Econ Milena: другие произведения.

Ангелофрения (Реценции)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Никогда до этого не бралась за "расшифровку" текстов Мельницы, но на этом альбоме меня прорвало) Пока три песни)


   0x01 graphic
  
   Ангел на полставки
  
   У изголовья сердце уловит вкрадчивый шаг.
   Я слышу ропот ангельской крови в своих ушах.
   Лицом в ладони - в Славе Господней так горячо -
   Я слышу трепет маховых перьев за своим плечом.
  
   Знаете, меня всегда завораживал вид креста с Исусом над кроватями. Ты просыпаешься, а не тебя смотрит Его сын. Он страдает, но смотрит на тебя с добротой и любовью. Может ли он быть один распят на кресте? Мог ли он погибать в одиночестве или рядом летали ангелы и теперь у каждого изголовья есть свой ангел, который приходит, чтобы принять твою исповедь или успокоить душу, согреть ее или разжечь в ней огонь во время молитвы, когда лицо спрятано ладонями от яростного сияния Его силы. А ангел шумит крыльями за твоим плечом и не понять, ангел ли это или твои крылья наконец-то распустились и зовут сорваться в полет.
  
   Горькие капли свежих царапин, крови в плену.
   Ангел закатный, бронзоволатный идет на войну.
   Гони, Возница, звездам не спится который век,
   Твой пассажир - он, зеленокрылый, почти человек.
  
   Ты выходишь из дома ведь кровь, та самая кровь, в которой ты чувствуешь ангельскую силу, силу посланника, силу вестника Его воли, зовет тебя идти вперед. Срываться на войну каждый вечер, одевая бронзовые латы, краснеющие в свете заходящего солнца. Свет уходит, но он горит в тебе. И возница твоей колесницы везет тебя, не соблюдая правила небесного движения, чтобы ты, почти человек, но все же что-то большее с зелеными крыльями таланта, пришел туда, где не спят звезды, где который век нужны ангелы на полставки. Люди с крыльями.
  
   Я на полставки, я кандидат небесных наук.
   Жми до заправки, уже натянут радуги лук.
   Стреляй по стеклам, по битым перьям - глотая смех,
   До хрипа в легких клокочет вера и рвется вверх.
  
   Да, ты человек, но иногда тебе приходится быть ангелом. Ведь ты не можешь иначе. Ты познаешь небесную науку и на полставки, всего на полставки, пока жив, носишь вести с небес на зземлю. Время поджимает, ты подгоняешь возницу, а потом... потом вера переполняет тебя. Весть, которую ты несешь выплескивается из тебя с силой, разбивающей стекла, она клокочет в тебе и заставляет с остервенением рваться вверх на крыльях, теряющих перья от излишне сильного взмаха.
  
   Вообще песня о творческих людях. О том, что ты живешь с какой-то вестью в голове, с каким-то знанием, которое приходит не от куда. Которое бьется в тебе и не дает ни спать ни есть, пока ты не выплеснешь его. И эта участь проводника чужой силы, чужих эмоций, иногда целых миров и историй, делает тебя сверхчеловеком. Ангелом ли, или кем-то иным, но ты чувствуешь что в тебе бурлит, рвется ввысь или уносит вдаль. И сдержать всё это в себе - просто нет сил. Потому что этой вестью, знанием, поделился с тобой кто-то несоизмеримо мощнее, мудрее и старше. И то, что он нашептал тебе, надо донести людям. Хоть как-то. Песней. Стихом. Книгой. Картиной.
  
  
  
   Что ты знаешь?
  
   А что у нас тут?
   В доме тысячи дверей -
   Сквозняки и пыльно,
   Лишь ненастье
   В окнах тысячи огней,
   Что когда-то были.
  
   Путник, усталый и злой, заглядывает в окна обители бога. А что у нас тут? - с дерзостью спрашивает он и смотрит в витражные окна, приоткрывает двери. Оттуда дует сквозняком, несет запахом старой пыли, ведь не в парадные же двери путник стучится. Нет. Он пытается пройти скрытно, но ему не нравится то, что он видит. Он по прежнему стоит на улице и смотрит на огоньки тысяч свечей, поставленных за упокой.
  
   Мне бы только
   Не продрогнуть на ветру
   У последней двери.
   Ненадолго -
   Все из памяти сотру,
   И ему поверю.
  
   Путник прошел такой длинный путь. Такой НЕправедный, греховный, но боится все же остаться в одиночестве, на холоде, где нет Его, единственного, кому этот бунтарь поверит. Может поверить. И может получить прощение, забыть, все, что было до ступеней храма.
  
   Так что ты знаешь про меня?
   Чему ты веришь про меня?
   Что ты хочешь от меня -
   Что ты знаешь...
  
   Все еще не решаясь ступить ближе ко входу в храм, путник спрашивает у Него, чему Он поверит, а по сути - что простит и поверит ли в заблудшую душу. Даст ли прощение и пустит ли к себе?
  
   А должно быть,
   За порогом и теплей,
   На ступеньку выше?
   (на стеклах копоть)
   Там и мирра, и елей,
   Все для тех, кто выжил.
  
   Путник смелеет. Его манит тепло обители. свет... Может ступить чуть выше? Там витают ароматы святости и покоя. Но все это по прежнему плохо видно издалека...
  
