Михайлов Сергей Юрьевич: другие произведения.

Крайняя война

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.86*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полный текст. Обе части.

  Крайняя война
  
  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
  Цессия. Земля.
  
  Сергей шёл по лесной тропе, вдыхал сырой после дождя воздух и никак не мог надышаться. "Неужели я здесь? Наконец-то!" Ему до сих пор не верилось, что он вернулся туда, куда так рвался все эти годы. Земля! В его сознании это слово означало не маленькую голубую планету, затерянную на границе Цивилизованных миров, а именно то, что он сейчас видел.
  Тропа причудливо изгибалась среди черно-серых стволов лиственниц. В это время, в июне, деревья уже отрастили себе мягкие зелёные шубки. Среди стволов с засохшими нижними ветками торчали тонкие причудливые кусты багульника. Сейчас кустарник выглядел невзрачным - серенькие тонкие ветки и твердые темно-зеленые листья, но Кротов знал, что месяц назад здесь лежало пухлое розовое облако: багульник цветет первым, еще не выпустив листья, едва дождавшись, когда сойдет снег, он весь окутывается розовой пеной своих цветов.
  По тропе давно не ходили, и она спряталась под жухлыми прошлогодними листьями и хвоей. Сергей с сомнением посмотрел на свои роскошные туфли - обувь явно не для тайги. Черные блестящие носки туфель то и дело цепляли истлевшую лесную подстилку, но ни одна хвоинка не пристала к щегольским башмакам. Он прекрасно знал, что ничего к ним так и не пристанет: даже если пройти по луже, так и будут поблескивать чистые и сухие - технология Цивилизованных Миров.
  Кротов оглянулся - оба охранника были одеты так же, как и он: черные костюмы, белоснежные рубашки, темно-синие галстуки в мелкую полоску, те же блестящие черные туфли и, как апофеоз, черные очки. Сергей представил, как они выглядят со стороны и чуть не расхохотался. Где-нибудь в большом городе, в какой-нибудь серьезной конторе они бы еще смотрелись, а тут, в километре от приискового поселка, посреди мокрого леса, они выглядели дико. "Не дай бог попадется кто-нибудь раньше, чем выйдем к поселку, подумают, что привидения или шпионы", - заулыбался он.
  Но он сам выбрал такой наряд. Во время перелета к Земле долго решал, в каком виде предстать перед родными. Никогда не мучившийся подобными вопросами, исповедовавший принцип, что главное в одежде - удобство, в этот раз он почему-то решил, что то, как он будет выглядеть - очень важно. Идти в бронике, как настаивала охрана, он не хотел: родные сразу с ума сойдут, увидев существо, затянутое в броню, в черном шлеме. Тем более не хотелось ему идти в цветастых одеяниях Цессии, к которым сам почти привык, но родные явно покрутят у виска. Сначала он остановился на форме солдата СА, но после изучения роликов о нынешнем положении дел на Земле отказался и от этого, ведь за время его отсутствия произошли такие перемены, в которые никак не хотелось верить. Даже самой Советской Армии больше не было. В масштабах проблем, в которые он был сейчас вовлечен, все происходящее на его родине, да и вообще на Земле, было мизерным и не заслуживающим внимания. Но так устроен человек: свое, родное, пусть мелкое и незаметное для других, ему гораздо важнее, чем процессы, могущие погубить всю жизнь в обитаемых галактиках.
  Поэтому после просмотра тех же роликов он и выбрал такую одежду - и серьезно, и официально, и сразу придаст вес его словам. "Думаю, деревня не изменилась, к людям в таких костюмах будет и отношение соответствующее, зауважают".
  Идти к родным он хотел один, но в этот раз служба охраны была непробиваема.
  - У нас четкий приказ - вы, Сергей, бесценны, и мы должны оберегать вас, как какого-нибудь принца! - полковник Греми был неумолим. - Тем более вы идете на Землю! На Землю, капитан! Без охраны я вас просто не выпущу.
  Поняв, что переборщил, полковник поправился:
  - Задержать вас я права не имею, но тогда пошлю пару флаеров с десантниками, которые будут на бреющем прикрывать вас сверху.
  Представив это, Кротов согласился на телохранителей.
  На планету они десантировались в ротной десантной капсуле и здесь тоже чувствовалась рука службы охраны. Для спуска на Землю лучше всего подходили индивидуальные десантные капсулы, на армейском сленге - "яйца", но при приземлении у них возможен разброс и Кротов мог оказаться далеко от своей охраны. Поэтому до поверхности их "довезли" как VIP-персон на десантном планетном транспорте. После высадки капсула сразу ушла на орбиту. На этом Кротов настоял: он не хотел, чтобы кто-то раньше времени узнал о появлении Имперцев на Земле. Охрана тоже поддержала его в этом - маскировать корабль в космосе гораздо легче. Космические средства наблюдения у землян слабые и легко обманываются.
  Высадились на знакомой с детства плоской вершине горы под говорящим названием "лысая" в полутора километрах от поселка. Когда-то в детстве Кротов летел с этой вершинки на лыжах почти до самого дома. Как раз по этой тропе, где зимой проходила лыжня, они и шли сейчас. Ближе к поселку тропа переходила в лесную дорогу. "Скоро придем", - Сергей с удивлением отметил, что он волнуется. Он уже так привык к экстремальным ситуациям, что, казалось, ничто уже не сможет выбить его из колеи. Он честно признался себе: "А я ведь побаиваюсь". Это, действительно, было так. Но вот чего именно он боится, Кротов разобраться не успел: навстречу им шел мужичок, и Сергей узнал его.
  
  
  ****
  Полет на Цессию Кротов посчитал бы обычным, если бы не отношение всех находившихся на корабле. Впервые он был окружен таким вниманием. Началось это еще на Баррахе, сразу после появления Имперцев на планете, и продолжалось до сих пор. Чем это вызвано Кротов точно не знал, но примерно догадывался: "Что-то накопали о моих способностях, пока я был на Баррахе, а потом, наверное, и шарик от мертвого нифлянца что-нибудь добавил. Хотя, может быть и проще - все из-за того, что меня пригласил Император".
  После того как Сергей вернулся от Черного Корабля к капсуле с охраной, больше он уже не оставался один. Даже во время прощания с Шевезой спецназовцы оцепили дом Леалы и не подпускали никого. Кротов не выдержал и обматерил потом командира десантников за такое тупое исполнение служебных обязанностей.
  - Капитан, Баррах - это пока еще не Империя. Это там к вашему присутствию отнесутся с пониманием, а здесь люди проще и ты их обидел. Только спровоцируй мне тут конфликт и расстанешься на хрен с капитанским знаком.
  Сергей уже почувствовал, что его побаиваются, и иногда пользовался этим. Хотя ругался он не только из-за злости на охрану. Гораздо больше его выбило из колеи решение Шевизы.
  Впервые он услышал о том, что невеста не полетит с ним на Цессию не от самой Шевезы. В день, когда он вернулся в поселение грегов после прощания с Черным Кораблем, об этом осторожно заговорила Леала. Кротов сначала не понял, о чем речь - подобное ему и в голову не приходило. Во время их похода на Астару и после Шевиза всегда была рядом, словно боясь даже на минуту оставить Сергея одного. Он не то что бы влюбился, но привык к этому и свыкся с мыслью, что теперь они навсегда вместе. Когда до него дошло то, что пыталась донести Леала, он только и смог спросить:
  - Почему?
  Предводительница грегов не стала отвечать на этот вопрос.
  - Пусть Шевиза сама расскажет.
  Она загадочно улыбнулась и ушла. В полном недоумении Сергей пошел в дом, где хозяйничала невеста. Шевиза, как обычно, подбежала к нему и прижалась к груди. Кротов не стал тянуть, он взял девушку за плечи, отодвинул и взглянул в глаза:
  - Это правда? То, что сказала мне мать?
  Она сначала не поняла, о чем речь, лишь удивленно смотрела на него, испуганная его тоном.
  - То, что ты не летишь со мной?
  Шевиза ничего не ответила, только быстро закивала головой, пряча глаза. Сергей перехватил её голову - в уголках глаз блестели слезинки.
  - Ну-ка, рассказывай! - потребовал он.
  Шевиза всхлипнула, но потом справилась с собой, вытерла мокрые глаза и улыбнулась:
   - Сначала я скажу тебе о хорошем, - она потянула его за рукав. - Иди сядь, а то упадешь.
  Заинтригованный Кротов послушно сел.
  - У тебя будет сын! - краснея, выпалила Шевиза.
  Некоторое время он не осознавал смысл этих слов.
  - Какой сын? - глупо переспросил он.
  - Я беременна, - почти шепотом ответила девушка.
  "Хорошо, что усадила, а то точно бы упал!" В своих мыслях о будущем он никогда не доходил до подобной темы. "Черт, я еще сам как ребенок, - отстраненно подумал он, но потом его мысли рванули в другом направлении. - У меня сын! Мой сын!"
  - Откуда ты знаешь? - наконец, смог разговаривать он.
  - То, что я забеременела, я знала сама, а то, что будет сын, подсказали твои соплеменники, когда проверяли меня в той штуке, которая называется медмашина.
  - Они не мои соплеменники...
  Сергей вскочил, обнял девушку и, зарывшись лицом в её волосы, прошептал:
  - Счастье моё, я так рад... И из-за этого ты не хочешь лететь?
  - Да. Люди со звезд рассказали, что если я буду с тобой, нашему ребенку всегда будет грозить опасность. Поэтому они будут вынуждены забрать его у нас и воспитывать в безопасном месте.
  - Охренеть! Они заберут моего ребенка! - сначала возмутился он. - А вот хрен им!
  Но уже через минуту понял, что имперцы правы. Явно, что его удел - мотаться по войнам Империи. Да и Шевиза прошла через такое, что войны для неё не страшны. Но маленький человечек - он-то за что должен переносить все это? "Черт! Они правы!"
  И только сейчас, улетев уже на миллионы парсеков от Барраха, Кротов понял скрытый смысл вмешательства Имперцев в его личные отношения. Здесь ко всему относились терпимо - хочешь ты таскать своего ребенка за собой по всем клоакам Империи - пожалуйста, свобода личности - прежде всего. Но это был его сын, сын самого Сергея Кротова, непонятного существа, то ли человека, то ли нет. Необъятное поле деятельности для исследований: можно наблюдать за объектом с самого рождения и даже до этого. Спецслужбы Империи просто таким способом оторвали Сергея от его сына, понимая, что он не даст проводить исследования на ребенке. "Какой же я идиот, - запоздало ругал себя он. - Вроде бы пожалел Шевезу и ребенка, но, похоже, сделал только хуже". Единственное, чем он себя успокаивал, была мысль о том, что исследователи побоятся проводить рискованные эксперименты, помня о том, что может натворить при неудачном исходе отец ребенка.
  
  Кротов впервые летел на таком корабле: это был не военный транспортник, а настоящий гражданский звездолет, причем не обычный, а приписанный к личному флоту Императора. Привыкший уже к вечной нехватке пространства на военных кораблях, Кротов сначала терялся в широких с высокими дверями переходов коридорах. Лишь со временем он разобрался, что красивые, расписанные сложными орнаментами двери и стены не утратили своей главной задачи - перекрывать проходы при боевом столкновении и надежно отделять поврежденный отсек от остального пространства. Двери, как и переборки, были полуметровой толщины. "Словно в орбитальной крепости", - Кротов вспомнил ролик об этих исполинах, дежуривших в космосе на границах Империи.
  Все помещения на этом корабле казались огромными и были заполнены совершенно не нужными в космосе вещами: картинами, среди которых были даже настоящие, такие как на Земле, написанные рукой человека; скульптурами, правда, про некоторые произведения Сергей лишь по подсказке стюарда понял, что это скульптуры; столиками и креслами, стоявшими в каждом углу коридора. Одно то, что утром на первый завтрак его осторожно разбудил стюард и вполголоса спросил, пойдет ли он завтракать в общий зал или завтрак подать в каюту, - одно это выбило его из колеи на полдня.
  Ему, за последние годы привыкшему к тому, что прием пищи - это всегда массовое мероприятие, есть одному показалось каким-то анахронизмом и он бодро направился в общий зал. Однако на корабле больше никто так не думал - в кают-компании маялись бездельем только несколько официантов и распорядитель - ни один пассажир на завтрак не пришел. После этого Кротов по утрам тоже стал есть в каюте, лишь на обед выходя в общий зал.
  Больше всего его поразило то, что делать было абсолютно нечего. Впервые с тех самых пор, как он пришил на гимнастерку погоны с большими буквами СА, у него появилось столько свободного времени. Пару дней Сергей просто отсыпался: вставал, ел и опять валился на кровать. В каюте была настоящая кровать, а не раскладная шконка, убирающаяся в стену. Еще пару дней он поубивал время, путешествуя по кораблю. Знакомых в этом летающем дворце у него не было. Глемас исчез в недрах медицинского флаера, и больше Сергей его не видел. По скудной информации, которую он смог выудить из сети корабля, гронца отправили на реабилитацию. "Похоже, серьезно он пострадал". Надежду познакомиться с кем-нибудь на этом корабле он оставил сразу - пассажиры все как один были высокого ранга и к ним Кротов даже не подходил, а люди из обслуживающего персонала были очень вежливы, но подчеркнуто отстранены. "Выдрессированы, - вздыхал Сергей. - Личный Императорский Флот".
  На пятый день землянин решил, что больше так продолжаться не может и напросился на встречу с принцессой. Пару раз до этого он видел её в кают-компании на обеде, она лишь коротко кивала ему, но так и не сказала ни слова. Кротов не обижался, понимая, что одно дело, когда ты на войне и речь идет о жизни и смерти и совсем другое здесь, когда надо соблюдать тысячи условностей, навязанных этикетом. Знал бы землянин, что эти короткие кивки поднимали его в глазах окружающих на недосягаемую высоту: не каждый удостоится неформального приветствия от самой родственницы Императора.
  Не зная, как нужно просить аудиенции, он просто сказал стюарду, расставлявшему на столе завтрак:
  - Мне надо срочно увидеть принцессу Алгалу.
  Стюард кинул на него быстрый взгляд, в котором мелькнуло удивление, и ответил:
  - Хорошо. Хоть это вопрос и не ко мне, но я передам.
  Оперативность, с какой была организована встреча, Кротова приятно удивила. "Похоже, обо мне все-таки не забыли".
  У покоев принцессы Кротов увидел знакомые мундиры. С гренадерами на корабле он совсем не пересекался, они обедали где-то в другом месте. Алгатцы остановили его, и старший потянулся к затылку проверить идентификацию. Кротов отвел руку охранника и хмуро буркнул:
  - Бесполезно, у меня нет чипа.
  При этих словах глаза охранников удивленно расширились. Щитки на масках были подняты, и он уже разглядел, что среди них нет его знакомых. Но, похоже, они слышали о нем. Узнав, что он не имеет электроники в голове, старший спросил:
  - Так это ты тот землянин?
  Потом набрал код на наручном коммуникаторе.
  - Все верно, - через несколько секунд подтвердил он. - Сергей Кротов, вас ждут. Проходите.
  Когда Сергей уже хотел идти, старший вдруг опять остановил его.
  - Спасибо за наших ребят, - негромко сказал он и, не дожидаясь ответа, показал на открывшиеся двери: - Иди.
  Сопровождавший офицер провел Кротова через две богато убранных каюты и остановился у следующих дверей. Оглядываясь, Сергей еще раз отметил для себя, что места и денег на этом корабле не жалеют. В это время двери открылись и офицер легонько подтолкнул землянина вперед. Он шагнул в каюту и застыл пораженный: у стола, перебирая пластиковые листы с гербами Империи, стояла Алгала. Кротов узнавал и не узнавал её - настолько по неземному красивое создание, стоявшее у стола, отличалось от той девушки в бронежилете, какой он увидел её когда-то. Даже во время представления на транспортнике, следующем на Баррах, когда она была в платье, Алгала не выглядела такой как сейчас. Сначала Сергей ни о чем не думал и только молча разглядывал это небесное существо. Он даже забыл поприветствовать принцессу. Та, выждав секунд тридцать, и, видимо, решив, что Кротов в полной мере оценил её вид, повернулась и первая приветствовала его:
  
  - Здравствуй, Сергей! Рада тебя видеть.
  Это нарушало весь этикет, и землянин встряхнулся, сбрасывая с себя чары, наведенные видом принцессы.
  - Приветствую вас, принцесса Алгала! Вы сегодня просто прекрасны!
  Кротов запнулся: "Что я несу!" - но было уже поздно, язык, как всегда, сработал вперед головы. Он приготовился к отповеди, но вернувшаяся после спасения Глемаса способность чувствовать эмоции окружающих подсказала ему, что принцесса не только не разозлилась, наоборот - обрадовалась этим словам. "Так ты обычная женщина, - мелькнуло у него в голове. - Расцвела от комплимента". Это открытие заставило посмотреть на принцессу другими глазами. "Вот же достанется кому-то в жены такая красавица!" Впервые он думал об Алгале не как о принцессе великой Империи. Мысли были пустыми - понятно, что это те проблемы, которые Кротову никогда не придется решать, и он прогнал их.
  - Извините, принцесса Алгала, я напросился на прием, чтобы...
  Алгала жестом остановила его.
  - И за что же ты просишь извинения? За то, что похвалил мой вид? То есть я совсем не прекрасна?
  В её голосе слышалось веселье. Кротов растерялся, получилось и правда как-то двусмысленно. "Черт! Вечно у меня с бабами так. Что ни скажу, все не к месту. Надо выкручиваться".
  - Что вы, принцесса, конечно вы прекрасны!
  - И ты напросился на прием, чтобы сказать мне об этом?
  Она откровенно смеялась над ним, и Сергей совсем смешался. "Надо заминать эту скользкую тему", - решил он и пошел напролом.
  - Принцесса Алгала, я пришел к Вам по делу. Вы знаете, что я человек по вашим меркам отсталый, простой солдат с запретной планеты, и вдруг попаду на прием к Императору Звездной Империи. Понятно, что абсолютно все мне будет там незнакомо, и дел я могу натворить всяких. Поэтому прошу разрешения открыть мне информацию об Императорском Доме, конечно, ту, что не секретна. В корабельной сети я нашел только общие сведения.
  - Что же, разумное решение. Конечно, тебе надо узнать о Цессии немного больше, чем есть в информатории.
  Она прошла к креслу во главе большого стола.
  - Садись.
  Принцесса указала на кресло напротив.
  - Сейчас я сама расскажу тебе кое-что, что, на мой взгляд, необходимо знать новичку при знакомстве с императорским двором.
  
  
  ****
  Сергей проснулся, но глаз не открыл, продолжая дышать так же ровно, как во сне. Выждав, когда рука коснулась плеча, он поймал ладонь, прижал её к плечу и, закручиваясь, потянул на себя. В одно мгновение он завалил незнакомца на кровать и оседлал его. Еще через одно мгновение он вскочил и, прикрывшись одеялом, забормотал:
  - Простите, проклятые рефлексы...
  Широко раскрыв глаза, с кровати на него смотрела девушка в форме слуги Дома Императора. В глазах были одновременно и испуг, и удивление, и смех. Наконец, она не выдержала и расхохоталась:
  - Значит, права была моя сестрица - с тобой надо быть очень осторожной.
  Сергей ничего не понимал, да и не старался понять. На Цессии постоянно возникали такие ситуации, когда он не знал, как реагировать, не понимая смысл происходящего. По опыту он уже знал, что лучше не предпринимать никаких действий, а просто подождать - все решится само собой.
  Девушка вскочила и подошла к нему.
  - Что, так и будешь прятаться?
  Она взяла невесомую накидку, которой Кротов укрывался во время сна и которая заменяла здесь одеяло, и потянула на себя. Сергей выпустил свой край и остался перед наглой служанкой в чем мать родила. Та уселась на кровать и заулыбалась, разглядывая его.
  Сначала, когда помывшись первый раз в роскошном банном отделении своего номера, он не нашел чистых трусов (они появились только утром) и спать пришлось голым, он чувствовал себя не в своей тарелке. Но такое повторялось каждый день, и он привык.
  Однако, поведение горничной было как-то уж слишком смелым: обычно прислуга здесь была почти невидима. Стараясь скрыть смущение, Кротов грубо спросил:
  - Ну, что? Налюбовалась? Может, займешься теперь своим делом?
  "Не рассматривать же меня она сюда пришла". Та весело ответила:
  - Конечно, я бы занялась сейчас с тобой этим делом! Я его очень люблю. Но надо идти, я обещала вернуть форму через пять минут.
  Она встала, подошла к нему и провела рукой по плечу. Кротову, наконец, все это надоело, он убрал руку с плеча, взял девушку за плечи и повел через комнаты к двери в коридор.
  - Придешь, когда я уйду!
  Потом открыл двери и подтолкнул горничную к выходу. При этом не удержался и легонько хлопнул девушку по заду, соблазнительно обтянутому короткими белыми шортами. Та стрельнула на него глазами, загадочно улыбнулась и попрощалась:
  - Пока, герой! Мы еще встретимся.
  Вернувшись в спальню, Сергей посмотрел на коммуникатор - почти пора вставать. Он не стал расправлять накидку на монументальной кровати, в которой можно было спать всем взводом - вчера ему захотелось поспать именно в такой - все равно, как только он выйдет отсюда, все опять вернется к исходному виду - скромные полупустые комнаты без мебели - проверено на опыте. Вместо этого он направился в бассейн. Сделав зарядку и завершив её своими неизменными пятьюдесятью отжиманиями, он отрегулировал температуру воды в бассейне - сделал холоднее, удлинил плавательную дорожку, хотел поставить вышку для прыжков, но передумал и с разбегу бросился в воду.
  Физические упражнения и холодная вода сделали своё дело: он перестал гадать, кто это был в столь ранний час. Наверное, какая-то сумасшедшая подружка здешней служанки, пожелавшая посмотреть на необычного инопланетника. Сергей плыл и плыл, сейчас он превратил бассейн в лесное озеро и пытался достичь противоположного берега. Он знал, что это не удастся, берег так и останется на том же расстоянии, но приятно было обманывать себя, представляя, что это не иллюзия, и он действительно сможет сейчас выйти на лесную поляну, открывавшуюся на той стороне.
  На сегодня Кротов наметил себе прокатиться по очередному маршруту для знакомства с Цессией. До приема оставалось два дня, все инструктажи и обучение он прошел, так что времени было достаточно.
  За завтраком, который он выбрал еще вечером, Сергей включил голограмму новостей. Тотчас половина столовой превратилась в тысячи маленьких миров, где что-то взрывалось, строилось, пело, неслось на флаере над морем... Сначала он выбрал все, что ответило на слово - Баррах. Посланий от Шевизы не было - Имперцы объясняли это большим расстоянием - поэтому он хотел узнать хотя бы об общем состоянии дел на планете. Но в Имперских новостях о планете, на которой решалась, возможно, судьба всех остальных планет, сообщений было совсем мало. Лишь победные реляции о том, как Империя налаживает цивилизованную жизнь и как рады этому баррахцы. Ни слова о том, что там происходило до этого.
  Просмотрев несколько сюжетов, Кротов снял запрос по Барраху и набрал другой. Его интересовало, что происходит сейчас с теми планетами, которые, подобно Барраху, оказались изолированы от общения с Империей. Но и здесь его ждало разочарование - как всегда, об этом ничего не сообщал ни один из тысяч каналов. Информацию о Земле Сергей даже запрашивать не стал - пробовал уже много раз - нет такой планеты для головидения Империи. Переключил на новости Цессии - вот тут каналы разошлись - новостей о жизни столичной планеты было столько же, сколько о жизни остальной Империи.
  Когда он уже допивал сок, бросая рассеянные взгляды на происходящее в комнате, его внимание привлек один ролик. Кротов быстро вывел его на просмотр и чуть не захлебнулся - по комнате, превратившейся в дорожку экзотического сада, шагала его утренняя гостья.
  Во время полета на столичную планету Кротов попытался как можно больше узнать о Цессии, справедливо полагая, что информации много не бывает. Данные о планете-городе были в свободном доступе в сети, о нравах же людей, проживающих здесь, можно было легко узнать из новостных каналов. Они были полны сообщений о поведении и нарядах знати или о выходках студентов престижнейшей школы Управления Императора - единственного учебного заведения на планете. Но о настоящей жизни и о подводных течениях, бушующих в глубинах приближенного к Императору общества, он знал очень мало. Во время нескольких бесед, которые принцесса Алгала провела с ним на борту корабля, она лишь приоткрыла ему краешек завесы, скрывающей подлинную жизнь верхушки этого гигантского человеческого муравейника, жизнь о которой он никогда не узнает.
  Когда Сергей услышал, что на планете проживает около тридцати миллиардов, он сначала не поверил: "Одной еды сколько надо! А отходы?" На родной Земле, когда он окончил школу, было около четырех миллиардов и то в некоторых странах кричали о перенаселении и голоде. Однако и тогда, в полете, разглядывая новостные ролики, и сейчас, выходя в город, он не видел ни одного хмурого лица, словно это была планета вечного праздника. Местные беззаботные жители удивленно оглядывались на него, несущего на своем лице печать серьезности и отстраненности. Что поделаешь, он привык, что к новым незнакомым местам надо относиться с осторожностью, и всегда невольно ждал подвоха.
  Вчера вечером он просматривал разные районы Цессии и выбрал на этот раз маршрут на море. На родной планете он никогда не видел моря, зато за время жизни в космосе это ему удалось не раз, но всегда это были обычные необжитые берега. Здесь же все побережье было одним огромным пляжем, всегда заполненным людьми. "Как же я потом буду рассказывать о местном Сочи, если не увижу и сам не окунусь?"
  
