Михайлов Константин Константинович: другие произведения.

К информационным коллажам 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


   О МАНЁВРЕ РОТШИЛЬДОВ
   Щипицин Анатолий Георгиевич,
зав. кафедрой систем управления Южно-Уральского государственного университета, доктор технических наук, профессор, г. Челябинск,
"М?ра за меру", N28 (122) июль 2003 г.,
[http://www.kpe.ru/]
    
   Известия
   15 июля 2003 года в газете "Известия" опубликована статья Мэлора Стуруа "Ловкий манёвр дома Ротшильдов", в которой сообщается, что "Легендарная империя Ротшильдов станет еще мощнее. Барон Давид де Ротшильд, глава французской ветви, станет председателем совета директоров лондонского дома, сменив на этом посту 72-летнего сэра Эвелина де Ротшильда. Банковские операции английских и французских Ротшильдов будут консолидированы в новой холдинговой компании Concordia B. V., совладельцами которой станут лондонский и парижский банки. Concordia будет владеть и контрольным пакетом холдинговой компании швейцарских Ротшильдов -- Continuation Holdings of Switzerland. Председателем станет опять-таки барон Давид. В свою очередь Continuation приобретет все акции американских и канадских ротшильдовских банков... В международных финансовых кругах консолидацию ротшильдовских банков считают "ловким маневром". Так, например, банковский консультант фирмы Ernest and Young Филип Мидлтон говорит: "Имело смысл собрать все ротшильдовские операции под одной крышей"... Сейчас под их знаменами находятся 600 банкиров в 30 странах".
   Из этого сообщения ясно следует, что международная империя Ротшильдов готовится к какому-то очень серьёзному событию в кредитно-финансовой системе мира и поэтому объединяет в одно целое до этого разрозненные ветви. Группируют силы тогда, когда сил по одиночке недостаточно для преодоления какого-либо препятствия. Но о том, к чему готовятся Ротшильды в статье нет ни слова. Поэтому есть смысл рассмотреть другую информацию, сообщенную в статье, а также обратить внимание на того, кто эту информацию сообщил миру.
   * Ссылки по теме:
Президент США Буш-младший пойман на взятке. В особо крупных размерах.
    
   Глашатай
   Мэлор Стуруа личность неординарная. Он старейший журналист "Известий", где работает уже 53 года. На работу в газету Стуруа попал в 50-м году. Тогда его, выпускника МГИМО, не брали в редакцию, потому что его отца обвинили в троцкизме. М. Стуруа рассказал об этом другу семьи Микояну, и у тогдашнего главного редактора "Известий" Константина Губина зазвонил телефон... В "застойные" времена М. Стуруа был, пожалуй, самым популярным журналистом-международником в СССР, который, путешествуя по странам Запада, писал статьи и книги для советских читателей, в которых поучал людей, как надо ненавидеть капитализм. Теперь М. Стуруа живёт в городе Миннеаполис, штат Миннесота, США, -- стране, которую в годы "застоя" больше всего критиковал Стуруа. Более того, теперь Стуруа не только журналист, но ещё и профессор Миннесотского университета.
   За годы своей журналистской деятельности М. Стуруа встречался со многими людьми, которых обычно относят к мировой "элите". Среди тех, с кем встречался М. Стуруа, все президенты США -- начиная с Эйзенхауэра, королева Великобритании, Нельсон Рокфеллер, лондонский Ротшильд... Уже один перечень лиц, с которыми М. Стуруа встречался, показывает, что он далеко непростой журналист, а его публикации носят уровень глобальной значимости. В этой связи следует отметить и то, что есть сведения об особых отношениях М. Стуруа с другим бывшим журналистом-международником, бывшим премьер-министром России Е. М. Примаковым, который как показывают события, в том числе и вокруг войны США против Ирака, пользуется авторитетом у "мировой закулисы", а через неё и в международном троцкистском движении.
   Что же касается статьи М. Стуруа о Ротшильде, то практически одновременно с "Известиями" эта статья была опубликована (14.07.2003 19-23 -- время публикации в интернете) в газете "Деловая неделя", выходящей на Украине, в Киеве. Это "совпадение" показывает, что публикация этого материала запланирована на НАДгосударственном уровне управления и является акцией безструктурного оповещения периферии ГП (Глобального Предиктора) в странах СНГ.
   * Статья интересна во многих отношениях. Все интересующиеся могут прочитать статью М. Стуруа полностью на http://www.kpe.ru/.
    
   "Коза ностра"
   В первую очередь мы обращаем внимание читателя на тот факт, что в статье говорится: "Дом Ротшильдов входит в так называемую "золотую пятерку" банков, которые устанавливают рыночную цену на золото". Получается, что не рынок устанавливает цену, как утверждают наши горе-экономисты, а устанавливает цену Ротшильд, что согласитесь, есть две большие "разницы".
   В мире нет формулы, определяющей паритеты валют, по которой 1 доллар США, например, стоит 30 российских рублей. Паритет валют устанавливается посредством, так называемой, процедуры "фиксинга Ротшильда". Каждый день два раза, после завтрака и после обеда, в лондонском банке Ротшильдов под председательством одного из семейства Ротшильдов собирается 5 человек (по одному от каждого из самых крупных и влиятельных банковских семей), то есть собирается своего рода мафиозный "сходняк". И эти люди, сопоставляя заявки на продажу и покупку золота во всем мире, ПО СВОЕМУ ПРОИЗВОЛУ НАЗНАЧАЮТ ЦЕНУ на него. Эта цена по телексам и телефаксам мгновенно сообщается в Нью-Йорк, Цюрих, Париж, Сингапур, Гонконг и другие центры торговли золотом и служит основой формирования цен на всех рынках.
   Все это является произволом в экономической сфере деятельности сатанинской концептуальной власти. Этот произвол в кредитно-финансовой системе планеты может любую страну, любой банк, любого предпринимателя сделать либо процветающим, либо прихлопнуть его, как муху.
   И то, что материал знакового журналиста М. Стуруа с напоминанием об этом одновременно появился в российских и украинских СМИ, означает только то, что по отношению к этим странам будет предпринят определённый управленческий манёвр, и периферия в этих странах должна быть к нему готова.
   О том, какой манёвр будет осуществлён, говорится в самом конце статьи словами самого Ротшильда: "Золото -- для идолопоклонников, а не для нас. Пока есть идолопоклонники, а они важнее золота, нашему делу ничто не угрожает". Если слово "идолопоклонников" заменить на слово "лохов", то смысл сказанного будет понятен даже лохам.
   Но из сказанного однозначно возникает вопрос: о какой "Коза ностра" (общеизвестное наименование итальянской мафии в переводе на русский означает "Наше дело") и угрозах ей говорит Ротшильд?
    
   Писание и жизнь
   Ротшильд принадлежит к самой древней мафии на планете Земля. Доктрина, которой руководствуется эта мафия, известна любому христианину, поскольку изложена в самой почитаемой ими книге -- Библии.
   "Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост, иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост". (Второзаконие, 23:19),
   "...и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы [и будешь господствовать над многими народами, а они над тобою не будут господствовать.] (Второзаконие 28:12)
   "Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои, и цари их служить тебе, народ и царства, которые не захотят служить тебе -- погибнут, и такие народы совершенно истребятся". (Исайя 60:10-12)
   Миром правит мафия! Но мафия "культурная", которая через "священные писания" узаконила своё "право" на воровство.
   Итог этого глобального узаконенного воровства был озвучен на Всемирной конференции ООН по устойчивому развитию, в работе которой принимали участие правительственные делегации 100 стран мира и которая прошла в Йоханесбурге (ЮАР) 26 августа -- 5 сентября 2002 года. "Богатство трёх самых состоятельных людей на земном шаре больше, чем ВВП 48 беднейших стран мира. Общее состояние 84 богатейших людей превышает ВВП Китая. По утверждению "Монд дипломатик" на 20% самого богатого населения мира приходится 86% мирового потребления... Из 6 млрд. человек на нашей планете 1,2 млрд. живут менее чем на 1 доллар в день" -- Владимир Машин "Станет ли ислам марксизмом XXI века?" "Век" N135 11-17 октября 2002 года.
   О механизме закабаления стран и народов есть информация и в зарубежной литературе (М.Кеннеди, "Деньги без процентов и инфляции", Швеция, 1993 г.). "Развитые" страны ежедневно перечисляют "развивающимся" с использованием механизма ссудного процента в среднем 100 млн. долларов, а получают с них в виде возвратов и процентов -- 200 млн. долларов. Вот вам и весь секрет "экономических успехов". Так осуществляется господство небольшой кучки людей над всем населением планеты Земля.
   А мировое господство, управление миром в своих узкокорыстных интересах -- это и есть та самая "Коза ностра" ("Наше дело") международного банкира Ротшильда.
    
   Государство над государством
   Сегодняшняя банковская система -- это государство над государством. А ссудный процент вытесняет налоги государства, обеспечивая, вместо потребностей государства, потребности надгосударственной банковской системы, которые не совпадают ни с целями государства, ни с целями его населения.
   Если законодательство умалчивает о ссудном проценте, то что бы ни говорили о государственном регулировании экономикой, всегда будет иметь место банковское регулирование экономикой, а через него -- определённое регулирование государством. Фактически именно это имело место и "западном" в капитализме, и в социализме СССР. Поэтому по данному параметру (законодательное отношение к ссудному проценту и источникам пополнения кредитных ресурсов банковской системы) социализм в СССР не отличим от капитализма США. Неопределённое отношение к ссудному проценту в государствах -- это средство, которое ставит их в положение провинций по отношению к "государству над государствами" - к международной банковской системе.
   Наиболее точно схему этого надгосударственного реального управления охарактеризовал М. Ротшильд: "Дайте мне управлять деньгами страны, и мне безразлично, кто создает её законы". В нормальной схеме управления все функции ЦБ выполняет правительство, и доходы ЦБ в этом случае являются исключительно доходами государства и всего населения. Механизм подчинения государств "международным" банкирам, Глобальному Предиктору, через систему внедрённых и "завербованных" ими центральных банков, подробно освещён в книге "Невидимая Рука" (Р. Эпперсон, Санкт-Петербург, 1999 г., перевод с английского). Там, в частности, даётся подробное описание борьбы за подчинение Америки Глобальному Предиктору (ГП), которая завершилась в 1913 году созданием надгосударственного органа управления. Для маскировки его даже назвали не ЦБ, а "Федеральной резервной системой" (ФРС), что не поменяло сути. Эта система, как отмечает автор, "имеет баснословные процентные выгоды от всех денег, которые она создает из ничего". ФРС является средством, при помощи которого США использовались в качестве инструмента проведения глобальной политики Глобальным Предиктором. Сегодня, когда ресурсные возможности США исчерпаны, мы наблюдаем глобальный театрализованный процесс "опускания" США -- государства-марионетки и его "голого короля". В этом же состоит суть и Центрального Банка РФ по отношению к России.
   Руководство Центрального Банка, а следом за ним, и "элитарные" "экономисты" объясняют рост ссудного процента высокими темпами инфляции и ростом объёмов невозвращенных кредитов. Тем самым они, подменяют первопричину следствиями из неё. В действительности, первопричиной, задающим генератором инфляции выступает ссудный процент, который напрямую "заботливо" переносится на себестоимость продукции и с неизбежностью многократно взвинчивает цены даже при проведении элементарных операций, типа "купи-продай", не говоря уже о высокотехнологичных длительных циклах оборота капитала.
    
   "Разгром национальных производительных сил"
   По мере реализации доктрины "Второзакония - Исайи" думающие люди стали понимать её суть. Уже в начале XX века это понимание было предъявлено обществу. Так в брошюре А. Д. Нечволодова "Русские деньги", датируемой 1907 годом, сказано: "...небывалое повышение учетного процента имеет результатом сильное стеснение всей торговой и промышленной деятельности, причем продолжение подобного порядка вещей неизбежно вызовет крушение многих предприятий, которые до сих пор могли успешно существовать. Чтобы вывести Россию из состояния смуты, прежде всего необходимо изменить ее предыдущую экономическую политику политикой развития ее национальных производительных сил".
   Разгром "национальных производительных сил" и соответствующая их состоянию инфляция достигаются через скачок цен оборотных средств (как это было в России в 1991 году и в последующем) и восполнение их кредитными ресурсами под проценты, намного превышающие проценты прироста ВВП. Прирост ВВП в среднем составляет 3-5% в год. Кредитование под эти проценты является экономически обоснованным. Кредитование под большие проценты обеспечивает безусловную перекачку платёжеспособности из сферы производства в кредитно-финансовую сферу в кратчайшие сроки. Именно так, всего в течение одного года, команда "реформаторов" обрушила экономику России, доведя ставку кредитования до 210% годовых.
   Если же под предлогом "борьбы с инфляцией" сократить денежное обеспечение, сопровождающее продуктообмен в стране, до объёма меньше, чем ВВП, то разгром "национальных производительных сил" будет полным.
   За последние 12 лет инфляция в 10 раз опередила прирост денежной массы, средств платежа стало попросту не хватать. Но деньги -- это обобщённая информация о продуктообмене в обществе, технологическая среда народного хозяйства. Деньги необходимы экономике как кровь для организма. Отношение денежной массы к ВВП упало в России до практически самого низкого на планете уровня -- 15%. Ситуация усугублялась тем, что в 1998 году, к примеру, при денежной массе 370 миллиардов рублей объём рынка ГКО составлял 300 миллиардов рублей, -- так что же оставалось на реальную экономику?
   Создание дефицита собственных средств платежа является средством подталкивания к заимствованию кредитных ресурсов и создания оперативного простора для нынешнего носителя Евро-Американской концепции -- доллара. Так и произошло в России, где недостающую денежную массу заменил доллар. Тем самым экономика России стала работать на экономику США, ровно в той степени, в какой при продуктообмене в обществе в качестве средства платежа использовался доллар. В журнале "Финансовый контроль" N7 2003 года, редакционный совет которого возглавляет председатель Счётной палаты РФ С. В. Степашин, приводятся следующие данные: на 01 мая 2003 года количество наличных рублей в России составляло 822,4 млрд. рублей. Это примерно 27 млрд. долларов, а количество наличных долларов оценивается величиной не менее 160 млрд. долларов, т.е. в 6 раз больше.
    
   Де Голль против Горбачёва
   Исчерпание собственных ресурсов и выпуск ничем не обеспеченной собственной валюты, которая сохраняет в мире некоторую платёжеспособность в результате глобального заговора, привело США на грань полномасштабной катастрофы.
   Крах США произошёл бы ещё в середине 1980 годов, если бы не решение Генерального секретаря ЦК КПСС Горбачёва о том, что доллар должен стоить не 62 копейки, как это было до "перестройки", а 6 рублей. Таким образом, руководству США была предоставлена возможность вывезти из страны избыточную денежную массу, ведущую к неизбежной обвальной инфляции, а взамен на единицу денег получать от нас товаров и услуг в 10 раз больше. Так ресурсы России спасли крах США. В последующем рубль уже продолжал неуклонно обесцениваться по отношению к доллару. Во времена президента-"реформатора" Ельцина страна усиленно накачивалась зелёной бумагой. Обесценивающаяся во всём мире долларовая макулатура ввозилась к нам с интенсивностью более 25 млрд. в год, а в качестве процентных выплат до сих пор изымаются реальные материальные и, прежде всего, сырьевые ресурсы.
   Другими словами, все трудозатраты США заключаются в том, что нажатием кнопки печатного станка они получают зелёную бумагу, а мы за 10 кг этой бумаги отдаём 100 кг золота, а равно эшелоны нефти, газа, леса и других природных ресурсов. И при этом мы ещё оказались "в долгах как в шелках". На 01 января 2003 года внешний долг России составлял 124,5 млрд. долларов.
   С американской финансовой "помощью" боролись все руководители стран, которые заботились о будущем своих государств. В своё время именно поэтому был "отстранён от должности" президент Франции генерал де Голль, который понял смысл "плана Маршалла" помощи США странам, пострадавшим во время Второй Мировой войны, и начал вывозить из страны бумажные доллары в обмен на золотой запас США. Президент Германии Эрхард сделал выводы из судьбы де Голля и, воспользовавшись созданной французским лидером ситуацией, вернул всю зелёную макулатуру тихо и по договоренности, что и обеспечило громкое немецкое послевоенное экономическое "чудо".
   С 15 августа 1971 года, когда золотой запас США был практически исчерпан, была юридически остановлена практика обмена доллара на золото, что означало крах золотого стандарта. Ничем необеспеченный, широко растиражированный доллар имеет 100-процентную аналогию с печально памятным (в России) билетом МММ, как по сути, так и по внешнему оформлению. Разница лишь в масштабах и уровнях договоренностей. Крах глобальной долларовой пирамиды представляет серьёзную опасность. Именно с этим обстоятельством, связана отстройка Европы от обречённого доллара и срочное введение евро в недавнем прошлом. Это же является и причиной экстренного объединения всех "ветвей" банкирского дома Ротшильдов в настоящем.
   Настала пора рассмотреть на международном уровне вопрос о необходимости перехода от утраченного золотого стандарта к энергообеспеченности национальных валют и к установлению тем самым их абсолютного курса на основе энергоинварианта. На смену "фиксингу Ротшильда" должен придти энергетический стандарт, когда каждая страна будет иметь возможность печатать деньги лишь в объёмах, напрямую увязанных с её энерговооружённостью, ибо именно она лежит в основе любой продукции, любого производственного цикла. Это прекрасно понимал Сталин, и он заложил такие ориентиры развития народного хозяйства СССР, что в случае введения энергоинварианта рубль станет самой крепкой валютой, ибо пока наши отцы и деды строили "Братские ГЭС", в США предпочитали строить ветряные генераторы в пустыне Невада.
   Государства, которые своевременно не оценят возможные последствия бесконтрольной необеспеченной эмиссии отдельных валют, могут остаться с "билетами МММ" мирового масштаба. И в первую очередь это относится к населению России.
   (* Ссылки по теме:
Элементарная политическая математика, Евреи в России создали еще одну автономию, Масонами являются большинство президентов стран и олигархов)
    
   Дорога "в никуда"
   Управление Глобальным Предиктором мировой экономикой на основе ссудного ростовщического процента бесперспективен и грозит завершиться полномасштабной катастрофой для всего Человечества. Рост задолженности по кредитам, на первых порах незаметный, переходит на определённом этапе в лавинообразный. По такой схеме развивается раковая опухоль при делении каждой злокачественной клетки на две.
   Наглядно этот процесс иллюстрирует старая притча о том, как персидский шах не смог выполнить, как ему казалось скромную просьбу изобретателя шахмат. Он просил положить на первую клеточку шахматной доски одно зернышко, а на каждую из последующих в 2 раза больше, чем на предыдущую. В результате вознаграждение составило более 400 нынешних мировых урожаев зерна.
   Именно такую разновидность роста мы имеем в финансовой системе, содержащей ссудный процент. Фактически, проценты на кредит -- это раковое заболевание кредитно-финансовой системы. Это "заболевание" носит циклический характер. Продолжительность этих циклов перераспределения богатства, подъёма "в никуда", определяется величиной ссудного процента. В чистом виде время, необходимое для первого периода удвоения суммы денег при начислении 3% годовых -- 24 года, при 6% -- 12 лет, при 12% -- 6 лет. Таким образом, если бы кто-то положил на счёт в банк деньги в размере 1 цента в год рождения Христа под 4% годовых, то в 1750 году он смог бы на вырученные деньги купить золотой шар весом с Землю. В 1999 году он имел бы эквивалент уже 8 200 таких шаров. Отсюда становится очевидно, что кредитно-финансовая система на основе ссудного процента, построенная в соответствии с доктриной "Второзаконие - Исайя", в принципе не может обеспечить устойчивого развития. А потому кризисы, банкротства и войны, которые "всё спишут", являются неотъемлемым атрибутом социальной системы, допускающей ссудный процент.
    
   Спасение утопающих -- дело рук самих утопающих
   Но Глобальный Предиктор не желает допустить гибели цивилизации на планете Земля, потому что техногенный характер развития современной человеческой цивилизации обуславливает то, что вместе с цивилизацией погибнет и сам Глобальный Предиктор. Поэтому он с одной стороны вынужден способствовать возрождению России, а с другой "опускать" сверхдержаву США, чтобы под её обломками не погибнуть самому.
   (* Ссылки по теме:
11, Палец, О катастрофе 11 сентября в США Гардер поведал задолго до нее)
   Опускание США необходимо делать медленно и "на тормозах", чтобы успеть подготовиться к глобальным потрясениям, которые произойдут в мире в результате крушения США и мировой долларовой пирамиды. И потому при возникновении негативных тенденций в экономике США в течение 2001 года 11 раз снижали учётную ставку с 6,55% до 1,75% годовых. В 2002 году снижение учётной процентной ставки производилось 6 раз. А в 2003 году уже два раза. Таким образом, учётная процентная ставка была доведена до 1%. Но это замедление крушения США обнажает всему миру суть ссудного ростовщического процента. Тем более что снижение процента шло и в остальных ведущих "развитых" странах Запада.
   Англия снижала ссудный процент в 2001 году 8 раз. В Европе учётная ставка на конец 2001 года составляла 3,25%, 6 марта 2003 года Центробанк Евросоюза в очередной раз снизил учётную ставку. Понижение составило 0,25%, и теперь учётная ставка составляет 2,5%. Национальные Центробанки стран Европы в свою очередь провели снижение учётной ставки на 0,25 - 0,5%.
   Но суть ссудного ростовщического процента в XX веке уже не секрет. Китай и Япония, которые обладают собственной концептуальной властью регионального уровня ответственности, использовали это знание во благо своих стран.
   В Японии ставка по кредиту во второй половине XX века никогда не превышала 1%. В 1999 году, на этапе обострения конкуренции с США, Япония приняла решение о снижении ссудного процента с 0,25% до 0,15% годовых. А с 2001 года учётная ставка overnight составляет 0%. Японские банки всегда работали в схеме инвестиционных фондов. Они получают свои доходы лишь как часть от тех доходов, которые реально создаются в промышленном производстве. Это позволяет Японии успешно развиваться практически при полном отсутствии собственной энерго-ресурсной базы.
   Дальше Японии пошёл Китай, который установил ставку кредитования в "-10%" (минус десять процентов)! И результат не замедлил сказаться: ещё недавно раздетая, босая, голодная страна, теперь не только завалила весь мир своим дешёвым товаром, но и создала такую промышленность и науку, которые обеспечили Китаю возможность освоения космического пространства. Китай строит свои ракеты, а недавно объявил, что скоро осуществит запуск человека в космос.
   Если весь мир пойдёт по пути Китая и Японии, да к тому же введёт энергоинвариант в качестве прейскуранта национальных валют, то "Коза ностра" Ротшильда придёт конец. Окончательный.
    (* Ссылки по теме: Микробы)
  
   "Как государство богатеет"
   Зная всё это, можно легко догадаться о том, что публикация статьи знакового журналиста о знаковом банкирском доме и его манипуляциях имеет вполне конкретную цель: оповещение через СМИ переферии Глобального Предиктора о том, что в ближайшее время будут проведены некоторые мероприятия, направленные на повышение устойчивости управления миром по ветхозаветной библейской концепции. Особую угрозу для этой концепции представляет то, что простые люди в России на собственном жизненном опыте поймут суть доктрины "Второзаконие - Исайя". Для Глобального Предиктора является гибельным раскрытие и широкое обнародование его секрета организации экономики на ссудном ростовщическом проценте. Но это неизбежно! По Закону Времени пришло время, чтобы каждый человек, по образному выражению великого русского поэта А. С. Пушкина:
   "...был глубокий эконом,
То есть умел судить о том,
Как государство богатеет,
И чем живет, и почему
Не нужно золота ему,
Когда простой продукт имеет".
   Во времена Пушкина все работы производились при помощи мускульной силы человека, лошади и т.д. Энергообеспеченность национальной валюты базировалась на животной мускульной силе. Фактически урожай зерновых, а не золотой стандарт являлся основой курса любой национальной валюты. Без этого "простого продукта" любое государство даже при наличии большого количества золота гибло. А сейчас энергообеспеченность национальной валюты составляет совокупная мощность первичных энергетических установок: ГЭС, АЭС и т.д. Т.е. и в настоящее время, как и во времена Пушкина, основой паритета валют должна являться энергообеспеченность экономики.
   Кроме введения энергоинварианта, для того, чтобы государство богатело необходимо отменить ссудный ростовщический процент и всё, что производит страна продавать, в том числе и за границу, только за рубли.
    
   Конец идолопоклонников
   Из того, что все наши "перестройщики" и "реформаторы" возвели в культ доллар, можно с уверенностью сделать вывод, что все они являются идолопоклонниками. Помнится, Гайдар в его бытность премьер-министром правительства России даже ратовал за восстановление "золотого стандарта". Что, по меньшей мере, странно для государственного деятеля, учитывая динамику цен на золото. Так, после отмены "золотого стандарта", в середине 1970 годов, цена золота превышала 300 долларов США за унцию. С учётом среднегодовых темпов инфляции 3% в целом на планете, сегодня золото должно было бы стоить примерно 630 долларов, а оно стоит 265 долларов за унцию. То есть, если Гайдар понимал, что значит это изменение мировой цены на золото, то он специально работал на то, чтобы страна обнищала, развалилась в самые короткие сроки и была включена в западную экономику на уровне сырьевого придатка, при максимальном сокращении населения России.
   Но жизнь показала, что Гайдар не понимал ничего из того, что пытался внедрить в России, не понимал и последствий реанимирования "золотого стандарта". Даже если бы Гайдар оказался немного умнее и стал бы олигархом вместо Ходорковского, то и тогда при реализации его планов управления Россией он остался бы на "бобах": Глобвльный Предиктор не для того 3 000 лет боролся за полный контроль над ресурсами планеты Земля, чтобы какой-то россиянский "гайдар" или "ходорковский" эти ресурсы использовал по своему разумению. Россиянские олигархи нужны Глобальному Предиктору, чтобы легально (законно) вывести ресурсы России в оборот на западном рынке, через который они и будут вполне легально "приобретены" Глобальным Предиктором в свою собственность. Он легко "опускает" страны и народы, а уж "опустить" отдельных россиянских "удачливых предпринимателей", даже толком не понявших, как они стали "олигархами", для него вообще не представляет никакой проблемы.
   Помните рекламу СПС, партии, в которой состоит Гайдар, на выборах в Госдуму в 1999 году?-- "Они там все молодые и без маразмов!" -- в рекламном ролике восхищалась СПС-никами какая-то выжившая из ума бабуся. Да, россиянские "гайдары" и "чубайсы" действительно без "маразмов" -- они идолопоклонники, или, проще говоря, лохи.
   Но своим идолопоклонством золоту (доллару) "гайдары" и "чубайсы" довели весь народ России до того, что люди массово стали интересоваться вопросами управления кредитно-финансовой системой мира. Этого "чубайсам" Глобальный Предиктор простить не может. И для того, чтобы управление ГП не рухнуло, ему нужно списать на выработавших своё "лохов" все катаклизмы, произошедшие в стране, и "обрезать" их на этом основании, чтобы на их место в управление привести новых идолопоклонников-лохов. Эту операцию Глобальному Предиктору надо провести незамедлительно и так, чтобы обыватель ничего не понял в происходящем, иначе произойдёт перехват управления. Вот он и объявляет своей периферии в России и Украине, что на смену операции "оборотни", пришла операция "идолопоклонники". И дело ЮКОСа в этом свете, всего лишь первый звоночек.
   Но с этим оповещением он совершил неловкий манёвр, поскольку его планы теперь известны всем. И пусть он разбирается со своими лохами. А мы будем работать на то, чтобы не дать ему возможности привести новых идолопоклонников к власти в России и перехватить у него управление. Нам предстоит построить экономику на принципиально иных нравственных началах, чем у него. В нашей экономике нет места ссудному ростовщическому проценту, а паритет валют будет определяться на основе энергоинварианта, а все товары и услуги, произведённые в России, будут продаваться исключительно за рубли. Только так можно выполнить задачи, которые поставил Президент России Путин в своём ежегодном послании об удвоении ВВП России и введении внешней конвертируемости рубля.
   (Однако в 2010 году банковский ссудный процент "простых" банков для производительных сил России и граждан России составляет 18-20% годовых. А премьер-министр Путин лишь мечтает о 6-7% (?!) к 2014 году (?!). Как будто он не понимает, что Центробанком России, как и Центробанками других стран мира руководят собственники ФРС США через свои "карманные" международные организации, фонды и банки. Поэтому Центробанк России берёт там деньги под ссудный процент (например, 5% от МВФ) и даёт "простым" банкам России деньги под свой ссудный процент в 11-12% годовых, а те уже накручивают для нуждающихся в ссудах свой ссудный процент.
   Правила же "игры" для Центробанков мира устанавливает "карманный" для ФРС США Банк Международных Расчётов в городе Базеле (Швейцария). И Центробанк России подчиняется этим "правилам игры", а не какому-то там премьер-министру России. Таким образом, мировая инфляция и составляет "средний" процент от ссудных процентов ФРС США для всех Центробанков мира. А для процветания граждан России и процветания экономики России, в России нужно сначала создать Центробанк России, подчиняющийся Казначейству России, и выдающий банкам России БЕСПРОЦЕНТНЫЕ ССУДЫ, для того, чтобы те выдавали производительным силам России и гражданам России также БЕСПРОЦЕНТНЫЕ ССУДЫ.
   Пока же гои в России процветать не могут, да и не должны "по международным правилам" от "избранных", созданных и создаваемых ими для гоев. Такие вот "пироги". Правда, "пироги" эти приготовлены вообще для всех гоев мира "избранными" из "избранного" же народца, вернее, из самоизбранного народца. Прим. К.М.)
  
   С.Магнитов
   О МОШЕННИЧЕСТВЕ В СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКЕ ООН
как втором основании несостоятельности ООН
и втором поводе для ее самоликвидации
   Открытое письмо в ООН
   Уважаемые дамы и господа!
   Второе открытое заявление в Вашу Организацию касается структурной политики ООН, выявляющей и подтверждающей мысль об односторонности интересов и установок Вашей Организации, односторонности, которая стала очевидной при юридических решениях мировых проблем. Достаточно вспомнить откровенную торопливость признания "суверенности" прибалтийских республик, Хорватии и "чугунное" молчание в сторону требований Шотландии, почти поголовно в тот же временной отрезок проголосовавшей за выход из Британского королевства. Достаточно вспомнить одиозную войну на убой против Ирака, войну, освященную ООН, когда в тот же момент рядом вот уже десятилетия бесчинствует Израиль, оккупантская сущность которого, между прочим, отражена и в документах ООН.
   Невероятная активность по отношению к одному агрессору и невероятная же пассивность по отношению к другому не оставляют сомнений о культах двойной морали и двойного правового стандарта, принятых на вооружение ООН.
   Если до распада СССР паритет сил в ООН, пусть условный, но сохранялся, то сейчас он нарушен полностью. ООН стала откровенно марионеточной структурой США, поэтому ликвидация ООН, в случае, если не последует ее самоликвидации - первый вопрос на повестке дня мировой политики. ООН больше не может нести груз объективности, что подтверждается ходом истории.
   В этом заявлении мы остановимся на том, что предопределило превращение ООН в марионеточную, насквозь лоббистскую организацию. Речь идет о структуре ООН. Она почти анекдотична.
   Все ключевые органы системы ООН находятся в США в колоссальном удалении от основной концентрации государств, что дает непомерное преимущество США в воздействии на политику ООН. Это во-первых. Во-вторых, удаленность от основной суммы проблем. А то, что эти проблемы концентрируются на пересечении Европы, Ближнего Востока, Азии, Африки - очевидно любому мало-мальски сведущему в политической конъюнктуре человеку. Где быть третейскому судье, как не в гуще проблем?
   Далее, местопребывание ООН - своеобразный знак отличия государства, его народа. Чем же отличились США, что они дали миру, на каком основании ООН находится в США? Высказанные соображения уже достаточны для того, чтобы сделать вывод о том, что расположение всех центральных органов на территории США, с одной стороны, прямое пренебрежение к нуждам человечества и, с другой стороны, прямая заинтересованность в нуждах государства, на территории которого они находятся. И, поразительно, - чем важнее звено системы ООН, тем вернее оно, как, по-библейски, "жена к мужу", "прилепляется" к заинтересованной стороне. Всем остальным - филиалы, отделения, вторичные образования, имеющие скорее психологическо-орнаментальный смысл, нежели стратегический.
   Рассмотрим этот тезис подробнее.
   1. Генеральная Ассамблея собирается в центральных учреждениях ООН в Нью-Йорке (за исключением некоторых, частность которых смехотворна, - в Женеве).
   2. Совет безопасности - Нью-Йорк.
   3. Экономический и Социальный Совет - Нью-Йорк (отделение в Женеве).
   4. Самый серьезный орган в ЭКОСОС - комитет по транснациональным корпорациям - Нью-Йорк.
   Зато вспомогательный орган - Программа ООН по окружающей среде (по вопросам экологии) - ЮНЕП находится в Найроби (Кения), никому ненужный Всемирный почтовый союз - в Берне (Швейцария) ; не играющая никакой реальной роли. Международная Организация Гражданской Авиации - в Монреале (Канада); Международный союз электросвязи - в Женеве. И так далее.
   Нам возразят: а Международный Суд в Гааге (Голландия)? Так. Но будем реалистами. Закрепить в судебном порядке решение, принятое в Нью-Йорке - невелика функция. Создание иллюзии справедливого распределения решающих органов континентов может вызвать только улыбку. И непрофессионал знает, что решения в сегодняшнем мировом судопроизводстве принимаются не в суде, а за его кулисами. Поэтому предоставление Гааге забавной роли попугайчика, который может членораздельно мямлить, но не может преодолеть клетку, - лишний раз подтверждает односторонность структурной политики ООН.
   Следующим стратегически важным структурным звеном ООН является Секретариат ООН, в недрах которого готовятся все решения, легализуемые официальными и публичными органами (включая, кстати, вышеупомянутый Международный Суд в Гааге), куда входят:
   1. Генеральный секретарь.
   2. Административная канцелярия Генерального Секретаря.
   3. Управления заместителей Генерального секретаря.
   4. Управление по исследованию и сбору информации.
   5. Управление по правовым вопросам. Вот где, собственно, фактический Международный Суд в Гааге - в Нью-Йорке! Ведь в функции Управления входят ключевые, стратегически правовые международные вопросы. А именно:
   а) подготовка документов для международных конвенций и иных правовых документов;
   б) обеспечение функциональной обязанности Генерального Секретаря по Статусу Международного Суда;
   г) обеспечение деятельности Международного Суда.
   И опять, - для контраста. Бюро Координатора ООН по оказанию помощи в случае стихийных бедствий (ЮНДРО) находится в Женеве, управление Верховного Комиссара ООН по делам беженцев - в Женеве и т. п. "Бери, Боже, что мне не гоже", - так звучит русская поговорка; и по этой схеме создавали "творцы" ООН, или иные заинтересованные лица, свою подручную организацию.
   Теперь проведем эксперимент. Дадим список Специализированных Учреждений ООН вместе с вопросом к Вам и к читателю этого Заявления. Вопрос звучит так: "Какие Специализированные Учреждения ООН находятся на территории США?"
   Итак, список этих учреждений:
   1. Всемирная метеорологическая организация.
   2. Всемирная организация здравоохранения.
   3. Всемирная организация интеллектуальной собственности.
   4. Всемирный почтовый союз.
   5. Международная ассоциация развития.
   6. Международная морская организация.
   7. Международная организация гражданской авиации.
   8. Международная организация труда.
   9. Международная финансовая корпорация.
   10. Международный банк реконструкции и развития.
   11. Международный валютный фонд.
   12. Международный союз электросвязи.
   13. Международный фонд сельскохозяйственного развития.
   14. Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры.
   15. Организация объединенных Наций по промышленному развитию.
   16. Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций. )
   Другие межправительственные учреждения, связанные с ООН.
   17. Международное агентство по атомной энергии.
   18. Генеральное соглашение по тарифам и торговле.
   19. Международный торговый центр ЮНК-ТАД-ГАТТ.
   Думаю, - ошибиться трудно! На территории США сосредоточены ВСЕ центральные, стратегически важнейшие финансовые учреждения!
   Обратите внимание:
   - Международная финансовая корпорация;
   - Международный банк реконструкции и развития;
   - Международный Валютный Фонд.
   Элемент справедливости, конечно, присутствует. Эти органы "отняты" у Нью-Йорка. Они расположены... в Вашингтоне.
   Итак, не только политические, но и финансовые рычаги мирового воздействия - в США.) Если же учесть, что сама ООН является ростовщической конторой, обладая своим Фондом (Фонд Капитального развития ООН), цель которого предоставлять займы под проценты (каково!?), то зависимость от своей финансовой группы или, по крайней мере, солидарность с ее действиями не вызывает никакого сомнения.
   Итак, перед нами развертывается картина косвенной узурпации одним государством всех ключевых межгосударственных органов, что делает эту организацию вторичной по отношению к США, или тем силам, которым нет нужды в праве, но есть нужда в бесправии, завернутому в обертку правовой демагогии.
   Теперь настала очередь рассмотреть, хотя и беспомощный (на фоне выявленных выше закономерностей), но употребляемый тезис о насыщенности Европы структурными элементами ООН.
   Во-первых, остановимся на детализации вопроса: какой Европы? Как известно, равновесие мира, его баланс гарантировались сосуществованием двух, пусть зачастую условных, социально-политических систем. Так вот, структуры ООН в социалистическом лагере не были представлены вовсе! Это первый нюанс, подчеркивающий интересы и позицию ООН.
   Далее. Мы согласны, Европа представлена. Но чем?
   Чем - по качеству, по стратегическим возможностям, по юридической доминанте!? И потом, все ли гладко даже во вторичном, филиальном представительстве Европы? Второй после Нью-Йорка центр ООН - и по политическим, и по экономическим вопросам - Женева, фактический центр Швейцарской Конфедерации, самого загадочного в мире образования. Хотя здесь не место развертывать выдвинутый тезис, но загадочность Швейцарии подтверждается и здесь.
   Итак, Женева. Европа представлена фактически ею одной. Кроме отделений Центра и упомянутых в Заявлении организации в Женеве расположены третьеразрядные по значению организации: Всемирная метеорологическая организация. Всемирная организация здравоохранения и т. п. Не будем загружать размышления лишним перечислением. Все уже ясно. Хотя не ясно другое - самое главное. Дело в том, что Швейцария не является членом ООН!
   Вот так.
   Господа, потрясение которое я испытал, узнав о сем факте, соизмеримо было с впечатлением от самой наглой лжи, производимой когда-либо кем-либо. Господа, ну не нужно так уж мошенничать! Нехорошо. Швейцария контролирует Органы ООН, не являясь членом ООН! Нонсенс! На футбольное поле выходит игрок для которого правила не писаны, он вне их!
   Задумаемся, кому нужно, чтобы Швейцария, второй центр ООН, в ООН не входила? И главное, зачем?
   Все очень просто. Швейцария, содержа ООН, может, не подчиняться ее решениям! Представьте, что все члены ООН связаны решением ООН об эмбарго по отношению к тому или иному государству, а Швейцарию это эмбарго не касается. Какой маневр получает Конфедерация, как можно распорядиться нейтралитетом? Так, как это может делать государство-ростовщик. Не отсюда ли проистекает вседозволенность Швейцарии в сохранении откровенно преступных вкладов? Сколько воров мирового масштаба выросло на швейцарских хлебах! И ведь никак на Швейцарию воздействовать нельзя! - Не член ООН. Даже если Швейцария объявит войну, по линии ООН ее уязвить невозможно!
   Теперь ответим на вопрос, кому нужен сей трюк?
   Здесь следует вспомнить, что швейцарские банки давно входят в общую финансовую структуру ТИК (нежная любовь Нью-Йорка и Женевы известна всем). Тогда США одной рукой могут голосовать за вето и эмбарго, а другой - через Швейцарию - ими же пренебрегать.
   Гениально придумано. Объявить эмбарго по отношению к ЮАР, рассаднику грязного апартеида, а через Швейцарию этот же грязный апартеид стимулировать!
   Это мошенничество, которое пора пресечь. Итак, мы выяснили, что структурная политика ООН направлена на защиту и выражение односторонних интересов. Исходя из этого, мы правомочны поставить вопрос об исчерпанности этой международной организации, ее мошеннической природе, соответственно, поставить вопрос о самоликвидации ООН, заявлявшей о приверженности принципам международного права и объективности. Если же ООН сочтет, что ее самороспуск - акт преждевременный, - поставить вопрос о ликвидации ООН и создании в Европе Всемирной Лиги на территории государства, вклад которого в мировую цивилизацию очевиден для всех.
   Принципы деятельности Всемирной Лиги разработаны.
   Капитал, необходимый для обустройства Всемирной Лиги, составится от продажи основных фондов ООН, являющихся коллективной собственностью членов ООН.
   "Русский Интеллектуальный Дом"
  
   МОСКОВСКАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА


РЯЗАНСКИЙ ФИЛИАЛ
КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА
По курсу: "МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА"

Тема: Возникновение и развитие Европейского Союза.

Рязань 2004 г.
План

  
Введение
1. История возникновения Европейского союза 4
2. Деятельность и органы управления ЕЭС PAGEREF _Toc75338
3. Перспективы развития ЕЭС в связи с его расширением на Восток 10
Литература 14

Введение

   В настоящее время в период быстрого развития научно - технического прогресса невозможно существование государств без их взаимодействия. Взаимодействие может осуществляться как через политические, так и экономические отношения. Международные организации не только регулируют межгосударственные отношения, но и принимаются решения по глобальным вопросам, таким как: экология, вопросы войны и мира, борьба со СПИДом и наркоманией.
90-е годы прошлого столетия ознаменовались рядом событий, значение которых трудно переоценить, - распадом Советского Союза, развалом мировой социалистической системы, переориентацией европейских постсоциалистических стран на западно-европейский вектор развития. На повестке дня расширение Европейского Союза (ЕС), который уже сегодня является основной экономической и политической силой на континенте.
Кроме того, в данной контрольной работе отражена история возникновения и развития Европейского союза, для создания которого было необходимо, чтобы в мире произошли определённые исторические события, которые привели человечество к мысли о взаимодействии. Рассматривая вопрос с исторической стороны, можно понять на каких принципах основывались, и как совершенствовались международные отношения, и к чему стремится человечество.
В современном мире международные организации являются основным организатором общения государств. Международная организация - это объединение государств, образованная в соответствии с международным правом и на основе международного договора для осуществления сотрудничества в политической, экономической, культурной, научно - технической, правовой и иных областях, имеющая необходимую для этого систему органов, права и обязанности производные от прав и обязанностей государств.


1. История возникновения Европейского союза

   Европейский союз, насчитывающий ныне и своем сосгаве 15 государств-членов с населением около 370 млн. человек, представляет собой наиболее развитую и совершенную интеграционную группировку в мире. Его создание было обусловлено прежде всего тем, что именно в Западной Европе после Второй мирон войны с наибольшей силой проявилось противоречие между интернациональным характером современного производства и узкими национально-государственными границами его функционирования. Кроме того, вплоть до начала 90-х гг. западно-европейская интеграция подталкивалась вперед непосредственно конфронтацией на континенте двух противоположных общественных систем. Важная причина состояла и в стремлении западно-европейских стран преодолеть негативный опыт двух мировых войн, исключить возможность возникновения их на континенте в будущем.
В своей эволюции ЕС прошел все формы интеграции: зону свободной торговли; таможенный союз; экономический и валютный союз; политический союз (становление третьей и четвертой форм еще не завершено), развиваясь вглубь и вширь. При этом неоднократно изменялись официальные и неофициальные названия данной интеграционной группировки, что отражало ее эволюцию.
В мае 1950 года министр иностранных дел Франции Робер Шуман предложил создать Европейское объединение угля и стали (ЕОУС). В апреле 1951 года шесть государств (ФРГ, Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург) подписали договор о создании ЕОУС, которое образовалось в следующее году. Оно включало: Верховный орган в составе девяти членов, действовавший по принципу большинства голосов и имевший полномочия принимать решения, выносить рекомендации, взимать сборы с предприятий, налагать штрафы и в целом контролировать производство и инвестиции в шести странах; суд, уполномоченный определять правомерность решений и рекомендаций Верховного органа; совет министров и ассамблею, имевшую право оценивать деятельность Верховного органа и двумя тремя голосов отправлять в отставку совет министров
К началу 50-х годов к Совету Европы присоединились на европейской арене Объединение угля и стали и образованное вслед за ним Европейское оборонительное сообщество, и в 1952 году было решено объединить эти три органа.
К 1955 году все шесть членов ЕОУС созрели для созыва официального совещания, обравшегося в Мессине, на котором они постановили создать Европейское экономическое сообщество(ЕЭС) и Европейское сообщество по атомной энергии (Евратом).
В марте 1957 года в Риме были подписаны договоры о создании ЕЭС и Евратома. С начала 1958 года обе организации были созданы, а ещё через год начали функционировать. В 1967 году они были объединены с ЕОУС. Римский договор учредил структуру из четырёх частей: совета министров, комиссии, парламента и суда.
·Суду, состоявшему из семи членов, поручалось обеспечивать соблюдение и толкование законов Сообщества.
·Однопалатный парламент был, прежде всего, дискуссионным органом. Он обладал лишь зачатками тех полномочий, которые накопились с течением времени у национальных парламентов. Он мог отклонять, но не корректировать бюджет Сообщества и отправлять в отставку комиссию целиком, но не частично; он принимал ограниченное участие в выработке законодательства, но не контролировал совет министров.
·Члены комиссии занимались исключительно делами Сообщества в штаб - квартире в Брюсселе.
·Совет министров, представлял собой несколько государств - членов Сообщества, целью которых было обеспечить то, чтобы Сообщество было скорее коллективом наций, чем наднациональным образованием: совет министров ЕЭС главенствовал над комиссией в Брюсселе. Самые значительные прения и решения, касавшиеся развития ЕЭС, проходили и принимались в совете министров и вращались не вокруг распределения власти среди главных органов Сообщества, а вокруг осуществления полномочий в самом совете - т.е. какие вопросы могут решаться большинством, а какие единогласием.
На первом этапе экономической интеграции, который должен был занять и занял 12 лет, были проведены мероприятия в области торговли: был создан таможенный союз с единым внешним тарифом, внутри стран были отменены все тарифы и квоты. На втором этапе планировалось создать более широкий экономический союз, предполагавший единую сельскохозяйственную политику (ЕСП), свободное движение рабочей силы и капитала, согласование социальной политики, закона, стандартов в области здравоохранения и безопасности, а также создание валютного союза с единой валютой и единым центральным банком.
В 1973 году первым шести членам присоединилась Великобритания, Ирландия и Дания, в 1981 году - Греция, в 1986 году - Испания и Португалия, в 1995 году - Австрия, Швеция и Финляндия.
В первые году существования ЕЭС его неофициально называли "Общий рынок", ибо процесс интеграции действительно начался с либерализации внешней торговли. Однако он довольно быстро вышел за эти рамки, оставляя па своем пути одну веху за другой.
В 1958-1968 гг. ("переходный период" становления общего рынка товаров, услуг, капитала и рабочей силы) были отменены таможенные пошлины и количественные ограничения экспорта и импорта промышленной продукции внутри ЕЭС (по аграрной продукции была осуществлена частичная либерализация и установлен особый режим наднационального регулирования ее производства и сбыта), установлен единый таможенный режим (включая единый таможенный тариф) в отношении товаров, ввозимых из третьих стран. В области сельского хозяйства был введен общин режим регулировании цен и объемов производства основных видов аграрной продукции умеренною пояса (мясо, зерно, масло и др.) и создан аграрный фонд ЕЭС (ФЕОГА), призванный способствовать модернизации аграрного сектора и противодействовать массовому разорению фермерских хозяйств. Кроме того, была значительно либерализована миграция капитала и рабочей силы внутри ЕЭС.
В целом, к середине 1968 года в EЭC сложился развитый таможенный союз, дополненный элементами межгосударственного согласования (гармонизации) экономической и валютной; а также (но в значительно меньшей степени) внешней политики. В 1967 г. произошло слияние руководящих органов ЕЭС и двух отраслевых интеграционных группировок - ЕОУС и Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом), после чего вся интеграционная группировка стала официально называться Европейскими сообществами, или Европейским сообществом (ЕС). Впрочем, изменение названия отражало не только указанный факт слияния, но и то обстоятельство, что к этому моменту западноевропейская интеграция вышла за чисто экономические рамки, затронув политику, гуманитарные отношения и другие сферы общественной жизни.
Формирование таможенного союза, сразу же дав значительные выгоды всем странам - членам ЕЭС, связанные с более полным использованием преимуществ международного разделения труда, в то же время усилило спонтанное начало функционирования национальных экономик, вызвав известную неустойчивость их развития. Оно повлекло за собой ослабление национально-государственных систем регулирования экономики, при этом не были созданы компенсирующие межгосударственные и наднациональные механизмы регулирования.
Отмеченные и другие не обстоятельства побудили страны - члены ЕС принять в 1971 г. программу поэтапного создания экономического и валютного союза к 1980 г. ("план Вернера" - по имени тогдашнего премьер-министра Люксембурга, руководившего разработкой данной программы), которая, однако, потерпела провал. Это было обусловлено временным обострением противоречий внутри ЕС, усилением дифференциации его участников по экономическому положению и уровню хозяйственного развития (экономическая дивергенция) в ходе циклических и структурных кризисов 70-х - начала 80-х и.
С середины 70-х до середины 80-х гг. интеграция в рамках ЕС переживала длительный застой, оценивавшийся многими западными учеными как кризис. Среди интеграционных мероприятий в этот период заметно выделяются лишь два. Во-первых, с начала 1975 г. страны - члены ЕС окончательно передали свои полномочия в области внешнеторговой политики соответствующим органам. Теперь каждая из этих стран лишилась возможности заключать двусторонние торговые соглашения с третьими странами.
Во-вторых, в 1979 г. была создана Европейская валютная система (ЕВС) на базе единой расчетной единицы - ЭКЮ, формировавшейся на основе "корзины валют" участников ЕВС. Были установлены пределы отклонений рыночного курса валют стран - членов ЕС при их обмене друг на друга и доллары от курса центральных банков этих стран, т.е. своею рода валютный коридор в Ђ2,25%, названный в публицистике "валютной змеей". Вместе с тем к ЕВС не смогли подключиться сразу Великобритания, Греция, Испания и Португалия, а Италия вошла в нее на особых условиях (Ђ 6%).
С середины 80-х гг. в ЕС наблюдается резкая активизация интеграционных процессов, явное преобладание центростремительных сил, хотя эти процессы сталкиваются с рядом серьезных проблем. Это объясняется многими обстоятельствами, среди которых выделим два.
Во-первых, необходимостью объединить усилия участников ЕС для противодействия резко обострившейся конкуренции со стороны США, Японии и новых индустриальных стран, осуществления назревшей структурной перестройки хозяйства и решения задач полого этапа научно-технической революции.
Во-вторых, коренным изменением позиции Франции в отношении ЕС, а именно от нее и ФРГ решающим образом зависит то, насколько быстро и интенсивно протекает и будет протекать западноевропейская интеграция. До начала 80-х гг. позиция Франции в отношении интеграции была сдержанной, достаточно противоречивой, а подчас и откровенно деструктивной (например, в 1966 г. она в течение многих месяцев игнорировала органы ЕС и нe участвовала в их деятельности), что объяснялось отголосками ее имперских амбиций и претензиями на ведущую роль в ЕС как великой ядерной державы.
Однако в начале 80-х гг. правящие круги этой страны окончательно осознали, что такой курс ведет в тупик и Франция может сохранить свой высокий статус только как одна п.) ведущих стран - членов ЕС и один из главных "моторов" интеграции. Была сделана ставка на ЕС и усиление ето наднационального характера.
Принятый в конце 1985 г. Единый европейский акт (иступил в силу с 1 июля 1987 г.) предусматривал создание к концу 1992 г. в ЕС полностью интегрированного (внутреннего) рынка, далеко идущее объединение научно-технических потенциалов и реализацию крупномасштабных исследовательских программ в новейших отраслях (микроэлектронике, информатике, телекоммуникационной технике, биотехнологии, экологии и др.), все более тесную гармонизацию экономической и валютной политики стран - членов блока, усиление наднациональных механизмов ЕС.
Положения Единого европейского акта в основном были выполнены вовремя, что нашло отражение в переименовании блока (с 1993 г.) в Европейский союз. Внутренний рынок ЕС действительно сложился к концу 1992 г. по товарам. Правда, пока еще он не сложился в электроэнергетике, а также по многим видам услуг (особенно важно -- транспортных). Нет до сих пор единого конкурентного рынка государственных заказов.
В то же время не осталось искусственных препятствий па пути свободной миграции (по крайней мере, правовых препон) капиталов и рабочей силы, хотя фактически такие препятствия создаются в каждом конкретном случае бюрократическим исполнением нормативных актов ЕС.
Сильнейшие импульсы углубления интеграции в ЕС дал Маастрихтский договор о Европейском союзе (он является основной частью комплекса Маастрихтских соглашений), подписанный главами государств - членов ЕС в декабре 1991 г. (Австрия, Швеция и Финляндия автоматически присоединились к нему в результате своего вступления и ЕС с 1 января 1995 г.) и введенный в действие в 1993 г. Он включает три принципиально новых качественных момента:
·во-первых, введение с 1993 г. единого гражданства ЕС (имеется перечень прав и обязанностей), которое существует параллельно с национальным гражданством стран - членов ЕС;
·во-вторых, формирование политического союза, что подразумевает проведение интегрированной внешней политики, тесную увязку внутренних политик (особенно в области борьбы с преступностью), сближение юридических систем, повышение роли парламента ЕС;
·в-третьих, формирование экономического и валютного союза (ЭВС), сердцевиной которого призвана стать единая валюта (евро). К 2002 г. она должна вытеснить из оборота национальные валюты стран - участниц ЭВС, заменив их. В отличие от ЭКЮ евро будет не просто расчетной единицей, по и полноценной валютой, функционирующей как в виде денег на счетах, так и в форме банкнот и монет. Циркуляцию евро будет регулировать созданный Центральный банк ЕС. Вполне вероятно, что со временем центральные банки стран - членов ЕС исчерпают свои функции, передадут их Банку ЕС и прекратят свое существование.
Переход к евро осуществляется поэтапно с 1 января 1999 г. Первоначально она будет функционировать параллельно с национальными валютами, причем с 1 января 1999 г. не все страны -- члены ЕС смогли начать переход к евро, поскольку часть из них не выполнила необходимых для итого требований (дефицит госбюджета - не более 3% ВВП, накопленный государственный долг -- максимально 60% ВВП и др.). Вместе с тем почти все стремятся к этому. Лишь Великобритания пока что исходит из постулата сохранения своей национальной валюты. Дания, Швеция и Греция намерены перейти к евро, но позднее.
Можно ожидать, что евро станет одной из сильнейших валют в мире. Она принесет всем членам ЭВС ощутимую пользу, способствуя снижению издержек и росту эффективности производства. Достаточно сказать, что до сих пор физические и юридические липа стран -- членов ЕС при обмене их валют друг на друга ежегодно несли издержки на сумму, эквивалентную примерно 6 млрд. долл. Евро избавит их от таких непродуктивных затрат.


2. Деятельность и органы управления ЕЭС

   Европейский союз представляет собой классический вариант региональной социально - экономической интеграции в составе 15 (по состоянию на конец 1998г.) западноевропейских государств: Франции, Германии, Италии, Бельгии, Нидерландов, Люксембурга, Великобритании, Дании, Ирландии, Греции, Испании, Португалии, Швеции, Финляндии и Австрии.
Официально провозглашённые цели ЕС - постепенное устранение всех ограничений в торговле между странами - участницами, установление общего таможенного тарифа в торговле с третьими странами, ликвидация ограничений для свободного передвижения людей, капиталов и услуг и проведение общей политики в области транспорта, сельского хозяйства, создание валютного союза, унификация налоговой системы, сближение законодательства, разработка принципов согласованной экономической политики.
Деятельность Союза предусматривает:
·отмену таможенных пошлин и квот, а также другие меры, имеющие аналогичный эффект;
·общую торговую политику;
·создание внутреннего рынка со свободным движением товаров, людей, услуг и капиталов;
·проведение общей политики в области рыболовства, сельского хозяйства и транспорта;
·формирование режима, обеспечивающего защиту от недобросовестной конкуренции на внутреннем рынке;
·сближение законодательств стран-членов;
·проведение общей политики в социальной сфере, в области охраны окружающей среды и помощи развитию;
·укрепление экономического и социального единения;
·повышение конкурентоспособности промышленности стран Европейского союза;
·осуществление научных исследований, совершенствование технологий, создание трансевропейских сетей;
·содействие достижению высокого уровня здравоохранения, обеспечению образования и профессиональной подготовки высокого качества, улучшению защиты потребителей;
·меры в области энергетики, туризма и защиты гражданского населения при чрезвычайных ситуациях.
Деятельность Европейского союза основана на принципах уважения национальной особенности государств-членов, системы правления которых строятся на демократических принципах; уважения прав человека в соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека (1950г.) и конституционными традициями, общими для государств-членов.
В настоящее время функционирование ЕС обеспечивается целой системой органов:
1. Совет Европейского союза (СЕС). Он не реже двух раз в год проводит сессии на уровне глав государств и правительств, а также регулярно собирается на уровне различных министров (иностранных дел, экономики, финансов, сельского хозяйства);
2. Комиссия ЕС (КЕС) - исполнительный орган, своего рода правительство ЕС, претворяющее в жизнь решения СЕС. КЕС состоит из 20 членов (комиссаров), ведающих определенными вопросами (сельское хозяйство, энергетика) и назначаемых сроком на 5 лет национальными правительствами, но не зависимых от последних. Резиденция КЕС находится в Брюсселе, штат насчитывает примерно 15 тыс. человек.
3. Европейский парламент (ЕП) с резиденцией в Страсбурге; избирается с 1979 г. прямым голосованием граждан во всех стран - членах ЕС. К функциям ЕП относится принятие бюджета ЕС, контроль за деятельностью КЕС и право поручать ей разработку конкретных предложений по развитию интеграции.
4. Европейский суд, обеспечивающий правильную интерпретацию и реализацию нормативных актов (законодательства) ЕС.
5. ФЕОГА, на который приходится большая часть бюджета ЕС.
6. Европейский социальный фонд, облегчающий перемещение рабочей силы ЕС и ее адаптацию к изменяющимся условиям в интеграционном пространстве.
7. Европейский фонд регионального развития, содействующий структурной перестройке кризисных регионов - слабо индустриально развитых или депрессивных.
8. Европейский инвестиционный банк, созданный на основе долевого участия стран - членов ЕС в его основном капитале. Имея функции коммерческого банка, он предоставляет кредиты государственным структурам стран - членов ЕС.


3. Перспективы развития ЕЭС в связи с его расширением на Восток

   На повестке - расширение Европейского Союза (ЕС), который уже и сегодня является основной экономической и политический силой на континенте. В результате ожидаемого расширения с 15 до 28 стран-членов в орбиту ЕС опадают уже не только Западная, но и Центральная Европа, Балтия, часть Восточной Европы и Восточного Средиземноморья. Экономически при этом возникает крупнейший в мире единый рынок площадью в 5 млн. кв. км с 550 млн. человек населения и 7.7 трлн. долларов ВВП.
Нельзя, однако, не учитывать того факта, что речь идет о принципиально новом варианте присоединения стран к ЕС по сравнению со всеми ранее происходившую. Впервые расширение ЕС происходит за счет присоединения стран, которые ранее не развивались на основе западноевропейской социально-экономической модели и не принадлежали к западноевропейской системе безопасности. Речь идет о государствах, осуществляющих невиданный в истории переход от государственной командно-административной экономики к рыночной, от авторитаризма к парламентской демократии и правовому государству. Страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) обладают специфическими чертами, которые оказывают принципиальное воздействие как на характер, так и на последствия расширения ЕС.
Укрепление стабильности и предсказуемости на восточной границе в результате расширения ЕС соответствует его интересам. Это положение не подвергается сомнениям и фактически является общепризнанным. Расширяясь на Восток, Европейский Союз заметно наращивает свой ресурсный потенциал: на 34% увеличивается территория, на 29% - население. ЕС превращаете ся в одни из крупнейших в мире рынков.
По оценкам специалистов, за счет положительного сальдо торгового баланса ЕС с 10 странами-претендентами на вступление в ЕС может быть профинансировано создание 440 тыс. новых рабочих мест в EC при условии стоимости одного места, 500 тыс. евро.
Экспертами отмечается, что модернизация экономики стран ЦВЕ может создать и поддерживать определенную занятость в секторе высоких технологий в странах-членах Европейского Союза. Расширение обещает и укрепление экологической безопасности на континенте. По оценкам специалистов, за счет присоединения к ЕС стран ЦВЕ возможна динамизация темпов его экономического роста в пределах 0,1-1,0% ВВП в год в течение 2005-2010 гг.
Несмотря на все сказанное выше, пет, однако, однозначного ответ на вопрос, является ли реализация проекта расширения на Восток в целом "шансом" или угрозой для Европейского Союза. Ведь присоединение новых членов существенно осложняет функционирование Европейского Союза, Институциональная структура, созданная более 50 лет назад, когда в состав ЕС входило всего шесть государств, функционировала с большим напряжением уже в системе ЕС-12 и ЕС-15. Принятие новых 10-12 членов в условиях нереформированности организации может попросту парализовать ее работу.
Анализ источников формирования бюджета ЕС и основных направлений его использования свидетельствует о том, что еще до начала расширения на Восток ЕС должен завершить радикальную реформу бюджетной, региональной и аграрной политики. Не изменив ныне действующих процедур управления, ЕС, по существу, загоняет себя в институциональную ловушку, когда экономический потенциал стран, а следовательно, и их роль в формировании бюджета становятся совершенно не увязанными с их возможностями влиять на принимаемые в организации решения. Сказанное подтверждается данными табл. 1.
Переговоры по вопросам институциональных реформ, непосредственно затрагивающим интересы стран-претендентов на присоединение, начать!. Предлагаемые изменения касаются числа действующих в ЕС комиссий, увеличения числа вопросов, при решении которых требуется не единогласие, а квалифицированное большинство. Разрабатываются проекты переоценки "веса голосов" стран-членов, что наталкивается на серьезные конфликты интересов между различными странами - получателями и основными плательщиками в бюджет ЕС, старыми и новыми членами.
Одна из наиболее трудно решаемых задач на этапе присоединения -адаптация сельского хозяйства стран ЦВЕ к европейским стандартам. Осознавая это, страны-кандидаты, бесспорно, надеялись на получение значительных финансовых ресурсов от ЕС. Однако Единая сельскохозяйственная политика (ЕСП) Европейского Союза уже сегодня поглощает 50% его бюджета. Действующая в ЕС система поддержки сельского хозяйства давно признается неэффективной и ведущей к значительному перепроизводству в рамках Союза, когда значительная часть продукции может быть реализована только на внешних рынках по ценам. существенно ниже себестоимости. Очевидны направления необходимых изменений, в частности, существенное сокращение прямых субсидий товаропроизводителям. Однако попытки реформирования ЕСП на протяжении 2000-2002 гг. оказывались безуспешными в виду жесткой позиции ряда стран, прежде всего Франции. В результате возобладало мнение, согласно которому никаких реформ, предшествующих решениям или соглашениям ВС с ВТО по вопросам регулирования сельского хозяйства, быть не может.
   Таким образом, будущая модель поддержки сельского хозяйства в рамках ЕС остается неопределенной. В этой ситуации Союз не намерен, да и практически не может, оказывать какой-либо прямой финансовой помощи странам ЦВЕ, тем более невозможно расширение ЕСП на десять стран-кандидатов из ЦВЕ в полном объеме.
   Основные плательщики вносят те бюджет свыше 0,3% ЕС. Среди них Германия, Нидерланды, Швеция и Австрия. Страны среднего уровня взносов в бюджет ЕС вносят до 0,3% бюджета. В эту группу входит Дания, Франция, Италия, Финляндия и Великобритания. Страны-члены ЕС-15 со средним уровнем поддержки из фондов ЕС получают от Европейского Союза помощь в размере до 3% их валового национального продукта. В эту группу входят Бельгия, Испания, Ирландия и Португалия. Помощь в отношении стран-членов с высоким уровнем поддержки из фондов ЕС превышает 3% их ВНП. В группу входят очень разные по экономическому потенциалу страны - Греция и Люксембург. Новые члены со средним уровнем поддержки из фондов ЕС также должны получать до 3% национального валового продукта. По имеющимся оценкам, к их числу будут относиться Кипр, Чехия, Латвия, Мальта, Словения и Словакия. Новыми членами с высоким уровнем поддержки окажутся Полина, Эстония, Венгрия, Болгария, Литва и Румынии, чей ВНП более чем на 3% будет формироваться за счет помощи из фондов Европейского Союза.
   Присоединение к Союзу новых членов из Центральной и Восточной Европы ставит под сомнение возможность проведения политики солидарности в том объеме и тех формах, в которых она проводилась в ЕС в 90-е годы. А это - один из краеугольных камней всей политики европейской интеграции. Ее инструментами являются так называемые, структурные фонды и фонд сплочения, формируемые путем жесткого закрепления за ними определенного процента бюджета ЕС (1,27% совокупного ВВП стран-членов).
Среди структурных фондов:
Фонд ориентации и гарантий в области сельского хозяйства, неразрывно связанный с общей сельскохозяйственной политикой ЕС;
Социальный фонд, финансирующий переквалификацию трудящихся, особенно в регионах и отраслях с высоким уровнем безработицы, а также профессиональное обучение молодежи;
Фонд регионального развития, ориентированный на содействие районам, отставшим в своем развитии или пораженным структурным кризисом в промышленности;
Фонд содействия экономическому сближению государств-членов(Фонд сплочения), созданный в соответствии с Маастрихтским договором и целиком ориентированный на развитие четырех стран с наименьшими показателями производства валового продукта на душу населения - Греции. Ирландии. Испании и Португалии.
За счет ресурсов структурных фондов в 90-е годы оказывалась поддержка районам-получателям, в которых проживало 178 млн человек, т.е. более половины граждан ЕС. Очевидно, что страны-претенденты самостоятельно не в силах преодолеть в обозримом будущем свое отставание от стран ЕС ни в развитии, ни в зрелости рынков, ни в структуре хозяйства. А это значит, что Европейский Союз еще долго будет иметь дело с государствами клиентского типа, активно претендующими на регулярное перераспределение в их пользу ресурсов ЕС. Число тех, кто по современным стандартам ЕС может претендовать на помощь из его бюджета, после расширения Союза может возрасти со 185 млн. до 291 млн. человек.
Вступление в Союз стран ЦВЕ автоматически существенно понизит показатель совокупного ВНП на душу населения, следовательно, целый ряд районов - нынешних получателей помощи потеряют статус наиболее бедных, так как их показатель превысит 75% от среднего по ЕС уровня. Все вступающие автоматически будут пополнять число стран-получателей ввиду своей отсталости. Такое усиление гетерогенности пространства ЕС - вызов завоеваниям Союза и прежде всего вызов его социально-экономическому сплочению, так как осуществление полноценного приема новых членов ущемляет интересы как основных cтран-получателей структурных фондов, так и главных плательщиков в общин бюджет ЕС.
Союзу предстоит выбирать, что будет более эффективным в менее болезненным для этих двух групп стран: увеличение финансовых ресурсов структурных фондов за счет увеличения обидел бюджета и сокращения и нем прочих расходов пли уменьшение размеров предоставляемой помощи и числа получателей в EC-15.
Присоединение к ЕС огромного и крайне неоднородного в социально-экономическом отношении региона Центральной и Восточной Европы может в конечном итоге стать опасным для Европейского Союза. Ведь любое замедление темпов экономического роста, значительное ухудшение конкурентных позиций ЦВЕ в ЕС может вызвать разочарование населения этих стран от участия в ЕС. Тогда регион, без сомнения, будет предъявлять постоянные претензии своим западным соседям, обращать на себя внимание путем бойкотирования на высшем уровне принятия важных решений, вынуждая содействовать решению своих проблем, и, следовательно, может стать тормозом дальнейшего политического и экономического углубления интеграции.
Разрабатывая стратегию финансирования новых стран. Комиссия и страны ЕС исходят из предположения, что "'первая волна" войдет в ЕС не раньше 2004 г. и дальнейшее расширение будет постепенным. В соответствие с бюджетом на 2000-2006 гг. новым государствам-членам из Центральной и Восточной Европы и случае расширения ЕС будет направлено около 39,6 млрд. евро (см. табл. 2).

Таблица 2. Динамика бюджетных расходов ЕС по статье "сплочение" в случае расширения (млрд. евро, в ценах 1999 г.)
   Из чего будет складываться эта величина? Ожидаемый ежегодный экономический рост - примерно 2,5% в странах ЕС-15 и 4% в новых странах-членах - создаст к концу периода дополнительно лишь половину средств. В этом случае вторую половину необходимо будет получить за счет сокращения получателей в ЕС-15.
Скромные суммы бюджета ЕС на 2000-2006 гг. выделенные на цели расширения (50 млрд. экю), несопоставимы с суммами, предназначенными на цели структурной политики для 15 стран-членов (240 млрд. экю), и даже затратами Германии на адаптацию Восточных Земель в 1992-1996 гг., которые ежегодно достиг 150-170 млрд. марок. Бедность бюджета может свидетельствовать о том, что Союз в этот период либо не будет значительно расширяться, либо структурная политика и иные меры финансового содействия должны быть пересмотрены, либо расширение произойдет на условиях ЕС, не отвечающих реальным требованиям экономики стран ЦВЕ.


Заключение

   Рассмотрев историю Европейского Союза с момента его создания и поняв принципы, необходимо отметить, что Европейский союз представляет собой определённую систему, которая основана как на договорных, так и на юридических нормах.
Все отношения, которые существуют между государствами регулируются самими государствами через созданный ими Сообщество. Эта организация возникла на определенной ступени развития человеческого общества.
Появление государств, а затем системы государств осуществление ими не только внутренних, но и внешних функций привело к возникновению международного права и созданию ЕС. Главное место занимают государства, каждое из которых обладает суверенитетом. Государства путём соглашений между собой создают нормы международного права и образуют различные межправительственные организации. Именно от государств зависит стабильное функционирование международной системы в целом. Поскольку государства в созданной организацией обладают реальной силой, то они сами и через созданную организацию обеспечивают соблюдение и выполнение международных обязательств. Через созданное Сообщество регулируются: политические, экономические, научно-технические и культурные отношения. Наличие созданного Европейского союза даёт определённые гарантии в решении международных конфликтов, т.к. их нормы определяют нормы поведения государств в отношениях между собой. Создание ЕС основано, прежде всего, на основе свободного согласования и волей суверенных государств. Выражение своего согласия на создание Союза является заключение конкретных международных договоров.
Разрешая те или иные вопросы, заговаривающиеся стороны на добровольной и равноправной основе вырабатывают возможные решения с учётом законных интересов всех участником. Характерной особенностью развития человечества является постоянное совершенствование технического прогресса, хозяйственной и культурной жизни всех народов, отсюда происходит повышение удельного веса международных отношений. Отсюда возникает необходимость решения международных проблем, но не с помощью военной силы, а через созданную организацию. Повышение роли Европейского союза создаёт для государств определённые гарантии, как в решении различных споров, так и в предотвращении военных конфликтов. Существование и создание Европейского союза раскрывает более широкие возможности сближение всего человечества и способствует наиболее быстрому развитию цивилизации. Необходимо отметить, что на современном уровне отношений человечество всё больше стало сообща решать вопросы не только роста технического прогресса, но и других глобальных проблем.


Литература

   1. Мировая экономика: Учебник / Под ред. проф. А. С. Булатова - М.: Юристъ, 2003.
2. Кузякин А. П., Семичев М. А. Мировая экономика: Учебное пособие. - М.: ТК Велби, Проспект, 2003.
3. Страны Центральной и Восточной Европы на пути в Европейский Союз. - М.: Наука, 2002.
4. http: //www.world.ng.ru
5. http: //www.library.ru
6. Журнал "Мировая экономика и международные отношения" (N8), 2000.
  