   А под утро
   Дым задремлет без огня
   Прах в Господнем доме, и
   Никому-то
   Нету дела до меня,
   Разве только кроме...
  
   Путник стоял всю ночь, провожая глазами каждый гаснуший огонек свечи, дождавшись пока не останется лишь холодный дым и пепел. Никто не вышел из Его дома. Никто не пригласил путника внутрь. Ведь никому нет дела до бродяги... Но может Ему есть до него дело?
  
   А что с восходом?
   Не распятие - кинжал
   Кровоточит тихо.
   Нас обходит,
   Темной ветошью шурша,
   Стороною лихо.
  
   А на восходе путника все же прогонят. Не с распятием выйдут встречать заблудшую душу, а ткнут кинжалом. Лишь чудом не убив того, кого приняли за лихо в драных лохмотьях.
  
   Все вернется,
   Ночи-бусы без конца
   На небесной нити...
   А вдруг найдется
   В доме твоего отца
   Для меня обитель?
  
   Путник выживет и снова потянутся ночи, как мелкие черные бусины, нанизанные на одну долгую нить. Но может быть.. однажды... в следующей обители Его для путника найдется место?
  
   Что ты знаешь про меня,
   Чему ты веришь про меня?
   Не мне судьбу свою менять -
   В доме тысячи дверей,
   В доме тысячи огней,
   В доме тысячи смертей -
   А что у нас тут?
   Что ты знаешь про меня?..
  
   Что Он знает про путника? Чему он поверит? Каким обещаниям? Ведь не в силах человека изменить свою судьбу, лишь Он может усыпать мелкими острыми камнями дорогу идущего, лишь Он может уложить ее шелковой галькой, лишь Он может круто повернуть ее к небу.
  
   В общем, песня о человеке с тяжелым прошлым, но готовым забыть, измениться, ввериться в руки Его и поверить в самого себя, как Он поверит в него.
  
  
  
   Неперелётная
  
   Как любила свою птицу я так нежно,
   Умывала ей ясным слезу серебром,
   Но ждало меня чужое побережье
   Где крылатый скрывается гром.
  
   Мне повезло. Рядом со мной всегда были люди, которых я могла сравнить с птицами. Яркими. Пёстрыми. Крылатыми. Они смело выбирали небесные дороги и срывались в полёт, оставляя за собой лишь пару перьев на память и в знак того, что они еще вернутся. Их всегда кто-то ждал. Всегда. Безумно любимые родители, друзья, парни, девушки, жёны, мужья... Они оставались на месте. Будто такие же крылатые, но... неперелётные. Мы заботимся о близких и родных, но все же оставляем их ради чужого берега, куда призывает нас гром.
  
   Перекатывались моря переливы,
   Заводили заклятье зеленых валов
   Только птицу ты отнесешь к обрыву,
   Мёртвый берег, небесная кровь.
  
   Но не всегда ты возвращаешься во время. Не всегда успеваешь вернуться до того, как отчаяние бросит неперелётную птицу с обрыва ожидания. В пропасть смерти, измены или просто забытия. И берег, который был для тебя желанным, к которому хотелось вернуться, становиться мертвым без этой птицы. А ее кровь, кровь небесного создания навсегда или привяжет тебя к береговым скалам или отпугнет от них.
  
   Ты моя птица да неперелетная,
   Белые перья, тяжелые крылья твои,
   Ты моя птица - не знала высот и
   Не знала, не ведала, небо забыла...
  
   Очень часто ради нас кому-то приходится сворачивать собственные крылья. Отказываться от перемен, только бы нам было к кому возвращаться. Чтобы ты помнили своих неперелётных птиц. Птиц, отказавшихся от высот и отвыкших смотреть в небо.
   Иногда, мы сами становимся таковыми. Отдаем собственные мечты в угоду будням. У нас уже не хватает времени подниматься в верх. Нет, даже глянуть в звездное небо мы не можем, понуро идя домой после муторной работы.
  
   Как слетятся птицы со всего ли света
   Да со все безоглядной беспамятной тьмы
   Примут волны мою вольную ли жертву?
   Станет вновь ли мой берег живым?
  
   Плыли, плакучей петлей оплетенные,
   Плетью распяли полотна в полоне мы,
   Чайки чужими чертили причалами,
   Черные лебеди - крылья холодные...
  
   Ох...как же тут много образов. Образов чужой, вражьей силы. Преград. Злой воли. Чайки (хищные ведь на самом деле птицы). Черные лебеди, такие красивые, но такие холодные в своей грации (совсем недавно этих вредин шипучих пыталась в парке накормить. Спасибо, что не заклевали!). Плети плакучей ивы, хлёсткие, крепкие, оплетут - не вырвешься.
   И во всех этих преградах есть своя красота, манящая и завораживающая. Ею так просто сбить с пути к облакам свою душу, оставить свои перья на скалистых берегах, так и не вернувшись к своим неперелетным, дорогим сердцу, птицам.
  
   Да-да, я читала в жж, что тут имеется в виду на самом деле. Да, понимаю, что пытаюсь открыть отмычками дверь на кодовом замке, при том, что бумажка с нужной комбинацией уже висит на уровне глаз, приклеенная к окошку, через которое видно комнату.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"