  После того как их корабль пришвартовался к одному из искусственных спутников - на Цессию можно было попасть только специальными шаттлами "орбита-планета", здесь заботились о чистоте атмосферы, последний космодром для больших кораблей был закрыт в незапамятные времена - и они пересели на атмосферник, про Кротова словно забыли. За время, прошедшее после последнего боя на Баррахе, Сергей привык к постоянному, часто даже назойливому, вниманию к своей персоне, хотя ругался и постоянно хотел вырваться из-под опеки. Однако, как ни странно, сейчас он почувствовал себя брошенным. Принцессу встретила целая делегация и сразу окружила, скрыв от Кротова последний островок знакомой жизни.
  Его встречали лишь двое - мужчина и женщина, оба в одинаковой белой форме. Глядя на их лица, Кротов никак не мог определить сколько им лет. Землянин впервые встретился с таким обращением: эти двое были сама предупредительность, улыбки не сходили с их лиц, а выражение постоянного внимания к нему через некоторое время стало даже раздражать. Они провели его на пункт досмотра, хотя на спутнике-крепости их уже проверяли. "Похоже, у местных властей фишка на безопасности, хотя понятно - столичная планета, резиденция Императора". Здесь его пропустили даже через медмашину, при этом все обставили так вежливо и корректно, что Кротов не обиделся и не рассердился. "Это не армия, - констатировал он. - Сейчас бы с выпученными глазами бегом бегал от стойки к стойке, не понимая, зачем все это".
  После часового, почти приятного, досмотра сопровождавшие вежливо поинтересовались, что он хочет в первую очередь - пообедать или сразу отправиться в свои апартаменты. Кротов от еды отказался.
  - Давайте сначала устроюсь, осмотрюсь и потом обед.
  Как оказалось, его дом находился в тысячах километрах от космопорта, на другой стороне планеты - десять минут на флаере, в салоне которого Кротов не отказался бы жить, настолько там было удобно и красиво. Через пару дней Сергей понял, что это главный девиз этой жизни - удобно и красиво. Вся планета была очень удобной для проживания, потому что она все делала так, как ты этого хотел. Впервые он убедился в этом, обживая дом. Когда они вышли из лифта на краю красивой ровной поляны, Кротов увидел, что на середине поляны, покрытой густым ковром зеленой травы, возвышается простой белый куб. Со стороны это даже не было похоже на здание.
  - Каким вы хотели бы видеть свой номер, свое жилище? Я имею в виду снаружи.
  Женщина-девушка - Сергей так и не определился с её возрастом - была вся внимание. Кротов в ответ пожал плечами - он, действительно, не представлял, каким бы он хотел видеть свой дом. Видя его затруднение, девушка решила помочь:
  - Я сейчас изменю его, может быть вам понравится.
  Белый куб за секунды превратился в зеркальную, блистающую сферу, потом переплавился в башню со смотровой площадкой наверху.
  - Не надо, - взмолился землянин. - Пусть остается таким, каким был вначале.
  "Чет боязно жить в доме, который в любой момент может превратиться черт знает во что". Сопровождавшие сделали вид, что не заметили замешательства Сергея.
  - Хорошо. Тогда пройдемте в дом.
  Внутри оказалось также аскетично: белые стены, белый потолок, белый пол. Стерильная чистота.
  - Обстановку в доме на свой вкус, я думаю, вы выберете позже, - девушка усвоила урок, полученный на улице. - Пока давайте сделаем стандартный набор.
  Комнаты начали стремительно меняться: появились столы, стулья, кресла - все того же ослепительно белого цвета.
  - Нормально, - Сергею хотелось побыстрей остаться одному, чтобы привести в порядок свои мысли. - Пусть все так и будет. Только раскрасьте все, пожалуйста, а то такая расцветка напоминает мне больницу.
  Имперцы, конечно, ничего не знали про земные больницы, но не проявили никаких эмоций. В мгновение цвета поменялись - просьба Кротова была понята слишком буквально - вся мебель, стены и пол стали разноцветными. "Ладно, уйдут, сам перекрашу, - решил Сергей. - Разберусь, наверное". И действительно, после того, как гиды исчезли, объяснив ему, как командовать домом при помощи коммуникатора и про прочие прелести жизни в цивилизованном обществе, землянин за полчаса разобрался со всеми основными функциями управления. Так что через час все внутреннее убранство дома приняло привычные земному глазу формы и окраску. Снаружи он ничего менять не стал, чтобы не выделяться. Вокруг, насколько хватало глаз, на холмах и в долине стояли такие же белые кубы зданий - поселок для высоких гостей Цессии.
   Первый день пролетел быстро. Сергей обживался, знакомился с жизнью на Цессии, запуская в головизоре одну программу за другой. Разобрался с доставкой еды - это был, по его меркам, вообще, ритуал. Он ожидал, что доставка еды будет автоматической, но нет - здесь, как в каком-нибудь дорогом заведении, обслуживал официант. Через минуту после того, как Сергей набрал на комме значок со знаком пищи, в дверях появился официант, как и встречавшие, в белоснежной форме. Он развернул голограмму с картинками блюд и напитков. Изображение уходило в стену и терялось где-то в дали. "Не хрена себе выбор, - подумал Кротов. - Если все смотреть, я за неделю не выберу".
  - Слушай, я простой солдат, я не только никогда не пробовал большинство из того, что ты мне показываешь, но даже никогда не видел. Так что принеси мне обычный обед - ничего экзотического, но чтобы было можно наесться. Я проголодался.
  Хотя Кротов почувствовал, что упал в его глазах, на лице официанта не дрогнул ни один мускул. Он увеличил изображение нескольких блюд и рассказал что это - мясо, рыба, овощи, злаки. Кротов кивнул головой, соглашаясь, и через десять минут другой официант вкатил тележку с обедом. "Блин, обслуживать меня за обедом вдвоем - это явный перебор!" Сергею было неловко, и он попросил: "Ребята, можно я поем один. За мной не надо ухаживать. Вы можете идти". - Чем окончательно уронил себя в глазах прислуги.
  Из всего этого Кротов сделал вывод, что те, кто живут тут, в этом городке, никуда не торопятся: доставка еды официантом, выбор блюд и прочее... это, наверняка, затягивает обед на часы. После армейского приема пищи столько времени тратить на то, чтобы поесть, Кротов посчитал излишней роскошью. "Еще привыкну, - улыбнулся он. - Буду потом везде официанта требовать". Он представил, что ему в ответ сказал бы взводный в Академии. "Да, наслушался бы..."
  Второй день тоже был занят: сразу после завтрака появились те двое, что встретили и привезли его сюда. Они объяснили распорядок сегодняшнего дня. Его опять свозили на медмашину, в этот раз это было что-то огромное и блестящее, одним видом вызывающее трепет и уважение к медицине Империи. После медмашины, когда он в сопровождении неизменной парочки вернулся домой, нагрянули люди из охраны и службы церемониала двора. Почему они вместе, Сергей понял уже во время затянувшегося инструктажа. Как он и думал, прием у Императора был полон правил и ограничений, что требовало координации действий обеих служб. Инструктаж длился больше двух часов. Лишь убедившись, что Кротов усвоил то, что они пытались до него донести, охрана и церемониймейстеры покинули его гостиную. Тотчас появились его ангелы-хранители в белом с неизменной вежливой улыбкой на лицах.
  - Теперь можно отдыхать, - разрешили они. - День приема пока не известен, но несколько дней у вас точно есть. Мы хотим предложить вам несколько экскурсий для знакомства с Цессией. Вы хотите?
  - Конечно! - не выдержал Сергей. - Побывать в столице и ничего не увидеть?! Я как потом людям в глаза смотреть буду?
  
  
  ****
  Сергей вышел из кабинки лифта на границе пляжа и вдруг отпрянул, стараясь скрыться в предбаннике-раздевалке: навстречу ему шла пара - и мужчина, и женщина были абсолютно голыми. "Черт! - выругался про себя Кротов. - Ты прекрасно знал про это, теперь иди!" - Подгонял он себя. Он, действительно, еще когда изучал маршруты для знакомства с Цессией, заметил, что большинство купаются и загорают в чем мать родила. Но одно дело - увидеть в головизоре, и другое - встретиться глазами с людьми, совершенно не замечающими ни своей, ни чужой наготы. "По моей морде видно, наверное, какой я дикий". Сергей пару раз глубоко вздохнул, как перед боем, и шагнул в овал двери, снять шорты он так и не решился.
  "Белая планета, так надо было назвать Цессию, - думал Сергей, шагая по горячему белому песку к свободному месту. - Все люди в белом и даже песок белый. Рио-де-Жанейро какое-то". Расположившись в кресле, мягко принявшем его в свою прохладу, он быстро переделал место отдыха на свой вкус. Повинуясь командам, над ним появился полупрозрачный тент - солнце жарило слишком сильно для сибиряка, - понизил температуру вокруг кресла и столика, создав комфортный микроклимат. Глянув на коммуникатор, Кротов привычно перевел данные в градусы - двадцать шесть тепла. Отлично, можно купаться.
  Океан, отливавший небесной синевой, катил мелкую волну на песок, зазывая окунуться в свою прохладу. Тысячи искр вспыхивали и гасли - солнце играло даже в условиях мертвого штиля. Отмахнувшись от повисшей перед ним голограммы с красивой девушкой в минимуме одежды, предлагавшей прохладительные и горячие напитки, он побежал к воде.
  Вздымая тучу брызг, он пробежал по мелководью и вдруг провалился по пояс - дно резко начало понижаться и через секунду ноги уже не доставали до дна. Сергей взмахнул руками, вырываясь из объятий океана, и тут же рыбкой мягко нырнул. Он открыл глаза и, делая широкие гребки, стал уходить вниз, вслед за опускавшимся дном. Проплыв метров семь среди появившихся на глубине, мерно покачивавшихся водорослей, он решил, что хватит - не рекорды устанавливать прилетел, а отдыхать - и, загребая, свечкой пошел вверх. Вынырнув, выплюнул попавшую воду, отметил про себя, что соленая, как на Земле, фыркнул и размашистым кролем поплыл в океан, прочь от толпы купающихся на мелководье.
  Почувствовав, что начал уставать, он перешел на брасс, стараясь делать гребки медленно, лишь для того, чтобы не провалиться под воду. Мелкая волна почти не мешала, и плыть было в удовольствие. "Еще бы вода была чуть прохладнее" - посетовал он. Иногда он опускал голову под воду и смотрел, что там. Синева сгустилась, в самом низу переходя в черноту, и дна уже было не разглядеть. Иногда там мелькали быстрые тени каких-то рыб, но Сергей специально просмотрел ролик о местных обитателях и не переживал - ничего опасного в океане не проживало. Планета была комфортна во всех отношениях.
  Перевернувшись на спину, он глянул назад. "Ничего я отмахал, - удивился он, до берега было уже метров сто. - Пожалуй, надо возвращаться". Он не боялся утонуть, да и, наверняка, этого ему сделать не дадут. Хотя спасателей или чего-нибудь подобного Сергей не видел, но не сомневался, что за пляжем следят и спасут мгновенно. Он просто не хотел уставать, решив вечером все-таки исполнить давнишнее желание - напиться и потанцевать, даже приглядел для этого огромный открытый ресторан в горах над водопадом. Там всегда было множество народу, так что тайная мысль - познакомиться на ночь с какой-нибудь подругой - была, похоже, легко исполнима.
  Он развернулся к берегу и опять опустил голову под воду. "Что за хрень?" Кротову показалось, что кусок дна стал подниматься прямо к нему. Еще не почувствовав опасности, он автоматически попытался ускориться, чтобы скорее отплыть от этого места. Темный клок начал принимать определенную форму: что-то похожее на черное гигантское одеяло с развивающимися краями быстро всплывало, явно двигаясь в его сторону. "Черт! Это уже не шутки!" Вдруг от твари отделилось и понеслось к землянину темное облако. На ходу оно распадалось на множество змеящихся рыб, которые начали расходиться в стороны, образуя воронку, в центр которой должен был попасть Сергей.
  Солнце, пробивающееся сквозь толщу воды, осветило сюрреалистическую картину: сотни существ, похожих то ли на змей, то ли на рыб с раскрытыми ртами, где светились белые острые зубы, образовали одну гигантскую пасть, вся внутренняя часть которой щерилась сплошными зубами. "Не уйти", - понял Кротов - слишком быстро двигались эти извивающиеся рыбы.
  Он поднял голову: солнечный свет вдруг стал белым, вода потеряла всю свою сине-зеленость и стала серой, в глубине переходя в темноту, звуки исчезли. "Началось", - отстранено констатировал Сергей. Вместо того чтобы спасаться бегством, он вдруг сделал такой мощный гребок руками, что почти вылетел из воды, в полете изогнулся, плавно, без брызг, вошел обратно в воду и сразу заработал ногами с такой скоростью, что вода забурлила. Он выставил вперед руки и, чувствуя, как режется встречный напор, помчался навстречу сборной пасти, прямо в её центр. Зубастики не успели среагировать - он с ходу прорвался сквозь живую стену и через несколько секунд оказался над чудовищем. "Метров десять на двадцать", - оценил Кротов размеры животного. Мысли, как всегда в таком состоянии, были не свои, будто кто-то смотрел со стороны и оценивал, как он действует.
  Несмотря на огромную площадь тела, темная тварь очень быстро преодолевала сопротивление воды - двигающиеся двухметровыми волнами края тела несли её вверх. Оказавшись ближе, Сергей разглядел то, чего не видно было на глубине: по всей поверхности тела, кроме выроста в самом центре, раскрывались и закрывались такие же острозубые рты, как и у "рыб", через стену которых он только что прорвался.
  Кротов, не раздумывая, направил движение к выросту в центре, он всем телом чувствовал в этой "голове" наибольшую микроэлектрическую активность. "Надо уничтожить этот нервный центр". Он с ходу врезался в тело животного. "Шкура, как броня", - пронеслось в голове. Пальцы скользили по шершавому панцирю твари, не находя за что зацепиться. Тогда Кротов приподнялся, отвел руку назад и, размахнувшись, со всей силы ударил в нарост. Удар был такой силы, что кулак прорвал трехсантиметровую шкуру и вошел в тело. За мгновение до входа в плоть руку, а за ней и всего Сергея, окутало легкое зеленое свечение - пробежало и исчезло.
  Без всяких эмоций, словно робот, землянин рвал тело неведомого подводного зверя, углубляясь в эту гору мяса. Тот извивался, из его спины начали вырываться еще "рыбы" и с остервенением бросаться на Кротова. Однако он не обращал внимания на эту суету, что-то произошло с его телом и острые зубы местных пираний никак не могли прорвать кожу. Вдруг он почувствовал под рукой то, что искал - нервное волокно в руку толщиной. Сергей обхватил его обеими руками и вырвал из плоти. Разорвав волокно, он едва удержался на поверхности тела: страшные конвульсии начали бить животное, оно уже не думало о нападении и пыталось уйти вниз, в глубину.
  У Кротова не было злости на эту тварь, и он не собирался добивать её. Оттолкнувшись от черной спины, землянин пошел вверх, расталкивая извивающихся в агонии рыб-змей. "Похоже, они одно целое с этой тварью, она помирает и им конец". По мере того как он подымался к поверхности, начали проявляться краски, вода опять заиграла растворенным в ней солнцем. В тот же момент он почувствовал, что ему не хватает воздуха. "Черт! Я ведь не дышал эти последние минуты!" - запоздало понял он. От этого он испугался и еще быстрей задвигал руками и ногами.
  Когда до поверхности оставалось уже совсем немного, огромная тень закрыла солнце и тотчас же, разрывая стеклянную перегородку между водой и воздухом, в ореоле воздушных пузырей появились люди в бронекостюмах. "Спрыгнули с флаера", - понял Сергей. Двое сразу направились к нему, остальные, оставляя пузырящийся след, рванули вниз - туда, где опускалось на дно живое "одеяло".
  Спасатели не успели: Кротов вырвался из воды почти по грудь и сразу вдохнул столько воздуха, сколько вместили легкие. Неба не было - метрах в двух над водой висел атмосферник, закрывая своим корпусом солнце. Вокруг Сергея было уже не два, а несколько десантников: как только он вынырнул, в открытый люк, прыгнули еще люди, так что в воде даже образовалась небольшая каша.
  Двое подхватили его под руки и приподняли над водой. Флаер в это время опустился еще ниже, и Кротов оказался внутри катера. Стоявшие у люка спасатели подхватили его и втащили на палубу.
  - Жив?!
  Офицер с опущенной маской шлема крутил землянина, разглядывая со всех сторон. В глазах и голосе спасателя звучало такое удивление этим фактом, что Сергей даже обиделся.
  - А что, по-вашему, должен быть мертв?
  Тот согласно закивал головой.
  - После встречи с гираной еще никто не выживал!
  И тут же поправился.
  - Я имею ввиду, при встрече вот так как ты, без защиты и без оружия.
  Их прервали - в люк начали запрыгивать десантники. Судя по количеству, появились и те, что ныряли к твари с совсем нестрашным названием "гирана".
  - Командир! - голос десантника звенел. - Он убил гирану!
  - Голыми руками? - недоверчиво переспросил офицер.
  - Да! Просто изорвал её. Видимо загубил нервные центры - она до сих пор в агонии, но скоро умрет.
  - Ну, ты даешь, парень! Убить такую тварь без всякого оружия - это нечеловеческое дело.
  Повернувшись к своим, старший задумчиво спросил:
  - Кто-нибудь понимает, откуда она взялась? Ведь считается, что они все вымерли?
  Вопрос был явно риторическим. Никто не ответил.
  Кротова, несмотря на его возражения, положили в саркофаг мини-медмашины, находившейся в соседнем кубрике. После десятиминутного обследования, результаты которого оказались для экипажа неожиданными - Сергей не получил ни одной травмы и был абсолютно здоров - его доставили на берег. Спасатели предлагали доставить его домой, но землянин отказался.
  Зрители, собравшиеся на берегу, увидев Кротова живым и здоровым, недовольно расходились. "Похоже, я не оправдал их ожидания, - подумал Сергей. - Взял и остался жив, и даже цел". Купаться расхотелось. Еще раз отказавшись от провожатого и попрощавшись со спасателями, он присел в свое кресло - надо привести мысли в порядок. Взяв заказанный сок, он медленными глотками отпивал кисло-сладкую жидкость. Над всей акваторией пляжа, насколько хватал глаз, зависли флаеры, с них иногда сыпались в воду десантники. "Проверяют, - понял Кротов. - А людям ничего не сказали, все продолжают купаться. Ну и правильно, не хрена на курорте панику разводить". Мысль о том, что атака гираны была нацелена именно на него, мелькнувшая вначале и показавшаяся абсурдной, постепенно набирала вес. "Пляж был многолюден и до меня, а если эта штука хотела есть, вряд ли она предпочитает мясо землян".
  
  Вернувшись домой, он сразу заказал информацию о гиране. Все оказалось действительно так, как говорили спасатели: последнюю уничтожили много десятилетий назад. "Значит информаторий врет, я видел зверюгу своими глазами. Даже в этом мы похожи: что у нас на Земле, что в Империи - нигде людям не говорят всей правды". То, о чем Сергей подумал еще там, под водой, оказалось правдой - "рыбы", пытавшиеся порвать его, были частью тела гираны. Найдя жертву, а раньше в океане Цессии водились весьма крупные животные, гораздо крупнее самой гираны, она выпускала свои мобильные "зубы", которые начинали рвать жертву. Основное тело в это время находилось в безопасности, жертвуя лишь частями, которых у неё было в избытке. Когда жертва изнемогала в борьбе со стаей безмозглых "зубов", в дело вступала основная часть - она укутывала собой обессиленное животное и рты, открывающиеся прямо в теле, завершали начатое.
  Пообедав, Сергей успокоился: хорошая еда и приветливая красивая официантка отогнали тревожные мысли. "Надо сегодня все-таки напиться и поплясать, - решил он. - Дни идут, скоро прием. После этого меня, наверняка, не станут задерживать. И вряд ли я еще попаду сюда. Так что надо успевать". Он еще раз посмотрел ролик о ресторанах и подтвердил свой выбор - ресторан в горах нравился ему. "Посмотрим, как он будет выглядеть на самом деле".
  Появившиеся после обеда два его гида уже знали о случившемся. Они наперебой принялись извиняться, объясняя, что пляжи Цессии абсолютно безопасны и это просто чудо какое-то, что гирана вдруг оказалась там. Такой опасности никто не предусмотрел, ведь официально считается, что гирана, как вид, исчезла с Цессии. Кротов успокоил их и спросил о выбранном ресторане. Они одобрили выбор, но предупредили, что ресторан очень дорогой - там бывают даже представители Семьи.
  Сергей достал свой "кошелек" и, сжав пальцами, показал пластинку девушке.
  - Этого хватит?
  - Да, - девушка удивленно вскинула ресницы, но быстро справилась с собой. - С такой суммой вы можете хорошо отдохнуть не только в столице, но даже на планетах развлечений
  Они посоветовали ему, какие блюда и напитки выбрать, и распрощались, предупредив, что сегодня вечером будет известна точная дата приема. "Знаю я ваше вино, - усмехнулся Сергей, вспоминая советы о выборе напитков. - Хрен напьешься".
  Часа через два после этого произошло событие, по-настоящему обрадовавшее землянина: на руке завибрировал сигнал вызова и после разрешения в комнате возник Глемас Гронберг собственной персоной. Голограммы на Цессии были особенно реалистичны, и на какой-то миг Кротову показалось, что его гронец действительно здесь. Сергей быстро отогнал наваждение, но для смеха подбежал к улыбающемуся МРОБовцу и попытался обнять призрачную фигуру.
  - Здорово, шпион! - закричал Кротов, комично размахивая руками в воздухе. - Как-то ты исхудал, я даже обнять тебя не могу.
  Улыбка Глемаса стала еще шире.
  - Привет, Сергей! Ты, как всегда, в своем репертуаре.
  Кротов вернулся в кресло.
  - Рассказывай! Как ты? Где ты сейчас? Мне сообщили только, что с тобой все в порядке.
  Фигура напротив тоже присела в появившееся призрачное кресло.
  - Я очень рад видеть тебя, Сергей!
  Землянин энергично закивал в ответ.
  - Я тоже! Даже заскучал без тебя!
  - Вот в это я не поверю. Говорят, приключений у тебя хватает.
  - Так ты уже знаешь? - Кротов сник. "Так вот почему появился гронец - за мной нужен присмотр". Подтверждая это, Глемас сообщил, что он уже завтра будет на Цессии.
  - А где Чекра?
  - Чекра со мной, надо же новому подданному Империи увидеть столицу.
  Хотя Глемас отвечал так же как всегда, ровно и спокойно, при упоминании имени девушки Сергей расслышал в голосе гронца скрытую радость. "Да тут, похоже, настоящая любовь" - усмехнулся землянин.
  - Рассказывай - где был, что делал?
  - Сергей, давай отложим это на завтра, я думаю, вечером мы встретимся.
  - Хорошо, поговорим завтра.
  - Я прошу тебя, будь осторожен, - вдруг заявил Гронберг, в его голосе чувствовалась настоящая тревога.
  - Я всегда осторожен.
  