   (Выдержки из книги) Николай Левашов. РОССИЯ В КРИВЫХ ЗЕРКАЛАХ. Том 1. От русов звёздных до осквернённых русских. Москва 2007.
   2.25. Начало создания иудеями наднациональной паразитической социальной системы
   Государство-паразит -- иудейская Хазария -- превратилась в "раковую опухоль" в низовьях реки РА (Итиля -- Волги), которая дала свои "метастазы" -- фактории, торговые поселения -- практически в каждой стране Европы и Азии. И эта "раковая опухоль" стала очень быстро "расти", наливаясь "жизненными соками" всех этих стран -- золотом и серебром. К концу X века эта "опухоль" на теле земной цивилизации достигла критического размера. Почти в каждой стране Евразии иудеи захватили паразитические экономические ниши социально-экономических систем этих государств (Рис. 38). Только в странах, где были Славяно-Арийские ведические позиции, они не добились больших успехов. Постепенно иудеи формировали НАДНАЦИОНАЛЬНУЮ, НАДГОСУДАРСТВЕННУЮ ПАРАЗИТИЧЕСКУЮ СОЦИАЛЬНУЮ СИСТЕМУ. В этой паразитической социально-экономической надстройке иудеи были полными властелинами. Один народ, имеющий религию, оправдывающую их паразитическую деятельность и воспитываемый своими лидерами на идеях превосходства над всеми остальными народами и нациями, являлся ИДЕАЛЬНЫМ ИНСТРУМЕНТОМ в руках Тёмных Сил для захвата Мидгард-Земли. С торговыми караванами проникая почти в любую страну, они создавали свои новые опорные пункты для экономического порабощения. Паразитическая сеть, создаваемая иудеями по миру, становилась всё мощнее и богаче. Эта единая паразитическая "паутина" оплетала всё больше и больше стран. Финансовые ресурсы этой паразитической системы, создаваемой иудеями за счёт ограбления империй, стран и паразитической торговли, стали такими огромными, что уже ни одна империя или страна была не в состоянии конкурировать с ней. Но в Тёмные Века создаваемая иудеями мировая паразитическая система не смогла достигнуть того критического уровня, при котором иудеи могли бы получить полный контроль над цивилизацией Мидгард-Земли. Финансово эта паразитическая система могла привести к экономическому хаосу и краху многие страны и империи. Но искусственно создаваемые экономические кризисы носили только временный характер, что, тем не менее, позволяло иудеям грабить эти страны и империи.
   Основой социально-экономических систем империй и стран, так называемых, Тёмных Веков продолжало оставаться земледелие. И поэтому сословия, владеющие и обрабатывающие землю, продолжали быть определяющими в социально-экономических системах. Поэтому создаваемая иудеями паразитическая система могла быть лишь тенью, но никоим образом не основой для социально-экономических систем империй и государств. Стоящие за иудеями Тёмные Силы прекрасно понимали это и не пытались делать то, что изначально было обречено на провал. Они требовали от своих посредников-иудеев делать только то, что действительно могло быть полезным для них.
   На этом этапе развития паразитической системы было возможно только НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА, без чего вторая часть плана была просто невыполнима. Кроме паразитической торговли, иудеи стали "осваивать" и другие экономические ниши из категорий пассивных и социальных экономических ниш с далёким прицелом на те из них, которые можно было бы в будущем или трансформировать в категорию паразитических ниш, или которые позволили бы им влиять и манипулировать власть имущими неиудейского происхождения. Какие же это пассивные ниши, которые иудеи "осваивали" параллельно паразитической торговле?! В первую очередь, это те ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НИШИ, которые НЕ "ПРИВЯЗАНЫ" К КОНКРЕТНОЙ ТЕРРИТОРИИ. Это связано в первую очередь с тем, что иудеи, в силу указанных выше причин, не находятся долго на одном и том же месте. Кроме этого, это пассивные ниши, позволяющие легко сблизиться или приблизиться к власть имущим.
   К подобным пассивным экономическим нишам относятся ниши, связанные с медициной, развлечениями и менеджментом, как финансов, так и недвижимого имущества. Все эти экономические ниши позволяли иудеям получить доступ к личным тайнам власть имущих, выяснить их слабости и недостатки и, при необходимости, убирать нежелательных лиц через их личных врачей-иудеев. Некоторые знания организма человека и органической и неорганической химии позволяли иудеям-лекарям вызывать у мешающих их планам власть имущих симптомы тех или иных болезней, приводящих к смерти оных. Подсыпав в питьё или еду нужные яды, иудеи-лекари добивались того, что никто и не догадывался о реальной причине смерти того или иного человека. Особенно, если учесть, что они сами же и устанавливали причины смерти этих людей. Знание медицины позволяло и излечивать нужных людей от их болезней, что и создало им славу Великих Лекарей. Вылечить, кого "надо" или "убрать", кого надо... А для того, чтобы убедиться, что это именно так и есть, достаточно прочитать письмо константинопольских раввинов:
   Письмо константинопольских раввинов
   Возлюбленные братья в Моисее. Мы получили ваше письмо, которым вы нас уведомляете о неудачах и несчастиях, переносимых вами, в чём мы вам так сочувствуем, как будто это случилось с нами. Вот совет наших величайших раввинов и сатрапов: вы говорите "что французский король хочет, чтобы вы были христианами", - поступите так, если нельзя сделать иначе, но продолжайте хранить в сердце закон Моисея. У вас хотят отнять ваше имущество, - сделайте из своих детей купцов и, при помощи торговли вы заберёте их добро. Вы жалуетесь, что они посягают на вашу жизнь, -- пусть ваши дети сделаются врачами и аптекарями, и без страха наказания будут их лишать здоровья. Они разрушают ваши синагоги, -старайтесь, чтобы ваши дети становились канониками и причётчиками, ибо тогда они могут разрушать их Церковь. Что же до того, что вам приходится переносить оскорбления, - пусть ваши дети сделаются адвокатами, нотариусами и вообще людьми, которые занимаются общественными делами, и этим способом вы будете властвовать над христианами, приобретёте их земли и отомстите им. Не уклоняйтесь от совета, который мы вам даём, ибо по опыту увидите, что из униженных вы станете владыками. (V.S.S.V.F.F. Глава Константинопольских евреев, 21 Касле, 1489. Из книги Эдуарда Дрюмона "Еврейская Франция". Харьков, 1895; 155 с. Текст этого же письма на английском языке - http://www.the7thfire.com/new_world_order/zionism/protocols_reveals_hidden_hand_%20of_New_World_Order.htm)
   А дабы убедиться, что это не очередной "поклёп" на "бедных" иудеев, достаточно посмотреть на виды деятельности, которые "предпочитают" иудеи сегодня во всём мире, чтобы сделать простой вывод - европейские (да и не только европейские) иудеи к совету своих иудейских мудрецов из Константинополя пятнадцатого века явно прислушались. И в двадцать первом веке смогли реализовать их завет в полной мере!.. И если о чудесных исцелениях лекарями-иудеями, через хорошо организованную систему иудейских факторий, становилось известно очень быстро, то, по понятным причинам, о "помощи" по переселению душ в "лучший" мир ими же "скромно" умалчивалось. Свою торговую сеть факторий иудеи весьма успешно использовали и для пропаганды среди своих соотечественников-иудеев, "скромно" замалчивая, а часто и умышленно извращая факты об успехах лекарей других национальностей и о том, кто научил лекарей-иудеев их искусству. По представлениям иудеев, отражённым в их "святых" книгах, всё, что создано гоями (не иудеями), принадлежит иудеям, и поэтому для них выдать чьё-то достижение за своё всегда являлось нормой поведения. Паразитизм социальный трансформировался и в паразитизм личностный...
   Так или иначе, иудеи-купцы искусственно создавали для иудеев-лекарей образ чудотворцев, что, вне всякого сомнения, вызывало интерес власть имущих, особенно намёки на обладание тайными знаниями, позволяющими продлевать жизнь и омолаживать. Против таких "морковок" практически никто не был в состоянии устоять. Подобная тактика позволяла иудеям-лекарям попасть в ближайшее окружение власть имущих и таким образом влиять, через состояние их здоровья, на события в этих странах. Естественно, влияние на события велось в интересах иудейской диаспоры. Надо отдать им должное, подобный метод коррекции реальности был весьма эффективным и надёжным.
   Другим "полем" приложения сил и вкладывания капитала иудеями стали развлечения. Иудеи довольно быстро превратили ниши развлечений в паразитические. Контролируя работорговлю практически всего мира, иудеи в первую очередь создали свою индустрию сексуальных развлечений. Индустрия секса не только приносила им огромные прибыли, но и способствовала пробуждению у людей и развитию самых НИЗМЕННЫХ ИНСТИНКТОВ и сексуальных извращений, особенно, опять-таки, у власть имущих. Сексуальная индустрия использовалась иудеями для выявления и развития у власть имущих тех или иных СЕКСУАЛЬНЫХ ПАТОЛОГИЙ или ИЗВРАЩЕНИЙ. Любое сексуальное отклонение у власть имущих лелеялось, доводилось до максимума и... "клиент" оказывался готов. Проникая таким образом в тайные тёмные уголки души человека или даже создавая оные, иудеи получали, если и не полную власть над таким человеком, то, по крайней мере, значительное влияние на него. Постепенно они становились тенью большинства правителей и через это влияли на политику в своих интересах.
   Таким образом, торговые иудейские фактории превратились в центры экономического и политического порабощения стран. И центром -- "сердцем" этой паразитической системы был контролируемый иудеями Хазарский Каганат. К середине X века Хазарский Каганат достиг своего максимального развития. Контролируя торговые пути, иудеи сконцентрировали в своих руках огромные финансовые ресурсы. Иудеи через созданные торговые фактории стали всё активнее и активнее вмешиваться в социально-экономическую жизнь стран, в которых эти фактории располагались. В принципе, эти торговые фактории были территориями Хазарского Каганата на землях этих стран, так как в них (факториях) действовали иудейские законы, а не законы стран, в которых они находились. Фактически, это были государства в государствах. И хотя размер контролируемых иудеями территорий и был небольшим, они очень часто обладали финансовым могуществом, во много раз большим, чем сами страны и империи, на землях которых они находились. И при любой необходимости могли получить практически неограниченную финансовую поддержку и от торговых факторий в других странах, и из "штаб-квартиры" -- Хазарского Каганата.
   Хазарский Каганат достиг своего могущества именно к середине X века. И именно в это время на Мидгард-Земле начиналась последняя Ночь Сварога, которая накрыла своим тёмным покрывалом Мидгард-Землю, начиная с Лета 6 496 от С.М.З.Х. (988 г. н.э.). Весьма странное "совпадение", не правда ли? Но по тому, как иудеи стекались в Хазарию за два века до описываемых событий и тому, что они создали в Хазарии первое паразитическое государство, становится предельно ясно, что это не было "случайностью". А если учесть, что Хазарский Каганат располагался практически на границе Европы и Азии, в самом сердце Славяно-Арийских земель, даже мысль о случайном совпадении становится просто абсурдной. И трудно себе представить, что бы из этого вышло, если бы не Великий Князь Киевский -- Святослав. Великий князь Святослав вырос СВЕТЛЫМ ВОИНОМ, именно он смог разбить Иудейский Хазарский Каганат -- паразитическое государство в Лето 6 472 от С.М.З.Х. (964 год н.э.). Именно благодаря Святославу Тёмные Силы не смогли поработить полностью Русскую Землю в самом начале Ночи Сварога, как они это планировали. Причём, Киевская Русь была только малой частью русских земель. За двадцать четыре года до наступления Ночи Сварога, Великий Князь Святослав уничтожает главную "раковую опухоль" созданной иудеями паразитической системы -- Хазарский Каганат! Трудно себе представить, как бы развивалась цивилизация Мидгард-Земли, если бы паразитическое государство Хазарский Каганат продолжало бы существовать! И особенно во время Ночи Сварога! Ведь создание этого иудейского паразитического государства в центре земель БЕЛОЙ РАСЫ было далеко НЕСЛУЧАЙНЫМ!
   Вполне возможно, что продолжение существования этого паразитического государства в течение последней Ночи Сварога привело бы к уничтожению Белой Расы или полному порабощению всего того, что от неё осталось бы. Возможность развития событий по подобному сценарию не является чем-то надуманным. Будущие события, даже без паразитического иудейского государства, полностью подтверждают это. А ведь к тому, что произошло в будущем, привели действия оставшихся невредимыми "метастаз" -- отростков Хазарского Каганата, которые не были уничтожены князем Святославом. Этими "метастазами"-отростками были иудейские торговые фактории, которые на самом деле являлись государствами в государствах. Эти иудейские торговые поселения огораживались крепостными стенами самими иудеями. На ночь ворота этих "поселений", которые назывались иудейскими гетто, закрывались, и никто не впускался и не выпускался до утра. Ворота и стены этих иудейских "торговых" факторий охранялись иудейскими воинами, а за стенами их действовали иудейские законы и правили раввины. Так что, никто специально не селил иудеев в отдельные гетто, они сами создавали город в городе и прятались от всех остальных жителей города за своей крепостной стеной. Видно, были у них причины прятаться за этими стенами...
   После уничтожения Хазарского Каганата иудеи покинули пределы современной России и вновь рассеялись по странам. Но в качестве наследства от Хазарского Каганата у них остались микрогосударства в государствах -- иудейские торговые фактории, которые, к моменту разгрома Хазарского Каганата, в большинстве случаев уже превратились в теневые государства в государстве и оказывали мощное влияние на экономику и политику стран, в которых они находились. К сожалению, даже без поддержки основной "опухоли" -- Хазарского Каганата, который было бы правильней называть Иудейским Каганатом, с середины VIII века эти паразитические "наросты" на социально-экономических организмах стран продолжали свои действия по разрушению ведических устоев Белой Расы. Особенно это ярко проявилось на окраинах Славяно-Арийской Империи, где генетика, привнесённая изгоями в прошлые времена, была с изменениями, которые делали носителей этой генетики наиболее уязвимыми и восприимчивыми к паразитизму и отрицательному воздействию Ночи Сварога.
   Тёмные Силы и их верные слуги-иудеи прекрасно понимали, что пока у Белой Расы будет ведическое мировоззрение, подчинить себе Славяно-Арийские народы просто НЕВОЗМОЖНО. Они понимали это давно и именно поэтому, воспользовавшись готовым рецептом -- египетским культом Озириса, иудеи стали переносить с собой из страны в страну смертельно опасный "вирус" религии рабов. Первыми жертвами этого идеологического оружия стали ближайшие родственники иудеев -- другие семитские племена -- люди серой подрасы, "ахиллесовой пятой" которых было присутствие в них генов чёрной расы. В силу описанных ранее причин, генетика чёрной расы была наиболее уязвимой для действий Тёмных Сил.
   В разных странах и империях культ Озириса мог иметь разные названия, но суть его от этого не менялась. Менялось только название и имя сына Божьего, умершего за грехи всего человечества и обещающего райскую жизнь своим последователям после смерти. Этот культ в Малой Азии назывался культом Аттиса (Attis), в Сирии -- культом Адониса (Adonis), на землях Ромеи -- культом Дионисия (Dionysius) и т.д. Все эти культы были зеркальным отражением культа Озириса. Меняли только имя сына Божьего и добавляли туземной "экзотики" и поправки на место и время при создании "нового" культа. Несколько тысячелетий применения культа Озириса в виде психологического оружия показали его действенность в рабовладельческом государстве. Именно поэтому иудеи предлагали данный культ всем правителям, которые стремились к абсолютной власти. Может возникнуть вопрос: зачем иудеям помогать власть имущим в разных странах получать абсолютную власть и помогать им эту власть удерживать с помощью религии?
   Существует несколько причин подобной "странности".
   Во-первых, к абсолютной власти стремятся обычно люди с огромными личными амбициями и... не обладающие необходимыми качествами и свойствами, которые бы соответствовали уровню их амбиций. Другими словами, это люди, несущие в себе ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРЕКОС. Подобные люди являются превосходным инструментом в руках Тёмных Сил.
   Во-вторых, культы Озириса, Аттиса, Адониса, Дионисия, а позже и Христа, зомбируют людей, превращая их в рабов не только телесных, но и духовных. Эти культы, которые на самом деле являются культом всё того же Озириса, вне зависимости от носимого названия, внушают людям мысль, что всё, происходящее с ними, включая и рабство, есть ни что иное, как наказание Божье за грехи или же испытание Божье, ниспосланное человеку для проверки его веры. И если человек безропотно всё это принимает, его наградой за это будет вечная райская жизнь...
   В-третьих, эти культы несут в себе "троянского коня" -- идею об избранности иудейского народа. Через эти культы людям навязывают мысль о том, что иудеи -- высшие существа, якобы избранные самим Господом Богом для проведения его замыслов на Мидгард-Земле.
   В-четвёртых, большинство из тех, кто имел эволюционный перекос, имели ещё и различные патологические "слабости", которые весьма искусно культивировались в них всё теми же иудеями, через контролируемую ими же систему "развлечений". Таким образом, эти люди "сидели" у них на "крючке", и поэтому ими было легко манипулировать.
   В-пятых, для захвата в свои руки законной власти этим изгоям требовались большие финансы, которые им "любезно" предоставляли всё те же иудеи.
   Таким образом, абсолютная власть в руках людей, имеющих эволюционный перекос, позволяла иудеям, как правило, стоящим за подобными людьми, планомерно выполнять СВОЮ ПРОГРАММУ МИНИМУМ -- ИЗНАЧАЛЬНОЕ НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА. Захват власти в свои руки, как показал опыт Хазарского Каганата, на уровне рабовладельческого и раннефеодального строя, был преждевременным и не мог в тех условиях сохраниться долго. Паразитическая система очень быстро показывала настоящую личину "избранных Богом", что отрицательно сказывалось на возможности для иудеев выполнить свою "миссию". Уничтожение Хазарского Каганата князем Святославом показало иудеям и стоящим за ними Тёмным Силам преждевременность такого типа активности. В результате, им пришлось вновь менять тактику. До тех пор, пока КОНТРОЛЬ над ОСНОВНЫМИ АКТИВНЫМИ ЭКОНОМИЧЕСКИМИ НИШАМИ не станет АНОНИМНЫМ, БЕЗЛИКИМ, иудеи не имели возможности перейти к прямому захвату власти в разных странах, в которых их число всегда было незначительным, по сравнению с коренным населением. Даже в Хазарском Каганате они были лишь малочисленной правящей прослойкой. Поэтому, пока ЗЕМЛЕДЕЛИЕ составляло ОСНОВУ активных экономических ниш, пока ВЛАДЕЮЩИЕ этой землёй и ОБРАБАТЫВАЮЩИЕ эту землю являлись ОПРЕДЕЛЯЮЩИМИ всё социально-экономическое развитие стран, для иудеев НЕ БЫЛО никакой возможности захватить эти страны и создать мировую паразитическую систему. На этих этапах социально-экономического развития цивилизации они осуществляли только первую часть своего плана -- накопление капитала. Стоящие за иудеями Тёмные Силы прекрасно знали, какие ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТУПЕНИ проходит любая цивилизация при своём развитии. И они только ждали этого часа и готовились к нему. И этой подготовкой было ПЕРВИЧНОЕ НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА.
   Подтверждением этого может служить тот факт, что иудеи очень мало приобретали на наворованные у других народов богатства земельных угодий. Если подобное и происходило, то только для того, чтобы купить по малой цене и перепродать по большой. Другими словами, они занимались спекуляцией землёй, но никогда не покупали землю для возделывания оной и производства продуктов питания. Чаще всего иудеи становились владельцами земельных угодий тогда, когда владельцы земли закладывали землю иудеям под кредиты или иудеи отнимали землю у владельцев, когда последние не могли вовремя вернуть долг с сумасшедшими процентами своим ростовщикам.
   Основной целью иудеев было накопление капитала, а возделывание земли не могло давать им таких сверхприбылей, как революции, войны, работорговля, индустрия развлечений, паразитическая торговля и ростовщичество. Поэтому иудеи и занимали паразитические экономические ниши везде, где они появлялись. Или же превращали созидательные экономические ниши в паразитические, как они сделали это с торговлей, или же создавали сами новые паразитические ниши. Так или иначе, распыляясь по миру, ИУДЕИ ВЫПОЛНЯЛИ поставленную перед ними Тёмными Силами задачу по подготовке к захвату контроля над Мидгард-Землёй. И именно для этой цели они "подсовывали" своим ставленникам идею абсолютной власти и религии для удержания народных масс в подчинении. Ведические традиции Белой Расы не позволяли им добиться поставленной цели, и именно ВЕДИЗМ БЕЛОЙ РАСЫ, который нёс ПРОСВЕТЛЕНИЕ ЗНАНИЕМ людям и был ГЛАВНЫМ ВРАГОМ ИУДЕЕВ НА СТАДИИ НАКОПЛЕНИЯ КАПИТАЛА. Именно поэтому, наряду с приходом в Хазарию и созданием там паразитического иудейского государства, практически в то же самое время в Западной Европе происходит свержение царской династии Русов-Меровингов. В Лето 6188 от С.М.З.Х. (679 год н.э.) на охоте во время сна был убит копьём Дагоберт II, а затем лишается власти Хильдерик II. Власть захватывают мажордомы -- Пипиниды. Власть переходит от царей Русов к мажордомам, другими словами -- хозяйственникам, за которыми стояли всё те же иудеи со своими капиталами:
   "...Западная ветвь Меровингов была истреблена во время того, что именуется "REGICIDE PEPINIDE" (по сути, ГЕНОЦИД высшей расы!), малая часть (по женской линии) слилась с Каролингами (в большинстве своём всё-таки ФРАНКАМИ). Феодальная же революция Капетингов (XI век) была совершена уже про-римскими и итальянскими землевладельцами. С тех пор ФРАНК во Франции -- это клошар, альбигоец, алхимик, "проклятый поэт"!.." ( Карпец В.И. "Русь, которая правила миром, или Русь Мiровеева". 32 с.)
   Получается странная ситуация: после свержения царской династии Меровингов в Западной Европе само слово ФРАНК становится нарицательным! Особенно подобное отрицание имени франков странно для Франции. Возникает противоречие, но это противоречие только на первый взгляд:
   "... Дело в том, что и СЛАВЯНЕ, и РУСЫ (равно, как и ФРАНКИ, и КЕЛЬТЫ) принадлежали (с точки зрения этнологии) к одному северо-арийскому этносу, сегодня именуемому ВЕНЕДАМИ. В прежние времена более бытовало имя, упоминавшееся у Страбона, -- Винделики, или Венделики (а Балтийское море -- Sinus Venedicus), при этом одно из их названий было ФРАНКИ (т.е. свободные), другое -- СЛАВЯНЕ...". (Карпец В.И. "Русь, которая правила миром, или Русь Мiровеева". 9 с.)
   Другими словами, в Западной Европе правила царская СЛАВЯНСКАЯ ДИНАСТИЯ РУСОВ, которых в тех краях называли ФРАНКАМИ, т.е. СВОБОДНЫМИ. А это означает, что все остальные свободными не были. И это не обязательно означает рабство всех остальных. Возможно, это означает только то, что правящая династия Меровингов была династией завоевателей-русов, которые пришли на земли изгоев Белой Расы (об этом говорилось раньше) и восстановили на землях ведическое мировоззрение. Тогда становится понятным и геноцид царского рода Меровингов, и всех франков-русов, которые относились к, так называемой, Первой Расе. Тогда становится понятно и то, почему переворот мажордомов поддерживается и высшими священниками культа Дионисия, за которыми стояли всё те же иудеи.
   Под Первой Расой следует понимать эволюционное положение касты русов в Славяно-Арийской иерархии. РУСАМИ становились и назывались люди, ДОСТИГШИЕ ПРОСВЕТЛЕНИЯ ЗНАНИЕМ, сумевшие преодолеть эволюционную фазу разумного животного. Эти люди составляли цвет нации, несли в себе лучшие качества народа. Любопытно и то, что в русском языке франков понятие царь было напрямую связано с культом Солнца, а слово князь -- КЪНАЗЬ на праязыке (т.е. на генном уровне) означает "К СОВЕРШЕНСТВУ (УТОНЧЁННОСТИ) ЗЕМЛИ ИМЕЮЩИЙ ОТНОШЕНИЕ" или просто, КЪНАЗЬ -- "СОКРОВЕННОСТЬ (УТОНЧЁННОСТЬ) ЗЕМЛИ"! (расшифровка Гриневича Г.С.) И именно из князей-русов Славяно-Арии, вне зависимости от того, где они находились, выбирали себе правителей-царей. В случае же Западной Европы, франки-русы были поставлены над покорёнными племенами изгоев из Славяно-Арийских племён, что привело к их изначальной обособленности от всех остальных и созданию династии Меровингов. Интересно и то, что франки-русы между собой общались на своём языке, который значительно отличался от кельтского и был... САНСКРИТОМ, а правильно сказать -- языком РУССКИМ, в современном понимании этого слова. Но об этом несколько позже, а пока, вернёмся к рассматриваемым событиям...
   Вырисовывается интересная картина. Практически одновременно с приходом иудеев в Хазарию, в Западной Европе происходит свержение царской династии Первой Расы -- Меровингов, которые стояли на ведических позициях. Захватившие власть мажордомы-хозяйственники свергнутой династии имели прямые связи с иудеями. Придя к власти, они позволяют жить иудеям в их странах по своим законам, другими словами позволяют создать иудейские мини-государства внутри своих. Кроме этого, иудеи получают уже при Каролингах многочисленные льготы, которые сохранялись в этих странах до XI века, когда произошла феодальная революция землевладельцев, и к власти пришла династия Капетингов. При Капетингах начинаются ГОНЕНИЯ НА ИУДЕЕВ. Но более четырёх столетий иудеи имели возможность нарабатывать свой первичный капитал при полной поддержке правителей Западной Европы, которые были ими повязаны "по рукам и по ногам". Одновременно с вольностями для иудеев при Каролингах происходит ГЕНОЦИД русской династии Меровингов и всей военной касты свободных РУСОВ, называемых ещё и франками. В Западной Европе иудеи уже чужими руками делают то же самое, что они делали в Древней Персии в V веке до н.э. и в Персии VI века н.э. -- ГЕНОЦИД высшей военной касты Славяно-Ариев, другими словами, всё тех же самых РУСОВ.
   Получается, что целью иудеев и на фазе накопления капитала был ГЕНОЦИД РУСОВ, которые составляли ЦВЕТ БЕЛОЙ РАСЫ, в которых сосредоточились лучшие гены Белой Расы. А природа СОЦИАЛЬНЫХ ПАРАЗИТОВ, кем на самом деле являются Тёмные Силы, проявляется в первую очередь в уничтожении носителей лучших генов, здоровых генов, обеспечивающих возможность сохранения и эволюции человека, как вида живых организмов. Таким образом, иудеи своими действиями реальными, а не вымышленными свершениями, ясно показывают, какому хозяину они служат -- Тёмным Силам Космоса, которые избрали их на Мидгард-Земле проводниками своих планов.
   С приходом эры феодалов на землях Западной Европы, иудеи продолжали совершенствовать свою стратегию и тактику по накоплению первичного капитала. Их час ещё не пришёл, но они и их хозяева терпеливо ждали своего часа, хотя правильно было бы сказать, что ждали и всеми возможными способами ускоряли, как могли, приход этого "часа". Но до тех пор, пока фундаментом социально-экономических систем на Мидгард-Земле были активные ниши, в первую очередь связанные с обработкой земли, они не могли рассчитывать на длительный успех при прямом захвате власти. Многие из иудеев, а особенно ИУДЕЙСКАЯ ЭЛИТА, превратились в СОЦИАЛЬНЫХ ПАРАЗИТОВ и СОЗИДАТЕЛЯМИ и ТВОРЦАМИ НЕ МОГЛИ БЫТЬ по определению.
   Потеряв в X веке Хазарский Каганат, иудеи потерпели серьёзное поражение, но их тайная война на этом не закончилась. Они несколько изменили свою тактику и стратегию. При разгроме Хазарского Каганата иудеи не потеряли основную часть награбленных богатств.
   Во-первых, основная часть награбленных ими богатств была распределена по их торговым факториям в разных странах.
   Во-вторых, их богатства в самом Хазарском Каганате были, в основном, в виде золота и серебра.
   Поэтому, ещё до разгрома хазарских наёмников, хазарские иудеи вывезли основные свои богатства за пределы каганата. Пришло время для более "тонкой" работы. Для открытых действий время ещё не пришло, разгром Хазарского Каганата хорошо показал это. И иудеи продолжили своё движение к заветной цели -- порабощению всей Мидгард-Земли... Когда в Западной Европе установился феодальный строй, при котором основу социально-экономической системы составляли землевладельцы и обрабатывающие землю, иудеи, кроме своей обычной практики, о которой говорилось раньше, применили несколько новых методов обогащения за счёт местных жителей. Появляясь в какой-нибудь стране, иудеи прежде всего преподносили богатые дары императорской семье, королевской семье или семье герцога, князя, графа, барона, другими словами -- семье правителя той страны, независимо от того, какой был титул у правителя.
   Причём, дары были не абы какие, а весьма специфические. Роскошные наряды и дорогие ювелирные украшения. Казалось бы, что в этом особенного, богатые подарки правителям, чтобы создать хорошее впечатление о себе и добиться разрешения для своего проживания и своей деятельности на землях данного государства. Другими словами -- задабривающая взятка. Но так поступали послы и купцы всех стран и народов во все времена, и тогда возникает закономерный вопрос, почему иудейские подарки специфические? Иудеи не были бы иудеями, если бы даже свои подарки не заставляли работать на себя и в прямом, и переносном смысле этого слова. Просто, подарками у иудеев были богато расшитые золотом и серебром, драгоценными камнями и жемчугом одеяния из парчи и шёлка. Но любопытным было то, что иудеи дарили не свои национальные богатые наряды, а наряды... принятые в обиходе данных стран, с "небольшими" добавлениями. А этими "небольшими" добавлениями были материалы доступные, в основном, ТОЛЬКО иудейским торговцам, и драгоценные камни, торговля которыми находилась, опять-таки, в руках всё тех же иудеев.
   Таким образом, иудейские "подарки" на самом деле оказывались "троянскими конями", и вот, по какой причине. Когда императорская или царская или королевская или... чета появлялись перед своими придворными в подаренных иудеями нарядах и в подаренных ими же украшениях, вся знать империи, царства, королевства и т.д., старалась от них не отставать и... обращалась ко всё тем же иудеям, чтобы приобрести у них для себя соответствующие наряды и украшения. И вот тут иудеи, имея полный контроль, запрашивали у аристократов за свои товары ЦЕНЫ, ВО МНОГО РАЗ ПРЕВЫШАЮЩИЕ РЕАЛЬНЫЕ. Почти полная монополия иудеев на торговлю в этих странах-государствах позволяла им назначать практически любые цены, так как никто не знал цен закупочных, и никто другой не имел нужных материалов и драгоценностей. Да и наряды шили всё те же иудеи-портные, ювелирные украшения делали всё те же иудеи-ювелиры. Другими словами, аристократам не оставалось ничего другого, как только принять "игру" на поставленных условиях. Иудеи играли на чувстве собственного достоинства и гордости, присущем аристократам. Не уронить честь семьи было для большинства аристократов, порой, важнее их собственной жизни. И соответствовать требованиям этикета двора было для аристократов важным фактором для поддержания фамильной чести.
   Таким образом, подарки венценосным особам пышных нарядов и украшений приводили к тому, что знать страны или империи заказывала у иудеев подобные же наряды и украшения и для себя, многократно переплачивая за это. Кроме этого, через подкупленных вельмож всё тех же венценосцев, иудеи "ненавязчиво" внушали им мысли о том, что просвещённые монархи должны покровительствовать искусствам, проводить балы, устраивать пышные охоты и выезды. А какой же венценосец не хочет прослыть просвещённым монархом!? За редким исключением, монархи больших или маленьких стран и империй желали оставить своим потомкам именно образ просвещённого человека и... начинали устраивать для своих подданных балы и охоты, на которых они сами появлялись в нарядах и украшениях, подаренных им иудеями. Вслед за ними, то же самое устраивали знатные аристократы, которые старались ещё и перещеголять друг друга. Также каждый монарх старался перещеголять своих соседей-монархов, чтобы только ему и никому другому, достался титул самого просвещённого монарха!
   Казалось бы, ничего плохого в том, чтобы оставить "след" в истории в качестве просвещённого монарха, покровителя искусств, вроде бы и нет... но всё дело в том, каким способом это делается! Балы венценосцев, наряды и украшения аристократов стоили огромных денег, золотых или серебряных монет, которые изымались из сокровищниц этих венценосцев и аристократов, и "перетекали" в бездонные карманы иудейских торговцев! После того, как большинство аристократов "обновляли" подобным образом свой гардероб и украшения своих жён и дочерей, к очередному балу иудеи преподносили венценосцам новые "подарки" -- ещё более роскошные наряды и ещё более уникальные украшения. И всё повторялось вновь. Аристократы вновь открывали свои сокровищницы и ... вновь звонкие золотые и серебряные монеты меняли своих хозяев. Всему бывает предел и, рано или поздно, в сокровищницах оказывается пусто. Но уже все включились в эту "игру", и никто не хотел ронять свою честь. "Старые" наряды и украшения уже не годились, и их стали нести к ростовщикам-иудеям, которые давали за них ничтожные цены. Для того, чтобы "изыскать" новые средства, вводились новые налоги, закладывалась недвижимость и, раньше или позже, и венценосцы, и аристократы оказывались по рукам и ногам "связанными" иудеями своими долгами. Достигнув такой стадии, иудеи "предлагали" своим должникам "простой" выход из щекотливого положения. Венценосцам предлагали аннулировать все долги за маленькое одолжение. Это "маленькое одолжение" заключалось лишь в позволении иудейским торговцам следовать за победоносной армией и скупать у неё всё, что доблестные воины будут желать продать за золотые и серебряные монеты.
   Но, о какой доблестной армии говорят "добрые" иудеи?! Ведь разговор идёт о долгах! При чём здесь армия, и почему иудеи просят о позволении следовать за ней и о праве скупать? Армия не шествует победоносно по своей собственной территории, подобное шествие возможно только по просторам соседей. А для этого нужно "всего лишь" ОБЪЯВИТЬ тому или иному соседу ВОЙНУ. Ведь это такая "мелочь" для доблестного монарха, ведь он всегда мечтал прославить своё имя великими деяниями, а что может быть "лучше" славы великого полководца!? А что казна пуста -- так это не беда. "Добрые" иудеи готовы дать деньги и на войну, а доблестный монарх рассчитается за это с ними своими трофеями. И "доблестному" монарху ничего другого не оставалось, как начать войну с кем-нибудь из соседей, благо повод для начала войны всегда найти несложно, в крайнем случае, можно и придумать повод. В случае, если "доблестный" монарх не пожелает оказать "добрым" иудеям столь малую услугу, то они (иудеи) будут "ВЫНУЖДЕНЫ" попросить его рассчитаться с ними по долговым распискам, а то им уже и детей "кормить" нечем.
   Таким образом, "бедный" монарх оказывается в полной зависимости от "добрых" иудеев, которые, шантажируя подобным образом, добиваются того, к чему стремились -- к началу военных действий. Любая война -- это суперприбыли для торговцев. Суперприбыли идут и от военных поставок, которые предоставляют "широкое поле" для финансовых махинаций, и ...суперприбыли получаются и от полученной иудеями монополии на скупку военных трофеев, включая военнопленных и захваченных мирных жителей. Иудеи ВСЕГДА КОНТРОЛИРОВАЛИ РАБОТОРГОВЛЮ, да и не только она приносила им сверхприбыли. Достаточно вспомнить о том, что традиционно после захвата какого-нибудь города, солдатам армии-победительницы предоставлялось право грабежа на три дня... И вот тут-то и появлялись "добрые" иудеи-скупщики, которые тут же предлагали избавиться солдатам от своей военной добычи, обменяв её на звонкую монету. Обычно жители городов прятали в первую очередь своё золото и серебро, которое не так легко было найти. Конечно, солдаты не церемонились с побеждёнными, и если им в руки попадались богато одетые люди или те, кто жил в богатых домах, они (солдаты) не брезговали и пытками, как средством для развязывания языков. Конечно, если они находили того, кому можно было "развязать" язык. И хотя им, бывало, и "везло" на этом поприще, чаще всего их добычей становились не золотые или серебряные монеты, а женские украшения, ценные вещи из домов, которые они грабили. Поэтому их награбленная "законная" добыча была довольно громоздкой и единственным выходом из создавшегося положения было избавиться от этой добычи быстрее, как только возможно, до выхода в поход. И тут появлялись "добрые" иудеи, которые скупали у победителей их добычу, давая им взамен звонкую монету. Но существовала некоторая особенность "иудейской доброты". Звонких монет иудеи давали очень мало по сравнению с реальной стоимостью "добычи". И этому было несколько причин.
   Во-первых, солдаты очень часто не знали реальной стоимости своей военной добычи и их просто обманывали. Иудеи грабили награбленное солдатами.
   Во-вторых, у солдат очень часто не было выбора, так как иудеи получали от монархов монополию на скупку военной добычи.
   Конечно, за армией шли толпы иудеев-перекупщиков, но между ними была договорённость о закупочных ценах, и солдату было просто некуда деваться -- или бросать свою добычу, чего им очень не хотелось, или отдать её иудеям-перекупщикам по предлагаемым ими ценам. Выбор, как видно, не был большим, и солдатам не оставалось ничего другого, как продать свою добычу с большими потерями для себя. В этом случае логика проста -- лучше что-нибудь, чем совсем ничего. И в подобном положении оказывались не только простые солдаты, но и сами венценосцы с их полководцами. Во время военных действий, пока война ещё не закончилась, обозы с военной добычей становились серьёзной проблемой. Далеко не всегда возникала возможность отправить эту добычу с достаточно сильным конвоем, а только в тех случаях, когда захватывались сокровищницы соседей. Во всех остальных случаях добыча аристократов попадала в руки всё тех же иудеев-перекупщиков, а очень часто её они брали в счёт долгов, которые были у аристократов. Погашение долгов происходило по ничтожным ценам, и требовалось огромное количество добычи, чтобы погасить долги, особенно учитывая те проценты, под которые иудеи давали деньги.
   В результате подобной политики иудеи не только доводили до обнищания страну, которая имела "честь" предоставить им крышу над головой, но и вынуждали своих добрых благодетелей развязывать войны, которые они сами очень любили, ведь только войны в состоянии дать суперприбыли за очень короткий срок, при минимальных затратах. А что при этом льётся кровь, страдают и погибают не только воины, но и маленькие дети и женщины, так ведь это же ГОИ! А чего их жалеть, ведь они же не иудеи! Ведь, согласно священным иудейским книгам, единственное предназначение гоев -- "служить" интересам иудеев, а что может быть лучшим служением гоя, как не обогащение иудеев! А то, что при этом гои умирают, так они должны быть счастливы только оттого, что им позволяли умереть, чтобы сделать богаче иудеев. Такова ПРАВДА и именно так написано в "священных" иудейских книгах, нужно только внимательно их прочитать. Именно об этом говорится в приведённых выше отрывках из Книги Иисуса Навина, которая является частью ВЕТХОГО ЗАВЕТА, и ИМЕННО ЭТО И ЕСТЬ СУТЬ ЕГО.
   Таким образом, иудеи, даже потеряв прямой контроль над Хазарским Каганатом, продолжали двигаться к поставленной цели. Их тактика и стратегия изменились, они стали больше предпочитать "дёргать за нужные ниточки", всё время оставаясь в тени. В этом случае они достигали желаемых результатов по накоплению первичных капиталов, но основную работу для них делали доверчивые гои. Особенно легко это стало делать, когда удавалось навязать гоям в том или ином виде рабскую мораль в виде культа Озириса. Этот культ имел разные названия в разных странах, но его суть оставалась той же -- философия рабства, как духовного, так и физического, которая заставляла человека почувствовать себя ничтожеством, стать ничтожеством, чтобы, возможно, быть спасённым к вечной жизни после смерти. Культ Озириса, построенный на основе Лунного культа, культа смерти и на чёрной магии африканских чёрных магов, как хамелеон, менял свои лица, но не менял своей сути, превращал людей в слепые орудия в руках кукловодов -- Тёмных Сил. При этом происходило не просто кодирование людей по классическим законам психотехники, но и убивалась в людях искорка творца, надолго, если не навсегда, лишая возможности человека почувствовать себя творцом, даже пускай в чём-то малом. И именно это было важнейшей частью подготовки иудеев к будущему захвату власти над Мидгард-Землёй... И не случайно, что именно с наступлением последней Ночи Сварога на племена и народы Белой Расы чумой и в прямом, и в переносном смысле этого слова, обрушились иудейские удары мощным психическим оружием -- Лунным культом Озириса. Тёмные Силы прекрасно понимали, что пока будет доминировать ведическое мировоззрение, их слугам не удастся захватить контроль над Мидгард-Землёй. Но каким образом Тёмным Силам через своих слуг-иудеев удалось всё-таки это сделать?! Ответ на этот вопрос простой -- находясь в Стране Рукотворных Гор, иудеи получили доступ к знаниям высшей касты Белой Расы, доступ к знаниям, на которые они не имели никакого права, не имели соответствующего уровня развития, позволяющего им понимать ответственность за последствия совершаемых действий. Как это произошло, изложено в легенде о Ра и Изиде.
   Только после получения ключей к знаниям Высших Посвящённых Белой Расы, иудеи получили в свои руки самое мощное оружие против Белой Расы. Об этом Тёмные Силы могли только мечтать! Только располагая этими знаниями, Тёмные Силы смогли разработать такое пси-оружие, которое оказывало очень сильное воздействие на основные массы людей, за исключением имеющих сильную генетику и развитую Сущность, другими словами -- лидеров. Именно носители генетики лидеров практически не поддавались на воздействие пси-оружия Тёмных Сил, даже если оно и разработано на основе сакральных знаний Белой Расы.
   Таким образом, была и ВТОРАЯ ПРИЧИНА для социальных паразитов уничтожать в первую очередь цвет нации. Напомню, что ПЕРВОЙ ПРИЧИНОЙ уничтожения Тёмными Силами истинной аристократии было то, что она (истинная аристократия) была носительницей и средоточием наиболее активной и деятельной генетики каждого народа или нации. А ВТОРОЙ ПРИЧИНОЙ геноцида истинной аристократии Белой Расы была невозможность для Тёмных Сил управлять оной посредством пси-оружия. Именно поэтому перед тем, как приступить к порабощению того или иного народа, Тёмные Силы руками своих верных слуг физически уничтожали именно носителей самой здоровой и мощной генетики. В Западной Европе с середины VII века до середины X века происходил геноцид, так называемой, Первой Расы -- царской касты Меровингов -- РУСОВ или, как их называли ещё -- ФРАНКОВ (свободных). Геноцид Первой Расы в Западной Европе в основном закончился, в аккурат, к началу последней Ночи Сварога. И именно поэтому к началу XI века практически все западноевропейские провинции Славяно-Арийской Империи были потеряны или находились в процессе отчуждения от оной. И это стало возможным только после уничтожения КАСТЫ РУСОВ. Ещё раньше -- то же самое, всё те же иудеи, уничтожили основную массу РУСОВ ПЕРСИИ в V веке до н.э., о чём рассказывается в Книге Есфири Ветхого Завета. Остатки РУСОВ ПЕРСИИ иудеи добили в середине VI века, во время организованной всё теми же иудеями революции Маздака. Так или иначе, на всех землях Славяно-Арийской Империи, где основную массу населения составляли либо СЕМИТЫ (серая подраса), либо ПОТОМКИ ИЗГОЕВ Белой Расы, Тёмные Силы посредством своих слуг-иудеев к НАЧАЛУ Последней Ночи Сварога уничтожили в основном всех РУСОВ, которые были правящей элитой этих народов. Только в чисто славянских землях, в которых, как ПРАВИТЕЛИ-РУСЫ, так и всё остальное население было в основном славянским, у социальных паразитов это не получилось.
   Только там, где Славяно-Арийский ведизм был жизненной нормой от самых низов, до самых верхов, иудеям не удалось поработить народы ни духовно, ни экономически. Но в будущем славянские земли ещё ожидала кровавая Ночь Сварога... К концу X века, даже после разгрома иудейского Хазарского Каганата, иудеи захватили паразитические экономические ниши во многих странах Европы, Северной Африки, Ближнего Востока и Малой Азии. За исключением чисто славянских земель, они просочились в социально-экономические системы государств Белой Расы, серой подрасы и в государства, где правили касты Белых людей (Рис. 39). Постепенно рос ПЛАНЕТАРНЫЙ ПАРАЗИТИЧЕСКИЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ОРГАНИЗМ. С захватом паразитических экономических ниш очередного государства, этот планетарный паразитический социальный организм становился всё сильней и сильней. И если каждый народ имел достаточно здоровых сил, чтобы не позволить своим собственным социальным паразитам получить доминирующее положение, то ни одно государство в отдельности не было в состоянии противостоять совокупной мощности создаваемого иудеями планетарного паразитического социального организма. И, хотя периодически тот или иной государственный лидер и проводил акции по ограничению иудейского паразитизма в своей стране, это практически никак не сказывалось на состоянии всего паразитического социального организма. Всегда находились соседи, которые были должны иудеям огромные суммы, и иудеи всегда находили возможность заставить их "заступиться" за их "бедных" собратьев по вере. Конечно, это не было официальной причиной начала многих войн, но это было РЕАЛЬНОЙ ПРИЧИНОЙ, почему многие войны начинались. Иудеи не могли допустить, чтобы кто-нибудь из прозревших пробудил от наваждения всех остальных, и они бы потеряли возможность прийти к МИРОВОМУ ГОСПОДСТВУ, которое и было ПРИЧИНОЙ ИХ РАССЕЯНИЯ. Очень часто правители, которые смогли прозреть их истинную Сущность, или неожиданно умирали от "неизвестной" болезни, или от руки наёмного убийцы, или свергались кем-то из их окружения, кто имел много амбиций, но мало прав, но зато имел большие тайные долги иудеям и получал их финансовую поддержку.
   Никогда иудеи не отплатили добром на добро, которое делали для них другие народы. Иудеи всегда предавали тех, кто предоставлял им крышу над головой, теми или иными манипуляциями отбирали добро хозяев и часто вместе с жизнью. Даже то, что не было ни одного народа, среди которого жили иудеи, который рано или поздно, раскусив их паразитическую природу, не отторгал бы иудеев, говорит само за себя. И причиной всему этому были только сами иудеи. Доказательство этого утверждения очень простое. Каждый народ принимал их с открытой душой, предоставляя свою землю для "убежища" "бедным" скитальцам, "вынужденным" покинуть свою Родину. И только после того, как иудеи показывали своим добродетелям своё настоящие лицо, наступал момент, когда их (иудеев) просили покинуть страну. Как это сделал арамейский (византийский) император Ираклий II в середине VII века н.э., как это сделал и английский король Ричард Львиное Сердце:
   "Король, побуждённый больше любовью к военной славе, чем суеверием, действовал с начала своего правления, как будто единственной целью его правительства была помощь Святой Земле, и освобождение Иерусалима от Сарацинов. Это рвение против язычников Ричард Львиное Сердце показал в Лондоне в день своей коронации, когда он сообщил о своём желании отправиться в крестовый поход, что и заставило их (иудеев) признать идею крестового похода не вредящей их интересам, и они вернулись к своим более прибыльным делам. Предубеждения того времени привели к тому, что предоставление денег под процент превратилось в ненавистное для людей ростовщичество: неизбежность толкала людей принимать грабительские условия ростовщиков и в подавляющем большинстве повсеместно подобные сделки оказывались в руках иудеев, которые и без этого не пользовались особой популярностью из-за их религии, к тому же, были бесчестны в своих сделках и вели свои профессиональные дела, одиозные сами по себе, жёстко и даже иногда выбивали из людей свои грабительские проценты прямым грабежом и вымогательством.
   Предприимчивость и скупость этих людей сделали их владельцами всей наличности, которая превратила иудеев в бездельников, живущих в роскоши. И роскошь они сделали новой модой среди англичан и других европейских наций, для поддержания которой иудеи предоставляли деньги под огромные проценты. Если правительство Генри тщательно защитило эту неверующую гонку от всех ограничений и противодействия, то рвение Ричарда послужило народным массам причиной для того, чтобы выразить свою враждебность по отношению к иудеям. Король выпустил указ, запрещающий им показываться на его коронации; но некоторые из них решили преподнести ему дорогие подарки от их нации, предполагая, что этим смогут добиться его расположения. Когда иудеи с приношениями появились перед ним во дворце, во время обеденного приёма, и Ричард узнал, о причине их аудиенции, они были выставлены с оскорблениями в присутствии свидетелей; иудеи стали испуганно разбегаться преследуемые людьми; быстро распространился слух, что король издал приказы уничтожить всех иудеев; команда, столь приятная, была выполнена немедленно, как только достигла народных масс; люди, движимые жадностью и справедливым возмущением, врывались в иудейские дома, убивая их владельцев. (The History of England, from the invasion of Julius Cesar to the revolution in 1688., In eight volumes. By David Hume, Esg. Published: Edinburgh, 1805. Volume II, pages: 3, 4.)
   Обычный иудейский погром вспыхнул в Лондоне с небывалой яростью. Жители других городов Англии, услышав об этой резне иудеев в Лондоне, стали делать то же самое и в своих городах. В Йорке пятьсот иудеев, убив собственных жён и детей, бросали их трупы со стен на народные массы; и затем подожгли сами свои собственные дома. Местное дворянство, все те, кто был должниками иудеев, бросились в собор, где хранились их долговые расписки, и торжественно сожгли их перед алтарём. Составитель "Анналов нерешительных", в связи с этими событиями, благодарил Всемогущего за то, что он послал кару на эту бесчестную расу". ("История Англии, от вторжения Юлия Цезаря до революции 1688 года". В восьми томах. Дэвид Хум, Esg. Издано: Эдинбург, 1805. Том 2, с. 3, 4.)
   Практически не было страны, которая бы, предоставив иудеям "убежище" на своей территории, раньше или позже не потребовала бы у них покинуть свои пределы. Иногда это сопровождалось погромами, иногда нет, но возникает простой вопрос: почему, где бы ни принимали иудеев другие народы, раньше или позже, возникала ситуация, в результате которой их или выгоняли, или просили покинуть страну?! И что самое интересное, у всех народов, среди которых проживали иудеи, возникало отрицательное отношение к ним. Не могут все народы, имеющие разные культуры, верования и представления, ошибаться в одном и том же вопросе -- в своём отношении к иудеям. Причина такой неприязни к иудеям у народов и племён разных рас весьма простая -- паразитический образ жизни самих иудеев, по крайней мере, их правящей элиты. Они, захватывая паразитические ниши в любой социально-экономической системе, начинали целенаправленно грабить народы, предоставившие им убежище. Никто просто не подозревал, что сказки о преследованиях и неизбежности оставления Родины, являются просто великолепной "дымовой завесой", предназначенной для прикрытия реальной причины скитаний иудеев по белому свету -- ПАРАЗИТИЧЕСКОЙ СУТИ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Для того, чтобы скопить в своих руках огромные финансы, им было просто НЕОБХОДИМО превратиться в ГРАБИТЕЛЕЙ НАРОДОВ.
   Земли Иудеи, вне зависимости от того, как они назывались или называются, были весьма бедны, как растительной и животной жизнью, так и своими недрами. Да если бы это и было бы по другому, большинству иудеев, ох, как не хотелось бы своим потом и кровью добывать себе кусок хлеба насущного. Куда проще отобрать уже готовый "кусок хлеба" и не у одного народа, а у многих, а если получится -- то и у всех. И не случайно в Славяно-Арийских Ведах говорится о том: "...Но отсутствие желания трудиться, объединит Чужеземцев, и покинут они страну Гор Рукотворных, и расселятся по всем краям Мидгард-Земли...". Отсутствие желания трудиться -- другими словами, желание паразитировать -- заставило иудеев блуждать по миру, а не какая-то реальная угроза их уничтожения. Много ли было можно отобрать у своих же иудеев, проживающих в полупустыне, в которой даже пресной воды всегда не хватало? И не случайно эти земли наши предки Славяно-Арии прозвали "Палёным Станом", со временем трансформировавшимся в одно слово -- Палестина, которое в английской транскрипции произносится, как ПАЛЕСТАЙН. Слово Палестина пришло в русский язык, пройдя "испорченный телефон" английского языка. Русское название ПАЛЁНЫЙ СТАН в английском варианте записывалось, как Palestine, и в этом виде вернулось в русский язык уже, как английское слово, хотя по-английски оно произносится, как палестайн -- всё тот же Палёный Стан. Но это уже другое повествование...
   И тогда предельно ясно становится предназначение иудеев, переданное им от их Бога Яхве: "...Тогда сказал Господь Иисусу: вот, Я ПРЕДАЮ В РУКИ ТВОИ ИЕРИХОН и царя его, и находящихся в нём людей сильных...". И таких "подарков" от Бога иудеям можно найти великое множество в Ветхом Завете! Так или иначе, причина ОТРИЦАТЕЛЬНОГО ОТНОШЕНИЯ К ИУДЕЯМ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕХ НАРОДОВ лежит в их паразитической природе. Иудеи стали НАРОДОМ-ПАРАЗИТОМ, паразитирующим на всех остальных народах. Везде, где бы они ни появлялись, коренные народы беднели, всегда возникали разные социальные катаклизмы. И если в любом народе паразитические элементы составляли подавляющее меньшинство, то, в случае с иудеями, ситуация зеркальная -- паразитические элементы составляют подавляющее большинство!
   2.26. Завершение у иудеев фазы первичного
накопления капитала к началу эры капит
ализма
   Таким образом, перемещаясь из страны в страну, всё больше и больше набивая свои "карманы" золотом и серебром гостеприимных хозяев, иудеи накапливали первичный капитал, чтобы в нужный момент осуществить своё предназначение. А это время неизбежно приближалось. Стадия первичного накопления капитала иудеями приближалась к своему завершению. Развитие социально-экономических организмов разных стран, хоть оно и было неравномерным, приводило к тому, что в той или иной стране начали формироваться капиталистические экономические отношения. Именно с ПОЯВЛЕНИЕМ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ, НАЧИНАЕТСЯ ЭРА ИУДЕЙСКОГО ЗАХВАТА ОСНОВНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПОЗИЦИЙ В ЭТИХ СТРАНАХ. И причина этого качественного изменения состояния социально-экономического организма Мидгард-Земли -- в появлении и развитии промышленного производства.
   ПРОМЫШЛЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО постепенно стало ДОМИНИРУЮЩИМ И ОПРЕДЕЛЯЮЩИМ среди АКТИВНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ НИШ. Что вполне закономерно. Особенность промышленного производства заключается в том, что для его организации и развития необходим ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ, притом, немалый. Сам КАПИТАЛ НЕ ПРИВЯЗАН ни К ЗЕМЛЕ, ни К ГОСУДАРСТВУ, ни К КУЛЬТУРЕ, ни К РЕЛИГИИ. Капитал "привязан" К ФИЗИЧЕСКИМ ЛИЦАМ, им обладающим. ДЕНЬГИ НЕ ИМЕЮТ НИ НАЦИОНАЛЬНОСТИ, НИ СОВЕСТИ, НИ ПОРЯДОЧНОСТИ. Всеми этими качествами обладают (или не обладают) ЛЮДИ, ВЛАДЕЮЩИЕ ЭТИМИ КАПИТАЛАМИ. Именно такого момента развития социально-экономического организма стран и дожидались СОЦИАЛЬНЫЕ ПАРАЗИТЫ. Именно для этого они столь активно и обширно занимались накоплением первичного капитала приведёнными выше способами. Созданная иудеями надгосударственная паразитическая система ОЖИДАЛА ИМЕННО ЭТОГО УРОВНЯ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОРГАНИЗМОВ ГОСУДАРСТВ. Потому, что только на этом этапе развития цивилизации они получили возможность, не показывая своего лица, не разоблачая себя действиями, как это было ранее, приступить к реальному и полному захвату Мидгард-Земли. К захвату власти на Мидгард-Земле, да ещё так, что подавляющее большинство людей даже не поняли того, что их уже превратили в рабов, которые продолжают думать, что они свободны и независимы. И это не означало, что не могло быть капиталов у людей других национальностей. Только капиталы этих людей были не в состоянии конкурировать с гигантскими капиталами, накопленными иудеями за более, чем две тысячи лет существования их паразитической социальной системы.
   Но даже при наличии такой, в прямом смысле этого слова, единой надгосударственной паразитической системы, иудеи не спешили занимать все интересные для них экономические ниши. Они сначала позволяли национальным капиталам в подконтрольных им странах провести всю грязную и подготовительную работу по созданию промышленных производств и только после того, как эти промышленные производства достигали оптимальных "оборотов" своей работы и максимальной прибыли от вложенных капиталов, иудеи, используя своё доминирующее положение в международной торговле и свои почти неисчерпаемые финансовые ресурсы, просто доводили интересные для них промышленные производства до вынужденного банкротства и получали в свои руки практически даром уже прекрасно отлаженные на "чужие" капиталы, функционирующие производственные мощности.
   Другими словами, они спокойно ждали, пока другие день за днём, год за годом, выращивали "дерево" производства, и только, когда это "дерево" начинало приносить "плоды", только тогда они прибирали к своим рукам и "плоды", и "плодоносящее" производственное "дерево". Социальные паразиты остаются оными всегда. А если, по тем или иным причинам, у них подобное не получается, то тогда они прибегают к хорошо продуманной и проверенной на практике тактике революций. Когда столь желанные для них промышленные мощности попадают в их руки не только даром, но и уничтожаются под корень мешающие им классы или сословия тех или иных стран и народов. Таким путём они не только захватывали созданное трудом других народов и наций, но и попутно избавлялись от возможного сопротивления со стороны обворованных ими народов и наций. Но промышленное производство и связанные с ним капиталистические отношения возникали в странах не одновременно, поэтому иудеи подминали под себя одну страну за другой, по мере того, как в них возникала развитая структура промышленного производства. Капиталистические экономические отношения зарождались внутри феодальных и поэтому во многих странах, где это происходило, за капиталом стояли национальные кадры, частью из национальной аристократии, частью из зарождающегося нового класса -- национальной буржуазии. Национальная буржуазия впитала в себя наиболее активные элементы каждой из наций. Именно на плечи национальных буржуазий и части прогрессивно мыслящей аристократии легло основное бремя переходного периода от феодальных экономических отношений к капиталистическим. Именно эти национальные силы стали первопроходцами новых экономических отношений, и именно они создавали новую экономическую инфраструктуру своих стран. Иудеи в большей своей части выступали в роли наблюдателей и ростовщиков нового экономического строя. Только после завершения переходного периода они чаще всего появлялись на экономической "арене" со своими практически неограниченными ресурсами. И тихо, и незаметно, очень часто через подставных лиц, захватывали в свои руки наиболее важные и доходные промышленные отрасли, оставляя для "местных" промышленников те из производств, которые были наиболее трудоёмкие и с минимальными прибылями. Причём, процесс перераспределения собственности из национальных "рук" в "руки" иудейские шёл, в большинстве случаев, довольно медленно (Рис. 40).
   Всё это делалось для того, чтобы не спровоцировать отрицательной реакции на подобные действия со стороны здоровых национальных сил. Медленно, но верно, шаг за шагом, используя свои капиталы, иудеи в первую очередь захватывали средства массовой информации, финансировали научные разработки (конечно, выгодные для них) и традиционно захватывали индустрию развлечений. Проникали в государственные структуры, как напрямую, так и через своих марионеток. Проникали в системы образования и культуры, и постепенно начинали разрушать национальные традиции и культурное наследие, навязывая людям через средства массовой информации ложные и примитивные нормы поведения. Разрушая национальные культуры, иудеи навязывали людям аморальные принципы, стараясь превратить людей в разумных животных, через навязывание, в первую очередь, молодёжи, аморальности, беспринципности, самолюбования и личного эгоизма. Через средства массовой информации и различные средства "культурного" воспитания, подросткам и молодым людям вбивались понятия о том, что удовлетворение своих личных физиологических потребностей является высшим смыслом жизни. Что никакой любви между мужчиной и женщиной нет, и не может быть, а существуют только инстинкты размножения и ничего более. Поэтому не стоит забивать голову всякой романтической ерундой, придуманной ханжами, а просто... УДовлетворять свои физиологические потребности по необходимости, ибо это хорошо для здоровья. Для молодых людей, которые проходят через гормональное созревание и испытывают на себе природную гормональную атаку, такие заявления снимают контроль сознания, и животное начало начинает доминировать в них. Сексуальная свобода, которую иудеи навязывают через свои и подконтрольные им средства массовой информации, на самом деле означает сексуальное рабство, когда человек превращается в раба своих желаний. Именно с разрушения морали иудеи приступают к разрушению института семьи, как фундамента любой социально-экономической системы любого государства.
   2.27. Этапы постепенного порабощения Белой Расы
Тёмными Силами во второй половине Ночи Сварога
   Следующим этапом подготовки к захвату той или иной страны является замена истинных событий прошлого народов фальсификацией, основанной на доктрине избранности и особенности иудейского народа. На первом этапе этого процесса народам навязывается религия, которая до конца XI века называлась греческой (культ Дионисия), а с начала XII стала называться христианской. Навязывание народам Белой Расы подобных религий служило весьма далёким целям, условия реализации которых возникли только при развитии капиталистических отношений.
   Эти религии несли в себе несколько разрушающих идеологических программ. Кроме того, народам Белой, а потом и других рас, подспудно прививали мысль об исключительности иудеев. К примеру, христианство имеет в своей основе Ветхий Завет. Ветхий Завет, который на самом деле представляет собой Талмуд, адаптированный для не иудеев. И через этот адаптированный для не иудеев Талмуд народам навязывается идея об избранности иудейского народа, в котором реальные события из прошлого народов заменяются фальсификацией. Фальсификацией, в которой иудеям отводится решающая роль в создании современной цивилизации, и они (иудеи) преподносятся, как создатели самой современной цивилизации. Таким образом, уже на уровне подсознания с детских лет всем неиудейским народам через религию закладывается мысль об особом предназначении и избранности иудеев. В то же самое время, навязываемые иудеями религии несут в себе извращённое представление о женщине и женской природе, когда само материнство объявляется грязным и порочным грехом. Пороком объявляется и близость между мужчиной и женщиной, чувство любви мужчины к женщине объявляется искушением дьявола! Подобные догмы навязывались людям в течение столетий, навязывались с безумной жестокостью и именем веры в Бога, несущего с собой любовь!
   Постепенно истинные понятия и традиции тысячелетий забывались потомками, и у них оставались только навязанные иудеями искажённые представления. Паразитическая система развивалась и основательно готовилась к переходу к глобальному наступлению. Но перейти в наступление они не решались, пока ещё держалась Великая Славяно-Арийская Ведическая Империя, которая на европейских картах называлась Великой Тартарией. Только после поражения этой империи в войне со своей бывшей провинцией -- Московской Тартарией, во главе которой стояла проиудейская династия Романовых, иудеи получили свободу для своих действий. Эта, по сути дела, гражданская война -- война между русскими -- по своей сути была Первой Мировой Войной современности. Так как за спиной Империи Романовых стояли западноевропейские страны, настроенные проиудейски, да и сама война финансировалась на иудейские деньги, что уже давно стало обычным явлением. Эта война была ключевым событием современности и продолжалась она почти четыре года -- с 1772 по 1775 годы. После поражения в этой войне Славяно-Арийской Империи, ВСЯ ИСТОРИЯ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА БЫЛА ПЕРЕПИСАНА ЗАНОВО, полностью сфабрикована в угоду иудеям. Все свидетельства реальной истории человечества уничтожались. Из современной истории исчез и сам факт существования Славяно-Арийской Империи, которая в первом издании Британской Энциклопедии от 1771 года описывается, как самая большая страна мира. Уже во втором издании об этой империи не говорится ни слова, а гражданская война между войсками Романовых и войсками Великой Тартарии, которая столь кардинально изменила современность, объявляется подавлением восстания казаков и крестьян под предводительством Емельяна Пугачёва!
   Победитель творит всё, что ему пожелается. И только после уничтожения Славяно-Арийской Империи, иудеи осмеливаются перейти к началу осуществления своего плана захвата мирового господства. Именно с началом девятнадцатого века иудеи начинают активно вкладывать награбленные за тысячелетия капиталы в экономику многих стран Белой Расы. Постепенно вытесняя из наиболее прибыльных отраслей промышленности национальные кадры. К началу двадцатого века в экономиках большинства европейских стран иудейский капитал занимал доминирующее положение и, хотя формально в этих странах правили "национальные" правительства, на самом деле это было иллюзией. Используя всё тот же "институт иудейских невест", иудеи проникли и в европейскую аристократию. Обедневшие английские, французские, немецкие и т.д. аристократы, ради богатого приданого, женились на богатых иудейках. Получая титул и имя своего отца, дети, рождённые в таких смешанных браках, воспитанные в иудейских традициях, будучи и по крови, и по духу иудеями, а для всей остальной публики -- блюстителями интересов той или иной нации, направляли экономику и политику "своих" стран в выгодном для иудеев направлении. И не имеет значения тот факт, что они ходили в христианские или другие церкви, внешне демонстрируя приверженность к той или иной религии, культуре, народу или нации, не имеет значения то, что они давали клятвы верности народу и т.д. По иудейским законам любые клятвы, обещания, договоры с НЕ иудеями, не являются обязательными для исполнения! Даже наоборот -- всеми иудейскими законами поощряются подобные действия, если они служат для приближения реализации "Великой" цели иудейского народа -- мирового господства. И это -- не наговор. Достаточно открыть и почитать Тору или Талмуд, и желающие смогут найти сотни примеров в этих "святых" книгах, подтверждающих подобный подход.
   По иудейским законам, клятвы, обязательства, договоры необходимо выполнять только по отношению к иудеям, а в отношении всех остальных (не иудеев) сказано чётко и ясно то, что все оные НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ЛЮДЬМИ, не являются даже животными, и поэтому невыполнение по отношению к этим существам любых обязательств и клятв -- богоугодное дело, особенно, если при этом получена та или иная прибыль или выгода. Таким образом, с появлением промышленного производства и капиталистических отношений в обществе, иудеи начинают активно внедряться, используя наворованные капиталы, и в остальные категории экономических ниш. Иудейский капитал стал проникать в категорию активных экономических ниш, так как промышленное производство основывается на капитале, а к моменту возникновения оного, большинство свободных, не "привязанных" к земле капиталов находилось в иудейских руках, в результате иудейской тактики, описанной выше. Подобное стало возможным только потому, что для организации промышленного производства необходимо вложить довольно большие денежные средства, которые должны быть свободными. Конечно, свободными финансами обладали не только иудеи, но большинство национальных капиталов были разрознены, не представляли из себя единой системы, в то время, как иудейские капиталы были объединены в одну систему, и размеры капиталов, контролируемых ими, были просто несоизмеримы с отдельными капиталами даже очень богатых людей. Поэтому все, сколько-нибудь интересные для иудеев промышленные предприятия рано или поздно оказывались в их руках.
   Но иудеи обычно предпочитали подождать, пока гои создадут и развернут то или иное производство до высокой прибыльности, чтобы после этого всеми правдами и неправдами довести эти предприятия до банкротства и за бесценок купить оные, которые немедленно после их покупки, как "по-щучьему велению", вновь становились доходными. Паразитическая система остаётся паразитической во всём и всегда! У иудеев отработана специальная система по доведению до банкротства интересующих их промышленных производств. Для этого они привлекают и подконтрольные им средства массовой информации, и государственно-бюрократические институты власти, а, порой, и прямой разбойный захват имущества посредством организованных по одному и тому же сценарию "народных" революций (Рис. 41).
   Но революции иудеи стараются применять только в тех случаях, когда другие способы невозможны. Всё дело в том, что во время "народных" революций иудеи вынуждены себя засвечивать, чего они очень не любят делать. "Народная" революция в Персии в конце V века нашей эры и Великая "русская" революция начала XX века -- наглядное подтверждение этому. Особенно в этих революциях они показали свою истинную суть, которую обычно они скрывают за маской несчастного народа, потерявшего свою Родину. Поэтому революция у иудеев является последним оружием. Наиболее эффективным иудейским оружием является война, когда они стоят за спинами воюющих сторон, спокойно собирая "пенки" с войны, сами оставаясь в тени. Наиболее ярким примером этого является Вторая Мировая война 1939-1945 годов. Приход к власти в Германии Гитлера (Шикльгрубера), кстати -- австрийского иудея по материнской линии, наглядное подтверждение этому. После поражения в Первой Мировой войне 1914 года, кукловодами которой опять-таки были иудеи, Германия была безжалостно ограблена Антантой по Версальскому мирному договору. На 1933 год Германия была нищей страной. Безработица, полное отсутствие военной промышленности, со "скрипом" работающая остальная промышленность, точнее то, что от неё осталось после репараций победителям. Короче -- почти полная разруха во всём. И вот Адольф Гитлер становится в 1933 году канцлером Германии, и уже через несколько лет в стране нет безработицы, наблюдается необычайный подъём развития экономики, в основном той, что связана с войной. Внедряются самые передовые технологии того времени, особенно военные технологии, страна активно милитаризуется! Весь мир обсуждает экономическое чудо Германии 30-х годов. Но это экономическое чудо связано, в основном, с военными производствами, которые сами по себе являются потребителями капитала, а не создателями оного, если, конечно, военная продукция не продаётся другим странам. Но в случае Германии того времени, её военная промышленность работала только на обеспечение своих собственных нужд.
   А всё это требует золота, очень много золота, которого у Германии после Первой Мировой войны просто не было! Но, тем не менее, оно появилось и появилось в достаточном количестве, чтобы обеспечить полную милитаризацию Германии. И всем хорошо известно, что в Германии не нашли философского камня, чтобы превращать свинец в золото. Функцию "философского камня" для Германии, в основном, выполнила Нью-йоркская Биржа, которая полностью контролировалась и контролируется до сих пор иудеями. В фашистскую Германию американские иудеи вложили огромные финансы. И это происходит во время Великой Депрессии, когда, казалось бы, каждый доллар, как воздух, был нужен самой Америке. Но это противоречие существует только на первый взгляд, а на самом деле всё как раз-то наоборот, наблюдается реализация чётко продуманной программы. Для того, чтобы всё стало на свои места, необходимо вернуться в самое начало двадцатого века...
   Революции бывают разные. Мало кто даже заметил иудейскую финансовую революцию в Соединённых Штатах Америки 1913 года! Какая ещё тут революция, да ещё финансовая, да ещё в США?! Несуразица получается. Но давайте не спешить с выводами, а спокойно разберёмся. Во всех странах чеканка монет и печатание денежных знаков всегда контролировалось государством и только государством. Во все века фальшивомонетчики наказывались очень жестоко. Деньги -- это "кровь" любого государства. Деньги -- это и рычаг управления экономикой. Так вот, в 1913 году президент США Томас Вудро Вильсон передал право эмиссии доллара Федеральному Резервному Банку США. Кажется, всё в порядке, Федеральный Резервный Банк и должен напрямую заниматься финансами! Он же и называется Федеральным Резервным Банком. Почти всех, сбивает с толку название банка -- Федеральный Резервный. Но очень мало кто знает, что Федеральный Резервный Банк -- ЧАСТНЫЙ БАНК и принадлежал в то время финансовой группе -- Ротшильд, Рокфеллер & Морган. А теперь необходимо пояснить, что такое эмиссия доллара. Эмиссия доллара -- это право печатать денежные знаки.
   Так вот, с 1913 года Совет Директоров частного банка стал решать, сколько и когда нужно напечатать денежных знаков Соединённых Штатов Америки! Такого не было никогда и ни в одной стране! Частные лица решают, сколько и когда печатать денег в государстве! И, что самое интересное, все эти частные лица -- ИУДЕИ! В то же самое время, все остальные банки этого права не получили и не получат никогда. До 1913 года в США большинство банков принадлежали не иудеям. Странная ситуация получается. В США, в создании которых иудеи не принимали практически никакого участия, а стали туда массово съезжаться только тогда, когда все войны с индейцами и Мексикой были позади, как позади была и гражданская война Севера с Югом (1861-1865). Мощная волна иудейской иммиграции в США началась в конце девятнадцатого века, в начале двадцатого. И право на эмиссию доллара получает частный банк, который контролируют иудеи. Весьма странный расклад со всех сторон, не говоря уже о том, что печатать денежные знаки государства, по идее, должен государственный банк, а не частный.
   Всем хорошо известно: кто контролирует финансы, контролирует страну. В силу этого, с 1913 года Соединённые Штаты Америки контролируются иудейскими финансистами. В принципе, захватив власть в стране через финансовую "революцию", иудеи приступили к своим дальнейшим планам по достижению мирового господства. Для достижения оного они использовали свои традиционные методы. Уже на следующий год они развязывают Первую Мировую войну, чтобы или уничтожить, или значительно ослабить тех, кто стоял у них на пути к мировому господству. И этими странами в то время были европейские страны, и главным "бельмом в иудейском глазу" была Российская Империя. Все знают, что поводом для начала этой войны было убийство в Сербии крон-принца Фердинанда. Все как-то обходят молчанием личности убийц крон-принца, о них практически ничего не известно, как это ни странно. Такое "безразличие" к личностям убийц не совсем случайное. Всё дело в том, что убийцы крон-принца -- иудеи по происхождению! И, что самое интересное, на допросах после своего ареста они утверждали, что получили приказ на убийство крон-принца из своего иудейского штаба в США. Интересно получается: сионисты в Сербии убивают крон-принца Фердинанда по приказу из сионистского штаба США. Обычно повод для войны создают те, кому она максимальна выгодна. Следуя этой формуле, Первая Мировая Война в Европе, в первую очередь, была выгодна сионистам США. И опять получается, "пенки" от Мировой Войны собирают иудеи, потому что все участники этого первого мирового конфликта не только теряли на полях сражений своих молодых парней миллионами, не только с войной приходила разруха и лишения в воюющие страны, но и эти страны тратили на войну свои стратегические запасы золота! И куда же это золото "текло" широким потоком?! В основном, в бездонные карманы всё тех же иудейских финансистов, многие из которых обосновались в США. Военные поставки всегда приносили сверхприбыли.
   Кроме получения прибылей, американские иудеи преследовали ещё одну свою заветную цель -- свалить Российскую Империю, своего основного противника. По всем легендам и предсказаниям, именно с России начнётся Золотая Эра Человечества. А в этой Золотой Эре нет места паразитической системе, созданной иудеями. В принципе, основной целью Первой Мировой войны было ослабление или уничтожение Российской Империи. И в какой-то степени это иудеям удалось. В принципе, нападки на Россию практически не прекращались в течение всей Последней Ночи Сварога. Но особенно тяжёлые атаки произошли в предрассветное время Ночи Сварога. Не зря же говорят, что перед рассветом ночь наиболее темна... и это в полной мере относится к Последней Ночи Сварога, по приведённым ранее причинам.
   Американские иудейские финансовые круги подготовили свой первый удар на Дальнем Востоке. За японско-русским конфликтом 1904-1907 годов стояли именно они. Ситуация вокруг Порт-Артура была спровоцирована американскими иудеями. Любопытны некоторые факты этого конфликта, которые "почему-то" выпали из поля зрения официальной "науки". Например, многие военные корабли дальневосточной эскадры были построены на американских верфях, так же, как и японские. Только по заказу Морского Адмиралтейства Российской Империи в США строились скоростные военные корабли в ущерб надёжности. Нужная скорость "достигалась" американскими кораблестроителями не за счёт конструктивных решений или улучшения качества броневой стали, что позволило бы уменьшить вес брони, не уменьшая надёжности оной, а весьма оригинальным способом. Так как в контракте говорилось только о требованиях к скорости, американские "друзья" выполнили это самым простым способом. Они сняли броню везде, где было только можно и где было нельзя! Броневые плиты были убраны даже у палубных орудий, были убраны и броневые перегородки между внутренними отсеками кораблей. После чего, почти любая пробоина вела к неизбежному затоплению корабля. Любопытно и то, что на строящихся на тех же самых верфях Сан-Франциско военных кораблях для японцев, всё было, как положено.
   Странная только на первый взгляд позиция американских кораблестроителей, тем не менее, навряд ли спасла бы японский флот от полного разгрома, если бы не "дружеская" рекомендация англичан. Англичане передали рекомендацию намочить пироксилин при проходе русской эскадры через экваториальные и тропические воды, якобы, чтобы не допустить его самовозгорания. На самом деле, никакого самовозгорания пироксилина просто не могло быть по одной простой причине. Высокая влажность воздуха в экваториальных и тропических водах делает такое возгорание просто НЕВОЗМОЖНЫМ! Кстати, сами англичане пироксилин на своих военных кораблях при проходе через те же самые воды не мочили. Наверно, их пироксилин был "жароустойчивым" и не возгорался сам по себе в условиях 100% влажности.
   Русский пироксилин всем этим "не обладал" и самовозгорался. Но переданный через дипломатические каналы совет превратился в приказ адмиралу, ведущему русскую эскадру, и никакие возражения моряков по этому поводу не были приняты. В результате такого "дружеского" совета англичан, две трети снарядов, выпущенных по японским военным кораблям, пробив борта этих кораблей, НЕ РАЗОРВАЛИСЬ как раз-то из-за мокрого пироксилина в снарядах! Когда после Цусимского сражения японцы посчитали пробоины и неразорвавшиеся снаряды, то пришли в ужас оттого, что было бы с их эскадрой, если бы эти снаряды взорвались, как это должно было быть. А если бы пироксилин не был бы сырым, то после первых двух залпов русской эскадры у японцев не осталось бы НИ ОДНОГО военного корабля. Российская Империя выиграла бы войну после первого же сражения. Но мокрый пироксилин и отсутствие должной брони и перегородок на военных кораблях, сделали своё грязное дело, в результате чего Россия осталась без дальневосточной эскадры, и Порт-Артур попал в осаду. Но и в этом случае японцы потерпели бы поражение, если бы в эти критические дни большевики (в подавляющем своём большинстве -- бывшие бундовцы, иудейские "революционеры") не организовали на японские деньги, так называемую, "первую русскую революцию" (читай: первую иудейскую революцию 1905-1907 годов). Эта "революция" была организована на японские деньги, но мало кто знает, что на самом деле это были деньги всё тех же американских иудеев, которые специально для этой цели предоставили Японии огромный кредит. Хорошие же были у России "союзники" -- Англия и США!
   Но даже и после поражения России в дальневосточном конфликте из-за саботажа англичан и американцев, Россия не ослабела, а, наоборот, в ней начался небывалый экономический подъём, который был остановлен с началом Первой Мировой Войны, за кулисами которой стояли всё те же американские иудеи. Просто они прекрасно понимали, что если не остановить Россию на этапе её экономического роста, её невозможно будет остановить вообще! Убийство иудейскими "революционерами" крон-принца Фердинанда в Сербии, который был наследником Австро-Венгерского престола, привело к объявлению войны Австро-Венгерской империей маленькой Сербии, у которой был договор о взаимопомощи с Российской Империей. Австро-Венгерская империя имела соответствующий договор с Кайзеровской Германией и т.д., и т.п. В результате разразилась, так называемая, Первая Мировая война. Для русской армии война началась довольно неудачно. Основной проблемой русской армии было снабжение. Поставки боеприпасов, продуктов питания, обмундирования и фуража были нерегулярны. Очень часто на линию фронта приходили боеприпасы не того калибра, продукты питания оказывались некачественными, обмундирование приходило не в комплекте. Короче, налицо был откровенный саботаж поставок фронту.
   Но самое любопытное было то, что, в основном, поставками русской армии занимались иудеи. Поэтому вполне понятно, кто организовывал саботаж поставок армии, хотя императорская казна за поставки для армии платила сполна полноценным золотом. Против Российской Империи действовали враги, как внешние, так и внутренние. И вне, и внутри страны в основном это были иудеи. "Внешние" иудеи организовали Первую Мировую войну (так она отражена в современной хронологии), а внутренние иудеи саботировали империю изнутри. "Притесняемые" в Российской Империи иудеи к 1914 году в основном контролировали поставки продовольствия не только для армии, но и крупнейших городов империи. Да и не только продовольствия. Премьер-министр Российской Империи граф С.Ю. Витте немало для этого сделал. Графом С.Ю. Витте стал только по величайшему повелению императора Николая II за "великие заслуги" перед империей. Этими "великими заслугами" было то, что он заключил "почётный" мирный договор с Японией, по которому все Курильские острова и половина острова Сахалин переходили к Японии, не считая того, что Российская Империя потеряла Порт-Артур, и её влияние на Дальнем Востоке значительно уменьшилось. Это весьма устраивало, как Японию, так и Англию, и США. Напомню, что С.Ю. Витте с 1892 года по 1903 год был министром финансов. И именно на нём лежит в основном вина за поражение Российской Империи в войне с Японией. И хотя заказ на постройку военных кораблей для российского флота у США с таким идиотским условием по желаемой скорости и подписывался министром морского флота, на министре финансов империи лежала не меньшая ответственность за то, как и на что были потрачены деньги казны.
   Безграмотно составленный контракт и позволил американцам легально, вполне официально саботировать спуск на воду полноценных военных кораблей для русского флота. Именно благодаря этому, спущенные на воду военные корабли оказались практически без брони и защитных перегородок, которые ставились на все российские корабли, строящиеся на российских верфях! Ничего не скажешь, действительно "гениальный" финансист. Вопрос только, гениальный для кого -- для русского народа или для иудеев!? Получается, что для последних...
   Таким образом, в графское достоинство С.Ю. Витте возводится за великие заслуги перед иудеями, так как только при нём иудеи смогли прорваться практически во все отрасли экономики Российской империи. Не без его самого прямого участия железнодорожное сообщение оказалось почти полностью в иудейских руках, и для осуществления этого использовались казённые деньги, которые выдавались в виде кредитов под постройку железных дорог. В основном государственные кредиты С.Ю. Витте приказывал выдавать иудеям. Чем же вызвана такая любовь к иудеям? Ведь сам С.Ю. Витте иудеем не был, а был обрусевшим потомком голландских переселенцев. В 1892 году он становится министром путей сообщения и ... женится второй раз на Матильде Ивановне Лисапевич, в девичестве Нурок. И, по странному "стечению" обстоятельств, она оказалась иудейкой. Ради такого "хорошего" человека, её первый муж, тоже иудей, согласился дать ей развод, несмотря на наличие у них дочери. Но, чего не сделаешь ради хорошего человека. Можно отдать и жену с дочерью, "утешившись" двадцатью тысячами рублей отступного. По тем временам двадцать тысяч рублей были весьма большой суммой. Такие вот дела. Очередная иудейская "невеста" хорошо устроена, да и ещё за неё получено двадцать тысяч рублей! И новые "родственники" начинают усиленно двигать его наверх. В том же 1892 году он уже министр финансов, которым он был одиннадцать лет, а в 1905-1906 гг. премьер-министр. Именно при нём во многих учебных заведениях студенты-иудеи составляли довольно большой процент от всех обучающихся, а в медицинских и юридических учебных заведениях они составляли до 60% обучающихся и более. При этом, все студенты-иудеи из бедных семей получали правительственную стипендию, которая была весьма недурственной. При этом, не имела значения успеваемость студента-иудея, достаточно было того, что он (она) были из бедной иудейской семьи. В то же самое время русским студентам никакой казённой стипендии не давалось, за их обучение государственная казна не платила. Да, действительно "жутко" притесняли в Российской Империи "бедных" иудеев... (Более подробно о положении иудеев в Российской Империи можно прочитать в книге Андрея Дикого "Евреи в России и в СССР", Новосибирск: изд-во "Культурно-просветительское предприятие Благосвет", 2005, 608 с., ISBN 586117014-2)
   Таким образом, после начала Первой Мировой войны, в Российской империи возникла весьма неблагоприятная ситуация. Сначала иудеи саботировали поставки фронту, которые они контролировали. Но это не принесло желаемых результатов. Российская империя сразу не рухнула. Даже наоборот, русская армия в мае-августе 1916 года провела одну из выдающихся стратегических операций Первой Мировой войны. Эта операция войск Юго-Западного фронта под командованием генерала от кавалерии Алексея Алексеевича Брусилова (1853-1926 гг.) привела к сокрушительному разгрому австро-венгерских армий, потерявших до 1,5 миллионов человек, и ещё эта операция привела к захвату обширной территории противника. После этого удара Австро-Венгерская империя уже не смогла оправиться и очень скоро перестала существовать. На такой поворот событий иудейские кукловоды Первой Мировой войны явно не рассчитывали. Поэтому они сразу же запустили второй акт своих действий, который они планировали на более позднее время -- Великую "Русскую" Революцию. Для того, чтобы понять, насколько эта революция была "русской", опять достаточно прочитать книгу Андрея Дикого "Евреи в России и в СССР".
   Эту книгу мировая (читай -- иудейская) общественность подвергла забвению. Вообще-то, забвение является одним из наиболее эффективных видов оружия иудеев. Контролируя средства массовой информации, они "просто" не сообщают мировому сообществу о том, что может "смешать" им все карты. Когда иудеи сталкиваются с чем-то серьёзным, с тем, что они не могут ни опровергнуть, ни перекрутить, они "просто" забывают о таких проблемах. В средствах массовой информации нет ни положительных, ни отрицательных рецензий. В них вообще ничего нет... Иудеи, по возможности, скупают и уничтожают книги "еретиков" и вносят имена авторов в свой чёрный список, после чего данный автор практически нигде не может публиковать свои книги. Таким людям "просто" устраивают адскую жизнь, и об их гражданском подвиге мало кто узнаёт... Весьма эффективный метод.
   Вернёмся к 1916 году. После Брусиловского прорыва русской армии, иудейские круги весьма заволновались. Нужно было срочно останавливать Россию, а то неизвестно, что может случиться. Победа России в Первой Мировой войне не устраивала не только американских иудеев, но и их английских, французских и немецких собратьев. Вообще, американскими иудеями готовился захват власти в Российской Империи после поражения оной в Первой Мировой Войне. Но ситуация начала развиваться не по желаемому сценарию. И нужно было срочно принимать меры. Что и было сделано.
   2.29. Раскол между "белыми" и "чёрными" иудеями после победы
"Великой" Иудейской Р
еволюции 1917 года. Причины этого раскола
   После захвата власти в России, захватившие власть иудеи с лихвой расплатились со своими "кредиторами". Но, захватив власть и невероятные богатства России, русского народа, часть иудеев-революционеров отказалась продолжать начатое ими дело, ради которого их, собственно говоря, и финансировали господа Шиффы и Ротшильды. Первым это сделал Ульянов-Ленин (Бланк), но его быстро убрали. Эмиссаром, выражавшим интересы Шиффа и Ко., был Лейба Бронштейн (Троцкий), который требовал продолжить дело "Всемирной революции", и на штыках принести "лучшую" жизнь всему остальному миру, пока ещё "не осознающему", какого "счастья" он лишается. И для осуществления этой цели он предлагал не жалеть крови! Конечно, имеется в виду русской крови. Планы своих хозяев Шиффа и Ко. Лейба Бронштейн (Троцкий) излагал в виде идеи "Перманентной революции". Кажутся странными на первый взгляд такие требования от господ Шиффа и Ротшильда, ведь они сами по себе были богатейшими людьми мира! Но это странно только на первый взгляд, а на "второй" -- странность каким-то "необъяснимым" образом исчезает. Для того, чтобы это случилось с каждым, необходимо только, отбросив словесную шелуху, определиться с тем, что же из себя представляет коммунизм, социализм, развитой социализм и т.д. Дело не в названии, а в сути. "Классики" марксизма-ленинизма говорили об этом много и долго. В своё время Ульянов-Ленин (Бланк) выдвинул свой знаменитый лозунг: "Социализм -- это советская власть плюс электрификация всей страны!" Этот лозунг -- очередной пример словоблудия, за которым ничего не стоит. Но если попытаться в краткой форме передать суть этого, можно в виде лозунга сказать:
   "СОЦИАЛИЗМ -- ЭТО ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КАПИТАЛИЗМ, ПЛЮС РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЙ СТРОЙ!".
   Конечно, всем, кто жил в советское время, вдалбливали в голову совсем другое, но рабство есть рабство, какими бы красивыми словами оно ни прикрывалось. При ГОСУДАРСТВЕННОМ КАПИТАЛИЗМЕ всё принадлежит государству, включая и самих людей. Когда любой человек -- лишь маленький "винтик" государственной системы, который делает только то, что необходимо государству. Но что такое государство? Это, прежде всего, люди, которые и будут определять, что должны делать все остальные. Вопрос только в том, кто, почему и с какими целями даёт некой группе людей право решать за всех и вся?! Неужели сами люди?! Конечно же, нет. Как показала практика почти семидесяти пяти лет Советской власти, на просторах Российской империи это было не так. Сами люди никогда ничего не решали, за них это делали "слуги" народа. Народ, мол, сам не знает, что для него лучше, и поэтому необходимо решать для него и за него. Остаётся только определить тех, кто будет решать за этот самый народ.
   "Слуги" народа перестали доверять этому самому народу после того, как большинство депутатов Учредительного собрания, которое большевики всё-таки были вынуждены созвать, чтобы соблюсти хотя бы видимость законности своего государственного переворота, не "прониклись" в достаточной степени "высотой" большевистских лозунгов и "глубиной" заботы о благе народном и "всеобщем" счастье. "Всеобщем" счастье, которое большевики хотели принести этому самому, столь "несознательному" народу, а он (народ) имел такую неосторожность отказать им, большевикам, в такой великой чести. 6 января 1918 года такое "несознательное" Учредительное собрание было большевиками силой разогнано после того, как только 24% избирателей проголосовало за них. С тех пор и до распада Советского Союза, народ "избирал" только по готовым спискам, которые им предлагали. Зачем "рисковать" и зависеть от "невежества" народа, надо народу помочь преодолеть это "невежество", "облегчив" народу задачу! "Светлое" будущее народа не должно зависеть от воли случая и "НЕВЕЖЕСТВА" САМОГО НАРОДА!
   Так чего хотели господа-иудеи шиффы и ротшильды!? Неужели они хотели отдать народу свои нажитые "кровью и потом" супербогатства! Эти супербогатства действительно были созданы кровью и потом, но среди этой крови и этого пота не было ни капли их! Эти господа имели в виду несколько другое...
   Они видели себя -- суперэлиту -- стоящими над государственным капитализмом во всём мире в виде мирового правительства, в виде мировых владык исключительно из иудейской элиты (как же может быть иначе!), и, между собой и всеми гоями они видели своих управляющих-бюрократов и, опять-таки, иудеев. Мечтой господ шиффов и ротшильдов был мир, устроенный по Платону, когда цивилизация всей планеты превращается в один большой муравейник, когда отдельный "муравей"-человек -- никто и ничто, а муравейник-"цивилизация" является всем. Но "почему-то" они сами себя муравьями не видели, как и остальных иудеев. Они "только" хотели, чтобы все гои превратились в муравьёв, работающих на "избранный" народ, и, в первую очередь, на них самих.
   Другими словами, господа шиффы и ротшильды в начале двадцатого века попытались создать паразитическую экономическую систему, ради чего и для чего их и готовили Тёмные Силы -- Социальные паразиты. И наметили они реализацию своего плана на окончание Ночи Сварога, когда для реализации этого плана наступило наиболее подходящее время, и они, впервые за свою ис(з)ТОРию, имели всё необходимое для реализации этого. Но к огорчению господ шиффов и ротшильдов, реализация их "проекта" не пошла по написанному ими сценарию. Их иудеи-посредники, захватив власть в свои руки с помощью их денег, предпочли эту власть оставить себе, расплатившись с ними за оказанную финансовую помощь.
   Мастер "компромиссов" Ульянов-Ленин (Бланк) и его банда, вкусив сладкий мёд неограниченной власти над русским и другими народами, передумали её передавать в другие руки. Только Лейба Бронштейн (Троцкий) продолжал настаивать на мировой "пролетарской" революции, потому что только тогда его самого приняли бы в эту иудейскую суперэлиту. Ох, как ему этого хотелось! Но все остальные иудеи-"революционеры" таких перспектив не имели, и поэтому предпочли создать себе собственный рай из того, что уже и так было в их руках. Даже смерть "вождя" Ульянова-Ленина (Бланка) не изменила ситуации, потому что реальную власть в стране тихо захватил Иосиф Сталин (Джугашвили), пока Лейба Бронштейн (Троцкий), Ишай-Гершон Апфельбаум (Зиновьев), Михаэль Залманович (Лурье-Ларин), Георгий Чичерин (Мейендорф), Лейба Розенфельд (Каменев) и т.д., делили между собой, кто станет преемником Ильича. Кстати, Иосиф Сталин (Джугашвили) не был грузином по национальности. Его мать была горской иудейкой, а отцом -- князь Пржевальский. Даже его фамилия -- Джугашвили, при переводе с грузинского означает сын иудея (иудейки)! И хотя Лейба Бронштейн (Троцкий) проигрывал одну позицию за другой Иосифу Джугашвили (Сталину), тем не менее, на просторах Российской империи развернулось строительство коммунистического "рая". Россия, превратившись в СССР, превратилась в придаток ко всему остальному миру и полигон для иудейских социальных экспериментов.
   В принципе, в Советском Союзе была создана паразитическая экономическая система, почти идеал социальных паразитов. При этом уничтожался цвет русской нации, её культура, великое прошлое. То, что начали первые Романовы, весьма активно продолжили большевики. Почти семьдесят пять лет паразитическая иудейская система пила кровь из Великой России, и только в самом конце Последней Ночи Сварога эта система пала, да и то, не сама по себе, а после того, как были уничтожены пси-генераторы, воздействовавшие на людей на уровне подсознания, о чём подавляющее большинство этих самых людей даже не подозревало. (Подробнее об этом см. Н. Левашов "Зеркало моей души", Т. 1.) Так же они воздействовали и во время Великой "Русской" Революции на народные массы, чтобы они выполняли требуемое, что было достигнуто только после мощной эмоциональной раскачки населения ужасами Первой Мировой войны и созданного искусственно голода в крупных городах империи. Большевики-иудеи зомбировали массы и посредством нейролингвистического программирования (НЛП), которым они владели виртуозно. Причём, они выбирали для своих действий такое время Ночи Сварога, когда люди наиболее подвержены влиянию Природы, самой Вселенной, низшим инстинктам и находились во внешнем поле, резонирующем с отрицательными эмоциями и качествами человеческой души (более подробно об этом смотрите - описание природы Дней и Ночей Сварога). Время действий социальных паразитов выбрано было далеко не случайно, и для усиления благоприятной для себя ситуации они искусственно создали такие внешние условия (война, голод), которые позволили им добиться усиления воздействия природных факторов на людей. В реализацию этого самого главного своего проекта иудеи вложили и огромные капиталы, накопленные ими в рассеянии. Иудейское рассеяние, как это уже отмечалось выше, было осознанной стратегией иудеев, только благодаря которой они и сумели создать свою социально-паразитическую финансовую систему. Так или иначе, после захвата власти в Российской Империи, иудеи не смогли проделать подобное же со всем остальным миром, хотя попытки "самостоятельных" революций иудеи предприняли в Германии и Венгрии. Но в этих странах у них ничего не получилось. И основной причиной этому было то, что эти "пролетарские" революции не поддержали иудеи из России.
   Вернее, большинство из "пролетарских" вождей-иудеев предпочли остановиться на достигнутом. Они не хотели терять ту огромную власть и те огромные богатства, которые они захватили в России. Они не хотели делать своих благодетелей, типа Якова Шиффа, ещё богаче, им захотелось стать богатыми самим. К тому же, у них в руках уже было это самое несметное богатство, созданное русским народом. Поэтому, за исключением Лейбы Бронштейна (Троцкого) и его сторонников, большая часть ленинской "гвардии" отказалась от идеи мировой революции. Рассчитавшись со своими братьями-кредиторами, они стали сами себе хозяевами, хотя и не порвали своих связей с ними. Но господа Шиффы и Ротшильды особо не расстраивались, так как все "революционеры"-ленинцы награбленные богатства русского народа вывозили из страны и вкладывали в банки всё тех же господ Шиффов и Ротшильдов.
   Русское золото и русские богатства, вывезенные из России после революции, потекли сначала в иудейские банки Швейцарии, а после того, как немецкие иудеи во главе с Кларой Цеткин, попытались сделать "пролетарскую" революцию в Германии, русские иудеи, от греха подальше, перевезли "свои" капиталы в иудейские банки США и, в первую очередь, банки, принадлежащие всё тем же господам Шиффам и Ротшильдам. Так что, так или иначе, большинство награбленных русских богатств осело в банках США. Приток русского золота из России в США был огромным. Ульянов-Ленин (Бланк) со своими подельниками "выбивали" из русского народа золото всеми возможными способами. Конфисковав у всех всё, что было можно, ленинцы поняли, что часть золота, в виде монет и слитков, была спрятана людьми. Конечно, они с подобным положением вещей согласиться не могли. Золота в русских руках не должно быть, в принципе. Поэтому Ульянов-Ленин (Бланк) придумывает очередной хитрый ход. Он объявляет Новую Экономическую Политику своего правительства (НЭП). Поверив в это, люди стали вытаскивать то, что успели спрятать во время грабежей. На это золото люди стали восстанавливать разрушенную гражданской войной экономику страны. Большевики, подождав, пока жители страны сделают всю грязную работу после разгрома страны, большевиками же и устроенного, и дождавшись, когда самые осторожные хранители кладов откопают из своих тайных мест "своё" золото, в один прекрасный день (а для многих он оказался далеко не прекрасным) "прихлопнули" всех, им поверивших. Именно благодаря такой тактике, "пламенным" борцам за "народное" счастье удалось, выбрать большую часть золотого запаса Российской Империи!
   2.30. Реальные причины Второй Мировой Войны и
преследования иудеев, сторонников коммунистов
   Ограбление России иудеям удалось по полной программе! Но кукловодам не удалось на этот раз получить экономическую власть над всем миром. Особенно их стало волновать то, что горский иудей Иосиф Джугашвили (Сталин) начал вести свою собственную политику, целью которой было получить власть над миром для самого себя, а не для них. У господ шиффов и ротшильдов не было особых рычагов влияния на этого человека. Иосиф Сталин ещё не взбунтовался против них, но показал строптивость и твёрдый характер. Давление на него со стороны их ставленника Лейбы Бронштейна (Троцкого) не дало результатов. Даже наоборот, привело к тому, что Иосиф Сталин (Джугашвили) выслал его из СССР. 18 января 1929 года Особое совещание при ОГПУ приняло решение о высылке Лейбы Бронштейна (Троцкого) за пределы СССР из его ссылки в Алма-Ате. Иудей Иосиф Сталин (Джугашвили) не посмел тогда тронуть своего злейшего врага -- иудея Лейбу Бронштейна (Троцкого). И... последний покидает пределы страны вместе... с партийным архивом! Любопытно получается!
   Троцкий вывозит партийный архив партии большевиков из страны, а Сталин спокойно смотрит на это! Этот партийный архив "неожиданным" образом оказывается в США и оседает в хранилище Стенфордской библиотеки под Сан-Франциско! И, что самое любопытное -- доступ к этому архиву партии большевиков был закрыт практически для всех. И до сих пор власти США охраняют от всех тайны партии большевиков даже лучше, чем свои собственные секреты! И причина этого в том, что на самом деле это и есть ИХ СОБСТВЕННЫЕ СЕКРЕТЫ!.. Выслав из СССР Лейбу Бронштейна, Иосиф Сталин начинает играть свою собственную игру. Его идеей фикс стало мировое господство под его собственной рукой. Он не хотел оставаться слугой своих хозяев, он хотел сам стать хозяином, а его низкое, по иудейским представлениям, происхождение не оставляло ему на это надежды. Возможность реализовать свой план Сталин получил только тогда, когда он сам стал хозяином страны и не зависел от мнения других. Первым делом он "прижал к ногтю" всю ленинскую "гвардию" -- проходимцев, ограбивших Россию. Вне всякого сомнения, все они были преступники, пролившие реки русской крови, действительно, они были предателями своей Родины и агентами мировой иудейской финансовой олигархии. Это не было секретом, по крайней мере, для Сталина. Но на нём самом русской крови было не меньше, а, со временем, стало и больше.
   Его не это интересовало, все выдвинутые обвинения против старой ленинской "гвардии" хоть и были правдой, служили только поводом, для того, чтобы арестовать одних, пользуясь поддержкой других и т.д. Сталин понимал, что взять всех сразу "за рога" не получится, поэтому он провёл эту операцию в несколько этапов. Приказав арестовывать старую ленинскую "гвардию", Иосиф Сталин преследовал одну цель -- ему было нужно русское золото, лежащее на счетах этих борцов за "народное счастье" в западных банках, в основном, американских. И, как понятно, эти борцы за "народное счастье" больше или меньше "боролись" со своими следователями, которые выбивали из них номера счетов в банках. К ним применялись жуткие меры воздействия, чтобы они назвали свои счета. Их оставляли в покое только после того, когда они называли свои счета и суммы в западных банках, и не пускали в расход до тех пор, пока специально посланные доверенные люди не проверяли точность информации. Если обнаруживался обман, "героев" революции ждали очередные пытки, и не только их, но и членов их семей. Так или иначе, Сталину с его командой удалось выбить большую часть вывезенных ленинской "гвардией" богатств русского народа. Но Сталин и его команда не собирались возвращать награбленное русскому народу, наоборот, они продолжали геноцид русского и других коренных народов Российской Империи, даже в больших масштабах, чем это делала ленинская "гвардия". Произошла обычная разборка на верхах между двумя группировками иудейских "революционеров", не более того. Группировка Сталина (Джугашвили) одержала верх над группировкой Троцкого (Бронштейна), которая выражала интересы господ Шиффа и Ротшильда. Для русского и других коренных народов России от этого мало что изменилось. Единственным серьёзным отличием этих двух группировок было отношение к "Мировой" революции. Лейба Бронштейн (Троцкий) и стоящие за ним иудейские финансовые круги (в основном, американские) хотели русской кровью поработить весь мир. Превратить весь мир в иудейскую колонию. Сталин со своими сторонниками планировал сделать то же самое, только для себя. Именно Сталин со своей группировкой превратил русского крестьянина в бесправного раба, именно Сталин со своей группировкой бросил в концентрационные лагеря многие миллионы людей, большинство из которых были, опять-таки, русскими. И среди этих десятков миллионов людей иудеи составляли ничтожную часть. И то, большая часть "пострадавших" иудеев были из лагеря Троцкого и оказались в лагерях из-за того, что их "команда" проиграла! Но мало кто знает причины, почему эти миллионы людей были брошены в лагеря.
   Все только слышали и читали о "политических" причинах репрессий. Пять миллионов крепких крестьян было брошено в лагеря по обвинению в кулачестве. Эти пять миллионов крестьян были наиболее активны и, тем самым, мешали властям проводить операцию по превращению крестьян в рабов, которые должны были работать в колхозах и совхозах страны, не имея даже паспортов и, фактически, никаких прав. Останься эти пять миллионов крестьян на воле, остальные никогда не пошли бы в колхозы "добровольно". Если крестьянин имел две коровы и лошадь, он уже обвинялся в кулачестве. А если нанимал сезонных рабочих -- то вообще превращался в "кровопийцу"! А о том, что этот самый "кровопийца" вкалывал на полях наравне с сезонными рабочими, а часто и больше, так же, как и все члены его семьи, "почему-то" предпочитали умалчивать.
   Но не только "кулаков" отправляли в лагеря! Любого думающего человека, любого задающего "неправильные" вопросы и т.д., отправляли в те же самые лагеря, куда и "кулаков". Для них придумывали другие причины, такие, как: "враги народа", "саботажники", "шпионы" и т.д. А "шпионская" деятельность большинства заключалась в чтении не "тех" книг, слушании не "того" радио, высказывании не "тех" мыслей... и этот список можно продолжать ещё очень долго. Большинство никакого отношения не имели к тому, в чём их обвиняли. Они были обречены оказаться в лагерях, вне зависимости от причин. И настоящих причин этого было несколько:
   1. Эти люди не поддавались воздействию пси-генераторов и коммунистической пропаганды.
   2. Эти люди были нежелательным примером для всех остальных.
   3. Нужна была БЕЗ(С)ПЛАТНАЯ РАБОЧАЯ СИЛА для выполнения планов по созданию военной промышленности и индустриализации страны.
   Иосиф Сталин (Джугашвили) и его команда решил избавиться от "неудобных" для них людей и одновременно получить в своё распоряжение нужное количество рабочих рук. Да не просто рабочих рук, а безправных рабов! Многие миллионы людей, большинство из которых не сделали никому ничего плохого, а были просто, по тем или иным причинам, неугодными существующему режиму, оказались в лагерях. И все эти люди были вынуждены работать по 10-12 часов в день, в принципе, за кусок хлеба. Если бы ту же работу делали свободные люди, им нужно было бы каждый месяц платить зарплату, причём, немалую, строить нормальное жильё для семей работников, организовывать нормальный быт людей и т.д. Всё это стоит огромных денег, требует огромных дополнительных ресурсов и очень много времени. Именно всё это и не устраивало Сталина с его командой.
   Бросив в концентрационные лагеря многие миллионы людей, вся эта "головная" боль исчезала, как "утренний туман". И нет надобности тратить огромные ресурсы и огромные финансы на эти проблемы! Не правда ли, "изумительное" решение хозяйственных проблем?! Только вот существует одно МАЛЕНЬКОЕ "НО". Такой бесчеловечный подход применялся ТОЛЬКО во времена РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОГО СТРОЯ и то, ТОЛЬКО по отношению к людям, ЗАХВАЧЕННЫМ В ПЛЕН во время военных кампаний, НО НИКОГДА по отношению к собственному народу!
   А это означает только одно -- те, кто придумали этот план и привели его в исполнение, НИКОГДА НЕ СЧИТАЛИ русский и другие коренные народы Российской Империи своим(ми) народом(ами)! А это означает только одно -- ВЛАСТЬ КОММУНИСТОВ в России была ВЛАСТЬЮ ОККУПАНТОВ, а ТОЧНЕЕ -- ИУДЕЙСКИХ ОККУПАНТОВ! Захватившая в октябре (ноябре) 1917 года власть в стране группа авантюристов, с первых дней своего правления рассматривала русский народ и другие коренные народы России, как порабощённые и проводила целенаправленную политику физического и духовного уничтожения лучшей части оного (оных). Опять-таки, это -- поведение оккупантов и лютых врагов русского и других коренных народов России. И подавляющее большинство этих авантюристов были ИУДЕЯМИ ПО НАЦИОНАЛЬНОСТИ, их действия ФИНАНСИРОВАЛИСЬ ИУДЕЯМИ, они навязывали людям ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ФАЛЬШИВКИ, СОЗДАННЫЕ ИУДЕЯМИ и на основе ИУДЕЙСКИХ ПЛАНОВ захвата власти во всём мире! И далеко не самое последнее -- НЕВЕРОЯТНУЮ ПРИБЫЛЬ от революции в России положили в свои карманы, опять-таки, ИУДЕИ!
   В 1917 году произошла оккупация России международной иудейской финансовой мафией! И осуществили эту оккупацию иудеи через искусственно создаваемые ими же социально-экономические проблемы, ловко натравливая друг на друга разные социальные слои общества. Как, например, вызывая в городах голод тем, что не пускали крестьян с их избытками труда в город и, тем самым, вызывая искусственный голод в городах, и обвиняя в этом самих крестьян. И, как следствие этого, доведённые до отчаяния, жители городов потом зверствовали в продотрядах, убивая крестьян и выгребая у них из амбаров всё зерно, включая и посевное. И после этого начинался настоящий, а не созданный по чьему-то желанию голод и не только в городах, но и в самой деревне. И вновь подобные действия присущи для тех оккупантов, которые хотят полностью уничтожить народ.
   А если учесть, что этот народ -- не их народ, не иудейский, да ещё и несёт в себе опасность для иудейского мирового господства, тогда всё становится на свои места! Врагами народа, по крайней мере, русского и, думается, других коренных народов России, были именно те, кто посылал людей в концентрационные лагеря и в расстрельные камеры. Именно захватившая власть в России иудейская международная финансовая мафия, точнее, её слуги, были истинными врагами русского народа. Но это -- отдельная ис(з)ТОРия... Часть исполнителей воли международной финансовой иудейской мафии во главе со Сталиным (Джугашвили) взбунтовалась и стала играть в свою собственную игру, целью которой было сделать всё то же самое, теми же средствами, только для самих себя горячо любимых, а не для далёких своих финансистов. Подобное стало возможно только потому, что исполнители "заказа" финансистов, в основном, были из, так называемых, "чёрных" иудеев, в то время, как их "заказчики" были из "белых" иудеев, которые принадлежали к касте ЛЕВИТОВ!
   Для высшей касты иудеев-левитов все остальные иудеи всегда были инструментом для достижения целей и расходным материалом, которым они не очень-то и дорожили, считая "чёрных" иудеев полуживотными, в отличие от всех остальных гоев, которых они (левиты) считали даже ниже животных. Именно это внутреннее противостояние и неприятие между левитами и всеми остальными иудеями (чёрными), привело к тому, что "чёрные" иудеи, захватив власть в Российской империи на деньги левитов, выплатив долги с огромными процентами своим кредиторам, стали играть в ту же самую игру, но уже для самих себя. Возникли две мощные иудейские группировки: Левитская финансовая группировка "белых" иудеев и, ставшая после захвата власти в Российской Империи не менее богатой, группировка "чёрных" иудеев. И каждая из этих группировок хотела получить власть над миром именно в свои собственные руки, а не преподнести оную своим конкурентам. Подобная "наглость" неблагодарных "чёрных" иудеев очень не понравилась их кредиторам -- левитам, и они (левиты) разработали новый план для того, чтобы "яблоко" власти упало именно в их руки, а не низшей касте! И этому было несколько причин. Когда "чёрные" иудеи во главе со Сталиным (Джугашвили), выплатив свои долги с огромными процентами, решили играть свою собственную игру, первое, что сделал Сталин, так это прижал ленинскую "гвардию" и стал выбивать из них вывезенные ими за пределы России капиталы.
   Разрыв Сталина и его группировки со своими хозяевами произошёл в 1929 году, когда Сталин окончательно решил покончить с планами перманентной революции, которые озвучивал за своих хозяев -- господ Шиффа и Ротшильда -- Лейба Бронштейн (Троцкий). Высылка Бронштейна-Троцкого из Советского Союза ясно показала существование раскола в относительно едином до этого иудейском стремлении к мировому господству. Раскол был, но не полный. Подтверждением тому служит и тот факт, что Сталин-Джугашвили в 1929 году не решился физически разделаться с Бронштейном-Троцким из-за стоящих за его спиной хозяев. Даже их личная ненависть друг к другу не позволила ему это сделать в 1929 году, когда Бронштейн-Троцкий был полностью в его руках. Зная характер Сталина-Джугашвили, можно предположить только одну причину такого его поступка -- он не считал ещё себя достаточно "сильным", чтобы делать всё то, что ему хочется. И ему пришлось подчиниться приказу хозяев и отложить воплощение своей ненависти на одиннадцать лет.
   Время убийства Бронштейна-Троцкого в Мексике 20 августа 1940 года Рамоном Меркадером можно с достаточной уверенностью считать временем, когда Сталин-Джугашвили решил бросить открытый вызов своим бывшим хозяевам. В течение одиннадцати лет Сталин со своей командой, положив в сырую землю кости многих миллионов русских людей и других коренных народов России, создал самую мощную военную машину того времени, положив на создание этого монстра не только миллионы человеческих жизней, но и огромные материальные и финансовые ресурсы. Цель создания подобного военного монстра была одна -- завоевать для себя и своих подельников весь мир, в очередной раз обильно полив русской кровью уже чужую землю. У Сталина-Джугашвили были планы создания Союза Советских Социалистических Республик Мира (СССРМ), конечно, под своим "чутким" руководством. Лейба Бронштейн-Троцкий был выслан из СССР в январе 1929 года, а 24 октября 1929 года с краха Нью-Йоркской биржи началась Великая Депрессия в США. Временной разрыв в восемь месяцев между этими событиями явно неслучаен. Конечно, отток капиталов в СССР в результате действий Сталина-Джугашвили способствовал этому, но... не был определяющей причиной. Реальной причиной была иудейская финансовая революция в США, проведённая ими в тот же месяц и день, что и иудейская революция в России, только 1917 года.
   И думается, что подобное совпадение далеко не случайное, но не это сейчас важно. Важно то, что высылка Бронштейна-Троцкого из СССР и начало иудейской финансовой революции в США произошло именно в такой последовательности. А это наводит на мысль, что господа шиффы и ротшильды, которые никогда не были дураками, прекрасно поняли, что означает высылка Бронштейна-Троцкого из СССР. Такое "совпадение" дат начала иудейской революции в Российской Империи и иудейской финансовой революции в Соединённых Штатах Америки наводит на мысль, что это связано с определёнными внешними условиями, которые благоприятно влияли на возможность реализации планов иудейских революционеров, как финансовых, так и "обычных". И ещё раз напомню известную фразу Владимира Ленина (Бланк): "...вчера было рано, завтра будет поздно...". Эту фразу он произнёс в ночь с 24 на 25 октября 1917 года. И это не связанно с "революционной" ситуацией, которой просто никогда НЕ БЫЛО, а с мощным отрицательным внешним воздействием на психику большинства людей (кроме самих "революционеров"), при котором это большинство максимально пассивно и апатично, чтобы оказывать достойное сопротивление действиям "революционеров". К сожалению, не только пассивно и апатично, но и легко управляемо через раздувание у людей низменных инстинктов и негативных качеств. Именно этими же причинами вызвано и то, что финансовая иудейская революция в США происходила в октябре 1929 года тоже. Напомню, что распятие реального Иисуса Христа происходило ранней весной, когда его сила была на минимуме и он не был в состоянии блокировать пси-воздействие иудейских первосвященников на народные массы, о чём весьма подробно написано в Новом Завете. Но к этой теме вернёмся несколько позже, а пока вернёмся к событиям двадцатого века...
   В итоге, они потеряли для себя плацдарм для завоевания контроля над миром, в результате появления на исторической арене конкурентов на мировое лидерство в лице Сталина-Джугашвили с его командой. Опыт случившегося в Российской Империи научил их многому. Господа шиффы и ротшильды поняли очень хорошо, что использовать своих "младших" братьев -- "чёрных" иудеев -- в виде инструмента своих действий весьма опасно для них, так как эти "младшие" братья, получив в свои руки реальную власть и силу, не очень-то стремятся выполнять приказы своих "старших" братьев-левитов и расставаться с этой властью. В чём же причина таких противоречий внутри, казалось бы, столь дружного народа?! Немного следует прояснить этот вопрос...
   Как средство получения контроля над той или иной страной, иудеи очень часто использовали "институт иудейских невест", о чём упоминалось ранее. Рождённые в этих смешанных браках с иудейками дети по иудейским законам считались иудеями, воспитывались, как иудеи и т.д. Но в них была примесь крови гоев, которых иудеи всегда презирали. На протяжении всей своей истории иудеи своими законами и обычаями строго запрещали любые браки между иудеями и гоями в массовом порядке. Исключением были браки с правящими династиями, что позволяло им захватывать контроль над странами через рождённых в этих браках детей. Первый раз иудеям разрешили смешиваться с гоями в VII веке нашей эры после прихода их из Персии в Хазарию. Причём, большая часть населения были чёрные хазары, которые, в отличие от немногочисленных белых хазар, имели тюркские корни. Поэтому из смешанных браков иудеек с чёрными хазарами получились метисы, которые по иудейским законам считались иудеями, но несли в себе внешние признаки тюрков. Именно потомки детей, появившихся в этих браках, получили название чёрных иудеев.
   "Чистые" иудеи относились к этим иудеям с большой долей презрения, считая их "опоганенными" кровью гоев, текущей в их жилах. "Чистые" иудеи -- "белые" иудеи -- всегда использовали этих полукровок для своих целей и жалели их только несколько больше, чем гоев. Даже небольшая доля крови гоев в иудеях вызывала у них отторжение и неприязнь. И поэтому "белые" иудеи очень часто использовали "чёрных" иудеев, как разменную монету в своих финансовых махинациях. Часто они планировали и сами стояли за, так называемыми, иудейскими погромами, выпуская "пар" народов на своих "младших" братьев -- "чёрных" иудеев, сами всегда оставаясь в тени и недосягаемости. "Белые" иудеи просто использовали "чёрных" иудеев, как буфер между собой и гоями. Использовали, как буфер и жертвовали ими при любой возможности, если это работало для решения их задач. Периодически "чёрные" иудеи поднимали бунты против "белых" иудеев, но они всегда заканчивались победой последних. Именно таким БУНТОМ "ЧЁРНЫХ" ИУДЕЕВ ПРОТИВ "БЕЛЫХ" и были ДЕЙСТВИЯ СТАЛИНА (ДЖУГАШВИЛИ) И ЕГО КОМАНДЫ, когда они выслали Бронштейна-Троцкого из СССР и стали проводить собственную политику. Но хозяева взбунтовавшихся "чёрных" иудеев не очень-то расстроились этим фактом. Подобное, в принципе, им было только на руку, и они даже помогали Сталину с его командой максимально милитаризировать страну. Следует отметить весьма любопытный, но мало кому известный факт. В "Еврейской газете" Нью-Йорка, была опубликована статья о погибших в Мировой Войне ШЕСТИ МИЛЛИОНАХ ИУДЕЕВ, и эта статья была опубликована 19 ОКТЯБРЯ ... 1919 ГОДА! Это не опечатка -- 19 октября 1919 года, после окончания Первой Мировой войны, которая была организована именно иудеями! И не случайно эта статья была опубликована в США и именно в Нью-Йорке. Нью-Йорк стал столицей мировой иудейской финансовой олигархии, именно в Нью-Йорке расположилась крупнейшая биржа мира -- Нью-йоркская, которая находится на ставшей из-за этой биржи знаменитой на весь мир Wall Street (улица Стены).
   Название этой улицы напрямую связано с самой биржей, так как в начале века биржевые котировки, в виде распечаток, наклеивались на стенах этой улицы. К 1929 году иудеи в США практически контролировали финансы США через ФРБ (Федеральный Резервный Банк), который принадлежал финансовой группе Ротшильд-Морган-Рокфеллер и Ко. Члены этой группы все были "белыми" иудеями. С 1913 года эта группа получила от государства официальное право на эмиссию доллара, что позволяло им печатать "государственные" денежные знаки, когда они этого захотят и сколько они захотят. Фактически, эта финансовая группа получила легальное право на печатание фальшивых денег. Почему фальшивых денег, если государство официально предоставило этому банку право на эмиссию? Хотя бы потому, что печатали эти деньги частные лица, не имеющие к государству прямого отношения. И печатали они денежные знаки столько и тогда, когда решал совет директоров этого банка, все до одного -- частные лица, в то время, как любое другое частное лицо за подобные же действия сурово наказывалось тем же самым государством. Фальшивыми по той простой причине, что денежная масса должна соответствовать валовому национальному продукту, другими словами -- денежному эквиваленту производимой в стране продукции. Только при балансе производимой страной продукции и денежной массы возможна здоровая экономика. Печатание денежных знаков сверх баланса ведёт к возникновению нестабильности в экономике, и именно поэтому во все времена фальшивомонетчики жестоко преследовались со стороны любого государства. Так вот, получив право на эмиссию доллара, совет директоров ФРБ приступил к печатанью денег в таком количестве, что к 1929 году денежная масса в США в несколько раз превышала национальный продукт. И это было сделано умышленно, для того, чтобы подготовить страну к Великой Депрессии 1929 года.
   Используя Нью-Йоркскую биржу, как свой инструмент, "белые" иудеи 24 октября 1929 года произвели сознательный крах биржи, который ими готовился с 1913 года, после получения права от государства на эмиссию доллара. Эту операцию они планировали провести несколько позже, но события в СССР вынудили их начать свою финансовую махинацию несколько раньше. Но тем не менее, в результате этого краха иудеи в США получили контроль более чем над 60% промышленных и 90% банковских капиталов страны! Во время этого искусственного финансового кризиса смогли выжить только те, кто имел большие финансовые ресурсы и те, кто мог печатать денежные знаки. Денежные знаки в нужных количествах печатали для себя иудеи в ФРБ (Федеральном Резервном Банке) и именно поэтому на них, созданный ими же финансовый кризис не сказался вообще, а даже наоборот!
   Почти все банки и компании, принадлежавшие гоям, не имея достаточного объёма наличности, были вынуждены объявить банкротство. Активы большинства этих банков и компаний были скуплены иудеями за 10% или даже меньше на аукционах на деньги, которые были напечатаны в ФРБ! И для этого хозяева этого банка не жалели ни бумаги, ни печатных станков. В это время печатные станки работали почти круглосуточно! Великая Депрессия 1929 года -- наиболее наглядный пример того, как иудейская финансовая мафия позволила гоям наработать капитал, выполнить для них всю грязную и самую тяжёлую работу, и после того, как основательный социально-экономический фундамент был создан в стране гоями, иудеи, организовав грандиозную биржевую махинацию, прибрали к своим рукам наиболее выгодные виды деятельности и большинство банков. А то, что при этом миллионы людей лишились практически всего, это их не волновало. Они -- гои и только временно владеют тем, что, по определению, принадлежит иудеям и это не наговор, а фразы из Торы:
   20. Не бери с брата твоего проценты: ни с серебра, ни со съестного, ни с чего-либо, что можно отдавать в рост.
   21. С ЧУЖЕЗЕМЦА МОЖЕШЬ БРАТЬ ПРОЦЕНТЫ, но с брата твоего не бери.
   22. Если дашь обет Богу, Всесильному твоему, не замедли исполнить его, ибо взыщет его с тебя Бог, Всесильный твой, и будет на тебе грех.
   23. Но если ты воздержишься от обетов, то не будет на тебе греха.
   24. Осторожен будь, произнося что-либо, и исполняй то, что дал ты обет сделать Богу, Всесильному твоему, добровольный дар, о котором сказал ты.
   25. Если войдёшь ты в виноградник ближнего твоего, можешь есть виноград сколько душе твоей угодно, досыта, но в сосуд твой не клади.
   26. Если придёшь ты на поле ближнего твоего перед жатвой, то можешь обрывать колосья рукой своей, но серпа не заноси на урожай ближнего своего.
   В этом отрывке книги "Дварим" чётко определяется заповедями Бога Яхве невозможность для иудея наживаться за счёт другого иудея. При переводе с иврита на русский, переводчик применил слова "брат" и "ближний твой", вместо слова иудей. В данном случае, слова "брат" и "ближний" играют роль некоторого смягчения текста Торы. Но от этого не меняется суть. Братом иудея может быть только иудей, поскольку по иудейским законам брат может быть у иудея только по материнской линии. То же самое относится и к понятию "ближнего". Таким образом, в заповедях Бога Яхве чётко сказано, кого нельзя обманывать и на ком нельзя зарабатывать деньги: "...ни с СЕРЕБРА, ни со СЪЕСТНОГО, ни С ЧЕГО-ЛИБО, ЧТО МОЖНО ОТДАВАТЬ В РОСТ".
   Другими словами, один иудей не имеет права зарабатывать на другом иудее никаким способом! Если такое произойдёт, сам Бог Яхве накажет подобного грешника и накажет весьма жестоко. У Бога Яхве почти все отклонения от заповедей наказываются жестоко, вплоть до смерти. Следующий стих говорит о том, кого Бог Яхве позволяет обирать в любых вариантах посредством ростовщических процентов: "С ЧУЖЕЗЕМЦА МОЖЕШЬ БРАТЬ ПРОЦЕНТЫ...". И тут же ещё раз проясняет для медленно соображающих: "...но с БРАТА твоего НЕ БЕРИ".
   При переводе с иврита вновь используется слово "чужеземец", вместо слова "гой". Потому что, согласно Торе, существует богоизбранный народ - ИУДЕИ и все остальные - НЕ ИУДЕИ, а другими словами - ГОИ, ибо именно так иудеи между собой называют всех не иудеев! А в стихах 25-м и 26-м той же главы говорится о недопущении для иудея обирать другого иудея любым способом, а не только посредством ростовщичества. Но о ГОЯХ (НЕ ИУДЕЯХ) в таких же ситуациях не говорится ни слова. Но это не означает, что иудей должен поступать в отношении гоев точно так же, как и по отношению к другому иудею (брату, близкому). В своих заповедях для иудеев, Бог Яхве в стихах 20-м и 21-м РАЗ и НАВСЕГДА определился в отношении того, на ком можно зарабатывать, а на ком нет. А в стихах 25-м и 26-м Бог Яхве только уточняет некоторые моменты отношения одного иудея к собственности другого иудея. В этих стихах чётко определяется, что один иудей может взять у другого иудея только в случае необходимости утолить свой голод, но не более того. И далее Господь Бог уточняет, как должен себя вести иудей в тех случаях, когда он помогает другому иудею:
   10. Если ты ссужаешь ближнего твоего чем-нибудь, то не входи в дом его, чтобы взять у него залог.
   11. На улице постой, а человек, которого ты ссужаешь, пусть вынесет тебе залог на улицу.
   12. А если он человек бедный, то не ложись спать, НЕ ВЕРНУВ ему ЗАЛОГ его.
   13. Возврати ему залог до захода Солнца, чтобы лёг он спать в одежде своей, и благословит он тебя, а тебе зачтётся это праведностью пред Богом, Всесильным твоим.
   14. Не притесняй наёмника, бедного и нищего из братьев твоих или из пришельцев твоих, которые в стране твоей, во вратах твоих ("Пятикнижие и гафтарот". Книга "Дварим", Тецэ XXIV, 10-14, 1246-1248 с.)
   Читая эти заповеди Бога Яхве, просто диву даёшься, какой заботе он учит иудея к ... иудею. Все эти столь замечательные заповеди касаются только ИУДЕЕВ! По отношению ко всем остальным, чужеземцам, а "попросту" -- к ГОЯМ, столь "милосердный" Бог Яхве разрешает делать всё, что угодно иудею, лишь бы это было выгодно и, самое главное -- приносило ПРИБЫЛЬ, желательно, СВЕРХПРИБЫЛЬ! Тора продолжает чётко определять варианты поведения одного иудея по отношению к другому иудею и его имуществу:
   1. Если увидишь ты быка брата твоего или ягнёнка его, заблудившихся, не проходи мимо них; верни их брату твоему.
   2. Если же не близко к тебе брат твой или ты его не знаешь, то приведи их в дом свой, и будут они у тебя, пока не затребует их брат твой.
   3. Так же поступай и с ослом его, так поступай и с одеждой его, и так же поступай со всякой потерей брата своего, которую он потеряет, а ты найдёшь; не проходи мимо
   4. Если увидишь ты осла брата твоего или быка его, упавших на дороге, не проходи мимо; подними их вместе с ним.
   И ко всем этим добрым делам призывает Бог Яхве иудея по отношению к другому иудею, как никак, он Бог иудеев, и подобная забота племенного Бога о своих "чадах", вернее - рабах своих, вполне понятна, и ничего плохого в этом "вроде бы" нет, если бы не очередное маленькое "НО"... Всё, что Бог Яхве запрещает делать одному иудею по отношению к другому иудею, он приветствует по отношению ко всем остальным, т.е. ГОЯМ! Не только приветствует, но и даёт чёткие указания своим верным рабам иудеям, что они должны делать, чтобы захватить и поработить все остальные страны и народы и, что начинать надо иудеям с проникновения в верхние эшелоны власти народов, среди которых иудеи поселяются:
   22. Так сказал Господь Всесильный: вот вознесу я к народам руку мою и перед племенами подниму знаме моё, и принесут они сыновей твоих в полах одежды своей, а дочерей твоих на плечах принесут
   23. И будут цари народов воспитывать детей твоих, а вельможные особы -- кормилицами младенцев твоих; лицом до земли кланяться будут тебе и прах ног твоих лизать. И узнаешь ты, что я -- Бог, и не устыдятся уповающие на меня.
   24. Может ли быть отнято у сильного [Эйсава] захваченное, а пленённое у праведника [Яакова] возвращено?
   25. Но так сказал Бог: и пленённое сильным отнято будет у него, и захваченное деспотом возвращено будет. И с противником твоим буду я сражаться, и сыновей твоих я спасу.
   26. И накормлю я притеснителей твоих их собственной плотью, и, словно молодым вином, собственной кровью упьются они. И узнает всякая плоть, что я Бог, СПАСИТЕЛЬ ТВОЙ и ИЗБАВИТЕЛЬ ТВОЙ, ВЛАДЫКА ЯАКОВА!
   В Торе чётко указывается на избранность иудеев Богом Яхве для выполнения его целей:
   2. Зачем Вам отвешивать серебро за то, что не хлеб, и заработанное трудами Вашими -- за то, что не насыщает? Послушайте же меня, и вкушайте благо, и насладится жиром душа Ваша
   3. Прислушайтесь и идите ко мне, слушайте, и жива будет душа Ваша, и я ЗАКЛЮЧУ с Вами ВЕЧНЫЙ СОЮЗ -- в награду за неизменное благочестие Давида.
   4. Ибо свидетелем для народов поставил я его, ВЛАСТЕЛИНОМ и ПОВЕЛИТЕЛЕМ НАРОДОВ.
   5. Вот, призовёшь ты народ, которого не знал, и народ не знавший тебя, прибежит к тебе, чтобы исполнить твою волю -- во имя святого БОГА ИЗРАИЛЯ, ибо ВОЗВЕЛИЧИЛ он тебя.
   ("Пятикнижие и гафтарот". Книга "Дварим", Тецэ XXIV, 10-14, 1246-1248 с.)
  
