Герасименко Михаил: другие произведения.

Искариот

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Второе место на конкурсе КОР-13.

  

"Меньше знаешь - быстрее вымрешь" (Дарвин)

  
  
  
  Лампы дневного света обязаны гудеть - это такой стереотип. Иногда мне кажется, что весь мир сплетен из тысячи однобоких стереотипов. Например, если в мой кабинет сейчас войдет блондинка, она обязательно будет носить юбку выше колена, туфли с каблуком не ниже пяти сантиметров и накладные ногти ярко-розового цвета. Но мне плевать. Когда все закончится, я возьму свою любимую биту с автографом великолепного Джека Пэрри и разобью каждую лампу в этом гребаном офисе.
  
  - Господин Гловер, сейчас для нас важно следовать инструкциям, и я должен вас уведомить, что согласно протоколу мы обязаны незамедлительно обратиться в полицию, - бледный секретарь снова и снова протирает очки, все больше действуя мне на нервы.
  - Джеки, если мы обратимся в полицию, то ни тебе, ни мне не доверят работы лучше чистки сортиров в африканском корпусе.
  Секретарь втягивает голову в плечи и отводит взгляд, крепко сжав папку с личными делами подозреваемых. Это ничего - в следующий раз будет знать, что подавать голос разрешается только по команде.
  Жаль, что проблему нельзя решить, просто наорав на правильного человека. Так делают только плохие начальники и властные женщины. В любом случае, это не поможет - труп, опасная болезнь и трое подозреваемых вряд ли поспособствуют моему досрочному повышению.
  
  - Aspergillus tenebris. Что это?
  - Грибок. Во всяком случае именно его мы обнаружили при вскрытии. Мы изолировали тело, - поспешно добавляет секретарь.
  Недоумок. Не нужно знать латынь, чтобы догадаться, что это грибок. Впрочем, чего еще ожидать от мелкой корпоративной крысы? Таких как он на протяжении многих лет учат мастерству ужимок и ухода от прямых ответов в самых средних юридических колледжах страны. Похоже, придется опять идти к Ларри. Надеюсь, старый ублюдок еще трезв.
  
  - А что эти трое?
  - Мы не можем взять у них пробу, не повредив их. Нужно делать МРТ, а для этого...
  А для этого нужно везти выродков в больничку. А этого мы сделать не можем, так как копы мгновенно наведут справки. Уловка под красивым номером двадцать два.
  - Хотите ознакомиться с личными делами?
  - Уже пролистал их. Ничего интересного - обычные сопляки, чуть почище крыс в нашей лаборатории. Кстати, я планирую заскочить к начлабу через пару минут - не принесешь нам кофе?
  - Господин Гловер, я обязан осмотреть место прошествия, - секретарь вновь опускает глаза.
  - Это не просьба, Джеки.
  Надо все-таки отправить мразь на недельку в африканский корпус. Там его быстро научат правильно расставлять приоритеты.
  
  

* * *

  
   Массивная гидравлическая дверь с шумом отъезжает в сторону. Никак не могу привыкнуть к этому, но безопасность важнее моих предпочтений. В коридоре, освещенном блевотно-белым светом люминесцентных ламп, почему-то пахнет машинным маслом. Естественно, одна из ламп гудит. Ритмичный стук моих собственных шагов эхом отражается от стен и оттеняет, но не перекрывает ненавистный звук. Шпильки бы справились лучше, и пусть каждая красотка к сорока годам получит варикоз - мне все равно.
  
  - Хэй, Мерри! Выглядишь отвратно, - начлаб знает, что я ненавижу фамильярности и короткую версию своего имени.
  - Привет, Ларри. Ты сам-то давно в зеркало смотрелся?
  - Если бы ты был моей бывшей, то я бы обязательно обиделся. Но ангелы на небе знают - я красив как бог, - жизнерадостный выродок ухмыльнулся, почесав горбатый нос.
  Ага, как престарелый Дионис. И накатить уже, похоже, успел. Жаль, что я не могу его уволить. В отличие от секретаря, начлаба заменить не так просто, и старый алкаш прекрасно это знает.
  - Что у тебя на тех троих?
  - Ты о наших подозреваемых кандидатах в мертвецы? Ничего конкретного. Эту дрянь не так просто вычислить.
  
  Ларри ничуть не смущает наше положение. Впрочем, ему-то увольнение не грозит. Ни тройка подозреваемых, ни жертва не имеют к его отделу никакого отношения. Да и зараза родом явно не из нашей лаборатории. И труп на него не спишешь. А жаль.
  - Кстати, о грибке. Из рассказа твоего шепелявого лаборанта я понял только то, что эта штука как-то связанна с нашими "свидетелями". Не пояснишь?
  - Если кратко, то это полная задница, парень. Не слышал об инциденте в Лахасси? Маленький портовый городок на юге штата.
  - Нет.
  - И хорошо. Значит наше правительство не впустую тратит народные деньги. Десять лет назад одного моряка ужалила медуза, а через неделю весь городок был под карантином. К счастью, заразу локазлизовали еще в больнице. Споры этой дряни путешествуют по кровеносным сосудам, пока не достигают мозга и начинают там активно прорастать. Угадай, что они жрут?
  - Давай без загадок.
  - Какой ты скучный. Серое вещество они жрут. И не просто жрут, а полностью повторяют структуру съеденного и даже умудряются эффективно использовать синапсы.
  - Почему это должно быть мне интересно?
  - А получается, что до поры до времени зараженный никак себя не выдает. Воды, разве что, пьет побольше. Так что придется тебе поговорить с этими тремя.
  