  Глемас не стал развивать тему и начал прощаться. Еще раз напомнив, чтобы Сергей ждал его завтра, он исчез. После этого разговора Кротов испытывал двойственное чувство: с одной стороны, он был безусловно рад видеть друга, но радость немного омрачило то, что МРОБовец явно летит на Цессию не по своей воле, а по приказу. И еще это странное предупреждение. Какие опасности могут грозить ему на столичной планете, где за всем присматривают тысячи глаз, ну а за ним особенно. Вон как мгновенно примчались, когда он схватился с гираной. При воспоминании об утреннем происшествии, у Сергея опять проснулись подозрения, что атака морской твари была не случайной. "К черту! - остановил он себя. - Совсем параноиком становлюсь. Ясно, что этот зверь прятался где-то в глубинах и вылез сюда случайно. Хорошо, что он сразу попал на меня. Было бы страшно, если бы он добрался до мелководья, где куча народу".
  Полет над ночной планетой сам по себе был развлечением. Только сейчас Кротов действительно понял, что Цессия, действительно, планета-город: настоящее море огней бушевало внизу. "Наверное, из космоса она сейчас светится как звезда, - Сергей пожалел, что проспал посадку. - Буду улетать, надо не упустить - полюбоваться".
  Флаер-автомат мягко опустился на площадку. Неизменные ремни скользнули в подлокотники, и Сергей направился к выходу. У трапа его уже ждала красивая девушка-администратор в открытом платье. При взгляде на едва прикрытую грудь Кротов ухмыльнулся: "Эх, оторвусь я сегодня по полной!" При этой мысли его кольнуло воспоминание о ждущей на Баррахе Шевизе. "Черт, вот я идиот, на хрена запудрил девке мозги? Но, что поделаешь, натворил - отвечай". Он вздохнул и, прогнав все мысли, с улыбкой выслушал приветствие.
  - Я тоже очень рад, что я здесь...
  Спросив, как можно его называть, девушка представилась сама - Изон. "Какое-то мужское имя по-нашему", - отметил Сергей и направился вслед за красавицей к дверям прямо в скале под стилизованной каменной аркой. Внутри оказался огромный лифт с удобными мягкими креслами и зеркальными стенами. Кротов не удержался и скосился на зеркало - как выгляжу? Костюм ему посоветовали его гиды: темные брюки, сапоги и свободная светлая рубашка, подпоясанная тонким ремешком. Сергей опять чуть не засмеялся - очень уж этот наряд напоминал ему детство - сапоги тогда были неизменным атрибутом одежды всех мужчин в поселке, да и большинства женщин. Через минуту они вышли на площадку, откуда уходила вверх лестница, вырубленная прямо в скале. Поднявшись по ней, Сергей и его провожатая, наконец, вышли на площадку ресторана.
  Кротов ахнул: столы висели в воздухе над пропастью, сквозь прозрачный пол было видно, что скала, к которой прилепилось заведение, обрывами уходит вниз и там, в царстве вечной тени, отливала серебром река. Еще вчера, выбирая это заведение, Сергей обратил внимание на то, что пол прозрачный, но голограмма не передавала всей настоящей красоты. Сейчас была абсолютная иллюзия того, что столы парят в воздухе. Однако многочисленные гости не обращали на это внимания - ресторан был почти полон.
  Девушка с улыбкой наблюдала, как Кротов делает первые осторожные шаги. Заметив это, Сергей попытался сделать вид, что ничего особенного не происходит и для него абсолютно нормально разгуливать по небу. Однако, когда Изон отвернулась, он пару раз притопнул, испытывая прозрачный пол. Ощущение монолита. Землянин попытался выкинуть все из головы и переключиться на предстоящий ужин, но тут он увидел танцующих!
  Если территория ресторана была огорожена видимым каменным барьером, то танцевальная площадка находилась еще дальше над пропастью и ничем не была обозначена. Кротов понимал, что защитный барьер есть и просто невидим, но люди, отплясывающие в воздухе, производили неизгладимое впечатление.
  Расслабившись в кресле, Сергей внимательно осмотрел зал, но высматривал он сейчас не потенциально опасных людей, а девушку, с которой можно было бы познакомиться. Несколько дней, проведенных на Цессии, совершенно расслабили его, казалось, никакая опасность не может угрожать человеку на этой планете и даже утреннее происшествие не изменило это мнение - исключения лишь подчеркивают правило. Эта мысль - закадрить кого-нибудь на сегодняшний вечер - присутствовала с самого начала, но только сейчас, после того, как Кротов выпил уже пару бокалов самого крепкого местного вина, овладела им окончательно.
  Он уже наметил себе нескольких кандидаток, которые, как и он, сидели за столиками в одиночестве, а также нескольких девушек из компаний, которые время от времени бросали на него любопытные взгляды.
  "Хватит тянуть", - подогретый спиртным, он решительно встал и направился к столику, где сидела одинокая девушка, но на полпути его перехватили. Через арку входа на прозрачный пол вывалила толпа разгоряченных молодых людей. Они громко смеялись, приплясывали, кто-то пытался петь - было видно, что компания на взводе. Из толпы вдруг вырвалась девушка в ярком одеянии и закричала:
  - Так вот ты где? Ну теперь ты от меня не уйдешь!
  Поняв, что девушка обращается именно к нему, Кротов остановился и удивленно вгляделся. "Черт! Опять она!" Сомнений не было - это утренняя знакомая, которая так неожиданно возникла у него в спальне и которую он видел потом на голограмме из парка. "Блин, она ведь тоже какая-то знаменитость!" Он никак не мог вспомнить, кем её называли тогда. Это был явный перебор - нельзя знакомиться со столь известными особами - это он понимал, но разгоряченный окружающей обстановкой и, хоть и небольшой по земным меркам, дозой выпитого, он не стал думать о соблюдении приличий. В душе разгорался знакомый с юности кураж - казалось весь мир у его ног.
  Веселая красавица в развевающемся легком то ли платьице, то ли просто платке с дырой посредине, подбежала к нему и схватила за руку.
  - Эй, - закричала она, повернувшись к своей компании. - Все сюда!
  Веселая стайка сразу откликнулась на её зов: молодые люди в самых разных нарядах, один парень был просто в шортах и сапогах, остальные не лучше. Ощущение было такое, что компания веселилась где-то в узком кругу, а потом, не одеваясь, сорвалась и примчалась сюда.
  - Смотрите все, - голос выдавал девушку, она была изрядно выпившей. - Это тот человек, с которым я хочу провести сегодняшний вечер!
  - А как же я? - красавчик с накачанной фигурой и ухоженным лицом, которое портили только брезгливо поджатые губы, с ненавистью взглянул на Сергея. "Чего это он? - удивился Кротов. - Я-то в чем виноват?" Он был не прочь провести вечер с этой наглой гостьей - Сергей, наконец, вспомнил её имя, услышанное в новостях - Гела, но он не хотел конфликтовать с местной знатью.
  - Гела, - Кротов мягко убрал руку девушки со своего плеча. - Ваш ухажер против.
  - Да пошел он, - беспечно ответила та, опять бесцеремонно хватая его ладонь. - Подождет! Он всегда на Цессии, а ты скоро улетишь. Это ведь так? - она заглянула ему в лицо. Сергей кивнул.
  - Все, хватит болтать, будем веселиться! - она потащила Кротова на танцевальную площадку. - Пойдем, покажешь мне, как пляшут инопланетники, а то сестра говорила, что ты только воевать умеешь. Вот я сегодня проверю, - пьяно хихикнула она.
  Сергей подчинился, и они во главе компании пошли туда, где в воздухе уже наплясывали несколько групп отдыхающих. На ходу Гела крикнула, ни к кому не обращаясь:
  - Стол нам! Такой как всегда!
  Из этих слов Сергей сделал вывод, что девушку тут знают, похоже, она постоянно бывает здесь. "Хотя, вполне возможно, что её знают во всех развлекательных заведениях, судя по её поведению". Он опять поймал злой взгляд качка и примирительно развел руки, мол, я тут ни при чем, она сама выбрала. Тот быстро отвел взгляд, но Кротов все равно отметил, что, похоже, ни с того ни с сего нажил себе врага. "Черт с ним, Гела права - еще несколько дней и я свалю отсюда. Пусть хоть просверлит меня глазами".
  Вечер разгорался, их компания веселилась вовсю. Сергей заметил, что отношение к ним особое, Гелу, действительно, тут знали. Для них появился большой отдельный стол в лучшем углу зала. Гела называла распорядителя по имени и то и дело вызывала его к столу. Компания вела себя шумно, не обращая внимания на других посетителей. Когда после первого выхода на площадку танцев они вернулись в зал, Гела усадила Кротова рядом с собой, потом подозвала одного из парней из их компании.
  - Дай мне это! - приказала она и протянула руку.
  Парень услужливо протянул маленькую прозрачную коробочку и заулыбался понимающей скабрезной улыбкой. Похоже, он один из компании не был пьян, хотя и старался сделать вид, что ничем не отличается от остальных. Сергею сразу не понравились его глаза - он ни разу не смог поймать взгляд парня. Гела протянула коробочку Кротову - внутри, красиво поблескивая, лежали разноцветные мелкие кристаллы. Сначала он даже подумал, что это какие-то бриллианты, но быстро сообразил, в чем дело.
  - Будешь? - Гела нажала на контейнер, и на пальце оказался фиолетовый кристаллик.
  - А что это?
  Девушка захихикала.
  - Да, ты настоящий инопланетник! Девственник!
  Парень поддержал Гелу противным смешком.
  - Это веселье! Весь вечер будет праздником. Попробуй, не пожалеешь.
  "Наркотик" - понял Сергей.
  - Нет. Не употребляю. Я лучше выпью.
  - Да прекрати, - с пьяной настойчивостью продолжала она. - Попробуй!
  - Нет, - Кротов решительно отодвинул протянутую руку.
  - Ну как хочешь, - обиделась Гела. - А я съем.
  Она лизнула палец и кристалл исчез.
  Сергей взял банку с золотистым вином и налил себе до краев высокий фигурный стакан, местные пили из них сок. Геле он налил в обычную золотую кружечку. Та отодвинула кружку и взяла стакан Сергея.
  - Смотрите все! - она подняла стакан над головой. - Вот как пьют настоящие мужчины!
  Потом отдала стакан Кротову.
  - Ну-ка, покажи, пусть все посмотрят.
  Землянин уже привык, что всех удивляет, как он пьет. "Вроде бы все мы такие же люди, но, оказывается, есть разница". Еще в самый первый раз, на Зорне, когда он попробовал местный алкоголь, он понял, что это не для русских: самое крепкое вино было всего лишь обычным вином, о водке здесь и не слышали. "Надо как-то научить их гнать самогон, - частенько думал Сергей. - И перегонять всю их бормотуху в нормальное пойло".
  Кротов взял стакан и в несколько глотков выпил терпкую жидкость. Компания взорвалась восторженными криками. Все происходило точно так же, как это было в гулянках на далекой Земле: общий разговор развалился на отдельные разговоры, на танцевальную площадку ходили кто хотел, кто-то вообще исчез из-за стола.
  Гела оказывала все больше знаков внимания Кротову: глаза её блестели, она поминутно смеялась любым, даже самым плоским, шуткам и уже несколько раз вытаскивала Сергея на площадку. Энергия кипела в ней, Кротов сообразил, что это действие тех цветных кристаллов, поскольку даже он, тренированный солдат, стал уставать. Во время танца девушка прижималась к нему и несколько раз начинала целовать у всех на виду. Слегка захмелевший Сергей отвечал ей тем же. Все должно было закончиться так, как и планировал Кротов. Он уже прикидывал, как увести Гелу с этого банкета и затащить её к себе. Какие бы переделки не прошел Кротов, по сути, он оставался все тем же здоровым двадцатидвухлетним парнем с организмом, требующим земных утех. Все его скрытые способности спали, дожидаясь своего времени.
  Однако не только он рассчитывал на благосклонность Гелы. Сергей несколько раз ловил злой взгляд накачанного красавчика. "Да хоть лопни от злости, - веселился Кротов. - На сегодня красотка моя". Кроме понятного интереса в плотском плане, ему хотелось узнать, кем является Гела на самом деле. Еще утром, увидев её в головизоре, он понял, что никакая она не горничная и не сестра горничной - было ясно, что она родственница кого-то из высокопоставленных или просто очень богатых особ. Еще Кротову очень хотелось узнать, каким образом она, вдруг, воспылала к нему интересом, но он честно признался себе, что все эти вопросы, возникшие утром и вновь ожившие, когда он увидел Гелу с компанией, сейчас отошли на второй план. Гораздо больше ему хотелось просто оторваться напоследок по полной: он прекрасно понимал, что после обещанного приема ему не дадут долго засиживаться на Цессии.
  Гела опять захотела танцевать, она вскочила и потащила Сергея за собой. Кротов уже наплясался, но не мог отказать девушке.
  - Иди, - он торопливо допивал сок. - Я сейчас подойду.
  Однако сделать это не удалось. На площадке зазвучал очередной зажигательный мотив и Гела, не выдержав, вприпрыжку умчалась туда. Как только она исчезла, чья-то рука ударила по стакану и Сергей чуть не выбил стеклом зубы. Он никак не ожидал такого - Цессия все-таки расслабила его.
  - Убирайся отсюда, пока Гела ушла. Эта девушка не для таких выродков как ты.
  Стараясь казаться спокойным, землянин опустил стакан на стол и повернулся к обидчику. Красавчик - конечно, это был он - стоял, напрягшись, и брезгливо кривил губы. Сергей собрался: "Вот же достал, падла", - кинул быстрый взгляд на двоих застывших за плечами красавчика крепких парней с равнодушными лицами, - "А эти откуда здесь взялись?" - и процедил в лицо надоевшему ревнивцу:
  - Пошел ты в жопу!
  Потом так же спокойно развернулся и направился на площадку. Качок сделал то, что Кротов и ожидал - Сергей перехватил летящий в лицо кулак, тело сработало будто на тренировке по рукопашному бою в спецназовской Академии: закрутив одним движением руку противника себе под мышку, он заломил красавчику кисть и, вдобавок, уже чисто из злости, лягнул его в коленку. Качок упал на колени и заорал от боли. Сергей толкнул его в руку, еще сильнее заламывая кисть, и отпустил. Враг завалился на бок и, схватившись за парализованную руку, застонал. Кротов в это время уже начал дуэль с обоими телохранителями, бросившимися на помощь боссу.
  Противники оказались серьезными бойцами, они сразу напомнили ему охранника из "Навигационных систем", с которым ему пришлось схватиться в подземельях Зорна. Тогда Кротова спасла только вовремя подоспевшая Джерези. Сейчас Сергей с ходу пропустил удар такой силы, что упал и прокатился по прозрачному полу. "Черт! Они ускоренные!" Телохранители явно работали с использованием боевых имплантатов, хотя в мирной жизни это было запрещено, особенно за этим следили во время дуэлей.
  "Они сейчас порвут меня", - Кротов заметил ботинок, зависший над лицом и все: звуки пропали, краски тоже. Даже ускоренный действием чипов человек был слишком медлителен для землянина: дар предтеч превосходил технологии Цивилизованных Миров. Ботинок медленно опускался на лицо Сергея, так медленно, что он успел разглядеть рисунок подошвы. Кротов, просчитывая все ходы, без всяких эмоций выскользнул из-под сапога охранника. Поднимаясь, поймал занесенную ногу и, резко распрямившись, вздернул её над головой. Телохранитель взлетел в воздух, не успев ничего противопоставить действиям землянина. Сергей крутанул над собой тело бойца, словно это была кукла, и, как дубиной, нанес им удар по изготовившемуся к прыжку второму бойцу. Удар был так силен, что сплетенные тела укатились метров на десять.
  Вновь проявились краски: фантастический зал ресторана опять стал разноцветным. Но звуки почему-то не возвращались - вокруг царила полная тишина. Кротов огляделся и вдруг понял, что это не та полная тишина, когда весь мир проваливается в безмолвие - нет, просто все вокруг замерли, со страхом глядя на него.
  - Твою медь! - выругался Сергей, а про себя подумал: - "Козлы! Испортили вечер!"
  Он шагнул к затихшему, забывшему про свою боль парню, из-за которого все и началось. Тот, с ужасом глядя на Кротова, попытался отползти и заорал:
  - Он не человек! Чужой!
  Кротов остановился. "Надо уходить пока не появились менты". Он посмотрел на телохранителей: те стонали, но шевелились. "Сеанс в медмашине и оживут", - успокоился Сергей и крикнул в зал, зная, что его обязательно услышат те, кому это было адресовано:
  - Возьмете оплату за вечер с этого человека! - Кротов показал пальцем на красавчика и, развернувшись, пошел к выходу. Сзади зацокали каблучки, и его за руку схватила раскрасневшаяся Гела.
  
  - Во ты даешь! Молодец! Я давно хотела, чтобы кто-нибудь поставил на место Гигрея.
  Она потянула Сергея за рукав.
  - Быстрей, уезжаем отсюда, сейчас поналетят родственнички и охрана. Надо спрятаться.
  Сергей не совсем понял про родственников, а в остальном их желания совпадали. Когда они уже подбегали к арке выхода, сзади донесся крик:
  - Я найду тебя! И ты пожалеешь, что связался со мной!
  Они скатились вниз по лестнице и заскочили в лифт, плита закрыла проем, и они остались одни. Гела словно только того и ждала, прильнула к Сергею и обхватила руками его шею. Их губы слились. Он хотел отодвинуть девушку, но вместо этого, вдруг, тоже обнял её и ответил на поцелуй. Они поползли по стене, Кротов запнулся, и они завалились на мягкий диван.
  - Ты что творишь? - зашептал Сергей на ухо девушке, чувствуя, что её руки расстегивают его штаны. - Сейчас дверь откроется.
  Та на секунду оторвалась, быстро прошептала: "Я остановила кабину", - и вновь впилась в его губы.
  "К черту все!" - решил Кротов, задрал платье-платок и начал искать, что там еще на ней одето. Зеркальные стены и потолок многократно отразили сцену страсти, а толстые стены заглушили крики.
  
  Сергей проснулся и попробовал поднять свинцовую голову. Еле приподнявшись над волнами воздушного белоснежного одеяла, разлепил глаза. Никого. Он с трудом припоминал завершение вчерашнего вечера, но был точно уверен, что засыпал он вместе с Гелой. "Блин, приснилось что ли?" Вчера, после неожиданного секса в лифте, они отправились еще в один ресторан, потом еще в один, и еще... Кротов уже не мог припомнить все места, где они побывали. Похоже, это были не только рестораны, вроде бы они пару раз попадали в компании, находившиеся дома. Везде, где они были, Гела заставляла его демонстрировать, как он пьет, и рассказывала, как он избил сегодня принца Стванса и его телохранителей.
  Сергей застонал: "Черт, принца! Что я натворил?" Вчера ему было на все наплевать, принц так принц, какая разница кого бить. Тем более все радовались произошедшему и хвалили Кротова. Он со стыдом вспоминал, как Гела отбивала его у девушек, желавших немедленно отблагодарить его за такой поступок..
  В комнату вдруг вошла Гела - Сергей удивленно раскрыл глаза - на лице девушки не было ни следа от бурно проведенной ночи. Она скинула наброшенный на голое тело халат и запрыгнула на кровать, быстро подползла на коленках к Сергею и толкнула его, опрокидывая на кровать.
  Кротов отодвинулся и через силу прохрипел:
  - Гела, не надо... я умер...
  - Фу, какой ты нехороший сегодня, - надула она губки. - Иди в медмашину, я уже прошла сеанс.
  "Точно, - проползла по черепной коробке корявая мысль. - Медмашина - вот спасение". Под смех Гелы он кое-как выбрался из-под пышного одеяла и сполз на пол. Увидев его голым, девушка заулыбалась и зацокала языком. Кротов хотел чем-нибудь прикрыться, покрутил головой - одежда валялась на полу, надо нагибаться - махнул рукой и направился в комнату с медмашиной.
  Через полчаса Кротов чистенький и абсолютно здоровый сидел за столом, заставленным разнообразной едой - организм, очистившийся от дряни, требовал восстановить запасы. Гела пододвинула кресло впритык к креслу Сергея и хотела кормить его из своих рук, но Кротов отказался - в его планы совсем не входило завязывать длинное знакомство - вчера он хотел лишь развлечься, что и получилось по полной.
  - Гела, ты прости меня за вчерашнее, похоже, пить я не умею. Наклюкался, как какой-нибудь синюк.
  Та вскинула на него удивленные глаза.
  
  - Ты что говоришь? Да если любой из моих друзей-хвастунов выпил столько, сколько ты, мы бы даже до медмашины его донести не успели, умер бы раньше. Ты герой! Не зря я хотела с тобой встретиться. Вчера все красотки мне завидовали. Надо же, поставил на место самого Гигрея Стванса!
  - Кстати, об этом я хотел с тобой поговорить. Он что, правда родственник Императора?
  - Правда. Ну и что? Тут, на Цессии, шагу нельзя ступить, чтобы не наступить на ногу человеку из семьи.
  - Возможно это и так, я не знаю, но меня интересует, могут ли у меня появиться проблемы из-за вчерашнего?
  Сергей отложил бутерброд из хлебцев, переложенных мясом, и отхлебнул фиолетового сока с мякотью.
  - Слушай, а ты сама кто на самом деле? Ты ведь мне так и не сказала...
  В ответ она сладко потянулась, взяла маленький продолговатый фрукт и надкусила сочную мякоть.
  - Я тоже...
  Что "тоже", она досказать не успела - её речь перебил сигнал вызова и перед столом возникла фигура. Сергей, снова хлебнувший понравившийся напиток, чуть не поперхнулся.
  - Ты?! Ты уже здесь?
  Голограмма почтительно склонила голову в сторону девушки и голосом Глемаса Гронберга сказала:
  - Доброе утро, принцесса Гелия! Доброе утро, Сергей!
  Кротов хотел выругаться, но сдержался: он ожидал, что Гела окажется не простой девушкой, но никак не ожидал, что она из Императорской родни. Он вскочил и тоже склонил голову.
  - Простите, принцесса!
  Не зная, что сказать дальше, он растерянно смотрел на девушку, в одно мгновение ставшую такой далекой. Та засмеялась.
  - Расслабься. Лучше ответь человеку.
  Она кивнула на голограмму. Глемас, заметив, что на него обратили внимание, быстро сказал.
  - Простите еще раз, принцесса. Похоже, я не вовремя, - он повернулся к Сергею. - Я свяжусь позже. Или лучше ты вызови меня. Нам надо срочно встретиться.
  Слово срочно Гронберг выделил. "Похоже, опять что-то серьезное, а я тут впутался в дела Семьи. Надо быстренько завязывать с этим делом". Сергей только кивнул в ответ, и фигура растаяла. Гела почувствовала растерянность Кротова и повторила:
  - Успокойся. То, что я с тобой, ничем тебе не грозит. Вся родня давно смотрит на меня как на сумасшедшую. Я ведь не лезу в политику и не езжу по войнам, как моя сестричка Алгала. Так что меня терпят, но всерьез не принимают.
  В голосе девушки слышалась обида. Вдруг она встряхнулась и заулыбалась.
  - Мне это нравится - я могу делать все, что захочу!
  Она вскочила, обняла Сергея и прошептала ему на ухо:
  - Пойдем в спальню, ты мне очень понравился вчера, особенно в лифте.
  Но у Кротова не шел из головы новый статус его подруги и он никак не мог заставить себя обнять принцессу в ответ.
  - Гела, простите, Гелия...
  Та оттолкнула его.
  - Все! Я обиделась! - она картинно надула губки. - Сама принцесса из рода Великого Императора тянет его в постель, а он не соглашается. Я прикажу, чтобы тебя расстреляли.
  Она не выдержала и рассмеялась.
  - Ну и глупое было у тебя лицо, когда этот твой друг назвал меня принцессой. Ладно, давай приходи в себя, встретимся позже. Я ухожу.
  Она взяла руку Кротова и быстро настучала номер на экране коммуникатора.
  
