Михайленко Максим Валериевич: другие произведения.

Возвращение в Америку. Эклектика.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Возвращение в Америку" задумывалось как новелла, но в результате получилось эссе. Эклектика потому - что субъективный морализм арабских поэтов смешивается с объективными реалиями страны в которой автор долго прожил и переводами практически неизвестных нашему читателю американских поэтов.


Возвращение в Америку.Эклектика

   Добро пожаловать обратно, мистер...э-э-э...-- прожурчала эта гора мяса, облаченная в синюю таможенную форму Соединенных Штатов. Мне стало одновременно и смешно, и радостно. Кроме того, это ведь было натуральным дежа вю - эту фразу я слышал уже в третий раз. Правда, прошлые два раза, несмотря на их несомненную яркость в качестве воспоминаний, уже туманились, оставаясь где-то на краю юности. "Не трудитесь, офицер - там двенадцать букв и все черте-как произносятся..." -- я улыбнулся, при этом совершенно искренне. Даже подумал, что неплохо бы придумать себе какую-нибудь новую фамилию - на это было аж две причины. Во-первых, слышал ли кто-нибудь об американской звезде по фамилии...ну, предположим - Миклухо-Маклай? Более чем уверен - живи этот милейший первооткрыватель где-нибудь в Новой Англии, он мигом превратился бы в Микки МакЛая. Просто таковы правила игры. Затрут. Прижмут больным боком к стенке. Заставят (и совершенно правильно, по-моему) уважать того, кто

Мировой мясник, кузнец и элеватор

Небрежно поигрывающий железной дорогой

Самый крутой перевозчик Нации

Штормящий, дымящий, бурлящий

Город Широких Плечей?

   Ну а во-вторых, уж очень неохота было натыкаться где ни попадя на "соотечественников" как с бывшей, как с текущей, так и с большой имперской родины. Первые только и знают что стонать и ныть, вторые, те, которые из "старых" и которых можно и даже иногда нужно уважать - прежде всего интересуются конкретной деревней, из которой начинается твоя родословная и на правильном ли берегу Днепра оная деревня имела счастье появиться. А третьи...ну кому захочется водить компанию с разного рода полукриминальными элементами, большинство из которых, справедливости ради, воруют только у федерального правительства, категорически не желая работать и сидя на довольствии у последнего?
   "Счастливого пути!" -- пожелал таможенник. Я побрел через довольно-таки людный терминал, где толпилась чуть-ли не вся провожающая и встречающая Восточная Европа. Самая большая ирония заключается в том, что пейзаж пост-комовского терминала Джей-Эф-Кея представляет собой рейтинг сверхбогатых польского "Впроста" наоборот, или если угодно - шиворот-навыворот. Из пятидесяти восточноевропейских богатеев - тридцать русских, десять украинцев и десять "прочих". Также и тут, где приземляются "Аэрофлот", "Эр Юкрейн" и прочие "Эйры" среднеазиатских стран с труднопроизносимыми названиями. И не туристы ведь это - глаза голодные, потертые китайские куртки, у некоторых в руках даже символ давнишней принадлежности к известному цеху - холщовые, в клетку, сумки... Вот такая вот она - правда жизни. Это ведь счастливчики еще - чай не меньше десяти в час приехали зарабытывать, пусть даже и нелегально. За год и дом можно снять, а вдруг кто-то еще не забыл свою прошлую, додепрессивную профессию? Вообще счастье, не то что у гастарбайтеров в европейском "кантианском" раю - за придурковатыми дедами ухаживать да со свалок тырить за триста-четыреста евро в месяц, бегая при этом от полиции.

Я спросил мудрецов, учащих смыслу жизни

Известно ли им счастье, на вкус, на звук?

Я спросил больших боссов, воротил жизни

Они подумали, что это трюк

В воскресный полдень я гулял по набережной

И увидел толпу венгров с их женами и детьми

Они пели под аккордеон и пили пиво?

   А чего это я собственно, такой злой? Разве сам не за этим приехал сюда, да еще и с вожделенной для многих грин-картой, полученной при этом без всякой лотереи? Чем я лучше или счастливее этих бедолаг, периминающихся с ноги на ногу в ожидании своего...хм...работодателя? Подъезжающего сейчас на каком-нибудь "караване" или "транспортере" к паркингу, протянувшемуся на мили и мили от аэропорта и купленного на дрянные деньги. Политые потом дурачков, единицам из которых удастся к зениту лет достичь того немногого, о чем они мечтали в подтекающих четырех стенах погруженных во мрак многоэтажек. Так в том-то и дело, что не все так просто.

Да - я в ладье! Меня разлив не тронет!

Но как мне жить, когда народ мой тонет??

   Нет, нет, я не политический. Честно говоря, ума не приложу - какую можно изыскать политическую причину, чтобы сегодня убежать из одной из двух нормальных восточнославянских стран. Наши нынешние "политические" происходят из двух ветвей рода человеческого. Первая -- "Мистер Твистер, бывший министр, владелец фабрик, заводов, газет, пароходов", внезапно обгадившийся в результате очередного поиска виновников землятрясения, жары и экономического спада или же, наоборот - грунтоспокойствия, холода и экономического подъема. Вторая -

Не знает тот, кто клевету плетет

Что клевета его потом убъет.

Браня людей, привета не найдешь;

Сам знаешь: что посеял, то пожнешь!?

   компроматчики, сенсаторы, самоназначенные мессии и подмессии, некоторые - испытывающие религиозные гонения "по причине финансового затруднения", ну и прочий сброд. Весь этот род лучше прочих описал Булгаков в своей "Белой гвардии". Нет, конечно, может быть у них своя правда, но...

Напрасно тщится ум исправить род людской

Не справиться ему с задачею такой

Как вал влечет к скалистым берегам

Так смертного влечет к дурным делам??