  А может лучше посадить всех троих в камеры смертников и посмотреть, как зэки заживо сдирают с них кожу? Ладно, посмотрим, что там у Джеки в папках. Пожилой медианец (с этим все должлно быть просто), очкарик-техник с неоконченным высшим, и молоденькая вдова, чьи мотивы мне пока непонятны. Нужно выпить кофе, а Джеки, как обычно, опаздывает.
  
  - Как?! - Ларри бледнеет на глазах, с его лица наконец-то сползает ненавистная ухмылка. - Вторая камера! Кто выпустил старика?
  Лаборанты смотрят на начальника с испугом. На экране замерла пустая камера, в которой еще полчаса назад сидел медианец.
  - Мистер Кейдж, посмотрите запись, - вперед выступает долговязый брюнет.
  Ларри бьет себя по лбу и нажимает на кнопку перемотки.
  - И набери охрану - пусть проверят все записи. Наверняка он где-нибудь засветился, - командую я.
  Ларри что-то бурчит себе под нос, вглядываясь в монитор.
  - Кстати, может просто позвонить ему? Как его... Закер?
  - Заки Аббас, сэр, - отвечает брюнет, убирая сотовый. - Уже попытался.
  - Ага! - Ларри хлопает ладонью по столу и тыкает сальным пальцем в монитор. - Cherchez la femme.
  Мы смотрим на экран и видим, как замотанная в платок девушка открывает дверь в камеру, в которой сидит бородатый мужчина.
  - Это же Азра, из седьмого, - восклицает лаборант.
  - Откуда у нее доступ?
  - Похоже твоя секретность начала давать плоды, - ехидничает Ларри. - Ты забыл, что посадил их в общие камеры? Да еще и без охраны.
  - Чтоб через секунду она была у нас! - командую я. - Кстати, Ларри, а как эта зараза передается?
  - К счастью для всех, кроме тебя, точно так же, как вирус иммунодефицита.
  Очень смешно.
  - Так что всемирный промискуитет, к сожалению, опять откладывается. Но проблема в другом - когда больше половины серого вещества уже переработано грибком, человек становится крайне агрессивным, пытаясь нанести ближнему моральный и физический ущерб. На начальной стадии он становится похож на тебя, когда ты бросал курить, а на последней, на мою бывшую, когда она застукала меня с любовницей, - Ларри делает изящный жест рукой. - И либидо, кстати, тоже растет.
  Кажется я начинаю догадываться, откуда появился труп.
  
  

* * *

  
  Гидравлическая дверь с шумом отъезжает в сторону. На входе в лабораторию стоит заплаканная мулатка в сопровождении охранника.
  - Сегодня понедельник, мужчинам нужно молиться, - она всхлипывает, пытаясь закрыть руками уничтоженный мэйкап.
  Не поможет. Слишком длинная юбка, детка. Слишком короткие каблуки. И слишком много туши для набожной медианки.
  - Здравствуйте, Азра. Где он? - спокойно спрашиваю я.
  - В двадцать восьмой, на четвертом.
  - Охрана дала картинку, - кричит лаборант. - Что там делает ваш секретарь?
  Джеки, идиот. Он же знает о карантине.
  - Ларри, и вы мистер...
  - Рассел, сэр, - рапортует охранник тенором, совершенно несоответствующим его грозной фигуре.
  - За мной, живо!
  
  

* * *

  
  В двадцать восьмой стоит полумрак. Что они тут устроили? До полноценной молельни, правда, не дотягивает - не хватает благовоний. Джеки замер у двери, скрестив руки на груди. Придурок изображает из себя крутого сукиного сына, в то время как должен был притащить нам с Ларри кофе. В центре комнаты, повернувшись лицом к окну и подобрав под себя ноги, на маленьком коврике сидит человек.
  - Ты с ним общался? - обращаюсь я к Джеки.
  Скажи да, дай мне повод.
  - Обменялся парой слов. Физического контакта не было, если вы об этом.
  - Ты должен был сообщить немедленно.
  - Я пытался дозвониться до вас.
  А я, как обычно, забыл телефон в офисе.
  