  - Это код моего секретаря. Наберешь, и она всегда найдет способ связаться со мной.
  - Хорошо.
  Сергей, вдруг, неожиданно даже для себя, обнял девушку и поцеловал в губы. "А какого черта! Вряд ли я еще хоть раз в жизни смогу поцеловать принцессу". Та тоже прильнула, коротко ответила на поцелуй и оттолкнула Кротова.
  - Все, все. У тебя был шанс, теперь нет, я уже ушла.
  Она, действительно, встала и как была в накидке, так и вышла из столовой. Сергей кинулся следом - провожать. Уже уходя, у самой двери девушка на секунду задержалась.
  - Все-таки я бы тебе посоветовала быть осторожнее: Гигрей Стванс - это такая сволочь.
  
  
  ****
  - Сергей, моя жизнь была бы намного скучнее без тебя, - Глемас сидел на том же самом кресле, в котором каких-то полчаса назад располагалась Гелия. - Ты умудряешься находить приключения даже на самой безопасной из планет.
  - Ты прав. Хотя, если честно, это они меня находят.
  Глемас появился почти сразу после ухода принцессы, из чего следовало, что он уже давно был где-то рядом и только ждал, когда гостья покинет дом.
  - Я понимаю, что ты появился, в первую очередь, по работе, но все-таки расскажи мне сначала, куда ты пропал? Где был?
  - Подожди, Сергей, - Кротов удивился, Глемас казался взволнованным и даже, похоже, нервничал. Сергей впервые видел его таким, даже в бою гронец был внешне всегда спокоен. - Мне надо сказать тебе пару слов о другом.
  Землянин внимательно посмотрел на него, всем видом показывая, что он весь внимание.
  - Я про Баррах.
  Он опять замялся и вдруг шагнул к Сергею, порывисто обнял его, потом отпрянул и выпалил:
  - Я твой вечный должник! Спасибо тебе!
  Теперь пришла очередь смутиться Кротову - ему всегда было неловко, когда его благодарили или хвалили в лицо.
  - Прекрати, - постарался он остановить Глемаса. - Ты бы тоже так поступил. Я же помню Тарн, никто не гнал тебя под лед, ты сам пошел. Давай лучше рассказывай о себе.
  - Хорошо, но только коротко, - Гронберг снова был спокоен и деловит. - Нам надо срочно обсудить несколько вопросов.
  - Обсудим, - засмеялся Кротов. - Ты когда-нибудь забываешь о работе?
  - Бывает, - слегка улыбнулся в ответ гронец. - Но она обо мне не забывает.
  Рассказ, действительно, получился короткий: сразу после медмашины на транспортнике его хотели отправить отдохнуть на одну из планет-курортов, но он уговорил начальство позволить ему провести это время на Гроне. Отдохнул несколько дней, и опять вызвали на работу.
  Сергей хмыкнул.
  - Вот это ты подробно все описал, я даже заслушался. Умеешь. Вроде и все рассказал и ничего не сказал. Учат вас этому в министерстве что ли? Где Чекра?
  Глемас на секунду замялся - говорить о личном с посторонними у гронцев не принято, все могут знать только члены семьи - и также коротко ответил:
  - Она со мной.
  - Здесь, на Цессии?!
  Глемас кивнул.
  - Значит, все серьезно? Познакомил с родителями? И как они?
  Серые глаза гронца потеплели, на лице появилась неловкая улыбка.
  - Все хорошо, Сергей. Действительно, все серьезно.
  - Я рад! - Кротов искренне радовался за друга. - А как Снежа? Она где?
  
  - Снежа учится в Академии на Тарантосе, - голос Гронберга стал грустным. - Ты же знаешь, в нашей семейке если кто что решил, то его не свернуть. Но хватит, обо мне еще поговорим. Сейчас меня интересует твоя жизнь, начиная с отлета с Барраха. Ты рассказывай, а я, если чего-то не пойму переспрошу.
  - Что не так в моей жизни? У МРОБ опять паранойя?
  Глемас не собирался отвечать на такие вопросы.
  - Рассказывай, - сухо повторил он. - Это для твоей же безопасности. Ты знаешь, в таких случаях лучше паранойя. Дело в том, что Цессия - это совсем другой мир и здесь совсем другие опасности, не такие, к каким ты привык на войне.
  - Ладно-ладно, не ворчи. Сейчас все, что вспомню, расскажу.
  Кротов выложил все, что произошло с ним за время, прошедшее после расставания на Баррахе.
  - Как видишь, ничего серьезного, кроме нападения гираны, со мной не случилось. Ну а с этой тварью как-то так получилось, что выкрутился.
  - Я же говорю, что ты ничего не знаешь про столицу. Так вот, принц Гигрей Стванс - это намного страшней гираны. Я не буду тебе рассказывать обо всем, что происходит на этой прекрасной планете, скажу лишь, что здесь идут невидимые войны, похлеще, чем в космосе. На Цессии нет простых людей в том смысле, как мы с тобой это понимаем. Весь обслуживающий персонал не местный - это люди с других планет и по окончании контракта они обязаны покинуть Цессию. Все постоянные жители - или знать, или чиновники самого высокого ранга.
  - Почему я про это не знаю? - Сергей искренне удивился. - Нигде ни встречал такой информации.
  - И не встретишь. Она не засекречена, но её как бы нет. Никто не будет рассказывать об этом: нельзя портить имидж самой счастливой планеты Цивилизованных Миров.
  - Ну, а мне ты зачем рассказал? Я же вообще инопланетник - мне тем более не надо про это знать.
  - Вот именно потому и рассказываю, чтобы ты понял, что ты теперь не посторонний и ты очень важен для Империи.
  - Может и важен, но где-нибудь там, в космосе. Здесь большого интереса к себе я не увидел.
  - Я же говорю, это столица, она живет своей жизнью и у неё свои герои и приоритеты. Но главным даже в этом безумном мегаполисе является Император, а он, как это ни странно, по-настоящему печется о делах Империи, а не только Цессии. Ты приглашен на прием, будь уверен, Император будет знать о тебе все! К нему нельзя попасть случайному человеку, если ты приглашен, значит, ты уже попал в список фигур, разыгрываемых в очередной партии. То есть ты выходишь на самый верх и через тебя можно приблизиться к Императору и решать свои дела. Так что схватка за влияние на тебя уже началась. Поэтому я здесь, слишком ты не опытен в дворцовых делах, а это не та война, где все можно решить силой.
   - Черт! А я думал, постою в строю, послушаю речь, но, может, наградят чем-то и обратно в космос.
  - Со стороны оно примерно так все и будет. Теперь ты предупрежден и будь всегда наготове: для любой из сторон, если она увидит, что ты склонился на другую, лучше, когда тебя нет, ты не существуешь.
  - Так что, гирана не случайна?
  - Быстро до тебя доходит. Девяносто девять процентов, что это спланированная акция. Для всего мира гираны вымерли, но в секретных лабораториях военного ведомства на островах они есть. Так что думай сам. Не ясно одно, хотели тебя убить или только проверить. Мы склоняемся ко второй версии: все уже наслышаны о тебе и, видимо, решили проверить, справедливы ли эти слухи.
  - Кто это "мы"? Ты тоже примкнул к какой-то стороне?
  - Нет конечно, мы - МРОБ - остаемся над схваткой, мы профессионалы. Если еще и ведомства вроде нашего или Хозяйственного Управления втянутся в эту игру, я не дам за существование Империи даже рваного носка, тем более перед лицом нынешней угрозы.
  - Хорошо. Я все понял. Тогда расскажи мне сначала о Геле, в смысле, о принцессе Гелии, - поправился Сергей. - А потом об этом принце, с которым я схватился вчера.
  - Правильно. Надо знать с кем связался. Но я бы сначала спросил о Ствансе, а потом о Гелии. Хорошо, слушай. Самое основное, что тебе следует знать: принц Гигрей Стванс - сын одного из самых влиятельных политиков Империи. Кроме этого, он баснословно богат. И еще одно тебе на заметку - он владелец небезызвестной фирмы "Навигационные Системы", помнишь бронезмейку в атаке?
  И Глемас рассказал биографию Гигрея.
  Сергей очень хорошо помнил эту эмблему и совсем недавно - в драке с охранниками Стванса - вспоминал про неё. Из рассказа гронца Кротов понял, что принц - это, действительно, будет геморрой. Отец боготворит своего единственного сынка, и тот пользуется этим вовсю. Министерству известны темные случаи из жизни молодого повесы, вплоть до убийства, но доказательств нет. Влияние папаши огромно, даже МРОБ не рискует копать под него.
  - Сенер Драйзер, отец Гигрея, в последнее время одержим идеей породниться с домом Императора, он желает видеть своих внуков настоящими принцами, поскольку и сам он, и его сын не наследные родственники, а назначенные - есть такая категории в Императорском табели о рангах, - Гронберг сделал паузу. - Теперь догадайся, на ком он остановил свой выбор?
  - Что тут непонятного, - проворчал Сергей, он очень хорошо помнил взгляды Стванса, когда Гела целовала его. - Они обхаживают Гелию.
  - Правильно, - улыбнулся Глемас. - И, как обычно, ты, кроме всего прочего, о чем я уже сказал, еще и в этом случае перешел дорогу замыслам влиятельнейших лиц. У тебя просто талант.
  - Кстати, она, можно сказать, меня сама выбрала. Ты знаешь, что еще утром она уже была у меня под видом служанки.
  Быстрый удивленный взгляд гронца выдал его.
  - Что, прокололось МРОБ? Не заметили подмены? Еще скажи мне, что вы не следили за мной.
  - Сергей, ты прав, здесь что-то не то, не могла служба охраны проглядеть такое. И это меня очень беспокоит.
  - Ладно, разберетесь. Ты мне лучше расскажи про Гелию, кто она, откуда узнала про меня и зачем я ей нужен?
  После рассказов Глемаса Сергей во всем начал видеть скрытый смысл.
  - С этой девушкой до твоего сообщения было все просто, теперь я уже в этом сомневаюсь, - Глемас на минуту задумался. - Хотя есть, вроде бы, и простое объяснение её интереса к тебе. Ладно, будем разбираться.
  Больше не отвлекаясь, он рассказал о принцессе. Ничего нового, кроме того, что она также оказалась отпрыском богатейшего семейства и состояла в кровном родстве с Императором. Однако эта семья, наоборот, ни в какую политику не лезла, жила спокойно на своей родной планете-океане Борриару. Родители отвязной красавицы были на удивление старомодны и консервативны, Гронберг даже сравнил их со своими родителями. Даже в отношении продолжения рода они придерживались устаревших взглядов - у Гелии было еще две сестры и пять братьев. Все они были уже взрослыми, прошли свое боевое крещение на какой-нибудь малой войне и служили в разных ведомствах.
  Гелу ожидала та же обычная судьба, для решения о направлении на войну она и была отправлена в столицу. Однако тут все переменилось: принцесса не торопилась отправляться в Пограничные Миры, как было предписано, а начала вести разгульную жизнь на Цессии. Она была последней в семье и любимицей родителей, так что в средствах отказа не имела. Не пройдя инициацию в бою, она так и считалась несовершеннолетней, хотя её это нисколько не беспокоило. Но, как и вся остальная семья, в политику она замешана не была. В последнее время в её веселой компании появился Гигрей Стванс и столица наполнилась слухами о скорой свадьбе.
  Как она могла узнать о существовании Сергея Кротова, вплоть до того, что захотела с ним увидеться таким экстравагантным способом, было два варианта: либо она узнала все от своей бывшей подруги, в свое время Гелия и Алгала Блиц Голиеконе были очень дружны, но, после прохождения Алгатской принцессой инициации, пути подруг разошлись; либо это было чьим-то заданием.
  - Будем надеяться, что это Алгала нарассказывала Гелии героических историй о тебе, чем самым так заинтересовала её, но и второй вариант сбрасывать со счетов не будем.
  - Принцессе Алгале только и дело до простого солдата, - недоверчиво проворчал Кротов. - Ей сейчас, наверное, и поесть некогда.
  Кротов даже себе не признавался, что его мучает детская обида из-за того, что по прибытии на Цессию принцесса ни разу не напомнила о себе. В глубине души он понимал, что это глупость, но поделать с собой ничего не мог.
  - Наверное, ты прав, но это не отменяет возможность встречи давних подруг.
  Кротов во время перелета на Цессию почувствовал, что его статус резко вырос и начал привыкать к тому, что он персона не рядовая. Однако на Цессии все было по-другому, никакой ценности для окружающих он не представлял и, если бы не аудиенция у Императора, вряд ли на него вообще обратили бы внимание. При этом желание принцессы встретиться с рядовым жителем Империи, выглядело, конечно же, более чем странно. "Жаль, Глемас спугнул её, - подумал Сергей. - Может, она сама что-нибудь бы рассказала".
  - Слушай, Глемас, а зачем ты мне все это рассказал? Если о скрытой жизни столицы рядовые поданные не знают, почему я должен знать все это? Неужели МРОБ так доверяет мне?
  - Сергей, это я настоял, что ты должен знать если не все, то очень многое. И не только потому, что ты мой друг. Хотя я не думаю, что тебя смогут здесь убить - ты выкарабкался почти из эпицентра ядерного взрыва - но ты простодушен, и здешние искушенные в деле оболванивания политики могут замутить тебе голову. И самое худшее - ты мог примкнуть к одной из сторон. Слишком мощное ты оружие, чтобы разрешить сумасшедшим любителям власти использовать тебя в своей игре. Теперь, после того, что я тебе рассказал, надеюсь, ты будешь более трезво относиться ко всем, желающим привлечь тебя на свою сторону.
  "Так вот вы чего боитесь, - усмехнулся про себя Кротов. - А совсем не того, что меня убьют". Общаясь с Гронбергом, он всегда испытывал двойственные чувства - с одной стороны, он считал его своим другом и не сомневался, что так же считает и гронец, с другой стороны, МРОБовец даже дружбу использовал в интересах своей работы. Землянин давно привык к этому и старался принимать Глемаса таким, какой он есть. Во всяком случае, сегодняшний его рассказ явно был полезен - он сам никогда бы не додумался до того, что кто-то на этой безмятежной планете хочет его завербовать. "Действительно, теперь знакомство с принцессой Гелией выглядит очень подозрительно, - решил Сергей и тут же укорил себя. - Блин, так я всех начну подозревать. МРОБовцем становлюсь, общение с гронцем не прошло даром".
  Потом Глемас дал Кротову подробную инструкцию, как действовать в экстренных ситуациях, применительно к тому, что он находится на мирной планете и на применение силы могут смотреть косо.
  - Почему же по случаю вчерашней драки с Гигреем Ствансом никаких претензий?
  - Вот именно потому, что со Ствансом. Это ведь надо привлекать всех, а сотни людей видели, кто был зачинщик.
  - Понятно. Глемас, ты за каких-то полчаса заставил меня разочароваться в вашем обществе. Словно на какой-то дикой планете.
  - Перестань! Я думаю, ты и до этого прекрасно знал, что люди везде одинаковы - что на Цессии, что на Зорне, что на Земле.
  Кротов вынужден был согласиться.
  - Тут ты прав. Так что мне делать, если принц захочет отомстить? Я ведь не могу дать гарантии, что опять не разобью ему нос.
  - Я знаю, - опять улыбнулся гронец. - Мы будем присматривать и постараемся нейтрализовать угрозу. Ну а лично встретиться точно не дадим - разведем вас.
  - Успокоил, - тоже усмехнулся Сергей. - Ты мне Чекру-то хоть покажешь? Как она приняла новый мир?
  
  - Конечно вы встретитесь, поговорите - после приема, наверняка, будет еще время. Думаю, несколько дней тебе еще дадут отдохнуть. Она на удивление быстро вписалась в новые для неё условия, словно всю жизнь жила в технологическом мире.
  - Не сомневаюсь, еще на Баррахе было ясно, что мозги у неё острые, а воля железная. И последний вопрос, я никогда не спрашивал, а вы никогда на эту тему не говорите - ты сам видел Императора? Как он выглядит? И почему его никогда не показывают по головизору?
  - Нет, я всего лишь простой полковник и даже служу в поле, а не в столице. И, лучше, не надо задавать такие вопросы. Император - не тема для разговоров.
  Уходя, Глемас повторил действие Гелии, он сам настучал на комме Сергея набор знаков.
  - Это код тревожной группы - любой сигнал и они прикроют тебя. Мой код ты знаешь.
  - Шпионская операция на чужой планете, - пробурчал Кротов.
  - Не расслабляйся, - серьезно посоветовал Гронберг и ушел.
  
  Флаер вынырнул из облаков, и Кротов чуть не открыл рот. Удержался он, лишь заметив взгляд девушки-сопровождающей - та быстро опустила глаза, - слишком явно в них сквозило снисходительное ожидание изумления Кротова. Она ждала именно такой реакции - удивления и непонимания. "Похоже, привыкли, что люди ахают и глаза выпучивают при виде этого". Но глянул на девушку он только на секунду, затем снова стал разглядывать появившуюся внизу землю, переводя взгляд то на обзорный экран, то на иллюминатор.
  Сказать, что Кротов был удивлен, значит, ничего не сказать, он был изумлен, растерян и не верил своим глазам. Флаер завис на минуту и Сергей смог во всей красе разглядеть Остров Императора: высокие пики голых горных вершин окружали прекрасную долину с расположенным посередине маленьким белым домиком. "Твою медь! - выдал он про себя. К этому он никак не был готов. - Это резиденция Императора Звездной Империи? Не зря никто ничего не рассказывает об этом". Ни дворца, ни многочисленной охраны, ни придворных - лишь почти правильная круглая долина, покрытая яркой зеленой травой. От домика к проходу в скалах шла желтая дорожка, у самых скал она проходила через рощу пышно цветущих деревьев. "Зачем меня два часа готовили и осматривали форму, чтобы все было согласно уставу и рангу? Похоже, Император сейчас выйдет в пижаме".
  Сергей не удержался и глупо спросил:
  - Это все?
  - Да. Ни о чем не спрашивайте, вы все увидите сами. Вам на выход.
  Кротов опять удивленно уставился на девушку - флаер лишь немного снизился и сейчас висел на уровне скалистых вершин.
  - Выходим в небо? - попытался пошутить он.
  Вместо ответа девушка показала на отошедшую в сторону плиту главного выхода. "Ну что ж, по воздуху так по воздуху, - Сергей встал и шагнул к открытому проему. - Хотите увидеть, что я боюсь? Не дождетесь!" Но вся его смелость, хотя и построенная на уверенности, что дар Предтеч не даст ему погибнуть, оказалась напрасной - напротив, прямо в голой отвесной скале, открылся проход, и от него к атмосфернику стала быстро расти ажурная лестница. Кротов повернулся к сопровождавшей и укоризненно покачал головой.
  - А я ведь хотел по воздуху...
  - Ну, это как-нибудь в другой раз, - улыбнулась девушка и помахала рукой на прощание. - Удачи вам!
  Площадка необычного приемного трапа уже застыла в сантиметре от флаера, Кротов шагнул на хлипкое на вид сооружение и внутренне собрался, ожидая, что мостик сейчас просядет под ним. Но напрасно - под ногами чувствовалась твердь, словно он стоял на скале. Сергей оглянулся и рефлекторно схватился за тонкие фигурные перила - катер бесшумно уходил вверх, сзади ничего не было, он стоял на самом краю пятидесятиметрового моста. Он быстро сделал несколько шагов вперед, чтобы скорее отойти от края, но, заметив в проеме скалы белоснежную фигуру, выровнялся, сделал серьезное выражение лица и застыл. Нереальный мостик стал втягиваться в скалу - секунды, и Кротов оказался рядом с высоким офицером в парадном белом мундире. Тот бросил кулак к груди и доложил:
  - Полковник Фром Кари, служба Охраны.
  "Ну, наконец-то, хоть что-то родное", - подумал Сергей, услышав привычные фразы. С самого начала, как только флаер пробил облака, скрывавшие остров, и он увидел хижину вместо ожидаемого комплекса дворца, Кротов чувствовал себя не в своей тарелке.
  - Сергей Кротов, Спецназ Империи, рядовой, - бодро отрапортовал землянин.
  "Не думаю, что на прием к Императору часто попадают рядовые, - Сергей внимательно смотрел в лицо офицера. - Посмотрим, как он это воспримет". Однако полковник ничем не проявил своего отношения к этому, лицо хранило то же доброжелательно-внимательное выражение.
  - Сергей, я предупрежден о вас. Пройдемте в лифт, время у нас расписано по минутам.
  - Идем, - согласился Кротов и шагнул вслед за полковником. "Чем же вы меня еще удивите?" Лифт, больше похожий на зал средней по размерам гостиницы, выглядел несколько аскетично: стеклянно поблескивавшие светлые стены были абсолютно чистыми, без всяких украшений. Если бы не изящные белые диваны и кресла в разных углах помещения, и не красивый резной стол с фруктами посредине комнаты, то лифт вряд ли отличался бы от подобного, где-нибудь в большом офисном здании.
  Через мгновение закрывшиеся двери снова открылись - офицер показал рукой на выход.
  - Проходите, Сергей. Вас ждут.
  
  Кротов шагнул прямо на ярко-зеленую траву лужайки. Офицер остался в лифте. Сзади щелкнуло, и вместо раскрытых дверей лифта опять оказалась девственная скала. Сергей оглянулся и, решив больше ничему не удивляться, махнул рукой и повернулся к долине. Воздух, в котором запах моря сливался с ароматом цветущих деревьев, заполнил легкие Кротова. "Черт! Какая красота!" Сергей крутился, разглядывая окружавший ландшафт: небольшая, не больше пятисот метров в самом широком месте, долина со всех сторон была окружена голыми скалами. Сейчас, утром, солнце еще не добралось до низу и лишь наполовину освещало скалы в противоположной стороне. Справа скалы рассекал неширокий - метров шесть - проход, ведущий на залитый солнцем пляж. Тропинка, бегущая от порога игрушечного домика, пробегала через рощу невысоких с густыми шарообразными кронами деревьев. Бело-фиолетовые крупные цветы облаком осыпали рощу. Это их аромат заполнял все вокруг. Легкий ветерок врывался иногда в проход между скалами и шевелил цветущие кроны.
  - Блин, я тоже хочу здесь жить... - прошептал Сергей.
  - Молодой человек, для этого надо стать Императором.
  Кротов резко повернулся - за спиной, совсем рядом, стоял крепкий загорелый старик в белых свободных штанах и такой же рубашке, напомнившей Сергею нижнее армейское белье, только на груди у него не было пуговиц. Кротов опустил глаза, старик был босиком. "Садовник или уборщик", - сообразил Сергей, а вслух спросил:
  - Неужели здесь живет Император?
  Из головы никак не уходил образ грандиозного дворца.
  - Иногда живет. Хотел бы поселиться здесь навсегда, но дела не дают.
  Старик хитро прищурился и спросил:
  - Так ты и есть тот землянин? Хотя, что спрашивать, я и так чувствую...
  Неожиданно Кротов тоже уловил то, что не появлялось уже давно: в подсознании, на самом краешке, забрезжило чувство узнавания - слабое-слабое, но оно было. У Кротова расширились глаза - какой-то слуга на императорском острове, какое он может иметь отношение к предтечам? Однако спросить он ничего не успел, старик показал пальцем за спину Сергея.
  - Тебе пора, люди ждут...
  Кротов обернулся - точно, опять открылся проем в скале и знакомый полковник позвал его:
  - Сергей Кротов, быстро сюда! Опоздаете на церемонию!
  