   Причём, Бог Яхве даёт и детальные инструкции о методах захвата власти в разных странах:
   14. Когда придёшь ты в страну, которую Бог, Всесильный твой, даёт тебе, и овладеешь ею, и поселишься в ней, и скажешь: "Поставлю я над тобой царя, подобно всем народам, что вокруг меня",
   15. То поставь над собой царя, которого изберёт Бог, Всесильный твой: ИЗ СРЕДЫ БРАТЬЕВ ТВОИХ поставь над собой царя, НЕ МОЖЕШЬ поставить над собой ЧУЖЕЗЕМЦА, который НЕ БРАТ ТЕБЕ. (Пятикнижие...)
   Весьма "интересно" получается: в любой стране, в которую приходят иудеи по "повелению" Бога своего, они должны захватить власть в этой стране, поставив в ней правителя (царя, короля, президента, премьер-министра) из иудеев! Причём, только из иудеев, но никоим образом не из гоев (чужеземцев). Но ведь эти "чужеземцы" -- коренные жители этой страны, предки которых прожили в ней много поколений, больше или меньше поколений -- это вопрос уже второй, так как иудеи только пришли в эту страну, и именно они являются в ней настоящими чужеземцами! В этих стихах Торы ясно даётся понять, что истинный иудей всегда должен быть и чувствовать себя чужим в любой стране, в которой он появится или которая примет его. Что истинный иудей всегда должен быть верен заветам Бога Яхве и только его заветам.
   А это означает, что иудеи должны относиться к любому народу, который принял их и среди которого они живут, как к чужеземцам. Не "чужеземцами" являются только дети Израилевы! Такой психологический настрой делает любого иудея врагом того народа, среди которого он живёт. Отторжение иудеев практически всеми народами вызвано именно этим их отношением к людям, которые по своей душевной доброте позволили им поселиться на своих землях. Образ гонимого народа, с которым они приходят в очередную страну, точнее маска гонимого народа, позволяет им проникнуть в любую страну, но их действия после получения права поселиться, довольно-таки быстро показывают доверчивым народам их настоящее лицо хищника. Так называемый, антисемитизм (хотя этот термин неправильный, так как иудеи -- только один из многих семитских народов, к которым относятся и армяне, и все арабы, и греки и т.д.) вызван именно реакцией народов на действия иудеев, а не на их национальную принадлежность, ибо во всех странах их принимали хорошо, давали право и место для жилья, работы и даже позволяли строить иудейские храмы. Им не предоставляли, конечно, лучшие земли и лучшие условия, но почему им это должны были делать?
   Представьте себе ситуацию: Вы пускаете с улицы в свой дом семью бездомных, даёте им комнату в своём доме и кормите их со своего стола, а утром следующего дня принятая Вами семья требует от Вас покинуть Ваш собственный дом и поселиться в своём сарае, чтобы они могли жить с удобствами в Вашем доме, и Вы не мельтешили перед их иудейскими глазами своим гоевским видом. А если Вы не соглашаетесь с подобной постановкой вопроса и требуете или принять, что предлагается, или покинуть Ваш дом, Вас за это объявляют антисемитом! Но если Вы настаиваете на своём, на Вас нападают с оружием и убивают Вас и всех Ваших близких, по той простой причине, что Вы отказываетесь подчиняться воле Бога тех, кого Вы приютили, который им отдал в рабство и Вас, и Вашу семью, и Вашу страну! И это -- не выдумки или наветы на "бедных" иудеев, а стихи из Торы:
   10. Когда подступишь ты к городу, чтобы завоевать его, то предложи ему мир
   11. И будет, если он ответит тебе миром и отворит тебе, то пусть весь народ, который находится в нём, платит тебе дань и служит тебе
   12. Если же он не сдастся тебе и будет вести с тобой войну, то осади его.
   13. И когда Бог, Всесильный твой, отдаст его в руки твои, то ПЕРЕБЕЙ ВСЕХ МУЖЧИН его остриём меча.
   14. Только женщин, и детей, и скот, и всё, что будет в городе, всю добычу его, возьми себе, и пользуйся добычей врагов твоих, которых дал Бог, Всесильный твой, тебе.
   15. Так поступай со всеми городами, весьма отдалёнными от тебя, которые не из городов этих народов.
   16. В городах же этих народов, которые Бог, Всесильный твой, даёт тебе в удел, НЕ ОСТАВЛЯЙ В ЖИВЫХ НИ ДУШИ.
   17. Но УНИЧТОЖЬ ИХ: хеттов, и эмориев, кнаанеев, и призеев, хивеев, и йевусеев, как повелел тебе Бог, Всесильный твой.
   18. Чтобы не научили они Вас делать подобное всем мерзостям их, которые они делали для Богов своих, и не согрешили бы Вы пред Богом, Всесильным Вашим.
   Ничего не скажешь, хорошая "святая" книга и "хорош" Господь Бог, который оказывается с самого начала хорошим ТОЛЬКО ДЛЯ ИУДЕЕВ, а ДЛЯ ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ он несёт ФИЗИЧЕСКОЕ УНИЧТОЖЕНИЕ и РАБСТВО! Весьма интересная ситуация получается: появляется перед каким-нибудь городом никому неизвестный небольшой народ и именем своего племенного Бога, кстати, тоже никому не известного, требует сдать этот город и предлагает жителям оного стать их рабами или они все будут уничтожены под корень! И где позволяли им силы, они это делали, а где силы не позволяли, применяли стратегию и тактику "института иудейских невест" и захват паразитических экономических ниш среди этих народов, со всеми вытекающими последствиями, о которых говорилось выше. Возникает только один вопрос: почему другие народы должны принимать иудейского Бога Яхве, который несёт, как следует из Торы, хорошее только иудеям, а все остальные расы и народы должны или быть уничтожены, или должны превратиться в рабов для этих самых иудеев?! Да нет, и не может быть ни одной причины у любого человека, у любого народа принимать такого Бога, если этот ЧЕЛОВЕК -- НЕ ИУДЕЙ и НАРОД -- НЕ ИЗРАИЛЬСКИЙ! А так как иудеев относительно немного по сравнению со всем остальным населением Мидгард-Земли, то следует всем народам хорошо подумать, как относиться к такому СУПЕРНАЦИЗМУ! А чтобы это не показалось наговором на "бедных" иудеев, приведу для полноты "картины" ещё один отрывок из Торы:
   2. Ибо вот, МРАК ПОКРОЕТ ЗЕМЛЮ и МГЛА -- НАРОДЫ, А НАД ТОБОЙ ВОССИЯЕТ СВЕТ БОГА, и слава его над тобой явится.
   3. И БУДУТ ХОДИТЬ НАРОДЫ ПРИ СВЕТЕ ТВОЁМ и ЦАРИ -- ПРИ БЛЕСКЕ СИЯНИЯ ТВОЕГО.
   4. Подними глаза твои, оглянись кругом и смотри: все они СОБРАЛИСЬ ИЗ СТРАН ИЗГНАНИЯ и идут к тебе, сыновья твои издалека идут, и ДОЧЕРИ ТВОИ рядом с ЦАРЯМИ ВОСПИТЫВАТЬСЯ БУДУТ.
   5. Тогда увидишь ты, и воссияешь, и растеряешься от радости, и преисполнится сердце благодарностью, -- ибо СТАНЕТ ТВОИМ ВСЁ ИЗОБИЛИЕ СТРАН ЗАПАДА, БОГАТСТВО НАРОДОВ ПЕРЕЙДЁТ К ТЕБЕ.
   9. Ибо ко мне жители островов стекутся и корабли из Таршина впереди -- чтобы привести СЫНОВ ТВОИХ из далека, СЕРЕБРО ИХ и ЗОЛОТО ИХ с ними: во имя Бога, Всесильного Бога твоего и святого Бога Израиля, ибо великолепием украшает он тебя.
   10. И будут строить сыны чужих народов стены твои, а цари их будут прислуживать тебе, ибо, разгневавшись, нанёс я тебе удар, но охотно сжалился над тобой.
   11. И открыты будут ворота твои всегда, ни днём ни ночью не будут они затворяться, чтобы НЕСЛИ ТЕБЕ БОГАТСТВО НАРОДОВ, а ЦАРИ ИХ приведены будут, как РАБЫ.
   12. Ибо ТОТ НАРОД и ТО ЦАРСТВО, что НЕ БУДУТ СЛУЖИТЬ ТЕБЕ, ПОГИБНУТ, и НАРОДЫ ЭТИ ИСТРЕБЛЕНЫ БУДУТ.
   13. Прославленные деревья Ливана доставят тебе -- кипарис, вяз и бук вместе, чтобы украсить место святилища моего, и подножию моему, Храму, воздам я почёт.
   14. И придут к тебе согбенными сыны мучителей твоих, и поклонятся стопам ног твоих все те, что издевались над тобой, и назовут тебя городом Бога, Сионом -- городом святого Бога Израиля.
   15. Вместо того бытия твоего, когда был ты покинут и ненавидим и никто не проходил через тебя, сделаю я тебя правителем до конца времён, наполненным радостью во веки веков.
   16. И будешь ты пить молоко, БРАТЬ ВСЁ ЛУЧШЕЕ У НАРОДОВ, из грудей царских пить молоко, и узнаешь, что я -- Бог, Спаситель и Избавитель твой, Владыка Яакова. (Пятикнижие...)
   В этом отрывке из Торы отражена суть и стратегия действий СОЦИАЛЬНЫХ ПАРАЗИТОВ -- ТЁМНЫХ СИЛ. Причём, отражена суть очень чётко, и определяется ВРЕМЯ НАЧАЛА ЗАХВАТА и СРЕДСТВА ЗАХВАТА: "...МРАК ПОКРОЕТ ЗЕМЛЮ и МГЛА -- НАРОДЫ, А НАД ТОБОЙ ВОССИЯЕТ СВЕТ БОГА". И это время, и то, что должно произойти, даже определяется точно так же, как и в Славяно-Арийских Ведах -- мрак покроет Землю и мгла -- народы, ведь это описание прихода ПОСЛЕДНЕЙ НОЧИ СВАРОГА!
   11.(91). НА СЕМЬ КРУГОВ ЖИЗНИ ОКУТАЕТ
   ТЬМА земли Родов Расы Великой...
   Многие люди погибнут от металла и огня...
   Тяжкие настанут времена
   для народов Мидгард-Земли,
   брат восстанет на брата, сын на отца,
   кровь будет литься как реки...
   Матери будут убивать
   своих нерождённых детей...
   ГОЛОД и ДУХОВНАЯ ПУСТОТА,
   ОТУМАНИТ головы многих людей из
   Расы Великой и потеряют Веру они в справедливость...
   12.(92). Но не допустит Бог-Творец Единый
   и Род Небесный гибели Расы...
   Возрождение Расы Великой
   и пробуждение Духа-покровителя
   сынов Рода Небесного
   принесёт Белый Пёс,
   посланный Богами
   на Святую землю Расы Великой...
   Очистится Святая Земля от ТЫСЯЧЕЛЕТНЕГО ИГА
   Чужеземных ворогов,
   кои приносят в жертву
   кровь и плоть детей своих,
   и ложью и лестью неправедной
   отравляют Души детей Рода Небесного ("Славяно-Арийские Веды". Саньтии Веды Перуна, Круг Первый, Саньтия 6, 48 с.)
   В Торе говорится: "...Ибо вот, МРАК ПОКРОЕТ ЗЕМЛЮ и МГЛА -- НАРОДЫ...", а в Славяно-Арийских Ведах: "...НА СЕМЬ КРУГОВ ЖИЗНИ ОКУТАЕТ ТЬМА земли Родов Расы Великой..." и "...ГОЛОД и ДУХОВНАЯ ПУСТОТА, ОТУМАНИТ головы многих людей из Расы Великой...". Тождество описываемых событий -- полное, только разные слова использовались для описания одного и того же космического явления -- Последней Ночи Сварога, которая опустила своё мрачное эволюционное покрывало на Семь Кругов Жизни, на 1008 лет, начиная с Лета 6496 (988 г. н.э.) по Лето 7504 (1995-1996 гг.н.э.). Одно и то же космическое событие описывается в Торе и Славяно-Арийских Ведах. Одно и тоже... только с принципиально противоположных позиций! И та, и другая сторона ожидает от этих событий много бед и крови для народов Мидгард-Земли! Много бед и крови для всех, кроме ... иудеев. Иудеям в Торе Бог Яхве обещает золотые горы, порабощение всех народов и физическое уничтожение неугодных! Бог Яхве обещает народу Израиля, что во время Последней Ночи Сварога над "богоизбранным" народом: "...ВОССИЯЕТ СВЕТ БОГА...". Над иудеями воссияет свет Бога Яхве, когда все остальные народы покроет мрак! И из этого выходит, что сияющий свет Бога Яхве является мраком для всех остальных народов и несёт им беды и реки крови! И только иудеям свет Бога Яхве несёт процветание и богатство за счёт порабощения многих народов и геноцида неугодных. И по Торе именно иудеи должны всё это совершить во славу своего Бога Яхве, именно иудеи являются его инструментом. Всё предельно ясно и чётко, при подобном сравнении становится понятно, каким Богом является Яхве и кому столь рьяно служат иудеи! Последняя тысяча лет была временем торжества Тёмных Сил и благоденствия для иудеев! Для полноты картины следует обратить внимание на текст Славяно-Арийских Вед:
   "...Очистится Святая Земля от тысячелетнего ига Чужеземных ворогов, КОИ ПРИНОСЯТ В ЖЕРТВУ КРОВЬ и ПЛОТЬ ДЕТЕЙ СВОИХ, и ложью и лестью неправедной отравляют Души детей Рода Небесного...".
   А также, на текст Торы:
   15. Каждый первенец всякой плоти, открывающий утробу, которого принесут Богу, ОТ ЛЮДЕЙ и ОТ СКОТА, тебе будет, но ты должен выкупить первенца из людей и первенца из скота нечистого.
   16. А выкуп его: когда исполнится ему месяц, выкупи его по оценке: пять серебряных шекелей, по шекелю священному, двадцать монет "Гера" он.
   17. Но первенца из быков, или первенца из овец, или первенца из коз не выкупай -- святыня они; КРОВЬЮ ИХ ОКРОПЛЯЙ ЖЕРТВЕННИК, а жир их воскуривай в огнепалимую жертву, и благоухание, приятное Богу. (Пятикнижие...)
   В этом месте Бог Яхве "милостиво" разрешает иудеям ВЫКУПАТЬ СВОИХ ПЕРВЕНЦЕВ и не приносить их кровь и плоть в ЖЕРТВУ ему. А это означает, что до этого момента КАЖДЫЙ ИУДЕЙ СВОЕГО ПЕРВЕНЦА ПРИНОСИЛ В ЖЕРТВУ СВОЕМУ БОГУ ЯХВЕ, КРОВЬЮ и ПЛОТЬЮ его покупая расположение своего Бога. Любопытно и то, что, согласно Торе, каждый иудей должен ВЫКУПИТЬ своего первенца за довольно большие деньги по тому времени! Так или иначе, сравнение отрывков текста из Торы и Славяно-Арийских Вед однозначно указывает, кто есть кто, и кем является Бог Израиля!
   Вообще-то, Тора, Ветхий и Новый Заветы, с одной стороны, и Славяно-Арийские Веды с другой стороны, дают представление о противоборстве Тёмных и Светлых Сил, которое особенно активно происходило в последнюю тысячу лет Ночи Сварога, когда сама Природа выступала "союзником" Тёмных Сил. Но этот "союз" Природы и Тёмных Сил -- временный и связан напрямую с законами эволюционного развития разумных форм жизни, а не с самими СОЦИАЛЬНЫМИ ПАРАЗИТАМИ. Тёмные Силы -- социальные паразиты -- всегда максимально использовали в своих интересах любые природные явления. И довольно часто они не только использовали природные явления и закономерности, но и создавали оптимальные для себя условия. Буржуазная революция в Англии, во главе которой стоял Кромвель, который, как уже может догадаться каждый, был иудеем по происхождению и по духу! "Великая" Французская революция 1771 года, во главе которой стояли французские иудеи и управлялись они через масонскую ложу "Великий Египет", контролируемую всё теми же иудеями. Первая "русская" революция 1905-1907 гг. и "Великая русская" революция 1917 года -- все эти и другие революции по всему миру полностью финансировались и очень часто проводились в жизнь иудеями, которые всегда говорили об интересах народов стран, в которых они проживали, но "почему-то" всё получалось только в интересах одного народа -- иудейского!
   И это полностью соответствует тому, что написано в Торе, как это наглядно видно из тех отрывков из Ветхого Завета и Торы, которые были приведены выше. И, начиная с английской буржуазной революции, первое, что делали "революционеры", так это физически уничтожали тех, кто представлял для них опасность -- национальное дворянство и аристократию, которые представляли собой цвет наций и выкристаллизовывались из оных не одно тысячелетие. Именно эти люди в первую очередь представляли собой опасность и могли оказать серьёзное сопротивление (и оказывали) реализации планов иудейского мирового господства. Аналогично обстояло дело и с войнами.
   Кто стоял за русско-японской войной и о причинах этой войны говорилось выше -- американский финансист Якоб Шифф, который предоставил японскому правительству кредит в двести миллионов долларов, огромную по тем временам сумму, а когда Российская империя начала стягивать свои силы к Дальнему Востоку, на свои же деньги быстренько организовал в России Первую Иудейскую революцию в 1905-1907 годов. Но ни русско-японская война, ни Первая Иудейская революция не принесли желаемых результатов, хотя и пошатнули устои Российской Империи. Особенно Первая Иудейская революция 1905-1907 гг., которой запугал царя Николая II премьер-министр граф С.Ю. Витте и вынудил его подписать заранее подготовленный царский манифест, после которого появилась государственная дума, в которой управляли всем всё те же иудеи. И как уже отмечалось выше, за графом С.Ю. Витте стоял всё тот же Якоб Шифф! Первая Мировая Война была разыграна всё теми же господами шиффами и ротшильдами. Когда оказалось, что Российскую империю не удалось свалить малой войной и революцией 1905-1907 гг., эти господа не оставили своей заветной мечты захвата в свои руки Российской империи. А неожиданный экономический рост в Российской империи после русско-японской войны и Первой Иудейской революции 1905-1907 гг., заставил их довольно быстро реализовать всё тот же план, только более основательно. В 1914 году всё те же господа Шифф и Ротшильд разыгрывают очередной свой кровавый спектакль -- Первую Мировую войну 1914 года и в 1917 году -- Вторую Иудейскую революцию, которая и дала им желаемый результат -- Российская империя была ими захвачена, точнее, власть в России захватили русские иудеи. И это стало возможным только благодаря попустительству со стороны стран Западной Европы и США. Единственное, что они пытались делать -- так это попытались откусить от российского пирога очередной кусок, а когда это не получилось -- присвоили финансовые средства в своих странах, которые принадлежали царской России, семье Романовых, и другим состоятельным гражданам Российской Империи, как аристократам, так и классу русских капиталистов.
   Но план господ шиффов и ротшильдов по захвату власти в странах Европы по российскому сценарию и с помощью русских штыков не получился. Русские иудеи, захватив власть в свои руки, не хотели более сражаться и умирать ради целей господ шиффов и ротшильдов. Русские иудеи во главе с горским иудеем Иосифом Джугашвили (Сталиным) отказались от продолжения воплощения грандиозного плана захвата иудеями власти в мире по плану "Перманентной революции". Именно поэтому вступил в силу второй план -- финансовой иудейской революции в США 1929 года, более известной, как Великая Депрессия. Подобное стало возможным только благодаря тому, что в 1913 году частный банк, принадлежащий финансовой иудейской группе Ротшильдов-Рокфеллеров-Моргана, получил право на эмиссию доллара от президента США.
   С помощью финансовой революции захватив власть в основных и наиболее прибыльных отраслях американской экономики, иудейская финансовая олигархия приступила к выполнению второго плана захвата власти в мире, в котором СССР отводилась важная роль, вне зависимости от того, хотел ли Джугашвили (Сталин) и Ко. участвовать в этом или нет. И сделали они всё это следующим образом...
   2.31. Создание фашисткой Германии иудейскими финансистами США
   Обиженная, униженная, оскорблённая и ограбленная после Первой Мировой войны Германия была просто идеальным кандидатом для реализации иудейского плана захвата власти в мире. Иудейская финансовая олигархия приступила к созданию фашисткой Германии. Для этой цели они выбрали немецкую национал-социалистическую партию, во главе которой стоял австрийский иудей Адольф Шикльгрубер (Adolf Hitler/Adolf Shiklgruber). Как показала практика в Российской империи, идея иудейского интернационализма оказалась мёртворождённым ребёнком. Местечковые иудеи, в основном, "чёрные" иудеи, с удовольствием принимали финансовую помощь для проведения своих революций для захвата власти в своих странах, но не хотели продолжать, после захвата оной, нести революцию "свободы народов" на своих штыках в другие страны. Их вполне устраивало и то, что они имели в своих руках, а умирать ради интересов других и терять достигнутое в своих странах ради интересов иудейской финансовой олигархии, которая и их считала людьми второго сорта, им явно не хотелось. И конфликт между группировками Лейбы Бронштейна (Троцкого) и Иосифа Джугашвили (Сталина) продемонстрировал это нежелание достаточно ясно.
   В силу вышесказанного, большой надежды у иудейской финансовой олигархии, в основном, из левитов, на местечковое иудейство не было. Напомню, что левиты были поставлены над всеми иудеями самим Богом Яхве. И причина такой любви Бога Яхве именно к левитам -- в том, что это колено иудейское напрямую происходит от Сифа -- СЫНА ЕВЫ И САМОГО ... ГОСПОДА БОГА ЯХВЕ, о чём пишется и в Торе, и в Ветхом Завете под кодовым названием "восстановление божественного семени". Поэтому в Германии ставка была сделана на национал-социализм, который в себе совмещал идеи иудейского социализма на национальной основе конкретной страны -- Германии! Лучшего времени для национал-социализма придумать было просто невозможно. Немцы после Первой Мировой войны чувствовали себя униженными, преданными всеми и ограбленными, и поэтому слова об их особой исторической миссии были просто бальзамом для их душ.
   Выбор Германии, как инструмента для реализации программы захвата власти в мире иудейской финансовой олигархией, по указанным выше причинам, был идеальным. Именно отказ Иосифа Джугашвили и его Ко. выполнять план захвата власти, разработанный иудейской финансовой олигархией под кодовым названием "Перманентной революции" и привёл к появлению плана создания фашисткой Германии. Перед выборами в Германии 1933 года корпорации и банки пожертвовали на нужды нацисткой партии ОДИН МИЛЛИОН ТРИСТА ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ ($1,310,000.00), кроме того, были ещё и индивидуальные пожертвования в размере ПЯТИСОТ ВОСЬМИДЕСЯТИ ШЕСТИ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ ($586,000.00). Таким образом, в фонды нацисткой партии Германии перед выборами 1933 года от корпораций, банков и частных лиц поступило ОДИН МИЛЛИОН ВОСЕМЬСОТ ДЕВЯНОСТО ШЕСТЬ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ!:
   Подавляющая часть этих "пожертвований" на избирательную кампанию нацисткой партии Германии пришлась на американские банки и корпорации, большинство которых принадлежало иудеям! Весьма интересная "раскладочка" получается! Но это ещё не всё. После победы нацисткой партии на выборах и получения Гитлером портфеля канцлера Германии, американские капиталы довольно широкой "рекой" продолжали течь в Германию:
   ("Wall Street and the rise of Hitler" Antony C. Sutton, p. 110-111, 2002, Publisher GSG & Associates, USA, ISBN 0-945001-53-3.)
   Как чётко видно из приведённых выше данных, синдикаты Нью-Йоркской биржи вложили в развитие немецких картелей ВОСЕМЬСОТ ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ МИЛЛИОНОВ ЧЕТЫРЕСТА ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ!!! Сумма по тем временам просто фантастическая! Все эти инвестиционные синдикаты принадлежали напрямую или косвенно иудейским финансистам! Хотелось бы напомнить, что все эти иудейские капиталы вкладываются в немецкую промышленность (в основном, военную) в то время, как в самих Соединённых Штатах в самом разгаре Великая Депрессия (1929-1939 гг.). Огромные суммы идут на развитие немецкой промышленности, в самой Германии народ ликует в связи с тем, что с приходом к власти Гитлера исчезает безработица, происходит бурный экономический подъём и т.д. А в самих Соединённых Штатах продолжается рост безработицы, многие люди голодают. Казалось бы, противоречие на противоречии.
   Но это только на первый взгляд. На самом деле, никаких противоречий не наблюдается, а всё даже очень логично и продуманно в мельчайших подробностях. О причинах Великой Депрессии говорилось выше, поэтому перейдём сразу к результатам оной. Во время Великой Депрессии большинство крупнейших банков, наиболее прибыльные отрасли промышленности перешли в иудейские руки, -- это, ВО-ПЕРВЫХ. В это же время иудейская финансовая олигархия Соединённых Штатов создаёт фашистский режим в униженной и оскорблённой Германии, -- это, ВО-ВТОРЫХ! Вроде бы, между этими явлениями нет никакой связи, но это только иллюзия, за которой стояли коварные планы по захвату власти над миром иудейской финансовой олигархией. Вкладывание средств в создание военной промышленности имело весьма конкретные цели. Иудейской финансовой олигархии было необходимо, чтобы фашистская Германия развязала большую войну. Создание в разорённой Германии военной промышленности имело вполне определённую цель -- иудейские финансовые олигархи готовили фашистскую Германию к войне. Именно в войну вкладывали свои средства иудейские финансисты. Они прекрасно знали, куда пойдут их деньги. Не только знали, но только под это и давали свои деньги, и их даже не волновало, вернёт фашистская Германия эти деньги или нет. Они ожидали сверхприбылей и мирового господства... которое им должно было принести поражение фашистской Германии. Поражение фашистской Германии? Зачем было вкладывать огромные средства и ожидать поражения? Ответ очень простой...
   Германия практически не имела своих стратегических ресурсов, а запасов было на полгода-год военных действий, максимум. Конечно, эти сроки могли быть увеличены за счёт захваченных стратегических ресурсов противников, но и при этом агония воюющей фашистской Германии могла растянуться ещё на несколько лет. Продление агонии происходило и за счёт стратегических ресурсов союзников Германии, например, за счёт стратегических ресурсов нефти Румынии, но запасы румынской нефти были относительно небольшими. И чем дольше продолжится эта агония -- тем лучше для иудейской финансовой олигархии. И вот, по каким причинам.
   Европейские иудеи, основная масса которых были "чёрными" иудеями, стремились к мировому господству для самих себя, а не для "белых" иудеев, основная база которых в тридцатые годы была в Соединённых Штатах. Лидером "чёрных" иудеев был Советский Союз, во главе которого стоял Иосиф Джугашвили (Сталин) и его команда. Именно поэтому столь большой процент именно "чёрных" иудеев был в рядах коммунистов или сочувствовали им. Именно поэтому практически сколько-нибудь значительные посты в любой компартии Европы и мира занимали иудеи по национальности и, в основном, "чёрные" иудеи. Такая поддержка "чёрными" иудеями коммунистического движения, которое полностью контролировалось Иосифом Сталиным и его командой, ясно показывало "белым" иудеям, кого они поддерживают и на чьей стороне они выступают. После прихода Адольфа Шикльгрубера (Гитлера) к власти в Германии, Сталин стал ещё более интенсивно милитаризировать страну. Он прекрасно понимал, кто стоял за спиной у Гитлера и, ЧТО раньше или позже произойдёт военное столкновение. Сталин и его команда думали, что их конкуренты в стремлении к мировому господству сами себе роют могилу, но всё оказалось совсем не так, как планировали одни и как надеялись другие. События развивались по сценарию, которого не ожидали ни "белые" иудеи, ни "чёрные"... Ресурсы огромной страны стали работать на войну, которая была неизбежна. Только Иосиф Сталин надеялся переиграть своих заокеанских конкурентов за мировое господство. Сталин рассчитывал воспользоваться созданной ими ситуацией, чтобы после того, как воюющие стороны истощат друг друга и экономики своих стран, он придёт в страны Европы, как освободитель от коричневой чумы, принеся "спасённым" красную чуму. И КРАСНАЯ, и КОРИЧНЕВАЯ ЧУМА были ДЕТИЩАМИ ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ ИУДЕЙСКОЙ ФИНАНСОВОЙ ОЛИГАРХИИ, -- полностью ими финансировались, и идеология оных полностью создавалась иудеями по заветам Торы для полного духовного и физического порабощения гоев.
   Иосиф Джугашвили (Сталин) даже помогал фашисткой Германии, поставляя в неё стратегическое сырьё, что продолжалось вплоть до начала войны между фашисткой Германией и СССР 22 июня 1941 года! Глупость Сталина? Не стоит спешить с выводами. Иосиф Джугашвили (Сталин) очень хотел, чтобы фашистская Германия смогла подмять под себя как можно больше стран Европы, Африки, Ближнего Востока и Азии, чтобы потом, под видом освобождения от коричневого ига, ввести в оккупированные страны советские войска и ... разгромив фашистскую Германию, стать "величайшим" "освободителем" народов мира! И, при всём при этом, "помочь" освобождённым народам увидеть "свет" социализма и коммунизма!
   Таким образом, к началу Второй Мировой Войны в мире возникло две иудейские группировки. В Соединённых Штатах обосновалась группировка "белых" иудеев, а в Советском Союзе -- группировка "чёрных" иудеев, которые взбунтовались против власти "белых" иудеев после захвата с их финансовой помощью власти в Российской Империи в 1917 году. И каждая из этих группировок играла свою собственную игру, пытаясь переиграть друг друга. Но в единственном они были одинаковы -- в желании захватить власть в мире, используя для этого самих же гоев, желательно, уничтожив их как можно больше в созданной для этого военной "мясорубке".
   Но события пошли по таким дорожкам, что не выполнились полностью планы ни одной из этих группировок. Хотя планы "белых" иудеев выполнились в значительно большей степени, чем планы "чёрных" иудеев СССР. После начала Второй Мировой Войны, которая началась с нападения фашисткой Германии на Польшу в сентябре 1939 года, события пошли по выгодному для обеих группировок сценарию. С началом военных действий в Европе закончилась Великая Депрессия в США. Странное "совпадение"!?. Конечно же, это никакое не совпадение, а ожидаемый результат, запланированный результат. Американские иудейские финансисты, организовавшие финансовую революцию в 1929 году в США, захватив финансовый контроль над страной, не спешили вкладывать уворованные у американского народа деньги в восстановление разрушенной ими же экономики. Они использовали эти деньги для создания фашисткой Германии, чтобы с её помощью получить возможность для финансового порабощения мира. Экономика Соединённых Штатов была очень быстро восстановлена на деньги воюющих в Европе стран. Именно ради такой ситуации и создавалась военная машина в Германии. Обе воюющие стороны размещали свои военные заказы в Америке, и особенно большие финансовые потоки потекли в бездонные карманы иудейских финансистов США из таких стран, как Англия и Франция. Хотя, финансовые потоки шли и из остальных стран антигитлеровской коалиции. Хотелось бы уточнить некоторые нюансы, которые обычно ускользают от взгляда большинства людей. В фашистской Германии на деньги американских иудеев была создана самая передовая военная промышленность. А это означает, что страны антигитлеровской коалиции были вынуждены использовать военную технику соответствующего уровня. А налаженного собственного производства военной техники подобного уровня у этих стран катастрофически не хватало для ведения военных действий на должном уровне.
   И тут... появляются американцы, которые предлагают поставлять всё необходимое для ведения современной войны, производимое на американских заводах и, естественно, не просто так, а за полноценное золото, серебро и платину, так как бумажные деньги во время войны не имеют ценности и при подобных сделках практически не использовались. При этом, американское правительство, за которым стояла иудейская финансовая олигархия, предоставляло военную продукцию в долг, если у потребителей не было, чем рассчитаться сразу. Для того, чтобы заставить американское правительство и американский народ, которые в то время ещё не полностью контролировались иудейской финансовой олигархией, активно включиться в эту созданную военную авантюру, финансовые круги через своего ставленника -- президента Франклина Рузвельта -- втягивают и сами Соединённые Штаты в войну на стороне антигитлеровской коалиции. Причём, США, в принципе, спровоцировали Японию нанести удар по военно-морской базе США Пёрл-Харбор на Гавайях. Только после этого Рузвельту удаётся преодолеть изоляционистские настроения в Конгрессе и Сенате США, и полностью развернуть программу по обворовыванию стран Европы. Соединённые Штаты выступили в качестве поджигателя, который, вызвав пожар, предлагает желающим воду для тушения пожара по вполне "разумным" ценам! Зачем это было нужно? Всё для того же -- достижения контроля над миром. К началу Второй Мировой Войны Соединённые Штаты практически никак не влияли на политику и экономику мира. Мир контролировали колониальные империи Англии, Франции, Германии, Испании, Португалии и Нидерландов. Особое место среди них занимала Британская колониальная империя, которая была самым настоящим монстром и контролировала половину мира. В течение почти пятисот лет туманный Альбион доминировал на морях и океанах, и на Британские острова стекались богатства из огромных и богатых колоний, богатейшей из которых была Индия. Можно только предполагать, какие сокровища скопились в Англии за эти пятьсот лет! Так вот, после окончания Второй Мировой Войны, эта колониальная империя оказалась с большим долгом Соединённым Штатам. Накопленные за пятьсот лет богатства, наворованные в колониях, за несколько лет войны перетекли в хранилища американских банков, которые, естественно, принадлежали иудеям.
   То же самое произошло и со всеми остальными колониальными империями. После окончания Второй Мировой Войны, они все оказались в аналогичном состоянии. Плюс ко всему этому, большая часть Европы оказалась в руинах, экономика была подорвана, в общем, картина понятная! После окончания войны практически все колониальные империи перестали существовать и, не столько по причине национально-освободительного движения в этих самых колониях, а, в основном, из-за того... что у метрополий просто не было денег на содержание администрации, колониальной полиции и таких же армейских частей.
   Метрополии были вынуждены свернуть в большинстве своих колоний свою деятельность, что и послужило основной причиной получения колониями независимости. Ведь и ранее жители колоний не выражали особой "радости" по поводу колониальных властей, поднимали восстания и бунты, которые подавлялись без всякой жалости колониальными войсками. Так что, основной причиной потери метрополиями колоний было обнищание метрополий в результате Второй Мировой Войны. ЕДИНСТВЕННАЯ СТРАНА, которая вышла из войны при небывалом расцвете экономики, были Соединённые Штаты Америки! Но, не только расцвет экономики пришёл в эту страну в результате этой войны, в эту страну не только стеклись богатства половины мира, но и кардинально изменилось политическое положение Соединённых Штатов. После окончания Второй Мировой Войны США стали ведущей мировой державой, противовесом которой был Советский Союз. Когда анализируешь результаты этой войны, невольно возникает вопрос -- кому она была выгодна!? И получается, что выгодна она была только иудейским финансовым кругам США. Основной победитель, на которого легли основные тяготы войны и основные потери в людях и в экономике, был Советский Союз. Только по официальным данным, ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ МИЛЛИОНОВ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЖИЗНЕЙ заплатил СССР за победу над фашистской Германией! Сама Германия потеряла девять миллионов человеческих жизней. И все эти жертвы были принесены ради того, чтобы иудейская финансовая верхушка получила контроль над экономикой планеты! КОНТРОЛЬ НАД ЭКОНОМИКОЙ -- ОЗНАЧАЕТ РЕАЛЬНУЮ ВЛАСТЬ НАД МИРОМ!
   И ещё одно. Нигде в мире не слышно о поистине Великой Трагедии -- гибели двадцати восьми миллионов человек в СССР, большинство из которых были мирные жители, женщины и дети, и подавляющее большинство из которых были РУССКИМИ, УКРАИНЦАМИ И БЕЛОРУСАМИ!" мир Но о гибели такого числа людей мир молчит, как будто ничего не произошло. Также "свободный, демократический молчит и о ДЕСЯТКАХ МИЛЛИОНОВ УНИЧТОЖЕННЫХ во время и после Великой Иудейской революции 1917 года на просторах Российской Империи! А ведь, подавляющее большинство этих уничтоженных и репрессированных были всё теми же РУССКИМИ, УКРАИНЦАМИ И БЕЛОРУСАМИ!..
   Конечно, планы иудейских финансистов не удались на все сто процентов. У них не получилось уничтожить Советский Союз и наказать в полной мере взбунтовавшихся против их власти "чёрных" иудеев в России. Но наказание своих соплеменников-иудеев не было самой главной целью их политики в отношении России. Им было необходимо уничтожить полностью генетический фундамент русского народа, чтобы не допустить возможного возрождения русского народа после кровавой Ночи Сварога. Так как только русский народ мог остановить их победное шествие по планете, о чём упоминалось во всех сакральных источниках у многих народов. Все предсказания указывают именно на Россию, как центр будущего процветания всего человечества, что означало для социальных паразитов потерю их власти и богатств, чего они, ох, как не хотели терять! Любопытно и то, что бунт против их власти Иосифа Джугашвили (Сталина) и его команды они заставили работать на себя не мытьём, так катаньем. Отказ группировки Сталина от планов Перманентной революции, по сути, не изменил результата. Господа Шиффы и Ротшильды всё-таки заставили Советский Союз делать то, что им было нужно -- завоёвывать для них власть над миром. Хотя и с одним весьма существенным отличием. Русский народ, хотя и понёс огромные потери от советской власти и Второй Мировой Войны, но не исчез с лица земли, как на это надеялись эти господа. При варианте Перманентной революции, русский народ был бы уничтожен полностью и исчез бы с лица Мидгард-Земли. Именно такой план был у хозяев Лейбы Бронштейна (Троцкого). Такое же задание было дано и Адольфу Шикльгруберу (Гитлеру).
   Генеральным штабом фашисткой Германии был разработан план "Барбаросса", название которого переводится, как "Русский варвар". По этому плану, если бы фашистская Германия повергла бы Советский Союз, ПЯТЬДЕСЯТ ПРОЦЕНТОВ СЛАВЯН планировалось УНИЧТОЖИТЬ ФИЗИЧЕСКИ, а оставшиеся ПЯТЬДЕСЯТ ПРОЦЕНТОВ планировалось СТЕРИЛИЗОВАТЬ и превратить в РАБОВ! Вот такой план был у фашистов, но о нём "почему-то" не кричат средства массовой информации и не только "там", но и в самой России.
   Иосиф Джугашвили (Сталин) и его команда тоже не очень волновались о том, сколько русских погибнет ради достижения их целей, которые тоже были стремлением к мировому господству. Сталин не был дураком, он прекрасно понимал, кем и для каких целей возрождается милитаризованная Германия. Он просто хотел переиграть своих заокеанских соперников в игре за мировое господство. Но его обыграли. Сталина обманули дезинформацией о том, что Гитлер планирует нанести удар по Англии. Сталин ожидал, когда начнётся немецкая операция по переправе немецких войск на британские острова. И когда немцы основательно ввяжутся в военные действия в Англии, Сталин готовил удар по немецким войскам по всей длине новой границы Советского Союза. Практически все кадровые войска были дислоцированы в непосредственной близости от границы в первом эшелоне и ждали приказа к наступлению.
   Гитлер знал о планах Сталина и поэтому нанёс упреждающий удар за несколько недель до советского наступления, и это было одной из основных причин таких огромных потерь в людях и военной технике в первые месяцы войны со стороны Советского Союза. Сталин считал, что Гитлер никогда не начнёт войну на два фронта, что само по себе было стратегически и тактически полным безумством. А Сталин не считал, что Гитлер безумец и поэтому... ожидал его военную операцию против Великобритании.
   Гитлер не был безумцем, он прекрасно понимал все "прелести" войны на два фронта, но у него просто не было выхода! Если бы он начал военную операцию против Англии, в спину немецким войскам ударили бы советские войска и ... война для Германии при таком варианте закончилась бы очень быстро. Неожиданно напав на Советский Союз, Гитлер оттянул неизбежное на четыре года, и это его решение стоило Советскому Союзу десятков миллионов человеческих жизней, да и сама Германия потеряла девять миллионов. Так или иначе, события развивались именно так, как на это и рассчитывали иудейские финансисты из-за океана. Но они не ожидали, что Советский Союз выдержит такой удар и выстоит, но произошло не только это -- советские войска, основную массу которых составляли именно славяне, не только выдержали удар немецких армий, но, даже потеряв большую часть своих стратегических запасов, Советская Армия не только остановила наступление немецких армий и их союзников, но и стала разбивать эти армии одну за другой. И с 1943 года произошёл коренной перелом на Восточном фронте, и немецкие войска стали терять оккупированные территории.
   Такого поворота событий господа Шиффы и Ротшильды явно не ожидали. Они рассчитывали, что немецкие войска разгромят Советский Союз, и, при этом, сами ослабеют настолько, что разделаться с ними "союзникам" не составит большого труда. Иудейская финансовая олигархия очень хотела наказать взбунтовавшихся против их власти "чёрных" иудеев Советского Союза и других европейских стран. И кроме того, реализовать свои планы получения контроля над миром, которые ... сорвались после иудейской революции 1917 года. В Торе сказано, что Бог Яхве поставил колено левитов над всеми остальными коленами иудейскими, и отказ любого иудея от выполнения замысла божьего через его посредников -- левитов, в Торе рассматривался, как одно из величайших преступлений против Бога:
   8. В то время отделил Бог колено ЛЕВИ, чтоб носить Ковчег союза Бога, чтобы стоять пред Богом, служить ему и благословлять именем его по сей день.
   9. Поэтому не было дано колену ЛЕВИ доли и удела с братьями его: БОГ -- УДЕЛ ЕГО, как обещал ему Бог, Всесильный твой.
   10. А я остался на горе, как в дни прежние, сорок дней и сорок ночей, и услышал меня Бог: "Встань, отправляйся в путь впереди народа, и придут они, и овладеют страной, которую я поклялся отцам их дать им". ("Пятикнижие и гафтарот". Книга "Дварим", Экев X, 8-10, 1136-1137 с.)
   аказанием для любого ИУДЕЯ, ОТКАЗАВШЕГОСЯ по тем или иным причинам от исполнения замысла божьего, каралось, согласно Торе, СМЕРТЬЮ. В Торе долго перечисляются всевозможные кары и проклятия Бога Яхве для любого иудея, отвергшего его или его замыслы:
   16. Берегитесь, чтобы не обольстилось сердце Ваше, и не сошли Вы с пути, и не служили Богам чужим, и не поклонялись им, --
   17. Чтобы не возгорелся гнев Бога на Вас, и замкнёт он небеса, и не будет дождя, и земля не даст урожая своего, и исчезнете Вы быстро из страны хорошей, которую Бог даёт Вам.
   18. Положите же эти мои слова на сердце Ваше и на душу Вашу, и повяжите их как знак на руку Вашу, и да будут они знаками между глазами Вашими.
   Но это ещё не всё:
   10. Тот из Вас, кто боится Бога и слушается голоса пророка, раба его, -- даже если ходит он во тьме и нет ему света, пусть полагается на имя Бога и опирается на Всесильного Бога своего.
   11. Вот все Вы, раздувающие огонь гнева Бога, бросающие искры в Бога, -- идите в пламень огня Вашего и в искры, которые разжигали Вы! "От моей руки будет наказание это Вам, в скорби умрёте Вы и лежать будете в могиле!
   Ко всему прочему, Господь Бог призывает любого иудея убивать всякого, кто пытается сбить его с пути "истинного" -- увести его от "света" Бога Яхве:
   7. Если станет ПОДГОВАРИВАТЬ ТЕБЯ брат твой, сын матери твоей, или сын твой, или дочь твоя, или жена твоя, или друг твой задушевный, тайно, говоря: "Пойдём и будем СЛУЖИТЬ БОГАМ ИНЫМ, которых не знал ни ты, ни отцы твои",
   8. Из Богов народов, что вокруг Вас, близких к тебе или далёких от тебя, от одного края земли до другого,
   9. То не соглашайся с ним и не слушай его, и не щади его, и не жалей его, и не прикрывай его,
   10. Но УБЕЙ ЕГО; рука твоя первая да настигнет его, чтобы УМЕРТВИТЬ ЕГО, а рука всего народа -- после.
   11. И побей его камнями, ЧТОБЫ УМЕР ОН, ибо хотел он отвратить тебя от Бога, Всесильного твоего, который вывел тебя из страны Египетской, из дома рабства.
   12. А ВЕСЬ ИЗРАИЛЬ УСЛЫШИТ и УЖАСНЁТСЯ, и НЕ СТАНУТ более делать такого зла в среде твоей. (Пятикнижие...)
   Интересно получается, Бог Яхве требует ОТ ЛЮБОГО ИУДЕЯ НЕМЕДЛЕННО УБИТЬ ЛЮБОГО, кто только ПОПЫТАЕТСЯ ПОКОЛЕБАТЬ веру в него самого, ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ от того, кто это делает -- БРАТ, СЕСТРА, МАТЬ или ОТЕЦ, СЫН или ДОЧЬ, или ДРУГ. ИСТИННЫЙ ИУДЕЙ должен НЕМЕДЛЕННО УБИТЬ такого ИУДЕЯ во славу своего Бога Яхве! И такие действия во имя Бога Яхве требуются от любого иудея, даже только при попытке поколебать веру в Бога Яхве! Даже только за это наказание одно -- СМЕРТЬ, ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ от того, кем приходится иудею этот искуситель! ЛЮБОЙ ИУДЕЙ должен быть верен не своей семье, не настоящей дружбе, А ТОЛЬКО БОГУ ЯХВЕ, которому только ДОЛЖЕН БЫТЬ ВЕРЕН КАЖДЫЙ ИУДЕЙ. И такое наказание полагается только за попытку соблазнить иудея в другую веру, а что тогда полагается у Бога Яхве ТЕМ ИУДЕЯМ, которые всё-таки СОБЛАЗНИЛИСЬ И ОТКАЗАЛИСЬ, по тем или иным причинам, от ПОВИНОВЕНИЯ ЗАКОНАМ БОГА ЯХВЕ, ХРАНИТЕЛЯМИ И ПОПЕЧИТЕЛЯМИ исполнения которых он поставил КОЛЕНО ЛЕВИ?! Вот, что по этому поводу сказано В СВЯТЫХ ДЛЯ ИУДЕЕВ КНИГАХ:
   13. Если услышишь ты, что в одном из городов твоих, который Бог, Всесильный твой, даёт тебе, чтобы жить там.
   14. Выступили люди негодные из среды твоей и совратили жителей города своего, говоря: "Пойдём и будем служить Богам иным, которых Вы не знали", --
   15. А ты выяснил, и исследовал, и расспрашивал хорошо, и оказалось, что верно это, совершена мерзость в среде твоей, --
   16. То ПЕРЕБЕЙ ЖИТЕЛЕЙ ТОГО ГОРОДА, остриём меча, УНИЧТОЖЬ ЕГО И ВСЁ, что в нём, и скот его остриём меча.
   17. А всю добычу его собери на средину площади его, и СОЖГИ ОГНЁМ ГОРОД и ВСЮ ДОБЫЧУ ЕГО ПОЛНОСТЬЮ, -- это угодно Богу, Всевышнему твоему, -- и да будет он навеки грудой развалин, не будет он отстроен заново.
   18. И да не прилипнет к руке твоей ничего из уничтожаемого, дабы отвратил Бог гнев свой, и оказал тебе милость, и помиловал тебя, и размножил тебя, как поклялся он отцам твоим.
   19. ЛИШЬ БЫ СЛУШАЛСЯ ТЫ БОГА, Всевышнего твоего, и соблюдал все заповеди его, которые я заповедую тебе сегодня, и делал угодное Богу, Всесильному твоему.
   ("Пятикнижие и гафтарот". Книга "Дварим", Ръэ XIII, 13-19, 1167-1168 с.)
   Даже для самих иудеев -- своих избранников -- Бог Яхве предлагает только два варианта: или слепо следовать его замыслам, КОТОРЫЕ ВЫРАЖАЮТ ЛЕВИТЫ, или смерть за отказ следовать оным! Ничего не скажешь, "хороший" Бог! Поэтому у Гитлера и был план по уничтожению части "чёрных" иудеев, чтобы показать иудеям всего мира "кто в доме хозяин". Да и к тому же, число уничтоженных фашистами иудеев с сентября 1939 года по май 1945 года составило меньше трёхсот тысяч человек, что само по себе тоже большая трагедия, но с 1947 года иудейская пресса мира стала вновь буквально вопить о всё тех же шести миллионах уничтоженных иудеев, о чём они пытались уже кричать после Первой Мировой войны, опубликовав эту цифру "уничтоженных" иудеев 19 октября 1919 года в "Еврейской газете" Нью-Йорка. И если после Первой Мировой войны мировая общественность не среагировала на эти фальшивые данные, то после Второй Мировой войны иудеи были умнее и владели большинством средств массовой информации, как в Европе, так и в США. И именно благодаря этому им удалось навязать всему миру миф об иудейских жертвах и о народе "мученике", больше всех пострадавшем от немецких фашистов, которые были полностью финансированы ИУДЕЙСКИМИ ФИНАНСИСТАМИ из Соединённых Штатов, а в верхушке самой партии национал-социалистов было много и чистых иудеев, и полукровок! Не говоря уже о том, что и сам Адольф Шикльгрубер (Гитлер) был по матери чистокровным иудеем! Но это ещё не всё! В немецкой армии было СТО ПЯТЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ ИУДЕЕВ, которые служили в фашистской армии в чинах от солдата, до полного генерала! И многие их них имели за свою безупречную службу Третьему Рейху высшие правительственные награды!
   См. Брайан Марк Ригг "Еврейские солдаты Гитлера: нерассказанная история нацистских расовых законов и людей еврейского происхождения в германской армии".)
   Для многих СТО ПЯТЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ не звучит чем-то таким уж значимым. Но давайте не будем делать поспешных выводов. Всё дело в том, что это сто пятьдесят тысяч здоровых мужчин-иудеев призывного возраста. А у них есть родители, братья и сёстры, дедушки и бабушки и далеко не все из мужской части иудейского населения Германии были призывного возраста, и далеко не все из тех, кто был призывного возраста, были пригодны для службы в армии и флоте по состоянию здоровья! Так что, сто пятьдесят тысяч солдат и офицеров иудейского происхождения, представляют более миллиона человек иудейского населения Германии.
   А это означает, что практически каждая иудейская семья в Германии имела мужчину, сражавшегося на стороне фашистов, и они в неменьшей степени, чем сами немцы, ответственны за уничтожение многих миллионов человек! И, в первую очередь -- двадцати восьми миллионов советских людей, большинство из которых были славяне! Так, о каком же Холокосте так настойчиво кричат средства массовой информации (которыми, опять-таки, в основном, владеют иудеи), если единственный РЕАЛЬНЫЙ ГЕНОЦИД устроили именно "РУССКИЕ" ИУДЕИ после революции 1917 года, и продолжили фашисты на деньги тех же самых ИУДЕЙСКИХ ФИНАНСИСТОВ из Соединённых Штатов Америки против славян, в основном, русских?! Именно РОССИЯ подверглась ИУДЕЙСКОМУ ГЕНОЦИДУ, потеряв, в общей сложности, от семидесяти до ста миллионов человек! И это цифры реальные, а не взятые с "потолка". Но об этом "почему-то" иудейская мировая пресса молчит, да и чего ей поднимать шум -- ведь это только гои! Гои, которых стоит уничтожать, если они не покоряются и не хотят быть рабами, и об этом ясно говорит "святая" для каждого иудея книга -- Тора! То, что никакого Холокоста не было, доказал один человек, который написал книгу "Шесть миллионов -- потеряны и найдены", в которой он, на основании фактов и только фактов, доказывает, что не было шести миллионов уничтоженных иудеев, а было только ДВЕСТИ ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ ТЫСЯЧ погибших! (Ричард Харвуд "Шесть миллионов -- потеряны и найдены".)
   После восьми лет суда в Канаде над издателем книги, ему удалось доказать, что вся информация в этой книге основана НА РЕАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТАХ и абсолютно точная! В течение восьми лет все иудейские организации мира, их лучшие адвокаты не смогли опровергнуть ни одного факта из этой книги, но кто знает об этом процессе и его результатах? Практически никто! По миру по-прежнему "гуляет" миф о Холокосте, которого никогда не было! Не было ни газовых камер, ни крематориев, в которых сжигали трупы иудеев! Точнее, крематории были, но сжигали в них не иудеев, а трупы людей, умерших от тифа и других инфекционных болезней, чтобы не допустить эпидемий. Кстати, трупы умерших от тифа и других опасных инфекционных болезней сжигали не только в концлагерях, но и во всех остальных местах по всему миру и во все времена. К тому же, среди умерших от тифа и т.д. и сожжённых в крематориях концлагерей ИУДЕЕВ было немного! Любопытно и то, кто из иудеев попадал в концентрационные лагеря. Далеко не все, а только те, кто боролся против оккупационного режима в подпольном сопротивлении. Которое, в основном, контролировалось коммунистами, подконтрольными группировке Иосифа Джугашвили (Сталина). Другими словами, В СОПРОТИВЛЕНИЕ ВХОДИЛИ ИУДЕИ-БУНТОВЩИКИ ПРОТИВ ВЛАСТИ ЛЕВИТОВ, которая в Торе дана им самим Богом Яхве. Бунт "чёрных" иудеев против левитов, согласно Торе, является бунтом против самого Бога Яхве и его законов. А это, СОГЛАСНО ТОРЕ, КАРАЕТСЯ СМЕРТЬЮ. ЛЮБОЙ ИУДЕЙ ДОЛЖЕН придерживаться ЗАКОНОВ ТОРЫ, иначе ему ГРОЗИТ СМЕРТЬ и ПРОКЛЯТЬЯ, НИСПОСЛАННЫЕ САМИМ БОГОМ ЯХВЕ. Так что, ПО ИУДЕЙСКИМ ЗАКОНАМ, ВСЕ ИУДЕИ, которые ПРИНЯЛИ СТОРОНУ БУНТАРЕЙ, подлежат ФИЗИЧЕСКОМУ УНИЧТОЖЕНИЮ ДЛЯ УСТРАШЕНИЯ ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ. И факт того, что в немецкой армии сражалось сто пятьдесят тысяч иудеев, говорит сам за себя. Не было никакого геноцида иудеев, а было УНИЧТОЖЕНИЕ ОТВЕРГНУВШИХ ЗАКОН ТОРЫ и ЗАПОВЕДИ БОГА ЯХВЕ. Просто ШЛА ВОЙНА МЕЖДУ ДВУМЯ ИУДЕЙСКИМИ ГРУППИРОВКАМИ, между "белыми" иудеями и взбунтовавшимися "чёрными" иудеями группировки Иосифа Джугашвили (Сталина).
   Да, хотелось бы ещё отметить один факт, который "почему-то" упорно обходится иудейской прессой. После начала войны между Соединёнными Штатами Америки и Японией, власти США бросили в концентрационные лагеря ДВЕСТИ ПЯТЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ американских граждан ЯПОНСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ! Вся их вина заключалась только в том, что они имели японские корни. Власти не только бросили этих людей в лагеря, но и конфисковали всё их имущество. После войны все те, кто выжил, были освобождены, но никто и никогда, не вернул им конфискованного имущества! Такие вот дела! Но об этом никто ничего не говорит ни в самих Штатах, ни даже в Японии! Поэтому возмущаться тем, что часть иудеев, принимавших участие в сопротивлении, оказалась в концлагерях, просто нелепо. Это было их наказание за поддержку бунтарей. Той самой группировки "чёрных" иудеев, которая начала играть свою собственную игру против группировки "белых" иудеев господ Шиффов и Ротшильдов, о чём говорилось выше. Так что, с точки зрения Торы, это просто наказание смертью за отход от заповедей Бога Яхве, не более того. Но это -- отдельный разговор...
   Кампания по поводу выдуманного Холокоста в иудейских средствах массовой информации была классически раскручена для того, чтобы создать из иудеев народ-жертву фашизма, отвлечь внимание мировой общественности от реальных жертв иудейской политики и создать во всём мире ситуацию, когда любая критика сионизма, его методов и целей вызывала бы немедленную атаку средств массовой информации мира (которые практически все контролируются иудеями) и обвинения в антисемитизме. Кукловоды и организаторы Мировых войн превратились в "жертв", которые могут делать всё, что угодно, и никто не вправе не только противостоять их планам по захвату власти в мире, но даже критиковать любые их действия при их постепенном заглатывании мирового пирога! Акулы пожирают свои жертвы, а жертвы не должны видеть в них акул, а только безобидных овечек! А то, что вместо "травки" эти "овечки" пожирают одну страну за другой, обворовывая народы этих стран, так это только "мираж"! "Мираж", который "почему-то" оказывается каждый раз реальностью.
   Но запасной план господ Шиффов и Ротшильдов хотя и сработал, но сработал совсем не так, как они этого ожидали. Гитлеровские войска не уничтожили Советский Союз, а произошло всё с точностью до наоборот. Советский Союз разбил фашистскую Германию, на которую так надеялись создавшие её господа Шиффы и Ротшильды.
   Бунтари против заповедей Бога Яхве не были разгромлены, напротив, после окончания Второй Мировой Войны во многих странах Восточной Европы власть захватили иудеи-коммунисты сталинского толка. А, кроме того, коммунистическими стали Китай, Вьетнам, Северная Корея. В результате, после окончания Второй Мировой Войны, мир оказался разделён между двумя иудейскими группировками. Между "белыми" иудеями и "чёрными" иудеями. И именно это послужило началом Холодной Войны -- противостоянию этих двух иудейских группировок, для которых все остальные народы мира превратились в разменную монету для достижения их целей в стремлении достичь мирового господства, к которому эти группировки шли разными путями, но цель у них была одна и та же -- МИРОВОЕ ГОСПОДСТВО ИУДЕЕВ! И ничего другого, при уничтожении лучших сил и генетики народов, для того, чтобы превратить всех остальных в рабов, как об этом говорится в Торе: "...чтобы НЕСЛИ ТЕБЕ БОГАТСТВО НАРОДОВ, а ЦАРИ ИХ приведены будут, как РАБЫ...".
   После окончания Второй Мировой Войны иудеи получили доминирующее положение в основных экономически развитых странах. Они, в основном, добились финансового господства в мире, и их паразитическая система, перед рассветом очередного Дня Сварога, достигла своего максимума (см. Рис. 42). Но у них всё же не получилось довести заповеди Бога Яхве до полного воплощения, хотя они и добились очень многого на этом поприще. Они не успели до нового Дня Сварога уничтожить полностью тех, кто мог помешать им в достижении мирового господства для их паразитической социальной системы. Ведь не зря Бог Яхве им наказывал: "...Ибо ТОТ НАРОД и ТО ЦАРСТВО, что НЕ БУДУТ СЛУЖИТЬ ТЕБЕ, ПОГИБНУТ, и НАРОДЫ ЭТИ ИСТРЕБЛЕНЫ БУДУТ...". А именно -- русский народ и русское государство и были теми, кого они пытались сломать и уничтожить, ибо именно русскому народу и суждено остановить мировую паразитическую систему и вымести Тёмные Силы с нашей Мидгард-Земли...

Описание рисунков

   Рис. 35. -- для того, чтобы вытеснить из паразитических экономических ниш местных аборигенов, иудеям были нужны огромные капиталы для паразитической надсистемы. Для вытеснения местных паразитов в каждой конкретной стране им были нужны большие стартовые капиталы. Одним из методов накопления первичного капитала у иудеев было создание революций с лозунгами о равенстве и братстве, и необходимости отобрать богатства у богатых... Для того, чтобы это сработало, иудеи умело использовали природные факторы, такие, как неблагоприятные природные условия, плохие урожаи или уничтожение урожая теми или иными вредителями. В дальнейшем они стали искусственно создавать проблемы с продуктами питания для народных масс, имея в своих руках торговлю и закупку продуктов питания у сельского населения. Мысль о таком подходе им пришла после того, как в VI веке нашей эры в Древней Персии иудеи очень удачно воспользовались природными условиями и захватили в свои руки богатства персидской аристократии, практически полностью уничтожив последнюю, по крайней мере, аристократию белых персов, которые были потомками Славяно-Ариев, создавших в древности эту страну. Ограбив Персию, иудеи довольно быстро покинули эту страну вместе с награбленными персидскими богатствами, спасаясь от обманутых и прозревших бедных сословий, которые так и не получили своей доли всеобщего "царства равенства". Переворот визиря Маздака, под таким именем это событие сохранилось в веках, был первой "социалистической" революцией, которую провернули иудеи, и ответственность за последствия которой довольно ловко перебросили на одураченных ими же бедных персов. Покинув с огромными богатствами земли одураченных ими персов, иудеи отправились в Хазарию и пришли в оную в конце VI века. Выбор иудеями следующей жертвы -- Хазарского Каганата, отнюдь не случаен. Положение Хазарского Каганата на основных торговых путях, идущих с востока на запад и с севера на юг, сделали неизбежным появление в этой провинции иудеев, с богатствами, награбленными в Персии, без которых было бы невозможно вытеснить из паразитических и из легко превращаемых в паразитические, экономических ниш местных социальных паразитов.
   Рис. 36. -- богатые персидские иудеи, ещё больше обогатившись в голодающей Персии на спекуляциях с хлебом, обобрав до ниточки бедных персов, перед самым переворотом визиря Маздака, без всяких препятствий со стороны властей, покинули Персию и осели в Ромейской империи (Византийская империя). Вскоре после исхода богатых иудеев из Персии, бедные иудеи свершили первую социалистическую революцию под лозунгами братства, равенства и социальной справедливости. На новом месте богатые иудеи-антимаздакиты долго не задержались, да и не пытались. Во время войны между Ромеями и Персами, принятые Ромеями иудеи открывали городские ворота персам. Последние вырезали всех мужчин и стариков, а девушек, молодых женщин и детей по дешёвке продавали в рабство открывшим ворота иудеям. Последние с большой прибылью перепродавали этих людей на невольничьих рынках. Такой оказалась благодарность иудеев-антимаздакитов за позволение осесть на землях ромейских. Император Ромеи (Византии) Ираклий II не решился ссориться с иудеями. Он попросил их покинуть страну, что они с радостью и сделали. В VII веке нашей эры иудеи-антимаздакиты мигрировали из Ромеи в Хазарский Каганат.
   Рис. 37. -- "бедные" иудеи уничтожили персидскую аристократию и, захватив их богатства, вскоре после этого покинули Персию, ещё в VI веке н.э. осели в Хазарском Каганате. Их "классовые враги" -- иудеи-антимаздакиты, немного "передохнув" в Ромейской Империи (Византия), подзаработав ещё и на продаже в рабство ромейских граждан, предоставивших им крышу над головой, в VII веке н.э. "случайно" оказались во всё том же Хазарском Каганате. И, как ни в чём не бывало, бывшие "враги" воссоединились в одно целое и приступили к реализации общего и для иудеев-"маздакитов", и для иудеев-"анти-маздакитов" плана создания на территории Хазарии первого паразитического государства. Финансы, после капитального ограбления Персии, как со стороны одних, так и со стороны других, у них были огромные, и они приступили к реализации своего плана. Через Хазарский Каганат проходили основные торговые пути с Востока на Запад, с Севера на Юг и с Юга и на Север и на Восток.
   1. Шёлковый путь из Китая на Север Европы, Ближний Восток и Африку (через Ромейскую Империю).
   2. Торговый путь из Великой Биармии и Сибири на Юг, через знаменитый Царьград на Ближний Восток и Африку.
   3. Торговый путь из Африки через Ближний Восток на Север и на Восток.
   4. Торговый путь из северных европейских стран.
   Рис. 38. -- в, так называемые, Тёмные Века (до X века н.э.) иудеи, создав паразитическое государство на территории Хазарского Каганата, через свои торговые фактории стали проникать в социальные организмы многих государств, вытесняя из паразитических ниш местных социальных паразитов. До разгрома Хазарии князем Святославом в лето 6 472 от С.М.З.Х. (964 год н.э.), центром этого надсистемного социального паразита был Хазарский Каганат, полностью контролируемый иудеями. Первая попытка иудеев создать единую мировую паразитическую систему под их полным контролем перед самым началом очередной Ночи Сварога (начало Ночи Сварога в Лето 6 496 от С.М.З.Х.) сорвалась только благодаря победе светлого воина -- князя Святослава. После этого разгрома иудеи в очередной раз изменили свою тактику. Для прямого захвата власти иудеями время ещё не пришло. Они это поняли и стали готовить почву, ожидая, когда придёт правильное время для этого...
   Рис. 39. -- в Средние Века иудеи продолжали первичное накопление капитала традиционными своими средствами, опутывая финансовой зависимостью практически каждую страну Западной Европы, Ближнего Востока и Северной Африки. Учтя опыт Хазарского Каганата, они старались не засвечивать свои действия в открытую, предпочитая роль теневых правительств тех стран, которые они посчитали "достойными" своего внимания. Эти теневые иудейские правительства были во многих случаях реальными правителями этих стран, так как официальные правители были в полной финансовой кабале у них. Периодически тот или иной правитель пытался более или менее успешно вырваться из их паутины. Практически, за всеми войнами последнего тысячелетия стояли иудеи, так как войны были для них бизнесом со сверхприбылями. Они продолжали интенсивно накапливать первичный капитал и ждали своего часа. В то же самое время иудеи стали постепенно проникать в категорию социальных и пассивных ниш, придавая этому всё больше и больше значение, по мере приближения своего часа...
   Рис. 40. -- в начале эры капитализма наступило время, которое так долго ожидали иудеи и ради которого они накапливали первичный капитал. Приход этого времени они приближали всеми доступными для них средствами. После буржуазной революции Кромвеля в Англии 1642-1653 гг. и "Великой" Французской революции 1789 года, за которыми стояли иудейские капиталы, началась Новая Эра -- Эра Господства Социальных Паразитов. Время начала этой эры пришлось на вторую половину Ночи Сварога (988-1996 гг.). Отличительной чертой Эры Социального Паразита было обезличивание капитала, когда иудеи, сначала через подставных лиц, а потом и напрямую стали вкладывать накопленные ими огромные паразитические капиталы в экономику одной страны за другой, постепенно вытесняя и захватывая разными способами национальные капиталы. Захватив экономический контроль над той или иной страной, иудеи начинали перестраивать экономику этих стран на паразитический путь. Симптомами подобной трансформации экономики становились агрессивность внешней политики и экспансия "свобод демократии" другим народам, вне зависимости от их желания...
   Рис. 41. -- капиталистические общественные отношения в той или иной форме к началу Первой Мировой Войны 1914 года присутствовали практически в каждой стране мира. Особенно сильное развитие эти отношения получили в Европе и США. Но при всём при том, в экономике этих стран продолжали доминировать национальные капиталы. Первый удар иудейская финансовая мафия наносит по США. В 1913 году ФРБ (Федеральный Резервный Банк), который всегда был частным банком и принадлежал финансовой группе Ротшильд, Рокфеллер&Морган, получил право на эмиссию доллара. Президент США Вильсон передаёт право печатать государственные денежные знаки частным лицам. Такого никогда не было ни в одной стране мира ни до того, ни после. Эта же финансовая группа оказывается за "спиной" Первой Мировой войны и иудейской революции в России 1917 года. В результате этого, в Российской Империи начинается геноцид в основном русского народа, и власть в стране полностью переходит к иудеям. После Первой Мировой войны национальные капиталы в странах Европы начинают терять одну позицию за другой, а в США в 1929 году происходит финансовая иудейская революция, вызвавшая в стране Великую Депрессию. В результате этой иудейской финансовой революции, основные промышленные мощности и финансовые институты страны оказались в руках иудейских олигархов. Иудейская финансовая мафия, полностью контролируя финансы США, весьма легко доводила до банкротства наиболее интересные для них производства, банки, страховые компании, адвокатские фирмы и т.д., и т.п.
   Рис. 42. -- с началом Второй Мировой Войны, организованной всё той же иудейской финансовой мафией США, и, особенно, после её окончания, в мире возникло мощное паразитическое государство, которое стало, благодаря практически полному ограблению Европы, а, в дальнейшем, и большинства развивающихся стран, сверхдержавой. И этой паразитической сверхдержавой был... не СССР, а США! Иудейская финансовая мафия после успешной финансовой революции 1913-1939 годов, практически полностью захватила контроль над этой молодой страной, у которой ещё не сложились свои собственные традиции и идеология. В результате их действий США стали новым центром паразитической системы, которую так долго создавали иудеи. США сегодня -- это Хазарский Каганат X века, только на новом качественном уровне. После Второй Мировой Войны 1939-1945 гг. иудеи добились, прикрываясь и используя, как оружие, институт "демократии", не только равенства с коренными жителями стран, но и власти в этих странах. И, в результате этого, им удалось создать паразитическую надсистему, которая получила название Мирового Правительства или Комитет Трёхсот. Это Мировое Правительство стало навязывать всему миру Новый Порядок, при котором подавляющему числу людей, населяющих мир, отводится роль рабов, которые должны работать на "золотую элиту", которая, как уже ясно каждому, состоит из иудеев и только иудеев! Иудеи через эту систему пытаются реализовать то, что им обещал за верную службу в текстах Торы Бог Яхве -- полное господство над всеми народами и их богатствами, при полном физическом уничтожении "мешающих" этому или не желающих превращаться в рабов народов. И это пишется совершенно открыто в "святых" для иудеев книгах.