  В это время человек встал и повернулся к нам. Запыхавшийся Рассел сразу же положил руку на кобуру. Ларри вздрогнул. Даже мне стало не по себе - хренов медианец выглядит чертовски внушительно. А Этот взгляд... В другой ситуации я без вопросов отдал бы за него свой Лексус.
  - Мистер Аббас. Насколько вам (должно быть) известно, сегодня утром в нашей рекреационной произошло одно неприятное событие. Вас уведомили о карантине?
  - Да, господин Гловер. Ваш секретарь связался со мной сразу после инцидента.
  - Вы в курсе, что по протоколу вы не имели права покидать... комнату ожидания?
  - В курсе. Но я здоров, а для мужчины законы небесные должны быть выше законов мирских. Я надеюсь, вы понимаете, господин Гловер.
  Смотрит в глаза, а заглядывает в душу. Аккуратней, Мерриадок, аккуратней.
  - Конечно, мистер Аббас. Вы закончили?
  - Да.
  - Вы с кем-нибудь контактировали по дороге сюда. Жали кому-нибудь руку? Азре например?
  Медианец некоторое время молчит. Паскуда умеет выдерживать паузу.
  - Нет. По понедельникам нам нельзя прикасаться к женщинам.
  Хорошо, я попробую зайти с другой стороны:
  - Я знаю, что вас уже об этом спрашивали, но... где вы были во время инцидента?
  - В душевой. Мне нужно было подготовить себя к молитве, - ни секунду не сомневаясь отвечает медианец.
  А рядом, конечно же, не было ни души. В понедельник утром никто не пользуется корпоративной душевой.
  - Замечательно. Теперь я попрошу вас пройти обратно в комнату ожидания. Подождите здесь минуту, нам с коллегами нужно обсудить кое-что.
  
  Я дотрагиваюсь до плеча охранника. Спокойней парень - сегодня нам меньше всего на свете нужны эксцессы.
  Гидравлическая дверь с шумом уходит в сторону.
  - Ты видел это взгляд? Это точно он, - шепчет Ларри.
  Старый алкаш - ты ничего не понимаешь в людях.
  - Я почти уверен, что он невиновен, - говорит Джеки. - Для медианцев понедельник - чистый день. Он скорее сам бы запер себя в камере, чем прикоснулся бы к женщине, а наша жертва - женщина.
  Посмотрите-ка у кого тут открылись дедуктивные способности. Правда, ты забыл упомянуть три ножевых ранения и отсутствие камер на месте преступления.
  - Посмотрим, как он будет соблюдать обеты, когда грибок сожрет его мозг. Безумие, парень, - вот что действительно выше земных законов. - Скептически замечает Ларри.
  В дверном проходе появляется коренастая фигура медианца, и мы замолкаем.
  - Господин Гловер. У меня есть предчувствие, что мы с вами больше не увидимся. Можно дать вам совет напоследок? Не бойтесь смерти. - Он отворачивается и идет в сторону лестничной площадки.
  - Спасибо, мистер Аббас. Рассел, ты можешь проводить нашего коллегу до места его временного прибывания? - Я перехожу на шёпот. - И постой у общих камер пару часов. Я не хочу застукать еще одного потенциально больного идиота за вечерней молитвой.
  Охранник кивает и медленно следует за медианцем, снова положив руку на пистолет. Если он пристрелит ублюдка, то это можно списать на нечастый случай.
  
  Как же мне все это надоело. Ведь он действительно считает, что смерть - это награда. Что там его ждет новая прекрасная жизнь, где можно целый день пить виски и трогать женщин по понедельникам. Недоумок - смерть это наказание за глупость. Конец игры. И более ста миллиардов человек проиграли, даже не осознав этого. И даже тут, когда у него появился призрачный шанс вытянуть выигрышный билет, он с упорством осла держится за свои обеты. Важно выжить - только и всего. К черту молитвы - тринадцать свинцовых апостолов в моей Беретте берегут меня не хуже любого бога.
  - Джеки, свяжись с охраной и запрети доступ к общим камерам всем, кроме меня, тебя и Ларри. И я не хочу, чтобы Азра у нас работала. Это ясно?
  Джеки молча кивает и тут же исчезает, сунув мне папку с личными делами.
  - И кофе. Я все еще жду свой кофе!
  
  

* * *

  
  Отдел со смертниками больше напоминает больницу, чем тюрьму. Тут нет ни решеток, ни длинных многоэтажных пролетов, зато есть все те же двери с гидроприводом и маленькими бронированными окошечками. И лампы дневного света - куда же без них. В воздухе витает слабый запах фенола.
  - Куда идешь, пиджак? - за мутным стеклом соседней двери появляется отвратительная татуированная рожа.
  - Выпишешь мне смертный укол? - гогочет зэк. - Эй народ, чего молчим? К нам начальство пожаловало. Надо встретить!
  Отовсюду слышатся приглушенные крики, переплетающиеся с непристойной бранью. Охранник начинает колотить по ближайшей двери дубинкой, пытаясь прекратить бардак. Не помогает - обреченного зверя очень сложно напугать. Даже не верится, что один из них может стать бессмертным. Надо отвлечься.
  
