Михайлов Алексей Сергеевич: другие произведения.

Боги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Это не антирелигиозная книга. Бог есть (или его нет, по вашему усмотрению), и он гораздо выше персонажей этой книги. И вообще, не надо к этому относиться серьезно, конечно, если тут написано не про вас.

Боги

Часть первая. Игрушки бога.

   Боги, конечно, любят по доброй воле пошутить над людьми, но случается это нечасто. Еще реже им приходится это делать. По необходимости.
   - Да? Можете войти, товарищ Архангел, - сурово заметил Господь, хмуро взирая на дверь из-под густых поседевших бровей.
   - Как вы догадались?! - дежурная шутка при входе в кабинет Бога. - Ну, без предисловий... Приступим к делу.
   Архангел выжидательно посмотрел на Бога, который на этот раз принял обычный вид старика в белом балахоне с седой длинной бородой.
   - Приступим к делу,. - повторил он. - Начну с хороших новостей. Их, как всегда, много, не то что в былые времена. Вот, помню, лес семьсот назад...
   - Приступим к делу, - с нажимом уточнил Господь. - Опять ангелы на пирушку в Ад летали что ли? Или...
   - Нет, нет... С ними все в порядке. В порядке. - наконец, набравшись мужества, Архангел выдохнул, - Но у нас есть проблема. Большая проблема.

***

   В Москве не видно звезд на небе. Даже ночью. Они скрываются за пеленой тумана, который как за плотным покрывалом прячет людские души. Жалкие, наглые, глупые, какие еще?
   Из дверей одного из клубов доносилась музыка. Широко распахнув дверь, оттуда вышел молодой человек и остановился, оглядываясь по сторонам, словно решал, куда пойти. Заметив что-то, он принял решение и быстрым шагом пошел налево.
   - Эй, Юра, ты куда? - раздался возглас из-за спины.
   Юра Архипов, поморщившись, замер на месте. Потом поправил левой рукой шляпу и повернулся к друзьям.
   - Привет, Толя. И пока. Я ухожу.
   - Да ты чего? Сейчас Света должна подойти, к тому же еще и двенадцати нет.
   - Ты ведь знаешь, как я к ней отношусь. И вообще, мне пора. Желаю хорошо развлечься.
   Он снова повернулся на сто восемьдесят градусов и снова поправил шляпу.
   - Эй, Юр, ты куда это?
   Он резко обернулся.
   - Привет Свет, видишь ли, мне очень надо идти. Пока...
   - Да ты что, я ведь только пришла!
   - Ух ты, это серьезная причина остаться!
   - Я так и думала.
   - Ты кое-что не заметила.
   - А-а?
   Простое "а-а" означает что-то вроде "вот как", но Света наверняка имела в виду что-то вроде "и что же?"
   - Мой иронический тон.
   - Эй, о чем речь-то? - подскочил Толя.
   - Он опять меня хочет обидеть! - сказала Даша, пустив искусственную слезу.
   - Аа.
   Догадайтесь, что он имел в виду.
   - Я вовсе не хотел тебя обидеть, - сдался Юра. - Извини. Я, пожалуй, пойду.
   Он развернулся и ушел в полной тишине, не считай гула проезжающий автомобилей. Часа через полтора он добрался до дома. Спокойной ночи.

***

   Это была грязная квартира, со старой мебелью. Стены были обклеены бледно-красными, заляпанными жиром обоями. Посередине маленькой комнаты стоял круглый стол, вокруг стояли несколько стульев и табуретов. В смысле, таких же стульев, но с отбитыми спинками. На них сидели три мужчины, лет сорока-пятидесяти. На столе стояла водка.
   - Последняя бутылка была... - констатировал один ничего не выражающим голосом. На несколько минут наступила тишина.
   - Ладно. Мы же все решили?
   - Решили.
   - Решили.
   - Так я пойду.
   - Иди.
   - Да-да, иди.
   Спустя еще минут пять, из-за стола поднялся мужик с пропитым лицом. Он вышел из квартиры, прикрыв за собой дверь.
   Вскоре он стоял перед потертой красноватого цвета дверью другой квартиры. Подъезд, куда он зашел, выглядел не очень впечатляюще. Достаточно сказать, что на последнем мероприятии по приведению подъезда в порядок мог бы лично присутствовать Леонид Ильич Брежнев.
   Иван нажал на кнопку звонка. Сначала ничего не было слышно, но через минуту дверь резко отворилась и оттуда выскочила разъяренная тетка. Мужик отпустил кнопку звонка.
   - Чего тебе надо, пьянчуга? Убирайся отсюда, а то милицию вызову! Слышишь, вызову!
   - Да ты че? Я только, это... денег, короче, дай?
   - Давай проваливай, свинья!
   И женщина с размаху огрела мужика скалкой по лбу. Не рассчитывавший на такой отпор, Иван разъяренно оттолкнул тетку и прошел в дом. Так, что тут еще осталось? Он быстро схватил несколько купюр со стола и выскочил на улицу.
   Вдохнув несколько раз свежий после дождя воздух, человек задумался. А зачем ему возвращаться на квартиру? Он купил бутылочку и...
   - Гражданин, документы предъяви.
   На него надвинулся тучный милиционер.
   - Чего?
   - Паспорт покажи, я сказал!
   - Да ты что, не видишь, я иду тут.
   - Вот и вижу, паспорт показывай, а то пойдем в отделение.
   - Ах ты...
   - Что?!
   (...)

***

   А за несколько часов до этого, около двенадцати дня, Семен Аркадьевич наконец соизволил проснуться. Он медленно сел на кровати и сонно осмотрел комнату. Это его обычное жилье. Он просыпался тут уже стони раз. Мужчина довольно воткнул ноги в шлепанцы, накинул халат на толстый живот и отправился на кухню. Там уже стояла жена. Не особо любимая, не особо красивая. Просто жена.
   - Ну чо? Приготовила чо сегодня?
   - Да ну? Рано еще, курица не дожарилась. Пойди доспи еще.
   - Курица? Это хорошо...
   Я долго думал, что еще написать про него, но все без результата. Потом понял, про Семена Аркадьевича просто нечего сказать.

***

   "Уважаемые пассажиры. При выходе из поезда не забывайте свои вещи." - заученно сообщил до боли знакомый голос.
   - Заранее готовимся к выходу! - добавил машинист, таким голосом, что даже бомжи бы проснулись. Среди прочих, из вагона вылетела невысокая эффектная (Не в том смысле, что "эффектная московская девушка". Это значит, что она страшная, но умеет это прятать под слоем краски. В нашем же случае, она была бы красивой, даже если бы стерла весь макияж.) девушка лет двадцати. Конечно, раз уж дело было утром, направилась она в универ на консультацию перед экзаменом. Дорога заняла минут десять, после чего она зашла в здание и добралась до нужного кабинета.
   - А, Ань, привет, - сказала она подружке, и девушки чмокнулись. - Вау, ты, сумочку новую купила? Выглядит классно.
   - Привет, Олли. Да ты посмотри. Тут такие ремешки прикольные...
   - Просто супер! А где покупала, в "Меге?"
   (...)
   - Нет, ты представляешь! Эта старуха мне своей тележкой прямо по сапогу проехалась. Вы только посмотрите!
   И девушка показала изящный новый сапожок, по боку которого проходила черная полоса.
   - Если это масло, сапоги выкидывать можно.
   - Кошмар! - закивали со всех сторон. - Наташа, это просто ужасно. Если бы...
   - Мне что теперь, весь день что ли ходить с этими пятнами?! Придется домой возвращаться. У меня аж голова разболелась.
   - Да эти тетки в метро вообще свих...
   - Чего? Кста, а где Димка Аминшин? Он же мне обещал контрольную принести.
   - Серьезно? И как это ты его уговорила? Представляю каких трудов это стоило, он же такой тугой.
   - А мы с ним вечером немного... ну, пообщались.
   Все засмеялись.
   - Жди его теперь, да он напился наверняка до посинения, а теперь не придет.
   - Тише! Приперлась Бабич!
   И впрямь, вошла ну просто самая ненавистная, самая молодая учительница.
   - Здравствуйте, - сказала она, усевшись за свой стол.
   - Здравствуйте, - повторила Бабич с нажимом, намекнув, что студенты должны встать поприветствовать преподавателя. - Сегодня у нас консультация по Эм-ка-ка. Итак, начнем. Билет пятый. Теория ЭмКа измерений Хорштеда.
   (...)
   - ... последствия влияют не изменение эмка связей... - нудила Бабич.
   Вдруг в кабинет ворвался вышеупомянутый Димка.
   - Здрасьте! А можно мне...?
   - ... в сторону их расширения и углубления...
   - Здравствуйте. - снова попробовал он. - Можно вас...
   - Что, прямо здесь? - подал голос кто-то с задних рядов.

***

   Что это, аффтар псих? Да нет. Сейчас, во всяком случае, речь шла о студентке второго курса Одного Московского университета Зориной (имя она вспоминать не любила). Прошло несколько дней. Рано утром девушка зевнула и села на кровати. Что за дурацкий сон?! За окном вставало солнце, освещая чистый дворик и игровую площадку. Что за дурацкий сон? Чем больше времени проходит, тем яснее он помнится. Переворачивание на другой бок, пересчет прыгающих барашков и молитвы "Господи, помоги выспаться перед последним экзаменом!!!" не помогали. А теперь утро. На открытую форточку сел нахальный воробей и начал усердно чистить перышки. "Усердно, как ветер перемалывает песок в пустыне..." - подумалось ей. Нет, с чего сон про какую-то пустыню? Девушка взглянула на часы и начала собираться в университет. Ровно на девять часов воспоминаниям обо снах в ее голове не было места. Как, к сожалению, там не оказалось места для материала по "Межкультурной коммуникации" (или, как говорила Бабичева, "эмкакА"). На вечернем поезде она возвращалась домой, в свой родной город, имея зачетку с той "удовл.", которая ее совсем не удовл. Но ведь об этом думать не обязательно, верно? "Ага, я наконец возвращаюсь домой!". Уже лучше. "Ох, да, тот сон! Я все еще его помню!" Поезд мерно покачивался, двигаясь по новенькой дороге, уже не издавая привычного "чух-чух", что, однако, мало кому мешало...
   "Хорошо хоть полка не боковая". - зевнул Юрий Архипов, глядя на сгущающиеся сумерки в окно поезда. Он сидел на нижней полке. Напротив, только наверху, подперев голову рукой в окно смотрела черноволосая девушка. "И все же, что за странный сон?"

***

   - Меры приняты? - еще более сурово, чем обычно спросил Господь. Комар, один из тех, которые водятся даже в раю, кружил вокруг с явным намерением приземлиться на чей-то нос. Это не нос Архангела.
   - Конечно. Все силы на благо Рая.
   - Все силы на благо Рая. - согласился Бог, что-то обдумывая. - Почему только трое? Не все?
   Главное при разговоре с начальством - не удивляться осведомленности о неудачах сотрудников. Тем более если начальство - сам Бог.
   - План продуман до мелочей: отвлекающий маневр проработан, ангелы для слежки выделены. - Архангел вскинул голову, - работают, так сказать, лучшие сотрудники.

***

   Следственный изолятор под Свердловском спал. Спали сотрудники, спали охранники, спали сами изолированные (конечно, в ночь до вышеописанных событий - иначе из-за чего шум поднимать). Подследственный Иван Кузмичев не спал. Он ждал сигнала - двойного карканья за окном. Сигнал прозвучал в 2:11 ночи. В 2:10 Иван Кузмичев уснул.
   Нет, не все так плохо. Ивану следовало бы выразить благодарность Создателю или Фрейду - наяву сны длятся лишь несколько секунд, какими бы длинными не казались. "Что за идиотский, дурацкий, несвоевременный сон?!" - это он успел подумать уже во время бешенного бега по лесу. Естественно, в противоположную от изолятора сторону.