Послесловие

   Вот и закончена работа над первым томом книги "Россия в кривых зеркалах". Я начал работу над этой книгой в 2003 году, ещё когда жил в Сан-Франциско. Недалеко от этого города протекает Русская речка и расположен Форт Росс. Это, как мы все "знаем" из учебников по исТОРии, бывшие русские земли, наряду с Аляской и Алеутскими островами, которые были якобы проданы Российской Империей США в 1867 году. Это то, что всем известно из учебников и "научных работ". Именно в США мне попала на глаза весьма любопытная информация. Оказывается, Русская Америка не была продана США! Реальные события были совершенно другими. В 1863-64 гг. две русские эскадры под командованием контрадмиралов С.С. Лесовского и А.А. Попова участвовали в военных действиях на стороне федерального правительства Севера с целью создания угрозы коммуникациям Великобритании и Франции, поддерживавших Юг. И этим самым содействовали победе Северян.
   Чтобы как-то компенсировать Российской Империи расходы на снаряжение этих эскадр, через конгресс США была проведена идея о фиктивной оплате этих расходов под видом аренды территории Русской Америки. Даже в таком виде оплата расходов царского правительства на эту военную компанию с трудом прошла через конгресс США. Далеко не всем объясняли, что это на самом деле не аренда земель на 99 лет, а скрытая оплата за военную помощь Российской Империи. В последнее время очень много говорят о реальной продаже Русской Америки США, но при этом приводится текст договора о продаже, а не сам оригинал. Оригинал "почему-то" никто не показывает. А приводят только текст якобы договора о купле продаже и в этом тексте указывается сумма в семь миллионов двести тысяч долларов, хотя ранее сообщалось о том, что сумма договора была в девятнадцать миллионов золотом.
   Такая разница в суммах вызвана тем, что существует только один чек правительства США в семь миллионов двести тысяч долларов золотом и ... ничего более. Поэтому эта сумма и "появилась" в тексте договора о "продаже". Вызвано это тем, что один чек на сумму в семь миллионов двести тысяч составляет только порядка трети той суммы, которая должна была быть проплачена за мнимую аренду Русской Америки. И даже если Русская Америка действительно была продана (с уверенностью можно будет сказать только при наличии оригинала), выплаченная сумма являлась бы первичным взносом и только, а семьдесят процентов остатка так никогда и не были выплачены царскому правительству. В этом случае, сделка должна была считаться аннулированной, и ... Русская Америка по любым законам считается русской территорией! И если это так, то США должны компенсировать России все её потери за время незаконной эксплуатации русской территории. Так что я, находясь в Сан-Франциско, получается, жил на незаконно захваченной русской территории. Интересно получается, не правда ли?!..
   Некоторым может показаться, что меня несколько "занесло на повороте", я пытаюсь "притянуть всё за уши". Но это только на "первый взгляд". А, на "второй взгляд", совсем даже и нет. Просто всем нам в течение последней тысячи лет врали без зазрения совести и особенно нагло лгали о событиях прошлого последние двести лет, после 1775 года по юлианскому календарю. Именно 1775 год стал поворотной точкой исТОРии, в прямом и переносном смысле этого слова. Именно исТОРии, а не хронологии, если говорить о греческом варианте; не событий прошлого, если говорить о русском варианте. Именно после 1775 года все события прошлого и России, и всех остальных стран мира были переписаны заново и так, как это преподносится всем в школах и других учебных заведениях, книгах, религиях, фильмах и так далее...
   Если взглянуть на "неподправленные" карты до 1775 года, у любого здравомыслящего человека возникнет множество вопросов, на которые ему нынешние эксперты и академики ответить не смогут, да и не захотят! Очень многие реальные доказательства другого прошлого они замалчивали и почти всегда уничтожали, да так, чтобы и следа не осталось! Но всё уничтожить невозможно! Особенно в век, когда созданные для оболванивания масс социальными паразитами средства массовой информации, и особенно Интернет, буквально "топят" человека в море лживой информации или полуправдивой, что ещё хуже! И именно теперь, это оболванивание стало практически невозможно (это не значит, что оболванивание прекратилось или его стало меньше, наоборот, стало гораздо больше)!
   Но созданное социальными паразитами социальное оружие начинает "стрелять" по своим создателям, да так, что от них "пух летит"! В этом первом томе своей книги "Россия в кривых зеркалах" я показал подводную часть "айсберга" событий прошлого, те "подводные течения" истории, которые так старательно пытались "обойти" творцы оной! И без чего невозможно ни обнаружить причинно-следственные связи, ни понять, какие силы стоят за этим и почему. В своей книге я "выравниваю" зеркала, через которые всему миру показывают Россию, да и не только всему остальному миру, но и нам -- русам! Кривые зеркала уместны в комнатах смеха, в которых можно повеселиться, смотря на свои собственные отображения в разных зеркалах. Но, в отличие от кривых зеркал комнат смеха, в которых зеркала не меняют людей, которые в них смотрят, кривые зеркала истории трансформируют реальные события прошлого в удобный социальным паразитам суррогат, который и преподносится людям, как реальная история. Но, через такие кривые зеркала истории "пропускают" только прошлое одной страны -- России!
   Для всех остальных народов эти искривляющие события зеркала "почему-то" не использовали. Такой "чести" "удостоилась" только Россия, если это можно назвать честью! Если кто-то пытается исказить что-то, то это говорит о том, что искажающий безумно боится того, что он пытается скрыть за состряпанной ложью. И эти кто-то -- социальные паразиты -- панически боятся, что их подлог может быть разоблачён. В своей книге я разбиваю кривые зеркала истории, чтобы нечему было искажать правду о Великом Прошлом Русов, Великом и в прямом, и переносном смысле этого слова. Наши предки достойны того, чтобы правда о том, кем они были на самом деле, стала достоянием их потомков!
   14 июля 2007 года, Николай Левашов.
   www.levashov.org
www.levashov.info
www.levashov.name
  
   ИСПОВЕДЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО УБИЙЦЫ
   Джон Перкинс
  
