, после чего, удовлетворенная девушка, отдала папку с меню. Феникс облегченно вздохнула, если бы девушка не позволила им покушать, Цербер бы сорвался. У него в руках и так, на секунду, когда официантка решала, позволить им пообедать или нет, сверкнуло очертание косы. А обедать в месте, где море крови, и трупы Феникс не очень хотелось. Через десять минут им принесли заказ, и дети с аппетитом набросились на еду. - Думаю, после того, как мы все разведаем, и найдем, где можно будет жить, можно будет перевозить всех остальных. - Цербер, запивая чаем, пирожки с картошкой, отогревшись и поев, стал добрее и покладистее. Азарт убийцы исчез из его глаз, руки лежали спокойно на столе, и если бы Феникс не знала его так хорошо, ни за что бы, не сказала, что он способен на причинение кому-нибудь вреда. - Главное сейчас найти подходящий дом, где можно было бы обосноваться. А затем, я думаю, можно наведаться в больницу, от куда нас забрали, эти лабораторные крысы. - А я бы, хотела увидеть своих родителей. - Призналась Феникс, смотря, как мальчик уплетает пятый пирожок. И куда в него столько влезает? Вроде и не толстый вовсе. - ведь, были же они у нас, до этого всего?! - Я их совсем не помню, будто их и не было вовсе. - Пожал плечами Цер, посматривая иногда по сторонам, но в кафе, кроме официантов, никого не было. Но назойливое чувство опасности, никак не проходило, овладевало им, все с большей силой. От еды Феникс морило в сон, лень было даже шевелиться, девочка устало вздохнула, и закрыла глаза. Цербер понимающе кивнул, он бы то же, не отказался сейчас поспать, желательно до утра. Но идти нужно, чувство опасности, глодавшее из нутрии, гнало беглецов из кафе. - Пошли. - Скомандовал Цербер, отгоняя от себя дремоту, и рывком поднялся из-за стола. Феникс, с неохотой поднялась вслед за ним, и зашагала вперед. Сонная дремота окутывала девочку, и она, еле держа глаза открытыми, почувствовала, что ее ноги становясь ватными, медленно уходят в пол. Проваливаясь, словно в мягкую пропасть. Цербер, идущий впереди, так бы ничего и не заметил, если бы не ошарашено испуганное лицо официантки. Девушка шла с подносом, что бы забрать грязную посуду, с их столика, но не дошла. Так и остановившись посередине кафе, с пустым подносом в руках. Цербер проследил за ее взглядом, и резко обернулся. Феникс по колено провалившаяся в пол, уходила все глубже в покрытие. И Цербера бы это удивило, если бы он не помнил, что случилось на полигоне с Призраком, которого по ноги втащило в стену. В два прыжка, преодолев расстояние до девочки, Цербер , что было сил, рванул ее на себя, обхватив Феникса за талию. От резкого толчка, в ноги девочки впились когти того существа, что втаскивал ее в пол. Феникс, очнувшись от сна, схватила Цербера за плечи и попыталась пошевелить ногами. Но, не тут то было. Ноги, которые находились в полу, будто пронзили раскаленным железом, девочка вскрикнула, и разжала руки, отпустив друга. Не зная, как помочь, Цербер метался из стороны в сторону, вызвав посох. Феникс, медленно, но верно, продолжала исчезать в полу, а он продолжал бездействовать. От любого движения ногами, вызывало адскую боль, от которой не куда было деться, и девочка быстро отбросила эту идею. Замеревшие от ужаса девушки-официантки, не веря своим глазам, постепенно начали приходить в себя, решив сделать, то, что считали самым эффективным, в данный момент. Цербер лишь краем успел заметить изменение в поведении девушек, и, не раздумывая, кинул в их сторону посох. Девушка, та, что стояла ближе к стойке, лишь протянула руку, что бы нажать на 'Тревожную кнопку', и вызвать на помощь охрану. Через мгновение она уже лежала на полу, забрызгивая все кровью, и прижимая обрубок второй рукой. Рука, практически по плечо отрубленная, лежала возле стены, так и не дотянувшись до кнопки. Пальцы на руке постепенно сжимались, становясь синими, а кричащая официантка, истекая кровью, не могла понять, почему она не теряет сознание. - Только попробуй, и окажешься без головы. - Предупредил вторую официантку Цербер, увидев, что она хочет повторить подвиг, подруги, когда вернулась коса. Девушка шумно сглотнула, но рисковать не стала, а бросилась помогать напарнице. Феникс вырывалась, как могла, цепляясь из последних сил за гладкий пол. Она уже по грудь была проглочена полом, и ничего не могла с этим поделать. - Держись! - Цер протянул ей косу, за которую девочка схватилась двумя руками, и рванул на себя. Феникс закричала, почувствовав, как в ее тело впиваются тысячи клыков, режущие ее кожу, и мясо, на тонкие полосы. От боли она теряла сознание, а Цербер продолжал упорно тащить ее на себя. Но поняв, что такими стараниями Феникса он вытащит мертвой, Цербер отпустил девочку. Она грузно упала на пол, забрызгав его собственной кровью. Пол утробно чавкнул, всасывая кровь обратно, и принялся засасывать Феникса обратно. Дыра, в которую девочка проваливалась, раскрылась, показав на свет страшную, с множеством клыков пасть. Клыки этого монстра были знатные, не меньше двадцати сантиметров, заостренные, и все в крови Феникса, тело которой безвольно болталось в пасти демона. Цербер, увидев все это, закричал, от чего крик, стал походить на боевой кличь, и резанул пол, рядом с подругой. Демон издал звук, от которого по-вышибало все стекла и зеркала в кафе, а у девушек, оглушенных таким криком, пошла из ушей кровь. Феникс выплюнуло к стене, у которой она и осталась лежать. Цербера сбило с ног, и он выронил посох из рук. Все помещение задрожало, заходили ходуном столики, и барная стойка, попадала посуда и бутылки с дорогим вином, и не только, разлетаясь на тысячи осколков, все орошая терпким запахом алкоголя. Пол еще раз содрогнулся, и появился парень. Или точнее, что-то очень похожее, на него. Длинные серые, покрытые густой шерстью руки, свисали почти до пяток. Короткие ножки заканчивались тремя когтистыми пальцами. Когти были и на руках, но длиннее, и все в крови. Абсолютно голое тело, не прикрытое ничем, что и позволило понять, что перед ними парень, серого цвета, выглядело совсем глупо на фоне шерстистых конечностей. Голова, так же лишенная растительности, венчалась двумя витыми рогами. Синие, беззрачковые миндалевидные глаза, две дырочки, заменяющие ему нос, и рот, при открытии которого, выглядывали внушительных размеров клыки. Расположенные в два ряда, как у акулы. - Ну, хотя бы стало понятно, по кому бить. - Усмехнулся Цер, поднимаясь с пола, призывая к себе посох. - Ты у стоматологов ходишь в любимчиках? Зверюга чавкнула, и утвердительно улыбнулась во весь рот. Коса, пронзив воздух, сверкнула там, где стоял демон, успевший вовремя телепортироваться. Цербер, так и не успевший понять, куда делся демон, встал как вкопанный, затравленно осматриваясь по сторонам. - Так и будем играть в прятки? - Нетерпеливому Церберу хотелось разделаться с монстром, а не бегать по кругу, догоняя его. Ему была присуща открытая борьба, , где можно видя противника, его убить. А тут прятки. И как с невидимкой вообще играть? Рычание раздалось совсем рядом, в нос ударил едкий запах серы, и прямо перед ним появился демон. Клацнул зубами перед самым лицом парня, и, не дожидаясь повторного замаха, исчез. - Трус! - Подло ударив Цербера сзади, в спину, демон утробно рыкнул, и вновь исчез. Цербера сшибло с ног, и упал на колени, и злобно полоснул по воздуху лезвием. Поднявшись на ноги, Цербер вспомнил о лежащей на полу Феникс, и озираясь по сторонам, начал пробираться к ней. Девушки за стойкой, оцепенев от ужаса, молча, наблюдали за происходящим. Молчала даже девушка с отрубленной рукой, она устало прислонилась к стене, сидя на полу, и придерживала рукой, перевязанное плечо. Бледная, с синими кругами под глазами, с покусанными губами, на которых запеклась кровь, она безразличным взглядом, следила за происходящим. Вторая официантка, боковым зрением увидев раскрывшуюся пасть, образовывающуюся за спиной бедной девушки, успела только закричать, и отползти на некоторое расстояние. Крик стал запоздалым сигналом к атаке, и Цербер так и не решился кинуть посох. Монстр, с чавкающим звуком проглотил девушку, и захлопнул многозубу пасть. Кровь, брызнув во все стороны, пенилась, и стекала по стене, из которой торчали ноги и внутренности девушки, иной раз падающие на пол. Вторая девушка, крича от ужаса, с перекошенным лицом ползла, спиной в перед на середину кафе, туда, где стоял Цер. - Не мешайся! - крикнул на нее Цер, от чего у девушки непроизвольно полились слезы из глаз, и она надрывно крича, стала молить бога о милости. Цер бесцеремонно отпихнул ее от себя ногой, и швырнул косу. Лезвие черкануло по бетонной стене, оставив гигантскую царапину, толщиной с сантиметр, не успев задеть демона. Феникс, сквозь пелену тьмы, застилающую глаза, увидела неясную, мерцающую точку. Точка переливалась всеми цветами радуги, раздуваясь и подрастая. И наконец, преобразовалась в стоящего Цербера. Мальчик сжимал в руке посох, всматриваясь куда-то в стену, ища глазами кого-то. Упрямая челка свисала со лба, мешая глазам, и он нервно убирал ее ладонью. Он не смотрел на Феникс, и поэтому не смог увидеть, как за его спиной появился демон, раскрывая свою хищную пасть. Феникс рванула на выручку, попутно кинув посох. Коса описала невообразимую дугу, и проткнула демона насквозь, застряв в теле. Цербер, заметив это, запоздало повернулся, и увидел, как из демона стекая на пол, бежит зеленый гной, заменяющий ему кровь. Феникс, не имея возможности подняться на покалеченные ноги, опираясь на руки, ползла к нему, что бы забрать свой посох. Поняв это, Цербер рывком выдернул лезвие из тела демона, и одним махом, отсек ему голову. Оставшись на поле битвы одни, дети поспешили убраться из этого места, пока сюда не нагрянула милиция. Феникс, опираясь на плечо Цербера, еле передвигая ноги, все же шла. Цербер, как можно бережнее, помогал, чем мог, при ходьбе девочке. Но предложение отнести ее на руках, не смотря на всю боль, феникс с гордостью отклонила. Проходя мимо поседевшей от страха, и плачущей, истерично посмеиваясь, официантки, Цербер ненавязчиво попросил ее молчать обо всем увиденном. А что бы та лучше запомнила, приставил лезвие косы к ее сердцу, от чего девушка окончательно потеряв над собой контроль, упала в обморок. Дети вышли в ночную прохладу, и растворились в безразличной, многоликой толпе, вечно спешивших горожан. К полуночи, Церберу удалось отыскать место, где можно было переночевать, и перенеся, уже заснувшую Феникс, на развалившийся диван, в заброшенном доме, мигом уснул. Ночь застала беглецов в лесу, накрыв их тьмой, и лесными непонятными звуками. Усталые дети, прошедшие весь день, буквально рухнули под большую ель, где и решили остаться на ночь. Разжечь костер им было нечем, да и не безопасно. По округе могли шастать солдаты, а они были настолько измотаны, что готовы были сдаться без боя, лишь бы им дали поспать. Пегас прислонилась плечом к стволу ели, и закрыла глаза. Призрак пристроился рядом, положив голову ей на плечо, и то же задремал. И лишь Эльф, неподвижно сидящая под деревом, всматривалась в черную даль. Девочка лишь изредка переводила взгляд на свои руки, опасаясь, что они все покрыты кровью, невинно убитых людей. Ее преследовали голоса, не давая ни секунды покоя. Одни умоляя, плакали, другие же угрожали, и грозились расправой. Все чаще она видела картины прошлого, стоило ей, хоть на миг прикрыть глаза. Все это угнетало, и сводило с ума девочку. Не выдержав пытки, Эльф, зажав руками голову, поднялась на ноги, и шагнула в неизвестность леса, уходя все дальше от друзей. 4. Каждый сам за себя. Ночью Феникс стало еще хуже. У девочки подскочила температура, она металась во сне по дивану, и что бы, хоть как то согреть, замерзающую, от озноба девочку, Церберу пришлось стянуть себя футболку, и накрыть ею подругу. Раны, нанесенные демоном, кровоточили и гноились. Часто Феникс просто забывалась, впадая в некое подобие обморока, и тогда Цербер молил небо, что бы она очнулась. Всю ночь, просидев у ее импровизированной постели, Цербер понял, что сам не сможет выходить Феникса. Даже, пресловутую воду, пришлось добывать с боем. Ночью, когда Цербер заметил изменения в состоянии Феникса, он пошел в соседний дом, что бы попросить чистой воды, что бы омыть раны, и дать пить больной. Но наткнулся на небольшое препятствие, в лице бабушки-одуванчика, которая подслеповато щурясь, осмотрела с головы до ног стоящего перед ней Цербера, и закрыла перед ним дверь. Цербер, в первую секунду вспыхнув, хотел уже рубануть по двери, но немного поостыв, передумал, и позвонил в дверной звонок вновь. Пожилая бабушка, вновь неспеша открыла дверь, и пригрозила в следующий раз вызвать милицию, если этот хулиган, новь появиться на ее пороге. В принципе, Цербер мог спокойно обратиться в рядом стоящий дом, но самолюбие взяла свое, и он настырно позвонил в третий раз. Бабушка, увидев все того же наглеца, в час ночи пришедшего просить воды, ни сделала ничего лучше, как огрела парня по спине какой-то палкой, и не закрывая дверь, начала кричать, прося о помощи. Как потом оказалось, у нее не было телефона, что бы вызвать милицию, и поэтому она всегда звала на помощь соседей посредством крика. Но Цербер этого не знал, и как только бабка издала первый крик, он приставил к ее горлу лезвие косы, и запихнул вопящую старуху в квартиру. В не себя от гнева, он усадил женщину в кресло, ворча себе под нос, что неужели нельзя было просто так дать ему ведро воды. Женщина, перепуганная до смерти, вжалась в спинку кресла, по ее перекошенному лицу бежали крупные слезы, которые она растирала по всему лицу. Цербер деловито раскопал у нее эмалированное ведро, налил в него холодной воды, и уже собирался уходить, но на пороге его остановил вошедший в квартиру мужчина, в милицейской форме. Цербер попятился назад, споткнулся об валяющиеся на полу тапочки, и упал, разлив всю воду по полу. - Мам, что у тебя тут? - Мужчина прошел в зал, и увидел свою мать, почти в бессознательном состоянии, сидевшую в кресле. На полу лужа воды, и незнакомый паренек, с ведром в руках. Мужчина всматривался в лицо Цера, явно что-то припоминая, но, ни как не мог вспомнить. Цербер, молча, поднялся на ноги, кивнул головой в знак приветствия, и пошел за новой водой, пройдя мимо ошеломленного мужчины. - Ей, ты кто? Мам? - И тут он вспомнил. Эта ошеломляющая новость, повергла его в такой шок, что Цербер спокойно пересек зал, и уже направился к выходу, таща в одной руке ведро, до краев наполненное водой. Именно сегодня утром, майор милиции, и глава местного МВД, разорялся на счет того, что вышестоящие органы совсем сошли с ума, ведя охоту за пятерыми детьми. Дети, как оказалось, не были столь просты, как показалось на первый взгляд. Эти пятеро, сбежав из своей специализированной тюрьмы, убили столько народу, сколько не смогли бы убить? и матерые преступники. Фотографии детей были розданы всем сотрудникам, с одной оговоркой, одним с этими детьми не связываться. Опасно для жизни. - Стоять! Замри! - Капитан милиции, опытный опер, вытащил из кобуры пистолет, и направил дуло на парня. - Сашенька, что происходит? - Из комнаты шатаясь, и держась за стену, вышла старуха. - Мам, вернись в комнату. - Потребовал он, не сводя глаз с Цербера. - А ну, повернись лицом к стене, и покажи руки! - И что ты будешь делать? - Церберу даже стало интересно, что же собирается делать этот безумец, с одним пистолетом в руке. Он покорно поставил на пол ведро, и поднял руки к потолку. Мужчина удовлетворенно кивнул, вытаскивая из-за пояса наручники, и шагнув к Церберу. На мгновение небольшую, квадратную прихожую, озарил серебряный свет, ослепив двух, застывших людей. Когда мужчина проморгался, то увидел в руках парня косу, острие которой упиралось ему в грудь. Ощутив холодное прикосновение смерти, мужчина, часто дыша, поднял дуло пистолета, и нацелился в голову Церберу. - Не с места, Замри. Иначе я тебе голову прострелю. - Голос, от волнения осип, а по высокому лбу покатились крупные капли пота. Глаза округлились, страх в которых перемешался с азартом, предвкушения победы. - А успеешь? - Ехидно поинтересовался у него Цербер, не опуская рук. - Не сомневайся. - Процедил сквозь зубы мужчина. - Я лучший стрелок по городу. Не промахнусь. Цербер, будто ничего и не сделал, лишь легким движением руки, убрал с глаз челку, но по груди мужчины, распоров рубашку, побежала кровь. Лезвие косы обагрилось кровью, Цербер усмехнулся, и вернулся в прежнее положение. - Вам, наверное, говорили, кто мы, и на что способны? - Мужчина неопределенно кивнул головой, и Цер продолжил свое общение. - Вряд ли вам рассказали все. Хотя, мы и сами не знаем всего. Да не суть важна. А важно то, что нас всю жизнь учили убивать, и мы это умеем. Я могу отрубить тебе голову, и ты не успеешь понять, что произошло. - Не заговаривай мне зубы. - Грудь больно саднило, а кровь так и не переставшая бежать, окрашивала в свой цвет синюю рубашку. - А я и не заговариваю. - Пожал печами Цербер. - Ты собираешься убить меня своей косой? - Ну, знаешь?! - Вспыхнул от обиды Цербер. Неверие в его собственные силы, очень ранило самолюбие парня, и он уже еле сдерживал себя, что бы ни рубануть, по этому нахалу. - Этот посох, дар Смерти. Отпусти меня, я ничего плохого не сделал, ни тебе, ни твоей матери. Мне просто нужна вода. Мужчина взвел курок, Цербер устало улыбнулся, и одним движением отсек руку с пистолетом. Мужчина, зажимая рукой хлещущую кровь, отшатнулся к стене, смотря обезумевшими глазами на свою валяющуюся руку, с зажатым в пальцах пистолетом. Женщина, с повязанным на голове платком, скрывающим ее седые, кудрявые волосы, прижимая руку ко рту, что бы не закричать, бросилась на помощь к окровавленному сыну. - Ирод! - Крикнула она, бросившись на Цербера. Цер не хотел, и не желал больше ни кого убивать. Там, в доме, сгорая от жара, и болезни, лежала беспомощная Феникс, и он спешил к ней. Невольно отвернувшись от кулаков женщины, мальчик не посмотрел, куда смотрит лезвие косы, и женщина, с ненавистью в глазах, наткнулась на нее. Насадив себя на косу. Кровь хлестала из ее, на сквозь проткнутого живота, забрызгав всего Цербера. Женщина в предсмертной агонии металась из стороны в сторону, что весьма ухудшало ее состояние. От ее хриплого крика, резало в ушах, мужчина, не помня себя, стиснув зубы от боли, метнулся на выручку матери, но наткнулся на жестокий взгляд Цербера. - Не мучай ее! - Сын схватил умирающую мать за руку, прижимая ее ладонь, к своей щеке. Про собственную потерю руки, он и думать давно забыл. Цербер воспринял его слова, слишком по-своему, да и чем тут можно было помочь? Цербер поглубже всадил в женщину лезвие, приподняв ее над полом. Старушка издала стон боли, глотая собственную кровь, и капая ею на пол, закатила глаза, почувствовав свой скорый конец. Одним движением, он навсегда лишил ее мучений, и две половины разрубленного тела, упали к ногам Цербера. Мужчина бросился к мертвой матери, прижавшись к ней всем телом, и рыдая во весь голос. Цербер, грустно вздохнув, впервые в жизни осознав, как не повезло ему, что он родился таким, каким он стал. Подумал, и одним ударом отрубил голову капитану милиции, отличному оперативнику, который просто не вовремя пришел домой. Сейчас Цербер сидел и молча, смотрел на еле дышащую Феникс. Лицо девочки, с каждым часом, все больше белело, силы покидали ее измученное тело. Рядом стояло то пресловутое ведро, наполненное водой, Церберу даже смотреть на него было больно. Время медленно уходило прочь, и с первыми лучами солнца, мальчик решил, что ему нужно делать. Проснувшись ранним утром, Пегас и Призрак, были очень удивлены и озадаченны, пропажей Эльфа, которая куда-то делась. Обыскав близ лежащую опушку, и ничего не найдя, дети двинулись в сторону города. Идти по лесу, было одно удовольствие, над головами щебетали птицы, а легкий ветерок, разогнавший дождевые тучи, обдувал их тела. День обещал быть солнечным, и теплым, что не могло не радовать беглецов, до сих пор ходивших в пижамах. - И куда она могла деться? - ворчал Призрак, отстав от Пегаса. Девочка шла, устало ссутулившись, и не смотря под ноги, часто запинаясь. Оба уже не ели пару дней, и их силы значительно порастратились в многочисленных стычках с правительственными войсками. Пегас же, вообще пребывала в душнейшем расположении духа, почти все утро не проронив ни слова. Лес, по которому они шли, был не густой, но с обилием всяческих деревьев. Под ногами шелестела трава, и хотелось ни о чем не думать, а думать приходилось. Где-то там, позади, солдаты прочесывали лес, в поисках беглецов, впереди была неизвестность, и они потеряли связь с тремя своими друзьями. - Все! - Пегас резко остановилась, и не смотревший на нее Призрак налетел на девочку, задев плечом. - Нужно поесть. Дальше идти нет сил. - И что ты собираешься, есть в лесу? - Фыркнул носом Призрак. - Да хоть червей. - Призраку было проще дойти до города, и там, как-нибудь разыскать себе пищу, а не ползать по лесу, в поисках сомнительной пищи. Девочка развернулась к ветру лицом, и замерла, прислушиваясь. - Что ты собираешься делать? - Слушай, ты не можешь, хоть пять минут помолчать? - Глаза Пегаса полыхнули огнем, и в руках появился посох. Призрак отшатнулся в сторону. И хорошо сделал, в следующий миг, посох, в паре сантиметров от него, полыхнул серебром, и улетел в неизвестность, пущенный Пегасом. С секунду ничего не было слышно, а затем глухой удар, и звонкий писк, пронзивший тишину леса. - Завтрак пойман. Осталось сообразить, как можно развести огонь, не привлекая к себе особого внимания. Призрак, ничего не понимая, проследил взглядом, куда ушла Пегас, вернувшись с зайцем в руках. Головы у него уже не было, а кровь капала под ноги пегаса, оставляя за собой след. Призрак набрал сушняка, сооружая место для костра, и взяв из рук пегаса посох, черканул им по своему. Огонь заплясал ровным пламенем, и дети, подвесив разделанную тушку, над огнем, принялись ждать завтрака. - Жаль соли нет, было бы вкуснее. - Пожаловалась в пространство Пегас. - Как ты узнала, что там заяц? Ведь его видно не было? - А я его и не видела. - Пожала плечами Пегас, повернувшись лицом к мальчику. - Как же ты его поймала? - Не понял Призрак, прекрасно помня, что то, что ты не видишь, не может являться мишенью. А значит, в этот предмет нельзя попасть. - Я просто швырнула посох. А он сам решил, на что ему целиться. Так я много раз делала, еще на тренировках, когда опасность была за поворотом, и я не могла его увидеть. - А я все удивлялся, как это ты задания выполняла, когда остальные засыпались. - Эй, только не подумай, я не жульничала. Это вышло случайно. - Да ладно тебе, можешь не оправдываться. - Миролюбиво улыбнулся Призрак. Через полчаса заяц, с хрустящей корочкой был готов, и дети с удовольствием впервые за эти дни поели. Нахлынувшая усталость, вмиг сморила беглецов, и дети, устроив лежанку под раскидистой березой, моментально заснули. По лесу прокатился неугомонный лай приближающихся собак, взявших след. Пегас и Призрак, моментально проснувшись, побежали. Дети бежали, что было мочи, не смотря себе под ноги. А лай угрожающе нарастал у них за спинами. Первой сдалась Пегас, она оперлась на огромную сосну, жадно глотая воздух, и прерывисто дыша. Рядом, присев на корточки, еле переводя дух, сидел Призрак, молча всматриваясь в глубину леса. - Нам надо разделиться. Так им будет труднее нас ловить. - Нет. - Мотнул головой Призрак. - Мы и так всех потеряли. Один защищает, другой бьет. - Их много, Призрак, вдвоем мы и так, ничего не сделаем. А разделившись, хоть один, но выживет. Тем более, так собакам будет труднее нас догнать. Как говориться, за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь. - Нет. - Упрямился Призрак, не очень веря в свои силы, против армии солдат. Лай усилился, дальние кусты уже шевелились, выпуская на свободу злобных монстров, нацеленных уничтожить детей. Пегас рывком выпрямилась, и дождавшись, когда Призрак поднимется на ноги, отшвырнула его от себя. - Беги! - Нет! Без тебя, нет! - Призрак шагнул к Пегасу, но наткнулся на острие косы, направленного на его грудь. Мальчик замер, тревожно посмотрев на Пегаса. - Беги, или мне придется тебя убить. - Голос девочки стал грубым, безэмоциональным, выцветшим, она, не мигая, смотрела на замеревшего Призрака, толкая аккуратно парня от себя. - Пегас? - Беги! - Мотнула она головой, при этом больно оцарапав лезвием косы грудь Призрака, мальчик отшатнулся, и, не веря в происходящее, встал, как вкопанный. Пегас, ни произнеся больше не слова, приставила лезвие к его горлу, их глаза встретились, и Призрак осознал, что она не шутит. Он медленно, спиной вперед шагнул в сторону леса, а Пегас все продолжала держать его не прицеле, не сводя глаз. И он побежал. Не дожидаясь, когда собаки покажутся, Пегас швырнула косу вглубь леса. Спустя секунду, звонкий визг, и собачий лай, оглушил тишину леса. Коса вернулась с кровавыми подтеками на лезвии, и свисающими кишками, одной из собак. Девочка брезгливо отшвырнула их на кусты, и, уперев основание посоха в землю, скрестив ноги, перевшись при этом на косу, принялась ждать гостей. Солдаты появились не сразу, сначала были слышны сдавленные крики, по поводу пропажи собак, а уж затем человек двадцать высыпало на залитую солнцем полянку, где их ждала Пегас. - Долго же вы идете. - Укорила она их, когда мужчины опешивши, остановились. - Поиграем? И не дожидаясь ответа, Пегас швырнула косу в толпу людей. Кровь, хлынувшая рекой, из разрубленных тел, оросила землю, и придала хоть какой-то смысл для солдат, что бы убить девчонку. Только вот Пегасу никак не хотелось умирать, напротив, девочка призвала посох к себе, и, укрываясь щитом от града пуль, сыпавшихся на нее, шагнула к ним на встречу. Теперь солдаты вынуждены были отступать вглубь леса. Пули отскакивали от щита, не причиняя никакого вреда девочке, Пегас резко бросилась на землю, подбросив при этом косу, и перенаправив ее на людей. Грохот автоматной очереди сменился человеческими криками, стонами, и предсмертными муками. Поняв, что в нее больше никто не собирается стрелять, Пегас поднялась с земли, отряхая грязную пижаму, от выдуманной пыли. - Скучно с вами. - Пожаловалась он в пустоту, подходя к искалеченным солдатам. Многие из них были еще живы, отрубленные их конечности валялись повсюду на земле, и на ветках деревьев. Пегас улыбнулась, подошла к одному из мужчин, присела на корточки, и всмотрелась в его посеревшие глаза, затуманенные болью. Он прижимал к себе обрубок руки, из которой хлестала крови. Пересохшие губы, что-то беззвучно шептали, ища у кого-то защиты. - Больно? - Поинтересовалась у него Пегас, мужчина, увидев, кто перед ним сидит, застонал, и попытался отползти, чем рассмешил Пегаса. - Куда же ты, а поиграть? Между прочим, это не мы за вами гоняемся по лесу, и не у нас приказ на полное уничтожение. Пегас выпрямилась, в руках ее сверкнул посох, девочка усмехнулась, и насадила мужчину на острие косы. Крик, пронзивший его тело, и причиняемая адская боль, очень развеселила Пегаса, девочка, как тряпичную куклу, насадила на косу орущего мужчину, и подняла в воздух. Крик перешел в стон, изо рта потекла кровь, капая на зеленую траву. Она пузырилась, смешиваясь с воздухом, из разорванного легкого, мужчина мычал, и мотал головой, как бык, идущий на бойню. Пегас довольно улыбнулась, и одним движением разрубила беднягу. Разрубленное тело упало к ее ногам, Пегас не смотря, перешагнула через труп, и направилась к следующей жертве. Поняв, к кому девочка идет, мужчина, с отрубленными ногами, пополз, опираясь на руки, в чащу, оставляя за собой толстый кровавый след. - Эй, куда? - Крикнула ему Пегас, в один прыжок, преодолев расстояние между ними. Замах, и спина, все еще ползущего мужчины, превратилась в кровавое месиво. Взмахи продолжились, Пегас специально не убивала жертву, наслаждаясь его криками и стонами, мужчина корячился на траве, у него уже не было спины, рук, и половины грудной клетки, все это Пегас отсекла, как не нужное. И когда мужчина забился в предсмертных конвульсиях, Пегас оставила его умирать самостоятельно. Пока она забавлялась со своей жертвой, половина тех, кто еще был жив, умер, несколько пытаясь убежать, но пегас нагнала их своим посохом, прикончила за дезертирство. На поляне осталось не так много людей, как она рассчитывала, всего три человека. И то, один с распоротым животом, и валяющимися на земле внутренностями, не представлял интереса, второй, корчившись от боли, то же был на грани смерти. А вот третий, с отрубленной ногой, бывший куратор, был наиболее интересен девочке. Куратор, заметив взгляд бывшей подопечной, отполз к стволу березы, и прижался к ней всем телом. Что помешало ему убежать, на одной ноге, Пегас так и не поняла, да и не думала она вообще об этом. Девочка шагнула к нему навстречу, держа в руке посох. - Пегас, остановись, не надо. - Прошептал он окровавленными губами. - Это ты меня такой сделал. - Процедила сквозь зубы девочка. - Так, что ты не наслаждаешься плодами своего творения? - Вы были созданы для другого. - Прохрипел куратор, когда Пегас поднесла к его горлу лезвие. - А, разве, не для убийства? - переспросила девочка, хорошо запомнив про то, что их создали. - Не для убийства людей. - Пояснил он. - Демоны, ваша цель демоны. - Что-то ты не договариваешь. - Пегас прицелившись, отрубила куратору пальцы, на левой руке. Мужчина взревел, прижимая окровавленную конечность, замотав головой, и расплакался. - Говори все. - Я знаю очень мало, нас не посвящали во все подробности. - Мужчина задыхался от собственной без сильности. - Говори то, что знаешь. - Потребовала Пегаc, отсека одним движением ему пальцы на второй руке. Мужчина взвыл, впиваясь спиной в ствол дерева. - Пегас, остановись. - Взмолился он, прижимая обе искалеченные руки к груди. - Прекрати! - Еще одно лишнее слово, и я отрублю руку по локоть. - Предупредила его девочка, проведя лезвием у него перед носом. - Я знаю немного, но слышал, что вас создали в какой-то городской больнице, специально для уничтожения демонов. Как воинов. - Как оружие. - Поправила его Пегас, поигрывая посохом у него перед лицом, от чего мужчина начинал сдавленно хныкать, и смотреть на девочку, как затравленный щенок. - Да. - Поспешно кивнул он головой. - Что еще? - Все. - Не правда. - Огорчилась Пегас. - Допустим, ты знаешь больше, чем мне сказал. А это значит, что ты не учишься на собственных ошибках. -Нет! - Голос его задрожал, напрягся, девочка с серьезным лицом покачала головой, и отрубила ему ногу. Мужчина заорал, изогнулся дугой, и скорчился на траве, истекая кровью. Пегас присела рядом с ним, и посмотрела на затуманенные глаза куратора. - Будет больнее. - Предупредила она его. - Да иди, ты! - Рявкнул он в ответ, плюясь слюной, смешенной с собственной кровью. - Что еще? Что еще я должна знать! - Терпение Пегаса лопнуло, ей наскучила эта бессмысленная игра, она рывком поднялась на ноги, и отсекла руки куратору. Оставив его с одним обрубленным телом. Он извивался, как змея, попавшая на сковородку, кричал, и, истекая кровью, проклинал Пегаса. - Облегчи себе страдания, скажи мне, что ты еще знаешь, и я убью тебя быстро. - Один из вас, должен быть убит. - Выпалил он, сгорая в предсмертной агонии. - Кто? Не все? Почему? - Двое, не такие, как все. - Он не слышал уже ничего, жизнь с каждой каплей крови, покидала его. Он захрипел, и закрыл глаза. Пегас пнула его тело, взбешенная тем, что он слишком много унес с собой, от чего мужчина хрипло засопел, закашлявшись. Девочка, вне себя от гнева, и нахлынувших чувств, подняла еле дышавшее тело куратора на лезвии, проткнула его, и с силой подкинула в воздух. А в след телу, подкинула и косу. Землю оросил дождь из крови, и останков тела, разрубленного на куски. Эльф, всю ночь, бредя по лесу, к утру вышла к окраине города. В голове стояла полная каша, из чужих, страшных голосов, шептавших ей всю ночь, а так же, мучавшие ее ведения. Измученная девочка, не чувствуя своих ног, рухнула на колени, перед асфальтированной дорогой. Перед глазами все плыло, затуманиваясь, с каждой секундой дышать становилось все труднее, ей не хватало воздуха, и она жадно хватая его ртом, прижимала руки к груди. Мимо проносились машины, безразличные люди, смотря на мучения странной девочки, проезжали мимо, даже не останавливаясь. Эльф, шатаясь, поднялась на ноги, и шагнула на проезжую часть. Туман в глазах, не позволял, что - либо увидеть. В руках ее полыхнул посох, она устало оперлась на него. Пожилая чета, возвращающаяся с дачи, за пару километров, заметили девочку, с широко открытыми глазами, смотрящую в пространство, прижимая руки к груди, стоящую на дороге. Мимо нее проносились машины, недовольно сигналя, и объезжая беззащитное существо. Шины, издав плаксивый звук, затормозили возле девочки, из машины вышла женщина, с завязанными седыми волосами, не то платком, не то, бнданой. Помятая светлая рубашка, колыхалась на ветру, грязные джинсы, с прилипшей пылью земли, она подошла к Эльфу и наклонилась. Если бы Эльф, в данный момент могла что-то видеть, она бы заметила, что у женщины такие же, как у нее голубые глаза, и светлые волосы. - Эй, с тобой все в порядке? - Эльф подняла на нее затуманенные глаза, и женщина могла поклясться, что они были кроваво-красного цвета. Женщина немного отшатнулась, но увидев, что Эльф, теряя равновесие, падает, подхватила легкое тело девочки, и положила на заднее сидение иномарки. Машина тронулась с места. Салон заполняла тихая, спокойная мелодия, сидевший за рулем пожилой мужчина, с красивыми усами, и серыми, глубокими глазами, обернувшись, кинул взгляд на девочку, и повернулся к жене. - Ей нужно в больницу. - Сообщила она мужу. - Она такая легкая, что, по-видимому, не ела с неделю. - Она очень бледная. Эльф, пребывая в полной прострации, отдаленно слышала голоса, чувствовала нарастающее в груди жжение, перед глазами мелькали неясные силуэты. Коса то появилась, то исчезала в ее руке, зловеще сверкая в салоне. На горизонте появился кордон, из вооруженных солдат, семейная пара невольно притормозила. Когда они уезжали из города, никаких солдат не было, и сейчас это выглядело, мягко сказать, странно. - Может, учения? - Предположил мужчина, подъезжая к посту. - Может, они смогут, чем-нибудь помочь девочке? Машина затормозила возле поста, мужчина приоткрыл окно, и в него просунулось лицо, довольно упитанного капитана. Он деловито осмотрел салон, попросил документы у пассажиров, сверив их по базе данных с имеющимися именами, и обратил внимание на лежащую, тяжело дыша, девочку. - Мы подобрали ее на дороге, ей плохо. - Ответила на кивок головы мужчины, женщина, поняв, про кого тот кивает. - Вы не могли бы вызвать скорую, девочка очень плохо выглядит. - А где вы ее подобрали? - Мужчина резко отступил от машины, вытаскивая из кобуры табельное оружие, и подзывая к себе жестом, всех остальных солдат. Вскоре машину окружили со всех сторон, направив на нее дуло заряженных автоматов. - Что происходит? Вы в чем-то нас подозреваете? - Испугалась женщина, бледнея на глазах. - Мы ничего с ней не делали, и не собирались. Мы везли ее в близлежащую больницу. Ей стало плохо, и мы ее подобрали. - Где? От куда вы ее забрали? - Мужчина передернул затвор, и взял на мушку заднее сидение. - Возле леса. Она еле держалась на ногах. - Пояснил мужчина, убирая руки с руля. - Мы не причинили бы ей вреда. - Выходите из машины, живо! - Крикнул капитан. - Да что мы сделали? - Женщина посмотрела на бледную девочку, с прижатыми к груди руками, и жадно хватающим воздух ртом, перевела взгляд на мужа, и вышла из машины, вслед за ним. Их быстро отстранили от машины, оставив под присмотром ДПСников, солдаты окружили машину, и приготовились к самому худшему. Если бы Эльф нала, что ее ждет засада, она бы испугалась, расплакалась, и попросилась вернуться в лабораторию, но разум ее был где-то далеко, все ее естество заполонила черная мгла, спасая тем самым от приступа невыносимой боли. С секунду ничего не происходило, затем тело девочки резко село, посмотрев невидящими глазами на окружающих. В руке полыхнула коса. Солдаты, замерев, смотрели на машину, не совсем понимая, что происходит, да и сам капитан, не знал, в чем именно провинилась та девочка, которую приказали расстрелять на месте. Им только сообщили, что если не они ее, то она их, и все. Больше никаких приказаний не было. Просто уничтожить на месте. А тем временем, кузов машины, будто кусок масла, распадался на две части, погруженный в серебряное свечение. Машина развалилась, издав многострадальный металлический звук, и переступая через никчемное железо, появилась Эльф. Ее светлые волосы колыхались на ветру, красные глаза смотрели куда-то в прострацию, не видя ничего перед собой, а в руках светился посох. Она держала его двумя руками, направив острие на капитана. Щелкнули затворы автоматов, но стрелять в ребенка, никто не спешил, рассматривая ее со всех сторон. Первым пришел в себя капитан, он, молча, подал сигнал к атаке, но выстрелы не последовали. Тело Эльфа подкинуло косу вверх, направив ее на людей, и не прошло и секунды, как на асфальт, покрывая его потоками крови, рухнули люди. Смерть наступила мгновенно, лезвие косы прошлось по горлу всем стоящим, убив их мгновенно. Обагренная коса, вернулась к хозяйке, девочка устало оперлась на нее, и, потеряв равновесие, упала на асфальт. Посох исчез, затуманенные глаза приобрели естественный цвет, Эльф затравленно посмотрела по сторонам, не веря, что все это сделала она. Она подтянула к груди колени, и, обхватив их руками, горько расплакалась. Стоящие в стороне пожилая пара, и пара ДПСников, ошарашено-испуганно, смотря за тем, что произошло, не сразу пришли в себя. Мужчины потянулись за рациями, сообщая о произошедшем, семейная пара, в страхе отшатнувшись к машине ДПС, прижимали друг друга. Женщина уткнулась мужу в плечо, тихо плакала, сам же муж, прошедший войну, впервые видел что-либо подобное, тем более, в мирное время. Эльф, почувствовав, что на нее смотрят, поднялась на ноги, и посмотрела в сторону стоящих, от чего тех бросило в жар, и они поспешно отвернулись, что бы не навлечь на себя гнев ребенка. Девочка молча, не проронив ни звука, переступила через горы трупов, и кровь, стекавшую с асфальтированного покрытия на обочину, пошла по дороге. Преследовать ее никто не решился, и она тихо брела по дороге, навстречу встречному транспорту. Призрак бежал по лесу, запинаясь и падая. За спиной, минут пять назад, прекратилась стрельба, указывая на то, что либо Пегас уже мертва, либо бежать уже не имеет смысла, за ним никто не гонится. Почему-то думалось про второй вариант, и он, притормозив, задыхаясь, облокотился на ствол дерева. Где-то там, осталась в совершенном одиночестве Пегас, мальчик до сих пор чувствовал тот страх, который охватил его, когда она направила на него косу. А ведь, убила бы, подумал Призрак, и двинулся дальше. Летнее небо, одаривало его своим теплом, и он жалел, что не имеет возможности, прилечь и отдохнуть, наслаждаясь природой. Вместо этого, он брел вперед, почти не смотря под ноги. Впереди уже показались проблески дороги, и мальчик, с облегчением подумал, что избежал кордона. До дороги оставалось несколько шагов, ему к затылку приставили холодное дуло автомата. - Замри. - Приказал ему мужской голос, и передернул затвор. - Руки впереди себя держи, и без шуточек, я знаю, на что ты способен. Призрак спорить не стал, вытянул руки впереди себя, смутно понимая зачем, коса может появиться и в таком положении рук. - Держи их так, что бы я их видел. К мальчику приближалось не меньше десятка, одетых в камуфляж мужчин, десять дул, направленные на голову, поблескивали в лучах летнего солнца. Его подтолкнули к дороге, и мальчик пошел вперед. Призови он сейчас косу, что не останется не замеченным, солдаты расстреляют его, как мишень, не успев, он даже замахнуться. На дороге показался черный джип, в который и вели Призрака. - Ты кто? - Поинтересовался мужчина у него, толкнув автоматом. - Человек. - Буркнул в ответ Призрак. - Не, брат, человеком ты никогда не был. - Усмехнулся солдат, идя у него за спиной. - Позывной какой, имя? - Призрак. - Ответил мальчик, потупив глаза, и считая шаги, до машины. - Как это, никогда не был человеком? Ответа он не получил, мужчина странно замычал, и осел на асфальт, а вместе с ним и пятеро бойцов. Призрак резко обернулся, призывая косу, над его головой сверкнуло серебром, и еще пятеро солдат повалилось на землю, рассеченные надвое. За его спиной стояла Пегас, скрестив руки на груди, и ожидая возвращения косы. Призрак насадил бегущего к ним солдата, на лезвие, и швырнул в сторону еще одного, выбегающего из машины. Оба мужчины упали на асфальт, где их и догнали косы детей. - Ты долго. - Призрак поймал возвращающуюся косу, и обернулся к девочке. - Поговори, мне, еще. - Усмехнулась она в ответ. - Если бы не я, ты бы сейчас ехал по направлению к лабораториям. Или бы, что лучше, трупом лежал. - В машине они бы мне ничего не сделали. - Запротестовал Призрак. - Да тебя бы расстреляли на подходе к машине. - Парировала девочка. Дети перешагнули через лежащих на дороге мужчин, и неспеша побрели по автостраде, мимо них проезжали машины, сигналя, что бы они ушли с проезжей части. - Слушай, доберемся до города, переоденемся. - Пегас посмотрела на ссутулившегося Призрака, и на его разорванную пижаму. Представила себя, в таком же виде, и ужаснулась. - И где мы ее возьмем? - В магазине, где и все люди. - Пожала плечами Пегас. - 'Люди?' - Подумал про себя Призрак, мельком смотр я на подругу. - 'А можем ли мы считать себя людьми? По словам того солдата, мы и не рождались, а значит, не люди?' - О чем ты думаешь? - Ты когда-нибудь, задумывалась о том, от куда мы появились? - Его голос дрожал, он боялся не только это признать, но и выговорить. - Ну, почему мы кардинально отличаемся от всех остальных детей? - А это важно? Важно знать? - Вопросом на вопрос ответила Пегас, вспоминая предсмертную речь куратора. - Что бы изменилось? - Ну, не знаю. - Пожал плечами Призрак. Они сошли на обочину, и шли по небольшой, затененной аллее, по которой гуляли парочки, молодые мамы, и велосипедисты, проезжая мимо них. - В чем наша цель? - Цель? Мы оружие. - Буркнула Пегас. - Оружие? Какое? - Страшное, и смертоносное. Мы должны убить всех. - Всех?! Что?! - Призрак остановился, испуганно посмотрев на Пегаса. Девочка проговорила это настолько уверенно, что сомневаться не приходилось, она с легкостью перебьет всех людей на земле, и даже не посмотрит на то, кого бьет - Демонов. - Улыбнулась она в ответ. Лицо ее стало по-детски наивным, и не скажешь, что она только что одна перебила роту солдат. До города оставалось считанные километры, и воодушевленные этим фактом, дети поспешили поскорее добраться до него. Где-то там, Феникс, мучимая страшным жаром, и ядом, попавшим в кровь, через нанесенные раны демоном, лежала на голом диване, заброшенного дома. Цербер, сидящий возле нее, отчаявшись самостоятельно ей помочь, выскочил на улицу, с косой на перевес, и, встав по среди дороги, выловил первую попавшуюся скорую помощь. Где-то там, в огромном городе, с миллионами жителей, Эльф, шатаясь от приступов своей непонятной болезни, настигнув девочку врасплох, облокотилась, задыхаясь, на витрину магазина. Очнувшись затем в сквере, неподалеку от того магазина, девочка еще долго осматривала себя, не понимая, от куда на ней оказалось коротенькое черное платьишко, по талии, и черные колготки, с лакированными туфельками. Но возвращать назад, уже не имело смысла, магазин полыхал адским пламенем, и возле него столпилось столько горожан, что появляться, для беглеца было небезопасно. 