***

   Юрий Архипов, кстати, тоже был студентом, хотя и не распространялся об этом. Он вообще не любил говорить. Поезд качнуло, и они встретились глазами. Она посмотрела на него. Он посмотрел на нее. Она самодовольно хмыгнула. Юрий отвернулся, грубовато заметив про себя "Да ну тебя!" и переключил внимание на своего соседа, находящегося на противоположной нижней полке. Это был полный мужчина лет сорока, доевший бутерброд с колбасой и в данный момент вытирающий жирные пальцы о штаны. Грязные лохматые волосы не украшали облик. Семен Аркадьевич Комаров - "олигарх местного значения", владелец сети мелких магазинчиков. Он вытер грязным платком лоб, сморкнулся на пол (извиняюсь за подробности) и вытащил сальную колоду карт.
   - Сыграем? - предложил он сидящему напротив молодому человеку? - Только учтите, я предпочитаю покер.
   Юрий Николаевич удивленно пожал плечами: откуда тут покер?! Нереально это как-то.
   - Если вы расскажете мне правила.
   (Заменим длинный рассказ перечнем нескольких слов: комбинации, замена карт, поднимаешь ставку, пасуешь, вскрываешься).
   Семен Аркадьевич положил перетасованные карты на стол и переспросил: "Кто сдает? Могу уступить вам, на правах новичка". Присутствующие в купе резко обернулись на звук упавшего стакана, что дало возможность ангелу подменить колоду.
   Юрий только пожал плечами и раздал карты - сегодня он был настроен на разговоры еще менее, чем обычно. Итак, ему выпало три дамы, десятка и двойка.
   - Меняю две, - заявил он.
   - Аналогично.
   После обмена Юрий получил даму, чего собственно и добивался. "Нереально это", - снова подумал он. Семен поднял ставку на сто рублей. Юрий принял и поднял еще на рубль. Семен на двести, Юрий - на пятьдесят копеек. Сверху на них смотрело заинтересованное лицо, что не ускользнуло от внимания Юрий Архипова. От внимания лица сверху же не ускользали карты его противника, что крайне заинтересовало Юру.
   - Вы еще раз не перечислите комбинации? - попросил он.
   - С удовольствием. Пара карт, две пары, три одинаковые, стрит - пять карт подряд, флэш - пять карт одной масти...
   Лицо на верхней полке слегка улыбнулось.
   - Спасибо, хватит. Ну что, еще по сотенке?
   Прошло два часа. Семен Аркадьевич Комаров выложил уже золотые часы. Юрий взял их сходу и издевательски предложил отыграться. Семен отупело ощупал карманы. Потом вспомнил что-то, и вытащил из-под сиденья серый конверт.
   - Очень ценная вещь. Ставлю против всего.
   Человеческая психология странно устроена. Даже если ты проигрался в пух и прах, ты веришь, что с последнего хода ангел перестанет мухлевать и тебе повезет. Про ангела Семен Аркадьевич не знал, но верил в остальное! Зря верил! Ибо даже ангел не идиот, чтобы сдаться, почти добившись желаемого.
   - На! - сухо сказал он. - Сам не смотрел, но уверяю, он очень ценный.
   - Вот и хорошо. Кстати, можете забрать штаны, рубашку и подтяжки. Мне они ни к чему.
   Юрий Николаевич передал одежду и взялся за конверт. Тот оказался вскрытым, но это его не смутило. Появилось только желание подмигнуть девушке наверху. Хотя зачем? Она ничего не поняла. Опа, а конверт-то интересненький. Так-так, Дальний Восток, *** километров от Якутска, тайга, река Алдан, *** кг золота под землей зарыто на старой ****** дороге. Точной местоположение - во вложенном конвертике.

***

   - Глупая затея. Идиотизм! Зачем карты? Нельзя было устроить кражу, утерю, случайный выброс с последующей находкой?!
   - Согласен. Конечно. Да. Поддерживаю. - сказал потупившийся Архангел.
   - Не очень впечатляюще придумано и с золотом, - заметил Господь. - Я бы сказал, не реалистично. Ммм... Сюрреалистично.
   - Конечно. Да. Поддерживаю.
   - Могут не поверить.
   - Да. Поддерживаю. Истинно. Хотя человек так устроен...
   - Да хватит! Там хоть есть что?
   - А разве у наших допросишься? Разве из Ангела-казначея хоть копейку выжмешь?! Разве... - высказал накипевшее Архангел, но...
   - Там хоть есть что? - холодно переспросил Господь.
   - Пришлось связаться с Адом. - кивнул Архангел. - они-то всегда рады дать взаймы.

***

   ...А внутри - малюсенький конвертик, прочно запечатанный. Его Юрий положил в карман рубашки и мгновенно уснул, даже не убрав бумаги со стола. Ангел довольно сложил белые ручки, как для молитвы, затем поплевал на ладони и исчез.

Глава Лишняя.

   Кое-кому уже все ясно, а кто-то ничего не понял. Не будем разглагольствовать об IQ вторых, а просто поясним ситуацию. Итак, ночью произошло нечто страшное. Благодаря недосмотру Архангела в пространственно-временном континууме возникла дыра! Что само по себе не так страшно. Хуже то, что об этом через сон (опять же из-за Архангела) узнали четверо человек, и, конечно, теперь надо было исправлять положение. К сожалению, на похмельную голову ему придумался лишь отвлекающий маневр с золотом.
   Ладно, а кто эти четверо "счастливчиков"? О. Зорина - студентка. Одета в джинсы с белым ремнем и футболочку салатового цвета, почти обнажающую плечи. Волосы длинные и темные. Лицо соответственное. Таких много, хотя... ах, да! Мозги! Она умная, но ведь об этом обычно не пишут!
   Юрий Николаевич Архипов. По внешности его можно назвать красавчиком. Может быть, он студент в реальности, но никак не в душе. Вообще странная личность: больше думает, а говорит вообще от случая к случаю. Такие редко встречаются в наши дни.
   Семен Аркадьевич Комаров - о внешности его уже говорилось. Человек относительно богатый, не совсем (мягко говоря) честный и вполне некультурный. Родом из деревни, и готов на все, чтобы туда не вернуться. Таких много - только среди богатых.
   Иван Петрович Кузмичев обвиняется в краже 150 рублей у бывшей жены. Вину не признает, откуда взял деньги на водку сказать отказывается. Внешность вызвала бы тяжелый приступ рвоты у любого нормального человека: небритый, в грязном рваном тулупчике и спортивных штанах, кеды на босую ногу.
   Ладно, с этим проехали. Встает резонный вопрос: ведь о кладе в тайге знают только двое. А как же остальные? Так читать надо, а не вопросами кидаться!

***

   До холодов на золотых заимках Дальнего Востока заканчивался рабочий сезон, и на лошадях золото отправляли во Владивосток. Осенью 1917 года грянула революция, когда добытчики были уже в пути. Что им делать? Ага, правильно. Нашли укромное местечко - закопали и смылись. Это теоретическое обоснование, подготовленное Архангелом.
   Вот и опять утро. Солнце проглядывает из-за вершин деревьев, тянущихся вдоль дороги. Поезд идет почти бесшумно. О. Зорина разложила бумаги на столе так, как они лежали и юркнула под одеяло. Интересно, у всех людей честолюбие сливается с жадностью? Вряд ли, но она именно из таких людей. Поэтому, пока Юрий Архипов выходил из поезда, она тщетно ломала голову: старая дорога с Алдана - это слишком большое расстояние, чтобы все его перелопатить?
   Юрий не пил. И был очень внимательным человеком. Вот только не мог он знать, что ангел вытащит документы из его куртки и подбросит к углу вокзала, где традиционно собирались бомжи. Один из них, кстати, цепко ухватился взглядом за падающий конверт: а вдруг там что-то ценное?

***

   Пока Юра обнимался с родными, пока Иван Кузмичев, прижимая конверт к себе, садился на свой поезд до Хабаровска, другой состав приставал к перрону Новосибирска. Среди сошедших было два человека - молодая девушка и мужчина лет сорока. Оба купили билеты на поезд, который должен был вскоре пройти. Поезд Москва-Хабаровск. Причем девушка долго и упорно ругалась, что наскребла денег только до Биробиджана. Это не случайность, это следствие продуманной работы Архангела. Я думаю, далее напоминать о работе вышних сил будет не обязательно? Ведь даже волос с нашей головы не упадет... Пока.
   Итак, небольшой богом забытый городишко... Серые пятиэтажки вокруг, заросшие газоны сливаются с тротуарами. Люди по дорогам снуют. Кто? Зачем?... Искательница сокровищ с двумя тяжеленными сумками стояла на вокзале и в нерешительности осматривалась. Без денег и знакомых, в восьми тысячах километров от родного дома! Это надо ж было в такую яму залезть! При воспоминании о золоте стало немного легче, и единственный возможный путь нашелся сам собой: он оказался автомобильной дорогой Биробиджан-Хабаровск. Расстояние не маленькое, больше трехсот километров, но ведь от сидения на месте оно не уменьшится, и гражданка Зорина бодро зашагала на восток.
   Сначала все шло отлично: добрый дядечка подвез ее аж на двести километров. Решив запастись продуктами на последние деньги, она зашла в деревенский магазин. Надпись над входом гласила: "Коммерческий магазин "Максим". Уважаемые покупатели, вас обслуживает продавец Эссаулова Таисия Николаевна!!!". Да, именно так! Героиня храбро шагнула в дверь и попала прохладную маленькую комнату, плотно забитую людьми. С потолка свисали липкие серые ленты, облепленные мухами.
   - Огурчики-то лучше получишь, если водки при солении добавить! - убежденно втолковывала полная женщина за прилавком своему покупателю. - А много не надо, стаканчик-два.
   - Не, это я знаю, а вот Витька вообще квасцом заливает!
   - Ну про квас не знаю, а с водкой сама пробовала. Самая ягодка выходит!
   - Простите, вы работаете? - осторожно поинтересовалась Зорина.
   - Не видите, девушка, очередь!
   Любую толпу можно назвать очередью, если найти в ней первого и последнего стоящего. Первой, несомненно, во всем селе была Таисия, а последней вошла Зорина. Так что уверенность хозяйки магазина основывается не на пустом мнении! Пардон за отступление.
   Через сорок три минуты девушка все же вырвалась из магазина, имея вместо двух сумок три. Продолжать путешествие так было невозможно, поэтому она радикально пересмотрела свой багаж. За бортом оказалась вторая помада (нелюбимая), порвавшиеся желтые носки с красными цветочками и микроволновка, которую она везла домой из Москвы.
   На сытый желудок дорога значительно легче. И хотя в сгущающихся сумерках автомобили попадались все реже, настроение Зориной было отменным. Солнце опускалось за поросшую лесом сопку, и постепенно длинные тени деревьев накрыли всю местность. Первые несколько звезд появились на небе. Они светили так ярко! Кто-то точно подметил, что в Москве звезд не видно. Небо вечно затянуто то туманом, то смогом, а может это завеса людских грехов? Во всяком случае, господь предпочитал последнюю точку зрения. Зорина ускорила шаг. Ее обувь гулко отбивала шаги по замершей дороге. Вот, кстати, навстречу показался человек. Он шел неторопливо, странно размахивая руками. Он ближе... ближе...
   - Хи-хи-хи-хи-хи... - неожиданно заорал он.
   - Дедушка, далеко еще до Благовещенска? То есть, до Хабаровска. Язык уже заплетается.
   - Ха-ха-ха. Не меньше трех дней топать, это если налегке. - старик вдруг перестал смеяться. - А ты кто будешь, девочка? Новая в наших краях?
   - Ага.
   - Ох, не к добру...
   Грязная рука старика потянулась вперед.
   Позади остались кусты, старик и одна сумка, когда она наконец открыла глаза и отдышалась. Сзади все еще неслись слова старика.
   - Не к добру, помяни мои слова! Желтый убийца никого не оставит. Не к добру, не к добру...

***

   - Два до Хабаровска.
   - А кто второй? - удивленно высунулась кассирша.
   - В смысле, один. Я имел в виду, один билет.
   - Есть только до Биробиджана.
   Юре надо было спешить. Он не верил, что Сема Комаров не читал бумаг, хотя до маленького конверта он вряд ли добрался.
   - Пусть так. Там уж на попутках доберусь. Это ведь не так много? Если не ошибаюсь, поезд часов шесть идет?
   - Так вы берете или нет?
   - Давайте, - вздохнул Юра.

***

   Прошла первая рабочая неделя. Бог позвал к себе Архангела с докладом. Тот привычной рукой расчертил схему.
   - Вот тут у нас Юрий Архипов. - он ткнул в кружок Биробиджана. - Самый отсталый, это потому как с ним более всего хлопот может быть. Под Хабаровском - студентка Зорина со смешным именем. Не вспомнить, какое... Бизнесмен в Хабаровске, ожидает послезавтрашний рейс на Якутск и покупает походное снаряжение. Видно, припекло его денежкам... Извиняюсь. Иван Петрович уже в Якутске! Сам не пойму, как он там очутился. Видать, у бомжей хватает средств на прямые рейсы до Якутска.
   - Он опять украл, - вздохнул Бог, - Эх, еще на одного грешника больше, Сатана может радоваться.
   - А теперь дальнейший план. По моему, гениально придумано! Они должны встретиться! Что бывает с людьми, нацелившимися на большие деньги?!
   - Убийство - смертельный грех. Ибо я проповедовал: "Не убий!"
   - Может, до этого и не дойдет. Но задержат они друг друга основательно.
   Бог задумался на минуту.
   - Студентка Зорина...
   Архангел взглянул с надеждой.
   - Жадность - очень большая сила...