  Землянин напоследок бросил быстрый взгляд на странного старика и чуть не утонул в его черных, совсем не стариковских глазах. Казалось, они заглянули прямо в душу. "Фу, черт, мистика какая-то".
  - До свидания! - крикнул он на бегу и, не дожидаясь ответа, впрыгнул в лифт.
  - Присаживайтесь, рядовой, - предложил Кари. - Путешествие займет несколько минут.
  "Куда это мы еще?" - удивился Сергей. Он сел на краешек дивана и вдруг вздрогнул: зал залило голубым светом, лифт погрузился в толщу Океана. Стены оказались прозрачными и мимо проносились удивленные морские обитатели - стайки рыб и странные полупрозрачные создания, похожие на мешки со множеством щупалец, торчавших в разные стороны. Кротов полюбовался на играющие солнечные лучи, проникавшие до самого дна неглубокой лагуны, и повернулся к креслу полковника.
  - Зачем я выходил? И кто этот странный старик?
  - Таков план твоего посещения, не я их разрабатываю и я не знаю о ком ты.
  Они уже ушли в глубину и набрали такую скорость, что за стеклом все слилось. Еще через пару минут лифт плавно сбросил скорость и, наконец, остановился. Полковник поднялся, быстро осмотрел себя, поправил воображаемую складочку на брюках и оглядел вставшего рядом Сергея.
  - Нормально, - подвел он итог. - Идем к людям. Еще раз напоминаю, если вдруг Император заговорит с вами - никаких вопросов, только отвечать. Вперед!
  Кротов кивнул головой, подумав: "Сколько можно повторять это, на каждом инструктаже одно и то же". Широкие двери лифта разошлись, и в помещение хлынул яркий свет. Кротов невольно подтянулся и шагнул вслед за полковником.
  - Ого, - невольно вырвалось у Сергея. Он замер, пораженный увиденным: зал был огромен, Кротов даже не нашелся, с чем сравнить - ни на Земле, ни на других планетах ничего подобного он не видел. Даже огромный дворец секты на Зорне не шел ни в какое сравнение с этим величественным помещением. "Твою медь! Парады можно проводить!" Однако главное, что сразу привлекло его внимание, было в противоположном конце бесконечного зала - величественный черный пьедестал, поднимавшийся под самый купол. Кротов с трудом отвел от него глаза и огляделся вокруг: уходившие в небо колонны, про которые Кротов сначала решил, что они поддерживают свод, при ближайшем рассмотрении оказались всего лишь пьедесталами, с которых вниз на людское море смотрели живыми глазами разнообразные гигантские лица. Кротов передернулся, эффект был таким сильным, что хотелось спрятаться от этого взгляда. Пересилив себя, Сергей нарочито смело взглянул в глаза смотревшему прямо на него серебряному лику, тот в ответ также замер, глядя в глаза землянина.
  Заметив, что Кротов разглядывает барельефы, Кари пояснил:
  - Символ того, что Великий Император видит каждого из своих подданных и всегда думает о них.
  Кротов ничего не ответил, только кивнул - мол, понятно - ему было не до этого, догадка забрезжила в его в голове, но полковник прервал его мысль.
  - Идем в строй, нас ждут. Время.
  Еще до этого Кротова предупредили, что он будет в строю граждан, которых наградит сам Император. Шагая через толпу расступавшихся перед ними людей - Сергей заметил, что перед офицерами Охраны тут расступались мгновенно - он только успевал крутить головой, удивляясь роскоши нарядов и красоте женщин вокруг. Мужчины выглядели побледнее - почти все в форме, подтянутые и с дежурной улыбкой на лицах. Кротов опять понял, что не может определить, сколько лет людям, на которых он смотрел - было понятно, что они немолоды, но и о том, что они стары, никак нельзя было сказать.
  Сначала никто не обращал на них внимания, но чем дальше шли они через зал, тем больше голов поворачивалось в их сторону. Они шли и шли, все ближе подходя к огромному пьедесталу, на самом верху которого серебрилось что-то вроде цветка или короны. Под самый купол, имитирующий звездное небо, усеянное мириадами звезд, вздымалась черная полусфера, похожая на яйцо, вросшее тупым концом в пол. Еще на входе Сергея кольнула мысль, на что это похоже - подходя ближе, он все больше убеждался, что это оно и есть - корабль-тело Предтечи. Только подойдя еще ближе, Сергей понял, что именно находится на самой вершине яйца - матово отсвечивая сталью, вершину черной сферы завершал гигантский, явно не для человека, трон.
  - Трон целиком отлит из Империума, - торжественно пояснил Кари.
  Кротову это ни о чем не говорило, но по тону полковника он понял, что это очень дорогая вещь. "Понятно, здесь, как и везде, Император может себе ни в чем не отказывать, у правителей на Земле тоже бывали золотые троны". Сергей сделал восхищенное лицо, подыгрывая Кари, на самом же деле его гораздо больше заинтересовал импровизированный пьедестал - действительно ли это настоящий корабль предтеч или только имитация? Как он не старался, он ничего не почувствовал, поэтому решил, что скорей всего это искусная подделка, но это тут же опроверг его сопровождающий.
  - Трон Императора стоит на настоящем корабле Предтеч, - так же торжественно продолжил полковник.
  Кротов вглядывался в черноту круглых боков артефакта, но нет - корабль был просто черным, без той космической глубины, какой отличались живые корабли. "Мертв, - констатировал землянин. - Интересно, его нашли мертвым или он умер здесь?" Сергей хотел спросить об этом полковника, но тот не дал ему заговорить.
  - Идем быстрей, надо успеть в строй. Скоро начнется.
  Что начнется и какой строй, Кротов не понял, но подчинился и ускорил шаг, стараясь не отстать от полковника. Ближе к пьедесталу, метров за двести до корабля, праздных людей не было. Лишь человек тридцать военных в самой разной форме застыли в четком прямоугольнике строя. Полковник подвел Кротова к стоявшим и показал на крайнее место в первом ряду.
  - Стой здесь. Не забывай отвечать, как учили.
  Сергей встал и замер, но ничего не происходило. Полковник быстрым шагом уходил на другую половину к толпе, и Кротов стал осторожно разглядывать стоявших рядом военных: большинство было в форме Космической Пехоты - самого большого по численности рода войск Империи, остальные - представители различных воинских специальностей. Кротов с гордостью отметил, что спецназовцы вторые по численности, хотя в количественном составе армии их вряд ли наберется пять процентов. Он поймал укоризненный взгляд стоявшего сзади пехотного офицера и, быстро отвернувшись, тоже замер. Еще он заметил, что все остальные стоявшие в строю - офицеры. "Я один здесь рядовой, могли бы поставить в задний ряд". Ему было непривычно стоять в одной шеренге с полковниками и капитанами.
  В это время раздались первые звуки гимна и военные в строю превратились в "каменных истуканов". Сергей привычно напрягся, вскинул подбородок и тоже застыл. С двух сторон мертвого корабля выбежали рослые солдаты в форме Охраны Императора и быстро заняли свои места вокруг постамента. Уперев кулаки в пояс, они тоже застыли как изваяния. "Где их набирают таких?" Каждый офицер в оцеплении был на голову выше Сергея и гораздо шире в плечах. Тем временем музыка звучала все громче, подходя к моменту, когда по ритуалу все должны были прокричать положенные слова!
  Сергей набрал воздуха в легкие и так же как остальные проорал:
  - Слава Империи!
  Получилось очень громко и слаженно, приветствие громом раскатилось по циклопическому залу, Кротов даже не ожидал такого. "Фонограмма, - понял он. - Нас одних тут даже бы не услышали".
  