5. Сны. Молодой парень, проходивший стажировку, в местной больнице, выехал на заброшенную улицу, в надежде, что так объедет пресловутую пробку. На борту скорой помощи, полу дремала медсестра, облокотившись на носилки. Дорога была разбитая, и машину трясло из стороны в сторону, что вызывало кучу негодования у молодого шофера. Из разбитой магнитолы звучала ненавязчивая музыка, усталая бригада возвращалась в гараж, так как их смена уже давно закончилась, и никто из них не рассчитывал встретить на проезжей части паренька. Он стоял прямо на дороге, мешая проезду, по бледному лицу стекал ручьями пот, он тяжело дышал, и держал какой-то непонятный предмет в руке. Водитель просигналил, что бы тот отошел, но паренек даже не сдвинулся с места, что вынудило шафера затормозить, прямо перед его носом. - Ты, что, сдурел! - Рявкнул на него, вылезая из машины парень, и тут же наткнулся на острие косы. - Ты сумасшедший? - Врач есть? - Глухим голосом поинтересовался Цербер, прижимая того к машине. - Эй, ты чего, пацан? - Гнев сменился страхом, парнишка явно не ожидал такого поворота событий. Парень чувствовал что-то такое, исходящее от парня, что было с родни, смерти. Его руки покрылись липким, холодным потом, а сердцебиение стало таким быстрым, что сердце, казалось, выпрыгнет из груди. - Врач есть? - Цербер, никогда не отличавшийся большим терпением, давно бы прибил того, если бы не, тот факт, что кому-то нужно будет вести машину. - В машине, медсестра. - Сдал парень, кивая на кузов. Цербер отшвырнул шофера, и рывком открыв дверь, вытащил ничего не понимающую девушку, на улицу. - Что происходит? - Там, в доме, лежит девочка, если вы ей не поможете, она умрет. - Цербер опустил посох, дождавшись, когда шофер подойдет к медсестре. - Помогите ей. Цербер, который никогда и ничего не просил, эта просьба коробила душу, но на кону была жизнь Феникса. Тем более, там, в кафе, она спасла ему жизнь, и он считал себя ее должником. - Где она? - Страх перед своей смертью, а она это чувствовала, лишь увидев Цербера, не смог преодолеть врачебный долг, и девушка, смело шагнула на встречу Церберу. - Показывай. Цербер пошел по тропинке, за его спиной молча, шли медсестра и шофер. Последний шел на всякий случай, если придется срочно госпитализировать девочку. Феникс уже еле дышала, на ее бледном лице чернели круги под глазами. Раны, полученные в бою, гноились, девочка вся горела, находясь в полу коме. - Что с ней случилось? - Девушка встала на колени перед Фениксом, и, смочив водой бинты, начала промывать раны. - Демон. - Буркнул Цербер. - Не время шутить, молодой человек. - Насупилась она. - У нее большая потеря крови. Еще полное изнеможение и какая-то отрава в крови. Здесь я ничего не смогу сделать, нужно везти в больницу. - Нельзя, лечи здесь. - Рисковать всем, ради лечения Феникса, не входило в планы Цербера, к тому же, в больнице может быть засада, устроенная на них. - Я не понимаю! - Медсестра выпрямилась, уронив на пол бинты, и повернулась лицом к Церберу. Ее глаза встретились с черными глазами Цербера, и ей стало действительно не посебе. - Ты хочешь, что бы она умерла? Она умрет здесь. - Лечи здесь. - Глухо проговорил Цербер, садясь на пол, рядом с Феникс. - Ты меня слышишь? - Девушка, подойдя к нему, тряханула его за плечи, приводя парня в чувства. - Она умрет здесь. Я не смогу ей помочь. Цербер, перевел взгляд на бледную Феникс, ее грудь медленно вздымалась, норовя навсегда прекратить свое движение. - Хорошо, едем. - Он поднялся на ноги, в руках его сверкнул посох. - Кто ты? - Парень взял на руки Феникс, и пропуская вперед себя медсестру, подгоняемый понурившимся Цербером. Коса его мирно подергивалась при ходьбе мальчика, играя на солнце всеми цветами радуги. - Лучше не знать. Феникса погрузили в машину, и скорая помощь, мерно покачиваясь, тронулась в путь. По бледному лицу иногда пробегала волна, девочке что-то снилось, она иногда вздрагивала, будто норовя проснуться, но тут же, погружалась в новую коматическую кому. Возле нее сидела бледная медсестра, которая ввела Феникс какой-то препарат, от которого Феникс задышала медленнее, но зато равномернее. - Она выживет? - Если вовремя приедем, то выживет. - Вздохнула медсестра, протирая влажный лоб салфеткой. - Кто с ней такое сотворил? - Вы не поверите. - Цербер понурил голову, уставившись в пол. - А ты попробуй, может, поймем. - Шофер повернулся к нему, и посмотрел на парня. Цербер, молча, призвал к себе посох, он сверкнул серебром, шофер от лицезрения этого чуда, чуть не выпустил из рук руль. Машину шатнуло на обочину, водитель еле успел увернуться от столба, и затормозил. - Что это? - Вы не знаете? - Цербер убрал косу, и сел на место. - Вам не говорили, что сбежали пятеро детей, из специализированной лаборатории? - Ну, что то такое было... - Задумчиво проговорил парень, выворачивая машину с обочины. - Это вы? - Да. И учтите, мы спокойно можем убить, так что не советую со мной играть. Машина въехала на территорию больницы, и затормозила перед приемным покоем. Феникса на носилках вынесли на улицу, и внесли в помещение. Цербер покорно шел позади них, в руках сверкнул посох, от него отшарахивалась люди, а он, молча, шел вслед Феникс. В палате, в которую внесли Феникс, было светло, и пахло лекарствами. Цербер уселся перед дверью, на подтащенный к ней стул, положил посох на колени, и принялся ждать. - Я за врачом. - Сообщила ему медсестра, подойдя к двери. - Ты собираешься так сидеть все время? - Да. - Кивнул Цер. - Я буду ее охранять. Приведешь сюда левых, или солдат, я всех перережу. Я это смогу. - Не беспокойся, я только приведу врача. - Успокоила она его, и вышла за дверь. - Меня Денисом зовут. - Протянул ему руку шофер. - Цербер. - Пожал руку Цербер. - ?! - Меня так назвали в лаборатории. Другого имени никогда и не было. - А как ее зовут? - Кивнул в сторону Феникс Денис. - Феникс. - У вас всех такие имена? - Да. - Почему то, отсутствие настоящего имени очень огорчила Цербера, и он понурил голову. - Так назвали кураторы. - Вы не видели своих родителей? - Нет. И если, честно, мне думается, что их у нас никогда не было. Хотя, Феникс думает, что они должны быть, по принципу. Мы же, не могли появиться из воздуха? В палату вошел пожилой мужчина, в белом халате, за ним шла взволнованная медсестра. - Вот, посмотрите. - Проговорила она, показывая на Феникса. - На лицо большая потеря крови, и яд, неизвестной природы. Врач, мужчина пожилой, с короткой, аккуратной бородкой, перевел взгляд с молчаливого Цербера и подошел к девочке. - Всех лишних, прошу покинуть помещение. И, Катенька, приведи медперсонал. - Обратился он к медсестре, закатывая рукава халата. Денис тут же вышел, а Цербер, сгорбившись, остался сидеть в палате. - Я, кажется, сказал всем посторонним, молодой человек. - Грозно посмотрев на него, повысив голос, проговорил врач. - От вас, только, требуется, спасти ей жизнь. - Пропустив мимо ушей замечание, Цербер, даже не сдвинулся с места. - И ничего более. Мужчина задохнулся от негодования, раздувшись, как индюк, и шагнул к наглому юнцу, что бы объяснить, что тот не прав. Цербер, с совершенно спокойным лицом, поднялся со стула, и приставил к его горлу лезвие косы. - Нет! - Наученная горьким опытом трудного общения с Цербером медсестра Катя, рывком отстранила косу от перепуганного врача, и встала между ними. - Если ты его убьешь, не кому будет лечить твою подругу. - Я буду сидеть здесь, до тех пор, пока Феникс не прейдет в себя, и мы не сможем выйти из больницы, вдвоем. - Цербер, в силу своего темперамента, очень легко заводился, но с такой же легкостью и остывал. Он медленно убрал косу, и посмотрел на мужчину. - Не советую предпринимать попытки вызвать милицию, или солдат, моя коса, и я, реагируем молниеносно. Наказание за такой проступок, будет жестокое и страшное, смерть. - Вы, те дети, что сбежали из спец лаборатории? - Догадался мужчина. Цербер кивнул и сел на стул. - Сейчас подойдет моя помощница. Мы проведем очищение и переливание крови. Я не сообщу властям, о вашем присутствии здесь. - Почему? - Удивился Цербер, на всякий случай, призывая посох. - Ведь за нашу поимку обещенно неплохое вознаграждение. Вы боитесь за себя? - Я переживаю за своих больных. - Отвернувшись, сообщил врач. - Если тут начнется стрельба, для многих это будет психологическая травма, на всю жизнь. А, если ты начнешь размахивать этой штукой, и будет кровавое месиво, вреда будет больше, если я просто вылечу твою подругу. Если хочешь, миди здесь, охраняй, но лечение займет много времени. - Я подожду. - Буркнул Цербер, облокачиваясь на спинку стула. Время тянулось медленно, нудно, часами Цербер наблюдал за спинами медперсонала, склонившимися над Феникс, и делая попытки по ее спасению. От белых халатов рябило в глазах, Церберу то же выдали халат, и он, накинув его на плечи, молча, наблюдал за происходящим. Пока не задремал. Перед ним раскинулся огромный город, с многочисленными потоками машин, людей и домами. Все это, застыв в одно мгновение, будто по чьей - то злой воле. Цербер, находясь на каком-то отдалении от земли, смог разглядеть мужчину, в деловом костюме, с прижатым к уху мобильником, и молодую женщину, играющую со своим маленьким ребенком. Церберу стало жутко не по себе. Он призвал косу, и тут заметил столб пыли, взвившись, из под земли, он надвигался на замеревший город. Цербер, скорее почувствовал, нежели успел увидеть, страшную, мощную волну смерти, надвигающуюся на людей. Столб пыли налетел на город, поглощая человека за человеком, развивая их тела, как пыль. Люди исчезали друг за другом, исчезали машины, и целые кварталы, а Цербер, ничего не предпринимая, наблюдал за происходящим. - Это Разруха. - Цербер резко обернулся на голос, и увидел, рядом с собой Феникса. Девочка стояла, скрестив руки на груди, смотря вдаль. - Она идет. Никто, кроме тебя и меня, не сможет ее остановить. Цербер мотнул головой, и услышал мерное капание препаратов в капельницах. Открыл глаза, и увидел распростертую на каталке Феникс, с воткнутыми иглами катетеров в венах. - Значит, сон. - Он провел холодной ладонью по вспотевшему лицу, и глубоко вздохнул. За окном уже стемнело, и шум огромного города, живущего своей жизнью, проникал и сюда, сквозь оконные рамы. Феникс, бледная, но живая, спала, переливание крови только началось, и теперь оставалось только ждать, не предпринимая ничего. От нечего делать, Цербер прошелся по палате, и посмотрел на город из окна. Моментально всплыли воспоминания сна, и он отошел от окна. В больнице царила абсолютная тишина, и лишь невнятные, тихие всхлипы, доносившиеся из соседней палаты, нарушали общий покой. От нечего делать, Цербер вышел из палаты, в коридоре никого не было, отсутствовала даже медсестра на посту, и он беспрепятственно дошел до двери, за которой слышны были звуки. Плачущий, по голосу, маленький ребенок, постоянно кого-то звал, и Цер решил войти. В кромешной тьме, в самом углу, вжавшись в стену, сидел мальчик, лет шести, и горько плакал. Маленькие ручки обхватили прижатые к груди колени, голова низко склонена, и практически касалась колен. Когда дверь открылась, мальчик встрепенулся, но тут же притих, увидев незнакомого парня. Цербер вошел в палату, идентичную, где лежала Феникс, с единственным отличием, у Феникса не было игрушек, и присел на корточки, рядом с мальчуганом. - Я не пойду. - Бойко выпалил он, и сильнее прижался к стене. - А я, никуда и не зову. - Пожал плечами Цербер. Мальчик вновь расплакался, и Цербер, не зная, чем помочь, положил руку на его плечо. Мальчик вздрогнул, и расплакался еще сильнее. - Не реви, не мужское это дело. - А я мальчик, мне можно. - Выговорил он, глотая слезы. - Цербер. - Протянул ему руку Цер, мальчуган пожал ее, всматриваясь в лицо нового друга. - Миша. А тебя, по-правде так зовут? - Цербер кивнул, и мальчик, абсолютно счастливый, улыбнулся, подавив новую волну слез. - За тобой они уже приходили? - Нет. А что, должны? - Они за всеми приходят. - Миша, видимо вспомнив что-то, прижался спиной к стене, и всмотрелся в глаза Цербера. - И уводят в темную комнату. А там дают пить какую-то гадость. - Это лекарством зовется. - Отозвался Цер. - Нет. - Мотнул головой Миша. - Лекарства днем. А это, ночью. Вчера приходили за моим соседом по палате, Колькой. Он пришел только под утро. А у самого рука перебинтованная. - А до этого, рука была нормальной? - Да. Колька лежит с гриппом, а не с переломом. - Голосом, не терпящим опровержений, проговорил Миша. - До этого забрали мальчика из соседней палаты, вчера он не вернулся. А до этого забрали девочек, и теперь из их палаты страшно пахнет. Такое ощущение, что разлили сладкий яблочный сироп, и подогрели. Девочек больше никто не видел, но я слышал, как из их палаты слышны какие-то звуки. - А их не могли выписать? - Предположил Цербер, хватаясь за любую нить, что бы не связывать это с проявлением нечистой силы и демонов. - Девочки, вместе с родителями разбились на машине. Они вообще ходить не могли. - И за всеми приходят? - Да. За всеми. Даже за взрослыми. Я не хочу идти. - Слезы вновь брызнули из его глаз, и Миша уткнулся носом в грудь Цера. Цербер, ощущая неловкость, приобнял мальчика, прижав его к себе. - А ты и не пойдешь. - Заверил его Цербер. - Они спрашивать не будут. - Всхлипнул носом Миша. - Тебя то - же заберут. По коридору прошлись чьи-то шаги, Цербер метнулся к кровати, и спрятался за нее. В палату ворвался луч света, от открытой двери, Миша вскрикнул, и бросился к кровати. В палату, пошатываясь, вошел мальчик, такого же возраста, что и Миша. Лицо его было белым, бескровным, и как показалось Церберу, раздувшимся. Щеки обвисли, и буквально стекли, чуть ли не до плеч. Глаза превратились в две щелочки, заплывшие жиром. От него пахло протухлыми яблоками, и еще какой-то гадостью. Мальчик, переваливаясь с ноги на ногу, подошел к кровати, и опустился на нее. Издав при этом странный, булькающий звук. - Коль? - Позвал его Миша, отступая в темноту, совершенно забыв про Цербера. Мальчик отозвался каким-то булькающим звуком, не похожим на человеческую речь, и Миша вновь расплакался. Того, которого когда-то звали Колей, как-то съежился, растекаясь по кровати, от чего его глаза собрались в кучку, где-то в основании позвоночника. Миша дико закричал, метнувшись к стене. Нечто стекло на пол, и переваливаясь, образуя некое подобие волн, поползло к Мише. И когда между Мишей, и странным существом оставались считанный сантиметры, между ними вырос Цербер. В руках он держал посох, освещающий всю комнату серебряным светом. Чудовище отпрянуло во тьму, издавая неясные звуки. - Не бойся, я же сказал, ты не пойдешь. - Обратился к мальчику Цербер. - Кто ты? - Можешь считать меня своим ангелом хранителем. - Улыбнулся Цер, и чуть слышно, про себя добавил. - Ангелом Смерти. Чудовище, не замеченное никем, стало расползаться по комнате, заполняя собой все пространство, когда Цер его заметил, они оказались на островке, окруженном коричневой жижей. Цербер, замахнулся, и вонзил в монстра острие косы. Чудовище отпрянуло в угол, собираясь вновь в мальчика. Коля медленно сполз по стене на пол, смотря стеклянными глазами на Цера. Цербер, убивавший демонов, и впоследствии людей, не решался нанести удар. Он так и стоял с косой на готове, в паре шагов от мальчика. Лезвие едва не касалось лица Коли, он с трудом дышал. В коридоре вновь послышались шаги, Цербер вздрогнул, и отошел от мальчика. За его спиной летнее, жаркое солнце, накрыло город, одаривая его своим светом и теплом. Под его лучами мальчик осел, и закрыл глаза, мирно задышав. Цербер беспомощно сел на пол, опираясь на косу, Миша, ползком подошедший к нему, лег рядом с ним. - Ты бы его не обидел, ведь так? - Я? - Переспросил Цербер, прокручивая события приведшие его сюда, и невольно вздрагивая. Про то, что ему пришлось бы убить этого мальчика, Цербер решил умолчать, решив не пугать Мишу. - Нет, конечно, нет. - А можно потрогать твою косу? - Не стоит. - Мотнул головой Цербер, убирая посох. - Ты поспи немного, а мне надо сходить в соседнюю палату, проведать друга. - Его то- же заберут? - Ужаснулся мальчик. - Я не позволю. - Он вышел из палаты, и вернулся к себе. Феникс не приходила в себя, и лежала ничком. Делать было не чего, Цербер сел на стул, и моментально уснул. Перед его глазами предстал город, замеревший, не живой. Но горизонте, столб пыли уничтожал человечество, разметая все на пути. Цербер, призвав посох, смотрел за происходящим, не имея возможности пошевелиться. Рядом с ним, он ощущал ее тепло, стояла Феникс, держа косу. - Тьма наступает, Разруха грядет. Нам нужно поторопиться. Никто, кроме тебя и меня не сможет ее остановить. - Феникс. - Цербер открыл глаза, и снова очутился в палате. На улице уже темнело, парень кинул взор на Феникс, и вышел из палаты. Мимо него провели девочку, лет десяти, она сопротивлялась и хныкала, Цербер, подождав, когда ее заведут за угол, последовал за ними. Но завернув за угол, влетел в глухую стену. Потирая ушибленные руки, и лоб, он ощупал шероховатую поверхность стены, и убедился, что она сплошная, и вполне твердая. Крик, пронзивший тишину, принадлежал Мише, и Цербер, что было сил, рванул к нему на выручку. Мальчик метался из стороны в сторону, вырываясь из цепких лап демона, втягивающего его в стену. Ноги его, по колено были в стене, Миша цеплялся пальцами за одеяло на кровати, которое предательски съезжало вместе с ним. Цербер, на бегу призывая посох, вонзил чуть не по самую рукоять, лезвие косы. Стена содрогнулась, выпустив Мишу, и тот, рухнув к ногам Цербера, быстро отполз к противоположной стене. Демон выполз из того места, где был раньше. Вонючая жижа заполонила все вокруг себя, поглотив даже кровать. - Живой? - Крикнул через плечо Цербер, обращаясь к Мише. - Не трогай его, это Коля. - Взмолился мальчик, набравшись храбрости, он бросился на посох, повиснув на рукояти. - Он потом станет собой! - Он же, тебя убить хотел. - Напомнил ему Цер. - Он не знал, что делал. - Ты бы, посох отпустил, он острый. - Цербер стряхнул с косы мальчика, и подошел к краю жижи. Он был так поглощен планами, как бы уничтожить врага, что не сразу заметил, как за его спиной появилось зеленоватое свечение. Обернувшись, он увидел, как Мишу охватили зеленые искры. Цер бросился к нему, но схватил лишь воздух, Миша растворился в воздухе, будто никогда и не был. Цербер остался в кромешной темноте, жижа, под ногами, то же, куда-то уползла. Мальчик бросился к той стене, где растворились тогда санитары, с девочкой. И не снижая скорости, вонзил лезвие косы в стену. Стена вздрогнула, и поглотила Цербера. Он шел в кромешной тьме, прокладывая дорогу косой, которая светилась серебром. Под ногами страшно хлюпало и воняло гнилью. Цер пытался не думать, что его окружает жижа, и он, закрывая нос ладонью, старался не задевать плечами скользких стен. Наконец, коридор расширился, выпуская Цера в огромный, освещенный свечами, зал. В центре зала, на алтаре, был привязан Миша. Мальчик плакал, и звал на помощь, но окружившие его люди, в черных накидках, не обращали на его мольбы внимания. Возле него, на небольшом возвышении стоял мужчина, в руках у него тускло светился жертвенный нож. Цербер мог и сейчас всех перерезать, и лишь долг хранителя обязывал его увидеть и убить того, ради которого были принесены столькие детские жизни. Он тихонько, оставаясь никем не замеченным, встал позади собравшихся людей, и затаился. - Братия, сегодня свершиться то, ради чего я вас всех собрал. Сегодня придет тот, кому мы служим. - Вещал их пастырь, сжимая нож, и показывая на плачущего Мишу. - Сегодня мы принесем последнюю, пятнадцатую жертву, да прибудет Великая разруха и ее Черная Королева! - Да прибудет с нами ее Великая мощь! - Вторили ему накидки. - Да прибудет Разруха! - Разруха. - Шепотом повторил Цербер, будто пробуя новое слово на вкус. А так же повторяя слова Феникс, у себя во сне. - Это Разруха. Никто кроме тебя и меня, не сможет ее остановить. Я буду стараться за двоих. Пастырь, прочитал какое-то заклинание, которому вторили все, и замахнувшись, вонзил острие ножа, в плечо Миши. Мальчик истошно закричал, рванул что было сил вперед, и осел, горько плача. Кровь, алой струей полилась на пол, орошая собой алтарь, и подол накидки Пастыря. Цербер сжал, до белизны кулак, заставляя себя смотреть на происходящее. Теперь у него были личные счеты, с той тварью, которую они хотят призвать. У Цербера были вопросы, на которые, возможно, знал ответы тот демон. Пастырь поднес глиняную чашу, набрал крови в нее, и плеснул на алтарь. - Приди, Открыватель врат! Алтарь треснул, задымился, погружая Мишу в серое свечение, и из него вышел парень. Его серый костюм очень подходил к его глазам, мендаливидного разреза, с дьявольским огоньком, вместо зрачков. Его лицо было слишком слащавым, для демонического лица. Хотя, демоны могут принимать любые облики, что бы люди могли безбоязненно с ним заключать сделки. Цербер, дождавшись, когда дорога для бегства демона будет закрыта, и демон развяжет Мишу, что бы поглотить его, вышел из общей толпы, и призвал посох. Люди в страхе отшатнулись по сторонам, при виде паренька с серебряным оружием, пастырь, округлив глаза, зашипел, и лишь демон остался спокоен. - Кто ты? - Голос его был подобен наждачной бумаге, и это-то, при такой внешности. - Хранитель. - Ответил Цербер, держа на готове посох. - А ты кто такой? - Я Нифрис, привратник Темных врат. - Значит, ты можешь мне ответить на некоторые вопросы? - А с чего это, я буду отвечать на вопросы, какого-то хранителя? - Усмехнулся Нифрис, отшвырнув в сторону Мишу. - Во-первых, не какого-то, а Цербера, а во-вторых, что ты знаешь, про Разруху? - Спокойно, не теряя самообладания, проговорил Цер, опираясь на косу. Демон расхохотался, обнажая свои клыки, а затем посерьезнел, и посмотрел на Цербера. - Ты шутишь, Хранитель? - Нет. - Разруха, это то, что грядет, когда придет наша Черная королева. - А! - Протянул понимающе Цербер, озираясь кругом, и окидывая взором застывших накидок. - А это, значит, ее армия? Не густо. - Разорвать! Цербер, казалось, даже и не шевелился, только швырнул посох в толпу, и когда от жалкой армии ничего не осталось, натянуто улыбнулся. - Уровняли шансы. А то, против одного, целым войском. - Как ты смеешь!? - Взревел Нифрис, кидаясь на Цербера. Цер приложил его косой, но так, что бы тот остался жив, припечатав к полу, и наклонившись к гневному лицу, мило улыбнулся. - Я не договорил. Или ты отвечаешь на мои вопросы, либо тебя уже нет. - Парень рывком вырвал из его плеча лезвие косы, отскакивая от брызнувшего гноя, заменяющего, видимо, кровь. И продолжил разговор. - Что ты еще знаешь, про Разруху? И что это, за Черная королева? - Наша великая королева Тьмы, появиться, возродясь из звезды, и тогда весь ваш мир, погрузиться во Тьму. А больше, я ничего не скажу. - Цербер хотел что-то возразить, но демон, покрывшись сероватой пеленой, растворился в воздухе, оставив после себя тошнотворный запах серы. - Мы еще встретимся, хранитель! - Конечно, встретимся, ты должен быть мертв. - Кивнул Цербер, на прощание, и, выпрямившись, поспешил к все еще лежащему Мише. Мальчик был бледным, рана, нанесенная Пастырем, кровоточила, но он силился смотреть, и при виде Цербера, он с трудом улыбнулся. Рядом с ним лежал обрубок тела одного из послушников Нефиса, Цербер пнул его ногой, тело отлетело в сторону, оставляя после себя жирный кровавый след, и разбрасывая кишки. Миша тоскливым взглядом проводил труп, посмотрел на его вывалившееся сердце, а за ним и почки, затем повернул голову, посмотрел на море крови, оставленное после всех его мучителей. Затем, неспеша, повернул голову к присевшему на колени перед ним Церберу. - Сейчас будет немного больно, но зато кровь остановится, и заражения не будет. - Цербер призвал косу, вытер рукавом валяющегося куска рубашки, от крови, и приложил лезвие к ране мальчика. - Мы так постоянно делали, если под рукой не было лекарств. - Кто ты? - мальчик вытерпел адскую боль заживания раны, путем серебра, и косы смерти, весьма стоически. Лишь поморщившись, и немного, в полголоса, ойкнув. Цербер вспомнил, как ему самому Феникс прижигала рану, полученную на тренировке, и как тому было, до ужаса больно, но он не проронил, ни слова, и стерпел. А что ему оставалось еще делать, феникс посмеялась бы над ним, и подняла на смех? - Ты смерть? - Нет. - Мотнул головой в ответ Цербер. - Если честно, я и сам не знаю, кто я. Мне говорили, что мы Хранители Земли, защитники. Но в итоге, мы стали убийцами. - Мы? Вас много? - Пятеро. По крайней мере, я знаю еще четверых. Одна из них, лежит в палате, и у нее сложнейшая рана. Надеюсь, она выживет. - Вы дружите? Цербер задумался, а можно ли назвать натянутые отношения между мальчиком и девочкой, старающихся во всем друг друга подколоть, задеть, обставить, дружбой? Хотя, они сблизились, за последние пару дней, и неплохо стали общаться, но дружбой это назвать никак нельзя было. -Мы напарники. Пошли, я отведу тебя к врачам, ты потерял много крови. Но идти Миша не мог, Церберу пришлось взять его на руки, и донести до приемного покоя, где отдал его в надежные руки медсестры, которой пришлось наврать, что он упал, и проколол плечо, какой-то железякой. И только теперь понял, как устал. Парень буквально валился с ног, и сделав еще шаг, его накрыла тьма, ноги подкосились, и он обмякнув, рухнул на пол. Ему мерещились руины городов, его куда-то несло, и он летел вперед, не замечая ничего вокруг. Бывшая на горизонте пыль, разрушающая все вокруг, теперь приближалась к нему, он чувствовал дыхание смерти. Пыль разметала все вокруг себя, уничтожая детей, взрослых, все живое, и не было той силы, которая могла бы протестовать против нее. За Пылью опускалась Тьма, и это была живая субстанция, норовящая выплеснуть из себя всю нечисть Ада, все они жутко выли, кричали, хохотали, создавая какофонию звуков. Цербер зажал уши руками, не в силах терпеть душерездирательные звуки. - Смотри. - Рядом стояла Феникс, оперевшись на косу, и спокойно смотрящая на происходящее. Она указывала рукой на непонятное свечение, появившееся чуть ближе центра Тьмы. Свечение становилось все ярче, отчетливее, и в этом свечение появился силуэт человека. Человек спокойно смотрел на все происходящее, и казалось, был этому рад. Церберу стало жутко не по себе, и он поежился. - Что это? - Королева Тьмы. Если она придет, все, что ты видишь, сбудется. Мы видим лишь то, что возможно сбудется, если мы не остановим ее. Цербер открыл глаза, и обнаружил себя лежащим на кушетке, рядом со спящей Феникс. Девочка выглядела намного лучше, ушла бледность с лица, появился румянец, дыхание нормализовалось, и больше не норовило прекратить свою деятельность. Цербер сел, свесив ноги с кушетки, за окном стояла кромешная мгла ночи. Мелкий дождь, моросивший с утра, перерос в ливень, капли дождя стучали по крыше и стеклам. Он поежился, и укрылся одеялом. - Не люблю дождь. Он всегда на меня наводит тоску. - Феникс открыла глаза, и посмотрела на просиявшее лицо Цербера. - И давно ты очнулась? - Нет, недавно. - Качнула головой она в ответ, растрепав рыжие волосы. - Сон приснился плохой. - Мне, то же, не спалось. - Проговорил Цербер, невольно вспоминая Разруху. - Что будем делать? -В смысле? Утром уйдем от сюда, главврач, человек хороший, но он не может вечно прикрывать двух опасных преступников. - Усмехнулся Цербер, ловя себя на мысли, что рад, что Феникс, наконец, очнулась. - Нет. Я имею в виду, что будем делать, с Черной Королевой, которая может возродиться на Земле? - Ты? Видела? - не то, что бы Цербер был не доволен, просто ему была неприятна мысль о том, что у них были сны на двоих. А если бы он видел во сне то, что не следует видеть Феникс? - Да. - Ты же, сама говорила, что кроме тебя и меня, ее никто не остановит. Так что, будем останавливать. Я еще хочу пожить на этой Земле. Тем более, у меня появились кое-какие зацепки, по нашей миссии. Наша Черная Королева появиться при звезде. Правда, я еще не знаю, при какой именно, но знаю, кто может нам в этом помочь. - Цер, ты что-то не договариваешь? - Феникс прищурилась, и села на постели, призывая посох к себе. - Ничего подобного. - Смутился он, смотря как Феникс, взвешивая на ладони косу, и подкидывая, ловит. - Просто, знаю, кто нам может помочь узнать кое-какую информацию, вот и все. Правда, за этим гадом, придется побегать. Просто так отвечать он не будет. - Да кто он? - Не выдержала Феникс. - Слушай, я расскажу все, но утром. Если честно, я хочу спать. - Феникс согласилась отложить разговор до утра, и дети спокойно уснули, вслушиваясь в шум дождя за окном. - Пошли, просыпайся! Фен! - Феникс, с трудом разлепила глаза, сонно поеживаясь, и закутываясь плотнее в одеяло. Цербер стоял возле ее кровати, и тянул на себя одеяло. - Нам пора идти. - В такую рань? - Запротестовала Феникс, отнимая у него свое одеяло. - Кто рано встает, того и тапки. - Подмигнул ей Цер, выдергивая одеяло. - Помнишь нашу поговорку, когда мы все жили в доме? Нам нужно поскорее найти разгадку головоломки о Черной Королеве, и Разрухе, грозящей человечеству. Феникс с неохотой поднялась, сползая на пол, ее заспанное лицо, сейчас казалось детским, и невинным, Цербер поправил выбившуюся прядь волос, на ее голове, и, взяв за руку, повел по коридору. - Мы куда? Ты обещал все рассказать? - Я обещал еще одну вещь. - Буркнул Цербер, открывая дверь неизвестной палаты. Миша открыл глаза, улыбнулся вошедшим, и присел, облокотившись на подушку. - Это она? Твоя напарница? Меня Мишей зовут. - Феникс. - Представилась девочка. - Кто-нибудь, мне объяснит, что тут происходит? Цер? - Начнем с того, что когда тебя ранил тот демон, мне пришлось везти тебя в больницу. Утро только начиналось, на горизонте появлялось солнце, одаривая все живое, своим теплом, и думать о чем-то плохом, совершенно не хотелось, в этот прекрасный летний день. В палате Цербер повествовал рассказ о прошедших днях, когда Феникс лежал в коме. Когда рассказ был окончен, Хранители поднялись, попрощались со смелым мальчиком, прошедшим свой Ад, и исчезли, растворившись в закате. 6. Охранник. Ливень, разошедшийся за ночь, не прекращался и утром. В подъезде, куда они зашли, прячась от дождя, пахло гнилью, и человеческими отходами. Пегас стояла, молча у окна, всматриваясь в безмолвную темноту, за ее спиной, полулежа, на ступеньках, прислонившись головой к стене, спал Призрак. Девочка, не понимая, что делает, накинула на него свою кофту, что бы тот не замерз, и теперь трясясь от холода, прижалась лбом к окну. Капли дождя гулко отдавались в ее голове, нарушая ее бесконечный хоровод тревожных мыслей. Она не спала всю ночь, наблюдая за суетой людей внизу, вечером, когда Призрак уснул, она, не предупредив его, ушла. Через час она вернулась, неся в руках одежду, от куда она ее принесла, знала только она сама, поспешно снимая окровавленную пижаму, и переодеваясь. Пегас что-то тревожило, но она не знала что именно, так же, как не знала, почему еще находиться с Призраком, ведь ей было проще, если бы он не таскался с ней, зудя о нравственности над ухом. Но уйти она не могла. Не могла, и все. - Почему не разбудила? - Пегас резко обернулась, и встретилась с сонными глазами Призрака. Мальчик выглядел, как встревоженный воробей, зябко кутаясь в кофту. - Ничего не происходит такого, что бы потребовало тебя будить. Спи, еще рано. - Рано. Для чего? Ты спала? - Не важно. - Пегас отвернулась, за окном рассветало, где-то зашумели проезжающие автобусы, первые люди, зябко ежись в куртки, спешили на работу. - Пегас, что происходит? - Не знаю. - Пожала она плечами в ответ, в ее глазах мелькнула растерянность, но тут же исчезла, покрытая жестоким взглядом девочки. - Что-то не так. Что-то происходит, но я не могу понять что. Меня это бесит! Понимаешь, я чувствую какую-то опасность, но эта угроза не надо мной, она, скорее, над тобой. - Надо мной? - Удивился Призрак, поднимаясь на ноги. В руках он вертел кофту, которой накрыла его Пегас, не понимая, от куда она взялась. - Это тебе. Призрак поймал брошенную ему одежду, не говоря не слова, переоделся, и подошел к окну, где стояла Пегас. Девочка вся замерзла, ее губы посинели, а зубы отстукивали чечетку, холодные руки обхватили плечи, пытаясь хоть как-то согреться. - Это твое, я так понимаю. - Мальчик протянул ей кофту, Пегас взяла ее и неторопливо надела на себя. - Не спрашиваю, где ты это взяла. - И не надо. Тебе спокойнее будет. - Буркнула она в ответ. - Что будем делать? - Думаю, искать в этом городе Цербера и Феникс, не имеет смысла. Да и Эльфа, то же, лишняя трата времени. - В слух рассуждала Пегас, присев на корточки. - Интересно, где они? - Призрак присоединился к Пегас, и они стали на уровне друг друга. - Думаю, Цербер и Феникс, через полчаса, после своего ухода, поругались, и разошлись по разным дорогам. По крайней мере, я не вижу их, идущих в одном направлении. - А Эльф? - Эльф? - Пегас задумалась. - Я не вижу ее вообще. Эльф для меня загадка. - Она хорошая. - Призрак устало склонил голову, и закрыл глаза. - Да. Хорошая. - Согласилась Пегас, глаза ее начали слипаться, но она из последних сил, старалась не спать. - Поспи. - Призрак приклонил ее голову, к себе на колени, но Пегас тут же выпрямилась, как кукла-неваляшка. - Мне нельзя. - Пегас уже спала, глаза ее закрылись, мысли путались, она сейчас больше походила на самнобула, нежели на ребенка. Но дух стойко стоял на своем, вертикально сидя на ступеньках. - Мне надо... - Меня охранять. - Договорил за нее Призрак, силой укладывая девочку на колени. Как только голова коснулась ноги парня, Пегас обмякла, заснув. - Но если ты не поспишь, то охранять придется тебя. Да и вообще, что может случиться? Дремота, окутавшая детей, заставила призрака задремать, прислонившись спиной к стене. Пегас мирно посапывала, когда парень понял, что они находятся не одни. Призрак открыл глаза, осмотрел пустую лестничную клетку, и хотел было уже закрывать глаза, но услышал шорох на нижней площадке. Призрак, осторожно переложив Пегаса на лестницу, положив под ее голову свой свитер, и призвав косу, встал. Его осторожные шаги шаркающими звуками разносились по всему подъезду. Парень подошел к перилам, заглянув через них вниз. Заметив четный балахон, он побежал, направился вниз, осторожно ступая по лесенкам, будучи не уверенным, что это не его разыгравшееся воображение. Остался еще один поворот, Призрак притих, замерев в шаге от площадки. Тишина, не единого звука настораживали его, и он не решался сделать решающий шаг. И в следующую секунду отлетел к стене, получив страшный удар чем-то тяжелым, по груди. Дышать было больно, Призрак, закашлявшись, держась за стену, поднялся на ноги. И встретился лицом к лицу с девушкой, с совершенно обезумившими глазами. На голове рыжие, кудрявые волосы, сбиты в один сплошной комок, стоящие Пизанской башней. Девушка улыбалась, с интересом разглядывала Призрака, а затем совершенно безумно расхохоталась, отпрянув от него. Ничего не понимающий Призрак призвал посох, и направил острие косы на нее. Девушка замолчала, с интересом рассматривая посох, ничуть его не боясь. - Эй, ты кто? - Призрак осторожно шагнул вперед, сокращая между ними дистанцию. - Имя есть? Девушка отшатнулась, сделав прыжок назад, при этом пробежалась по стене, и, подпрыгнув, перелетела через Призрака. Призрак ошеломленно проводил ее глазами, поворачиваясь вслед за ней. Удар пришелся по лицу, разбив ему губу и нос, кровь хлынула из носа, капая на новую футболку. Девушка выпрямилась, и, не дожидаясь, когда Призрак подымится, ногой ударила его еще раз, сейчас уже по почкам. Призрак сложился пополам, прижимая косу к себе, задохнувшись от боли. Девушка вновь расхохоталась, и, подпрыгнув, забралась на другую лестничную клетку. - Пегас! - Заорал из всех сил Призрак, метнувшись следом за ней. Пегас проснулась слишком поздно, для того чтобы что-то предпринять, последнее, что она успела заметить, прежде чем ее швырнуло с третьего этажа вниз, на бетонный пол, это были чьи-то безумные глаза, и дьявольский смех. Призрак увидел пролетающую мимо него Пегас, бросился к перилам, но не успел схватить, сжав в ладони воздух. Пегас рухнула, услышав свой собственный крик, что - то внутри, с чавкающим звуком сломалось, Пегас это чувствовала. Изо рта побежала кровь, девочка перевернулась на бок, выплевывая ошметки слюны, перемешенной с собственной кровью. Дышать было трудно, и почти невозможно, на глаза навернулись слезы, она призвала посох, опираясь на него, как на трость, и шатаясь, поднялась на ноги. Не удержалась, сползла на колени, и тяжело дыша, посмотрела наверх. Призрак бежал к ней, перепрыгивая целые площадки, но все равно опаздывал. Над его головой, громко хохоча истеричным смехом, пролетела девушка, приземляясь рядом с Пегасом. Призраку оставался всего один пролет, когда девушка, с безумными глазами, вылезающими из орбит, подходила к Пегасу. Пегас, силясь подняться на ноги, и не имея этой возможности, спиной вперед пятилась к стене, направив посох на ненормальную. Перед глазами все плыло и двоилось, кровь, пузырясь, выходила из нее. Призрак, долго не думая, не дожидаясь, когда она дойдет до Пегаса, кинул косу. Серебряное свечение понеслось к девушке, намереваясь отрубить той голову, но девушка, непонятно как, уловив движение косы, нагнулась. Коса пронеслась над ней, воткнувшись в стену. - Неплохая попытка. - Похвалила та Призрака, даже не оборачиваясь к нему. - Ты умеешь говорить? - Удивился Призрак. - Что тебя удивляет, Хранитель? - Усмехнулась она в ответ, бесстрашно шагая к Пегасу. - То, что я могу говорить? Или то, что я разумна? - Я? - Призрак призвал к себе посох, и замер, направив его на девушку. Пегас прижалась спиной к стене, шумно дыша, наблюдая за ненормальной и Призраком. - Я такая, как и вы. - Пожала она тонкими плечами, ступая босыми ногами по бетонному полу. - Хотя, и не являюсь хранителем. Моя королева будет рада, если я принесу ей звезду Хранителя. - С чего ты решила, что сможешь забрать ее у меня? - Пегас посмотрела на нее, и привстала с колен. - Посмотри на себя, тебя жалко. - Усмехнулась та в ответ, и замерла в шаге от острия косы. - А твой приятель не может обидеть даже мухи. - Призрак не такой. - Процедила она сквозь зубы, чем вызвала новую волну дикого смеха. И Призрак решился. Коса исчезла у него из рук, он сделал прыжок, и повалил на пол девушку, придавив своим весом. Посох появился молниеносно, парень выпрямился и прижал к полу лезвием, замеревшую с ненормальной улыбкой девушку. - Поздно. - Улыбка сошла с ее лица, она смотрела на него совершенно спокойными глазами. - Что? - Не понял Призрак, и краем глаза заметил неровное свечение, исходившее с того места, где сидела Пегас. Призрак рванул к ней, но схватил лишь воздух, Пегас исчезла прямо из его рук. Ошеломленно смотря на свои руки, Призрак развернулся к девушке, которая, то же уже телепортировала. Хватило одного прыжка, что бы успеть схватить ту за волосы. Она дико завизжала, вцепившись ногтями в руки парня. Призрак вскрикнул, когда ногти девицы впились в его ладонь, по запястьям побежали струйки крови, но хватку не ослабил, надеясь, если не телепортировать вместе с ней, так просто удержать. Девушка орала, шипела, вырывалась из рук, все время, норовя удрать, и впивалась все глубже в руки. Призраку надоело это издевательство над собой, что было сил, рванул ее на себя, и, отлетев к стене, прижал девушку острием косы к полу. - У меня есть к тебе пара вопросов. - Сказал он, запыхавшись, силясь восстановить свое дыхание, и не обращать внимания на раны, на руках. - И хочу, что бы ты на них ответила. - А я не хочу. - Хохотнула она, и тот час зашлась истеричным смехом. - Ты нормальная, нет?! - Крикнул Призрак, лезвие косы впивалось в ее белую кожу, оставляя за собой алый след. Призрак надавил посильнее, тонкая струйка крови побежала на пол, от чего девица, завизжав, замолкла. - Я убью тебя! - Нет. - Ее глаза стали спокойными, рассудительными, на Призрака смотрела совершенно нормальная девушка. - Что нет? - Не убьешь. - Пояснила она, спокойно устраиваясь между лезвием и полом. - Я единственный шанс на то, что ты найдешь свою подружку. - Где Пегас? Куда она пропала? - У вас есть имена? Забавно. - Она расплылась в довольной, но весьма омерзительной улыбке, от чего руки призрака покрылись липким, холодным потом. - Что тут странного. У всех есть имена. - Ничего. - Мы отвлеклись от темы. - Невозмутимость Призрака была только внешней, на самом деле, его всего трясло от страха и переживания за Пегаса. Руки предательски дрожали, а по посоху бежала его собственная кровь. - Где Пегас? - Она у нас. - У кого? Где? - Девушка вновь захихикала, и тут Призрак не выдержал. Развернув посох, он что есть мочи ударил основанием по лицу девушки. Ее откинуло на шаг, призрак подскочил следом, и пригвоздил ее к полу, воткнув лезвие в ее плечо. - Хватит издеваться! - Ты серьезно веришь, что она еще жива? - Я надеюсь, что те, кто ее поймал, еще живы, что бы их можно было допросить. Адская боль, распространяющаяся по грудной клетке, заставила Пегаса открыть глаза, и зажмуриться от ослепительного света, бьющего прямо в глаза. Вокруг, повсюду, были голоса, и они принадлежали явно не людям. Пегас пошевелилась, боль немного утихла, но не прошла, ее что-то держало, не давая подняться, и призвать косу. Зрение постепенно возвращалось к девочке, и она уже видела перед собой серый потолок, испещренный паутиной мелких трещин. В нос ударил запах гнили, пегас сморщилась, и окончательно пришла в себя. Чуть левее ее стояло трое демонов, они громко о чем-то спорили, и ругались. Один, чуть повыше остальных постоянно тыкал в сторону Пегаса, своими огромными ручищами, серо-зеленого цвета, с большими шипами по бокам. Суть спора Пегас уловить не смогла, но поняла, что спорили они из-за нее. Пошевелившись, и поняв, что это бесполезно, она прикрыла глаза и притворилась спящей. - Убьем ее, и все! - От грозного рыка Пегас вздрогнула, но осталась невозмутимой. - Ты, что, идиот? - Крикнул второй. - Она принадлежит Королеве! Она Хранитель! - Рехнулся? Эта девчонка, Хранитель? Да ей всего лет десять! - Одиннадцать. - Все трое синхронно обернулись на ее голос, ошарашено смотря на нее. - Мне одиннадцать. Демоны расхохотались, подходя ближе, Пегас шумно вдохнула носом воздух, и повернула к ним свое личико. Перед ней стояло трое огромных демонов, серые их лица, то же покрытые шипами, не вызывали доверия, но и страха Пегас не ощущала. Ее больше заботило то, что Призрак остался один на один с той ненормальной, и не та, ни он, не появлялись. Руки, привыкшие к давлению, начали оживать, и она могла шевелить пальцами, что позволило ей призвать косу, и одним взмахом рассечь то, что удерживало ее. - А вот и я. - Сказала она приветственно, когда смогла подняться на ноги, сжимая в руке посох. Демоны шарахнулись в сторону, не совсем понимая, что произошло, а Пегас, спрыгнув с того постамента, на котором лежала, осмотрелась по сторонам. - Мы, что, в подвале? - Ну, да. - Кивнул один из демонов, осматривая девочку. - Ну, почему, как притон, так обязательно подвал? - возмутилась Пегас. - Нельзя что-нибудь по светлее придумать? Ну, чего встали, мальчики, может, предложите присесть, там? Или скажете, зачем сюда приволокли? Самый высокий, и массивный из них, очнулся первый, он, издав грозный рык, налетел на Пегаса, сшибая ее с ног, что не помешало ей разрубить его на четыре части, и подняться на ноги. К ногам, кусками, свалилось тело, по полу разлилась кровь, и внутренности, Пегас, не обращая на это внимания, прошлась по его руке, и остановилась в шаге от демонической головы. - Неверный ответ. - Прокомментировала она его и свои действия. - Кто попробует еще? Через секунду, от двух демонов остался только один, по мнению самой Пегас, самый болтливый, и, пригвоздив его к стене, Пегас почти удовлетворилась. Демон истекал кровью, все время, плюясь гноем, от него страшно воняло, но никак не хотел разговаривать. - Слушай, не зли меня. - Посоветовала Пегас, отходя на безопасное расстояние, что бы кровь демона не могла попасть на футболку. - Кто ты? От куда? На кого работаешь? Зачем сюда притащил? И где Призрак? - Я не знаю. - Чего ты не знаешь? - Ничего не знаю. - Голос его охрип, осел, и он с трудом разговаривал, Пегас уже ругала себя, что из-за своей горячности проткнула его живот, а не плечо. Подольше бы прожил. - Не усугубляй свое положение. Я могу сделать и больнее. Говори что знаешь. - Он мотнул головой, и Пегас сорвалась. Она никогда не отличалась терпением. Вне себя, от гнева, девочка нажала посильнее на посох, лезвие вошло сильнее в плоть демона, он заорал диким голосом, изо рта полилась кровь, он захлебывался ей, не в силах даже пошевелиться. Пегас остановилась лишь тогда, когда поняла, что он уже еле дышит. - Вот видишь, до чего ты себя довел? - крикнула она, вытаскивая из него косу. Демон рухнул, как подкошенный на пол, бесцельно хватаясь руками за пол, и хватая ртом воздух. - Где Призрак? - Он...