***

   - Ага, отличненько. Давайте еще колбаску. Это что, вареная колбаса? Хм, мне она показалась копченой, впрочем, не важно. И еще два бананчика.
   Таисия Николаевна с раздражением взглянула на молодого человека, но он этого не заметил. Или сделал вид, что не заметил. Тогда продавщица оторвала от общей "кочерыжки" два банана и положила на весы. Подумав, оторвала два кончика "кочерыжки" и кинула туда же. Юра решил не спорить - в таких случаях это бесполезно. Парень расплатился и вышел из магазина. На крылечке сидел дед лет семидесяти. Юра подошел к нему и сел рядом.
   - У вас тут никто не собирается в Хабаровск? - поинтересовался он.
   - Дней через пять, может, я поеду. А вообще, только вчера автобус ушел.
   - Гм. Это долго. Видно, самому придется добираться, - пробормотал Юрий.
   - Хе. Пешком до Хабаровска собираешься? Ну иди, только Мишку нашего встретишь по дороге - не пугайся. Он вообще безвредный.
   - А кто этот Мишка?
   - Юродивый, наверное. А черт знает, я вообще не местный, - старик философски вздохнул и почесал нос. - Но сам встречал. Смешливый такой старичок.
   Юра пожал плечами: здешние проблемы, включая психов и продавщиц, его не занимали.
   - Так я пошел. Удачно оставаться.
   - Ага, бывай. - заметил старик, не повернувшись.
   Минут через тридцать на дороге действительно показалась человеческая фигура. Судя по грязной одежде и длинным художественно спутанным волосам, это и был юродивый.
   - Хи-хи-хи... - мерзко начал он.
   - Хе-хе-хе, - в тон ответил Юра.
   Юродивый сразу заткнулся.
   - Ты чего это юродствуешь? - заинтересованно спросил он.
   У Юры аж челюсть отвисла.
   - Это я-то?! - иронично заметил он.
   - Хлеба меня лишить хочешь? Сам на халяву попер?! Думаешь, легко старого человека на обочину турнуть?!! А ну катись отсюда!
   - Эй-эй, не кипятись. Никаких проблем, я мимо прохожу.
   Старик успокоился.
   - Ну так проходи, нечего тормозить. Давай, попер!
   Юра спокойно прошагал дальше. А что волноваться, псих он и есть псих. Яркое южное солнце здорово припекало. Дорога шла по высокой насыпи, и Юра разумно решил переждать самые жаркие часы в тени. Посмотрев вниз, на обочину, он с сожалением обнаружил почти полное отсутствие хоть какой-то тени. И тут какой-то предмет привлек его внимание. Невдалеке валялась большая сумка, вокруг были разбросаны веши. "Наверняка работа местного бомжа-юродивого" - подумал Юра, но спустился вниз.
   Растерянно огляделся по сторонам. Косметичка (кстати, казавшаяся знакомой), одежда, два жареных пирожка с капустой (наверняка с вокзала), немного одежды и... что это? Господи, маленький игрушечный чертик! У кого-то странная фантазия. Зачем-то Юра положил мягкую игрушку в карман.
   - Пожалуй, тут мне делать нечего, - непонятно кому сказал он.
   Вечер застал его около небольшого костра на краю тайги. Юра раскинул палатку (да-да, в его рюкзак и три палатки бы влезло!) и теперь поджаривал хлебцы на огне. "Я сильно отстал!" - подумал он. - "Мой конкурент уже наверняка в Якутске! Хотя ему ведь все равно придется меня ждать... Точное место лишь мне известно, надеюсь что так".
   Поужинав с подобными мыслями, Юра забрался в спальник и пробормотал:
   - Спокойной ночи, Юра. Удачи тебе во всех начинаниях.
   - Да-да, спокойной ночи. Приятных снов, - он не услышал. Ему показалось, что он это слышал. - Мне, кстати, тоже. Мог бы пожелать, все-таки первый день с новым...
   - Заткнись! - хрипло и очень тихо попросил Юра.
   Голоса прекратились. Ну, вот и славно. Можно спать.

***

   Господь вздохнул.
   - Опять?!
   Архангел печально вздохнул.
   - Да. Ангел, которого я послал следить, не выдержал и согрешил. Украл из потерянной сумки пирожное и съел его втихаря. Мог поделиться! - последнее Архангел добавил с обидой. Порядки в Раю были суровые.
   - Черт возьми! Прости я сам себя за выражение. Опять чревоугодие! К тому же свободных ангелов больше нет!
   Архангел знал только один выход. Господь тоже знал. Медленно, не торопясь он поднял трубку телефона и набрал номер 666-666.
   - Алло, алло! Товарища Сатану позовите пожалуйста.
   - Его превосходительство занят. Если вы будете так добры...
   - Еще черт какой мне приказывать будет?! Бюрократы черто...
   Архангел с интересом вытянул шею ближе к сердитому Богу.
   - Сейчас, - сухо ответил секретарь. - Будьте добры, подождите пару секунд.
   Минуты две в трубке звучали тихие хихикающий голоса. Затем вполне суровый голос басовито ответил Господу.
   - Да... Ты опять звонишь. Проблемы, небось?
   - Без сарказма пожалуйста. Ой, да хватит ругаться, приятель. Мне правда нужна помощь. Не отрядишь одного-двух чертей для патрулирования?
   - А что? Своих за грехи на гауптвахте гноишь? Или вы очередную чистку у себя в раю затеяли? Мы, конечно, друзья, но моих-то не тронь...
   - Да хватит издеваться! - сорвался Бог. - Это ж вы там моих ангелов грехами смертными переманиваете к себе!
   - Ладно, не кипятись. Надо - дам.
   - Давай Смысла, - быстро предложил Бог.
   - Нет, его не могу, - погрустнел Сатана. - И не проси, не могу я. Смысл нас бросил, ушел, так сказать, в свободное плавание. Других - пожалуйста.
   Бог и Дьявол договорились. Океан и земля встретились. Все встает на свои места.

***

   Довольно потрепанная дорога взбегала вверх по холму, обросшему редкими деревцами. То тут, то там валялись булыжники и большие валуны. Утренняя прохлада еще не прошла, хотя время подходило к десяти.
   Поднявшись на вершину, Юра посмотрел в бинокль. Впереди, по следующей сопке, тащилась вперед человеческая фигура. Хм, до Хабаровска еще километров тридцать. Кто это там может быть? Фигура скрылась за вершиной холма, возможно, также заметив идущего позади человека. Юра за несколько минут сбежал вниз.
   Экс-студентка быстро подкатывала камни к вершине сопки. "Главное - ни о чем не думать" - повторяла она. Зорина, конечно, узнала своего конкурента. Она не готова убить... Он уже добрался до середины подъема... Девушка вся истекала потом... Главное - не думать... "Давай, давай!" - нашептывал черт, хотя она не могла его слышать. Вздрогнув, Зорина толкнула каменную гору вниз. В ее голове отдавался каждый удар самого маленького камешка по старому асфальту. Сейчас она спустится, вытащит адрес и... Вроде бы, все. Какая тишина! Она осторожно выглянула на дорогу. Ее преследователя нигде не было видно. В недоумении она спустилась вниз и осмотрела дорогу. Пусто! Все душевные переживания сразу куда-то делись. Вот плут, успел смыться!
   ...Юра быстро поднимался к вершине сопки. "Вот бы догнать ее до..."
   - Слушай, я тут пообщался со старым приятелем. Ты бы свернул с дороги.... - Юре показалось, это сказал маленький игрушечный чертик.
   - Какого, пардон, черта?!
   - С дороги, несчастный! Если жить не хочешь, то хоть о других подумай! - молча завизжала игрушка.
   Надо сказать, дураком Архипов никогда не был, поэтому быстро соскочил в сторону. С вершины сопки сорвалась лавина булыжников.
   - Все, я уверовал! - выдохнул Юрий.
   ...Зорина вернулась обратно на вершину. Нет, ну это ж надо! С досады она пнула большой валун, который не смогла дотащить до вершины.
   - Вторая, это уже вторая попытка убийства! - из-за камня выполз улыбающийся Юра. - Ты, наверное, очень целеустремленная, да?
   Зорина молча помотала головой, отгоняя возникший перед глазами образ Юры.
   - У меня есть предложение. Давай поговорим.
   - Ты что, договариваться хочешь, приятель? - возмутился чертенок. - Да она ж при первом удобном случае дубиной по башке. Уж я-то знаю...а-а-а...
   Юра слегка сжал игрушку в руке. Но, похоже, собеседница ничего не слышала. Зато заметила чертика.
   - Это мое! А ну отдай! - наконец у нее прорезался голос. Выхватив игрушку, она обиженно отвернулась и начала нашептывать что-то вроде "Эй, ты! Отвечай. Ты что, меня не слышишь?"
   - Ну конечно, не такой уж я самоубийца, чтобы к тебе возвращаться. Ищи дураков в зеркале.
   - Ответь! Ты что, не слышишь?! - шепотом возмущалась девушка.
   - Слушай, ты будешь со мной говорить или предпочитаешь монологи? - спросил Юра, изображая крайнее недоумение.
   Зорина густо покраснела и сделала шаг назад, кидая игрушку в кусты.
   - Извини меня.
   - За что? Что ты такого сделала? Ах, да, камни сбросила. Это несущественно, тут не на что обижаться. Ты ведь раскаиваешься?
   - Очень, очень раскаиваюсь, - быстро закивала головой она.
   - Вот и отлично, надеюсь, это больше не повторится.
   - Ты... хочешь договориться?
   - Вот именно. Зачем мне одному столько денег? Вполне хватит и на тебя, хотя вообще-то все деньги мои. Я их честно выиграл.
   Юра нахлобучил шляпу поплотнее. Деньги он, конечно, выиграл честно, но благодаря невольной и бескорыстной помощи этой милой, доброй, честной, безупречной во всех отношениях девушки. Ведь следя за выражением ее лица он угадывал комбинации противника...
   - Осталось оговорить мелочи, - продолжил он. - Как, ты говоришь, тебя зовут?
   - Олли Зорина, - сказала она, судя по всему еще не придя в себя.
   - Олли? А если полностью?
   - Олимпиада, - так же машинально ответила она.
   - Ага... Я буду называть тебя Ада, хорошо? Мне кажется, так оно больше подходит. И звучит грозно - Ада Зорина! Так мы идем?
   Она пожала плечами, выражая этим свое согласие. Более подходящего ответа девушке просто в голову не пришло. Две фигуры двинулись в сторону города, оставив позади разбросанные булыжники...
   - Эй, а я-то как? Про меня забыл, да? А я еще ему жизнь спасал. Нет в мире чести, ох нет! - надрывался голос сзади.
   Юра развернулся назад, не говоря ни слова. Студентка удивленно посмотрела на него, но ничего не сказала. А Юра поднял игрушку и мстительно положил в жаркий, душный карман.

***

   Якутск... Город, окруженный тайгой. Лес обхватывает жилые кварталы со всех сторон, даже за рекой. У приезжих создается ощущение, что деревья медленно душат город. Пожалуй, все города можно разделить на живые и сонные. Вообще, отличие можно заметить так: выходишь ночью на центральную улицу и движешься вдоль нее. В мертвом городе ты к утру вернешься домой, а в живом произойти может хоть что. Тебя могут зарезать, или ты встретишь инопланетян, можешь просто заснуть в клубе или, наконец, встретишь свою вторую половинку и улетишь с ней в Тибет. Не важно, но домой не вернешься. Когда-то Якутск был живым городом. Отстраивался, приезжали новые люди, жизнь кипела. Но годы не прошли незаметно. Обветшалые дома-коробки с обсыпавшейся краской украшали даже главные улицы с привычными названиями - улица Ленина, улица Мира и т. д. Если жизнь где и была - то в темных подвалах, где не менее темные личности делили граммы намытого золота. Семен Аркадьевич Комаров разглядывал эти сомнительные прелести из окна такси. Машина затормозила перед зданием с надписью, гласящей "Гостиница "Центральная"". А пониже, мелко: "Вход со двора". Семен Аркадьевич вздохнул. "Эх, надо было Гришку моего посылать сюда. Да ведь денег наберет и ищи его потом! Не, самому-то надежнее". Семен Аркадьевич вновь вздохнул. "А дел-то еще сколько!. И все-то лежит в этом мире на мне!"

***

   Юра и Ада не особо торопились, поэтому за день прошли не больше десяти километров. День уже кончался. Они ускорили шаг и вскоре уже шли между маленькими покосившимися домиками. Деревня была маленькой, дворов на пять, если не меньше.
   В окнах одного из домиков в центре деревни еще горел свет, несмотря на поздний час. Дом стоял за забором, а у дороги напротив находилась автобусная остановка.
   - Что будем делать? - спросила Ада. - На остановке ночевать как-то не хочется.
   - Тем более что она уже занята.
   Юра выразительно взглянул в сторону блаженно вытянувшегося бомжа.
   - Мы, конечно, могли бы попроситься в дом. - добавил он. - Не думаю, чтобы нам отказали.
   Девушка с интересом подошла к забору и присмотрелась.
   - Я не хотела бы сталкиваться с тем огромным псом, для которого построена такая будка. - заметила она, показав рукой на огромный деревянный домик для собаки, длиной как минимум два метра.
   Юра пожал плечами и отворил калитку. Он спокойно подошел к дверям и постучал. Никто не отреагировал, тогда он постучал сильнее. Изнури вновь не было ответа, зато сбоку послышалась возня, и из будки вылез здоровенный волкодав. Он зарычал слегка угрожающе, но без признаков ярости. Ада выскочила со двора, а Юра прижался к дверям, поскольку ему отступать было поздно. К счастью, за дверями дома Юра различил шаги и задубасил с новой силой.
   - Кто там? - раздался хриплый мужской голос.
   - Откройте, пожалуйста. Я по делу. - быстро проговорил Юра.
   - По какому еще делу, ночью? - удивился хозяин, но дверь приоткрыл. Увидев только одного парня, да еще девушку у калитки, он выдохнул воздух и опустил ружье.
   - Снег, место! А вы входите, поговорим.
   Он отступил вглубь дома, освобождая проход, и включил свет в сенях. Молодые люди прошли внутрь и вскоре очутились в теплой маленькой комнате. Обстановка была не совсем типичной: внутри, кроме печки, стоял грубый самодельный стол, такая же кровать, да пара стульев. На стенах висело всевозможное оружие, а сам хозяин сразу уселся за стол и стал обтесывать длинный деревянный кол.
   - Присаживайтесь, - предложил он. - Так в чем дело.
   Ада предпочла уступить роль переговорщика Юре, а сама с интересом разглядывала стены.
   - Вы охотник? - спросил Юра.
   - Как вы догадались? Именно охотник, - кисло сказал хозяин дома. - Да только зачем вы пришли?
   Юра внимательнее рассмотрел этого мужчину. Он казался стариком, но довольно крепким. Его черные, полуседые волосы блестели от жира, а глаза смотрели вызывающе.
   - А вот этот нож на стене очень красивый. Я думаю, он еще и древний. - сказал Архипов.
   Юра подошел к стене и потрогал лезвие пальцем.
   - Отличное оружие, - добавил он.
   - Это моего прадеда. - сказал хозяин и задумался. - Кстати, что вам надо?
   - А я хотел спросить, не пустите ли вы нас на ночь? Мы, конечно, можем заплатить.
   - Я так полагаю, от меня ничего не зависит, раз вы уже здесь. Вон, печка теплая, на ней и поспите, - сказал хозяин, махнув рукой. - Еды нет, так что прошу прощения. Спокойной ночи.
   Не раздумывая, Ада запрыгнула на печку. Юра решил не пробовать повторить этот фокус, поэтому воспользовался лестницей. Если хозяин дома был внимательный, он бы заметил, что молодые люди захрапели слишком быстро и одновременно.
   Через сорок восемь минут и сам старик потушил свет и улегся на кровать. Почти сразу раздался его храп. Подождав для страховки десять минут, Ада шепотом заговорила.
   - Ты заметил?
   - Что? Ничего особенного. Странный мужик, он ничего плохого о нем сказать пока не могу, - также шепотом ответил Юра.
   - Да он представиться даже не подумал!
   - Вообще то, мы тоже. С этого нам и следовало начать.
   - А подвал?!
   - Какой?
   - Там, под столом. Зачем нужен подвал, в который не залезешь? Стол мешает.
   - Господи, да ты заболела! Это паранойя называется. Спокойной ночи.
   - Да ты послушай...
   - Я сплю.
   Ада еще немножко поворочалась, но через некоторое время и она затихла.
   Все спали, когда Юра вдруг открыл глаза. Он считал, что ясно слышал волчий вой за окном. С минуту он прислушивался, но звук не повторился. Тогда парень посмотрел вниз, на пол у печки. Он должен был перелезть через девушку, чтобы спуститься. Она дышала ровно и спокойно. Юра осторожно перенес одну ногу. Ничего не случилось. Он переставил руку, но девушка угрожающе захрапела. Выждав с минуту, Юра перебрался весь и тихо соскользнул на пол. Дыхание Ады не мгновение прервалось, но потом восстановилось. Юра подошел к стене, разглядывая нож, на который обратил внимание еще вечером. Он быстро поднял свою куртку и подошел к сапогам.
   - Что ты делаешь? - вдруг спросила Ада.
   Юра повернул голову. К счастью, она лежала лицом к стене.
   - Попить спустился, - ответил он и отступил к столу. Юра, забравшись обратно на печку, поставил перед Адой флягу с водой. - Я думаю, надо бы уйти до рассвета.
   Ада удивленно взглянула на него, а потом поморщилась
   - Скажи, я могу тебе доверять? - спросила она.
   - Настолько же, насколько я могу доверять тебе. А что?
   - Да нет, спокойной ночи.