  - Кстати, Ларри. Нам в среду нужно сдавать квартальный отчет - как поживают твои крысы?
  - Ты имеешь в виду их, - он указывает на камеры, - или голых землекопов?
  - И тех, и тех.
  - С землекопами все просто. С тех пор как мы научились синтезировать действующее вещество, я потерял интерес к образцам и передал их в седьмой отдел. Я писал отчет, - он выразительно посмотрел на меня.
  Ты думаешь, что я не читал его. Ошибаешься приятель - твой отчет уже изучили все члены высшего звена корпоративной человеческой многоножки. Изучили, переварили и выблевали обратно.
  - А вот с людьми проблема. Через четыре недели после введения инъекции все идет нормально, и я уже было подумал, что это оно, но потом... Короче, через месяц все испытуемые погибли.
  - Какая жалость, - отвечаю я без иронии.
  - Рак желудка, - Ларри с досадой разводит руками. - Вот тебе и эликсир вечной жизни. Ключ к процветанию человечества, мать его. Но ничего - мы все равно никогда не были так близки.
  
  Забавно. Ты думаешь, что спасаешь человечество. Дурак. Вспомни о своих землекопах. Королева и пара-тройка фертильных самцов могут жить практически вечно, а вот остальных членов общества ждет короткая и несчастливая жизнь диггера, няньки или начальника лаборатории. Тебя, кстати, пристрелят в туже секунду, как ты воскликнешь 'Эврика!' и, виляя хвостом, прибежишь ко мне за повышением.
  - Общие камеры, - мы проходим через очередную дверь и Ларри машет рукой охраннику.
  - Без эксцессов, Рассел? - спрашиваю я.
  - Без эксцессов, сэр.
  - Кто там у нас еще, кроме медианца?
  - О, тебе понравится. Ее зовут Мэриан, - начлаб заслоняет рот рукавом и мерзко хихикает.
  
  За бронированной дверью, в тесной камере два на два метра, сидит брюнетка в строгом, но достаточно открытом костюме. В моей голове нет подходящего стереотипа, но с первого взгляда становится понятно, что она близка к идеалу. Длинные слегка вьющиеся волосы, стройные ноги и каблуки чуть выше корпоративных стандартов. Размазанная по лицу помада немного портит впечатление, но с другой стороны, радует отсутствие туши.
  Мэриан. Я оценил каламбур, Ларри. Замначальница шестого - образец для подражания юных девочек-отличниц, которых со второй половины двадцатого века активно втягивают в ряды белых воротничков. Но что-то пошло не так, и из сексапильной бизнес-стервы наша Мэри превратилась в молодую вдову без амбиций, детей, и возможно, будущего.
  - Здравствуйте, Мэриан. Судя по записям, ваш муж пропал без вести два месяца назад, - я нажимаю на кнопку громкоговорителя, и она вздрагивает, как кошка, пытающаяся понять откуда доносится голос хозяина.
  - Меня зовут Мерриадок Гловер. Я начальник филиала.
  - Я знаю, мистер Гловер, - Мэри подходит к окошечку. - Мы говорили на прошлом собрании.
  Врешь. Я не забываю таких женщин. Там выступал твой начальник - лысеющий придурок в разгаре кризиса среднего возраста.
  - Конечно, я вас помню. Но сейчас речь не об этом. Нам очень нужно разобраться в этом происшествии, Мэриан. Вы не расскажете нам, где находились, когда случился инцидент?
  - Я была в спортзале. Мне нужно было отвлечься, - она поправляет волосы.
  Как мило. Мы обменялись парой фраз, а ты уже раскрываешь мне душу, лживая тварь.
  - А как насчет вашего мужа? Что говорит полиция?
  - Простите, мистер Гловер, но это мое личное дело, и оно не касается ни вас, ни этого прошествия.
  А вот и коготки. К несчастью для тебя, Джеки уже все выведал. Личная переписка сотрудников с самого основания корпоративной культуры превратилась в имущество ее создателей. Или ты думаешь, что сотовые операторы отчитываются только перед правительством? Вы были в полушаге от развода, у него была любовница, дом перешел бы к нему. От тюрьмы тебя спасло железное алиби и отсутствие тела.
  - Это ваше дело. Мы с уважением относимся к личной жизни наших сотрудников. Но ваши показания...
  - Хотите показаний - вызывайте копов. Я уверена, что вы прекрасно знаете, что держите нас здесь незаконно.
  - Я действую согласно протоколу компании.
  Мэриан разворачивается, стукнув каблуками по ламинату и молча садится на скамейку.
  - Как хотите. Позвольте последний вопрос - вы были знакомы с покойной?
  Молчание - золото. И это золото будет моим. Жаль, что все так сложилось, Мэриан. В другой ситуации я бы уже пригласил тебя на свидание.
  