нам нужно было тебя отвлечь.... Думаю, твой приятель, уже мертв.... - прохрипел он, закрывая глаза. - Его душа... - Нет, не закрывай глаза, говори! - Пегас сгребла его за шиворот, встряхнула, и попыталась поставить его на ноги. Но, во-первых, демон превосходил ее по силе, и росту, Пегас едва достигала груди ему, а во-вторых, он уже не мог стоять, и падал. - Что ты сказал? - Я говорю, охранник, из тебя, никудышный. - Лицо его, искаженное болью, прорезала омерзительная улыбка. По спине Пегаса побежали огромные мурашки, неужели, все ее опасения не были напрасны, и она вот так, запросто, смогла оставить без присмотра Призрака. Пегас встала как вкопанная, смотря на демона, а он, дико улыбаясь, корчится от боли. Внутри что-то перевернулось, лопнуло, она погрузилась в полное безразмерное пространство, смотря на него невидящими глазами. Жизнь остановилось, превратилась в сумбурный набор, несуразных воспоминаний. Она видела бесконечный, бескрайный Город, пораженный войной. Огонь уничтожал дома, улицы, людей, в царившей суматохе и панике, матери бросали детей, любимые забывали друг друга. И лишь она, никуда не спешила. Тихо бредя по разоренным улицам. Мимо пробегали люди, многие еще были живы, но сгорали в огне, в руках при ходьбе, покачивался посох, в такт ее шагам. - Ты должна была защищать его. - Пегас резко обернулась, и увидела стоящих, возле какого-то дома Цербера и Феникс, они, молча, наблюдали за происходящим, иногда отступая в глубь улицы, что бы пропустить мимо пробегающий живой факел. - Я не понимаю. - Это все из-за тебя. - Феникс. Всегда дружелюбная Феникс, направила острие косы, уперев его прямо в грудь Пегаса. - Я не понимаю. - Мотнула головой Пегас, отстраняясь от девочки. - Защищать надо было! - Рявкнул Цербер, и это привело в чувства, Пегас тряхнула головой, отгоняя наваждение, и посмотрела на умирающего демона. - Нет, ты мне все скажешь, иначе я не дам тебе умереть. - Пригрозила она демону, и подняв за шкирку, приставила к стене, демон сполз на пол, но удержался в сидячем положении. - Что тебе надо? - Все. Где Призрак, и, причем он тут? - Хранитель, я знаю мало. Нам сказали задержать тебя, пока Она будет вытаскивать из него душу. - Где они? - Мне не известно. - Он еле дышал, глаза затуманились предсмертными муками, и посиневшие губы уже не шевелились. Или они такого цвета и были? - Как вернуться назад? - Что бы, хоть как-то разговорить умирающего, Пегас была вынуждена встряхнуть его еще раз, забрызгав новую одежду кровью. - Портал, там. - Он указал куда-то в стену, и навсегда закрыл глаза. Пегас отшвырнула его в сторону, как ненужную вещь, при этом разрубив тело на две половинки. Перешагнула через труп, и пошла к тому месту, куда он указал. Призрак стоял над девушкой, в плече которой торчало лезвие посоха, она недавно прекратила злорадно хихикать, и теперь выглядела совершенно нормальной, вот только рот немного скривился от боли. Что с ней делать, Призрак не знал, а оставить так, не позволяла совесть. Поэтому он стоял над ней, смотря куда-то в пространство. - Что будешь дальше делать? - Не твое дело. - Буркнул Призрак, и отошел на шаг в сторону. - Где Пегас? - Не знаю. А это для тебя важно? - Да. Пегас, мой друг. - Зачем он разговаривает с этой ненормальной, парень не понимал, просто так он снимал внутреннее напряжение, связанное с нервным потрясением. Он так делал всегда, когда все выходило не так, и не по плану. А был ли вообще план? Они с Пегасом так и не решили, что будут делать. - Вас пятеро, где остальные? - Цер и Фен ... - Начал было отвечать Призрак, но наткнулся на издевающийся взгляд девушки, и замолк. - От куда ты знаешь, что нас пятеро? - Глупый. - Хихикнула она вновь. Ее смех очень напрягал Призрака, он готов был убить эту ненормальную, но только рука не поднималась. - Я все про вас знаю. И как вы сбежали из лаборатории, и как двое из вас ушли в город, вы втроем ушли в лес, а из леса вышли порознь. - От куда? - Ты повторяешься. - Девушка странно улыбнулась, поморщилась, протянула руку, и рывком вытащила из плеча лезвие, отшвырнув косу к стене. Поднялась с пола, отряхнулась, и как нивчем не бывало, посмотрела на Призрака. - Лежать надоело. Так, на чем мы остановились? Призрак шарахнулся в сторону, обо что-то запнулся, упал, быстро поднялся на ноги, и только тогда, призвал к себе косу. Девушка довольно хмыкнула носом, и скрестила руки на груди, принялась ждать, что будет делать Призрак. - Ты все это время могла освободиться? - Могла. - Кивнула она. - И коса мне твоя, ничего не сделает. - Как это? - Насколько помнил Призрак, из теории, нет ни одной демонической твари, и нечисти, которую бы не смогли они уничтожить с помощью косы. Но выходит, уничтожить можно не всех? - А вот так это! - Рассмеялась она, отступая на шаг. - Глупый. Ты ничего не сможешь мне сделать, а я смогу. И она одним движением руки, пригвоздила Призрака к стене, не помог даже посох, который он бесцельно держал в руке. Его грудь будто веревкой сдавили, и от каждого движения, давление увеличивалось, воздуха стало не хватать, Призрак застыл, и посмотрел на девушку. - Кто ты? - У меня много имен. - Призналась он, расхаживая перед ним, то в одну, то в другую сторону. - Но зачем открывать свое имя, трупу? Незачем. Призрак что-то хотел ответить, в опровержении ее слов, но не успел, невидимые веревки усилили свое давление, он почувствовал, как к голове приливает кровь, как дышать становиться с каждой секундой труднее. Держать посох уже не было сил, и он упал к его ногам, никчемной игрушкой. Из носа пошла кровь, перед глазами все двоилось, и расплывалось, пульс стучал не только в висках, но во всем теле, он чувствовал, как давлении увеличиваясь, убивало его из нутрии. - А душа, в этом теле имеется? - Голос девушки пробился сквозь пелену боли, приводя в себя Призрака, он дернулся, чем усугубил свое и без того плачевное, положение. Грудную клетку будто раздвинули, добираясь до сердца, ломая ребра, Призрак закричал, кровь хлынула у него и изо рта, он задергался в болезненных конвульсиях, изгибаясь как змея. Последнее, что он увидел, это была его чистая Звезда Души. Затем тьма накрыла его всего, и он отключился. Пегас появилась как раз тогда, когда девушка, с загадочной улыбкой на лице, и окровавленными руками, держа на ладони Звезду, пыталась телепортировать. Пегас скорее поняла, чем увидела, что произошло, увидев звезду, девочка прыгнула на девушку, сшибая ее с ног. Они сплелись в тугой узел, покатившись по полу и налетев на стену, расцепились. Пегас поднялась на ноги, посох грозно сверкнул в ее руках, и, не дожидаясь, когда сумасшедшая поднимется, нанесла рубящий удар. Голова, стуча об пол, покатилась в сторону, тело девушки осело, встав на колени, потом завалившись на бок, рухнуло, вслед голове. Пол залила кровь, ее руки разжались, выпуская звезду. Пегас бережно взяла ее на ладонь, поднося к груди. Лицо заливали слезы, ее ноги подкосились, она упала на колени, смотреть на Призрака она не могла. Понимание того, что его больше нет, пришло слишком поздно, она не смогла спасти его. Мир рухнул, куда-то улетая, и оставляя Пегаса один на один с ее горем. Комок боли, застрявший в горле, вырвался диким криком, Пегас выпустила звезду, и, бросившись на пол, забила кулаками, от отчаянья. Звезда, описав дугу, серебряным свечением возвратилась на место, заняв свое место в груди Призрака. Возле него появилась его коса, будто закрывая собой, от всего мира, серебряное свечение охватило его всего, зализывая его раны, и сращивая переломанные кости. Когда свечение осыпалось искрами на пол, мальчик сделал глубокий вдох, и рухнул на пол. Пегас, увидевшая это, с глупой улыбкой на лице, села, прижимая руки к груди. Слезы с новой силой хлынули из ее глаз, не веря в чудо, она не могла даже пошевелиться, а Призрак оживал, шевеля пальцами, и перевернувшись на спину. Пегас бросилась к нему, приподнимая его голову, и кладя ее на колени к себе. Дрожащей, холодной рукой, она бережно убрала прядь волос с его лица, от ее прикосновений мальчик вздрогнул, но тут же расслабившись, обмяк. - А, между прочим, мне было неприятно. - Пегас резко обернулась, испуганно смотря на девушку, как нивчем не бывало, поднимающуюся на ноги. Голова была на месте, даже следа от косы не осталось, только одежда вся заляпана кровью, и все. - Вот, давай тебе, голову отрубим? Тебе будет приятно? Пегас впервые, не нашлась, что ответить. Она опустила голову парня на пол, проследив за тем, что ему будет удобно, и, поднявшись на ноги, направила острие косы на незнакомку. Их отделяло пара шагов, и посох, направленный в грудь девушки. - Что ты за демон? - Я не демон. - Рассмеялась она в ответ, отряхивая свою одежду. - Ну вот, смотри, что ты наделала? Это моя любимая футболка, а теперь она испорчена. - Кто ты? - Да что вы все заладили, кто, да кто! Хочешь узнать, кто я? Хранитель? - Ну, надо же знать, кого именно, я убью. Что-то, же, должно быть написано на надгробье. - Нахалка. Но ты мне нравишься. - Улыбнулась она в ответ. - У меня много имен, какое тебе назвать? - Любое. - Меня называют Черной Королевой, но для тебя, я Аресхиль. Пойдет? - Ты? Разруха? - Нет. Я принесу с собой Разруху. - Мотнула головой Аресхиль, и поправила свою прическу. - И вы, могли бы мне помочь. - Размечталась. - Буркнула в ответ Пегас, с трудом соображая, с кем вообще разговаривает. Не каждый день, вот так, запросто, разговариваешь, чуть - ли, не с богиней. - Твой Призрак, почти помог мне, вот, только, я думала, что сняла охрану с него. А ты, оказывается, жива. - Твоим головорезам, не повезло. - Пожала плечами Пегас. - Я оказалась сильнее. - А со мной справишься, охранник? - А ты меньше болтай. - Пегасу было страшно. Жутко. Она готова была сорваться с места и бежать, куда глаза глядят. Неожиданно для себя она поняла, что не справиться с Аресхиль, не сможет убить ее. А значит, не сможет защитить и всех остальных. Она обернулась на лежащего Призрака, вспомнила его растерзанное тело, и захотела попробовать покончить с этой Королевой, ну, или хотя бы попытаться. - Нахалка! - Казалось, Аресхиль ничего не сделала, просто взмахнула рукой, но Пегаса отшвырнуло к стене, припечатав так, что из носа побежала струйка крови. Пегас охнула, раскручивая перед собой косу, создавая защитный щит. Его серебряное свечение не пропускало магические удары Аресхиль, что весьма ее забавило. Она скакала вокруг девочки, нанося все новые удары. Серебряные искры падали к ногам девочки, создание щита высосало из нее всю силу, она еле держалась на ногах, а удары не прекращались. Аресхиль будто зная, что сил у противника осталось мало, с большим остервенением пыталась ту убить. Пегас рухнула на колени, руки отказывались подчиняться, в щите появились проплешины, через которые удары достигали своей цели. Все руки, тело девочки были уже покрыты глубокими порезами, но она стиснув зубы, продолжала сражение. - Ты труп. - Расхохоталась Аресхиль, такая игра ей очень нравилась, она любила сражаться с достойными ее силы. - Твою душу, я возьму, с удовольствием. - Размечталась! - Одним движением она остановила полет косы, над головой, и перенаправила ее на Аресхиль, вложив в удар всю свою ярость. Аресхиль, и не думавшая уклоняться, только потом поняла, что сделала ошибку, что не исчезла. Посох, несясь на нее, набирая скорость, вонзился в ее тело, отшвырнув к стене. Пегас закрыла уши руками, подползла к Призраку, и накрыла его своим телом. Врыв, показался оглушительным, с последующим вылетом всех стекол, в подъезде, на улице жалобно заплакали сигнализациями, машины, призывая к себе своих владельцев. Полетевшие ошметки тела, накрыли собой всю площадку, и если бы не щит, появившийся над детьми, то и на них бы полетели части тела. - Попробуй быстро собраться теперь. - Злобно проговорила Пегас, поднимаясь на ноги. Оставаться в этом подъезде было небезопасно, Пегасу пришлось тащить волоком бессознательное тело друга, вытаскивая его на свежий воздух. Идти куда-то ей не хотелось, да и не дотащила бы она Призрака, поэтому, водрузив его на скамейку, в сквере, села рядом и закрыла глаза. 7. Тишина. Эльф брела по тропинке, сама не зная куда. Голова постоянно кружилась, и тошнота подступала к горлу. Ноги сами вели ее, куда они хотели. Или куда хотели голоса в ее голове. Они звучали постоянно, то громче, то тише, но все они призывали ее к вниманию к себе, моля о помощи, и проклиная что-то. Это все сильно затрудняло передвижение, приступы все чаще мучили ее, она часто просто не помнила, что она делала в тот или иной момент времени. Провалы в памяти случались все чаще. Эльфа будто выкидывало из жизни, погружая ее разум в полную тьму. Когда она в последний раз очнулась, то оказалась на окраине города, под большим раскидистым дубом. Город погружался в вечерние сумерки, Эльф посмотрела на закатное солнце, освещающее город, красными лучами. Это зрелище настолько поразило ее, что она, засмотревшись, вообще потерялась во времени, не заметив, как все погрузилось в ночную мглу. Девочка прижалась спиной к стволу дерева, призвав к себе посох. Положила его себе на колени, и закрыла глаза. Ночные шорохи в лесу, приводили ее в трепет, и тихий ужас, накрывающий ее с головой. Эльф открыла глаза, всматриваясь во тьму, крепко сжимая посох. Ночной лес таил в себе много загадок, и неожиданностей. Например, сейчас Эльф видела два кроваво-красных глаза, в упор смотрящих на нее, из кустов. Девочка поднялась на ноги, глаза дернулись, поднимаясь наверх, и вскоре Эльф стояла лицом к лицу с огромной собакой, человеческого облика, или наоборот? Эльф сильно не задумывалась. Оборотень шумно вдохнул воздух, огромной пастью, рыкнул, и, встав на четвереньки, тяжелой поступью, двинулся на Эльфа. Эльф направила острие косы, на зверя, замерев, приготовившись к атаке. Оборотень не торопился, явно чувствуя силу потенциальной жертвы, остановившись от нее в паре шагов. Эльф чувствовала отвратный запах давно не мытой, свалявшейся шерсти, и его дыхание, пропахшее кровью и смертью. За спиной что-то хрустнуло, Эльф обернулась, заметив не меньше десяти молодых оборотней, неслышно пробирающихся к ней из-за спины. Эльф отступила к стволу дерева, прижавшись спиной, первый оборотень был разведчиком, учителем, для подрастающего потомства, а ее назначение, быть послушной приманкой. Эльф не была с ними согласна, она подкинула косу, направив ее на главаря, посох, сверкнув серебром, набирая скорость, полетел на него. Зверь пригнулся, нырнув в траву, посох просвистел над его головой, и бумерангом вернулся в руки Эльфа. А волки приближались с каждой секундой, расстояние между ними сокращалось, Эльфу пришлось создавать поспешно щит, так как молодые звери, кинулись в атаку. Прижавшись спиной к стволу древа, она смотрела через серебряное свечение щита, как голодные монстры, с кровавой пеной у пасти, кидаются на неведомое препятствие. Удары становились все мощнее, и болью в руках отдавались измученной девочки, но она стойко продолжала создавать щит, хотя уже и сил то, почти не осталось. Так всю ночь она простоять не могла, тем более в одиночку, и напасть на них, она не имела возможности, но зато, сумела, за одну секунду создать мощную вспышку света, которая на секунду ослепила оборотней, и дала возможность девочки скрыться в кустах. Эльф бежала сломя голову, не разбирая дороги, и отчетливо слыша нарастающую погоню, за собой. Время от времени, девочка оборачивалась, но из-за густоты леса, и ночной тьмы, никого не могла разглядеть. Под ногами хрустели ветки, она часто спотыкалась, падала, сдирая ладони рук, до крови расцарапывая их, судорожно переводила дух, прислушиваясь к звукам, и вновь поднималась на ноги, и продолжала свой бег. Лишь к утру, когда небосвод прорезало предрассветное солнце, она, обессилив, рухнула на траву, и моментально уснула. Все кошмары, пережитой ночи, улетучились, погрузив ее в мир ярких снов. Эльф проснулась от того, что услышала неясные, далекие шаги, не помня себя, девочка подскочила на ноги, и еще не полностью проснувшись, побежала, иногда оборачиваясь назад. И налетела на теплый, и мягкий предмет, который чертыхнувшись, повалился на землю, вслед ей. - Эй, ты чего? Смотри, куда идешь! - Эльф резко поднялась на ноги, и подняла голову. - Я? - Слов она не нашла, не имея до этого возможности общаться с посторонними людьми. - Не ушиблась? - Он абсолютно не боялся ее, что немного смутило саму Эльфа. Его голубые, бездонные глаза, и простая манера в общении, произвели на девочку большое впечатление. Он не был занудой Призраком, вечно всего опасающимся, и не хамил, так же, как Цербер. Зато он смотрел на нее по-доброму. - Нет. - Буркнула в ответ Эльф, отступая на шаг назад. - Ты чего тут, в такую рань делаешь? - А тебе какая разница? - Поинтересовалась Эльф, пристально смотря на него. - А-а-а. - Понимающе протянул он в ответ. Эльф ничего, не понимая, захлопала ресницами. - Ты тут прячешься? - Нет. Ничего я и не прячусь. - Голос Эльфа дрогнул, и она не смогла скрыть волнения, хотя так упорно старалась его спрятать. - 'Неужели его придется убить?' - Мелькнуло у нее в голове, и она приготовилась вызвать посох, сжав ладонь в кулак. - С чего ты решил? Да и от кого мне прятаться? - От родаков, например?! - Пожал плечами он в ответ, вытаскивая из-за спины футляр для скрипки. Эльф облегченно вздохнула, и разжала руку. - Не хочется идти в школу. Вижу, и тебе то - же? - В школу? - Переспросила Эльф. Да, когда-то она слышала это слово, но не помнила, ходила ли она в нее, все ее воспоминания склонялись лишь к тому, что они впятером носились по лаборатории, выполняя задания, а так же тренировались на полигонах. И никакой школы. - В школу. - Подтвердил парнишка. - У меня седня контрольная, да еще после школы, в музыкалку. Мама бредит сделать из меня знаменитого скрипача. Эльф потупила взгляд, ей бы его проблемы?! Если за тобой гоняется целая армия обученных убивать солдат, то думать не успеваешь о чем-либо еще. А у парнишки была семья, школа, что бы это не значило. Была настоящая жизнь, куда не вписывались они, дети, сбежавшие из лаборатории. И ей стало так грустно, одиноко, что она захотела услышать недовольное ворчание Цербера, едкие замечания Феникса, заботливость, смешанную с грубостью Пегаса, и нудную трусость Призрака. Воспоминания их прежней жизни, болью отдались в душе, что на глаза навернулись слезы, девочка отвернулась, так что бы парень ни заметил, вытерла рукавом слезы. - А тебя предки то же грузят? - Да. Наверное. - Растерянно кивнула Эльф. - Есть хочешь? - Я? - Нет. Я? - Улыбнулся парнишка, и протянул Эльфу небольшой бутерброд с колбасой. - Это мне мама, на обед приготовила. Ты жуй, не стесняйся. Меня Кириллом зовут. - Эль...ф... - Ответила Эльф, запихивая в себя очередной бутерброд. Она и не представляла, что настолько проголодалась. - Эль? Это от Эльки, что ли? - Девочка растерянно кивнула, пусть думает, как хочет, тем лучше для него. Если по телевизору пройдет информация про сбежавших, то наверняка скажут, и их имена. И тогда, Кирилл сразу сообразит, кто она. А убивать ей его, почему-то не хотелось. - Прикольное имя, не то, что мое. Может, в парк сходим, у меня карманные есть, мороженного перехватим? Эльф колебалась, светиться в людных местах не следовало, там наверняка куча милиции, с приказами задержать беглецов. Но и оставаться в лесу, было не безопасно, вечером наверняка оборотни опять возьмут след, и тогда, не факт, что она сумеет сбежать. И Эльф согласилась. Они шли по оживленным улицам вечно спешащего города, оставаясь никем не замеченными. Кирилл рассказывал ей про свою семью, про то, как мама постоянно перегибает палку, с заботой, и до сих пор гладит его джинсы, делая на них стрелки. А папа вечно гундит о том, что не следует пить в подворотнях, а лучше выпить с ним вместе, сидя дома. Эльф, молча, слушала, изредка улыбаясь ему в ответ. Грусть, и тоска по друзьям давила ее с каждой минутой, и становилась невыносимой. Она завидовала Кириллу, самой белой завистью, вспоминая, что они всегда считали, что родители, это что-то прилагательное, к их возможностям Хранителей, и считали, что так и должно быть. А Кирилл, не смотря на все свое возмущение, на счет родительской опеки, все равно их любит, и вряд ли пожелает от них избавиться. Наконец, парнишка свернул в городской парк, и Эльф столкнулась с такой огромной толпой людей, что трудно было поверить, что в такой суматохе, ее станут искать. Кирилл лавировал между людьми, Эльфу приходилось не отставать от него не на шаг, что бы ни потерять из виду. Сотни людей, идущих в общем потоке, разделенные на две полосы, как на автомагистрали. Эльф смотрела в спину Кирилла, его синяя рубашка, вздувалась от ветра, и он, изредка проклиная всех присутствующих, как ледокол прокладывал путь, бредущей за ним Эльфу. Кирилл свернул на не примечательную тропку, здесь людей было поменьше, и идти можно было рядом друг с другом, Эльф поравнялась с парнем, и они зашагали в унисон. - Пришли. - Кивнул Кирилл, и взгляду Эльфа открылась чарующая картина. Всего в десяти шагах от них простиралось небольшое озеро, окруженное камышами, по его гладкой, как зеркало, поверхности, плавали кувшинки. Легкий ветерок колыхал их в такт, и казалось, что ты попал в сказку. Эльф задохнулась от восторга, не в силах, что - либо сказать. Она медленно шла следом за парнем, озираясь по сторонам. Их, от общего потока, скрывали деревья и кусты шиповника. Тонкие рябины, могучие дубы, и березы, здесь казались сошедшими с какого-то полотна великого художника, если бы здесь была Феникс, она могла бы вспомнить, что - либо подобное, но сама Эльф не могла. Она просто впитывала всю эту красоту, запоминая навек. - Это место мало кто знает. - Заговорил Кирилл. - Я его недавно нашел. Тут днем никого не бывает, а по вечерам, парочки сидеть любят. Щеки Эльфа зарделись румянцем, она смущенно улыбнулась, и села на шелковистую траву. Кирилл присел рядом, скинув с плеч рюкзак, его симпатичное лицо обдувал ветер, Эльф, стараясь не подавать вида, все же продолжала наблюдать за ним, боковым зрением. - Ты, надеюсь, не торопишься? - Нет. - Мотнула головой Эльф. - Вот и отлично, - Пожал плечами Кирилл. - Я то- же. Посидишь тут одна? Я за мороженным сбегаю? Эльф кивнула, и Кирилл, поднявшись, скрылся в зарослях. Девочка легла на траву, глубоко вздохнула, и закрыла глаза. И только теперь заметила, что когда Кирилл находился с ней рядом, ее перестали мучить непонятные голоса, и приступов не было, вот уже достаточное время. - Ты! - Эльф открыла глаза, резко поднявшись, но никого не обнаружила возле себя. Голова сразу разболелась, боль нарастающими движениями передвигалась ото лба, к затылку, взрывая мозг. Ее охватил жар, затем резко бросило в холод, Эльф, сжавшись в комок, обхватила, прижатые к груди колени, руками, и положила разгоряченный лоб, на них. В ушах страшно шумело, голосов было столько, что она уже и не силилась их разобрать. На глаза навернулись слезы, она задыхалась, жадно хватая ртом воздух. - Эль, а вот и я, извини, купил, какое было. Надо было спросить, в начале, какое ты любишь. - Голос Кирилла прорывался сквозь пелену боли, но Эльф ничего не могла с собой поделать, приступ все больше охватывал ее, накрывая с головой. - Эль? Приступ отпустил, когда Эльф уже перестала надеяться, дышать стало легче, да и температура, постепенно стабилизировалась, смутно различая цвета, девочка открыла глаза, и увидела розово- оранжевый блин, летающий над ее головой. Блин постепенно собрался в лицо Кирилла, который что-то ей говорил, но только голоса девочка не слышала. Она приподнялась на локтях, и мотнула головой. - Ты чего пугаешь? - Услышала она встревоженный голос Кирилла. Он сидел возле нее на коленях, и пристально смотрел на девочку. - Я уж, хотел скорую вызывать. - Не надо. - Мотнула головой Эльф, Кирилл помог ей сесть, и заглянул в затуманенные болью глаза. - Такое бывает. Сейчас пройдет. - ты астматик, что ли? - Да. Вроде того. - Ты меня напугала, до чертиков, не делай так больше, хорошо? - Вопрос, и его взгляд, был настолько наивным, что Эльф благодарно улыбнувшись, пообещала, что больше приступов не будет. Хотя, сто процентной уверенности у нее не было, и это удручало. - Тебе лучше? - Да. - В подтверждение своих слов, Эльф даже попыталась встать на ноги, но у нее ничего не вышло, и она опустилась вновь на траву. - Держи. - Кирилл протянул ей рожок с мороженным. Так они просидели до самого заката, за спиной людские голоса, волнами нарастали, молодежи прибавилось, но в их потаенном уголке, было тихо, и спокойно. Эльф смотрела на воду, Кирилл сидел рядом, им было хорошо вместе молчать. Как она и думала, приступы больше не повторялись, видимо разум был занят немого другим, нежели слушать невыносимые голоса своего воображения. - Эль, мне, наверное, пора. - Неуверенно проговорил Кирилл, сомневаясь в том, а хочется ли ему покидать новоиспеченного друга. - Родители, небось, кипишь уже, подняли. - Конечно. Иди. - Вздохнула она, смотря на него, снизу вверх. - А ты? - Я немного еще тут посижу. Я не тороплюсь. - Родоки искать не станут? - Удивился Кирилл. - Уже ищут. - Пожала плечами Эльф. В этой правде, скрывалось столько боли, и страха, что если бы Кирилл мог знать об этом, то разревелся бы как ребенок. - Ничего страшного. Я немного посижу, еще, и то же, пойду. - Ну, как знаешь. Я пошел. - Он побрел по тропинке, но резко затормозив, обернулся назад. - Если сможешь, приходи завтра на это же место, я тебя здесь ждать буду. Придешь? - Приду. - Кивнула Эльф, и улыбающийся Кирилл, скрылся в зарослях кустарника. Ночь наступила слишком быстро, Эльф, обхватив руками плечи, сидела, смотря на почерневшую воду. За спиной гремела музыка, люди веселились, отдыхая. Возле девочки, поблескивая серебром, лежала коса, ее пугали ночные звуки, и слишком большое скопление народа. Голова, не болевшая весь день, разболелась вновь. Ей казалось, что мир, такой яркий, и солнечный, рассыпается на мелкие осколки, падая к ногам серым прахом. Мозг взорвался новой вспышкой боли, Эльф, сжимала виски ладонями, из глаз брызнули слезы. - Эй, ты чего? - Голоса прорывались, словно сквозь бетонную стену, доходя до девочки легким шептанием. Эльф вскрикнула, испытав новую вспышку боли, приносимую голосами. - Тебе плохо? Крик вырвался из груди, Эльф, подскочив с земли, подняла посох, развернулась на каблуках, и посмотрела на притихших парня и девушку, причинявших ей так много боли. - 'Это все из-за них!' - Мелькнуло в голове у девочки, стуча в висках, и отдаваясь болью, от которой хотелось рвать и метать. - 'Это они виноваты! Мне больно! Они во всем виноваты! ' Не выпуская косу из рук, Эльф, прыгнув выше человеческого роста, обрушила весь свой гнев на голову парня. С секунду парень еще стоял на ногах, провожая взглядом приземление на траву Эльф, с окровавленной косой в руках. Парень еще что-то пытался сделать, его окровавленные губы шевелились, но звуки не слетали с них, теряясь еще на подступах ко рту. Со лба упали первые капли крови, перерастающая в тонкую струйку, а затем и в обильный поток, хлынувший к его ногам. Две половинки, будучи когда-то единым, целым, расползлись по разным сторонам, показывая всему миру человеческие внутренности, которые не успели выпасть из тела. Девушка, до этого момента стоящая молча, издал пронзительный визг, причиняя еще большую боль Эльфу, и прижимая ладонь к перекошенному рту, бросилась в сторону общей массы людей. В один прыжок Эльф догнала ее, перерубая пополам. Ноги девушки еще бежали, когда все остальное тело, включая голову, уже упали к ногам девочки. На лезвии косы, свисая тряпкой, болтались кишки, Эльф даже смогла различить почки, и двенадцатиперстную кишку, бросив на них безразличный взгляд. Девушка, хватая ртом воздух, загребала белыми, холодными руками траву, вырывая ее из земли. Кровь, тонкой струйкой бежала из ее открытого рта, глаза, покрытые предсмертной пеленой, под неправильным углом смотрели на девочку, сжимающую в руках посох. Тишина, воцарившаяся вокруг, уняла боль, и Эльф, стряхнув на землю кишки, взмахом отсекла голову и без того, умирающей девушке. Мир постепенно стал собираться в единое целое, приобретая краски, боль стихала, принося умиротворение. Эльф отшатнулась от лежащего тела, убирая косу, ее шатало, и что бы не потерять равновесие, ей пришлось опуститься на траву, прямо по середине между двумя убитыми. Море крови, хлюпающая под ногами, разбросанные внутренности, и тела, ничуть не смущали девочку. Она блаженно закрыла глаза, наслаждаясь тишиной, и уже успела задремать, как новая вспышка боли пронзила острой иглой мозг. Эльф резко обернулась, и увидела молодых девушек, стоящих в кустах. Они, прижимая к груди бутылки с пивом, что-то беззвучно кричали, раскрывая рты, в ужасных гримасах. Эльф подскочила на ноги, в руках сверкнул посох, не раздумывая, подкинув его, и направив на девушек. Первая, что стояла ближе к Эльфу, в мгновение ока рухнула на землю. Голова, с раскрытым ртом, прыгая, как мячик, покатилась по траве, присоединившись к голове первой девушки. Вторую же, посох пригвоздил к стволу дерева, вонзив в ее ключицу лезвие. Девушка хрипло кричала, призывая на помощь, с ее губ капала кровь, она, плюясь ею, дергалась в болезненных конвульсиях, пытаясь освободить себя из объятий смерти. Эльф лишь горько усмехнулась, жалким потугам девушки, освободиться от лезвия в ее теле. Подойдя ближе, Эльф рывком вытащила косу, что позволило бедолаге рухнуть на землю, и, брызгая кровью, отползти к стволу дерева. Ее перекошенное страхом и болью лицо, блестело от слез, лившихся из глаз, она умоляюще смотрела на девочку, не понимая, что с ней произошло. - Нет! Не надо! - Крикнула она, прижимая рукой рану, а второй закрываясь от косы, когда Эльф вновь замахнулась. - Перестань! Мне больно! - Больно?- Удивилась Эльф, отрубая протянутую руку, и опуская посох. - Тебе больно? Ты не знаешь, что такое боль! Девушка задохнулась от боли, вскрикнув, прижала к себе обрубок, придерживая его второй рукой. Кровь хлестала из нее, пропитываясь в ткань футболки и джинсы, льясь на траву, и заливая все вокруг, она хрипела, смотря на свою мучительницу. - Мне больно. - Продолжала шептать она, вызывая все новые вспышки гнева в Эльфе. Мозг будто разлетался на мелкие части, Эльф почти перестала соображать, погруженная в море боли, очнувшись лишь тогда, когда от девушки остался лишь обрубок, без рук и ног. Она, хрипя, невидящими глазами, смотрела в землю, тяжело дыша. - Я покажу тебе, что такое боль! Девочка воткнула острие косы в тазобедренную область девушки, приподнимая ее над собой, встряхнула, нанизав ее на косу. Тело медленно, будто масло по ножу, стекло к ногам Эльфа, девушка, хрипя, навсегда закрыла глаза, подарив тишину измученному мозгу девочки. Как она забралась в кусты, Эльф уже не помнила, лишь радуясь тому, что боль оставила ее, и она может спокойно поспать. Утро разбудило ее страшными криками, чужими голосами и воем сирен. Еле разлепив сонные глаза Эльф, стараясь не высовываться, выглянула из своего укрытия, и обнаружила на поляне не меньше двадцати человек, большинство из которых составляли солдаты. Все они, словно муравьи, копошились на месте убийства, вывозя из парка останки погибших, и отстраняя гражданское население. Девочка незаметно, оставаясь никем не замеченной, вышла из укрытия, сливаясь с общей массой зевак. Она стояла в паре метров от злополучной поляны, и могла видеть, как медики соскребают человеческие останки с молодой, зеленой травы. Чувства вины не было, даже сожалений не было, она сделала, то, что считала нужным. И ей себя незачем упрекать, ей то- же было больно. Холодная ладонь мягко схватила ее за руку, девочка резко обернулась, и увидела возле себя Кирилла. Парень, потупив глаза, стараясь не смотреть в сторону медиков, и той страшной картины, потащил Эльфа в сторону ларька с мороженным. Его трясло от увиденного, и он долго не мог ничего выговорить, молча сидя рядом с Эльфом и поедая мороженное. Эльф, то же молчала, не зная, что и сказать. Ну, не признаваться же, в самом деле, что это она их убила? Да и не поверит он ей. - Что с ними случилось? - Нарушил молчание Кирилл, парень смотрел куда-то в пространство, совершенно не замечая, что его мороженное давно растаяло, и капает ему на кроссовки, и асфальт. - Их убили. - Констатировала факт Эльф. Мороженное ей нравилось, и она честно не понимала, почему Кирилл не ест свое. Неужели из-за того, что увидел там, на поляне, это же такая малость. Они, например, еще на тренировках, обедали посередине кровавого месива, сражаясь с подопытными демонами. И никого, из них, это ничуть не смущало. - Столько крови.... - Парень явно пребывал под впечатлением увиденного, и никак не мог от этого отойти. Видимо, в первый раз увидел кровь, мелькнуло в голове Эльфа. - Мне кажется, я даже видел, чью -то голову... - Две головы. - Поправила его Эльф, парень ошарашено посмотрел на подругу, и окончательно убедился в том, что мороженное он не хочет. - Я видела. Их было две. Всего за ночь убили четверых. - От куда ты знаешь? - Слышала разговор медиков, они собирали останки, и разговаривали меж собой. - Пожала плечами Эльф, с сожалением наблюдая как мороженное Кирилла улетает в мусорный контейнер. - Ужас. Кто мог это сделать? - Не знаю. Может, какой-нибудь маньяк. А может... - Я сегодня по телику видел, по новостям передавали, что из какой-то лаборатории сбежали какие-то ненормальные. Может они? - Может, и они. - Эльф проглотила высказывание Кирилла о том, что они ненормальные, лишь кивнув в знак согласия, и выпрямив ноги, подняла лицо к небу. Небо было чистым, безоблачным, легкий ветерок обдувал тело, и говорить о смерти совершенно не хотелось. Пусть где-то там, в глубинах бесконечного города, ее друзья борются с демонами, разгадывая загадки мироздания, ей хотелось лишь быть собой, не обращая внимание на мелочи. - Ты давно меня ждешь? - Эльф повернулась к Кириллу, погрузившись в его чистые, голубые глаза, и мир, с его вечными проблемами куда-то рухнул, оставляя за собой лишь их двоих. - Нет. Не очень. - Может, сходим куда-нибудь? - А тебе в школу не надо? - Сегодня воскресение, выходной. - Кирилл поднялся на ноги, подавая руку Эльфу, помогая той встать, и не выпуская ее руки, не спеша побрел по тропинке. - Тебя, вчера, предки, несильно грузили? - Из-за чего? - не поняла Эльф, идя рядом с ним. Теплая ладонь парня согревала измученную душу, и не давала думать о плохом. Так хорошо, ей не было еще никогда. - Ну, из-за того, что поздно вернулась? - Нет. Мои привыкли. - Соврала Эльф. - Везуха. - Вздохнул Кирилл. - А мои, мне, весь мозг вынесли, на счет опозданий. И это, они еще не знают о моем прогуле. - Кирилл, а можно увидеть весь город? - Можно. А зачем? - Я никогда не видела. - Есть высотка, небоскреб, в центре, если забраться на его крышу, то можно увидеть весь город. - А туда можно попасть? - Легко. - Согласился Кирилл, в уме прикидывая, хватит ли ему денег, захваченных с собой, на то, что бы оплатить проезд туда-обратно, и еще посидеть в кафешке. - Пошли на автобус. Они вышли из парка, слившись с общей массой людей, и выстроившись в очередь на остановке, стали ждать нужного автобуса. Эльф затравленно озиралась по сторонам, постоянно боясь, что ее смогут заметить, или вычислить. Чувства слежения за собой не покидало ее с тех пор, как они вышли из парка, и очень нервировало девочку. Толпа людей постоянно сменялась, принося с собой новые лица, Эльф никак не могла вычислить того, кто бы мог вызвать у нее столь сильное чувство опасности. Девочка жалась к Кириллу, словно ища у него защиты, прекрасно понимая, что в случае чего, защищать, придется как раз его. Нужный автобус пришел через минут пять, когда Эльф была уже на грани нервного срыва, Кирилл втащил девочку за собой, где они уселись на сидения. Мимо проносились дома, магазины, машины, и бесконечное число людей. Кирилл что-то говорил, Эльф, растерянно слушая его, озиралась по сторонам, понимая, что тот, кто за ней увязался, едет вместе с ними. Люди, разговоры, смех, шум мотора, все эти шумовые эффекты раздражали девочку, но она ничего не могла с этим поделать. - ... Да, она едет в сторону центр... вышлите подкрепление....Мы не должны ее упустить... - Эльф обернулась на голос, и встретилась глазами с одним из кураторов. Он сидел на соседнем сидении, бесстрашно смотря на нее, будто зная, что сейчас девочка не станет призывать косу, что бы расправиться с ним. А она думала, что они всех перерезали тогда, когда убегали из лаборатории. - Да, я уверен, что это Эльф.... Жду. Мужчина ехидно улыбнулся, от чего Эльф пожалела о том, что взяла с собой Кирилла, без него, она бы давно прирезала этого наглеца, который еще осмеливается ухмыляться ей. Девочка призвала уменьшенную версию посоха, так, что бы кроме куратора не смог никто не заметить, и направила его лезвие на мужчину. Тот в ответ, повертел в руках телефон, показывая картинку, с изображением солдат, съезжающихся в центр города. Ничья, подумала Эльф, убирая посох. И почему никого нет, когда они так необходимы? В это время, автобус затормозил возле остановки, и Кирилл, поднявшись, пошел к выходу. Эльф пошла следом, спиной чувствуя, как куратор идет следом. Огромный небоскреб, у подножия которого они остановились, казалось, вершиной протыкает небо. И если бы не слежка, Эльф бы по достоинству оценила столь величественное сооружение. Боковым зрением, увидев солдат, подтягивающих к небоскребу, Эльф схвати Кирилла за руку, потащила его к входу. Кирилл ничего не понимая, бежал вслед девочки, которая, не говоря не слова, бросилась в раскрытые двери лифта, и нажав на кнопку, с последним этажом, устало, ссутулившись, оперлась спиной на стену. - Что случилось? - Кирилл, тяжело дыша, держался рукой за стену, выравнивая свое дыхание. Весь этот бег, от неизвестных, его пугал, да и Эльф как то странно посерьезнела, став собранной, задумчивой. - Что происходит? - Кирилл, послушай. - Эльф выпрямилась, встав напротив парня, и не зная, как ей поступить, в этой ситуации, которая явно выходила из-под контроля. - Ты мне очень нравишься. Ты хороший. Я хочу, чтобы ты стал моим другом. - Эль, ты мне то- же нравишься. И я то - же, хочу что бы мы стали друзьями, но, что происходит? - Парень был напуган, подсознательно понимая, что тут происходит что-то страшное, но, не понимая, как это может быть связано с Эльфом. - Не перебивай. Дай, я скажу. - Эльф глубоко вздохнула, и посмотрела в глаза парня. - Пообещай, что, что - бы не случилось, мы все равно останемся друзьями? - А что может случиться? Эль, что происходит? - Пообещай. Пожалуйста. - Взмолилась девочка, беря за руки парня. - Если ты пообещаешь, все будет по-другому. Просто пообещай. Пообещай, что мы останемся друзьями. - Обещаю. - Прошептал Кирилл, наблюдая за тем, как Эльф благодарно вздохнув, отпустила его руки. - Ничего не бойся, я с тобой. Все будет хорошо. - А что, может быть и не так? Ответ не последовал, двери лифта открылись и подростки, выйдя на стеклянную площадку, на крыше небоскреба, оказались в окружении солдат. Дуло автоматов, передернув затворы, были направлены ни них, Кирилл отшатнулся, наткнувшись на Эльфа. В руках девочка держала посох, сияющий серебром, в лучах солнца. Она была столь воинственно прекрасна, что Кирилл не сразу смог что-либо выговорить, засмотревшись на нее. - Кирилл, ты скажешь мне еще спасибо. Прости. - Замах, и парень рухнул на пол, подкошенный ударом рукояти посоха в затылок. Этот прием показал ей Цербер, хотя сам им никогда не пользовался. Он его открыл на одной из тренировок, но почему-то не стал докладывать кураторам, показав лишь всем своим. Эльф хорошо его запомнила, потому, что при просмотре этого удара, ее вытошнило завтраком, обедом, и еще и полдником одновременно, настолько это оказалось омерзительным. Сама она не раз, потом, набравшись смелости, тренировала этот прием, тренируясь в основном на кошках и собаках, тела которых они с Фениксом зарывали на тренировочных площадках. И вот сейчас она была готова применить его на людях. В голове звучал циничный голос Цербера, не однократно говорившего эту фразу, после тренировок. -'Жить захочешь, не так раскорячишься!' - И в данной ситуации Эльф была с ним полностью согласна. Два десятка направленных стволов, сверкали бликами солнца, играя солнечными зайчиками, от которых Эльф непроизвольно морщилась, смешно морща нос. Но никто не улыбался. Былой растерянности в солдатах не было, по-видимому, они уже убедились в возможностях подопытных, и прекрасно понимали свои шансы на выживание. Солдаты ждали, ждала и Эльф. Не хватало одного единственного человека, по пришествии которого и должна была начаться игра. Если бы сейчас, хоть кто- либо увидел то, что происходит, то возможно был бы весьма озадачен случившейся обстановкой. Огромные мужики, в бронниках, касках, масках, с оружием, направленным на девочку. И Эльф, стройная, хрупкая, в черном платье, и черных туфельках, с косой на перевес. Прямо скажем, апокалипсическая картинка. - Эльф, сдавайся. - Девочка развернулась на голос, и встретилась глазами с куратором, стоящим облокотившись на перила, скрестив руки на груди. - У тебя нет шансов. Убери посох, и позволь сопроводить тебя назад в лабораторию. - И что дальше? - Ты пройдешь обследование, и вновь приступишь к выполнению своих обязанностей. - Обследование? - Усмехнулась Эльф, оперевшись на посох. - И что вы хотите выявить? Мы не сумасшедшие, что бы нас обследовать. - У вас сбой. Вы убиваете людей. - Спокойно ответил мужчина, выпрямляясь. - Это нужно прекратить. - У нас не может быть сбоев, мы не роботы, и не куклы, что бы ломаться. - Возразила Эльф, эта игра забавляла ее все больше и больше. Давая возможность им почувствовать свою силу, она неизбежно толкала их в ловушку, приготовленную всем солдатам. - Эльф, нет смысла спорить. Убери оружие, и мне не придется причинять тебе боль. - Ты считаешь, что можешь причинить мне боль? - Эльф одним взмахом подкинула косу вверх, над головой, солдаты замерли, а команда так и не вылетела изо рта куратора. - Ты ошибаешься! Крик Эльфа взорвал тишину, коса, зависнув в воздухе, засияла серебром, ослепляя всех окружающих. В следующую секунду яркая вспышка света, вырвавшаяся из недр посоха, взрывной волной пронеслась над комнатой, выбивая бронированные окна, и сдирая вживую кожу, с окружающих людей. Эльф услышала, зрение вернулось к ней не сразу, как на пол, звеня, падают автоматы, а за ними следом и их владельцы. Падение тел можно было сравнить со звуком падающего жидкого теста, с высоты человеческого роста. Шлепки продолжались несколько минут, как раз к этому времени Эльф смогла разглядеть всю картину. Содранная кожа, ненужной тряпкой валялась повсюду, оставляя за собой кровавые следы. Люди умерли мгновенно, сварившись от взрывной волны, посланной Эльфом, после того, как с них слетела кожа. Девочка осмотрелась вокруг, отмечая, что вид собачьего вареного мяса ее больше прельщало, чем человеческое. Фокус был в том, что нужно было сконцентрировать всю свою ненависть, в единственный крике, что бы высвободить взрывную волну, которая всегда присутствовала в посохе. Как показала практика, посох и его хозяин были неотъемлемой частью друг друга. Посох отвечал за хозяина, так же, как и хозяин отвечал за посох. Это давало возможность призывать его в любом случае, и отдавать мысленные приказы на те, или иные действия. Это хранители уяснили уже давно, и развивали свои способности управления посохами, в обход запретам кураторов. Какова вся сила посохов, и их самих, дети не знали, да и не хотели знать, им это было не нужно, они просто жили, не обращая ни на кого внимания. В ногах девочки лежал Кирилл, его волна не задела, поскольку он не хотела этого, Эльф присела на корточки, проверяя его пульс, и убедившись, что парень просто в отключке, потащила его к лифту. - Всегда удивлялась возможностям хранителей. - Эльф остановилась, выпуская руки Кирилла из объятий, посох сам появился в ее руках, и она бесстрашно шагнула к девушке с оранжевой шевелюрой на голове. - А ты кто такая? - Аресхиль. - Улыбнулась королева, растягивая губы в ненормальной улыбке. - А ты, наверное, Эльф? - А тебе то что? - Почему то знание ее имени, не удивило Эльфа, а наоборот, даже развеселило. - Ну, раз я в точности знаю на лицо Пегаса и Призрака, а мой слуга Феникса и Цербера. А вас пятеро, то по логике, ты Эльф. - Заключила Аресхиль. - Пять, за сообразительность. - Усмехнулась Эльф, направляя острие косы на девушку. - А ты кто? Демон? - Да что вы заладили, демон, да демон?! - Хихикнула она в ответ. - Что, никого другого не знаете, кроме демонов. Знаешь, на свете много и других видов жизни, кроме демонов. - Меня это не интересует. - Буркнула в ответ Эльф, пододвигаясь ближе к Кириллу. - Да не шарахайся ты, не нужен мне твой человечишка. От людей, в основном, никакого прока. Только, если, как корм. Она черны и в них полно грязи. Мне они, лично, противны. А тебе? - Нет. Почему люди должны быть мне противны? - Ну как? Ты же, не человек. - Пожала плечами Аресхиль, с интересом рассматривая сваренные тела людей, и их оружие. - Они примитивны. - Как это, я не человек? - Да и не кто, из хранителей. - Говорить Аресхиль любила, а особенно любила, когда есть достойный слушатель. - У каких людей ты видела такие же способности, что и у вас? Думаешь, почему вас они так бояться? - Мы их можем убить. - Умница. - Аресхиль вновь улыбнулась, присев на корточки, рядом с каким-то человеком, и его кожей. - Красиво ты их, хвалю. Вот именно, вы их можете убить, а они не успевают. - А от меня то, чего надо? - Да, сущий пустячок. - Пожала плечами она, выпрямляясь, улыбку, будто корова языком слизнула, оставив после смазанную версию ухмылки. - Мы, потом, когда я открою врата, вместе будем над ним смеяться. Мне душа твоя нужна. Так сказать, Чистая звезда души, ты не против? - Если честно, то против. - Спокойно, не сводя глаз с Аресхиль, ответила Эльф. - Она мен самой нужна. - Как вы мне надоели! - Взорвалась Черная Королева, топая ногой, и поправляя свою прическу. - От вас требуется такая малость, а вы упрямитесь, бараны! - Я, так понимаю, тебе уже кто-то из наших отказал? - Усмехнулась Эльф, подбрасывая посох вверх. - Не повезло тебе, кто бы ты ни была. Эльф устал, головная боль вновь начала донимать ее, и она уже не понимала, да и не хотела понимать, зачем появилась Аресхиль, и зачем ей ее душа. Таких было слишком много, тех, кто хотел забрать ее душу, если всем давать, то и ей ничего не останется. Думать, и выдумывать что-либо новое не хватало сил, но раз уж она уже встречалась с остальными хранителями, то наверняка знала, об их возможностях. А раз осталась после этого жива, значит была не так проста, как кажется. Новая взрывная волна содрала кожу с Аресхиль, обнажая ее мышцы, сухожилия, и жировые складки. Кожа тряпкой улетела вниз, а через секунду и сама Аресхиль полетела за ней следом. Эльф устало осела на пол, рядом с Кириллом, не болевшая до этого голова, разболелась вновь. Боль душила девочку, не позволяя ей о чем-либо думать. Она волнами охватывала ее мозг, сковывая движения, и вырывая новые крики из ее груди. В глазах поплыло и потемнело, Эльф завалилась на бок, рядом с Кириллом, и тотчас потеряла сознание. 