***

   Они вышли очень рано, пока старик еще не проснулся, и вскоре добрались до Хабаровска.

***

   - Ты уж прости, но тебе на билет не хватает, как не крутись!
   Их уже оттеснили от авиакасс.
   - И что? - Ада схватила Юру за руку. - Только не бросай меня здесь? Куда я денусь без денег в этом огромном городе?!
   - А вот об этом раньше надо было думать, - возмутился Юра, вырвав руку. - Да не расстраивайся ты. Придется добираться по тайге. Доедем до Нерюнгри, а там по реке сплавимся. Собственно, сам-то Якутск нам не нужен. Дней двадцать-тридцать, я думаю, хватит.
   - Двадцать-тридцать?! Ты что, утопить меня там решил, золотоискатель чертов?!
   - Не ори так. Может повезет, и подцепимся к барже. Северный завоз в разгаре.
   Вообще-то Юра помнил, что до Алдана есть автодорога, но ему вдруг очень захотелось припугнуть Аду.
   - Целый месяц в тундре?! Не умыться, белье не сменить, зубы чистить негде. Пить воду только из реки, страдать от этого ужасного гнуса и в конце концов, возможно, ничего не найти?!
   - А я предупреждал, что с ней не так легко, - пробурчал кто-то во внутреннем кармане Юриной куртки.
   - Как говорится, не прошло и года. Я уж успел соскучиться.
   Ада удивленно посмотрела на Юрия. Он, смутившись, только пожал плечами и отвернулся.
   - Так ты едешь или остаешься в Хабаровске? Как видишь, выбор небольшой, поэтому замолчи, и пошли на вокзал. Возражения не принимаются, комментарии не рассматриваются.
   - Бурчание тоже, - добавил Юра, покосившись на девушку.
   - А от меня, от меня можно предложение, так сказать?! Кидаем ее здесь, летим в Якутск, забираем золото и расслабляемся на гавайских пляжах. Солнце, море, девочки, песочек...
   Юра закатил глаза к небу. Да-а-а... С этими двумя ему еще предстоит настрадаться...
   Железнодорожный вокзал оказался оккупирован бомжами.
   - Придется переночевать где-то в городе. Хотя почему где-то, я знаю тут одну недорогую гостиницу. - с сожалением сказал Юра.
   Ада взглянула на него и тут же отвела глаза.
   - Ты теперь все решаешь за нас обоих, я правильно поняла? Не знаю только, почему тебе не пришло в голову посоветоваться у меня.
   - Видишь ли, - сказал Юра, направляясь к автобусной остановке и особо не заботясь о том, следует ли Ада за ним, - Это вопрос доверия. Я бы на твоем месте тоже не согласился.
   - Ммм... Я вообще-то иду с тобой, если ты не заметил. Кстати, раз уж ты заговорил об этом... Ты как-то сказал, что доверяешь мне не больше, чем я могу доверять тебе. Или наоборот, не важно. Так скажи, насколько, по твоему, я ты мне можешь доверять, не увиливая от ответа?
   - Я? От ответа? Да я разве когда увиливал? Это просто смешно, как ты иногда сваливаешь на меня свои грехи. Вспомни, как только я пытался заговорить с тобой о том, как к тебе попали...
   - Юра...
   - Ладно, ладно. Если хочешь честного ответа, я предпочитаю не поворачиваться к тебе спиной, ты довольна?
   - Значит, и я не могу повернуться к тебе спиной?
   - Ты, Ада, лучше запоминала бы дорогу, если придется идти на вокзал одной. Память у тебя работает куда лучше, чем мысль.
   - Это было оскорбление?
   Ада выбежала вперед и посмотрела Юре в глаза, словно пытаясь вытащить из них ответ.
   - Мы почти пришли. А что с тобой теперь?!
   - Колено заболело!
   Девушка схватилась за ногу и осела на землю. Извини, бывает, это у меня с детства.
   - Как тебе помочь? - Юра выглядел искренне озабоченным.
   - Иди заплати за комнату и не глазей на меня, свинья! -яростно крикнула Ада. - Ненавижу, когда меня жалеют.
   Ничего не сказав, Юра завернул за угол и дошел до маленькой гостиницы. После этого он вернулся на улицу, но Ады там уже не было. Тогда парень зашел в кафешку напротив входа в гостиницу. Только через час, не заметив ничего подозрительного, он зашел в здание. По довольно старой лестнице Юра поднялся на второй этаж и отпер дверь. Все его худшие ожидания оправдались: комната была типичной комнатой советской гостиницы. У входа лежал облезлый ковер, а рядом с единственным окном стояла старая деревянная кровать. Одна. Почему-то на единственном столе стоял черно-белый телевизор, правда, без провода. Юра все еще не решался ступить в комнату, обдумывая какие-то комбинации.
   Вдруг он почувствовал, что ковровая дорожка под его ногами резко дернулась назад. В последний момент Юра подпрыгнул, но удержаться на ногах ему все равно не удалось, и он упал на пол, ударившись лбом. Пересилив боль, он мгновенно поднялся, но получил по лицу деревянной доской. От удара Юра влетел в комнату и врезался в стол, но и это его не остановило, и он продолжил полет. Телевизор упал, и множество стеклянных обломков разлетелось во все стороны. А Юра отступил за стол и приготовился к обороне. В комнату вошел шкаф 180-120-180 и с тупой ухмылкой направился напрямик к столу. Выждав до критического момента, Юра с силой толкнул стол в бугая, а для надежности пнул его под колено. Не давая громиле опомниться, Юра выхватил красивый охотничий нож и пошел на мужчину.
   Хабаровск... Пожалуй, разница между ним и Москвой не так уж и велика, если сравнивать качественно, а не количественно. Конечно, тут нет мигалок и телезвезд, вместо новых европейских автомобилей по городу ездят подержанные японские, здесь, в отличие от Москвы, не соблюдается и видимости порядка... Ну и, конечно, рынки тут заполнены китайцами, а не азербайджанцами и узбеками. Хотя я, кажется, отвлекся.
   Итак, Юра Архипов стоит напротив непрошеного гостя в комнате гостиницы. Губа разбита, на лбу глубокая ссадина, в руке нож (или, если быть точным, кинжал). Сделав обманное движение ножом, он снова пнул противника под колено, и тот грузно осел.
   - Ну, почти нокдаун, - сказал высунувшийся из кармана Смысл.
   Часы на стене пробили семь часов.
   - А, явление Христа народу. - сказал Юра.
   Черт рассмеялся.
   - У тебя тонкий юмор. Правда, этого никто не замечает. - сказал Смысл и юркнул обратно в карман.
   Между тем, посетитель нервно взглянул на часы и начал быстро отступать к дверям. Скоро он скрылся, а преследовать его Юра не решился. Черт опять куда-то исчез. Подождав немного, Архипов пошел в ванную привести себя в порядок. Он внимательно рассмотрел все свои боевые раны в зеркале. Две ножевые в плечо, одна огнестрельная и область сердца... Ну ладно, ладно. Разбухший шрам на лбу он прикрыл волосами, а отмытая от крови губа выглядела вполне прилично. Юра с огорчением посмотрел на изорванную рубашку.
   Он вернулся в комнату, снял рубашку и выкинул ее в помойку. В этот момент вошла Зорина.
   - А... - начала она.
   - Что?
   - Ты, я вижу, решил облегчить сумки, - нашлась она.
   - Да.
   Юра побыстрее оделся.
   - А как ты? - спросил он.
   - Я дошла до аптеки.
   - А-а. - протянул Юра, имея в виду что-то свое.
   Ада плюхнулась на кровать и осмотрела комнату.
   - Да, выглядит жалко... Везде пыль, наверное и клопы есть. Фу, как тут можно жить?!
   - Ты не видела здешний душ, - рассеянно добавил Юра.
   Словно чтобы проверить это, Зорина вышла в коридор.
   А Юра уселся на кровать, и начал размышлять. Первый вариант: Ада. Она специально инсценировала случай с больной ногой, осталась позади, чтобы подготовить нападение. Очень даже возможно, неувязка лишь в том, что времени ей вряд ли хватило бы: за час найти нужного человека здесь - это просто нереально. Дальше, Семен Аркадьевич. Он наверняка опередил их и находится неподалеку. Времени, чтобы подготовить встречу, у него было достаточно. Черт, все-таки внезапная боль в ноге очень подозрительна, так что оба варианта одинаково возможны.
   Между тем в дверь комнаты вошла Ада, тщательно вытирая волосы махровым полотенцем.
   - Это просто кошмар! - сказала она. - Это не ванная, а какое-то средневековое болото! Вода жесткая! Мои волосы теперь, словно мочалка, а у меня даже бальзама с собой нет!
   - По-моему, твои волосы выглядят отлично, - мимоходом заметил Юра. - Кстати, ты говорила, у тебя есть знакомые в Хабаровске?
   Девушка наморщила лоб. Потом немного издевательски улыбнулась и сказала:
   - Ты, похоже, собирался меня проверить. Так зря, твои слова абсолютно ни о чем мне не говорят. Я тут никого...
   Она вдруг бросила взгляд на старый стол.
   - А это что?!
   Юра про себя выругался: на столе он оставил охотничий кинжал. Теперь нож лежал, щедро обрамленный осколками телевизора.
   - Так вот почему мы так спешили покинуть дом того охотника! - догадалась Ада.

**

   - А где ты будешь спать? - поинтересовалась Ада, располагаясь на кровати.
   Юра поднял бровь.
   - Только что хотел спросить у тебя то же самое.
   - Откуда я знаю, где тебе спать?!
   - Не увиливай, я имел в виду тебя.
   - Тьфу, вот они, современные рыцари на белом коне.
   - Что, сразу несколько на одном коне?! Мне плевать, что ты думаешь. Я собираюсь спать, так что давай, освобождай постель.
   - Знаешь, я думаю, что ты придурок. Давно хотела это сказать. Ты меня просто достал, понял?! Достало смотреть, как ты корчишь из себя слишком умного. Это мое мнение, если не нравится, проваливай.
   - Что ж, я тоже буду честным. Я терпеть не могу девушек вроде тебя. Вы почему-то считаете, что вам все что-то должны, да еще строите из себя слишком много. А ты словно с идеального образца списана. Так что, как я уже сказал, освобождай место.
   - Да ну? - Ада подняла бровь. - Тут можно поспорить...
   - Кстати, да. Ты, разве, считаешь себя дурой?
   - Ты это к чему?
   - Да к тому, что все считают себя умными. Если тебе не нравится, что я считаю себя умным, ты и себя должна тупой считать!
   - Вау! И что же? Гением себя каждый дурак считает, но это ведь не значит, что он прав. А вот настоящий мудрец как раз понимает, что он ничего не знает.
   - Хе, так какой же он тогда мудрец, если ему не хватает мозгов, чтобы понять, что он не дурак?
   (...)
   В общем, они сошлись на компромиссе. Ада получила правую половину кровати, а Юра левую. Они устроились на кровати валетом и вскоре уснули.
   Окна комнаты выходили во двор. Из них открывался прекрасный вид на облезлое старое здание и веревки с развешанным бельем. Но, конечно, самым неприятным явлением был синий фонарь, светивший прямо в окно.
   В два часа сорок три минуты по местному времени (разница с Москвой семь часов) Ада резко села на кровати, выпучив глаза и тяжело дыша.
   - Что случилось? - быстро спросил Юра.
   - Кошмар приснился. А я тебя разбудила?
   - Нет, я не сплю. Как тут заснешь, когда ты во сне пинаешься?!
   - Я не пинаюсь во сне!
   - Конечно, а почему меня весь бок в синяках?! Ладно, спи давай.
   Зорина легла, и они перестали разговаривать.
   - А что тебе приснилось? - спросил парень через полторы минуты.
   Ответа не было. "Что ж, - решил Юра, - пора спать".