  - С ней все ясно, Ларри, - я выключаю микрофон и обращаюсь к начлабу. - Я думаю, что можно заканчивать наше скромное расследование. Обыграем все как несчастный случай и втихую спишем ее в психушку. Подержим всех троих еще пару дней - на всякий пожарный. Главное, чтобы никто не пронюхал, что мы знали про болезнь. Только вот от тела придется избавляться нестандартными методами.
  - Ты с ума сошел. Тебе знакомо слово 'эпидемия'?
  - А тебе знакомо слово 'тюрьма'? Хотя нет, даже не тюрьма - электрический стул. Если к нам просто придут копы, то мы отделаемся штрафом и парой статей в местной газетенке. А вот если в полицейском отчете прозвучит твое любимое слово 'эпидемия', то уже завтра у нас на ресепшене будет копошится целый выводок беспринципных уродов-писак из столицы штата. И поверь, они узнают много нового о нашем негласном соглашении с правительством и о смертниках, которых мы держим в соседнем коридоре.
  - Я все равно не могу, Мерри. Одно дело зэки, а другое - подвергать опасности целый город.
  - Тогда подумай о работе, Ларри. Нас с тобой трахнут в задницу и казнят. Ну да и ладно - хер с ней с жизнью, невелика потеря. Хуже всего то, что твой проект закроют. И не просто закроют - всю компанию похоронят заживо и наложат табу на исследования на ближайшую сотню лет. Ты этого хочешь?
  - Наука - вот что важно. Старая стерва требует больших жертв, чем красота, - Ларри задумчиво опускает голову. - Ну ты хотя бы поговори с третьим. Лично мне он кажется более подозрительным.
  - Ради твоего спокойствия - все что угодно, - я похлопываю его по плечу.
   Конечно ты гений, но, как ни парадоксально, ты до конца жизни останешься наивным идиотом.
  
  - Здравствуйте, Питер, - я включаю микрофон в камере, где щуплый парень сгорбился над ноутбуком.
  Услышав меня, он молниеносно встает, опрокинув пластиковую бутылку с водой.
  - Кажется, я его знаю, - шепчет Ларри. - Он у нас гидравлику настраивал на прошлой неделе.
  Я тоже его знаю, хотя никогда не встречался с ним лично. Сотни таких как он проходят через фильтры общества, как песок сквозь сито старателя. Слишком умен для синего воротничка, слишком слаб для белого. Чуть-чуть не дотянул до Массестского Технологического, а на Гарлэнд не хватило ни денег, ни связей, ни социальных навыков. Твоя судьба - стать замначальником технического отдела, завести пару очаровательных детишек, которых, как и тебя будут избивать в старших классах, и глупую стервозную жену, что будет тобой помыкать и изменять тебе с престарелыми маркетологами. Но сейчас ты сорвался. Ты понимаешь, что тебя ждет и не хочешь мириться с этим. Ничего страшного - пройдет вместе с прыщами.
  
  - Здравствуйте, мистер..., - начинает он.
  - Господин Гловер. Я начальник филиала, Питер. Тебя проинформировали?
  - Да, ваш секретарь говорил со мной сегодня утром, - он подбирает упавшую бутылку и жадно допивает остатки воды.
  Наш пострел везде поспел. А может... Надо проверить.
  - Питер, где ты был когда произошел инцидент?
  - В туалете, господин Гловер, - парень отводит глаза, как нашкодивший щенок.
  - У него положительный... на опиаты. Мы брали анализ крови с утра, - шепчет мне Ларри.
  
  Вот оно что. Значит ты решил соскочить с поезда красиво. Наркотики убивают людей быстрее, чем те успевают вернуть долг обществу и принести потомство. Поэтому общество с ними и борется. Во всяком случае, делает вид, что борется.
  - Ты не слышал и не видел ничего подозрительного? - с ним хотя бы можно говорить открыто. Он расскажет все, лишь бы побыстрее дотянуться до заветной конфетки.
  - Нет, сэр. А можно вопрос - когда нас выпустят? - заметив презрение в моем взгляде, он прячет руки за спину.
  - Скоро, Питер, очень скоро. - Я выключаю микрофон.
  
  Справа от меня из неоткуда появляется Джеки.
  - Ваш кофе, мистер Гловер, - он протягивает мне бело-зеленую кружку из Старбокса.
  Кофе пахнет ужасно. Ненавижу Старбокс, а Джеки даже не потрудился как следует закрыть крышку - коричневые подтеки на картонных стенках смывают остатки моего терпения.
  - Я еще раз пролистал их личные дела и обнаружил, что мисс Мэриан была знакома с жертвой, - рапортует Джеки.
  - А кто дал Питеру ноутбук? - я демонстративно обращаюсь к Ларри.
  - Он был у него в рюкзаке во время инцидента. Я подумал, что раз в камерах все равно стоят глушилки, то ничего страшного не случится, - опять встрял Джеки.
  - Я не тебя спрашивал! Отними у него ноутбук, немедленно!
  - Господин Гловер, но карантин...
  - Меня не волнует - придумай что-нибудь. Кстати, может можно снять отпечатки с ножа?
  - Это обычный кухонный нож. Им за день пользовалось сотни две людей. Плюс базы отпечатков у нас нет - придется делать запрос в полицию, - отвечает Джеки.
  