  Тотчас же что-то произошло на самом верху - там, где находился огромный трон появилась черная туча и на мгновение окутала вершину яйца. Когда прозвучала вторая половина приветствия - Слава Императору! - туча мгновенно рассеялась, вспыхнуло золотистое пламя и окружило трон сияющим ореолом. Кротов с трудом удержался от удивленного возгласа, на троне сидел человек - огромный человек на огромном троне! Только через секунду до землянина дошло, что это голограмма - очень реалистичная, но голограмма - про пятиметровых людей в Империи он никогда не слышал.
  Император приветственно взмахнул рукой, и над залом прогремело:
  - Приветствую вас, граждане Великой Империи!
  Это прозвучало ничуть не слабее, чем приветствие снизу. Кротов пытался настроить себя на иронию, мол, такой показухой и театральностью нас не пробьешь, но разворачивающееся действо помимо воли захватило его - в "театре" были очень профессиональные режиссеры. Он помнил, что сначала Император должен произнести речь и только потом начнется награждение. Никто никогда не рассказывал, как выглядит Император, поэтому Кротов во все глаза разглядывал сидевшего на троне: "Надо запомнить, больше, явно, никогда не увижу".
  С начала своей жизни в Империи Сергей удивлялся, что у Императора нет имени, нигде нет ни одного его изображения, и о нем вообще стараются не говорить - он просто есть. Даже те, кто видел его, никогда не могли описать - обычный человек и все. Сейчас он смотрел на этого человека и понимал, почему так происходит: голограмма хоть и была четкой, но на таком расстоянии и за мерцающей дымкой ореола какой-либо отличительной особенности не увидишь, если он так и просидит весь прием, то не увидишь его и в движении. "Так что и я не смогу рассказать, как он выглядит".
  Но Император словно услышал его и поднялся, отливавшая то серо-стальным, то красно-золотым, длинная прямая туника отыграла волной жидкого металла. Все стихло. Тишина была такая, что Кротов слышал свое дыхание. Император, как хороший актер, выдержал паузу и лишь когда все уже были готовы опять взорваться в приветствии, вдруг заговорил. Его голос гремел под куполом гигантского зала, но совсем не бил по ушам - тембр играл так, что Кротову казалось, что владыка обращается прямо к нему. Даже всегдашняя ирония землянина по отношению к массовым мероприятиям, заразившая его еще на праздничных демонстрациях дома, в Советском Союзе, тут не сработала - голос проникал прямо в душу.
  Сергей на секунду опустил глаза, а когда поднял, то вздрогнул - Император смотрел прямо на него - и землянину казалось, что эти глаза он видел. Обдумать это не удалось - Император закончил речь - сейчас должно было начаться награждение. Потом, после церемонии, Сергей пытался вспомнить слова из императорской речи, но бесполезно: в памяти сохранился лишь общий смысл - о величии Империи - и торжественный настрой выступления, а вот слов, как ни старался, так и не вспомнил. Ничего не было сказано и о том, чего ждал Сергей - об угрозе, нависшей над Империей.
  Началась церемония награждения. Император назвал полное имя первого, и полковник Космической Пехоты с правого фланга, чеканя шаг, вышел из строя. Впереди, перед оцеплением черного пьедестала, исчез квадрат пола, превратившись в шахту, из которой поднялась платформа с застывшими людьми в форме службы церемониала. Над залом полетела негромкая мелодия, но по мере того, как ожившие церемониймейстеры медленно приближались к полковнику, музыка становилась все громче, органично вплетаясь в речь Императора, лично перечислявшего заслуги пехотинца. Когда остановившиеся перед офицером церемониймейстеры вручили ему награду - орден Имперской доблести первой степени - высшая воинская награда, - музыка достигла своего апогея, но как только орден надели на шею награжденного, она смолкла. В неожиданно наступившей звенящей тишине слова полковника прозвучали почти так же громко, как и слова Императора:
  - Слава Империи!
  Зал взорвался. Кротов в едином порыве со всем залом прокричал:
  - Слава Императору!!!
  Полковник вернулся в строй, а Император назвал новое имя. Музыка опять начала набирать силу и все повторилось. Кротов не успел удивиться, откуда взялось у него такое воодушевление, как снова кричал вместе со всем залом ритуальные фразы. Все награжденные получали только самые высшие награды, что было ожидаемо - Император не станет размениваться на другое. Удивляло иное - все это происходило сейчас, когда официально нет ни одной большой войны, только локальные. Что же творится, когда начинается настоящая война?
  Офицеры выходили и возвращались со своими наградами, число ожидавших награждения стремительно сокращалось, а имя Кротова так и не прозвучало. Помимо воли Сергей начал волноваться - не забыли ли про него? Он даже себе не хотел сознаться, что ждет награды, неистребимый человеческий инстинкт - выделиться среди остальных - не обошел и его. Наконец ненагражденным остался он один. Снова смолкла музыка, и Кротов напрягся - зазвучит опять или нет?
  Пауза затянулась. Офицеры, получившие свои награды, с недоумением и любопытством взглядывали на него. Наконец, музыка снова зазвучала и Император заговорил. В этот раз речь его была совсем короткой, но эффект имела гораздо больший, чем при награждении остальных. Сначала, как только громовой голос сверху известил всех, что награждается инопланетник, не только стоявшие рядом офицеры, но и охрана, стоявшая у подножия яйца-пьедестала, удивленно уставилась на него. Кто-то сзади не сдержался и удивленно хмыкнул:
  - Инопланетник?
  "Похоже, нечасто тут награждают инопланетников, - констатировал Сергей. - И, кстати, на приеме не видно ни одного зеленокожего". Он ожидал, что нифлянцы здесь обязательно будут.
  Еще большее удивление присутствующих вызвало то, что не было сказано ни слова о том, за что Кротов удостоен такой почести - быть награжденным самим Императором. Лишь краткое упоминание о неких секретных операциях в космосе, имеющих очень важное значение для Империи. "Конечно очень важных, - усмехнулся Кротов. - Особенно Зорн - получись все у Маттиаса, называли бы сейчас Императора Маттиас".
  Но то, что награждать землянина будут всего лишь Пехотной Звездой, явно всех успокоило и развеселило. Кротов заметил во взглядах окружающих снисхождение, он и сам, почему-то, ждал гораздо большего, особенно после того, как ему когда-то обещали даже награду по выбору. "Зато, можно сказать, из рук самого императора", - успокоил себя Сергей и замер, ожидая, когда церемониймейстеры прикрепят ему на мундир стальную многолучевую звезду.
  Однако Кротова наградили, а музыка так и продолжала звучать. Император опять заговорил, и Сергей понял, что это еще не все. Этой наградой он был награжден по представлению Космической Пехоты. "Эти-то за что меня? Я, вроде, в пехоте не служил?" Но тут до него дошло - генерал Гворинс, так звали командира учебного транспортника на Зорне, вроде он клялся добиться его награждения именно Пехотной Звездой.
  Преподнесшие ему первую награду представители службы церемониала четко повернулись и отошли в стороны. От площадки шли еще двое - в этот раз они несли нечто, похожее на длинное блюдо, накрытое темно-красной тканью. Музыка начала набирать силу и торжественность, вместе с ней снова загремел голос Монарха:
  - Инопланетник Сергей Кротов заслужил особой награды - за его заслуги не только перед Империей, но и перед всеми Цивилизованными Мирами, я награждаю его Звездным Мечом!
  Музыка, наполнившая зал до краев и взлетевшая до самой высшей точки, оборвалась с последними словами Императора. Сергей ожидал, что зал опять разразится привычным ответом, но все молчали. И лишь когда в полнейшей тишине один из церемониймейстеров сдернул ткань, а второй встал на колено и протянул меч землянину, зал взорвался. Кротов взял протянутое оружие и, не зная, как поступить дальше - в инструктажах никто даже не намекнул о возможном награждении оружием, - просто держал его перед собой. Потом глянул вокруг - все взоры были устремлены на него - окружавшие явно чего-то ждали. Тогда Сергей, повинуясь наитию и вспомнив виденную в каком-то кино сцену, прижал клинок к губам, а потом перехватил его за простую черную рукоять и вскинул меч вверх.
  "Что это?!" Оружие словно приросло к руке, стало частью Сергея, он почувствовал, что знает этот меч, когда-то он уже держал его в своих руках. Мышцы налились силой, хотелось немедленно броситься в бой и крушить все подряд! Кротов не выдержал и выдал то, что сейчас распирало его грудь:
  - Ура-а-а!
  И вдруг, произошло то, чего он никак не ожидал - сверху вдруг тоже раздалось громовое раскатистое "ура"! Зал поддержал Императора и тысячами глоток прокричал русский боевой клич. Казалось, это именно то, что сейчас было нужно. Сергей с трудом пересилил себя и опустил меч, взяв у застывшего перед ним церемониймейстера серебристые легкие ножны, он вложил его туда и вставил в зажим на поясе. Все словно очнулись, с лиц сходило только что владевшее людьми воодушевление. "Твою медь! Что это было? - думал Кротов. - Ведь если бы я сейчас крикнул "за мной!" - все бросились бы без раздумий. Неужели это все меч? Вряд ли, скорее, на церемонии людьми как-то манипулируют".
  Сергей глянул вверх и вздрогнул - Император смотрел прямо на него. "Черт! Словно совсем не голограмма", - мелькнуло в голове, огромный человек казался совершенно реальным. Но Кротов не успел додумать эту мысль - ему показалось, что стоявший наверху величественный человек едва заметно улыбнулся ему. Неожиданно опять появилось черное облако с золотистым свечением внутри, и он исчез. "Все-таки голограмма", - успокоил себя Сергей и, наконец, расслабился. Для него, неизбалованного награждениями, эта церемония была первой в жизни. Он посчитал, что эта награда соответствует его статусу, но, оглядевшись вокруг, понял, что это не так - если до этого любопытные взгляды были направлены на него, то теперь глаза окружавших его офицеров были прикованы к его оружию. Кротов тоже покосился на висевший сбоку меч - он отличался от обычных офицерских мечей: короткий широкий клинок и простая черная рукоять. Что-то подобное Сергей видел на рисунке в школьном учебнике истории, там, где на арене Рима гибнут на потеху толпе гладиаторы.
  Церемониймейстеры вернулись на платформу, и та ушла вниз, мозаичные плиты пола мгновенно вернулись на место. Окружавшие Черный Корабль гвардейцы построились и быстрым шагом покинули зал. Сергей понял, что официальная часть закончилась, однако, офицерский строй, хоть и расслабился, но не расходился. "Армейская привычка, ждем команды". Действительно, как только появившийся откуда-то суровый генерал в мундире Охраны Императора скомандовал "разойдись!", строй мгновенно распался и к награжденным тотчас хлынула толпа из другой половины зала. Сергей решил, что это те, кто спешит поздравить офицеров с наградой, но произошло то, чего он никак не ожидал - офицеры, забыв о своих наградах, окружили его плотным кольцом. Люди, спешившие сюда из гражданской половины зала, тоже рвались к Сергею.
  Кротов растерялся. "Что они хотят от меня?" - он крутил головой, высматривая полковника, что привел его сюда, но никто не торопился на помощь.
  - Покажи! - наконец, не выдержал один из офицеров и на недоуменный взгляд Кротова повторил: - Покажи Звездный Меч!
  Тут до Кротова стало доходить, что Меч - это не совсем обычная награда: все, получившие высшие ордена и звания, почему-то хотели увидеть именно его. Все мысли о том, что люди удивлены тем, что он инопланетник и хотят посмотреть именно на него, развеялись - все глаза были устремлены на старинное оружие.
  Кротов взялся за рукоять и уже хотел выдернуть клинок из ножен, как чья-то рука сзади перехватила его запястье. Сергей резко оглянулся, желая дать немедленную отповедь наглецу, но увидев, кто перед ним, заулыбался и расслабился. Сзади стоял тот, кого землянин желал увидеть сейчас больше всего - Глемас Гронберг.
  - Глемас! Ты, как всегда, вовремя! Черт, как я рад!
  В глазах гронца, обычно всегда непроницаемых, Сергей прочитал, что тот тоже рад. Он подтвердил это, протянув руку в земном приветствии и, крепко сжав протянутую ладонь, другой рукой обнял землянина за плечи.
  - Как ты там говоришь? Твою медь! Я вот так рад!
  Кротов засмеялся, услышав родное ругательство - Гронберг выдал его на чистом русском. Оно было хоть и не к месту, но передавало то, что чувствовал гронец.
  - Не вытаскивай меч, - тихо предупредил он и, обнимая его за плечо, повел сквозь разочарованную толпу. Окружавшие недовольно загудели, однако, никто не стал возражать полковнику в форме всесильного министерства.
  Как только они выбрались из толпы, Кротов полюбопытствовал:
  - Почему ты меня остановил? Почему нельзя вытаскивать меч? Ты же видел, что все хотят посмотреть на него.
  - Полковник Гронберг прав, - раздалось сзади. Лавируя между людьми, их догонял Фром Кари. Он холодно поприветствовал МРОБовца и получил столь же холодный ответ.
  - Вы знакомы? - удивился Сергей.
  - Конечно нет, - усмехнулся гронец. - Слишком редко я бываю на Цессии. Просто увидев меня, полковник запросил информаторий Охраны и теперь все обо мне знает.
  - Не смешите меня, полковник, в нашем информатории сведений о вас столько же, сколько вот об этом столпе, - Кари показал на колонну, у которой они остановились. - Ваше министерство умеет хранить свои тайны.
  - Как и ваше, полковник Кари, - парировал МРОБовец. - Я тоже нашел о вас только то, что вы полковник и служите в Охране Императора.
  Сергей ждал, пока офицеры обменивались "любезностями", армия приучила к тому, что старших по званию прерывать нельзя. Наконец, Кари повернулся к землянину.
  - В связи с тем, что вы, Сергей, получили очень дорогой артефакт, вас с этого момента всегда будет сопровождать охрана.
  Он показал на застывших за спиной четверых рослых офицеров Охраны Императора, все в чине капитана. "Блин, расту на глазах! На Баррахе охраняли простые спецназовцы, а тут охрана самого Императора". Сергей посмотрел на Глемаса - что скажет на это он. Тот не показал вида, но в его словах Кротов почувствовал раздражение.
  - Полковник Кари, инопланетник Сергей Кротов сам может справиться с любой опасностью, - Гронберг выделил слово "инопланетник". - Надеюсь, Охране Императора известно, за какие заслуги он получил этот меч? И, кроме того, с ним теперь всегда буду я.
  - На счет вас у меня четкий приказ не ограничивать ваше общение, - Фром Кари был сама вежливость. - Но и не менее четкий приказ обеспечить с этой минуты Сергею Кротову надежную охрану. Я, в свою очередь, надеюсь, вы уже слышали о сегодняшнем утреннем происшествии?
  - Сдаюсь, полковник, - Глемас примирительно улыбнулся. - И вы, и я люди подневольные. У вас есть какая-то программа для Сергея дальше?
  Кротов напрягся, хотя ему очень хотелось поговорить обо всем, что произошло сегодня, но также хотелось посмотреть дворец - явно он здесь в первый и последний раз - да и вообще, не может же прием быть ограничен только вот этим награждением, должно же быть что-то еще. Так и оказалось - Кари тоже посчитал пикировку законченной и обратился к Кротову:
  - У вас, Сергей, по программе сначала деловая часть и лишь потом экскурсия по дворцовому комплексу, а вечером вы приглашены на прием к принцессе Алгале Блиц Голиеконе.
  Услышав про экскурсию, Кротов обрадовался, значит будет, о чем вспомнить, кроме самого награждения. По поводу вечернего приема он больше запереживал, чем обрадовался. "Алгала будет блистать здесь в своем кругу, а я? Что я буду делать среди местной знати?" Но спросил он совсем другое:
  - А что за деловая часть?
  Ответ огорошил его.
  - Вы получили офицерское звание и остальные привилегии, надо срочно оформить все это.
  Сергей вопросительно посмотрел на Глемаса.
  - Это правда? Ты в курсе?
  Тот утвердительно кивнул.
  - Правда. Награждение самим Императором подразумевает, что теперь ты избранный и должен обязательно иметь офицерское звание.
  К счастью, деловая часть оказалась короткой. Кротов, Глемас и Фром Кари прошли сквозь толпу, во все глаза разглядывавшую землянина и его награду, и завернули за борт черного яйца. Сразу за ним сплошная сверкающая стена раскрылась, и они вошли в кабинет. Сергей уже не удивлялся гигантизму местных помещений. Кабинет был чуть больше, чем спортзал в их школе. В центре, за циклопическим столом сидели несколько человек: суровый генерал, командующий охраной; генерал космической пехоты; еще один генерал в такой же форме, но Кротову показалось, что этот совсем не из пехоты, слишком по-граждански он выглядел: "Наверное, Хозяйственное Управление", - дальше сидел генерал МРОБ в черной парадной форме, что вообще было редкостью, МРОБовцы почти не носили форму; завершали ансамбль три человека в форме церемониала. Один из них встал и, дождавшись, когда Кротов застыл в парадной стойке, зачитал приказ. Из услышанного выходило, что за заслуги перед Императором и Империей и в связи с награждением ему присваивается звание капитана Войск Специального Назначения.
  Поднялся генерал-спецназовец, подошел к Сергею и молча прикрепил знак капитана на парадный китель землянина.
  - Будь достоин, сынок! - буркнул он и вернулся на свое место.
  - Слава Империи! - проорал в ответ Кротов и все, вскочив, ответили:
  - Слава Императору!
  На этом церемония закончилась. Выходя из огромного кабинета, Кротов скосил глаз - на груди, рядом со стальной звездой, поблескивал новенький капитанский знак. "Вот я и догнал тебя, Джерези, - грустно подумал Сергей, - теперь мы были бы на равных".
  Кротов никогда не стремился к власти, которую давали погоны, но сейчас, поглядывая на знак, звезду и особенно на меч, он вдруг почувствовал, что ему приятно. Что именно приятно и из-за чего он пока разобраться не мог. Кроме того, когда все замирали, пропуская их троицу и переводя изумленный взгляд с меча на Сергея и обратно, гордость накатывала на землянина. "Блин, да что это я? - злился Сергей. - Ну, наградили и наградили, а у меня улыбка, наверное, до ушей. Надо быть серьезнее".
  Зал кипел. Кротов, по привычке оценивать силы, сконцентрированные в одном месте, прикинул, сколько здесь людей - выходило тысяч двадцать пять. "Три пехотных дивизии, можно начинать войну, - улыбнулся он, - тем более вон сколько военных". В толпе тут и там мелькали парадные мундиры.
  - Сергей, что бы вы хотели сначала посмотреть, - полковник Кари покосился на шагающих с боков и сзади охранников. - К сожалению, времени у нас оказывается не так уж и много, через час прием у принцессы Алгалы. Можем успеть обойти несколько залов. В общем, вы сегодня главный - выбирайте.
  "К черту, все залы все равно не обойдешь. Главный я видел, рассказов на всю жизнь хватит". Кротов решился:
  - Я бы хотел побывать внутри корабля предтеч! Это возможно?
  Полковник и Глемас удивленно смотрели на него. Даже у невозмутимых охранников расширились глаза. Фром Кари помедлил и ответил:
  - Впервые такая просьба. Сейчас я свяжусь с начальством, такой вопрос сам я решить не могу.
  Он на минуту застыл, даже закрыл глаза. Очнувшись, он по-новому взглянул на землянина, как не пытался полковник оставаться бесстрастным, было видно, что он удивлен.
  - Вашу просьбу предвидели. Вам разрешено посетить корабль одному, без сопровождения. Но одно условие - на это время вы должны сдать меч мне.
  Глемас дернулся:
  - Вы прекрасно знаете, что Звездный Меч всегда должен быть с хозяином!
  - Полковник Гронберг, - холодно ответил Кари. - Я прекрасно знаю все правила! Но в данном случае есть специальное решение оттуда, - он показал пальцем наверх, - не знаю почему, но с Мечом войти в корабль нельзя, так что давайте не будем обсуждать. Сергей, вы можете отказаться, если не хотите отдавать Меч.
  Кротов не понимал, что они все так трясутся над этим Мечом: "Наградное оружие, понятно; почти из рук Императора, понятно; но почему они думают, что я не захочу сдать им Меч - непонятно".
  Он отстегнул ножны и протянул полковнику Кари. Коснувшись рукояти, опять почувствовал легкое покалывание: "Электрический он какой-то".
  - Мне обязательно надо попасть на Черный Корабль, - словно извиняясь, сказал он. - Обязательно.
  Полковник ничего не ответил, осторожно принял Меч и аккуратно, как ребенка, передал его подбежавшему охраннику. Откуда-то появился церемониймейстер и мгновенно накрыл темно-красной тканью Меч в руках охранника. Люди, оказавшиеся свидетелями данного действа, застыли с открытыми ртами. "Блин, только доберусь до информатория, все прочитаю про эту штуку. Почему такое внимание к этой награде?"
  Вся компания во главе с полковником Кари, направилась к кораблю. Охранник так и держал Меч, спрятанный от глаз тканью, в обеих руках перед собой. "Словно младенца", - подумал Сергей. Едва они дошли до вросшего в пол яйца, как играющая звездочками плита отъехала. Появилась платформа. Все вошли на неё, и она медленно ушла вниз. Спуск был коротким, через минуту они сошли в подземном этаже. Кротов огляделся - Черный Корабль опирался на металлическую плиту толщиной в несколько метров. "Понятно, такой вес даже камень бы проломил". Коридор, больше похожий на тоннель метро, шел вокруг всего металлического цоколя.
  - Нам туда, - показал вправо один из церемониймейстеров и обратился к Сергею. - Пойдете только вы. Полковник Кари, вы знаете где нас подождать.
  Дождавшись, пока группа с мечом исчезла за возникшими в стене дверями, он шагнул вперед.
  - Не отставайте!
  - Я и не отстаю, - Сергей хотел ответить резче, чтобы осадить высокомерного старика, но сдержался: "Черт с ним, главное в корабль попасть!"
  Что-то гнало его туда, хотя в свое время Черный Корабль чуть не убил его. "Или, может, наоборот - спас?" Они прошли метров тридцать вокруг металлического основания, прежде чем подошли к шлюзу. "Зачем шлюз, - удивился Сергей. - Там что? Другое давление?"
  Никакой охраны у входа не было. "Понятно, что пробраться сюда трудновато, но все равно возможно - почему охраны нет? Или там уже давно все разграблено и нечего охранять?" Спрашивать у высокомерного старика не хотелось. Они остановились у дверей шлюза, плита медленно пошла вверх, открылась первая камера.
  - Идите, - старик показал рукой на камеру.
  - А вы?
  Церемониймейстер отрицательно покачал головой.
  - Только инопланетник Сергей Кротов.
  "Ну, Кротов так Кротов!" Сергей молча шагнул вперед, и плита за ним сразу поехала вниз. Включилось внутреннее освещение, но характерного свиста откачиваемого воздуха он не услышал. "Или здесь идеальная техника, или это не шлюз". Так же беззвучно пошла вверх внутренняя плита. Кротов напрягся, ожидая увидеть вход в корабль. В прошлый раз, на Тарне, никакого входа не было, стена просто раскрылась, как лопается кожа живого существа, а потом заросла обратно.
  - Твою медь! Я так и знал!
  Никакой двери не было! Шлюз плотно прилегал к абсолютно гладкой черной стене. "Просто черная, - отметил Сергей. - Корабль давно мертв". Хотя в душе он уже давно знал это. Он знал, что будь в Предтече хоть искорка жизни - электронной или настоящей, живой, он бы почувствовал это еще при входе в зал. "Ну и что делать? Постоять и уйти?" Теперь ему стало ясно, почему ему разрешили посетить корабль и даже убрали всех посторонних - они никогда не входили в Предтечу. "Понадеялись, что корабль откроется мне. Наверное, там уже наготове толпа спецназа, чтобы блокировать двери. Идиоты! Корабль мертв и он не сможет узнать меня. Ладно, ухожу". Он протянул руку, чтобы погладить на прощание мертвого брата и чуть не упал: рука вошла в черноту стены, словно там ничего не было. Корабль пропускал его! Не успев даже испугаться, Кротов шагнул вперед. Перед глазами мелькнула темнота, и он оказался в золотистом сумраке. От неожиданности Сергей сел прямо на пол, не оборачиваясь, толкнул руку назад, и она наткнулась на сплошную стену. Он нисколько не сомневался, что все будет именно так.
  "Но почему? Ведь я ясно чувствую, что Предтеча мертв и электронная составляющая тоже! Почему он сработал?" Он опустил руку, ощупывая пол - тот не был холодным. Знакомое еще с Тарна ощущение - ни холодный, ни теплый, ни твердый, ни мягкий. Кротов еще минут десять посидел, обдумывая, что делать дальше. "Представляю, что сейчас творится в тоннеле за бортом, - усмехнулся он. - Все икру мечут".
  Он поднялся - куда идти? В прошлый раз корабль был хоть и болен, но жив и сам гнал Кротова туда, куда ему надо. Сергей вспомнил бесконечный поход через лабиринт черно-золотистых ячеек, как постепенно он терял себя. Тогда ему помогли песни. "Да, вовремя я сообразил петь". Сейчас он понимал, что больной предтеча изучал его, гоняя через бесконечные ячейки, но при этом чуть не растворил сознание Кротова в своем.
  В этот раз тех бархатистых ячеек Сергей не было, вправо и влево уходил обычный коридор, может, чуть выше и шире, чем на Имперских кораблях. По всей длине, через каждые пару метров, открывался проход внутрь к центру корабля. Землянин постоял, прислушиваясь к себе - должна же та часть его, что досталась от предтеч, что-нибудь вспомнить. Однако, в душе ничего не проснулось. Единственное, что он почувствовал, это то, что зрение его изменилось: когда он вошел сюда, его взгляд с трудом пробивался сквозь золотистый сумрак и он почти ничего не видел; сейчас же он прекрасно видел все, как будто включилось освещение. Однако он понимал, что это сработали приобретенные способности - все было резким и черно-белым. "Если еще оглохну, значит, опасность, - усмехнулся он. - Вот я привык к этому. А если когда-нибудь эта штука не сработает, значит так и помру, считая, что все вокруг спокойно". В душе он не верил этому - еще ни разу при настоящей угрозе дар предтеч не отказал. Даже на Баррахе, когда он посчитал, что все потеряно, он сам подсознательно блокировал свои способности.
  "Что ж, будем действовать по земному". Сергей развернулся и решительно зашагал вправо, на ходу заглядывая во все проемы. Коридоры, ведущие к центру, были пусты и заканчивались новыми дверями. Это было совсем не то, что было на Тарне, да и на Баррахе он мысленно видел Черный Корабль как живое существо. Тут же корабль был похож на то, на чем он летает сейчас - металлическая коробка для перевозки живых существ. "Неужели это то, чем раньше были Черные Корабли?" Кротов остановился у очередного прохода, надо заходить. Он уже прошел большую часть кругового коридора, но везде было одно и то же.
  Постояв секунду и оглядев десятиметровый проход, он шагнул внутрь. Хотя он и был готов ко всяким неожиданностям, но то, что произошло, все равно ударило по нервам: как только он оказался во внутреннем коридоре, прятавшийся в стене плита мгновенно перекрыла вход. Кротов оказался заперт в десятиметровом проходе.
  - Твою медь! - выдал Сергей свое любимое и поискал глазами какой-нибудь выключатель с обеих сторон от двери. Бесполезно - переборки были девственно чисты. Махнув рукой, - раз зашел, значит, и выйду - он направился к следующей двери, ведущей внутрь. Это была именно дверь, даже ручка наличествовала, правда гораздо выше, чем это было удобно человеку - примерно на уровне глаз. "Высоковаты были местные обитатели". Кротов обеими руками схватился за мощную скобу и попробовал потянуть на себя, но ничего не произошло. Он потянул изо всех сил - дверь не шелохнулась. "Черт! Мне это не нравится, - мрачно подумал он. - И что дальше?" Он еще подергал скобу, уже чисто автоматически, ни на что не надеясь.
  - Сраная дверь! - выругался он и со злостью ударил кулаком по скобе. Та легко, с коротким щелчком, сложилась и утонула в полотне двери.
  - Это еще что за хрень?!
  Кротов удивленно глядел на дверь - теперь и схватиться было не за что. Но в это время плита двери плавно поехала в стену и через секунду исчезла, оставив после себя проем, точно такой же, в какой он сюда вошел. "Значит, так вы открываетесь - ручку вниз и все. Надо запомнить". Он сунул голову в открывшийся проем и застыл - в большом по меркам космического корабля помещении в несколько рядов стояли гробы! Во всяком случае, это была его первая мысль - слишком уж продолговатые запыленные ящики со стеклянными крышками напоминали те, в которых Имперцы хоронили в космосе солдат, погибших в бою.
  Сергей пересилил себя и шагнул вперед. Подойдя к ближайшему "гробу", сквозь пыль он разглядел, что крышка прозрачна. Наклонился и протер стекло.
  - Твою медь! - опять в голос выругался он. Сложив громадные руки с черными (Сергей помнил, что на самом деле они фиолетовые) когтями в ящике лежал рахофтар. Кротов достал из заднего кармана таблетку дезинфекционной салфетки, сжал её, активируя, и, после того как она набухла и увеличилась, начал стирать пыль со всей крышки "гроба".
  "Йети" был в форме. Какого она цвета, Кротов сейчас сказать не мог, темная и все. Множество карманов, застежек и ремни, пересекающие грудь, наводили на мысль, что зверь относился к военным. Волосатое лицо было спокойно, глаза закрыты. Абсолютно никаких повреждений. С первого взгляда было полное ощущение, что рахофтар спит.
  Кротов бросился к другим ящикам, быстро протирая кусочек бронестекла в голове "гроба", он заглядывал внутрь. Во всех двенадцати ящиках повторилось то же самое - навечно застывшие мохнатые лица "снежных людей". Ни у одного не было никаких повреждений, все словно спали. Даже после беглого осмотра устройства, Сергей не сомневался, что "гробы" - это терминалы для гибернации. "Куда-то их перевозили, - подумал он. - Но теперь они навечно здесь, под задницей Императора. Что же это за корабль такой? Снаружи вид самого настоящего Предтечи. Ладно, надо идти смотреть дальше, может, что-то найду". Кротов совсем забыл, как он здесь оказался, и о том, что сейчас происходит там, за бортом черного яйца.
  Едва он вышел в овальный проем, появившийся на месте двери, трюк повторился - дверь выскользнула из стены и запечатала вход. "Черт! Откуда идет энергия? Какая-то электроника все еще живет в этом склепе. Почему я её не чувствую?" Сергей опять оказался в знакомом коридорчике и теперь он не сомневался, что это шлюз дезинфекционной обработки. "В свое время тут, наверняка, обмывали какой-нибудь вонючей жидкостью и обсвечивали разными лучами".
  Он подошел к выходу и ничуть не удивился, когда двери мягко пошли в переборку. "Они что, боялись, что я уйду, не полюбовавшись на "йети"?" Кто эти "они" Кротов придумать так и не мог. Он двинулся дальше по коридору с твердым намерением зайти еще в несколько приглашающе открытых дверей. Пропустив две, он установился у третьей. Наконец, он вспомнил о приеме, словно для того, чтобы убедиться, что это действительно было, кинул быстрый взгляд на грудь - пехотная звезда и капитанский знак были на месте. "Подождут, - решил землянин. - Они ведь специально разрешили мне войти сюда, значит, сами за века так и не смогли сюда попасть. Поэтому будут ждать хоть неделю. Зайду еще в одну каюту на этом ярусе, в две на втором и в две на третьем, если, конечно, он там будут".
   Он давно заметил, что коридор поднимается. "Похоже, так змейкой и крутится вокруг всего "яйца" до самого верха". Приняв решение, Сергей успокоился и шагнул в проем, у которого стоял. Все повторилось - дверь за спиной выехала из стены и перекрыла выход. В этот раз Кротов даже не оглянулся, он быстро подошел к следующей двери и кулаком ударил по скобе, пытаясь уронить её. Здесь все произошло еще легче: как только кулак коснулся скобы, она легко упала и утонула в полотне двери; плита плавно отъехала и спряталась внутри переборки.
  - Твою медь! - вслух выругался Сергей. - Опять кладбище!
  Весь пол большой каюты был уставлен "гробами". Их было гораздо больше, чем в предыдущей, но форма у них была другая - шире и короче. Кротов автоматически пересчитал - пятьдесят шесть - затем направился к ближайшему, на ходу доставая еще таблетку салфетки. Вот этого он никак не ожидал: когда протер пыль на стекле первого ящика и взглянул внутрь, то даже отшатнулся от неожиданности - в "гробу" лежал ящер. Похожих Сергей видел однажды на родной планете Глемаса - Гроне. Но рептилия в терминале была в форме! Правда, без сапог, но все остальное присутствовало, даже точно такие же, как у рахофтара, ремни крест-накрест. "Наверное, на них носили оружие". Зверь за стеклом выглядел, как и "йети", абсолютно целым. "А вдруг они и правда спят?" Впервые закралась в голову шальная мысль - ведь двери-то срабатывают, значит, энергия в корабле есть?
  В этот раз он лишь выборочно прошелся по ящикам, проверил по два в каждом ряду. Везде одно и то же - боевые драконы. "Куда же везли этот "спецназ" и почему не довезли? Ладно, надо смотреть дальше". Он прошел еще выше по спиральному коридору и, пропустив десяток открытых проходов, вошел в следующий. Выполнив знакомую процедуру и заглянув в открывшийся проем, он горько засмеялся - корабль-кладбище! Но смех вдруг застрял у него в горле - "гробы" слишком уж напоминали настоящие гробы! Их было много, Кротов даже пересчитывать не стал - явно больше ста. Осторожно, боясь даже думать о том, что сейчас увидит, он подошел к ближайшему ящику и протер стекло - ноги, человеческие ноги в сапогах. Сергей быстро перешел к другому концу терминала и начал лихорадочно стирать пыль (единственная вещь, которую не могут победить никакие технологии). Остановившись, вгляделся внутрь ящика. Он даже не вздрогнул, подсознательно уже был готов к этому - перетянутый ремнями крест-накрест в "гробу" лежал человек в форме.
  Кротов долго вглядывался, пытаясь понять, кто это? Прошел еще десяток ящиков, рассматривая лежавших. Потом разогнулся, с тоской посмотрел вокруг и грустно длинно выругался. Почему-то неожиданно стало очень одиноко. Он понимал, что за броней Черного Корабля суетятся сейчас тысячи Имперцев и корабль наверняка отпустит его так же, как и впустил, но те, что лежали здесь, были его земляки - земляне!
  Даже не зная этого наверняка, он не сомневался в своих выводах. Во всех терминалах люди были разных рас - белые, желтые (их было больше всех), красные и черные. Кротов выкинул забившуюся салфетку, достал новую и опять пошел по рядам "гробов". Теперь он не пропускал ни одного - протирал и долго вглядывался в лежащих за бронестеклом. Все были разного роста: попадались гиганты, особенно среди негров, но были и совсем как дети, похожие то ли на китайцев, то ли на монголов. Почти треть были женщины. Ему страшно захотелось, чтобы люди вдруг ожили. Пусть древние, пусть не знают, что такое Советский Союз, но они свои, они оттуда. "Блин, в этот раз я точно полечу на Землю!"
  Сергей решил рассмотреть один терминал подробнее. Очень загорелая женщина, довольно красивая, похоже, откуда-то с востока - нос горбинкой - совсем не походила на мертвую. Кротов постарался перестать думать о том, живы они или нет - пока не вскроешь терминал, все равно не узнаешь. "Все-таки это не технологии Империи", - Кротов внимательно, миллиметр за миллиметром, оглядел поверхность и внутреннее пространство ящика. Ничего - ни кнопки, ни экрана, никаких шлангов или проводов внутри. В тех терминалах, которые он видел на кораблях Империи, была целая куча шлангов и прочего оборудования.
  "Бесполезно! - со злостью подумал он. - И ничего из памяти предтеч не всплывает. Надо идти дальше". Повторив все, что делал в других проходах, Сергей вышел в основной коридор и пошел по нему вверх. Дверей больше не было. Через некоторое время он определился, что находится примерно в середине яйца. Тут был новый проход, но в этот раз двери были закрыты, никакой ручки-скобы не было. Кротов в недоумении застыл перед ними: что сделать, чтобы открыть двери в этот раз, было совершенно непонятно. Он попытался надавить на дверь обеими руками, но бронеплита никак не среагировала. "Черт с ней! Пойду еще выше". Он уже шагнул дальше по коридору, как полотно двери вдруг ожило.
  Двери были гораздо шире, чем те, в которые он входил до этого, они разделились на две половины и ушли в переборку. Сразу за открывшимися дверями оказались еще одни. Кротов, не раздумывая, приложил руки на плиту и надавил. Затем шагнул назад. Все оказалось правильно, через несколько секунд появилась щель, и плиты разошлись. Но в этот раз двери разделились на уровне груди землянина и ушли вверх-вниз. Но ничего нового это не принесло - появилась лишь очередная плита. "Похоже, центр управления кораблем или какое-нибудь оружейное хранилище". Сергей, уже не сомневаясь - два раза сработало, значит, сработает и в третий, - приложил руки к двери и отошел. Выдержав паузу, плита ушла в пол, в этот раз она была цельной.
  Кротов шагнул в открывшийся проем и замер - вот оно! Он слышал, что сзади одна за другой закрылись все двери, но даже не оглянулся. В сгустившемся золотистом сумраке Сергей увидел то, что ожидал увидеть с самого начала: помещение полностью было забито черным с золотистым отливом веществом, изрезанным бесчисленными проходами, хаотично пересекавшими черную массу.
  Сергей стоял и смотрел на то, что когда-то изменило не только его жизнь, но и его сущность. Теперь он уже не сомневался, как раньше - человек ли он? Конечно, человек, но и не только. Он принял это - как называл нифлянец - дар предтеч. Он прислушался к себе, что с ним сейчас произойдет, свяжется ли брат с ним, однако его чувства молчали. Машинально он протянул руку и коснулся черной массы: ему, вдруг, опять захотелось почувствовать какая она на ощупь. Сергей до сих пор помнил ощущение сразу и твердости, и мягкости. Но нет - в этот раз черное тело оказалось совершенно твердым и холодным, никакого ощущения бархатистости. "Мертв, - почему-то от этой мысли стало очень горько. - Слишком долго он ждал меня". Сергей даже не заметил, как связал себя с Предтечей.
  В это время он, наконец, что-то почувствовал. Сначала физические ощущения - руку, приложенную к стене, начало покалывать, как бывает, когда в передавленную конечность начинает поступать кровь. "Что это? - Кротов хотел отдернуть руку, но остановился. Совершенно ясно он понял, что надо поделиться энергией. - Значит, все-таки жив!" Ему стало так радостно и хорошо, что, кажется, даже кожу на затылке стянуло от удовольствия. Но чем дольше он стоял, тем большее разочарование наполняло его: руку перестало покалывать, и стена, которая начала казаться теплой, вновь остыла. "Почему? - чуть не закричал он. - Я же тут, на, бери!" Землянин прижал и вторую руку к черной стене. Постояв еще пару минут, он опустил руки - бесполезно, контакт исчез и больше не появлялся.
  Сергей пригнулся и прошел в один из многочисленных ходов, дырявивших черное тело. В этот раз никто не гнал его насильно из прохода в проход, он мог идти куда хотел, но, вдруг, сразу же, как только шагнул внутрь тела, понял - не туда! Теперь уже собственный мозг подсказывал ему, куда надо идти. "Не зря нифлянец тогда, в тюрьме, предсказывал, что я еще многое вспомню, многое всплывет". Хотя всего лишь несколько минут назад он злился как раз на то, что ничего не может вспомнить.
  Он постоял, пытаясь разобраться, в какой проход надо войти, но определить не смог. "Будем методом тыка, по земному". Кротов шагнул в следующий ход справа - опять не то. Почувствовал, что он там, где надо, только с четвертой попытки. Сделав пару шагов, он понял, как надо двигаться - теперь он безошибочно выбирал направление и шагал в нужные ходы. По мере того, как он пробирался через овальные проходы, в нем просыпались все новые и новые знания. Теперь он уже знал, что даже в мертвом корабле правильно выбранный путь через тело-мозг позволит узнать информацию, которую умиравший Предтеча пожелал оставить.
  Он шагал то совсем медленно, прикрыв глаза словно сомнамбула - в этих проходах было больше информации, то чуть ускорялся и открывал глаза. Сергей вновь потерял счет времени, но ясно чувствовал, что он - это он, землянин Сергей Кротов. В этот раз никто не пытался поглотить его "я". Неожиданно лабиринт кончился, Кротов открыл глаза и огляделся - он стоял на том же месте, откуда начал свое путешествие.
  Теперь он все, или почти все, знал про этот корабль, и это его шокировало.
  Мозг, умерший здесь, был не настоящим предтечей. Это был всего лишь донорский кусочек тела настоящего Предтечи, сращенный с электроникой транспортного корабля. Он прибыл туда, куда надо, на Цессию, сотни веков назад и терпеливо ждал своего часа. Что именно он ждал, Кротов не совсем понял. Однако слишком много времени прошло, и ему пришлось пожертвовать собой ради груза. Только этот груз мог защитить эту планету. Тысячи других черных кораблей-транспортников развезли по тем планетам, которые обязательно надо защитить, огромное количество такого груза. Предтеча отдал всю энергию, она сейчас распределена индивидуально - каждый механизм сможет отработать несколько раз на запасенной в мертвом аккумуляторе энергии.
  И еще одно крайне важное сообщение, - представитель новой жизни, направленный на эту планету, оказался слаб - он всего лишь один раз смог зайти в корабль, но главный ключ у него.
  "Он же не предтеча, - подумал Кротов уже своим, человеческим, мозгом. - Уже, наверное, и косточки рассыпались в прах. Но и где искать теперь этот ключ? Найду! Вспомню еще что-нибудь и найду. Надо оживлять этих ребят, но, похоже, без ключа это невозможно". Зачем это надо сделать он не думал, надо поднять и все. При этом, говоря "ребят", он думал только о людях - и рахофтары, и драконы словно вылетели у него из головы.
  Однако никакой информации о том, как это сделать, у Кротова так и не появилось. "Ладно, пусть еще поспят ребятки. Надо выходить, внизу, наверное, тихая паника. Интересно, как это они предвидели, что я попрошусь внутрь Черного Корабля и кто это разрешил? Похоже, сам Император".
  Как Сергей и ожидал, все двери раскрылись, только теперь в обратном порядке, и он вышел в основной коридор, быстрым шагом двинувшись вниз, на ходу обдумывая то, что он здесь увидел. Ведь он ожидал встретиться с мертвым Предтечей, но теперь главным выходило то, что находится внутри грузовых отсеков. Если он правильно разобрал узоры в проходах тела Предтечи, спящие являются грозной силой, способной защитить целую планету. Правда, об их оружии он ничего так и не узнал, и не вспомнил. Но Сергей не сомневался, что если это будет нужно, он все вспомнит и все найдет. Еще этот таинственный представитель Предтеч - кто это еще и зачем он забрал главный ключ с корабля? По современным армейским меркам это было явное нарушение устава. Ведь ты можешь погибнуть, как скорей всего и случилось, и целый боеспособный отряд оказался выведен из строя.
  "Надо просмотреть в информатории все, что смогу найти о древних артефактах, имеющихся на Цессии, - на ходу решал Кротов. - Глемаса тоже надо подключить, у МРОБ возможностей куда больше, чем у меня". О том, зачем ему надо разбудить людей, проспавших столько веков, он так и не дал себе внятного ответа. Надо и все!
  Спустившись в нижний ярус, Сергей не смог найти место, где он вошел в корабль. Хотя на тонком слое пыли были видны его следы, но он топтался туда-сюда, прежде чем выбрал куда идти, и теперь точное место входа определить было нельзя - только примерно. Стена коридора была абсолютно гладкой, как Кротов не вглядывался, никаких примет того, что здесь есть вход, он не находил. "Почему так, ведь из коридора в каюты вели обычные двери, которыми может легко может пользоваться и человек, и даже рахофтар, - он усмехнулся. - Договаривай, и дракон тоже. И только Предтечам эти двери совсем не нужны".
  Он походил, вспоминая размеры шлюза с той стороны - никак не хотелось, чтобы, когда стена раскроется, шагнуть и попасть лбом в стену шлюза. "Нет, - решил он, - лучше я отойду подальше и выйду на свободное пространство". Кротов отошел метров на шесть в сторону от натоптанного места и застыл, глядя на стену перед собой.
  