***

   Маленький городок Нерюнгри был последней станцией, тупиковой ветвью Дальневосточной железной дороги. Все. Здесь заканчивалась связь с домом и цивилизацией. Последние письма отправлены, прививки сделаны, теперь осталось лишь найти надежного попутчика до Якутска, который бы взял не дорого. Юра с Адой договорились по очереди стоять на дороге, выискивая такого. Отправляться пешком, казалось, смысла нет. Протопать шестьсот километров - это не кильку съесть!
   Они устроились на вокзале. Прошло всего несколько часов после приезда. Молодые люди перекусили, Ада ушла на дорогу, и Юра наконец остался один. Ура! Он все-таки отдохнет от...
   - Это снова я. Не скучал?
   Юра еще не примирился со странной галлюцинацией, выскакивающей у него в голове.
   - Нет. И не буду, если тебя не станет совсем.
   - Что, приятель, плохое настроение? Не боись, найдем клад, они все у нас поплачут. Девчонку эту вредоносную предлагаю в котел, да на медленном огоньке. А сверху маслица кипящего, да побольше. Уж я-то в этом деле профи.
   - Да кто ты такой вообще? Откуда взялся? И что тебе от меня надо?! - взмолился Юра.
   - Ух, какой прыткий, сразу столько вопросов. А я еще все запомнить должен, да не только запомнить, но и ответить на каждый в порядке очередности. Нет, ты обо мне подумал? Думает хоть кто-то на этой земля о маленьком чертике?
   Взгляд Юрия очень ясно изобразил, ЧТО он думает о "маленьком чертике". Эти мысли сочетали в себе такие термины как "медленный огонь", "раскаленное масло" и "что-то маленькое и мягкое на сковороде".
   - Ладно, не кипятись. Зовут меня Смысл. Откуда взялся? Да ты сам меня на дороге подобрал. А до этого стерва та меня вытащила из помойки. За это ей спасибо, но... Что мне надо? А с этим посложней. Видишь, ты ведь меня своей рукой по доброй воле взял, значит теперь мы связаны, и никуда нам друг от друга не деться. А хочу я свободы! Ото всех, и тут еще одно но... - игрушка умолкла.
   - И как ты можешь эту свободу получить? Это первый вопрос.
   - Слишком тонкие материи, не для человеческого ума, - увильнул черт. - А второй вопрос?
   - С Адой ты расстался. Гм, интересно получается. Черт расстался с адом. А со мной почему не можешь?
   - Тут тоже все не так просто. Расставание произошло по взаимному желанию. То есть и я, и она тайно хотели этого. Вот если бы она желала меня оставить при себе, поверь, сумка у нее не потерялась бы.
   - У меня еще вопрос.
   - Третий? - вытаращился черт.
   - Нельзя? Бог, как говорится, любит... О, прости.
   - Ничего, дай я сам догадаюсь. Хочешь спросить о моей бывшей хозяйке?
   Юра кивнул.
   - Она настолько невыносима?
   - Она настолько невыносима. Ты еще не успел с ней как следует пообщаться. Уверен, через недельку сам захочешь ее пристукнуть. И правильно, только не торопись. Пусть клад поможет вытащить, а потом и вали ее в яму, и землей закидывай. Ее долю, кстати, мне можешь отдать... О, легка на помине. И вроде бы нашла нам шофера. Я тебе говорил, что она страшно везучая?

***

   "Привет, Лелик. Скука тут страшная. Связь ужасная, поэтому пишу смс. Значит так. Пока все отлично. Связался с местными людьми, нанял четырех пом<new message>ощников. Свои уже не успеют приехать. Мы караулим нашего дружка в аэропорту и на южной дороге. Думаю, он вскоре должен появиться. Передавай <new message>привет моей Леночке. Сема".

***

   За день проехали всего около трехсот километров, но наступила ночь и пришлось срочно прятаться от гнуса в наскоро поставленной палатке. Шофер, молодой человек в легкой футболке, уверял что сейчас "по ночам мошка не особо достает, потому что холодно". Но сам предпочел не спать под открытым небом. К тому же у него было ружье "на всякий случай - мало ли зверь какой встретится". Еще под сиденьем старого уазика Ада обнаружила пистолет с патронами. В общем, странный человек. Вроде как подрабатывает, привозя продукты в городские магазинчики. Только почему-то едет в Якутск порожняком.
   - Ты не мог бы заходить в палатку побыстрее?! - возмутилась Ада. - Пока ты топчешься, столько мошек залетело, что их теперь за всю ночь не перебить.
   - А ты попробуй их приручить. Прикорми чем-нибудь. - усмехнулся Юра.
   - Вот сам и прикармливай. И сойди с моей шляпы, не видишь, я ее тут положила? Да господи, теперь и шляпа будет у меня грязная! Как же так жить?!
   - Да я...
   - Не отвечай! - прошипел чертик из кармана. - Не отвечай. А то она заведется - холодным душем не остановишь!
   Юра молча улыбнулся и лег с краю палатки. Рукой он надвинул на глаза шляпу и поправил часы.
   - Что, так и будешь спать? Хоть сапоги сними, и так земля даже на зубах хрустит.
   - Нет, я еще накроюсь одеялом. - едко, но очень спокойно заметил Юрий Николаевич. - А сейчас я собираюсь спать. Спокойной ночи и приятных снов.
   - Ну и лежи так в своем углу. Кстати, одеяло я себе забираю.
   Она легла рядом и перетянула одеяло на себя.
   - Уф, пронесло! - воскликнул чертик. - Раз улыбнулась немного, значит все. Ты бы видел, как она в меня табуреткой кидалась! Заводится она, как новенькая иномарка, но, надо признать, и остывает быстро. Но между этими моментами с Зоренькой лучше не встречаться.
   - И что в этом такого страшного?
   - Нет, если тебе не холодно, спи без одеяла. Я даже могла бы спасибо сказать.
   - Ну ты, кончено, человек терпеливый, возможно даже с ней уживешься. Вон, и одеяло уступил, а ведь ночи здесь холодные.
   - Я не уступал одеяло. Просто решил подождать, пока ее сон сморит, а там уж верну себе. Тем более что оно мое.
   - Ах ты кабанчик недорезанный! А ну катись отсюда.
   - Не давай ей себя обмануть! Она не рассержена. Хотя ты, конечно, здорово залетел.
   В самый разгар этой занимательной беседы в палатку вошел шофер, принеся с собой целый рой гнуса. Вытряхнув землю из сапог прямо на пол, он надел их и буркнув "спокойной ночи", мгновенно уснул.
   Архипов и Зорина замолчали. Каждый думал о своем, когда в лесу раздался грозный рык.
   - Медведь? - хрипло спросила Ада.
   - Нет, амурский тигр. Странно, что они здесь еще есть. Я думал, тигров давно выбили, во всяком случае, тут для них слишком северные земли. Поправь меня, если я ошибаюсь.
   - Я, очень похожа на эксперта по тиграм?! - обиделась Ада. - А он на нас не нападет? Мы ведь в палатке...
   - О да, тигр не станет штурмовать брезентовые стены. Зачем ему три человека, ему и шести мало будет. Только душу травить...
   - Ты просто хочешь меня напугать, - неуверенно ответила девушка. - Насколько я знаю, тигры избегают людей и стараются уйти с их дороги. Так, например, случилось с моим дедом в Африке. Он как раз охотился на антилопу, когда...
   - О, да ты за минуту из дилетанта превратилась в эксперта! Я поражен. Кстати, из какого племени был твой дед? - усмехнулся Юрий. Иногда он не мог удержаться от сарказма.
   На полог палатки легла большая тень. Колеблясь в отблесках свечи, она казалась особенно ужасающей. Рык зверя повторился совсем близко. Юра тихонько выудил из-под их шофера ружье, Ада сжала в правой руке украденный пистолет, а левой смахнула мошку с носа.
   - Стреляй по тигру сквозь палатку, пока он не напал, - предложила она.
   - Ты что?! Это же редкий зверь, знаешь, что нам светит за убийство амурского тигра? Ого-го!
   - Что?
   - Что "что"?
   - Что "ого-го"?
   - Это междометье, обозначающее в данном случае продолжительность срока в тюремном изоляторе.
   - Тьфу на тебя. Слушай, если он нас съест... Кстати, а этот мужик спокойно себе дрыхнет. Ладно, раз уж помирать, может скажешь, где точно лежат деньги. Вдруг я уцелею? Ты уж извини...
   Иван Петрович Кузмичев за стенкой палатки насторожился...
   - Отчего ж извинятся, да мне и раньше следовало сказать, мы ж в одной команде. На восемьдесят первом километре старой дороги, где она делает изгиб, стоит вековой дуб, а напротив камень. С противоположной от дороги стороны булыжника и надо копать, как написано, метра два вглубь.
   На палатке лежала тень Ивана Петровича. На него легла тень страшного хищника... Иван Петрович медленно оглянулся. Рысь заходила сбоку, рев тигра слышался все дальше и дальше.
   - А ну пшла отсюда, тварь! - прошипел Кузмичев, замахнувшись на зверька палкой. Не рассчитывающая на такой отпор кошка прыгнула влево, прямо на стенку палатки.
   Дружный, почти хоровой вопль разбудил даже уазик, у которого сработала сигнализация, я уж не говорю у сотнях животных в лесу, испуганно поворачивавших головы на звук: "Уж не новый ли метеорит летит?!"
   - Заткнитесь, оба! - подал голос шофер. - И объясните, что происходит?!
   - Стреляй, стреляй в него! - кричала Ада.
   - Не дави на меня!
   - Я и не давлю.
   - Да слезь ты с меня, ненормальная!
   Голоса прекратились и некоторое время изнутри слышались только громкие шорохи. Затем из палатки осторожно вышел местный шофер, держа ружье наготове. Раздался громкий смех.
   - Чего вы испугались? Это всего лишь рысь, - он вскинул ружье к плечу, и кошка шарахнулась в сторону. Потом вздыбила шерсть и медленно отступила за деревья.
   - А рычала очень уж по-тигриному. Ты там осмотри все хорошенько еще раз, - осторожно сказала Ада.
   Из палатки вылез Юрий, тогда как шофер лишь выругался и полез обратно досыпать последние часы ночи. Юра подошел к тому месту, откуда на палатку падала большая тень. Ничего! В том смысле, что ничего не видно при тусклом свете луны. Он присел и ощупал руками шершавую землю. Пальцы задели что-то теплое. На примятой траве лежал еще тлеющий окурок.

***

   - Так все идет по плану?
   - Конечно, товарищ Бог. Мы уже почти у цели...
   - Это не мы у цели! - разъярился Господь, дела шли все хуже. - Это они у цели, а сроку прошло лишь две недели. У них, если они продолжат такими темпами, в запасе еще полмесяца останется!
   - Хе. У них не останется и дня, если они случайно... погибнут?...