  Ну конечно. Мы можем читать эсэмэски, но отпечатки пальцев снимаем только у высшего эшелона - ведь это так накладно. И плевать, что любой телефон сегодня умеет это делать.
  - Слушай, Мерри. А может там еще кто-то был? - прерывает нас Ларри.
  - Охранники проверили запись с камер на выходе из зоны отдыха - в заданном промежутке их было только трое.
  - Кстати, мистер Кейдж. А когда инфицированный перестает быть человеком? - внезапно спрашивает Джеки.
  - А хрен его знает. Думаю, что где-то на полпути к безумию, - отвечает начлаб и начинает увлеченно рассказывать секретарю очередную теорию.
   Я сражу же теряю интерес и прерываю их:
  - Ладно. Я думаю пока хватит. Ларри - спасибо за помощь. Джеки - зайди, пожалуйста, в мой офис через полчаса.
  
  

* * *

  
  Наконец-то я у себя. Свет выключен, жалюзи закрыты, обед промелькнул как выстрел. Надо бы разобраться с начальством - надоедливые старикашки из центра ужасно нетерпеливы. Но это можно сделать и позже - гораздо важнее вздремнуть пятнадцать минут после обеда. Тем более, что проблема практически решена. Я кладу руки на стол - мне кажется, что я чувствую, как шероховатая поверхность дубового гиганта излучает тепло. Ненавижу глянцевое убожество современного дизайна. Этот стол я нашел на гаражной распродаже и сразу же влюбился в него. Правда, пришлось слегка обработать поверхность лаком, дабы не пугать офисных крыс, но это ничего. В конце концов, должно быть в аду хоть что-то человеческое.
  Я открываю нижний ящик, достаю бутылку виски, телефон и стакан. Надо очистить разум. На дне зазывно блестит серебристая Беретта. Не то чтобы я чего-то боялся, но должность обязывает меня быть фетишистом.
  Я наполняю стопку и выпиваю залпом.
  
  

* * *

  
  Звук противопожарной сигнализации, что-то новенькое. На столе лежит папка с личными делами и записка от Джэки. 'У меня есть новые подробности относительно жертвы. Позвоните мне'. Доморощенный детектив - лучше бы разбудил меня. Из нижнего ящика в унисон тревоге шумит телефон:
  - Кто-то открыл двери в тюремном секторе. Они все разбежались! Срочно вызывай копов! - раздался взволнованный голос.
  - Ларри - это ты включил противопожарку?
  - Они перебили охрану. Нужно сматывать удочки.
  - Общий камеры тоже открыты?
  
  В трубке раздаются короткие гудки. Я достаю из нижнего ящика пистолет и проверяю магазин. Надо было выдать охране боевые - тринадцать свинцовых апостолов без проблем решат самую адскую проблему. Впрочем, это даже хорошо - можно одновременно устроить несчастный случай и сделать перестановки в персонале. Главное, чтобы этот слизняк не вызвал копов.
  В коридоре чисто. Я оглядываюсь - позади виднеется дверь выхода, обрамленная двумя красными полосками. Надеюсь, Джеки догадался заблокировать ее.
  
  Гидравлика в конце коридора с шумом открывается и на пороге появляется массивная фигура.
  - А, еще один пиджак. Передай привет начальству, - татуированный зэк с криком кидается на меня.
  Пятиметровая дистанция для меня почти оптимальна. Он, должно быть, идиот или слепой, чтобы так подставляться. Что до меня - два года тира по вечерам не проходят даром. Я делаю два выстрела - один в корпус и контрольный в голову. Не думал, что это будет так просто. Титулованные психологи из телика говорили что-то о чувстве вины и душевных травмах, но я скорее чувствую удовлетворение от хорошо сделанной работы.
  
  Я перешагиваю через тело и открываю дверь. В широком проеме мимо меня проносится парочка офисных крыс. Они настолько нелепо выглядят, что мне хочется припугнуть их пистолетом, чтобы посмотреть, как они будут корчиться.
  
  Общие камеры. Все хуже, чем я думал. У входа двое ублюдков пытаются снять пропуск с мертвого охранника. На них пришлось потратить пять пуль - один почти успел достать травмат и шокер.
  Во всех трех камерах пусто. В комнате очкарика разобран громкоговоритель. Рядом лежит отвертка и ноутбук - в него воткнут провод, торчащий из раскуроченной стены. Хитрый выблядок. Кстати, Джеки - это последний страйк.
  