   Аннотация
   Книга Дж. Перкинса -- первый в мире автобиографический рассказ о жизни, подготовке и методах деятельности особой сверхзасекреченной группы "экономических убийц" -- профессионалов высочайшего уровня, призванных работать с высшими политическими и экономическими лидерами интересующих США стран мира. В книге-исповеди, ставшей в США и Европе бестселлером, Дж. Перкинс раскрывает тайные пружины мировой экономической политики, объясняет странные "совпадения" и "случайности" недавнего времени, круто изменившие нашу жизнь.
   Предисловие
   Экономические Киллеры (ЭКи) -- это высокооплачиваемые профессионалы, которые обжуливают страны по всему земному шару на триллионы долларов. Они перенаправляют деньги от Всемирного банка, Американского Агентства по международному развитию (USAID) и других международных гуманитарных организаций на счета огромных корпораций и в карманы нескольких богатых семейств, которые контролируют природные ресурсы планеты.
   Их инструментарий включает мошенническую финансовую информацию, манипуляцию выборами, взятки, вымогательство, секс и убийства. Они играют в игру столь же старую, как и империя, но принявшую новые и ужасающие размеры во времена глобализации. Мне ли этого не знать... ведь я был ЭКом.
   Я написал эти строки в 1982 г. в начале книги с рабочим названием "Совесть экономического киллера". Книга посвящалась президентам двух стран, оба из которых были моими подопечными, людям, которых я уважал и полагал родственными себе по духу, -- Хайме Рольдосу, президенту Эквадора, и Омару Торрихосу, президенту Панамы.
   Оба только что погибли в огненных катастрофах. Их смерти не были случайными. Оба погибли, потому, что выступали против того братства корпоративных, правительственных и банковских управляющих, цель которого -- глобальная империя. Мы, ЭКи, оказались не в состоянии воздействовать на Рольдоса и Торрихоса и в дело вмешались другие киллеры, нанятые ЦРУ шакалы, которые всегда маячат позади нас.
   Меня убедили не писать ту книгу. Я начинал писать её ещё четырежды в течение двадцати лет. В каждом из этих случаев на моё решение начать всё заново влияли текущие мировые события: американское вторжение в Панаму в 1989 г., первая Война в Заливе, Сомали, возвышение Осамы бен Ладена. Однако, угрозы или взятки всякий раз заставляли меня остановиться.
   В 2003 г. президент крупного издательского дома, принадлежащего могущественной международной корпорации, прочитал наброски того, что позднее стало "Исповедью экономического киллера". Он охарактеризовал их, "как захватывающую историю, которая должна быть рассказана".
   Затем он печально улыбнулся, покачал головой и сказал мне, что не может позволить себе риск издания книги, поскольку топ-менеджеры международных корпораций сильно возражали бы против этого. Он посоветовал мне беллетризовать книгу: "Мы могли бы позиционировать вас в качестве романиста, наподобие Джона Ле Карре или Грэма Грина".
   Но это -- не беллетристика. Это -- подлинная история моей жизни. Более отважный издатель, не зависимый от международных корпораций, согласился помочь мне рассказать её.
   Эта история должна быть рассказана. Мы живём во времена ужасного кризиса и огромных возможностей. История отдельного экономического киллера -- это история того, как мы попали в то положение, в котором находимся и почему мы в настоящее время оказались перед лицом проблем, которые кажутся непреодолимыми.
   Эта история должна быть рассказана ещё и потому, что, только осознавая наши прошлые ошибки, мы можем быть способны использовать в своих интересах будущие возможности; потому, что случилось 11 Сентября, сделавшее возможной вторую войну в Ираке; потому что, в дополнение к трём тысячам человек, погибшим 11 сентября 2001 г. от рук террористов, в тот же день (как и в каждый любой другой день) ещё двадцать четыре тысячи человек в мире умерли от голода и тому подобных причин.
   Фактически, двадцать четыре тысячи человек умирают каждый день только оттого, что они не могут добыть еду, достаточную для поддержания жизни. И, что самое важное, эта история должна быть рассказана потому, что именно сегодня, впервые в истории, одна страна имеет возможности, деньги и власть, способные изменить всё это. Это -- страна, в которой я родился и которой я служил Эком - Соединённые Штаты Америки.
   Что же, наконец, убедило меня игнорировать угрозы и взятки?
   Короткий ответ -- то, что моя единственная дочь Джессика окончила колледж и вышла в мир самостоятельно. Когда я недавно рассказал ей, что подумываю о публикации этой книги, и разделил с нею свои опасения, она сказала: "Не волнуйся, папа. Если они помешают тебе, я продолжу там, где ты закончил. Мы должны сделать это ради внуков, которых я надеюсь подарить тебе когда-нибудь". Это -- короткий ответ.
   Более длинная версия касается моих обязательств перед страной, в которой я вырос, моей любви к идеалам, выраженным Отцами-основателями, моего глубокого почтения к американской республике, обещавшей "жизнь, свободу и путь к счастью" для всех людей повсюду и моего намерения после 11 Сентября не сидеть праздно более в то время, как ЭКи превращают эту республику в глобальную империю.
   Таков примерный скелет длинного ответа, который обрастёт плотью в последующих главах.
   Это -- подлинная история. Я прожил каждую минуту её. Все места и люди, беседы и ощущения которые я описываю, были частью моей жизни. Это моя личная история, и всё же, она находится в широком контексте мировых событий, сформировавших нашу общую историю, приведших нас туда, где мы находимся сегодня и заложивших основу будущего наших детей.
   Я приложил максимум усилий, чтобы передать эти события, людей и беседы с ними как можно более точно.
   Всякий раз, когда я обсуждаю мировые события или воспроизвожу беседы с другими людьми, вспомогательными инструментами мне служат опубликованные документы, личные записи и заметки, свои собственные воспоминания и воспоминания других участников; пять рукописей, уже начинавшихся мною; исторические работы других авторов, в особенности, недавно изданные, которые раскрывают информацию, которая прежде считалась секретной или была недоступна по иным причинам.
   Для читателей, интересующихся углублённым изучением предмета, ссылки приведены в конце глав.
   Мой издатель спросил меня, действительно ли мы называли себя экономическими киллерами. Я уверил его, что да, действительно, хотя обычно мы пользовались только сокращением -- ЭК.
   Фактически, в один из дней 1971 г., когда я начал работу со своей преподавательницей Клодин, она сказала мне: "Моя задача -- сделать из вас экономического киллера. Никто не должен знать о вашем предназначении, даже ваша жена".
   Затем она стала серьёзной: "Вступив в ряды, вы останетесь в них на всю жизнь". После этого она редко употребляла полное название, мы были просто ЭКи.
   Роль Клодин -- впечатляющий пример манипуляций, которые лежат в основе бизнеса, в который я вошёл. Красивая интеллектуалка, она работала очень эффективно, она поняла мои слабости и использовала их на всю катушку. Её работа и методы, которыми она пользовалась, иллюстрируют тонкость людей, стоящих за этой системой.
   Клодин без обиняков описала мне будущую работу. Моя работа, по её словам, заключалась "в убеждении мировых лидеров становиться частью обширной сети продвижения американских коммерческих интересов. В конце концов, эти лидеры должны оказаться пойманными в ловушку паутины долгов, которая гарантирует их лояльность.
   Мы сможем опереться на них всякий раз, когда того пожелаем для удовлетворения наших политических, экономических или военных интересов. В свою очередь, они укрепят свои политические позиции тем, что дадут своему населению технопарки, электростанции и аэропорты. А владельцы американских инжиниринговых и строительных компаний станут баснословно богаты".
   Сегодня мы наблюдаем безумие, как результат работы этой системы. Топ-менеджеры наших самых уважаемых компаний нанимают за почти рабскую заработную плату людей для работы в тяжёлых условиях на азиатских предприятиях с потогонной системой.
   Нефтяные компании тоннами качают отраву в реки дождевых лесов, сознательно убивая людей, животных и растения, совершая геноцид древних культур.
   Фармацевтическая промышленность отказывает в спасительных лекарствах миллионам заражённых СПИДом африканцев. Двенадцать миллионов семей в наших собственных Соединённых Штатах озабочены тем, что они будут есть в следующий раз.
   Энергетическая индустрия породила "Enron". Бухгалтерская индустрия породила "Andersen". Отношение дохода одной пятой населения мира, проживающего в наиболее развитых странах, к доходу одной пятой населения мира, проживающей в беднейших странах, увеличилось с 30:1 в 1960 г. до 74:1 в 1995 г.
   Соединённые Штаты потратили более 87 миллиардов долларов на войну в Ираке, в то время как, по оценкам ООН, половины этой суммы хватило бы на обеспечение чистой воды, адекватной диеты, санитарных услуг и начального образования для каждого человека на планете.
   И мы ещё удивляемся, почему нас атакуют террористы?
   Некоторые возложили бы ответственность за наши текущие проблемы на организованный заговор. Мне жаль, что это далеко не так просто. Заговорщиков можно было бы выявить и отдать под суд.
   Эта система, однако, подпитывается кое-чем намного более опасным, чем заговор. Она приводится в действие не узкой группой людей, но концепцией, принятой, как Евангелие: идеей о том, что экономический рост идёт на пользу человечеству, и что, чем больше рост, тем шире распространяются преимущества.
   Эта вера также имеет и следствие - люди, превосходящие других в разведении пожара экономического роста, должны быть возвеличены и вознаграждены, в то время, как рождённые в отдалении от него предназначены для эксплуатации.
   Эта концепция, конечно, ошибочна. Мы знаем, что во многих странах экономический рост приносит пользу лишь малой части населения и на деле, может обернуться значительным ухудшением жизни для большинства населения.
   Этот эффект усиливается верой в то, что капитаны индустрии, управляющие этой системой, должны пользоваться специальным статусом, той верой, которая является корнем многих наших проблем и, возможно, причиной того, что теории заговора распространены в большом количестве.
   Когда мужчины и женщины вознаграждаются за жадность, жадность становится движущей силой развращения.
   Когда мы придаём ненасытному потреблению статус, приближённый к святости, когда мы учим наших детей подражать людям, ведущим неуравновешенный образ жизни, и когда мы объявляем огромные количества населения подвластными элитному меньшинству, мы напрашиваемся на неприятности. И мы получаем их.
   В своём устремлении к расширению глобальной империи, корпорации, банки и правительства (все вместе -- корпоратократия) используют свои финансовые и политические мускулы для того, чтобы наши школы, наш бизнес, наши СМИ поддерживали эту ошибочную концепцию и её следствия.
   Они привели нас к положению, в котором наша глобальная культура представляет собой чудовищный механизм, который требует экспоненциально увеличивающегося обслуживания и количества топлива и, в конечном итоге, потребит всё, оказавшееся в поле зрения, и ему не останется ничего иного, нежели пожрать самого себя.
   Корпоратократия -- это не заговор, но её члены действительно имеют общие ценности и цели.
   Одни из наиболее важных целей корпоратократии -- увековечение, непрерывное расширение и усиление её системы.
   Жизнь тех, кто "делает это", её антураж -- особняки, яхты и личные реактивные самолёты -- представляются, как образцы для подражания, чтобы вдохновить нас потреблять, потреблять и потреблять.
   Любая возможность используется для того, чтобы убедить нас, что приобретение товаров есть наш гражданский долг, что разграбление планеты есть благо для нашей экономики и, следовательно, служит нашим высшим интересам.
   Людям, подобным мне, платят колоссально высокие зарплаты для продвижения системы. Если мы не справляемся, приходит черёд шакалов -- ещё более злонамеренных киллеров. Если терпят неудачу и они, наступает черёд военных.
   Эта книга -- исповедь человека, который некоторое время назад был ЭКом, был частью относительно небольшой группы людей. Сейчас они более многочисленны.
   Для их именования прибегают к эвфемизмам, они идут по коридорам "Monsanto", "General Electric", "Nike", "General Motors", "Wal-Mart" и почти любой крупной корпорации мира. В самом реальном смысле, "Исповедь экономического киллера" -- их история, так же, как и моя.
   Это и ваша история, история вашего мира и моего, первой по-настоящему глобальной империи.
   История учит нас, что если мы не изменим положение вещей, это гарантированно закончится трагически. Империи не существуют долго. Все они очень плохо заканчивались. Они разрушили множество культур на пути к глобальному доминированию, а затем рушились сами.
   Ни одна страна или группа стран не могут процветать слишком долго, эксплуатируя другие страны.
   Эта книга написана для того, чтобы мы могли переосмыслить и перестроить нашу жизнь. Я уверен, что когда достаточно много людей узнает, как нас эксплуатирует экономический двигатель, который порождает жадный аппетит к глобальным ресурсам и превращается в систему, способствующую рабству, мы перестанем его терпеть.
   Мы переоценим нашу роль в мире, где лишь немногие купаются в богатстве, а большинство тонет в бедности, загрязнении и насилии. Мы согласно выберем курс на сострадание, демократию и социальную справедливость для всех.
   Признание проблемы -- первый шаг к её решению. Признание греха -- первый шаг к его искуплению.
   Пусть эта книга станет началом нашего спасения. Пуcть она вдохновит нас на новый уровень служения и приведёт нас к пониманию того, как правильно воплотить нашу мечту о гармоничных и достойных обществах.
   Эта книга не была бы написана без множества людей, судьбы которых я выставил на обозрение. Я благодарен им за опыт и уроки.
   Кроме них, я благодарен людям, которые убедили меня выйти на публику и рассказать свою историю. Штефан Рехтшаффен, Билл и Линн Твист, Энн Кемп, Арт Роффи, множество людей, которые участвовали в мероприятиях и симпозиумах Dream Change, и особенно мои помощники Ив Брюс, Лин Робертс-Херрик и Мэри Тендалл, моя невероятная жена и партнёр на протяжении двадцати пяти лет Винифред и моя дочь Джессика.
   Я благодарен многим мужчинам и женщинам, которые предоставили личные впечатления и информацию о транснациональных банках, международных корпорациях и политических интригах различных стран.
   Отдельные благодарности Майклу бен-Эли, Сабрине Болоньи, Хуану Габриэлю Карраско, Хайме Гранту, Полу Шоу и некоторым другим, пожелавшим остаться анонимными, но которые знают, кого я имею в виду.
   Как только рукопись была закончена, основатель "Berrett-Koehler" Стивен Пьерсанти не только проявил отвагу, чтобы принять меня, но и посвятил мне бесконечные часы, как блестящий редактор, помогая мне создавать и пересоздавать книгу.
   Мои глубочайшие благодарности Стивену, Ричарду Перлу, который представил меня ему, а также Нове Браун, Рэнди Фиату, Аллену Джонсу, Крису Ли, Дженнифер Лисс, Лори Пеллошо и Дженни Вильямс, которые читали и критиковали рукопись, Дэвиду Кортену, который не только прочёл и раскритиковал её, но и заставил меня прыгнуть выше головы, чтобы удовлетворить его высочайшим стандартам, Полу Федорко, моему агенту, Валери Брюстер за искусный дизайн книги и Тодду Манца, моему литературному обработчику и экстраординарному философу.
   Специальные слова признательности Дживану Сивасабрамяну, управляющему редактору "Berrett-Koehler", и Кену Лупоффу, Рику Уилсону, Марии Хесусу Агило, Пату Андерсону, Марине Кук, Майклу Кроули, Робину Доновану, Кристену Францу, Тиффани Ли, Кэтрин Ленгрон, Дайане Платнер -- всему штату "BK", который считает необходимым слушаться своей совести и работает неустанно, чтобы сделать этот мир лучше.
   Я должен поблагодарить всех тех мужчин и женщин, которые работали со мной в MAIN и не сознавали роли, которую они играли, помогая ЭКу формировать глобальную империю. Я особенно благодарю тех, кто работал на меня и с которыми я путешествовал в отдалённые страны и разделил так много драгоценных мгновений.
   А также Эхуда Сперлинга и его штат в "Inner Traditions International", издателей моих предыдущих книг по местным культурам и шаманству и добрых друзей, наставивших меня на путь автора.
   Я вечно благодарен мужчинам и женщинам, принимавшим меня в своих домах в джунглях, пустынях, в горах, в картонных лачугах каналов Джакарты, в трущобах бесчисленных городов во всём мире, разделившим со мной свою пищу и свою жизнь, и кто был для меня самым большим источником вдохновения.
   Джон Перкинс, Август 2004 г.
   Пролог
   Кито, столица Эквадора, лежит в высокогорной вулканической долине в Андах на высоте девяти тысяч футов.
   Жители города, который был основан задолго до прибытия Колумба в Америку, привыкли видеть снег на окружающих город горных пиках, несмотря на то, что живут они всего лишь в нескольких милях к югу от экватора.
   Город Шелл, пограничная застава и военная база, в вырубленных эквадорских джунглях Амазонки для нужд нефтяной компании, имя которой и носит, расположен почти восемью тысячами футов ниже Кито.
   Бурлящий город населён главным образом солдатами, нефтяниками и индейцами племён шуар и кичва, которые подрабатывают большей частью чернорабочими и проститутками.
   Чтобы перебраться из одного города в другой, вам надо проехать по извилистой дороге, захватывающей дух. Местные жители скажут вам, что в течение одного дня поездки вы увидите все четыре времени года.
   И, хотя я проезжал этой дорогой много раз, меня никогда не утомлял захватывающий пейзаж. Острые утёсы, украшенные каскадами водопадов, возвышаются с одной стороны.
   С другой стороны -- глубокая пропасть, в которой течёт река Пастаза из верхнего бассейна Амазонки, змеящаяся вниз по Андам.
   Пастаза несёт воду с ледников Котопакси, одного из самых больших в мире действующих вулканов и божества времён инков, к Атлантическому океану на расстояние более чем три тысячи миль.
   В 2003 г. я покинул Кито на "субару аутбэк" и направился в Шелл с миссией, которая не походила ни на одну из тех, что мне приходилось принимать. Я надеялся прекратить войну, которую я же и помог начать.
   Как это часто бывает во многих случаях, за которые мы, ЭКи, должны принять ответственность, это была война, фактически неизвестная за пределами страны, где она велась.
   Я направлялся своей дорогой, чтобы встретиться с шуарами, кичва и их соседями ачуарами, запаро и шивиарами -- племена решили помешать нашим нефтяным компаниям уничтожать их дома, семьи и земли, даже если это означало их гибель в ходе войны.
   Для них это была война за выживание их детей и культуры, для нас -- война за власть, деньги и природные ресурсы. Она была частью борьбы за мировое господство и мечту горстки алчных людей за глобальную империю.
   Вот, к чему мы, ЭКи, прилагаем все свои усилия -- мы строим глобальную империю.
   Мы -- это элитная группа мужчин и женщин, которые используют международные финансовые организации, чтобы создать ситуации, в которых другие страны становятся подвластными корпоратократии -- системе власти, в которую входят наши крупнейшие корпорации, наше правительство и наши банки.
   Подобно нашим коллегам-двойникам из мафии, ЭКи предлагают покровительство. Оно принимает форму кредитов для развития инфраструктуры -- электростанций, шоссе, портов, аэропортов или технопарков.
   Условие подобных кредитов состоит в том, что осуществление подобных проектов должно вестись инжиниринговыми и строительными компаниями нашей собственной страны.
   В сущности, большая часть денег никогда не покидает Соединённые Штаты, они просто перемещаются из банковских офисов в Вашингтоне в инжиниринговые офисы в Нью-Йорке, Хьюстоне или Сан-Франциско.
   Несмотря на тот факт, что деньги возвращаются практически немедленно корпорациям, которые входят в корпоратократию (которая является кредитором), страна-должник обязана выплатить полностью тело долга, плюс проценты.
   Если ЭК добился полного успеха, кредит является настолько большим, что должник вынужден объявить дефолт по своим платежам уже через несколько лет.
   Когда это случается, мы, подобно мафии, требуем свой кусок мяса. Это часто означает что-нибудь из следующего набора: контроль над голосованием в ООН, размещение военных баз или доступ к ценным ресурсам, типа нефти или Панамского канала.
   Конечно же, должник по-прежнему всё ещё должен нам деньги -- и ещё одна страна включена в глобальную империю.
   Направляясь по шоссе от Кито к Шеллу, я вернулся мыслями на тридцать пять лет назад, когда первый раз прибыл в эту часть света.
   Я читал, что, хотя Эквадор не превышает размерами Неваду, здесь есть более тридцати действующих вулканов, более 15 процентов видов птиц всего мира и тысячи пока ещё неотклассифицированных видов растений, и это земля множества культур, на которой проживает столько же людей, говорящих на местных древних языках, сколько и испаноговорящих.
   Я находил его очаровательным и, безусловно, экзотическим, хотя эти слова, приходившие тогда на ум, были чисты, наивны и непосредственны.
   Многое изменилось за эти тридцать пять лет.
   Во время моего первого визита в 1968 г., "Texaco" только что обнаружила нефть в эквадорской части бассейна Амазонки. Сегодня нефть составляет почти половину экспорта страны.
   Протечки нефти в дождевые леса с их хрупкой экологией из транс-андского нефтепровода, который был сооружён вскоре после моего первого визита, достигли более полумиллиона баррелей -- количество, вдвое превышающее пролитое "Exxon Valdez".
   Сегодня новый трёхсотмильный нефтепровод стоимостью 1.3 млрд долларов, пролоббированный ЭКами, обещает сделать Эквадор входящим в десятку крупнейших мировых экспортёров нефти в Соединённые Штаты.
   Обширные области дождевых лесов погибли, попугаи и ягуары почти исчезли, три эквадорских туземных культуры приведены на грань исчезновения, а древние реки превращены в сточные канавы.
   В то же самое время местные культуры начинают сопротивление. Так, 7 мая 2003 г. группа американских адвокатов от имени более чем тридцати тысяч индейцев Эквадора подала иск на сумму 1 млрд. долларов против "ChevronTexaco Corp.".
   В иске утверждается, что в период между 1971 и 1992 гг. нефтяной гигант сливал на открытое пространство и в реки более четырёх миллионов галлонов в день ядовитых отходов, загрязнённых нефтью, тяжёлыми металлами и канцерогенами, и что компания оставила почти 350 брошенных открытых ям-коллекторов, которые продолжают убивать людей и животных.
   За окном моего "аутбэка" большие облака тумана скатываются с лесов на каньоны Пастазы. Пот пропитал мою рубашку и мой живот начинает сводить, но не только от высокой тропической температуры и дорожного серпантина.
   Знание той роли, которую я сыграл в разрушении этой прекрасной страны, даёт себя знать. Благодаря мне и моему приятелю ЭКу, Эквадор находится сейчас в намного более худшей форме, чем он был до того, когда мы представили им миражи современной экономики, банковского дела и инжиниринга.
   С 1970 г., в течение периода, эвфемистически именуемого Нефтяным Бумом, доля населения, пребывающего за официальной чертой бедности, увеличилась с 50% до 70%, неполная занятость, вкупе с безработицей, увеличились с 15% до 70%, а государственный долг вырос с 240 млн. до 15 млрд. долларов.
   Тем временем, доля национальных ресурсов, относящихся к беднейшей части населения, сократилась с 20% до 6%.
   К сожалению, Эквадор -- не исключение. Почти каждая страна, которую мы, ЭКи, привели под зонтик глобальной империи, имеет такую же судьбу.
   Долг третьего мира вырос до 1,5 трлн. долларов, а стоимость его обслуживания -- до 375 млрд. долларов в год в 2004 г. -- это больше, чем все расходы третьего мира на здравоохранение и образование, и в двадцать раз больше того, что развивающиеся страны получают ежегодно в виде иностранной помощи.
   Более половины людей в мире существуют на сумму менее двух долларов в день, которая равна примерно той же, что они имели в начале 1970-х гг.
   Тем временем, 1% семей третьего мира владеет 70-90% всего капитала и недвижимости в своих странах (фактический процент разнится в зависимости от страны).
   "Субару" замедлил ход, пробираясь по улицам красивого курортного городка Баньос, знаменитого горячими источниками у подножия очень активного вулкана Тунгурагуа. Дети бежали впереди машины, махая руками и пытаясь продать нам жевательную резинку и печенье.
   Затем Баньос остался позади. Захватывающий пейзаж оборвался резко, когда "субару" вырвался из рая в современное воплощение дантовского ада.
   Гигантский монстр вырос из реки, чудовищная серая стена. Его серый бетон был полностью неуместен, неестественен и несовместим с пейзажем. Конечно, вид этого не должен был бы удивить меня.
   Все это время я знал, что он ждёт в засаде. Я сталкивался с этим много раз прежде и раньше, почитая это символом достижений ЭКов. Но даже сейчас по моей коже поползли мурашки.
   Эта отвратительная несоразмерная стена -- дамба, которая блокирует реку Пастазу, поворачивая её воды в огромные туннели, проложенные в горах, и преобразовывая её энергию в электричество.
   Это -- 156 мегаваттный Агоянский гидроэнергетический проект. Он питает заводы, которые делают горстку эквадорских семейств богатой, и он же является источником невыразимого страдания для фермеров и туземцев, живущих вниз по реке.
   Эта гидроэлектростанция -- лишь один из многих проектов, получивших развитие благодаря моим усилиям и усилиям других ЭКов. Подобные проекты -- причина того, что Эквадор ныне входит в глобальную империю и объяснение того, почему шуары и кичва угрожают войной нашим нефтяным компаниям.
   Благодаря проектам ЭКов, Эквадор опутан иностранными долгами и должен посвятить чрезмерную долю своего национального бюджета для их выплаты вместо того, чтобы использовать свой капитал для того, чтобы помочь миллионам его граждан, официально классифицируемым, как опасно обнищавшие.
   Единственный путь для выкупа своих иностранных обязательств для Эквадора -- это продажа своих дождевых лесов нефтяным компаниям.
   В действительности, одной из причин, по которой ЭКи обратили своё внимание на Эквадор, было то, что, как принято считать, нефтяное море под его амазонским регионом сравнимо с ближневосточными месторождениями нефти. Глобальная империя требует свой кусок мяса в виде нефтяных концессий.
   Эти требования стали особенно неотложными после 11 сентября 2001 г., когда Вашингтон испугался, что ближневосточные поставки могут прекратиться.
   Вдобавок к этому, Венесуэла, наш третий по величине поставщик нефти, избрала президента-популиста Уго Чавеса, который начал сильное противостояние тому, что он назвал американским империализмом, и начал угрожать прекращением продажи нефти в Соединённые Штаты.
   ЭКи потерпели неудачу в Ираке и Венесуэле, но мы преуспели в Эквадоре и теперь мы могли бы поить нефтью всех за приемлемую цену.
   Эквадор типичен среди стран, в которые ЭКи принесли экономико-политический перелом. С каждых 100 долларов сырой нефти, взятой из эквадорских дождевых лесов, нефтяные компании получают 75 долларов.
   Из оставшихся 25 долларов три четверти должны идти на выплату иностранного долга. Большая часть остатка покрывает военные и другие правительственные расходы -- из которых, примерно 2.5 доллара идут на здравоохранение, образование и программы помощи бедным.
   Таким образом, из каждых 100 долларов, вырванных из Амазонки, менее 3 долларов идёт людям, которые нуждаются в деньгах больше всех, на жизнь которых так неблагоприятно повлияли дамбы, бурение и нефтепроводы, и которые умирают от недостатка продовольствия и пригодной для питья воды.
   Все эти люди -- миллионы в Эквадоре, миллиарды на планете -- потенциальные террористы. Не потому, что они верят в коммунизм или анархизм или изначально злы, но просто оттого, что они пребывают в отчаянии.
   Глядя на эту дамбу, я задавался вопросом, поскольку я так часто бывал во многих местах по всему миру -- когда эти люди предпримут меры, подобно американцам против Англии в 1770-х гг. или латиноамериканцы против Испании в начале 1800-х гг.
   Тонкость, с которой строится эта современная империя, заставила бы устыдиться римских центурионов, испанских конкистадоров и европейские колониальные державы XVIII-XIX веков.
   Мы, ЭКи, лукавы и учимся у истории. Сегодня мы не носим мечей. Мы не надеваем броню или одежду, которая нас выделяет. В странах, подобных Эквадору, Нигерии и Индонезии, мы одеваемся, как местные школьные учителя или владельцы магазинов.
   В Вашингтоне и Париже мы похожи на бюрократов из правительства или банкиров. Мы выглядим скромно и обыденно.
   Мы посещаем строительные площадки и прогуливаемся по обнищавшим деревням. Мы проповедуем альтруизм и обсуждаем в местных газетах замечательные гуманитарные проекты, которые мы осуществляем.
   Мы покрываем столы совещаний правительственных комиссий нашими таблицами и финансовыми проектами и читаем лекции в Гарвардской Школе бизнеса о чудесах макроэкономики.
   Мы доступны и открыты. Или, по крайней мере, таковыми мы себя изображаем и за таковых нас принимают.
   Так работает эта система. Мы редко обращаемся к чему-либо противозаконному, поскольку система построена на лазейках и по определению законна.
   Однако -- и это очень значимо -- если мы терпим неудачу, в дело вступают люди гораздо более зловещей породы, люди, которых мы, ЭКи, называем шакалами, люди, которые ведут своё происхождение из империй прошлого.
   Шакалы всегда рядом, скрываясь в тени. Когда они появляются, главы правительств свергаются или погибают в насильственных "несчастных случаях". И если случайно шакалы терпят неудачу, как они потерпели неудачу в Афганистане и Ираке, тогда всплывают старые модели.
   Когда шакалы терпят поражение, молодых американцев посылают убивать и умирать.
   Когда я миновал чудовищную гигантскую стену серого бетона, выросшую из реки, я уже изнывал от пота, пропитавшего мою рубашку и сведённого кишечника.
   Я направлялся вниз в джунгли на встречу с туземцами, которые решили сражаться до последнего человека, чтобы остановить эту империю, которую я же и помогал создавать, и я был поражён терзавшим меня чувством вины.
   Каким же образом, спрашивал я себя, простой деревенский парень из Нью-Гэмпшира попал в столь грязный бизнес?
   Часть I. 1963-1971
   Глава 1. Рождение экономического киллера
   Это началось вполне невинно. Я был единственным ребёнком, рождённым в семье из среднего класса в 1945 г.
   Мои родители происходили из числа янки Новой Англии с трёхсотлетней историей и за их строгими моралистическими, определённо республиканскими взглядами стояли поколения предков-пуритан.
   Они были первыми в своих семьях, пошедшими в колледж, чтобы получить образование. Моя мать стала учителем латинского языка в средней школе.
   Мой отец вступил во Вторую Мировую войну лейтенантом ВМФ и возглавлял вооружённую охрану на чрезвычайно огнеопасном танкере торгового флота в Атлантике.
   Когда я родился в Ганновере, Нью-Гэмпшир, он долечивал перелом бедра в техасском госпитале. Я не видел его до тех пор, пока мне не исполнился год.
   Он получил работу учителя языка в школе-интернате для мальчиков Тилтона в сельском Нью-Гэмпшире. Школьный городок стоял высоко на холме, можно сказать, высокомерно возвышаясь над посёлком Тилтон.
   Это привилегированное учебное заведение ограничивалось пятьюдесятью питомцами -- по девять-двенадцать учеников в каждом классе. Школьники, в основном, были отпрысками богатых семейств Буэнос-Айреса, Каракаса, Бостона и Нью-Йорка.
   Моя семья страдала от недостатка денег, однако мы никоим образом не считали себя бедными. Хотя школьные преподаватели получали очень небольшое жалованье, мы были обеспечены всем бесплатным: едой, домом, теплом и водой, а также рабочими, убиравшими снег и ухаживавшими за лужайкой.
   Начиная со своего четвёртого дня рождения, я питался в столовой подготовительной школы, бегал за мячами в школьной футбольной команде, тренируемой моим отцом и подавал полотенца в раздевалке.
   Было бы преуменьшением сказать, что преподаватели и их жёны ощущали своё превосходство над местными жителями. Я часто слышал шутку родителей о лордах поместья, управляющих туповатыми крестьянами внизу. Я знал, что это больше, чем шутка.
   Мои друзья по начальной и средней школе происходили как раз из этого нижнего класса и были очень бедны. Их родители были чумазыми фермерами, плотниками и рабочими в мастерских.
   Они обижались на "приготовишек с холма" и, в свою очередь, мои отец с матерью предостерегали меня от чрезмерного общения с поселковыми девчонками, которых они называли не иначе, как деревенщиной и неряхами.
   Я же делил свои учебники и мелки с этими девочками, начиная с первого класса и за эти годы влюблялся в троих из них -- Энн, Присциллу и Джуди. Мне было трудно понять соображения моих родителей, однако, я подчинялся их пожеланиям.
   Каждый год мы проводили три летних месяца каникул моего отца в домике на озере, выстроенном моим дедом в 1921 г. Он был окружён лесом и каждую ночь мы могли слышать крики сов и рычание горных львов.
   Соседей поблизости не было, я был единственным ребёнком в радиусе пешеходной прогулки. В детстве я проводил дни, воображая деревья рыцарями Круглого стола и попавшей в беду девицей по имени Энн, Присцилла или Джуди (в зависимости от года).
   Нимало не сомневаюсь, что страсть моя была так же сильна, как любовь Ланселота к Джиневре, -- и столь же тайна.
   В четырнадцать я получил право на бесплатное обучение в школе-интернате Тилтона. Подталкиваемый родителями, я отказался от всего, связанного с посёлком, и больше никогда не видел своих старых друзей.
   Когда мои одноклассники разъезжались на каникулы по домам, в свои особняки и пентхаусы, я оставался один на холме. У меня не было подруг, все девочки, которых я знал, были "неряхами", я отставил их, и они забыли меня. Я был один и ужасно переживал.
   Мои родители были мастерами по части манипуляций и уверяли меня, что мне очень повезло с подобной возможностью и когда-нибудь я буду им за это очень благодарен. Я смогу найти достойную жену, удовлетворяющую строгим моральным стандартам моей семьи.
   Я же весь кипел внутри. Я жаждал женского общества, секса и всё больше подумывал о том, чтобы завести отношения с какой-нибудь "неряхой".
   Однако, вместо бунта я подавлял свой гнев и сублимировал свои переживания тем, что старался превзойти всех. Я был прилежным учеником, капитаном двух школьных команд и редактором школьной газеты. Я был настроен переплюнуть своих богатых одноклассников и оставить Тилтон навсегда позади.
   В течение последнего года учёбы я добился права на дальнейшее спортивное обучение в Брауне или обучение наукам в Миддлбери.
   Я склонялся к Брауну, в основном, потому, что предпочёл стать спортсменом и потому что он был расположен в городе. Моя мать училась в Мидлбери и мой отец получил магистерскую степень в Мидлбери и, несмотря на то, что Браун входил в Лигу Плюща, они настояли на Мидлбери.
   "Что, если ты сломаешь ногу?" -- вопрошал мой отец. "Всё лучше, чем грызть науку", -- рубил я.
   Миддлбери был, в моём представлении, просто расширенным изданием Тилтона, разве что, лишь в сельском Вермонте взамен сельского Нью-Гэмпшира.
   Правда, здесь было совместное обучение, но я был беден, тогда как почти каждый студент был богат, и я не посещал школу с совместным обучением четыре года. Мне не хватало веры в себя, я чувствовал себя деклассированным и несчастным.
   Я умолял отца позволить мне переждать один год. Я хотел поехать в Бостон и узнать больше о жизни и о женщинах. Отец не желал и слышать об этом. "Как я могу претендовать на подготовку к колледжу детей других родителей, если мой собственный сын сам не готов к нему?" -- спрашивал он.
   Я пришёл к пониманию того, что жизнь соткана из множества событий. Как мы реагируем на них, как мы осуществляем то, что некоторые называют свободой воли, есть главное; выбор, который мы делаем на крутых поворотах своей судьбы, делает нас теми, кто мы есть.
   Два главных события, которые сформировали мою судьбу, произошли в Миддлбери. Одно приняло вид иранца, сына генерала и личного советника шаха, другое было красивой молодой девушкой по имени Энн, подобно моей возлюбленной детства.
   Первый, которого я буду называть Фархадом, играл в профессиональный футбол в Риме. Он обладал атлетическим телосложением, вьющимися чёрными волосами, мягкими глазами цвета грецкого ореха и обаянием, сделавшими его неотразимым для женщин.
   Он был противоположностью мне во многом. Мне пришлось постараться, чтобы стать его другом, и он научил меня множеству вещей, которые очень пригодились мне в последующие годы.
   Я также встретил Энн. Хотя она была всерьёз увлечена молодым человеком из другого колледжа, она проявила ко мне благосклонность. Наши платонические взаимоотношения стали моей первой настоящей любовью.
   Фархад учил меня пить, веселиться и игнорировать своих родителей. Я стал намереваться бросить учёбу. Я решил, что сломаю свою академическую ногу, чтобы сквитаться со своим отцом. Мои оценки резко ухудшились, а знания растерялись.
   К середине второго курса я собрался отчисляться. Мой отец угрожал отречься от меня, Фархад меня подзуживал. Я вихрем ворвался в кабинет декана и покинул колледж. Это стало поворотным моментом моей жизни.
   Фархад и я праздновали в местном баре мою последнюю ночь в городе, когда пьяный фермер, настоящий гигант, обвинил меня в приставаниях к его жене, сбил меня с ног и швырнул к стене.
   Фархад встал между нами, достал нож и полоснул им фермера по щеке. Затем он протащил меня через комнату и выпихнул в окно, выходившее на высокий берег Выдрового ручья. Мы прыгнули и побежали вдоль реки назад в своё общежитие.
   На следующее утро на допросе в полиции студенческого городка я лгал и отрицал всяческое наше участие в инциденте. Однако Фархад был изгнан. Мы направились в Бостон и вместе сняли там жильё.
   Я устроился на работу в хёрстовскую газетную группу "Record American"/"Sunday Advertiser" личным помощником главного редактора "Sunday Advertiser".
   Позднее, в этом же 1965 г. несколько моих друзей из газеты были призваны на военную службу. Чтобы избежать подобной судьбы, я поступил в Колледж делового администрирования Бостонского университета.
   К этому времени Энн рассталась со своим другом и часто наезжала проведать меня из Миддлбери. Я был рад её вниманию. Она закончила колледж в 1967 г., в то время как мне требовался ещё один год, чтобы закончить свою учебу в Бостонском университете.
   Она упорно отказывала мне в близости, пока мы не были женаты. Хотя я подшучивал над ней, обвиняя её в шантаже и обижался на то, что полагал продолжением архаичного и ханжеского набора моральных стандартов моих родителей, я наслаждался временем, проведённым вместе и хотел большего. Мы поженились.
   Отец Энн, блестящий инженер, руководил секретными разработками навигационного оборудования для ракет и достиг высокого положения в военно-морском министерстве.
   Его лучший друг, человек, которого Энн называла дядей Франком (вымышленное имя), занимал высокую должность в Агентстве Национальной Безопасности (АНБ) -- наименее известной и, по мнению многих, самой большой разведывательной организации страны.
   Вскоре после нашей женитьбы военные вызвали меня на медосмотр. Я его прошёл и, следовательно, оказался перед перспективой Вьетнама после завершения образования. Идея сражаться в Юго-Восточной Азии меня не вдохновила, хотя война сама по себе всегда завораживала меня.
   Я вырос на рассказах о своих колониальных предках, среди которых были Томас Пэйн и Этан Аллен, и я посетил все поля сражений с французами и индейцами и сражений времен Революции в Новой Англии и штате Нью-Йорк.
   Я прочитал все исторические романы, которые смог найти. На самом деле, когда армейские Специальные силы вступили в Юго-Восточную Азию, я собирался подписать контракт.
   Но, поскольку СМИ наглядно показывали злонамеренность и несостоятельность американской политики, мои взгляды изменились. Я задался вопросом, чью сторону взял бы Пэйн. Я был уверен, что он присоединился бы к нашим вьетконговским врагам.
   Моим спасением оказался дядя Франк. Он сообщил мне, что работа на АНБ даёт право на отсрочку от призыва в армию, и организовал ряд встреч в своём Агентстве, включая день изнурительной проверки-интервью на полиграфе.
   Мне было сказано, что эти тесты определят, достаточно ли я пригоден для вербовки и обучения в АНБ, и если я окажусь для них пригоден, они также определят мои сильные и слабые стороны, которые повлияют на планирование моей карьеры. Учитывая моё отношение к войне во Вьетнаме, я был уверен, что провалю эти тесты.
   На испытаниях я признал, что, как лояльный американец, я против войны, и был удивлён, что мои интервьюеры не педалировали эту тему.
   Вместо этого, они сосредоточились на моём воспитании, моём отношении к родителям и тому факту, что я вырос, как бедный пуританин среди такого множества богатых гедонистически настроенных учеников.
   Они также исследовали мои переживания по поводу недостатка женщин, секса и денег в моей жизни и мои фантазии по этому поводу. Я был поражён их вниманием к моим отношениям с Фархадом и к моей готовности солгать полиции студенческого городка, чтобы защитить его.
   Вначале я принимал все эти вещи, выглядевшие столь отрицательными, как знак того, что АНБ отвергает меня, но интервью продолжались, свидетельствуя об обратном.
   Лишь несколько лет спустя я понял, что для АНБ весь этот негатив был, на самом деле, позитивом. Их оценки в меньшей степени касались моей лояльности стране, и в большей -- моих жизненных неурядиц.
   Гнев на своих родителей, навязчивые идеи в отношении женщин, мои потуги повысить свой уровень жизни подсказали им крючок, я был легко соблазняем.
   Мои школьные намерения превзойти всех в учёбе и в спорте, моё восстание против отца, моя способность сходиться с иностранцами и моя готовность лгать полиции были в точности теми признаками, которые они искали.
   Позднее я узнал, что отец Фархада работал в Иране на американское разведывательное сообщество, поэтому моя дружба с Фархадом была определённо плюсом.
   Спустя несколько недель после тестов в АНБ, мне было предложено начать новую работу с обучения искусству шпионажа сразу после получения степени в Бостонском университете через несколько месяцев.
   Однако, перед тем, как принять это предложение, я, повинуясь внезапному импульсу, посетил семинар, проведённый в Бостонском университете вербовщиками Корпуса Мира.
   Основным их аргументом было то, что, подобно АНБ, работа на Корпус Мира давала право на отсрочку от призыва на военную службу.
   Решение посидеть на этом семинаре оказалось одним их тех событий, которые представляясь незначащими в своё время, в конечном итоге, как оказывается, меняют жизнь.
   Вербовщик описал несколько мест в мире, особенно нуждающихся в добровольцах. Одним из таких мест были дождевые леса Амазонки, где местные жители вели образ жизни, во многом похожий на тот, который вели индейцы Северной Америки до прибытия европейцев.
   Я всегда мечтал пожить жизнью индейцев племени абнаки, которые населяли Нью-Гэмпшир в то время, когда там обосновались мои предки. Я знал, что в моих жилах течёт немного крови индейцев абнаки, и я хотел знать и понимать лес так же хорошо, как они.
   Я подошёл к вербовщику после его выступления и спросил о возможности быть назначенным на Амазонку. Он заверил меня в том, что в этом регионе существует большая потребность в добровольцах и мои шансы весьма велики. Я позвонил дяде Франку.
   К моему удивлению дядя Франк похвалил моё желание присмотреться к Корпусу Мира. Он полагал, что после падения Ханоя -- а в этом в то время были уверены многие люди его положения -- Амазонка станет горяченьким местечком.
   "Набита нефтью под завязку, -- сказал он. -- Нам нужны там хорошие агенты, люди, которые понимают туземцев". Он заверил меня в том, что Корпус Мира будет превосходным началом обучения и настоятельно посоветовал хорошо изучать испанский, наряду с местными туземными наречиями.
   "Ты мог бы, -- хихикнул он, -- закончить работой в частной компании вместо работы на правительство".
   Я не понимал в то время, что он имеет в виду. Я был переквалифицирован из шпиона в ЭКи, хотя я никогда ранее не слышал этот термин и услышал его лишь не ранее, чем через несколько лет.
   Я понятия не имел о сотнях мужчин и женщин, рассеянных по всему миру, работавших на консалтинговые фирмы и другие частные компании, о людях, не получивших ни пенни заработка ни от одного правительственного агентства и всё же, работавших на интересы империи.
   И я, конечно же, не мог предположить, что подобные люди, которых называют весьма иносказательно, будут исчисляться тысячами к концу миллениума, и что я сыграю значительную роль в формировании этой растущей армии.
   Энн и я заполнили заявления о вступлении в Корпус Мира и попросили о назначении на Амазонку. Когда уведомления о нашем принятии прибыли, моей первой реакцией было глубокое разочарование. В письме сообщалось, что нас пошлют в Эквадор.
   О, нет, подумал я. Мы просились на Амазонку, а не в Африку.
   Я взял атлас и поискал Эквадор. Я был встревожен, не найдя его нигде на африканском континенте.
   По указателю, однако, я обнаружил, что, на самом деле, Эквадор расположен в Латинской Америке, и я видел на карте, что его речные системы, берущие начало в ледниках Анд, формируют истоки могучей Амазонки.
   Дальнейшее чтение убедило меня в том, что эквадорские джунгли являются одними из наиболее разнообразных и огромных в мире, и что местные туземцы всё ещё живут так же, как и тысячу лет назад. Мы приняли предложение.
   Энн и я прошли обучение на курсах Корпуса Мира в Южной Калифорнии и уехали в Эквадор в сентябре 1968 г. Мы жили на Амазонке с шуарами, образ жизни которых действительно напоминал североамериканских индейцев доколониальных времён, мы работали в Андах с потомками инков.
   Это был мир, о котором я и подумать не мог, что он всё ещё существует. До сих пор единственными латиноамериканцами, которых я встречал, были богатые ученики в школе, где преподавал мой отец.
   Мне нравились эти люди, живущие охотой и примитивным сельским хозяйством. Я неясно ощущал некоторое родство с ними. Так или иначе, они напоминали мне о жителях посёлка, который я оставил.
   В один из дней на нашей посадочной полосе приземлился самолёт, из которого вышел человек в деловом костюме, Эйнар Грив.
   Он был вице-президентом "Chas. T. Main, Inc." (MAIN), международной консалтинговой фирмы, которая держалась весьма скромно, но, тем не менее, отвечала за изучение возможности предоставления Мировым банком ссуд Эквадору и соседним странам на миллиарды долларов для постройки гидроэлектростанций и других инфраструктурных проектов. Эйнар был также полковником Резерва Армии США.
   Он начал говорить со мной о преимуществах работы в компании, подобной MAIN. Когда я упомянул, что был принят в АНБ перед вступлением в Корпус Мира и намерен вернуться туда, он сообщил мне, что иногда действовал, как связной АНБ, и бросил на меня взгляд, заставивший меня заподозрить, что его целью является оценка моих способностей.
   Сейчас я думаю, что он освежал моё досье и, в особенности, оценивал мои способности выжить в среде, которую большинство североамериканских индейцев сочли бы враждебной.
   Мы провели вместе несколько дней в Эквадоре, а затем связались по почте. Он попросил меня посылать ему свои оценки экономических перспектив Эквадора. У меня была портативная пишущая машинка, я любил печатать, и был счастлив исполнить его просьбу.
   За год я послал Эйнару, по меньшей мере, пятнадцать длинных писем. В этих письмах я рассуждал об экономическом и политическом будущем Эквадора, оценивал растущее недовольство местных общин, пытающихся противостоять нефтяным компаниям, международным агентствам по развитию и прочим попыткам втянуть их в современный мир.
   Когда моя командировка от Корпуса Мира закончилась, Эйнар пригласил меня на интервью по поводу работы в штаб-квартиру MAIN в Бостоне.
   Во время нашей личной встречи он подчеркнул, что хотя основным бизнесом MAIN является инжиниринг, их крупнейший клиент, Всемирный банк, недавно потребовал, чтобы они держали в штате экономистов для критического экономического прогнозирования, используемого для определения выполнимости и величины инжиниринговых проектов.
   Он доверительно сообщил, что нанял троих квалифицированных экономистов с безупречными верительными грамотами -- двоих с магистерской и одного с докторской степенями. Они, к сожалению, потерпели неудачу.
   "Ни один из них, -- сказал Эйнар, -- не может понять, каким образом можно осуществлять экономическое прогнозирование в странах, в которых недоступны надёжные статистические данные".
   Продолжив разговор, он сообщил, что все они нашли неприемлемыми для себя условия контракта, которые требовали поездок в отдалённые регионы стран, подобных Эквадору, Индонезии, Ирану и Египту, для проведения переговоров с местными вождями и личной оценки перспектив экономического развития этих регионов.
   С одним из них случился нервный срыв в глухой панамской деревне, он был сопровождён панамской полицией и посажен на самолёт домой, в Соединенные Штаты.
   "Письма, которые вы мне посылали, свидетельствуют о том, что вы не боитесь суждений даже в отсутствие надёжных данных. И, учитывая условия вашей жизни в Эквадоре, я уверен, что вы способны выжить где угодно".
   Он сказал мне, что уже уволил одного из этих экономистов и готов проделать то же самое с двумя другими, если я согласен на эту работу.
   Вот так в январе 1971 г. мне было предложено занять позицию экономиста в MAIN. Мне исполнилось двадцать шесть -- волшебный возраст, после которого призывная комиссия больше мной не интересовалась.
   Я посоветовался с семьёй Энн, и они посоветовали мне взяться за эту работу, я понял также, что их согласие отражает и мнение дяди Франка. Я вспомнил его слова о том, что я могу оказаться на работе в частной компании.
   Это никогда не объявлялось открыто, но я уверен, что моя работа на MAIN была следствием усилий дяди Франка трёхлетней давности в дополнение к моему эквадорскому опыту и моей готовности писать об экономической и политической ситуации в стране.
   Моя голова кружилась несколько недель и моё эго раздулось от гордости. Я заработал лишь степень бакалавра в Бостонском университете, что, казалось, не гарантировало позицию экономиста в такой уважаемой консалтинговой компании.
   Я знал, что множество моих однокурсников по Бостонскому университету, которых не призвали на военную службу и которые продолжили обучение для получения степени MBA или иных степеней, отнеслись бы к этому с большой завистью.
   Я видел себя стремительным секретным агентом, направляющимся в экзотические страны, бездельничающим с бокалом мартини в руке возле плавательных бассейнов гостиниц, окруженным одетыми в бикини очаровательными женщинами.
   И хотя это было простыми фантазиями, позднее я увижу, что в них была доля правды. Эйнар нанял меня, как экономиста, но моя настоящая работа оказалась далека от этого и была гораздо ближе к Джеймсу Бонду, чем я когда-либо мог предположить.
   Глава 2. "...на всю жизнь"
   Говоря юридическим языком, MAIN была компанией с узким числом акционеров, её акциями владели примерно 5% из её двух тысяч сотрудников. Они считались партнерами, и положение их было весьма привлекательным.
   Мало того, что они обладали большой властью, они ещё и делали большие деньги.
   Посвящённость была их отличительным признаком, они имели дело с главами правительств и другими высшими чиновниками, которые ожидали от их консультантов абсолютной конфиденциальности, как от своих адвокатов или психоаналитиков.
   На общение с прессой было наложено табу. Это было просто недопустимо. Как следствие, мало кто даже слышал о MAIN, хотя многие знают наших конкурентов, таких как "Arthur D. Little", "Stone amp; Webster", "Brown amp; Root", "Halliburton" и "Bechtel".
   Я использую термин "конкуренты" несколько вольно, поскольку, на самом деле, MAIN была одинока в своём сегменте рынка. Большинство нашего профессионального штата составляли инженеры, но у нас не было никакого оборудования и мы никогда не построили ничего крупнее навеса для хранения чего-нибудь.
   Многие сотрудники MAIN были бывшими военными, но мы никогда не заключали контрактов с Министерством обороны и любой другой военной организацией.
   Наши коммерческие операции столь отличались от нормы, что в течение моих первых месяцев я даже не мог выяснить, чем же мы занимались.
   Я знал только, что моим первым реальным назначением будет Индонезия и что я буду частью команды в одиннадцать человек, которая должна разработать главный план развития энергетики острова Ява.
   Я также знал, что Эйнар и другие, которые обсуждали со мной мои задачи, стремились убедить меня в том, что экономика Явы начнёт быстрый рост и, чтобы показать себя хорошим прогнозистом (и, следовательно, продвинуться по служебной лестнице), я должен был отразить это в своём прогнозе.
   "Сразу же диаграмму! -- любил говорить Эйнар. Его пальцы скользили по воздуху над головой. -- Экономика, которая взлетит подобно птице!".
   Эйнар совершал частые поездки, которые обычно длились два-три дня. Никто особо о них не распространялся и не проявлял осведомлённость о том, куда он уехал.
   Когда он бывал в офисе, он часто приглашал меня на несколько минут выпить чашку кофе. Он спрашивал меня об Энн, нашей новой квартире и о коте, которого мы привезли из Эквадора.
   Узнавая его лучше, я смелел и старался больше узнать о нём и о его ожиданиях касательно моей работы.
   Но я никогда не получал удовлетворительных для себя ответов, он был мастером разворота беседы в другую сторону. В одной из таких бесед он продемонстрировал мне специфический взгляд на вещи.
   "Вам не следует беспокоиться, -- сказал он. -- У нас большие планы относительно вас. Я был в Вашингтоне недавно...". Его голос затих и он загадочно улыбнулся.
   "В любом случае, вы знаете, что у нас большой проект в Кувейте. Он начнётся ещё до вашей поездки в Индонезию. Я думаю, вам следует потратить немного времени на то, чтобы почитать о Кувейте. Бостонская публичная библиотека -- отличный ресурс и мы также позаботимся о вашем пропуске в библиотеки Гарварда и Массачусетского технологического института".
   После этого я провёл много часов в библиотеках, особенно в Бостонской публичной, которая располагалась всего в нескольких кварталах от офиса и очень близко к моей квартире возле Бэк Бэй.
   Я познакомился с Кувейтом так же хорошо, как и с книгами по экономической статистике, выпущенными ООН, МВФ и Мировым банком. Я знал, что от меня ждут эконометрических моделей для Индонезии и Явы, но я решил, что было бы неплохо для начала сделать их для Кувейта.
   Однако, моя степень бакалавра не предусматривала познаний в эконометрии, поэтому я потратил много времени на попытку выяснить, что же это такое.
   Я пошёл и записался на несколько курсов по эконометрии. В процессе обучения я обнаружил, что статистикой вполне можно манипулировать для того, чтобы сделать множество правдоподобных выводов, отражающих предпочтения аналитика.
   MAIN была мужской корпорацией. Лишь четыре женщины занимали в ней профессиональные позиции в 1971 г.
   Однако, имелось ещё примерно две сотни женщин, которые выполняли работу личных секретарей -- каждый вице-президент и руководитель департамента имел личную секретаршу, а всех остальных обслуживал пул стенографисток.
   Я привык к подобному гендерному перекосу и был поэтому особенно удивлён тем, что произошло однажды в отделе указателей Бостонской публичной библиотеки.
   Привлекательная брюнетка подошла и села за стол напротив меня. Она выглядела очень необычно в тёмно-зелёном деловом костюме. Я решил, что она на несколько лет старше меня, и попытался не замечать её, сохраняя безразличие.
   Через несколько минут, не говоря ни слова, она пододвинула в мою сторону открытую книгу. В ней содержалась таблица с информацией о Кувейте, которую я искал, и визитная карточка с её именем -- Клодин Мартин -- и должностью -- специальный консультант в "Chas. T. Main, Inc.".
   Я взглянул в её светло-зелёные глаза и она протянула руку.
   "Меня попросили помочь вам в обучении", -- сказала она. Я не мог поверить, что это случилось со мной.
   В начале следующего дня мы встретились на квартире Клодин на Бикон-стрит, в нескольких кварталах от штаб-квартиры MAIN в Пруденшл-Сентр. В течение первого же часа она объяснила мне, что моя позиция крайне необычна, и мы должны держать всё в тайне.
   Она сказала, что никто не рассказал мне о специфике моей работы, поскольку никто не был на то уполномочен, за исключением её. Затем она сообщила мне, что её задачей является воспитание из меня экономического киллера.
   Само название пробудило во мне старые мечты о плаще и кинжале. Я был немало смущён нервическим смехом, который вырвался из меня помимо моей воли.
   Она улыбнулась и уверила меня, что юмор был одной из причин, по которым они пользуются этим термином. "Кто отнесётся к этому серьёзно?" -- спросила она.
   Я признал своё полное невежество по части экономических киллеров. "Вы не одиноки, -- засмеялась она, -- мы редкая порода и занимаемся грязным бизнесом". Затем она посерьёзнела:
   "Никто не должен знать о вашем занятии, даже ваша жена. Теперь вы должны выбрать. Ваше решение будет окончательным. Однажды вступив в ряды, вы останетесь в них на всю жизнь".
   После этого она редко использовала полное наименование, мы были просто ЭКи.
   Я знаю теперь то, чего не знал тогда, что Клодин имела полное преимущество надо мной, зная перечень моих слабостей, почерпнутый из досье АНБ.
   Я не знаю, кто ей передал эту информацию -- Эйнар, само АНБ, кадровый департамент MAIN или кто-нибудь ещё -- знаю только, что она воспользовалась ею мастерски.
   Её подход, комбинация физического соблазнения и вербального манипулирования, был скроен специально под меня, и всё же, он соответствовал стандартам оперативных действий, которые я с тех пор наблюдал неоднократно во множестве коммерческих предприятий, когда ставки высоки и велико стремление добиться успеха в прибыльных сделках.
   Она знала с самого начала, что я не буду подвергать опасности свой брак, раскрывая наши тайные операции. И она была предельно откровенна в описаниях тёмной стороны дел, которых ожидают от меня.
   Я понятия не имею, кто платил ей зарплату, хотя у меня нет оснований подозревать, что это была не MAIN, указанная на её визитной карточке. В то время я был слишком наивен, взволнован и ослеплён блеском, чтобы задавать вопросы, которые сегодня кажутся настолько очевидными.
   Клодин сказала мне, что у моей работы две главных цели.
   Во-первых, я должен обосновать огромные международные кредиты, которые будут перенаправлены в MAIN и другие американские компании (такие как "Bechtel", "Halliburton", "Stone amp; Webster" и "Brown amp; Root") с помощью крупных инжиниринговых и строительных проектов.
   Во-вторых, я должен обеспечить банкротство стран, получающих кредиты (разумеется, после того, как они заплатят MAIN и другим американским подрядчикам), для того, чтобы они были навсегда признательны своим кредиторам и были бы лёгкой добычей, когда нам понадобятся их услуги, включая военные базы, голоса в ООН или доступ к нефти и другим природным ресурсам.
   Моя работа, по её словам, заключается в предсказании результатов инвестиций миллиардов долларов в страну. Конкретнее, в мою задачу входит проведение оценок экономического роста на двадцать-двадцать пять лет вперёд, и выяснение влияния на этот рост различных проектов.
   Например, если принято политическое решение о предоставлении кредита какой-либо стране в 1 миллиард долларов с целью убедить её лидеров не допускать сближения с Советским Союзом, то я должен сравнить выгоды от вложения денег в электростанции с выгодами от вложения в национальную сеть железных дорог или телекоммуникации.
   Или, если мне говорят о том, что стране предложена возможность построения современной энергосистемы, моей задачей является демонстрация того, что подобная система обеспечит достаточный экономический рост для обоснования кредита.
   Критическим фактором в каждом случае является валовой национальный продукт. Победит проект, обеспечивающий максимально высокий среднегодовой прирост ВНП. Если рассматривается только один проект, я должен продемонстрировать, какое впечатляющее действие окажет его реализация на ВНП.
   Умалчиваемой особенностью всех этих проектов было то, что все они были предназначены для извлечения огромной прибыли подрядчиками и для того, чтобы осчастливить горстку богатых и влиятельных семейств в странах-реципиентах, а также для укрепления финансовой зависимости и, следовательно, политической лояльности правительств подобных стран по всему миру.
   Чем больше кредит, тем лучше. Тот факт, что долговое бремя, навешенное на страну, лишит её беднейших граждан здравоохранения, образования и другого социального обеспечения на много десятилетий, во внимание не принимался.
   Клодин и я открыто обсуждали вводящую в заблуждение природу ВНП. Например, рост ВНП может случиться, даже если дополнительный продукт обеспечивает один человек, наподобие владельца энергокомпании, и даже если большинство остального населения обременено национальным долгом.
   Богатые становятся ещё богаче, бедные -- ещё беднее. Однако, со статистической точки зрения, это считается экономическим прогрессом.
   Как и американские граждане в общем, большинство сотрудников MAIN верили в то, что мы приносим пользу странам, когда строим электростанции, шоссе и порты. Наши школы и наша пресса учили нас оценивать подобные действия, как альтруистические.
   За эти годы я не раз слышал суждения наподобие этого: "Если они жгут американский флаг и демонстрируют у наших посольств, почему же мы не покинем их проклятую страну и не оставим их валяться в своей нищете?".
   Люди, которые говорят подобные вещи, часто имеют дипломы, свидетельствующие о хорошем образовании.
   Однако, эти люди не имеют ни малейшего понятия о том, что мы учреждаем свои посольства по всему миру для обслуживания своих собственных интересов, которые в течение второй половины двадцатого века стали означать превращение американской республики в глобальную империю.
   Несмотря на свои дипломы, эти люди столь же необразованны, как те колонисты восемнадцатого века, которые полагали индейцев, сражавшихся за свою землю, слугами дьявола.
   Через несколько месяцев я должен был уехать на остров Ява, принадлежащий Индонезии, описываемый тогда, как наиболее перенаселённый участок недвижимости на планете. Индонезия оказалась также богатой нефтью мусульманской страной и рассадником коммунистической заразы.
   "Это -- следующая костяшка домино после Вьетнама, -- таким образом Клодин обозначила ее. -- Мы должны выиграть индонезийцев. Если они решат присоединиться к коммунистическому блоку, что ж..." Она черкнула пальцем поперёк горла и сладко улыбнулась.
   "Давайте просто скажем, что вы должны нарисовать очень оптимистический прогноз для их экономики, как она вырастет после того, как будут построены все эти электростанции и линии передач. Это позволит USAID и международным банкам обосновать кредиты. Вы, конечно, будете хорошо вознаграждены и сможете перейти к другим проектам в экзотических местах. Мир -- ваша тележка покупателя".
   Она продолжала предупреждать меня, что моя роль окажется очень непростой: "После вас прибудут эксперты всех банков. Их работа -- пробить дыры в ваших прогнозах, за это им платят. Выставив вас плохим парнем, они выставят себя хорошими".
   Однажды я напомнил Клодин, что команда MAIN, посылаемая на Яву, включает ещё десять человек. Я спросил, учились ли они тому же, что и я. Она заверила меня, что нет.
   "Они инженеры, -- ответила она. -- Они проектируют электростанции, линии передачи, морские порты и дороги для доставки топлива. Вы -- единственный, кто предскажет будущее. Ваши прогнозы определят размеры систем, которые они проектируют. Как видите, вы -- ключ".
   Каждый раз, выходя из квартиры Клодин, я задавался вопросом, правильно ли я поступаю. Где-то в глубине своего сердца я подозревал, что нет. Но несчастья моего прошлого часто посещали меня.
   MAIN, казалось, предлагала всё, чего мне недоставало в жизни, и всё же, я продолжал спрашивать себя, одобрит ли меня Том Пэйн. В конце концов, я убедил себя, что узнавая больше, набираясь опыта, я смогу лучше разоблачить это позднее -- старая отговорка для внутреннего самооправдания.
   Когда я поделился этими соображениями с Клодин, она бросила на меня озадаченный взгляд: "Не будьте смешны. Будучи внутри, вы никогда не выйдете наружу. Вы должны решить для себя перед тем, как влезете поглубже".
   Я понял её и то, что она сказала, испугало меня. После того, как я ушёл, я прогулялся по Коммонвелс-авеню, повернул на Дартмут-стрит и убедил себя, что я -- исключение.
   Однажды днём несколько месяцев спустя мы сидели с Клодин в нише у окна и смотрели как на Бикон-стрит падает снег.
   "Мы -- маленький эксклюзивный клуб, -- сказала она. -- Нам платят -- и хорошо платят -- за обжуливание стран по всему миру на миллиарды долларов. Большая часть вашей работы состоит в убеждении мировых лидеров становиться частью обширной сети продвижения американских коммерческих интересов.
   В конце концов, эти лидеры должны оказаться пойманными в ловушку паутины долгов, которая гарантирует их лояльность. Мы сможем опереться на них всякий раз, когда того пожелаем, -- для удовлетворения наших политических, экономических или военных интересов.
   В свою очередь, они укрепят свои политические позиции тем, что дадут своему населению технопарки, электростанции и аэропорты. А владельцы американских инжиниринговых и строительных компаний станут баснословно богаты".
   Этим днём в идиллической обстановке квартиры Клодин, расслабляясь у окна, пока снаружи кружил снег, я узнал историю профессии, которой собирался овладеть.
   Клодин описала, как на протяжении всей человеческой истории империи строились в значительной степени посредством военной силы или угрозы её применения. Но, с концом Второй Мировой войны, усилением Советского Союза и перспективой ядерного Холокоста, военное решение вопроса стало слишком опасным.
   Поворотный момент наступил в 1951 г., когда Иран восстал против британской нефтяной компании, эксплуатировавшей природные ресурсы Ирана и его население. Эта компания была предшественницей "British Petroleum", сегодня известной как "BP".
   Очень популярный и демократически избранный иранский премьер-министр (Человек Года журнала "TIME" в 1951 г.) Мохаммед Моссадек национализировал все иранские нефтяные активы.
   Обескураженная Англия искала помощи у своего союзника по Второй Мировой войне -- Соединённых Штатов. Однако, обе станы опасались, что военное возмездие спровоцирует вмешательство Советского Союза на стороне Ирана.
   Вместо того, чтобы послать морских пехотинцев, Вашингтон отрядил агента ЦРУ Кермита Рузвельта (внука Теодора). Он справился с задачей блестяще, завоёвывая людей деньгами и угрозами.
   Он нанял людей для организации уличных беспорядков и демонстраций с применением насилия, которые должны были создать впечатление непопулярности и неприемлемости Моссадека. В конце концов Моссадек пал и провёл оставшуюся часть жизни под арестом.
   Проамерикански настроенный шах Мохаммед Реза стал бесспорным диктатором. Кермит Рузвельт заложил основы будущей профессии, в которой я намеревался занять определённый ранг.
   Гамбит Рузвельта изменил историю Ближнего Востока и сделал устаревшими все старые стратегии строительства империй. Это совпало с началом экспериментов с "ограниченными неядерными военными действиями", которые, в конечном счёте, закончились поражениями Америки в Корее и Вьетнаме.
   К 1968 г., когда я проходил собеседования в АНБ, стало ясно, что если Соединённые Штаты собираются реализовать мечту об империи (очевидно, с помощью людей, подобных президентам Джонсону и Никсону), они должны использовать стратегии по иранскому образцу Рузвельта.
   Это -- единственный путь побить Советы без ядерной войны.
   Однако, была одна проблема -- Кермит Рузвельт был сотрудником ЦРУ. Если бы он был пойман, последствия были бы ужасны.
   Он организовал первую американскую операцию по свержению иностранного правительства и было похоже, что потребуется ещё много таких операций, но важно было найти подход, в котором не будет замешан непосредственно Вашингтон.
   К счастью для стратегов, 1960-е годы были свидетелями ещё одной революции -- усиления международных корпораций и многонациональных организаций, таких, как Всемирный банк и МВФ.
   Последний финансировался прежде всего Соединёнными Штатами и строителями сестры-империи в Европе. Между правительствами, корпорациями и международными организациями стали развиваться симбиотические отношения.
   К тому времени, когда я учился в бизнес-школе Бостонского университета, решение проблемы Рузвельт-как-сотрудник-ЦРУ уже удалось.
   Спецслужбы США -- включая АНБ -- выявляли перспективных ЭКов, которые могли быть наняты международными корпорациями. Эти ЭКи никогда не получали бы зарплату у правительства, вместо этого они тянули бы своё жалованье из частного сектора.
   В результате, их грязную работу, в случае разоблачения, списали бы на жадность корпораций, а не на правительственную политику.
   Кроме того, корпорации, которые нанимали их, хотя и получали плату от правительственных агентств и их коллег-двойников из международных банков (из денег налогоплательщиков), были свободны от надзора Конгресса и общественного расследования, ограждённые растущим множеством юридических барьеров, включая торговые марки, международную торговлю и законы о свободе информации.
   "Так что, вы видите, -- заключила Клодин, -- мы только следующее поколение в той гордой традиции, которая началась тогда, когда вы были в первом классе".
   Глава 3. Индонезия: Уроки для ЭКа
   В дополнение к тому, что я узнавал о своей новой карьере, я читал много книг об Индонезии. "Чем больше вы узнаете о стране прежде, чем посетите её, тем легче будет ваша работа", -- советовала Клодин. Я принял её слова близко к сердцу.
   Когда Колумб поднял паруса в 1492 г., он намеревался достичь именно Индонезии, известной в те времена, как Острова Пряностей. В колониальную эпоху Индонезия считалась сокровищем побольше, чем Америка.
   Ява с её необыкновенными тканями, легендарными пряностями и богатыми королевствами была драгоценным призом и ареной сражений между испанским, голландскими, португальскими и британскими авантюристами.
   Голландцы добились триумфальной победы в 1750 г, но несмотря на то, что им покорилась Ява, для завоевания остальных островов им потребовалось ещё 150 лет.
   Когда японцы вторглись в Индонезию во время Второй Мировой войны, голландцы оказали им лишь небольшое сопротивление. От японской оккупации индонейцы, особенно яванцы, сильно пострадали.
   После поражения Японии в Индонезии появился харизматический лидер Сукарно и была объявлена независимость.
   Через четыре года борьбы, закончившейся 27 декабря 1949 г., Нидерланды спустили свой флаг и вернули суверенитет людям, которые в течение трёх столетий не знали ничего, кроме борьбы и колониального рабства. Сукарно стал первым президентом новой республики.
   Управление Индонезией оказалось более сложной задачей, нежели разгром голландцев. Совершенно неоднородный архипелаг из более чем 17 500 островов оказался кипящим горшком трайбализма, различных культур, десятков языков и диалектов, этнических групп, которые столетиями нянчили старую вражду.
   Конфликты были часты и жестоки, Сукарно их запретил. Он приостановил деятельность парламента в 1960 г. и объявил себя пожизненным президентом в 1963 г.
   Он вступал в тесные союзы с коммунистическими правительствами по всему миру в обмен на оружие и военное обучение.
   Он послал вооруженные советским оружием отряды в соседнюю Малайзию в попытке распространить коммунизм повсюду в Юго-Восточной Азии и заслужить одобрение мировых социалистических лидеров.
   Возникла оппозиция и в 1965 г. начался переворот. Сукарно избежал убийства только благодаря своей любовнице. Многим его высшим офицерам и советникам повезло значительно меньше. Происходящее напоминало события 1953 г. в Иране.
   В конце концов, во всех неурядицах была обвинена Коммунистическая партия, в особенности её фракция, близкая к Китаю. В последовавшей резне, затеянной военными, было убито от трёхсот до пятисот тысяч человек. Глава военных, генерал Сухарто, стал президентом в 1968 г.
   После 1971 г. решение Соединённых Штатов соблазнить Индонезию отказаться от коммунизма только укрепилось вследствие сомнительности результатов Вьетнамской войны.
   Президент Никсон начал частичный вывод войск летом 1969 г. и американская стратегия переориентировалась на более глобальную перспективу.
   Она сосредоточилась на предотвращении эффекта домино -- когда одна страна за другой, подобно костяшкам домино, падали бы в руки коммунистов -- и сфокусировалась на нескольких странах, Индонезия была ключевой.
   План электрификации, подготовленный MAIN, был частью широкого плана обеспечения американского господства в Юго-Восточной Азии.
   Внешняя политика США базировалась на предположении, что Сухарто будет служить Вашингтону, как и иранский шах. Соединённые Штаты также рассчитывали, что эта страна послужит образцом для других стран региона.
   Частью стратегия Вашингтона основывалась на предположении, что выгоды, полученные Индонезией, повлекут положительные последствия для всего мусульманского мира, особенно на взрывоопасном Ближнем Востоке.
   И, наконец, в Индонезии была нефть. Никто не имел представления о её качестве и запасах, но сейсмологи нефтяных компаний были полны оптимизма.
   По мере внимательного чтения книг в Бостонской публичной библиотеке моё волнение росло. Я начал представлять себе предстоящие приключения. Работая на MAIN, я сменил бурную жизнь Корпуса Мира на роскошную и блестящую.
   Моё времяпрепровождение с Клодин уже было реализацией одной из фантазий, и всё это выглядело слишком хорошо, чтобы быть правдой.
   Но я уже чувствовал себя, по крайней мере, частично подготовленным для того, чтобы справиться с заданиями, предлагаемыми после этой подготовительной школы.
   И ещё кое-что случилось в моей жизни. Энн и я перестали жить вместе. Я думаю, это случилось потому, что она почувствовала, что я веду двойную жизнь.
   Пожалуй, это было также логическим следствием той некоторой неприязни, которую я ощущал к ней за то, что она вынудила нас пожениться.
   Не имело значения то, что она заботилась обо мне и поддерживала меня во время нашей командировки от Корпуса Мира в Эквадор, я по-прежнему считал, что она воплощает ханжеские стандарты моих родителей.
   Но, разумеется, оглядываясь назад, я уверен, что главным фактором были мои отношения с Клодин. Я не мог сказать Энн о них, но она догадывалась. Мы решили разъехаться на разные квартиры.
   В один из дней 1971 г. примерно за неделю до моего предполагаемого отъезда в Индонезию, придя к Клодин, я обнаружил, что небольшой обеденный стол сервирован сырами и хлебом, а также бутылкой прекрасного божоле. Она подняла тост за меня.
   "Вы сделали это, -- она улыбнулась, но улыбка её не показалась мне искренней. -- Теперь вы -- один из нас".
   Мы небрежно поболтали в течение получаса или около того, а после того, как мы прикончили вино, она бросила на меня взгляд, который я никогда раньше не видел.
   "Никогда и никому не рассказывайте о наших встречах, -- сказала она строго. -- Я не прощу вам этого, и буду отрицать, что когда-либо встречалась с вами". Она впилась взглядом в меня и, пожалуй, впервые я ощутил исходящую от неё угрозу, а затем холодно засмеялась: "Разговоры о нас сделали бы вашу жизнь небезопасной".
   Я был ошеломлён. Я почувствовал себя ужасно. Но позднее, когда я в одиночестве возвращался назад к Пруденшл-Сентр, я был вынужден признать безупречность схемы.
   Фактически всё наше время мы провели в её квартире. Не существовало ни единого следа или свидетельства о наших отношениях, и никто в MAIN не был вовлечён в них никоим образом.
   Но, вместе с тем, я оценил её честность: она не хитрила со мной на манер моих родителей с Тилтоном и Миддлбери.
   Глава 4. Спасение страны от коммунизма
   У меня было несколько романтическое представление об Индонезии, стране, где мне предстояло прожить следующие три месяца.
   Некоторые из книг, которые я читал, были полны фотографий красивых женщин в ярких цветных саронгах, экзотических балийских танцовщиц, шаманов, выдыхающих огонь, и воинов, плывущих на длинных выдолбленных каноэ по изумрудной воде у подножий дымящихся вулканов.
   Особенно поражали изображения галеонов с чёрными парусами знаменитых пиратов буги, которые всё ещё бороздили воды морей архипелага, и наводили на европейских моряков прошлых столетий такой страх, что те, вернувшись домой, пугали ими своих детей: "Веди себя прилично, а то буги заберут тебя...".
   О, эти картины будоражили мою душу.
   История и легенды этой страны изобилуют фантастическими фигурами гневливых богов, драконов Комодо и племенных вождей. Древние сказки задолго до рождения Христа пересекли горы Азии, пустыни Персии, Средиземноморье и проникли в наше коллективное сознание.
   Сами названия легендарных островов -- Ява, Суматра, Борное, Сулавеси -- зачаровывают разум.
   Это была земля мистики, мифов и эротической красоты, неуловимое сокровище, так и не найденное Колумбом, сказочная принцесса, которой добивались, но так и не получили Испания, Голландия, Португалия, Япония, это была мечта и фантазия.
   Мои ожидания были высоки, вероятно, как и у великих первооткрывателей. Однако, как и Колумбу, мне надо было знать, чтобы умерить свои фантазии. Возможно, мне следовало помнить, что, как говорится, маяк сияет на судьбе, которая может оказаться вовсе не той, которую мы ожидаем.
   Индонезия предложила сокровища, но вовсе не тот волшебный сундук, который я ожидал. Фактически, мои первые дни, проведённые в столице Индонезии Джакарте летом 1971 г., были отвратительны.
   Красота, конечно, была. Очаровательные женщины, носящие красочные саронги. Пышные сады, пылающие тропическими цветами. Экзотические балийские танцовщинцы.
   Велосипеды-такси, причудливо раскрашенные во все цвета радуги, в которых пассажиры на высоких сиденьях располагаются впереди водителя, крутящего педали. Голландские колониальные особняки и остроконечные минареты мечетей.
   Но была у этого города и уродливая трагическая сторона. Прокажённые, протягивающие к вам окровавленные культи вместо рук. Молодые девчушки, продающие своё тело за несколько монет. Некогда прекрасные голландские каналы превратились в выгребные ямы.
   Целые семьи, живущие в лачугах из картона на замусоренных берегах рек. Какофония сигналов авто и духота испарений.
   Красивая и уродливая, изящная и вульгарная, возвышенная и низменная. Это была Джакарта, где аромат гвоздик и цветущих орхидей сражался за превосходство с миазмами открытых канализационных коллекторов.
   Мне приходилось видеть нищету раньше. Некоторые из моих одноклассников жили в промозглых лачугах из картонных ящиков и приходили в школу в тонких свитерах и потёртых теннисных туфлях в зимние дни, когда температура опускалась ниже нуля, я помню сильный запах их тел, вонявших потом и удобрениями.
   Я жил в грязи хижин андских крестьян, пища которых состояла почти целиком из высушенного зерна и картофеля, и где иногда казалось, что новорождённый умрёт сразу же после своего рождения. Я видел нищету, но это не подготовило меня к Джакарте.
   Наша команда размещалась, конечно, в самой роскошной гостинице Джакарты -- "Интерконтиненталь Индонезия".
   Принадлежащая авиакомппании "Pan American Airways", она, подобно остальным гостиницам сети "Интерконтиненталя", разбросанным по всему миру, угождала прихотям богатых иностранцев, в особенности, топ-менеджерам нефтяных компаний и их семействам.
   Вечером первого дня наш менеджер проектов Чарли Иллингворт угощал нас обедом в элегантном ресторане на последнем этаже.
   Чарли был помешан на войнах, он посвятил большую часть своего свободного времени чтению книг по истории и исторических романов, посвящённых великим полководцам и сражениям.
   Он был воплощением вояки в кресле, кабинетного солдата вьетнамской войны. Как и всегда, этим вечером на нём были слаксы и рубашка с короткими рукавами цвета хаки с погончиками на военный лад.
   После приветствия он зажёг сигару. "За хорошую жизнь!", -- поднял он бокал с шампанским.
   Мы присоединились к нему: "За хорошую жизнь!", -- звякнули наши бокалы.
   Дым сигары окутал его, Чарли оглядел зал: "Нас избалуют здесь, -- сказал он, довольно кивая головой. -- Индонезийцы будут очень заботиться о нас. Как и парни из посольства Соединённых Штатов. Но давайте не забывать, что у нас есть задание, которое мы должны выполнить".
   Он глянул на стопку листков с заметками: "Да, мы должны разработать план электрификации Явы -- самой населённой территории в мире. Но это -- лишь верхушка айсберга".
   Выражение его лица стало серьёзным, он напомнил мне Джорджа Скотта, играющего генерала Паттона, одного из любимых героев Чарли: "Нам ничего не нужно, кроме спасения этой страны из лап коммунизма".
   Как вы знаете, у Индонезии длинная и трагическая история. Мы отвечаем за то, чтобы Индонезия не последовала по стопам своих северных соседей -- Вьетнама, Камбоджи и Лаоса. Интегрированная энергосистема -- ключевой элемент. Это больше, чем что-либо иное, -- ну, разве что, кроме нефти -- обеспечит господство капитализма и демократии.
   "Что касается нефти...", -- он ещё раз затянулся сигарой и поворошил стопку заметок. "Все мы знаем, насколько наша страна зависима от нефти. Индонезия может стать для нас мощным союзников в этом отношении.
   Поэтому вы должны разработать этот план таким образом, чтобы нефтедобывающая промышленность и всё, что её обслуживает, -- порты, трубопроводы, строительные компании -- получали всё то, в чём они будут нуждаться в части электричества, на протяжении всего двадцатипятилетнего срока этого плана".
   Он поднял глаза от заметок и посмотрел прямо на меня: "Лучше ошибиться в большую сторону, чем недооценить. Вы же не захотите, чтобы на ваших руках была кровь индонезийских детей или наша собственная? Вы же не хотите, чтобы они жили под серпом и молотом или красным флагом Китая!".
   Когда я уже лежал в своей кровати этой ночью, в безопасности роскоши первоклассного номера высоко над городом, передо мной встал образ Клодин. Я вспомнил её рассуждения о внешнем долге и попробовал успокоить себя, вспоминая курсы макроэкономики в школе бизнеса.
   В конце концов, говорил я себе, я должен помочь Индонезии вырваться из экономики средневековья и занять своё место в современном индустриальном мире. Но я знал, что утром, глядя в своё окно поверх богатства садов и плавательных бассейнов гостиницы, я увижу одни лачуги, заполонившие всё на много миль вокруг.
   Я буду понимать, что младенцы умирают в них от недостатка продовольствия и пригодной для питья воды, что взрослые и дети страдают в них от ужасных болезней и живут в неимоверных условиях.
   Ворочаясь в своей постели, я не мог не признать, что и Чарли, и любой человек из нашей команды находились здесь исключительно из корыстных соображений. Мы продвигали американскую внешнюю политику и американские корпоративные интересы.
   Нас вела жадность, а вовсе не желание сделать лучше жизнь для большинства индонезийцев.
   На ум приходило слово "корпоратократия". Я не был уверен, слышал ли я его раньше или придумал его только что, но было похоже, что оно описывает совершенно новую элиту, которая решила, что вправе управлять планетой.
   Это очень тесное сообщество нескольких человек с общими целями, легко перемещающихся с одного поста на другой в советах директоров корпораций и правительственных учреждениях.
   Меня поразило, что великолепным примером такого человека мог бы служить Роберт Макнамара, тогдашний президент Всемирного банка.
   Он перешёл с должности президента "Ford Motor Company" на пост министра обороны при президентах Кеннеди и Джонсоне и затем занял высший пост в самом мощном финансовом институте мира.
   Я осознал, что мои университетские профессора не понимали подлинной природы макроэкономики: во многих случаях рост экономики приводит к тому, что немногие люди, находящиеся наверху пирамиды, становятся много богаче, в то время как большинство внизу не получает ничего и, напротив, опускается ещё ниже.
   В действительности, насаждение капитализма часто приводит к системе, напоминающей средневековые общества.
   Пожалуй, если бы кто-то из моих профессоров и знал это, он не смог бы открыто это признать -- вероятно, потому, что колледжи спонсируются большими корпорациями и людьми, ими управляющими.
   Демонстрация правды, несомненно, стоила бы этим профессорам места -- так же, как мои открытия могли стоить мне моего.
   Эти мысли продолжали тревожить мой сон каждую ночь, проведённую в "Интерконтинентале Индонезия". Мои самооправдания носили глубоко личный характер: я сражался за свой путь прочь из Нью-Гэмпшира, из школы Тилтон, я сражался с призывной комиссией.
   Благодаря ряду счастливых совпадений и тяжёлой работе, мне удалось добиться хорошего места в жизни. Меня успокаивало то, что, с точки зрения нашей культуры, я делал правильные вещи.
   Я должен был стать успешным и уважаемым экономистом. Я делал то, чему меня учили в школе бизнеса. Я помогал осуществлять модель развития, санкционированную лучшими умами во всемирных мозговых центрах.
   И, тем не менее, далеко за полночь я утешался лишь обещанием самому себе когда-нибудь рассказать миру всю правду. И тогда я смог бы читать самого себя на ночь, как Луи Ламура о ганфайтерах на Диком Западе.
   Глава 5. Продажа моей души
   Наша команда из одиннадцати человек провела шесть дней в Джакарте, регистрируясь в американском посольстве, встречаясь с чиновниками, занимаясь своими делами и отдыхая у бассейна.
   Количество американцев, проживающих в "Интерконтинентале" поразило меня. Я получил огромное удовольствие, наблюдая за молодыми красивыми женщинами -- жёнами топ-менеджеров нефтяных и строительных компаний -- которые проводили дни в бассейне, а вечера -- в полудюжине шикарных ресторанов в самом отеле и поблизости от него.
   Затем Чарли перевёз нашу команду в Бандунг, город в горах. Климат там был помягче, нищета не так бросалась в глаза и безумия было поменьше. Нам предоставили правительственный дом для гостей, известный, как Висма, вместе с менеджером, поваром, садовником и штатом прислуги.
   Выстроенная ещё при голландцах, Висма была очень уютным местом. Её просторная веранда выходила на плантации чая, расстилавшиеся на холмах и склонах вулканических гор Явы.
   Помимо жилья, нам предоставили одиннадцать "тойот"-внедорожников с водителями и переводчиками. Наконец, нам презентовали членство в эксклюзивном гольф-клубе Бандунга и мы заняли несколько офисов в местной штаб-квартире "Perusahaan Umum Listrik Negara" (PLN), государственной электрической компании.
   Первые несколько дней в Бандунге я провёл, встречаясь с Чарли и Говардом Паркером. Говарду было за семьдесят, и был он отставным менеджером, отвечавшим за прогнозирование нагрузки в "New England Electric System".
   Сейчас он нёс ответственность за определение требуемого количества электроэнергии и генерирующих мощностей для Явы на ближайшие двадцать пять лет, а также за разбиение этих прогнозов по городским и сельским районам.
   Поскольку потребность в электроэнергии сильно корреллирует с экономическим ростом, прогноз Говарда зависел от моего. Остальная часть нашей команды была занята разработкой плана электрификации, определяя местоположение и проектируя электростанции, линии передач, систему транспортировки топлива наиболее эффективным образом в соответствии с нашими прогнозами.
   Во время наших встреч Чарли постоянно подчёркивал важность моей работы и дразнил меня требованиями оптимизма в моей работе. Клодин была права -- я был ключом ко всему плану электрификации.
   "Первые несколько недель, -- объяснял Чарли, -- мы посвятим сбору данных".
   Он, Говард и я сидели в больших ротанговых креслах в шикарном кабинете у Чарли. Стены были украшены батиком с изображением эпических сцен из древнеиндуистской Рамаяны. Чарли попыхивал толстой сигарой.
   "Инженеры соберут воедино детальную картину существующей энергосистемы, пропускной способности портов, автомобильных и железных дорог и всё тому подобное". Он нацелился сигарой в меня:
   "Вам надо действовать быстро. К концу первого месяца Говард должен получить отличную картину экономического чуда, которое случится, когда мы сделаем своё дело. До конца второго месяца он будет собирать детальную информацию -- для разнесения по регионам.
   В последний месяц мы будем заполнять лакуны. Это критично. Нам потребуются все наши мозги. Потому, что перед тем, как мы уедем, мы должны быть уверены, что собрали всю информацию, которая нам нужна. В День Благодарения быть дома -- вот мой девиз. Сюда незачем возвращаться".
   Говард производил впечатление доброго дедушки, но на самом деле был ожесточившимся стариком, чувствовавшим себя обманутым жизнью. Он так и не достиг вершин в "New England Electric System" и был глубоко обижен на это.
   "Пролетел, -- повторял он мне неоднократно, -- потому, что отказался брать их сторону".
   Его вынудили уйти на пенсию, но он не мог и представить спокойную жизнь дома с женой и стал консультантом в MAIN. Это была его вторая командировка и Эйнар с Чарли предупреждали меня, чтобы я был с ним поосторожнее, описывая его, как упрямого, скупого и мстительного человека.
   Как оказалось, Говард был одним из самых мудрых советчиков, но тогда я не был готов принять его советы. Он не проходил инструктажа у Клодин, как я. Полагаю, они сочли его слишком старым или, наверное, слишком упрямым.
   Возможно, его просто наняли на короткое время, до того, как заполучат более гибкую личность на постоянную работу, наподобие меня. В любом случае, с их точки зрения, он оказался проблемой.
   Говард ясно понимал ситуацию и то, чего от него хотели, но он не собирался быть послушным. Все слова, которыми его описывали Эйнар и Чарли, оказались правдой, но, по крайней мере, часть его упрямства проистекала из его нежелания прислуживаться.
   Я сомневаюсь, что он когда-нибудь слышал термин "экономический киллер", но он понимал, что они собираются использовать его, для того, чтобы продвинуть тот империализм, который он не принимал.
   Он отозвал меня в сторонку после одной из встреч с Чарли. Он носил слуховой аппарат и поиграл с его небольшой коробочкой управления, которую крепил под рубашкой.
   "Строго между нами, -- сказал Говард спокойным образом. Мы стояли у окна кабинета, который мы занимали вдвоём, выходившего на канал с застойной водой рядом с офисом PLN. Молодая женщина купалась в его грязной воде, пытаясь сохранить подобие скромности, укрывая саронгом обнаженное тело.
   "Они будут убеждать тебя, что эта экономика собирается взлететь, -- сказал он. -- Чарли безжалостен. Не позволяй ему заполучить тебя".
   Его слова заставили меня почувствовать, что я тону, но я почувствовал также и желание убедить его, что Чарли прав, в конце концов, моя карьера зависела от угождения боссам MAIN.
   "Определённо, эту экономику ждёт бум, -- сказал я, отводя глаза в сторону, на женщину в канале. -- Увидите, как это случится".
   "Значит, и ты..., -- пробормотал он, очевидно, не уверенный в происходящем. -- Значит, ты уже взял их сторону?.."
   Движение у канала привлекло моё внимание. Пожилой человек спустился по берегу, спустил штаны и присел на корточки у края воды, чтобы справить природную нужду. Я отвернулся от окна и посмотрел прямо на Говарда.
   "Я много где побывал, -- сказал я. -- Может быть, я и молод, но я только что вернулся после трёх лет в Южной Америке. Я видел, что случается, когда находят нефть. Положение меняется быстро".
   "О, я тоже много где побывал, -- насмешливо ответил он. -- Чертовски много лет. Я скажу вам кое-что, молодой человек. Я не дам и гроша ломаного за ваше открытие нефти и всё такое. Я предсказывал нагрузку сетей всю свою жизнь -- во время Депрессии, во время Второй Мировой, во время бума...
   Я видел, что сделало для Бостона 128-е шоссе, Чудо штата Массачусетс. И я могу сказать наверняка, что никакая нагрузка никогда не растёт более чем на 7-9 процентов в год. И это в самые лучшие времена. Шесть процентов -- куда более разумно".
   Я уставился на него. Часть меня подозревала, что он прав, но я чувствовал себя способным защититься. Я знал, что должен убедить его, потому, что моя собственная совесть нуждалась в оправданиях.
   "Говард, это не Бостон. Это страна, где до сих пор никто даже не мог получить электричество. Положение сильно отличается".
   Он развернулся на пятках и махнул рукой, словно отгоняя меня в сторону.
   "Убирайся! -- зарычал он. -- Распродажа! Я не дам ломаного гроша за то, что вы делаете".
   Он выдернул стул из-за стола и упал на него. "Я буду делать свои прогнозы, основанные на своих убеждениях, а не на воздушных экономических штудиях". Он схватил карандаш и начал что-то набрасывать на бумаге.
   Это был вызов, который я не мог игнорировать. Я подошёл и встал перед его столом.
   "Вы будете выглядеть полным идиотом, если я приду с тем, чего все ожидают, -- этот бум будет соперничать с калифорнийской золотой лихорадкой -- а вы предскажете рост потребления энергии, как в Бостоне в 1960-х".
   Он бросил карандаш и впился в меня взглядом: "Бессовестный! Вот, что это значит. Вы, все вы... -- он замахал руками. -- Вы продали ваши души дьяволу... Вы делаете это за деньги. Теперь, -- он изобразил улыбку, -- я выключаю мой слуховой аппарат и возвращаюсь к работе...".
   Это поразило меня до глубины души. Я побрёл из комнаты и направился в кабинет Чарли. На полпути к нему я остановился, сомневаясь, стоит ли делать то, что я собирался. Вместо этого я повернулся и пошёл по лестнице вниз, к двери, на солнечный свет дня.
   Молодая женщина выходила из воды, завёрнутая в саронг, старик исчез. Несколько мальчишек играли в канале, плескаясь и крича друг на друга. Пожилая женщина стояла по колено в воде и чистила зубы одной рукой. Другой рукой она чистила одежду.
   Огромный комок рос у меня в горле. Я сел на сломанную бетонную плиту, попробовав не замечать вонь из канала. Я с трудом сдерживал слёзы, и мне надо было понять, почему я чувствую себя таким несчастным.
   Вы делаете это за деньги. Я слышал эти слова Говарда вновь и вновь. Он задел обнажённый нерв.
   Мальчишки продолжали плескаться, их ликующие голоса заполняли всё вокруг. Я задавался вопросом, что же я могу сделать. Что требуется, чтобы стать беззаботным, подобно им?
   Вопрос мучил меня в то время, как я сидел, глядя на них, невинно забавляющихся и, очевидно, не сознающих опасности, которой они подвергаются в этой воде. Горбатый старик с тростью хромал по высокому берегу канала. Он остановился, наблюдая за детьми, и лицо его скривилось в беззубой усмешке.
   Возможно, мне следовало довериться Говарду, и вместе мы смогли бы найти решение. Я немедленно почувствовал некоторое облегчение. Я подобрал маленький камешек и швырнул его в канал. Как исчезли круги на воде, так исчезла и моя эйфория.
   Я знал, что я не смогу сделать ничего подобного. Говард был стар и ожесточён. Он уже отверг возможность сделать свою карьеру. Не смог бы он сделать её и сейчас. Я же был молод и не хотел закончить подобно ему.
   Глядя в воду того гнилого канала, я вновь видел картины нью-гэмпширской школы на холме, где я проводил каникулы в одиночестве, когда другие мальчики разъезжались. Медленно я осознавал печальный факт. Я опять был один, и мне не с кем было поговорить.
   Той ночью, лёжа в кровати, я долго думал о людях, с которыми меня свела жизнь -- о Говарде, Чарли, Клодин, Энн, Эйнаре, дяде Франке -- задаваясь вопросом, на что была бы похожа моя жизнь, если бы я никогда не встретил их. Где я жил бы?
   Наверняка, не в Индонезии. Я задавался также вопросом о будущем, которое меня ожидает. Я обдумывал решение задачи, стоящей передо мной. Чарли объяснил, что он ждёт от Говарда и меня обоснования темпов роста в 17 процентов за год. Какой же прогноз я должен сделать?
   Внезапно ко мне пришла успокаивающая мысль. Почему же она не пришла раньше? Ведь решение зависит не только от меня. Говард сказал, что он сделает то, что считает нужным, независимо от моих заключений.
   Я мог идти к своим боссам с отличным экономическим прогнозом, он предоставит собственное заключение, и моя работа не повлияла бы на план электрификации никоим образом. Они продолжали подчёркивать важность моей работы, но они были неправы. Камень упал с души, и я погрузился в глубокий сон.
   Через несколько дней Говард свалился с сильной амёбной инфекцией. Мы отвезли его в госпиталь католических миссионеров. Доктора предписали требуемое лечение и настоятельно рекомендовали отправить его немедленно в Соединённые Штаты.
   Гордон заверил нас, что у него уже есть все данные, и он может легко закончить прогноз нагрузки в Бостоне. Его слова, обращённые ко мне при прощании, были последним предупреждением:
   "Не надо надувать цифры, -- сказал он. -- Я не буду жульничать вместе с вами, что бы вы там ни говорили о чудесах экономического роста!".
   Часть II: 1971-1975
   Глава 6. Моя роль, как инквизитора
   Наши контракты с индонезийским правительством, Азиатским Банком Развития и USAID предусматривали посещение кем-то из нашей команды основных населённых центров региона, охваченного планом электрификации.
   Выполнять это условие назначили меня. Как выразился Чарли: "Вы выжили на Амазонке, вы знаете, как обращаться с насекомыми, змеями и тухлой водой".
   Вместе с водителем и переводчиком я посетил много красивых мест и ночевал в довольно мрачных заведениях. Я встречался с местными деловыми и политическими лидерами и выслушивал их мнение об экономическом росте.
   Однако, большинство из них отказывалось делиться со мной информацией. Казалось, их пугает моё присутствие. Как правило, они говорили мне, что я должен поговорить с их боссами, с правительственными агентствами, в штаб-квартирах корпораций. Иногда мне казалось, что против меня затеян какой-то заговор.
   Поездки обычно были короткими, не более двух-трёх дней. В промежутках я возвращался в Висму в Бандунге. У женщины, руководившей нашим обслуживанием, был сын по имени Расмон, но для всех, кроме матери, он был просто Раси.
   Студент экономического факультета, он немедленно проявил интерес к моим занятиям. Впрочем, я подозреваю, что он сблизился со мной в надежде получить работу. Он также начал меня учить индонезийскому языку бахаса.
   Создание языка, несложного для освоения, было высшим приоритетом президента Сукарно после завоевания независимости от Нидерландов.
   В архипелаге говорят более чем на 350 языках и диалектах, и Сукарно понял, что его стране для объединения людей всех островов и культур нужен общий язык.
   Он нанял международный коллектив лингвистов и очень успешным результатом их работы стал язык бахаса. Основанный на малайском, он свободен от множества исключений, неправильных глаголов и других сложностей, присущих большинству языков.
   К началу 1970х гг. большинство индонезийцев говорили на бахаса, хотя в своих общинах они продолжали говорить на яванском и других местных языках. Раси был хорошим учителем с замечательным чувством юмора, а бахаса был лёгок в изучении, по сравнению с языком шуаров или даже испанским.
   У Раси был мотороллер, и он намеревался показать мне город и его людей. "Я покажу вам ту сторону Индонезии, которую вы не видели", -- пообещал он мне однажды вечером, приглашая меня вскочить на сиденье позади него.
   Мы проезжали театры марионеток и теней, музыкантов, игравших на народных инструментах, пожирателей огня, жонглёров и уличных продавцов, продающих всё, что только можно представать, от контрабандных американских кассет до местных сувениров.
   Наконец, мы очутились в крошечном кафе, заполненном молодыми людьми, одежда, головные уборы и причёски которых были бы уместны на концерте Биттлз в конце 1960-х гг., однако все они были индонезийцами. Раси представил меня группе вокруг стола, и мы сели.
   Они все говорили по-английски, с разной степенью беглости, но им понравились мои попытки говорить на бахаса. Они сказали об этом прямо и спросили, почему американцы никогда не учат их язык.
   И я не мог объяснить, почему я был единственным американцем или европейцем в этой части города, при том, что нас всегда было множество в гольф-клубе, шикарных ресторанах, кинотеатрах и престижных университетах.
   Это была ночь, которую я навсегда запомнил. Раси и его друзья обращались ко мне, как одному из них. Я наслаждался эйфорией пребывания там, тем, что делю с ними город, еду и музыку, сигареты с гвоздикой и другие ароматы, которые были частью их жизни, тем, что шучу и смеюсь вместе с ними.
   Это вновь и вновь походило на Корпус Мира, и я опять задавался вопросом, почему я хочу путешествовать первым классом и отделиться от людей, подобных этим?
   С течением ночи, они всё больше и больше интересовались моими мыслями об их стране и о войне, которую моя страна вела во Вьетнаме. Всем им не нравилось то, что они называли "незаконным вторжением" и они хотели, чтобы я разделил их чувства.
   Когда Раси и я вернулись в дом для гостей, было уже поздно и темно. Я поблагодарил его за приглашение в свой мир, а он меня -- за откровенность с его друзьями. Мы пообещали сделать это снова, обнялись и разошлись по своим комнатам.
   Этот опыт с Раси поощрил меня проводить больше времени подальше от команды MAIN. На следующее утро во время встречи с Чарли я пожаловался ему, что взбешён неудачными попытками получить информацию от местных жителей.
   Кроме того, большинство статистических данных, которые мне были нужны для прогнозирования, я могу получить только в правительственных учреждениях в Джакарте. Чарли и я решили, что мне надо провести неделю-другую в столице.
   Он посочувствовал мне в необходимости покинуть Бандунг ради кипящей столицы, а я выражал недовольство этим. На самом же деле, меня возбуждала идея побыть некоторое время в одиночестве, исследовать Джакарту и пожить в элегантном "Интерконтинентале Индонезия".
   Но в Джакарте я обнаружил, что смотрю на жизнь уже под другим углом зрения. Ночь, проведённая с Раси и молодыми индонезийцами, как и мои путешествия по стране, изменили меня.
   Я видел своих товарищей американцев в другом свете. Молодые жёны уже не казались столь красивыми. Защитная цепь вокруг бассейна и стальные решётки на окнах нижних этажей, которые я заметил только теперь, казались зловещими. Еда в шикарных ресторанах гостиницы казалась безвкусной.
   Я заметил кое-что ещё. Во время моих встреч с политическими и деловыми лидерами я увидел лукавство, с которым они общались со мной. Я не чувствовал этого прежде, но теперь я видел, что многим из них неприятно моё присутствие.
   Например, когда они представляли меня друг другу, они называли меня словами бахаса, которые, согласно моему словарю переводились как инквизитор и следователь.
   Я намеренно не раскрывал своё знание бахаса -- даже мой переводчик знал, что я владею лишь несколькими фразами -- и я купил хороший бахаса-английский словарь, который часто использовал и после своего отъезда из Индонезии.
   Были ли эти именования всего лишь языковыми совпадениями? Неправильным толкованием в словаре? Я пробовал убедить себя, что были.
   И всё же, чем больше я проводил времени с этим людьми, тем более убеждался, что я чужак, что кто-то сверху спустил вниз приказ о сотрудничестве, и у них нет иного выбора, кроме, как подчиниться.
   Я понятия не имел, был ли этот кто-то правительственным чиновником, банкиром, генералом или американским дипломатом.
   Всё, что я знал, так это то, что хотя они приглашали меня в свои офисы, предлагали мне чай, вежливо отвечали на мои вопросы, и казалось, рады моему появлению, в глубине всего этого таилась тень неприятия и злобы.
   Это заставило меня задуматься об их ответах на мои вопросы и о достоверности их данных. Например, я никогда не мог просто пойти в чей-то офис, сначала всегда надо было договориться о встрече.
   Само по себе это не было странным, за исключением того, что добиться этого было неимоверно трудоёмким делом.
   Поскольку телефоны плохо работали, мы вынуждены были бы продвигаться по настолько забитым пробками улицам, что для того, чтобы попасть к зданию, находящемуся всего в одном квартале, мог потребоваться целый час.
   Затем нас попросили бы заполнить несколько форм. Наконец, появился бы молодой секретарь. Вежливо -- со знаменитой яванской улыбкой -- он расспросил бы меня о том, какая информация мне нужна, и затем назначил бы время встречи.
   Встреча обязательно была бы назначена лишь через несколько дней, а когда бы она, наконец, состоялась, мне бы вручили папку с готовыми материалами.
   Промышленники вручили бы мне пяти- или десятилетние планы, банкиры -- диаграммы и графики, а правительственные чиновники -- списки проектов в стадии движения от листка бумаги до готовности стать двигателем экономического прогресса.
   Всё, что предлагали эти зубры из коммерции и правительства, и всё, что они говорили во время встреч, указывало на то, что Ява готова к самому большому буму со времён существования мировой экономики.
   Никто, ни один человек, никогда не подвергал сомнению эту посылку и никто не давал мне никакой опровергающей информации.
   Когда я ехал назад в Бандунг, я спрашивал себя обо всём этом, и кое-что меня очень тревожило. Мне пришло в голову, что всё, что я делаю в Индонезии, больше походит на игру, чем на реальность.
   Это напоминало игру в покер. Мы держали наши карты закрытыми. Мы не могли доверять друг другу или рассчитывать на достоверность информации, которую используем вместе.
   И всё же, эта игра была смертельно серьезна, и её результат будет влиять на жизни миллионов людей в течение многих будущих десятилетий.
   Глава 7. Цивилизация перед судом истории
   "Я отвезу вас к далангу, -- сиял Раси, -- вы должны знать, это такие знаменитые индонезийские мастера кукол". Он явно был рад видеть меня снова в Бандунге: "Сегодня в городе будет нечто очень важное".
   Он провёз меня на своём мотороллере через районы города, о существовании которых я даже не подозревал. Через районы, заполненные традиционными яванскими домами-кампонгами, которые напоминали крошечные храмы с черепичными крышами, только очень бедные.
   Мы уехали от величественных голландских особняков и офисных зданий. Люди были заметно бедны, однако, вели себя с большим достоинством. Они носили поношенные но чистые саронги из батика, яркие цветные рубашки и широкополые соломенные шляпы.
   Всюду, где бы мы ни проезжали, нас встречали улыбки и смех. Когда мы остановились, ко мне подбежали дети и стали щупать ткань моих джинсов. Одна маленькая девочка прикрепила благоухающий цветок к моим волосам.
   Мы оставили мотороллер на тротуаре у театра, где собралось несколько сотен человек, одни стояли, другие сидели на складных стульчиках. Ночь была ясной и безоблачной.
   Хотя мы находились в самом центре Бандунга, тут не было никаких уличных фонарей, поэтому звёзды отражались в наших глазах. Воздух был наполнен запахами горящих ароматических палочек, арахиса и гвоздики.
   Раси исчез в толпе и вскоре вернулся с молодым человеком, которого я видел тогда в кафе. Они предложили мне чай, небольшие пирожки и сате, крошечные кусочки мяса жареного в арахисовом масле.
   Вероятно, я заметно колебался насчёт последнего, потому что одна из женщин, показав на маленький костер, засмеялась: "Очень свежее мясо, только что приготовленное".
   Затем заиграла музыка -- неиссякаемо волшебные звуки гамалонга, инструмента изображающего храмовые колокольчики.
   "Даланг сам играет на всех инструментах, -- прошептал Раси. -- Он управляет всеми марионетками и говорит их голосами. Мы будем переводить вам".
   Это было замечательное представление, в котором сплелись старинные легенды и современные события. Позднее я узнал, что даланг, подобно шаману, во время представления находится в трансе.
   У него было более сотни марионеток, и за каждую он говорил другим голосом. Это была ночь, которую я никогда не забуду, и которая повлияла на мою жизнь.
   После завершения классического набора из текстов Рамаяны, даланг вывел марионетку Ричарда Никсона с характерным длинным носом и слабым подбородком. Американский президент был одет в звездно-полосатый цилиндр и фрак с длинными фалдами, подобно дяде Сэму.
   Его сопровождала ещё одна кукла в костюме-тройке в тонкую полоску. Вторая марионетка держала в руке ведро, на котором были нарисованы знаки доллара. Второй рукой она угодливо махала американским флагом над головой Никсона на манер опахала.
   Позади них появились карты Ближнего и Дальнего Востока, различные страны были подвешены на крючках на соответствующих местах. Никсон подбежал к карте, сорвал Вьетнам с его крючка и засунул в рот.
   Он что-то кричал, мне перевели это, как: "Горький! Мусор! Нам он больше не нужен!". Затем он бросил его в ведро и стал делать то же самое с другими странами.
   Я был удивлён, однако, заметив, что он не трогает страны-домино Юго-Восточной Азии, а занялся ближневосточными -- Палестиной, Кувейтом, Саудовской Аравией, Ираком, Сирией и Ираном.
   Затем он повернулся к Пакистану и Афганистану. Каждый раз кукла Никсона изрыгала брань в адрес страны, бросаемой в ведро, и всякий раз она была антиисламской: "мусульманские собаки", "чудовища Мухаммеда", "исламские дьяволы".
   Толпа заволновалась, напряжение повышалось с каждой новой страной, отправляемой в ведро. Казалось, они разрываются между приступами смеха, шока и гнева.
   Время от времени, я чувствовал, им обидны слова кукольника. Я почувствовал страх, я выделялся в этой толпе своим ростом и боялся, что они направят свой гнев на меня. Тогда Никсон сказал кое-что, что заставило мои волосы зашевелиться, когда Раси перевёл мне его слова.
   "Отдайте это Всемирному банку. Посмотрим, смогут ли они сделать для нас немного денег из Индонезии".
   Он сорвал Индонезию с крючка и стал медленно опускать её в ведро, но в этом момент еще одна марионетка выпрыгнула из тени. Эта кукла представляла индонезийца в шёлковой рубашке и слаксах хаки с чётко отпечатанным именем.
   "Популярный политик Бандунга", -- объяснил Раси.
   Эта марионетка буквально ворвалась между Никсоном и Человеком с ведром и схватила президента за руку.
   "Остановитесь! -- закричала кукла. -- Индонезия -- суверенная страна!".
   Толпа взорвалась аплодисментами. Тогда Человек с ведром поднял свой флаг и ударил им, как копьем индонезийца, который задёргался и очень картинно умер.
   Публика заорала, закричала, зашикала, стала потрясать кулаками. Никсон и Человек с ведром стояли на своём месте и смотрели на нас. Затем они поклонились и покинули сцену.
   "Мне кажется, мне лучше уйти", -- сказал я Раси.
   Он обнял меня за плечи, защищая. "Все нормально, -- сказал он. -- Никто ничего не имеет против вас лично". Я был не настолько уверен.
   Позднее мы все подались в кафе. Раси и другие уверяли меня, что они ничего не знали о предстоящем номере с Никсоном и Всемирным банком. "Вы никогда не знаете, чего ожидать от кукольника", -- заметил один из молодых людей.
   Я громко осведомился, не было ли это устроено в мою честь. Кто-то засмеялся и сказал, что у меня слишком большое самомнение. "Типичное для американцев", -- добавил он, дружески похлопав меня по спине.
   "Индонезийцы очень чувствительны к политике, -- заметил человек, сидящий рядом со мной в кресле. -- Разве американцы не ходят на шоу, подобные этим?"
   Красивая женщина с университетским английским, сидевшая за столом напротив меня, спросила: "Но вы ведь действительно работаете на Всемирный банк, не так ли?"
   Я сказал ей, что работаю сейчас на Азиатский Банк Развития и USAID.
   "Разве это не то же самое? -- Она не ждала ответа. -- Разве не это показывали в сегодняшней пьесе? Разве ваше правительство не рассматривает Индонезию лишь, как гроздь...". Она стала подыскивать слово.
   "Винограда", -- подсказал один и ее друзей.
   "Точно. Гроздь винограда. У вас есть возможность привередничать. Сохранить Англию. Съесть Китай. И выбросить Индонезию".
   "После того, как вы заберёте всю нашу нефть", -- добавила другая женщина.
   Я пробовал защищаться, но это было мне не по силам. Мне хотелось гордиться тем, что я посетил и эту часть города и антиамериканское представление, которое могло стать опасным лично для меня.
   Я хотел, чтобы они оценили мою отвагу и знали, что я единственный из моей команды потрудился изучить бахаса и интересуюсь их культурой, чтобы они заметили, что я был единственным иностранцем на представлении.
   Но я решил, что будет более разумно не подымать эту тему. Вместо этого я решил перевести беседу на другое. Я спросил их, как они думают, почему даланг перешёл после Вьетнама к мусульманским странам.
   Мне ответили со смехом на хорошем английском: "Потому, что в этом состоит весь план".
   "Вьетнам -- лишь отвлекающий маневр, -- вставил один из мужчин, -- как Голландия для нацистов. Ступенька".
   "Настоящая цель, -- продолжила женщина, -- мусульманский мир".
   Я не мог оставить это без ответа. "Позвольте, -- запротестовал я, -- вы же не считаете Соединённые Штаты антиисламской страной?"
   "Разве нет? -- спросила она. -- С каких это пор? Вам надо почитать одного из ваших же историков, британца по имени Тойнби. В конце пятидесятых он предсказывал, что настоящая война в следующем столетии развернётся не между коммунистами и капиталистами, а между христианами и мусульманами".
   "Арнольд Тойнби сказал это?", -- я был ошеломлен.
   "Да. Прочитайте "Цивилизацию перед судом истории" и "Мир и Запад"".
   "Но откуда взяться такой вражде между мусульманами и христианами?" -- спросил я.
   Они обменялись взглядами через стол. Казалось, они с трудом верили, что я задал такой глупый вопрос.
   "Потому, что, -- она стала выговаривать слова медленно, как будто обращаясь к кому-то очень непонятливому или плохо слышавшему, -- Запад, в особенности, его лидер США, намерен взять под свой контроль весь мир и стать самой большой империей в истории. Он уже очень близок к успеху.
   Сейчас на его пути стоит Советский Союз, но Советскому Союзу не устоять. Тойнби должен был видеть это. У них нет никакой религии, никакой веры, ничего сущного, стоящего за их идеологией.
   История показала, что вера -- это душа, вера во власть, высшую над человеческой -- есть квинтэссенция. У нас, у мусульман это есть. У нас этого даже больше, чем у кого-либо ещё в мире, даже больше, чем у христиан. Так что, мы ждём. Мы становимся сильными".
   "И мы дождёмся своего часа, -- вмешался один из мужчин. -- И тогда ударим, подобно змее".
   "Какая ужасная мысль! -- Я едва сдерживался. -- Что же мы можем сделать, чтобы изменить это?"
   Женщина с хорошим английским посмотрела мне прямо в глаза:
   "Перестаньте быть такими жадными, -- ответила она, -- и такими эгоистичными. Поймите, что в мире есть ещё кое-что, кроме ваших огромных зданий и складов. Люди голодают, а вы думаете лишь о бензине для своих автомобилей. Младенцы умирают от жажды, а вы листаете модные журналы в поисках последних моделей.
   Страны, подобные нашей, утопают в нищете, но вы даже не слышите наших криков о помощи. Вы затыкаете уши, когда вам говорят подобные вещи. Вы клеите ярлыки радикалов и коммунистов. Вы должны открыть свои сердца бедным и растоптанным, вместо того, чтобы тащить их в нищету и рабство. У вас не так много осталось времени. Если вы не изменитесь, вы обречены".
   Несколько дней спустя популярный политик Бандунга, марионетка которого противостояла Никсону и была пронзена Человеком с ведром, был сбит насмерть машиной, которая скрылась с места происшествия.
   Глава 8. Иисус под другим углом зрения
   Даланга я запомнил надолго. Как и женщину с хорошим знанием английского языка. Эта ночь в Бандунге вывела меня на новый уровень понимания и ощущения происходящего.
   До сих пор я не мог полностью отрицать важность того, что мы делаем в Индонезии, мои реакции отражали мои эмоции, и я обычно успокаивал себя тем, что обращался к разуму, историческим примерам и биологическому императиву.
   Я оправдывал наши действия жизненной необходимостью, убеждая себя в том, что Эйнар, Чарли и остальные поступают так, просто заботясь о своих семьях.
   Мои же дискуссии с молодыми индонезийцами, однако, вынудили меня посмотреть на другой аспект проблемы.
   Их глазами я увидел, что эгоизм во внешней политике не идёт на пользу будущим поколениям. Он близорук, подобно годовым отчётам корпораций и стратегиям политических лидеров, формирующих эту внешнюю политику.
   Как оказалось, данные, которые мне были нужны, требовали частых визитов в Джакарту. Я воспользовался этим временем, чтобы хорошо обдумать всё это и сделать записи в своём дневнике.
   Я блуждал по улицам города, подавая нищим, и пытался вовлечь в разговор прокажённых, проституток и уличных мальчишек.
   Тем временем, я обдумывал природу иностранной помощи и пытался понять, каким наилучшим образом развитые страны могли бы помочь облегчить нищету и страдание в странах третьего мира.
   Я спросил себя, когда иностранная помощь является подлинной и когда продиктована лишь жадностью и корыстью? Я задумался, является ли подобная помощь всегда альтруистической?
   Я был уверен, что страны, подобные моей собственной, должны принять все меры для помощи больным и голодающим всего мира, и я был точно так же уверен, что очень редко -- если вообще когда-либо -- это было главным мотивом для нашего вмешательства.
   Я всё время возвращался к главному вопросу: если целью иностранной помощи является империализм, правильно ли это?
   Я часто завидовал людям, подобным Чарли, которые настолько верили в нашу систему, что полагали необходимым насаждать её во всём остальном мире.
   Я сомневался, позволит ли недостаток ресурсов жить всему миру по образцу Соединённых Штатов, при том, что даже в самих Соединённых Штатах миллионы людей живут очень бедно.
   К тому же, мне было далеко не очевидно, что все люди в других странах хотят жить, как мы.
   Наша собственная статистика насилия, депрессий, употребления наркотиков, разводов и преступлений показывала, что, хотя наше общество и относится к самым богатым в истории, оно, пожалуй, ещё и одно из наименее счастливых.
   Почему же мы хотим, чтобы другие нам подражали?
   Возможно, Клодин предупреждала меня об этом. Я больше не был уверен, что в точности понял то, что она хотела сказать мне. В любом случае, интеллектуальные игры остались позади, и время моей невинности прошло. Я написал в своём дневнике:
   Невиновен ли кто-либо в США? Хотя находящиеся на вершине экономической пирамиды получают практически всё, миллионы из нас тоже прямо или косвенно извлекают для своего существования средства от эксплуатации стран третьего мира.
   Ресурсы и дешёвая рабочая сила, которые питают нашу коммерцию, прибывают из стран, подобных Индонезии, и лишь крохи возвращаются назад. Иностранные кредиты гарантируют, что сегодняшние дети и их внуки из этих стран останутся заложниками ситуации.
   Они должны позволить нашим корпорациям разорять природные ресурсы своих стран и отодвинуть образование, здравоохранение и социальное обеспечение на задний план в пользу выплат долгов нам.
   Тот факт, что наши собственные компании уже получили большинство этих денег за строительство электростанций, аэропортов и технопарков, не влияет на положение вещей.
   Делает ли невиновными большинство американцев то, что они ничего об этом не знают?
   Неинформированными или дезинформированными -- да, но невиновными?
   Конечно, я понимал, что сейчас меня надо причислить к активным дезинформаторам.
   Призрак войны за веру тревожил меня и, чем дальше я вглядывался в него, тем более вероятной мне казалась эта война.
   Мне казалось лишь, что этот джихад случится не столько в виде войны мусульман с христианами, сколько в виде войны стран третьего мира, возможно с мусульманами во главе, против развитых стран.
   Мы в развитых странах являемся потребителями ресурсов, а страны третьего мира -- их поставщиками.
   Это -- колониальная система, созданная для того, чтобы страны, обладающие мощью и силой, но испытывающие недостаток ресурсов, эксплуатировали страны, владеющие ресурсами, но слишком слабые, чтобы защитить себя.
   У меня не было с собой книги Тойнби, но я знал, что история гласит, что поставщики ресурсов, которых достаточно долго эксплуатируют, непременно восстают. Достаточно было вспомнить Американскую революцию и Тома Пэйна.
   Я припомнил, что Великобритания оправдывала свои налоги военной защитой колоний от французов и индейцев. Колонисты имели на этот вопрос совершенно другую точку зрения.
   То, что Пэйн предложил соотечественникам в своём блестящем "Здравом смысле" было той душой, о которой говорили мои молодые индонезийские друзья, -- идеей, верой в правосудие высшей власти, религией свободы и равенства, диаметрально противоположной британской монархии и её элитарной классовой системе.
   То, что предлагали мусульмане, было очень похоже: вера в высшую силу и уверенность в том, что ни одна страна в мире ни имеет права эксплуатировать другие страны.
   Подобно колонистам-минитменам, мусульмане угрожали борьбой за свои права, а мы, подобно британцам 1770-х, называли это терроризмом. Казалось, история повторяется.
   Я спрашивал себя, в каком мире довелось бы нам жить, если бы Соединённые Штаты и их союзники обратили все деньги, потраченные на колониальные войны, подобные вьетнамской, на борьбу с мировым голодом, на распространение образования и основ здравоохранения, доступных для всех, включая наших собственных граждан?
   Я спрашивал себя, как отразилось бы на будущих поколениях то, что мы предприняли бы для устранения причин неблагополучия, для защиты водных бассейнов, лесов и других природных богатств, которые обеспечивают чистый воздух, воду и прочее, что питает наш дух и наше тело?
   Я не думаю, что Отцы-Основатели предполагали право на жизнь и свободу исключительным для одних американцев, так, почему же мы теперь воплощаем те стратегии и империалистические ценности, против которых они сражались?
   В мою последнюю ночь в Индонезии я внезапно проснулся, сел в кровати и включил свет. Я почувствовал, что кто-то ещё находится в комнате со мной.
   Я посмотрел вокруг на обстановку номера в "Интерконтиненталь Индонезия", на мебель, шёлковые гобелены и кукол-марионеток в рамках на стенах. Затем я снова заснул и увидел сон.
   Я видел Христа, стоящим передо мной. Он выглядел точно так же, как тот Иисус, с которым я разговаривал каждый вечер маленьким мальчиком, деля с ним свои заботы во время вечерних молитв.
   За исключением того, что Иисус моего детства был белокожим и белокурым, этот имел вьющиеся чёрные волосы и тёмный цвет лица. Он наклонился и поднял что-то на уровень своего плеча.
   Я ожидал увидеть крест. Но вместо этого я увидел автомобильную ось с прикреплённым колесом, похожим на металлический нимб над его головой. Смазка капала с его лба, подобно крови.
   Он выпрямился, посмотрел мне в глаза и промолвил: "Если бы я пришёл теперь, вы увидели бы меня другим". Я спросил, почему. "Потому, -- ответил он, -- что мир изменился".
   Часы сказали мне, что вот-вот рассветёт. Я знал, что не смогу заснуть снова, поэтому оделся, спустился на лифте в пустое лобби и стал блуждать по аллеям у плавательного бассейна. Луна была яркой, сладкий запах орхидей наполнил воздух.
   Я уселся в кресло на веранде и подумал, что же я здесь делаю, почему события моей жизни привели меня на эту дорогу, почему Индонезия? Я знал, что моя жизнь изменилась, но я и понятия не имел, насколько решительно.
   Энн встретилась со мной в Париже на моём пути домой в попытке примирения. Но даже в течение этих французских каникул мы продолжали ссориться.
   Хотя в нашей совместной жизни было много хорошего, мы поняли, что за плечами у нас слишком много гнева и обид, чтобы её продолжать.
   Кроме того, слишком о многом я не мог ей никогда рассказать.
   Единственным человеком, с которым я мог бы поговорить об этом, была Клодин, и я думал всё время только о ней.
   Энн и я приземлились в Бостонском аэропорту и разъехались по своим апартаментам в Бэк Бэй.
   Глава 9. Некая возможность
   Настоящий тест по Индонезии ожидал меня в MAIN.
   Первым делом утром я направился в Пруденшл-сентр и, пока я стоял с дюжиной других сотрудников перед лифтом, мне сообщили, что Мак Холл, загадочный восьмидесятилетний председатель правления и главный управляющий MAIN, назначил Эйнара президентом офиса в Порленде, штат Орегон.
   В результате, теперь я официально подчинялся Бруно Замботти.
   Прозванный "серебристым лисом" за цвет волос и способность обойти каждого, кто бросал ему вызов, Бруно имел щеголеватую обаятельную внешность, как у Гэри Гранта. Он был красноречив и имел инженерную степень и степень MBA.
   Он разбирался в эконометрике и был вице-президентом, отвечающим за электроэнергетическое подразделение MAIN и большинство наших международных проектов.
   Он также был очевидным кандидатом на пост президента корпорации после того, как его покинет его учитель, стареющий Джек Добер. Подобно остальным сотрудникам MAIN, я очень боялся Бруно Замботти.
   Перед самым обеденным перерывом меня вызвали в кабинет Бруно. После дружеского обсуждения индонезийских дел, он сказал нечто, заставившее меня подпрыгнуть на краешке своего стула:
   "Я увольняю Говарда Паркера. Не будем вдаваться в детали, скажем просто, что он утратил чувство реальности".
   Его улыбка стала смущённой, когда он прижал пальцем стопку бумаг на своем столе. "Восемь процентов в год. Это его прогноз роста нагрузки. Представляете?! Это с индонезийским-то потенциалом!".
   Его улыбка исчезла, когда он посмотрел мне прямо в глаза: "Чарли Иллингворт говорит мне, что ваш прогноз сориентирован правильно, на рост нагрузки в 17-20 процентов. Это правильно?".
   Я заверил его, что это именно так. Он поднялся и протянул мне свою руку: "Поздравляю. Вы только что повышены".
   Вероятно, мне надо было отправиться праздновать в ресторане своё повышение с другими сотрудниками MAIN, или даже в одиночестве. Однако я думал о Клодин. Я умирал от желания рассказать ей о своем повышении и приключениях в Индонезии.
   Она просила меня не звонить ей из-за границы, и я не звонил. Теперь же я был встревожен тем, что не мог её найти, её телефон был отключён без указания нового номера. Я пошёл искать её.
   В её квартире находилась молодая пара. Было время ланча, и я думаю, что вытащил их из постели, очевидно раздражённые, они утверждали, что ничего не знают о Клодин. Я посетил агентство недвижимости, прикинувшись её кузеном.
   Их файлы показывали, что они никогда не сдавали её никому с таки именем, а в предыдущий раз сдали ее мужчине, пожелавшему остаться анонимным.
   В Пруденшл-сентр в кадровой службе MAIN также утверждали, что у них нет данных о такой сотруднице. Они не допустили меня лишь к папке "специальных консультантов", к которой у меня не было допуска.
   К концу дня я был истощён и эмоционально опустошён. Ко всему прочему, меня настигла разница во времени. Возвращаясь в свою пустую квартиру, я впал в состояние одиночества и брошенности.
   Моё продвижение по службе казалось бессмысленным или, что ещё хуже, свидетельством продажности. Я бросился на кровать, полный отчаяния. Клодин меня использовала и отвергла.
   Решив не поддаваться этим мукам, я попытался приглушить свои эмоции. Я лежал на своей кровати, уставившись на голые стены, казалось, несколько часов.
   Наконец, я сумел собраться. Я поднялся, глотнул пива и поставил пустую бутылку на край стола. Затем я поглядел в окно, на улицу, спускавшуюся вниз, и увидел её, идущую, как мне показалось, в мою сторону.
   Я бросился к двери, но затем подбежал к другому окну. Женщина подошла ближе. Я видел, что она привлекательна, что она очень похожа на Клодин, но это была не Клодин. Моё сердце замерло, и чувство гнева и ненависти сменилось страхом.
   Я вдруг увидел Клодин, падающую мёртвой под градом пуль. Я отогнал видение, проглотил пару таблеток валиума и напился, чтобы заснуть.
   На следующее утро звонок из кадровой службы MAIN вывел меня из ступора. Её шеф Пол Мормино уверил меня, что понимает мою нужду в отдыхе, но просит меня придти на работу к полудню.
   "Хорошие новости, -- сказал он. -- Самые лучшие для того, чтобы придти в себя".
   Я повиновался приказу и в офисе узнал, что Бруно более чем сдержал своё слово. Меня не только назначили на место Говарда, но ещё и дали звание главного экономиста, что было очевидным повышением. Это меня немного взбодрило.
   Я закончил свой день и побрёл вниз по Чарльз-ривер с квартой пива. Когда я сидел там, глядя на парусные яхты и страдая от разницы во времени, я понял, что Клодин просто сделала свою работу и пошла выполнять следующую.
   Она подчёркивала секретность своей работы. В противном случае, она бы позвонила мне. Мормино был прав -- моё беспокойство и неприятные ощущения от разницы во времени рассеялись.
   В течение следующих недель я попробовал выбросить из головы все мысли о Клодин. Я сосредоточился на написании моего доклада об индонезийской экономике и пересмотре прогнозов Говарда.
   Я выдал заключение, который желали бы видеть мои боссы: рост электрической нагрузки на 19 процентов в год в течение двенадцати лет после сдачи новой системы, на 17 процентов в год в течение ещё восьми лет, и затем по 15 процентов в год на весь остаток двадцатипятилетнего срока проектирования.
   Я представил свои выводы на формальной встрече с международными кредитными организациями. Их эксперты допрашивали меня очень широко и беспощадно.
   К тому времени мои эмоции превратились в своего рода мрачную решимость, мало чем отличающуюся от той, с которой я обгонял своих одноклассников в школе. Тем не менее, память о Клодин всегда была со мной.
   Когда нахальный молодой экономист, надеясь сделать себе имя в Азиатском Банке Развития, поджаривал меня в течение полного дня, я вспоминал совет, который дала мне Клодин, когда мы сидели в её квартирке много месяцев назад.
   "Кто может заглянуть на двадцать пять лет в будущее? -- спросила она. Ваши предположения столь же весомы, как и у них. Уверенность -- это все".
   Я убедил себя в том, что я действительно эксперт, напомнив себе о том, что я знаю о жизни в развивающихся странах гораздо больше многих людей, даже вдвое старших меня, сидевших на обсуждении моей работы.
   Я жил на Амазонке и путешествовал по всей Яве, куда никто не пожелал бы сунуть носа.
   Я прошел несколько интенсивных курсов для преподавателей эконометрики, специально нацеленных на сложные места, и я мог назвать себя специалистом новой породы ориентированных на статистику, поклоняющихся эконометрике парней, молящихся на Роберта Макнамару, президента Всемирного банка, бывшего президента "Ford Motor Company" и министра обороны у Джона Кеннеди.
   Он был человеком, который построил репутацию на цифрах, на теории вероятности, на математических моделях и -- я сильно подозревал -- на блефе всем этим.
   Я попробовал подражать Макнамаре и своему боссу Бруно. Я повёл речь на манер последнего, стал раскачиваться при ходьбе, как он, атташе-кейс покачивался в моей руке.
   Оглядываясь назад, я удивляюсь своей злости. По правде сказать, для эксперта я был слабоват, но недостаток знаний и обучения я восполнил уверенностью. И это сработало. В конечном счёте, команда экспертов скрепила мои бумаги одобряющими штампами.
   В течение следующих месяцев я провёл встречи в Тегеране, Каракасе, Гватемале, Лондоне, Вене и Вашингтоне. Я встречался с известнейшими людьми, включая шаха Ирана, бывших президентов нескольких стран и даже с самим Робертом Макнамарой.
   Как и моя средняя школа, это был мужской мир. Я был поражён тем, как моё новое звание и мои недавние успехи в международных кредитных организациях изменили отношение людей ко мне.
   Вначале я полагал, что почти всесилен. Я стал думать о себе, как о Мерлине, которому достаточно махнуть своей волшебной палочкой над страной, чтобы в ней начали расцветать, сияя, отрасли промышленности.
   Потом я отбросил иллюзии. Я подверг сомнению все свои достоинства и достоинства людей, с которыми я работал.
   Громкие звания или степень PhD мало чем могут помочь человеку понять всю тяжесть положения прокажённого, живущего рядом с выгребной ямой в Джакарте, и я сомневаюсь, что ловкость в обращении со статистикой позволяет человеку увидеть будущее.
   Чем лучше я узнавал тех, кто принимает решения, преобразовывающие мир, тем более скептически я относился к их способностям и их целям. Оглядывая лица собравшихся за столами совещаний, я прилагал массу усилий, чтобы побороть свой гнев.
   В конечном счёте, эта моя точка зрения также претерпела изменения. Я пришёл к пониманию того, что большинство этих людей полагает, что они делают благое дело.
   Подобно Чарли, они убеждены, что коммунизм и терроризм есть зло -- а не реакция на их решения и решения их предшественников -- и что они обязаны перед своей страной, перед своим потомством, перед Богом преобразовать мир к капитализму.
   Они также цеплялись за принцип выживания самых приспособленных, если им случилось насладиться благосостоянием, дарованным им рождением в привилегированном классе, вместо картонной лачуги, они считали себя обязанными передать этот признак по наследству.
   Я колебался в том, как мне квалифицировать этих людей -- как заговорщиков или как некое тесное братство, сложившееся в процессе доминирования над миром.
   Тем не менее, некоторое время спустя, я начал уподоблять их южанам-плантаторам накануне Гражданской войны.
   Это были люди, образовавшие добровольную ассоциацию и объединенные общими убеждениями и общим коммерческим интересом, а вовсе не тайная группа, встречающаяся в укромных местах со зловещими намерениями.
   Автократы-плантаторы выросли вместе со своими слугами и рабами и были воспитаны в убеждении в том, что их естественным правом и даже обязанностью является забота о "язычниках" и их приобщение к вере господ и господскому образу жизни.
   Даже если рабство претило им в философском смысле, они могли бы, подобно Томасу Джефферсону, оправдать его жизненной необходимостью, крах которой кончится социально-экономическим хаосом.
   Лидеры современных олигархий, которых я теперь называл корпоратократами, казалось, использовали ту же логику.
   Я также начал задаваться вопросом, кто извлекает выгоду из войны и массового производства оружия, от загрязнения рек и разрушения туземной экологии и культур?
   Я начал искать, кто извлекает выгоду от смерти сотен тысяч людей от недостатка продовольствия, питьевой воды или вполне излечимых болезней?
   Со временем я понял, что, в конечном счёте, -- никто, но в ближайшей перспективе -- те, кто находится на верху пирамиды -- в том числе, я и мои боссы -- кажется, выгоду извлекают, по крайней мере, материальную.
   Это вызвало несколько вопросов: Почему эта ситуация сохраняется? Почему она сохраняется столь долго? Заключён ли ответ в старинной поговорке "право -- у сильного", то есть, те, кто обладает властью, стремятся увековечить систему?
   Но похоже было, что одной власти недостаточно, чтобы воспроизводить ситуацию.
   И, хотя суждение о том, что сила порождает право, многое объясняло, я чувствовал, что тут есть что-то ещё.
   Я вспомнил своего университетского профессора из школы бизнеса, родом из Северной Индии, который читал лекции об ограниченности ресурсов, о непрерывно возрастающих потребностях и о принципах рабского труда.
   Согласно этому профессору, все успешные капиталистические системы включают иерархии с жёсткими инстанциями, с очень немногочисленной верхушкой, спускающей команды подчинённым, и огромной армией рабочих внизу, которые, в современных терминах, вполне могут быть классифицированы, как рабы.
   В конечном счёте, я понял тогда, что мы поощряем эту систему потому, что корпоратократия убедила нас, что Бог дал нам право поместить нескольких людей на вершину капиталистической пирамиды и экспортировать нашу систему по всему миру.
   Разумеется, мы не первые, кто делал подобное. Список практиков начинается с империй Северной Африки, Ближнего Востока и Азии и продолжается, после Персии, Греции и Рима, христианскими крестовыми походами и строителями европейских империй послеколумбовой эры.
   Это движение к империи было и остаётся причиной большинства войн, загрязнений, голода, исчезновения видов и геноцида.
   И всегда остаётся грязным пятном на совести и благосостоянии граждан империй, способствуя социальным недугам и заканчиваясь самыми высокими процентами самоубийств, употребления наркотиков и насилия.
   Я очень напряжённо думал над этими вопросами, но избегал задумываться о своей роли во всём этом.
   Я пробовал думать о себе не как об ЭКе, но просто, как о главном экономисте.
   Это звучало настолько законопослушно, что если бы я нуждался в каком-либо подтверждении, мне достаточно было взглянуть на корешки моих зарплатных чеков, все они были выписаны MAIN, частной корпорацией.
   Я не получал ни пенни от АНБ или любого другого правительственного агентства. И я убедил себя. Почти.
   Однажды днём Бруно вызвал меня к себе в кабинет. Он прошёлся позади моего стула и похлопал меня по плечу:
   "Вы проделали прекрасную работу, -- промурлыкал он. -- Чтобы показать вам, как высоко мы вас ценим, мы предоставляем вам некую возможность, кое-что, чего добиваются лишь немногие люди, даже вдвое старше вас".
   Глава 10. Президент и герой Панамы
   Поздним апрельским вечером 1972 г. я приземлился в международном аэропорту Панамы Токумен. Как это было принято в те времена, мы с несколькими менеджерами взяли одно такси и, так как я говорил по-испански, мне пришлось сесть на переднее сиденье.
   Я безучастно смотрел вперёд через ветровое стекло такси. Сквозь дождь фары высветили большой придорожный плакат с портретом красивого мужчины с густыми бровями и горящими глазами. Один край его шляпы был лихо заломлен. Я узнал нынешнего любимца Панамы Омара Торрихоса.
   Я подготовился к этой поездке на свой обычный манер, посещая секцию указателей Бостонской публичной библиотеки.
   Я знал, что одной из причин популярности Торрихоса у населения было то, что он был твёрд в защите панамского самоуправления и требованиях суверенитета над Панамским Каналом. Он был убеждён, что под его руководством страна избежит позорных ловушек, нередких в её истории.
   Панама была частью Колумбии, когда французский инженер Фердинанд де Лесспес, руководивший в своё время строительством Суэцкого канала, решил построить через центрально-американский перешеек канал, соединяющий Атлантический океан с Тихим.
   Начиная с 1881 г. французы приложили массу усилий, которые опрокидывались многочисленными катастрофами. Наконец, в 1891 г. строительство было закончено с огромными убытками -- но воодушевило Теодора Рузвельта.
   В самом начале двадцатого столетия Соединенные Штаты потребовали, чтобы Колумбия подписала соглашение, передающее перешеек Северо-Американскому консорциуму. Колумбия отказалась.
   В 1903 г. президент Рузвельт послал к Каналу военный корабль "Нэшвилл". Американские солдаты высадились на берег, захватили и убили популярного командующего местной милицией и объявили независимость Панамы.