***

   Утром Юрия Архипова разбудил радостный вопль черта Случая:
   - Ах, Юра, Юра, Юра! Я такая...
   - Да! Да! Продолжай фразу! А главное, говори это почаще! Хоть кто-то признает правду.
   - Что? Ты не хочешь послать меня подальше, за то, что я тебя разбудил? - почти обиделся Смысл.
   - Отличная идея, - коварно произнес Юра, доставая черта и делая вид, что хочет выкинуть его.
   - Стой, стой, я же пошутил! Не надо понимать мои слова так буквально. Кстати, ты привел бы себя в порядок, а то выглядишь, как эскимос к концу зимы.
   - Так ты меня видишь? - заинтересовался Юра. - А что ты еще можешь? Предмет передвинуть слабо?
   - Ты ничего не понимаешь в тонких материях, - скривился Смысл.
   Ада тоже проснулась и села, протирая заспанные глаза.
   - Ты уже встал? - спросила она. - Кстати, ужасно выглядишь.
   - Спасибо за комплимент. Есть хочешь?
   - У меня все кости болят, - пожаловалась девушка. - Еще одна такая ночь - и я умру. Эта тайга такое ужасное место. Как тут люди вообще живут?! Грязь, холод, гнус, лес один, личности всякие.
   Последнее она сказала, глядя в упор на Юрия. Он только пожал плечами и вышел из палатки. У него появилось твердое намерение умыться, почистить зубы и привести себя в порядок. Но осуществить эту, несомненно, благую мысль ему не удалось. Через минуту он вернулся, встревожено спросив:
   - Слушай, куда вода для питья делась? Вроде вчера еще две бутылки в машине оставалось, я точно помню.
   - Я ей умылась вчера. Не ложиться же мне грязной спать! Я и так вся липкая после этой жары, которая тут каждый день.
   - О, нет! Но это ж питьевая вода. Что мы пить будем теперь? Вон тут ручьев сколько, в них не могла умыться?!
   - После речной воды чувствуешь себя неприятно. И что ты кипятишься? Вот из ручья и попей, если так уж хочется... Что? Что ты так на меня смотришь?!
   - Тебе не золото искать надо, а дома сидеть. Причем безвылазно. До свидания.
   Юра вышел довольно в плохом расположении духа, потому что Зорина в общем-то почти была права. Почти. Он сейчас пойдет и умоется в реке, а заодно и попьет, а она на такое не пойдет. "Посмотрим, что через несколько дней делать будет"! - мстительно подумал Юрий.
   А "через несколько дней" случилось вот из-за чего: Юрий рассчитал по карте, где проходила старый Якутский тракт, и предложил высадиться не доезжая до города. В тайге он с горем пополам сориентируется. Но у него была еще одна причина.
   - Так почему ты решил не доезжать до Якутска? Мы могли бы прикупить продуктов и взять мешки для золота.
   - А как ты думаешь, что делает в Якутске господин Семен Аркадьевич Комаров? Мне кажется, ждет нас на всех входах в город. А как засечет - нам от него уже не отвязаться. А сейчас мы с ним разминемся.
   - Верно, только ждет он не нас, а тебя. А я могла бы проникнуть в город. А когда он поймет, что мы не приедем, думаешь, плюнет на это дело?
   - А тебе не кажется, что это уже для нас не важно?
   - Не кажется, если от этого зависит, как долго меня будут живьем есть эти комары. Господи, как мне все это надоело!
   - Ты посмотри на дело по-другому: ты сейчас страдаешь, чтобы потом не страдать всю жизнь. Так лучше звучит?
   - Пожалуй, а теперь спокойной ночи.
   - Тебе тоже.
   Семьдесят килограммов золота - это много. Гораздо больше, чем надо одной студентке. Но существует такое понятие, как сто сорок килограммов золота, а это в два раза больше.
   Солнце, возможно, уже вставало за лесом, но вокруг стояла почти ночная тьма.
   - Ты спишь? - тихо спросила Ада. Ответа не было. - Вот и отлично.
   Она достала пистолет, приложила к груди спящего и, отвернувшись, нажала на курок. Потом не глядя вышла из палатки. Заранее собранные вещи уже лежали снаружи. Девушка набросила рюкзак на плечи и легко шагнула в тайгу.
   - Да... Круто я попал. Теперь десятки лет лежать с трупом, ожидая, пока какой-нибудь геолог меня найдет и подберет. Эх, предупреждал же шеф, а я не послушал умнейших...
   Чертик умолк, задумавшись о своей нелегкой доле. Он так и не освободится!
   - Эх, и угораздило же этого идиота поверить мерзкой девчонке! А ведь неглупый парень был, наверняка ему ад светит. Была бы возможность, похлопотал бы о нем. Но, как говорится...
   - Мне, наверное, послышалось, или ты назвал меня идиотом?
   Если бы Смысл мог, он бы подпрыгнул.
   - Ух, да ты еще жив? Она же тебе в самое сердце пулю всадила! Своими глазами видел, против этого не попрешь.
   - Верно, только у меня на груди медальон стальной, а пистолет у нее слабенький оказался. - Юра расстегнул рубашку. - Хотя синяк, конечно, будет немаленький. Давай я вещи соберу, а ты пока расскажи подробнее о твоем освобождении. Был бы очень рад поспособствовать.
   - Ну ты... Еще и притворялся, негодяй, а я-то слезы лил! - для вида повозмущался Смысл, хотя понятно, он был рад.
   - Ой, смотри-ка, девочка нам компас оставила. А это что? Ого, пистолет тоже тут бросила. Вот и отлично.
   - Ты ее убьешь? На мой взгляд, надо было сразу с ней распрощаться.
   - Зачем так грубо? Она ведь мне пока ничего не сделала. Я просто найду ее и предложу возобновить старую сделку на прежних условиях. Хотя нет, ей отдам только сорок процентов.
   - Что с тобой случилось? А, понятно, мальчик влюбился.
   - Нет! Не говори чепухи, она мне так же противна, как и тебе.
   - Влюбился, влюбился! - дразнил черт.
   - Заткнись. В общем, я уже готов к пути, и хотя торопиться некуда, думаю следует догнать Зорину до ночи, для ее же блага, - сказав это, Юра набросил а плечи рюкзак. - Прощай.
   - Эй, да ты чего? Я же пошутил, слышишь, не оставляй меня! Я пошути-и-ил!
   - Я-то тебя слышу, а вот ты меня услышать упорно не желаешь.
   - Ладно, ладно, только не оставляй меня тут. Я все расскажу.
   Юра положил игрушку чертика в карман и пошел по следам Ады. Она даже не пыталась их скрыть, понятно почему. Отпечатки мягких сапог в высокой траве вели строго на восток. Может, у нее есть свой компас?
   - А ты что замолчал? Я жду.
   - В общем, - начал издалека Смысл. - дело-то плевое. У меня произошли некоторые трения с непосредственным начальством, я имею в виду Сатану. И в конфликтной ситуации я решил уволиться, не дожидаясь пенсии. Только у нас с этим не так просто, а то по всему миру давно от чертей было бы не протолкнуться. Чтобы освободиться, я должен доказать, что и сам (без наставлений начальства) могу заставить человека совершить смертный грех. То бишь, столкнуть его на тернистый путь в ад. Ты за мной успеваешь?
   - Вполне. А я-то думаю, что ты меня все к убийству подбиваешь...
   - Только не обижайся, у меня нет выбора. Есть, правда, еще одна возможность, но это запретная тема даже для нас, чертей. Впрочем, в наших кругах слухи ходят, ангелов даже за мысли об этом за решетку кидают.
   Юра посмотрел вокруг. Голубое небо, высокие сосны, елки и другие деревья, трава зелененькая. Говорящий игрушечный черт в кармане. Это реально?
   - А какие круги ты считаешь своими?
   - Девять кругов ада, конечно. А что касается Ады, посмотри, следы завернули влево.
   Действительно, хорошо заметные в высокой траве следы резко изменили направление.
   - Интересно, что случилось? Кстати, почему ты с ней не остался? Уж тут-то у тебя было бы обширнейшее поле деятельности. Меня она уже два раза пыталась упокоить.
   - Не все так просто. Девушка ведь сама грешит, без моей подсказки. А для освобождения я должен в этом деле непосредственно поучаствовать. Да и терпеть ее выходки долго не так уж просто, знаешь ли!
   - Тише! Тут еще следы появились. Кажется, двух человек. Свернула она шагов двадцать назад. Почему?
   - Услышала шум слева и решила проверить, что происходит. Люди затаились за деревьями, а затем, когда она прошла, последовали за ней. Все просто, чистая дедукция!
   - Да? - усмехнулся Юра.
   - Ну, еще я поболтал со старым приятелем, он тут вьется поблизости.
   - Тоже на пенсии?
   - Нет, он тут по служебным делам. Опять какая-то возня с патрулированием и слежкой. Меня это так напрягало, пока я не завязал...
   - Нам стоит пойти по следам, как ты думаешь? О господи, у кого я спрашиваю совета?!

***

   - Да-да, постыдись! Только не поминай меня всуе!!

***

   - Конечно, вдруг эти люди задумали что-то недоброе? - ответил черт. - Откуда они вообще взялись?
   - Тогда примолкни, они могут быть близко. Мы отставали минут на сорок-пятьдесят. Учитывая, что ей пришлось пробивать дорогу, а я шел по протоптанной тропе, можно скинуть минут двадцать. Так что если она не остановилась, нагоним часа...
   Он замолк, пораженный увиденным. Потом поспешно сделал шаг назад. Прямо перед ним расстилалась поляна, покрытая мягкой, влажной от росы травой. Солнце освещало только верхушки высоченных деревьев, окружающих прогалину в лесу, поэтому вокруг царил полумрак. А на полянке происходило интересное действо...

***

   Семену Аркадьевичу вскоре наскучило ожидание в Якутске, и он с подручными решил хорошенько прочесать тайгу вокруг старой Якутской дороги. Одевшись в камуфляжную форму, все пятеро еще до восхода солнца ушли в тайгу. Так проходил день за днем. И вот на третий день они вновь отправились на поиски. Не сложно догадаться, что за четыре часа лазания по непролазным дебрям все порядком устали, и настроение упало до критического уровня, когда нервы уже не выдерживают. А когда еще Семен Аркадьевич угодил ногой между упавшими деревьями...
   - Ауууууууууууууууууууууу!!!...
   - Семен Аркадьевич, там, за деревьями, кто-то есть! - воскликнул подручный, пока остальные помогали хозяину. Бизнесмен замолчал, обдумывая положение.
   - Дай мне бинокль, я посмотрю. - сказал он. - Ах, стерва! А я-то думаю, что ее в Хабаровск понесло! На чужие денежки покушается...
   - Надо ее убрать?
   - Не сразу. Она может знать одну деталь, которая мне бы очень пригодилась. Вы сможете ее поймать?
   Парень пожал плечами.
   - Без проблем. Вы останьтесь здесь, можете полежать отдохнуть. А мы займемся девчонкой.
   Парни исчезли за деревьями. Они обратили внимание, что Зорина сменила направление и пошла на крик, поэтому решили залечь невдалеке. Когда Ада прошла мимо, ребята тронулись следом, хотя и на приличном расстоянии. Главное при ловле людей - знать направление жертвы, поэтому они следовали за Адой некоторое время, и лишь убедившись, что она не свернет, приступили к решительным действиям. Один остался сзади, двое зашли с боков, и еще один встал на пути девушки, спрятавшись за сосной. Когда Ада проходила мимо, парень сзади закрыл ей рот рукой и ударил по голове палкой.
   - Отличная работа! Тут на полянке неплохая сосна стоит, привяжите девчонку к ней, да не особо церемоньтесь. А я схожу за этим.
   - А ты чего раскомандовался?!
   - Хочешь сам идти за боссом?
   Вопросов не возникало, и бандиты принялись за работу. Двое из них привязали Зорину к дереву, третий вылил ей бутылку водки на голову, а четвертый отправился назад.
   Водка попала в глаза, и Ада вскрикнула от боли.
   - Заткнись, - сказал бандит, ударив ее по лицу. Зорина всегда отличалась редкой понятливостью, поэтому сразу замолчала.
   - Будешь говорить?
   Ада даже не пошевелилась.
   - Будешь, или предпочитаешь умереть сразу? - парень занес руку для удара. Девушка нехотя кивнула.
   - Вот и отлично. Что здесь делает некто Семен Аркадьевич?
   - Не знаю такого.
   - Предпочитаешь умереть сразу. Как хочешь...
   - Никогда не слышала о таком! Правда, своей жизнью клянусь!
   - Как-то неубедительно говоришь, милочка. Тебе вставить мозги на место?
   - Только не бейте, я все скажу, что знаю! Опишите его внешность, может я вспомню, может я его где-то видела? - у нее еще теплилась надежда, что ее с кем-то перепутали.
   - Мужик лет сорока, с короткими усами, полуседые волосы, лысина на лбу...
   - Знаю, знаю! Он тут клад ищет.
   - Клад?
   - Да, да!