   Вся наша современная, слава Богу, весьма немногочисленная "политическая" иммиграция, тусуящаяся вокруг Вашингтона и потерявшая всякую поддержку "звезд-и-полос" после появления наших бравых военных в большой пустынной стране, где они братаются с рядовыми Райанами - представляет собой достаточно жалкое зрелище, наподобие варшавских и парижских савинковцев в 20-е годы.

Все, что случается, поистине похоже

На то, что видел мир, когда он был моложе

Нет человечьей пакости конца

Средь морд звериных не найти лица...???

   И нищим мне тоже быть не приходилось - за исключением пары весьма запоминающихся случаев. В одно из прошлых моих пребываний в Америке мне пришлось пару месяцев собирать по комнате центы, выпадавшие из моего или соседского кармана - пока не удалось хорошенько заколымить на одном не самом честном прожекте. В другой раз я на собственной шкуре убедился, что более или менее возможно прожить две недели на семь долларов - своего рода экстрим, ведь квартира и еда были в наличии. Но это все учеба. Расправив крылья, я уже никогда не встревал в подрбные ситуации, хотя иногда заминки, разумеется, происходили. В свое время я решил, что лучше быть разбойником с большой дороги, чем нищим. Пусть последним и дальше принадлежит царствие Божие, я же

Нежным женским лицом и зеленой травой

Буду я наслаждаться, покуда живой.

Пил вино, пью вино и, наверное буду

Пить вино до минуты своей роковой!?

   В молодости должно зарабытавать достаточно, чтобы хватало на развлечения и приятное, редко с чем сравнимое ощущение возможности потратить немалую сумму.
   Позднее же, необходимо зарабатывать вдвое больше - ведь к развлечениям подобного рода прибавляется еще и более важное, но иногда - самое притягательное, а именно семья.
   В старости же, за все меньшим желанием и пространством для развлечений, доступных молодым - денег нужно иметь столько, чтобы играться в политику, благотворительность и в натравливание мерзких типов друг на друга, устроительство соревнований между жлобами - кто выше прыгнет, кого раньше хватит инфаркт. Победа над очередным противником, сколь мелок и незначителен не был бы он -- явно удлинняет жизнь, от обычного же стариковского нытья укорачивается не только жизнь производящего нытье, но и всех окружающих. Чем-то такие убеждения похожи на житие дяди приснопамятного Тиля Уленшпигеля, достославного Иоста, жившего то ли в Брабанте, то ли в Германии и впоследствии сложившего голову за великое дело Реформации.
   Тип еще тот, да ведь я и не говорил, что на него непохож. Ведь,

Человек благородный везде отщепенец

Для своих соплеменников и соплеменниц

Мы все по природе своей подлецы

И волку не свойственна кротость овцы ??

   А уехал я просто потому, что...заскучал, что-ли. Да нет, не по-барски. Противно смотреть, когда какое-нибудь очередное детище ловких продюсеров, бледное создание непонятного пола и плохо произносящее некоторые важные, по мнению логопеда, звуки, томно рассказывает в камеру, как оно переезжает, от скуки видите-ли во Флориду, на виллу. Они очень часто особенно растягивают звук "эллл". Так это смешно, просто умора - все это ведь принадлежит продюсерам, а редкие, то есть хорошие исполнители накапливают кой-чего к довольно-таки зрелому возрасту. Во Флориде же, кроме того, одному известному, но пленительно знаменитому и гениальному бездельнику-"дачнику" укоротили жизнь. Если же тюкнут какую-нибудь Катю Чилийскую - поверьте, это займет не более минуты на каждом третьем канале и не на дольше, нежели на три дня. А у меня и виллы-то нет, и кстати говоря - совершенно не страдаю от этого. Тут конечно, сразу же кто-нибудь вякнет - мог бы, купил бы. Может и так, но меня приводит в ужас перспектива быть смытым ночью в океан, к милым и красивым на взгляд "Дискавери" и ихнего иногда откровенно сумасшедшего ведущего - зубастым тварям. Кроме того,

Не бойся к бедным щедрым быть, как море,

Чтоб самого себя не ввергнуть в горе?

   Я устал от болота, царящего почти на всех просторах Восточной Европы. Бывает, блеснет вдруг искра, комета динамики, ускорения, жизни, гордости, стремления - и тут же гаснет, начинает потихоньку смердеть штатным расписанием и могорычем. А зона? Нет, не та, а Вышеградская - там якобы собрались самые развитые, самые благополучные, самые кастрированные страны и подстранки?

Шнелль, шнелль кричит им немец толстый

Вы-Ост, чуток прибарахленный

Европы пасынки, лишь стремно --

Каб не стащили бы чего

Зачем кормить нам вас, отсталых

И заваливших Райх

Мигрантским (с)алом?

   Венгерские таможенники в своей новой форме так похожи на вспомогательные силы известно кого, что при отсутствии всякой национальной промышленности стает и в самом деле страшновато думать о перспективах. То же самое можно сказать и о прочих. Продали все и жмутся у костра - обещаных, родных уж грошей европейских. И Польша! Надо же...вместо шляхты - вислые усы при бабочке. "Кушать подано!"-- шаловливо изогнувшись и подмигивая, шепчет очередной остевропейский премьер в ушко чавкающего за праздничным столом интеграции страсбуржца. "Йа, йа -отвечает тот, с хрустом откусывая сосиску, сделанную в Германии из польского мяса (а куда же еще фермерам девать его при открытии границ?) - но вижу все еще проблем! Не по стандарту много шкуры на вас, ну совсем ".
   Зачем о грустном? Заарканенная бюрократами и стяжателями Ост-Европа... Все же там, на границе с Азией, хоть буйства больше, но давят, душат - Великая Степь все больше пропитывается Олд Спайсом и Доместусом, ее взбрыки приносят выигрыш, но жиреющие в некоторых креслах Обломовы желать этого не желают. Они предпочитают бороться с савинковыми и просить под свои игрища деньги у Вай-Эм-Си-Эй!!! В Россию уже высадились в пробковых шлемах и красных куртках капитаны Бритиш Петролеум, хозяйски окидывающие взором Индию Третью и отыскивая новых сипаев из числа чисто выбритых молодых людей с волчьим блеском в глазах, а заодно заручаясь поддержкой их родителей - стареющих либералов, сидящих на третьестепенных столах и волостях. Вообщем,

Круговращенья лет изменчив круг,

Не ждешь - и ферзем пешка станет вдруг

Просителя как пса порою гонят

Кто мужа независимого тронет???