  
  ****
  Глемас бросился на крик. Удивленные возгласы раздавались от шлюза: кричали офицеры Императорской Охраны, второй день никого, кроме членов комиссии, не подпускавшие к бортам Черного Корабля. После того, как прошли первые пять часов, а о Кротове ничего не было слышно, была создана комиссия по решению этого вопроса. Гронберга, как человека, проведшего с землянином больше всего времени, тоже включили в этот штаб. Первым решением и было установить охрану. Только одно это решение и оказалось выполнимым. Про технические способы вскрыть Черное Яйцо не стали даже упоминать. Глемас сам помнил, как они бесполезно пытались сделать это на Тарне.
  Гронберг настоял на том, чтобы внизу, вокруг всего корпуса, натянули сетку из паутины. Он помнил, что Кротов тогда выпал прямо из середины корабля, а совсем не оттуда, где заходил. Вдруг и сейчас выйдет где-нибудь сверху.
  Уже у самого шлюза его обогнал полковник Фром Кари, он тоже был членом штаба, так что, когда Глемас оказался у места, где что-то происходило, он просто пристроился за широкоплечим полковником, который, покрикивая, раздвигал офицеров охраны. Пробившись в первый ряд, Глемас выглянул из-за плеча Кари и облегченно вздохнул: "Этот землянин будет жить вечно!" Как он и предвидел, Сергей, действительно, вышел не через шлюз, а просто вывалился из стены.
  Кротов, словно ничего не произошло и отсутствовал он каких-нибудь полчаса, со спокойной улыбкой приветствовал обоих полковников. Гронец протянул руку, теперь он всегда так делал при встрече с землянином, Сергею это очень нравилось.
  - Что? Заждались? - спросил Кротов, крепко пожимая протянутую руку.
  Полковник Кари, глядя на них и что-то сообразив, тоже протянул руку. Землянин кинул быстрый удивленный взгляд на него, но протянутую руку пожал.
  - Конечно заждались! Правда, в этот раз ты быстро, всего два дня.
  - Два дня?! - недоверчиво переспросил Сергей. По его лицу было видно, что он искренне удивлен. - Час максимум. Наверное, время в Черных Кораблях идет по-другому.
  - Возможно, - согласился Глемас. - Пойдем к начальству, сейчас начнется...
  Что начнется, он договаривать не стал, и так было ясно - допросы, обследования, медмашина и т.д.
  - Пойдем, - вздохнул Кротов. Еще в корабле он решил, что ничего не расскажет о живом грузе, лежавшем в своих "гробах". Вокруг уже чувствовалось приближение "начальства" - офицеры охраны замолчали и начали расступаться, повинуясь повелительным командам приближавшихся людей. "Ну все, - подумал Кротов. - Попал Сережа, сейчас заберут медики, неизвестно когда увижу свет". Наверное, Гронберг подумал о том же - на его лице появилось кислое выражение.
  Но все получилось не так, как предполагал гронец. Среди появившихся был только один генерал из службы Охраны Императора и несколько человек из службы Церемониала. Шедший в середине группы рослый офицер осторожно нес прикрытый тканью Звездный Меч. Генерал молча махнул рукой и все расступились, открывая проход к землянину. Офицер с мечом подошел к Сергею и протянул оружие. Появившийся из-за его спины церемониймейстер аккуратно снял ткань, и Кротов забрал свою награду.
   "Черт, что, он так и будет меня током бить?" - чертыхнулся Сергей, пристегивая ножны в зажим на поясе. Взявшись за рукоятку, он почувствовал электрическое покалывание, и опять появилось желание выдернуть меч. Кротов, помня слова Глемаса о том, что нельзя доставать меч из ножен, едва сдержался. "Награда опять нашла героя", - закрепив меч, попробовал пошутить он про себя, но все вокруг были так серьезны, что сразу стало не до шуток.
  - Капитан, сейчас вы и полковник Кари отправитесь в небольшое путешествие, - суровый генерал был немногословен и объяснять цель путешествия не стал. - Отправляйтесь!
  Фром Кари, похоже, получил указания через чип, потому что ничего не спросил, а сразу обратился к Сергею:
  - Идем, задерживаться нельзя!
  Он бросил быстрый взгляд на генерала:
  - Мы воспользуемся станцией охраны, она ближе.
  Генерал согласно кивнул головой.
  - Генерал, а я разве не пойду с ними, - прозвучал вкрадчивый голос Глемаса. - А как же договоренности с Министерством?
  - На этот случай все договоренности отменяются! Никто, кроме полковника Кари, не пойдет с капитаном Кротовым. Даже охрана Меча!
  Дослушать, чем кончились эти переговоры, Сергею не дали. Фром Кари показал на бронированные двери в дальнем углу подземелья и легонько подтолкнул Кротова в спину. Обогнав Сергея, он быстрым шагом пошел впереди. Плита бесшумно сдвинулась, и землянин увидел уже знакомую комнату-лифт, на котором попал сюда в дворцовый комплекс.
  "Похоже, все - отправляют с Цессии, - Сергей вздохнул. - Жаль, так почти ничего и не увидел". Он, вдруг, вспомнил о приеме у Алгалы и, присаживаясь в знакомое кресло, неожиданно для себя спросил:
  - Полковник, вы не в курсе, как прошел прием у принцессы Алгалы?
  - Принцесса отменила прием, - сухо ответил Кари. - Ваше долгое отсутствие многих заставило изменить свои планы.
  "Во как! Выходит, из-за меня? Блин, я становлюсь значительной персоной". Прозрачный лифт тронулся, и через секунду они уже мчались в океане. В этот раз в темной воде не было видно ни рыб, ни других тварей. Кротов не ожидал, что сейчас ночь, и с удивлением смотрел на звездное небо, искаженное границей воды и воздуха. "Да, в корабле Предтеч время течет незаметно. Прямо как в сказке".
  Он ожидал, что все пойдет в обратной последовательности - море, лифт в скале, лестница, флаер и, наконец, его дом. Так и произошло, но последовательность сохранилась полностью - покинув море, лифт остановился, и Кари показал на раскрывшиеся двери:
  - Выходи. Тебя ждут.
  В лицо пахнуло нежным ароматом цветущих деревьев и запахом моря. Сергей сразу понял, где он. Хотя в этот раз Кротов не ожидал остановки на райском острове. Плита, замаскированная под скалу, закрыла выход, и свет, падающий из лифта, исчез. Землянин постоял, привыкая к темноте, все освещали только яркие мерцающие звезды, да вдалеке, за рощей, чуть светилось окно. "И что дальше? - Сергей покрутился, разглядывая окрестности - в этот раз никого, никакого слуги. - Наверное, надо идти в дом". Глаза уже привыкли к полумраку, и он уверенно зашагал по песчаной дорожке, выделявшейся светлым полотенцем среди темной травы.
  "А ведь я иду к Императору! - вдруг пришло ему в голову. Он даже остановился. - Если тот старик не наврал и это не какой-нибудь огромный дезинфектор". Когда он вошел в рощу, то разглядел, что среди цветов копошатся маленькие насекомые, светящиеся ярким зеленым светом. "Блин, совсем сказка!" До пряничного домика Кротов дошел быстрее, чем ожидал. Остановившись шагах в десяти от высокого крылечка, он стал высматривать, не мелькнет ли кто в окне. Сергей проанализировал свои чувства - никакого трепета в душе не было, он совершенно не волновался. "Может и, правда, не живет здесь никакой Звездный Император... Но тогда кто и зачем? Ладно, надо заходить. Пока не зайду, ничего не узнаю".
  Вдруг, с темной веранды раздался голос:
  - Что стоишь, заходи!
  Сергей вздрогнул, он никого не видел. Быстро взяв себя в руки, землянин взбежал на крыльцо. Если бы оно еще заскрипело, то он точно поверил бы в сказку или сон.
  В темноте, разгоняемой лишь роем светлячков, круживших у букета на столе, в кресле сидел человек. Он смотрел на хорошо видимый отсюда проход в скалах - там отражениями звезд играло море. Не поворачиваясь к Сергею, сидевший предложил:
  - Присаживайся, там кресло.
  Кротов нашел у стола предложенное кресло и сел. "Это же тот старик, который был утром, - дошло, наконец, до землянина. Он не узнал его сразу, потому что голос был совсем не старческим. - Значит, Императора нет и придется ждать".
  - Нет, - старик вздохнул. - Я и есть Император Звездной Империи...
  "Да, ну на... какая ерунда, - пронеслось сначала в голове у Сергея. - Блин! Он мысли читает, что-ли?" Тело в это время уже действовало. Кротов вскочил, вытянулся по стойке смирно, и гаркнул:
  - Слава Императору!
  - Слава Империи, - усмехнувшись, негромко ответил тот. - Садись, я тебя сюда притащил не для того, чтобы ты мне все тут испортил. Напугал всех.
  Действительно, светлячки от приветствия Сергея взмыли вверх и засуетились в воздухе. Обескураженный Кротов вернулся в кресло. Он никак не мог заставить себя сесть нормально. Примостившись на краешке, он напрягся, готовый в любой момент вскочить и доложить, если будет вопрос.
  - Расслабься и сядь нормально, - старик, наконец, повернулся к Сергею. - Разговор будет долгим, цени это - мое время для моих подданных на вес империума. Хотя для меня время никакой цены не имеет...
  Во второй части фразы землянин почувствовал такую тоску, что у него самого зубы свело. Неожиданно Император спросил:
  - Меч при тебе?
  Кротов хотел вскочить и доложить, как положено, он уже схватился за упиравшиеся в пол ножны, чтобы показать оружие, но вовремя понял, что делать этого не следует, и негромко ответил:
  - Так точно, при мне.
  - Береги, это не только оружие, когда-нибудь он тебе пригодится.
  Следующий вопрос был еще неожиданней и поверг Сергея в шок.
  - Ну, что видел, кто спит в Черном Корабле?
  "Твою медь! Он все знает!"
  - Так точно, видел!
  - Хватит, - поморщился собеседник. - Не на плацу, отвечай нормально.
  - Да, видел, - уже не повышая голоса повторил Сергей.
  - Узнал кого-нибудь?
  Сергей не понял вопроса и осторожно переспросил:
  - В каком смысле узнал?
  - В смысле - встречался? - в голосе старика прорезались недовольные нотки.
  - Да, я раньше видел всех представителей этих видов, - быстро ответил Кротов. - А люди, я думаю, это жители моей планеты.
  - Правильно думаешь, - усмехнулся Император. - Вояки еще те. Эх, земляне, земляне...
  Что он хотел сказать этим, Кротов не понял. Он хотел переспросить, но вспомнил, как минуту назад Император разозлился на встречный вопрос, да и на инструктаже все время предупреждали - никаких вопросов - поэтому промолчал.
  - А ты знаешь, что вы все почти родственники? Все, кто лежит там.
  - И драконы? - Кротов поперхнулся.
  В этот раз Император не разозлился, а даже наоборот, издал короткий смешок.
  - Да, и драконы. Скажи спасибо Предтечам.
  Спасибо Предтечи заслуживали. "Если бы не они и их дар, я уже сто раз бы умер, но "спасибо" за то, что у меня в родственниках снежный человек и рептилия? - тут еще надо бы разобраться".
  Император опять услышал его мысли.
  - Только они и земляне не подвержены заражению. Даже сами Предтечи не смогли справиться с заразой, а вот вам это привить смогли.
  В голосе правителя прозвучала горечь.
  - А вы ведь ничем не отличаетесь от нас...
  Сергей сразу понял, о какой заразе он говорит. "Земляне могут не бояться "жизни"? Вот это да!" - Кротов даже забыл на мгновение, что он сидит рядом с Императором. "То есть, если что, мы одни в обозримой вселенной останемся нормальными. - Но тут же вернулся в реальность. - Нет, тогда нас просто уничтожат - тот же Космический Флот Империи, мозги-то у всех будут переделаны".
  Сергей очнулся, оказывается Император уже начал что-то говорить.
  -...поэтому ты наберешь на Земле команду. Вам не победить всю армаду зараженных, слишком много там войск, но вы должны провести разведку и не умереть. Понял?! Ты мне еще нужен. Мою команду брать не будешь, пусть останутся в качестве последнего резерва. Если у вас ничего не получится, я хочу умереть в битве! Разбужу их только в этом случае.
  До Кротова, вдруг, дошло, кто был представителем Предтеч на этом корабле. Не зря при первой встрече тем утром он почувствовал узнавание, как при встрече с драконами и рахофтаром. "Твою медь! Но ведь в таком случае он прожил хренову тучу лет?! Нет, не может быть, он же человек". Сергей насмелился и уже раскрыл рот, чтобы задать свой вопрос, но Император опередил его:
  - Сколько тысячелетий прошло с тех пор, как я шагнул на эту землю. Я ведь не всегда был Императором, и Звездной Империи тогда не было. Это я её построил...
  В голосе старика не было никакой гордости, только вселенская усталость.
  - Я уже совсем не помню всех своих жен и детей - только самых первых..., - вдруг совсем тихо сказал он.
  Сергея пронзило: "Черт! На хрен такая жизнь! Даже не помнить своих детей. Я бы не выдержал".
  - Ладно, что-то я отвлекся, - снова бодро заговорил Император. - Все остальное обсудишь с военными и разведкой. Приказ они уже получили, и, думаю, сейчас все ведомства готовят твою операцию, - он на секунду замолчал, подставил руку кружившему вокруг него светлячку, и тот, словно только этого и ждал, с готовностью сел на ладонь. - Хоть мы стоим на пороге самого главного испытания, которое не смогли пройти даже предтечи, но все равно не будем забывать о политике - вдруг мы выживем? Я хочу, чтобы моя Империя процветала и дальше. Поэтому номинально командовать операцией будет принц, точнее принцесса. Есть тут одно молодое дарование, которое очень не нравится столичному двору, но нравится мне - она достойна подняться на самый верх. Да и прапрабабушка её очень любила меня.
  У Кротова при упоминании о принцессе забилось сердце, по описанию вроде все сходилось.
  - Кстати, ты с ней уже не раз работал вместе.
  - Принцесса Алгала? - вырвалось у Сергея.
  Император отвлекся от созерцания ползавшего по ладони светлячка и повернул голову к землянину.
  - Что-то много эмоций. Да, это она.
  Он подбросил светлячка вверх, тот вынырнул из-под крыши веранды и направился в сторону рощи. Старик и землянин молча проводили его взглядами.
  - Вот, в общем, и все, для чего я хотел тебя увидеть. Запомни еще одно, - голос опять набрал властность. - Ты никогда не встречал Императора Звездной Империи. Меня нет! Люди, увы, не могут жить так долго. Уже многие годы все, кто, конечно, вообще задумывается об этом, считают, что Империей правит небольшой кружок военных и политиков. А Император - это так, традиция, но и для торжественности.
  "Так вот почему голограмма, огромный рост и невозможность разглядеть детали".
  - Самое смешное, что так считают и те, кто входит в этот круг. Я для них умер давным-давно. Но и мне так легче - дергаешь их за ниточки, а они считают, что решают сами.
  Кротов все-таки не выдержал и спросил:
  - А что они думают об этом острове, о вас?
  - Что я им внушил, то они и думают, - старик довольно хохотнул. - Иногда они привозят сюда самых важных гостей, чтобы и те думали, что Император действительно существует, и у него даже есть прекрасный остров с домиком для одного. Ну а здесь их встречает единственный старый слуга, который, конечно, умрет в свое время и его заменит другой. Ну и думаю, не надо говорить, что сюда попадают только те, кого я сам хочу увидеть и почувствовать рядом, с глазу на глаз.
  Император вдруг оборвал речь, встал и подошел к Сергею. Тот вскочил, придерживая рукой меч, и вытянулся.
  - Все! Тебе пора! Мы и так засиделись. Я тебе уже говорил и повторяю вновь, - голос его уже гремел. - Ты не должен умереть! Ты нужен мне здесь и ты вернешься!
  Сергей застыл, не зная, что ответить, но, похоже, Император и не ждал ответа. Он положил руку Кротову на плечо и немного сжал. Сергей почувствовал то, что всегда чувствовал при встрече со всеми, хоть чем-то связанными с Предтечами - пронзительное родство.
  - Понял?
  Сергей энергично закивал.
  - Да!
  Он сообразил, что вопрос относится не к тому, что говорил император до этого, а именно к этому чувству, что он сейчас испытывал.
  - Только мы можем спасти жизнь в привычном нам виде. Если победят они, то тоже будет жизнь и, может быть, более счастливая, чем сейчас, но это будет уже не наша, не человеческая жизнь. Поэтому не доверяй никаким инопланетникам, особенно нифлянцам.
  Потом Император чуть толкнул землянина и сухо сказал:
  - Иди!
  - Есть!
  Сергей четко развернулся (служба была уже у него в крови) и спустился по крылечку на песчаную дорожку.
  - Если сможешь, не дай умереть Алгале, - услышал он в спину. - Она тебе еще пригодится...
  
  
  ****
  Кротов почти дошел до рощи и оглянулся. "Стоит". Фигура Императора привидением белела на высоком крылечке. Сергей отвернулся и прибавил шаг. Эта встреча перевернула все внутри него. Теперь ему казалось мелким и не заслуживающим внимания все то, что он делал до этого. Даже то, что он скоро окажется на Земле, куда так долго рвался, было теперь не таким важным. Не столько словами, сколько духом сегодняшнего общения Император переложил часть своих вселенских забот на плечи землянина. "Ты ведь знал, что за дар Предтеч все равно придется расплачиваться, так не ной, - Сергей расправил плечи и улыбнулся. - А, черт! Где наша не пропадала! Надо спасти мир - так давай спасем мир!"
  