***

   Семен Аркадьевич шел за проводником, потирая руки. Дело тронулось с мертвой точки, а он уже начал терять надежду.
   - Быстро взяли?
   - Ага, еще тепленькую. Я ее по голове палкой пристукнул, так что она вырубилась. А кто это такая?
   - Не сильно ударил, надеюсь? Женщина все-таки, да и ее память мне нужна. Больше скажу, от этого, возможно, зависит конечная сумма твоего гонорара.
   Глаза у парня заблестели.
   - А кто это?
   - Старая знакомая... Долго еще идти?
   - Почти на месте. Вон за теми елочками полянка будет, там ребята и сидят.
   Юра поморщился: "О, так бить ногами - это очень неприятно".
   - Думаешь, она расколется? - хладнокровно спросил Смысл.
   - Нет. Первое, что она ценит, это деньги. Они могут ее на куски разрезать, Зорина ничего не скажет.
   Юра хотел еще что-то сказать, но не успел. Его свалил сильный удар дубиной по голове. Перед глазами немного помутнело, потом земля поплыла куда-то влево и врезалась прямо в лицо.
   - Какое эффектное падение! Браво! Аплодисменты! Только никто уже меня не слышит... - прокомментировал Смысл, всхлипнув напоследок. Потом он приободрился. - Хотя этот парень везучий и страшно живучий, просто ужас. Хорошо, что мы с ним друзья. Эх, чувствую, еще не одно приключение с ним переживем. Хотя о чем я? Отсюда бы выбраться...
   Подручный Семена Аркадьевича по приказу шефа взвалил тело на плечо и пошел почему-то от поляны. А черт, не умолкая двигался следом за этими двумя людьми. Они шли минут десять, после чего остановились.
   Когда же Юра очнулся, он ощутил, что находится в вертикальном положении, хотя и не прилагает к этому никаких усилий. Это не очень его обрадовало.
   - Смотри-ка, он уже открывает глаза. Быстро оклемался.
   - Вот и правильно сделали, что привязали его к дереву. А ты, слизняк, будешь говорить?!
   Юра с трудом открыл глаза. Он был привязан к самому обычному дереву, рядом стояло два человека, один из которых был до были знакомым. До боли - в прямом смысле. "Наверное, надо отвечать", - подумал он. И ответил.
   - Под крылом самолета о чем...
   - Говори о деньгах, собака! Где они зарыты?
   - Зеленое море, тайги... - Юра поднял голову к небу и с трудом улыбнулся. - А вот ничего я вам не скажу!
   - Ты так уверен? - усмехнулся незнакомый детина в камуфляже.
   - Да. Потому что только я знаю место, а значит, я вам нужен. И если хоть тронете, можете быть уверены, я ничего не скажу.
   - Ты блефуешь, парень. Мы взяли девчонку, и она скоро все расскажет. Но если ты сознаешься сейчас, я могу пощадить твою жизнь. Так что, Ваня, приступай к работе.
   Парень придвинулся к Юре, а тот, надо признать, боль очень не любил, как бы он не хорохорился до этого.
   - У тебя в кармане заряженный пистолет, - напомнил голос из-под куртки.
   - Эх, если бы у меня были развязаны руки!
   - Намек понял, но помочь не могу. Ножа с собой отродясь не носил. Слушай, а может пережечь? Я в этом деле мастер!
   - Неет!... - Воскликнул Юрий, но было уже поздно. На узле веревки появился маленький огонек. - Ау! Ой! Ух!
   - Что он орет, босс? Я же еще не начал его бить?
   - От страха, наверное. Приступай.
   Бандит ударил Юру в лицо и сразу растянулся на траве, получив рукояткой пистолета по башке. Сразу после содеянного, Юра вытащил вторую руку из веревок, и дуло ткнулось в сторону Семена Аркадьевича.
   - Один звук - и ты покойник. Я ясно выражаюсь? - предупредил он.
   - Не верю, ты... ты не решишься, - как можно увереннее сказал опешивший Семен Аркадьевич.
   - Правда? Давай проверим. Пока я считаю до трех, ты можешь передумать. Раз, два, три...
   Последние слова он произнес очень быстро.
   - Стой, стой, я верю, - бизнесмен вытер выступивший пот.
   - Тогда бери этого парня и вставай к дереву, - скомандовал Юра, поднимая с земли веревку. Он с интересом осмотрел слегка обугленные концы.
   - Я?
   - Ну не Билл Гейтс же! Давай живее.
   Юра крепко связал обоих веревкой, вставил в рот кляпы и улыбнулся, глядя на свое творение. Двое бандитов напоминали зеленых мумий, присевших отдохнуть у дерева.
   - Семен Аркадьевич, надо совет напоследок? - вставил он. - Чем меньше людей, тем больше доля и риск. Прощайте.
   - Долго будешь любоваться, или мы идет спасать наши деньги? - язвительно заметили из кармана.
   Юра двинулся к полянке.
   - Ты имел в виду, "спасать Аду"?
   - О дьявол! Ты все еще ее не забыл?! Я думаю, нужно расправиться с бандитами, пока они из нее не вытянули необходимые сведения о кладе.
   Архипов посмотрел на черта, как Лужков на кепку.
   - Ты не так давно утверждал, что она ничего не скажет.
   - Должно быть, это было преувеличение. А теперь я передумал и рвусь в бой, чтобы спасать наши деньги! Дай мне пулемет, и я разнесу их всех!
   "Должно быть, у черта появились какие-то причины для такого поведения", - подумал Юра.
   - Ладно, идем. Но я настаиваю на том, чтобы помочь девушке.
   Вскоре показалась и поляна. Трое парней, разморенные появившимся солнцем, лениво лежали в траве. Иногда то один, то другой бросал в привязанную девушку шишками. Она лениво огрызалась в ответ, но особенно никого не задевала. Все ждали прихода хозяина, чтобы тот дал указания.
   - Мочи их всех из-за кустов, пока они не забеспокоились, - предложил Смысл.
   - Я сегодня очень похож на губернатора Калифорнии, да?!
   - Скорее на сбежавшего зека.
   - Тогда предлагаю иной вариант. Я выскакиваю на поляну, махаю пистолетом и громко ругаюсь. Пока ошалевшие бандиты приходят в себя, мы отвязываем Зорину и смываемся.
   - А они будут плакать и махать вслед платочками. Так не пойдет, надо ввести их в настоящий ступор. Ммм... Ты стрелять-то умеешь?
   - Так, немножко. В смысле, никогда не стрелял...
   - О, дьявол! Перебить веревку выстрелом не удастся. Эй, да ты куда, мы ж еще не договорились...
   Юра нырнул за деревья и показался в том углу, где лежали бандиты. Он подумал, что это неплохая идея.
   - Не двигаться! - заорал он, тыкая пистолетом в лежащих бандитов. Сам встал над ними, выявляя попытки к непослушанию. К сожалению, разбойников слепило солнце, поэтому один из них не заметил пистолета и попытался подняться. "Главное - показать, что ты сильнее!" - вспомнил Юра, и раздался выстрел. Мужик схватился за плечо, быстро ставшее мокро-красным.
   - Еще кто пошевелится, получит в лоб, - сказал Юра. - Держите руки на виду. И учтите, я за вами слежу.
   Юра медленно пошел к Аде. Девушка молчала, либо не ожидая от Юрия ничего хорошего, либо не веря своим глазам (еще бы, увидеть живьем собственноручно убитого парня). Он же перерезал ей веревки и кинул нож. Зорина с трудом поймала и удивленно посмотрела на Архипова.
   - Ты со мной? - спросил он. - Тогда забери все оружие, какое найдешь у этих парней.
   - Ты жив? Слушая, я так рада! Ты меня простил? - удивилась она.
   - Нет, пока ты не выполнила мою просьбу. Пошевеливайся, пожалуйста.
   Ада отняла три охотничьих ножа и, не удержавшись, ударила одного кулаком в лицо, но потом поморщилась от боли и потерла костяшки пальцев.
   - Хватит развлекаться. Собирай свои вещи, мы сейчас уходим. А вы трое послушайте меня. Я сейчас закрою глаза, и вы должны бы очень надеяться, что когда я их открою, вы будете уже далеко-далеко, чтобы я не смог вас найти. Если же в поле моего зрения будет хоть один из пустых мешков с не менее пустой башкой, по ошибке названный господом человеком, и вид этого мешка будет напоминать кого-то из вас... Вы, господа, будете до скончания веков ползать по земле, собирая свои зубы, руки, ноги, кости и, пардон, носки.
   - Намек понят. Сматываемся, ребята.
   - Мы тоже уходим, ты иди впереди, - добавил Юра, не выпуская из руки пистолет.
   Прошло всего пять минут, а лесная полянка была девственно чиста. О произошедшем напоминала разве что примятая трава да обломанные ветки деревьев. Хотя нет, издали еще доносились крики:
   - Да зачем она тебе, зачем? Ты и один золото выкопаешь, Юр, ты что, свихнулся? Или влюбился?

***

   - А вы не боитесь, что они полюбят друг друга? - спросил Архангел.
   - Любовь дарит Бог, - сказал Бог. - Хотя, если честно, это всего лишь широко распространенное заблуждение. Но я верю, что она слишком жадна, чтобы согласиться на дележку. Нет, это меня не беспокоит. Хуже то, что Смысл отирается поблизости от этой компании.
   - Смысл?
   - Да, один из подручных Сатаны, помнишь его? Этот Смысл слишком много знает.
   - И вы думаете...?
   - Да. Он может воспользоваться сложившимся положением. Но есть способ подтолкнуть события в спину. Кто там у нас следует за группой?
   - Сегодня м-м-м... черт Идей.
   - Тогда передай ему эту веревку. Он знает, что делать.

***

   Есть различные способы пробуждения, от самых приятных до просто ужасных. К первым относятся кофе в постель, сон до двенадцати с последующим вставаньем и еще несколько других отличных случаев. К несчастью, вторых способов проснуться намного больше: это и будильник в семь утра, и утренний подъем в армии, и нападение вашего любимого кота на беззащитную голову спящего, и вставание ночью от кошмаров, и повисание на дереве вниз головой. С последним способом вплотную ознакомился Юрий Архипов, когда оставалось два дня пути до клада.
   С вечера ничего не предвещало такого поворота событий. Ада все меньше ворчала и с каждым днем становилась все более веселой. Хотя многочисленные синяки и кровоподтеки заживали медленно, она особо не жаловалась и, казалось, смирилась с прибылью в сорок процентов. Она даже была благодарна Юре за прощение, но с утра...
   Он открыл глаза, когда уже летел вверх. Одним концом веревки были крепко стянуты его ноги, другой был закреплен на дереве. В отразившемся в мозгу парня перевернутом мире, девушка быстро удалялась, заткнув уши и не оборачиваясь.
   - Где мой личный комментатор?
   - Ага, я еще сплю. Но если честно, я просто поражен целеустремленностью этой девушки. Нет, она будет убивать тебя хоть до самой старости, даже если твой труп будет расчленен на куски, она будет втыкать в него пули одну за другой, так, на всякий случай.
   - Последнее действие не похоже на попытку убийства. Может, у девочки заговорила совесть?
   - Да ну? Через несколько часов у тебя случится кровоизлияние в мозг, и уже через сутки дикие звери сожрут твой хладный труп. Я не запугиваю, я лишь констатирую факты. Будь у тебя хоть свободны руки...
   - О, черт (прости), она и руки связала, я не заметил поначалу. Крепко же я спал.
   - Наверняка дала что-то к чаю. Да ты не волнуйся, долго мучаться не придется.
   Юрия такая перспектива не очень обрадовала, даже со скидкой на сравнительно быструю смерть. Он подергался, но к видимому результату это не привело. Положение осложнялось тем, что с утра воздух был довольно свежим, а Юра, конечно, одеться как-то позабыл.
   - Может, я покачаюсь, и дерево сломается?
   - Эта столетняя сосна? Не думаю, хотя попробуй на всякий случай. О, есть идея получше! Раскачайся и схватись за вон ту ветку зубами.
   - Ты опять путаешь меня с кем-то. Знаешь ли, никогда зубы не отращивал. А хоть веревки мне пережечь можешь?
   - Извини, спички кончились.
   Минут двадцать прошло в бесплодных попытках раскачаться и упасть. То есть раскачаться получилось, а вот с падением было хуже. Дерево стояло, как вкопанное. Хотя оно таковым и было.
   - Крепкая веревка, - прокомментировал замолчавший было Смысл. - Я раньше таких не видел.
   - Ты помочь совсем не можешь?
   - Как насчет мгновенной смерти?
   - Убирайся. Я лучше попытаюсь зубами перегрызть веревку на руках.
   - Ну вот, а говорил...
   Юра скоро убедился, что легче развязать зубами узел, чем грызть крепкий жгут, и активно принялся за дело. К счастью, узелок оказался простым, и вскоре Юра уже махал руками, восстанавливая кровообращение в них. Потом он раскачался и, ухватившись за низкую ветку сосны, подтянулся вверх. Сидеть было неудобно, но это уже заметный прогресс.
   - Вот, извиняюсь, стерва, она и нож забрала. - сказал он, пошарив на поясе.
   - Ого! Девочка растет на глазах!
   - Скоро станет мамой, - неуклюже пошутил Юра. - Придется руками расправляться с веревкой.
   Развязать узлы на ногах тоже удалось без особых проблем.
   - Очередная попытка убийства блестяще провалилась! - заявил он через минуту, спрыгивая на землю. - Думаю, ее долю надо понизить до тридцати процентов. Или даже до двадцати.
   - Ты хорошо себя чувствуешь? - обеспокоился черт.
   - Голова болит. А что?
   - Заметно. Я бы посоветовал тебе как минимум изолировать ее от общества. Ты знаешь, что она изобретет на следующий раз?
   - Я надеюсь, Ада искренне раскаивается, и больше она не будет так поступать.
   Черт сочувственно закатил глаза.
   - Ты бы полежал, что ли? Так, на всякий случай.
   - Э, нет, - усмехнулся Юра. - Есть у меня идея получше, чем валяться в траве.