8. Проверка на прочность. Цербер медленно брел по улице, не замечая посторонних людей, и от нечего делать, пинал носком кроссовок подвернувшийся под ноги, камешек. Камешек, отскакивая от асфальта, постоянно попадал под чужие ноги, и улетал куда дальше, чем рассчитывал парень, и ему постоянно приходилось его догонять. Их поиски того самоуверенного типа затянулась на неделю, и Феникс, справедливо замечая, что они его не найдут просто так, сейчас казалась ему правой. Вот уже три часа, он бесцельно слонялся по городу, всматриваясь в лица людей, и абсолютно ни о чем не думая. С Феникс они договорились встретиться в пять часов, на том месте, где они нашли себе пристанище. Домик, в котором они обосновались, был подготовлен к сносу, но давно стоял, так, ни кем и не тронутый. Цербер принес от куда - то диван, на котором спала Феникс, а сам, смастерив для себя гамак, возвышался над всей окружавшей их грязи. Патрулям солдат, шастающих по городу, они не попадались, хотя очень часто их видели. Цербер мог поклясться, что обошел почти весь город, так ничего и, не обнаружив подозрительного. И тут в толпе людей он увидел, скорее, заметил, чье-то знакомое лицо. По спине пробежал неприятный холодок, парень остановился, пытаясь в памяти восстановить лицо, которое только что видел, но кроме серого тумана, почему-то ничего не видел. Лицо повернулось вновь, кровавые глаза заметили его, отобразив приветствие ехидной улыбкой, и тут же отвернулось, сливаясь с толпой. Цербер слишком поздно понял, что бы начать действовать. Нифрис опередил его, заметив первым, Цербер запоздало кинулся ему вслед, но того, будто след простыл. Цербер, уныло затормозив, успокаивая бешеный ритм сердца, осмотрелся. Людские лица мелькали перед его глазами, ругая нерадивого паренька, за образование пробки, на тротуаре. Цербер лишь дергал в ответ плечом, отгоняя от себя их никчемное жужжание. За спиной кто-то хихикнул, Цер обернулся, успев заметить в толпе лишь гадкую улыбку демона. Он что, издевается? Смех кружил вокруг него, сводя с ума, и взбесив парня. Цербер с нетерпением призвал косу, в эту же секунду пара-тройка людей, с визгом отшатнувшись от него, образуя некое подобие круга. Цербер понимал всю глупость ситуации, но ничего не мог с собой уже поделать. Игра продолжалась. Нифрис кружил вокруг него, издеваясь, и подталкивая парня в спину, Цербер рычал, но никак не успевал нанести удар, бесцельно махая посохом. - Никак? - Прозвучал над ухом его голос. Цербер развернулся, но тут же полетел на асфальт, сбитый с ног. - Слабак! - Где ты? - А где твоя подружка? - Отвали! Покажись, гаденыш! - Цербер поднялся на ноги, выставляя вперед себя косу, и прислушиваясь к шуму толпы. - Я тут. - Издевательским тоном проговорил демон, появившись прямо перед ним. Цербер замахнулся, и резанул лишь воздух, Нифриса точно тут и не было. - Что, ни как? Цербер зарычал, рассекая воздух посохом, чем вызвал новый приступ смеха. Так продолжалось несколько минут, пока спокойно-насмешливое лицо Нифриса не появилось прямо перед его носом. Цербер моргнул, отгоняя от себя наваждение. Но куда там, демон растянул губы в улыбке, и, чмокнув парня в лоб, вновь исчез. У Цербера чуть коса из рук не выпала, от омерзения. Он поспешно начал тереть лоб рукой, что бы убрать следы от поцелуя. В глазах все куда-то поплыло, Цербер мотнул головой, но стало еще хуже. Все застелила пелена, он едва мог различить предметы на расстоянии вытянутой руки. В руках появилась тяжесть, пальцы выпустили рукоять посоха, и он со звоном упал к его ногам, постепенно тая в воздухе. Цербер шагнул в сторону, понимая, что ватные ноги перестают его слушаться. Чьи-то холодные руки подхватили полубессознательное тело, и погрузили в полный мрак. Феникс сидела в комнате, считая на стене прибавляющихся мух. Мухи летели на запах рядом расположенной помойки, хотя, по плану, ее тут не должно быть. Но, у русских как, где удобно, там и выкидывают мусор. Например, спеша на работу, можно не донести мешок, а выкинуть его под развалины дома, в паре метров от самого мусорного контейнера. Мухи жужжа, носились у нее над головой, девушка устало махнула рукой, отгоняя одну из них, от своей руки, и искренне сожалея, что их трудно достать косой. Она уже пробовала их разрубать при помощи посоха, но, чуть не разрубив свой же диван, успокоилась, и убрала опасную игрушку. Цербер опаздывал, и это очень нервировало девушку. Она время от времени поглядывала в окно, ожидая увидеть его расхлябанную походку, но кроме совершенно чужих людей, мимо никто не проходил. Девушка старалась не думать о плохом, уговаривая себя, что с Цером ничего не может произойти, в принципе. Он хороший боец, он лучший в их команде, он.... Черт, ну почему он опаздывает?! От нетерпения, Феникс поднялась с дивана, подойдя к окну, и всмотрелась в полу пустую улицу. В глубине души она что-то чувствовала, что-то смутно-болезненное, будто что-то должно случиться, но судьба еще не уверена в этом. - Главное, спокойствие. - Твердила она себе под нос, расхаживая из угла в угол, и посматривая на улицу. - Он сейчас придет! Да, что с ним может случиться-то? Это же Цербер! Но, либо она не убедительно себя уговаривала, либо и вправду что-то произошло, не в шесть, ни в семь, ни даже в полночь, Цербер так и не появился. Когда принесенные из какого-то дома часы, пробили полночь, Феникс уже была точно уверена, что с Цербером что-то не так. Она выскочила из дома, помчавшись по улице. Бешеный ритм сердца сливался с ее бешено скачущими мыслями, девочка бежала по ночному городу, не замечая окружающих людей, понимая, что давно опоздала. Посох сам по себе вспыхнул в руках, слезы, брызнув из глаз, мешали что-либо видеть, девочка, запнувшись о бордюр, кубарем полетела на асфальт, раздирая в кровь ладони. Черня пустота, охватившая ее сердце, подкралась комом к горлу, вытирая окровавленными руками слезы, она никак не могла успокоиться. Спина сотряслась от рыданий, вырывавшихся наружу, из ее груди, такой одинокой, она не ощущала себя никогда. Как она могла отпустить его одного, ведь они всю неделю ходили вместе, зачем она согласилась разделиться? Как и где теперь его искать? Да и что она может одна? Идея пришла внезапно, и оказалась настолько простой, и примитивной, что Феникс тут же засомневалась в ее реалистичности. Как она могла забыть, в лаборатории есть карты телепорты, с ними она без труда сможет отыскать всех остальных, а может, и Цербера. Оставалось надеяться, что там не слишком много солдат, и персонала осталось. Ни секунды больше не раздумывая, Феникс поднялась на ноги, и побежала по направлению пригорода. Она бежала так долго, насколько могло позволить ей здоровье, но вскоре, задыхаясь, и жадно хватая ртом воздух, она уже ловила попутную машину. Затормозивший перед ней лексус, приветливо распахнул дверцу, и Феникс тут же, забралась в машину. На водительском сидении сидел молодой парнишка, неопределенных двадцати, с хвостиком лет. Он приветливо улыбнулся девчушке, окидывая ее наглым взглядом. И посоветовав пристегнуться, медленно завел машину. - Куда едем? - Его взгляд мог бы приковать к себе внимание миллионов девушек, но Феникс лишь растерянно буркнула что-то в ответ, и махнула в сторону конца города. - Проблемы дома? Феникс не слышала, она неподвижно сидела на сидении, смотря на проносившиеся, мелькающие огоньки большого города. Цербер за последнюю неделю очень изменился, он перестал подшучивать над Фениксом, и занялся ее физической формой. Они многие часы уделяли тренировкам, сражаясь на посохах, за домом, на пустыре. Цербер показал многие приемы, которые она и не знала. Вечерами, когда тренироваться было невозможно, они сидели в доме, разговаривая на все возможные т темы. Так оказалось, Цербер неплохо знает астрономию, и они в ясную погоду, подолгу лежали на траве, смотря в звездное небо. Цербер показывал ей созвездия, а Феникс пыталась дать им вымышленные имена. Пару раз, по просьбе Феникс, они ходили на выставки картин, современных и не только, художников. Цербер зевал, но стойко выдержал это испытание, ни разу не дав понять, что ему скучно. И вот его нет. Феникс поборола в себе желание вновь расплакаться, и шумно вздохнув, посмотрела на парня. Оказалось, он давно что-то рассказывал, но Феникс, погруженная в воспоминания, пропустила мимо ушей большую часть рассказа. - Так, куда мы едем? Может, заедем куда-нибудь, мне кажется, ты слегка напряжена. - Парень попытался дотронуться до ее плеча, Феникс отшатнулась, насколько позволила ей машина, в сторону, и парень промахнулся. - Эй, ты чего? Феникс восприняла слишком по своему, машину резко кинуло в сторону, завизжали тормоза, и они неуклюже припарковались на обочине. Феникс остановила лезвие косы, всего в паре сантиметров от шеи парня, он обливаясь холодным потом, бешеными глазами смотрел в искаженное ненавистью лицо девушки. - Эй, ты чего? - Феникс молчала, лезвие косы едва касалось кожи на шее парня, от чего тот глупо улыбался, косясь на нее. - Я тебе не собирался ничего плохого делать. - Ага. - Кивнула Феникс, убирая посох, и садясь на место. - Поехали. - Какого черта! Никуда я не поеду! - Закричал перепуганный парень, почему-то теребя собственную ручку, на дверце. - Убирайся из моей машины! Ненормальная! Пошла вон! - Стоять! - Рявкнула Феникс, да так, что парень послушно отпустил ручку дверцы, и притих на своем сиденье. - Еще один неверный шаг, и ты труп. - Кто ты такая? - Бормотал себе под нос парень, заводя машину, и отъезжая от обочины, вливаясь в общий, гудящий поток. - Сумасшедшая. - Феникс. - Пробормотала она в ответ, даже не смотря на парня. - Меня зовут Феникс. - Черт возьми, скажи, хоть, куда мы едем? - В лабораторию. - Куда? - Не важно. Домой. - Все так же отрешенно проговорила она в ответ. Боже, она надеялась навсегда забыть это ужасное место. Но на перекор себе, добровольно возвращалась в него. Машина затормозила возле бетонного забора, парень одарил девушку сумасшедшим взглядом, и как только за ней захлопнулась дверца, машина с визгом, умчалась обратно в город. Все, назад пути не было. Либо она добудет карты, и с помощью них свяжется с друзьями, либо умрет, на подступах к командному центру. Цербер медленно приходил в себя. Картинка из мелких частей, медленно собирался в единое целое. А вместе с туманом, из тела выходило и обезболивающее. Цербер, было, рванул вперед, но затекшее тело повисло на веревках, которыми он был к чему-то привязан. Кто-то злобно хихикнул, Цербер вздрогнул, поднял глаза на Нифриса. Демон оттолкнулся плечом от стены, ехидно улыбнулся, и, подойдя вплотную к парню, провел по его скулам пальцем. Цербер дернулся, не скрывая своей неприязни, чем вызвал улыбку на лице демона. - Ты же, сам искал со мной встречи? - Голос звучал притарно-слащавым, Цербер мог поклясться, что Нифрис, сто процентный подхалим. - Что же, сейчас свое лицо воротишь? Кстати, где твоя напарница? Ей бы понравилось видеть тебя без футболки. Цербер нахмурился, вот оказывается, почему его тело так замерзло, и, посмотрев вниз, убедился, что верхней части одежды на нем нет. - Ты уж, извини. Я мог бы, и потише тебя схватить, без этого фарса. Но я любитель представлений. Тебе понравилось? - Нифрис хлопнул в ладоши, звук отскочил от стен, прокатившись волной по помещению. - Ей понравиться мой подарок. Приготовься, никчемный, сейчас ты будешь лицезреть мою богиню. - Ага. - Кивнул Цербер, понимая, что выбора у него, практически нет. Лишь, если только закрыть глаза, и претвориться, что ничего не происходит. В зал, освещенный факелами, вошло человек десять. Если их можно было назвать людьми. Хотя, что-то человеческое все же, осталось. Некогда бывшие людьми, они больше смахивали на жертв нападения стай голодных собак. У одних не хватало рук, и их культи болтались при ходьбе. Остатки мяса свисали с костей, и мышц. Цербер даже заметил некие подобия укусов, на их телах, будто кто-то прямо на ходу, откусил у них куски живой плоти. Люди шли медленно, едва волоча за собой ноги, головы так же качались в такт движениям. Звуки, доносившиеся до парня, могли свести с ума от страха любого, все они скулили, шипели, рычали, издавая чавкающие звуки. Двое последних, тащили за собой две тележки, который притолкав под нос Церберу, так и оставили. Цербер опустил глаз, насчитав на подносах, лежащих на каталках, не меньше двадцати штук, разнокалиберных ножей. Многие из них были витые, и округлой формы. Несколько прямых, с прямыми лезвиями, и с зубчатыми кроями. Цербер окинул этот ассортимент безразличным взглядом, понимая, что даже если попросит, их, вряд ли уберут. А если так, то стоит ли вообще об этом заикаться? Нифрис провел тонкой рукой по ручкам нескольких ножей, взяв один из них в руку, взвесив на ладони, и ухмыльнувшись, положил обратно. Значит, не он будет ими пользоваться, мелькнуло в голове у парня, Цербер еще раз дернулся, убедившись, что ни развязаться, ни призвать посох, не выйдет, оставил напрасные попытки. - Так, значит, это он? - Цербер поднял голову, к нему приближалась, появившись буквально из воздуха, девушка, с копной огненно-рыжих волос, на голове. Ее сумасшедший взгляд скользил по его лицу, изучая каждую его черту. Аресхиль, одетая в длинное белое платье, с черными, до локтей узорчатыми перчатками, и темно-синей накидкой, которую она волокла за собой, напоминала сбежавшую из психбольницы, ненормальную. Девушка то и дело заламывала руки, глядя куда-то в пространство, иногда ее сухие, бледные губы, прорезала совершенно ненормальная улыбка, и она начинала беззвучно смеяться. Цербер шумно вдохнул носом воздух, смотря на нее, ощущая беспричинный страх, и панику. Если бы его ничего не держало, он бы разрешил себе бегство, впервые не сражаясь ни с кем. Убежать, далеко, и так спрятаться, что бы никто не нашел, если только, Феникс. - Ты извини, мои подданные любят игры. - Прошептала она, еле шевеля губами. - Я Аресхиль, а ты видимо, Цербер. - Аресхиль. - Повторил ее имя парень, будто пробуя на вкус. Аресхиль. Город, застывший в одно мгновение, люди, замеревшие в движении. Столб пыли, разносящий все в клочья. Разруха. Цербер мотнул головой, отгоняя ужасающую картину, от себя, и посмотрел на притихшую девушку, перед ним. Аресхиль стояла в паре шагов от него, заламывая руки, и шепча что-то неразборчивое себе под нос. - Они не любят...Все они... Они делают мне больно.... Убить, убить всех...- Расслышал Цербер, немного прислушавшись. А девушка, ни кого не замечая, продолжала что-то бормотать себе под нос. - Никчемные людишки....они мне врут....Они делают мне больно... Мне нужна Звезда...Дай мне ее, мама... - Разруха. - Прошептал Цербер, не сводя глаз с безумной девицы. Она услышав его слова, мотнула головой, и посмотрела совершенно нормальными глазами, от чего у него по спине побежали крупные мурашки. - О, о чем это я? Ах, да! Точно. - Будто извиняясь, проговорила она, беря с тележки длинный нож. - У тебя есть то, что принадлежит мне. - Сомневаюсь. У меня, нет привычки, брать чужое. - Смешно. - Кивнула она головой. - Понимаешь, у тебя не очень большой выбор. Я так понимаю, ты, с твоей напарницей, кое - что уже вспомнили? Не так, ли? - Так. - О, как мне это надоело, мама?! - Вскинула она руки к потолку, обращаясь, по-видимому, к штукатурке. - Отдай мне то, что мое, и ты свободен. - Как я могу отдать то, что я не брал. И даже не имею представления, о чем ты говоришь. - Пробурчал Цербер, с опаской поглядывая на лезвие ножа, которым размахивала Аресхиль, на опасном расстоянии от него. - Смешно, Хранитель! Перестань меня мучить, и отдай, это не твое! - Она провела лезвием по его груди, оставляя после себя, белый тонкий след. Цербер вздрогнул, сердце бешено забилось, а руки непроизвольно схватили воздух, призывая посох. - Я могу вырезать толстую полоску, хочешь? Где Звезда? - Не знаю, о чем ты говоришь. - Мне надоедает эта игра! - Крикнула она, поправляя свою прическу. - О, боги, почему она отдала именно вам ее, а не мне? Ведь я дочь? Прекрати, почему вы постоянно надо мной издеваетесь? Цербер, ничего не понимая, моргал ресницами, наблюдая, как меняется в лице девушка. Как она начинает что-то шептать себе под нос, хватается за голову, ее ноги подкашиваются, и она со стоном, падает на бетонный пол. Нифрис, до этого стоящий в стороне, метнулся к своей королеве, поддерживая ту за спину, приподнимая. Она, болезненно побледнев, обхватила его за шею, и демон, крякнув, перенес девушку, на появившийся трон. - Черт, скажи, где Звезда!? - Рявкнула она, кидая на Цербера испепеляющие взгляды. - Я сама видела, как она передавала ее тебе, и той девчонке. Как ее? Фениксу. - Божественная, не мучайте себя, вам не следует волноваться. - Лебезил перед ней Нифрис, поднося ей бокал, с красной жидкостью. - Он убивает вас, каждая секунда, на этой чертовой планете, убивает вас. - Я знаю, Нифрис. Не стоит мне об этом напоминать, каждую минуту. - Буркнула она в ответ, отпивая из бокала. - Почему он не хочет мне ее отдать? - Потому что он невежа. - Слегка улыбнулся Нифрис, подавая руку, что бы девушка поднялась. - О, он непослушный мальчик?! - Что-то в лукавой улыбке, исказившей лицо Аресхиль, не понравилось Церберу, он постарался отвернуться от ее прямого взгляда, и тут же почувствовал на своей скуле, сильнейший удар. Аресхиль вдавила в него бокал, разбив на мелкие части. - Мне это уже надоело! Цербер сплюнул на пол, выплевывая осколки, и кровь, и повернулся к девушке. Аресхиль схватила его за волосы, и так приложила головой об стену, что Цербер на мгновение потерял всякую связь с миром, и погрузился во тьму. Но спустя секунду был уже возвращен на грешную землю, испытав новую боль. Аресхиль, длинными ногтями, раздирая кожу до мяса, оставила длинные борозды, на груди парня. Цербер задохнулся от боли, но сдержал крик, увидев насмешливый взгляд Нифриса. - Королева, позвольте напомнить, что вы ничего не добьетесь от него, если убьете. - Напомнил он, подходя к ней, когда Аресхиль остановилась, вытаскивая из-под ногтей, остатки кожи и мяса. - Я помню, помню. - Позвольте мне с ним поговорить, может он, все же передумает? - Я хочу сама. - Капризно надув губы, проговорила она, отходя от Цербера. - Я хочу поиграть. - Вам нужно отдохнуть. Поесть. Он никуда не денется. - Уверял он девушку, нежно отстраняя ее в сторону трон. - А пока, я для вас, сотворю новую игрушку. Лучше, чем прежде. Она вам понравиться, уверяю. - Все прежние игрушки сломались. - Не меняя капризного тона, девушка все же отступила, садясь на трон.- Это они их сломали. Мне скучно, Нифрис. - Я вас удивлю. Не сомневайтесь. Вы сможете, потом, поиграть все вместе, втроем. - Лисьим голосом ворковал демон, беря с подноса один из ножей, и останавливаясь в шаге от Цербера. - А за это время, и Цербер, возможно, передумает, и скажет, где находиться Серебреная Звезда. - Ладно, уговорил. - Махнула рукой она, закрывая устало глаза. - Надеюсь, мне понравиться твоя игрушка, и я смогу с ней играть подольше. - Не сомневайтесь, королева, я вас не разочарую. - Он небрежно кинул нож близ стоящим людям, кивнув головой. - Я создам такое, что будет трудно уничтожить, даже Хранителям. Будет больно. Миролюбиво предупредил Нифрис, и отошел в сторону, позволяя слугам, окружить парня. Лезвие ножа вонзилось Церберу в живот, парень закричал, ощущая, как его проворачивают внутри его плоти. Феникс медленно брела по еле освещенной территории заброшенной лаборатории, постоянно озираясь по сторонам, и замирая от любого шороха. Когда они тут жили, территория не казалась ей такой большой. Перед глазами Феникса мелькали воспоминания их жизни, среди совершенно чужих людей. Девушка вспомнила, как она очнувшись в белом боксе лаборатории, под присмотром врачей и кураторов, познакомилась с наглой Пегасом, скромным Призраком, наглым Цербером, и тихой Эльфом. Как они сидели вместе в классах, усердно записывая за кураторами, лекции по отлову всевозможных демонов. Как учились призвать, и управляться с посохами. Бесконечные тренировки, на полигонах, ссоры между друг другом, и их первые задания. Это теперь казалось таким далеким, и почти не реальным, что даже не верилось, что они когда-то так жили. По-видимому, после их побега, все кураторы, и выжившие служащие лаборатории, поспешно покинули научный центр. Да и следов военных, она то- же не наблюдала. Почему-то, первым куда она захотела зайти, был их домик, где они жили, но свернув к нему, Феникс увидела отблески света, на асфальтной дорожке. Девушка шагнула вперед, и поняла, что свет исходит от окон лаборатории, где они провели первое время, после своего пробуждения в руках ученых. Феникс, призвав посох, вдохнув полной грудью чистый ночной воздух, и зашагала в тот корпус. Еще на подступах к двери, она заметила пару солдат, мирно дремлющих, возле прикрытой двери. Один из них, оперевшись на косяк, держал в руках автомат, второй же, сидя на траве, оружие положил себе под голову. Феникс мысленно улыбнулась, и чуть слышно подкинув посох, снесла голову первому. Мужчина даже не успел ахнуть, как его тело, поливая все кровью, завалилось на бок. А к ногам проснувшегося второго, подкатилась отрубленная голов, с открытыми от удивления глазами. Мужчина поспешно подскочил, в ночи щелкнул затвор автомата, его глаза в безумном танце, судорожно что-то выискивали в темноте. Он невольно отшатнулся от головы, прицеливаясь во все предметы, и не видя главной опасности. Феникс бесстрашно шагнула ему навстречу, одним взмахом отрубая руки, держащие автомат. Две руки упали на траву, как не нужные вещи, издав глухой звук, их пальцы все еще сжимали оружие, приготовившись в любую секунду выстрелить в противника. Мужчина вскрикнул, повалился на бок, мотая головой от боли, и смотря на свои метавшиеся обрубки, заливая землю кровью. - Сколько людей в здании? - феникс привела рядом с ним на корточки, приставив к земле посох, заглядывая ему прямо в глаза. Мужчина продолжал мотать головой, что-то мыча в ответ, феникс устало вздохнула, и, поднявшись на ноги, посмотрела на него с сожалением. - Ну и ладно. Сама справлюсь. - Обиженно буркнула она, и отрубила бедолаге голову. Дверь едва скрипнула, пропуская вперед девушку, феникс, стараясь не шуметь, пошла по еле освещенному коридору, направляясь к единственно освещенному помещению. Толкнув дверь рукой, она поняла, что лаборатория заперта из нутрии, и долго не думая, отсекла досадную деталь с петель. Дверь еще с секунду простояла, но потеряв равновесие, с грохотом рухнула на пол, поднимая облако пыли. - 'Интересно, он до этого был таким седым, или это при виде меня он так поседел?' - Мелькнуло в голове феникс, когда она увидела ошарашенные глаза одного из кураторов, что-то химичившего, в лаборатории. В его глазах читалось столько страха, что Феникс стало его, даже, жаль. Мужчина, с седой бородкой, отшатнулся назад, столкнув на стол, все то, что с таким трудом выводил в колбах. Все эти жидкости, с шипением и дымом, расплылись по лакированной поверхности стола. Он судорожно что-то говорил, не произнеся ни единого звука, смешно хватая ртом воздух. - Феникс? - наконец, только смог выговорить он, чем удостоился улыбки, со стороны девушки. - А кого вы хотели видеть? Своих солдат? - Они живы? - Нет. - Без сожаления ответила феникс, проходя в помещение. - Как? Почему? Где все? - Я не знаю. Мы разошлись. - Феникс оперлась на посох, поймав взгляд куратора, смотрящего, как с лезвие косы, капает свежая кровь. - Мне нужны карты телепорты. - Зачем? - А вам, не все ли равно? - прищурилась Феникс, не упуская его из поля зрения. - феникс, вас ищет огромное количество обученных убивать людей. - Удивите еще чем-нибудь. Мы в курсе. - Феникс, что вы надели? - А вы что? - парировала она, смотря на мужчину. - Мы вас просили с нами такое делать? Просили давать посохи? - Да, вы ж, с ними уже и родились. Наверное. - Выпалил куратор, протирая свои очки. - Когда мы вас нашли, вы уже владели посохами. - Нашли? - Да. Именно нашли. - Кивнул он. - Вы появились в нашем парке, были в коме, после чего очнулись, а дальше, ты и так все знаешь. От куда вы, и кто, мы до сих пор не можем понять. - А я всегда считала, что вы нас такими создали. - Куда там. - Усмехнулся мужчина, опираясь на стол, и скрестив руки на груди. - Все, что мы сумели получить, благодаря экспериментам, проводимым с вами, это то, что, вы не совсем люди. И все. - Значит, Цер был прав. - С горечью подумала Феникс, припоминая, как они до хрипоты спорили, что у них нет родителей. А Феникс так надеялась, что это не так. - Феникс, что происходит? Наши приборы зашкаливают, показывая всплеск нечистой силы, и Темной энергии. - Мы не знаем. Идет что-то страшное, и сильное. - Мотнула головой Феникс, убирая посох, и садясь на первый попавшийся стул. - Мы это чувствуем. Я и Цер. - То есть, вы не вместе? - С Цербером, да. С остальными, нет. Мы потерялись еще в пригороде. Мы с Цербером ушли первыми. Кто куда делся потом, мы не знаем. Цербер столкнулся с каким-то демоном, очень сильным. Он себя назвал Нифрисом. - Нифрисом? - Переспросил куратор, поправляя съехавшие на нос очки. По его лбу пробежали упрямые морщинки, и он недовольно посмотрел на девочку. - Ты ничего не путаешь? Именно Нифрисом? - Нет, не путаю. Он назвался Нифрисом, а еще говорил про Разруху. - Пошли. Феникс поспешно последовала за мужчиной, который что-то бубня себе под нос, быстрым шагом направился в огромную библиотеку. Зажглась многочисленные лампы, освещая помещение, на мгновение, ослепив девушку, Феникс села за длинный стол, наблюдая, как куратор носится между стилжами, что-то выискивая, и сметая все ненужное с полок, на пол. Через минуту, перед Феникс упала книга толщиной с кирпич, мужчина, тяжело вздохнув, опустился на стул, рядом с девушкой, и, раскрыв, углубился в чтение. Время тянулось мучительно долго, Феникс от нечего делать, лезвием косы, чистила свои ногти, забитые грязью, чем слегка шокировала куратора. - Вот. Нашел! - победоносно выкрикнул он, тыкая в страницу. - Нифрис, первый подданный Королевы Тьмы, и Разрухи, Аресхильи. Хотя, у нее много имен, но это, самое распространенное. - Разрухи? - Вздрогнув, переспросила Феникс, припоминая сны. - Мы видели разруху, с Цербером. - Когда? - Во снах. Что еще там написано, про Разруху? - Мне понадобиться время, что бы полностью перевести текст. - Вздохнул куратор, смотря на девушку обеспокоенными глазами. - Все, что я могу сказать, это то, что мы стоим на пороге конца света. По приданию, Аресхилья может открыть врата Ада, выпустив тем самым, смерч Разрухи. - И как? С помощью чего она может открыть эти врата? - Точно не скажу, мне нужно время на перевод. Тут на мертвом языке написано, мне нужны хотя бы сутки. - Нифрис говорил про какую-то звезду. - Припомнила Феникс, смотря через плечо мужчины, в книгу. - Это не могут быть наши души? - Феникс, дай мне сутки, я переведу текст. - Буркнул куратор, вновь погружаясь в чтение. - И было бы лучше, если бы ты собрала всех, что бы победить Черную Королеву, нужны все Хранители. - Ага, я их найду, а ты армию позовешь. - Недоверчиво проговорила Феникс, поднимаясь со стула. - Не позову. - Я не верю вам. - Феникс, поверь, я не придам тебя. - Глаза мужчины были полны раскаянья, и участия, что Феникс стало стыдно за свое недоверие к этому человеку. - Я знаю, как я поступлю. - Феникс закатала рукав своей кофты, и одним взмахом, рассекла запястье. Куратор бросился к девушке, но Феникс его остановив. Зажала ладонью рану. - Сейчас я вам сделаю то же самое, и мы соединим руки, если вы придадите меня, или заманите в ловушку, моя кровь, что попадет через рану, сожжет вас заживо. Согласны? - Согласен. - Кивнул мужчина, оголяя свою руку. Феникс аккуратно провела лезвием по его руке, посмотрев, как тот морщится, но руки не убирает. - Все, теперь, мы повязаны кровью. Я вас предупредила, если что, пеняйте на себя. Если нас поймают, вы труп. - Беззлобно проговорила девушка, прислоняя рану, к его руке. - Я понял. Я не придам. - Мне нужны карты, что бы отыскать Пегаса, Призрака и Эльфа. И если удастся, то и Цербера. - Ты же, сказал, что вы вдвоем? - Поинтересовался у нее мужчина, перевязывая рану на руке, и садясь за книгу. - Феникс, что случилось? Девушка молчала, смотря в пол, не зная, как ей объяснить. - Феникс, что случилось? - Переспросил он, настойчивее. - Мне кажется, Цербер попался к этому Нифрису. - Еле пробормотала она, не веря своим словам. - Почему ты так решила? - Он не пришел вовремя, и я так чувствую. - Он жив? - Да, пока жив. - Дальше говорить на эту тему Феникс не хотелось, и она, смотря в пол, побрела к двери. - Мне нужны карты. - Они у вас в домике. - Крикнул ей в след мужчина. - И меня Игорем зовут! Цербер еле разлепил опухшие веки, почувствовав, что его куда-то тащат за ноги. Спиной он ощущал холод бетона, и трение джинсовой ткани брюк. За последние часы, он молил все высшие силы, даровать смерть, но почему-то, остался в живых. Его тело, все исполосованное ножами, непонятными знаками и пентаграммами, безвольной тряпкой болталось из стороны в сторону, под влиянием чьих-то грузных шагов. Через секунду его швырнули куда-то вперед, и он, прокатившись по полу, ударился обо что-то твердое. - Он мне нравиться! Нравиться! - захлопала в ладошки, над его головой Аресхиль, подпрыгивая на месте. - Можно с ним поиграть? Можно, можно?! - Я рад, что мой подарок, вам понравился, королева. - Лебезил перед ней Нифрис, ставя ногу, обутую в ботинок, на голое тело Цербера. Парень сдавленно застонал, чем вызвал новую порцию радости у девушки. - Этот противный хранитель, так и не признался, куда дел мою Звезду? - По видимому, Нифрис мотнул головой, поскольку, девушка с досадой пнула Цербера в область распоротого живота, из которого все еще сочилась кровь, и услышав, как он закашлявшись, застонал, сплевывая на пол ошметки крови - Ну ничего, мы сейчас с ним поиграем, а там, посмотрим! Цербера безвольной тряпкой подняли над полом, встряхнув, и поставили на непослушные ноги. Он с трудом различал цвета, но все же, смог рассмотреть и улыбающегося самодовольной улыбкой, Нифриса, скрестив руки на груди, смотрящего на него. И Аресхиль, поднявшуюся на ноги, и подходящую к чему-то жуткому, что и подняло его на ноги. Цербер с трудом сглотнул, всматриваясь в творение рук демона, слепившего это чудо, из крови Цера, и глины. Абсолютно бескровное лицо, с выпирающими клыками, вместо носа, две дырочки. Череп с серого цвета кожей, налитые кровью глаза. Монстр был чуть выше самого Цербера, но зато обладающий недюжей силой. Коренастый, с неправильно пропорциональным телом. Короткими ногами, чуть удлиненным телом, длинными руками, и когтями, как у медведя. Все это производило жуткое впечатление, особенно, если учесть, что это сотворили из Цербера. Аресхиль, с детской наивностью в глазах, и сумасшедшей улыбкой, подошла к монстру, приобняв его за плечи, и показывая на шатающегося Цербера, что-то прошептала ему на ухо. - Я хочу играть. - Прокомментировала она, когда монстр двинулся на парня. - Играть! Играть! Цербер еще успел заметить, как девушка, в предвкушении веселья, прыгает, хлопая в ладоши, прежде чем оглушенный ударом, полетел на пол. Монстр схватил его за волосы, приподнимая над землей, Цербер увидел его звериный оскал, и вновь полетел на пол, разбив нос. Его перевернули на спину. Цербер задыхался, жадно хватая воздух ртом, и безвольно шаря руками по полу. Монстр, которого Аресхиль назвала, Тури, бил железобетонными ногами по телу Цербера, до тех пор, пока у парня не пошла кровь изо рта и ушей, а вскоре, Цербер вообще перестал ощущать боль, погрузившись в спасительную тьму. 9. Игры по правилам и без. Эльф, молча, сидела на лавочке, в парке, опустив глаза, и смотря в пыльную дорожку. Прошла неделя, прежде она осмелилась вернуться в парк, после побега из больницы, куда доставили ее, и Кирилла, после стычки с солдатами. Эльф очнувшись, сразу убежала из-под присмотра врачей, опасаясь, что они сдадут ее кураторам. И с тех пор, не видела Кирилла. Что с ним, очнулся ли он, и вообще, не убила она его, приложив посохом, для его же блага, она не знала. Девочка, болтая ногами, смотрела в пустоту, непроизвольно пиная пыль. Мимо нее проходили люди, не обращая на нее внимания, головные боли, преследовавшие ее последние дни, усиливались с каждой минутой, иногда она уже не понимала, как начинала общаться с голосами, в ее голове. Они сводили девочку с ума, мешая спать, и бодроствовать. Многие из них жаловались, но чаще всего они пугали, и приказывали. Особенно хорошо слышен был голос маленькой девочки, пару раз она даже видела ее во сне. Ей, на вид было лет пять, длинные рыжие волосы, убранные в два озорных хвоста, большие, по-детски распахнутые карие глаза, тонкие черты лица. Девочка хныкала, и призывала отомстить за себя, и за всех Хранителей, которых несправедливо заставляют служить человечеству. Вот и сейчас Эльф видела ее, она сидела рядом на лавочке, поправляя свое, небесного цвета платьишко, рыжие волосы треплет ветер, а распахнутые глаза, со злостью смотрят на мимо проходящих людей. - Они убивают тебя...это из-за них, у тебя болит голова. - Говорила девочка, повернув свое личико к Эльфу. - Ходят, тут, мусорят... никчемные людишки. Они мусор, болоны с водой. Зачем они тебе? - Уходи. Я не слушаю тебя. - Пробормотала Эльф, смотря на девочку. - Эльф, я хочу только добра. Они отняли у меня игрушку, и не хотят возвращать. Плохие людишки! - Продолжала девочка. Ее маленькая, холодная ручка легла поверх руки Эльфа, девушка вздрогнула, и отдернула руку. - Эльф, давай поиграем? Я хочу играть. - Уходи. Я не слушаю тебя! - Крикнула Эльф, прижимая руками уши. Мимо проходящие люди отшатнулись, от, с собой разговаривающей девушки, крутя пальцами у висков. - Играть! Играть! - Девочка подскочила на ноги, и теперь бегала возле Эльфа, размахивая руками, и призывая ее вниманию. - Хочу играть! Давай поиграем! - Уходи! - Не замечая, что делает, в руках Эльфа появилась коса, она замахнулась, пронзая воздух, где только что стояла непослушная девчонка. А она бегала вокруг, злобно хихикая, и ловко уворачивась от косы, лезвие которого, на опасном расстоянии, рассекал воздух. Так продолжалось до тех пор, пока сквозь окутавшей ее туман, девушка не услышала, чьи- то крики. Эльф нервно моргнула, отгоняя наваждение, и увидела убегающих в панике, от нее людей. Быстро убрав посох, Эльф поспешила уйти из парка, пока никто не вызвал милицию, или пока она кого-нибудь не зарезала. Люди в страхе шарахались от нее, стараясь даже не смотреть на сумасшедшую девочку. - Почему ты прекратила игру? - Эльф обернулась, увидев у себя за спиной догоняющую ее девочку, нервно дернула плечом, и ускорила шаг. - Если ты думаешь, что таким способом сможешь от меня убежать, ты ошибаешься! - Убирайся! Эльф развернулась, и что есть сил, резанула лезвием косы, по застигнутой врасплох девочке. Лезвие с чавкающим звуком вошло во что-то плотное, упругое. На асфальтированную дорожку капнули первые капли крови, обагряя лезвие, и постепенно перерастая в обильный поток. - А ты знаешь толк в игре. - Эльф вздрогнула, услышав голос, и увидев девочку, стоящую в паре шагов от нее, скрестив руки на груди. Эльф медленно перевела взгляд с девчонки, на то место, куда воткнулась коса, и, отшатнувшись, разжала руки. Лезвие косы, застряв в пухлой женщине, на уровне груди, разполовинило ее горло, пронзив артерию. Женщина, захлебываясь кровью, которая пузырилась, и лилась на асфальт, шатаясь, она пыталась вытащить из себя посох, обжигая себе руки, ладони которых уже вовсю дымились, и тлели. Злобно рыча, и произнося что-то нечленоразборчивое, женщина боролась за свою жизнь, жадно хватая ртом воздух, и не понимая, почему он с таким большим трудом доходит до ее легких. - Играть! Играть! - Хлопая в ладоши, радовалась девочка, Эльф, отшатнувшись, потеряла равновесие, и, упав на асфальт, ошарашено следила за происходящим. - Ну, неужели, ты не поможешь ей?! Ей же, так больно?! - Пошла прочь! Эльф поднялась на ноги, и, выдернув косу из бедной женщины, которая, как мешок с песком, тут же рухнула на землю, образую вокруг себя лужу крови, побежала прочь из парка. Выбежав на оживленную улицу, девушка краем глаза заметила, как к парку, летя на всех парусах, спешили скорая и милиция, в купе с солдатами. Что заставило Эльфа остановиться, она не знала, наблюдая с расстояния, как тело женщины перекладывают на носилки, а затем, запихнув в машину, увозят. - Как думаешь, она сможет выжить? - Уйди. - Обреченно вздохнула Эльф, опуская вниз глаза, рядом с собой, где стояла девочка. - Что ты от меня хочешь? - Поиграть, маленько. Когда то давно, до этой чертовой Земли, мы всегда играли. Ты не помнишь? - Нет, не помню. - Хочешь, я напомню? - Нет. - Честно призналась Эльф, наблюдая за тем, как милиция, и парни из спецслужб, прочесывают парк, надежде поймать ее. - Они ищут тебя. - Я знаю. - А знаешь, что они с тобой сделают, когда найдут? - Скорее всего, убьют. - Пожала плечами девушка. - Или запихнут назад в лабораторию. - О, мне нравиться эта игра. Я хочу в прятки, давай, в прятки. - Захихикала девочка, хлопая в ладошки.- Если они тебя найдут, то они тебя убьют, если ты их, то ты их. - А чего их искать то? - Беззлобно поинтересовалась Эльф, смотря на мужчин. - Значит, у тебя есть фора. - Я не хочу играть. - Но, почему? Раньше тебе это нравилось? - Девочка вышла вперед, скрестив руки на груди, и буквально буравя взглядом. Эльф молчала, смотря на нее, в руках, не произвольно сверкнуло очертание посоха, сверкнуло, и тут же пропало, растворившись в воздухе. - Думаешь, они стали бы тебя защищать, зная кто ты? Да, они же, бояться тебя. Думаешь, почему все эти люди, которых ты так защищаешь, запихнули вас, при первой возможности, в лабораторию? - Не знаю. Может, для того, что бы научить чему то? - Ага. Сейчас?! - Хихикнула она в ответ, поправляя свои хвосты. - Они вначале, когда вас нашли, хотели убить. Потому что вы представляли огромную опасность, одним лишь своим существованием, на земле. И пользуясь вашей временной беспомощностью, промыли мозги, забрав ваши воспоминания, а затем сделали своими солдатами. Отомсти им Эльф, отомсти. Каким образом, занятая тем, что разговаривая с девочкой, Эльф успела заметить какое - то шевеление, среди масс народа, она не запомнила. Просто поняла, что что-то не так, уж слишком стало тихо, да и люди начали отступать назад, пропуская вперед себя солдат, с оружием в руках. Эльф обернулась, понимая, что ее окружили, заметила на лице девочки самодовольную ухмылку, чертыхнулась, и подняла посох, направив лезвие на солдат. - Паразитка. - И нечего меня обзывать. - Буркнула в ответ девочка. - Согласилась бы ты сразу играть со мной, не пришлось бы привлекать к тебе внимание. - Что теперь ты предлагаешь мне делать? - Убей их всех. - Эльф молчала, слушая, как щелкают затворы, и на нее нацеливаются десятки дул автоматов. И почему все они так надеются поймать ее живой, по ее мнению, проще было бы застрелить, с расстояния, не жалея. - Сейчас! Эльф ощутила страшную боль, распространяющуюся по всей черепной коробке, хватаясь руками за голову, пронзительно вскрикнув, девочка пошатнулась, опираясь на косу. Боль сводила с ума сильнее, чем разговаривающая с ней девчонка. Из носа пошла кровь, капая на платье, Эльф мотала головой, надеясь, что боль хоть на мгновение схлынет. - Станет легче. - Кивнула головой девочка, обводя глазами всех собравшихся зевак, и мужчин в камуфляже. - Поиграй с ними. Они этого хотят. Эльф подкинула косу вверх, наблюдая за тем, как десятки глаз следят за восхитительным серебряным свечением, наполненным посох. В эти секунды, показавшиеся вечностью, время замерло, остановилось для Хранителя, она посмотрела на всю собравшуюся толпу зевак, ожидающих хлеба и зрелищ, и ощутив сосущую тоску, и одиночество, среди всех этих людей. Они были чужими ей, никто не интересовался, чего хочет она сама, и не грустно ли ей. Все слишком заняты собой, что бы обращать внимание на маленькую девочку, шатающуюся по улицам города, в поисках убежища, и друзей. Коса подлетела над ее головой, замерев на секунду, и пока не начала стремительно падать вниз, обратно в руки Эльфа, девушка громко хлопнула в ладоши. Взрывная волна, направленная от косы, прошлась по всем близ стоящим людям, в паре метров от Эльфа, разрывая всех на мелкие кусочки. Вскоре все стихло, в руки упал посох, головная боль прекратилась, и Эльф, облегченно вздохнула. Вокруг, в море крови, и ошметок тел, разбросанных по всему парку, и улице, Эльф стояла одна. Кровь, и тела были повсюду, кое-где, куда не дошла волна в полной силе, тела были всего лишь разрублены на половинки, а многие даже, еще оставались в живых. Подумаешь, лишились пары, тройки конечностей. Девушка оглянулась, осторожно переступая через останки, и пока остальные люди, видевшие это, не пришли в себя, бистро пошла прочь. Улицы сменялись улицами, мимо проносились машины, автобусы, тысячи людей, все это смешалось в общем потоке, серой массы. Эльф даже не понимала, куда она идет, просто брела, смотря в пространство, на горизонте которого стояла маленькая, рыжеволосая девочка, которая теперь прижимала к груди плюшевого кролика, с огромным синим бантом. Кролик был розовый, со смешной мордашкой, и большими, по-человечески смотрящими глазами. Он болтался у нее в руках, и счастливая девочка, ухмылялась в ответ. - Вот, и играй с ним. - Буркнула Эльф, девочки надула губки, и отшвырнула от себя кролика. Игрушка пролетела пару метров, и упала под проезжавший автобус. Огромная махина, подмяла под себя игрушку, и к изумлению Эльфа, орошая асфальт, потекла кровь. А на колесах отъезжающего автобуса приклеились человеческие кишки, вместе с половиной чьего-то лица. Эльф взвизгнула, и, не смотря по сторонам, побежала вперед, под дикий смех безумной девочки. Остановилась Эльф, лишь тогда, когда налетела всем телом на парня, который чертыхнувшись, рухнул к ней под ноги. Когда Эльф опустила глаза, то увидела сидевшего на асфальте Кирилла, который смеялся заливистым смехом, протягивая руку девушке. - Вот ты где?! А я тебя везде ищу! - А я тебя. - Краснея, ответила Эльф, стараясь скрыть свое смущение, и невинно улыбаясь. - Куда ты пропала, я всю больницу облазил. Мне сказали, что ты пропала. Взяла и ушла! Эль, что происходит? Кто были те люди, что встретили нас на крыше? - Эльф, побледнев, молчала, опустив глаза. Обвинения, били больнее пощечин, и издевательств над ней той маленькой девочкой. Она смотрела из-под лобья на разгневанного Кирилла, который почти кричал, схватив девушку за плечи, и тряся, как тряпичную куклу. - Что ты молчишь?! Эль?! Ответь!!! Зачем ты меня ударила?! Перед глазами Эльфа проносились моменты жизни в лаборатории, где было все так просто, и ясно. Где были друзья, и простое, человеческое счастье. Когда же они изменились? Почему пошел надлом, и они стали убивать людей? Когда их миссия защищать человеческий род, превратилась в истребить людей? Она подняла глаза на чуть не плачущего Кирилла, в глазах которого струилось участие, вперемешку со страхом, потому что он ничего не понимал. - Пошли со мной! - Девочка, хватив за руку Кирилла, потащила ошеломленного парня в сторону ближайшего парка, что бы им никто не мог помешать, или подсмотреть. Кирилл ничего не понимая, пытался тормозить ногами, удивляясь от куда могла взяться такая сила, у одиннадцатилетней девочки. Она почти тащила его за собой, лишь на секунду давая возможность передохнуть, и отдышаться. - Куда мы идем? - Пришли. - Эльф привела его в самый дальний угол тенистого парка, куда даже голоса людей доносились с трудом. - Эль? - Эльф. - Поправила его девочка, усаживаясь на траву. - Что? - Меня зовут Эльф. И я хранитель земли. - Эльф вздохнула, последние слова дались с трудом, они резали слух, и першили в горле. Трудно называться хранителем, если ты убиваешь на право и на лево. - Ну, по-крайней мере, была таковой, до последних дней. - Ты о чем? Я не понимаю. - Мы то- же, многого не понимаем, и не помним. Например, от куда мы, и кто такие. - Эльф заметила на лице Кирилла, который опустился на траву, рядом с ней, и смотрел прямо на нее. - Те солдаты искали меня. - Зачем? - Что бы убить. - Эльф сказала это таким тоном, что Кирилл побледнел, и заметно отсел на несколько сантиметров. Эльф горько усмехнулась, но придвигаться не стала. - А ударила я тебя потому, что не хотела, что бы ты видел, что я могу. Эльф поднялась на ноги, протянула руку, и по призыву, на ее ладони появилась коса, сверкая серебром. Кирилл испуганно подскочил, смотря на посох. - Я Эльф, Хранитель Земли. - Провозгласила Эльф, приставив посох к земле. Кирилл взглотнул, шумно дыша, сердце бешено отбивало чечетку, в груди, норовя выскочить. - Бредишь. - С трудом выговорил Кирилл, хватая ртом воздух, и протирая не одну дыру на посохе Эльфа. - Как видишь, нет. - Можно потрогать? - Конечно, только до лезвия не прикасайся. - Улыбнулась девушка, смотря, как парень неуверенно поднимается на ноги, и кок дрожащей рукой тянется к косе. Кирилл нерешительно дотронулся пальцем до серебряного чуда, и тот час отдернул руку. - Не бойся, коса не опасна, сама по себе, если я не прикажу. - А что она может? - Что я могу. - Поправила его Эльф, подкидывая посох. Коса, сверкнув, отлетела на пару метров, и бумерангом вернулась в руки девушки. - Коса, это в первую очередь оружие. - И ты им пользовалась? Пользовалась, Эль? - Меня зовут Эльф. - Растерянно представилась она, опустившись на траву, положив перед собой посох. - Эльф. - Тихо произнес Кирилл, будто пробуя имя на вкус, и присел рядом с ней. - Понимаешь, раньше, до этого, мы жили в лаборатории. Нас учили охранять Землю, и людей. - Кто? - Кураторы. - Говорить было тяжело, из глаз непроизвольно потекли слезы, и Эльф, не понимая, что делает, рукавом платья начала их вытирать, растирая глаза, как маленькая. - Они говорили, что мы не имеем права поднимать руку на людей, и что наша цель уничтожение демонов. И мы убивали их. - Много? - Я не смогла убить и одного.