   Погнавшимся за легкими и чужими деньгами этого не понять. Именно запах прилипших к креслам задниц, обретающий известную тонкость в случае нахождения между двумя намокшей от пота дорогой шубы - собственно и гнал меня вдаль от родной Отчизны, по-крайней мере туда, где я по счастью провел лучшие юные годы, тем более что там до сих пор пуп земли. Нет извинения тому, кто может, но не хочет - прорваться в центр событий. Он либо дурак, либо трус - и первый более достоин уваженья. Мне не хотелось ждать годами - пока свезут кого-нибудь в склеп, а я займу это место и перестану быть наконец - молодым и перспективным. Деньги я зарабатывать умел, думать тоже, английский для меня - родной, а хотелось мне самому быть себе хозяином. На Родине это не очень удавалось...
   Вообщем, оглядевшись, я начал вспоминать где выход. Уже смеркалось и Нью-Йорк начинал обретать свою магию. Встречать меня никто не встречал, а что касается автобусов - то я их не переношу. Особенно с цифровыми табличками, по которым бегут названия улиц и мест, вместо того, чтобы просто указать конечную и пару промежуточных остановок. Поэтому у меня был совершенно сумасшедший план - ведь платить астрономическую сумму за обычный желтый "кэб" совершенно не хотелось. Я выкатил свою тележку с одним небольшим чемоданом и сумкой на узкую полоску троттуара на разъезде под двумя нависшими кольцами трассы. Я очень хорошо помню это место - в свое время я простоял на нем около часа, не зная что делать - перепуганный автобусами, в которые мой тогдашний чемодан нельзя было протащить и расценками за милю, за посадку и за простой на светофоре - начертанными на дверях такси, из которых поблескивали глазами чалмистые индусы.
   Тогда кое-что случилось, и сейчас я как по наитию ждал повтора. Светофоры, которые в Нью-Йорке выглядят как ладони, растворяли свет в наступающем полумраке, стоял многоголосый говор, в котором в основном звенел "эбоник". Горизонт был надежно упрятан за парковкой - нужен был час, чтобы найти там себе место и еще один для того, чтобы выехать. Я ждал. И когда уже начал потихоньку прицениваться к такси - индусы это заметили и сверкание их глаз приобрело жадный оттенок - ЭТО произошло. Кто-то тронул меня за плечо.

Америка -страна сво...боды

страна б...елых иммигрантов

и черных рабов

У нас нет никаких проблем.

Мы, лидеры свободной Америки - говорим

Отдайте нам ваших голодных, неграмотных, преступников, выпадков

(ДРУГИМИ СЛОВАМИ) - ваших черных

И мы отправим их сражаться во Вьетнам, защищая американскую честь

Мы сделаем из них ответственных граждан

Или они умрут, пытаясь стать ими

Америка - страна сво...боды предприни...мат...ельства

и де...мо-кратии

Мы, ваши лидеры, всегда найдем решение ваших проблем

Иначе за что же нам платят??

   "Йо, мистер - есть такси!" - он заговорщически подмигивает - "Пол-цены".
   Мне даже захотелось всплакнуть - надо же! Он самый. "Привет, Санни" -- как я и думал, его и так круглые глаза еще более увеличились, а с губ готовились сорваться слова, о которых уважаемый Джордж МакМайкл в своем втором томе "Антологии американской литературы" пишет в отношении Сони Санчес - "часто шокирует читателя намеренно нестандартным языком улиц большой Америки". "Ты чего этот, как его...псих...псайк..." - Санни, большой и длинный, уже начавший чуть-чуть седеть, выглядел испуганным - как будто вся братва гонялась сейчас за ним по Бруклину. Он хотел сказать - гадатель, по английски это омоним "психа". "Не-а, но еще я знаю, что у тебя десять детей, а старший уже наверняка бухгалтер...". Никогда не жаловался на память - но запугивать бедного (ну не совсем!) черного таксиста было бы немилосердно.

Шаг соразмерь, узнав долга ль дорога

Ведь мера нам во всем дана от Бога??

   "Санни, шесть лет назад я подарил тебе гривню, помнишь?". Его взгляд начал утрачивать блестки подступавшего шока и приобретать осмысленные черты.
   "Юкрейн, да?" - сказал Санни, присматриваясь ко мне. Еще б он меня узнал! Шире, выше, взрослее. Первое и третье - в значительной степени. "Ага, старина...поехали! Заедем куда нибудь - я плачу". Вот тут-то он меня и обнял.
   Вы бывали в объятьях у Хайтауэра из "Полицейской академии"? То-то.
   Не знаю, что это была за машина, но любой наш нувориш оторвал бы ее вместе со следами от шин на асфальте. То ли "крайслер", то ли "линкольн". Пират Санни нафаршировал ее черте-чем, а четверной сидюк порадовал бы кого угодно. Он не совсем обычный нью-йоркский шофер - он отбиватель хлеба у больших синдикатов. Сотня или сорок, что меньше? Вот по пять-десять клиентов Санни-мэн и спасает из рук чалмистых и джинсовых (то есть наших) шоферов, тусующихся у терминалов. Он сам себе хозяин - символично, что сталкиваюсь с ним во во второй раз. Узнав тогда, что я приехал учиться - он мигом меня зауважал. Ведь для негра из большого города, живущего в постоянной круговерти гетто, родители (алкаши)-друзья (наркоманы) - копы (сволочи) - девушка (проститутка) - босс (сутенер) - тюрьма (дом родной) - пистолет (надежнее зрения) - ЧЕЙ ЭТО РЕБЕНОК? - учеба это Нечто. Из его собственных детей доучился пока что один, но и это прогресс.
   Тем же, кто считает, что мол неграм даны все возможные шансы и они сидят на шее у добропорядочных обитателей-пригородных домиков-за-белыми-заборами...хм..я скажу вот что. Прежде всего тем, кто повторяет вышесказанное из моды, тща себя замашками остроумника и этакого себе изящнословесного прагматика --

Среди лжецов я лицемером стал

Как я от человечества устал!