  Лаборатория. Дверь отъезжает в сторону. На меня смотрят шесть парь глаз и дуло черного пистолета.
  - Убери пушку, Рассел. Ты же не думаешь, что завалив начальника автоматически получишь повышение?
  - Простите, сэр. Я думал, это один из заключенных, - парень опускает пушку.
  Приятно знать, что у него не дрожат руки. В правом углу комнаты сидит заплаканная и залитая кровью Мэриан. Рядом с ней валяется тело еще одного зэка - из его груди торчит короткий кухонный нож. Значит, кошечка все-таки показала коготки.
  - Успокойся, дитя, - старик медианец обнимает ее за плечи. - Ты все правильно сделала. Господь позаботится о его грешной душе.
  А как же понедельник? Неужели обеты вдруг стали не так важны?
  - Ваше предчувствие не оправдалось, мистер Аббас - мы встретились вновь, - обращаюсь я к нему.
  - Вы в курсе, что она, возможно, больна? - Ларри с опаской выглядывает из-за стола.
  - Смерть - не самое худшее, что может случиться с нами, - назидательно говорит медианец. - Важно оставаться человеком до конца, и тогда на божьем суде ты будешь чист, как роса.
  - Мистер Гловер. Я запер двери и включил заглушки, - говорит Джеки, занявший оборонительную позицию за спиной охранника.
  - И ты отключишь их немедленно. Нам нужно связаться с полицией, - приказывает ему Ларри.
  - Господа, давайте успокоимся. Нам нужно как следует все обдумать. А с этим что? - я указываю в левый угол.
  
  Там, на стуле, с закатанными рукавами, запрокинув голову сидит очкарик-Питер. На всякий случай я проверяю его пульс. Мертв.
  - А как ты думаешь? - саркастически спрашивает Ларри. - Парень открыл камеры, чтобы получить свою конфетку.
  - И ты ему позволил?
  - Меня тут не было... Неважно. Кстати, поздравляю Гловер - тебя снимут с должности. Проект закроют и это будет только твоя вина! Если бы мы вызвали полицию... - Ларри кричит, захлебываясь собственной слюной.
  
  Конечно, он прав. Но у меня еще есть шанс отделаться условкой, если выяснится, что виноват был, скажем, безумный начлаб, который из-за неудач решил поиграть в господа бога.
  - Джеки, иди на выход и жди нас у главной двери.
  - Заскочи в технический и выруби заглушки, - добавляет Ларри.
  - Не выключай. И не выпускай никого, кроме меня - смертники могли снять с охраны пропуск, - добавляю я шепотом.
  Джеки кивает, и исчезает за углом.
  
  - Рассел. Пойдешь со мной в охранку - нужно достать боевые и оценить ситуацию. Сколько зэков было в камерах?
  - Не считая этого, двадцать шесть человек, - Рассел указывает на мертвеца в углу.
  - Эй, ты что, оставишь меня с этими сумасшедшими без оружия? - вопит Ларри.
  - Дай ему шокер, - Рассел послушно снимает с пояса тэйзер и кладет на стол.
  - Это незаконно! - кричит Ларри.
  - Это приказ! - я слегка приподнимаю Беретту. Ларри немедленно замолкает.
  
  В этот момент Мэриан, почти беззвучно сидевшая в углу, снова начинает громко всхлипывать.
  - Я так ждала его. А она предложила... она хотела... она настаивала...
  - Не плачь, дитя. Господь простит тебя, - успокаивает ее медианец.
  Ах, вот что хотел сказать мне Джэки! А ведь это все меняет. Выходит, ты не охотница, а жертва. Но где же сейчас твои коготки? Мне так хочется утешить тебя, но я не могу рисковать. Будем надеяться, что ты не испачкалась в этом дерьме.
  - Пошли, - командую я Расселу.
  Еще пару секунд мы слышим за спиной возмущенные возгласы Ларри, и гидравлическая дверь с шумом закрывается.
  
  

* * *

  
  - Эта тварь укусила меня за руку!
  Из моей ладони на ламинат капает кровь.
  - Сэр, напомните мне, почему охране запретили заряжать боевые? - иронически спрашивает Рассел, убирая пистолет.
  - В прошлом году молодой парень, вроде тебя, не выдержал и пристрелил одного зэка, когда тому ввели инъекцию. Но это не моя инициатива, - добавляю я, увидев возмущенный взгляд Рассела.
  Это правда. Просто для стариков из центра расходным материалом являемся именно мы.
  
  Трое коренастых зэков лежат на ламинате в луже собственной крови. Двоих пристрелил я, но здоровяк успел выбить пистолет и цапнуть меня за руку. Рассел разрядил в него всю обойму травматических, прежде чем тот ослабил хватку, и я смог накормить его настоящим свинцом. К счастью, я уложился в три патрона.
  В комнате охраны темно и тихо. Рассел бежит вперед и падает на колени перед каким-то темным предметом.
  - У него же дочь! - Рассел обнимает тело молодого парня в форме.
  - Гораздо хуже то, что они забрали все боевое оружие и разбили мониторы, - я указываю на бронированные шкафы.
  Рассел на секунду поднимает голову и бежит к дальней стене. Там, на стульях, запрокинув головы, лежат десять человек. Часть в пиджаках, часть в форме охраны. Парад мертвецов.
  - Их пытали, - я указываю Расселу на труп с оторванным ухом. - Похоже, они очень хотели получить пропуск.
  Рассел хмурит брови и сжимает рукоятку пистолета.
  - Почему они не смогли защитить себя? - спрашивает он пустоту.
  - Это уроды, Рассел. Матерые моральные уроды, которые умеют и любят убивать.
  - Самое важное... я всех... всех спасу, - пошатываясь Рассел встает и выходит в коридор.
  Там он поворачивается и резко вскидывает пистолет вверх. Бедняка кажется забыл, как высадил в ублюдка всю обойму. Щелчек... пусто. Через мгновение я слышу звуки выстрелов, и охранник падает на спину.
  