   Было приведено к власти марионеточное правительство, которое и подписало первое Соглашение по Каналу, которое устанавливало американскую зону с обеих сторон будущего водного пути, легализовав тем самым американское военное вмешательство и предоставив Вашингтону реальный контроль над только что образовавшейся "независимой" страной.
   Любопытно, что Соглашение было подписано госсекретарём США Хэем и французским инженером Буно-Варильей, участвовавшим в строительстве, и в его подписании не участвовал ни один панамец.
   В сущности, сделкой, заключённой между американцем и французом, Панаму вынудили отделиться от Колумбии, чтобы служить Соединённым Штатам -- пророческое и многообещающее начало.
   Более полувека Панамой управлял олигархат из нескольких богатых семей, тесно связанных с Вашингтоном. Они были диктаторами правого толка, которые предпринимали все меры для обеспечения американских интересов.
   В обычай всех латиноамериканских диктаторов, которые ассоциировали себя с Вашингтоном, входило подавление любых национальных движений, имевших привкус социализма.
   Они также поддерживали ЦРУ и АНБ повсюду в полушарии и поддерживали интересы крупных американских корпораций типа рокфеллеровской "Standard Oil" или "United Fruit Company" (которая приобретена Дж. Бушем).
   Подобная поддержка правительством американских интересов, очевидно, никоим образом не улучшала жизнь людей, живущих в ужасной нищете и практически в рабстве у американских корпораций.
   В награду за поддержку американские военные не менее десятка раз вставали на защиту правящих панамских семейств в период с провозглашения независимости Панамы по 1968 г.
   Лишь в этом году, когда я был ещё добровольцем Корпуса Мира в Эквадоре, в результате успешного переворота был свергнут последний из диктаторов Арнульфо Ариас, и главой государства стал Омар Торрихос, хотя он и не принимал активного участия в путче.
   Торрихос пользовался большим авторитетом у среднего и нижнего слоёв населения. Сам он вырос в небольшом городке Сантьяго, где его родители преподавали в школе.
   Он быстро сделал карьеру в панамской Национальной гвардии, основном роде войск страны, пользовавшемся в 1960-х годах все увеличивавшейся поддержкой беднейшего населения.
   Торрихос сделал себе репутацию и имя на внимании к нуждам угнетённых. Он появлялся на улицах трущоб, куда не совал носа ни один политик, помогал безработным найти работу и часто жертвовал собственные небольшие деньги семьям, пострадавшим в результате болезни или какой-либо трагедии.
   Его любовь к жизни и сострадание к людям стали известны далеко за пределами Панамы. Он превращал страну в приют для беженцев с обеих сторон политического забора -- от левых противников Пиночета до антикастровских правых партизан.
   Многие видели в нём посланца мира, и эта слава разнеслась о нём по всему полушарию. Он также завоевал репутацию миротворца в конфликтах, раздиравших так много латиноамериканских стран -- Гондурас, Гватемалу, Сальвадор, Никарагуа, Кубу, Колумбию, Перу, Аргентину, Чили и Парагвай.
   Его маленькая двухмиллионная страна послужила примером социальных реформ для самых разнообразных политиков -- от перестройщиков в Советском Союзе до исламских лидеров, подобных Муаммару Каддафи.
   В свой первый вечер в Панаме, на остановке у светофора, глядя сквозь шумные качающиеся дворники ветрового стекла, я был очарован этим человеком, улыбающимся мне с придорожного плаката -- красивым, обаятельным и отважным.
   Из своих штудий в Бостонской публичной библиотеке я знал, что у него есть твёрдые убеждения. Впервые в своей истории Панама перестала быть чьей-либо марионеткой, даже вашингтонской.
   Торрихос никогда не поддавался соблазнам из Москвы или Пекина, он верил в социальные реформы и в помощь беднякам, но не защищал коммунизм. В отличие от Кастро, Торрихос решил освободиться от Соединённых Штатов, не становясь союзником их врагов.
   В каком-то из журналов в Бостонской публичке я наткнулся на статью, которая восхваляла Торрихоса, как человека, который мог бы изменить историю обеих Америк, сломав долгую традицию доминирования Соединённых Штатов.
   Автор начинал с "Манифеста судьбы" -- доктрины, популярной среди многих американцев в 1840-х гг. и утверждавшей, что завоевание Северной Америки было предопределено свыше, что уничтожение индейцев, лесов, бизонов, осушение болот и повороты рек, развитие экономики, основанной на эксплуатации людей и природных богатств, суть воля Божья.
   Статья подтолкнула меня к размышлениям об отношении моей страны к миру.
   Доктрина Монро, впервые изложенная президентом Джеймсом Монро в 1823 г., развитием которой стал "Манифест судьбы", использовалась в 1850-60-х гг. для обоснования специальных прав США на всё полушарие, включая право вторжения в любую страну Центральной и Южной Америки, осмелившуюся противостоять политике Соединённых Штатов.
   Тедди Рузвельт использовал доктрину Монро для оправдания американской интервенции в Доминиканскую республику, Венесуэлу, в ходе "освобождения" Панамы от Колумбии.
   Вереница последующих американских президентов -- Тафт, Вильсон и Франклин Рузвельт -- опирались на неё для расширения панамериканских действий вплоть до конца Второй Мировой войны.
   Для распространения этой концепции на страны всего мира, включая Вьетнам и Индонезию, во второй половине двадцатого столетия Соединённые Штаты воспользовались коммунистической угрозой.
   Ныне, казалось, лишь один человек стоял на пути Вашингтона. Я знал, что он не первый -- лидеры вроде Кастро и Альенде появились до него -- но Торрихос единственный не прибегал к коммунистической идеологии и не утверждал, что его движение является революцией.
   Он просто говорил, что у Панамы есть собственные права -- на суверенитет своего народа над своей землёй, водой, разделившей её надвое -- и что эти права столь же естественны, как и права, дарованные Господом Соединённым Штатам.
   Торрихос также протестовал против размещения в Зоне Канала Американской Школы и Учебного центра военных действий в тропиках Южного командования США.
   Многие годы Соединённые Штаты приглашали отпрысков диктаторов и военных правителей всей Латинской Америки обучаться в этих заведениях -- самых лучших и наиболее оснащённых во всей Америке за пределами США.
   Там их обучали навыкам тайных операций и полицейской деятельности наравне с военной тактикой, которую они использовали для борьбы с коммунизмом и защиты своих собственных активов и активов нефтяных корпораций.
   Они также получали возможность обзавестись связями в высших эшелонах американского руководства
   Латиноамериканцы ненавидели эти заведения -- за исключением единиц богачей, которым они были нужны.
   В них, как известно, обучались праворадикальные эскадроны смерти и палачи, насадившие тоталитарные режимы во множестве стран.
   Торрихос ясно давал понять -- он против нахождения этих заведений в границах Панамы -- и что он включает Зону Канала в эти границы.
   Глядя на мужественного генерала на придорожном плакате и читая надпись ниже его лица -- "Идеал Омара -- свобода, и не изобретена ещё ракета для уничтожения идеалов!" -- я почувствовал дрожь в спине.
   Я понимал, что беды Панамы далеки от завершения в двадцатом веке и что Торрихос живёт в трудное и, возможно, даже трагическое время.
   Тропический ливень бушевал за ветровым стеклом, светофор сменился на зелёный и водитель посигналил автомобилю впереди нас. Я размышлял о своём собственном положении.
   Меня послали в Панаму для завершения того, что должно было стать по-настоящему первым всесторонним генеральным планом развития, выполненным MAIN.
   Этот план позволил бы Всемирному банку, Межамериканскому Банку Развития и USAID обосновать миллиардные инвестиции в энергетику, транспорт и сельское хозяйство этой крошечной и очень важной страны.
   И, конечно же, был средством навсегда повязать Панаму долгами и вернуть её в положение марионетки.
   Пока такси мчалось сквозь ночь, пароксизмы вины душили меня, но я давил их. Чего мне беспокоиться? Я сделал свой выбор на Яве, продал свою душу и теперь имел решающую возможность в своей жизни. Я разом мог стать богатым, знаменитым и влиятельным человеком.
   Глава 11. Пираты Зоны Канала
   На следующий день панамское правительство предоставило мне гида для знакомства со страной. Его звали Фидель, и он мне сразу понравился. Высокий и худой, он очень гордился своей страной.
   Его пра-прадед сражался вместе с Боливаром в войне за независимость против Испании. Я сказал ему, что Том Пэйн мой родственник, и был очень удивлён тем, что он читал "Здравый смысл" в переводе на испанский. Он говорил по-английски, но когда узнал, что я говорю по-испански, очень обрадовался.
   "Многие из ваших, прожив здесь много лет, так и не потрудились выучить его", -- сказал он.
   Фидель вывез меня на шоссе, проходящее через заметно преуспевающий район города, называвшийся Нью-Панама. Когда мы проезжали современные небоскрёбы из стали и стекла, он заметил, что в Панаме больше международных банков, чем где-либо к югу от Рио-Гранде.
   "Нас часто называют Швейцарией обеих Америк, -- сообщил он. -- У нас задают клиентам очень немного вопросов".
   К концу дня, когда солнце опускалось в Тихий океан, мы проезжали по авеню, повторяющему очертания залива. Длинный ряд судов стоял здесь на якоре. Я спросил у Фиделя, нет ли проблем с Каналом.
   "Здесь всегда так, -- засмеялся он. -- Они ждут своей очереди. Половина из них идёт в Японию или оттуда. Даже больше, чем из Соединённых Штатов".
   Я признался, что это для меня новость.
   "Я не удивлён, -- ответил он, -- североамериканцы мало что знают об остальном мире".
   Мы остановились в красивом парке, где бугенвилии обвивали древние руины. Надпись гласила, что это остатки форта, защищавшего город от пиратских набегов англичан. Рядом устраивалась для вечернего пикника какая-то семья: отец, мать, сын и дочь, а ещё старик, дед, как я полагаю.
   Я почувствовал внезапно тоску по покою, который, казалось, окутывал этих пятерых людей. Когда мы миновали их, они улыбнулись, помахали нам рукой и приветствовали по-английски. Я спросил их, не туристы ли они. Мужчина подошёл к нам.
   "Я из третьего поколения, проживающего в Зоне Канала, -- гордо объяснил он. -- Мой дед приехал сюда через три года после того, как Канал был построен. Он управлял одним из "мулов", т.е. тракторов, которые тащили суда через шлюзы". Он показал на старика, помогавшего детям устанавливать стол для пикника: "Мой отец был инженером, и я пошёл по его стопам".
   Женщина взялась помогать тестю и детям. Далеко за ними солнце опускалось в синюю воду. Это была идиллическая сцена, напоминавшая полотна Моне. Я спросил мужчину, не являются ли они американскими гражданами.
   Он посмотрел на меня с удивлением: "Конечно, ведь Зона Канала -- территория Соединённых Штатов". К отцу подбежал мальчик, чтобы сказать, что ужин готов.
   "Ваш сын будет четвёртым поколением?"
   Мужчина молитвенно сложил руки и воздел их к небу:
   "Я молю Бога каждый день, чтобы у него была такая возможность. Жизнь в Зоне -- прекрасная вещь". Затем он опустил руки и посмотрел на Фиделя: "Я надеюсь, что мы сможем продержаться ещё пятьдесят лет. Этот деспот Торрихос гонит большую волну. Он очень опасный человек".
   Внезапная злость охватила меня, и я сказал ему по-испански: "Adios. Я надеюсь, вы и ваша семья прекрасно проведёте здесь время и многое узнаете о культуре Панамы".
   В его взгляде читалось отвращение. "Я не говорю на их языке", -- отрезал он. Затем он резко повернулся и пошёл назад к своей семье и пикнику.
   Фидель подошел ко мне ближе, сжал моё плечо и сказал: "Спасибо!"
   Возвращаясь назад, Фидель привёз меня в район города, который назвал трущобами.
   "Не самые худшие трущобы, -- сказал он, -- но вы получите представление".
   Дощатые лачуги и канавы, заполненные тухлой водой, протянувшиеся вдоль улиц, хилые домишки, напоминавшие ветхие лодки посреди выгребных ям.
   Запах гнили и сточных вод наполнил салон нашего автомобиля, а дети со вздутыми животами бежали рядом, называя меня дядей и выклянчивая немного денег. Это напомнило мне Джакарту.
   Стены были испещрены граффити. Немногие из них были банальными сердечками с парой имен, нацарапанных внутри, но большинство было лозунгами, выражавшими ненависть к Соединенным Штатам:
   "Янки, убирайтесь домой!", "Перестаньте срать в наш Канал!", "Дядюшка Сэм -- рабовладелец!", "Скажите Никсону, что Панама это не Вьетнам!". Один из них заставил меня похолодеть: "Смерть за свободу -- путь к Христу!". Повсюду были расклеены плакаты с Омаром Торрихосом.
   "Теперь на другую сторону, -- сказал Фидель, -- у меня необходимые документы, вы -- американский гражданин, мы можем ехать".
   Под темнеющим лиловым небом мы поехали в Зону Канала. Хотя я и ожидал чего-то необычного, меня поразило увиденное. Я едва мог поверить богатству этих мест -- огромные белые здания, подстриженные лужайки, шикарные особняки, поля для гольфа, магазины и театры.
   "Фактически, -- говорил он, -- всё здесь находится в американской собственности. Все универсамы, парикмахерские, салоны красоты, рестораны свободны от панамских законов и налогов. Есть семь 18-луночных полей для гольфа, американские суды и школы. Это, на самом деле, страна в стране".
   "Это оскорбительно!".
   Фидель бросил на меня оценивающий взгляд.
   "Да, -- согласился он. -- Это очень точное слово. Там, -- он показал назад на город, -- доход составляет менее тысячи долларов на душу и уровень безработицы -- 30 процентов. А уж в трущобах, которые мы посетили, никто и близко не получает эту тысячу, и почти никто не имеет работы".
   "Что же делать?"
   Он повернулся и посмотрел на меня взглядом, в котором смешивались гнев и печаль.
   "А что мы можем сделать? -- Он покачал головой. -- Я не знаю, но скажу -- Торрихос пытается. Я думаю, он может погибнуть, но он дьявольски уверен в том, что добьётся своего. Он -- человек, который пойдёт на всё ради своего народа".
   Когда мы выехали из Зоны Канала, Фидел улыбнулся: "Вы любите танцевать?".
   Не ожидая моего ответа, он предложил: "Давайте где-нибудь поедим, и я покажу вам ещё одну сторону Панамы".
   Глава 12. Солдаты и проститутки
   После сочного бифштекса и холодного пива мы вышли из ресторана и проехались вниз по тёмной улице. Фидель посоветовал мне никогда не ходить здесь. "Если уж попали сюда, берите такси сразу, как только вышли за дверь". Он показал рукой: "Зона Канала начинается там, за забором".
   Он доехал до свободного места на парковке и поставил машину. К нам, хромая, подошёл старик. Фидель вышел из машины и покровительственно похлопал его по спине. Затем он погладил машину по капоту:
   "Хорошенько позаботьтесь о ней. Она -- моя леди". Он вручил старику банкноту.
   Мы вышли со стоянки по пешеходной дорожке и внезапно оказались на улице, залитой неоновыми огнями. Двое мальчишек гонялись друг за другом, целясь из палок, и имитирую звуки выстрелов. Один ткнулся головой в бедро Фиделя, поскольку ростом не достигал ему до пояса. Мальчишка остановился.
   "Прошу прощения, сэр!", -- задыхаясь, извинился он по-испански.
   Фидель положил руки на плечи мальчика. "Ничего страшного, мой мальчик, -- сказал он. -- Но, что произошло между тобой и твоим другом, что вы стали стрелять?"
   Второй мальчик подошёл к нам. Он протянул руку, защищая первого: "Мой брат, -- объяснил он. -- Простите нас".
   "Все в порядке, -- хихикнул Фидель, -- он не ушиб меня. Я только спросил его, в кого вы, парни, стреляли? Думаю, я играл в своё время в ту же игру".
   Братья посмотрели друг на друга. Старший улыбнулся: "Он -- генерал гринго в Зоне Канала. Он пытался изнасиловать нашу мать, и я ему задал, вышвырнул его туда, где ему положено находиться".
   Фидель украдкой посмотрел на меня. "И где же ему положено находиться?"
   "Дома, в Штатах".
   "Ваша мать работает здесь?"
   "Там, -- оба мальчика гордо показали на неоновую вывеску вниз по улице. -- Бармен".
   "Продолжайте, -- Фидель вручил им по монете. -- Но будьте осторожны, выбирайте места посветлее".
   "О да, сэр! Спасибо!" -- Они умчались прочь.
   Пока мы шли, Фидель объяснил, что проституция запрещена для панамских женщин. "Они могут работать в барах и танцевать, но не могут продавать своё тело. Это оставлено иностранкам".
   Мы вошли в бар, и по ушам ударила популярная американская песня. Моим глазам и ушам потребовалась примерно минута, чтобы привыкнуть к обстановке. Несколько огромных американских солдат стояли около двери, повязки на их рукавах указывали, что они из военной полиции.
   Фидель провёл меня вдоль стойки, и я увидел сцену. Три молодых девушки танцевали на ней совершенно обнажёнными, если не считать головных уборов. У одной из них была шапочка моряка, у второй -- зелёный берет, третья носила ковбойскую шляпу.
   У них были впечатляющие фигуры, и они смеялись. Они, казалось, играли друг с другом в какую-то игру-соревнование. Музыка, танец, сцена -- всё напоминало дискотеку в Бостоне -- за исключением наготы.
   Мы протолкались через группу англоговорящих юнцов. Хотя они носили футболки и синие джинсы, короткие стрижки выдавали в них солдат из военной базы в Зоне Канала. Фидель дотронулся до плеча официантки. Она повернулась, радостно вскрикнула и обняла его.
   Молодые люди внимательно поглядывали на них и с неодобрением переглядывались. Я подумал, считают ли они, что "Манифест судьбы" относится и к этой панамской женщине. Официантка повела нас в угол, откуда-то вынесла маленький столик и два стула.
   Когда мы устроились, Фидель обменялся приветствиями по-испански с двумя мужчинами за соседним столиком. В отличие от солдат, на них были рубашки с короткими рукавами и слаксы.
   Официантка вернулась с парой кружек пива "Бальбоа", и Фидель погладил её по бедру, когда она повернулась, чтобы уйти. Она обернулась и послала ему воздушный поцелуй. Я оглянулся и облегчённо обнаружил, что молодые люди не обращают на нас внимания, сосредоточившись на танцовщицах.
   Большинство посетителей были англоговорящими солдатами, но были и другие, подобные нам и выглядевшие явно панамцами. Они выделялись более небрежными причёсками, а также отсутствием футболок и джинсов.
   Некоторые из них сидели за столиками, остальные стояли, прислонившись к стене. Они, казалось, были настороже и напоминали колли, стерегущих стадо овец.
   Между столиками бродили девушки. Они постоянно двигались, присаживались на колени посетителям, кричали официанткам, танцевали, кружились, пели, повторяли движения танцовщиц на сцене.
   На них были надеты тесные юбки, облегающие футболки, джинсы, туфли с высокими каблуками. Ещё одни были одеты в платья, другие в бикини.
   Было очевидно, что удержаться здесь могут только самые красивые. Я поразился числу тех, кто приехал на эту работу в Панаму, и спрашивал себя, какое же отчаяние должно было привести их сюда.
   "Все иностранки?" -- прокричал я Фиделю сквозь музыку.
   Он кивнул. "Кроме... -- он указал на официанток. -- Они из Панамы".
   "Из каких стран?"
   "Гондурас, Сальвадор, Никарагуа и Гватемала".
   "Соседи".
   "Не совсем. Наши ближашие соседи -- Коста-Рика и Колумбия".
   Официантка, которая нас привела к столику, сидела на коленях у Фиделя. Он мягко поглаживал её спину.
   "Кларисса, -- сказал он, -- пожалуйста, расскажи моему североамериканскому другу, почему они покинули свои страны?". Он кивнул головой в направлении сцены.
   Три новых девушки взяли шляпы у предыдущих, которые спрыгнули со сцены и начали одеваться. Музыка сменилась на сальсу, и вновь прибывшие, танцуя в её ритме, стали избавляться от одежды.
   Кларисса протянула правую руку. "Рада видеть вас", -- ответила она. Затем она встала и собрала наши пустые бутылки. "Чтобы ответить на вопрос Фиделя, скажем просто, эти девочки приехали сюда, чтобы избежать жестокостей. Я принесу ещё пару "Бальбоа".
   После того, как она ушла, я повернулся к Фиделю. "Полно, -- сказал я, -- они здесь ради долларов США".
   "Верно. Но, почему в большинстве из стран, где правят фашистские диктаторы?"
   Я оглянулся на сцену. Три девушки, хихикая, перебрасывались шапочкой моряка, словно мячом. Я посмотрел в глаза Фиделю: "Вы шутите?"
   "Нет, -- серьёзно ответил он. -- Хотел бы я, чтобы это была шутка. Большинство из этих девушек потеряло кого-то близкого -- отцов, братьев, мужей, друзей. Они выросли рядом с пытками и смертью. Танцы и проституция кажутся им не такими уж и скверными. Они могут заработать здесь много денег, чтобы начать где-нибудь дело, купить небольшой магазин, открыть кафе..."
   Его прервала возня у барной стойки. Я увидел, что официантка попыталась ударить кулаком одного из солдат, который поймал её руку и начал выкручивать ей запястье. Она закричала и упала на колени.
   Он смеялся и говорил что-то приятелям, те смеялись. Она попробовала ударить его свободной рукой, он выкрутил ей руку сильнее. Её лицо исказилось болью.
   ЭмПи у двери спокойно взирали на эту сцену. Фидель вскочил на ноги и бросился к стойке. Один из мужчин, сидевших за соседним столиком, протянул руку, чтобы остановить его: "Tranquilo, hermano, -- сказал он. -- Спокойно, брат, Энрике держит всё под контролем".
   Высокий худой панамец вышел из тени у сцены. Он передвигался, как кошка, и стремительно оказался рядом с солдатом. Его рука схватила солдата за горло, второй он выплеснул ему в лицо стакан воды. Официантка выскользнула.
   Несколько панамцев, скучавших у стены, окружили высокого вышибалу защитным полукольцом. Он приподнял солдата у стойки бара и сказал ему что-то, чего я не расслышал. Затем он возвысил голос и проговорил медленно по-английски, достаточно громко, чтобы всем его расслышали сквозь музыку:
   "К официанткам вам лезть запрещено, парни, да и к другим тоже, пока вы им не заплатите".
   Двое ЭмПи, наконец, вступили в действие. Они приблизились к панамцам. "Мы заберём его отсюда, Энрике", -- сказали они.
   Вышибала опустил солдата на пол и на прощание сдавил ему глотку, заставив того откинуть назад голову и издать крик боли.
   "Ты понял меня? -- ответом был слабый стон. -- Хорошо". Он толкнул солдата к ЭмПи: "Забирайте его прочь".
   Глава 13. Разговор с генералом
   Приглашение было совершенно неожиданным. Однажды утром во время того же визита 1972 г. я сидел в кабинете, который мне предоставили в "Instituto de Recursos Hidraulicos y Electrification", электрической компании, принадлежащей панамскому правительству.
   Я внимательно изучал статистические данные, когда какой-то человек негромко постучался у открытой двери. Я пригласил его войти, обрадованный возможности отвлечься от созерцания цифр. Он представился личным водителем генерала и сказал, что прибыл отвезти меня в одно из генеральских бунгало.
   Час спустя я сидел напротив генерала Омара Торрихоса. Он был небрежно одет в панамском стиле в слаксы и голубую с зелёным рубашку с короткими рукавами, застёгнутую на все пуговицы. Он был высок, красив и хорошо сложен. Прядь тёмных волос спадала ему на лоб.
   Он расспросил меня о моих недавних поездках в Индонезию, Гватемалу и Иран. Эти три страны очень нравились ему, но он казался особенно заинтригованным историей с правителем Ирана, шахом Мохаммедом Реза-Пехлеви. Шах пришёл к власти в 1941 г., после того как британцы и Советы свергли его отца, обвиняя его в сотрудничестве с Гитлером.
   "Вы можете себе представить, -- спросил Торрихос, -- как можно вступить в заговор против собственного отца?"
   Глава панамского государства знал очень много об истории Ирана, очень далёкого от его страны. Мы говорили о том, как изменилась политика шаха в 1951 г., когда он отправил собственного премьер-министра Мохаммеда Моссадека в изгнание.
   Торрихос, как и все в мире, знал, что сделано это благодаря ЦРУ, заклеймившему премьер-министра коммунистом и вмешавшемуся в целях возвращения шаха к власти.
   Однако, он не знал или не упоминал о том, о чём со мной поделилась Клодин, -- о блестящей операции Кермита Рузвельта и о том, что это было началом новой эры империализма, искрой, зажёгшей новое пожарище имперского строительства.
   "После того, как шах вернулся к власти, -- продолжал Торрихос, -- он запустил ряд революционных программ, направленных на развитие индустриального сектора и ввёл Иран в современную эпоху".
   Я спросил его, почему он так много знает об Иране.
   "Я хочу многое взять у них, -- ответил он. -- Я не слишком высокого мнения о политике шаха -- его готовности свергнуть отца и стать марионеткой ЦРУ -- но он делает много полезного для своей страны. Возможно, мне следует у него поучиться. Если он останется в живых".
   "Вы думаете, нет?"
   "У него могущественные враги".
   "И телохранители, одни из лучших в мире".
   Торрихос посмотрел на меня с иронией: "Его тайная полиция САВАК имеет репутацию безжалостных головорезов. Это не завоёвывает друзей. Он не проживёт слишком долго".
   Он сделал паузу и закатил глаза: "Телохранители? У меня тоже есть несколько, -- он махнул рукой в сторону двери, -- вы думаете, они спасут мою жизнь, если собственная страна решит избавиться от меня?"
   Я спросил, предвидит ли он на самом деле такую возможность.
   Он поднял бровь особенным манером, заставив меня почувствовать неловкость: "У нас есть Канал. Это посерьёзнее, чем у Арбенса с "United Fruit"".
   Я изучал Гватемалу и понял, что имеет в виду Торрихос. "United Fruit Company" была в политическом смысле аналогом Панамского Канала. Основанная в конце 1800-х гг., "United Fruit Company" вскоре превратилась в одну из самых могущественных сил в Центральной Америке.
   В начале 1950-х гг. кандидат-реформист Хакобо Арбенс был избран президентом Гватемалы на выборах, признанных образцом демократии для всего полушария.
   В то время менее 3 процентов гватемальцев владели более чем 70 процентами земли. Арбенс пообещал бедным помочь вырваться из голода и осуществил после выборов программу всесторонней земельной реформы.
   "Бедняки и средний класс повсюду в Латинской Америке аплодировали Арбенсу, -- говорил Торрихос. -- Он один из моих героев. Но мы затаили дыхание. Мы знали, что "United Fruit" против этой реформы, поскольку она была одним из крупнейших землевладельцев в Гватемале.
   Они были крупнейшими землевладельцами также в Колумбии, Коста-Рике, на Кубе, Ямайке, в Никарагуа, Санто-Доминго и у нас в Панаме. Они не могли позволить Арбенсу проводить в жизнь его идеи".
   Я знал остальное. "United Fruit" запустила пиар-кампанию в Соединённых Штатах, убеждая американскую публику и Конгресс в том, что Арбенс является частью русского заговора, и Гватемала собирается стать сателлитом Советского Союза.
   В 1954 г. ЦРУ организовало переворот. Американские лётчики бомбили столицу Гватемалы и демократически избранный Арбенс был свергнут и заменён на полковника Карлоса Кастильо Армаса, безжалостного диктатора правого толка.
   Новое правительство было обязано всем "United Fruit". В порядке благодарности, правительство полностью развернуло ход реформы, отменили налоги на ссудный капитал и дивиденды иностранных инвесторов, отменило тайну выборов и бросило в тюрьмы тысячи своих противников.
   Любой, осмелившийся высказаться против Кастильо, сурово преследовался. Историки связывают насилие и террор, царившие в Гватемале вплоть до конца столетия, с альянсом ЦРУ, "United Fruit" и гватемальской армии с её полковником-диктатором.
   "Арбенс был уничтожен, -- продолжал Торрихос. -- Политическая и гражданская смерть, -- он сделал паузу и нахмурился. -- Как ваши люди смогли проглотить все эти фальшивки ЦРУ? Я так легко не дамся. Военные тут мои люди. Политическое убийство тут не так-то просто организовать", -- он улыбнулся.
   "ЦРУ придется убить меня самостоятельно!"
   Мы просидели несколько мгновений в молчании, предаваясь своим мыслям. Первым нарушил молчание Торрихос:
   "Знаете ли вы, кому принадлежит "United Fruit"?" -- спросил он.
   "Zapata Oil", компании Джорджа Буша, нашего посла в ООН".
   "Человеку с амбициями. -- Он наклонился вперёд и понизил голос, -- и теперь я выступаю против его близких друзей в "Bechtel".
   Это поразило меня. "Bechtel" была самой могущественной инжиниринговой фирмой и часто сотрудничала с MAIN в проектах. В случае с генеральным планом развития Панамы я считал их нашими главными конкурентами.
   "Что вы имеете в виду?"
   "Мы рассматриваем возможность строительства нового канала, уровня моря, без шлюзов. Это позволит проходить крупным судам. Японцы могли бы заинтересоваться финансированием этого проекта".
   "Они же самые большие клиенты существующего Канала".
   "Точно. И конечно, если они дадут деньги, им и вести строительство".
   Меня как током ударило: ""Bechtel" придётся постоять в сторонке".
   "Крупнейший строительный проект в современной истории, -- он сделал паузу. -- Президент "Bechtel" -- Джордж Шульц, секретарь казначейства у Никсона. Вы можете представить себе удар -- с его-то печально известным характером. "Bechtel", набитый приятелями Никсона, Форда и друзьями Буша. Мне сказали, что "Bechtel" тяготеет к Республиканской партии".
   Этот разговор заставил меня почувствовать себя крайне неуютно. Я был одним из людей, увековечивавших систему, которую он презирал, и я был уверен, что он знал это.
   Моя работа, состоявшая в том, чтобы убедить его взять международный кредит, связанный обязательством привлечь американские инжиниринговые и строительные фирмы для реализации проекта, казалось, упёрлась в гигантскую стену. Я решил ударить в лоб.
   "Генерал, -- спросил я, -- зачем вы пригласили меня?"
   Он посмотрел на часы и улыбнулся: "Да, самое время перейти к делу. Панаме нужна ваша помощь. Мне нужна ваша помощь".
   Я был ошеломлен. "Моя помощь? Что я могу сделать для вас?".
   "Мы заберём назад Канал. Но этого недостаточно. -- Он откинулся в кресле. -- Мы должны стать образцом. Мы должны показать всем, что мы заботимся о наших бедных и, что наше стремление к независимости не продиктовано ни Россией, ни Китаем, ни Кубой. Мы должны доказать всему миру, что Панама -- разумная страна, что мы не против Соединённых Штатов, а за права своих граждан".
   Он закинул ногу на ногу. "Для того, чтобы сделать это, нам нужна экономическая база, которой нет ни у кого в полушарии. Электричество? Да -- но электричество, доступное для самых бедных и дотируемое. То же самое касается транспорта и коммуникаций. И особенно сельского хозяйства. Для этого мы готовы взять ваши деньги -- деньги Всемирного банка и Межамериканского Банка Развития".
   Он снова наклонился вперёд. Его глаза не отрывались от меня. "Я понимаю, что ваша компания стремится к большим подрядам и обычно получает их, раздувая объём проектов -- более широкие автострады, более мощные электростанции, более глубокие гавани. Это -- другой случай. Дайте мне, то что нам больше всего подходит, и я дам вам работу, которую вы хотите".
   То, что он предложил, было абсолютно неожиданно и одновременно шокировало и воодушевило меня. Это бросало вызов всему, чему я научился в MAIN.
   Конечно, он знал, что игра в иностранную помощь была обманом -- он обязан был это знать. Она была предназначена для того, чтобы сделать богатым его и повязать его страну долгами.
   Она была предназначена для того, чтобы Панама навеки была обязана Соединённым Штатам и корпоратократии.
   Она должна была удержать Латинскую Америку на дорожке "Манифеста Судьбы" и сохранить её подвластной Вашингтону и Уолл-Стрит.
   Я был уверен, что он знал о том, что система основана на предположении о том, что все люди продажны, и что его решение не воспользоваться ею для личной выгоды будет расценено, как угроза новой цепной реакции костяшек домино, способной, в конечном счёте, развалить эту систему.
   Я смотрел на человека, сидящего напротив меня за кофейным столиком и понимавшего, что наличие Канала наделяет его особенной и уникальной властью и ставит в очень небезопасное положение.
   Ему требовалась осторожность. Он уже утвердился в качестве одного из лидеров стран третьего мира. Если бы он, подобно его герою Арбенсу, решил быть твёрдым, мир замер бы в ожидании.
   Как отреагирует система? Конкретнее, что предпримет американское правительство? Латиноамериканская история была заполнена мёртвыми героями.
   Я знал также, что смотрю на человека, бросившего вызов всем моим самооправданиям.
   У этого человека, очевидно, были свои недостатки, но он не был никаким пиратом, ни Генри Морганом, ни Фрэнсисом Дрейком -- удалыми авантюристами, использовавшими каперские свидетельства, как легальные прикрытия пиратства.
   Картинка на придорожном плакате не была обычным пиаром. "Идеал Омара -- свобода, и не изобретена ещё ракета для уничтожения идеалов!" Разве Том Пэйн не писал нечто подобное?
   Это же заставило меня спросить себя -- если идеалы не умирают, то что можно сказать о людях, ими руководствующихся? Че, Арбенс, Альенде. И это натолкнуло на второй вопрос: насколько реально я буду виноват, если из Торрихоса сделают мученика?
   К тому времени, когда я покинул его, мы оба поняли, что MAIN получит контракт на генеральный план развития, если мы примем предложение Торрихоса.
   Глава 14. Начало нового и зловещего периода в экономической истории
   Как главный экономист я не только отвечал за департамент в MAIN и экономическую часть наших проектов по всему миру, но в мои обязанности входило также отслеживание современных экономических тенденций и теорий.
   Начало 1970-х гг. стало временем главных изменений в международной экономике.
   В 1960-х гг. группа стран организовала ОПЕК, картель нефтедобывающих стран, в значительной степени, для защиты от могущественных нефтеперерабатывающих корпораций.
   Иран также был одним из основных факторов. Даже притом, что шах сохранил своё положение, а возможно, и жизнь, благодаря тайному вмешательству Соединённых Штатов в борьбе с Моссадеком -- и вероятно, даже вследствие этого факта -- шах остро осознавал, что судьба может повернуться против него в любое время.
   Главы других нефтедобывающих стран разделяли это понимание и страх за свою судьбу.
   Они также знали, что основные международные нефтяные компании, известные, как Семь Сестёр, сотрудничают между собой в поддержании нефтяных цен на нужном уровне -- и, следовательно, в понижении доходов нефтедобывающих стран -- в целях увеличения собственных сверхприбылей.
   ОПЕК была создана, чтобы нанести ответный удар.
   Это всё вышло на передний план, когда в начале 1970-х ОПЕК поставила индустриальных гигантов на колени.
   Серия согласованных действий, закончившихся нефтяным эмбарго в 1973 г., угрожала экономической катастрофой, сравнимой с Великой Депрессией.
   Это был системный шок для экономик развитых стран, о размерах которого начинали догадываться лишь немногие люди.
   Нефтяной кризис не мог настичь Соединённые Штаты в более худшее время. Это была нация в раздрае, полная опасений и неуверенности в себе, нестабильная из-за обидного поражения во Вьетнаме и намерения президента уйти в отставку.
   Проблемы Никсона не ограничивались Юго-Восточной Азией и Уотергейтом. Он вступил на ту ступеньку, которая ретроспективно будет воспринята, как порог новой эры в мировой политике и экономике. В те дни, казалось, что "крохотные парни", включая страны ОПЕК, начинают брать верх.
   Я был воодушевлён событиями в мире. Хотя мой хлеб был намазан маслом от корпоратократии, всё же, некоторой части меня нравилось, когда моих боссов ставили на место.
   Я думаю, это немного успокаивало мою совесть. Я видел тень Томаса Пэйна, не участвующего в игре, но подбадривающего ОПЕК.
   Ни один из нас не имел представления о степени влияния нефтяного эмбарго в то время, когда оно случилось. У нас, конечно, имелись некоторые теории, но мы не осознавали то, что со временем стало очевидным.
   Теперь мы знаем, что темпы роста после нефтяного кризиса составили примерно половину того, что мы имели в 1950-хх и 1960-хх гг. и он имел место на фоне усилившегося инфляционного давления.
   Имевшийся рост отличался структурно и не был связан со значительным увеличением числа рабочих мест, поэтому безработица возросла.
   Ко всему прочему, международная денежно-кредитная система потерпела огромное потрясение, система фиксированных обменных курсов, преобладавшая с конца Второй Мировой войны по существу рассыпалась.
   В это время я часто собирался с друзьями, чтобы обсудить эти проблемы за завтраком или за пивом после работы. Некоторые из них работали на меня -- мой штат включал весьма неглупых мужчин и женщин, главным образом, молодых и вольнодумцев по обычным меркам.
   Остальные были менеджерами бостонских мозговых центров или профессорами в местных колледжах, а один был помощником конгрессмена. Это были неформальные встречи, и присутствовали на них иногда двое, иногда до дюжины человек. Споры на них велись, бывало, до хрипоты.
   Когда я оглядываюсь назад на те дискуссии, мне становится стыдно за то чувство превосходства, которое я часто ощущал. Я не мог поделиться своим знанием.
   Мои друзья часто щеголяли своими преимуществами -- связями с Бикон Хилл или Вашингтоном, профессорскими званиями или степенями PhD -- я мог ответить на это лишь должностью главного экономиста ведущей консалинговой фирмы, путешествовавшего первым классом по всему миру.
   Я ведь не мог обсуждать свои личные встречи с людьми, подобными Торрихосу или то, что я знал о способах, которыми мы манипулировали странами на континенте. Это и было источником высокомерия и фрустрации.
   Когда мы говорили об источниках могущества "крохотных парней", мне надо было проявлять огромную сдержанность.
   Я понимал, что никто из них не мог знать даже в теории о корпоратократии, о её наёмниках ЭКах или о шакалах, придерживаемых на заднем плане для того, чтобы не позволить "крохотным парням" получить контроль над ситуацией.
   Я мог лишь ссылаться на примеры Арбенса и Моссадека, а позднее на свергнутого ЦРУ демократически избранного президента Чили Альенде.
   В действительности же, я понимал, что хватка глобальной империи лишь усиливается, вопреки воле ОПЕК, и, как я стал подозревать позднее, но не был до конца уверен на самом деле, с помощью ОПЕК.
   Наши беседы часто касались сходства между 1970-ми и 1930-ми гг. Последние представляли собой водораздел в международной экономике и методах её исследования, анализа и восприятия.
   То десятилетие открыло путь кейнсианству в экономике и идее, что главную роль на ведущих рыках, в обеспечении услуг типа здравоохранения, выплаты пособий по безработице и других форм социального обеспечения должно играть правительство.
   Всё дальше уходили старые представления о саморегулировании рынков и о минимальности государственного вмешательства.
   Депрессия окончилась Новым Курсом и политикой усиления экономического регулирования, правительственных финансовых манипуляций и расширением фискальной политики.
   Кроме того, Депрессия и Вторая Мировая война привела к созданию организаций, подобных Всемирному банку и МВФ, а также, к Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ).
   1960-е гг. стали переходным периодом от неоклассической к кейнсианской экономике. Это произошло при администрациях президентов Кеннеди и Джонсона, и пожалуй, самую ключевую роль в этом сыграл один человек -- Роберт Макнамара.
   Макнамара был частым гостем на наших дискуссиях, заочным, разумеется. Все мы знали о его стремительном взлёте к популярности, от менеджера по планированию и финансовому анализу в "Ford Motor Company" в 1949 г. до её президента в 1960 г., первого, не принадлежащего к семейству Фордов.
   Вскоре после этого Кеннеди назначил его министром обороны.
   Макнамара был агрессивным сторонником кейнсианских подходов к управлению и использовал математические модели и статистические подходы для определения требуемых сил, финансирования и пр. при принятии стратегических решений во Вьетнаме.
   Его доводы в защиту "агрессивного лидерства" стали пользоваться популярностью не только у правительственных чиновников, но и у топ-менеджеров корпораций.
   Они сформировали основу нового философского подхода к обучению в лучших национальных бизнес-школах и привели, в конечном счёте, к появлению новой породы высших администраторов, возглавивших движение к глобальной империи.
   Когда мы сидели вокруг стола и обсуждали мировые события, мы особенно восхищались деятельностью Макнамары на посту президента Всемирного банка, который он занял вскоре после отставки с поста министра обороны.
   Большинство моих друзей обращали внимание на то, что он символизирует военно-промышленный комплекс. Он занимал высшие посты в крупнейшей корпорации, в правительстве, а теперь в самом могущественном банке мира.
   Такое неимоверное нарушение принципов разделения властей поражало их и, пожалуй, я был единственным, кто этому ничуть не удивлялся.
   Сейчас я понимаю, что самым огромным и зловещим вкладом Роберта Макнамары в историю было превращение Всемирного банка в агента глобальной империи невиданных масштабов.
   Он также создал прецедент. Его способность служить мостиком между основными компонентами корпоратократии была усвоена и развита его преемниками.
   Например, Джордж Шульц, бывший секретарём казначейства и председателем Совета по экономической политике при Никсоне, стал после этого президентом "Bechtel", а затем госсекретарём при Рейгане.
   Каспар Уайнбергер был вице-президентом и генеральным советником "Bechtel", а затем стал министром обороны при Рейгане.
   Ричард Хелмс был директором ЦРУ при Джонсоне и послом в Иране при Никсоне.
   Ричард Чейни был министром обороны при Джордже Буше, затем президентом "Halliburton" и сейчас занимает пост вице-президента при Джордже Буше-мл.
   Даже президент США Джордж Буш (старший), начинавший, как основатель "Zapata Petroleum Corp.", был американским послом в ООН при Никсоне и Форде и директором ЦРУ при Форде.
   Оглядываясь назад, я удивляюсь наивности тех дней. Во многих отношениях мы всё ещё придерживались старинных подходов к строительству империи.
   Кермит Рузвельт показал новый путь, свергнув иранского демократа и заменив его деспотом-шахом.
   Мы, ЭКи, достигали своего в странах, подобных Индонезии и Эквадору, но Вьетнам был ярким примером того, как быстро можно было вернуться к старым методам.
   Нам была нужна Саудовская Аравия, лидер ОПЕК, чтобы изменить ситуацию.
   Глава 15. Освоение денег Саудовской Аравии
   В 1974 г. один дипломат из Саудовской Аравии показал мне фотографии Эр-Рияда, столицы своей страны.
   На одной из этих фотографий было запечатлено стадо коз, роющихся в грудах мусора неподалёку от правительственного здания.
   Когда я спросил дипломата о них, его ответ потряс меня. Он сказал мне, что козы являются главной системой города по очистке от мусора.
   "Гордость саудитов никогда не позволит им унизиться до уборки мусора, -- ответил он. -- Мы оставляем это животным".
   Козы! В столице самого великого нефтяного королевства мира. Это казалось невероятным.
   В то время я находился в группе консультантов, занимавшихся поиском выхода из нефтяного кризиса. Эти козы привели меня к пониманию того, каким бы могло быть решение, особенно учитывая специфику развития страны за предыдущие три столетия.
   История Саудовской Аравии полна насилия и религиозного фанатизма. В XVIII в. Мохаммед ибн Сауд, местный вождь, объединил свои усилия с фундаменталистами из ультраконсервативной секты ваххабитов.
   Это был могучий союз и в течение следующих двухсот лет семья Саудов и их ваххабитские союзники завоевали большую часть Аравийского полуострова, включая святыни ислама Мекку и Медину.
   Саудовское общество отражало пуританский идеализм своих основателей, в нём было предписано строгое соблюдение заповедей Корана. Религиозная полиция обеспечивала соблюдение даже требования обязательной молитвы пять раз в день.
   Женщины обязаны были закрывать своё лицо и тело с головы до ног. Наказания за преступления были жестоки, публичные казни и побитие камнями были обыкновенным делом.
   При первом посещении Эр-Рияда я был поражён, когда мой водитель сказал мне, что я могу спокойно оставить в районе местного рынка в незапертом салоне автомобиля свою камеру, портфель и даже бумажник.
   "Никто даже не подумает о краже, -- сказал он. -- Ворам тут отрубают руки".
   Позднее тем же днём он спросил меня, не хочу ли я посетить площадь, которую прозвали Чик-чик, и посмотреть на казнь?
   Приверженность ваххабизма тому, что мы сочли бы чрезвычайным пуританством, освободила улицы от воров -- и требовала самых жестоких телесных наказаний для преступников. Я отклонил приглашение.
   Саудовский взгляд на религию, как на важнейший элемент политики и экономики, внёс существенный вклад в нефтяное эмбарго, которое потрясло Западный мир.
   6 октября 1973 г. (на Йом Кипур, один из главных еврейских праздников) Египет и Сирия совместно напали на Израиль. Это было началом Октябрьской войны -- четвёртой и наиболее разрушительной из арабо-израильских войн -- одной из войн, оказавших самое серьёзное влияние на мировое развитие.
   Президент Египта Садат оказал давление на короля Саудовской Аравии Фейсала с тем, что бы последний принял меры по недопущению участия США в войне на стороне Израиля, используя то, что Садат назвал "нефтяным оружием".
   16 октября Иран и ещё пять стран Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, объявили о 70-процентном увеличении цен на нефть.
   На встрече в Кувейт-Сити арабские министры нефтяной промышленности рассматривали варианты дальнейших действий. Иракский представитель был сильно настроен в пользу ущемления США.
   Он предлагал делегатам национализировать американские коммерческие предприятия в арабском мире, объявить тотальное эмбарго на поставки нефти в США и дружественные Израилю страны и изъять арабские активы из американских банков.
   Он указывал на огромный объём арабских счетов и предсказывал, что их изъятие спровоцирует обвал, мало чем отличающийся от паники 1929 г.
   Остальные арабские министры не склонны были принимать настолько радикальный план, но 17 октября они решили согласиться с вариантом ограниченного эмбарго, которое должно было начаться с 5-процентного сокращения нефтедобычи.
   Затем добыча должна были сокращаться на 5 процентов в месяц вплоть до момента достижения политических целей эмбарго. Министры согласились, что Соединённые Штаты должны быть наказаны за произраильскую позицию и должны быть подвергнуты самому серьёзному эмбарго.
   Несколько стран, участвовавших во встрече, объявили о 10-процентом сокращении добычи вместо 5-процентного.
   19 октября президент Никсон запросил у Конгресса 2.2 млрд долларов на помощь Израилю. На следующий день Саудовская Аравия и другие арабские нефтедобывающие страны объявили тотальное нефтяное эмбарго на поставки нефти в США.
   Нефтяное эмбарго закончилось 18 марта 1974 г. Оно было непродолжительным, но влияние его было огромно. Цена саудовской нефти выросла с 1.39 доллара за баррель 1 января 1970 г. до 8.32 доллара за баррель 1 января 1974 г.
   Политики и будущие государственные деятели никогда не будут забывать об уроках, полученных в первой половине 1970-х гг.
   В конечном счёте, ущерб тех нескольких месяцев послужил укреплению корпоратократии и её трёх основных столпов -- крупных корпораций, международных банков и правительств -- сплотившихся, как никогда прежде. Это сплочение должно было быть закреплено.
   Эмбарго привело к значительным изменениям взглядов на внешнюю политику. Уолл-Стрит и Вашингтон убедились, что ни в коем случае нельзя более допускать ничего подобного.
   Защита наших нефтяных поставок была приоритетом и до 1973 г., после него она стала навязчивой идеей. Эмбарго подняло статус Саудовской Аравии, как игрока на мировой арене и вынудило Вашингтон признать стратегическую важность королевства для нашей собственной экономики.
   Помимо этого, оно стимулировало лидеров корпоратократии в поисках способов канализировать нефтедоллары обратно в Америку и задуматься над тем фактом, что саудовский режим испытывал отчаянную нехватку административных и институциональных структур управления его капиталами, растущими, как на дрожжах.
   Для Саудовской Аравии дополнительный приток средств от повышения нефтяных цен явился сомнительным даром. Он заполнил национальную казну миллиардами долларов, но послужил и определённому подрыву строгих религиозных норм ваххабитов.
   Богатые саудиты путешествовали по всему миру. Они посещали школы и университеты в Европе и Соединённых Штатах. Они покупали роскошные автомобили и набивали свои дома западными товарами.
   Консервативные воззрения уступили место новой форме материализма -- и этот материализм подсказал решение проблемы будущих нефтяных кризисов.
   Практически сразу после окончания нефтяного эмбарго, Вашингтон начал переговоры с Саудами о технической поддержке, военных поставках и обучении, предлагая ввести страну в двадцатое столетие в обмен на нефтедоллары и, что гораздо более важно, в обмен на гарантии недопущения будущих нефтяных эмбарго.
   Переговоры закончились созданием крайне необычной организации -- Американо-саудовской совместной экономической комиссии (United States-Saudi Arabian Joint Economic Commission).
   Известная, как JECOR, она воплотила инновацию, которая была полной противоположностью традиционным программам иностранной помощи -- предполагалось на саудовские деньги нанимать американские фирмы для фактического строительства новой Саудовской Аравии.
   Хотя общее управление и финансовая ответственность были возложены на Казначейство США, комиссия была крайне независима. В конечном счёте, ей предстояло потратить многие миллиарды долларов в течение более чем двадцати пяти лет, фактически, без тени подотчётности Конгрессу США.
   Поскольку американское финансирование не привлекалось, Конгресс не имел полномочий вмешиваться в деятельность этой комиссии, даже несмотря на участие Казначейства США.
   После широкого изучения деятельности JECOR Дэвид Холден и Ричард Джонс заключили: "Это было соглашение с самыми далеко идущими последствиями, когда либо заключавшееся США с развивающейся страной. Оно давало возможность Соединённым Штатам глубоко проникнуть в Королевство, закрепляя концепцию будущей взаимозависимости".
   Казначейство привлекло MAIN на самой ранней стадии в качестве консультанта. Меня вызвали и сообщили, что для меня есть очень важная работа и всё, что я узнаю и сделаю, носит чрезвычайно конфиденциальный характер.
   С моей точки зрения, всё это очень походило на тайную операцию. Вначале я склонялся к мысли, что MAIN является ведущим консультантом, однако, прибыв на место, я понял, что мы были лишь одной из многих привлечённых экспертных организаций.
   Поскольку всё держалось в большом секрете, я не был посвящён в переговоры Казначейства с другими консультантами и не мог оценить свою роль в этом беспрецедентном мероприятии.
   Теперь я знаю, что эта сделка установила новые стандарты для ЭКов и дала толчок инновационным альтернативам традиционным подходам к продвижению интересов империи.
   Я также знаю, что большинство сценариев, разработанных в ходе моей работы, были, в конечном счёте, осуществлены, и MAIN была вознаграждена одним из первых -- и чрезвычайно выгодных -- контрактов в Саудовской Аравии, а я получил большую премию в том году.
   Моя работа заключалась в прогнозировании развития Саудовской Аравии в результате инвестирования огромных денег в инфраструктуру и планировании сценариев направления инвестиций.
   Короче говоря, меня попросили напрячь всё своё творческое воображение для мотивации вливания сотен миллионов долларов в саудовскую экономику, которые освоят американские инжиниринговые и строительные компании.
   Меня попросили сделать это самостоятельно, не прибегая к помощи своих подчинённых, и я был изолирован в маленьком зале заседаний, расположенном на несколько этажей выше моего департамента.
   Я был предупреждён, что моя работа связана с вопросами национальной безопасности и потенциально очень прибыльна для MAIN.
   Я понимал, что главная цель заключается не в обычном ввержении страны в пучину долгов, которые она никогда не сможет выплатить, скорее, она заключалась в возврате львиной доли нефтедолларов, выплаченных Соединёнными Штатами.
   В процессе Саудовская Аравия должна была втянуться в игру и её экономика должна была настолько тесно переплестись с нашей, чтобы это гарантировало её ориентацию на Запад и, следовательно, саудовские симпатии и интеграцию в нашу систему.
   Как только я начал, я понял, что козы, блуждающие по улицам Эр-Рияда, являются символическим ключом, отправной точкой для прорыва саудитов в современный мир. Эти козы просто умоляли заменить их на нечто более подобающее этому королевству, жаждавшему этого прорыва.
   Я знал также, что экономисты ОПЕК убеждают нефтедобывающие страны в необходимости экспорта продуктов нефтепереработки.
   Они убеждали свои страны развивать нефтепереработку для того, чтобы продавать продукты нефтепереработки всему миру по более высоким ценам, вместо продажи сравнительно недорогой сырой нефти.
   Это открывало путь к стратегии, которая, я был в этом уверен, позволила бы выиграть всем. Козы, разумеется, были всего лишь отправным пунктом.
   Нефтяные доходы могли бы использоваться для строительства американскими компаниями самой современной системы сбора и переработки мусора и отходов, которой саудовцы по праву могли бы гордиться.
   Я подумал о козах, как об одной из частей уравнения, которое могло бы быть применено к большинству секторов экономики королевства, формулы успеха в глазах королевской фамилии, Казначейства США и моих боссов в MAIN.
   С помощью этой формулы деньги пошли бы в промышленный сектор, предназначенный для переработки сырой нефти в продукцию на экспорт. В пустыне должны были вырасти большие нефтехимические комплексы, окружённые огромными технопарками.
   Естественно, это потребовало бы строительства гигаваттных электростанций, линий электропередач, шоссе, трубопроводов, систем телекоммуникаций и транспортных систем, включая аэропорты, развития морских портов, сферы обслуживания и прочих элементов инфраструктуры, заставляющих вращаться все колесики разом.
   Мы могли бы надеяться, что это план мог бы стать образцом для подражания во всём остальном мире. Путешествующие по всему миру саудиты пели бы нам похвалы, призывали бы лидеров остальных стран познакомиться на месте с саудовским чудом.
   Эти лидеры обращались бы к нам за воплощением подобных планов в своих странах -- большей частью не входящих в ОПЕК -- и позволили бы привлекать Всемирный банк и использовать прочие методы навешивания долгов для финансирования всего этого.
   Глобальная империя поживилась бы самым лучшим образом.
   Когда я работал над этими идеями, я думал о козах и из головы у меня не выходили слова саудовского дипломата: "Гордость саудитов никогда не позволит им унизиться до уборки мусора".
   Я слышал этот рефрен неоднократно, в разных контекстах. Было очевидно, что саудиты не собираются использовать своих людей на чёрной работе, например, в качестве промышленных рабочих или на строительстве на любом из проектов.
   Во-первых, их было слишком мало. К тому же, королевский дом Саудов взял на себя обязательство обеспечить своим подданным такой уровень образования и жизни, который был явно несовместим с физическим трудом.
   Саудиты могли бы руководить, но не испытывали ни малейшего желания становиться промышленными и строительными рабочими. Поэтому было необходимо импортировать рабочую силу из других стран, оттуда, где она была дёшева и где людям нужна была работа.
   По возможности, рабсила должна была прибывать из других ближневосточных или исламских стран -- таких, как Египет, Палестина, Пакистан и Йемен.
   Этот проект продуцировал ещё одну стратегему для возможного развития.
   Огромные комплексы для размещения рабочих требовали торговых центров, больниц, пожарных и полицейских участков, водопроводных и канализационных систем, электрических, телекоммуникационных и транспортных сетей -- фактически, результатом должно было стать возведение современных городов посреди пустыни.
   Здесь можно было также разместить научные центры по развитию технологий, например, desalinization plants, микроволновых систем, здравоохранения и компьютерных технологий.
   Саудовская Аравия была осуществившейся мечтой проектанта, которую понял бы каждый, связанный с инжиниринговым или строительным бизнесом.
   Она предоставляла экономическую возможность, невиданную в истории: слаборазвитая страна с фактически неограниченными ресурсами и желанием вступить в современный мир быстрыми темпами.
   Я должен признать, что наслаждался этой работой. Надёжных данных по Саудовской Аравии не было нигде, ни в Бостонской публичной библиотеке, ни где-либо ещё -- ничего, что оправдало бы применение эконометрических моделей в этом контексте.
   В действительности, объём работы -- полная и стремительная трансформация целой нации в ранее невиданных масштабах -- подразумевал, что даже если бы подобные данные и существовали, они не имели большого значения.
   Никто, впрочем, и не ожидал количественного анализа, по крайней мере, на данном этапе игры. Я просто заставил поработать своё воображение и выдал доклад, предполагавший великолепное будущее для королевства.
   Для оценки приблизительной стоимости мегаватта электроэнергии, мили шоссе, очистки воды, стоимости канализации, жилья, продовольствия, коммунальных и прочих услуг на одного рабочего я использовал цифры, высосанные из пальца.
   Как и предполагалось, я не уточнял эти сметы и не делал никаких окончательных выводов. В мою задачу входило простое описание планов (более точно, вероятно, моё "видение" их) того, что можно было бы сделать, и грубая оценка затрат на воплощение всего этого.
   Я всё время держал в голове истинные цели: максимизацию платежей американским компаниям и превращение Саудовской Аравии в зависимую от Соединённых Штатов страну.
   Несложно понять, как тесно связаны были эти задачи: все проекты требовали непрерывной и постоянной модернизации и обслуживания, все они были чрезвычайно сложными, что обеспечивало компаниям, их воплощавшим, постоянную занятость по их развитию и сопровождению.
   По мере продвижения своей работы я начал формировать по два списка для каждого предполагаемого проекта: один из них был списком контрактов на реализацию, второй -- списком долгосрочных контрактов на сервис и сопровождение.
   MAIN, "Bechtel", "Brown amp; Root", "Halliburton", "Stone amp; Webster" и многие другие американские инжиниринговые и подрядные компании получали бы прибыль на протяжении десятилетий.
   Помимо чисто экономических, были и другие крючки, намертво привязывающие к нам Саудовскую Аравию.
   Модернизация богатого нефтью королевства вызвала бы неоднозначные последствия. Например, консервативные мусульмане были бы разъярены; Израиль и соседние страны ощутили бы угрозу.
   Экономическое развитие страны повлекло бы развитие оборонительных структур Аравийского полуострова. Частные компании, специализирующиеся в этой сфере, также могли бы рассчитывать на щедрые контракты, а затем на обслуживание и сопровождение.
   Оборона потребовала бы инжиниринга и строительства аэропортов, ракетных баз, казарм и всей инфраструктуры, связанной с их обслуживанием.
   Я отослал свои бумаги в запечатанном конверте внутриофисной почтой в адрес менеджера проекта Казначейства. Иногда я встречался с парой остальных членов нашей команды -- вице-президентами MAIN и моими начальниками.
   Поскольку у нас не было официального наименования для этого проекта, который всё ещё находился в стадии изучения и не был передан в JECOR, мы ссылались на него -- шёпотом -- как на SAMA.
   Вообще говоря, это означало Дело по Освоению Саудовских Денег (Saudi Arabian Money-laundering Affair), однако в этом была ещё и игра слов -- SAMA назывался также центробанк Королевства, Денежно-кредитное агентство Саудовской Аравии (Saudi Arabian Monetary Agency).
   Иногда с нами встречались представители Казначейства. Я задавал не так много вопросов в ходе этих встреч. Главным образом, я описывал свою работу, отвечал на замечания и соглашался сделать что-либо дополнительное, о чём меня изредка просили.
   Вице-президенты и представители Казначейства особенно воодушевлялись моими соображениями о долгосрочном сервисе и сопровождении.
   Это натолкнуло одного из вице-президентов на характеристику королевства, которую мы потом часто повторяли: "корова, которую можно доить до самой пенсии". Что до меня, то передо мной всегда стоял образ козы, а не коровы.
   Именно в течение этих встреч я пришёл к пониманию того, что в проект вовлечены несколько наших конкурентов для решения аналогичных задач, и все мы ожидаем прибыльных контрактов в результате наших усилий.
   Я полагал, что MAIN и остальные фирмы пошли на риск предварительной работы без предоплаты, об этом свидетельствовало то, что мои затраты рабочего времени относились на счёт общих и административных расходов.
   Этот подход был типичен для начальных стадий работы над большинством проектов. В данном случае начальные инвестиции намного превысили норму, но вице-президенты казались убеждёнными в окупаемости проекта.
   Несмотря на то, что мы знали о конкурентах, мы считали, что работы хватит всем.
   Я уже достаточно долго находился в этом бизнесе, чтобы знать, что вознаграждение напрямую зависит от объема принятой Казначейством работы, и консалтинговые фирмы, предложившие именно те подходы, которые будут воплощены, получат самые отборные контракты.
   Я считал своим долгом создавать беспроигрышные сценарии. Моя звезда уже высоко поднималась в MAIN и участие в SAMA гарантировало дальнейший восход, если нам суждено добиться успеха.
   На наших встречах мы обсуждали также вероятность того, что SAMA и деятельность JECOR в целом создадут прецедент. Ведь это и впрямь было новым подходом к получению прибыльных контрактов в странах, которые не нуждались в кредитах международных банков.
   Как примеры подобных стран, на ум сразу приходили Иран и Ирак. Учитывая человеческую природу, мы подозревали, что лидеры этих стран захотят подражать Саудовской Аравии.
   Не оставалось ни малейших сомнений, что нефтяное эмбарго 1973 г., первоначально казавшееся столь ужасным, принесёт ещё много приятных сюрпризов инжиниринговому и строительному бизнесу и поможет дальнейшему прокладыванию дороги к глобальной империи.
   Я работал на этой умозрительной стадии примерно восемь месяцев -- хотя, не более, чем несколько дней подряд -- изолированный в малом зале заседаний или у себя на квартире.
   Все мои подчинённые имели другие задания и могли прекрасно сами позаботиться о себе, хотя я и контролировал их время от времени. Постепенно тайна вокруг нашей работы рассеивалась. Всё больше людей узнавало что Саудовская Аравия вовлекается в какую-то большую игру.
   Волнение нарастало, слухи расползались. Вице-президенты и представители Казначейства становились более открыты -- потому, в частности, как я предполагаю, что и сами получали доступ к большей информации, поскольку прояснялось всё больше деталей хитроумной схемы.
   В соответствии с развивающимся планом, Вашингтон желал, чтобы Сауды гарантировали нефтяные поставки по ценам, остающимся в приемлемых для Соединённых Штатов и их союзников пределах.
   Если остальные страны, такие как Иран, Ирак, Индонезия или Венесуэла, начали бы угрожать эмбарго, Саудовская Аравия с её обширными запасами нефти должна была бы восполнить потери.
   Сам факт того, что это возможно, в конечном счёте, должен был удержать остальные страны от мысли от эмбарго.
   В обмен на подобные гарантии Вашингтон предлагал королевскому дому Саудов удивительно выгодную сделку: полную и недвусмысленную поддержку со стороны США, включая военную, при необходимости и, тем самым, гарантируя их длительное пребывание у власти в стране.
   Это была сделка, от которой Саудам было невозможно отказаться, учитывая их географическое местоположение, слабость вооружённых сил, уязвимость перед соседями наподобие Ирана, Сирии, Ирака или Израиля.
   Естественно, пользуясь этой слабостью, Вашингтон выдвигал ещё одно условие -- оно, кстати, полностью пересматривало роль ЭКов в мире и послужило образцом для наших действий, которые позднее мы попытались предпринять в некоторых странах, в особенности, в Ираке.
   Оглядываясь назад, мне трудно понять, как могла Саудовская Аравия принять это условие. Разумеется, остальной арабский мир, ОПЕК и другие исламские страны были потрясены, когда они узнали об этом и прочих условиях сделки, в ходе которой королевский дом сдавался требованиям Вашингтона.
   Условие заключалось в том, что на нефтедоллары Саудовская Аравия должна была покупать ценные бумаги американского правительства, в свою очередь, проценты по этим бумагам должны были использоваться Казначейством на цели модернизации и вывода Саудовской Аравии из средневековья в современный промышленно развитый мир.
   Иными словами, процент за пользование деньгами нефтяного королевства должен был пойти на оплату работы американских компаний по воплощению моих идей (и идей наших конкурентов) по превращению Саудовской Аравии в современную индустриальную страну.
   Наше Казначейство должно было нанимать нас на саудовские деньги для проектирования и строительства объектов инфраструктуры и даже целых городов повсюду на Аравийском полуострове.
   Ходя саудиты оставляли за собой право определения общей направленности проекта, реальность состояла в том, что элитный корпус иностранцев (неверных в глазах мусульман) будет определять будущее политики и экономики Аравийского полуострова.
   И это должно было случиться в королевстве, основанном на консервативнейших принципах ваххабизма и следовавшем этим принципам на протяжении столетий.
   Это должно было стать огромным незамолимым грехом с их стороны, и всё же, в этих обстоятельствах, в условиях политического и военного давления, организованного Вашингтоном, я подозревал, что Сауды понимают -- выбор у них невелик.
   С нашей точки зрения, выгоды казались безграничными. Это была сладостная сделка, потенциально создающая невообразимые перспективы.
   И, что делало её ещё слаще, нам не надо было получать одобрение Конгресса -- процесс, который ненавидят все корпорации, особенно подобные "Bechtel" и MAIN, которые не любят раскрывать свои бухгалтерские книги и открывать свои тайны.
   Томас Липпман, адъюнкт в Институте Ближнего Востока и бывший журналист, красноречиво суммирует все преимущества этой сделки:
   "Саудиты, купаясь в деньгах, ссужали бы сотни миллионов долларов Казначейству, которое пользовалось бы ими вплоть до момента выплат поставщикам и подрядчикам. Эта система гарантировала бы работу этих денег на американскую экономику... Она также гарантировала, что менеджеры комиссии, с согласия саудитов, могли предпринимать что угодно, не отчитываясь перед Конгрессом".
   Определение параметров этого исторического соглашения заняло меньше времени, чем можно было бы себе представить. Теперь надо было найти способ его воплощения.
   Для приведения процесса в движение в Саудовскую Аравию отправился кто-то на самом высоком правительственном уровне с конфиденциальнейшей миссией. Я никогда не знал этого наверняка, но полагаю, что это был Генри Киссинджер.
   Кто бы ни был этим посланником, первое, что он должен был сделать, это напомнить королевской фамилии о случившемся с Моссадеком в Иране, попытавшимся пренебречь британскими нефтяными интересами.
   Затем он должен был сделать очень привлекательное предложение, от которого Саудам было бы сложно отказаться, учитывая при этом, что выбор у них, на самом деле, невелик.
   Я уверен, что у них создали впечатление, что альтернатив всего две -- принять наше предложение и воспользоваться нашей поддержкой или пойти путём Моссадека. Когда посланник вернулся в Вашингтон, он привёз согласие Саудов подчиниться.
   Правда, было одно небольшое препятствие. Мы должны были убедить всех ключевых игроков в саудовском правительстве, хотя, как нам и сказали, это было чисто семейное дело. Хотя Саудовская Аравия не была демократией, сам королевский дом нуждался в определённом согласии.
   В 1975 г. меня бросили на одного из таких ключевых игроков. Я всегда называл его про себя принцем У. -- принцем Уэльским -- хотя и не думал, что он и в самом деле наследный принц. Моей задачей было убедить его, что SAMA принесёт пользу его стране и ему лично.
   Это было не так-то легко, как показалось поначалу. Принц У. полагал себя добрым ваххабитом и не собирался безучастно наблюдать, как страна скатывается к западному меркантилизму.
   Он также считал, что постиг всё коварство наших предложений. У нас, по его словам, были те же цели, что и у крестоносцев тысячу лет назад: христианизация арабского мира.
   Частично, разумеется, он был прав. С моей точки зрения, различие между нами и крестоносцами и впрямь было не особенно велико.
   Средневековые европейские католики утверждали, что их цель -- спасение мусульман от чистилища и ада, мы утверждали, что хотим модернизировать саудовское общество.
   По правде говоря, думаю, что и крестоносцы, и корпоратократия заботились лишь о строительстве империи.
   Несмотря на религиозные убеждения, принц У. имел одну слабость -- к красивым блондинкам.
   Это звучит смешно на фоне утвердившегося стереотипа, но я должен сказать, что принц У. был единственным среди знакомых мне Саудов, которому эта слабость была присуща или, по крайней мере, единственным, кто позволил мне о ней узнать.
   И всё же, это сыграло свою роль в продвижении исторической сделки, и это демонстрирует, насколько далеко я пошёл ради успеха своей миссии.
   Глава 16. Сутенёрство и финансирование Осамы бен Ладена
   С самого начала принц У. дал мне понять, что желал бы наслаждаться обществом привлекательной женщины во время своих визитов в Бостон и в её функции должно было бы входить нечто большее, чем простой эскорт.
   Однако, он совершенно не желал иметь дело с профессионалкой, опасаясь её встречи с кем-либо из своей семьи на улице или на приёме. Мои встречи с принцем У. были конфиденциальными, что облегчало мою задачу по выполнению его пожеланий.
   Салли была очаровательной голубоглазой блондинкой из Бостона. Её супруг, пилот "United Airlines", большой ходок на сторону, как на работе, так и вне её, не делал особого секрета из своей неверности.
   Салли относилась к шалостям мужа свысока. Её устраивала его зарплата, шикарная квартира в Бостоне и прочие преимущества супруги пилота.
   Десятком лет раньше она была хиппи, привыкшей к промискуитету и ей показалась привлекательной идея дополнительного тайного дохода. Она согласилась дать принцу У. шанс при условии того, что будущее их отношений целиком и полностью зависело от его поведения и отношения к ней.
   На моё счастье, они понравились друг другу.
   Отношения принца У. и Салли, ставшие частью SAMA, создали для меня определённые проблемы.
   MAIN строго запрещал своим сотрудникам заниматься чем-либо противозаконным. А с точки зрения закона, я занимался сутенёрством -- занятием, запрещённым в Массачусетсе -- и поэтому главной проблемой была оплата услуг Салли.
   К счастью, бухгалтерский отдел наделил меня большими привилегиями по части расходов. Я был щедр на чаевые и смог убедить официантов некоторых ресторанов обеспечить меня чистыми бланками счетов, ведь это была эра, когда счета выписывались людьми, а не компьютерами.
   Со временем принц У. осмелел. Как-то он пожелал, чтобы я уговорил Салли приехать и пожить в его особняке в Саудовской Аравии. Это не было чем-то из ряда вон выходящим в те дни, торговля женщинами активно процветала в те дни между некоторыми европейскими странами и Ближним Востоком.
   Эти женщины заключали контракт на определённый срок, и когда он истекал, они возвращались домой с весьма ощутимым счётом в банке.
   Роберт Баер, оперативник ЦРУ с двадцатилетним стажем и специалист по Ближнему Востоку, так описывал это:
   "В начале 1970-х гг., когда начался потоп из нефтедолларов, один предприимчивый ливанец начал заниматься контрабандой девиц для принцев... Поскольку никто в королевском семействе даже не подумывал экономить средства, ливанец стал невероятно богат".
   Я был знаком с подобной ситуацией и даже знал людей, которые могли устроить такие контракты. Однако, налицо было два препятствия: Салли и оплата.
   Я был уверен, что Салли не покинет Бостон ради особняка в пустыне на Ближнем Востоке. Очевидно было также, что никакая стопка чистых бланков счетов из ресторанов не покроет эти расходы.
   Принц У. позаботился насчет последнего -- он сообщил мне, что намерен платить своей любовнице напрямую, а мне остаётся только всё устроить.
   И совсем большое облегчение ожидало меня, когда он сообщил, что Салли в Саудовской Аравии вполне может отличаться от той Салли, которая составляла ему компанию в Соединённых Штатах.
   Я позвонил нескольким своим друзьям, которые имели контакты с ливанцами в Лондоне и Амстердаме. Через пару недель сменщица Салли подписала контракт.
   Принц У. был сложным человеком. Салли вполне удовлетворила его плотские потребности, и мне удалось завоевать его определённое доверие. Однако это ни в коем случае не убедило его в том, что SAMA является стратегией, которую он мог бы рекомендовать для страны.
   Мне предстояла весьма нелёгкая работа. Я потратил много часов, показывая ему статистику и помогая анализировать ситуацию и методы, которые мы применяли для других стран, включая эконометрические модели, которые я делал для Клодин, изучая Кувейт перед поездкой в Индонезию.
   В конечном счёте, он смягчился.
   Я не знаком с деталями того, что происходило у моих коллег ЭКов с другими главными саудовскими принцами. Всё, что я знаю, это то, что пакет наших предложений был полностью одобрен королевской семьёй Саудов.
   MAIN была вознаграждена за свое участие одним из первых самых прибыльных контрактов, выполняемых под руководством Казначейства США.
   Нам доверили полное обследование дезорганизованной и устаревшей энергосистемы страны и проектирование новой, полностью соответствовавшей американским стандартам.
   Мне предстояло, как обычно, выехать в составе первой же команды и заняться прогнозами экономического роста и нагрузки энергосистемы для каждого региона страны.
   Ещё трое моих подчинённых, имевших опыт международной работы, должны были приехать в Эр-Рияд, когда наш юридический департамент предписал нам, в соответствии с контрактом, завести на месте полностью оборудованный офис и начать работу в течение ближайших нескольких недель.
   На этот пункт, правда, не обращали внимание более месяца. Наше соглашение с Казначейством предусматривало также, что все оборудование должно было быть произведено в США или Саудовской Аравии.
   Поскольку Саудовская Аравия ничего подобного не производила за неимением производства, нам приходилось всё отправлять из Штатов.
   К нашему огорчению, мы обнаружили, что своего захода в порты Саудовской Аравии ждет огромная очередь танкеров и прочих кораблей. Ожидание груза могло затянуться на много месяцев.
   MAIN не собиралась терять драгоценный контракт из-за нескольких меблированных комнат офиса. На совещании всех заинтересованных лиц и партнёров мы устроили настоящий мозговой штурм, продлившийся несколько часов.
   Решением, на котором мы остановились, был чартерный рейс в Саудовскую Аравию "Боинга-747", забитый товарами со складов в Бостоне.
   Иногда я думаю, как это выглядело бы со стороны, если бы этот самолёт принадлежал "United Airlines" и управлял им незадачливый пилот, жена которого так много сделала для приведения в чувство королевского дома Саудов.
   * * *
   Сделка между Соединёнными Штатами и Саудовской Аравией преобразила королевство чуть ли не в одну ночь. Коз заменили две сотни жёлтых современнейших американских мусоровозов, поставленных по двухсотмиллионному контракту с "Waste Management, Inc.".
   Аналогичным образом был модернизирован каждый сектор экономики Саудовской Аравии, от сельского хозяйства и электроэнергетики до образования и телекоммуникаций. Как написал Томас Липпман в 2003 г.:
   Американцы изменили обширный суровый пейзаж с палатками кочевников и грязными хижинами фермеров по собственному образцу: со "Starbucks" на углу и пандусами для инвалидных колясок в общественных зданиях.
   Саудовская Аравия сегодня -- это страна скоростных автострад, компьютеров, кондиционированных моллов, заполненных шикарными магазинами, как в американских предместьях, элегантных отелей, фастфудов, спутникового телевидения, современных больниц, многоэтажных офисных зданий и луна-парков с каруселями.
   Планы, которые мы разрабатывали в 1974 г., установили стандарты будущих переговоров с богатыми нефтью странами.
   В некотором смысле, SAMA/JECOR были следующим этапом после того, что сделал Кермит в Иране.
   В политико-экономический арсенал солдат новой империи вошло оружие совершенно нового инновационного характера.
   Дело по Освоению Саудовских денег и Объединённая комиссия также породили новые прецеденты в международной юридической практике. Это стало очевидным в случае с Иди Амином.
   Когда печально известный угандийский диктатор удалился в изгнание в 1979 г., ему предоставили политическое убежище в Саудовской Аравии.
   Хотя все считали его кровавым деспотом, ответственным за смерть нескольких сот тысяч человек, он ушёл на покой в Саудовской Аравии в роскоши, с автомобилями и прислугой обеспеченными королевским домом Саудов.
   Соединённые Штаты робко возражали, но не стали настаивать на своих возражениях из опасений разрыва договорённостей с Саудами. Амин коротал своё время на рыбной ловле и в прогулках по пляжу. В 2003 г. он умер в Джидде от почечной недостаточности в возрасте восьмидесяти лет.
   Более тонкой и намного более разрушительной была роль, которую Саудовской Аравии позволили играть в финансировании международного терроризма.
   Соединённые Штаты не делали никакой тайны из того, что желали бы, чтобы дом Саудов финансировал войну Осамы бен Ладена в Афганистане против Советского Союза в 1980-х гг., и соместно Эр-Рияд с Вашингтоном вложили примерно 3.5 млрд. долларов в поддержку моджахедов.
   Однако, американо-саудовское партнёрство пошло намного дальше.
   В конце 2003 г. "U.S. News and World Report" представил исчерпывающее исследование "Саудовский след" (The Saudi Connection).
   Журналисты просмотрели тысячи страниц судебных записей, разведывательных отчётов американских и иностранных спецслужб и других документов, взяли интервью у множества правительственных чиновников и экспертов по терроризму и Ближнему Востоку.
   В нём заключалось:
   Свидетельства бесспорны: Саудовская Аравия, давний союзник Америки и крупнейший производитель нефти, стала, некоторым образом, как выразился старший чиновник Казначейства США, "эпицентром" финансирования террористов...
   Начиная с конца 1980-хх гг. -- после иранской революции и советской войны в Афганистане -- квазиофициальные благотворительные фонды Саудовской Аравии стали главным источником финансирования для быстро растущего движения джихада. Их деньги направлялись примерно в 20 стран для создания военизированных лагерей обучения, закупки оружия и вербовки новых членов...
   Саудиты щедро поощряли чиновников США смотреть в другую сторону, как рассказывают ветераны разведки. Миллиарды долларов в контрактах, грантах и зарплатах разошлись по карманам большого количества ныне отставных американских должностных лиц, которые вели дела с Саудами: послов, резидентов ЦРУ и даже простых референтов...
   Электронные перехваты разговоров уличали членов королевской семьи в поддержке Аль-Каеды и других террористических организаций.
   После атак 2001 г. на Всемирный Торговый центр и Пентагон на свет появляется всё больше свидетельств тайных отношений между Вашингтоном и Эр-Риядом.
   В октябре 2003 г. журнал "Vanity Fair" в статье "Спасая Саудов" обнародует информацию, ранее никогда не публиковавшуюся.
   История об отношениях между семейством Буша, домом Саудов и семейством бен Ладенов совсем не удивила меня.
   Я знал, что эти отношения восходят к SAMA, начавшемуся в 1974 г. и Джорджу Бушу, американскому послу в ООН с 1971 по 1973 гг. и директору ЦРУ с 1976 по 1977 гг... Единственное, что меня удивило, так это утечка информации в печать.
   "Vanity Fair" заключает:
   Семья Бушей и дом Саудов, две самые могущественные династии в мире, имели тесные личные, деловые и политические связи на протяжении более чем 20 лет...
   В частном секторе Сауды поддержали "Harken Energy", нефтяную компанию, в которую инвестировал Дж. Буш.
   Не так давно бывший президент Дж. Буш и его давний союзник бывший госсекретарь Дж. Бейкер появились у Саудов в качестве фандрайзеров "Carlyle Group", пожалуй, самой крупной фирмой по управлению частными инвестициями в мире.
   И сегодня бывший президент Буш продолжает оставаться главным советником фирмы, в число инвесторов которой входит саудит, обвиняемый в поддержке терроризма.
   Сразу после 11 сентября богатые саудиты, включая членов семьи бен Ладена, покинули США на частных реактивных самолётах.
   Никому не позволили прояснить ситуацию с рейсами и опросить пассажиров.
   Может быть, длительные связи семьи Буша с Саудами помогли этого избежать?
   Часть III: 1975-1981
   Глава 17. Переговоры по Панамскому каналу и Грэм Грин
   В Саудовской Аравии состоялось множество карьер. Моя уже была неплоха, а успехи в пустынном королевстве открыли для меня ещё больше дверей.
   К 1977 г. я построил свою маленькую империю, включавшую штат из примерно двадцати профессионалов в нашем бостонском офисе и постоянных консультантов из других отделов и офисов MAIN, рассеянных по всему земному шару.
   Я стал самым молодым партнёром за столетнюю историю фирмы. В дополнение к моей должности главного экономиста я был ещё менеджером по экономическому и региональном планированию.
   Я читал лекции в Гарварде и других местах, и газеты умоляли меня о статьях на злобу дня.
   У меня была парусная яхта, пришвартованная в бостонской гавани рядом с историческим линейным кораблем "Old Ironsides", реконструированным для борьбы с берберскими пиратами не намного позже Войны за независимость.
   Я получал отличную зарплату и имел акции, сулившие мне судьбу миллионера задолго до сорока. Правда, мой брак распался, но я проводил время с красивыми и очаровательными женщинами на многих континентах.
   Бруно разразился новой идеей подхода к прогнозированию: его модель основывалась на трудах какого-то русского математика рубежа столетий. Модель содержала назначение субъективных вероятностей посылкам роста определённых отраслей экономики.
   Она казалась идеальным инструментом для обоснования раздутых прогнозов, которые нам требовались для завышения объёмов кредитования, и Бруно как-то поинтересовался, что я думаю об этой модели.
   Я привлёк в свой отдел молодого математика из Массачусетского Технологического института, доктора Надипурама Прасада, и выделил ему бюджет. В течение шести месяцев он развивал марковские методы для эконометрического моделирования.
   Вместе мы выпустили в свет серию научных статей, которые представляли марковские методы революционым прорывом в предсказаниях влияния инвестиций в инфраструктуру на экономическое развитие.
   Это было в точности то, что нам нужно: инструмент, который научно "доказывал" правильность наших действий по опутыванию стран долгами, которые они никогда не смогли бы выплатить.
   К тому же, лишь высококвалифицированный эконометрист с большим запасом времени и денег смог бы постичь дебри марковских методов или подвергнуть сомнению выводы, сделанные на их основе.
   Мы опубликовали свои доклады в нескольких престижных изданиях и представили их на конференциях и в университетах многих стран. Наши статьи завоевали известность в отрасли.
   Омар Торрихос и я соблюдали наш тайный пакт. Я позволил ему убедиться, что наши исследования были честны и наши рекомендации направлены на пользу бедным.
   И, хотя я слышал множество нареканий на то, что наши прогнозы в Панаме были далеки от обычного надувательства и даже попахивали социализмом, фактом оставалось то, что MAIN продолжала получать контракты от правительства Торрихоса.
   Эти контракты основывались на том первом, генеральном плане развития и касались сельского хозяйства и традиционных секторов экономики. Краем глаза я следил за развитием общей ситуации, поскольку Торрихос и Джимми Картер намеревались перезаключить Соглашение по Каналу.
   Переговоры по Каналу вызывали большие страсти и волнение в мире.
   Повсюду люди ожидали, сделают ли Соединённые Штаты то, что казалось единственно справедливым -- позволят ли они панамцам вернуть контроль над Каналом -- или вновь встанут на путь глобального "Манифеста судьбы", скомпрометированный поражением во Вьетнаме.
   Многим казалось, что американским президентом избран нужный человек -- разумный и сострадательный -- в нужное время.
   Однако, консервативные бастионы Вашингтона и прочие правые фанатики били в колокола с остервенением -- как мы можем бросить этот оплот национальной обороны, символ американской изобретательности, эту полоску воды, связывающую благосостояние Южной Америки с прихотями наших коммерческих интересов!?
   Во время моих поездок в Панаму я привык останавливаться в "Континентале". Однако, на пятый раз я поселился напротив в "Панаме", поскольку в "Континентале" проходила реконструкция и было очень шумно.
   Вначале я досадовал -- "Континенталь" был мне вторым домом, Но затем просторное лобби с ротанговыми стульями и деревянным вентиляторами под потолком стали мне нравиться всё больше, и я представлял себе, что тут мог бы прогуливаться Хамфри Богарт.
   Я выписал себе "New York Review of Books", в котором только что прочитал статью Грэма Грина о Панаме, глядел на вентиляторы и вспоминал вечер двухлетней давности.
   "Форд -- слабый президент, который не будет переизбран", -- Омар Торрихос предсказал это в 1975 г. на встрече с влиятельными панамскими гражданами.
   Я был одним из немногих иностранцев, приглашённых в элегантный старый клуб со скрипящими вентиляторами под потолком.
   "По этой причине я решил ускорить решение проблемы Канала. Сейчас настало хорошее время, чтобы начать масштабное политическое сражение за его возвращение".
   Речь вдохновила меня. Я вернулся в свой номер и нацарапал письмо, которое отправил в "Boston Globe".
   После возвращения в Бостон редактор позвонил мне в офис и попросил написать полемическую статью "Колониализму нет места в Панаме в 1975 г.". Статья заняла почти половину полосы на развороте с редакторской колонкой в номере от 19 сентября 1975 г.
   В статье указывались три причины для передачи Канала Панаме. Во-первых, "существующая ситуация несправедлива -- это весомая причина в любом случае".
   Во-вторых, "существующее соглашение создаёт куда большую угрозу безопасности, чем передача контроля панамцам".
   Я сослался на исследования, проведённые Межокеанской комиссией Канала, которая заключила, что "трафик судов может быть прерван на два года взрывом бомбы -- установленной всего одним человеком -- со стороны дамбы Гатун" и неоднократно упоминаемые Торрихосом.
   И, в-третьих, существующая ситуация создаёт серьёзные проблемы для уже ухудшившихся отношений Соединённых Штатов с Латинской Америкой".
   Я заканчивал статью выводом:
   "Лучший способ обеспечить длительное и эффективное функционирование Канала состоит в том, чтобы помочь панамцам взять на себя контроль над Каналом и ответственность за него. Тем самым, мы смогли бы гордиться действиями, подтверждающими принципы, ставшие причинами самоопределения, в которых мы заверяли себя 200 лет назад...
   Колониализм был в моде на рубеже столетий (в начале 1900-х гг.) так же, как и в 1775 г. Возможно, заключение Соглашения было оправдано в контексте тех времён. Сегодня этому нет оправдания. Колониализму нет места в 1975 г. Мы, празднующие своё двухсотлетие, должны понять это и действовать соответственно".
   Статья была смелым шагом с моей стороны, учитывая тот факт, что я только что стал партнёром MAIN. Партнёры обычно избегали общения с прессой и, уж конечно, воздерживались от резких публикаций на политические темы на страницах самой престижной газеты Новой Англии.
   Я получил по внутриофисной почте массу замечаний, главным образом, анонимных, прикреплённых к копиям статьи. Я был уверен, что узнал почерк Чарли Иллингуорта.
   Мой первый менеджер проекта проработал в MAIN более десяти лет и всё ещё не был партнером. Череп и скрещенные кости украшали очередной листок: "Этот комик действительно партнёр в нашей фирме?".
   Бруно вызвал меня к себе в кабинет и сказал: "Вы огребёте кучу неприятностей по этому поводу. MAIN -- довольно консервативное местечко. Но я хочу, чтобы вы знали, что я думаю, вы поступили умно. Торрихосу это понравится и, я надеюсь, вы пошлёте ему копию. Отлично. А шутники в офисе, полагающие Торрихоса социалистом, не смогут сделать ни черта, пока работа идёт".
   Бруно был прав, как обычно. Сейчас, в 1977 г., в Белом доме уже сидел Картер, и серьёзные переговоры по Каналу шли полным ходом. Многие конкуренты MAIN взяли неправильную сторону и были вышвырнуты из Панамы, наша же работа преумножилась. И я сидел в лобби "Панамы", закончив читать статью Грэма Гина в "New York Review of Books".
   В статье, названной "Страна пяти границ", обсуждалась коррупция среди высокопоставленного руководства Национальной гвардии Панамы.
   Автор указывал, что сам генерал признался, что вынужден был предоставить многим из своего окружения особые привилегии, например, роскошное жильё, потому, что, "если я не заплачу им, им заплатит ЦРУ".
   Очевидно было, что американское разведывательное сообщество было тайно настроено подорвать усилия президента Картера и, при необходимости, скупить военное руководство Панамы и сорвать переговоры по Каналу.
   Я не мог не задаться вопросом, не начали ли шакалы сжимать кольцо вокруг Торрихоса.
   Я видел фотографию в рубрике "Люди" то ли в "TIME" то ли в "Newsweek", на которой были изображены сидящие вместе Торрихос и Грин, а подпись указывала, что писатель стал личным гостем и другом генерала.
   Мне хотелось знать, что генерал должен был подумать о романисте, которому, очевидно, доверял и который разместил столь критический материал.
   Статья Грэма Грина поднимала ещё один вопрос, имевший прямое отношение к тому дню 1972 г., когда я сидел за кофе у Торрихоса. Тогда я предположил, что Торрихос знает, что игра с внешним долгом сделает его богатым, а на страну наложит долговое бремя.
   Я был уверен, что он знает, что эта игра основывается на посылке о продажности людей у власти, и что его решение не искать личной выгоды, а использовать иностранную помощь на помощь своему народу, будет расценено, как угроза всей системе.
   Мир наблюдал за этим человеком, его действия имели последствия далеко за пределами Панамы, и это не могло ему просто так сойти с рук.
   Я спрашивал себя, какой должна быть реакция корпоратократии на то, что иностранные кредиты пошли на помощь бедным в Панаме, а не на её банкротство. Я спрашивал себя, сожалеет ли Торрихос о нашей с ним договорённости тех дней -- и я не был уверен, что сам чувствую по этому поводу.
   Я тогда отстранился от своей роли ЭКа и сыграл в его игру вместо своей, принимая его требования о честности в обмен на большой объём контрактов. По большому счёту, это было мудрое решение MAIN.
   И, тем не менее, это противоречило тому, чему меня учила Клодин, это не продвигало глобальную империю. Неужели поэтому выпустили шакалов?
   Я вспомнил свои мысли при уходе от Торрихоса о том, что латиноамериканская история заполонена мёртвыми героями. Система, основанная на совращении общественных деятелей, нетерпима к отказывающимся быть совращёнными.
   Я подумал, что мои глаза сейчас выскочат их орбит. Знакомая фигура медленно пересекала лобби.
   Вначале я, и правда, подумал, что это Хамфри Богарт, но ведь Богарт давно умер. Затем я узнал в человеке, проходящем мимо меня, одну из самых больших величин в современной английской литературе, автора "Гордости и славы", "Комедиантов", "Нашего человека в Гаване" и, наконец, автора той статьи, которая лежала на столе передо мной.
   Грэм Грин поколебался секунду, посмотрел по сторонам и направился в кофейню.
   Мне хотелось броситься за ним, но я сдержал себя. Внутренний голос сказал мне, что ему нужно побыть одному и что он, скорее всего, уклонится от меня. Я подхватил "New York Review of Books" и с удивлением обнаружил себя стоящим у входа в кофейню.
   Я уже позавтракал этим утром, и метрдотель бросил на меня непонимающий взгляд. Я поглядел вокруг -- Грэм Грин сидел за столиком у стены. Я указал на столик рядом с ним.
   "Туда, -- сказал я метрдотелю. -- Я могу заказать ещё один завтрак?"
   Я всегда был щедр на чаевые, метрдотель понимающе улыбнулся и провёл меня к столу.
   Романист был поглощён своей газетой. Я заказал кофе и круассан с мёдом. Мне хотелось знать, что думает Грин о Панаме, Торрихосе и переговорах по Каналу, но я понятия не имел, как завязать беседу. Затем он поднял глаза и пригубил глоток из своего бокала.
   "Простите", -- сказал я.
   Он впился в меня взглядом -- или мне так показалось: "Да?".
   "Мне очень неудобно. Но ведь вы Грэм Грин, не правда ли?".
   "Почему же? Да, действительно. -- Он тепло улыбнулся. -- Впрочем, большинство в Панаме не узнаёт меня".
   Я долго распинался о том, что он мой любимый романист, а затем рассказал ему краткую историю своей жизни, включая работу в MAIN и встречу с Торрихосом.
   Он спросил меня, не тот ли я консультант, который написал статью о Соединённых Штатах, уходящих из Панамы: "В "Boston Globe", если я правильно припоминаю".
   Я был изумлён.
   "Смелая вещь, учитывая ваше положение, -- сказал он. -- Не желаете ли присоединиться ко мне?"
   Я пересел за его столик, и мы просидели с ним полтора часа. По мере разговора я понял, насколько он близок Торрихосу. Время от времени он говорил о генерале, как отец говорит о своём сыне.
   "Генерал, -- говорил он, -- попросил меня написать книгу о своей стране. Я как раз этим занят. Это будет документальная книга, немножко не то, что я обычно пишу".
   Я спросил его, почему он обычно пишет романы вместо публицистики.
   "Беллетристика безопаснее", -- ответил он. -- Большинство моих тем весьма неоднозначны. Вьетнам. Гаити. Мексиканская революция. Многие издатели побоялись бы издавать публицистические книги на эту тему".
   Он указал на "New York Review of Books", оставшийся лежать на моем столе: "Слова, подобные тем, могут нанести большой ущерб".
   Затем он улыбнулся: "Кроме того, мне нравится писать романы, они дают большую свободу, -- он пристально посмотрел на меня. -- Это очень важно, писать об этих вещах. Как в вашей статье в "Globe" о Канале".
   Его восхищение Торрихосом было очевидно. Казалось, панамский глава впечатлял романиста столь же сильно, сколь и своих бедных и обездоленных соотечественников. Очевидно было также беспокойство Грина за жизнь своего друга.
   "Это тяжёлая задача, -- воскликнул он, -- одолеть гиганта с Севера!". Он печально покачал головой: "Я опасаюсь за его безопасность".
   Ему пора было уезжать.
   "Должен успеть на рейс во Францию, -- сказал он, медленно поднимаясь и пожимая мне руку. Он смотрел мне в глаза. -- Почему вы не пишете книгу?".
   Он ободряюще кивнул: "Она живёт в вас. Но помните. Пишите об этом лучше на мой манер". Он повернулся и стал уходить.
   Затем остановился и сделал несколько шагов назад. "Не волнуйтесь, -- сказал он. -- Генерал победит. Он вернёт Канал назад".
   Торрихос действительно вернул его. В том же 1977 г. он добился успеха на переговорах по Каналу и по новому Соглашению. Зона Канала, и сам Канал переходили под панамский контроль.
   Правда, Белому дому предстояло ещё убедить американский Конгресс ратифицировать Соглашение. Последовало длинное и трудное сражение. В конце концов, Соглашение было ратифицировано с преимуществом в один голос. Консерваторы поклялись отомстить.
   Когда много лет спустя книга Грэма Грина "Узнать генерала" вышла в свет, в ней было посвящение: "Друзьям моего друга Омара Торрихоса в Никарагуа, Сальвадоре и Панаме".
   Глава 18. Король королей Ирана
   В промежутке между 1975 и 1978 гг. Я часто посещал Иран. Иногда я буквально разрывался на части между Латинской Америкой или Индонезией и Ираном.
   Шах шахов (буквально, "король королей", официальный титул) представлял собой диаметрально противоположную проблему, нежели в странах, в которых мы работали.
   Иран был богат нефтью и, подобно Саудовской Аравии, не было нужды опутывать его долгами для финансирования амбициозных проектов.
   Однако, Иран значительно отличался от Саудовской Аравии, во-первых, значительно большим населением, во-вторых, тем, что население его преимущественно не было арабским.
   Кроме того, страна имела бурную политическую историю, как собственную, так и отношений с соседями. Поэтому был избран другой подход.
   Вашингтон и американское деловое сообщество решили сделать из шаха символ прогресса.
   Мы запустили огромный проект для того, чтобы показать миру, чего может достичь сильный демократически настроенный лидер, приверженный американским корпоративным и политическим интересам.
   Не обращая внимания на его очевидно недемократический титул или несколько менее очевидно недемократический характер организованного ЦРУ переворота против его демократически избранного премьер-министра, Вашингтон и его европейские партнёры представляли правительство шаха, как альтернативу правительствам Ливии, Китая, Кореи, где нарастала мощная волна антиамериканизма.
   Со всех сторон шах выглядел прогрессивным другом малоимущих. В 1962 г. он раздробил крупные частные землевладения и передал землю крестьянам. На следующий год он совершил свою Белую революцию, открывшую широкую дорогу социально-экономическим реформам.
   Все 1970-е годы могущество ОПЕК росло, и шах становился всё более и более влиятельным мировым лидером. В то же самое время Иран развивал одну из самых мощных армий на исламском Ближнем Востоке.
   MAIN участвовала во множестве проектов, охватывавших большую часть территории страны, от туристических зон на Каспии на севере до секретных военных объектов, контролирующих Ормузский пролив, на юге.
   И опять существом нашей работы являлось прогнозирование региональных потенциалов развития, проектирование и строительство энергосистем и линий электропередач, которые обеспечили бы требуемую электроэнергию для промышленного и коммерческого роста, выводимого из этих прогнозов.
   Один за другим я посетил большинство основных регионов Ирана. Я следовал по старинному караванному пути через горы в пустыне от Кирмана до Бендер-Аббаса, я бродил по руинам Персеполя, легендарного дворца королей и одного из чудес света.
   Я совершил тур по самым известным и захватывающим местам страны. Шираз, Исфахан, волшебный палаточный город близ Персеполя, где короновался шах. Я полюбил эту страну и её непростых людей.
   На первый взгляд, Иран представлял собой образец христианско-мусульманского сотрудничества. Однако, вскоре я узнал, что под внешним спокойствием может таиться глубочайшее недовольство.
   Однажды поздно вечером в 1977 г. вернувшись в свой номер, я обнаружил записку, подсунутую под дверь. Я был поражён, увидев, что она подписана человеком по имени Ямин.
   Я никогда не встречался с ним, но на правительственном брифинге его охарактеризовали, как знаменитого и наиболее опасного радикала.
   Записка, написанная красивым почерком по-английски, приглашала меня в некий ресторан с условием, что приходить мне стоит лишь, если и в самом деле мне интересен Иран с той стороны, которую никогда не видят люди "в моём положении".
   Я подумал, знает ли Ямин о моём истинном "положении"? Я понимал, что иду на огромный риск, однако, не смог справиться с искушением повстречаться с этим загадочным человеком.
   Я вышел из такси перед крохотной дверью в высокой стене -- настолько высокой, что я не мог видеть здание за ней. Красивая иранка в чёрных длинных одеждах проводила меня внутрь и повела по коридору, освещённому декоративными керосиновыми лампами, свисающими с низкого потолка.
   Пройдя по коридору, мы вошли в комнату, которая ослепила меня прямо-таки бриллиантовым сиянием. Когда мои глаза, наконец, привыкли, я увидел, что стены комнаты инкрустированы полудрагоценными камнями и перламутром.
   Ресторан был освещён длинными белыми свечами в вычурных бронзовых люстрах и подсвечниках.
   Высокий человек с длинными чёрными волосами, одетый в хорошо пошитый синий костюм, подошёл и пожал мне руку. Он назвал себя Ямином, по его произношению я предположил в нём иранца, обучавшегося в Британии, и удивился тому, как мало он напоминал опасного радикала.
   Он провёл меня мимо нескольких столиков, за которыми сидели спокойно ужинавшие пары, в уединённый альков, в котором, по его заверениям, нам была обеспечена полная конфиденциальность.
   На мой взгляд, этот ресторан отлично подходил для тайных свиданий. Хотя наше свидание, пожалуй, было в тот вечер единственным, не имевшим отношения к сердечным тайнам.
   Ямин был очень доброжелателен. Во время нашего разговора я понял, что он рассматривает меня, как экономического консультанта, а не как человека тайных помыслов.
   Он объяснил мне, что выбрал меня, потому, что узнал, что я состоял в Корпусе Мира и, к тому же, пользуюсь любой возможностью, чтобы узнать страну и смешаться с её людьми.
   "Вы еще очень молоды по сравнению с большинством людей вашей профессии, -- сказал он. -- У вас ещё сохранился живой интерес к нашей истории и нашим проблемам. Вы -- наша надежда".
   Эти слова, его внешность, обстановка и присутствие других людей в ресторане сильно успокоили меня. Я привык общаться с людьми, оказывающими мне помощь, подобно Раси на Яве или Фиделю в Панаме, и принимал её с благодарностью.
   Я знал, что отличаюсь от других американцев своим интересом к местам, которые посещаю. Я давно понял, что люди относятся к вам много лучше, если вы открываете свои глаза, уши и сердце их обычаям и культуре.
   Ямин спросил меня, знаю ли я о проекте "Цветущая пустыня": "Шах верит в то, что когда-то наши пустыни были плодородными равнинами и густыми лесами. По крайней мере, он так считает.
   Согласно этой теории, во времена господства Александра Македонского огромные армии, сопровождаемые миллионами овец и коз, пронеслись по этой земле. Они съели всю траву и прочую растительность.
   Исчезновение растений повлекло засуху и, в конечном счёте, огромные пространства стали пустыней. Теперь всё, что нам нужно сделать, это засадить пустыню миллионами деревьев. После этого -- и очень быстро -- дожди вернутся, и пустыня зацветёт снова.
   Конечно, на это потребуются сотни миллионов долларов, -- он снисходительно улыбнулся. -- Компании, подобные вашей, получат огромную прибыль".
   "Я так понял, вы в эту теорию не верите".
   "Пустыня -- это символ. Превращение её в зелёную равнину -- намного больше, чем просто сельское хозяйство".
   Около нас появились несколько официантов с подносами, на которых стояли красиво украшенные иранские блюда. Спросив моего разрешения, Ямин стал брать еду с подносов. Затем он повернулся ко мне.
   "Вопрос вам, мистер Перкинс, если позволите. Что именно разрушило культуру ваших туземных индейских народов?"
   Я отвечал в том духе, что причин тому было множество, включая жадность и превосходство в вооружении.
   "Да, правильно. Всё верно. Но не способствовало ли этому более всего разрушение среды обитания?". Он продолжал объяснять, что, как только леса и бизоны были уничтожены, а люди перемещены в резервации, это разрушило всю основу культуры.
   "Вы же видите, то же самое происходит и здесь, -- сказал он. -- Пустыня -- наша среда обитания. Проект "Цветущая пустыня" угрожает ничем иным, как разрушением основ нашей жизни. Как мы можем это допустить?"
   Я сказал ему, что, как мне известно, идея проекта родилась у самих иранцев. Саркастически засмеявшись, он отвечал, что идея была подсказана шаху правительством Соединённых Штатов, а шах -- всего лишь американская марионетка.
   "Настоящий перс никогда бы не допустил такого", -- сказал Ямин.
   Затем он пустился в длинные рассуждения об отношении его народа -- бедуинов -- к пустыне. Он подчеркнул тот факт, что множество урбанизированных иранцев приезжают на отпуск в пустыню. Они устанавливают палатки для всей семьи и живут там неделю и больше.
   "Мы -- наш народ -- часть пустыни. Люди, которыми правит шах, правит железной рукой, как ему кажется, -- не просто из пустыни. Мы и есть пустыня".
   После этого он рассказал мне о его собственной жизни в пустыне. Когда вечер закончился, он проводил меня назад к крохотной двери в высокой стене. Моё такси ожидало снаружи.
   Ямин пожал не руку и поблагодарил за проведённое с ним время. Он снова упомянул мой молодой возраст и мою открытость и сказал, что то, что я занимаю такой пост, вселяет в него надежду на будущее.
   "Я очень рад иметь дело с таким человеком, как вы, -- он продолжал удерживать мою руку в своей. -- Я попросил бы вас ещё об одном одолжении. Я не прошу вас об этом просто так. Я делаю это лишь потому, что после нашего сегодняшнего вечера, это будет иметь значение для вас. Вы извлечёте из этого для себя много пользы".
   "Что же я могу сделать для вас?"
   "Я хотел бы вас представить одному своему очень дорогому другу, который много вам расскажет о нашем короле королей. Возможно, он шокирует вас, но я уверяю, эта встреча будет стоить потраченного на неё времени".
   Глава 19. Признания замученного человека
   Несколько дней спустя Ямин вывез меня из Тегерана через пыльные и обветшавшие трущобы по старой караванной тропе на край пустыни.
   Когда солнце уже садилось за городом, он остановил автомобиль среди крошечных грязных лачуг, окружённых пальмами.
   "Очень старый оазис, -- объяснил он, -- он существовал за много столетий до Марко Поло".
   Он провёл меня к одной из лачуг: "Человек внутри имеет степень PhD одного из ваших престижнейших университетов. По причинам, которые вам скоро станут ясны, он предпочитает оставаться анонимным, зовите его просто Док".
   Он постучал в деревянную дверь, оттуда послышался приглушённый голос. Ямин толкнул дверь и провёл меня внутрь. Крошечная комната без окон была освещена только керосиновой лампой на низком столике в углу.
   Когда мои глаза привыкли, я увидел, что грязный пол застелен персидскими коврами. В тени в углу я заметил контуры человека. Он сидел позади лампы, свет которой скрывал его внешность. Я видел только, что он укутан одеялами, и голова его чем-то обмотана.
   Он сидел в инвалидном кресле, и кроме столика, это был единственный предмет мебели в комнате.
   Ямин пригласил меня усаживаться прямо на ковёр. Сам он нежно обнял сидящего человека, сказал ему на ухо несколько слов и затем вернулся и сел рядом.
   "Я говорил вам о мистере Перкинсе, -- сказал он. -- Для нас обоих большая честь видеть вас, сэр".
   "Мистер Перкинс, добро пожаловать".
   Голос с едва заметным акцентом был низким и хриплым. Я наклонился вперёд, чтобы лучше слышать.
   "Вы видите искалеченного человека. Я не всегда был таким. Когда-то я был так же силён, как и вы. Я был ближайшим и довереннейшим советником шаха, -- последовала долгая пауза, -- шаха шахов, короля королей". Его голос, подумал я, гораздо более грустен, нежели сердит.
   "Я лично знавал многих мировых лидеров. Эйзенхауэр, Никсон, де Голль. Они доверяли мне вести эту страну в лагерь капитализма. Шах доверял мне, и... -- он издал звук, похожий на кашель, но я думаю, это был смешок, -- я доверял шаху.
   Я верил его речам. Я был убеждён, что Ирану суждено вести мусульманский мир в новую эпоху, что Персия выполнит своё предназначение. Это казалось нашей общей судьбой -- шаха, моей, всех нас, кто исполнял эту миссию, кто думал, что рождён её исполнять".
   Ворох одеял задвигался, инвалидное кресло заскрипело и немного повернулось. Я мог видеть контур лица в профиль, косматую бороду и -- я ужаснулся -- у него не было носа! Я задрожал и стал задыхаться.
   "Не самая привлекательная внешность, как сказали бы у вас, а, мистер Перкинс? Жаль, что вы не можете увидеть это при хорошем свете. Это впечатляет, -- снова послышался сдавленный смех. -- Но, поскольку вы можете меня узнать, я должен остаться анонимным.
   Конечно, вы могли бы установить мою личность при желании, хотя вы и обнаружите, что я мёртв. Официально я больше не существую. Думаю, вы не станете этого делать. Незнание гораздо безопаснее для вас и вашей семьи. У шаха и САВАК длинные руки".
   Кресло заскрипело и вернулось на своё место. Я почувствовал облегчение, как если бы не видеть этот профиль означало стереть из памяти жестокость, с которой это было сделано.
   В то время я ещё не знал об этом обычае у некоторых исламских народов. Считалось, что отрезание носов вождям приносит позор всему их народу. Этим они клеймились на всю жизнь -- как ясно демонстрировало лицо этого человека.
   "Я уверен, мистер Перкинс, что вы спрашиваете себя, зачем мы пригласили вас сюда. -- Не ожидая ответа, человек в инвалидном кресле продолжал. -- Теперь вы видите, что из себя представляет человек, называющий себя королём королей, а на самом деле, являющийся слугой сатаны.
   Его отец был свергнут вашим ЦРУ -- мне очень неприятно говорить об этом -- с моей помощью, потому что, как говорили, он сотрудничал с наци. Затем была беда с Моссадеком. Сегодня наш шах обгоняет Гитлера на пути в царство зла. Он делает это при полной осведомлённости и поддержке вашего правительства".
   "Почему?" -- спросил я.
   "Очень просто. Он ваш единственный реальный союзник на Ближнем Востоке, а ваш мир вращается на нефтяной оси Ближнего Востока. О, у вас есть Израиль -- но это, скорее, пассив, чем актив. И там нет нефти. Ваши политики должны заботиться о голосах евреев, потому, что их деньги финансируют их кампании. Так что, я боюсь, вы зависите от Израиля.
   А Иран -- ключ. Ваши нефтяные компании -- даже более могущественные, чем евреи -- нуждаются в нас. Шах вам нужен, или вы думаете, что нужен, точно так же, как были нужны коррумпированные лидеры Южного Вьетнама".
   "Вы предлагаете что-то ещё? Неужели Иран -- эквивалент Вьетнама?"
   "Потенциально гораздо хуже. Увидите, шах долго не продержится. Мусульманский мир ненавидит его. Не только арабы, но и мусульмане повсюду -- в Индонезии, в Соединённых Штатах, и главное, его собственный персидский народ, -- раздался громкий стук, я понял, что он ударил по ручке кресла. -- Он -- зло! Мы, персы, ненавидим его".
   Наступила тишина. Я слышал лишь его тяжёлое дыхание, как если бы это усилие обессилило его.
   "Док очень близок к муллам, -- сказал мне Ямин тихим и спокойным голосом. -- В религиозных общинах зреет огромное недовольство повсюду в стране, за исключением, разве что, горстки коммерсантов, которым на пользу капитализм шаха".
   "Я не подвергаю сомнению ваши слова, -- сказал я. -- Но за свои четыре визита я не видел ничего подобного. Каждый, с кем я говорил, восхвалял шаха и восхищался экономическим ростом".
   "Вы же не говорите на фарси, -- заметил Ямин. -- Вы слышите только то, что вам говорят люди, которым это выгодно, которые получили образование в Штатах или Британии и работают на шаха. Док у нас теперь исключение".
   Он сделал паузу, казалось, обдумывая следующие слова. "То же самое с вашей прессой. Они говорят лишь с немногими из окружения шаха. Конечно, большей частью ваша пресса также контролируется нефтью. Так что, они слышат и печатают лишь то, что хотят читать их рекламодатели".
   "Почему мы говорим вам всё это, мистер Перкинс? -- голос Дока ещё более охрип, как будто разговор и переживания отнимали у него даже те немногие силы, которые он припас для этой встречи. -- Потому, что мы хотим убедить вас и вашу компанию выйти из игры и уехать из страны.
   Мы хотим предупредить вас, что если вы собираетесь заработать здесь много денег, это напрасная иллюзия. Это правительство долго не проживёт. -- И вновь я услышал, как он стукнул по ручке кресла. -- И тем, кто придут им на смену, не нравитесь ни вы, ни похожие на вас".
   "Вы имеете в виду, что нам не заплатят?"
   Док сломался в припадке кашля. Ямин подошёл к нему и похлопал по спине. Когда кашель прошёл, он поговорил с доком на фарси и вернулся на своё место.
   "Нам надо заканчивать разговор, -- сообщил он мне. -- Отвечу на ваш вопрос: да, вам не заплатят. Вы сделаете всю работу, но когда настанет время пожинать плоды, шаха не будет".
   Когда мы ехали назад, я спросил Ямина, почему он и Док решили предупредить MAIN о грядущих финансовых потерях.
   "Мы были бы счастливы увидеть вашу компанию обанкротившейся. Однако, мы предпочитаем увидеть, что вы покинули Иран. Если она уйдёт, это даст начало тенденции. Это то, на что мы надеемся.
   Видите ли, мы не хотим кровопролития, но шах должен уйти, и мы используем для этого все мирные способы. Так что, мы молим Аллаха, чтобы вы убедили вашего господина Замботти уйти, пока ещё есть время".
   "Почему я?"
   "Я знал во время нашего разговора о проекте "Цветущая пустыня", что вы открыты для правды. Я знал, что наша информация о вас верна, вы -- человек между двумя мирами, человек посередине".
   Это заставило меня задуматься о том, что он ещё обо мне знает.
   Глава 20. Падение короля
   Однажды вечером в 1978 г., сидя в роскошном баре лобби "Интерконтиненталя" в Тегеране", я почувствовал на своём плече чью-то руку. Я повернулся и увидел крупного иранца в деловом костюме.
   "Джон Перкинс! Не узнаёшь меня?"
   Бывший футболист заметно потяжелел, но голос его остался прежним. Это был мой старый друг Фархад, которого я не видел больше десяти лет. Мы обнялись и сели рядом.
   Мне быстро стало очевидно, что он знал обо мне и моей работе всё. Было также очевидно, что он не собирался делиться со мной сведениями о своей работе.
   "Давай сразу перейдём к делу, -- сказал он и заказал ещё пива. -- Я завтра лечу в Рим. Там живут мои родители. У меня есть билет для тебя на этот рейс. Ты должен лететь".
   Он вручил мне авиабилет. Я ни на секунду не усомнился в его словах.
   В Риме мы пообедали с родителями Фархада. Его отец, отставной иранский генерал, когда-то закрывший грудью шаха от пули, выражал разочарование в своём бывшем боссе. Как он сказал, за последние годы шах показал свою истинное лицо, всё своё высокомерие и жадность.
   Генерал обвинял американских политиков в поддержке Израиля, коррумпированных лидеров и деспотические правительства -- в ненависти, охватившей весь Ближний Восток, и предсказал, что шаху осталось несколько месяцев.
   "Знаете, -- сказал он, -- вы посеяли семена этого восстания, когда свергли Моссадека. Вы думали, что это очень умный ход, так же, как и я тогда. Но теперь это возвращается и надолго, к вам и к нам".
   Я был изумлён его словами. Я слышал нечто подобное от Ямина и Дока, но в устах этого человека, они приобретали новый смысл.
   К этому времени все знали о существовании фундаменталистского исламского подполья, но мы полагали, что шах очень популярен у своего народа и поэтому политически неуязвим. Генерал, однако, был непреклонен.
   "Запомните мои слова, -- торжественно сказал он, -- падение шаха будет только началом. Это будет лишь первая демонстрация того, куда идёт мусульманский мир. Наш гнев тлел под песком слишком долго. Скоро он вырвется наружу".
   За обедом я много услышал об аятолле Рухолле Хомейни. Фархад и его отец объяснили, что они не поддерживают его фанатический шиизм, но находятся под впечатлением от его выступлений против шаха.
   Они сообщили мне, что этот клерикал, имя которого переводилось, как "вдохновлённый Богом", родился в семье посвящённых шиитских богословов в деревне близ Тегерана в 1902 г.
   Хомейни не стал вступать в борьбу Моссадека с шахом в начале 1950-х гг., но активно выступил против шаха в 1960-х, критикуя повелителя настолько непримиримо, что был выслан в Турцию, откуда он переехал в священный шиитский город Эн-Наджаф, где стал признанным лидером оппозиции.
   Он слал письма, статьи, записанные на магнитофон выступления, убеждающие иранцев подняться, свергнуть шаха и создать клерикальное государство.
   Спустя два дня после обеда с Фархадом и его родителями, в новостях из Ирана сообщалось о взрывах и беспорядках. Аятолла Хомейни и муллы начали своё наступление, которое очень скоро привело их к власти.
   Всё последующее случилось очень быстро. Описанный отцом Фархада гнев прорвался кровавым исламским восстанием. Шах бежал в Египет в январе 1979 г., а затем, с диагнозом рака, улетел в нью-йоркскую больницу.
   Последователи аятоллы Хомейни потребовали его возвращения. В ноябре 1979 г. вооружённая толпа исламистов захватила здание посольства Соединённых Штатов в Тегеране и удерживала пятьдесят два американских заложника в течение последующих 444 дней.
   Президент Картер пытался договориться об освобождении заложников. А когда переговоры потерпели неудачу, он дал добро на военно-спасательную операцию, начатую в апреле 1980 г. Это была катастрофа и тот молоток, который вколотил последний гвоздь в крышку гроба президентства Картера.
   Огромное давление, оказанное американскими коммерческими и политическими группами, вынудило больного раком шаха покинуть Соединённые Штаты. С самого дня своего бегства из Ирана ему было тяжело найти убежище, все прежние друзья отвернулись от него.
   Лишь генерал Торрихос проявил сострадание и предложил шаху убежище в Панаме, несмотря на всю свою неприязнь к политике шаха. Шах прилетел и получил приют в том же загородном отеле, в котором недавно было подписано новое Соглашение по Каналу.
   Муллы потребовали выдачи шаха в обмен на заложников, удерживаемых в американском посольстве. Те, кто выступал в Вашингтоне против Соглашения по Каналу, обвиняли Торрихоса в коррупции, сговоре с шахом и в том, что он подвергает опасности жизни американских граждан.
   Они также требовали, чтобы шаха выдали Хомейни. Как ни странно, несколькими неделями ранее многие из них были самыми горячими сторонниками шаха. В конечном счёте, горделивый король королей вернулся в Египет, где и умер от рака.
   Предсказания Дока сбывались. MAIN потеряла миллионы долларов в Иране, как и множество наших конкурентов. Картер потерял шансы на переизбрание.
   Администрация Рейгана-Буша промаршировала в Белый дом с обещаниями освободить заложников, свергнуть мулл, восстановить демократию и вернуть Панамский Канал.
   Для меня же уроки были неоспоримы. Иран наглядно демонстрировал, что Соединённые Штаты были нацией, предпринимающей все усилия, чтобы отвергнуть правду о той роли, которую мы играем в мире.
   Казалось невозможным, чтобы мы были настолько дезинформированы о шахе и кипевшей к нему ненависти. Даже те из нас, которые работали в компаниях, подобных MAIN, имевших офисы и персонал в стране, ничего не знали.
   Я был уверен, что АНБ и ЦРУ должны были видеть то, что было настолько очевидным для Торрихоса уже в 1972 г., когда я встречался с ним, но наше разведывательное сообщество намеренно поощряло нашу слепоту.
   Глава 21. Колумбия -- замковый камень Латинской Америки
   Саудовская Аравия, Иран и Панама были прекрасным полигоном для увлекательных экспериментов, однако, всё же, были исключением. Две первых страны имели огромные запасы нефти, третья -- Канал.
   Ситуация в Колумбии была более типичной и MAIN была там ведущим проектантом гигантского гидротехнического комплекса.
   Один профессор колумбийского колледжа, пишущий книгу по истории пан-американских отношений как-то сказал мне, что значение его страны вполне оценил Теодор Рузвельт.
   По его словам, показывая на карту, американский президент назвал Колумбию "замковым камнем в своде Южной Америки". Я никогда не проверял эту историю, однако, конечно, верно, что на карте Колумбия находится на самом верху континента, как бы скрепляя остальную часть материка вместе.
   Она соединяет все южные страны с Панамским перешейком и, следовательно, с Центральной и Северной Америкой.
   Говорил ли Рузвельт эти слова или нет, но он был лишь одним из многих президентов, которые понимали ключевую роль Колумбии.
   В течение почти двух столетий Соединённые Штаты рассматривали Колумбию, как краеугольный камень -- или, точнее, как дверь в Южное полушарие для бизнеса и политики.
   Страна, к тому же, неимоверно красива -- впечатляющие побережья Атлантики и Тихого океана, поросшие пальмами, величественные горы, пампа соперничает с Великими равнинами Среднего Запада Северной Америки, гигантские дождевые леса, населённые разнообразнейшей фауной и флорой.
   Население тоже отличается небывалым разнообразием физических и культурных черт многочисленных этносов -- от туземных тайронов до приезжих из Африки, Азии, Европы и Ближнего Востока.
   В истории Латинской Америки Колумбия всегда играла ключевую роль. В колониальный период Колумбия была резиденцией всех вице-королей испанских территорий к северу от Перу и к Югу от Коста-Рики.
   Огромные флоты галеонов, гружёных золотом, отплывали из прибрежной Картахены, чтобы транспортировать золото из далёких южных Чили и Аргентины в Испанию.
   Многие важнейшие сражения войн за независимость произошли именно в Колумбии, например, силы Симона Боливара разбили испанских роялистов в победном сражении при Бояке в 1819 г.
   Сейчас Колумбия имела репутацию родины некоторых из самых блестящих писателей, художников и философов Латинской Америки, а также страны с финансово ответственным и относительно демократическим правительством.
   Она послужила моделью для программы президента Кеннеди по национальному строительству в Латинской Америке.
   В отличие от Гватемалы, её правительство не было креативой ЦРУ и, в отличие от Никарагуа, её правительство было демократически избранным, представляющим альтернативу праворадикальным диктаторам и коммунистам.
   Наконец, в отличие от множества стран, включая сильные Бразилию и Аргентину, Колумбия не выказывала недоверия Соединённым Штатам. Имидж Колумбии, как надёжного союзника, продолжал укрепляться, несмотря на её наркокартели.
   Славное прошлое колумбийской истории, однако, было омрачено ненавистью и насилием. Резиденция испанского вице-короля была также обиталищем инквизиции. Великолепные форы, гасиенды и города были выстроены на костях индейских и африканских рабов.
   Сокровища, перевозимые золотыми галеонами, священные реликвии и произведения искусства, переплавленные для удобства транспортировки, были вырваны из сердца древних народов.
   Сами гордые культуры пали, сражённые мечами конкистадоров и болезнями. Не так давно спорные президентские выборы в 1945 г. закончились глубокой враждой между политическими партиями, которая привела к гражданской войне Ла Виоленции (1948-1957), во время которой погибло боле двухсот тысяч человек.
   Невзирая на конфликты и насмешки, Вашингтон и Уолл-Стрит всегда рассматривали Колумбию, как критический фактор в продвижении пан-американских политических и коммерческих интересов.
   Тому было несколько причин -- в дополнение к важному географическому положению Колумбии, это происходило из-за впечатления, что правители многих стран чутко прислушиваются к Боготе, и того факта, что страна экспортировала множество товаров, пользовавшихся спросом в Соединённых Штатах -- кофе, бананы, текстиль, изумруды, цветы, нефть и кокаин -- а также была рынком для наших товаров и услуг.
   Одной из важнейших услуг, которые мы продавали Колумбии в конце двадцатого столетия, была строительная и техническая экспертиза. Колумбия была похожа на большинство мест, где я бывал.
   Сравнительно легко было продемонстрировать, какие выгоды страна получит от взятия огромного кредита и реализации проектов, выплачивая долг, в том числе и природными ресурсами.
   Огромные инвестиции в электросети, шоссе и телекоммуникации позволили бы Колумбии освоить свои обширные газовые и нефтяные месторождения, нехоженые амазонские территории, а эти проекты позволили бы получить доход, достаточный для выплаты долга и процентов по нему.
   Это -- в теории.
   В действительности же, в наши намерения, как и повсюду в мире, входило подчинить Боготу глобальной империи.
   Моя работа, как обычно, состояла в обосновании размеров огромных кредитов. В Колумбии не было Торрихоса, и я понимал, что мне не остаётся ничего другого, кроме, как надувать экономические прогнозы и прогнозы роста нагрузки электросетей.
   За исключением нескольких встреч по работе, Колумбия стала моим уединённым убежищем. Энн и я провели здесь несколько месяцев в начале 1970-х гг. и даже приобрели маленькую кофейную ферму в горах на карибском побережье.
   Я думаю, это время, как ни одно другое, могло бы залечить раны, причинённые друг другу за прошлые годы. Однако, раны были слишком глубоки. После того как наш брак развалился, я смог по-настоящему познакомиться со страной.
   В 1970-х гг. MAIN получила много контрактов на проектирование инфраструктуры, включая сеть гидроэлектростанций и линий электропередач из джунглей к городам высоко в горах.
   Мне выделили офис в прибрежном городе Барранкилья, и там в 1977 г. я встретил красивую колумбийку, которая кардинально изменила мою жизнь.
   У Паулы были длинные светлые волосы и зелёные глаза -- совсем не то, что большинство иностранцев ожидают увидеть у колумбийки. Её мать и отец приехали из Северной Италии, и по наследству она стала модельером.
   Она пошла дальше и построила маленькую фабрику, где её работы воплощались в жизнь и продавались в дорогих магазинах по всей стране, в Панаме и Венесуэле.
   Она была очень внимательным человеком и помогла мне преодолеть травму разрушенного брака и некоторые комплексы в отношении женщин, которые мне так мешали. Она также помогла мне больше узнать о последствиях моей работы.
   Как я говорил раньше, наша жизнь составлена из ряда событий, над которыми мы не властны.
   Что касается меня, такими событиями стали учёба в средней школе в провинциальном Нью-Гэмпшире, в которой преподавал мой отец, встреча с Энн и дядей Франком, Вьетнамская война, встреча с Эйнаром Гривом.
   Однако, даже перед лицом таких событий у нас есть выбор. Вся разница состоит в том, какой именно выбор мы сделаем.
   Например, к моему нынешнему месту в жизни привели моё стремление быть первым в школе, женитьба на Энн, вступление в Корпус Мира и выбор профессии ЭКа.
   Паула была таким же событием, и её влияние приведёт меня к действиям, которые изменят мою жизнь. До тех пор, пока я не встретил её, большей частью я мирился с системой.
   Я часто сомневался в том, что делал, чувствовал свою вину, но всегда находил рациональное оправдание своему пребыванию в системе.
   Возможно, Паула просто появилась в нужное время. Возможно, я совершил бы необходимый шаг так или иначе, поскольку мой опыт в Саудовской Аравии, Иране и Панаме подтолкнул бы меня к этому.
   Но я был уверен, что как одна женщина -- Клодин -- убедила меня присоединиться к ЭКам, так и другая -- Паула -- была катализатором того, что мне было так нужно.
   Она убедила меня заглянуть глубоко внутрь себя и увидеть, что я никогда не буду счастлив до тех пор, пока играю эту роль.
   Глава 22. Американская республика против Глобальной империи
   "Я буду откровенна, -- сказала однажды Паула, когда мы сидели за чашкой кофе, -- индейцы и фермеры, живущие вниз по реке, которую вы загадили, дьявольски ненавидят вас. Даже люди в городах, которых это не затронуло, сочувствуют партизанам, напавшим на вашу стройку.
   Ваше правительство называет их коммунистами, террористами и наркоторговцами, но, на самом деле, они всего лишь люди, семьи которых живут на земле, которую уничтожает ваша компания".
   Перед этим я рассказал ей о Мануэле Торресе. Он был инженером, нанятым MAIN, и одним из людей, недавно атакованных партизанами на строительстве дамбы гидроэлектростанции.
   Мануэль был гражданином Колумбии, нанятым потому, что одно из правил госдепартамента США запрещало посылать на строительство американских граждан.
   Мы именовали это правило "Колумбийцы -- расходный материал" и оно символизировало доктрину, которую я начинал ненавидеть.
   Мои чувства в отношении подобной политики всё больше и больше мешали мне жить в согласии с самим собой.
   "Как сказал Мануэль, они стреляли из АК-47 в воздух и перед его ногами, -- рассказывал я Пауле. -- Он казался спокойным, когда говорил мне об этом, но я знаю, что он был на грани истерики. Они ни в кого не стреляли. Просто вручили письмо и отправились вниз по реке в лодках".
   "Мой Бог! -- воскликнула Паула. -- Бедняга был очень напуган".
   "Разумеется", -- я сказал ей, что спросил Мануэля, не думает ли он, что они принадлежали к FARC или M-19, двум самым печально известным колумбийским партизанским группировкам.
   "И?"
   "Он сказал, ни один. Но он верит тому, что они написали в письме".
   Паула взяла газету, которую я принес, и прочитала письмо вслух.
   "Мы, те, кто занят тяжким трудом выживания, клянёмся кровью наших предков, что не позволим перегородить наши реки.
   Мы -- простые индейцы и метисы, но предпочтём умереть, чем стоять в стороне, глядя, как затопляют нашу землю. Мы предупреждаем наших колумбийский братьев -- прекращайте работу на строительные компании", -- она отложила газету.
   "Что ты сказал ему?"
   Я поколебался, но лишь на мгновение: "У меня не было выбора. Я должен гнуть линию компании. Я спросил его, неужели он думает, что это письмо могли написать фермеры".
   Она продолжала терпеливо смотреть на меня.
   "Он только пожал плечами. -- Наши глаза встретились. -- О, Паула, мне самому противна моя роль!"
   "Что ты сделал потом?" -- надавила она.
   "Я стукнул кулаком по столу. Я напугал его. Я спросил его, разве бывают фермеры с АК-47. Знает ли он, кто изобрёл АК-47".
   "А он?"
   "Да, но я едва услышал его ответ. Русские, ответил он. Я заверил его, что он совершенно прав, изобретателем был коммунист по фамилии Калашников, высокопоставленный офицер Красной Армии. Я пытался дать ему понять, кто были эти люди, написавшие, что они не коммунисты".
   "Ты сам-то веришь в это?" -- спросила она.
   Её вопрос ударил меня. Что я должен был ответить, если честно? Я вспомнил Иран и Ямина, который назвал меня человеком между двумя мирами, человеком посередине.
   Мне было даже несколько жаль, что меня не было на стройке, когда напали партизаны, и даже, что я не был одним из партизан.
   Я испытывал неясное чувство зависти по отношению к Ямину с Доком и к колумбийским мятежникам. У них были убеждения. Они выбрали реальный мир, а не позицию человека между мирами.
   "Я должен делать свою работу", -- наконец ответил я.
   Она мягко улыбнулась.
   "Я ненавижу её, -- продолжил я. Я думал о людях, образы которых так часто посещали меня все эти годы, о Томасе Пэйне, и других героях революционных войн, пиратах и фронтирерах. Они стояли по сторонам, не в середине. Они взяли свою сторону и жили этим. -- Каждый день я ненавижу её всё больше".
   Она взяла мою руку: "Твою работу?"
   Наши глаза встретились и задержались. Я понимал значение этого мига. "Именно".
   Она сжимала мою руку и медленно кивала. Я тут же почувствовал облегчение, как только сказал это.
   "Что ты будешь делать, Джон?"
   У меня не было ответа. Облегчение сменилось потребностью защититься. Я бормотал обычные оправдания насчёт того, что я хотел, как лучше, что я пробовал изменить систему изнутри, и старое, проверенное -- что если бы я ушёл, то на моём месте был бы кто-то ещё хуже.
   Но я видел по её взгляду, что она не покупается на это. Она вынуждала меня признать главную правду -- что вина не на моей работе, а на мне.
   "А что ты? -- спросил я наконец. -- Во что веришь ты?"
   Она слегка вздохнула и выпустила мою руку, спросив: "Ты меняешь тему?"
   Я кивнул.
   "О-кей, -- согласилась она. -- При одном условии. Мы вернемся к этому в другой день". Она взяла ложку и, казалось внимательно изучала её.
   "Я знаю, что некоторые из герильерос обучались в России и Китае". Она опустила ложку в кофе с молоком, помешала и затем медленно облизала её.
   "Что им ещё остаётся? Они должны были изучить современное оружие и научиться бороться с солдатами, которых обучили вы. Иногда они продают кокаин, чтобы иметь деньги на закупки. Как ещё они могут купить оружие? Они в чудовищном положении.
   Всемирный банк не помогает им защищаться. Фактически, их вынуждают делать то, что они делают. -- Она отпила глоток кофе. -- Я считаю, что их случай очень прост. Электроэнергия поможет очень немногим, лишь самым богатым колумбийцам, а тысячи умрут, потому, что рыба и вода будут отравлены после того, как вы построите свою дамбу".
   Её речь, исполненная сострадания к людям, которые противостояли нам -- мне -- заставила меня почувствовать, как мурашки поползли по коже. Я вцепился в подлокотники кресла.
   "Откуда ты так много знаешь о партизанах?" -- даже в моём пониженном тоне слышалось моё нежелание знать ответ.
   "Я училась в школе с некоторыми из них, -- ответила она. Поколебавшись, она отодвинула чашку. -- Мой брат присоединился к движению".
   Вот, значит, как. Я чувствовал себя абсолютно опустошённым. Я думал, что всё знаю о ней, но это... Передо мной промелькнул образ мужчины возвратившегося домой и заставшего жену в постели с другим.
   "Почему же ты никогда не говорила мне?"
   "Мне казалось, это не имеет значения. Зачем? Это не то, чем я горжусь, -- она сделала паузу. -- Я не видела его уже два года. Ему надо быть очень осторожным".
   "Откуда ты знаешь, что он жив?"
   "Я ничего не знаю, кроме того, что правительство недавно поместило его в список разыскиваемых. Это -- хороший знак".
   Я разрывался между желаниями нападать и защищаться. Я надеялся, что ей незаметна моя ревность. "Как он стал одним из них?" -- спросил я.
   К счастью, она не отводила взгляда от чашки с кофе.
   "Демонстрируя у офиса нефтяной компании "Occidental", я думаю. Он и несколько десятков его друзей протестовали против бурения на землях и в лесах туземных племён, оказавшихся перед угрозой исчезновения.
   Их атаковала армия, затем избили и бросили в тюрьму -- хотя они не делали ничего противозаконного, заметь, только стояли около здания, пели и махали плакатами. -- Она выглянула в ближайшее окно. -- Его продержали в тюрьме почти шесть месяцев. Он никогда не говорил нам, что там происходило, но он вышел из тюрьмы другим человеком".
   Это была первая из множества подобных бесед с Паулой, и теперь я знаю, что они подготовили почву для того, что должно было случиться.
   Моя душа была отлучена от меня, мной управляли мой бумажник и те слабости, которые определило АНБ десятилетием раньше, в 1968 г.
   Вынудив меня понять это и столкнуться с гораздо боле глубокими чувствами, нежели романтика пиратов и повстанцев, Паула помогла мне на пути к спасению.
   Кроме внутренних метаний, работа в Колумбии принесла мне понимание различий между старой Американской республикой и новой Глобальной империей.
   Республика несла миру надежду. Её фундамент был скорее моральным и философским, нежели материалистическим. Она основывалась на понятиях равенства и правосудия для всех.
   Но она же была и прагматичной -- не утопической мечтой, но живущим, дышащим, великодушным образованием. Она открывала свои объятия униженным.
   Это было дыхание, но в то же самое время и сила, с которой необходимо было считаться, при нужде она могла быть приведена в действие, как это произошло во время 2-й Мировой войны, для защиты принципов, которые за ней стоят.
   Институты, которые сейчас угрожают республике -- крупнейшие корпорации, банки, правительственная бюрократия -- она бы использовала для фундаментальных преобразований мира.
   Эти институты ведь обладают системами транспорта и телекоммуникаций, необходимыми для борьбы с болезнями, голодом и даже войнами -- если бы только возможно было убедить их изменить курс.
   Глобальная империя, в свою очередь, является антиподом республики. Эгоистичная, корыстная, жадная и материалистическая, она основана, прежде всего, на меркантилизме.
   Подобно империям прошлого, она распахивает свои объятия только для того, чтобы захватить все ресурсы, попавшие в её поле зрения и насытить свою жадную утробу. Она использует любые средства, которые кажутся необходимыми её правителям для достижения ещё большей власти.
   Конечно, углубляющееся понимание этих различий привело и к более ясному осознанию моей собственной роли.
   Клодин предупреждала меня, она честно объяснила, чего от меня ждут, принимая на работу в MAIN.
   И всё же, потребовался значительный опыт работы в странах вроде Индонезии, Панамы, Ирана и Колумбии для того, чтобы я понял всё гораздо глубже. И для этого потребовались также терпение, любовь и судьба женщины, подобной Пауле.
   Я был лоялен американской республике, но то, что мы делали с помощью этой новой очень хитроумной формы империализма, было финансовым эквивалентом того, что чего мы пытались достичь военной силой во Вьетнаме.
   Юго-Восточная Азия показала, что армии далеко не всесильны, и экономисты придумали лучший план, а агентства по иностранной помощи и частные подрядчики, которые служили им (а ещё точнее, которым они служили), воплощали его в жизнь.
   В странах на каждом континенте я встречал мужчин и женщин, работавших на корпорации США, не входивших в сеть ЭКов и занимавшихся много более пагубными вещами, чем может предположить любая конспирологическая теория.
   Как и многие из инженеров MAIN, эти сотрудники корпораций не понимали последствий своих действий и были убеждены, что потогонки и фабрички, на которых делают обувь или запчасти для автомашин, выпускаемых их корпорациями, выведут население из нищеты, тогда как на самом деле, население просто загоняли в ещё один вид рабства, напоминающий феодальные поместья и плантации Юга.
   Современные сервы и рабы должны были жить верой, что они живут лучше несчастных на обочине прогресса, как рабы прошлого верили, что живут лучше неудачников в европейских дырах, джунглях Африки или в дебрях американского фронтира.
   Во мне разгоралась внутренняя борьба по поводу того, должен ли я продолжать работать в MAIN или мне следует уйти. Совесть моя повелевала уйти, но моя вторая сторона -- человек из школы бизнеса, как я любил думать о себе -- в этом совсем не была уверена.
   Моя личная империя продолжала расти, у меня прибавлялось подчинённых, увеличивалось количество стран, росли портфели акций и моё эго. Помимо соблазна денег, образа жизни и адреналина власти, я часто вспоминал Клодин, предупреждавшую меня, что обратной дороги нет.
   Конечно, Паула смеялась над этим: "Что б она понимала!"
   Я напоминал, что Клодин была права во многих случаях.
   "Это было давным-давно. Времена изменились. К тому же, что это меняет? Ты несчастлив. Разве Клодин или кто-то ещё могут сделать что-то похуже?"
   Паула часто повторяла этот рефрен и, в конце концов, я согласился. Я признался себе и ей, что все деньги, приключения и гламур больше не оправдывают суету, чувство вины и постоянное напряжение.
   Как партнёр MAIN я становился богат, но я понимал, что если это будет продолжаться, из ловушки не будет выхода.
   Однажды, когда мы прогуливались по пляжу возле старого испанского порта в Картахене, вынесшего бесчисленное множество пиратских нападений, Паула спросила меня о том, о чём я не спрашивал себя ни разу: "А что если ты никогда никому ничего не будешь рассказывать?"
   "Ты имеешь в виду... просто помалкивать?"
   "Точно. Не дать им повода придти за тобой. Или, на самом деле, дать им резон оставить тебя в покое и не мутить воду.
   В этом что-то было -- я подумал, почему это не приходило мне в голову раньше. Я не стану писать книгу или делать что-либо ещё, чтобы раскрыть правду о том, что видел.
   Я не стану крестоносцем, а взамен буду человеком, наслаждающимся жизнью и путешествиями в своё удовольствие, возможно, даже создам семью с кем-то, подобным Пауле. У меня было достаточно средств, мне просто надо было уйти.
   Я признался, что не имел случая.
   "Почитай, -- посоветовала она. Я читала версию на испанском. Если она не слишком отличается от английской версии, мне кажется, ты найдёшь его интересным"...
   "Всё, чему тебя учила Клодин, ложь, -- затем она добавила, -- вся твоя жизнь ложь". Она снисходительно улыбнулась: "Ты смотрел своё резюме?"
  