Отдай просящему послкднюю монету

Все, собранное впрок, рассется по свету...?

   Но есть еще и те, кто...гм...вообщем, подмигивающая нация. "Мы-то знаем, ухмыляются они - в чем дело!". Евреи и масоны вскармливают орду негров, чтобы душить ею настоящих, самых что ни на есть чистокровных АРИЙЦЕВ. Белокурых бестий. Сверхчеловеков, копающихся в навозе алабамских и миссурийских ферм, а потом подрывающих большие дома в Оклахома-Сити. Подмигивающим, примаргивающим и почитывающим на сон грядущих всякое д...остойное чтиво, обратиться можно, наверное только так:

Спою об Олафе, счастливом и большом

Чье теплое сердце сгорело

Он совестливым слишком был

Случилось вот какое дело

Верден ли, или переправа

Наш Олаф ноги потерял

К присяге флаг поднят

Внезапно

Какого черта - непонятно!

Безногий Олаф, о бинте мечтая

Давно уж трупом почитая

Себя, кричит

Без лишнего сомненья, и не пьяный

"Не будя я лизать ваш флаг е..."

С особой силой ударенья

Офицеры

синеокая гордость нации

Штыками толкают беднягу

Не поддаваясь на провокации

не сорвать бы присягу

Стоя на том, что днесь ногами было

Талдычит Олаф

"Не буду жрать твое г.., му...ило!"

Наш президент, о всем уведомлен

Швырнул калеку в камеру, тем летом

Шлет "сукин сын" ему поклон

С того света.

Христос (велика твоя благодать)

Я хочу тебя повидать

Но также и Олафа - цифры не лгут

Он сражался лучше меня

И белобрысей был тебя

Этот баламут?

   Так что Санни еще молодец - и живет не в дерьмушнике, на домик с белым забором уже накопил небось. А дети, помогут ли они ему, когда у Санни начнут дрожать руки и он не сможет развивать скорость, на которой мы мчимся сейчас из Джей-Эф-Кэя в Манхэттэн?

Пусть бедствует старик. Должно быть, жизнь права.

И львята никогда кормить не станут льва...

   С некоторого времени я перестал говорить людям многое - не их вина, и не моя - что все мы лицемеры в той или иной степени. Кассандр никто не любит, тем более Кассандров - милая цыганская девушка может щебетать все что угодно, моложавая жертва ее слышит краем уха, гадая скорее про то, что скрывает мантилья и испанская юбка. А вот Кассандр - это другое дело, мужик какой-то впаивает тебе разные злопыхательские бредни. А посему -

Отныне мысли я держу в секрете

Чтоб не пугали ближних мысли эти

   Кроме того, что толку предсказывать людям будущее или оберегать их от ошибок, возможных и вероятных? Поговорка о том, что нужно учиться на ошибках других - натуральная лицемерная ложь, ведь истинно, что -

В ошибках каяться? Но поглядите сами:

Числом они равны песчинкам под ногами???

   Но прочь нытье! Санни не берет денег за остановки на перекрестках - чего еще желать? Он приближается - пусть и выщербленный, но по-прежнему большой, сильный, сверкающий, манящий, гремящий, красивый, как золотой дракон Три Галки у Сапковского - Нью-Йорк, столица мира...или Вселенной. Насчет мира - это ясно, ведь сам понтифик признал это, подарив городу памятный камень - столице мира от Вечного города. Насчет Вселенной... ха-ха, но ведь именно отсюда "Люди в черном" контролируют приезжих, принимают и отправляют инопланетян. Многие на улицах и впрямь напоминают инопланетян, но разве это столь важно? Попробуем все-таки чуть-чуть собезъянничать у Сэндберга и напишем так:

Чучельник судеб, докер, игрок в покер

Главная статуя Нации

Посылающий блики далеко в океан

Стальные ладони в экстазе оваций

Бродвея шальной балаган

Толпа, но внутри ее -- все сторонятся

Того, что в глазах пестрит

Ведь каятся поздно, ложиться - рано

Проснется, не спав,

новостей не узнав - Уолл-Стрит

Народов причал, рыбак, Папай-моряк

Морали тщедушный оплот

Мишурный Титаник потерян во мгле

Обвешанный лоском не доплывет

Манхэттэн всегда в седле

Живое, хоть внешне - лишь камень и сталь

Дух города вбит в асфальт

Звенят по решеткам шины, машины

Но горный обвал

Девятый вал, заглушит город-нахал

Обитель страстей, сластей, гостей

Вечный отель-привал

Улыбчив, игрив, себе на уме

Звезду уже с неба сорвал

Парит и кипит, вкусная снедь в котле

Развратна степененность - подземка гудит

Снобизм твой, Нью-Йорк - лиш фарс

Обман лишь на Таймз-сквэр?

Там вывески счастья,

пусть пиковой масти

Чуть скисший, но броский эклер.

  
   Да, пятачок Таймс-сквэр - кажется, это пересечение Великой Пятой и Бродвея - впечатляющее место. Я стоял там разинув рот и в буквальном смысле - потерял ощущение пространства. Дома-рекламы, ух какие громадины! Представляю, что тут было в августе 2003-его, когда произошел Блэкаут Века. Манхэттэн потух вместе со всем северо-востоком континента. Сотни, если не тысячи застряли в лифтах, прервалось все. Самое время было - хотя бы мыслями возвратиться к корням.