- Горько усмехнувшись, проговорила Эльф. - Я провалила задание, меня спасла Пегас. Она убила демона, и вытащила меня. Но там был еще кто-то, из-за него ничего не вышло. Хотя, это уже не важно. Не важно... - А почему вас ищут? Все каналы пестрят сообщениями о сбежавших преступниках, которые очень опасны? - Непроизвольно, Кирилл пытался рукой дотянуться до косы, но та, будто ощущая его страх, постоянно удалялась. - Это случилось после второго задания, на нас что-то напало. Что-то сильное, и чуть не убило Призрака. А когда мы вернулись на базу, кураторы заявили, что это был тест, и что мы провалились. - Казалось, прошла, целя вечность, прежде чем Эльф продолжила свой рассказ. В это время Эльф закрыла глаза, замерев. Она вновь и вновь переживала, те доли минут, когда взбешенная Пегас впервые убила. Как голова куратора, проскакав по полу, ударившись об стену, навсегда замерла. Как рухнуло его тело, заливая все кровью, и как на них наставили дула автоматов. Что же тогда произошло? Что случилось? Почему они с такой легкостью преступили черту человечности? А те солдаты, на границе города, а солдаты на той смотровой площадке? А сегодняшние люди? Кто их вернет, кто объяснит их родным и близким, что они умерли потому что у Хранителя Земли, который должен защищать, разболелась голова, и что какая-то маленькая девочка, решила поиграть? - Пегас первая открыла сезон охоты на людей. Она убила куратора, а потом все понеслось по наклонной. - И ты? Ты тоже убивала? - Кирилл! - Эльф подскочила на ноги, при этом потянув за собой парня, которому пришлось следом подняться. Они стояли друг перед другом, Эльф взяла его за руки, и пристально посмотрела в широко раскрытые глаза. - Кирилл, пообещай, пообещай, что если я снова схвачусь за косу, то ты меня остановишь?! - И как ты себе это представляешь? - Поинтересовался парень, поглядывая на, как ни в чем не повинную косу. - Последний раз, я даже не успел опомниться, как ты меня отправила в нокаут. - Тогда ты не знал. Сейчас знаешь. Останови меня. Кирилл, я чувствую, что если я продолжу убивать, то не смогу потом стать сама собой. Не знаю, как остальные, но я не смогу. - И сколько вас? - Пятеро. - И у всех косы? - Да. Они не заметили, разговаривая, как солнце ушло с небосвода, ночная мгла накрыла не спящий город, а на небе появились тусклые звезды. Город осветился мириадами разноцветных огней, а по разгруженным трассам ездили машины. Эльф расслабилась, рассказав все Кириллу, он, молча, сидел рядом с ней, переваривая информацию. Все опасения, на счет того, что Кирилл, узнав о ней правду, тут же убежит, оказались напрасными, значит, уму можно было доверять. Значит, он сможет ей помочь, в поисках остальных, и справиться с галлюцинациями, так часто досаждающими ей. Краем глаза Эльф могла различить, стоящую в кустах девочку, с капризно надутыми губками, и заплаканными глазами. Эльф старалась о ней не думать, и вообще, не смотреть, но не получалось. А девочка, с каждой минутой приближалась все ближе, шагая к ней уверенными шагами. А девушка боялась, что девчонка сейчас ей прикажет прогнать Кирилла, или убить, что в принципе, для Эльфа звучало одинаково. - Не советую убегать. - Предупредительно заявила девочка, почти подходя вплотную. - Уходи. Ты мне не нужна. - Зло прошептала Эльф, не обращая внимания на непонимающий взгляд Кирилла. - Уверена? - Уточнила девочка, смотря на Кирилла. - Как ты думаешь, если ему отрубить голову, с ней можно будет поиграть, как с мячиком? - Убирайся!!! Уходи!! Сгинь!!! - Закричала Эльф, поднимаясь на ноги, и схватив косу. Кирилл с испугом смотрел на обезумившую подругу, размахивающую из стороны в сторону, оружием убийств. - Не трогай его!!! - А что ты сделаешь, если я трону? - Удивилась она. Скептически наблюдая за тем, как от нее защищаются посохом. - Если ты еще не поняла, то я не материальна, я всего - лишь воспоминание. - Эльф, что происходит? - Обеспокоенно смотря на нее, Кирилл поднялся на ноги, и шагнул к девушке. - Ты врешь, я не помню тебя. - Правильно, тебе, как и остальным, промыли мозги, кураторы, а иначе, как бы вы подчинялись им?! - Ты врешь!!! Ты все врешь!!! - Из глаз брызнули слезы, Эльф обессилено опустила руки, и посох тот час исчез. - Не было этого, не было. Мы никого, никогда не убивали.... - Эльф, посмотри, посмотри вокруг, все эти людишки, они же не нужны тебе. Они висят у тебя на шее, и ждут, когда ты их защитишь. А ведь когда-то, они сами могли себя защитить. Вспомни, постарайся вспомнить... Эльф, вы никогда не защищали людей, вы служили моей семье. А ты, лично ты, играла со мной. Все остальные были слишком заняты, охраной мамы и меня. Пегас постоянно возилась с Призраком, а Феникс и Цербер, вообще, пожизненные напарники. И только ты играла со мной. - Нет. Ты все врешь!!! - Слезы застилали глаза, лились потоком, капая на сочную, молодую траву. Эльф сползла на землю, по-детски прижав к груди колени, обхватив их руками. - не было этого, не было. Мы, никогда, прежде, не убивали людей. Уходи!!! Я не верю тебе!! - Уйти? - Обиделась девочка, тряхнув своими рыжими хвостиками. - Ты хочешь, что бы я ушла? - Да! Убирайся! - И не будешь со мной играть? - После каждой твоей игры погибают люди. - Ну, Эльф, давай последний раз сыграем, а? Ну, еще разочек?! Последний, при последний? - Нет. - Ну давай? - Убирайся!!! - Голос сорвался на крик, Эльф зажала уши руками, что бы ни слышать, что ей говорит девочка, раскачиваясь из стороны в сторону. - Зря, а я хотела поиграть по правилам. - Вздохнула девочка, пожав тонкими плечами, и напевая себе что-то под нос, пошла в сторону кустов. - Я еще не прощаюсь, Эльф. Эльф вздрогнула от ее слов, понимая, что она не врет. Свет фонарей, направленных на нее и на перепуганного Кирилл, на мгновение ослепил девушку, и ввел ее в некое подобие ступора. И лишь щелчки затворов привел е в чувства. Из кустов, им на встречу, вышло не меньше двух десятков вооруженных солдат. Эльф поднялась на ноги, подходя к замеревшему парню ближе. - Эльф, приказываю немедленно сдаться! - Ага, сейчас. - Кивнула Эльф, усмехнувшись. - Что бы вы меня расстреляли?! - Нет. Мы препроводим тебя назад, в лабораторию. - Заверил ее чей-то мужской голос. - Что бы меня посадили в карцер, и шпиговали всякими препаратами, что бы я все забыла? - Это не мне решать, Эльф, мне приказано доставить тебя в лабораторию. - А если я не хочу? - В воцарившейся тишине можно было расслышать даже тихое, еле заметное дуновение ветерка. Эльф мысленно проклинала вредную девчонку, почему-то сомневаться не приходилось, что это ее рук дело. - Эльф, у тебя есть выбор, либо ты сдаешься, либо твой друг, я так понимаю, он не Хранитель, у нас под прицелом. Эта альтернатива Эльфу не нравилась, она призвала косу, и опираясь на нее, посмотрела туда, от куда звучал голос. - Эльф... - Хриплым голосом позвал ее Кирилл, подходя почти вплотную. Радости от того, что на тебя направлено оружие, не было. Да, и мама, велела ему быть дома ровно в девять, и он уже как полчаса опаздывал. В общем, ему, как никогда захотелось жить. - Не бойся, я тебя защищу. - И прежде чем он смог, что - либо ответить, Эльф раскрутила посох над головой, создавая серебряный барьер. Выстрелов не последовало, солдаты, замерев, наблюдали за действиями Хранителя. Кирилл прижался грудью к девушке, слышал ее прерывистое дыхание, и чувствовал, как ей с каждой секундой, ей становиться сложнее, удерживать барьер. Девочка не на секунду, не опускала руки, готовясь в каждую секунду отразить атаку, но почему они медлят? Чего выжидают, почему не стреляют? Серебряное свечение защищало их от дул автоматов, а Кирилл был так близко, что Эльф, не осознавая этого, покрылась краской смущения. Время остановилось, замерло, минуты тянулись, и казались часами, а в тишине было слышно даже стук сердца, перепуганного паренька. Звук выстрела, оглушив, прозвучал где-то за головой. Эльф запоздало обернулась, уловив какое-то движение за спиной. Кирилл, мешком, упал на траву, из пробитой груди бежала кровь. Парнишка еще был жив, и затуманенным взглядом, сквозь пелену тумана, пытался нашарить Эльфа. Боль, растекаясь ледяным огнем, охватила тело, и душу. Эльф кинулась к нему, пытаясь рукой закрыть смертельную рану, и остановить кровь. Но понимая, что это бесполезно, всхлипнула, и бесцельно тряся его за футболку, начала звать по имени. Голова Кирилла болталась из стороны в сторону, кровь начала останавливаясь, а девочка, понимая, что навсегда теряет единственного друга, разревелась, обхватив бездыханное тело. Не замечая, что щит, созданный ею, все еще образует барьер, а коса сама по себе парит в воздухе. Слезы катились по щекам, капали на платье, смешиваясь с кровью, Эльф погрузилась во мрак, видя перед собой, лишь счастливое лицо Кирилла. Но его больше нет. А виновные в этом, остались. Девушка подняла обезумившие от горя глаза, на солдат, так и не сделавшие ни одного выстрела. Что произошло потом, даже сама Эльф, с трудом помнит. Всех просто раскидало. Солдаты разлетелись по сторонам, как карточные масти при сильном ветре. Эльф поднялась на ноги, в руках сверкнул посох, сверкнул, и тот час исчез, притаскивая за шкирку, рвущегося во все стороны мужчину. Он держал в руке еще теплый автомат, из которого застрелил Кирилла. Застрелил из-под тешка, со спины, целясь в Эльфа, но промахнулся, потому что, Кирилл, случайно, увидев его, закрыл собой подругу. Коса швырнула его к ногам все еще плачущей Эльфу и тот, замерев от страха, по-щенячьи смотрел ей в глаза. Коса сверкнула серебром, Эльф одним взмахом, вскрыла ему живот, наслаждаясь его воплями, и пока он не умер, вытащила из него кишку, которой и обмотала бедолаге шею. Мужчина, захлебываясь собственной кровью, с ужасом понимал, что ему не позволят умереть. Боли он не чувствовал, страх увидев свои внутренности, превозмог ее. Эльф, не раздумывая посохом, подкинула его вверх, и мужчина последние минуты своей жизни провел, задыхаясь в собственных кишках. Кровь лилась, разлетаясь во все стороны, падала к ногам Эльфа, которая шагнула ко своей следующей жертве. Теперь пришла очередь командира, который сидел прижатый к стволу дерева, и умоляюще смотрящий на девушку, которая ему в дочери годилась. Он еще пытался умолить, но Эльф была не приклонна, орудуя косой, как обычным ножом, она наносила ему все новые и новые раны. Он кричал, кровь хлестал во все стороны, Эльф проткнула ему кисти рук, запястья, затем отрубила ноги, и он бился в болезненных конвульсиях, тряс культями, прямо перед лицом девушки. Его крик привел в неистовство, и Эльф, не помня себя от ярости, начала наносить удары без устали, крики смешались со стонами, и чавкающими звуками растерзанной плоти. Эльф остановилась лишь тогда, когда перестала ощущать сопротивление со стороны мужчины, оказалось, что последний удар в лицо лезвием косы, прикончил его минуту назад, а она все еще продолжала наносить удары. Поднявшись на ноги она шатаясь от усталости, и пережитого стресса, подошла к пареньку. Он выглядел моложе всех, ему недавно исполнилось двадцать пять, и он только начинал жить. Его пригвоздило к траве, и он не видя того, что произошло с остальными двумя, обеспокоенно вслушивался за душераздирательными звуками. Эльф встала над ним, направив лезвие ему на горло, его отделяло от смерти лишь пара сантиметров, но она медлила, борясь со своей яростью. И она опустила оружие. Слезы текли из ее глаз, казалось, воздуха почти не стало, она задыхалась от бессилия. Она может с легкостью прикончить кого угодно, вплоть до демонов, но не могла вернуть друга. Девушка шатаясь из стороны в строну вернулась к лежащему на земле телу Кирилла, и опустившись перед ним на колени, положила голову ему на грудь. Солдаты, которых пригвоздило неведомая сила, до этого, зашевелились, многие уже поднялись на ноги, и теперь помогали своим коллегам. Эльф плакала, мужчины, смотря на растерзанные тела, впервые, не знали, как им поступить. - Убирайтесь. - Эльф произносила сперва шепотом, но потому, что мужчины не уходили, она перешла на истеричный крик. - Убирайтесь!!! Вон!!! Пошли вон!!! Она кричала, прижимая к себе Кирилла, пока не охрипла совсем, и не поняла, что рядом никого нет. Солдаты ушли, оставив ее одну. Над головой, раскачиваемый ветром, свисал труп, кровь перестала капать, зато его уже облюбовали вороны, парившие над головой. До этого чистое небо испортилось, и теперь моросивший мелкий дождь, смывал кровь, унося с собой все надежды и чаянья девушки. Она осталась одна, и никогда прежде ее не тяготила тишина, как сейчас. Эльфу захотелось услышать ворчание Цербера и нравоучения Пегаса. Фырканье Феникса, и тихий голос Призрака. Ей захотелось домой. 10. Послание. Найти следы демона, терроризирующего городской квартал не составляло большой сложности. В этот раз Призрак и Пегас обнаружили растерзанный труп женщины, рядом со свалкой. Часть тела, свисавшая с сетчатого забора, отделяющий свалку от основной части города, по видимому была туловищем и отдельными частями лица. По заверению Пегаса, она в этой смятке крови, мяса и костей, смогла различить глаз, и даже нос. - Пегас, прекрати ковыряться в ней. - Призрак сидел на корточках, пред внутренностями женщины, и сорванным прутиком березы, выуживал из плоти шип, пронзивший живот жертвы. - Меня и без тебя тошнит. - Если тошнит, не смотри. - Резонно ответила Пегас, убирая руку от плоти. - Шип нашел? - Нашел. Пошли от сюда. Этот демон, по следу которого они шли, вот уже неделю оставлял после себя лишь куски растерзанной плоти, и вонзенные шипы, толщиной с цыганскую иглу, но длиннее. Как предположил Призрак, именно в нем был яд, парализующий жертву, что позволяло монстру поедать мясо, оставляя его свежим, и сопротивляющимся. - Сюда бы Феникса, уж она бы смогла вычислить зверюгу. - Ага. - Кивнула Пегас, на ходу выкидывая прут. - Только, поди, ее найди. - Может, стоит сходить в лабораторию, может, наши там были? - Вряд ли. Что Феникс, что Цербер достаточно умны, что бы не попасться в ловушку. А там наверняка нас ждут. - Но там карты для телепортаций. - Продолжал настаивать Призрак. Они свернули в свой переулок, где облюбовали заброшенный дом, и там ночевали, последние несколько дней, помня о стычке с сумасшедшей Аресхиль. - Ну и что? Это опасно. - Призрак все еще хромал, после той стычки, а Пегас ходила с шикарным фингалом, который постепенно сходил с лица. - Я не хочу рисковать. - Как скажешь. - Сдался парень, входя в дом. В последнее время он всегда соглашался с подругой, каждую ночь, переживая те ужасные минуты, когда он был на волоске от смерти. Теперь, ложась спать, он призывал посох, и укладывал его рядом собой, что бы его ни смогли застать врасплох. Пегас же, не говоря Призраку, часто не спала ночами, дежуря возле окна. Она никак не могла себе простить, что этой королеве удалось так просто заманить в ловушку. Искать ее они не пытались, и тем более, не жаждали новой встречи, хватило и одного раза. Пегас по привычке вошла в дом первая, показывая Призраку, что бы он шел следом за ней. Их тихие шаги разносились по пустому дому, Пегас вздрогнула, когда Призрак нечаянно наступил на какую-то бумажку, и она с хрустом огласила их присутствие. Девушка шикнула на парня, обернувшись к нему. Все произошло в считанные секунды, по лицу Призрака она поняла, что что-то не так, и запоздало обернулась. Удар пришелся в грудную клетку. Девушку откинуло к стене, при этом она ногой задела парня, и Призрак то же свалился на пол. Посохи сверкнули синхронно, зеленый, весь в слизи монстр, остановившись в паре шагов от них, вылупил на подростков пару десятков глаз, с ресницами, которые бы ввели в шок, любую модницу, и, издав гортанный звук, плюнул слизью в сторону Пегаса. Девушка успевшая пригнуться, с ужасом поняла, что в то место, куда попала слизь, стало не хватать куска стены, она зашипев, растворилась, будто ее и не было. Призрак, пришедший в себя чуть раньше, поднялся на ноги, и ринулся с косой наперевес на демона. Замах получился хорошим, но лезвие, сверкнув, прошило насквозь монстра, так и не причинив ему вреда. Парень брезгливо стряхнул слизь с косы, и половины потрепанного ковра, который они нашли на свалке, не стало. Этого времени было достаточно, что бы Пегас то же поднялась. Монстр хмыкнув, оставляя после себя жирный слизистый след, пополз к выходу. Рассерженная девушка, со злостью кинула ему вслед косу, которая пролетела его насквозь, и вонзилась в стену, застряв. - Блин, и что с ним делать? - Пегас, слышишь? - Что? - Не поняла она, прислушиваясь. - Такое ощущение, что он плачет. - И по правде, удаляющийся монстр, будто плача хныкал, роняя на пол зеленоватые слезы. - И что? Ты предлагаешь его пожалеть? - Иронично поинтересовалась Пегас, подходя к стене, из которой торчало лезвие. - Блин, глубоко застряла. Призрак ее не слушал, парень убрал посох, и пошел за монстром. Пегас слишком поздно это поняла, а то бы не позволила ему действовать так безрассудно. - Не смей к нему приближаться! - Крикнула запоздало она, наблюдая, как Призрак протягивает монстру руку. - Он тебе ща руки лишит. Призрак, прекращай дурью маяться!!! - Пегас, смотри, да он же еще совсем ребенок. - Призрак бесстрашно гладил демона, по голове, который улыбался всеми двумя рядами зубов, толщиной с палец. Пегаса передернуло от омерзения, и она с третьей попытки выудила из стены посох. - Он мне не нравиться. - Насупилась Пегас, смотря на довольного Призрака. - И не смотри так на меня.... Нет! Я, сказала, нет!!! - Ну Пегас?! - Теперь на нее смотрела пара десяток глаз, включая Призраковские. - Нет, мы не оставим его у себя. - Ну он же, ничего плохого не сделал. И он маленький. - Ага, если не считать, что он чуть не проломил мне грудную клетку, и не лишил головы, а так, ты прав, он ничего не сделал. - Ты придираешься. Он просто сам напугался. - Существо, с интересом смотрящее на них, что-то чертило лапой, покрытой слизью, на полу, от чего испарилась и вторая часть ковра. - Он же мне ничего не делает. - Ага, может это у него маневр такой, притереться в доверие, а потом бац, и прибьет, как дихлофос мух. - Пегас говорила, а сама внимательно наблюдала за действиями демона, который на полу выводил слова помощи. - И вообще, мы же, Хранители, а значит, должны уничтожать демонов. - Что то мне он не кажется опасным. - Ну, раз он не опасен, тогда пусть убирается, на все четыре стороны. - Пегас, прекрати, если он нарвется на Феникса или Цера, они его в два счета прикончат. Оба хранителя нагнулись над надписью, а демон, отступив на шаг, смотрел всеми глазами в окно. - Меня зовут Иваном, я владелец книжного магазина, три дня назад меня обратила в демона какая-то ведьма. Я проснулся, утром, а я уже не человек. Помогите мне. - Прочитал вслух Призрак, и посмотрел на Пегаса. - Почему мы должны тебе верить? - Поинтересовалась у монстра Пегас, повернувшись к нему. Демон вновь зачертил на полу, и теперь уже никаких последствий, не произошло, пол остался невредимым. - Наведите на меня посох. - Прочитал Призрак. - Пегас, только не отруби ему что-нибудь, случайно?! - Ага. - Кивнула она, остановив лезвие в сантиметре от горла демона. - Что теперь? - Помогите мне. - Прошла минута, прежде чем он смог что-либо выговорить. Голос был булькающим, гортанным, будто человек пытался говорить с полным ртом воды. - От куда ты про нас узнал? - Прищурившись, спросила Пегас, не убирая косы. - Конкретно про вас, я не знал. А про хранителей, читал. У меня много литературы, по мифологии, и тому подобной литературы. - И что ты тут делал? - Не поверите, прятался. - демон вздохнул, и грузно опустился на пол, при этом громко чавкнув. - Понимаете, я никогда не думал, что демонам так трудно живется. В моем виде очень трудно затесаться в толпе. Я думал, что здесь смогу спрятаться, и зашел, а тут вы. - А напал зачем? - Я не хотел. Я испугался, на меня напал какой-то демон. А когда я увидел, что у вас посохи, я сразу вспомнил про Хранителей. По легендам, которые я читал, Хранители обязаны помогать людям, защищать. Это у вас в крови. - В крови? - Призрак сел на корточки, рядом с ним, и заглянул в глаза. - Что ты про нас знаешь? - Демона? Иван смотрел на подростков недоуменно, не зная, на какой вопрос отвечать. Призрак и Пегас обменялись многозначительными взглядами, и Призрак уступил. Работа, прежде всего. - Какого демона ты видел? - Ну, он больше походит под обозначение скорпиона, восемь лап, большое туловище, правда, мохнатое, голова, покрытое шерстью, и огромный хвост, завершающийся жалом. Я его спугнул, там, в следующем переулке. Он, как мне показалось, охотился. - Похоже, это тот, кого мы ищем. Блин, жаль, его спугнули, придется завтра снова выходить на охоту. - Иван может спать возле дивана. - Я, кажется, не говорила, что мы его оставим?! - Недовольно проворчала Пегас, садясь на диван. - Пегас, прекращай, мы о живом человеке говорим, а не о щенке. Тем более, куда он пойдет, в таком виде. - Блин, люди собак заводят, а мы, демона. Кто узнает, не поверит. - Проворчала Пегас, разрешая Ивану остаться. Когда наступила ночь, Призрак зажег в импровизированном камине огонь, позволяющий спасаться от вездесущих комаров, и любопытных глаз. Пегас дремала, лежа на диване, а Иван, молча, сидел в углу, поглядывая в окно. Время тянулось медленно и уныло, никто не знал чем заняться. Поиски, как демона, так и ведьмы, было решено перенести на утро, так как в сумерках, что ибо искать, было бесполезно. - Ты сказал, что охранять людей, у нас в крови. - Пегас открыла глаза, и посмотрела на закопченный потолок. - Как это понимать? - Я не помню всего, я читал, что когда-то давно, Бог, прогнав Адам и Еву из Эдема, оставил их без бессмертия. На земле в это время жили демоны, и вся остальная нечисть, ангелы победили их, загнав обратно в Ад. Но они нашли лазейку, и постоянно уничтожали, поедая людей. Ангелы не успевали, тогда Бог решил, что бы защищать людей, нужно на земле жить, и послал вас. Ну, не вас именно, а одно из воплощений вас. - Иван задумался, причем, половина его глаз нахмурилось, а вторая закрылась. Это выглядело настолько забавно, что Пегас невольно улыбнулась, и, увидев, что Призрак то же улыбается, отвернулась к потолку. - Я не уверен, в том, что это было воплощение, призрак мне рассказал, что вы ничего не помните.... Ладно, я отвлекся, так вот, но на земле ангелам жить нельзя, они рано или поздно теряли крылья, и становились обычными людьми, которых все равно пожирали демоны. И тогда, с вашей ангельской кровью смешали человеческую. С тех пор, вы повязаны с людьми. Остальное, к сожалению, не помню. - Хочешь сказать, что мы ангелы? - Вероятно. - Пожал расплывчатыми плечами Иван. - Когда я стал демоном, я испугался, и случайно уничтожил половину библиотеки, в магазине. Так что, утверждать не берусь. Но тот факт, что вы владеете оружием ангелов, это факт. Я так понимаю, людям и демонам посох брать нельзя, он его уничтожит. - И это ты, то же вычитал в книге? - Поинтересовался Призрак, садясь на диван к Пегасу. - Да. Но я когда читал, то думал, что Хранители должны быть постарше. - Нам одиннадцать. - Насупившись, ответила Пегас. - А что ты еще помнишь? - К сожалению, не много. Понимаете, я читал это, как миф, я же не думал, что встречу настоящих Хранителей. А вас же, пятеро должно быть? - Нас и есть, пятеро. Правда, где остальные трое, мы не знаем. - Призрак положил голову на спинку дивана, изогнувшись так, что бы, не мешать Пегасу, от чего стал похож на извивающегося червя. Пегас толкнула его в бок, и тот, потеряв равновесие, упал на нее сверху. - Мы потерялись. - А вы сможете мне помочь? - Постараемся. Но вначале нам нужно найти того демона, что ты видел. Эта гадина поедает людей. Вскоре, сморенные, они уснули, Иван на полу, Пегас в гамаке, устроенном вблизи Призрака, а парень на диване. Как только расцвело, Пегас разбудила всех, и, перекусив, вытащила на улицу. Город еще спал, кое-где начали ездить автобусы, развозя первых пассажиров, дворники медленно мели свои территории, зевая во все рты. На Игоря натянули какое-то заурядное пальто, из под которого иногда высовывались зеленоватые ноги, в жиже. Они прочесали пару дворов, так ничего инее найдя, либо демон перенес территорию охоты, ибо он не охотился вовсе. - Чем воняет? - Игорь остановился, и, зажимая нос руками, посмотрел на остановившихся следом подростков. - Я ничего не чую. - Пожал плечами Призрак, зябко кутаясь в захваченный свитер. - Говоришь, воняет? - Поинтересовалась Пегас, садясь на корточки, перед Игорем.- Призрак, а вспомни программу обучения. Демон всегда помечает территорию своей охотничьей зоны, и ее может учуять... - Любой демон. - Договорил парень. - Игорь, ты чуешь его метки. - Отлично, Пегас была права, я в роли собаки. - Хмыкнул Игорь. - Пошли по следу, может, ты сможешь нас вывести к нему. - А палку не принести? - Пожаловался Игорь в небо, зашагав вперед. Призрак недовольно фыркнул, и толкнул плечом Пегаса. Дальше они шли, молча, продвигаясь гуськом. Впереди обнюхивая дорогу, брел Игорь, сгорбившись над асфальтом. Пегас завершала шествие, посматривая по сторонам. Так они прошли минут пять, плутая по переулкам, и улицам, пока Призрак не влетел в спину остановившегося Ивана, Пегас, засмотревшись под ноги, уткнулась лбом в Призрака, и, потеряв равновесие, упала на асфальт. - Сдурели, что ли? - Он рядом. Пегас, при помощи Призрака, подавшего ей руку, поднялась на ноги, они, не сговариваясь, материализовали посохи, и шагнули вперед. В наступившей тишине они могли различить даже дальние отзвуки машин, и голоса первых прохожих. Вышедший к ним на встречу демон, превышал их обоих, в два раза. Такого огромного, и в то же время жуткого паука, они еще не видели. Черный, мохнатый, с восьмью лапами, и огромными жевалами, на половину морды. Скорпионье жало, поднятое вверх, угрожающе подрагивало, в нетерпении. Пегас и Призрак, с посохами наперевес, встали в шеренгу. Зверюга издавал чавкающие звуки, вперемешку с мурлыканьем котенка, и не спешил нападать. Пегас в нетерпении резанула лезвием воздух, от чего монстр поджал лапы, и отступил назад. - Ага! Испугался! - Ликовала Пегас, приближаясь, размахивая косой, перед пастью демона. - Пегас. - Тихо позвал ее Призрак, но его оклик остался не услышанным. - Пегас, стой! Удар пришелся в спину, Призрак отлетел к ногам подруги, пропахав животом асфальт, и до крови разодрав ладони. Парадоксально, но в минуты падения посохи благополучно исчезали, и лишь через мгновения появлялись вновь. Пегас сшибленная Призраком, рухнула на него сверху. Подростки с секунду непонимающе смотрели друг на друга, поднимаясь на ноги. - Вот это подстава? - Пегас круто развернулась, направляя острие косы на Игоря, который сейчас не выглядел таким удрученным. Подростки встали спина к спине, защищая друг друга, Призрак смотрел на многоглазое чудовище, стоящее перед ним, и чувствовал, что не хочет убивать демона. Пегас же, наоборот, нацелилась зубами перегрызть горло, этому притворщику. - И зачем нужен был весь этот маскарад? - Игорь вместо ответа пожал расплывчатыми плечами, и сдавленно хихикнул. Противненько так. - Не проще было бы убить нас, когда мы спали? - Не проще. Я не люблю есть, вне своей территории. - Ну, я тебе отобью аппетит! Гаденыш!!! - Прошипела Пегас, делая шаг ему навстречу. - Говорят, мясо хранителя, вкуснее обычного, человеческого. - Значит, ты все про нас врал? Зря только обнадежил Призрака! - Она спиной почувствовал, как Призрак сгорбился, будто получив удар, но оборачиваться не стала, понимая, что это просто способ выражения своего разочарования в человеке. Ну, или в демоне. - Ну, скажем прямо, я не врал, а всего-лишь не сказал всей правды. Паукообразная зверюга шагнула вперед, обдав Призрака зловонием из пасти, от чего паренек скривился и закрыл нос свободной рукой. Призрак наставил на него лезвие, ожидая прыжка, но прыжка не последовало. Увидев серебряную косу, монстр мяукнул, и начал пятиться назад, от чего угодил одной из лап в трещину, в асфальте, и, издав душераздирательный крик, рухнул. - Идиот!!! - Крикнул на него Игорь, сжав кулаки. Монстр метался из стороны в сторону, из поврежденной лапы брызнула кровь, оросив асфальт. Кровь струйками подтекала к ногам Призрака, он опустил посох, машинально схватившись за руку Пегаса, от чего девушка покраснела, но руку не отобрала. - Надо ему помочь. - Шепнул Призрак, но Пегас, стоя лицом к Игорю не ответила. Игорь, позеленев от злости, сделал взмах руками, и на подростков обрушился дождь из слизи. Пегас оттолкнула Призрака в сторону, защищая. Что она сама пострадала, девушка заметила не сразу, просто почувствовала, что рука перестает ее слушаться. Призрак, подбежавший к ней, в ступоре замахал руками, не зная что делать. Там, куда попала слизь, кожа дымилась, слезая с руки. Пегас попыталась закрыть кровоточащую рану рукой, но сделала еще хуже, небольшой кусок мышц, протек меж пальцами, упав на асфальт. Девушка визгнула, отдернув руку, из глаз брызнули слезы, такой расстроенной Призрак ее еще не видел. Пегас сидела на асфальте, беспомощно опустив руки, коса, которую она держала в руках, лежала у ее ног, блистая серебром. За спинное выл демон, сломанная лапа которого, все еще находилась в плену асфальта. Игорь, оценив ситуацию, шагнул бодрее, и наткнулся на лезвие косы Призрака. Парень стоял к нему лицом, защищая подругу, Игорь ухмыльнулся и насадив себя на лезвие, до упора, разорвался пополам. Два жирных шлепка слизи, обрушившись на землю, тут же собрались в Игоря, Призрак одним взмахом отсек ему голову, не слишком надеясь, что это поможет. - Что, так и будешь меня четвертовать? - Поинтересовался Игорь, собравшись. - Нет, я попробую колесование. - Коса тонкой линией пронеслась по телу демона, разрезая на половинки, после чего бумерангом вернулась в руки парня. - Ты меня, таким образом, не остановишь. - Предупредил его демон. Пегас продолжала хныкать, не решаясь дотронуться до покалеченной руки, с которой сходило мясо, выедая все, до кости. - Как остановить то, что случилось с Пегасом? -Ага, щас, так я тебе и сказал. - Хохотнул Игорь. - Я убью тебя! - Попробуй. Плечо Пегаса, медленно, но верно, становилось похожим на скелет, боли она не чувствовала, зато ощущала потери. Левая рука полностью отнялась, и болталась, как плеть, голова, от вони, создаваемой дымом от слизи, кружилась, погружая девушку во тьму. За ее спиной паук, вытащив ногу, хромая, двинулся на Призрака, стоящего к нему спиной. Призрак понял, что, что-то не так, лишь потому, что Игорь стал улыбаться шире, парень обернулся, и получил удар жалом, прямо в живот. Посох выпал из рук парня, жало проникало все глубже, насаживая Призрака, словно на вертел. В глазах потемнело, из рта потекла тонкой струйкой кровь. Парень задохнулся от боли, хватая ртом воздух, его ноги поднялись над землей. Парень согнулся, прижавшись разгоряченной щекой на чешуйчатую кожу демона. И почувствовал, как острие жала, с легким толчком, прошло насквозь, выйдя из спины, хвост напрягся, выпуская на волю яд, благополучно миновав тела Призрака. Демон подумав, что парализовал тело, стряхнул с себя Призрака, который мешком с картошкой, рухнул на асфальт, в лужу собственной крови. Пегас, сумев немного прийти в себя, и успокоиться, без единой эмоции на лице, рывком, содрала с себя болтающуюся часть кожи, с мясом, которая дымилась, и, убедившись, что заражения больше нет, поднялась на ноги, оперевшись на посох. Ее трясло, и шатало, но она твердо стояла на ногах, и даже, когда перед ней встали Игорь, и паук, даже бровью не повела. - Это ведь не вы, убили тех девушек. - Ей было больно дышать, надышавшись дымом, горло першило, и хотелось пить, а голос осел. Да и обзор сильно уменьшился, она могла видеть только то, что находилось перед ней, все остальное расплывалось, и уходило из поле зрения. - вы всего лишь падальщики. - Какая теперь разница. - Пожал плечами Игорь, подходя к ней все ближе. - Тех женщин убил демон, который убивал с помощью игол, типа дикобраза, это явно не вы. - Пегас не слышала, о чем он говорил, она была занята своими умозаключениями, и даже не сразу поняла, что с ней рядом нет Призрака. - Вы всего лишь наживаетесь, на том, что останется от того демона. - Если требе так будет легче, то да, это не мы убивали тех людей. Но вас то, убьем мы?! - И тут Пегас осознала, что с ней нет напарника, она машинально, рукой, попыталась нащупать руку Призрака, но схватила лишь воздух. Девушка обернулась, потеряв из поля зрения демонов, и увидела лежащего в крови Призрака, парень бледнел на глазах, теряя силы и жизнь. Легкий ветерок трепал его волосы, глаза тщетно искали Пегаса, а разум уже давно блуждал в тумане предсмертной муки. Пегас, молча, обернулась к Игорю. Ее глаза увеличились в размерах, и потеряли свой цвет, став абсолютно серыми, беззрачковыми. Посох сверкнул не естественно ярко, загоревшись в руках, одним движением она отвела от себя удар хвоста паука, перенаправив его жало Игорю прямо в горло. Игорь успел увернуться, но девушка, улучив момент, подсекла ему ноги, и демон, прокатившись колобком, смог собраться уже только у стены дома. Паук злобно мяукнул, наступая на Пегаса, все время нанося смертельные удары, но не разу так и не попав, только шипел. Пегаса обожгло руки, и спину, она взвизгнула, дернувшись в объятиях Игоря. Он злорадно хихикнул ей в ухо, развернув к себе лицом. - Ну что, попалась, птичка?! - От него пахло гнилью, и еще чем-то, от чего Пегаса начало тошнить. Она старалась не дышать, но Игорь так сдавил ее своими руками, что не дышать не получалось. - Знаешь, я придумал, мы, вначале, съедим твоего дружка, а затем тебя. Я люблю свежее мяско. - Ага. Его вам так не хватает. - Съязвила Пегас, смотря мимо Игоря, на то, как Призрака охватывает серебряное свечение, исходящее от посоха. - Ведь вы сами, без помощи того демона, ничего не можете. - Мы убьем двух Хранителей, и тогда нам поклоняться будут. - Зарычал Игорь, сильнее сжимая Пегаса. - Трупам, не поклоняются! - Усмехнулась она, отстраняясь в бок. План был прост, сделать так, что бы паук взбесился, и от гнева, не понимал своих действий. Что она с легкостью добилась, а Игорь сам купился, посчитав пегаса легкой добычей. Удар жала как раз пришелся в грудную клетку демона. Игорь взвыл, пораженный ядом паука, и приобретя телесность, рухнул на землю. Паук озадаченно склонил над ним голову, не понимая, как это так вышло, что дало возможность Пегасу отрубить ему голову. Паучья голова, запрыгав по асфальту, подкатилась прямо к ногам девушки. Она победоносно поставила на нее ногу, огромное тело рухнуло чуть позже, еще немного простояв. Игорь утробно зарычал, заерзав по асфальту. - Что, не нравиться быть жертвой? - Поинтересовалась у него Пегас, она уперла лезвие ему в шею, та, сумасшедшая искра, что была пару минут назад, исчезла, перед ним стояла все та же, спокойная Пегас. - А, между прочим, мне было больно. Да, и Призраку, то же. Рука, блин, болит. Когда она теперь заживет? Игорь молчал, смотря ей в глаза. Говорят, что если смотреть в глаза, то человек не сможет уже причинить зло. Жаль, что этого не знала Пегас. Она присела на корточки, и заглянула ему прямо в глаза. - Знаешь, люди придумали тысячи способов, что бы истязать преступников. Их варили, четвертовали, колесовали, разрывали, и сводили с ума, и все, что бы провинившийся, смог оценить весь масштаб содеянного. - Лезвием косы, осторожно, что бы ни поцарапать, она провела ему по лицу, смотря, как коса после себя оставляет розовый след, который через секунду пропал. - Для меня, те, кто нападает на Призрака, уже приговорены к смерти. И это я говорю, не только тебе, это должны знать все демоны, если ты нападаешь на него, то наживаешь смертельного врага в лице меня. Игорь не мог пошевелиться, парализованный ядом паука, и поэтому ему оставалось лишь смотреть, как Пегас, уменьшив посох, поднесла острие лезвия к его руке. - Так было всегда, я защищаю Призрака. - Говорила она, прицеливаясь на фалангу пальца правой руки. - Я не помню, от куда это пошло, и почему именно так, но, знаю, что я обещала защищать его. - Но ты не выполнила своего обещания, он мертв. - Процедил сквозь зубы Игорь, понимая, что ей уже нечего терять. А ему жить-то, хочется. - Он очнется, через пол часика. - Махнула рукой Пегас, посматривая, в строну залечивающего раны Призрака. Свечение, что окутало его тело, начало редеть, что означало, что вскоре никаких ран у него не будет. - Но тебя я не прощу, все равно. Ты понравился Призраку, он поверил тебе, а ты его подставил. Из-за тебя он расстроился, а это плохо. А ты, кричи, если хочешь, Призрака все равно не разбудишь, пытка очень проста, я буду отрезать от тебя куски твоего тела. Игорь закричал, захлебнувшись в спазме боли. Пегас прицелившись, отсекла ему фалангу пальца, смотря, как из него льется кровь. Игорь затрясся, не имея возможности шевелиться, а Пегас секунду посмотрев, отрезала вторую фалангу. - Знаешь, а я ведь, и прежде знала, что я кровожадная. - Пожаловалась ему Пегас, когда отрезала вторую руку по локоть. - Только, вот, почему именно это проявилось сейчас? Мне кажется, первая что-то почувствовала Эльф, она еще в лесу стала странной. Может это инфекция, как думаешь? Игорь замотал головой, не имея возможности что-либо ответить. Поскольку пять минут назад, Пегас отрезала ему язык, когда поняла, что орущий Игорь, может разбудить Призрака. Пегас села на асфальт, рядом с ним, и подняла лицо к небу. Солнце уже давно освещало улицы и грело спину, по голубому небу, легкий ветер гонял облака. Жизнь продолжалась, и так не хотелось видеть ни трупа паука, от которого чем-то воняло, ни искалеченного демона-неудачника. Вот только просто так оставлять, тоже было нельзя, Призрак очнется, и начнет ныть, что можно было бы и помягче с ним. Просто убить, и все. И все же, от куда такая жестокость? Почему они, из невинных детей, превратились в убийц, с легкостью забирающих жизни? А может, это было всегда, и им просто навязали, что нужно защищать людей? Пегас опустила глаза, увидев корчившегося Игоря, и ее охватила такая ярость, и гнев, что она, не помня себя, поднявшись на ноги, начала с остервенением втыкать острие косы, в тело Игоря. Мужчина кричал, обливаясь слезами, моля о пощаде, чем вызывал еще больше гнева. - Вы только и можете, что звать на помощь!!! - Кричала ему в лицо Пегас, сумасшедшими глазами, смотря на Игоря. - Ненавижу! Ненавижу! Только и можете реветь, и звать на помощь. Коса в очередной раз вошла Игорю в живот, Пегас не видела, и не замечала, что стоит прямо в луже крови, и что ее кроссовки пропитаны ею насквозь. - О, помогите, мы такие беспомощные, и беззащитные! - Не унималась Пегас, медленно вытаскивая косу из тела, наблюдая за муками демона, брызжа зеленоватой кровью. - Висите у нас на шее, и только просите-просите! Ненависть накрыла ее с головой, девушка, усмехнувшись, нанесла последний удар, вонзив лезвие, прямо в лицо демону. Голова, которого, раздвоившись, упала к ее ногам. Что вызвало приступ истеричного смеха у Пегаса, которая стоя с окровавленной косой, на перевес, хохотала, как сумасшедшая. - Пегас, что тут происходит? - Призрак подошел со спины, и оперевшись на здоровое плечо подруги, посмотрел на изрубленное тело демона. - Что это с ним? - Да, разбросало, немного. - Пожала плечами Пегас, отходя от трупа. Смех сменился полной апатией, даже выздоровление Призрака, ее уже не радовало так сильно, как прежде. - Не уследила. - Рука болит? - Нет. - Мотнула она головой, позабыв про рану вообще. - Ты как? - То же нормально. Правда немного тошнит. Они развернулись что бы уйти, и только сейчас увидели, что в тени дома, там, куда не добирались лучи солнца, притаился еще одни демон. Был ли он до этого, или только сейчас появился, никто не знал. Пегас лишь поняла, что это и есть тот самый демон, по следу которого они и шли, с самого начала. Он вышел из угла, и, хлопая в ладоши, издал утробный рык. Призрак мог бы поклясться, что демон ему кого-то напоминает. - Это он так выражает свой восторг? - Поинтересовалась у Призрака Пегас, опираясь на посох. К еще одной драке с демоном, сил у нее уже не осталось, а оставлять один на один Призрака, она не могла. - Видимо так. Подростки заметили, что на ладонях имеются небольшие ранки, откуда по-видимому, и появлялись шипы, которыми убили тех людей. Демон твердым шагом направился к ним, из его рук высунулись шипы, приготовившись к атаке. Правда, что в это момент появиться Феникс, с посохом, никто не ожидал. Девушка без раздумий атаковала демона со спины, едва не задев его, он увернувшись, отшвырнул Феникса в сторону. Девушка, прокатившись по асфальту, резво поднялась на ноги, и посмотрела на оторопевших друзей. - Я не помешала? Можно к вам присоединиться? - Пегас и Призрак бестолково кивнули головами, а Феникс, встряхнув рыжими волосами, двинулась на демона. - И оставить вас одних нельзя, ненадолго, обязательно куда-нибудь вляпаетесь?! Пегас хмыкнула носом, и присоединилась к подруге, призрак, поняв, что ему ту ловить нечего, остался в стороне, скрестив руки на груди. - А Эльф, не с вами? - Нет, мы еще в лесу с ней разошлись. - Ответила ей Пегас, будто ничего вообще не происходит, и они вновь, на учебной базе, в лаборатории. - А я думала, что Цербер с тобой? Феникс мотнула головой, предпочев ответу молчание, говорить о Цербере ей было больно, по этому, неохота. - Значит, я оказалась права, и вы с ним поссорились, еще и не доехав до города? - Хохотнула Пегас, подмигнув Феникс, и не замечая ее растерянного вида. - Или вы подрались? Как обычно?! - Пегас, мне кажется, что сейчас не стоит об этом. Потом поговорим. - Заметил Призрак, от которого не скрылось выражение лица Феникса. Она до этого явно плакала, следы слез, все еще не совсем просохли, и оставляли свежий след на щеках. А синие круги под глазами, говорили о том, что она провела бессонную ночь. Феникс благодарно ему улыбнулась, и стала наступать на демона. - Мы тоже думали, что вы друг друга прибьете, при первой возможности. Но, как вижу, вы с Призраком, неплохо ладите. - Есть маленько. - Щеки Пегаса покрылись легким румянцем, иона поспешила перевести тему. - Значит, и вы, с Цербером вместе? А Эльфа мы давно не видели. Феникс что-то хотела ответить, но демон, которому надоели разговоры, швырнул в них шип. Девушки синхронно пригнулись, а демон, воспользовавшись этим, исчез, в клубах дыма. - Дешевый фокус.- Наябедничала Пегас, смотря на Феникса. - Клоун, блин. - Клоун не клоун, а убийца людей. - Поправил Призрак, подходя к стене, в которой застрял шип, к которому что-то пристало. - Еще и чертовски меткий. Проткнул какую-то тряпку, с лету. - Это не просто тряпка. - Феникс, отобрала кусок материи из рук Призрака, прижав его к сердцу. Может, для них и кусок ткани, а для нее, обрывок футболки Цербера. Она бы его и с закрытыми глазами узнала. Тряпка пахло им, оставив приятные воспоминания, тех недолгих недель, где они были готовы жизнь друг за друга отдать. На ткани засохли бурые капли, и Феникс, скрывая тяжелый вздох, убрала лоскут в карман. - Пошлите со мной. Я вам все там расскажу. И подумаем, кА можно найти Эльфа, и вытащить Цера. Пегас и Призрак обменялись непонимающими взглядами, смотря, как Феникс, воспользовавшись картами-телепортами, открыла им вход в лабораторию, шагнув в помещение. - Вы идете? Делать было нечего, подростки доверились подруге, шагнув в неизвестность. Пегас, шагнув первой, мельком осмотрела помещение, убедившись, что никакой угрозы нет, махнула рукой, и только после этого, в комнате появился Призрак, под легкую улыбку Феникса. 11. Шанс на спасение. - Ну и что будем делать? - Пегас сидела за столом, положив на столешницу руки. За ее спиной стоял, скрестив руки на груди, опираясь на стену, Призрак, он задумчиво смотрел в пространство, иногда поглядывая на молчащую Феникс. Она стояла ко всем спиной, смотря в окно, на улице шел дождь, и настроение, и без того не высокое, было на нуле. - Думаю, нужно найти Эльфа, и добыть Звезду, что бы вернуть нашу сумасшедшую королеву, назад, в Ад. - Игорь, я так понимаю, вы все уже перевели? - Уточнил Призрак, смотря на мужчину. - Ну, почти. Во-первых, наша черная королева, из того же теста, что и вы сами. Из легенды я понял, что вы являетесь на половину ангелами. Так гласит легенда Хранителей. Я не знаю, почему в лаборатории это не перевели раньше, но мне теперь все стало ясно. - Игорь поправил очки, и выложил на стол огромную книгу, в дорогом переплете. Они сидели в этой комнате уже несколько часов, что позволило все поставить на свои места. Феникс познакомила их с Игорем, а Пегас и Призрак пообещали не убивать его. Игорь, все это время проведший в лаборатории, прочитал около ста книг, где могла бы быть информация о Хранителях, и смог найти нужную. - Когда-то давно, на земле было королевство, полу ангелов, полу людей, можно сказать, родоначальников людей, нечто вроде эльфов, ну в общем, бессмертных, наделенных силой ангелов. Королева Хилия, являясь одним из архангелов, взяла себе в охрану пять полу ангелов, наделенных великой силой. Вы отличались от всех, вы были Хранителями самой Земли. Но в это время из Ада полезли демоны, и все темное войско, в завязавшейся войне, никто и не заметил, как дочь Хилии, Аресхиль, стала очеловечиваться, потеряла крылья, и сошла с ума. Война закончилась проигрышем Тьмы, но Хилия смертельно раненая, должна была передать правление дочери. Что она не сделала. Серебряную Звезду, как главную, и великую Светлую святыню, она отдала вам. Все - В смысле, все? - Не поняла Пегас. - Королева передала звезду нам, Аресхиль ищет ее. Но звезды то, у нас нет. - Я еще не все перевел. - Понурил голову Игорь, протирая очки. - Что хоть, из себя представляет, эта Звезда? - Серебряная Звезда, это чистейший, светлый источник энергии. Этот луч может, как принести мир на земле, так и уничтожить ее. - Уничтожить. - Призрак отошел от стены, и сел на стул, рядом с Пегасом. - Аресхиль именуется Разрухой. Она откроет врата, и всю Землю уничтожит. - Да. После того, как Аресхиль сошла с ума, она не раз пыталась уничтожить мир, правда, тогда ее останавливала мать, а теперь. - А теперь. Остановим мы. - Договорила за него Пегас, стукнув кулаком по столу, от чего Игорь вздрогнул, и посмотрел на замеревшую фигуру Феникса. - Остается только узнать, как ее остановили до этого. - Есть еще кое-что. - Игорь надел очки. Подростки, которых искали всеми силами войск, не казались ему настолько опасными, наоборот, хотелось их самих защитить, от окружающего мира. - Я так понимаю, когда демоны чуть не захватили замок Хилии, вы охраняли саму Аресхиль, и Звезду, я не вычитал, как это случилось, по этому врать не буду, но Аресхиль была ранена, и на вас попала ее кровь. С тех пор, на вас отражается ее сумасшествие. Немного. Пегас и Призрак многозначительно переглянулись, потупив взгляды. Пегас с болью в сердце, мысленно провела параллель между собой нормальной, и тем монстром, каким он стала за пару дней, и ей стало до тошноты обидно и больно. Она даже смогла отличиться, до появления Феникса, пока Призрак восстанавливал силы, бедный демон, он мог бы умереть и нормальной смертью. А не быть расчлененным ее собственными руками. Призрак то же в уме подсчитывал все им убитых, и с каждым новым трупом, самооценка становилась все ниже и ниже. - Игорь, ты точно уверен, что это из-за нее мы немного сумасшедшие бываем? - Пегас специально сделала ударение на слове немного, от чего Призрака передернуло, и он опустил глаза. - Это точно. - Кивнул Игорь, озабоченно смотря на напряженную спину Феникса, она за все утро не сказала не слова, игнорируя все посылы ее разговорить. - По своей натуре ангелы не могут причинить вред людям, а тем более Хранители. Вся ваша агрессия по отношению к смертным, это всего лишь побочные действия близкого расстояния к Аресхиль. Вот и все. - Нам нужно найти Эльфа. - Хриплый голос Феникса перепугал всех, они разом развернулись, девушка повернулась к ним лицом. По щекам ее бежали крупные слезы, губы дрожали, она была на грани истерики. Возле нее, то появлялся, то исчезал посох, сверкая серебряным свечением. - Фен, не беспокойся... - Не называй меня Фен!!! - Коса сверкну оказалась у нее в руках, лезвие которой было направленно на остолбеневшего Призрака. Девушка тяжело дышала, смотря потемневшими глазами на Призрака, лезвие косы было на опасном расстоянии от его шеи, и Пегасу пришлось втиснуться между ним и посохом, что бы ничего не угрожало парню. Пегас развела руки в строну, защищая собой Призрака, которого отстранила к стене. - Сходим ли мы с ума, или нет, какая разница! - Голос дрожал, Феникс еле сдерживалась, что бы не нанести единственный, но смертельный удар для Пегаса, что бы немного держать себя в руках, ей пришлось отступить на шаг. - Хранители, говорите? Да мы не смогли сохранить даже друг друга!!! Где Эльф? Где Цер? Не знаете? - Феникс успокойся. Нам тоже жаль, что Цербер попался в лапы Аресхиль, но мы его спасем. Обещаю. - Ты не можешь обещать полную защиту даже Призраку. - Сквозь зубы процедила Феникс, смотря в глаза Пегаса. - И где Эльф, почему я не чувствую ее? Вас чувствовала, когда искала, а ее не чувствую. Может, она уже мертва? Как и Цер... Последние слова дались с трудом, лезвие дрогнуло, и опустившись, уперлось в пол. Феникс медленно сползла на пол, обхватив посох. Пегас опустила затекшие руки, Призрак отлип от стены, и лишь Игорь остался на своем месте, делая вид, будто увлечен чтением книги. Которую даже держал к верх тормашками. - Феникс, но, ты же, чувствуешь Цербера? Не так ли? - Пегас присела на корточки, и заглянула подруге прямо в глаза. - Сигнал слабый, такое ощущение, что он на грани жизни и смерти. А Эльфа я вообще не чувствую. - Возможна, она находиться под сильным воздействием Аресхиль, и по - этому ты не ощущаешь ее. Она возможно жива. - Подал голос Игорь, поняв, что инцидент исчерпан. - Тогда нужно ее найти. - Я с вами. - Феникс вытерла ладонью слезы, точнее растерла их по лицу, и поднялась на ноги. - Уверена? - Недоверчиво прищурив глаза, поинтересовалась Пегас, смотря на подругу из под лобья. - Не адекват закончен? - Да, все в порядке. От резкой боли, сознание, до селе пребывавшее в полной отключке, проснулось. Еще не успев толком прийти в себя, Цербер почувствовал, как из носа пошла кровь, и как его голову с силой толкнули, впечатывая в бетонный пол. - С добрым утром. Мне скучно, развесели меня. - Аресхиль смотрела на него, с широко раскрытыми глазами, небесного цвета, и, предвкушая что-то интересное, хлопала в ладоши. - А то Тури не хочет со мной играть. - А я хочу? - Поинтересовался Цербер, говорить получалось с трудом, голос, куда - то пропадал, переходя в болезненный шепот. Слова скребли по горлу наждаком, от чего из глаз текли слезы, а парень, свернувшийся калачиком, старался, как мог, увертываться от ударов ног Тури. Неожиданно Аресхиль прекратила прыгать и хлопать, уставившись куда-то в пространство. Ее глаза покрылись легкой дымкой, от чего она стала похожа на зомби, из дешевых фильмов. Тури, не замечая перемены в хозяйском поведении, продолжал наносить удары, от чего получил по голове. - А ты знаешь, почему ты еще живой? - Отодвинув демона, девушка подошла к парню, и с высоты своего роста, скрестив руки на груди. - Я неплохая игрушка. - Предположил Цербер, морщась от боли. От последнего удара, болели ребра, и дышать стало сложнее. Цербер не мог, даже, толком пошевелить рукой, не испытав мучительной боли. - Это не главное. - Загадочным голосом проговорила она, садясь перед ним, на корточки. - Ты, один из немногих, кто обладает немалой силой. Ты мог бы быть еще сильнее. - Пегас сильнее меня. - Возможно. - Кивнула Аресхиль, выпрямляясь. - Но Пегас не управляема. Ей дороже долг, чем жизнь. Мне нужен именно ты, встань на мою сторону, и все твои муки закончатся. И мы вместе вернем Звезду. Что ты теряешь, Цербер? На что надеешься? На своих друзей? Не стоит. При первой встрече с Тури, у них отобьется все желание, спасать тебя. - Она меня не оставит. - Кто? Феникс? - Аресхиль явно издевалась, ее лицо скривилось так, будто она только что съела лимон, и лайм одновременно. - Думаешь, она придет за тобой, не смеши меня?! - Она придет за мной. - Не спорю, может и придет. Хотя, зачем ты ей? - Цербер напрягся, пытаясь подняться. Попытка оказалась не важной, и он вернулся в исходное положение. - Кто ты ей? Друг? Напарник? Думаешь, она рискнет своей жизнью, ради тебя? Да Пегас ей голову свернет, если узнает, что она готова ради тебя отдать Звезду. - Звезда у Феникса? - Возможно. - Пожала плечами девушка. - Ты подумай, Цер, что ты, а что такое спасение человечества?! Ну, так что, пойдешь со мной? - Нет. Лучше убей. - Выпалил парень. - Убить я тебя всегда успею, не волнуйся. А на счет моих слов, подумай. - Аресхиль щелчком пальцев призвала к себе Тури, который, как верный пес, тут же подошел к ней. Хорошо, что у демона хвоста не было, а то бы еще и вилял бы при этом. - А что бы тебе легче думалось, я придумала новую игру. В зал внесли огромный крест, от которого в душе у Цербера все похолодело и перевернулось. Его разместили прямо напротив трона, куда села девушка. Тури подошедший к Церберу, схватил паренька за волосы, и проволок к кресту. Цербер, не имея возможности сопротивляться, болтался позади него, корчась от боли. - Знаешь, человечество, за свое существование, придумало тысячи способов пытки. И тебе, как ангелу, должно быть известно, что никчемные людишки, подчиняясь правилам Тьмы, испробовали все эти методы. Цербер удивленно поднял брови, на разбитом лице, при упоминании ангелов, но промолчал. Незачем спорить, с умолешенными, и без того его ждет не самое приятное, в жизни. Тури, бесцеремонно подняв его за шкирку, прислонил спиной к холодному дереву. На ногах Цербер не держался, и поэтому, что бы привязать его, демону пришлось придерживать коленом тело парня. А иначе он падал мешком. Привязав одно запястье, демон дернул вторую руку. Цербер вскрикнул, от нечеловеческой боли, сжавшись в комок. Но демон, не замечая этого, рванул еще сильнее, и парень, закричав, подчинился. - Эй, а тебе Тури, кажется, ребра сломал? Больно? - Поинтересовалась Аресхиль, подходя к Церберу. - Бедненький. От боли Цербер впал в некое подобие комы, когда все звуки и краски смешиваются в один комок болезненных, оголенных нервов. Аресхиль провела холодными пальцами по горящим щекам парня, и заглянула в глаза. - И не вериться, что тебе тысячи лет. А, кажется, что совсем недавно, мы отмечали твое двадцатилетие...