   * * *
   На этом месте Yuri прекратил размещать главы на форуме
   http://www.conservator.ru/forums/free/posts/65727.html, со следующим комментарием:
   "Вообще говоря, дальше всё лишено привлекательности свидетельства из первых рук. В следующих двух главах он уходит с работы и далее не имеет дела с мошенничествами напрямую, а только растекается мыслью... В частности, рассказывает, как ему мешали писать книгу...".
   "Советник" -- путеводитель по хорошим книгам.
  

БЕЗЫМЯННАЯ ВОЙНА

   Арчибальд Рамзей
   МОСКВА, "ВИТЯЗЬ", 1999 г.
  
    
   Существует негласный запрет на книги, в которых освещается вопрос о "безымянной войне", как ее называет капитан А. Рамзей. О войне, которая уже веками ведется из-за кулис, и о существовании которой подозревают лишь очень немногие. Издатели "Безымянной Войны" считают, что эта книга внесет свой вклад в донесении до людей информации о силах, неустанно работающих, чтобы поставить всех людей мира в рабскую зависимость, и завершить до конца разрушение самого дорогого для каждого человека, чего еще хоть немного осталось - нашей свободы.
   Это история, которая, как думали многие, не будет написана в наше время, - история событий, которые привели ко Второй Мировой Войне. Ее рассказывает сам участник, который пользовался доверием английского премьер министра г-на Чемберлена в течение критических месяцев от Мюнхенского соглашения до сентября 1939 года.
   Эта книга рассказывает о том, кто замышлял и проводил в жизнь крупнейшие общественные потрясения, имевшие место на нашем континенте -- от Англии 17 века до России и Испании 20 века. Все эти революции, а также мировые войны являются частью одного дьявольского плана, направленного на разрушение нашей цивилизации. Автор описывает, как претворяется в жизнь план формирования глобальной мировой власти, которая является древней мессианской мечтой мирового еврейства. Автор считает, что этот план еще можно сорвать, но для этого нужна мобилизация сил всех людей доброй воли.
   Капитан Арчибальд Рамзей получил свое образование в Этоне и Королевском Военном Колледже в Сандхурсте. Он служил на фронтах Первой Мировой Войны. В 1916 г он был тяжело ранен, после выздоровления он служил в полковом штабе, затем в Министерстве Обороны, а затем в английском военном представительстве в Париже. С 1920 г. он служил в Шотландском Батальоне Охраны Короля. В 1931 г. был выбран в Парламент. 23 мая 1940 г. был арестован по статье 18 Б и заключен без суда и следствия в Брикстонскую тюрьму, где находился до 26 сентября 1944 г. На следующее утро после своего освобождения он возобновил свою службу в Парламенте, где и был до 1945 г., когда кончился его депутатский срок.
  
   ОГЛАВЛЕНИЕ
   ПРОЛОГ
   ГЛАВА I. РЕВОЛЮЦИЯ В АНГЛИИ
   ГЛАВА II. РЕВОЛЮЦИЯ ВО ФРАНЦИИ
   ГЛАВА III. РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ
   ГЛАВА IV.  ОТРАБОТКА РЕВОЛЮЦИОННЫХ МЕТОДОВ
   ГЛАВА V. ГЕРМАНИЯ ПРОСЫПАЕТСЯ
   ГЛАВА VI. ЕВРЕЙСТВО ОБЪЯВЛЯЕТ ВОЙНУ
   ГЛАВА VII. МНИМАЯ ВОЙНА БЫЛА ЗАКОНЧЕНА БОМБАРДИРОВКАМИ ГРАЖДАНСКИХ ОБЪЕКТОВ
   ГЛАВА VIII. ДУНКИРК И ПОСЛЕ
   ГЛАВА IX. ЧТО БУДЕТ?
   ГЛАВА X. РОЛЬ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА
   ГЛАВА XI. СТАТЬЯ 18 Б
   ГЛАВА XII. КТО ОСМЕЛИТСЯ?
   ЭПИЛОГ
   ЗАЯВЛЕНИЕ АРЧИБАЛЬДА РАМЗЕЯ СПИКЕРУ И ЧЛЕНАМ ПАРЛАМЕНТА ОТНОСИТЕЛЬНО ЕГО АРЕСТА И ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПО СТАТЬЕ 18 Б
   СПИСОК ОБВИНЕНИЙ, ПРЕДСТАВЛЕННЫХ КАК ОСНОВАНИЕ ДЛЯ МОЕГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ  И КОММЕНТАРИИ К НИМ
   ДОПОЛНЕНИЯ
  
   ПРОЛОГ
   Посвящается памяти патриотов, которые в 1215 г подписали Хартию Свобод (Magna Carta) в Раннимид,
 и тем, кто в 1320 г. подписали Декларацию Независимости в Арброат.
    
   Эдвард I изгнал евреев из Англии за множество преступлений и нарушений против благосостояния его королевства и его людей, которые были отражены в Своде Законов о Еврействе, принятом Парламентом в 1290 г.
   Король Франции вскоре сделал то же самое, а также и другие правители христианской Европы. Положение евреев стало настолько катастрофическим, что они направили экстренный Призыв о помощи и совете в Санхедрин, который тогда находился в Константинополе. Тот призыв был подписан раввином из Арлеса, Французской области Прованс, Шемором (Chemor) 13 января 1489 г.  Ответ пришел в ноябре того же года, он был за подписью "князя евреев". В нём евреям Европы был дан совет использовать тактику троянского коня: сделать своих сыновей христианскими священниками, юристами, докторами, аптекарями и т.д. и прилагать все усилия для разрушения христианской структуры изнутри.
   Первые серьезные отголоски этого совета имели место в Испании в период правления Фердинанда и Изабеллы. К тому времени многие евреи были записаны как христиане, но втайне они оставались верны своей религии и прилагали все усилия для разрушения христианской церкви в Испании. Ситуация там стала настолько серьезной, что для очистки страны от тех конспираторов была учреждена Инквизиция. В результате этого евреям опять пришлось покинуть очередную страну, чьим гостеприимством они злоупотребили.
   Евреи вынуждены были уйти в другие страны, где преследований против них в то время не было, много их осело в Голландии и Швейцарии. С тех пор те две страны стали центрами еврейских интриг. Но несмотря на то, что у евреев было место, где они могли жить, им нужна была сильная нация со значительным мореплавательным потенциалом, которую они бы могли использовать.
   Великобритания, незадолго до того объединенная под Джеймсом I, была растущей морской державой, чье влияние уже чувствовалось во всех уголках мира. Но, несмотря на мощь и потенциал Англии, в ее обществе имели место серьезные противоречия религиозного характера между католиками и протестантами, евреи их и решили использовать для своих целей. Они организовали кампанию по раздуванию этих противоречий, и они сумели достичь на этом поприще значительных успехов. Еще в ранней стадии той кампании они завербовали Кромвеля в качестве своего наемника, который сумел оттеснить короля со сцены, затем казнить его, после чего он разрешил евреям вернуться в Англию.
   ГЛАВА I
РЕВОЛЮЦИЯ В АНГЛИИ
   "Судьба повелела так, чтобы Англия стала первой страной, в которой произошла революция, серия которых еще не закончена."
   Этими туманными словами Исаак Дизраэли, отец Бенджамина, эрла [ 1 ] из Биконсфилда начал свое двухтомное описание жизни Чарльза I, опубликованного в 1851 г. Это произведение насыщено огромным количеством деталей; информация, как он утверждает, была взята на записей некоего Мельхиора де Салона, французского посланника в Англии в течение того периода.
   Книга начинается обзором старой Англии, основанной на христианстве и своих собственных древних традициях. С одной стороны -- объединение монархии, церкви, государства, знати и людей, а с другой -- зловещие очертания кальвинизма. Кальвин (Calvin), который прибыл в Женеву из Франции, где его имя писалось как Кауин (Cauin), вероятно отражающее попытку произнести имя Коган (Cohen) на французский манер. Кальвин взрастил и организовал большое количество революционных ораторов, немалое количества которых было послано в Англию и Шотландию. Таким образом под прикрытием религиозного движения была создана сеть агитаторов, которые явились катализатором и основанием революции. Тут стоит привести маленький факт из другого периода времени -- на конгрессе Бнай Брит в Париже, о котором сообщалось в Catholic Gazette в феврале 1936 г., было сделано утверждение, что Кальвин был еврей.
   Эти демагоги стали проповедовать строгое соблюдение "Шабата" (В субботу нельзя ничего делать, кроме отдыха). Цитируя Дизраэли, "страна была искусно разделена на тех, кто соблюдает Шабaт и на остальных". "Кальвин, [ 2 ] говорит далее Дизраэли, "считал, что Шабат, имея своим источником еврейскую религию, ограничен в своем соблюдении кругом святых людей...  Он продолжает свое повествование, говоря, что кальвинисты держали фактически всю страну в своей власти, "казалось, что религия, согласно им, состояла из шабатской казуистики и что Британский сенат был фактически превращен в компанию раввинов". И ниже он добавляет, "в 1650 г., после казни короля, был принят закон, согласно которому те, кто не соблюдал шабат, подвергались наказанию." Букингэм (Buckingham), Страффорд и Лод (Laud) были тремя главными фигурами в окружении короля в ранней стадии -- это были люди, которым была небезразлична судьба нации, кому были дороги ее традиции, и на чью лояльность Карл мог полагаться. Букингэм, который пользовался полным доверием короля Джеймса I, а также тех, кто спас его жизнь во время смуты, начатой каббалистами, был убит при таинственных обстоятельствах в ранние годы правления короля Чарльза.
   Страффорд, который поначалу поддерживал оппозиционную фракцию, затем отошел от них и стал сторонником короля.
   Эта оппозиционная фракция становилась всё более и более враждебной королю и, когда ее возглавил Пим (Рym), они решили провести импичмент Страффорду. "Король, -- пишет Дизраэли, -- считал ту фракцию своими врагами и он заявляет, что глава фракции был эрл Бэффорда. Согласно Волшу (Walsh), известному католическому историку, купец вин, еврей Россел (Roussel), основал ту семью во времена Тюдоров.
   После импичмента и казни Страффорда, силы, стоящие за растущим заговором кальвинистов (коганистов) начали выходить из-за кулис и еще более обнажать свои цели.
   В это время в Лондоне неожиданно стали появляться вооруженные банды боевиков. Опять цитируя Дизраэли -- "Их число доходило до десяти тысяч, и у них было настоящее оружие. Это была милиция повстанцев, которая готова была делать свою разрушительную работу дешево и в любое время. Когда видишь как эти банды, вооруженные кинжалами и дубинами, терроризируют город, то становиться совершенно ясно, что их появление это результат работы, которая была начата задолго до этого".
   Это было еще до казни Страффорда, когда эти банды впервые появились, и те, кто контролировал события из-за кулис, явно ставили своей целью провоцирование гражданской войны. Эти вооруженные банды запугивали многих, включая обе палаты Парламента и дворец. Впоследствии этот же метод был использован позже, во время революции во Франции.
   Исаак Дизраэли проводит поразительные параллели между революциями в Англии и Франции. Тактика прессы была в явную поддержку революции, страна была наводнена революционными памфлетами и листовками. С 1640 по 1660 гг. их вышло около тридцати тысяч. То же самое произошло позже во Франции, во время их смуты, там тоже выходило огромное количество революционных плакатов и памфлетов.
   Он продолжает -- "Рука, которая руководила всем этим из-за кулис, даже составила список пятидесяти девяти сторонников Страффорда, заклеймив их "Предателями Родины". Чья это рука? Но Дизраэли, который знал так много, тем не менее решил не снимать вуаль тайны с тех событий и предоставил читателю самому сделать соответствующие заключения.
   Чтобы сделать это, давайте обратимся к другим книгам, как например, Иудейская Энциклопедия, к работе Сомбарта "Евреи и современный капитализм" и др. И мы можем видеть, что Кромвель, главная фигура революции, был в тесном контакте с крупными еврейскими банкирами в Голландии, например Манассе Бен Израиль предоставил ему значительные суммы денег. В книге "Евреи в Англии" написано -- "В 1643 г. большой контингент евреев прибыл в Англию, они вращались вокруг дома посла Португалии Де Суза, который был маррано (еврей, формально принявший христианство).  Фернандес Карвахал (Carvajal), один из прибывших евреев, и заработавший кличку "Великий Еврей", стал главным подрядчиком и поставщиком армии.
   В январе предыдущего года попытка ареста пяти из новоприбывших явилась результатом мобилизации боевиков и беспорядков в городе. Появилось множество прокламаций, которые, согласно Дизраэли, "напоминали зловещий еврейский клич -- "Поднимайся, о Израиль!". Вскоре после тех событий король с семьей покинули дворец в Уайтхолле (Whitehall). Те пятеро, которых ранее пытались арестовать, вместе с боевиками и знаменами, совершили триумфальное шествие к Вестминстеру, где им был оказан восторженный прием. Таким образом была создана сцена для восхождения к власти еврея Карвахала с соплеменниками и их ставленника Кромвеля. Ситуация в стране была уже другая, разгорелась самая настоящая гражданская война. К 1647 г. Насеби был завоеван, а затем опять потерян. Король практически является пленником, но пока с ним обращаются как с почетным гостем в доме Холмби. Вот выдержка из письма, напечатанного в сентябре в газете Plain English (еженедельный обзор, издаваемый North British Publishing Co. и редактируемый лордом Алфредом Дугласом).
   Совет Старейшин Сиона существует гораздо дольше, чем подозревалось до сих пор. Мой друг, г-н Л.Д. Ван Валкерт (L. D. van Valckert) из Амстердама недавно прислал мне письмо, содержащее две выдержки из архива синагоги в Мюльхайме (Mulheim). Том, в котором они содержались, был потерян во время наполеоновской войны, но затем оказался во владении г-на Ван Валкерта. Он написан по-немецки и содержит выдержки из писем, посланных, а также полученных синагогой. Он мне послал копии нескольких писем. Одно из них датировано 16 июня 1647 г. "От O.K. (Оливера Кромвеля) к Эбенезеру Пратту. В обмен на финансовую поддержку буду бороться за разрешение евреям вернуться в Англию. Но это невозможно пока Чарльз жив. Но его нельзя казнить без суда, достаточные основания на данный момент не существуют. Поэтому я советую его убить, но сам не буду заниматься поиском человека, готового это сделать, хотя я согласен помочь организовать его побег."
   На это письмо был послан ответ следующего содержания. "12 июля 1647 г. Для O.K. от Э. Пратта.
   Предоставлю финансовую помощь как только Чарльз будет убран и евреям разрешен въезд. Убийство слишком опасно. Чарльзу надо предоставить возможность попытаться совершить побег. Это даст повод для его суда, после того как он будет схвачен, и казни. Поддержка будет щедрой, но до тех пор пока суд не начался вряд ли стоит обсуждать условия."
   Имея эту информацию в нашем распоряжении, мы в состоянии проанализировать шаги убийц короля.
   4 июня 1647 г. Корнет Джойс, действуя по секретному приказу от самого Кромвеля, который, согласно Дизраэли, не был известен даже командующему генералу Фэйрфаксу (Fairfax), захватил короля с помощью трехсот своих боевиков. Король в то время находился в доме Холмби. Дизраэли пишет, что "план был принят 30 мая на секретном совещании в доме Кромвеля, хотя позже Кромвель стал утверждать, что это было сделано без его участия".
   Это совпало с событиями в армии -- выходом на открытую арену радикальных группировок т.н. "левелеров" и "рационалистов" (Levellers, Rationalists). Цели первых выглядели весьма прогрессивно, они были за всеобщее избирательное право, но они также были и за "религиозную терпимость", т.е. они не видели ничего плохого в разрешении евреям селиться в Англии. Их доктрины были позже приняты теми, кто творил революцию во Франции, их можно назвать предшественниками коммунистического движения. Они организовали четыре "чистки" парламента, убирая тех, кто не согласен был идти у них на поводу.
   Возвращаясь к письму из синагоги Мулхайма от 12 июня 1647 г. и его коварного предложения использовать попытку короля к бегству как повод для его казни, король действительно совершил побег 12 ноября того года. Холлис и Лудлоу считают, что тот побег был замыслом Кромвеля.
   Исаак Дизраэли пишет -- "Современные историки решили, что со дня его депортации из Холмби и до его побега на остров Уайт (Wight) он каждый раз попадал в ловушки, поставленные для него Кромвелем." Тут вряд ли что можно добавить. Кромвель выполнял приказы, поступающие из синагоги, и сейчас ему только оставалось инсценировать показной суд.
   Пока продолжалось маневрирование сторон, стало ясно, что Палата Общин, даже после тех "чисток", предпочитала пойти на соглашение с королем. 5 декабря 1648 г. палата заседала всю ночь, пока не пришла к решению, что уступки со стороны короля достаточны для заключения соглашения.
   Но, естественно, если бы такое соглашение было заключено, Кромвель не получил бы тех денег, которые ему обещали евреи. Поэтому он решил нанести еще один удар. Ночью 6 декабря полковник Прайд (Pryde) провел последнюю и наиболее жестокую чистку Палаты Общин, которая вошла в историю под его именем "чистка Прайда". После той чистки там осталось всего пятьдесят членов, согласных проводить в жизнь политику, угодную Кромвелю. Та урезанная Палата Общин получила кличку "Rump" (зад). Они взяли на себя полную власть. 9 января был объявлен состав "Высшего Суда", которому надлежало судить короля. Две трети его членов были из армейской группы "левеллеров".
   Адджерион Сидней заявил Кромвелю: "Короля не может судить никакой суд, а что касается этого суда, так он вообще никого не может судить." Так писал Хью Росс Вильямсон в своей книге "Чарльз и Кромвель". Там он также пишет, что не нашлось ни одного английского юриста, который бы взялся сформулировать обвинения. Эта задача была в конце концов доверена "иностранцу", Исааку Дорислаусу.
   Вряд ли стоит напоминать, что тот Исаак Дорислаус был соплеменником Карвахала и Манассе Бен Израиля, а также других финансистов, которые платили Кромвелю его кровавые деньги. Евреям опять был разрешен въезд и проживание в Англии, несмотря на сильные протесты подкомитета Государственного Совета, который заявил, что евреи будут представлять серьезную угрозу государству и христианской религии. Пожалуй тот протест явился причиной почему королевский акт изгнания евреев не был отменен по сей день. "Революция в Англии, имевшая место при Чарльзе I -- пишет Исаак Дизраэли -- была как никакая другая до этого. С того времени и с того события мы можем различать различные фазы революции, как они отпечатались в нашей истории."
   Затем последовали другие революции, вдоль тех же линий, в частности во Франции. Из Протоколов Мудрецов Сиона, которые попали в наши руки в 1897 г., можно сделать недвусмысленное заключение на эту тему. Там есть примечательное предложение -- "Помните Французскую революцию, секреты ее подготовки нам хорошо известны, и это полностью наших рук дело."
   Те мудрецы могли бы дополнить то предложение, включив в него также тот факт, что и революция в Англии это их рук дело. Но даже после свержения и казни короля, нелегкая проблема подавления недовольства в стране не была решена. Шотландия была за королевство, и они объявили королем Чарльза II. Армия Кромвеля выступила против Шотландии, подавляя сопротивление с помощью иудейской жестокости, но Шотландия, тем не менее, оставалась верна своему королю. Кромвель также был вынужден разрешить Шотландии сохранить свою Пресвитерианскую форму христианства. Постепенно вся Англия вернулась на те же позиции в отношении королевской формы правления, что и Шотландия. И после смерти Кромвеля на престол в Англии был восстановлен король, Чарльз II, который был вывезен из Англии в юном возрасте и который вернулся туда в 1660 г. Но королевство уже было иным, в него внедрились враги монархии, и они продолжали свою разрушительную работу. Следующим этапом их деятельности было расчленить страну по линии религии, чем они и занялись, возобновив пропаганду против Ватикана. А сделав то дело, они стали подбираться к контролю над финансами королевства. Евреи, множество которых к тому времени проникло в страну, серьезно занимались этой деятельностью. Чарльз, похоже, не осознавал всю глубину и опасность планов еврейства. Мудрость и опыт Эдварда I рассеялись во время того периода, когда страна была изолирована от еврейского вируса.
   Когда Джеймс II взошел на престол, против него началась враждебная пропаганда. Появилось множество памфлетов и листовок, самые злобные из которых были напечатаны в Голландии. Страна превратилась в арену действия всех недовольных. Королю сообщили, что муж его сестры присоединился к заговорщикам, но он отказался принять это всерьез, пока, наконец, не поступили известия, что военные приготовления против него уже начались.
   Главной фигурой из тех, кто покинул Джеймса в тот критический период был Джон Черчилль, первый граф Марлборо. В Иудейской Энциклопедии написано, что этот граф в течение многих лет получал не меньше, чем 6 тысяч фунтов стерлингов в год от голландского еврея Соломона Медины.
   Главная цель революции была достигнута в 1694 г., когда было получено королевское согласие на основание т.н. "Банка Англии" и введено понятие и практика "национального (государственного) долга". Свод законов, принятый для этого, передал права печатать деньги анонимному комитету, поставил личное и национальное достояние на золотой стандарт и дал возможность интернациональным банкирам брать в качестве залога на заем государственные налоги. Это был очень значительный "скачок вперед" по сравнению с тем, что до этого могли надеяться получить банкиры от финансовых операций. Таким образом были введены в действие финансовые механизмы, которые свели личные состояния и национальные богатства на призрачные условия золотого стандарта. А учитывая, что евреи к тому времени практически контролировали золото мира, то они получили возможность выкачивать богатство стран, которое до этого принадлежало их народам. [ 3 ]
   Вскоре Шотландию вынудили принять условия политического и экономического союза. Тот союз был неравноправным, его проведение в жизнь сопровождалось массовой коррупцией. Это вызвало протесты от каждого района и муниципалитета. Главной целью того союза было упразднить Королевский Монетный Двор в Шотландии и навязать на них ответственность за "государственный долг". Контроль банкиров в Англии теперь был полным, но для них все-таки оставалась опасность, что члены нового объединенного парламента задумаются над сложившейся ситуацией и попытаются ее изменить. Чтоб воспрепятствовать этому, новые господа организовали партийную систему в политике, что давало им возможность контролировать политическую жизнь страны. Это был очень умный ход, он серьезно подорвал политические возможности тех, кто выступал на выборах с позиций народной, националистической платформы. Используя свое финансовое могущество, а также их контроль над прессой, они могли все сделать так, чтобы их ставленники и их политика были бы предоставлены народу в самом благоприятном свете.
   Золото вскоре стало основой для займов, причем банкиры, согласно закону, могли давать займы на сумму в десять раз превышающую их наличный капитал, т.е. если банк имел золота на миллион, то он мог давать бумажных денег в качестве займов на 10 миллионов. Это самый настоящий рэкет и этот карточный домик не обваливается лишь до тех пор, пока все вкладчики одновременно не потребовали своих денег. Когда такое случается, то у банка нет денег, чтобы возвращать вклады. Прибыли при такой организации банковского бизнеса становятся поистине астрономическими -- на каждые 100 фунтов реальных денег, по которым банк должен платить проценты вкладчикам, он сдирает гораздо более высокие проценты от займов, которых он может давать на 1000 фунтов. Т.е. даже при трехпроцентной ставке банкир может сдирать 30 фунтов с каждых 100! И все, что он должен для этого сделать это провести несколько записей в своих книгах. Для сравнения, владелец участка земли стоимостью 100 фунтов должен работать от зари до заката, чтобы заработать, если повезет, четыре процента в год от стоимости той земли.
   Конечный итог такой ситуации легко было предвидеть -- банкиры станут миллионерами, а те, кто имел землю, работая на ней, потеряют все. Этот процесс перекачивания денег неуклонно продолжался с тех времен. Он был очень хитро замаскирован как экспроприация средств от эксплуататоров, которые в глазах людей были землевладельцами. Но в действительности это было не так. Это было продуманное разрушение класса людей, которые производили реальные ценности, работая на земле. При новой системе их достояние неизбежно переходило к еврейским финансистам и их приспешникам.
   ГЛАВА II
РЕВОЛЮЦИЯ ВО ФРАНЦИИ
   Революция во Франции 1789 г. была наиболее потрясающим событием в истории Европы со времени падения Рима. 
   В мире объявился новый феномен. Никогда еще до этого не было случая, чтобы толпа сумела организовать успешную революцию против всех других классов в государстве под благородными, но бессмысленными лозунгами и с помощью методов, которые не имели ничего общего с принципами, провозглашенными в тех лозунгах. 
   В истории еще не было такого, чтобы какая-либо часть общества нации сумела победить другие части общества, причем не только победить, но и также смести практически все институты и традиции культурной жизни нации -- королевский дом, религию, духовенство, знать, законы, национальный флаг, календарь, даже тематику и образы, выраженные в монетах.
   Такие события заслуживают самого пристального внимания, особенно ввиду того факта, что затем подобное имело место и в некоторых других странах.
   Исследуя этот вопрос, мы увидим, что та революция не была делом рук французов, чтобы улучшить жизнь во Франции. Это было делом рук чужого элемента, и их целью было разрушить все, что представляло традиционную Францию.
   Это заключение поддерживается тем фактом, что в революционных советах было много "иностранцев", особенно на высоких постах, это отражено в наблюдениях Вальтера Скотта, Робеспьера и других. До нас дошли многие из тех имен, и совершенно ясно, что они были не англичанами, немцами, итальянцами -- они были евреями. 
   Давайте посмотрим, что сами евреи говорили на эту тему. 
   "Помните Французскую революцию, к которой мы добавили слово "Великая". Секреты ее подготовки нам хорошо известны, ибо она наших рук дело." Это из протоколов Мудрецов Сиона (номер 7). 
   "Мы были первыми, кто бросил клич массам -- "Свобода! Равенство! Братство!" Христианские дураки слетелись на эту приманку со всех сторон и таким образом растащили благополучие мира. Так называемые христианские мудрецы оказались настолько тупыми, что они не видели, что и природе нет равенства и не может быть свободы." (Протоколы...)
   Обладая этой информацией, мы сумеем дойти до самых скрытых тайн того, что же на самом деле произошло во Франции, в период времени, именуемым "французской революцией". После этого затуманенная картина тех событий и личностей, их творящих, должна проясниться. А когда мы начнем проводить параллели между Францией 1789 г., Англией 1640 г., Россией 1917, Германией и Венгрией 1918-19 гг., Испанией 1936 г., мы сможем убедиться, что те потрясения разных обществ проводились умышленно, по четко разработанному плану. 
   "Революция -- это удар, нанесенный стране, находящейся в состоянии паралича." Точнее вряд ли скажешь. Но, конечно, стоит добавить, что железная организация и огромные ресурсы, а также хитрость, коварство, секретность и конспирация требуются для успешного завершения подобных предприятий.
   Это поразительно, что люди могут поверить в сказку, что "толпа" или "народ" когда-либо могли или смогут предпринять такую сложную операцию как организация революционного переворота. И это очень опасное непонимание, оно означает неумение распознать сущность и важность событий, ведущих к революции, распознать источник и фокус революционного движения. Процесс организации революции имеет своей начальной стадией введение страны в состояние паралича. Только во второй стадии наносится удар или серия ударов. Это для первой стадии -- введения состояния парализованности -- требуется секретность. Ее признаками являются огромная финансовая задолженность, потеря контроля над массами, над источниками информации и существование тайных обществ и организаций, находящихся под контролем чужого элемента. Страна, доведенная до такой стадии, обречена.
   Задолженность государства, особенно мировым банкирам, это самый важный элемент контроля. С его помощью банкиры подчиняют руководителей государства и захватывают контроль над политической жизнью страны. После того как хватка задолженности установлена, следует контроль всех форм и средств массовой информации, а также контроль над промышленной жизнью страны. Сцена для нанесения революционного удара таким образом установлена. Смертельная хватка руки банковского капитала парализует страну, в то время как левые силы, мобилизованные для революции, наносят удар. Моральный упадок народа также способствует ослаблению его воли к сопротивлению.
   К 1780 г. финансовый паралич приобретал размах во Франции. Финансисты мира к тому времени держали финансы Франции под своим контролем. "Они владели такой значительной частью мирового золота и серебра, что большинство европейских стран находилось у них в долгу, включая Францию." Так пишет Макнэйр Вильсон (McNair Wilson) в книге "Жизнь Наполеона". Он продолжает -- "В экономической структуре Европы происходили фундаментальные перемены -- основа богатства стран была подменена на "государственную задолженность." В старой Европе богатство стран измерялось в земельных угодьях, запасах полезных ископаемых и их добыче, степени развития сельского хозяйства -- богатстве урожаев, поголовье скота, но все это начало искусственным образом заменяться новым стандартом, формой денег, которым было дано название "кредит".
   Долги Французского королевства были значительными, но страна с ними вполне могла бы справиться, если бы не тот факт, что они были в золоте, которое во Франции не добывалось и которое находилось под контролем банкиров. Если бы советники короля приняли решение выпустить ценные бумаги, основой которых были реальные богатства Франции, например, ее земельные угодья, то ситуацию можно было бы взять под контроль. Но так получилось, что они не сумели разорвать оковы новой системы, навязанной мировыми ростовщиками, чьими условиями были золото или серебро, известных залежей которых во Франции не было. [ 4 ]
   Так кто же были властителями этой новой долговой системы, эти манипуляторы золота и серебра, которые сумели опрокинуть финансовую систему Европы, заменив реальные богатства миллионами и миллионами их ростовщических займов? 
   Леди Квинсборо (Queensborough) в своей книге "Теократия Оккульта" (Occult Theocracy) представляет некоторые известные имена, которые она взяла из книги "Антисемитизм" (L'Anti-Semitisme) еврея Бернарда Лазаря (Bernard Lazare), вышедшей в 1894 г. Он приводит имена Бенжамина Голдсмита и его брата Абрама. Они, вместе со своим партнером Мозесом Мокатта, действовали в Лондоне. Его племянник Мозес Монтифиоре (Moses Montifiore) был непосредственно связан с финансированием революции во Франции, вместе с Даниэлем Итциком из Берлина и затем Дэвидом Фридландером и Герцем Церфбеером из Альсаца. Обращаясь к Протоколам, мы видим в номере 20 -- "Золотой стандарт принес разрушение государствам, которые его приняли, т.к. по нему было невозможно удовлетворить спрос на деньги, особенно когда мы сокращали оборот золота."
   Примечательно также следующее предложение -- "Займы висят как Дамоклов меч над головами властителей, которые идут к нам чуть ли не с протянутой рукой."
   Все эти слова хорошо описывают то, что творилось во Франции. 
   А вот описание сэра Вальтера Скотта из его книги "Жизнь Наполеона" т.1 -- "Эти финансисты использовали правительство как ростовщики используют обанкротившихся мотов, которые одной рукой поощряют их привычки, в то время как другой выжимают из них все соки. Длинная цепь подобных грабительских займов и различные права и условия, данные в качестве залога, привела финансовые дела Франции в состояние полного хаоса." 
   Министром финансов короля Луиса в течение тех последних лет был Некер (Necker), "швейцарец" немецкого происхождения, сын немецкого профессора, о котором Макнэйр Вильсон пишет -- "Некер получил право войти в руководство королевской казны как представитель финансистов, от чьих займов зависел король." 
   Можно представить какую политику проводил тот Некер, а если мы также упомянем тот факт, что он до этого спекулировал на бирже, мы будем готовы поверить в то, что под его контролем финансовые дела Франции резко ухудшились, что к концу тех четырех лет, пока он заправлял казной, королевское правительство вынуждено было залезть в дополнительные долги на сумму в 170 миллионов фунтов стерлингов.
   Следует также отметить тот факт, что в 1730 г. во Франции появились первые масонские ложи, которые были внесены туда из Англии. К 1771 г. масонство достигло таких размахов, что Филипп, граф Шартра (Due de Chartres), а позже Орлеанский (d'Orleans) стал главным масоном. И хотя в те времена эта разновидность масонства была достаточно безобидной и по своей политике и по составу, главенствующие лица, как показали последующие события, были беспощадными и коварными в проведении своей кровавой политики. Тут надо отметить, что граф Орлеанский был не таким. И хотя он был беспринципным человеком, ведущим распутную жизнь, его планы ограничивались свержением короля и установлением конституционной монархии, где он был бы монархом. Обладая весьма ограниченным умом, он стал удобным инструментом для первой и наиболее умеренной стадии революции, послушным исполнителем воли людей, которых он едва знал, и которые послали его под гильотину вскоре после того как он сыграл отведенную ему роль. Маркиз Мирабо (de Mirabeau), известный французский оратор, который сменил графа Орлеанского в качестве ведущей фигуры революции, играл примерно ту же роль. Он был человеком гораздо более высоких способностей, но его роскошная жизнь затянула его в долги. Адам Вайзхаупт, глава тайного общества Иллюминати, которое было организовано каббалистскими евреями, отдал указание еврейским ростовщикам выйти на контакт с Мирабо для использования его положения в своих интересах. Мозес Мендельсон представил Мирабо жене еврея Герца, которая приложила максимум усилий, чтобы начать роман, который еще больше затянул Мирабо в долги. После этого Мирабо оказался под полным контролем еврейских ростовщиков. После этого он был готов для работы с организацией Иллюминати, чьей главой во Франции был Мендельсон. Ему было дано задание убедить герцога Орлеанского начать работу по переводу национальных, т.н. "синих" масонов под контроль Великого Восточного Масонского Ордена (Grand Orient Lodge).
   В 1773 г. Мирабо представил герцога Орлеанского и Таллеранда самому Вайсхаупту, который посвятил их в масоны Великого Восточного Ордена.
   Тут мы отвлечемся ненадолго от Франции, чтобы показать как могло так получиться, чтобы евреев стали принимать в масонские ложи. В 1776 г., когда была подписана Американская Декларация Независимости, Вайсхаупт сделал Баварское общество Иллюминати официальным. Эта дата часто приводится как год создания Иллюминати, что неверно, это тайное общество было создано за шесть лет до того.
   Среди членов Ордена были поэт Гете, герцог Карл Август фон Веймар, герцог Фердинанд фон Браун Брауншвейг, Барон фон Дальберг, Барон фон Книгге и многие другие.
   В 1777 г. Вайсхаупт был зачислен в масонскую ложу "Теодор" в Мюнхене, вскоре после чего он стал проводить туда своих людей.
   16 июля 1782 г. в Вильгельмсбаде был заключен союз между масонами и Баварской Иллюминати. Тот пакт объединил в общей сложности несколько сотен тысяч членов тех тайных обществ. Согласно ему евреям был открыт доступ в масонские ложи. В старой Европе евреи не были вхожи в общество тех стран, где они жили, но как мы видим, они сумели изменить ситуацию в свою пользу.
   Ротшильды контролировали Баварскую Иллюминати, таким образом, после ее объединения с масонами они стали контролировать и другие тайные ложи.
   В 1785 г. произошло необычайное событие -- молния убила посланника от Иллюминати, произошло это в Ратисбоне. Полиция обнаружила на трупе бумаги, в которых описывались планы мировой революции. После этого принц Баварии приказал провести обыск в домах руководителей Иллюминати. В доме фон Цвака (von Zwack), первого помощника Вайсхаупта, было обнаружено большое количество документов, в которых описывались планы по созданию революции.
   Настолько серьезными и далеко идущими были те планы, что принц Баварии приказал их опубликовать. Вайсхаупт был снят с профессорской должности, после чего он бежал вместе с герцогом Саксе-Гота (Saxe-Gotha), тоже членом Иллюминати.
   Французские власти также были оповещены, но процесс паралича уже до такой степени охватил Францию, что никаких действий предпринято не было.
   Отсидев бурю, члены Иллюминати возобновили свою работу, но уже под именем "Немецкий Союз". Расчеты заговорщиков оправдались -- люди и не подозревали о реальной сущности того "союза", думая, что с тем зловещим тайным обществом и его идеями было навсегда покончено.
   Число масонов во Франции росло, там были лоджии Великого Восточного Ордена, прямого орудия мировой революции, а также "синих" или национальных масонов, которые, как мы уже указали, в 1773 г. были объединены под контролем Великого Восточного Ордена. К 1789 г. во Франции было более двух тысяч масонских лож с общим числом членов более 100 тыс. Т.е. еврейское секретное общество Иллюминати контролировало немалую армию масонов. "Национальные" масоны вряд ли подозревали какова реальная сущность масонов Великого Восточного Ордена и тех, кто их контролирует. Имя "Иллюминати" означает "осветители", "носители света", света, который им дал Люцифер.
   К моменту когда Генеральный Совет (Estates General) провел заседание в Версале 5 мая 1789 г., паралич исполнительной власти ввиду проникновения агентов тайных обществ во все ее эшелоны был полным. К тому времени также значительно усилился контроль общественного мнения чужим элементом, через посредство их контроля над прессой, а также значительной активности в распространении слухов, прокламаций, листовок, памфлетов и пр. К 1780 г. весь доход герцога Орлеанского, составляющий 800 тыс. ливров, благодаря его роскошной жизни, а также пристрастием к азартным играм, был переписан финансистам в качестве залога на их займы. А в следующем году он вынужден был также переписать на них всю свою недвижимость -- дворец, поместья, виллу. В обмен они обязывались предоставить ему место для проживания. В домах, прежде принадлежавших ему, были организованы центры для атлетических состязаний, театры, картинные галереи, дискуссионные клубы, они стали центрами обработки масс в желаемом направлении под прикрытием вроде бы далеко нереволюционных заведений. Там также было установлено типографское оборудование, на котором стали печатать массу воззваний, направленных против правящей структуры. Новые финансовые хозяева герцога Орлеанского использовали его имя и его бывшие дома для того, чтобы распространять новую идеологию в различных слоях масс, используя для этого разные методы -- от публичных и игорных домов и таверн до театров и художественных галерей. В зависимости от типа людей, посещавших то или иное заведение, набор методов воздействия был соответствующий, но все они несли в себе революционную пропаганду.
   Скаддер, автор книги "Принц крови" (Prince of Blood, Scudder) пишет -- "Эти заведения требовали значительных усилий от департамента полиции, больше, чем весь остальной город. Интересный факт - главный управляющий, назначенный финансистами для управления имуществом герцога Орлеанского, был некий Де Лаклос (de Laclos), политический авантюрист "иностранного происхождения", автор серии порнографических работ, из которых наиболее известной была "Опасные связи" (Liaisons Dangereuses). Он любил говорить, что он "изучает политику любви из-за его любви к политике". Этот неослабевающий поток разврата и разрушительной пропаганды сопровождался систематическими нападками самого злобного и низкопробного сорта на любое общественное лицо, которого якобинцы считали преградой для достижения своих целей. Эти методы даже получили название -- "L'infamie", бесчестие.
   Мария Антуанетта, жена Луиса, стала одной из главных целей тех методов. Ее еврейские мучители не останавливались ни перед чем, ни даже перед самыми грязными, невероятными и низкопробными оскорблениями и клеветой.
   Более умная, энергичная, чем мягкий, слабохарактерный Луис, она явно представляла из себя серьезное препятствие для революции. Но даже Мария Антуанета не понимала сущности заговора, набиравшего силу в ее стране. В частности она не понимала сущности масонства и роли, которую оно играло в подготовке революции. И это несмотря на то, что ее сестра из Австрии неоднократно предупреждала ее об этой угрозе. Вот выдержка из письма Марии Антуанеты своей сестре -- "Я считаю, что ты слишком преувеличиваешь роль масонов во Франции. Их значимость тут значительно меньше, чем, возможно, в других странах Европы. Тут все открыто и все знают. Где же может быть эта их опасность? Если бы они были политическим тайным обществом, тогда да, были бы основания для беспокойства. Но правительство как раз наоборот разрешает им расти, их главными занятиями являются благотворительность и союз (из текста не ясно какой союз -- переводчик). Они поют, дебатируют, и король уже выражал свое мнение, что такие люди не организуют перевороты. Они также не являются обществом атеистов, часто можно слышать, что имя господа у них у всех на устах. Они много занимаются благотворительной деятельностью. Они заботятся о детях своих бедных членов, а также о сиротах умерших членов. Они заботятся о воспитании своих дочерей."
   Можно представить как смеялись Вайсхаупт и Мендельсон, когда их агенты сообщили им о мнении королевы! Они знали, что ожидает Францию и королеву, и это были они, которые в назначенный час развернули все эти тайные общества на выполнение реальных задач, для которых они были взращены.
   Граф Сен-Жермейн (compte de Saint Germain) также предупреждал Марию Антуанету о заговоре, направленном против нее. Но она опять не предприняла никаких действий.
   С целью посеять недовольство и вызвать беспорядки был задуман и проведен в жизнь план по созданию нехватки хлеба в Париже. Его инициаторами были финансисты и спекулянты зерном. В то же время агент якобинцев заказал якобы от имени королевы бриллиантовое ожерелье стоимостью почти в четверть миллиона. Королева и не подозревала об этом. И когда ожерелье было ей доставлено, то она, естественно, отказалась его принять, отрицая свое участие в той афере. Она заявила, что во время, когда Франция испытывает такие трудности, королевская семья не может и помышлять, чтобы заказывать себе подобные вещи. Но тем не менее разыгрался скандал, он был искусно спровоцирован прессой конспираторов, которая, в своей обычной манере, представила искаженную картину. 
   Но даже это не было пределом их изощренности. Заговорщики наняли одну проститутку, чтобы та переоделась как королева. Они написали письмо, как будто от королевы к принцу Роану (de Rohan), где выражалась просьба организовать тайную встречу, чтобы помочь королеве принять решение относительно того ожерелья. В письме предлагалось встретиться в бывшем дворце герцога Орлеанского, который к тому времени стал осиным гнездом революционеров. А затем эту утку подхватила пресса революционеров, опустившаяся, по своему обычаю, до самых злобных и непристойных комментариев, на которые у них хватило воображения. Дирижировал этим из-за кулис некий Калиостро, еврей из Палермо, чье настоящее имя было Иосиф Бальзамо, специалист по каббалистическим ритуалам и член Иллюминати, который был туда посвящен во Франкфурте в 1774 г. самим Вайсхауптом.
   После того как ожерелье отслужило свою цель, оно было послано в Лондон, большую часть бриллиантов взял еврей Элиасон. 
   Подобные скандалы были также инсценированы против многих других честных людей, которые оказывали сопротивление тактике якобинских клубов. Такая деятельность со стороны революционеров продолжалась почти десятилетие, что явилось серьезным фактором в приведении французского общества в состояние паралича и прострации.
   Таким образом, к 1789 г., когда финансисты вынудили короля созвать Генеральный Совет, первый этап их революционных планов был завершен -- страна была парализована. Оставалось нанести серию продуманных ударов, чтобы разрушить власть короля, церковь, законодательную основу жизни общества, традиции, культуру. А когда все это будет закончено, то из жителей страны легче будет делать рабов чужого финансового владычества.
   Начиная с 1789 г. была принята и стала претворятся в жизнь целая серия революционных актов, каждый последующий из которых был все более и более кровавым. Те акты отражали программы все новых и новых лидеров революции, вступающих на сцену. Каждый из тех лидеров был марионеткой реальных сил, действующих из-за кулис. Те силы убирали лидеров, которые уже сыграли свою роль, вводя на их место все новых и новых, в то время как головы их предшественников скатывались в корзину гильотины, где до этого побывали головы их вчерашних жертв.
   Филипп, герцог Орлеанский, был использован для подготовки основ революции. Его имя использовалось для защиты создаваемых революционных клубов, для придания им надлежащего статуса, ореола популярности, законности. Оно также использовалось для популяризации масонства. Это от его имени был организован "марш женщин" на Версаль. Большинство из тех "женщин" были переодетыми мужчинами, агентами финансистов. 
   Герцог Орлеанский полагал, что он будет провозглашен "демократическим королем" после того как толпа убьет Луиса и Антуанету. Он был типичной марионеткой закулисных деятелей, который не понимал ни их целей, ни методов.
   Взять, например, тот марш на Версаль. Его организаторы имели целью вынудить короля переехать в Париж, который уже находился под властью Коммуны, там заправляли якобинцы, и армия его не могла бы там защитить.
   Финансисты продолжали использовать Филиппа до момента, когда проводилось голосование, решающее жить ли Луису или нет. Филипп был первым, поднявшим руку в том открытом голосовании за смерть своего двоюродного брата. После этого он был уже не нужен, и вскоре его собственная голова покатилась в корзину под улюлюканье толпы. 
   Мирабо, другой деятель революции, также не понимал какие цели преследуют ее организаторы. Он думал, что цели революции будут достигнуты, и она должна будет прекратиться после того как власть Луиса будет обрамлена сводом демократических законов, а сам Мирабо станет его высшим советником.
   Он не желал никакого насилия против короля, он даже приложил много усилий, чтобы вывезти Луиса из Парижа, чтобы тот мог возглавить лояльных генералов, под чьим командованием находилась тогда еще армия.
   Мирабо был одним из последних умеренных лидеров, которые доминировали среди якобинцев, этих клубов, которые выросли из масонских лоджий. Это был голос Мирабо, его воля, его сильные аргументы, которые сдерживали все возрастающую ярость фанатиков из якобинских клубов.
   Наверно все же он понял под конец силу и сущность того демона, на взращивание которого он потратил столько энергии. В своей последней попытке спасти королевскую семью он сумел перекричать фанатиков-смутьянов в якобинском клубе. В тот же вечер он был мертв, и, согласно автору книги "Бриллиантовое ожерелье" (The Diamond Necklace), "Луис подозревал, что Мирабо был отравлен." Таким образом, как и Филипп Орлеанский, а позже Дантон и Робеспьер, Мирабо также был убран со сцены после того как он сыграл отведенную ему роль. В Протоколе 15 мы можем читать следующее -- "Мы казним масонов таким образом, что никто ничего и не заподозрит."
   "Так мы будем обходиться с теми масонами, которые слишком много знают.", записано о Протоколах далее.
   В своей книге "Жизнь Мирабо" Е.Скаддер (Life of Mirabeau, E. Scudder) пишет -- "Он умер когда революция все еще могла быть остановлена."
   На первых стадиях революции на сцене был также Лафайет (Lafayette). Он был одним из тех простых масонов, которые были затянуты в водоворот событий, не понимая кто ими заправлял и куда это все катилось. Он был популярной фигурой революции, несмотря на то, что он очень сурово подавил несколько случаев беспорядков, в частности марш женщин на Версаль, атаку на Тюльер (Tuilleries), a также на Марсовых полях (Champs de Mars). Он также хотел установить демократическую монархию и не желал допустить никакой угрозы королю, ни даже от Филиппа Орлеанского, к которому он стал относиться крайне враждебно после того марша женщин на Версаль, считая, что Филипп добивался убийства короля и узурпации короны. 
   Лафайет явно стал препятствием организаторам революции, и его послали на войну с Австрией, которую Ассамблея вынудила Луиса объявить. Позже Лафайет сумел вернуться в Париж в попытке спасти короля, но его опять послали на войну. Затем умер Мирабо, после чего судьба Луиса была решена.
   Сценой теперь заправляли необузданные фигуры Дантона, Марата, Робеспьера и фанатики якобинских клубов.
   В сентябре 1792 г. были совершены "сентябрьские убийства" -- восемь тысяч человек были убиты в тюрьмах только в одном Париже. Те жертвы были ранее арестованы и заключены в тюрьму неким Мануэлем, "прокурором коммуны".  Сэр Вальтер Скотт, без сомнения, разобрался во многих аспектах закулисных махинаций, с помощью которых вершилась та революция. Во II томе книги "Жизнь Наполеона" он пишет (стр. 30) "Парижская коммуна, которая по существу была Санхедрином якобинцев, жаждала крови." А на стр. 56 мы можем читать -- "Власть якобинцев в Париже была неоспорима, где Робеспьер, Дантон и Марат были высокопоставленными членами синагоги." (курсив автора). Вальтер Скотт также пишет -- "Главными лидерами коммуны, похоже, были иностранцы. Некоторые из них заслуживают внимания. Одним из них был некий Клодеро де Лаклос (Clodero de Laclos), управляющий делами бывшего дворца герцога Орлеанского. Говорили, что он родом из Испании. Там также был уже упомянутый Мануэль. Он был инициатором атаки на королевскую семью, которая завершилась казнью Луиса и Антуанеты. Там был и некий "Давид маляр", ведущий член т.н. "Комитета Народной Безопасности", который вершил "суды" над своими жертвами. Его голос возвышался над другими и всегда призывал к смерти. Сэр Вальтер Скотт пишет, что один из его сообщников даже употреблял выражение "давайте выжмем сегодня побольше красного." Это был Давид, который ввел культ Высшего Божества и организовал проведение языческих ритуалов, которыми были заменено христианское богослужение. Это также описано в книге "Жизнь Наполеона".
   В революции во Франции также заправляли Рейбель и Гоир (Reubel, Gohir), которые были одними из пяти "директоров", которые вместе с т.н. Советом Старейшин и составе "Директората" (Directoire) стали, после падения Робеспьера, фактически исполнять функции правительства.
   Туг стоит обратить внимание на выражения "директоры", "старейшины" -- они еврейские.
   Следует отметить, что это важное исследование Вальтера Скотта в 9 томах, которое излагает так много деталей о революции во Франции, никогда не было переиздано, и, в отличие от его других работ, ту книгу достать практически невозможно. Те, кто знаком с еврейскими методами, могут оценить всю значимость этого факта, и насколько он придает веса исследованию английского историка.
   Давайте теперь вернемся в революционный Париж. После падения Мирабо Робеспьер, казалось, захватил контроль, но так ли это было на самом деле? Давайте заглянем в книгу Г. Реньера "Жизнь Робеспьера" (G. Renier, Life of Robespierre), которому, похоже, было известно много еврейских тайн. "С апреля по июль 1794 г. (когда Робеспьер пал), террор достиг своего апогея. Но тот террор никогда не был результатом политики одного человека, а уж менее всего Робеспьера. Власть принадлежала "Комитету Народной Безопасности", состоящим примерно из 20 человек."
   Вот еще одна выдержка из той книги -- "28 июля 1794 г. Робеспьер прочитал длинную речь перед собранием, в которой содержались обвинения общего типа и намеки на закулисных махинаторов революции. "Я не хочу называть их в настоящий момент, и с этой трибуны. Я не могу заставить себя разорвать эту вуаль, которая покрывает эту тайну морального упадка. Но я могу подтвердить без всяких сомнений, что организаторами этого заговора являются агенты системы коррупции, самой сильной, придуманной иностранцами, чтобы разрушить Республику. Я имею в виду нечистых апостолов атеизма и аморальности, которые являются ее основой."
   Г-н Реньер пишет далее -- "Если бы он не произнес те слова, победа могла быть его." Этими словами Реньер фактически говорит то, чего недоговорил Робеспьер.
   Намеки Робеспьера на "таинственных иностранцев, распространяющих коррупцию", были направлены слишком близко к цели, еще немного и правда бы вышла наружу.
   В два часа ночи после того выступления Робеспьер был ранен, пуля угодила ему в челюсть, а на следующее утро его потащили на гильотину.
   Тут опять стоит вспомнить зловещее напоминание из Протоколов (номер 15) -- "Таким образом мы будем расправляться со всеми масонами, которые слишком много знают."
   Туг следует отметить, что президент Линкольн был убит при подобных обстоятельствах еврейским убийцей в вечер того же дня, когда он заявил, что он планирует выпускать американские деньги правительством, без выплаты процентов банкирам, так же как он делал для финансирования Гражданской войны.
   ГЛАВА III
РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ [ 5 ]
   Франсуа Коти (Francois Coty), известный промышленник, написал в газете Фигаро от 20 февраля 1932 г. "Субсидии, предоставленные революционерам в период, начиная с 1905 г. банком Шиффа, Лоеба и Куна (Schiff, Loeb, Kuhn) из Нью-Йорка никак нельзя считать отдельными актами щедрости. Целая сеть террористических организаций была создана на эти деньги Она покрыла Россию их агентами."
   Создание евреями террористических банд в стране, где они постановили совершить революцию, неважно как они называются -- "народники" или "нигилисты", как в России, "священные банды" и "марсельезы", как во Франции, или "оперативники" в Англии при Чарльзе I, это их отработанный метод. Есть и масса других методов, применяемых в зависимости от конкретной ситуации. Например, Яков Шифф финансировал Японию в ее войне с Россией, о чем, кстати, можно прочитать в Иудейской Энциклопедии.
   После той войны немедленно последовала попытка широкомасштабной революции, но она не удалась. Зато следующая попытка, десять лет спустя, оказалась победной.
   3 января 1906 г. министр иностранных дел России предоставил царю доклад о той революции с анализом того, кто ее организовывал. Позже, 13 июля 1918, газета "American Hebrew" ("Американский еврей") дала оценку ситуации, которая во многом походила на доклад, подготовленный для царя двенадцать лет до этого -- "События, имевшие место в России в 1905 г. указывают, что революционное движение имеет явный интернациональный характер. В распоряжении революционеров имеются значительные количества оружия, доставленного из-за границы, а также очень значительные денежные средства. Из этого можно заключить, что определенные могущественные иностранные капиталистические организации заинтересованы в поддержке революционного движения. Если мы добавим к этому что, как было доказано вне всякого сомнения, очень значительную часть этого движения составляют евреи, как лидеры организаций, всегда самый громкий элемент революции, мы вполне можем допустить, что вышеупомянутая поддержка русского революционного движения идет от еврейских капиталистических кругов."
   Предположение об иностранном контроле над революцией в том докладе царю были весьма обоснованы. Они были подтверждены и другим официальным документом, написанным в разгар революции в 1918 г. представителем правительства Нидерландов в Петербурге Одендайком (Oudendyke), который также представлял интересы Англии в России после того как большевики разорвали дипломатические отношения с Лондоном.
   Тот доклад был адресован министру иностранных дел Англии лорду Балфуру (Balfour) и английское правительство придало ему настолько серьезное значение, что они его включили в "Белую Книгу" о большевизме, выпущенную в апреле 1919 г. В ней написано следующее -- "Я считаю, что незамедлительное подавление большевизма является самым важным вопросом, который сейчас стоит перед миром, не исключая даже войну, которая бушует до сих пор. И если большевизм не будет уничтожен в зародыше, он начнет распространяться по Европе, да и по всему миру, в том или ином обличье, т.к. он организован евреями, у которых нет своей страны, и которые стараются разрушить существующий строй в странах, где они живут. Единственный способ убрать опасность это всем странам принять совместные меры."
   Еще более яркий свет на те события был пролит в статье М.Когана, напечатанной в Харьковской газете "Коммунист" [ 6 ] 12 апреля 1919 г. "Великая Русская революция была сделана руками евреев. Среди рядовых Красной Армии нет евреев, но в Комитетах и Советах еврейские комиссары ведут за собой массы. Символ еврейства стал символом русского пролетариата, который можно видеть из того факта, что в качестве символа революции была принята пятиконечная звезда, которая в старые времена была символом сионизма и еврейства." (обратный перевод с английского)
   Доктор Фэйхей (Fahey) в своей важной работе "Правители России", вышедшей в 1938 г., более точен, указывая, что в 1917 г. из 52 лиц, которые захватили контроль над Россией все кроме Ленина были евреями. [ 7 ]
   Зверские, умопомрачительные по масштабам массовые ликвидации лучших представителей русской нации, а также других народов бывшей Российской империи, позволили еврейской клике удержаться у власти.
   Доктор Фэйхей указывает, что в 1935 г. ЦК партии состоял из 59 человек, из которых 56 были евреями, другие три, включая Сталина, были женаты на еврейках. Из 17 советских послов в наиболее важных странах 14 были евреями.
   Георгий Симонс, который был главой Методистской Епископальной церкви в С.-Петербурге с 1907 по октябрь 1918 г., выступил перед комитетом Сената США 12 февраля 1919 г., где он поведал о своих впечатлениях о том, что происходило в России. Доктор Фэйхей приводит выдержки из того выступления -- "В декабре 1918 г. из 388 членов революционного правительства только 16 были русскими, все остальные были евреями, за исключением одного американского негра. 265 из тех евреев прибыли из Нью-Йорка." 
   Такова была ситуация в послереволюционной России. 
   И хотя часть евреев была ликвидирована в имевших место "чистках", это не изменило ситуацию. Это просто показало, что одна еврейская фракция захватила контроль и ликвидировала другую. В тех условиях было просто немыслимо, чтобы неевреи могли бы организовать восстание против еврейской власти.
   А после того как одна еврейская фракция ликвидировала другую, они могли это использовать, чтобы пускать пыль в глаза мировой общественности, что якобы коммунистическая власть в СССР это дел рук самих русских.
   Учитывая советскую реальность, вряд ли можно было ожидать чего-либо другого. Но постепенно мировое общественное мнение стало настраиваться против СССР, и евреи стали опасаться, что эта враждебность, в совокупности с осознанием того факта, что разносчиками коммунизма являются в основном евреи, чревата для них серьезными последствиями. Начиная примерно с 1945 г. влиятельные еврейские круги, особенно в США, опять стали распространять истории, что евреи в России притесняются. Но похоже они не достаточно хорошо согласовали этот трюк с руководящими кругами СССР, а также с другими коммунистическими партиями, и те стали эти обвинения с негодованием отрицать.
   В журнале Bulletin, коммунистическом органе, выходящим в Глазго, в номере за июнь 1945 г., была напечатана статья, где были такие слова -- "Распространяется злобная ложь о росте антисемитизма в СССР. Это не более чем выдумки."
   В феврале 1949 г. газета Daily Worker напечатала статью, в которой были приведены имена евреев на высоких постах в СССР, откуда автор статьи (Паркер) незадолго до того вернулся. Он написал -- "Я никогда не слышал никаких разговоров на эту тему. Любой советский официальный деятель, а также простой гражданин могут быть судимы за антисемитизм", продолжал он далее в той же статье. 10 ноября 1949 г. тот же Daily Worker, этот неустанный орган еврейства, напечатал статью Д. Карпуна (Kartun) "Вытаптывая антисемитизм", которая обнажает полный еврейский контроль за железным занавесом. Чего стоит хотя бы следующее признание -- "В Польше, а также в других странах народной демократии антисемитизм, выраженный либо словом, либо делом, сурово наказуем."
   Но все же, во второй половине сороковых годов была развернута большая кампания пропаганды, направленная на создание впечатления, что евреи в коммунистических странах находятся под угрозой растущего антисемитизма, и многие люди поверили в это, даже те, кому надлежало бы лучше разбираться в ситуации. Я даже счел нужным напомнить о реальной ситуации в коммунистических странах, опубликовав список евреев в их правительствах.
   Вот выдержки из того списка.
   СССР -- Сталин -- живет с еврейкой, Каганович -- еврей, Мехлис (Государственный Контроль) -- еврей, Гинзбург (Военное Строительство) -- еврей, Юдин (Коминформ) -- еврей, Эренбург (пропаганда) -- еврей, еще один Юдин (Министерство Машиностроения) -- еврей, Молотов (МИД) -- женат на еврейке.
   Польша -- фактический правитель -- Яков Бергман -- еврей, Циприан (главный прокурор) -- еврей, Бранисвский (комсомол) -- еврей. 
Венгрия -- фактический правитель -- Матиаш Ракоши -- еврей. 
Румыния -- фактический правитель -- Анна Паукер -- еврейка. Позже ее убрали за "уклонизм" и заменили другим евреем.
Югославия -- фактический правитель -- Мойша Пияде -- еврей.
   В мае 1949 г. Daily Worker напечатала хвалебную статью об СССР еврея А.Ротштейна и в тот же период времени была напечатана подобная статья о райской жизни за железным занавесом другого еврея, Ароновича.
   10 ноября там была напечатана очередная статья Д.Картуна о "народных демократиях" и политике "вытаптывания антисемитизма". "Никто и не подумает сказать или написать что-либо антисемитского толка. Тюремное заключение за подобное преступление будет очень долгим."
   За последние годы у нас появились дальнейшие доказательства взаимоотношений евреев и СССР. В результате судебных процессов в Канаде над шпионами, поставляющими атомную технологию в СССР и которые завершились признанием вины и тюремным заключением Франка Розенберга, еврея, члена парламента Канады от коммунистической партии, а также нескольких других евреев, включая евреев в США и Англии, среди них Фукс, профессор Вайнбаум, Джудит Коплон, Гарри Голд, Дэвид Гринглас, Юлиус Розенберг, Мириам Москевич, Абрам Бротанц и Рэймонд Бойлер, который, хотя и нееврей по рождению, женился на еврейке и, я полагаю, принял еврейскую религию.
   Мы также имели возможность наблюдать побег в СССР с атомными секретами еврейского профессора Понтекорво, который работал с Фуксом.
   Будет, несомненно, пущено в обращение еще много историй о том как евреям в СССР и других странах "народной демократии" грозит опасность от все возрастающего антисемитизма. Но реально мыслящие люди должны понимать, что, учитывая, до какой степени евреи контролируют власть в тех странах, какой аппарат принуждения и террора они создали, это просто невероятно, чтобы евреи допустили бы серьезное проявление антиеврейских настроений.
   ГЛАВА IV
 ОТРАБОТКА РЕВОЛЮЦИОННЫХ МЕТОДОВ
   Четыре революции в истории, в разных странах, заслуживают того, чтобы уделить им наше особое внимание. Изучение и сопоставление методов, использованных в тех переворотах, покажет сходство между ними, а также определенный прогресс в методах в каждой последующей смуте. Как и в любом другом сложном начинании, в этом деле тоже не сразу было достигнуто совершенство. Революции, которые мы рассмотрим это те, что имели место в Англии, Франции, России и, в заключение, в Испании в 1936 г. Все четыре это дело рук мирового еврейства. Первые три из них завершились успехом, свержением и убийством монарха и уничтожением его сторонников. 
   В каждом случае можно проследить широкое использование еврейских денег и закулисные интриги. "Эмансипация" евреев была одной из наиболее ранних мер новой власти.
   Как мы видели, Кромвеля финансировали евреи. В том случае влияние евреев проводилось через финансирование их агентов, а их главным пропагандным оружием были религиозные разногласия, и не только между католиками и протестантами. Сторонники Кромвеля поддерживали иудаизм Ветхого Завета, а некоторые, как, например, генерал Харрисон, даже предлагали принять Моисеевы законы в Англии и введение субботы как Шабата -- религиозного дня отдыха, вместо воскресенья в христианстве.
   Революция Кромвеля продолжалась недолго. Работа по разрушению общества и подавлению оппозиции не была достаточно широкомасштабной, чтобы предотвратить возрождение строя, существовавшего в стране до того. Поэтому потребовалась вторая революция, чтобы довести еврейские планы до победного конца. Ее финансировали Соломон Медина, Суассо, Мозес Мачадо и другие. Анализируя революцию во Франции, можно видеть, что ее методы значительно усовершенствовались. В течение нескольких лет проводилась широкая программа по созданию тайных обществ, пока их сеть не покрыла все общество. Планы по ликвидации "старого режима" были гораздо более глубокими и беспощадными. Клика смутьянов уже не ограничилась убийством короля, его семьи, а также нескольких из его приближенных, она проводила широкомасштабную программу террора, которого до того не знала история. Уничтожались целые слои общества -- знать, духовенство, буржуазия. 
   Кромвель в процессе своего переворота осквернил несколько церквей, организовав там конюшни, но это не проводилось систематически и долго это не продолжалось. Зато во Франции это уже проводилось планомерно -- церкви разрушались, превращались в уборные, публичные дома, торговые заведения. Запрещалось даже звонить в колокола, кое-где запрещалось проводить церковную службу. 
   Организаторы революции во Франции приложили значительные усилия, чтобы не упустить ситуацию из под контроля и не допустить разгорания гражданской войны. Важным элементом этой стратегии было по возможности скорейшее изолирование короля от армии, а также недопущение бесконтрольной агитации в армии, которая могла бы настроить ее против революции. Невидимый, закулисный контроль был настолько сильным, что с его помощью подонкам французского общества удалось уничтожить целые слои общества, людей, которые были лидерами, лицом страны. Для тех, кто не знаком с реальной ситуацией, это является очень неестественным и подозрительным явлением.
   Но еще более подозрительным было появление больших, хорошо вооруженных банд, которые пошли на Париж из Лиона и Марселя. Согласно свидетельствам очевидцев, они состояли из иностранцев. Т.е. тут видны результаты организации наемных банд, состоящих из привезенных для этой цели иностранцев, а также местных низов общества, зачастую преступников, навязывающих революцию на страну. В Испании, 150 лет спустя, этот элемент революции был отработан еще лучше, т.н. "интернациональные бригады" были очень значительной силой.
   Англия в 17 веке не была расчленена, и ее общество не было переделано на другой манер, но во Франции процесс уничтожения национального лица страны проводился очень широко. 
   Исторические имена областей, районов, поместий, знатных семей были отменены. А что касается имен районов, так вся страна была разделена на пронумерованные квадраты, на которых жили "граждане". Даже названия месяцев календаря были изменены! Национальный флаг Франции с его лилиями и со всей его национальной историей был запрещен. Вместо этого французы получили трехцветный флаг -- знак насилия и убийства, которые до такой степени были частью той революции. Но туг, однако, "планировщики" допустили ошибку. Тот новый флаг начал свое существование с той кровавой революции, которая была "ознаменована" убийством королевской семьи, массовыми убийствами лучших представителей нации, беззакониями, произволом, от которого несет преступлениями евреев, но раз уж они навязали его французам как национальный флаг, то он, в конечном итоге, и стал национальным флагом. А вместе с этим появилась национальная армия и национальный лидер -- Наполеон. И очень скоро этот великий французский лидер столкнулся лицом к лицу с закулисными манипуляторами, которые практически контролировали жизнь Франции, включая ее армию. Они планировали использовать национальные ресурсы Франции, ее армию, для проведения революций в остальной Европе, т.е. как раз так, как евреи сегодня используют Красную (Советскую) Армию. Но ситуация, где "чужой элемент" контролирует нацию или национальную армию неизбежно приведет к конфликту как только на сцене появится сильный национальный лидер. Их интересы просто не могут быть общими. 
   Так и получилось во Франции, когда Наполеон стал предпринимать попытки сбросить власть чужого элемента. Он понял сущность еврейства и их планы в отношении Франции, да и всей Европы и начал с ним борьбу. Он принял свод законов, направленный против евреев и начал восстанавливать то, что разрушила революция. Начиная с того времени, евреи начали финансировать его врагов, и они по сей день хвастаются, что в битве под Ватерлоо не генерал Веллингтон победил Наполеона, а банкир Ротшильд. Это, кстати, было причиной почему Гитлер, после победы над Францией, приказал организовать почетный караул у могилы Наполеона, а также перевезти останки сына Наполеона из Австрии и захоронить их рядом с могилой его отца.
   Анализируя революцию в России, мы можем видеть, что ее методы были еще более усовершенствованы, ее организаторы явно учли прошлые ошибки. Послереволюционной стране не разрешено было иметь ни национального флага, ни национальной армии, ни гимна. Роль гимна исполнял "Интернационал". Вооруженные силы страны представляли собой армию, чьей целью была не защита национальных интересов, а борьба за установление коммунизма в мире. Национальный российский флаг был заменен на интернациональный красный, а символы типа "Пролетарии всех стран соединяйтесь" и "Мировая революция" стали насаждаться до такой степени, что не оставалось сомнения в том, что организаторы хотели вытеснить все национальные аспекты жизни в стране. Гимн страны был создан только во время войны, да и тот был на революционно-пролетарскую тематику.
   Методы революции были настолько отработаны к тому времени, что и по сей день русский народ не может стряхнуть еврейский режим, который впился в его тело.
   Теперь давайте взглянем на революцию в Испании в 1936 г. К счастью для Европы, она была сокрушена генералом Франко и другими патриотами, которые не замедлили начать вооруженную борьбу со смутой, и сумели ее одолеть.
   Исход той борьбы приобретает еще более важное значение в свете того факта, что организаторы революции широко применяли для своих целей т.н. "интернациональные бригады". В случае Испании, эти наемники мирового еврейства были набраны из 52 (!) стран, среди них были коммунисты, уголовники, искатели приключений всяких мастей и просто наивные люди. Все они были доставлены в Испанию, объединены в военные формирования и вооружены. К октябрю 1936 г. в Испании было собрано очень значительное количество этих "интернациональных бригад". И несмотря на то, что они были недисциплинированы и часто вели себя как простые бандиты, сам факт того, что большая, хорошо вооруженная политическая армия неожиданно вмешивается в гражданскую войну чужой страны, неизбежно создает значительный перевес сил еще до того как патриотические люди имели возможность объединиться в вооруженные формирования.
   Во многих странах люди не имели возможности узнать правду о том, что происходило в Испании, их пресса находилась под контролем "мирового капитала". Германия и Италия были исключением, правительства этих двух стран фактически были в состоянии войны с "мировыми революционерами". Люди тех стран сумели нанести поражение коммунистам, когда те попытались установить там свой порядок. Они знали кто организовал и финансировал "интернациональные бригады", а также, что в октября 1936 г. Барселона была объявлена столицей Советских государств Западной Европы. В критический момент они выступили против тех "интернациональных бригад", что дало возможность испанцам организовать свою армию и в конечном итоге выйти победителями в той войне. Мировому еврейству было нанесено крупное поражение и они не успокоятся пока не отомстят, пока они не направят армии других стран в Германию и Италию, которые, в дополнение к разрушению планов еврейства в Испании установили у себя независимую финансовую систему, независимую от золота и ростовщичества. И если они сумеют и другие страны перетянуть на эту систему, то это подорвет власть организованного еврейства во всем мире.
   ГЛАВА V
ГЕРМАНИЯ ПРОСЫПАЕТСЯ
   Тревога, которой было наполнено письмо г-на Одендайка к лорду Балфуру в 1918 г., вскрывающее большевизм как еврейский план, в котором таится опасность и для остальной Европы, не была преувеличением. К концу того года красный флаг был поднят еще в нескольких великих городах Европы. В Венгрии еврей Бела Кун (наст. имя Аарон Коган) организовал кровавый переворот, поддерживая свою власть неслыханной тиранией, подобной той, что велась в России. В Германии евреи Либкнехт, Гарт, Шейдеман, Роза Люксембург (Эмма Лазарус) и другие также захватили власть в нескольких городах и землях. Вся Европа содрогнулась в подобных конвульсиях, но к счастью все те страны сумели одолеть врага. Кроме России.
   Во многих странах поднимались голоса негодования с требованием обнажить сущность тех революций, и кто за ними стоит. В Германии на арену вышла политическая партия, лидеры которой поняли сущность происходящего и что это дело рук мирового еврейства. Это была Национал-Социалистическая Рабочая Партия Германии во главе с Адольфом Гитлером.
   Никогда прежде в истории какая-либо страна не только не сокрушила вооруженного переворота против конституционного правительства, но и распознала евреев как организаторов и приняла соответствующие меры. Неудивительно, что евреи открыли канализационные стоки своей пропагандной машины, чтобы очернить тех людей и их лидера. И не следует делать ошибку, полагая, что евреи не применят те же самые методы в отношении людей в других странах, если те также попытаются разобраться в фактах. Те кому дорога свобода и кто полон решимости искать правду и защищать ее, должны быть неустрашимыми перед лицом опасности. Принять ложь еврейской прессы это значит отказаться от поисков правды, неважно по какой причине -- будь то лень, страх или что-то иное. В случае Германии и Адольфа Гитлера, мы можем обратиться к книге "Майн Кампф", там совершенно четко изложены его наблюдения по всем этим вопросам.
   Еврейство вылило массу грязи на ту книгу, используя свои стандартные и отработанные методы -- приводя цитаты в отрыве от контекста или приписывая им другой контекст, искажая их смысл. Тот, кто потрудится прочитать ту книгу, смогут убедиться, что еврейская пропаганда о ней не имеет ничего общего с реальностью. Из многих разговоров, которые я слышал, и в которых я сам принимал участие, я пришел к выводу, что очень мало людей знакомы с той замечательной книгой. Учитывая это, я считаю необходимым посвятить ей несколько страниц, приводя отрывки из нее по двум основным темам -- раскрытие еврейского плана по организации мирового марксизма, а также желание Гитлера поддерживать дружественные отношения с Англией.
   Нижеприведенные отрывки -- перевод с английского, из книги "Nameless War" с русскими изданиями Майн Кампф они не сверялись.
   Описывая как он пришел к пониманию еврейской проблемы, Гитлер пишет, что до Первой Мировой Войны он считал, что еврейство это религия. "Я не осознавал существование враждебности евреев к неевреям... Я постепенно понял, что вся социал-демократическая пресса находится под контролем евреев. Не было ни единой газеты под еврейским контролем, в которой выражались бы национальные интересы Германии. Какие бы социал-демократические памфлеты я не брал в руки, их авторами всегда были евреи."
   Продолжая изучать этот вопрос, Гитлер начал понимать правду, которая за ним скрывалась. "Я также исследовал взаимоотношения между иудаизмом и марксизмом..." "Еврейское государство никогда не было ограничено никакими географическими границами, но зато оно имело совершенно четкую концепцию о себе в расовом плане. Т.е. эти люди всегда представляли собой государство в государстве... Марксизм, эта еврейская доктрина, она отрицает аристократический принцип в природе, она отрицает роль личности, она ведет борьбу с принципами нации и расы, таким образом лишая человечестве смысла всего его существования."
   "Демократия на Западе сегодня это предшественник марксизма, который был бы немыслим без демократии." "Если еврей, с помощью марксистов, победит нации мира, его корона будет надгробным венком человечества..." "Поэтому я считаю, что ведя борьбу против еврея, я выполняю наказ Бога."
   В конце 1918 г. в Германии разразилась революция, которая была сделана за спиной ее армии, которая воевала на фронтах мировой войны. Гитлер написал об этом следующее - "В ноябре к нам приехали матросы на грузовиках и призвали нас к восстанию, которым заправляли евреи, говоря всем, что это борьба за "свободу и достоинство нашей нации." Никто из них не был на фронте."
   "Организатором революции было мировое еврейство. Революция не была сделана силами мира и порядка, а теми, кто творил массовые беспорядки и грабеж."
   "Я фактически начинал учиться заново, и только затем я понял смысл учения и намерения еврея Маркса, его "Капитал", а также борьбу социал-демократии против национальной экономики, его конечную цель -- подготовить фундамент для доминирования мирового капитала."
   "Кайзер предложил руку дружбы марксистским лидерам, а они тем временем держали нож в другой руке." "С евреем не может быть никаких переговоров, может быть лишь жестокий выбор -- либо мы, либо они."
   Гитлер приводит детальное описание того, как евреи разрушают страну. "Посредством профсоюзов, которые могли бы с пользой послужить нации, еврей на деле разрушает национальную экономику."
   "Создав прессу, которая сведена до умственного уровня наименее образованных слоев общества, политические и трудовые организации получают в свое распоряжение силу, подготавливающую низшие слои нации для разрушительных действий."
   "Еврейская пресса ломает все, что могло бы послужить поддержкой национальной независимости, ее цивилизации и экономики. Она ведет неустанную борьбу против тех, кто не желает подчиниться еврейским интересам, чей интеллект евреи считают угрозой для своих планов."
   "Непонимание массами этого вопроса и отсутствие национальных побуждений у верхнего класса общества, позволяет евреям с успехом проводить свою кампанию лжи."
   "Наша эпоха ввела всеобщее избирательное право, болтовню о равных правах. Материальное состояние стало эталоном важности человека, разбивая таким образом основу для идеи возвышенного равенства в обществе."
   "Одной из целей нашего движения является стремление к такой организации общества, где человеку будет дано все необходимое для жизни, но мы также должны поддерживать принцип, что человек не может существовать лишь для материального благополучия." "Политическая жизнь нашего времени отвернулась от принципов природы."
   "Человеческая цивилизация это продукт созидательных усилий отдельных личностей в обществе, а особенно его лидеров... принцип групповых прав начинает отравлять и ломать жизнь под ним." "Мы теперь видим, что марксизм это план еврейства упразднить роль личности во всех аспектах человеческой жизни, а вместо этого провозгласить массы для исполнения этой роли."
   "Принцип принятия решений большинством не всегда управлял человечеством, как раз напротив -- он появляется только на сравнительно короткие периоды времени, и те всегда были периодами упадка наций и государств."
   "Мы не должны забывать, что мировое еврейство, которое продолжает держать Россию под своим полным контролем, не считает Германию союзником, согласно им Германия должна разделить судьбу России." В самом конце Майн Кампф написано следующее - "Наша партия выступает за положительное христианство, но не связывает себя ни с какой конкретной верой. Она ведет борьбу с еврейским материалистическим сознанием в обществе."
   Ища союзников для борьбы с мировым еврейством и его детищем -- большевизмом, Гитлер обратился к Англии. Он считал, что Англия это одна из главных опор в мире против хаоса, он считал, что интересы Германии и Англии совпадают. "Это было не в интересах Англии," - он писал, - "а в интересах еврейства разрушить Германию." "В самой Англии идет непрекращающаяся борьба между теми, кто стоит за английские национальные интересы и агентами мирового еврейства."
   "В то время как Англия истощает себя, пытаясь поддержать свою позицию в мире, еврейство организует все необходимое для покорения того же мира... Т.е. еврей в Англии сегодня это путчист, и борьба против еврейской угрозы миру должна будет проводиться и там."
   "Трудно преувеличить значимость союза с Англией. Это будет означать отказ от колоний и первенства на море и соглашения не подрывать английскую промышленность конкуренцией с нашей стороны."
   В годы, последовавшие за выходом книги "Майн Кампф", Гитлер упорно преследовал эти два направления -- борьбу против еврейско-марксисткой угрозы и хорошие отношения с Англией. И к большому удивлению немецкого генералитета Гитлер не отошел от этих целей где-то до середины 1942 г. И это были не только слова -- он, например, не допустил, чтобы английский экспедиционный корпус был уничтожен на берегу Ламанша в 1940 г., для чего он отдал приказ своим танковым армиям остановиться практически у самой цели, он считал, что это необходимо для заключения мира, условия которого уже были переданы английскому правительству. "Майн Кампф" была впервые опубликована в октябре 1933 г. Но даже еще до этого поток еврейской ненависти и лжи, направленные против Германии и правительства Гитлера, захлестнули мир. Все было затоплено ложью, фабрикациями, которые заглушили голоса тех, кто понимал ситуацию.
   Во всей той шумихе все, похоже, забыли лозунг Маркса, что прежде, чем большевизм может одержать победу, Английская империя должна быть разрушена. Также все, казалось, забыли, что Гитлер неоднократно заявлял, что он не имеет притязаний к Британской империи, более того, что он даже готов помочь ее защищать.
   ГЛАВА VI.
ЕВРЕЙСТВО ОБЪЯВЛЯЕТ ВОЙНУ
   Майн Кампф не была даже еще напечатана, когда мировое еврейство объявило войну Германии и призвало к ее экономическому бойкоту. 
   Международная Еврейская Конференция по Бойкоту Германии состоялась летом 1933 г. в Голландии под председательством Самюэла Унтермейера из США, который был избран президентом Мировой Еврейской Экономической Федерации, сформированной для координации сопротивления антиеврейским мерам в Германии. 
   По своему возвращению в США Унтермейер выступил с речью по радио, текст которого был напечатан в Нью-Йорк Таймс 7 августа 1933 г. Унтермейер начал свое выступление такими высокопарными словами -- "Мы вступаем в священную войну во имя человечества..." и продолжил излагать длинную программу для этого, причем в своем выступлении он представил евреев как аристократов мира. 
   "Каждый из вас, еврей или нет, кто еще не записался в эту священную войну, должен сделать это прямо тут. А евреям, которые, не прилагают усилий в этой войне, он назвал "предателями своей расы." В январе 1934 г. Жаботинский, сионистский лидер, написал в газете "Наша Речь" -- "Борьба против Германии ведется уже на протяжении нескольких месяцев каждой еврейской общиной, конференцией, профессиональным союзом, каждым евреем в мире... Мы развяжем духовную и материальную войну всего мира против Германии." (обратный перевод с английского).
   Это, пожалуй, одна из наиболее показательных иллюстраций плана, обрисованного в Протоколах мудрецов Сиона, что важным в арсенале их методов является развязывание войны. В Протоколе номер 7 написано -- "Мы должны быть способны ответить на всякое проявление оппозиции со стороны какого-либо государства провоцированием войны против него со стороны другого государства."
   Не надо забывать, что копия тех Протоколов была помещена в Британском музее в 1906 году.
   К 1938 г. еврейская война была в полном разгаре, через посредство давления и влияния многие неевреи были также в нее затянуты. Различные члены английской социалистической партии открыто призывали присоединиться к холодной войне, группа политиков в составе Черчилля, Эймери (Amеry), Даффа (Duff), Купера (Cooper) и других стояла на еще более бескомпромиссных позициях. 
   "Гитлер не хочет войны, но мы его вынудим начать ее, если не в этом году, то в следующем." вопил еврей Людвиг в статье, напечатанной и июньском номере журнала "Lez Aniles" еще в 1934 г. 
   3 июня 1938 г. в еженедельнике "Американский Еврей" (American Hebrew) появилась статья, в которой проводился обзор политики Гитлера, указывалось, что он ни в чем не отклоняется от плана, предоставленного в Майн Кампф. Затем в статье делалась прямая угроза -- "К настоящему времени нет сомнений, что союз Англии, Франции и России рано или поздно положит конец триумфальному маршу Гитлера. Либо случайно, либо по замыслу, евреи достигли позиций исключительного влияния в каждой из тех наций. В руках неарийцев находится судьба и жизни миллионов. Во Франции евреем в позиции большого влияния является Леон Блюм. Он вполне может стать Моисеем нашей эпохи, который поведет евреев. Максим Литвинов сидит по правую руку Сталина. Английский влиятельный еврей это Лезли Хор-Белиша, новый начальник Томми Аткинса. 
   Ниже в той статье написано -- "Так что вполне может получиться, что эти три сына Израиля сформируют союз, который пошлет бесноватого нацистского диктатора в ад. А когда дым битвы рассеется, и тот, кто пытался разыграть Христа со свастикой будет спущен в могилу под аккомпанемент Марсельезы, Бог спаси Короля, Интернационала и гордого, агрессивного Эйли Эйли, которые будет исполнять трио неарийцев."
   Два пункта из того отрывка заслуживают внимания -- первый это то, что не видно ни тени сомнения в том, что те три еврея будут всегда думать и действовать как евреи, в данном случае толкая нееврейских дураков воевать друг с другом ради евреев. А второй это презрительное выражение "Христос со свастикой", которого еврейство хочет похоронить. Что может быть более показательно, чем этот пример еврейской ненависти к христианству!
   А в это время мировое еврейство работало не покладая рук, чтобы спровоцировать конфликт между судетскими немцами и чехами, а также Германией и Польшей. К сентябрю 1938 г. ситуация достигла критического уровня. Но к счастью все обошлось благополучно, и тот конфликт завершился тем, что Чемберлен сам полетел в Мюнхен, где он пришел к историческому соглашению с Гитлером. Планы поджигателей войны были сорваны и Европа спасена, по крайней мере на время. Ликованию народов не было предела, но, конечно, еврейская пресса покрыла все это завесой молчания, разведя вместо этого пропаганду об "ошибочной стратегии примирения с диктаторами".
   Те, кто знал силу врага и его коварство, понимали, что он не успокоится пока сведет на нет достижения Чемберлена. Я заявил, в тот же вечер, когда Чемберлен вернулся из Мюнхена, что все газеты, а также поджигатели войны начнут поносить Чемберлена за то, что он добился мира. Мое предсказание оказалось точным, началась безудержная кампания злобных атак на премьер министра, несмотря на то, что он выразил волю людей, которые хотели мира. 
   Но нигде бешенство евреев не было таким как в Москве. Как только там были получены новости, что Чемберлен сумел заключить мир, там была организована демонстрация протеста, на которой, среди прочего, была сожжена его тряпичная фигура. Я даже выпустил плакат, где был отмечен этот факт, и обращалось внимание на расхождение между желаниями людей и поджигателей войны. 
   После провала возможности разжечь войну из-за Судетских земель, оставалась еще одна -- Польский коридор, это наследие Версальского диктата, который был осужден многими государственными деятелями как несправедливый приговор Германии.
   Многие представляют себе в общих чертах сущность Версальского диктата, но мало кто знает, что он является продуктом еврейской стратегии по покорению мира. Все важные решения принимались четырьмя державами -- Англией, Францией, Италией и США, которых представляли Ллойд Джордж, Клеменсо, Барон Сонино и президент Вильсон. Это известно многим, но это не все. Секретарь Ллойда Джорджа был еврей Сассон, еврей Мандель Ротшильд, который позже стал писаться просто как Мандель, был секретарем Клеменсо, барон Сонино был сам евреем, Вильсон также был окружен евреями - секретарь Брандейс, переводчик Манто, военный советник Киш.
   Общеизвестно, что Ллойд Джордж был слабоват в географии, плюс тот факт, что детали проекта разрабатывались в основном советниками и референтами, так что перекраивание границ проводилось еврейскими секретарями глав государств-победителей, которые проводили свои собственные встречи.
   Все порядочные люди надеялись на соглашение, которое будет почетным для всех сторон, и которое будет основой для прочного мира, но результатом той конференции стало нечто иное. С самого момента его подписания стало источником конфликтов, включая вооруженные столкновения между польской армией и немецкими военными формированиями, когда поляки, в нескольких случаях, попытались занять больше территорий, чем те, которые им отошли согласно Версальскому договору.
   Маршал Фох (Foch) и многие другие заявили, что тот договор содержит в себе основу для новой войны, указав на недопустимый в практике международных отношений процесс манипуляции территориями других стран, особенно в масштабах, проведенных Версальским диктатом, где миллионы немцев были росчерком пера переведены под власть правительств других народов, а именно Чехословакии и Польши. Причем в Чехословакии была установлена фактическая диктатура чешского меньшинства. Территория, которая была отведена под новое государство - Чехословакия - была до этого частью Австро-Венгерской монархии, но после Версаля она превратилась по существу в плацдарм против Германии. Гигантский промышленный комплекс Шкода, а также другие предприятия стали контролироваться еврейскими финансистами. Согласно лорду Винтертону практически вся земля была взята в качестве залога за те еврейские займы. Это заявление отражено в стенограммах парламентских заседаний (Hansard, 1936), Т.е. сущность ситуации, создавшейся в Чехословакии, сводилась к тому, что ее народ фактически превратился в рабов мирового еврейства. Единственным спасением для них мог бы быть союз с державой, противостоящей еврейству. Очень может быть, что на подобное развитие событий рассчитывали закулисные архитекторы Версаля.
   Националистические силы Германии, апеллируя к чувствам своего народа, взяли власть в свои руки и стали восстанавливать военный потенциал Германии. И вскоре они были в состоянии говорить с позиции силы по вопросам европейской политики. 
   Любому, кто потрудился рассмотреть вопрос так называемой пропаганды мира, проводимой в Англии, целью которой было разоружение, и кто за ней стоял, было бы весьма очевидно, что еврейство, со своим контролем над средствами массовой информации, каким-то "странным" образом не противилось ей, а напротив, активно ей содействовало, в то время как Германия при Гитлере активно вооружалась. Для тех, кто понял сущность еврейского плана, ответ на это весьма простой, стоит лишь прочитать заявление, сделанное на встрече коммунистических партий в 1932 г. И для развязывания очередной войны должно было быть создано соответствующее отношение сил, а именно мощь Германии увеличена, а Англии ослаблена. А затем пусть европейцы начинают войну и бьются, пока совершенно не истощат один другого. Но ни одна страна не будет победителем. Победителем будет армия другого государства, которая взращивалась в обстановке глубокой секретности на протяжении предыдущих 25 лет, в течение которых были построены огромные заводы по производству оружия, включая тысячи и тысячи танков, которым предстояло захватить Европу под красным флагом марксизма.
   В марте 1939 г. Англия дала свою пресловутую гарантию Польше. Чемберлен сделал это под давлением США, когда Гитлер стал предпринимать активные шаги по урегулированию территориального вопроса. После этого судьба Англии уже не была в ее руках, и еврейство еще на один шаг приблизилось к своей цели - развязыванию войны в Европе.
   Можно себе представить как осмелели польские националисты, жаждущие получить в свое владение немецкие земли! И стоит ли сомневаться в том, что мировое еврейство всячески подстрекало польский режим занять бескомпромиссную позицию по отношению к немецким предложениям! Тем более что главой в Польше после смерти Пилсудского стал еврей Бек.
   Предложения Гитлера были исключительно щедрыми - он был согласен признать за Польшей право на владение немецкими территориями, отошедшими ей по Версальскому договору, взамен чего Германии разрешалось бы построить шоссе к Данцигу. Щедрость этого предложения Гитлера просто поразительна - отдать другой стране значительную часть своей территории, несмотря на то, что где-то со второй трети 19 века Германии уже не хватало земли, чтобы прокормить свой народ! Но польский режим не пожелал искать согласия. Вместо этого волна репрессий и террора была обрушена на немецкое население, проживающее на территориях, отошедших к Польше после Версаля. Но население Европы, благодаря стараниям органов массовой информации, находящихся под еврейским контролем, ничего не узнало об этом. Английскому народу ситуация представлялась в совершенно искаженном свете, еврейская пресса, а другой там не было, была заполнена самой оголтелой пропагандой, направленной против Германии. Пресса дышала злобой и ненавистью против всего немецкого. "Гитлеру доверять нельзя!" кричали заголовки газет. Не имея альтернативного источника информации, английский народ заглотил ложь еврейской прессы, отбросив в процессе здравый смысл и логику.
   Тот лозунг "Гитлеру доверять нельзя!" был основан на умышленно неправильном представлении политики Гитлера относительно урегулирования территориального вопроса. Гитлер всегда заявлял, что его программа по исправлению несправедливостей Версальского диктата включает пять пунктов, ни от одного из которых он не желает отходить. Они включали -- Судетские земли, которые были отторгнуты от Германии и переданы Чехословакии, часть земель (не все), отторгнутые от Германии и переданные Польше, город Данциг и "Коридор" (шоссе из Германии в Данциг). Но в еврейской прессе события были представлены как будто Гитлер "пообещал" не делать больше никому территориальных претензий, если вопрос с Судетскими землями будет разрешен мирно, хотя он ничего подобного не говорил. Когда же после Мюнхенского договора Гитлер продолжил свою программу по восстановлению территориальной целостности Германии, то пресса тут же подняла вой, что он это якобы делает "вопреки собственным обещаниям" и что он не насытится, пока не захватит всю Европу. Гитлер действительно произносил слова, что он не собирается выставлять никаких дополнительных требований, но еврейские пропагандисты представляли это в отрыве от контекста, так, как будто это заявление относилось к каждой отдельной территории, в то время как он имел его в виду относительно всей программы. И, не имея других источников информации, люди поверили еврейской пропаганде, что Гитлер поистине "ненасытный".
   Тем, кто ведет честную игру, ни к чему прибегать к подобным трюкам, но мы знаем какую игру вело и ведет мировое еврейство. 
   Лорд Лотиан (Lothian), недавний английский посол в США, сделал честный комментарий на эту тему. В своей последней речи в Чатаме он сказал -- "Если бы принцип самоопределения в отношении Германии применялся честным образом, то это бы означало возвращение Судетских земель, части польских территорий, "Коридор" и Данциг".
   Это правдивая оценка ситуации и она очень отличается от той, которая была навязана английскому народу в 1939 г. Если бы английские люди знали правду, если бы они знали, что каждое из требований Гитлера по территориальному вопросу было справедливым, то они бы выступили категорически против войны. Мировое еврейство добивалось войны, а не мира и справедливости.
   ГЛАВА VII
МНИМАЯ ВОЙНА БЫЛА ЗАКОНЧЕНА БОМБАРДИРОВКАМИ ГРАЖДАНСКИХ ОБЪЕКТОВ
   Хотя с сентября 1939 г. Англия и Германия находились в состоянии войны, очень скоро стало очевидным, что Германии не вела никаких военных действий против Англии. Те, кто знали факты существующей тогда ситуации, вряд ли были удивлены таким развитием событий. Гитлер неоднократно заявлял, что он не собирается атаковать Британскую империю. Эта "мнимая" война продолжалась несколько месяцев, во время которых немецкая армия не пересекла линию Зигфрида. Видя, что их планы срываются, проеврейские поджигатели войны начали оказывать давление, чтобы начать бомбардировки Германии.
   14 января, больше четырех месяцев со дня начала войны, в газете "Sunday Times" было напечатано на видном месте письмо от анонимного корреспондента, который "требовал ответа" почему Англия не использует свои ВВС, чтобы "усилить эффект блокады". Там же был помещен комментарий от редакции, в котором говорилось - "такое расширение военных действий неизбежно перерастет в обмен ответными ударами, и мы вполне можем быть поставлены в ситуацию, где мы будем вынуждены отплатить за вражеский налет. Но бомбардировка промышленных центров, с неизбежными потерями среди гражданского населения будет противоречить духу и букве обещаний, данных еще до начала войны".  В 1944 г. в Англии была напечатана книга "Bombing Vindicated" (Бомбардировки оправданы), которую написал второй секретарь Министерства Авиации Спэйт (Spaight). Та книга является попыткой оправдать массовые бомбардировки мирного населения Германии. В ней г-н Спэйт утверждает, что эта форма войны "спасла цивилизацию". В той книге также отражен тот факт, что бомбардировки начались сразу после прихода Черчилля к власти. Как известно, он стал премьер министром 11 мая 1940 года.
   Учитывая тот факт, что бомбардировкам подвергались жилые кварталы немецких городов, в результате которых погибло несколько сотен тысяч мирных жителей, весьма примечательны слова совместной декларации, сделанной правительствами Англии и Франции 2 сентября 1939 г. "Только строго военные цели в самом узком смысле этого определения будут подвергаться бомбардировкам." Слова этой декларации, кстати, приведены на стр. 64 той книги.
   Та декларация, конечно, была сделана еще когда премьером был Чемберлен, и она, пожалуй, сильнее, чем что-либо иное характеризует разницу между позициями его и Черчилля.
   Бездействие на "фронтах" той мнимой войны создавало все условия для начала мирных переговоров, чего мировое еврейство старалось любой ценой не допустить. Борьба им предстояла непростая, что они прекрасно понимали, ведь английские люди ничего не выигрывали от войны, они хотели мира, так же как и немцы. Но еврейство, конечно, не желало мириться с ситуацией, где Германия, с ее независимой финансовой системой, установленной правительством Гитлера и проводящей политику, независимую от интересов еврейства, была бы оставлена в покое.
   Эта борьба в английских правительственных кругах по вопросу о том, какую политику преследовать в той ситуации, является центральной темой того периода. Начало бомбардировок городов было ключом к эскалации войны, задержка авианалетов была основой для мирных переговоров. Еврейство прекрасно понимало это и проводило соответствующую политику.
   15 февраля 1940 г. я задал следующий вопрос господину Чемберлену в Парламенте. "Не мог бы премьер министр заверить Палату Общин, что правительство Его Величества не поддастся давлению, которое на него оказывается и не отойдет от принципов, которые они выразили после бомбардировки мирных жителей в Испании."
   Вот как ответил на этот вопрос премьер министр Чемберлен. "Мне не известно ни о каком давлении, которое упомянул мой уважаемый коллега. Политика правительства Его Величества по этому вопросу была полностью мной освещена в ответе на вопрос почтенного члена Палаты Общин г-на Далтона. Тогда я ответил, что вне зависимости от политического курса, который могут предпринять другие стороны, наше правительство никогда не начнет преднамеренные атаки на женщин и детей и других мирных жителей ради простого терроризма. Мне нечего добавить к тому ответу."
   И вопрос, и ответ были, естественно, анафемой для поджигателей войны, поэтому я был намерен провести этот вопрос еще дальше. 21 февраля я спросил премьер-министра, известно ли ему, что советская авиация проводит бомбардировку гражданского населения (в Финляндии) и выразило ли правительство Его Величества протест, подобный протестам, которые оно выразило во время гражданской войны в Испании, когда там имели место подобные инциденты." Г-н Бутлер дал ответ вместо премьер министра, сказав - "Да, советские ВВС ведут бомбардировки городов, которые должны быть строго осуждены. Правительство Его Величества, однако, не выразило протестов по этому поводу, т.к., к сожалению, нет причин полагать, что такая акция достигла бы желаемого результата.
   Не может быть сомнения, что такая позиция кабинета Чемберлена представляла собой полную противоположность желаниям и планам поджигателей войны. Его приверженность принципам гуманной политики стояла им поперек горла, предотвращала развитие их планов и несла значительный риск, что простые люди разберутся в ситуации и поймут, что Гитлер не хочет войны с Англией.
   Т.к. он все еще не начинал бомбардировок, и его армии не предпринимали никаких действий против тех, кто объявил Германии войну, были пущены в действие механизмы интриг и саботажа, направленные на свержение правительства Чемберлена. В конечном итоге его обвинили в провале норвежской операции, где Гитлер сумел высадить свой экспедиционный корпус, опередив Англию буквально на несколько дней. Это и явилось предлогом, чтобы убрать правительство Чемберлена. К власти затем пришел Черчилль, ставленник еврейства. [ 8 ]
   Не следует забывать в этой связи, что до и во время норвежской операции Черчилль был командующим всеми военно-морскими, воздушными и армейскими операциями, так что если уж на кого и следовало возлагать вину за это второе Галлиполи, так это на него, т.к. он начал операцию, несмотря на предупреждение ВМФ, что без контроля над определенными стратегическими пунктами в том регионе операция обречена на провал. Но тем не менее он не был смещен со своего поста, более того, он стал премьер министром! Это был он, кто нарушил английскую позицию относительно бомбардировок мирного населения. Он был избранником поджигателей войны.
   Бомбардировки гражданского населения Германии начались в тот же вечер, когда архитектор норвежского фиаско стал премьер министром - 11 мая 1940 г.
   ГЛАВА VIII
ДУНКИРК И ПОСЛЕ
   Лиддел Харт, известный стратег и военный историк, написал книгу о войне "The Other Side of the Нill", (Другая сторона холма), которая была напечатана в 1948 г. Глава 10, в которой описывается вторжение во Францию и Дункирк озаглавлена "Как Гитлер разбил Францию и спас Англию". 
   Но содержание той главы поразит всех одурманенных пропагандой даже больше, чем ее название, т.к. автор в ней показывает, что Гитлер не только спас Англию, но также и то, что это не было случайностью или какой-либо комбинацией событий вне его контроля. Это не было и ошибкой немецкого командования, это было сделано специально в соответствии с принципами, которые Гитлер сформулировал и стал придерживаться еще задолго до этого.
   Харт описывает ситуацию, создавшуюся в Дункирке, куда бежал английский экспедиционный корпус с остатками французских формирований. 22 мая Гитлер отдал приказ танковому корпусу остановиться и не преследовать врага, что дало англичанам возможность эвакуировать свои войска,
   Лиддел Харт приводит текст приказа Гитлера Клейсту -- "Танковым дивизиям не подходить к Дункирку ближе чем дальность действия средней артиллерии. Разрешается делать лишь разведывательные и защитные передвижения."
   Этот приказ казался настолько невероятным, что Клейст решил его проигнорировать. "Затем поступил более строгий приказ, предписывающий мне отойти за канал. Мои танки стояли там три дня."
   Харт описывает разговор, который имел место 24 мая между Гитлером и маршалом Рунштедтом и двумя офицерами его штаба. "Он затем удивил нас, начав говорить с восхищением о Британской империи, о необходимости ее существования и о цивилизации, которую Англия принесла миру. Он сравнил Британскую империю с католической церковью, говоря, что она необходима для стабильности в мире. Он сказал, что все, что он хочет от Англии, это признать позицию Германии на континенте. Возвращение немецких колоний в Африке, потерянных после войны, будет желательным, но не обязательным, и он даже готов был предложить свои войска для защиты Британской империи. Он закончил, сказав, что его целью является заключить мир с Англией на основе, которую она сочтет возможным принять."
   Вот что говорит Лиддел Харт об этом. "Если бы английская армия была разбита и пленена под Дункирком, англичане могли бы чувствовать, что их честь запятнана, и что то пятно надо смыть. Разрешив им отойти; Гитлер надеялся избежать эскалации конфликта и сохранить, таким образом, основу для продолжения мирных переговоров."
   Каждый, кто прочитал Майн Кампф поймет почему Гитлер преследовал такую политику. В той книге явно прослеживаются две темы -- первая, это детальный анализ и осуждение еврейской капиталистическо-революционной машины, и вторая -- восхищение и желание преследовать дружественные отношения с Англией. Очень жаль, что так мало людей читали ту книгу, и это настоящая трагедия, что они заглотили бесстыдные искажения и оголтелую пропаганду о ней, которые были произведены органами массовой информации, находящимися под контролем евреев. Пусть люди попытаются достать ту книгу, а если они не смогут, то им стоит задуматься над тем, что если бы идеи, выраженные в ней, совпадали с тем, что говорит о ней еврейская пропаганда, то неужели не ясно, что она была бы напечатана миллионными тиражами! Но даже тем, кто не планирует читать ту книгу, стоит задуматься над следующими фактами:
   Еврей Карл Маркс заявил, что коммунизм не сможет победить, пока Британская империя не будет разрушена. Гитлер же сказал, что Британская империя является существенным элементом стабильности мира, и даже был готов предоставить немецкие войска для ее защиты. С помощью безудержной пропаганды Англия была вовлечена в войну, где она была вынуждена воевать со страной, которая выражала самые добрые к ней намерения и даже готова была ее защищать. Более того, мы оказались втянуты в войну на стороне тех, которые не скрывали, что наша гибель была важным элементом их идеологии. В результате этой войны наша империя была разрушена, и мы потеряли нашу экономическую независимость, так что уже вполне можно сказать, что мы на полпути к нашей гибели,
   ГЛАВА IX
ЧТО БУДЕТ?
   Если факты о реальном отношении Гитлера к Англии поразили некоторых читателей, то их, возможно, еще больше поразит то, что президент Рузвельт, который, кстати, был евреем и коммунистом, заклятым врагом Британской империи, неоднократно заявлял, что он желает разрушения Британской империи. Его сын, полковник Эллиот Рузвельт, говорит об этом совершенно недвусмысленно в своей книге "As He Saw It" (Как он это видел), которая недавно вышла в США. На стр. 19-28 полковник Рузвельт говорит нам, что в августе 1941 г. его отец, сказав, что он едет на отдых с рыбной ловлей, на самом деле поехал на встречу с Черчиллем, которая состоялась на военном корабле у берегов Ньюфаундленда. Там также присутствовали лорд Бивербрук, Едвард Кадоган, лорд Червел (наст. имя Линдеман) и Аверрел Харриман.
   На стр. 35 он приводит слова своего отца, который сказал -- "После войны ...должна быть установлена наиболее возможная свобода торговли, без искусственно созданных барьеров. Черчилль тогда упомянул торговые соглашения, существовавшие в Британской империи, на что Рузвельт ответил, что он их и имеет в виду. "Это из-за них люди Индии, Африки и Ближнего Востока настолько отсталые. Я не верю, что мы можем вести войну против фашистского рабства и в то же время не прилагать усилий для освобождения людей мира от колониального владычества. Мир не может основываться на деспотизме." [ 9 ]
   Разговор на эту тему достиг такой точки, что Черчилль воскликнул - "Господин президент, я считаю, что Вы хотите покончить с английской империей!"
   Вполне естественная реакция Черчилля, учитывая, что Рузвельт говорил об "освобождении" Индии, Бирмы, Египта, Палестины, Индокитая, Индонезии, Африки.
   На стр. 115 полковник Рузвельт приводит слова своего отца, который говорил ему - "Американцам не пришлось бы умирать на тихоокеанском театре, если бы не близорукая жадность французов, англичан и датчан." Но совсем не эти причины давались официально американским людям как причина, почему США ввязались в войну. В Англии же линия правительства, оправдывающая их курс на войну, была "защита империи от Гитлера", хотя их империю следовало бы защищать от Рузвельта, а не от Гитлера.
   На стр. 116 сын Рузвельта приводит еще одну выдержку из сказанного его отцом на тему Британской империи. "Когда мы выиграем войну, я позабочусь, чтобы США не были втянуты ни в какие планы, которые будут способствовать Англии в ее имперских амбициях."
   А несколько страниц ниже - "Я пытался довести нашу позицию до Уинстона и других, что они не должны считать, что мы в этой войне для того, чтобы помочь им сохранить свою архаическую идею империи".
   "Тому, кто ест с дьяволом из одного котла, нужна длинная ложка" - гласит пословица. Черчилль, этот исполнитель еврейских планов, вдруг обнаружил, что он играет вторую скрипку, а первая доверена их другому агенту, который, кстати, даже и не пытается маскировать свои намерения в отношении Британской империи.
   Карл Маркс, их ранний "Моисей", осудил империю еще тогда, а в 1941 г. лишь оппоненты иудаизма и марксизма, такие как Гитлер, были готовы защищать чужую империю, которую они считали основой христианской цивилизации.
   Но несмотря на то, что Черчилль иногда вспыхивал после замечаний Рузвельта об империи, это, тем не менее, не помешало ему быть его "преданным адъютантом", как он выразился в Палате Общин.
   Как это возможно, чтобы премьер министр независимого государства Великобритании мог быть "преданным адъютантом" президента чужой страны, который поставил себе цель разрушить Британскую империю, г-н Черчилль не объяснил.
   В другом случае г-н Черчилль сделал туманное замечание -- "Заправлять ликвидацией Британской империи не является частью моих обязанностей."
   Разумеется нет! В его обязанности также не входило объявлять себя "преданным адъютантом" того, кто в открытую объявлял, что и его планы входит уничтожение империи. Но он, тем не менее, этим занимался весьма усердно, еще когда он был министром обороны, он вел секретный обмен информацией с Рузвельтом за спиной Чемберлена, используя для этого шифровальный отдел Адмиралтейства.
   ГЛАВА X
РОЛЬ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА
   В моем заявлении членам Палаты Общин относительно моего ареста (см. дополнение I) я выразил причины, которыми я руководствовался, когда я принял решение ознакомиться с секретными документами американского посольства на квартире Тайлера Кента в последние недели пребывания у власти Чемберлена. [ 10 ]
   Первые из тех причин были следующими:
   Как и многие другие члены обеих палат Парламента, я хорошо знал, что среди организаций и групп, как в Англии так и за границей, занятых подрывом отношений между Англией и Германией, организованное еврейство играло ведущую роль.
   Я знал, что США превратились в мировой центр еврейства. Неопровержимые факты, проливающие свет на это, появились в книге профессора Чарльза Биэрда (Beard) "President Roosevelt and the Coming of the War" (Президент Рузвельт и приход войны), которая была напечатана в 1948 г. (Yale University Press). Эта книга, написанная профессором с мировым именем, является приговором Рузвельту по трем обвинениям.
   Первое это то, что Рузвельт был избран потому, что люди поверили его предвыборным обещаниям не втягивать США ни в какую европейскую войну. Второе это то, что он предательски отошел от своих обещаний, более того, он нарушил международные законы о нейтралитете. Третье - это то, что он своими действиями совершил эскалацию войны, переведя ее из холодной в настоящую, когда он послал Японии ультиматум, результатом которого могла быть только война.
   Из множества его обещаний не ввязываться в войну, мы процитируем лишь два - "Я это уже говорил, но я повторю эти слова опять, и опять, и опять - ваши сыновья не будут посланы ни на какую войну за рубежом!" Он это сказал в Бостоне 30 октября 1940 г. А 29 декабря он сказал - "Вы поэтому можете пригвоздить любые разговоры о посылке армий в Европу как ложь."
   Профессор Биэрд дальше показывает, что в то время как Рузвельт делал эти речи, он попирал международные законы о нейтралитете, в интересах тех, кто вел борьбу с позиции мирового еврейства. Двумя главными типами неактивного вмешательства были посылки морских конвоев с боеприпасами и другими военными грузами в Англию, а также Ленд-Лиз.
   Оставив в стороне наши чувства как англичане, которые мы, естественно, испытывали, получая помощь из американских арсеналов, а также их перевозку флотом США, эти два решения, принятые Рузвельтом, противоречили обещаниям, которые он дал американским людям; они также нарушали международные законы о нейтралитете.
   Некоторые представители в Конгрессе выразили свою озабоченность этими действиями президента. У. Бурдик (U. Burdick) из Северной Дакоты сказал -- "Вся эта наша помощь Англии может кое-что означать... Продавать ей товары это одно дело, но если мы также их и переправляем на наших кораблях, то это совсем другое, из-за этого может произойти война!"
   Представитель Хью Патерсон (Hugh Patterson) из Джорджии сказал - "Это является частью агрессивной войны!"
   Представитель Шорт (Dewey Short) из Миссури сказал -- "Невозможно быть наполовину в войне, а наполовину вне войны. Это можно приодеть, замаскировать (он имел в виду Ленд-Лиз), побрызгать духами, но вонь этой ситуации все равно не скрыть." Представитель Филип Беннетт от Миссури, заявил - "Из всего происходящего неизбежно только одно заключение, это то, что президент готовится к активному военному вмешательству, если такое вмешательство будет нужным для того, чтобы победить Германию и ее союзников. Но президент говорит, что наши ребята не будут посланы за границу. Это ложь, господин председатель. В то время когда я произношу эти слова, наши корабли оборудуются для перевозки войск. Жетоны для опознавания убитых и раненых штампуются компанией Баллантайн (W.C.Ballantyne) из Вашингтона." Профессор Биэрд приводит доказательства по своему третьему обвинению, приводя массу материала, он показывает, что Рузвельт вынудил Японию начать войну, послав ультиматум, в котором он требовал немедленного выполнения условий, которые никогда не могли бы быть приняты никакой страной.
   "Меморандум, который сенатор Холл (Hull), по указанию Рузвельта передал японскому правительству 26 ноября 1941 г., представлял из себя максимальные условия американской политики на Тихоокеанском театре."
   Профессор Биэрд продолжает - "Не требовалось глубокого знания японской истории, институтов, психологии, чтобы гарантировать, что никакой японский кабинет, ни "либеральный", ни "реакционный", ни за что не принял бы те условия."
   И далее - "Японцы считали, что тот меморандум равносилен ультиматуму."
   Таким образом была развязана война, причем ситуация, созданная тем ультиматумом и последующей атакой Японии на Пэрл Харбор, позволила Рузвельту послать войска за океан без явного нарушения духа его многочисленных обещаний на эту тему.
   С эскалацией войны реальное лицо политики Рузвельта становилось все более и более очевидным -- его обман Англии и ее союзников был таким же неприкрытым как его обман американского народа.
   Профессор Биэрд указывает на стр. 576 - "Высокие принципы свободы и Атлантической Хартии были отброшены в договорах, которые заключались в ходе войны и по ее окончанию. Обращение с людьми Эстонии, Литвы, Польши, Румынии, Югославии, Китая, Индокитая, Индонезии, Италии, Германии и многих других является доказательством тому!"
   Чье-то сильное влияние явно заставило американского президента преследовать такую политику. Мы уже имели возможность убедиться, что Рузвельтом повелевало не желание сохранить Британскую, Французскую или Датскую империи, мы уже видели, что он не скрывал даже от Черчилля свои планы относительно этого, еще до входа США в войну. Судьба народов Европы его также не волновала. Это общеизвестный факт, что американские и английские армии были остановлены, чтобы позволить Сталину взять под свой контроль пол-Европы, включая Берлин.
   Опять цитируя профессора Биэрда -"Как последствие войны, которая, как нам объявили, была нужна, чтобы свергнуть деспотизм Гитлера, была установлена другая форма деспотизма."
   В заключение профессор Биэрд суммирует обвинения против Рузвельта, которых он сформулировал двенадцать, и говорит - "Если мы не проведем импичмент против того, что творил Рузвельт, и если мы не примем меры для того, чтобы предотвратить повторение подобного в будущем, то это будет равносильно отмене Конституции, т.к. при существующих законах президенту и его приближенным ничего не стоит обойти ее, несмотря на то, что они давали присягу служить народу в соответствии с Конституцией."
   Если мы сравним книгу профессора Биэрда и книгу сына Рузвельта, то возникает вопрос - кому и чьим интересам служил президент Рузвельт? На этот вопрос я вижу только один ответ -- он служил тем силам, которые хотели использовать индустриальную и промышленную мощь США для ведения войны против стран в Европе, которые сумели освободиться от еврейского финансового контроля, которые хотели разрушить Британскую империю, втянуть страны в массивные долги, которые невозможно выплатить и разрешить Сталину оккупировать пол-Европы [ 11 ]. Т.е. Рузвельт был слугой мирового еврейства.
   ГЛАВА XI
СТАТЬЯ 18 Б
   23 мая 1940 г., меньше чем через две недели после того как Черчилль стал премьер министром, сотни англичан, многие из которых были бывшими военнослужащими, были неожиданно арестованы и заключены в тюрьму по статье 18б. Пресса в то время проводила непрекращающуюся кампанию пропаганды о якобы имеющейся в стране пятой колонны, которая ждет не дождется когда же высадятся немцы.
   Насколько лживыми были эти утверждения можно видеть хотя бы из того факта, что английские службы не смогли привести никаких доказательств существования какого-либо заговора, или участия в подобной деятельности ни против единого из арестованных! 
   Если бы такие доказательства были, то разве правители упустили бы возможность провести суд! Но ни одному из арестованных не были предъявлены обвинения в суде.
   Четыре обвинения были сфабрикованы против жены выдающегося адмирала Никольсона. Над ней состоялся суд, но присяжные признали ее невиновной по всем четырем пунктам. Но она была арестована, когда выходила из зала суда. Она была заключена в тюрьму по статье 18б, где она находилась в течение нескольких лет. 
   Статья 18б сначала была введена для борьбы с членами Ирландской Республиканской Армии (ИРА), которые совершили несколько террористических актов в Лондоне. Без той статьи ни один подданный короля в Англии не мог быть арестован без наличия достаточных улик, т.е. всего лишь по подозрению. Кроме нескольких периодов серьезной смуты, подобные методы были делом далекого прошлого. 
   Та статья дала возможность ввести средневековые процедуры ареста и заключения по подозрению, без формальной отмены существующих законов, гарантирующих неприкосновенность личности. Это было, по существу, возвратом к системе, существовавшей во Франции при монархии. Люди могли быть заключены в тюрьму без формального обвинения и решения суда. Но следует отметить, что за ними сохранялось право поддерживать контакт с их семьями, им разрешалось приносить в тюрьму свою еду, включая вино, свою посуду, постельное белье, приводить туда слуг. Но обращение с заключенными по 18б было совсем другим, с ними обращались хуже, чем с уголовниками.
   А что касается ИРА, то в то время большинство ее членов были коммунистами. Я послал запрос Министру Внутренних Дел (Ноmе Secretary), где предложил поставить ему информацию по этому вопросу, если он согласится его рассмотреть, но ничего не добился. И вот из-за нескольких актов терроризма, совершенных коммунистами, была введена та драконовская статья. Но несмотря на то, что официальной причиной введения той статьи была деятельности ИРА, очень мало ее членов были арестованы. Зато сотни и сотни других людей содержались под арестом по нескольку лет, некоторые до пяти, без предъявления обвинений, чье "преступление" состояло лишь в том, что они пытались сопротивляться еврейскому влиянию и их попыткам втянуть Англию в войну.
   Учитывая, что коммунизм исходит от евреев, стоит ли удивляться, что ИРА, в которой коммунисты играли такую важную роль, стала инструментом для введения такого драконовского закона! Чего было проще для власть имущих - договориться с ИРА подложить несколько бомб в Лондоне, а в результате получить закон, который они с таким успехом использовали для подавления оппозиции политике втягивания Англии в войну!
   В нашей стране каждый гражданин имеет право на свои взгляды, и там, где мы не можем предоставить доказательства, мы вполне можем сказать - "у меня имеются основания полагать..." И в отношении той статьи у меня есть основания полагать, что обрисованный мной сценарий был разыгран для создания в стране соответствующей атмосферы, которая бы позволила ввести ту статью. Когда статья была впервые предложена на обсуждение Парламента, ее формулировка была такая, что министр внутренних дел мог иметь право проводить аресты тех, в отношении которых он был уверен, что такие меры необходимы. Терминология была весьма прозрачна - никаких других мнений не требовалось, все основывалось технически лишь на мнении одного чиновника, т.е. ему давалась бы в этом отношении неограниченная власть.
   Но Палата Общин наотрез отказалась пропустить статью в такой формулировке, это бы означало сдачу их ответственности за соблюдение прав и свобод граждан, их полномочий проводить надзор за их соблюдением. Правительство вынуждено было убрать ту статью с обсуждения, но спустя буквально несколько дней они опять поставили ее перед Палатой Общин, но на этот раз в слегка другой формулировке. Правительственные крючкотворы теперь использовали слова "имеет достаточные основания считать..." Согласно им эта формулировка содержала в себе достаточно гарантий неприкосновенности личности. Члены парламента, надо полагать, остались под впечатлением, что они будут иметь возможность решать, являются ли причины, предъявленные правительством, "достаточным основанием" для ареста. Поразительно, но тот закон прошел, несмотря на несогласие многих членов с его формулировкой.
   Два года спустя, когда была проведена волна арестов, и адвокаты арестованных требовали открытого суда или хотя бы разрешения членам Парламента ознакомиться с делами арестованных, им был дан ответ, который был спущен от самого генерального прокурора, что слова "имеет достаточные основания считать..." равносильны слову "уверен".
   Так что в отношении суда дела были закончены, хотя один лорд сделал очень критические заявления о сложившейся ситуации.
   Я сам был арестован по той статье 23 мая 1940 г, и заключен в тюрьму Брикстон без каких-либо формальных обвинений, предъявленных против меня. Мне был предоставлен список с причинами почему я был арестован, "список нарушений", как его назвали, и больше ничего, и только после более чем четырех лет заключения, 26 сентября 1944 г. мне было сообщено из МВД, что мое заключение окончено.
   Что касается того "списка нарушений", то я на него ответил во время моего допроса, который проводился так называемым "совещательным комитетом". Я не знал от кого исходят обвинения, не мог предоставлять свидетелей, мне не было разрешено нанять адвоката. Этот "список нарушений", а также мои ответы на них были предоставлены спикеру, а также членам Палаты Общин, они также предоставлены в дополнении к этой книге. Тот "список нарушений" был основан на поразительном утверждении, что моя антикоммунистическая деятельность была всего лишь прикрытием для предательской деятельности!
   Насколько лживым является это утверждение, можно судить хотя бы из того, что все предшествующие десять лет я беспрестанно занимался антикоммунистической деятельностью, что можно судить по законам, которые я вносил, по речам, сделанным мной, по вопросам, которые я задавал в Парламенте.
   ГЛАВА XII
КТО ОСМЕЛИТСЯ?
   На следующее утро после моего освобождения я проследовал в Палату Общин, чем вызвал немалое удивление среди других депутатов. Вскоре после этого евреи и их приятели начали донимать меня относительно моей роли в Правом Клубе. Серия вопросов появилась на парламентском реестре (Order Paper), но я отказался играть в их игру.
   Затем репортеры с галереи прессы попытались выудить из меня имена членов Клуба. Те имена держались в секрете, мы не хотели, чтобы они стали известны евреям, что было сделано по соглашению всех членов. Держать те имена в секрете лично для меня представляло неудобства. Оно давало врагу возможность бросить в наш адрес всевозможные обвинения. Обнародование тех имен намного облегчило бы мне жизнь. Но большинство членов хотело держать список имен в секрете, что и было сделано. Учитывая ситуацию в стране, они имели все основания опасаться.
   В частности я помню разговор на эту тему с одним из репортеров с галереи прессы. Он был весьма настойчивым молодым человеком, и он хотел знать хотя бы несколько имен.
   "Допустим, - сказал я ему, - вы были бы членом Клуба и что в нарушение обещания не разглашать ваше имя я его тем не менее разгласил, и все бы узнали, что вы член общества, целью которого является борьба против еврейского засилья в Англии. Вы бы не удержались на вашей работе в течение шести месяцев."
   "Я бы не удержался на ней в течение шести минут", - ответил тот. 
"Теперь вы видите, почему я не могу вам сообщить имена членов нашего клуба."
   Многие люди находятся сегодня в подобной ситуации, когда они, зная о том, что творится в стране, тем не менее вынуждены молчать.
   Даже самые богатые и влиятельные магнаты в стране не смеют сказать что-либо против организованного еврейства. История с газетой Daily Mail является хорошей иллюстрацией существующей ситуации. Ситуация в США еще хуже, что можно судить хотя бы из того, что произошло с Джеймсом Форрестолом.
   Книга "Дневники Форрестола" была опубликована в Нью-Йорке издательством Викинг Пресс в 1951 г., незадолго до публикации моей книги. Форрестол был вторым секретарем ВМФ США с 1940 г., секретарем обороны с 1947 г., пока он не подал отставку в марте 1949 г., вскоре после чего он был найден мертвым. Его дневники, естественно, представляют огромный интерес.
   Вот выдержка из записи, сделанной 27 декабря 1945 г. (стр. 121-122). "Играл в гольф с Джо Кеннеди (Джосеф Кеннеди, который был послом в Англии перед войной). Я спросил его о разговорах с Рузвельтом и Чемберленом, которые он имел с 1938 г. Он сказал, что Чемберлен в 1938 г. был в такой ситуации, что Англии практически нечем было воевать, и что он не мог рисковать начинать войну с Гитлером. Кеннеди считал, что Гитлер вполне мог бы начать войну против России без втягивания туда же Англии, если бы не давление Буллита (посол США во Франции) на Рузвельта столкнуть Германию с Польшей. Ни Франция, ни Англия не ввязались бы в войну из-за Польши, если бы не постоянное подстрекательство из Вашингтона. Он сказал, что Буллит говорил Рузвельту, что немцы не будут воевать. Кеннеди говорил, что они будут, и что они вполне в состоянии покорить всю Европу. Чемберлен, он говорит, заявил, что Америка и мировое еврейство затянули Англию в войну."
   Эти слова Форрестола не являются единственными, проливающими свет на ту ситуацию. Освальд Пайроу (Oswald Pirow), бывший министр обороны Южной Африки, сказал в интервью с Ассошиэйтед Пресс 14 января 1952 г. в Йоханнесбурге, что Чемберлен сказал ему, что мировое еврейство оказывало на него огромное давление не идти на уступки Гитлеру.
   Другое важное разоблачение, которое Форрестол предоставляет в своих дневниках, касается сионизма. Из его записей ясно видно, что, начиная с декабря 1947 г., он был весьма обеспокоен вмешательством и влиянием сионистов на американскую политику. Он описал разговоры с г-ном Бирнсом (Byrnes), сенатором Ванденбергом, губернатором Дьюи (Dewey) и другими в попытках убрать вопрос Палестины из политики партий. Начиная с того времени он, похоже, предпринимал усилия в том направлении.
   Вот запись от 3 февраля 1948 г. (стр. 362, 363): "Сегодня сын Рузвельта нанес визит, он поддерживает идею еврейского государства в Палестине, говорит, что мы должны поддерживать решения ООН. Я указал на тот факт, что ООН еще не приняла никаких решений, что все, что мы на данный момент имеем, это рекомендацию Генеральной Ассамблеи. Я ему сказал, что методы, которые использовали официальные лица США для оказания давления на другие страны, были весьма неподобающими. Я сказал, что все, что я делаю, это прилагаю мои усилия, чтобы убрать этот вопрос из сферы политики, т.е. добиваюсь того, чтобы политические партии согласились не вести предвыборную борьбу на основе этого вопроса. Он сказал, что это возможно, что страна уже слишком далеко зашла в этом вопросе, более того, демократическая партия проиграет, если они согласятся убрать этот вопрос из политики. Я сказал, что я вынужден повторить ему то, что я уже сказал сенатору Макграту (McGrath) в ответ на его замечание, что если мы откажем в поддержке сионистам, то мы можем потерять штаты Нью-Йорк, Пенсильванию и Калифорнию -- "Пора кому-нибудь подумать как бы мы не потеряли Соединенные Штаты."
   После короткого замечания редактора, запись от 3 февраля продолжается так: "Обедал с г-ном Барухом. После этого я поднял этот вопрос с ним. Он посоветовал мне не залезать в это дело, т.к. многие уже считают, что я слишком уж проявляю сопротивление политике США в Палестине. И это не будет в моих интересах." (стр. 364)
   Вскоре в газетах была развязана кампания клеветы против Форрестола, на него вылили столько грязи, что он подал в отставку с должности секретаря обороны. Это было в марте 1949 г. 22 марта он был мертв. Официальная версия гласила, что он покончил самоубийством, выкинувшись из окна высотного здания.
   ЭПИЛОГ
   Я очень признателен всем членам Палаты Общин, которые своим хорошим ко мне отношением, сделали мое возвращение в Палату более сносным. И это несмотря на то, что их поведение по отношению ко мне было сообщено представителям прессы, либо те сами могли это видеть, и которые напечатали соответствующие репортажи. Позже кампания травли этих представителей была развязана в их избирательных округах.
   Если мы поразмыслим о кровавых событиях, начавшихся во времена короля Карла I и продолжающихся по сегодняшний день, то мы можем видеть причину всех этих катаклизмов и потрясений, которыми так богата европейская история. Вместо событий, которые непосвященному представляются как не имеющие связи одно с другим, мы можем видеть очертания дьявольского плана. Понимая все это, мы имеем возможность оказать продуманное, сознательное сопротивление тем планам, что позволит нам сохранить созданное нами от тех, кто хочет его разрушить,
   Понимая как работают силы разрушения, мы наконец-то в состоянии оказать им сопротивление.
   Давайте не забывать слова еврея Маркуса Эли Раваджа (Marcus Eli Ravage), который написал в американском журнале "Century Magazine" в январе 1928 г. "Наше присутствие можно проследить не только в последней войне, но и во всех ваших войнах, и не только русской, но и всех других ваших революций, о которых стоит упоминать."
   Мы не должны также забывать слова профессора Харольда Ласки, который писал в "New Statesman and Nation" 11 января 1942 г. - "Эта война по своей сущности представляет огромную революцию, более ранними фазами которой были война 1914 г., русская революция и другие."
   Нам следует помнить и слова известного еврейского адвоката, издателя и корреспондента из США Генри Клейна, которые он произнес в 1951 г. "Протоколы - это план, с помощью которого группа евреев, которые входят в Санхедрин, планирует завладеть миром, разрушив сначала христианскую цивилизацию. Протоколы не только являются подлинными, но они к настоящему времени почти полностью сбылись."
   Они почти полностью сбылись благодаря, в немалой степени стараниям господина Рузвельта и его приспешников, которые вполне заслуживают звания "архитекторов еврейского будущего".
   Но в процессе этого Англия и ее империя, а также ее благородное имя и честь были разрушены.
   Как писал профессор Биэрд - "Высокие принципы свободы и Атлантической Хартии были отброшены в договорах, которые заключались в ходе войны и по ее окончанию Обращение с людьми Эстонии, Литвы, Польши, Румынии, Югославии" Китая, Индокитая, Индонезии, Италии, Германии и многих других является доказательством тому!"
   Недавно в прессе появились высказывания госпожи Чанкайши, которая назвала Англию "моральным пораженцем" (в отношении ее политики к Китаю). "Англия променяла душу нации на несколько серебренников. Но скоро те серебренники принесут проценты, которые выразятся в английской крови, слезах и поте на полях битвы за свободу."
   Можно подумать, что эти слова принадлежат самому генералу Сикорскому. [ 12 ]
   Стоит также вспомнить высказывание г-на Джексона Мартинделла, президента Американского Института Администраторов, который сказал - "Слово англичанина уже его ни к чему не обязывает." И добавил - "Я не хотел это говорить, но Англия становится бедной не только экономически, но и морально."
   Сколько мы уже слышали это от арабов после 1939 г.!
   Эти слова повторяются от Польши до Палестины и Китая. Их также можно слышать в нашей собственной стране от людей, которые понимают причины происходящего.
   Причины этому прозрачны. Невозможно служить двум хозяевам сразу, особенно если интересы и принципы этих хозяев так далеки один от другого. Англия и ее империя, и еврейство и их империя - СССР.
   Со времени падения правительства Чемберлена Англия помогала еврейским интересам, в процессе чего ее честь, а также владения постоянно уменьшались.
   И как это ни поразительно - стоит кому-либо указать на это, так его же обвиняют в "антисемитизме", стандартный прием еврейства. Тут примечательны два основных факта - один это то, что чужое племя каким-то странным образом оказалось замешанным в судьбу Англии, а второе это то, что выражение "антисемит" в данном случае просто бессмысленно. Евреи это не единственный и далеко не самый многочисленный семитский народ. Арабы тоже семиты, но те, на кого  пытаются прилепить клеймо "антисемита", не имеют ничего против арабов.
   Правильным выражением было бы "антиеврей", но его еврейство не использует. Наверно потому, что оно слишком уж меткое, не сравнить даже с этим расплывчатым и широкомасштабным "антисемит".
   Выражение "антисемит" - это всего лишь пропагандное слово, которое используется, чтобы запугать людей и заставить их оставить этот вопрос без осмысливания.
   Те, кто разбираются в ситуации, знают, что в нашей стране существует другое государство, которое, несмотря на камуфляж, является еврейским от начала до конца, в полном унисоне с остальным мировым еврейством. Если кто в этом сомневается, то им стоит почитать книгу "Единство в рассеянии", напечатанную Мировым Еврейским Конгрессом. Там четко написано, что евреи мира это одна нация.
   Но не все евреи хотят быть свалены в эту общую кучу, некоторые хотят жить независимо от организованного еврейства. Но это не так-то просто, поэтому они предпочитают отдавать дань, по возможности небольшую.
   И к сожалению некоторые неевреи продались этому чужому племени, которое использует их как "прикрытие" для своих враждебных действий - контролировать наши политические партии, внутреннюю и внешнюю политику, прессу и общественную жизнь.
   Этот дьявольский фронт должен быть разоблачен и обезопасен. Первым шагом к этой цели должно быть принятие мер, которые сделали бы более рискованным для неевреев плясать под дудку организованного еврейства.
   Другие меры должны быть направлены на отделение от еврейского фронта тех евреев, которые не хотят жить по диктату мирового еврейского конгресса.
   Но главным является необходимость информировать людей доброй воли о реальной ситуации, создавшейся в нашей стране, в частности о целях и методах марксистского врага.
   Я предлагаю эту книгу всем, кто намерен бороться с нашим общим врагом - коммунизмом.
  