Вдруг грянул в мыслях Мендельсон

Лишь плач и стон вокруг

Но бился Разум, склеп круша

Душа ослабла, Друг!

Вот пал последний бастион

И начат в бездну спуск

И над, и под, но вниз и вниз -

Померкло Я. Исус?-- •

   Каждый американец учил хотя бы что нибудь из Дикинсон - в школе. Вроде как у нас - из Шевченка, или Леси Украинки. Правда, на первого скорее уж тянет Роберт Фрост, имеется ввиду по харизматичности, не столько по уникальности. Впрочем, многое почерпнуто обитателями этого Смелого Нового Мира именно из последнего сочинителя.

Орешник у него, в моем саду - лишь яблони

А им с орехом - не срастись вовек

Зачем забор нам - ведь не сплетутся корни?

Вот странен человек!

Воистину, древнее нету службы -

Забор возвесть ради того

Чтоб крепла дружба•.

   А ведь и правда - у нас разве что Одесса окружила легендой свои коммунальные квартиры. За океаном аналогом наших коммуналок могут служить лишь приюты Армии Спасения или еще каких полурелигиозных или патриархальных организаций, обычно состоящих из настоящих фанатиков своего дела, живущих своей благотворительной миссией - а потому и бедных, как церковные мыши. Слава Богу, и в самом деле - что такие люди существуют. В гордой столице Штатов, небольшом и сонном южном городке под названием Вашингтон Оу-Кей (в смысле -- Ди-Си), бомжи лежат штабелями вдоль всего местного Крещатика, Пенсильвания-Авеню. Когда шагаешь по ней вечером, почти ночью - с восторгом смотришь вверх, смотришь вперед - туда, где белеет Сенат, смотришь по сторонам - правительственные здания как буд-то свезены из европейских столиц. А вот рядом...на скамейках, на земле, прислонившись к мусорным контейнерам - сидят, лежат, не спят -

Живущие в Извне

Любимые, счастливые, белые

С приставкой "НЕ-"

Помоями облитые

Мрачные, злобные, хитрые

Такие позабытые

Грязнозубые и поддатые

С рождения немытые

Мелочью в дырявом кармане

Звенят...сидят

Нелепые и блеклые

как мирный атом

Бомжи Соединенных Штатов

   Чего уж тогда говорить про Нью-Йорк! Нью-йоркская подземка - это вам не советское метро с колоннами, барельефами, клинической чистотой и медленным, осторожным, святотатствующим наступлением рекламы вдоль эскалаторов. Решетки, решетки, решетки! Полиция, полиция, полиция! Сирена, сирена, сирена! Блики мечутся по стенам, по лицам, наживо высеченным из камня - и на всех, на каждом написан страх. Станций не объявляют, жетон - три доллара, пассажиры...каждый из них может достать пушку и... Или того хуже.
   Сидит в углу очкарик, щуплый, в китайской рубашечке, в длинных шортах, голые синеватые лодыжки, бледно-беспокойные белки глаз, маленькие черные зрачечки на орбите линз в толстой оправе. Этакий Стивен Кинг в юности, с вихрастой полустижкой-полупрической. А потом как вскочит с криком - "А вот это Вам, м..... и с..., подарочек от Курта Кобэйна, С ТОГО СВЕТА! Ба-бах!
   Почему-то никто не задумывается, кроме обязанных над этим думать, над тем, что оказываясь проглоченным липким языком хамелеона-эскалатора - мы в заложниках. В заложниках у весны, ее действия на шизофреников, фаз луны, состояния горных пород, вкуса кофе на Филиппинах, где какой-нибудь бородатый гавнюк вдруг вспоминает что на метро ездят ТЫСЯЧИ людей и ездят СРАЗУ. И от электроподачи тоже. Каково было тем, кто оказался в метро в ТОТ САМЫЙ МОМЕНТ, когда поезда вдруг со скрежетом затормозили и замерли, в полной и абсолютной тьме...(здесь включите пожалуйста телевизор, но выключите звук)
   Американцы живут фильмами - Сталлоне, разгребающий завал в туннеле метро, живет в Лос-Анджелесе. Свихнувшийся житель Большого Яблока подрулит к его вилле за день. И будет напряженно ждать пока бывший Скалолаз и Спасатель однажды спозаранку не пойдет к стоматологу, ведь с челюстью у него по-видимому - всегда проблемы.
   Тут-то, невзирая на телохранителей, каковые надежны лишь в кино, этот сбрендивший Джесси Джеймс, ранее служивший бухгалтером в каком-нибудь супермаркете, внезапно выскакивает из взятого напркат форда-"пирожка", и с криками -
   РРРАЗ! (падай, Рокки-1! Ошалело оглядывается) - Это тебе за скисший йогурт!
   ДВАА! (падай, Рокки-2!) Хватается за руку, рядом падает охранник) - Это тебе за синяки, полученные в темноте!
   ТРРРИ! (падай, Рокки-3!) Вспыхивает бензобак эксклюзивного "линкольна") - Агаааа! Это тебе за три часа в лифте!
   КВАТТРРОО! (падай Рокки-4) Оглушительный взрыв, маньяка отбрасывает в сторону, прямо на капот его собственного фургончика, но он еще жив и шепчет: "Рембо! Финита ля Сталлоне! Больше никаких фильмов...." И стреляет себе в рот.
   Нарастает сине-белое, полицейское утро. Из стандартного "шеви-каприз" выползает, сгибаясь в три погибели, Томас Магнум в парадной форме морского пехотинца, и посмотрев на беспорядочно раскиданные трупы, вздыхает. Достает из машины рацию на проводе и говорит: "Хиггинс! У нас, кажется, проблемы!". С того конца слышен хрипловатый голос с британским акцентом - "Томас, у ВАС всегда проблемы!". "Да ладно вам, Хиггинс, -- Магнум усаживается на троттуар и глуповато ухмыляясь, шепчет - "Хиггинс, я знаю, что писатель Мастерс - это на самом деле - ВЫ!!!!". На том конце вскрик. Магнум загробно хохочет, бросает рацию и подходит к горящей машине, отпихивая ногой съехавший с капота труп убийцы.
   Вдруг раздается рычание, потом скрежет, и вот чья-то нога громко шлепает на асфальт. Магнум оглядывается. "Какие люди!" - Том пытается изобразить доброжелательность, но выходит плохо. С роскошного "харлея" как раз слезает тип, по расхожему выражению наших ведущих "знакомый миллионам отечественных телезрителей" - длинноволосый, в кожаном плаще ( в нем наверняка спрятан дробовик) и со смазливым лицом Лоренцо Лламаса. "А где же твой приятель, Рино? Скальпы снимает?" -- пытается пошутить Магнум, опираясь одной рукой на капот "пирожка", а другую заводя за спину.
   "Спокойно, Томас..." -- Ренегат достает из плаща разноцветный чипсомет "Принглс" и бросает на землю, после чего складывает руки за спиной. Магнум вытаскивает пэйнт-пистолет (разумеется, "магнум") и тоже отбрасывает. Но поговорить им не дают - шум мотора м цокот копыт. "В ролях..."-- голос за кадром, почему-то безбожно гнусавящий, принадлежит Сергею Доренко - "Ковбой Мальборо в роли Чака Норриса...Харли Дэвидсон в роли Микки Рурка и Брюса Уиллиса...". "Шо-то тут не то..."- обиженно сообщает голос Верки Сердючки.
   Над местом пресиупления стремительно снижается Денни деВито в костюме Супермэна и сталкивается в воздухе с одетым в аналогичный костюм Михайлом Поплавским. Оба падают - один на голову Ренегата, другой - Магнума. На сцену врывается "неотложка", из нее выскакивает Клуни и присные. Четверку травмированных супергероев оперативно грузят и увозят. Остаются лишь Харли и Мальборо.
   - Что ты про все это думаешь, ковбой? -- спрашивает Харли.
   - Я думаю,-- гнусавит Чак голосом Доренко, -- что Борис Абрамович тут не причем.
   И стреляет. Поворачивается и вскакивает на лошадь. Какие-то голоса, шуршание, занавес с изображением утра уносится вверх, вместо него падает красноватый, с изображением Скалистых Гор. Ковбой трогает и шагом удаляется в сторону заката. Сзади на куртке у него надпись "Найду норильский "Никель". В левом верхнем углу заката горит белый неон - "Челси-Анадырь - Арсенал-Лондон. Не забуду мать родную!"
   Идут титры.
   режиссура - Мартин Скорцезе, Квентин Тарантино