***

   Идти по тайге не так уж легко. Во-первых, ты все время то карабкаешься на вершину сопки, то летишь вниз через овраги и кусты. Высокая трава, чаше всего колючая, покрывает все пространство между деревьями, и без того маленькое. А во-вторых, всевозможные речки и ручейки, пересекающие тайгу, заставляют путешественника то и дело заходить в воду. Если вспомнить о полчищах насекомых, картина получается совсем безрадостная.
   Наверное, впервые у Ады Зориной остался неприятный осадок в душе. Она пыталась заставить себя не думать о том, что совершила, но ей это не особо удавалось. Перед глазами стоял образ этого улыбчивого молодого человека, которого она несколько часов назад обрекла на смерть. И ради чего?! Ради каких-то денег! "А он еще прощал меня, что бы я ни делала! Сколько я ему не вредила - все прощал, только посматривал презрительно". "Хотя агнца из него тоже делать не стоит", - нашептывал другой голос. - "Уж была бы возможность - наверняка бы отомстил. А может, он только хотел меня использовать, а потом бросить?" Но интуиция подсказывала, что это не так. В конце концов, Ада в нерешительности остановилась.
   - Господи, что это со мной?! - подумала она, взявшись рукой за лоб. - Неужели совесть проснулась?
   Но ноги уже сами развернулись и понесли ее обратно. "Хоть тело закопаю, чтобы зверям не досталось". - успокоила себя Ада.
   И что же? На встречу ей шел не кто иной, как горько оплаканный покойник.
   - Ты что, заблудилась? - спокойно поинтересовался он. - Дорога в противоположной стороне.
   - Да, - соврала Ада.
   Юрий холодно посмотрел на нее.
   - Ну что ты так смотришь презрительно? - воскликнула девушка. По ее щекам покатились слезы. - Думаешь, мне легко было?! Я не хотела причинять тебе зло! Не хотела, но руки сами делали. То есть не руки, тьфу, я совсем запуталась.
   Она совсем расплакалась, зато Юра сохранил хладнокровие.
   - Это не имеет значения. Пошли.
   - Куда?
   - За золотом, конечно. Ты возьмешь пятую часть, а я все остальное.
   Она молча поплелась следом. Вдруг Юра резко остановился.
   - Отдай мне нож и пистолет, - сказал он.
   - Ты хромаешь? - заметила Ада, передавая указанные предметы.
   - Неудачно спрыгнул с дерева.
   К вечеру оба окончательно выбились из сил, т. к. шли без остановок. Чем темнее становилось, тем чаще Юра смотрел на компас и хмурился. Ему казалось, что стрелка каждый раз показывает в разные стороны. Наконец он остановился, окончательно убедившись по отблескам заката, что компас "поехал". Но если они не сбились с пути, старая дорога должна быть совсем рядом.
   - Залезь на дерево, - попросил он Аду, но таким тоном, что она не могла отказаться. - Надо осмотреть окрестности, а то я не совсем доверяю компасу. Я не могу, болит нога.
   Девушка скинула сумки и быстро вскарабкалась на вершину ближайшего дерева. "Все-таки она очень красивая!" - отметил Юра.
   - Ну как там?
   - Вижу полосу без леса, она немного левее нас. Может, туда мы и идем?
   - Может быть. Жаль, что компас сломался.
   - Я спускаюсь?
   - Погоди, спустись на несколько веток... Отлично, теперь лови это.
   - Что это? Веревка? - удивилась Ада, машинально поймав моток.
   - Правильно. А теперь садись и связывай себе ноги. Советую делать узлы покрепче, это для твоего же блага.
   - Зачем? - тихо спросила Зорина.
   - Видишь ли, ты уже три раза пыталась меня убить. И я подумал: что тебя остановит от повторения попытки? Я, знаешь ли, умирать пока не собираюсь. Вот и решил, что лучшим средством для вразумления тебя является эта веревка. Ты не согласна? Да? А мне на это плевать. Ты давай поторапливайся. Я-то потерплю, но мои руки сами могут достать пистолет и слегка предать тебе ускорение. Да-да, ускорение свободного падения.
   - Ты решил отомстить! - рассмеялся Смысл. - Блеск, только почему сразу мне не сказал?
   - Закончила? Теперь привязывай другой конец веревки к ветке, что повыше тебя.
   Девушка злобно-обреченно глянула вниз, но приказ выполнила.
   - А сейчас прыгай вниз. Не бойся, ты ведь хорошо привязала веревку... Что же ты медлишь, может помочь? - Юра достал пистолет и прицелился. - Я постараюсь перебить ветку, на которой ты сидишь, но могу и промазать. Так что ты уж не обижайся...
   Ада взглянула вниз. Нет, пусть уж лучше так застрелит, прыгнуть она не согласилась бы за все деньги Абрамовича.
   Прозвучало три выстрела. Ветка переломилась с оглушительным хрустом, и в результате короткого полета Ада повисла в полутора метрах над землей. Она сдержала крик боли и злобно зыркнула глазами на Юрия.
   - Думаешь, мне это доставляет удовольствие? - спросил он. - Наоборот, мне очень тебя жаль. Кстати, у тебя очень красивые волосы, особенно когда ты висишь вниз головой. Тебе об этом никто не говорил? А теперь мне пора. Прощай.
   Он не говоря больше ни слова, привычным движением поправил шляпу, повернулся и зашагал к дороге. Уже отойдя на порядочное расстояние, он вдруг обернулся.
   - Хочешь совет напоследок? - крикнул он. - Не пытайся развязать узел на ногах, а то сломаешь при падении шею. Прощай!
   На сапог Юрия упал сухой листик. Он задумчиво смахнул его и спросил:
   - Что скажешь?
   - Ты как-нибудь потом опиши подробнее, чем ты руководствуешься в своих поступках, и что определяет твое поведение, ладно? Очень бы хотелось изучить все предложенные схемы, графики и диаграммы...

***

   Как уже говорилось, висеть вниз головой - радость небольшая. Нет, я не утверждаю, возможно, есть любители этого занятия. Но пока мне они не попадались. И, к несчастью, Ада Зорина к их числу точно не относится. Первым, что вызвало ее волнение, была зачесавшаяся пятка. Тут уж как не изгибайся, рукой до ноги, вися вниз головой, не дотянуться. Поизвивавшись некоторое время, Ада в этом убедилась и вроде бы смирилась со своей участью.
   Как назло, рядом с ней не свисало ни одной ветки, за которую можно было бы зацепиться. Придя к этому выводу, Ада совсем уж отчаялась, как издали послышался шум продирающегося сквозь тайгу зверя. Через некоторое время уже можно было различить, что звуки принадлежат двум животным, а вскоре стали слышны и голоса. Ада сразу догадалась, кому они принадлежат.
   - Эй! Помогите! На помощь! - закричала девушка, логично решив, что спасенная негодяями и даже лишенная золота Ада лучше, чем Ада, загрызенная дикими зверями.
   Крики были услышаны, и вскоре к дереву подошел Семен Аркадьевич с одним из своих помощников. Другие, естественно, разбежались.
   - Смотри-ка, - рассмеялся Семен, прихлопнув комара на щеке. - Детишки поссорились.
   Он слегка толкнул Аду в бок, и она закачалась из стороны в сторону.
   - Отвяжите меня, и я помогу вам найти золото. Если вы потом меня отпустите, конечно. Но учтите: я согласна лишь проводить вас до места, ничего рассказывать я не буду.
   Семен Аркадьевич от такой перспективы бурной радости не выказал. Он склонил голову набок и в течение некоторого времени обдумывал предложение.
   - Мы тебя свяжем, и будем водить на веревочке. Попробуешь сбежать - Вадик тебя остановит, он умеет это делать... по-разному. - Семен Аркадьевич опять нервно ударил по щеке. - Чертовы насекомые. Так ты согласна, или мы уходим?
   - А вы посмотрите на насекомых так: сейчас вы их терпите, чтобы потом наслаждаться их отсутствием всю жизнь...
   К следующему утру они вышли к реке, за которой и виднелась старая дорога. Хотя самой дороги там уже и не было, остались лишь отдельные ее признаки. След Юрия уходил влево вдоль реки, что давало понять: он ищет брод. Это довольно сложное дело, поскольку речка отличалась особой глубиной, стремительностью и ужасно холодной водой. К тому же, противоположный берег обозначался высоким обрывом. Возможно, когда-то давно вода подмыла сопку, и случился обвал. Обвалившаяся почва обнажила горную породу, и местность была покрыта каменистым покровом.
   - Что будем делать? - поинтересовалась Ада. - Я предлагаю идти в обход по следам, чтобы наверняка выйти на тот берег.
   - Так мы потеряем много времени. К тому же, перейдя реку здесь, мы обгоним этого парня. Как бишь, его...
   "Вадик" сплюнул и задрал голову вверх, осматривая деревья.
   - Вон ту елочку вполне можно спилить и перекинуть через реку.
   Зорина, конечно, была против, но ей пришлось смириться.
   Это только в фильмах дураки переходят реки и обрывы по стволам деревьев. Нормальные люди рисковать не любят, поэтому все трое осторожно переползли на другой берег, практически сразу оказавшись на старой дороге. Там же стоял и огромный булыжник, метра полтора высотой. Напротив Ада заметила сухое старое дерево.
   - Так куда теперь? - спросил Семен Аркадьевич.
   Ада отступила на два шага.
   - Мы почти пришли? - догадался он.
   Девушка кивнула и с разрешения бизнесмена отошла шагов на сто вглубь леса.
   - Тут и копайте! - крикнула она. - С противоположной стороны камня.
   Сказав это, Ада бросилась бежать, но не от золотоискателей, а почему-то вдоль реки. Возможно, чтобы перейти ручей вброд и подкараулить Семена Аркадьевича с золотом на другом берегу, возможно, чтобы предупредить Юру. В любом случае, намеренья своего она не исполнила: ее заставили остановиться и повернуться крики за спиной. Девушка сначала остановилась, обдумывая, как поступить, но затем решительно направилась к камню.
   Вадик по приказу хозяина уже начал копать, когда с дерева на него спрыгнул человек бомжеватого вида. Бич быстро нанес наемнику удар ножом в живот и попытался проделать то же с предпринимателем, но тот выхватил пистолет и не думая трижды выстрелил в бомжа. Иван Петрович Кузмичев скорчился и осел на землю, шевеля губами.
   - Что? Что ты сказал? - прислушался Семен Аркадьевич, отирая пот со лба сальным платком.
   - Чтоб он подох как собака, этот парень. Убейте его, он сидит на большой сосне. - договорив, бедняга вздрогнул и замер в неподвижности.
   Семен судорожно сглотнул, поняв, что только что убил человека. Но теперь-то ничто не могло его остановить! Он встал и быстрыми шагами направился к указанному дереву.
   - А ну спрыгивай, а не то пристрелю, - заорал он, для подтверждения своих слов пальнув пару раз по ветвям.
   С нижней ветки легко соскочил Юра. Он хладнокровно поднял свой пистолет, прицелился и... Щелк, щелк, щелк! Кончились патроны. Не дожидаясь, пока Семен Аркадьевич опомнится, он подскочил к нему и толкнул на землю. К несчастью для него самого, Юра сам зацепился ногой за корень, и они вместе покатились по земле. Наконец, более мощный Семен Аркадьевич сумел отбросить Юру, но тот сделал подножку и добавил упавшему рядом предпринимателю кулаком по носу. Они вновь покатились по земле, на этот раз в сторону обрыва.
   - Осторожно! - закричала подоспевшая Ада, но было уже поздно. Два тела рухнули вниз. Девушка вспомнила, что сразу под высоченной скалой на берегу она видела каменистый обрыв в реку, на котором лишь изредка встречались колючие кусты. Выжить, упав туда с двадцатиметровой высоты, нереально.
   Студентка медленно подошла к краю пропасти и глянула вниз. Сразу под ней виднелось красное пятно, и Ада тут же отпрянула назад. Не было почему-то никакого удовлетворения от мысли, что все золото достанется ей. Наоборот, из глаз едва не лились слезы. Но лежать без дела бессмысленно, и она взялась за лопату. Через два часа упорного труда была готова глубоченная яма, которую при желании можно было использовать в качестве могилы. Ада же окончательно убедилась в бесплодности своих усилий и села на краю, свесив ноги в яму. Она настолько устала, что руки уже почти не слушались ее. Зато голова подсказывала, что она может копать до нового пришествия - тут просто ничего нет. Этот Юрий Архипов просто обманул ее и унес тайну золота с собой в могилу. Тишина вокруг просто резала нервы. Даже птицы перестали петь, даже гнус не гудел по ухом... Девушка громко захохотала, и этот безумный смех разливался на много километров вокруг.

***

   А минут за двадцать до этого, шагах в тридцати, происходил примерно следующий разговор.
   - Слушая, Юра, может все-таки ей помочь. Она же так совсем выбьется из сил, это просто негуманно.
   - Ну... Говорят, труд сделал из обезьяны человека.
   Молодой человек выглядел немного потрепанно, весь в синяках и ссадинах.
   - Сравнивать ее с обезьяной в высшей степени неверно. Ты только посмотри на лицо, а на волосы... Ладно, не кипятись. Что-то у тебя в последнее время нервы шалят. Нагреваешься, как разогнанный Атлон в крутом компе.
   - Ого, она уже хохочет, как ненормальная. Думаю, ты прав и надо ее приободрить. Мне и самому стало жалко девушку, все свои грехи она точно искупила этой работкой.
   - Если б она слышала, тебе бы здорово не поздоровилось.
   Юра вышел из кустов за спиной Ада, осторожно подошел к ней и положил руку на плечо. "Любишь эффектные появления?" - издевательски поинтересовался кто-то в его мозгу.
   - Ааа-а-а-а! Ты опять жив?
   - Ага. Еще немного, и я поверю в бога, он столько раз вытаскивал меня из смертельных ситуаций...
   - А сколько раз он тебя в них втравливал? - усмехнулся чертик.
   - Юра, я давно хочу извиниться. Я очень виновата перед тобой. Поверь, мне самой очень стыдно, за то, что я пыталась сделать. Ты простишь меня? Только не говори, что тебе не за что меня прощать...
   - Ну что ты, твои извинения принимаются. А теперь посиди отдохни, пока я буду выкапывать золото.
   Он взял лопату и отошел от камня на десять шагов со стороны ямы. Копать пришлось неглубоко - чуть больше метра, и минут через тридцать лопата ударилась о стальную обшивку старинных деревянных ящиков.

***

   Золото разделили поровну. В конце концов, несколько килограммов - это мелочи.
   Прощание слишком затянулось. Никто не хотел оставаться один, но оба знали, что их пути расходятся.
   - Как же ты спасся?
   - Упал в воду. А теперь мы должны попрощаться.
   - Ты разве не проводишь меня хотя бы до Якутска? - тихо спросила Ада.
   - Путешествуя с тобой, я кое-чему научился.
   - И чему же?
   - Людям нельзя доверять. Извини. Теперь ты и сама сможешь вернуться домой, к тому же ты теперь богата. Налоги ведь платить не будешь?
   - А ты куда?
   Юра на несколько секунд замялся. Ехать было некуда, вряд ли его кто-то ждал сейчас.
   - Я... Я, пожалуй, отправлюсь в пустыню... Мне не так давно такой интересный сон приснился...

***

   Господь тяжело вздохнул. Что ж, они сделали все, что могли. Теперь судить их будут лишь те, кто сможет больше. В любом случае, шансы оставшихся вдвое меньше, и это должны будут учесть.
   - Алло, алло, это Господь.
   - Салям алейкум, прияталь. В чем дело?
   - Да ничего особенного, - хитро усмехнулся Бог. - Всего лишь...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"