И вот, опять, тебе одиннадцать....И жизнь начата заново. Цербер сглотнул, приходя в себя, с ужасом, охватившим его душу, наблюдая за тем, как Аресхиль, легким движением руки вытаскивает из пространства молоток. - Я спрашиваю тебя еще раз. Станешь ли ты мне служить, как прежде? - Нет. - Упрямо мотнул головой Цербер. - Я не понимаю, на что ты надеешься? - Вскрикнула девушка, молоток проносился рядом с его лицом на опасном расстоянии, и Цербер не на шутку испуганный, надеялся на то, что она все же не будет им бить его в лицо. - Она придет за мной. - Глупец! - Цербер вскрикнул, когда молоток впечатался в кисть его правой руки, он даже почувствовал, как что-то чавкнув, хрустнуло. - Она не придет! Тури, найди мне эту девчонку, и убей! Убей первой, подпусти ее к самому Церберу, и убей! - Нет! - Цербер дернулся, этого движения оказалось достаточно, чтобы сломанные ребра дали о себе знать. Боль совместилась с новым ударом молотка по пальцам. Призрак и Пегас мирно о чем-то беседовали, идя по тротуару, плетущаяся позади них Феникс, в разговор не лезла, думая о своем. Они уже час плутали по улицам города, в поисках Эльфа, которая либо так умело пряталась, либо была уже мертва. - нет, это бесполезно. Эльфа искать, как иголку в стогу сена. Бесполезно. - Констатировал факт Призрак, останавливаясь. - Так мы ее не найдем. Нужно разделиться. - Ага, сейчас?! - Хмыкнула носом Пегас, недоверчиво посматривая на молчащую Феникс. - Нас по одиночке проще всего прихлопнуть. - А ты предлагаешь так и таскаться, всем скопом? - Я предлагаю подумать, где она может быть. - А кто ее знает?! - Пожал плечами Призрак. - Если бы Феникс не сунулась в лабораторию, то не нашла бы нас. Да и мы бы, не знали ничего из того, что мы знаем сейчас. - И что мы знаем? - Скептицизм был у Пегаса в крови. Она хмуро смотрела в чистые глаза Призрака, и удивлялась его наивности. - То, что сражаемся против полубогини. То, что она с ума сошла, и что мы из-за нее перебили столько людей, что на нас сейчас все охотятся? А хоть кто-нибудь из вас задавался вопросом, как мы ее будем убивать? - Серебреной Звездой. - Ответил Призрак. - Ага, а где мы ее возьмем? А, что, если мы так и не сумеем ее вернуть, что будем делать тогда? Мы все сражались с Аресхиль, и все потерпели неудачу. - Мы сражались поодиночке. - Возразил паренек, стоять он уже устал, и поэтому, бесцеремонно опустился на траву, скрестив ноги. - Все вместе, мы сможем с ней справиться. Помнишь, при первой нашей стычке, с ней, ты смогла ее отогнать. - И что, так и будем ее взрывать, пока ей собираться не надоест, и она решит сама умереть? - То же, вариант, конечно. Но не эффективный. - Шутишь, что ли? Что бы, хотя бы дать ей отпор, нам нужны все хранители. А где мы все? Феникс, сама не своя, Цербер у свихнувшийся богини, Эльф то же, черте знает где. А вдвоем, нам не устоять. - Призрак прав, разделившись, у нас больше шансов на то, что мы отыщем Эльфа. - Подала голос Феникс. Все это время, девушка всматривалась в лица, проходившись мимо людей. Ей несколько раз отчетливо послышался голос Цербера, Феникс искала его глазами в толпе, и не могла найти. - О, проснулась. - Буркнула Пегас, сморщив нос. - Нам нужно разделиться, я чувствую, Эльф где-то рядом. И если мы поспешим, то сможем ее перехватить. - И как ты себе это представляешь? У нас нет той связи с ней, что ест у тебя. Где хоть, примерно, она находиться? Феникс заставила себя успокоиться и закрыла глаза, обращаясь внутренним голосом к Эльфу. Она ее видела и раньше, но это были неотчетливые, неясные силуэты видений, обычно покрытых легкой дымкой. Сейчас девочка сидела под каким-то большим деревом, зажав голову руками, будто отгородившись от надоедливого голоса. На бледном лице голубые глаза казались неестественно большими, до крови покусанные губы, шепчут что-то нечленоразборчевое, и Феникс уже стала сомневаться, в своем ли та уме. - Рядом большое дерево. Скорее всего, где-то поблизости есть парк. Как мне помниться, Эльф любила прятаться в парках и подобных местах, даже когда мы были под присмотром врачей. Ей там всегда было спокойнее. - Не густо. - Пегас недоверчиво поглядывала по сторонам, будто чувствовала нависающую над ними угрозу. А может, это просто разыгравшееся воображение, и нервное потрясение от прожитых дней, под контролем Аресхиль. Ведь если нормально разобраться, то они убивали ни из-за чего, просто так, для развлечения. И желание убивать приходило спонтанно, как чужая воля. - Призрак, ты идешь со мной. - Да куда я от тебя денусь? - Иронизировал парень, увеличивая посох в руках, и резанув раз, другой воздух. - Феникс, ты уверена, что справишься одна? - Я должна. - Еле слышно проговорила девушка, смотря куда-то в небо. - Он ждет меня, я не могу подвести. - Что? - Не расслышала Пегас, смотря на подругу. - Я говорю, не волнуйтесь за меня. Я справлюсь. Куда я денусь. - Вздохнула девушка. - Нам для решающей битвы нужны все хранители. А Эльф, одна из нас. - Ну, тогда ладно. Встречаемся на этом же месте. - скомандовала Пегас, беря за руку Призрака, который едва успел убрать посох. - Если что, у всех есть карты. - Да, да, да. - Покачала головой Феникс, растрепав свои рыжие волосы. - Если что, телепортируемся в лабораторию, и там ждем остальных. Они уже начали расходиться, и Феникс, на ходу проявляя посох, готовилась побежать вслед голосу, зовущему ее, как почувствовала чей то пристальный взгляд, и обернулась. - Феникс. -Что? - Мы найдем его. - Пегас крепче сжала руку Призрака, да так, что парень нехотя поморщился. - Я знаю. Призрак подтолкнул девочку в бок, и они разошлись по разным сторонам. Цербер тяжело дыша, налитыми кровью глазами смотрел на звонко хохочущую Аресхиль. Девушка восседала на троне, вертя в руках молоток, с которого, стекая на пол, капала кровь парнишки. Цербер только что лишился второй кисти, и теперь они свисали кровавым месивом, и напоминали чем-то недоваренную вермишель, по консистенции. Что следующим отбивать будет сумасшедшая некоронованная королева, догадаться было не трудно. С него уже стянули кроссовки. Боль толчками сжимала его измученное тело, сломанные ребра не давали шевелиться, а сил не хватало даже на крики, и слезы. И лишь одна мысль о том, что Феникс идет за ним, придавало силы жить. - Ну, так, что скажешь? - Я своего решения не меняю. - Хриплый голос гулко отрикошетил от голых стен, и пронесся над головами собравшихся. Аресхиль усмехнулась и поднялась на ноги. - Скучно с тобой, Хранитель. - Перед носом пролетел молоток, Цербер опасливо зажмурился, надеясь, что все же его пока оставят в живых. - Ты невероятно глуп, в своем стремлении защищать мир, и людей. Я могу прекратить твою боль, просто скажи, да, и все будет кончено. - Ага. - Кивнул Цербер, морщась от боли. - Для мира. Аресхиль новь зашлась истеричным смехом, от которого по спине парня пошли огромные мурашки. Мимо него, в сантиметре от лица, просвистел молоток, отброшенный девушкой, и с грохотом упал на пол, прямо под ноги ухмыляющегося Нифриса. Феникс шла вперед ведомая неясным голосом, он звучал у нее в голове, и она могла поклясться чем угодно, что это был голос Цера. Но если в начале голос звал на помощь, даже молил о подмоге, то сейчас наоборот, он предостерегал. Иногда Феникс слышала отчетливый приказ остановиться, и не ходить к нему. Вот и сейчас, будто кто-то, прямо на ухо, произнес приказ остановиться. Девушка в замешательстве замерла, всматриваясь в лица мимо проходящих людей. В двух шагах от нее промелькнул кто-то похожий на Цербера, сердце откликнулось болью в сердце, и девушка, не раздумывая, рванула за ним. - Думаешь, с ней будет все в порядке? - С кем? - Не поняла Пегас, они шли по тротуару, подходя к парку, забор которого возвышался над их головами. - С Феникс, мне показалось, она немного не в себе. - Мы все, немного, не в себе. - Заметила Пегас, проходя под аркой. - Я не о том. - Махнул Призрак рукой, задев при этом ветку березы. - Тебе не показалось, что она специально отделилась от нас? В парке было тихо. Жители города будто чего-то опасаясь, старались не заходить в тенистую рощу, огибая ее стороной. Призрак и Пегас брели по пустому парку, мимо поскрипывающих, забытых детьми, качелей, мимо пустующих лавочек. Не было даже вездесущих старушек, обсуждающих все подряд новости. Так же не встретились им и бездомные, постоянно снующие по кустам, в поисках недопитых напитков и пустых бутылок. Тишина парка напрягала, и пугала одновременно. Детям было бы проще, если бы на них сейчас налетели демоны, или солдаты, но не откровенная пустота. Стараясь не поддаваться панике, они не стали выявлять оружие, и молча брели по дорожкам, всматриваясь в просторы парка. Эльф сидя на траве, смотрела безразличным взглядом, на проплывающие в небе облака. Тяжелая голова только что перестала болеть, и теперь просто ныла, уходя корнями в виски. Ненавистная девчонка, стоящая рядом, наконец, замолчала, и, держа в руке игрушку, сидела рядом. Эльфу было все равно, мыслями она была далеко, в лаборатории, когда все было ясно и понятно. Когда все они не знали, что их ожидает. Она вспоминала, как они тренировались, пробегая не один километр по стадиону. Помнила, как ее доставал Цербер, постоянно подкалывая и поправляя, тогда ее это бесило, а сейчас катастрофически не хватало. Не хватало одергиваний Пегаса, уж она не упускала шанса указать ей на ошибки, но всегда, в случае чего, выручала. А еще она помнила, как они обучались парной работе. Как ходили на задания, это было в их последнюю неделю под присмотром кураторов, и Пегас помогла ей с заданием. Точнее выполнив за нее. Тогда девочка долго ворчала на нее, но не рассказала наставникам о неурядице. А вот сейчас, она одна сидит в центре города, в парке, куда и люди то бояться пойти, после случившегося в соседнем парке. И компанию ей составляет непонятно от куда берущаяся девочка. Эльф украдкой бросила на нее взгляд, но сидящая с ней девчонка, даже не шевельнулась. - Эльф! - Радости Призрака не было предела, когда он среди кустов шиповника, увидел напряженную спину подруги. - Пегас, это Эльф! Девочка, вздрогнув, обернулась. Призрак показался ей, каким-то взрослым, повзрослевшим. Пропала из взгляда та детская наивность, за которую Эльф всегда его любила. Под голубыми глазами чернели круги, а лицо приосанилось, посерьезнев. В руках он держал посох, сверкающий в свете солнца. Рядом с ним стояла Пегас, ее волосы трепал ветер, а карие глаза с легкой усмешкой смотрели на замеревшую девочку. Эльф никогда еще не чувствовала между ними такое родство, как теперь, от избытка нахлынувших чувств, из глаз брызнули слезы. Припомнились и недели скитаний по городу, в полном одиночестве, и нападения солдат, и смерть Кирилла. И то, как она чувствовала себя одинокой, и никому не нужной. Девочка рванула к друзьям, но задохнувшись, замерла на месте. Чья-то властная, сильная, и в то же время, холодная руку, схватила ее за горло. Аресхиль с силой притянула девочку к себе, смотря на нее сверху вниз. От былой девочки не осталось и следа, перед ними стояла Черная Королева, во всей своей сумасшедшей красе. Эльф взвизгнула, вырываясь из смертельных объятий, в руках появился посох, которым она и попыталась нанести удар. Аресхиль умело увернулась от лезвия, усмехнувшись действиям ребенка. - А ну, пусти ее! - Крикнула Пегас, подходя ближе. - А то, что? - Мы убьем тебя. - Докончил фразу Призрак. Они синхронно призвали косы, и теперь напряженно всматриваясь в лицо королевы. - Уверены? - Без сомнений. - А где ваша четвертая? Феникс, кажется? - Не беспокойся за нее, она нападет тогда, когда ей будет удобнее. - Заверила Пегас, прекрасно понимая, что откровенно врет. Она давно поняла, что Феникс куда-то ушла, решив не брать их с собой. И, вряд ли сейчас сможет им чем-то помочь. - А мне кажется, что она пошла, выручать Цербера. - Скучающим голосом ответила Аресхиль, наигранно зевая. - Значит, он у тебя? - Ты угадал, Призрак. Он у меня. И мы с ним очень мило беседовали, на счет того, где находиться моя Серебреная Звезда. А вы, случайно, не в курсе? - Случайно, не в курсе. - Таким же издевательским тоном проговорила Пегас, просчитывая в уме, как бы сделать так, что бы убрать Аресхиль, но не задеть Эльфа. - Что ты собралась сделать? - Аресхиль покрепче прижала к себе вырывающуюся Эльфа, практически перекрыв ей доступ воздуха. Девочка жадно хватала его ртом, бледнея на глазах. - Ты же, не собираешься навредить Эльфу? - Ей нет, тебе да. - Пожала плечами Пегас запуская в нее косу. Эльф увидев это, зажмурилась, ожидая страшного удара, но его не последовало. Призрак одним движением перехватил летящий посох, и притянул его к себе. - Ты чего делаешь?! - Взревела Пегас, поворачиваясь к нему. - Ты заденешь Эльфа. - Парень, прижимая к себе один посох, второй держал на изготовке, острие которого смотрело прямо на Аресхиль, улыбка которой становилась все шире, и безумней. - Да что ты говоришь?! - Пегас готова была задушить собственными руками Призрака, только не хотелось позориться перед Аресхиль. - Ничего бы с ней страшного не произошло. Зато бы ее эта, отпустила. - Забавно. - Что тут забавного? - Чуть ли не шипела пегас, смотря на то на Призрака, то на сумасшедшую королеву. - Забавно то, что, когда-то давно, именно призрак не дал вам меня убить. - Сейчас он этого не сделает. - А ты, уверена? Пегас? Уверена, что он не струсит, и сможет принести в жертву кого-то из вас, что бы воцарился мир на планете? Пегас недоверчиво покосилась на Призрака, во взгляде которого было столько боли и страха, что сомневаться в том, что он отпустит Аресхиль, не стоило и сомневаться. Пегас сделала отчаянную попытку отобрать у друга посох, но Призрак вцепился в него мертвой хваткой. И под дикий смех темной королевы прекратил попытки. - Что, Призрак, не можешь сделать нужный выбор? А выбор, мой дорогой, прост. Вы отдаете мне Звезду, а я отпускаю Эльфа и Цербера. - У нас нет ее. - Сквозь зубы процедил Призрак, понимая, что из глаз, невероятным образом катятся слезы. - Врешь! Я сама видела, как моя мама вам ее передавала! - У нас ее нет! - Упрямо мотнул головой парень. Эльф, понимая, что если он сейчас не поторопятся, то спасать будет некого, призвала к себе посох, и не долго думая пронзила острием себя, а за одно и Аресхиль. За спиной, громко охнув, Аресхиль ослабила хватку, они упали на землю синхронно. Эльф, хрипло хватая ртом воздух, прижимала руки к ране, из которой бежала кровь, орошая асфальт. Пегас и Призрак подбежав к ней, оттащили девочку от стонущей Аресхиль, Призрак, стянув с себя футболку, приложил ее к ране, бледнеющей на глазах девочки, и ткань ее моментально стала красной. Пегас выпрямилась, и на ходу призвав косу, не говоря не слова, вонзила острие в шею Аресхиль. Девушка безвольно махала руками по сторонам, тщетно пытаясь найти опору. Воздух из пронзенного горла вырывался кровавой пеной, а из полуоткрытого рта, струйкой на теплый асфальт стекала кровь. Пегас рывком вытащила косу, и под обезумевшим взглядом Эльфа, отрубила королеве голову. - Пегас, остановись, она уже мертва. - Голос ее слабел и становился хриплым. - Ага, дождешься от нее?! - Злорадно проговорила Пегас, расчленяя тело, на составляющие. - В прошлый раз ее разорвало, так она собралась все равно. Киборг несчастный. - Она не может погибнуть сама. Ей помогать придется. - Согласно кивнул головой Призрак. То, что вытворяла Пегас, его сейчас мало интересовало, его больше заботило ухудшающееся здоровье Эльфа. - Это же, Аресхиль, Черная Королева, призванная принести Разруху. - Эльф прищурилась, ничего не понимая. Единственно, что ей сейчас было интересно, это то, как сможет собраться бедолага, после того, как ее покрошили, чуть ли не на пропорциональные дольки. - Призрак, переносим Эльфа в лабораторию. Может, Игорь сможет подмогнуть. Да, и объясним там ей все. - А как же Феникс? - Вначале отнесем Эльфа, а потом пойдем искать это безумную. Надо же было додуматься, идти искать Цера, в одиночку. - Бурчала себе под нос, Пегас помогла Призраку, и они вдвоем перенесли истекающую кровью, Эльфа, в портал. Феникс брела сквозь толпу, за последние пару минут, сигнал Цербера пару раз прерывался, и по лицу ее уже бежали потоки слез. В это время Нифриса, оставленный один на один с Цербером, топил его в бочке с водой, наблюдая за тем, как тот, после фактической смерти, оживал. Жизнь вновь и вновь возвращалась, к побелевшему парню, он судорожно отхаркивался водой, болезненные спазмы сковывали его легкие, а из приоткрытого рта струйкой бежала кровь. Почему-то, Феникс ожидала нечто подобное увидеть. Он стоял в паре метров, смотря на нее пристальным взглядом. Тури ждал свою жертву уже несколько часов, он шел на запах, и на воспоминания Цербера. Который, когда узнал, что следующая жертва кровожадного монстра его Феникс, послал ему такой энергетический залп, что он безошибочно выбрал себе цель. Тури, наголову был выше Феникса, да и крупнее был, на порядок, но девочка бесстрашно выудив из воздуха посох, рванула на демона. Тури уверенно увертывался, от всех попыток Феникса рубануть по нему косой. Они кружили по небольшому дворику, нанося друг другу удары. Так, Феникс пропустила пару ударов когтистой лапы, от чего левая ее рука повисла плетью, и болталась в такт ее движениям. Сражаться одной рукой было ужасно не удобно и сложно, коса постоянно угадывала не туда, проносясь со свистом мимо демона. А Тури, не теряя времени, наносил все новые и новые удары, схватив девочку за болтающуюся руку, он швырнул ее через весь двор. Феникс пропахала собой пару метров асфальта, услыхала сдавленный хруст висевшей руки, которая оказалась позади нее. Тури, не беспокоясь, что острие косы направленно на него, подошел к девочке, и, подняв легкое тело над головой, со всей силы швырнул на землю. Так что, нашедшие бездыханное тело Феникса Призрак и Пегас, были очень удивлены, что ее оставили в живых. Хотя, по внешнему виду избитой девочки, сразу трудно было понять, что она жива. 12 глава. Главное, что бы все были вместе. В лаборатории было тихо, Пегас и Призрак сидели в домике, на первом этаже, пили чай, и старались ни о чем не думать. Эльф и Феникс лежали в больничном боксе, Игорь как мог, приводил девочек в норму, благо, как и все Хранители, они обладали большой силой регенерации. Эльф, проткнув себя, потеряла много крови, но уже приходила в чувства. С Фениксом же было сложнее, избитая девочка находилась в бессознательном состоянии, и Игорь никак не мог привести ее в чувства. - Что будем делать? - В смысле? - Призрак растерянно перевел взгляд с окна на подругу, и тут же опустил. - В прямом. - А что мы в одиночку сделаем? - Знать бы, как из себя выглядит, эта Звезда, было бы проще. - Пегас нервно отставила от себя чашку с чаем, от чего он весь пролился на столешницу, и залил ее наполовину. - Может, мы ищем то, что у нас постоянно перед глазами. - Аресхиль с ума сведет Цера. Представь, если мимолетное приближение ее к нам, провоцирует агрессию, то представь, каково там, Церберу. -Бешеный Цербер, это пострашнее самой Аресхиль. - Усмехнулась Пегас. - Меня бесит это бездействие! Мы тут, а она может, уже ищет Звезду. А самое страшное, что будет, если она ее найдет. - Конец Земле, как таковой. Эльф спала неспокойно, она ворочилсь во сне, и часто хныкала, будто плача. Уже не одну ночь она видела во сне женщину, такую далекую, и одновременно родную. От нее шло такое тепло и участие, что она буквально плыла по этим волнам. Она видела бескрайние леса, и моря, видела прекрасные горы, и лучезарные озера. Гуляла по тенистым зеленым садам, и слушала пение птиц. А еще она видела своих друзей, они все, еще совсем детьми, постоянно играли вместе. Пегас и Призрак, вечно спорящие из-за всего, любили играть в прятки, а спокойные и рассудительные Феникс и Цербер, обычно читали, лежа на сочной траве. И все было так хорошо, и спокойно, что не верилось, что когда-то это все падет. Вначале Цербер почувствовал холодный ветер, доносившийся с севера, он принес с собой страшный холод, и панику граждан. Хранителей тогда отправили на охранение границ государства, и Эльф осталась одна, девочка очень грустила, сидя у себя в комнате, и смотря в покрывшееся морозными узорами окно. А вечерами она сидела на постели, в обнимку с игрушкой, и к ней приходила та же женщина, и присев рядом, гладила ее по голове, и пела песни. От чего на душе становилось поспокойнее. В этот же неспокойный год, на их королевство, процветающее испокон веков напали демоны. Она помнила, как еще маленькие Хранители, стояли до последнего, защищая Королеву и ее детей. Эльф видела, как на замок напали, и она сидела в подвале, и как женщина, раскрыв ангельские крылья, парила над столицей, и как в ее руках сверкала Звезда. И видела, как Аресхиль, очеловечиваясь, сошла с ума, как она бросалась на мать, что бы отобрать Звезду, и как Хилия разбила Звезду, частями отдав ее Хранителям. - Я знаю, где Серебряная Звезда. - От неожиданности, Игорь подскочил со стула, на котором задремал, после бессонной ночи, и ополоумевшими глазами посмотрел, на открывшую глаза Эльфа. Девочка приподнялась с постели, и теперь пыталась подняться на ноги. - Где все? - Я их могу привести. - Отозвался Игорь, помогая той сесть на постели. - Надо? - Да. - Кивнула Эльф, мельком кинув взгляд на Эльфа. Сейчас ее мало интересовало, кто это дежурил возле нее, и где она находиться, лишь бы сейчас все были вместе. Когда Игорь влетел в комнату, где сидели Пегас и Призрак, дети ему не поверили, и лишь спустя минуту, уже бежали по больничному коридору. Прибежавшая первой Пегас, буквально налетела на бледную Эльфа, припечатав ее к постели. Она никак не могла поверить, что они смогли найти ее, и что Эльф жива, прибежавший следом Призрак, умиленно наблюдал за ними, минуты две, после чего Пегас пришла в себя, и оттолкнула Эльфа. - Ну, и где ты все это время была, мне интересно знать? - Эльф ничуть не обиделась на грубый тон подруги, наоборот, это даже приободрило ее, дав понять, что она не одна. - Я вас искала. - Мы рады, что ты снова снами. - Улыбнулся Призрак, Феникс так и лежала, утыканная капельницами, и все еще приходила в себя. - Что с Фен? - Она не рассчитала свои силы. И напала не на того противника. - Пегас специально не стала углубляться в историю, что бы не удручать и без того расстроенную девочку. - С ней все будет хорошо? - Должно. - Кивнул Призрак, вспоминая, сколько раз он сам был мертвым, и оживал снова и снова. - У нее, как и у всех, большие возможности регенерации. Так что, думаю, завтра, послезавтра, она очнется. - Это хорошо. - Облегченно вздохнула Эльф. - Нам понадобятся все Хранители. А кстати, где Цербер? - Он у Аресхиль. - Его то, и пошла освобождать Феникс, когда мы спасали тебя. Глаза Эльфа потухли, она осунулась, и погрустнела. Пегас и Призрак, заметив эту перемену, переглянулись, и сели на ее кровать, притеснив немного девочку. - Нам нужны все. - Раз нужны, значит, освободим Цера. - Пожала плечами Пегас. Она вспомнила, как они еще маленькими, дурачились, обливались водой, бегая в тенистом парке, в жаркие, летние дни. Помнила, как однажды, Цербер залез на дерево, а слезть сам не мог, и тогда им пришлось идти за лесенкой. А еще помнила, что у Призрака была любимая забава, прыгать со шкафа, на диван, изображая полет птицы. И однажды, Цербер, ради забавы, сунул ему под ноги тазик с водой. Куда и приземлился пятой точкой бедолага. - А зачем? - Я знаю, где Серебряная Звезда. - Я перевел! Я перевел! - В палату влетел Игорь, в обнимку с книгой. На лице мужчины читалось столько счастья, что не возможно было не улыбнуться. Он кружил по палате, бубня себе под нос, что он перевел, что даже Пегас не сдержала смеха. - Я вам не помешал? - Нет. - Вытирая слезы, проступившие от смеха, Призрак приобнял за плечи Эльфа. - Эльф хотела рассказать нам, где находиться серебряная звезда. И все. - Тогда, моя информация будет не лишней. Вы еще не спросили, почему именно Эльф знает тайну Звезды, а некто либо из вас? - Дети дружно замотали головами, и удовлетворенный Игорь, присев на стул, снял очки, протер их платком, и вернул на место. - Все очень просто, друзья мои. У Хилии было двое детей. И обе девочки. Аресхиль, как старшей, полагалось приемничество на корону королевства. Но бедняжка сошла с ума, и стала опасной. Тогда Хилия... - Разбила Звезду. - Продолжила Эльф, смотря своими голубыми глазами, на метание облаков на ясном небе. Земля уже чувствовала свой конец, и приближающуюся угрозу. И если бы Цербер был с ними, то он бы давно почувствовал, что ветер переменился. И дует холодом с севера. - А осколки отдала Хранителям. - В числе которых была ее собственная дочь, которая не претендовала на трон. - Эльф принцесса? - Призрак отшатнулся от подруги, и потянул за собой Пегаса. - Этого не может быть. - Мотнула головой Пегас. - Эльф, не может быть принцессой, она...Она же, она, обычная. Она одна из нас. - Да, с одной стороны ваша Эльф, Хранитель, а с другой, дочь Хилии, и младшая сестра Аресхиль. Селения. Лишь только она может собрать в едино Звезду. Но для этого нам нужны... - Все хранители. - Закончил Призрак. - Мы уже знаем. - Не знаем лишь того, где осколки находятся. А принцесса не говорит. - Как не странно, осколки всегда были с вами. - Игорь заметил, как слова о принцессе обидели Эльфа, но промолчал, решив, что они сами разберутся, со временем. - В полнолуние вам нужно будет окропить посохи собственной кровью, и соединить их всех вместе. - Так, Звезда, Это посохи? - Пегас призвала его к себе, и, повертев в руках, приставила к полу. - Я, так понимаю, после соединения всех посохов, мы будем безоружны? А как сражаться? - Над этим я еще не думал. - Отлично. - Всплеснула руками Пегас, посох мелькал у нее в руках, переливаясь светом, отображая раздражение хозяйки. - Четыре бесполезных Хранителя, и неопытная Эльф, с мощнейшим оружием в руках. Против сумасшедшей королевы. Да, мы выиграем. - Не будь пессимистом, Пегас. Что нибудь придумаем. - Призраку меньше всего нравилась идея о том, что бы выходить на бой с сумасшедшей, абсолютно безоружным, прекрасно понимая, что она из них фарш сделает, за несколько минут. - Да что тут придумывать! - Вспылила Пегас, от греха подальше, убрав из рук посох. - Эльф не сможет одна защитить нас. Это ясно, как дважды два. - Ты делаешь поспешные выводы, Пегас. - Попытался успокоить ее Игорь, но получил такой отпор пристальных глаз, что решил добровольно выйти из палаты, пока его не вынесли. Вслед за ним выскочила Эльф, последние слова Пегаса, о неверии в ее силы, больно укололи девочку, и довели до слез. Она бежала по коридору, направляясь в любимое место, в лаборатории, в парк. - Отлично. Она уже убегает, при минимальной трудности, а что будет, при встрече с Аресхиль?! - Пегас расхаживала взад и вперед, посматривая иногда в окно, Призрак сидел на постели, болтая ногами в воздухе, смотрел на разбитое лицо Феникса. - Да она из нее бутерброд сделает. - Пегас, дай хоть один шанс эльфу. - Ты в своем уме, Призрак, она не могла дать отпор даже слабым демонам, а королеве демонов, тем более. - Ты не права. - Призрак, ударив кулаком по поверхности кровати, от чего в воздух взвилось миллиона два пыли, и хлопнув дверью, ушел. - Идиот. - Крикнула ему в след Пегас. Девочка осела в углу комнаты на пол, и, положив руки на колени, а голову на руки, закрыла глаза. - Не сможет она. Не сможет, вот уведете. Игорь, увидев, что плачущая Эльф пробежала в парк, хотел было рвануть следом, но потом передумал. Решив, что дети должны сами разобраться. Ведь главное, это вера их самих друг в друга. Вот когда они сами поймут это, то смогут справиться с любыми сложностями. Через несколько минут следом за Эльфом вышел разъяренный Призрак, и ушел к себе в комнату, где так хлопнул дверью, что по всему зданию задребезжали стекла. И тогда Игорь решился поговорить с Пегасом. Он нашел девочку в удрученном состоянии, сидевшую в углу комнаты. - Можно с тобой поговорить? - Попробуйте.- Проворчала она в ответ, и вновь уткнулась в руки. - Я тебе расскажу одну сказку. - Валяйте. Мне уже все равно. - Махнула рукой Пегас, даже не смотря на мужчину. - Когда-то давно, до начала времен, на Земле было царство. - При упоминании этого, Пегас усмехнулась, но промолчала, вслушиваясь в слова Игоря. - Правила этим царством, величайшая из королев, Архангел. И не была бы она так сильна, если бы в нее не верили ее подданные. И поверь мне, пегас, Эльф справиться. В нее просто надо верить. Верить, хотя бы, из-за того, что она ваша принцесса. И в конце то, концов, она ваша Королева, если так хочешь. - Она не справиться. - Упрямо мотнула головой Пегас. - Не справиться. - Не справиться. - Согласно кивнул Игорь, поднимаясь со стула, на котором сидел. - Если вы не будете в нее верить. Он уже было направился к выходу, но резко развернулся, убедившись, что Пегас обратила на него внимание, затормозил у входа. - Вот ты сомневаешься, а вдруг, в эту самую минуту, Аресхиль убивает ее? Или, поняв, что это ее сестра, пытается выкрасть, что бы пытать, в надежде, что она проговориться, и скажет где Звезда? - Она проболтается. - И ты позволишь погибнуть своей подруге? И надежде всего человечества, просто из-за того, что ты считаешь ее слабой? Пегас еще с минуту сидела на полу, переваривая информацию, и хотя тело ее все еще находилось в помещении, душа переместилась в тенистые рощи королевства, которым правила Хилия. Все они тогда были счастливы и наивны, в те светлые, далекие времена, жители Земли не знали боли и страхов, они были чисты. И Аресхиль, была воплощением Истинного Света, они все вместе играли в тенистых садах, и не было между ними преград, и недомолвок. И все верили в свою королеву, верили в ее несгибаемую мощь. Но королева погибла. Погибла, защищая Землю от тьмы. Тогда они видели крушение цитадели Света и сумасшествие принцессы, которая чуть не отдала демонам то, что так любили все жители планеты. И вспомнила, как маленькая Эльф, отличавшаяся особым чувством справедливости, подняла меч, брошенный Хилией, и повела небольшое войско, в бой. И Хранители примкнули к ней, и сражались плечо к плечу. Войско полегло в считанные минуты, и к концу боя, их осталось всего пятеро. Маленькая принцесса, юная леди, вобрав в себя всю мощь Серебряной Звезды, с помощью Хранителей, уничтожила врага, подарив миру надежду. И именно тогда, Хранители поклялись в верном служении Эльфу, как будущей королеве Света. Что же теперь, придется отказываться от своего же обещания? Да, и чего она так взъелась на Эльфа? Неужели Пегас перестала в нее верить? Призрак выскочив следом за Эльфом, нашел ту в саду, под раскидистой березой. Девочка сидела на земле, вырезая острием косы, что-то похожее на многоконечную звезду. Слезы уже не катились по ее личику, но глаза все еще находились на мокром месте. Эльф шмыгала носом, и старалась держать себя в руках. - Можно присесть? - Девочка резко обернулась, и пожала плечами. Призрак подсел к ней, и посмотрел на рисунок. - Это она? - Серебряная Звезда. - Поправила она парня. - Призрак, если бы я могла умереть за вас, я бы это сделала, даже не задумываясь. - Не говори ерунды. Ты одна ничего не сможешь сделать. - Пегас права, без оружия вас перебьют, как беззащитных котят. - Мы просто так не сдадимся. - Упрямо мотнул головой Призрак. - Ты одна не пойдешь. - Ты посмотри, что они сделали с Фениксом. И неизвестно, что с Цербером. - Что Цер, что Феникс, они сильные, они справятся. - И никуда мы тебя не отпустим. - Эльф обернулась на голос, Пегас присев на корточки, сорвала травку, и, положив ее в рот, закрыла глаза. - Щас, только, сходим за Цером, и как наваляем Аресхиль, что ей мало не покажется. - Я с вами. - Ага, сейчас?! Ты останешься с Феникс, будешь караулить, что бы она не рванула за нами. - Я с вами. - Повторила Эльф. - Пегас права, мы не можем тобой рисковать. - Согласился Призрак. - Мы сталкивались с Аресхиль, приведем Цера, и все будет хорошо. - Я не могу без дела сидеть. - Эльф еще хорошо помнила, как по ее вине убили Кирилла, и как тяжело ей было одной, все эти дни. - А кто сказал, что без дела? - Удивленно приподняла брови Пегас, убирая с лица упрямую прядь волос. - Думаешь, когда Феникс очнется, она даст отдохнуть? Ты не должна будешь ее пускать за нами. А она, ведь, пойдет. Хорошо бы было, если бы мы Цера доставили, до того, как она очнется. - Когда вы идете? - Игорь говорил, что Звезду можно получить в полнолуние, значит, у нас есть всего сутки, значит, мы идем сейчас. Ты со мной, Призрак? - А куды я без тебя-то? - Весело подмигнув Эльфу, он поднялся на ноги, в руке полыхнул посох. - С тобой, хоть на край света. - Туда не потребуется. Цера держат где-то неподалеку, от того места, где мы нашли Феникса. Феникс за тонкой пеленой тумана, видела тускло освещенную пещеру, в которой, валяясь на полу, свернувшись клубком, лежал Цербер. Темные волосы, слипшиеся от крови, висели плетьми, закрывая заплывшие глаза. Парень еле дышал, каждый выдох выходил из его легких с мучительным стоном, от чего он постоянно просыпался, и, шевеля сухими, окровавленными губами, шептал имя Феникса. Аресхиль, сидела на троне, положив голову на руки, она уже несколько часов дремала, и поэтому дала возможность своему пленнике передохнуть. Тури спал у ног хозяйки, одним глазом посматривая в сторону Цербера. Появившийся Нифрис, нарушил всю идиллию, Аресхиль открыла глаза, и больно пнула Тури, который взвившись волчком, сразу бросился на Цербера. Парень, безуспешно закрываясь от него руками, с трудом приходил в себя. - Госпожа, я видел, как сюда направились двое Хранителей. - Нажаловался Нифрис, встав на колени перед Аресхиль.- Они иду за ним. - Всего двое? - Удивленно подняв брови, проговорила Она, подзывая к себе обиженного Тури. - А где остальные? - Эльфа я не видел, божественная, а вот Феникс, скорее всего, умерла. Цербер, которого Тури, как игрушку, отшвырнул к стене, при имени подруги, зашевелился, и открыл глаза. - Что ты так на меня смотришь? - Удивилась Аресхиль, поднимаясь с трона. - Тури не ошибается, он убил ее. Что-то оборвалось в душе парня, глаза потеряли свой цвет, он призвал к себе косу, и, опираясь на нее, поднялся на ноги. - И что ты собираешься делать? Цербер еле стоял, на подгибающихся ногах, перед глазами постоянно плыло, и Аресхиль уплывала куда-то в бок, но он выставил вперед посох, направив острие лезвия прямо в грудь королевы. - Боже, какой смелый поступок?! - Расхохоталась она, подходя все ближе к Церберу. - Тебе так была дорога эта девчонка? Как мило?! Тури, как ты думаешь, не сильно долго мучил? Цербер дрогнул, посох медленно опускался вниз, пока не уперся в пол лезвием, из глаз брызнули слезы, Аресхиль в один миг переместилась к нему, и, подняв его лицо, поцеловала в лоб. Цербер быстро вытер поцелуй рукой, но яд, бывший на губах Королевы Разрухи, уже впитался в кожу. Цербер это понял слишком поздно, перед глазами все резко потемнело, дыхание стал учащенным, и он как подкошенный, рухнул к ногам Аресхиль. - Цербер!!! - Феникс подскочила на постели, обезумевший взгляд метался из стороны в сторону, не различая предметов. Подошедшая к ее постели Эльф, едва удерживала девочку, что бы та не поднялась. - Все хорошо. - Шептала Эльф ей на ухо, пытаясь успокоить подругу. - Пегас и Призрак пошли к нему. Феникс, стиснув зубы, отшвырнула от себя ничего не понимающую Эльфа, и вылезла с постели. Все ее тело покрывали синяки и ссадины, на бледном лице, под светлыми глазами, чернели круги, и кровоподтеки, но она, призвав косу, приготовилась к телепортаций. Эльф, поняв, что сейчас она исчезнет, кинулась к подруге, и, обхватив ее колени, замотала головой. - Остановись, Феникс, Ты погибнешь! - Все равно. - Свободной рукой, она оттолкнула Эльфа, и стукнула посохом об пол. Подбежавшая Эльф, схватила лишь воздух, и несколько искр, оставленных после телепортации. Призрак и Пегас, не доходя до входа в пещеру, где держали Цербера, почувствовали что-то неладное. В руках сверкнули посохи, они встали спина к спине, а из недр образовавшейся из пространства пещеры, размеренным шагом, вышел Тури. - И эта нечисть уложила нашу Феникса? - Укоризненно произнесла Пегас, бросившись на врага. Коса просвистела в сантиметре от тури, увернувшегося от посоха, но тут же на него обрушился удар от Призрака, пронзив его плечо. Демон издал оглушительный вопль, от чего Хранителей разметало по сторонам. Хранители поднявшись на ноги рванули обратно в бой, но теперь Тури почувствовав их мощь, опасался подходить ближе, и глушил нападавших своими воплями. Больше всех доставалось Призраку, из ушей парня уже текла кровь, и он постоянно морщился от боли, держал посох одной рукой. Пегас, опасливо посматривая в его сторону, постоянно наносила удары демону, от которых он с успехом увертывался. Призрак, еще раз запнувшись, упал на колени, выронив посох, демон взревел, и, набросившись на него, вцепился клыками в шею. Парень вскрикнув, безуспешно стараясь призвать к себе посох, мотал руками в воздухе. Острые клыки вгрызались в его плоть, теплая кровь бежала по плечу и груди, капала на землю. Ключицу свело болью, перед глазами поплыли круги, и воздуха стало катастрофически не хватать. Пегас, подбежав к ним, одним взмахом, рассекла голову демона на две половинки, лезвие косы застыло на уровне шеи Призрака всего в паре миллиметров. Пегас выдернула косу из вонючей плоти демона, который мешком рухнул на землю, заливая ее зеленым гноем. Призрак отпрыгнул от нее, прижимая к кровоточащему укусу, руку. - Могла бы и побыстрее. - Пожаловался он ей, когда девушка принялась перевязывать его рану. - Я могла бы вообще подождать, когда он тебя прикончит, а уж потом рубить. Сытый он бы был не таким резвым. - Злая ты, Пегас.