сценарий -Аарон Сполдинг, Найк Михалкофф

   продюсеры - Боб Березовски, Роб Абрамовиц

дублеры - Серджо Д`Оренко, Андрю Д`Анилко, Дмитрий Нагиев

Оскар-2005 за самую маленькую роль - Майк Поплаффски

костюмы дублеров за кадром - Дом Моделей Лагерфельд-Аурика

Музыка кантри звучит в исполнении

Государственного симфонического оркестра

Союза России и Беларуси

   Н-дааа. Вот это задумался. Убаюкало меня сумеречное свечение Яблока, надвигающийся Манхэттен. Санни тормозит на углу Пятой и Восточной 42-ой, там, как ни странно, в шестидесятом здании "Башня Линкольн", хитро спрятан недорогой ресторанчик. Метод стар - в Киеве от Хрещатика и связанной с этим аренды - точно также "прячется" стильный ресторан "Барабан". Хотя дешевым его не назовешь. В Америке по этому поводу врать нельзя - если ты все-таки НЕ на Пятой и уникального в тебе по сути ничего НЕТ, то какого ты дерешь тогда по три шкуры с клиента. Непорядок. И потребители о тебе позаботятся, и местный дон Карлеоне. А без дона Карлеоне никак в большом городе. Ведь...тут как? А вот так.

Угол Пятой

Действие 1.

   Смеркается. Из кухни, выходящей окнами на Пятую виден шпиль Крайслер-Тауэр, заменяющий Луну. Луна, впрочем, тоже имеется. "Бдзинь!". Слэйтон Уэйд, владелец чудом уцелевшего среди конвейерных громадин кабачка, вытирает руки об передник и радостно сбегает вниз, в зал на первом этаже.
   Клиент - молодой, но слегка помятый блондин с отстраненным выражением на лице, опирается локтем на стойку. Официантка замерла, почему-то слегка перепугана. На клиенте дорогой плащ, на мизинце массивная перчатка.
   Слэйтон: Чем могу помочь, сэр? Мы уже закрываемся...
   Клиент: (с мрачным, режущим слух акцентом). А себе ты можешь помочь, сэ-э-эр? Может тебя самого закрыть?
   Слэйтон: (бледнея) Я не совсем понял, сэр...
   Клиент: (со смешком). Ах ты не понял, обалдуй? Он не понял (блондин театральным жестом простирает руку в пустой зал и внезапно хватает Слэйтона за воротник). Щас поймешь. (бьет его головой об стойку бара).
   Слэйтон: Что (бэмц!)...вы (бэмц!)...делаете...(бэмц!)
   Клиент: Меня зовут Грег. Грег Винницки. Ты можешь произнести это по слогам?
   Слэйтон: Грег (бэмц!)... Вин...(бэмц!) ниц...(бэмц!)...ки (бэмц!)...
   Винницкий: Балякать ты умеешь, это уже хорошо, обезьяна. Слушай сюда. Теперь будешь платить мне. Штуку в неделю. Понял? (бэмц!).
   Слэйтон: Это (бэмц) шлишком много шэр...(бэмц-бэмц-бэмц!)
   Винницкий: (сквозь зубы). Меня это не интересует. В пятницу, в семь. Иначе все, кранты.