   ЗАЯВЛЕНИЕ АРЧИБАЛЬДА РАМЗЕЯ СПИКЕРУ И ЧЛЕНАМ ПАРЛАМЕНТА ОТНОСИТЕЛЬНО ЕГО АРЕСТА И ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПО СТАТЬЕ 18 Б
   Все пункты, которые были представлены как обоснование для моего ареста и заключения представляют из себя утверждения, что моя оппозиция коммунизму, большевизму и организованному еврейству якобы были лишь прикрытием для моей деятельности, направленной против Англии.
   В нижеследующем меморандуме, который мог бы быть значительно расширен, я предоставил самые основные факты, доказывающие то, что не только моя позиция была была более честной и неизменной в течение всего времени в Палате Общин, но также и то, что в течение времени, когда я занимался этим вопросом, я насобирал много неоспоримых фактов, которые сформировали мое мировоззрение и привели меня к осознанию необходимости сформировать Правый Клуб, который является патриотической организацией.
   В течение всего моего периода службы в Парламенте (с 1931 г.) я не прекращал открытую борьбу с большевизмом и его союзниками. А начал я ту борьбу задолго до того как я стал членом Парламента. 
   Нижеследующий обзор докажет это, из него также должно быть очевидно, что создание Правого Клуба явилось логическим следствием из моей деятельности.
   Эту работу можно разделить на три периода. В течение первого, который продолжался до примерно 1935 г., я полагал, что революция в России была делом рук русских. В течение второго периода моего понимания этой проблемы я полагал, что силы, принесшие революцию были интернациональными. Затем я понял, что они еврейские.
   Первый период. Для меня всегда было загадкой почему советские тратят так много денег и людских ресурсов на революционную деятельность в Англии. Моим первым активным шагом было выступить на выборах, которые состоялись в то время, когда газета Daily Mail опубликовала письмо Зиновьева (Апфельбаума), призывающего к революции в Англии. Я баллотировался в округе Нортвич на платформе против большевизма.
   После того как я был избран, я вступил в Комитет Торговли с Россией, который наблюдал за их деятельностью в Англии. Я также вступил в Совет Христианского Движения Протеста, который был основан, чтобы вести борьбу против преследования духовенства в СССР. Из записей парламентских заседаний можно видеть, что я задавал много вопросов в течение этого периода, обнажая деятельность большевиков.
   Второй период для меня наступил, когда я пришел к выводу, что движущие силы большевизма не столько русские, сколько мировые. Я попытался разобраться в том, какова функция Коминтерна, этого таинственного органа над которым, если судить по ответам, которые я получал на мои вопросы, советское правительство не имело контроля.
   В более поздней стадии этого периода я достиг значительного прогресса в понимании того как работает Коминтерн, я выступал с речами в благотворительных клубах, предметом которых была красная угроза над Европой.
   Эта вторая фаза продолжалась до гражданской воины в Испании, Я сразу понял роль Коминтерна в этих событиях, в том числе в создании так называемых интернациональных бригад, я нападал на них беспрерывно с потоком вопросов в Парламенте.
   Позиция прессы в Англии меня сначала поразила, но потом помогла понять суть дела кто же является главной силой в подготовке мировой революции. Пресса представила врагов генерала Франко как либеральных и протестантских реформаторов, а не безбожных террористов, собранных со всего мира, кем они в действительности были.
   Советские агенты НКВД заправляли террором в Испании, как установил Макговерн, который написал об этом книгу "Красный террор в Испании".
   Я организовал демонстрации в тот период времени, чтобы обнажить роль большевиков в Испании, оказал поддержку газете "The Free Press", делая что я мог. Восемьдесят или девяносто членов Парламента также приняли участие в этой деятельности.
   В сентябре 1937 г. я принял руководство Комитета Объединенного Христианского Фронта. Тысячи и тысячи писем за моей подписью были разосланы видным людям в Англии, знакомя их с фактами гражданской войны в Испании и призывая всех христиан присоединиться к тем, кто борется против безбожного красного террора, который тогда угрожал Испании, а позже мог начать угрожать и всей Европе, включая Англию.
   Несколько патриотических обществ начали со мной регулярное сотрудничество, в том числе Национальный Союз Граждан, Британская Имперская Лига, Лига по Реставрации Свободы, Экономическая Лига. Мы проводили регулярные встречи в помещениях Палаты Общин.
   В мае 1936 г. я выступил против въезда в Англию агентов Коминтерна для участия в так называемом Конгрессе Безбожников. Ко мне присоединились Английский Библейский Союз, Орден Ребенка (Order of the Child) и Мировая Федерация Англия -- Израиль. Из информации, полученной мной от этих организаций, я пришел к заключению, что предыдущий Конгресс Безбожников, состоявшийся в Праге, подвел под объединенный контроль все национальные общества свободомыслящих, которые таким образом попали под власть воинствующих безбожников в СССР, т.е. превратились в орудие большевистской пропаганды.
   На наших встречах, где мы координировали наши планы, мы все согласились, что несмотря на то, что граждане Англии должны иметь право собираться и обсуждать любые вопросы, эта свобода не должна интерпретироваться как лицензия для интернациональных революционеров развивать и претворять в жизнь их планы по разрушению религиозной и общественной жизни нашей страны. 28 июня я внес на рассмотрение закон под названием "Ограничения для неграждан" (Aliens Restriction (Blasphemy) ВШ), чтобы не дать возможности чужестранцам принять участие в том конгрессе, где они могли бы заниматься своей подрывной деятельностью. 
   При первом чтении проекта закона он получил 165 голосов "За", 134 "Против". Среди тех, кто голосовал против были Ротшильд, Штраус, Леви, Лайонс, Харрис, Притг, Галлахер, Хаден Гест, Саммерскил. 
   Осенью 1938 г. я имел возможность ознакомиться с некоторыми фактами, доказывающими, что силы стоящие за мировой революцией это не какая-нибудь туманная группа интернационалистов, а организованное еврейство. Одним из тех документов была Белая Книга Английского Правительства о существовании которой я ранее не подозревал. Там было напечатано письмо, которое было послано Лорду Балфуру 19 сентября 1918 г. от министра Нидерландов Одендайка, который в то время находился в Петрограде с дипломатической миссией, где он также представлял английские интересы.
   "Опасность сейчас настолько велика, что я считаю своим долгом обратить внимание английского и всех других правительств на тот факт, что если большевизм не будет сокрушен, то возникнет опасность всему миру. И это не преувеличение, это факт."
   "Я считаю, что незамедлительное подавление большевизма является самым важным вопросом, который сейчас стоит перед миром, не исключая даже войну, которая бушует до сих пор. И если большевизм не будет уничтожен в зародыше, он начнет распространяться по Европе да и по всему миру, в том или ином обличье, т.к. он организован евреями, у которых нет своей страны и которые стараются разрушить существующий строй в странах, где они живут. Единственный способ убрать опасность это всем странам принять совместные меры."
   Невозможно не признать, что это поразительный документ. Но не менее поразительным является тот факт, что сразу после выхода той Белой Книги, она была немедленно изъята и заменена сокращенным вариантом, из которого эти отрывки были убраны. Я сумел достать первый вариант, сравнил его со вторым и имел возможность убедиться в этом.
   Другим документом была книга "Правители России" (The Rulers of Russia), написанная доктором Фэйхей (Dennis Fahey), на ней была печать издательства архиепископа Дублина с датой 26 марта 1938 г. В самом начале доктор Фэйхей пишет -- "В этой брошюре я представляю моим читателям несколько серьезных документов, которые показывают, что движущая сила большевизма -- это еврейство и что большевизм это инструмент в руках евреев для установления их господства. Доктор Фэйхей затем приводит целую серию документов, иллюстрирующих его позицию. На самой первой странице книги он приводит следующий отрывок из Weekly за 4 февраля 1937 г. (Hilaire Belloc). "Что касается тех, кто не знает, что революционное большевистское движение в России еврейское, я могу сказать лишь то, что они скорее всего являются одними из тех, кто верит нашей презренной прессе."
   Другие эксперты, которых цитирует доктор Фэйхей в своей книге, включают доктора Гомера, графа Леона де Понсина, автора "Контр-революции", и показания, данные 12 февраля 1919 г. перед Комитетом Сената США Джорджем Симонсом, который находился в Петрограде от методистской епископальной церкви от 1907 г. по октябрь 1918 г.
   В декабре 1918 г под председательством человека, известного как Апфельбаум (Зиновьев) из 388 членов только 16 являлись русскими, остальные были евреями, за исключением одного американского негра. 265 из тех евреев прибыли из Нью-Йорка.
   На стр. 8 доктор Фэйхей приводит цифры, показывающие, что в 1938 г. "ЦК партии, который также является центром интернационального коммунизма, состоял из 59 членов, из которых 56 были евреями, а три остальных были женаты на еврейках."
   "Сталин, теперешний правитель России, не еврей, но он живет с сестрой Кагановича, которой всего 21 год. Каганович считается наследником Сталина. Каждое движение Сталин делает под надзором евреев."
   В дополнение к этим Документам, я теперь обладаю рядом доказательств, касающихся еврейской деятельности в Англии в форме подрывных организаций разных типов -- антирелигиозных, аморальных, революционных, а также тех, которые пытаются установить систему еврейской финансовой и индустриальной монополии.
   Таким образом я пришел к заключению, что революции в России и в Испании, а также подрывные общества в Англии являются частью одного и того же плана, претворяемого в жизнь мировым еврейством. То есть точно как это изложено в Протоколах. [ 13 ]
   Те протоколы не являются подделкой и я могу привести доказательства в поддержку этого заявления, которые в состоянии будут убедить любой трибунал.
   На следующей встрече патриотических и христианских обществ я, повинуясь чувству долга, осветил еврейский вопрос, но очень скоро вынужден был прийти к печальному заключению, что наши пути разошлись. С несколькими небольшими исключениями наше сотрудничество прекратилось. Я понял, что для того, чтобы что-нибудь сделать надо сформировать отдельную группу, которая, сохраняя основные характеристики предыдущей, серьезно взялась бы за дело противодействия еврейской угрозе. Именно тогда появилась идея "Правого Клуба" (Right Club), хотя потребовалось еще несколько месяцев, чтобы его создать, что состоялось в мае 1939 г.
   Начиная с осени 1938 г. я проводил много часов в неделю, обсуждая эти вопросы с членами Палаты Общин, а также с членами правительственного кабинета.
   Сам масштаб проблем, завязанных вокруг этого вопроса, охладил пыл многих. Типичная фраза, которую можно было слышать была такова -- "Да, это все очень возмутительно, ужасно, но что можно против этого предпринять? Я лучше постараюсь обо всем этом забыть."
   В конце 1938 г. я узнал, что контрольный пакет акций газеты Daily Mail предлагался для продажи.
   Это меня не удивило. Я знал, что против той газеты был предпринят бойкот заказов на рекламу, который последовал после того как она напечатала две или три статьи, в которых давался правдивый анализ гражданской войны в Испании.
   Ко мне обратились с просьбой найти покупателя. Я решил поговорить с одним богатым и патриотически настроенным человеком, встречу организовал один знакомый.
   После того как меня представили, я обрисовал этому человеку ситуацию, рассказал о силе и деятельности еврейства и об их контроле над прессой. Я говорил больше часа, после чего мой друг и я попытались убедить нашего слушателя купить тот пакет акций и "вырвать кляп изо рта прессы".
   "Я не могу", -- был ответ, -- "они меня разрушат. Если бы речь шла только обо мне, я бы не возражал, я бы стал с ними бороться. Но много моих акций держат, как говорится вдовы и сироты. И ради них я вынужден отклонить предложение."
   Мы выразили удивление, что еврейство в состоянии нанести ощутимый урон человеку такого уровня финансового и промышленного могущества, который так известен в стране, но он рассказал нам о давлении, которое оказало на него мировое еврейство несколько лет до этого. Он отказался подчиниться некоторым их требованиям, которые касались его работы. После предупреждения, которое он проигнорировал, был начат мировой бойкот против его компаний, причем он начался в течение суток одновременно по всем странам, где у него были отделы и филиалы. На его предприятиях произошли пожары и состоялись забастовки. Потери, которые он в результате этого понес, вынудили его согласиться на требования еврейства. После этого, в течение суток бойкот был прекращен по всему миру.
   Непрекращающиеся лживые репортажи о гражданской войне в Испании произвели значительное впечатление на многих членов парламента. Было понятно, что злобное, предвзятое отношение к Франко означало существование большого плана и хотя члены парламента не хотели соглашаться с моей версией, что это дело рук евреев и что все мировые дела были частью их общего плана, многие, тем не менее, чувствовали, что что-то не так.
   В процессе моих разговоров с членами Палаты я заручился поддержкой проекта моего закона от многих депутатов.
   13 декабря 1938 г. я ввел на рассмотрение закон, согласно которому акции газет и информационных агентств должны быть записаны на имена тех, кто ими владеет, а не на имена подставных лиц, как это делалось до сих пор в большинстве случаев.
   При первом чтении проекта закона за него было получено 151 голос, против -- 104. Среди тех, кто голосовал "за" были члены всех партий, представленных в Палате Общин, из них восемь социалистов.
   Против были Ротшильд, Шустер, Шинвелл, Казалет, Галлахер, Синклэйр, Глюкштейн. Самуил Сторей был против, он и блокировал закон. [ 14 ]
   В то время я принял решение сформировать группу, похожую по целям на группы христианских и патриотических обществ, с которыми я работал ранее, но более решительную в плане сопротивления еврейской угрозе.
   Группа была сформирована в мае 1939 г., мы ее назвали Правый Клуб. Одновременно был сформирован комитет для координации работы патриотических обществ, о которых я уже писал, а также как вербовочный комитет в наш Клуб. Эта группа была названа координационный комитет.
   Г-н Кросс был секретарем, а покойный герцог Веллингтонский, президент Лиги Ресторации Свободы, был председателем на большинстве наших встреч. Первой целью Правого Клуба было проинформировать членов консервативной партии и начать действия по ее очистке от еврейского контроля.
   Становилось все более очевидным, что организованное еврейство хотело развязать мировую войну. Провал их планов в Испании, обнажение их целей и методов, полная потеря их власти в одной из самых сильных индустриальных стран - Германии, оставляла войну как единственное средство восстановить свою позицию во мире. Их главной целью, естественно, было сокрушить национал-социалистическое правительство в Германии. 
   В июле 1939 г. я имел интервью с премьер министром. Я рассказал о революции в России и о роли евреев в ней, о революции в Испании, подготовленной и сделанной вдоль тех же линий теми же людьми, о подрывных обществах в Англии, о контроле над прессой. В заключение я обратил внимание премьер-министра на подрывную работу, которая ведется с целью дискредитировать его самого и его кабинет, разрушить его мирную политику и спровоцировать войну.
   Господин Чемберлен выразил мнение, что столь серьезные обвинения требуют документальных доказательств. Я решил поэтому собрать таковые, которые позволили бы мне принять соответствующие меры. Но этим планам не суждено было свершиться, началась война.
   Она дала евреям возможность покрыть свою деятельность завесой патриотизма. Их контроль над прессой дал им возможность представить тех, кто выступал против их планов как нацистов, которые нелояльны Англии. Моя задача была непростой. С одной стороны я хотел информировать людей о еврейской угрозе, пробудить их от апатии, чтобы они увидели бы всю опасность политики, которая делается ставленниками организованного еврейства, против интересов английского народа. Но в то же время я не хотел создавать трудностей для господина Чемберлена. Ввиду этого мы приняли решение закрыть Правый Клуб на время. Но мы все равно должны были продолжать борьбу с нашим внутренним врагом, который был гораздо более опасным, чем те, с кем мы были официально в состоянии войны, т.к. он мог делать свою подрывную деятельность как изнутри, так и снаружи, используя скрытые, тайные методы.
   Но несмотря на официальное приостановление деятельности Правого Клуба, каждый из нас делал что мог индивидуально, в частности мы расклеивали плакаты, где освещалась деятельность организованного еврейства по втягиванию нашей страны в войну.
   Я не был пораженцем, хотя еврейская пресса нас пыталась представить именно в таком свете, мы не уклонялись от службы в армии, но мы твердо стояли на позиции, что эта война направлена против интересов нашего народа.
   Я не собирался прекращать усилия, чтобы попытаться убедить г-на Чемберлена в том что организованное еврейство хочет подорвать все усилия по мирному урегулированию и втянуть Англию и широкомасштабную войну.
   К январю 1940 г. я собрал информацию примерно о тридцати подрывных группах и составил диаграмму, показывающую их главных членов, которые входили в руководство нескольких групп одновременно. Ими были профессор Ласки (H.Laski), Израиль Мозес Сиефф, профессор Герман Леви, Виктор Голланц, Д.Н. Притт и Г.Р. Штраус (последние два -- члены парламента). В феврале 1940 г. мне доставили литературу новой группы, которая выступала за т.н. "Федеральный Союз Европейских Государств". Список ее членов был практически копией диаграммы по подрывным группам, которую я подготовил ранее. О том, кто контролирует ту группу не могло быть никаких сомнений. .Чтобы обратить внимание общественности на эту группу, я задал премьер министру следующий вопрос в Парламенте -- "Капитан Рамзей спрашивает премьер министра, не мог бы он заверить палату в том, что создание так называемого Федерального Союза Европейских Государств не является одной из военных целей правительства Его Величества". Г-н Бутлер, который отвечал за премьер министра, дал уклончивый ответ. Тогда я задал дополнительный вопрос. "Понимает ли мой уважаемый коллега, что если этот план будет принят, то он возбудит враждебность против нас практически во всей Европе, так как люди будут видеть в этой новой федерации иудейско-масонское сверхгосударство." [ 15 ]
   Г-н Бутлер сказал -- "Я предоставлю моему уважаемому коллеге самому интерпретировать что может получиться после претворения этого плана в жизнь."
   Пресса начала злобную кампанию по подавлению антиеврейских взглядов и настроений, заявив, что "антисемитизм" означает симпатии к нацизму (!) Опасаясь, что министр внутренних дел может склонить политику в направлении, желаемом для еврейства, 9 мая 1940 г, я задал ему такой вопрос -- "Предоставит ли министр гарантии, что будут приняты меры, как в претворении существующих законов, так и в составлении будущих, согласно которым будет принят во внимание тот факт, что антисемитизм и симпатии к национал-социализму это не одно и то же?"
   Сэр Андерсон дал такой ответ. "Я надеюсь, что меры, предпринятые против организованной пропаганды будут на практике применяться к пропаганде, которая ослабляет нашу готовность вести войну, и с этой точки зрения я не считаю, что разница, на которую пытается указать мой уважаемый коллега, в этих вопросах настолько уж существенна"
   Тогда я задал следующий вопрос. "Я хочу поблагодарить уважаемого коллегу за его ответ, но у меня сложилось впечатление, что он не совсем четко разделяет эти два вопроса, поэтому я хотел бы спросить, готов ли он заверить Палату, что он не даст себя загнать нашей еврейской прессой в позицию, где он бы признал эти два предмета одинаковыми."
   "Меня никто никуда не загоняет", -- был ответ.
   В течение последних недель, когда Невилл Чемберлен был премьер-министром, я имел возможность ознакомиться с документами, которые Тайлер Кент принес из американского посольства.
   Я представляю список обстоятельств, которые я принял во внимание перед тем как принять решение ознакомиться с теми документами.
   Как и многие члены обеих палат Парламента я понимал, что среди групп и организаций как внутри страны так и за границей, которые активно работали, чтобы посеять враждебные чувства между Англией и Германией, организованное еврейство играло ведущую роль.
   Я знал, что США являются центром мирового еврейства и базой для их действий.
   Я знал, что т.н. Федеральный Союз был составной частью Комитета по Политическому и Экономическому Планированию в интернациональных делах.
Председателем этого комитета является Израиль Мозес Сиефф, который также является вице председателем Сионистской Федерации и Руководителем Ордена Маккабеев. [ 16 ] Эти организации занимаются деятельностью, рассчитанной на то, чтобы установить систему, подобную большевистской, которая объединяет несколько государств в одно, что является одной из целей мирового еврейства.
   Я понял, что планы по установлению марксистского варианта социализма под еврейским контролем, как это сделано в России, зашли уже очень далеко Что же касается их намерений, так в этом не может быть никакого сомнения.
   Я знал, что одним из методов мирового еврейства является попытка убрать национального лидера, который противостоит их планам, как, например, было в случае премьер министра Чемберлена, который проводил политику сдерживания военного конфликта. Для открытия дороги на эскалацию конфликта его нужно было убрать, что и было сделано.
   Ллойд Джордж сказал в Палате Общин, что если мы позволим затянуть себя в войну из-за Польши без помощи со стороны России, то мы окажемся в ловушке, что и получилось. Дополнительная информация относительно планов тех, кто предпринимал решительные попытки затянуть Англию в войну, помогла бы г-ну Чемберлену и дала бы ему возможность предпринять соответствующие меры.
   Как член Парламента, лояльный премьер-министру Чемберлену, я считал своим долгом расследовать это дело.
   10 мая я поехал в Шотландию на короткий отдых, к тому времени я сумел просмотреть только часть документов, я намеревался продолжить их изучение по моему возвращению. Но прежде чем я сумел это сделать г-н Чемберлен подал в отставку, а я был арестован несколько дней спустя у входа в мой дом, по возвращении в Лондон 23 мая 1940 г.
   Я прилагаю список обвинений, которые были мне предоставлены как обоснование для моего ареста и комментарии к ним. [ 17 ]
   Брикстонская тюрьма
23 августа 1943 г.
Подпись (Арчибальд Рамзей)
  
   СПИСОК ОБВИНЕНИЙ, ПРЕДСТАВЛЕННЫХ КАК ОСНОВАНИЕ ДЛЯ МОЕГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ 
И КОММЕНТАРИИ К НИМ
   Я докажу лживость утверждений, что якобы моя оппозиция коммунизму, большевизму и мировому еврейству является лишь прикрытием для моей антианглийской политики в отношении войны. Любой, кто знаком с деятельностью Палаты Общин в тот период знает об антибольшевистской деятельности, которую я открыто вел с 1931 г. в течение моего депутатского срока. В 1938 г., когда я понял, что большевизм -- это результат планов организованного еврейства по захвату власти в мире, то моя деятельность стала антиеврейской. Тот, кто сфабриковал эти обвинения отбросил всю мою восьмилетнюю деятельность, он обвиняет меня в нелояльности нашей стране, чему он не удосужился привести никаких доказательств.
   Телефон -- REGent 4784, Ref. R
МВД, Совещательный Комитет
Статья 18 б
Лондон W. 1
24 июня 1940 г.
   Причины для приказа, сделанного согласно статье 186 по делу капитана Арчибальда Рамзея, члена Парламента.
   Приказ по статье 18б был сделан против капитана Арчибальда Рамзея, члена Парламента, ввиду того, что государственный секретарь имеет достаточные причины считать, что вышеупомянутый капитан Арчибальд Рамзей был недавно вовлечен в действия, которые ставили под угрозу общественный порядок и защиту королевства, или в подготовке или подстрекательстве подобных действий, и что по этим причинам было необходимо взять его под контроль.
   Детали обвинения против капитана Арчибальда Рамзея.
   Примерно в мае месяце 1939 г. он сформировал организацию под именем Правый Клуб, которая якобы направляла свою деятельность против евреев, масонов и коммунистов. Но на самом деле эта организация тайно распространяла подрывные и пораженческие взгляды среди гражданского населения с целью ослабить военную мощь Великобритании и таким образом поставить под угрозу общественный порядок и защиту королевства.
   Для претворения в жизнь реальных целей организации, упомянутый Рамзей держал имена членов организации в большом секрете, более того, он сам заявлял, что он предпринял определенные шаги, чтобы полиция и разведка Министерства Обороны не узнали бы о реальных целях организации.
   Часто выражал симпатию к политике и целям немецкого правительства, иногда выражал свое желание сотрудничать с немецким правительством в его оккупации и последующем правлении Великобритании.
   После сформирования организации предпринимал шаги ввести членов организации в МИД, отдел цензуры, отдел разведки МО и другие правительственные департаменты для того, чтобы претворять цели организации в политику страны.
   После начала войны имел связи и использовал для своих целей лиц, известных своей активной оппозицией к интересам Великобритании. Среди таких людей были Анна Волкофф [ 18 ] (Volkoff) и некий Тайлер Кент, шифровальщик посольства США в Англии. Несмотря на то, что он знал, чем занимаются Кент и Волкофф, он тем не менее продолжал иметь с ними связи и использовал их от имени Правого Клуба, а также от своего собственного. В частности, зная, что Кент присвоил важные документы, являющиеся собственностью посольства США, он посетил квартиру Кента по адресу 47 Глосестер Пл., где хранилась большая часть тех документов, он изучал их для своих собственных целей. Он также держал у Кента список членов Правого Клуба, членом которого стал Кент.
   Разрешил своей жене действовать от его имени с людьми, которые занимались деятельностью против интересов Великобритании. Среди этих личностей были Анна Волкофф, Тайлер Кент и госпожа Кристабель Никольсон.
   Ответы Арчибальда Рамзея на предъявленные ему обвинения.
   Обвинение 1.
   Создание Правого Клуба, как показывает приложенный меморандум, было логическим результатом многолетней работы против большевизма, проводимой как в самой Палате Представителей, так и за ее пределами и она была хорошо известна всем моим коллегам, начиная с 1931 г.
   Главной целью Правого Клуба была противодействовать и обнажать деятельность организованного еврейства в свете информации, которая мне стала известна в 1938 г., часть из которой предоставлена в меморандуме.
   Нашей главной целью было начать процесс очистки Консервативной партии от еврейского влияния и наши встречи были подчинены этой цели. У нас не было никаких других целей.
   Нашей целью было предотвратить войну, которую мы считали результатом еврейских интриг с центром в Нью-Йорке. Позже я и многие другие надеялись вместо эскалации войны, которая до того проходила с низкой интенсивностью, добиться почетного мира.
   Вряд ли существует другая группа, деятельность которой была бы менее "подрывной", а что касается распространения пораженческих настроений, я считаю это обвинение просто несерьезным.
   Обвинение 2.
   Целями Правого Клуба являются те и только те, которые я указал и у него нет никаких других целей. Последняя часть списка обвинений это просто фабрикация.
   Наши цели расходились с целями полиции и разведки Министерства Обороны только в одном -- в еврейском вопросе. Ни полиция, ни разведка МО не признавали еврейской угрозы. Они не имели в своем распоряжении возможностей для противодействия той угрозе или в изолировании их еврейских служащих от информации, которую те могли бы использовать в своих целях. Если бы список членов Клуба был бы предоставлен полиции, к нему получили бы доступ евреи, работающие там, и они бы его передали в круги, от которых члены Клуба хотели держать свое членство в секрете.
   Обвинение 3.
   Последняя часть обвинения представляет собой фабрикацию настолько низкопробную, что я буду с ней обращаться соответствующим образом. Лорд Марлей произвел эту фикцию на свет в Палате Лордов спустя несколько дней после моего ареста, он даже заявил, что я взялся быть гауляйтером Шотландии.
   Мои адвокаты предложили ему повторить это за пределами Палаты Лордов, где парламентский иммунитет его не защищал, но он, естественно, не осмелился этого сделать. Ясно, что для подобной клеветы не было ни малейшего основания.
   Выражение "симпатия к политике и целям немецкого правительства" до того туманно, что под него можно пришить что угодно. Оно подразумевает наличие взаимного понимания и согласия, но ничего подобного просто не было.
   Я никогда не был в Германии и, кроме одного формального приема в их посольстве, не встречал немцев. То немногое, что я знал о системе национал-социализма, меня не прельщало.
   Я никогда не одобрял политических движений подобного типа в Англии.
   Я считаю, что Юнионистская партия (Unionist Party) была бы наиболее подходящим органом для того, чтобы претворить в жизнь контрмеры против еврейского плана, и для этого не потребовалось бы даже вносить изменения в конституцию.
   В общих чертах мои взгляды относительно интересов Германии совпадают с тем, что сказал лорд Лотиан в своей речи в Чатаме 29 июня 1937 г. -- "Если бы принцип самоопределения в отношении Германии применялся честным образом, то это бы означало возвращение Судетских земель, части польских территорий, Коридор и Данциг."
   Единственный аспект политики национал-социалистов, который совпадал с моими взглядами, это сопротивление подрывной деятельности организованного мирового еврейства. Нет никаких оправданий для патриотов всех стран, будь то Англия, Франция, Германия или любая другая, не бороться за интересы своей страны, когда они распознали опасность.
   Обвинять меня в нелояльности к моей стране только на основании того, что мне нравятся отдельные аспекты политики национал-социалистов в Германии это очень низкопробный прием, но именно на это пошли архитекторы обвинений против меня.
   Обвинение 4.
   Тут опять можно видеть фабрикацию совершенно необоснованного обвинения, о чем я уже высказал свое мнение выше. А что касается членов Правого Клуба и правительственных департаментов, я скажу следующее -- целью Клуба было распространить правду относительно еврейской опасности. Фактор времени тут был очень важен, с самого начала мы вели гонку против еврейских пропагандистов.
   Противодействовать им в максимально возможном числе различных сфер жизни было, естественно, наиболее действенным методом. Десять членов в десяти разных сферах имели бы, естественно, больше возможностей донести нашу позицию до большего количества людей, чем те же десять человек в одной сфере, будь то какой-нибудь правительственный департамент или частный клуб. Все политические партии применяют подобные методы.
   А что касается утверждений, что я якобы устраивал членов клуба в правительственные департаменты, то это ложь, я никогда этим не занимался. Теоретически, конечно, если бы так получилось что у какого--либо члена клуба было бы два предложения на работу, то я бы ему посоветовал устроиться на ту, где у нас не было своих людей.
   И, естественно, наиболее эффективным методом нашей работы было бы иметь возможность распространять нашу информацию в министерстве иностранных дел, министерстве обороны.
   Обвинение 5.
   Никогда в моей жизни я не имел связей с лицами, которые были настроены против интересов Англии. Напротив, я посвятил больше времени и ресурсов чем многие для борьбы с такими лицами.
   Мне не известно ни о какой деятельности, проводимой г-ном Кентом или госпожой Волкофф, которая была бы направлена против интересов Англии.
   Из того, что я знал о них, из разговоров, которые я с ними имел в течение того периода, мне известно, что они оба считали, что деятельность организованного еврейства является наиболее разрушительной в политике и наиболее опасной для Англии.
   Их деятельность была направлена на борьбу с теми силами и они не занимались ничем, что могло бы повредить интересам Англии.
   Что касается меня самого, то я заявляю категорически, что лживые заявления о том, что я якобы передавал информацию врагу, которые кем--то распространяются и которые дошли до меня, не имеют под собой никакой основы.
   Имея серьезные причины полагать, что интриги мирового еврейства, направленные на развязывание, а затем эскалацию войны, исходили из Нью-Йорка, и зная, что была развернута широкая кампания, направленная на подрыв политики г-на Чемберлена по сдерживанию конфликта и на свержение его кабинета, это было моей целью, как члена Парламента, лояльного г-ну Чемберлену, проводить расследования и собирать информацию, которые помогли бы ему в его работе,
   Я оставил список членов Правого Клуба на квартире г-на Кента только в течение моего отсутствия в Лондоне. Мне известно о нескольких случаях, когда к людям в дома проникали неизвестные во время их отсутствия, явно с целью просмотреть их бумаги. Как я уже указал, я дал членам Клуба гарантию того, что их имена будут держаться в секрете. Если бы их имена попали в руки английской секретной полиции, то еврейские служащие несомненно передали бы их организованному еврейству, т.к. им известно, что целью нашего Клуба является борьба с еврейской угрозой. Проникновение в дома людей, занимающихся деятельностью, направленной против организованного еврейства, это не новость в нашей стране. В дом лорда Крэйгмаила (Craigmyle), когда он был Лордом Апелляции (Lord of Appeal), также проникли неизвестные и перевернули все вверх дном, хотя ничего не было взято.
   Начальник полиции Эдинбурга заявил тогда, что это был случай взлома и проникновения в дом с целью определить, замешан ли лорд в деятельности, которую они не одобряют. Преступники не были пойманы. (Смотрите письмо лорда Крэйгмаила от 6 июля 1920 г., названное "Эдинбург и свобода", опубликованное в "Письмах к Изабелле" (Letters to Isabel).
   Обвинение 6.
   Оно полностью лживое и я отношусь к нему соответствующим образом. Как и следовало ожидать, совещательный комитет МВД не предоставил никаких доказательств в поддержку этих лживых обвинений.
   Заключение.
   Я предоставляю это заявление, а также комментарии к обвинениям не ради себя, а для того, чтобы дать знать английским людям, что делается в нашей стране якобы от их имени.
   Дела в нашей стране дошли до того, что в дом Лорда Апелляции, которого подозревают в деятельности, направленной против организованного еврейства, проникают неизвестные и переворачивают все вверх дном. Белая Книга правительства нашей страны, в которой содержится информация о деятельности мирового еврейства, убирается сразу же после ее выпуска и перепечатывается, но уже без той информации.
   Ведущего английского промышленника заставляют принять условия организованного еврейства посредством бойкота его компаний, забастовок, актов саботажа и поджогов.
   Член Парламента, который осмелился довести до сведения страны информацию относительно угрозы, исходящей от организованного еврейства и их пятой колонны, заключен в тюрьму на четыре года. Когда мы видим, что все это может происходить в нашей стране, то нельзя не задуматься, что тут что-то не так.
   В то время, когда Британия и Империя ведут борьбу не на жизнь, а на смерть, в нашей стране не должно быть места подрывной деятельности, о которой я упомянул.
   В то время как наши военнослужащие ведут битвы против внешнего врага, долгом каждого патриота является борьба с внутренним врагом. 
   Премьер министр в своей речи заявил, что он не для того стал первым министром короля, чтобы заправлять уничтожением Британской Империи.
   Усилия разрушить Британскую Империю предпринимаются нашими врагами сегодня со многих направлений и руководство страны, если оно намерено противостоять попыткам ослабить Империю, нуждается в поддержке всех патриотов. А самые большие трудности в своей деятельности оно встретит от кругов, которые пытались оболгать и разрушить наш Правый Клуб.
  
   ДОПОЛНЕНИЯ
   Дополнение 1.
   Les Estatutz de la Jeuerie, 1275.
   Из свода Королевских законов, Том. I, стр. 221.
   Законы относительно евреев. [ 19 ]
   Евреям запрещается заниматься ростовщичеством.
   Ввиду того, что Король имел возможность убедиться в том, что различного типа зло и обнищание хороших людей этой страны имело место из-за ростовщичества, которым евреи занимались в прошлом и что это вызывало всякие нежелательные последствия, хотя он и его предшественники получили много пользы от евреев в прошлом, тем не менее, ради почитания Бога и ради благосостояния простых людей Король приказывает и постановляет, что впредь евреям не позволяется давать займы под проценты с залогом, будь то на землю, ее аренду или что-либо другое.
   Все ростовщические контракты, заключенные после последнего праздника святого Эдварда объявляются недействительными. Но контракты, заключенные до того остаются в силе, но проценты подлежавшие уплате по ним отменяются.
   Все, кто должен евреям деньги по контракту, где залогом является недвижимость, должны выплатить до Пасхи что они должны, а иначе они теряют залог.
   И если какой-либо еврей, в нарушение этого закона, все равно даст заем под проценты, ни Король, ни его представители не будут оказывать ему помощь в получении своих денег обратно, но накажет его по своему усмотрению за это нарушение, а христианину воздаст справедливость, чтобы залог ему был возвращен.
   Случаи, когда должник не в состоянии выплатить долг.
   Возвращение долгов евреям отныне не будет таким жестким как раньше. Земля или другая собственность, часть которой была записана как залог под заем, будет оставаться во владении христиан. В случае смерти должника, его наследники, либо другие лица, в чьем владении находится земля, которая принадлежала должнику перед тем, как дело по задолженности было передано в суд, освобождаются от необходимости выплаты займа евреям.
   Оценка земель, записанных в качестве залога на заем.
   Если шериф, согласно приказу короля, должен передать во владение еврею или евреям, за их заем движимое имущество, оно будет оцениваться свидетельствами добрых людей, данными под присягу, и будет передано еврею или евреям или их представителям в сумме долга.
   Если стоимость имущества будет недостаточна, то произведется оценка земли таким же образом -- свидетельствами добрых людей, и осуществлена передача ее в аренду еврею или евреям, каждому согласно его доли, для погашения долга.
   Все должно быть четко записано, чтобы христианин знал, когда он получит свою землю обратно. Во владение христианину всегда будет оставлена часть земли, а также имущество, включая дом, где он проживает.
   Гарантия евреям
   И если какое-либо имущество после этого будет найдено у еврея и кто-либо захочет на него подать в суд, еврею разрешается предоставить гарантию, если таковая у него имеется, а если нет то пусть он отвечает, чтобы не получилось, что он более привилегированный, чем христианин.
   Места проживания евреев.
   Все евреи будут жить в городах и округах, принадлежащих Королю, которые обозначены еврейскими надписями и знаками.
   Знаки для евреев.
   Каждый еврей по достижении возраста семи лет должен носить знак на своей верхней одежде, который будет в форме желтого полотняного четырехугольника длиной шесть дюймов и шириной три дюйма.
   Налог на евреев.
   Каждый еврей, по достижении возраста 12 лет будет платить Королю, чьим подданным он является, 3 пенса в год, на пасху. Налог налагается как на женщин, так и на мужчин.
   Обмен земли евреями.
   Ни один еврей не будет иметь право брать во владение, будь то от другого еврея или от христианина, землю, а также другие владение, здания, контракты или брать их для кого-либо другого, ни входить в контракт с христианином, где он погашает его долг, без специальной лицензии от Короля, до тех пор пока Король не выпустил распоряжение по этому вопросу.
   Привилегии для евреев.
   Пока Святая Церковь желает, чтобы они жили и находились под защитой, Король берет их под защиту и предоставляет им мир и спокойствие и изъявляет желание, что они будут охраняться и защищаться его шерифами и другими лицами и приказывает, что никто не смеет приносить им вред или урон, телесные повреждения или повреждения их имуществу, движимому или недвижимому, и что им не предъявит претензий никакой суд кроме королевского, и они также не будут искать защиты ни у какого суда, кроме суда Короля, чьими подданными они являются. Они не будут повиноваться, служить или платить аренду никому, кроме Короля или его представителям, кроме как аренду за помещения, где они живут, за исключением права Святой Церкви.
   Контакты между евреями и христианами.
   Король дает им право зарабатывать на жизнь законным бизнесом и своим трудом, и что они могут входить в контакт с христианами с целью вести законную торговлю, продавая и покупая. Но ни один христианин, для этого или для любого другого бизнеса, не будет жить среди них. И король желает, что они не будут облагаться налогом представителями городов и округов, где они живут, потому что они платят налог только Королю, как его подданные, и никому кроме Короля.
   Владение домами, фермами и пр.
   Более того, Король дает им право покупать дома и здания в городах и округах, где они живут, чтобы они владели ими вместо Короля, платя лордам деньги за их услуги. И что они могут покупать фермы или землю на период десять лет или меньше без необходимости присягать феодалу, необходимости повиноваться христианам и без каких-либо обязательств Церкви, и что они бы могли заработать на жизнь, если у них нет средств вести торговлю или они не могут работать. И эта лицензия брать землю для культивирования будет иметь силу для них в течение 15 лет с данного момента.
   Примечание: Парламент, который принял этот свод законов, включал представителей Палаты Общин и это был, пожалуй, первый свод законов, в принятии которого Палата Общин приняла участие. Это весьма показательно, что первые признаки того, какие чувства испытывают простые люди к евреям и каковы их желания в этом плане, нашли выражение в том своде законов о еврействе, несмотря на тот факт, что из текста ясно видно, что короли извлекали выгоду из своих отношений с евреями, они брали с них деньги и предоставляли им возможность, в свою очередь, обдирать людей.
    
   Дополнение 2. Евреи в Англии.
   1215. Хартия Свободы (Magna Carta)
   1255. Ритуальное убийство мальчика Хью из Линкольна, (позже он был возвышен в лик святых). Генри III лично приказал провести исследование и суд, восемнадцать преступников были казнены, все они были евреями.
   1275. Принят Свод Законов о Еврействе, предписал евреям находиться определенных местах, запретил ростовщичество, предписал евреям носить опознавательный знак на одежде -- желтый квадрат.
   1290. Эдвард I изгнал евреев из Англии.
   1657. Оливер Кромвель, финансируемый Манассе Бен Израилем и Mозесом Карвахалом, разрешает евреям вернуться в Англию, хотя указ Эдварда I об изгнании официально отменен не был.
   1689. Евреи из Амстердама финансировали восстание против короля  Джеймса II Глава тех финансистов, Соломон Медина следует за Уильямом Оранжевым в Англию.
   1694. Сформирован "Банк Англии" и установлен "Национальный", что предоставило еврейским банкирам отсчитывать свои проценты от налогов, собираемых с народа королем. Право печатать деньги передается от короля к этому "Банку Англии".
   1707. Экономический и политический союз с Британией навязан Шотландии, несмотря на то, что каждый округ и район проголосовали против этого. "Национальный долг" навязан Шотландии и королевский монетный двор в Эдинбурге закрыт.
    
   Дополнение 3. Высказывания известных людей о евреях. [ 20 ]
(переводы не сверялись с возможными русскими изданиями)
   "Обычаи этих проклятых людей до того непреодолимые, что они распространились буквально по всем землям." (Сенека 4 г. до н.э.) 
   "Евреи стоят за всеми преследованиями христиан. Они ненавидят христианскую веру и подрывают ее, и они распространились по всей стране." (Святой Юстиниан (St. Justin) 116 г н.э.)
   "Мне непостижимо как это возможно, что люди давно не изгнали этих зверей, которые дышут смертью... эти евреи походят на пожирателей людей." Мохаммед, 570 г.
   "Как уж евреи любят ту библейскую историю про Эсфирь! она так близка их кровожадным, мстительным, убийственным желаниям! Никогда не было под солнцем более кровожадных и мстительных людей, которые только и думают как бы выжать все соки из иноверца или убить его. Никакие другие люди под солнцем не являются более жадными чем были и всегда будут евреи, что можно видеть из их проклятого ростовщичества. Они лелеют мечты, что когда придет их мессия, то он соберет все золото и серебро мира и разделит его между ними." (Мартин Лютер, 1483 г.)
   "Весь мир страдает от еврейского ростовщичества, их монополий и обмана. Сколько крестьян, ремесленников и других людей свели они до уровня бедности!" (Папа Римский Клемент VIII, 1592 г.)
   "Евреи -- это невежественные люди с варварскими повадками, в которых сочетаются самая отвратная жадность с самым презренным суеверием и безграничной ненавистью ко всем другим людям, людям, которые их терпят среди себя, людям, за счет которых они обогащаются." (Вольтер, 1694 г.)
   "Я думал, что сумею исправить евреев, но я не хочу их в моем королевстве, более того, я сделал все, чтобы продемонстрировать мое презрение к самой гадкой нации на земле." (Наполеон).
   "Перед Соединенными Штатами Америки стоит серьезная опасность, еврей представляет из себя эту опасность. Господа, в каждой земле, где поселились евреи, они вызвали падение стандартов коммерческой честности и принесли упадок в страну. Они жили обособленно и не ассимилировались они создали государство в государстве, а когда люди пытаются оказывать им сопротивление, они не пожалеют усилий, чтобы задушить страну финансово, как произошло в Испании и Португалии. В течение более чем семнадцати веков они оплакивали свою горькую судьбу, а именно, что их выгнали из их земли, но господа, если цивилизованный мир вдруг решит отдать им Палестину, они найдут массу причин, чтобы не возвращаться туда. Почему? Потому что они вампиры, они не могут жить среди своих, они должны жить среди христиан и среди других, которые не принадлежат к их расе.
   Если мы не включим в нашу Конституцию статью, запрещающую им въезд в Соединенные Штаты, то меньше, чем через сто лет их тут будет столько, что они будут править нами и разрушать наше общество и изменят систему правительства, за которую американцы проливали кровь и жертвовали жизнью. Если мы не запретим евреям въезд сюда, через двести лет наши дети будут работать на палях и кормить евреев, а те будут считать деньги и потирать руки.
   Я предупреждаю вас, господа, если вы не запретите на века вечные въезд в нашу страну евреям, дети ваших детей проклянут вас в ваших могилах.
   Их идеи это не наши идеи, даже если они жили среди нас на протяжении десяти поколений. Леопард не может сбросить пятна на своей шкуре. Евреи представляют опасность для нашей земли и если им будет разрешен въезд они поставят под угрозу устройство нашего общества -- им должен быть запрещен въезд Конституцией." (Бенджамин Франклин, 1789 г.)
    
   Дополнение 4.
   (Это перевод листовки, которую составил автор после подписания Мюнхенского соглашения).
   Известно ли вам, что...
   Чучело господина Чемберлена было сожжено на демонстрации в Москве как только стало известно, что он достиг мирного урегулирования. Это ясно показывает КТО ХОТЕЛ ВОЙНЫ и кто неустанно работал и продолжает работать, чтобы разжечь войну по всему миру?
   Выпущено Воинственными Христианскими Патриотами, 93 Chancery
   Lane W.C.1 (Holborn 2137),
   Напечатано W, Whitehead Lisle St., W.C.2
    
   Дополнение 5.
   (Перевод статьи, напечатанной в журнале "Свободная Британия" за июнь 1954 г.)
   Официальный кляп
   Лорд Жовитт (Jowitt), либо с запоздалым желанием воздать справедливость капитану Рамзею, либо просто стараясь не повторить фабрикации прошлого, признал в своих мемуарах о судах военного времени (War Trials, что можно также перевести как "Испытания войны"), напечатанных в Лондонской Evening Standard в 13 мая, что защитники по делу Тайлера Кента вели себя самым достойным образом.
   Лорд Жовитт, для того, чтобы его мемуары взяли для публикации, был вынужден признать, то что ни капитан Рамзей, ни Анна Волкофф не и состоянии привести в качестве своей защиты, а именно, документы, фигурирующие в деле, были объявлены секретными и их нельзя упоминать на суде или каким-либо образом разглашать. Но другим, тем не менее можно заявлять то, что они знали с самого начала, а именно, что капитан Рамзей никогда не собирался устанавливать связь с Германией, а пытался передать определенную информацию тогдашнему премьер-министру г-ну Чемберлену, которую он ожидал и которая из-за ареста капитана Рамзея до него не дошла.
   Однако кое что из той информации позже дошло до г-на Чемберлена через другие каналы, т.к. в "Дневниках Форрестола" было написано, что г-н Чемберлен понял и даже сказал г-ну Форрестолу, что круги организованного еврейства в Нью-Йорке были одни ответственны за подталкивание Англии к войне, о чем он в свое время не подозревал, несмотря на то, что он был премьер-министром и ему должны были сказать о том, что происходило.
   Клином, который был вбит между г-ном Чемберленом и капитаном Рамзеем было заключение последнего и нарушение закона об официальных секретах, за которым последовало распространение фабрикации, произведенной МВД, согласно которой "капитан Арчибальд Рамзей, член парламента, выразил свое желание сотрудничать с немецким правительством в оккупации и последующем правлении Англией". Позже лорд Марлей добавил к этой фабрикации, заявив в Палате Лордов, что у него есть информация, согласно которой капитан Рамзей согласился стать гауляйтером Шотландии после немецкой оккупации Великобритании. Он проигнорировал вызов адвокатов капитана Рамзея повторить это за пределами Палаты.
   В течение четырнадцати лет лорд Жовитт несомненно знал, что причина, по которой капитан Рамзей собирал информацию, --  это передать ее г-ну Чемберлену, чтобы убедить его, что на все, что капитан Рамзей ему рассказал, существует документальное подтверждение. Но лорду Жовитту потребовалось все это время, чтобы признать, что капитан Рамзей -- честный человек, который никогда не планировал никаких действий, направленных против интересов его страны.
   0x01 graphic
   [ 1 ] ...эрл -- титул знати на одну ступень ниже маркиза
   [ 2 ] Кальвин -- был одним из реформаторов церкви. Это его церковь сожгла Серветуса на костре за "ересь".
   [ 3 ] ...их народам -- Для страны, имеющей природные запасы золота и ведущей его добычу, золотой стандарт не так опасен, но для стран, которые вынуждены покупать золото на рынке, финансовые операции, в частности займы и кредиты, несут значительный риск, т.к. те, кто владеют золотым запасом, могут в подходящий момент резко сократить оборот золота, повысив таким образом его цену, тем самым вынудив страну-должника покупать то золото по более высокой цене, чем когда они брали тот заем. С развитием промышленности становилось все более и более ясно, что система золотого стандарта не в состоянии удовлетворить потребности стран в деньгах, сейчас финансы многих развитых стран организованы по системе центрального банка.
   [ 4 ] известных залежей которых во Франции не было -- Рассматривая агонию страны, находящейся в оковах навязанной ей финансовой системы, основанной на золоте, нельзя не поразиться проницательности и коварству мировых ростовщиков, сумевших навязать многим странам денежную систему, которая по существу обесценила их природные богатства, а также богатства, созданные умом и трудом их людей, и стала измерять богатство "золотом". Вроде бы золото является естественным эталоном богатства -- оно пользуется спросом, люди хотят его иметь, они боролись за его обладание с незапамятных времен -- все естественные атрибуты денежного эталона ироде налицо, почему же в руках мировых ростовщиков оно стало инструментом порабощения народов? Дело в том, что золотом относительно легко манипулировать -- его можно довольно легко купить-продать, его можно изъять из обращения и спрятать в банковские подвалы или другие места, создав таким образом дефицит. Это дает тем, кто контролирует мировой золотой запас, возможность оказывать влияние на рынки товаров, сырья, финансов. Дав заем какой-нибудь стране, банкиры затем уменьшают оборот золота, повышая таким образом его цену. С одной стороны такие махинации увеличивают их прибыли, т.к. теперь правительства-должники должны покупать золото по более высоким ценам (у тех же банкиров), а с другой стороны это подрывает стабильность государств, дает банкирам возможность оказывать влияние на правительства тех стран, на их общественно-политическую жизнь. Если товары страны пользуются спросом и если та страна готова принимать свою же валюту от других стран в своей внешней торговле, то значит ее валюта имеет под собой реальную основу, неважно что это -- золото или земляные угодья или промышленные продукты. Мир уже имел возможность убедиться, что деньги, основой которых не является золото, могут быть очень жизнеспособными. Замечательным примером этого была гитлеровская Германия. Мировые финансисты, прекрасно понимая, что подобные "эксперименты" являются угрозой их могуществу, не остановятся ни перед чем, чтобы их сокрушить.
   [ 5 ] ...РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ -- Автор использует выражение "русская революция". Учитывая насколько хорошо он понимает кто были ее истинные архитекторы, он, безусловно, согласился бы, что единственное правильное имя для той смуты это "революция в России".
   [ 6 ] ...в Харьковской газете "Коммунист" -- В книге "The World Hoax", автор (Elmhurst) также приводит эту цитату, но он указывает, что она из статьи, которая была напечатана в газете Communist Charkov, что наверно является переводом с "Коммунистический Харьков".
   [ 7 ] ...кроме Ленина были евреями -- Автор той книги явно не располагал достоверной информацией, родословная Ленина вполне квалифицирует его как еврея.
   [ 8 ] ...Черчилль, ставленник еврейства -- После того, как немецкий экспедиционный корпус был высажен в Норвегии в апреле 1940 г., оппозиция настояла на проведении вотума недоверия правительству Чемберлена, обвиняя его в том, что они якобы прозевали тот ход Гитлера, а затем преступно-непрофессионально провели ответную операцию в Норвегии. Голосование было 281 к 200 в пользу Чемберлена, но его враги устроили настоящий цирк, скандируя "Уходи!", топая ногами и пр. Пресса развязала злобную кампанию клеветы. Вскоре после этого Чемберлен подал в отставку.
   [ 9 ] ...основываться на деспотизме -- Позиция Рузвельта в отношении .Британской империи на первый взгляд может показаться "прогрессивной" -- освобождать народы от колониальной зависимости, но она несла в себе семена ослабления позиций белой расы в мире. Гитлер же ставил интересы белой расы превыше всего, он прекрасно понимал, что поднятие других рас от состояния зависимости будет происходить за счет позиций белой расы и прикладывал усилия, чтобы этого не допустить. Достаточно посмотреть во что превратилась Англия по сравнению с тем, какой она была! Те, кто манипулировали Рузвельтом и Черчиллем, добились реализации своих планов, но за это ли воевал английский народ? В позиции Рузвельта также можно видеть элементы организации мира вдоль линий Единого Мирового Правительства. Британская же империя была организована иначе, она хоть и включала в себя много стран и народов, но они были под национальным контролем Англии и они сохраняли свое этническое лицо в составе той империи.
   [ 10 ] ...в последние недели пребывания у власти Чемберлена -- Тайлер Кент был шифровальщиком американского посольства в Лондоне. Он ужаснулся содержанием дипломатической корреспонденции между Рузвельтом и Черчиллем, которые вели курс на войну, вопреки желаниям их народов, повинуясь требованиям мирового еврейства. Тайлер Кент принял патриотическое решение довести до американских людей информацию, к которой он имел Доступ и начал копировать документы, проходящие через его руки и приносить их на свою квартиру. Но перед тем как он имел возможность передать эти бумаги в надежные руки, он был арестован.
   [ 11 ] ...разрешить Сталину оккупировать пол-Европы -- Эти слова произнес генерал Сматс (Smuts), который добавил, что он приветствует такое развитие событий. Он был главным юридическим советником Сионистской Организации в Ю. Африке.
   [ 12 ] ...самому генералу Сикорскому -- Глава антикоммунистического Польского правительства за рубежом во время войны. Погиб при загадочных обстоятельствах.
   [ 13 ] ...как это изложено в Протоколах -- Протоколы были внесены в 1906 г. как экспонат в Британский Музей, а после Первой Мировой Войны были перепечатаны газетой The Morning Post, после чего евреи перестали давать туда рекламу, от чего она сильно пострадала финансово.
   [ 14 ] ...он и блокировал закон -- Из текста не ясно как так получилось, что один человек мог блокировать закон, это может сделать любая палата Парламента, но только большинством.
   [ 15 ] ...иудейско-масонское сверхгосударство -- Протоколы Старейшин Сиона ясно говорят, что мировое еврейство и масонство установят именно такой режим после того как белые нации будут ослаблены войнами и революциями.
   [ 16 ] ...Ордена Маккабеев -- Маккабеи -- лидеры борьбы евреев против ассимиляции в греческую культуру, борьба которых вылилась в восстание, закончившееся взятием Иерусалима в 164 г. до н.э.
   [ 17 ] ...список обвинений ...и комментарии к ним -- В английском тексте используется слово "particulars" - "подробности". Слово "обвинение" предусматривало бы законное рассмотрение дела, т.е. судебный процесс, его же заключили в тюрьму без суда и следствия. Но так как те "подробности" сформулированы как обвинения, то мы, за неимением лучшего слова, их так и перевели.
   [ 18 ] ...Анна Волкофф -- Из книги не ясно где родилась г-жа Volkoff и сколько лет она прожила в Англии, поэтому мы не использовали транслитерацию "Волкова".
   [ 19 ] Законы относительно евреев -- Переводчик не пытался отразить то, что законы написаны старым английским языком.
   [ 20 ] Высказывания известных людей о евреях -- Тем, кто хочет познакомиться более подробно с подобными высказываниями, мы рекомендуем следующие книги -- "Urteile Beruemtcr Maenner ueber das Judentum", "Jew in Review" (обе имеются в Liberty Bell Publications, Box 21, Reedy, VW, 25270, США), "Antizion". Noontide Press.
  
  
  
  
  
   43
  
  
      -- www.astrolet.narod.ru
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Б.Мелина "Пипец"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"