- Буркнул Призрак, идя позади девушки. - Ага. - Согласилась она, портал после демона оставался открытым, и стоило, лишь наедятся, что войдя в проем, они не попадут в ловушку. - Уйди от меня. - Да, куды я от тебя денусь. Первое, что они увидели, привыкнув к полутьме, это трон Аресхиль. Она восседала на нем, с таким лицом, у той уже в ее руках находится вся планета. Рядом с ней, сидя на полу, как ни в чем не бывало, сидел Цербер. Парень смотрел куда-то в пол, и если бы не сильно присматриваться, то можно было бы и не заметить, что его глаза абсолютно бесцветны, хотя некогда были синими. - Вы принесли мне мою Звезду? - Пегас от негодования задохнулась, и так ничего и не произнесла, хотя до этого в голове прокручивала длинную тираду, готовую обрушиться на голову Черной Королевы. - Мы пришли за Цером. - А вы у него бы, вначале спросили, хочет ли он идти с вами, или нет? - Хохотнула Аресхиль, и подтолкнула паренька в плечо. Цербер вздрогнул, будто просыпаясь ото сна, бесцветные глаза бесцельно блуждали по помещению, не узнавая в пришедших своих друзей. - Как это? - Удивилась Пегас. Цербер, подстегиваемый приказным взглядом Аресхиль, поднялся на ноги, в его руках грозно сверкнул посох. Пегас и Призрак, ничего не понимая, синхронно отступили назад, не решаясь применить оружие на друге. - Цер, это мы, Призрак и Пегас. - Призрак, для убедительности, даже помахал рукой, но не вызвал ни малейшей эмоции на лице друга. - Похоже, это бесполезно. - Одернула его Пегас, выставляя косу так, что бы прикрыть ею не только себя, но и Призрака. - Она что-то с ним сделала. - Что ж вы не нападаете? - В словах Королевы так и сочился яд, и самодовольная ухмылка не сходила ее губ. Такого триумфа она и в самых заветных мечтах, не могла себе представить, что бы Хранители шли друг против друга. Цербер молча, не проронив не слова, выставил лезвие вперед, где-то там, в глубине души, он чувствовал, что он поступает плохо, что это свои, родные ему люди. Но яд, впитываемый в кожу, все больше завладевал его разумом, и он с трудом прорывался сквозь пелену в душе. И Пегас это видела, с каждой секундой она все больше ожидала нападения, но Цербер медлил, видимо, что-то его еще все же удерживало. - Цербер, очнись! Я не знаю, что она с тобой сделала, но ты нужен нам. - Крикнул ему Призрак, надеясь, что хотя бы слова заставят друга очнуться. И в какой-то миг, пелена с глаз парня спала, синие глаза сверкнули и тут же потухли, поглощенные ядом. - Продолжай. - Шепнула на ухо Призраку Пегас. - Он понимает тебя. - Там, дома, все по тебе соскучились. Эльф нашлась, и Феникс приходит в себя. Имя подруги, пророкотав как гром, озарил разум ярким светом, и в его открытое сознание, как черный поток, хлынули мысли Аресхиль. Она шептала ему, что они врут, что Феникс мертва, и что это они виноваты в ее смерти. Они не успели и не захотели ей помогать, и пришли специально позже, чем Тури прикончил его подругу. Красная пелена залила сознание, покрыв все багровыми красками. Цербер рубанул воздух, Пегас еле успела отразить его атаку, и они закружились в танце смерти, посохи наносили оглушительные удары, и под сумасшедший смех Королевы Аресхиль, на пол летели серебряные искры. Призрак, пытавшийся становить бессмысленную драку, отшвырнуло к стене, когда Цербер, подкинув посох, вызвал взрывную волну. Пегаса припечатало спиной к стене, от удара из носа пошла кровь, девочка, поднимаясь на ноги, свободной рукой вытерла ее, и ринулась в новую атаку. Она отбила посох, нацеленный на ее шею, и швырнув парня на пол, остановила лезвие своей косы, всего в паре сантиметров от его шеи. - Ну, что же ты, Хранитель остановилась? - Аресхиль не могла усидеть на месте, и прогуливалась неторопливой походкой, возле окна, на подоконнике которого сидел, закинув ногу на ногу, Нифрис. Обоим демонам было за счастье смотреть, как двое Хранителей, призванных защищать землю, бьются друг с другом. - Сейчас Цербер, твой непосредственный враг. В нем поселилась Тьма, и я не сомневаюсь, что он сможет встать по правую руку, когда я предложу ему править миром. - Он не согласиться. - Мотнула головой пегас. - Я не знаю, что ты ему сказала, и что ты с ним сделала, но уверена, что он не будет этого делать. Призрак, ты кА? - Живой. - Голос парня осел, он с трудом приходил в себя, после удара Цербера, но уже стоял на ногах. - Цербер, по-прежнему, очень силен. - Не сильнее меня. - Возразила Пегас, он понимала, что не сможет нанести удар, и прикончить Цера, но, что она будет делать, если Цербер во всю мощь пойдет на нее или Призрака? А что, если Аресхиль права, и он встал на сторону Тьмы? Рано или поздно, им придется убить его, не смотря на то, что он друг и Хранитель. А что будет с Эльфом? И сможет ли Феникс выступить против друга? Пегас так задумалась, что пропустила момент, когда Цербер призвав косу, ею оттолкнул от себя Пегаса, и поднялся на ноги. Тут уже подбежал Призрак, перегородив ему дорогу. - Стой, Цер, не надо! Никаких эмоций, Цербер бумерангом запустил посох, чуть не раскрошив друга в салат, его успела оттолкнут Пегас, вернувшийся посох оросился кровью. На плече Призрака появился кровавый, глубокий порез, парень прижимал к себе руку, пытаясь остановить кровь, про себя думая, что день его сегодня явно не задался. Вначале Тури укусил, затем получил от Цербера. Что следующее в списке неудач? Смерть? Пегас с криком бросилась на парня, и тут же замерла, так и не нанеся удара. Серебряные искры, появившиеся из воздуха, закружились в странном танце смерча, и перед нами предстала, облаченная в серые одежды Феникс. Девочка серыми глазами впилась в лицо Цербера, пытаясь найти хо малейшее человеческое чувство. Но Цербер смотрел на нее так же, как и на всех остальных, будто не узнавая. Феникс держала посох так, что руки ее держали его перпендикулярно земле. Одна рука была выше другой, лезвие смотрело вверх. При виде ее Аресхиль дико взревела, как ребенок, затопав ногами, Нифрис, пытаясь ее успокоить, предложил своей хозяйке стакан мороженного, который тут же был одет ему на голову. И сладкая молочная каша, стекала по его волосам и лицу. Цербер, уловив плохое настроение хозяйки, и поняв, что причиной его смены, является эта появившаяся девчонка, ринулся с криком на нее. Феникс, как ни в чем не бывало, отошла от него на пару шагов, и парень пронесся мимо нее, воткнув лезвие в стену. -Феникс, а где Эльф? - Ну, ничего нельзя доверить этой девчонке, подумала Пегас. Ловя себя на мысли, что очень волнуется за Эльфа. - Она в лаборатории. Ей сюда нельзя. - Тебе то - же здесь находиться не рекомендуется. - Усмехнувшись, произнес Призрак, Пегас, поняв, что Феникс сама разберется с Цером, подошла к раненому, и уже перевязывала его плечо. А так, как она перевязывала его второй раз, а материал перевязки была ее футболка, то она уже больше походила на топ. Причем, весьма пикантный. - Я пришла за Цербером. Меня больше ничего не интересует. - Ответила Феникс, в очередной раз уворачиваясь от лезвия косы друга. - Это вас тут не должно быть. Вы должны были охранять Эльфа. - Эльф может за себя постоять. - Пегас не любила когда ее тыкают носом, в ее же обязанности, и поэтому слова подруги, прозвучали как пощечины. - И если бы мы не пошли за твоим Цером, неизвестно еще, что случилось бы дальше. - В нем яд. - Призрак морщился от боли, Пегас, перевязывая его, уж слишком туго завязала его рану. - Он не помнит ни своих, ни чужих. Теперь для него одна хозяйка, Аресхиль. Цербер наносил удары с таким остервенением, что, в конце концов, прижал девочку к стене, Феникс еле успела закрыться от проникающего удара в грудь, и их посохи скрестились. - Почему ты не дерешься, Феникс? Он же, убьет тебя? - Призрак и Пегас, с ужасом наблюдая за тем, как Цербер пересиливает еще не восстановившую силы Феникса, и его лезвие уже чуть не достигала ее грудной клетки. - Я не могу! - Задыхаясь от перенапряжения, крикнула девочка, сдавая свои позиции. - не могу с ним драться. - Он убьет тебя! Цербер, остановись! - они уже не кричали, они орали, их голоса сливались в единый поток, рикошетом отлетавший от стен пещеры. - Это же, Феникс! - Он вас не слышит. - Аресхиль, успокоившись, начла прыгать и хлопать в ладоши. - Ваши слова, для Цербера, пустой звук. Он перебьет вас, как мух. - Цербер! - позвала его Феникс, но серые глаза, даже не посмотрели на нее. Из глаз брызнули слезы, она вспомнила, как тогда, в домике, когда они прятались, она почувствовала нависшую угрозу, над ним. И как бросилась бежать, догоняя фантом. Вспомнила, и как она защищал ее, когда на них напал демон, когда они разгромили кафешку, помнила, и не хотела понимать, что ее Цербер сейчас дерется с ней, и готов убить. - Наверное, трудно услышать слова той, что умерла, в его представлении. - Предположила Аресхиль, и вновь дико расхохоталась. - А когда он вас перебьет всех, до единого, то поможет мне отыскать вами украденную у меня Звезду! - Не дождешься. - Огрызнулась Пегас, прекрасно осознавая, что если до Аресхиль дойдет, что Звезда у нее сейчас почти в руках, и что одна Эльф ничего не сможет сделать, ей стало плохо. - А вот посмотрим! Цербер, взять! Убить девчонку! И Феникс опустила руки, Цербер невидящими глазами, пронзил ее грудную клетку. Феникс вскрикнула, алая кровь побежала по лезвию, упав каплями на ладонь парня. Крик отчаянья Призрака и Пегаса, слились воедино, Феникс повисла на лезвии, сере глаза искали взглядом Цербера, учащенное дыхание болью отдавалось в грудной клетке, изо рта пошла кровь. - О боже, как благородно! И чего ты этим самым добилась?! - Аресхиль не понимая, даже захлопала в ладоши, но радость ее была не долгой. Цербер опускал руки, посох выпал из его рук, вслед за ним, на пол, упала и Феникс. Что-то рухнуло в его затемненной душе, и разлетелось на тысячи мелких осколков, погружаясь в крик Феникса, и ее теплый, мягкий взгляд. Цербер тряхнул головой, отгоняя наваждение, увидел на полу, лежащую в крови Феникса, и бросился к подруге. Феникс приветливо улыбнулась ему, а Цербер, не думая больше, призвав косу, прижег рану девочки. Окутанное тело серебряным свечением быстро пришло в норму, и, прильнув к Церберу, Феникс поднялась на ноги. Когда Аресхиль прекратила радоваться, и повернулась к Хранителям, на нее смотрели четыре пары разъяренных глаз. Все они стояли с посохами, направленными на нее, Аресхиль даже успела самодовольно усмехнуться, когда поняла, что Цербер и Феникс, встав спина к спине, начали раскручивать над сбой посохи. Образовавшийся серебряный смерч, обрушился на Королеву, поглотив ее, Призрак и Пегас, встав, напротив друг друга, синхронно, параллельно себе, пустили вглубь смерча косы. Все помещение оросил дождь из крови и разорванной плоти Аресхиль. Пегас и Призрак, согнувшись, чудом остались сухими, а вот Цербер, прикрывший собой Феникса, был весь в крови. Тишину комнаты порвал дикий крик, от чего всех Хранителей разметало по сторонам. Аресхиль, собрав все свои силы, и нарастающую ненависть, прямо у них на глазах, начала собираться. В одну кучу собирались все ошметки тела, нарастали мышцы и сухожилия, кровь возвращалась в разорванные артерии, голый череп нарастал мышцами и кожей, из глубины пустых глазниц, появлялись совершенно безумные глаза, налитые кровью. На голове прорастали рыжие волосы, и вновь, по команде, становились торчком. Призрак, не справившись со своим желудком, согнулся пополам, и весь его небогатый завтрак, оказался у несчастного под ногами. Цербер, прислонив лицом к себе Феникса, не давал той повернуться, пока Аресхиль не собралась вся. Пегас же, крутя перед собой посох, с бесстрастным лицом, смотрела на этот страшный пазл. Аресхиль, собравшись было ринулась на своих обидчиков, но те, будто издеваясь, приняли прежнее положение, и создаваемый Фениксом и Цербером смерч, набирал силы. - Мы можем продолжать это, до бесконечности. - Пожала плечами Пегас, приготовившись кинуть косу. - А у тебя хватит сил, постоянно собираться? - Боюсь, после пятого раза, у нее не будет хватать пары тройки конечностей. - Хохотнул Цербер, смотря, как Аресхиль поменялась в лице. - Вряд ли она сможет за всем уследить. - Подтвердила Феникс, усмехнувшись. От спины Цербера веяло теплом, и она, не удержавшись, прижалась к нему всем телом. Почувствовав это, Цербер улыбнулся, но сделал вид, что ничего не почувствовал. Негодованию Аресхиль не было придела, она приготовилась отразить нападение, когда в воздух взмыл новый смерч, и направился к ней. В воздухе сверкнули косы выпущенные Пегасом и Призраком. Хранители, смотря затем, с какой решительностью Аресхиль отражает их удары, синхронно хлопнули в ладоши. Вначале взрывная волна разорвала ее на мелкие части, девушка даже не успела вскрикнуть, когда ее тело превратилось в кашу. Но на этом Хранители не остановились, они создали нечто подобное черной дыры, в которую всосало всю еще не собравшуюся Аресхиль. Теперь ждать ее восстановления пришлось немного подольше. Ее тело, тонкой, кровавой змеей выползало из пространства, а затем медленно начало приобретать очертания человека. Все это действие напоминало надувание шарика, появились ноги, руки, голова, волосы, и дикие, совершенно обезумившие глаза. - Что, еще надо? Понравилось? - Пегас и Призрак, стояли, еле сдерживаясь, что бы не расхохотаться, так смешно выглядела сейчас Аресхиль, ее лицо вытянулось в обиженную гримасу, а в глазах плясали черти, хотевшие раздавить ненавистных хранителей. - Мы так можем продолжать до бесконечности долго. - Сообщил Цербер, они с фениксом стояли, скрестив руки на груди, посохов в руках у них уже не было. - Светлейшая, пойдемте! - Нифрис, подскочив, к обиженной Аресхиль, и повернув к себе лицом, подтолкнул бедную к выходу. - Мы с ними позже расквитаемся. Демон создал нечто подобное завесы, и под звонкий смех детей, увел расстроенную госпожу, в другое измерение. Это была первая победа хранителей, над Королевой Разрухи, и они окрыленные, радуясь встретившему их солнцу, спешили к Эльфу, которая сидела в своей комнате, и что бы хоть как-то отвлечься, поедала не одно пироженное. 13 глава. Главное, верить. Летние дни были в самом разгаре, на безоблачном небе, во всю светило солнце, наполняя все живое своим теплом. Все пятеро проводили время, лежа на пляже, в окружении резвящихся детей, молодых парочек, и дотошных мамочек, которые каждые пять минут проверяли своих детей. Пегас, и Цербер, в который раз, на перегонки, доплыли до плавучего буйка, и самодовольно отдуваясь, возвращались назад. Эльф и Феникс, сидя по-турецки, строили замки, а Призрак, наслаждаясь свободным временем, читал книги. От Аресхиль, вот уже три дня не было ничего слышно, видимо, она не смогла прийти в себя, от такого позорного побега, или не смогла собраться в одно единое тело. Не было слышно и про демонов, что - то же весьма радовало. Цербер, пользуясь тем, что его не видят, подкравшись сзади к Фениксу, вылил на ее спину воду, которую так тщательно нес в ладонях. Девочка, подскочив, снесла ногой свое же творение, а заодно зацепила Эльфа, которая падая на спину, рухнула на ничего не подозревающего Призрака. - Цер, тебе жить надоело? - Глаза Феникса налились яростью и злобой, она сгребла парня в охапку и так встряхнула, что тот потеряв равновесие, упал на Пегаса. - Сдурели что ли? - Недовольно ворча, поинтересовалась она, вылезая из-под Цербера. - Ты лучше у этого ненормального спроси?! - Феникс еще с детства ненавидела и боялась воды, она и на пляж ходила, чисто из-за поддержки коллективного духа. Поэтому, облить ее считалось самым жестоким преступлением и каралось казнью. - Я пошутил же. - Начал оправдываться Цербер, стараясь отойти от девочки подальше. - Шуток не понимаешь? - Пошутил он, а если б меня инфаркт хватил? - Тебя? - Усмехнулся Цер, садясь на горячий песок. - Как же, дождешься от тебя. - Ну вот, все стало на свои места. - Довольно крякнув, Пегас сдвинула с полотенца Призрака, сев по - середине. - А я уж, испугалась, что вы подружились. Феникс и Цербер посмотрели на друг друга, и тут же отвернулись, как бы они не ссорились, и не подкалывали друг друга, каждый понимал, что случись что, они пожертвуют собой, ради другого. Совсем недавно у Цера зажили раны, нанесенные Аресхиль, Тури и Нифрисом, он едва заметно прихрамывал, но уже совершенно пришел в себя, хотя по ночам, он часто приходил в спальню Феникса, и сидел возле постели несколько часов, что бы успокоить нервы. Феникс же, делая вид, что спит, наблюдала за дремлющим возле нее парнем. - Чем сегодня вечером займемся? - Призрак, отложив книгу, посмотрел голубыми глазами на такого же цвета небо, и улыбнулся теплому ветру, который трепал его соломенного цвета волосы. - До полнолуния всего сутки остались, Игорь хотел сегодня полный инструктаж провести, по ритуалу, что бы возродить Звезду. - Проинформировала всех Пегас, которая все утро проторчала в библиотеке, выискивая нужную информацию, вместе с Игорем. - Я и так знаю ритуал. - Эльф почти все ночи не спала, ее мучили вспоминания прошлого, она вновь и вновь проживала моменты рассвета Королевства, и моменты гибели Королевы. Чувствовала сумасшествия сестры, и вновь и вновь ощущала волны любви, которыми окутывала ее мать. А еще она чувствовала приближение конца. И ее угнетало это чувство, а еще она знала, что Звезда обезоружит всех, и не знала, как об этом сообщить своим друзьям. Четыре пары глаз устремились на нее, Эльф пожалела, что начала этот разговор, вероятно, нужно было подождать, до завтра, а там бы они сами все узнали. Узнали, и возненавидели бы ее за то, что она не сказала им про этот немаловажный факт. - И как он происходит? - Нетерпеливо постукивая подошвой ноги, по песку, спросила Пегас. - Когда полная луна взойдет на небосвод, мы все впятером, оросив косы своей кровью, соединим их, и тогда возродиться Серебряная звезда. - И все? - Феникс, сидящая ближе всего к девочки, чувствовала беспокойство принцессы, которая явно что-то недоговаривает. - Все. - Потупив взгляд ответила Эльф, и что бы развеять напряжение, кончиком пальца начала выводить какие-то фигуры на песке. - Точно? - уточнила она, напирая на девочку. - Феникс, отстань от нее, чего прикопалась? - Осадил подругу Призрак. - Если бы Эльф что-то еще знала, то она бы, обязательно бы это сказала. - Призрак, полегче на поворотах. - Вступился за Феникс Цербер. Парни поднялись с песка, встав друг напротив друга, за ними поднялись и девочки. - А чего я такого сказал? - Возмутился Призрак. Феникс, зная взрывной характер Цербера, протиснулась между ними, загородив собой Призрака, Цер скрипнув зубами, разжал кулаки, и сел обратно на песок. - Смотри - ка, Цер совсем ручным щенком стал. - Вставила язвительное заявление Пегас, она стояла, скрестив руки на груди, полу боком к Призраку, и не могла видеть, как парень побледнел, при ее словах. Цербер вспыхнув, как спичка, подскочил с земли, и, сделав шаг к девочке, заглянул той в глаза. Пегас любила подтрунивать над ним, и всегда радовалась, если у нее получалось довести его до белого колена. - Цербер, прекрати. Не ведись, как маленький. - Фыркнула Феникс, из под тяжка смотря на подругу. - Пегас, а ты прекращай доводить Цера. - Ух ты, а у щенка хозяйка есть. Феникс и сама не поняла, когда в ее руках оказалась коса, она в мгновение ока развернула посох, и направила его в шею подруге, остановив лезвие в нескольких сантиметрах. Все замерли, в ожидании продолжения действия. Призрак, не зная как ему поступить, так и не решился проявить посох, зато цербер стоял с ним наперевес, держа его двумя руками, на случай того, что бы успеть защитить Феникса, от Пегаса или Призрака. - А где Эльф? Задаваемый вопрос Призрака, ввел всех в окончательный ступор. Хранители будто стряхнув с себя наваждение, начали смотреть по сторонам, в поисках подруги, и нашли ее лежащей на песке, ближе к роще. По видимому, девочка, испугавшись поведения Хранителей, решила уйти, но что-то ей помешало. - Она в отключке. - Констатировала факт Пегас, присев рядом с подругой на корточки. - Смотрите, посох. - Цербер буквально наткнулся на него, когда решил обогнуть Феникса, и наступил на его серебряное лезвие. Его левую ногу окутало серебряное свечение. Цербер дернулся, но еще больше увяз в нем, по его обезумевшему взгляду, Феникс поняла, что что-то не так, и бросилась к другу. Цербер дернулся еще раз, протянув руку Фениксу, которую девочка тут же схватила, и понял, что его куда-то засасывает. Свечение, погружая в себя парня, уже засосало его по голень, увидев это, Призрак кинулся к друзьям, и, обхватив феникс за талию, попытался помочь. Попытка оказалась тщетной, Цербера рвануло вниз, и он, увлекая за собой Феникс, провалился в серебряную пустоту. - Ага, цербер за репку, Феникс за Цербера, Призрак за Феникса. Сказка, блин. - Проворчала Пегас, и, дождавшись, когда Призрака утащит, спокойно шагнула за друзьями следом, предварительно вытащив посох. Она упала ровно на поднимающегося, на ноги Цербера. Парень, крякнув, свалился вновь. - Пегас, тебе на диету надо сесть. - Чего? - Надула губы Пегас, поднимаясь на ноги. - Небось, если бы феникс на тебя свалилась, ты бы промолчал?! - Так, она на меня и свалилась, а за ней Призрак. Блин, я что, матрас? - Ага, такой же, мягкий. - Усмехнулась Пегас. - У кого какие предложения, на счет того, где мы? Хранители, выпрямившись, осмотрелись по сторонам. То, что они увидели, больше походило на развалены какого-то города. Все дома были либо сожжены, либо разрушены, немногочисленные островки зелени, все еще дымились от пепелищ, людей, и вообще жителей, не было. Они стояли на центральной площади, в совершенном одиночестве, и даже небо перекрывало облако пыли и смога. - Я это уже видела. - Все обернулись к Пегасу, которая, не отрывая взгляда, смотрела на разрушенный замок, в дали. - Мне это место снилось. Это то время, когда пришла Разруха, я видела это. - Мы это видели издалека. - Признался Цербер. - Ребят, это воспоминания. - Призрак, подняв руку, указал на маленькую девочку, которая стояла напротив замка. Ее длинные светлые волосы трепал невидимый ветер, а маленькое тело одето в роскошное платье, небесно голубого цвета. - Это же, наша, эльф. Девочка, почувствовав, что на нее смотрят, обернулась, по ее лицу прошла дрожь испуга, она вскрикнула, и тут же побежала к развалинам замка, ища в нем укрытия. И тут же, за ней следом, метнулась большая, черная тень. Хранители, не раздумывая, рванули за ней. Но чем быстрее они догоняли маленькую девочку, тем глубже та забиралась в замок. Игра в догонялки продолжалась минут тридцать, Цербер и Феникс, плетясь позади, смотрели по сторонам, ища какую-нибудь лазейку, в которой могла бы спрятаться Эльф. Пегас и Призрак шли впереди, и первые заметили робкую тень, метнувшуюся в большой, короновальный зал. Эльф, прижавшись спиной к стене, с ужасом смотрела на вошедших, в руках, которых сверкали посохи. - Кто вы? И что вам от меня надо? - Тонкий голосок Эльфа, завораживал, и заставлял трепетать сердца Хранителей, от него веяло теплом, и безмерной чистотой. - Эльф, это же, мы?! - попытался успокоить ее Призрак, но девочка, не поверив ему, уперлась спиной в стену еще глубже, будто пытаясь просочиться сквозь нее. - Я не Эльф, мое имя, Селения. - Упрямо мотнула головой Эльф, растрепав свои светлые волосы. - Мы твои друзья. - Феникс присела на корточки, так, что их глаза были на одном уровне. - Я Феникс, ты помнишь меня? - Нет. Врете вы все! Где моя мама?! Вопрос вел Хранителей в ступор, как они помнили, раз они находятся в разваленнах замка, значит, Хилия погибла, а значит, и мамы Селении, то же, нет. - А, где Аресхиль? -Она ушла. - Голосок её потух, глаза застлала пелена слез, но она, сжав маленькие кулачки, держалась с достоинством. - Куда? - Не отставала Пегас. - А где Хранители? - Цербер, встав поближе к Фениксу, оглядывался по сторонам, он все еще помнил ту жуткую тень, что полетела вслед принцессе. - Они погибли. - Как?! Погибли?! Почему? - Хранители, в раз побледнели, услышав такую весть. - Их удила черная тень. Черная тень, материализовавшись из потолка, метнулась к Эльфу, которая вскрикнув, упала на колени, поняв, что в ловушке. - Защищать принцессу! - Скомандовала Пегас, все по команде, закрыли собой маленькую девочку. Черная тень, упав на пол, поднялась во весь рост, и, округлив свои кровавые глаза, посмотрела на них. - Это еще что за чудо-юдо? - Цербер оказался чуть ближе к ней, и поэтому чувствовал всю ненависть этого монстра. Тень выпустила нечто вроде щупалец, цербер успел лишь выставить впереди себя посох, и его тут же накрыла тьма. - Цербер! - Феникс было метнулась за ним, но Пегас, рукой задержав девочку, приказала держать оборону. Парень, оказавшись в глухой тьме, получил разряд электрического тока, который прошелся по всему телу. Цербер вскрикнул, и, не выпуская посоха из рук, рубанул тьму. Черная тень, исказившись в неком подобии ухмылки, махнула листообразной рукой, и из пола появились еще три таких теней. - Она что, размножается почкованием? - поинтересовался Призрак, направляя лезвие посоха на одну из теней. - Я ей щас, все почки поотшибаю. - Была бы воля, феникс бы рванула не думая, за Цербером, но Пегас была права, они не смогут ничего сделать, без принцессы, как не крути. А значит, придется ее защищать, даже ценой жизни друга. Цербер все сильнее, с ожесточенностью, резал пустоту, электрические заряды становились слабее, и наконец, его еле живого, выплюнуло наружу, к величайшей радости всех. - Нужно уводить принцессу. - Скомандовал Призрак, краем глаза наблюдая за тем, как Цербер, опираясь на посох, поднимается на ноги. - Мы для этой чертовой штуки, всего лишь помеха, на пути к Эльфу. - Эльф, послушай! - Пегас подошла к перепуганной девочки, и, понимая, что у них времени не остается, взяв за плечи принцессу, повернула ее к себе лицом. - Не знаю, что от тебя ей нужно, и что тут происходит, но ты нужна нам в будущем. - Меня зовут Селения. - Да, хоть как, только, пошли с нами. Мы твои друзья, и ты можешь не верить, но мы хотим тебя защитить. Мы Хранители, только из другого, настоящего времени. Четные тени начали свое движение, и Пегасу ничего не оставалось, как только, взяв девочку под мышки, побежать вперед. За ней бежали все остальные, погоня вывела их в пустыню, где под палящим солнцем, пески покрывали всю часть видимой суши. Убедившись, что погоня отстала от них, пегас поставила эльфа на ноги, а сама, согнувшись пополам, жадно хватая ртом воздух, пыталась прийти в себя. - Так, что мы имеем? - Призрак, уселся прямо на песок, но тут же подскочил, песок оказался невозможно горячим. - Кучу проблем. - Цербер все еще хромал, но уже вполне мог за себя постоять, по крайней мере, он мог стоять на ногах, не шатаясь. - И эта куча все с большей силой разрастается. - Главное, нам спасти принцессу, а там, как карта ляжет. - Пегас выпрямилась, и вздохнула посвободнее. - Я больше ее не потащу. - Знать бы, зачем мы тут оказались, и кто превратил нашу Эльфа, в Селению? - Феникс обеспокоенно смотрела на побледневшего Цербера, но больше ее беспокоило какое-то искажение на горизонте. - И как нам ее вытащить от сюда, а заодно и нас. - Призрак концом лезвия, на песке, пытался что-то вычислить, понятное только ему одному. Эльф, все еще не понимая, зачем демонам, а именно так она думала про Хранителей, защищать ее, увидела краем глаза нечто такое, от чего ее сердце разорвалось на части. Всего в нескольких метрах, распятая на кресте, вся в крови, мучаясь под палящим солнцем, на нее смотрела мама. Хилия смотрела своими голубыми глазами на дочь, и бескровные губы, в мольбе шептали ее имя. Девочка, из глаз которой брызнули слезы, метнулась к матери, побежав. Феникс, уловив ее движение, побежала следом, схватив ту за руку. Но Эльф с таким остервенением побежала вновь, что девочка не смогла ее удержать. Что-то надо было делать, и Феникс, не найдя ничего другого, просто накинулась сверху на Эльфа, подмяв ее под себя. - Пусти меня! Пусти! - Верещала, вырываясь Эльф, царапая поверхность песка пальцами. - там моя мама! Отпусти! - Это демон, это не твоя мама. Хилии нет в живых давно! - Кричала на ухо Феникс, не зная, как еще успокоить девочку. Лицо бывшего ангел исказилось в гримасе смеха, крест и сама женщина слились воедино, и на них уже смотрели глаза одной из теней. Хранители, подбежав следом, закрыли собой Феникса и Эльфа, выставив вперед посохи. -Ты убедилась? - Поинтересовалась Феникс, поднимаясь на ноги, и подавая руку девочке. - Да. - Шмыгнула носом Эльф, вытирая ладонью слезы, а точнее, размазывая их по лицу. - Ты убедилась, что мы на твоей стороне? - Девочка неопределенно мотнула головой, прижав ручки к груди. - Если вы демоны, то я вас сожгу. - Голос ее осип, но Эльф держалась так, как подобает королевской крови, с достоинством. В ее руках сияя серебром, появилась Звезда, величиной с небольшой мяч. Ее лучи переливались серебром, и от нее веяло теплом. Хранители засмотрелись на нее, позабыв про все на свете. - Это она? Серебряная Звезда? - Призрак, не сводя глаз с реликвии, все рано оставался практиком, и ему нужно было во всем удостовериться. - Да. Мне ее мама дала. - Эльф убрала Звезду назад, в себя, и, улыбнувшись, посмотрела на Хранителей. - Она может уничтожать демонов. - Ну, раз так, то уничтожь и тех теней. - Пожал плечами Цербер, который все это время боролся с искушением, что бы дотронуться до Звезды. - Я не могу. У меня нет такой силы. - Понурила головку Эльф, садясь на корточки. - У мамы силы были. - Ладно, чего, так и будем тут стоять?! - Пегас хлопнула себя по бедру, и первая побрела вглубь пустыни. В голове звучал голос Игоря, рассказывающий ей притчу о Хилии, у нее силы были, из-за тог, что в нее верили. А верят ли они в свою принцессу, это был вопрос? Впятером, стараясь ни о чем не думать, они молча брели по пустыне, в которой на поверку оказалось не так уж и жарко, наоборот, в какой-то миг им показалось, что повеяло леденящим холодом. И тут, прямо перед ними, всего в нескольких шагах, вновь появился крест, и Хилия, шепча имя своего ребенка, в предсмертных муках протягивала к ней свои руки. - Эльф, надеюсь, ты не купишься во-второй раз? - Поинтересовалась Пегас, опираясь на свой посох. -Это не твоя мама, это демон. - Шептал на ухо ей Феникс. Но сердце ребенка верит тому, что видит. Эльф, постояв с секунду, вновь рванула к матери. - Вот идиотка! - Злобно выругалась Феникс и побежала следом. Хранители, было, рванули следом, но под их ногами земля заходила ходуном, сшибив всех с ног. Феникс догнала Эльфа буквально в шаге от креста, и, навалившись сверху, не дала той к нему прикоснуться. - Это моя мама! Пусти! - Глупая, они тебя обманывают! Это демон! Эльф, не слушая ее протянула маленькую ручку, и как только пальчики коснулись креста, демон тут же простер к ней свои черные щупальца. Девочка в ужасе закричала, а Феникс, что бы защитить принцессу, отшвырнула ребенка от себя, подставившись под удар. - Феникс! - На глазах Цербера, Феникса подняло над землей, ее тело обхватили черные, жижеобразные щупальца. Рвануть за ней следом, не позволила Пегас, преградив ему путь посохом, указывая на плачущую Эльфа. Феникс боролась до конца, даже когда все ее тело пронзил электрический заряд, и она уже с трудом могла дышать, девочка из последних сил призвала к себе посох. С диким криком, она вонзила острие в тело демона. С секунду ничего не происходило, а затем страшный взрыв прервал жизни обоих. Тело Феникса упало к подножию образовавшейся воронки, ее посох, переломленный надвое, упал с ней рядом. Цербер упал на колени, из глаз бежали слезы, он сжимал посох в руках, не в силах что-либо выговорить. Потрясенная Эльф, плакала рядом, с момента их первой встречи в этом странном мире, девочка подросла, и теперь она уже более менее была похожа на Эльфа. А через секунду, поглощенная в серебряное свечение, исходившее из ее груди, появилась их Эльф, в своем черном платьишке. Она сидела на песке, слезы лились из ее глаз, а она, не переставая, шептала имя Феникса. - У нас гости. - Проговорил Призрак, обернувшись всем корпусом назад. Позади них, искривляя пространство, неслось что-то черное, похожее на тень. - Надо убираться от сюда. - Пегас пыталась поднять вначале Цербера, а затем Эльфа, но, ни тот, ни другой, не отвечали на ее позывы. - Черт, что с ними-то, делать? - Уводи их! - А ты? - Я из вас, самый слабый. От меня там, мало толку. - Махнул рукой Призрак, вытаскивая посох, и прижимая его к груди. - Идите, вам нужно спасти принцессу. Я постараюсь их задержать. - Нет. - Мотнула головой Эльф. - Эльф, другого выбора у нас нет. - Подтвердила Пегас, поднимая девочку с песка. - Выбор есть всегда. Не надо больше смертей! - Эльф явно истерила, она плакала навзрыд, смотря на тело подруги, которая пожертвовала собой, ради нее. - У нас нет выбора. - Жестко проговорила Пегас, заставляя подняться Цербера. Парень безвольной куклой послушно побрел за ней, не смотря себе под ноги. - Призрак, нет! - Эльф знала, она чувствовала, что он погибнет. Погибнет так же, как и Феникс, жертвуя собой. - Пообещай, что ты не умрешь?! - Я не умру. - Призрак махнул ей на прощание, и, отвернувшись, стал ждать демона. Он еще краем глаза видел, как Пегас уводит, держа за плечи, Эльфа, и как за ними следом, сгорбившись, идет Цербер, а на горизонте, очередное творение темных сил, уже протягивало ему свои лапы. Четверо демонов, взлетев к желтому небу, закружив, образовали некое подобие шара, который со страшным грохотом, рухнул на землю. Призрака слегка подбросило, но он устоял на ногах, и покрепче вцепившись в посох, стал ждать нападения. Огромный, огненный шар, набирая скорость, понесся на него. Призрак был слишком умен, что бы с горяча, рубать по шару лезвием, поэтому, парень прижал к себе косу, и, закрыв глаза, приготовился к удару. Телепортация оказалась намного приятнее, нежели он ожидал, все его тело овили серебряные искры, и вначале жар демонического огня он и не почувствовал. Жар проник позже, когда ему в лицо дыхнуло обжигающее дыхание демона. Парень открыл глаза, и увидел бесцветный взгляд демоницы, которая, с силой тисков, щупальцами, обвила его тело. Он вскрикнул, жар начал проникать вовнутрь, и он уже горел изнутри. Адская боль, сжимающая его из нутрии, не позволяла шевелиться, из глаз брызнули слезы. Руки, в которых все еще находился посох, начали дымиться, от собственного крика, парень не слышал ни дикого смеха демона, ни горения собственной плоти. Последних сил хватило лишь на один удар, прямо в лицо демону, промеж ее бесцветных глаз. Лезвие косы проткнуло череп насквозь. Взрывная волна сшибла с ног всех троих. Эльф, обернувшись назад, с диким криком бросилась на землю, колотя кулаками по желтому песку. Там, где они оставили Призрака, зияла огромная воронка, подле которой лежал парень, все так же, в обнимку с посохом. Поднявшаяся было Пегас, рухнула на колени, из глаз девочки побежали слезы, и лишь Цербер, остался стоять на ногах, пустыми глазами смотря на две воронки. - Аресхиль! Я отдам тебе Звезду! - Эльф, растирая слезы по лицу, поднялась на ноги, и обращаясь куда-то к небу, голос ее охрип, но она продолжала кричать. - Не надо больше смертей! Я отдам тебе Звезду! Девочка бы, еще долго так кричала, если бы не подошедший прямо вплотную Цербер. Парень сгреб плачущую девочку в руки, поднял над землей, и хорошенько тряхнул, а затем отпустил. Эльф, не удержавшись на ногах, упала на колени перед ним, и, уткнув лицо в ладони, разревелась. - Если ты это сделаешь, я тебя убью. - Голос парня выцвел, и был абсолютно безразличным. Он с силой сжимал кулаки, не давая волю эмоциям. Если бы он сейчас разревелся, то Феникс бы сказала, что он тряпка. Феникс, еще вчера, они строили планы, и надеялись на счастливый конец. Еще вчера они шутили, что теперь, когда все вместе, они одной левой расправятся с Аресхиль, и что теперь? Его Феникс лежит в паре метров от него, мертвая. - Феникс, и Призрак, не для того умирали, что бы ты так просто сдалась. Я тебе не позволю. - Я не хочу, что бы вы то - же умерли. - Шептала Эльф, поднимая к нему свои голубые глаза. - Не хочу. - А кто сказал, что мы собираемся умирать?! - Пегас, вытерев слезы, поднялась на ноги, как бы она не казалась бесстрастной, девочка все же восхищалась Цербером, который с таким достоинством держался. - Но... Феникс...Призрак, они умерли. Вы понимаете, Они умерли?! Почему вы такие жестокие?! Цербер первый заметил какое-то шевеление, происходящее под землей, там, где сидела Эльф. Парень отпихнул девочку как раз время, огромные щупальца, чем-то схожие со щупальцами осьминога, вырвавшись наружу, обхватив его, утащили на глубину. Цербер, краем уха успел услышать крик Эльфы, когда его утащило в воду. Парень, извиваясь как уж, на сковородке, пытаясь разжать хватку. Демон, подплыв к нему, и вправду чем-то напоминал осьминога, покрайней мере, у него было восемь щупалец. Руки были стиснуты по локти, и он не мог ни до чего дотянуться, а демон, расплываясь в дикой улыбке, не без удовольствия следил за тем, как у парня кончается воздух. Легкие начала стискивать боль, Цербер не мог даже кричать, лишь метаться из стороны в сторону, с обезумившим взглядом смотря на демона. Выбор был не велик, либо умереть от удушения, что он и так сделает, либо прицепить за собой демона. Длины руки хватило лишь, что бы дотронуться до живота осьминога, но этого вполне хватило, что бы проявившийся посох проткнул насквозь демона. Девочек швырнуло на песок, вырвавшийся из земли поток воды, обрушился на землю, оставляя после себя воронку, внутри которой лежал Цербер, так инее выпустив посоха из рук. Эльф так и осталась сидеть на песке, ее плечи дрожали, из глаз лились беззвучно слезы. Пегас стояла рядом, кулаки сжимались до белизны костяшек пальцев, слез уже не было, девочка знала, что следующая станет она. Сожаления о чем либо, не было, ей было лишь жаль, что не она первая погибла, и что ей пришлось видеть смерть друзей. Но еще больше ей было страшно за Эльфа. Ведь ей одной придется противостоять Аресхиль, это было явно ее рук дело, если она сейчас погибнет, то принцесса останется один на один с королевой тьмы. - Эльф, мы с тобой очень часто сроились, и недопонимали друг друга. - Пегас подняла девочку на ноги, и заглянула прямо в глаза. - Но мы с тобой друзья. И я всегда тебя поддерживала, даже, когда ругала. - Пегас, нет. - Шептала в ответ Эльф, слезы полились вновь, и она не хотела верить в то, что у нее не осталось друзей. - Эльф, послушай меня. - Девочке пришлось встряхнуть еще раз подругу, что бы та посмотрела, наконец, на нее. - Мы верим, в тебя. - Ты умрешь. - Эльф. Не говори глупостей, я не собираюсь умирать. - Шутить почему-то не выходило, на глаза предательски наворачивались слезы. - Пегас, стой, не ходи. - Эльф, из последних сил, обхватила подругу за плечи, задерживая ее. - Я сама, слышишь, я сама справлюсь. Ты не беспокойся, я справлюсь! И мы пойдем домой! - Эльф, со мной все будет в порядке, я обещаю. - Кивнула Пегас, поспешно отворачиваясь. А над ними уже парили два демона, наворачивая круги. Пегас, оттолкнула от себя плачущую Эльфа, и одним движением кинула в одного демона посох. Коса, описав дугу, вернулась к хозяйке, орошенная кровью. Демоница, кружившая над ней, за раз лишилась обоих крыльев, и теперь они ненужными обрубками лежали у ног Пегаса. Сама же она, спланировав на землю, угрожающе близко подходила к девочке. Пегас и ахнуть не успела, когда ее обвили щупальца демона, страшный удар током, пронзив тело, чуть не убил ее. Крик вырвавшийся из груди, перекрыл все мыслимые звуки, в этой пустыне. Эльф от ужаса закрыла глаза руками, а когда крик прекратился, убрала ладони от лица. В глубокой воронке, истекая кровью, лежала поверженная Пегас, девочка еле дышала, ее карие глаза уже почти не видели, предсмертная агония, застлала их туманом. Эльф бросилась к подруге, упав перед ней на колени, и в этот миг, из под земли, вырвался второй демон, воспарив к небу. Эльф, вскрикнув, отползла назад, смотря на приближающегося демона. Посох, просвистев серебряной стрелой, пронзил нечистую тварь, пробив ему грудную клетку. Демон взревел, от взрыва, Эльфа отшвырнуло в сторону, а когда девочка смогла, на дне воронки, которая стала в два раза больше, лежала Пегас, ее посох лежал чуть поодаль, залитый кровью демона. - Все. Все погибли. - Эльф сидела на коленях, плакать больше сил не было, но слезы упрямо катились по ее щекам. - За что?! Верни мне друзей! Аресхиль! Пустота на душе, смешивалась с непереносимой болью, от потери друзей, даже когда перед ней всплыло темное облако, в котором она смогла различить образ своей сумасшедшей сестры, он не впечатлил девочку. - Если бы ты отдала мне Звезду сразу, он могли бы остаться в живых. - Констатировала факт Аресхиль, подстраивая под себя одну из скал, образуя на нем постамент. Эльф смотрела на нее, а сама видела лиц друзей. Видела, как она с Фениксом строила замки на песке, как Призрак читал ей отрывки из книги, и как Пегас и Цербер, наперегонки, плавали до буйка и обратно. В тот миг, они были счастливы, как никогда. А еще она слышала слова Пегаса, о том, что они в нее верят, и видела, как они дин за другим, жертвуя собой, спасли ей жизнь. Серебряная Звезда, появившись в раскрытых ладонях Эльфа, засверкала, переливаясь серебром. И это свечение, поглощая все вокруг себя, накрыло Аресхиль, разметав ее в пыль. Эльф устало опустила руки, в которых сияла Звезда, ощущая себя как никогда, счастливо. Ведь друзья верили в нее, и она могла поклясться, что чувствовала в этот миг их присутствие рядом. Звезда сверкнув сильнее, вернула девочку на землю, из мира снов, где на песке, лежа в шаге друг от друга, спали все Хранители. Глава 14. Серебряная Звезда. - Ну, и где вы были? - Игорь встретил детей, стоя на пороге лаборатории, нетерпеливо скрестив руки на груди. - Вы знаете, сколько время? Я уже все передумал, пока вас ждал!? И что вас поймали солдаты, и что вы уже лежите убитые у ног Аресхиль! И что вы друг друга перебили! На последнее изречение, Хранители, недовольно фыркнув, обогнув мужчину, прошли в общий зал. - И вообще, уже за полночь, пора и спать. - Продолжал возмущаться Игорь, не сводя обеспокоенных глаз с хмурых детей. - Спасибо, я уже выспался. - Буркнул Цербер, присаживаясь за стол. Рядом с ним плюхнулась Феникс, остальные разместились кто, как мог, в основном рассевшись по столам. - Я еще не делю не смогу спать. - Согласно кивнул Призрак. - Спасибо, мы уже выспались. - Подытожила Пегас. - Да, что происходит?! - Взмутился Игорь. - Вы мне толком можете объяснить, что случилось? - Происходит то, что мы пока выигрываем у Аресхиль, со счетом два один, в нашу пользу. - Феникс, я, конечно, понимаю, что тебе все понятно, но мне можно в каких-нибудь подробностях. - Если вкратце, то Аресхиль проникла в наши сны, и мы ее победили. - Спасибо, Призрак, так понятнее. А конкретнее? - Нет, уж, спасибо, давайте не будем вникать в подробности. - Цербер, наигранно отмахнулся, отвернувшись от Игоря. - Ну, как скажете. Тогда я советую вам отдохнуть, потому что сегодня ночью, мы произведем возврат Звезды. Эльф вам рассказала принцип возрождения Звезды? - В общих чертах. Что-то там про нашу кровь, и соединение посохов. - Да, точно, в общих чертах. - Улыбнулся Игорь, смотря на Пегаса, девочка выглядела усталой, под глазами чернели круги, но она не подавала виду, и сидела, как ни в чем, не бывало. - А что-то не так? Эльф? Под напряженным взглядом Цербера, Эльфу стало совсем не по себе, она еще не отошла от созерцания гибели друзей, и прекрасно видела смерть каждого. - Эльф? Что-то не так? - А может, не надо никакой Звезды? - Шепотом проговорила она, обращаясь, скорее всего к Игорю, чем к остальным. - Может, мы сами, своими силами справимся? - Эльф, в чем проблема? Что не так со Звездой? Теперь уже четыре пар глаз смотрели на девочку, привлекая к себе внимание. - Эльф, вы только Звездой справитесь с Аресхиль, иначе никак. - Так, или вы говорите, что не так?! Или я уйду! - Рявкнул Цербер, поднимаясь на ноги. - Понимаешь ли, Цер, да и все остальные тоже. - Ему всегда было легче объясняться, расхаживая по комнате, что Игорь и делал, с большим усердием. - Мы считаем, что при соединении ваших посохов, звезда поглотит их в себя. - Чего? - Нахмурил брови Цер. - Понимаете, Хилия, разбив Звезду, создала из ее осколков пять посохов, и отдала их вам. Следственно, соединив посохи, вы их лишитесь. В наступившем молчании, можно было различить шорох листвы за окном. Все, понурив головы, переваривали полученную информацию, и лишь Эльф, смотря на друзей, в глубине души понимала, что теряет их. - И Эльф все это знала? - Слова, произнесенные Фениксом, прозвучали пощечинами, на глаз девочки навернулись слезы, нижняя губа предательски затряслась, а к горлу подступил ком. - Знала? - Да. - Кивнула Эльф. - И нам ничего не сказала?! - Сейчас голос Пегаса скорее походил на шипение разъяренной змии, была бы ее воля, она бы свернула шею, Эльфу, как куренку. - Простите. - Отлично! - Всплеснул руками Цербер. - Мы бы сегодня, как идиоты, пришли в назначенное время, встали под луной, а у нас бы, БАЦ, и отобрали посохи! - Эльф, почему ты нам раньше не сказала? - Феникс, ребята, я думала... - Чем? Чем ты думала?! Это предательство, Эльф, предательство! - Цербер!? - Эльф осела на колени, перед стоящими, окружив ее друзьями. Слезы, бежавшие из глаз, были горче даже тех, когда она видела смерть друзей, это были слезы разочарования. - Да, что с тобой говорить!? - Цербер повернулся и решительным шагом направился к выходу. - Цербер, постой! Я не хотела вас обидеть! - Да, иди ты! - Цербер прав, что с тобой разговаривать! - Буркнула Пегас, отворачиваясь от девочки, и шагая следом за парнем. - А я за тебя жизнь отдала. А ты, предать нас решила! - Пегас! Феникс ушла молча, так и не проронив ни слова. Эльф сидела на полу, сжимая кулаки, губы шептали слова извинения, а на бетонный пол капали слезы. - Так не честно поступать с друзьями. - Призрак не смотрел на подругу, его взгляд блуждал где-то в пространстве. - Так не поступают. Эльф протянула к нему руку, но парень, отвернувшись, ушел, в ладони девочки стался легкий ветер, который она и зажала в кулаках. Игорь, подойдя к плачущей девочке, присел на корточки, и, притянув к себе, обнял. Эльф всем телом прижалась к мужчине, уткнувшись лицом в его грудь. - Они вернутся, не волнуйся. - Мягкие волосы Эльфа, струились под его рукой, тонкие плечи ребенка вздрагивали в такт всхлипываниям. И уже не верилось, что этот ребенок смог убить так много людей, и что она сможет победить Аресхиль. - Не вернутся. - Вернутся, вот увидишь. - Они не верят мне. - Дай им время, Эльф. Они все осознают, и вернутся. Они же, твои друзья. - А что, если они не придут? - Об этом, даже, не стоит думать. Но Эльф думала, и уже для себя все решила, наперед. Она отдаст жизнь, но спасет своих друзей, во что бы то не стало. Феникс нашла Цербера на берегу озера. Парень, сгорбившись, сидел у воды, и кидал небольшие камушки. Несильный ветер трепал его черные волосы, а синие глаза, следили за кругами на воде. - Привет. - Позвала она его, Цербер, не поворачиваясь, кивнул, приглашая рукой, присоединиться к нему. - Как ты? - А ты? В наступившей тишине, были слышны лишь всплески воды, да шум ветра, трепавшего листву. Дети никак не могли подобрать нужные слов, что бы выразить накипевшую боль. - Я не отдам свой посох. - И как ты себе представляешь дальнейшее сражение, против Аресхиль? - Серые, спокойные глаза Феникса, немного усмирили пыл синих глаз Цербера, и ему уже не хотелось ничего крушить и уничтожать. - Но, мы же, смогли ее остановить. - Упрямо проговорил парнишка, поворачиваясь к Фениксу. - В первом случае, нас было четверо, на ее одну. И мы не убили ее, а всего-навсего, задержали. А во-вторых, Эльф смогла ее уничтожить. Не мы. - Феникс, я не понял, ты предлагаешь отдать свой посох, просто так? - А что нам еще остается? - Сражаться. - Как? Постоянно рассевая Аресхиль? Это не выход. В один прекрасный день, у нас закончатся силы, или мы не уследим, и тогда, королева наберет силы, и так по нам шарахнет, что нас уже ничего не спасет. - Но, отдать посох ей?! - Эльф справится. - Феникс положила свою ладонь, поверх руки парня, и заглянула прямо в глаза. - Я не уверен. - Цер, мы столько раз ей помогали, и неужели именно сейчас, мы оставим ее одну? - Феникс, она могла нам сказать, что при появлении этой чертовой Звезды, мы потеряем посохи! Но она не сказала. А что, если нас там подловят, что если Аресхиль уже знает, где находится Звезда? Что тогда? В руках Аресхиль, Звезда превратится в оружие массового уничтожения. Неужели ты забыла, что ждет нас после разрухи?! - Не забыла. - Мотнула головой Феникс. - А ты представляешь, что будет, если мы по отдельности не справимся, и не победим Аресхиль? Нашей силы не хватит, что бы вечно противостоять этой сумасшедшей. Цербер промолчал, раны, нанесенные Аресхиль, за те дни в плену, все еще ныли, да и перед глазами стояла картина, когда он, собственными руками, насадил Феникса на лезвие. - И не забывай, она имеет власть над нами. Тебе напомнить, сколько на нашей совести убитых людей? Начиная с тех женщин, в магазине! Что же мы натворим еще, с помощью Аресхиль? Нас двоих будет достаточно, что бы уничтожить всех людей. Я не говорю, про мощь всех Хранителей. Да Аресхиль на лопатки за неделю, ну максимум, за месяц, положит всю Землю, и без Звезды. - Я это понимаю. - Тяжело признавать чужую правоту, особенно, если ты и без чужого мнения, сам прекрасно знаешь об этом. Цербер опустил голову, всматриваясь в круги на воде. Даже не обладая богатой фантазией, можно было себе представить, как пятеро детей, наделенные нечеловеческой силой, и оружием, равному которому нет, будут покорять город за городом. Феникс взяла его руки в свои, и дети закрыли глаза. Они видели огромный зал, освещенный свечами, где в окружении свиты, сидит на троне Аресхиль. Видели уничтожение человеческой расы, где