Ухает сирена - официантка вызвала копов

   Винницкий: (отпускает Слэйтона): С...у уволишь. Понял? (грозно хмурится)
   Слэйтон: (сплевывая кровь). Та, шэр.

Винницкий хлопает дверью. Бдзинь!

   Слэйтон: Мэй, поковози ш копами шама, окей? (вытаскивает сломанный зуб).

Проходит, шатаясь в контору, вытаскивает ящик стола, бессмысленно шарит, потом ухватывает за край пожелтевшую бумажку. Снимает трубку. Дрожащими пальцами тыкает в кнопки. Долго ждет.

   Слэйтон: Добший вешер, мэм. Мне нушен Риши. Риши Калебашшо. Риши Калебашшо. Ижвините мэм, мне тжутно говорич....Спашибо, мэм...Риши, это Шлэйтон. Ш Пяцой авеню.
   Ричи: Ого! Шлэ...то есть Слэйтон, да у тебя проблемы, братан!
   Слэйтон: Одна, вшего одна, Риши...
   Ричи: Как ее зовут, эту проблему?
   Слэйтон: Хм...Лицо неизвестное. Гжег. Гжег Винишки.
   Ричи: Когда, Шлэйтон?
   Слэйтон: Шешть. В пятницу.
   Ричи: За тобой обед (хихикает).
   Слэйтон: Конешшо, Ричи. (кладет трубку). Штоматолок, штома...гте ше его номеж...

Действие 2.

Пятница. Шесть вечера. На углу Пятой и Сорок-второй, в тени неосвещенной стороны Линкольн-Тауэр стоит древний "мустанг". В нем двое. За рулем - Марко Падуччи, тридцати лет, начинает лысеть, в черном похоронном костюме и круглых, маленьких, а-ля-кот-Базилио, очках. Рядом - Ричи Калебассо, в джинсах и кожаной куртке, начинающий седеть плэйбой, тщательно выбритый, очень напряжен, барабанит пальцами по стеклу.

   Ричи: А вот и он. Как я и думал, он решил перенести встречу на более раннее время... (хрипло смеется).
   Марко: Почуял что-то, что-ли...урод (засовывает руку в пиджак)
   Ричи: Ну, он же не совсем дурак. Все таки рашен. Рашен мафиа (хихикает). А вот то, что один - это он не сообразил.
   Марко: Индюк самоуверенный...ну че, выходим?
   Ричи: Ага...

Они одновременно покидают машину. Винницкий оглядывается на звук, его лицо перекашивается, он тянется за пистолетом. Негромкий хлопок и блондин хватается за ногу, роняет пистолет. Еще один - и падает на колени. Марко осторожно подбирает пистолет рукой в перчатке. Ричи пинает Винницкого ногой в грудь и извлекает из кармана куртки резиновую грушу. С кляпом во рту, они волочат Винницкого к черному входу в заведение Слэйтона. Дверь открывается, на пороге сам Слэйтон в белоснежном переднике, сверкает в улыбке новыми зубами.

   Слэйтон: Привет, ребята, пронто! Синьор Калебассо, синьор Падуччи! Милости прошу! Глядите, кто пришел? Он с вами? (смеется)
   Ричи: Привет, старина. Этот...неее, сам увязался. Пьяный, верняк. В зюзю!
   Марко: (обеспокоенно) Чего делать-то с ним будем?
   Слэйтон: (царственно) Ну, вы побеседуйте с ним пока, а мне еще надо в зал. (уплывает)
   Ричи: (вытаскивает кляп). Ну, гнида? Откель такой будешь?
   Винницкий:(затравленно вращает глазами) Бруклин...

Марко больно бьет Грега в ухо.

   Винницкий: У-а-а-э, Брайтон-бич...
   Ричи: Точнее. Марко...
   Винницкий: Не дада...пожалуйста...Оушен-вью, тридцать один пятнадцать (начинает тараторить), смотрящий Славко Берковиц, он меня не посылал, я хотел заработать сам, я думал в Манхэттене никого...нет крыш...отпустите
   Ричи: Просто их с земли не видать (хохочет). Берковиц, Берковиц...точно не посылал, а?

Марко бьет Грега по другому уху

   Винницкий: Нет, у-а-а-а-уа, нет...мистеру Берковицу вашего не надо...

Возвращается Слэйтон и закрывает за собой дверь

   Ричи: (поворачивается к нему): Слэй, чего делать то с ним будем, а?
   Слэйтон: (премерзко улыбается). Есть одна идея....Марко, видишь там такая дверца закопченная...
   Ричи :(со смехом) Обалдеть, Слэй, чего-чего...от кого-кого...

Слышны крики Винницкого, они постепенно глохнут.

Действие 3.

   Оушен-вью. Два часа пополудни. У подъезда серого, ничем не примечательного дома стоит, спустив одну ногу мальчик-разносчик пиццы и жмет на кнопку домофона. На четвертом этаже к динамику приник крепкий, бритый молодой человек в спортивном костюме. "Пиццу заказывали?"
   Охранник: Шеф, вы пиццу заказывали?
   Берковиц:(тучный, седой человек в банном халате на голое тело и семейных трусах, выходит в прихожую). Да вроде нет... Вась, пошли его!
   Вася: Слушай, пацан...
   Разносчик: (задыхаясь) Это подарок пиццерии для мистера Берковица, как постоянному клиенту!
   Берковиц (самодовольно улыбается) Не надо, Вася. А-М-Е-Р-И-К-А. Лохи, но вежливые, блин. Аж приятно...Спустись, возьми пиццу.

Вася с раздраженным видом спускается вниз, открывает дверь, мальчик с улыбкой отдает ему коробку с пиццей. На форме пиццерии у него бэйджик - "Джордж Падуччи". Он в прозрачных, маленьких, круглых очках.