  В моей обойме всего три апостола. Я поднимаю пистолет и замерев впиваюсь взглядом в дверной проем, что на фоне темноты охранки светиться как ворота в рай. В коридоре слышаться звуки тяжелых мужских шагов. В проходе показывается лысая голова зэка, который ухмыляясь наклоняется над телом Рассела. Мои руки не дрожат, и я с удовольствием нажимаю на курок.
  Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Пуля попадает ублюдку прямо в ухо, вылетая с другой стороны и оставляя красивое пятно на противоположной стене. Мне кажется, что это лучшая картина, которую я когда-либо видел. Букет бордовых роз в моем исполнении на мгновении расцветает на гипсокартоне и увядая стекает вниз, на ламинат. Вот оно, настоящее произведение искусства. Кровавый реализм был и всегда будет ведиколепнее, многограннее и прекраснее всех современных постмодернистских поделок вместе взятых. И еще.... мне почудилось, или я почувствовал запах дикого шиповника?
  
  Я на цыпочках подхожу к выходу, подбираю с пола большой осколок разбитого монитора и медленно просовываю его в коридор. Никого.
  На груди охранника, словно ордена красными пятнами сияют несколько ран. Мне искренне будет не хватать его - в наше время так сложно найти послушных и одновременно смелых подчиненных. Я проверяю пистолет зэка. Пусто. Жаднае мрази ни в чем не знают меры. Похоже, что я уже никак не смогу исправить ситуацию. Нужно уходить.
  
  

* * *

  
  Лампы дневного света мелькают и гудят над моей головой. Это раздражает, но мне нужно двигаться тихо и быстро. В коридорах я перехожу на бег, останавливаясь перед поворотами и вытягивая перед собой осколок. Мне очень не хочется повторить судьбу бедняги Рассела.
  За следующим углом я вижу открытую дверь лаборатории. В проходе мелькает чья-то фигура и я по инерции стреляю. Слышится короткий стон и Ларри падает, нелепо завалившись на бок. Черт бы тебя побрал. Впрочем, все как я и планировал, правда, убить тебя должны были зэки. Ничего, спишем на самооборону.
  
  Я заглядываю в лабораторию. В правом углу комнаты лежит медианец - его горло залито кровью. Наверное убит все тем же кухонным ножом. Странно, что она пощадила Ларри, но жирный дурак скорее всего просто спрятался под стол - он никогда не был интересен женщинам.
  
  Я выхожу из лаборатории и бегу дальше. Осталось всего одна лестница и коридор. Мне кажется, что я слышу стук собственного сердца. Наконец, я вижу заветную дверь, обрамленную двумя красными полосками. Я прикладываю карточку к замку. Не работает? Странно. Неужели он оставил только внешний доступ? В маленьком окошке из бронированного стекла появляется лицо Джеки. Он секунду медлит и косится на мою руку. Черт! Кровь все еще идет.
  - Джеки, открой дверь. Это приказ!
  - Простите, мистер Гловер. По протоколу я не имею права...
  - Я здоров, придурок пустоголовый. Посмотри на меня - это всего лишь царапина.
  - ... не имею права вас выпускать, - Джеки едва заметно улыбается и исчезает за мутным стеклом, оставив меня наедине с гулом чертовых ламп.
  - Открой дверь, ублюдок! Когда все закончится, я не просто уволю тебя, я сделаю так, что ты остаток жизни будешь жрать дерьмо в африканском корпусе!
  
  Тук, тук, тук. Стук каблуков наконец заглушил проклятую лампу. Говорят, что они очень вредны для здоровья, но дьявол, как же они изящны.
  - Привет, любимый. Я так рада тебя видеть. Ты бы знал, как долго я ждала.
  Нож все еще у нее. Опасно. Но все равно надо подпустить ее поближе. У меня остался только один апостол, и он терпеливо ждет тебя, кошечка моя. Но почему же так дрожит запястье?
  Пять метров, оптимальная дистанция - дальше медлить нельзя. Господи, прости меня, ибо я согрешу.
  Курок идет вниз плавно, как и всегда, и я точно знаю, что попаду в ад.
  
  Щелчок...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Всепэкашникович "Аццкий Сотона" (ЛитРПГ) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | | О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | Л.Черникова "Любовь не на шутку, или Райд Эллэ за!" (Приключенческое фэнтези) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"