они служили палачами человечества. Крики мук, и предсмертные стоны, проникавшие в самую душу, слышались повсеместно. А еще они видели себя, они шли в сопровождении всех остальных Хранителей, убивая всех подряд, кто бы, не попался на глаза. Люди, все еще питая надежду на спасение, пытаются отбиваться, прятаться, но все их попытки оказывались тщетными. Реки крови, соединяясь с водой в морях, и океанах, приближали Конец света, а сумасшедший смех довольной Аресхиль, разносился по всей Земли. Ведение было таким правдоподобным и ярким, что открыв глаза, Цербер увидел слезы на лице у Феникса. -Что же это? Так оно и будет? - Нет, мы этого не допустим. - Феникс, расплакавшись, бросилась в объятия Цербера, который прижав к себе девочку, поглаживал ее по рыжим, растрепавшимся волосам. - Она защитит этот мир. - Кто? - Хлюпая носом, поинтересовалась Феникс. - Эльф. - Значит, мы дадим ей последний шанс? - Да. Но учти, я иду из-за того, что ты идешь туда. - Буркнул в свое оправдание Цербер, почувствовав, как тонкие ручки обхватывают его за талию. - Мне бы больше понравилось, расщепление Аресхиль. Так было бы смешнее. Пегас, вышедшая вслед Церберу, далеко из лаборатории не ушла, а засела в спортивном зале, где уже с пол часа била по груше кулаками. Груша больно сдавала сдачи, что вызывало ответную агрессивную реакцию со стороны девочки. - Можно с тобой поговорить? Пегас обернувшись, пожала плечами, тем самым соглашаясь впустить Игоря. В одно мгновение в ее руках сверкнула коса, и она одни ударом разрезала грушу надвое. - И к чему ненужная агрессия? - Вам что нужно от меня? - Пегас смахнула со лба небольшие капельки пота, и уперла посох в пол. - Пришли уговаривать, что бы я простила Эльфа? - Нет. - Девочка очень удивилась такому ответу, но виду не подала. - Тогда, зачем пришли? - Поговорить. - Все-таки, пришли уговаривать. - Усмехнулась она, садясь рядом с ним, на лавочку. - Но знайте, Эльф поступила нечестно, по отношению к нам. Она обманула нас. - Она вас не обманывала, она просто не сказала всего. - Это, для меня, одно и то же. - Пегас, а что бы ты сделала, на ее месте? - Я? - Да, ты? Твои действия? Я тебе говорю, что после соединения посохов, все остальные лишаются оружия, и только ты сможешь защитить всех? - Я защищу всех. - Пожала плечами Пегас. - Ага. Отлично. - Качнул головой Игорь. - А что ты скажешь друзьям? - В смысле? - В прямом. Ну, представь, ты им говоришь, что после соединения, они станут обычными детьми, без всех способностей. И что только ты одна останешься Хранителем, как таковым. - Цербер бы меня сразу послал. Феникс за ним бы ушла. Призрак бы, с недельку подулся, но потом бы простил, я его знаю. А Эльф бы, отдала сразу свой посох. - А в итоге, на тебя бы, все обиделись. И в нужный момент не появились. Так? - Вероятнее всего. - Не вероятнее всего, а так. Зная упрямый характер Цербера, то он и сейчас дуется на Эльфа, если, конечно, его не переубедит Феникс. А ведь, вы, совсем недавно, отдали свои жизни, чтобы спасти принцессу, не так ли? - Это вам Эльф рассказала? - Да. Ведь она единственная, кто теоретически выжил. А как ты думаешь, легко ли ей было видеть, как вы один за другим гибнете? - Я думала, что сойду с ума, когда увидела, что Феникс умерла, а за ней и Призрак. - Призналась Пегас. - Это было страшно. И Цербер то же пошел на самопожертвование. - А ты убила двоих. А знаешь, почему Эльф победила? - Нет. - Потому что, вы в нее верили. - Правильно. - Кивнула головой она, убирая посох. - Потому что у нее в руках была Звезда. - Ну?! И какой вывод? Нужно дать Эльфу Звезду, и она с вашей верой в нее, и горы сдвинет, а не то, что убьет Аресхиль. - Да, но вы забыли, что до того, как она воспользовалась Звездой, нам пришлось применять силы. И нам нужны посохи. - Да, что ты какая непробиваемая?! - Вспылил Игорь, поднимаясь на ноги. - Эльф бы справилась и с этими демонами, но вам потребовалось время, что бы поверить в ее силы. Что тут не понятного?! Сила Звезды прямо пропорциональна вашей вере в Эльфа! - Это как это? - Почему Хилия была так сильна? - Потому что она была архангелом. - Игорь с силой ударил ладонью по лбу, и обреченно вздохнул. - Да почему с тобой так трудно разговаривать? Интересно, как общаются Цербер и Феникс, ведь он такой же непробиваемый? Пегас, поверь мне, когда вы достигните своего пика в силе, у вас раскроются крылья. Вы же, потомки ангелов. - Крылья? - Забудь. - Махнул рукой Игорь. - Не суть важна. Хилия была сильна, потому что в нее верили. И эта сила веры, насыщала Звезду. Даже если вы перестанете верить в себя, то и посохи у вас не появятся. - Как это. Не появятся? Совсем? - Совсем. Почему Цербер, когда был в плену у Аресхиль, не смог на нее напасть, когда была такая возможность? - Потому что у него не было сил. - Ответ не правильный. Потому что в него не верили. Ваша сила регенерации настолько велика, что вам хватает несколько часов, что бы восстановиться после теоретической смерти. А вот если в вас не верить, вы и с постели не сможете подняться. Да и победили вы ее тогда вчетвером, потому что верили в свои силы. Вот и все. Пегас призвала к себе посох, и положила себе на колени. Он сиял серебром, переливаясь под ее взглядом. Девочка провела кончиками пальцев по посоху, переведя взгляд на лезвие. - Поверь в нее, и она справиться с любыми трудностями. - Шептал Игорь, заворожено смотря на посох. - А потом, когда-нибудь, мы сможем их вернуть? - Посохи? Этого мне не известно. - Вздохнул Игорь. - В книге ничего про это не сказано. - Значит, никогда. - Но, почему? Ведь до этого, вы же их получили?! - Ага, разбив Звезду. - Пегас, ваша жертва, ничто, по сравнению с тем, какие жертвы ждут человечество, если на трон взойдет Аресхиль. - Нужно найти Призрака. - Хлопнув себя по бедру, поднялась с места Пегас. Игорь проводив девочку печальным взглядом, посмотрел на рассыпанный песок по полу, и огрызок висящей груши, решил еще маленько посидеть в одиночестве. Размышляя, что, как несправедлива жизнь, взвалив на хрупкие детские плечи, весь груз ответственности за Мир. - Давно ждешь? - Призрак, не поворачивая головы, кивком пригласил Пегас, присоединится к нему. Пегас, немного поколебавшись, села на соседнюю кочель, и оттолкнулась кончиками ног. - Погода сегодня прекрасная. - Отозвался парень, в его голубых глазах отражалось небо, и куда-то плыли облака. - И ночью луну будет хорошо видно. - Если на нас нападут, то это будет последний день, нашей жизни. - Я в курсе. - Пожал плечами Призрак. - А что ты будешь делать, после того, как все закончится? - Ты думаешь, у нас будет, это, ПОСЛЕ? - Ну, не знаю. Хотелось бы верить. - Я не хочу умирать. - Пегас опустила голову, и по ее щекам, тонкой струйкой, покатились слезы. - А мы все равно же пойдем на бой с Аресхиль. Даже, если у нас не будет посохов. - Я не хочу умирать. - Шептала девочка, вытирая рукавом слезы. - А вдруг, то, что нам снилось, это пророческое видение? - Не унимался Призрак, он призвал оружие, и сейчас коса лежала у него на коленях, сверкая серебром. - Тогда, я умру первой. - Улыбнулась Пегас, и, увидев недоумение, на лице парня, добавила. - Мне так будет проще. Я видела смерти всех вас, с меня хватит. - Ее еще нет? - Призрак и Пегас обернулись синхронно, Цербер, вытащив посох, держал его на изготовке, упершись им в асфальт, Феникс стояла чуть впереди, скрестив руки на груди. - Ждем. - Подытожила Пегас. - А что вы тут делаете? - Эльф, идущая с опущенным лицом, увидев ждущих ее друзей, от неожиданности даже подпрыгнула. - Нам, может, уйти. И обойдемся без Звезды? - Усмехнулся Цербер, убирая посох. - Я думала, что вы на меня обиделись. - Обиделись. - Кивнула Пегас, слезая с качелей. - И ты еще будешь просить извинения, но прежде, мы уничтожим Аресхиль. - Она нас больше напрягает, нежели твой промах. - Феникс подошла к Церберу, облокотившись на паренька. - Спасибо. Дожидаясь нужного часа, дети, разместившись на небольшой лужайке, болтали ни о чем, просто вспоминая время, когда они жили с кураторами, и когда все было просто и понятно. День сменился вечером, небо посинело, и на ночной небосвод, взошла царица ночи. Полная луна, освещая все вокруг, отражалась в чистых глазах Хранителей, и никто из городских жителей, спящих в эту минуту, не знал, что решается судьба человечества. - Начали. По команде Пегаса, дети встали, образуя круг, призвав к себе посохи. Косы грели их ладони, даря им свое тепло, и так не хотелось с ними растоваться. Первым ожил Цербер, он, посмотрев на Феникс, и получив от нее утвердительный кивок, одним движением, черканул себя по ладони лезвием. Брызнувшая кровь, оросила посох, придав ей боевую мощь. Феникс, закрыв глаза, и сделав глубокий вдох, с криком сделала порез, обагрив лезвие своей кровью. Призрак, смотря за этим действием, крепче вцепился в посох, наблюдая за тем, как Пегас режет себе ладонь. И вот уже три косы, скрестившись, сияли алым светом, при свете луны. Призрак, посмотрел на свою ладонь, припомнил, как в ней держал самое мощное оружие на земле, и сделал порез. Эльф, по щекам которой текли слезы, порезала руку последней, дрожащий посох прислонился к посохам остальных, и весь город накрыла серебряная дымка. В окружении мягкого, теплого света стояли и Хранители. Раны, нанесенные косами, быстро зажили, и исчезли, как будто их и не было вовсе. Все пять посохов, собираясь воедино, образовали многоконечную звезду, которая сияя, освещала все вокруг. Звезда висела на небольшом расстоянии, над головами Хранителей, по - середине, и дети, задрав головы, с разинутыми ртами, смотрели на нее. - Вот она, какая, эта Звезда. - Дети обернулись, увидев в двух шагах от себя, притаившегося Нифриса. Демон злорадно смотрел на притихших Хранителей, в руках которых не было оружия. Эльф, кинувшаяся было к Звезде, затормозила в сантиметре от нее. Демон, метнувшись, схватил Пегаса за шею, и, притянув к себе, начал душить. Девочка отчаянно сопротивлялась, но при всей своей природной силе, не могла дать отпора демону. Цербер и Феникс, бросившиеся на выручку, были сбиты с ног энергетической волной, и отлетели к качелям. Призрак, подбежав, было сзади к демону, наткнулся на выставленный ему в грудь, шипастый хвост. - Принцесса, а ну-ка, дай мне эту безделушку. Королев давно ее уже ищет. - Прошипел Нифрис, поднимая над землей Пегаса, девочке катастрофически не хватало воздуха, и она, побледнев, жадно хватало его ртом, пытаясь разжать руку демона. - И я бы, советовал, поторопится, а то, боюсь, на одного Хранителя сейчас, станет меньше. Цербер и Феникс, поднявшись на ноги, кинулись на выручку. И им не хватило буквально пары шагов, до самодовольного демона, когда высунувшиеся из-под земли стебли демонического растения, опутали их ноги, а в конце, и их самих. - Что, трудно сражаться, когда у вас нет оружия? - Злорадствовал он. - Королева будет рада моему триумфу. И Хранителей убил, и Звезду добыл. Ну, же, принцесса, отдавай Звезду. Все кончено. Умей проигрывать достойно. И Эльф бы сдалась, беспрекословно бы отдав Звезду, за жизнь друзей, но в голове звучал голос Пегаса, твердившей ей, что они верят в нее. - Долго, превыше всего. - Когда-то говорил ей Цербер. - Мы не можем отступать, когда до победы осталось пара шагов. - Вторила ему Феникс. - Один человек, ничто, по сравнению, с целым миром. - Это было любимое изречение Призрака, когда ему было трудно, с чем-то справится. Или что-то принять. - Мы верим в тебя. - Сказала ей Пегас, прежде чем умерла, тогда, во сне. Нифрис, уловив перемену в поведении Эльфа, отшвырнул Пегаса от себя, прыгнув. Все произошло в считанные секунды, Эльф, подпрыгнув вместе с демоном, в одно время, кончиками пальцев дотронулась до Звезды, притянув ее к себе. Демон, налетев на девочку, упал на нее, подмяв под себя. Они прокатились по асфальту, сплетясь в единый клубок. Хранители с ужасом наблюдали за тем, как Эльф стоически отбивается от Нифриса, крепко вцепившись в Звезду. Он двумя руками, вцепившись в ее плечи, со всей силы, ударил девочку головой об асфальт. Эльф вскрикнув, крепче вцепилась в Звезду, удар повторился с новой силой, и уже на асфальте остались следы крови. Эльф моталась из стороны в сторону, прижимая к себе Звезду, а Нифрис, сидя сверху, пытался ее отобрать, причем испивая наносить страшные удары по лицу девочки. - Эльф, защищайся! - Пегас, пршетшая в себя, после полета на асфальт, помогала Призраку распутывать Феникса и Цербера, краем глаза наблюдая за тем, как обстоят дела у подруги. - Отпусти Звезду! - Рявкнул в лицо Нифрис девочке. И Эльф сразу вспомнила их первую встречу. И ей так захотелось отомстить ему, за свой провал, на первом задании, что она, не помня себя, прижала Звезду к себе. Крик, пронзивший ее тело, слился с ударной волной, отшвырнувшей демона, и припечатав его к асфальту. Звезда, сияя в ее руках, накрыла весь квартал серебреным свечением, превратив за считанные секунды, всех демонов, в прах. Когда Хранители окрыли глаза, зажмурившись от яркого света, Эльф уже стояла на ногах, в ее вытянутых руках светила Звезда, а на улице стояла оглушительная тишина. - Браво, Селения, браво. - Аресхиль появилась, хлопая в ладоши, она брезгливо осмотрела местность, и остановилась напротив сестры. - Честно, он мне уже тоже начал надоедать. Как ты поживаешь, дорогая сестренка? Ничего не хочешь мне отдать, принадлежащее мне? - Да, нет. Что-то не хочется. - Честно призналась Эльф, опуская руки. - Убирайся от сюда. - Не хорошо пререкаться со своей королевой. - Прикрикнула на Пегаса Аресхиль, топнув ногой. - Мы подчиняемся только принцессе. - Ответил за всех Цербер, выступая вперед. - Не мешайте мне! - Уходи. - Призрак, переборов первоначальный страх, встал в одну шеренгу с остальными Хранителями, отгораживающих Эльфа от ее сумасшедшей сестры. - Ох, какие мы грозные?! Прямо, боюсь!? - Расхохоталась она, прикрывая ладонью рот. - И что вы мне сделаете? Оружия то, вы, лишились! Лучше не мешайтесь! - Сначала, тебе придется убить нас. - Сквозь зубы прошептала Феникс, закрывая своей спиной Эльфа. - Да, не проблема! - Хохотнула Аресхиль, шагнув вперед. Но наткнулась на невидимый барьер, создаваемый Эльфом с помощью Звезды. Аресхиль, ощупывая воздух, трогала кончиками пальцев преграду, смеясь во весь голос, от чего даже мурашки по спине бегали. Цербер невольно вспомнил дни в плену, и ему стало здорово не по себе. Королева, сделала шаг назад, и собрав в руках свою темную энергию, направила ее на Эльфа. Черный туман, столкнулся с серебряной преградой, и звездной пылью, осыпался на асфальт. - Что, сестренка, пробуешь свои силы? - Нет, защищаю всех тех, кто мне дорог. - Подола голос Эльф. Звезда питала ее энергией, придавая силы, а девочка смотрела на напряженные спины друзей, готовые, во что бы то ни было защищать ее. - И долго ты собираешься так стоять? - Сколько потребуется. - Они не смогут вечно защищать тебя, Селения! Ты же знаешь, сила Звезды, пропорциональна вере в ее владельца! В меня верят миллионы! - Аресхиль, накопив еще больше энергии, запустила ее в щит. Эльф дрогнула, но устояла, Звезда сияла мерным, размеренным светом, наполняя души Хранителей верой. - А в принцессу верим мы! - Крикнула ей Феникс. - Ее друзья! Аресхиль пробовала вновь и вновь, на асфальте зажигались и преподали все новые вспышки звезд, а пятеро детей стойко сопротивлялись темной воле королевы. Наконец, подустав, Аресхиль прекратила свои попытки, и, расхохотавшись, отошла к качелям, на которые и села. - Хорошо, дорогая сестренка, наш спор, остается в силе. Предлагаю его перенести в более спокойное место. И там мы и разберемся, кто более достоин, быть владелицей Звезды, и кому покорится мир. - Мне Мира не надо. - Эльф устала, как никогда раньше, щит, создаваемый ею, отнял много энергии, и девочка, если честно, ужасно хотела спать, подавляя в себе упрямые зевки. - Мне нужен мир на Земле. Ты этому препятствуешь. - Следуй за мной! - Хранители не успели и глазом моргнуть, как Аресхиль растворившись в воздухе, в облаке черного дыма. - Ну, и как мы туда попадем? - Поинтересовалась Пегас, скрестив руки на груди, и смотря на оставленную метку, на асфальте, обозначающую место встречи. - Вы никак, а я смогу. Эльф, вытянув руки перед с собой, закрыла глаза, и шагнула в раскрытый портал. Кинувшиеся за ней Хранители, ухватили лишь воздух, и несколько серебряных искр, от телепорта. На горизонте появлялось солнце, объявляя новый день. Где-то в абсолютно желтой пустыне, под темным небом Зла, появилась Эльф, сжимая в руках Звезду. И где-то в центре ничего не подозревающего города, окружив метку, остались стоять Хранители, в бессилии сжимая кулаки. Глава 15. Тайна Звезды. Ноги постоянно увязали в песке, Эльф шла, запинаясь, но, не выпуская Звезды из рук, неся ее как флаг свободы. Прошло минут пять, после того, как она исчезла на глазах друзей, за это время, Аресхиль не разу не дала о себе знать, и девочка всем сердцем надеялась, что ее сумасшедшая сестра оставила в покое ее безоружных друзей. Она в очередной раз зачерпнула ногой горячий песок, обожглась и выдернула ногу. Ступня, за что-то зацепившись, повалила девочку, которая упала на неизвестно откуда появившиеся шипы растения. Громко вскрикнув, Эльф попыталась подняться на ноги, но не удержалась, и вновь рухнул на колючки. Один шип пронзил ее ладонь, выйдя с другой стороны, Эльф закричала, рванула руку, и прижимая пораненную ладонь к груди. - Я справлюсь. - Шептала она себе, заставляя себя двигаться дальше. - Они верят в меня. Пегас еще с минуту смотрела в одну точку, и наконец, отошла от того места, от куда телепортировала Эльф. - Это бесполезно. - Отозвалась Феникс, она уже в сопровождении Цербера, сидела на качелях, медленно раскачиваясь. - От того, что мы по очереди смотрим на этот телепорт, ничего не изменилось. - Как она могла. - Бормотала себе под нос раздосадованная Пегас, подходя к задумчиво стоящему Призраку. - Нас бросить? - Она поступила так, как каждый бы из нас сделал. - Констатировал факт Цербер. - Она одна не справится. - Настаивала Пегас. - Мы должны верить в нее, иначе мир обречен. Забыла? - Нет, не забыла. - Под пристальным взглядом Феникса, Пегас опустила голову. - Я верю в нее. - Тем не менее, нам все равно нужно попасть туда. - Подал голос Призрак. - И как? - Есть одна идея, но она может оказаться не удачной. - Предупредил всех парень. - Я предупреждаю, за ранее, что бы потом не было разговоров, что я вас не предупреждал. Поняли? Я вас, предупреждаю. - Ну, предупредил, дальше что? - Цербер нетерпеливо дернул плечом, и отошел от качели. - Мы окропим нашей кровью то место, где был портал. Наша кровь, даже без оружия, кровь Хранителей. Мы с помощью ее сможем открыть портал. Я думаю. - Ты уверен? - Переспросил Цербер, для пущей уверенности, что их жертва не будет напрасной. - Я предупреждал, кажется. - Надулся Призрак, ковыряя носком кроссовок, в асфальте. - Что эта попытка может оказаться не удачной. - Попытка не пытка. Чем резаться будем? - Согласно кивнула Пегас. Переживания за Эльфа, не давали ей покоя, и ей бы хоть что делать, лишь бы не просто ждать. И пусть их попытки не увенчаются успехом, лишь бы не банальное ожидание. - Это, как раз, не проблема. - Цербер, одни ударом разбил окно, в какой-то квартире. На асфальт, к его ногам полетели сколки, парень наклонился, и поднял один из наиболее удобных, им для дела. Хранители понимали, что без посохов, их раны будут заживать подольше, да и резать себе что-то с помощью осколка стекла, не вызывало доверия. Но Цербер, сморщившись, полоснул себе по ладони первым, окропив асфальт алой кровью. Девочки, сморщившись вместе с ним, вздрогнули, при виде его крови, и долго смотрели на протянутую ладонь, в которой лежал осколок. - Давайте я. И подходите ближе к телепорту, нам нужен портал. - Уведомил всех Призрак, беря осколок из рук друга. Пегас и Феникс, под пристальными взглядами парней, порезали свои ладони, всхлипнув, и присоединились к друзьям. Цербер с сожалением смотрел на окровавленную руку Феникса, девочка морщась, выставила ладонь, а вторую руку протянула парню. Призрак и Пегас сделали вид, что ничего не заметили, когда подростки взялись за руки. Под их ногами, переливаясь всеми цветами радуги, вырисовывая дверь, проявлялся портал. Оставалось лишь наедятся, что он выведет их в нужном месте. Дети не сговариваясь, перешли черту, и портал со странным хлюпающим звуком закрылся. Эльф, вся израненная брела по бесконечной пустыне, запинаясь об шипы. Все ладони, ноги, и лицо были в царапинах и глубоких порезах, сочилась кровь, оставляя после себя след. Девочка выбилась из сил, бередя по пустыне, ее постоянно покидали силы, и она, падая на разодранные колени, беззвучно плакала, проклиная свою участь. Серебряная Звезда, еще при первом падении, впиталась ей в грудь, и теперь из нутрии согревала ее надеждой. На горизонте, прорезая синее небо, сверкнула молния, последовавший за ней гром, сшиб с ног Эльфа, и она в очередной раз напоролась на шип. Молнии следовали одна за другой, не предвещая ничего хорошего, усиливающийся ветер принес собой дыхание смерти, дуя в лицо девочки могильным смрадом. Из последних сил, превозмогая усталость и боль, Эльф поднялась на ноги, и зашагала дальше, туда, где виднелся огромный помост, сооруженный из скалы, на вершине которого стояла Аресхиль. - Эх, ничего себе местечко. - Выругалась Пегас, поднимаясь с шипов на ноги. - И где нам искать Эльфа? - Думаю, там! - Цербер протянул руку, указывая на видневшийся помост. - Нужно поторопиться, Эльфу понадобиться наша поддержка. - Ага, Фен, я так и вижу нас, в форме черлидеров, с помпонами в руках. - Буркнула Пегас, старательно перешагивая шипы. Она даже сделала попытку подпрыгнуть, изображая на лице наигранную радость. - Вперед, Эльф! Давай, Эльф! - Очень смешно. - Фыркнула Феникс, идя вслед Церберу, который уже пару раз упал, и поранил руки. - Тем не менее, нам нужно туда попасть. - Подытожил Призрак. Идти было невозможно и трудно, дети, то один, то другой падали, натыкаясь на шипы, единственное, что их радовало, это то, что их было четверо, и они могли друг другу помогать. Что нельзя было сказать про Эльфа, которая, упав, в очередной раз, ударилась переносицей об первую ступеньку помоста. Из носа побежала кровь, и она ее вытерла рукавом платья, под звонкий смех сестры. - Что, не так - то просто оказалось, со мной соревноваться? - Эльф зарычала, и, собрав волю в кулак, полезла на площадку. - Отдай Звезду по-хорошему. Не упрямься. Эльф молчала, лишь морщилась от боли, когда дотрагивалась до холодных ступенек проткнутой рукой. После нее оставался стойкий кровавый след, по которому мог бы дойти любой, у кого есть хоть маломальское зрение. - Вы, людишки, всерьез думаете, что сможете сопротивляться Тьме? А ты, моя сестра, Селения, мы же с тобой родные, почему ты так себя ведешь? А? Я понимаю, Хранители, они уже были созданы, с функцией защиты мира во вселенной. Но, ты?! Ты другая, ты не Хранитель. - Я одна из них. - Буркнула Эльф, наконец, взобравшись на помост, и став напротив сестры. - И я не позволю тебе уничтожить Землю. - Тьфу, ты, вся в мать! - Огрызнулась Аресхиль, смотря безумными глазами на девочку. - Та тоже, грезила о мире во все мире. Как глупо?! И банально! - А что, по твоему, не банально?! Уничтожение Мира? - Призвание Великого Хаоса. - Захохотала Аресхиль. Ее смех слился с ударом молнии, и отразился страшным звуком грома. - И что, что дальше? Ничего, пустота? - Голос Эльфа разносился на многие метры, но еще не достигали ушей Хранителей, пробирающихся к ней. - Что будет потом? - Я буду царицей Тьмы! - Тьма, без Света, не может существовать, как таковая. - Возразила Эльф, прижимая покалеченные руки к груди. - Ну конечно, ты не понимаешь!? Мама всегда любила тебя больше, Селения у нас еще маленькая, за ней ухаживать надо! Селения у нас играет с Хранителями, как мило! .... - Аресхиль будто сжалась в комок, прижав к груди белые руки, она что-то бессвязно шептала, обращаясь куда-то к небу. А затем опустила лицо и посмотрела на притихшую сестру. - ... Посмотри, Аресхиль, твоя сестренка рисует светлые картины будущего! ... Смотри, Аресхиль, Селения играет с Хранителями, и пытается стать как они! Аресхиль, на нас идут Темные силы, ты должна увести сестру, пока мама с Хранителями защищаем королевство! Аресхиль, тебе, поле коронации достанется все! Ты станешь королевой! И что, где оно?! Мама ничего умнее не нашла, как разбить Звезду, и отдать ее вам! И кому, мерзким Хранителям, который просто охранники, и маленькой девчонке, которая то и делала, что вечно мешалась под ногами! - Аресхиль. - Позвала ее Эльф. - Чего тебе?! - Так, тебе нужна Звезда, лишь для того, чтобы отомстить мне? Ты злишься из-за того, что мама передала мне ее, а не тебе? - Замолчи, ты ничего не понимаешь! - Закричала на нее Аресхиль. - Я уничтожу и тебя, и этих предателей Хранителей, и весь этот недостойный мир! Аресхиль, подняв руки к небу, призвала к себе Темную энергию, которую и направила на Эльфа. Девочка, не успев отреагировать, метнулась в сторону, и мощнейший удар потряс всю скалу, чуть не разломив ее на двое. Эльф вновь и вновь уворачивалась от ударов, чудом оставаясь не задетой, не понимая, почему Звезда не хочет ей помочь. Увидев всполохи на небе, Хранители рванули вперед, постоянно теряя равновесие, и падая, но пробираясь к заветной скале. Аресхиль, наигравшись, опустила руки, измученная Эльф упала на колени, вытирая окровавленной ладонью, блестевший потто со лба. Вся поверхность скалы была испещрена огромными дырами, пробитыми темной энергией. - Я покончу с тобой, так же легко, как и с этим, заблудшим миром! И ни один Хранитель не сможет мне помешать! - Аресхиль, заложив руки за спину, принялась расхаживать взад и вперед, перед девочкой, времени, что бы убить сестру, у нее было предостаточно. - Понимаешь ли, сестренка, у меня не так много времени осталось. Этот мир убивает меня. И я не знаю почему, но я чувствую, в себе его дыхание. - Ты сходишь с ума. - Злобно хмыкнула Эльф, поднимаясь на ноги. - Вот и весь секрет. - Очень смешно?! Но, тогда, почему, ни ты, ни эти Хранители, не подвержены этому синдрому? Ведь мы все из одного теста? - Мы то же подвержены этому синдрому. - Потупив взор, проговорила Эльф, шагнув на встречу сестре. - По моему, это дело времени. - Хочешь сказать, что ивы сходите с ума? - Ну, не так откровенно, как ты. Но, приступы жестокости, мы у себя наблюдали. Феникс утверждала, что в конечном итоге, нам нельзя находиться на Земле, поскольку в нашей крови присутствует кровь Ангелов. - Это все мать виновата. - Злобно сверкнув глазами, проговорила Аресхиль, резко остановившись. - Она знала, что не имеет права быть со смертным, но все - же была. Вот мы и сходим с ума, из-за этого. В нас есть частица человечества, и именно она нас и губит! Чертова мать, не знала что творила! - Не говори так. - А ты у нее всегда была в любимицах. Она тебе и Звезду отдала. Ненавижу! Эльф лишь успела увидеть, как темный сгусток энергии, набирая скорость, ринулся к ней, создавая огромный вихрь, позади себя. Эльф закрылась руками от ожидаемого удара, и закрыла глаза. Удар прошил все тело электрическим зарядом. Цербер вскрикнул, упав на колени, его всего било в конвульсиях, из носа, тонкой струйкой побежала кровь. Феникс, аккуратно подала ему руку, помогая подняться. Призрак и Пегас, встав впереди Эльфа, создавая преграду, между Аресхиль и принцессой. - Пошли вон! - Взвизгнула Аресхиль, увидев Хранителей. - Мерзкие твари! Кто вас сюда звал?! - Что вы тут делаете? - Эльф, открыв глаза, увидела друзей, испугалась, и бросилась к ним. - Да, вот, думали прогуляться, а тут ты, помираешь, решили поучаствовать в спектакле. - Сарказм оказался с горчинкой грусти, Пегас приобняла подбежавшую подругу, и перевела взгляд на бледного Цербера. - Как ты? - Жить, не долго, но буду. - Отозвался Цер, вяло улыбаясь. Ему пришлось облокотиться на плечо Феникса, что бы хоть как-то стоять на ватных ногах. - Я же, запечатала проход. - Почему-то, появление друзей, очень взбодрило Эльфа, и девочке даже умирать стало не страшно. - Кровь хранителей, оказалось, творит чудеса. - Буркнул Призрак. - Пусть у нас не оружия, но мы то, есть. И мы, все еще воины. - Ненадолго! - Крикнула Аресхиль, создавая в руках новый сгусток. - Я вас всех, одним разом прикончу! Пегас оттолкнул от себя девочку, Эльф отлетела в сторону, с ужасом наблюдая, как темная энергия прошивает Призрака и Феникса. Их крики слились с раскатом грома, и жутким смехом Аресхиль. Дети рухнули на колени, на их место встали Пегас и Цербер, закрывая собой Эльфа. - Не надо! - Успела крикнуть Эльф, когда еще один заряд пронзил тела друзей. - Какое благородство! Умереть за принцессу! - Хохотала Аресхиль, создавая энергетический шар. - Что ж, посмотрим, на сколько вас хватит! Хранители, с трудом переведя дух, поднялись на ноги вновь, удары продолжались с каждой минутой, все сильнее. Эльф, плача, сидела на скале, смотря, как один за другим, Хранители падают на колени, и вновь поднимаются, что бы защищать ее. - Не надо. Я сама. - Шептала девочка. В глазах Хранителей все двоилось, кровь, бежавшая из носа, почти не останавливалась. Что бы держаться на ногах, им пришлось взяться за руки. - Ну, что, так и будем играть в благородство? Эльф, я их всех убью. Отдай Звезду. - Эльф бы и рада ее отдать, за жизнь друзей, но Звезда, переместившись в грудь, не спешила от туда выползать. Девочка лишь хлюпал носом, смотря, как друзья защищают ее. - Ну, смотри, я тебя предупреждала! Аресхиль хлопнула в поднятые ладони. Мир резко поменял цвет, и теперь, в кромешной тьме, не видно было ничего. Напрасно Цербер тянул руку к Фениксу, девочка, шарившая в пустоте, то же не могла его найти. Пегас, метнувшаяся к Эльфу, больно ударилась лбом обо что-то твердое, и, отскочив, упала. Призрак, шаривший руками в темноте, пытался хоть до кого-нибудь докричаться, но голос поглощала мгла. Эльф, сжавшись в комок, прижал колени к груди, и громко заплакала. Шуршание за спиной, не понравилось сразу, Призрак озадаченно обернулся, но не увидел ничего, зато успел почуять. От того, что к нему приближалось, страшно воняло болотом. Даже чавкающие шаги в темноте, отдавали кваканьем. Оставалось лишь догадываться, что могло идти к нему на встречу. Парень машинально сжал руку в кулак, по привычке ожидая появления посоха, но лишь схватил воздух. - Вот, блин. Звуки приближались, парень отступил назад, и уперся спиной во что-то твердое, липкое. Рванул было вперед, и понял, что прилип. Бешеные удары сердца оглушили тишину, забарабанив с новой силой, шлепающие шаги, остановились всего в шаге от парня, в нос ударил неприятный запах, и Призрак почувствовал липкие щупальца на своей руке. Слизь обжигала кожу, Призрак дернулся, но влип еще сильнее, он чувствовал себя мухой, попавшей к пауку в сеть. Щупальца осмотрело его руку, и потянулось к лицу. Призрак вскрикнул, когда почувствовал зуд на щеке, а затем и возле глаз. Пытка была невыносимой, он, не имея возможности пошевелиться, мог лишь терпеть страшный зуд во всем теле. Слизь стекла к горлу, щупальца опустилось вниз, туда, где бешеным ритмом билось сердце. Жаркое пламя огня, охватив кожу, проникло в грудную клетку, добираясь до самого сердца. Парень закричал, из глаз брызнули слезы, чувствуя, как невидимая рука, прямо у него из груди, хочет вырвать сердце, при этом ломая ребра, и разрывая грудную клетку. Феникс, осторожно ощупывая темноту, все еще надеялась найти Цербера, хотя понимала, что это бесполезно. Попытки призвать посох она оставил уже давно, понимая, что оружия ей не вернуть. До левой ноги что-то дотронулось. Феникс вскрикнула и отшатнулась. Темнота пугала девочку, она не любила тьму, а шорохи так и вообще, сводили ее с ума. Что-то вновь дотронулось до ноги, Феникс остановилась, пытаясь понять наличие угрозы для нее. В голову приходили мысли, о том сне, где они все погибли, девочка припомнила ту мучительную боль, и в очередной раз пожалела, что с ней рядом нет посоха. Невидимый стебель, окутав ее ноги, рванул куда-то к верху, девочка вскрикнула, ударилась головой об пол, и чуть не потеряла сознание. В ушах зашумело, ее тело моталось из стороны в сторону, щупальца, опоясав ее, душили девочку. Феникс катастрофически нахватало воздуха, и она жадно хватала его ртом. Ода из щупалец, направившись точно к сердцу, разрывая кожу, начала проникать вовнутрь. Кровь, хлынув потоком, полилась вниз, хлюпая, как ливень на асфальте. Девочка закричала, чувствуя, как ее грудная клетка, раздвигаясь, хрустит сломанными ребрами. Пегас, упустив из виду Эльфа, остановившись, прислушалась к пронзительной тишине. Что-то в ней, все же, было ненормально. - Слишком тихо. Слишком. - Констатировала она факт. Идти куда-то почему-то расхотелось, а может, она просто чувствовала, что это бесполезно. Перед глазами постоянно мелькали сцены из сна, когда все они умирали, на глазах Эльфа. Вспомнила она и про свою смерть, и какой он была мучительной. Поэтому, кода ее талию опоясал скользкий щупальца, девочка ничуть не удивилась. Она ожесточенно забила по ним руками, не слишком надеясь на победу. В который раз ругая себя за то, что повелась на уговоры Игоря, и отдала посох Эльфу. Объятия щупалец стали жестче, ей уже с трудом удавалось дышать, и в голове, гробовым набатом, шумело море. Одна из них, освободив ее шею, потянулось к груди, Пегас извернулась, и насколько позволяли силы, вцепилась зубами в скользкую поверхность. Злобный монстр, не ожидавший такого отпора, взвизгнул, и отшвырнул от себя взбесившуюся жертву. Пегас перевернулась в воздухе, и упала лицом на пол, разбив нос. Девочка поспешно поднялась на ноги, вытирая ладонью кровь с лица. Сдаваться просто так, какому-то монстру, она не желала, и поэтому, сжав кулаки, принялась ждать новой атаки. Демон не спешил нападать, было слышно, как его скользкие щупальца, обследуя территорию, шарила вокруг Пегаса. Уловив шорох возле себя, Пегас что было мочи, пнула ногой по пустоте, и попала как раз по монстру, который обиженно квакнул, и убрал щупальца. - Что, не по зубам я тебе?! Что притих, почему не нападаешь?! Смена ролями придала сил и уверенности Пегасу, она уже не так страшилась глядеть во тьму, где в глубине ее прятался монстр. Девочка, осмелев, сделала шаг вперед, запнулась об щупалец, потеряла равновесие, упала. Тут же, со стороны спины, послышалось жуткое шелестение, и самодовольное то ли хихиканье, то ли кваканье, но демон был явно доволен. Она еще успела повернуться, что бы встретить неприятеля лицом, когда почувствовала страшный удар в область груди. Ее припечатало к стене, руки и ноги были тут же опутаны щупальцами, от прикосновений которых жгло кожу. Пегас вскрикнула, почувствовав настойчивый толчок в грудную клетку, и как ткань ее футболки рвется на части. А затем адская боль разрываемой плоти, Пегас металась из стороны в сторону, пытаясь выбраться из объятий смерти. Но на пол уже упали первые капли крови, который перерастали в бурный поток. В ушах стоял хруст ломаемых ребер, и бешеный стук ее собственного сердца. Цербер так и не дотянулся до Феникса, погруженный во тьму, парень, с трудом держась на ногах, колотил по непонятно от куда взявшейся стене, шепча имя друзей. Поняв, что все это бесполезно, Цербер повернулся спиной к стене, и, облокотившись на нее, осел на пол. Мысли и желания путались, он смутно понимал, что с Фениксом что-то не то, но что именно, и как помочь, не знал. За эти сумасшедшие недели, когда они бродили по городу, находясь в бегах от солдат, и плен Аресхиль, Цербер морально сильно вымотался. И как он радовался, когда Феникс, наконец, пришла за ним, и забрала из рук сумасшедшей королевы. И зачем он послушал ее, и отдал посох? От бессилия, парень со всей силы ударил кулаком по стене, разбив пальцы в кровь. В голове проносились обрывки их недавнего разговора с Фен, и как она уговаривала его поверить в их принцессу, и что ничего страшного с ней не произойдет. И что, где Эльф, со Звездой? Шорох, раздавшийся впереди него, привел в себя Цербера, он всматривался во тьму, надеясь понять, кто на него надвигается, но ничего не смог разглядеть. Цербер, с недовольным кряхтением поднялся на ноги, не сидя же принимать гостей, и приготовился к атаке. Удар пришелся от куда он не ожидал, со спины. Цербера отшвырнуло вперед, но не успело его тело долететь до пола, как невидимая сила повлекла его обратно. Щупальцы опоясали его руки и ноги, распяв. Цербер, не имея возможности шевелиться, он мог лишь ждать смерти. В голове почему-то стояли картины смерти Феникса, в том, страшном сне. Он вновь и вновь переживал те минуты, когда девочка, пожертвовав собой, защищала Эльфа. Он видел, как ее тело пронзали электрические разряды, и как она проткнула того демона, взорвавшись вместе с ним. Удар так же пришелся со спины, Цербер что было сил, изогнулся дугой, пытаясь противостоять щупальцам, который разрывая его плоть, добирались до сердца. Изо рта, тонкой струйкой побежала кровь, которая пузырилась при выходе. Мир наполнился болью и запахом крови, крик, застрявший в горле, так и не выбрался наружу. Эльф, оставшись одна, прижала колени к груди, и, уткнув лицо в руки, положенные на колени, расплакалась. Неожиданно в этой всепоглощающей тьме, появились непонятные серые сгустки дыма. Эльф подняла лицо, и увидела, выставленный перед ней четыре зеркала. Все они показывали ужасные картины смерти ее друзей. Перед глазами девочки, каждый из Хранителей, как мог, защищал свою жизнь, и каждый проигрывал. Всем им не хватало лишь своих посохов, которые они отдали ей, что бы Эльф возродила Звезду. И что, Звезда возрождена, а она все равно теряет друзей? Боль наполнила душу, из глаз брызнули слезы. Она видела, как Призрак, из последних сил борется за жизнь, но проигрывает, и из его груди уже достают сердце. Как Феникса окутывают щупальца смерти, как Пегас, зубами выгрызала свою жизнь, и как Цербера распяли, прижав к стене. Крик, вырвавшийся из груди, соединился с серебристым свечением вышедшей Звезды. Эльфа окутала легкая, прозрачная дымка, которая разрастаясь, в дребезги разбивала зеркала, освобождая Хранителей от мучений. Серебряное свечение, набирая силу, разрушила тьму, создаваемую Аресхиль, и освободила детей от последних страхов. Вскоре, напротив Аресхиль стояла не маленькая, напуганная девочка, а достойный противник, сильный и смелый. Эльф стояла чуть впереди, закрывая собой, приходящих в себя Хранителей, волосы девочки, окутанные серебром, светились из нутрии, да и сама Эльф очень преобразилась. Вместо короткого черного платья, в котором она постоянно ходила, на ней было белоснежно-чистое платье, до пола, которое развивалось под легкими порывами ветра, аза спиной, расправившись, сияли белоснежные крылья. Призрак, приходивший в себя, чуть быстрее остальных, и судорожно ощупывая себя, больно ущипнул, лежавшую Пегас за руку. Девочка подскочила, и бессмысленным взглядом уставилась на парня. Цербер помогал подняться Феникс, когда увидел преобразование Эльфа. Все четверо замерли стоя, не веря своим глазам. - Отдай Звезду! - Аресхиль истерично визжала, от чего ее глаза становились еще более сумасшедшими. - Она моя! Ты не имеешь права на нее! Мама обещала мне ее отдать! Эльф держала Звезду перед собой, которая набирая силу, становилась все больше, превращаясь в огромный шар. Аресхиль, по-видимому, поняв, что ей не вернут Звезду, соединила руки, и выбрав из себя черную энергию, пустила комок негатива в сестру. Эльф лишь невольно вздрогнула, увидев мчавшийся на нее сгусток черной энергии, Звезда, засияв ярче, поглотила мрак, распепелив его. Что вызвало негативную реакцию со стороны Аресхиль, она топнула ногой, простерла руки к чернеющему небу, и призвала всю силу Тьмы и Хаоса. Земля вздрогнула, от страшного грохота слившего во едино гром и молнию, а когда Хранители смогли хоть что-то видеть, на руках у сумасшедшей королевы зияло нечто подобное Черной дыры. Она пожирала все вокруг себя, превращая в хаос и серость. - Я уничтожу этот мир вместе с тобой, и никчемными Хранителями, Селения! - Меня зовут Эльф! - Крикнула в ответ Эльф, выставляя вперед Звезду. Серебряное свечение встало, как барьер между Хранителями и Аресхиль. Тьма и Свет соединились в вечной борьбе, Звезда грела руки Эльфа, наполняя девочку силой, позади нее стояли ее друзья, и если они сейчас проиграют, то весь мир падет за считанные минуты. Аресхиль, направив Черную энергию на Хранителей, умудрилась хлопнуть в ладоши, и на детей, со всех сторон понеслись призраки, неуспокоенных, темных душ. Они от негодования и вечной злобы, визжали, несясь на Эльфа. Увидев их, Эльф вскрикнула, но не отступила, и не опустила рук, держа над собой Звезду, которая в свою очередь, защищала весь мир. - Надо ей помочь! - Эта мысль пришла в головы всем сразу, но озвучил ее Призрак. Он все еще держался за грудь, не веря, что сердце не вытащили, и изредка поглядывал на своих побледневших друзей. Не дожидаясь первых ударов, Хранители окружили Эльфа, закрывая ее своими телами, и расставив по разным сторонам руки, делая барьер вокруг подруги. Эльф лишь успела заметить, как взрывная волна пробежала по их телам, как Феникс и Призрак, дрогнув, склонились, но продолжали стоять. Следующий удар чуть не сшиб всех четверых с ног, Хранители, выровнявшись, с трудом поднимая уставшие руки, продолжали стоять на своем. Эльф, сгибаясь под тяжестью Звезды, и ее мощи, жадно хватала ртом воздух, руки налились свинцовой усталости, и дрожали, казалось, еще немного, и они сами по себе опустятся, обрекая тем самым всю Землю на уничтожение. Черный Смерч, разметавший пустыню, по песчинкам, с жадностью набрасывался на Серебряное свечение, желая его поглотить. Эльф уже не видела Аресхиль, но чувствовала ее присутствие, и ее истерично-довольный смех. И это придавало сил. Хохот сливался с громом и молниями, шум ветра, не стихающего ни на минуту, пугал и сводил с ума. - Феникс, вставай, мы должны! - Цербер за руку подтягивал подругу, Феникс устало мотала головой, стирая с лица кровь, бежавшую из носа, но поднималась. - Феникс, не оставляй меня! Нападения черных призраков становилось все агрессивнее, у Пегаса и Цербера уже имелись порезы на руках, от их когтей, а у Призрака зияла рана на лице. В глазах у Эльфа все двоилось, от постоянного шума, она почти оглохла, на глаза, от боли в руках, выступили слезы, Звезда набрав силу, стала неподъемной ношей, для девочки. Она видел, как черные души, развернувшись, ринулись в новую атаку, как Хранители, поднимаясь с колен, вновь закрыли ее собой. Эльфу стало страшно. По-настоящему страшно. Она представила, что будет, если они проиграют, что будет, если сейчас Хранители падут, то она не справиться одна с Аресхиль и не сможет остановить Хаос, а он с каждой минутой набирал все большую силу. И Звезда, почувствовав неуверенность в хозяйке, потухла. В наступившей, гробовой тишине, Хаос заревел с новой силой, набросившись на детей. Увидев это, Хранители обреченно опустили руки, смотря на несущуюся, на них смерть, и стали отступать к замеревшей Эльфу. Девочка ошарашено, невидящими глазами смотрела на зияющую пустоту, по щекам ее бежали слезы, а руки, плетьми свисали вдоль тела. С секунду ничего не происходило, а затем Тьма накрыла их с головой, повергая в ступор. Но нечеловеческий крик Эльфа, разбил тишину. Почувствовав веру друзей в нее, Серебряная Звезда засияла с новой силой, впитывая в себя энергию не только хозяйки, но и Хранителей. Серебряное свечение, накрыла все вокруг, как взрыв бомбы. Поглотив Тьму, и вернув Свет. И в этом серебряном свете, посередине которого оказались Хранители, сидела на корточках, и горько плакала, маленькая, рыжеволосая девочка. Она прижимала колени к себе, обхватив их руками, рыжие волосы свисали до пола, а зеленые глаза, были затуманены пеленой слез. Хранители сидели, не веря в происходящее, изумленно смотря по сторонам, и лишь Эльф осталась стоять, держа в руках Звезду. Аресхиль подняла детские невинные глаза на Хранителей, и под ее взглядом, звезда в руках Эльфа стала нагреваться. Девочка чувствовала ее тепло, которое постепенно перерастало в жар. В конечном итоге, Звезда стала обжигать руки, и Эльф, вскрикнув, выронила звезду. Она серебряным шаром упала к ее ногам, разлетевшись вдребезги. И под ошеломленными, и напуганными взглядами Хранителей, из осколков, вырвавшись легкой дымкой, появилось свечение. Оно пролетев над ними, сделала круг между Аресхиль и Эльфом, и наконец, опустившись на землю, преобразовалось в Хилию. Женщина, обеспокоенным взглядом окинула все вокруг, улыбнулась Эльфу, приветливо кивнула Хранителям, и подошла к Аресхиль. Белоснежные одежды Архангела, сливались с белизной ее сложенных за спиной крыльев. Волосы легкими волнами, струились по ее плечам, а чистые, голубые глаза, смотрели с всеобщей любовью. Всех накрыло чувство тепла и уюта, любви и заботы, даже воздух стал пахнуть розами, на глаза Эльфа выступили слезы, но она сдержалась, что бы броситься к матери в объятия. А Хилия, подойдя к заблудшей дочери, погладила ту по голове, прижимая к себе, и вытирая ее слезы. Аресхиль, прижавшись к маме, рыдала навзрыд, прося у нее прощения, женщина пустилась перед ней на колени, и, заглянув в глаза, что-то прошептала. Лицо Аресхиль озарила улыбка, и они, поднявшись на ноги, взявшись за руки, ушли в открывшуюся для них, вечность. Мир, постепенно стал приходить в себя, набирая краски, подул свежий ветер, жизнь, потекла прежним темпом, будто и не было никакой угрозы. Хранителей вернуло на ту площадку, от куда они телепортировались в городе, и мимо них, как нив чем не бывало, ходили люди. Спеша по своим, очень важным делам. - И что, это все? - Удивленно подняв брови, спросил всех Цербер, поддерживая за плечи Феникса. - И стоило нам так страдать, что бы, в конечном счете, пришла мама Аресхиль, и, пожурив неразумную дочку, увести ее в угол? Первой засмеялась Пегас, брызнув беззаботным смехом, затем расхохотался Призрак, а затем и все остальные принялись смеяться. Их бой, никто и не заметил, лишь небольшая гроза, накрыв мир, потревожила метеобюро всех стран, но и она неожиданно начавшись, так же неожиданно исчезла. Не вернулась лишь разбитая Звезда, и посохи, к Хранителям, которые всей душой радовались теплу солнца.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"