   Берковиц: (чавкает пиццой) Вась, возьми кусок. Вот..чудо! Я такого еще точно не ел. Там рецепт должен быть, под низом. Они всегда кладут - что там, грибочки, свининка...
   Вася: (достает бумажку) Э-э-э (читает с трудом) ...О, тут прям как письмо.
   Берковиц: (доедает) Читай!
   Васек: "Дорогой мистер Берковиц! Вы - самый уважаемый клиент пиццерии "Калебассо, Падуччи и Уэйд"...
   Берковиц:(меняется в лице) Что-о? По-моему она называется "Мак-Пицца"...
   Васек: (кашляет, но продолжает читать) Это наш самый новый фирменный рецепт - называется "Грег Винницки". Новый сорт свиньи, выращенный в вашей родной стране, далекой России, коптится заживо, высушивается и подается вместе с сыром и грибочками. Эксклюзивом рецепта является замена кетчупа свиньей кровью. Мы надеемся что вы надолго в Бруклине, мистер Берковиц...мы всегда готовы радовать вас новыми рецептами, если вы лично пожалуете в Манхэттэн. Ваши-"

Раздаются неприличные звуки и проклятия Васька.

ЗАНАВЕС

  
   Нью-Йорк, Нью-Йорк. Я заказываю себе преогромный сэндвич - от переизбытка эмоций всегда хочется есть, вернее - в момент осознания их переизбытка. Перед Санни большое блюдо с фри по-домашнему. И чашка с кетчупом. В отношении ресторанов - Америка может похвалиться наименьшим количеством жлобов.
   -- Кстати, Санни-мэн, - я прокашливаюсь - тебе, если не секрет - по карману такие рестораны? Здесь хоть и не какое-нибудь заведение типа Карнеги-Холл, а все таки недешево.
   -- Э-э-э...-- Санни озирается вокруг - вообще-то...да. Он заговорщически подмигивает. Ясно, значит он шоферит не только для аэропорта. Временами, видать, подвозит еще кое-кого.
   -- А не доводилось ли тебе, ну скажем, подвозить некоего мистера Кофичелли? Луиджи Кофичелли?
   Санни долго и внимательно разглядывает меня. Потом полушепотом говорит: "Кто не знает, в какую гавань плыть...
   -- Для того не бывает попутного ветра. - Я улыбаюсь. - Будешь видеть синьора Луиджи, передай ему привет. От Эм-Эм Лея и мисс Амелии Маршалл. Может быть, уже миссис, почем я знаю? Санни хохочет. Я тоже. До моего автобуса еще много часов.
   Это было теплой весной 97-ого или 98-ого года. Мы приехали в Нью-Йорк целой большой группой студентов. Это был мой второй раз - программа экскурсии кончилась и я пошел проведывать знакомые места. Центральный Парк, музей природознания и Гугенхайм. Последник два - по разные стороны Парка. Вернее, я пошел бы их проведывать, если бы был один. Амелия всегда была для меня загадкой. Чего она потащилась за мной...или я за ней? Как бы то ни было, экскурсия наша закончилась в несуществующем теперь ВТЦ. Как подумаешь об этом...ведь там наверняка были в тот страшный день такие же как мы. А мы ходили в контору ДеЛойт энд Туш, большой страховой фирмы. Парень, выпускник нашего университета, первый, кто поехал по программе обмена в Китай и сделал на этом карьеру - вещал в не особо благодарные уши на тридцатом этаже, с видом то ли на Гудзон, впадающий в океан, то ли на сам океан. Я был в восхищении. И от Гудзона, и от офиса, и от парня. Это наверное потому, что я во-первых авантюрист, и с каждым годом все больше. А во-вторых я был молод и наивен и думал, будто все возможно. Абсолютно все. Теперь я думаю вот что:

Несовместимых мы всегда полны желаний:

В одной руке бокал, другая на Коране.

И так вот мы живем под сводом голубым

Полубезбожники и полумусульмане•

   И от себя добавлю:

Христу скажу - я не смирился

Скажу Аллаху - я терпим

В эпоху шоу я родился

О сумме моего калыма

Одно хоть точно - не подлец

Пусть беспокоится небесный мой Отец

Курю табак - не обкурился

И пью умеренно -увы!

В беде я Господу молился

Неистовей чем вы

Каков же будет мой конец

Пускай решает небесный мой Отец

Я не озлоблюсь и не разуверюсь

Бесплоден сей удел

Двуногие не все - суть звери

От замков до фавелл

Но кто мудрец или глупец?

Хранит молчание небесный мой Отец

  
  

  
  
   ? из "Чикаго" Карла Сандберга
   ? Карл Сандберг, "Счастье"
   ? Муслин ад-Дин Саади, из "Книги советов"
   ? Муслин ад-Дин Саади, из "Книги советов"
   ?? Аль-Маари Абу-ль-Аля, из "Искр огнива"
   ???Аль-Маари Абу-ль-Аля, из "Искр огнива"
   ? Омар Хайям, "Рубайят"
   ??Аль-Маари Абу-ль-Аля, из "Искр огнива"
   ?? Муслин ад-Дин Саади, из "Книги советов"
  
   ?Муслин ад-Дин Саади, из "Книги советов"
   ? Соня Санчес, "Окончательное решение"
   ??Муслин ад-Дин Саади, из "Книги советов"
   ? Аль-Маари Абу-ль-Аля, из "Искр огнива"
   ? Эдвард Эстлин Каммингс (и.и.каммингс), "Пою об Олафе, счастливом и большом..."
  
  
  
   ??? Все три рисы взяты из "Искр огнива" Аль-Маари Абу-ль-Аля
   • Эмили Дикинсон, из "Я почувствовала похороны, в своем мозгу" - 1861 г.
   • Роберт Фрост, из "Межи"
   • Омар Хайям, "Рубайат"
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Императорская академия. Пробуждение хаоса"(Любовное фэнтези) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"