  В дворцовый комплекс Кротов уже не вернулся. В этот раз лифт вынес его и полковника Кари наверх, где повторилось приключение с лестницей. В этот раз Сергею было не до любования красотой ночного острова, он быстро пробежал по ажурному виадуку и вскочил в ярко светящийся проем дверей флаера. Он обернулся. Полковник, стоявший на освещенной площадке на другом краю лестницы-трапа, махнул ему, прощаясь, Сергей махнул в ответ. Бронеплита отрезала ночное небо от яркого света внутри атмосферника и он прошел в каюту.
  В этот раз, вместо миловидной девушки, его встретили мужики с серьезными лицами - в центральной каюте сидели шесть человек: незнакомый человек в штатском, четверо офицеров охраны и, конечно же, улыбающийся Глемас. Сергей усилием воли переключился на общение с обычными людьми и поприветствовал всех. Гронберг показал на кресло рядом с собой, когда Сергей подошел, он протянул руку, землянин улыбнулся и пожал. Не обращая внимания на остальных, Кротов подколол Глемаса:
  - Тебя Чекра еще не забыла? Ты больше времени со мной проводишь, чем с ней.
  - Она знала, за кого выходила, - парировал МРОБовец.
  Человек в штатском костюме оказался с генеральскими замашками, он прервал разговор друзей и сделал выговор Сергею.
  - Капитан Кротов, вам следует быть серьезнее. Через несколько дней начало операции, а вы совсем не готовы.
  Землянин вопросительно посмотрел на Глемаса, тот догадался и представил незнакомца.
  - Начальник отдела планирования Хозяйственного Управления генерал Уйзи Лигар. А сейчас мы летим в наше Министерство, - он развел руками. - Ничего не поделаешь, с самого верха поступил приказ срочно готовить операцию по...
  - Полковник, не надо ничего рассказывать здесь, - нудный генерал из управления-конкурента МРОБ пытался взять командование на себя. Сергей разозлился, он помнил работу этого управления еще по Барраху - аналитики они хорошие, но оперативно-тактическую работу им доверять нельзя.
  - Генерал Лигар, - Кротов встал и вытянулся, нарочито показательно поправив меч. - Я вам официально заявляю, флаер сейчас летит к моему дому, где я ужинаю и ложусь спать. И только утром мы все встречаемся в назначенном вами месте и начинаем прорабатывать операцию.
  Лигар потерял дар речи, Глемас отвернулся, чтобы спрятать улыбку, а удивленные охранники во все глаза разглядывали наглого капитана.
  - И еще - я хочу, чтобы на встрече были все заинтересованные лица: МРОБ, Армейцы, Спецназ, Флот и вы, конечно. Если вы сами не можете решить этот вопрос, я прошу вас связаться с вашим вышестоящим руководством.
  Сергей замолчал и сел, спокойно глядя в глаза разозлившемуся генералу. Теперь, после разговора с Императором, когда тот в нескольких словах объяснил механизм принятия решений на Цессии, он не сомневался, что все будет так, как он сказал.
  Уйзи Лигар хотел выдать что-то командирское и даже набрал воздух в легкие, но его остановил Гронберг.
  - Генерал Лигар, я вам советую все-таки поговорить с Лордом-директором Управления.
  Видимо, что-то поняв, генерал встал и вышел.
  - Ну ты даешь, - рассмеялся Глемас, - Но все правильно, ты ведь носитель Звездного Меча, а не он.
  Ответить Сергей не успел, вернулся Уйзи Лигар, с трудом скрывавший раздражение. "Сразу видно, что он никогда не занимался оперативной работой, все эмоции на лице написаны". Генерал сел и, не глядя на остальных, произнес:
  - Ваш план принят, капитан. Встреча завтра в штабе армейцев, время вам сообщат чуть позже, - и, пытаясь сохранить лицо, строго напомнил: - Не вздумайте опоздать, капитан.
  Сергей вскочил и с серьезной миной отрапортовал:
  - Я буду точно в указанный срок!
  
  Через несколько минут Кротов и Глемас шли к гостевому дому Сергея. Охрана тоже хотела устроиться в его доме, но Кротов решительно отказался. Однако у офицеров был свой приказ, и, чтобы разрешить конфликт, гронцу еще в катере пришлось связываться со своим начальством. Генерал Лигар сделал вид, что его больше ничего не касается и сидел молча, прикрыв глаза. МРОБ, похоже, смогло переубедить службу Охраны и, поэтому, сейчас с Кротовым остался только Гронберг.
  Почти перед самым входом Сергей и Глемас одновременно остановились и переглянулись.
  - Что? - прошептал одними губами гронец.
  - Не знаю, - так же шепотом ответил землянин. - Но, мне кажется, в доме кто-то есть...
  - Уходим, я вызываю группу прикрытия.
  - Не надо никого вызывать, - раздался спокойный негромкий голос. - Дом под "колпаком", так что все наблюдающие видят только то, что даем им мы, и вызвать никого не удастся. Еще раз прошу, заходите Сергей. Вы, Глемас, если хотите, можете постоять на улице.
  Кротов разозлился: "Кто это еще? Еще какая-то служба? Охренели совсем!" Он решительно шагнул в двери, Глемас вошел следом.
  - Проходите в зал, - прозвучал тот же голос. - Я жду.
  Сергей коснулся рукояти меча - другого оружия при нем не было - если что, придется использовать награду по прямому назначению. Он взглянул на идущего рядом МРОБовца. Тот шел, казалось бы, также спокойно, как и до этого, но Кротов чувствовал, что это совсем другой человек, сейчас он был как взведенная пружина.
  В зале, за массивным вычурным столом на мощных гнутых ножках, в кресле, по величине чуть меньше стола и такого же стиля, сидел высокий худой старик в официальном темном костюме. Холодные стальные глаза равнодушно пробежали по Гронбергу и застыли на Сергее. У Кротова появилось чувство, что посетитель, словно на аукционе, оценивает его. Несмотря на то, что он был в комнате совершенно один - Сергей это явно почувствовал - и ничто не смогло бы помешать ни землянину, ни гронцу за несколько секунд расправиться с ним, незваный гость был спокоен.
  - Какие люди посещают дома простых военных, - голос Гронберга был полон язвительности. - Сергей, познакомься - это сам Сенер Драйзер, глава корпорации "Навигационные Системы". Кстати, отец Гигрея Стванса.
  - Не ерничайте, полковник, - спокойно парировал тот. - Лучше присаживайтесь и послушайте наш разговор с Сергеем. В конце я озвучу предложение и вам.
  Кротов, начавший злиться еще на улице, сейчас уже кипел.
  - А не могли бы вы, Сенер Драйзер - глава корпорации "Навигационные Системы", убраться отсюда к чертям собачьим! - тщательно выговаривая слова, выдал он. - Я не очень люблю ночных гостей.
  Старик резко вскинул голову, холодные глаза на секунду вспыхнули, похоже, Драйзер никогда не встречался с человеком, который решился бы разговаривать с ним в таком тоне. Однако он сдержался и лишь коротко рассмеялся дребезжащим старческим смешком.
  - Молодой человек, я прощаю вам вашу выходку, поскольку вы просто не понимаете, что несете и с кем имеете дело. Но если вы будете продолжать в том же духе, я, действительно, могу обидеться...
  Сергей, который на самом деле уже успокоился, продолжал обострять обстановку, пытаясь раскачать крепкого старика. Он уселся в кресло, вальяжно раскинулся и, показав Глемасу, чтобы тот тоже садился, продолжал высказываться в том же духе.
  - Вы обидитесь? Да мне плевать на ваши обиды! Это мой дом и я не хочу видеть здесь тех, кого я не ждал!
  Кротов таки добился своего - из дверей, ведущих в столовую и в спортзал, выскочили шесть человек в брониках индивидуального исполнения и направили игольники на землянина и гронца. Следом появился еще один человек в штатском. Этот выглядел чуть моложе и напоминал отставника. Сенер Драйзер поднялся, поправил воротничок и скомандовал ему:
  - Кразим, забирайте этих идиотов, придется разговаривать на нашей территории.
  - Подождите, подождите, - отставник быстро прошел вперед. - Вы, Сенер, так и не поняли, хотя я вам долго объяснял: Кротов - не человек, и мы не сможем справиться с ним и, наверное, не сможем даже просто убить. Ну а пропажа такого человека, как полковник Гронберг, может вызвать такие трения с Министерством, что нам придется потратить на их нейтрализацию не один год и массу ресурсов.
  - И что? - раздраженно спросил в ответ Драйзер. - Я должен выслушивать оскорбления от мальчишки?
  - Садитесь, сейчас я все улажу.
  Сенер недовольно сел. "Похоже, я ему очень нужен, - Сергей внутренне ухмыльнулся. - Сдержался, проглотил такое оскорбление. Что же, давай послушаем". Сергей глянул на гронца, тот сидел спокойно, но жесткая складка возле губ говорила о том, что тот на взводе. В ответном взгляде Кротов прочитал: "Зря ты так, это очень серьезные люди".
  - Ты кто такой? - продолжая делать вид крайне раздраженного человека, обратился к новоприбывшему землянин. - И запомни, я - человек!
  - Я еще раз прошу всех успокоиться, - вошедший махнул рукой телохранителям - уйдите - и сел в свободное кресло.
  - Это Кразим Нейк, - молчавший Глемас снова очнулся. - Глава силового отделения корпорации и второй человек в "Навигационных Системах". Кстати, это он спланировал операцию по захвату Черного Корабля на Тарне.
  - Это наветы конкурентов, - быстро ответил Кразим. - Мы законопослушная фирма и действуем всегда во благо Империи и Императора.
  "Интересно, а Император уже знает, о том, что происходит?" После посещения острова у Сергея сложилось впечатление, что Правитель Империи следит за всем, что может покачнуть Империю.
  - Итак, Сергей, вы успокоились? Вы простите, что мы нагло проникли в ваш дом, но просто по-другому встретиться с вами никак не удается. Вы очень заняты, постоянно участвуете в каких-либо мероприятиях, и мы просто не успеваем за вами. А нам очень важно переговорить с вами именно один на один. У нас очень, очень интересное предложение. Я думаю, оно вас заинтересует.
  - Что вы можете мне предложить, чего не может предложить Империя? - Делая вид, что заинтересовался, но еще недоволен, спросил Кротов.
  - Вот, это деловой подход к вопросу, - обрадовался Кразим Нейк. - Вы даже не представляете наших возможностей, и в некоторых случаях мы, действительно, можем предложить гораздо больше, чем Империя. Но я повторю, нам бы хотелось поговорить с вами с глазу на глаз.
  Он выразительно глянул на Гронберга. Сергей сначала хотел оставить гронца назло наглым гостям, но потом передумал - пусть почувствуют себя свободней и выскажутся.
  - Глемас, выйди, пожалуйста. Иди в столовую, закажи пока что-нибудь на ужин. Я не долго.
  Гронец не стал возражать, встал и вышел. Как только МРОБовец исчез из комнаты, Кразим Нейк подвинул свое кресло ближе к столу, глянул на Драйзера, словно получая разрешение, и начал:
  - Мы, действительно, не задержим вас надолго. Для первого знакомства много времени не надо. Сейчас нам важно лишь принципиальное ваше согласие даже не работать на "Навигационные Системы", хотя это очень выгодно, ценным специалистам мы платим очень щедро, он опять оглянулся на президента компании, тот кивнул.
  - Мне не нужны деньги, - Сергей усмехнулся. - Я не знаю, куда их тратить, мне не нужно положение в обществе, я вряд ли вновь попаду на Цессию. Что такое интересное вы можете предложить за мое согласие?
  - Вы счастливый человек, - вздохнул Нейк. - Не нужны деньги... Тогда что вы скажете о небольшой красивой планете в собственности, где вас будут всегда ждать ваши жена и сын?
  "Ах ты, сука! Намекаешь, что все про меня знаешь".
  - Заманчиво, - Сергей сделал вид, что задумался. - Так, что я должен буду сделать? Кого-то убить?
  - Что вы! - заулыбался Нейк, показывая, что понял шутку. - Нет, для этого у нас есть своя армия. Кстати такая, что в силах уничтожить даже целую планету, скажем, такую как Земля.
  - Если вы хотите меня припугнуть, вы можете получить противоположную реакцию, - Кротов разозлился. - Вы правильно предположили, что не сможете меня убить, а я вот могу прямо сейчас убить вас обоих и всех ваших людей и я не боюсь политических последствий этого, я инопланетник.
  - Нет-нет, что вы Сергей? Я вовсе не хотел вас чем-то пугать, это я так, для примера. А делать вам надо будет совсем немного - вы теперь фигура самого высокого полета, в нужное время просто поддержите решение вопроса в нужном ключе, в каком - мы вам подскажем. Но и прочие мелкие услуги, которые очень хорошо оплачиваются. И главное - информация. При этом мы можем платить не вам, раз вам это не нужно, а, скажем, вашей семье на Земле и вашей семье на Баррахе.
  - Вы знаете, чем можно меня подкупить, - констатировал Кротов. - Похоже, вы действительно, все обо мне знаете.
  - Что вы, какой подкуп? Просто благодарность, - Кразим сделал честное лицо. - И да, мы многое знаем о вас, мы всегда очень тщательно готовимся к разговору с человеком.
  - Хорошо, считайте, я согласился, но только это, ничего во вред Империи я делать не буду.
  - Об этом никогда и речи не возникнет, - быстро согласился Нейк. - В таком случае, мы достигли того, что хотели при первой встрече и покидаем вас. Хорошего отдыха, а то в будущей экспедиции отдохнуть вряд ли удастся.
  "Сука! Они, действительно, все знают".
  В это время поднявшийся со своего кресла Сенер Драйзер, не глядя на Сергея, буркнул, обращаясь к своему помощнику:
  - Скажи ему, пусть больше не перебегает дорогу моему сыну и забудет о принцессе Гелии.
  - Успокойся, Драйзер, - Кразим не стал ничего говорить Сергею. - Вопрос уже решен, до отлета они нигде не смогут встретиться.
  Когда они уже выходили, Сергей напомнил:
  - Не забудьте забрать всю охрану, даже ту, что сейчас невидима, - он уже давно определил, что по углам в комнате находятся еще двое бойцов в бронекостюмах типа спецназовского "призрака". - Кразим, вы же знаете, что "призрак" невидим только для человека.
  И Драйзер, и Нейк резко повернулись к нему:
  - Значит, это все-таки правда, и вы человек только наполовину... - покачал головой Сенер Драйзер. - Что ж, вы тем более ценный союзник.
  Гости ушли, тотчас появился Глемас:
  - Ну что, теперь видишь, что на Цессии ничуть не легче, чем на войне.
  - Вижу..., - задумчиво ответил Сергей. Он так и сидел в кресле, обдумывая все, что сейчас произошло. - Как ты думаешь, что им на самом деле нужно? Только то, о чем они сказали? Ты ведь, конечно, слышал все, что они говорили?
  - К сожалению, нет. Внутренние домашние сети они тоже заблокировали.
  Кротов вкратце пересказал, что ему предложил хозяин "Навигационных Систем".
  - Я думаю, это только начало. В финале, думаю, они захотят, чтобы ты им принадлежал.
  - Похоже так. Может, действительно, надо было убить их?
  Глемас вскинул взгляд на Сергея, тот был серьезен.
  - Нет, на их место пришли бы другие. Думаешь, здесь только "Навигационные Системы" хотят урвать свой кусок пирога? Нет, просто эти пока самые могущественные и потому самые наглые. Так что лучше продолжать игру с известным противником.
  - Ладно! - Сергей махнул рукой. - Разберемся. Пошли лучше ужинать.
  
  Когда они сидели за столом, пришло два сообщения: в первом было время утренней встречи в штабе; во втором - приглашение на вечерний прием у принцессы Алгалы.
  - Мне пришли такие же, - Глемас от ужина отказался и сейчас сидел просто за компанию. - На прием пойдешь?
  - А как же? - заулыбался Сергей. - Я же не могу отказать будущему командиру экспедиции. А ты пойдешь?
  - А я всего лишь полковник МРОБ, - Глемас притворно вздохнул. - И не смею отказаться от предложения самой принцессы. Мы будем с Чекрой.
  Потом он поднялся и сообщил:
  - Я не буду сегодня ночевать у тебя. Я передумал, полечу к молодой жене. Охрану твоего дома полностью сменили. Не знаю, какие силы тут включились, но охранять тебя теперь будет служба Охраны Императора.
  - Надеюсь, теперь я тоже смогу поспать спокойно.
  
  
  ****
  Кротова ждали. Как только флаер опустился на крышу восьмиконечной башни Армейского Штаба, к Сергею подбежал щеголеватый подтянутый лейтенант.
  - Капитан Сергей Кротов?
  Сергей не по уставу просто кивнул в ответ. Лейтенант представился и повел землянина к одному из входов. Спускались долго, почти минуту, из этого Кротов вывел, что сейчас они уже глубоко под землей. Еще через минуту, миновав короткий коридор, они оказались в большом "предбаннике", где за несколькими столами сидели офицеры Космической Пехоты самых разных званий. Майор, сидевший у следующих дверей, поднялся и показал рукой за спину.
  - Поторопитесь, вас ждут. Все уже в сборе.
  Сергей поправил меч: "Блин, не думал, что его, действительно, придется везде таскать с собой, лучше бы еще медаль дали". Но с удовольствием отметил, как вспыхнули глаза у всех присутствующих при взгляде на оружие и шагнул в раскрывшиеся двери.
  
  "Ничего себе, компания! В глазах рябит", - Кротов, сидя между Гронбергом и незнакомым полковником в форме Имперского Спецназа, разглядывал сидевших за круглым столом высших офицеров самых разных родов войск. Он узнал только вчерашнего генерала Лигара из Хозяйственного Управления. Ждали кого-то еще, все тихо переговаривались, не начиная совещания.
  - Кого ждем? - Сергей повернулся к гронцу. Тот лишь пожал плечами, но ответил:
  - Начальство, кого больше?
  В стене справа отошла бронеплита, и в кабинет вошла еще одна небольшая компания. Все сидевшие за столами вскочили и замерли в торжественной стойке, поедая глазами принцессу Алгалу Аллювиель Блиц Голиеконе. Она была в полевой форме Алгатского полка, что подчеркивало рабочий характер заседания. Следом шли генералы и один человек в гражданской одежде. Некоторых - начальника Хозяйственного Управления, Главу МРОБ и еще пару высших генералов - Кротов знал, некоторых видел вживую, а других - изучая командный состав Империи в Академии на Тарантосе.
  Но на них он взглянул лишь мельком, во все глаза разглядывая принцессу. "Что с ней стало? Неужели на Цессии ей хуже, чем на войне?" Возможно, для тех, кто не встречал её раньше и не работал рядом, она выглядела неплохо, но Сергей сразу почувствовал, как она устала, даже в приветствии, которое она выдала четко и громко, он уловил нотку неуверенности. Он оглянулся - не заметил ли это кто-то еще? Но нет, на лицах у всех была только радостная верноподданническая улыбка, лишь на физиономии Гронберга промелькнула тень. "Похоже, чертов шпион тоже заметил". Но Алгала изменилась не только внутренне, но и внешне: её роскошные каштановые волосы исчезли, вместо них появилась короткая прическа, как у большинства женщин в Армии.
  
  После того как все расселись по своим креслам - получилось так, что все вновь прибывшие уселись на противоположной от Сергея стороне - он оказался прямо напротив Алгалы. Принцесса приказала начальнику штаба:
  - Ведите заседание и не обращайте внимания на меня, когда будет нужно, я сама все спрошу.
  После этого она устало прикрыла глаза и с полминуты сидела так, казалось, совсем не слушая, что говорит генерал. Но потом словно очнулась, обвела внимательным ожившим взглядом всех сидевших. Встретив взгляд Кротова, едва заметно улыбнулась ему и повернулась к докладчику, всем своим видом демонстрируя внимание.
  Сергей сидел среди военной верхушки Звездной Империи и совсем не чувствовал себя лишним в этой компании. "Твою медь! Что со мной происходит? Я уже не Серега Кротов? Какого черта я так переживаю о судьбах мира, вместо того, чтобы думать о встрече с родными на Земле?" Он не представлял, зачем его пригласили на эту встречу и чем он может быть полезным. Но вслушиваясь в доклад генерала, он вдруг незаметно для себя заинтересовался и оказалось, что он легко ориентируется в общей картине начавшегося на окраине Империи апокалипсиса.
  
  После того как первая червоточина открылась совсем рядом с колонией Империи, все ведомства только и делали, что планировали дивиденды, которые сулило использование этого межзвездного тоннеля, и боролись за наибольшее влияние при распределении квот. Червоточины никогда не появлялись в обозримом периоде существования Цивилизованных Миров. Все те, что были известны - четыре в Звездной Империи и по одной в Кармадонском Союзе и Вольных Мирах - были открыты столетия назад и давно были загружены на полную мощность.
  Поэтому, когда вслед за первой червоточиной открылись еще несколько, в Империи посчитали, что это просто дар богов. Сколько их теперь на самом деле, уже не знал никто. Сначала замолчала колония у входа в появившуюся первой червоточину, а затем и весь тот район космоса исчез из информационного пространства Империи. Исчезла не только любая связь с колониями, но и корабли, посланные на разведку, тоже исчезли один за другим.
  По отработанной схеме район объявили зоной карантина, запретив любые полеты как правительственных, так и частных звездолетов. Анализируя сложившуюся ситуацию, в Империи вспомнили о почти забытой подобной истории, случившейся на планете Баррах. Там произошло то же самое, но в гораздо меньших масштабах - была потеряна всего одна колония.
  Теперь, после возвращения экспедиции с Барраха и изучения данных, полученных там, и сравнения развития ситуации, все главные аналитические конторы - и МРОБ, и Хозяйственное Управление - на девяносто процентов были уверены, что это звенья одной цепи. В обоих случаях прослеживалась явная враждебная деятельность разумных.
  - Это подтвердил и последний случай с захватом орбитальной крепости на границе карантина...
  Сергей напрягся, стараясь не упустить ни слова, ведь ни о каком захвате он еще не слышал.
  
  
  ****
  Командир "Тора", рукотворной малой планеты, до отказа набитой оружием и войсками, полковник Шрейк Ругер был не в духе. "Надо что-то делать, - думал он, глядя с высоты мостика на застывших внизу у своих голограмм членов штаба орбитальной крепости. - Безделье, приправленное постоянным ожиданием неведомой опасности, хуже осады - экипаж и приданные войска постепенно деградируют".
  - Начальника штаба и полковника Рейла ко мне! - скомандовал он и пошел в командирскую каюту.
  Прервав доклад прибывших, он показал им на кресла у оперативного стола. Полковник Шан Гренбер - заместитель командира по боевой подготовке личного состава - мощный мужик с широченными плечами, больше похожий на спецназовца, с трудом забрался в стандартное армейское кресло.
  - Догадываетесь, зачем позвал?
  - Нет, - дружно ответили офицеры.
  - Хотя, раз я, - добавил Гренбер, - значит, какие-то учения?
  - Ты прав, Шан, - Ругер включил голограмму с обзором кают и боевых частей орбитальной крепости. - Будут учения и много.
  Он поставил голограмму в режим обзора, и изображения стали автоматически меняться каждые пять секунд. Через некоторое время он остановил просмотр.
  - Ну, что скажете?
  - Плохо, - начальник штаба полковник Берили был опытным офицером и сразу понял, о чем спрашивает командир. Шан Гренбер недоуменно посмотрел на него и переспросил:
  - Что плохо? Все на своих местах несут вахту как положено, все боевые части готовы к бою.
  "Молод еще, - подумал Шрейк Ругер. - Не видит очевидного". Сам он уже некоторое время с тревогой наблюдал, как экипаж и особенно приданная для возможного десанта пехота "теряют стержень". Это было его собственное выражение, он обозначал этим все: и усталость от долгой боевой вахты; и потерю интереса к службе; и наплевательское отношение к внешнему виду; и многое другое.
  - Шан, - если рядом не было младших подчиненных, Ругер всегда старался общаться с замами и старшими офицерами по-простому, не по уставу. Он уже не первый срок отслужил на орбитальных крепостях и знал, как важно здесь создать и сохранить атмосферу семьи, атмосферу какого-никакого, но дома. - Ты видишь, что все выполняют свои обязанности. Так и должно быть, если вдруг кто-то откажется - это саботаж, суд, а как сейчас, в военное время, и расстрел. Об этом речи нет, но присмотрись - люди выполняют свою работу без огонька, лишь бы отстоять вахту. У тебя первый контракт в крепости, поэтому ты еще не все замечаешь. В Космической Пехоте, где ты был до этого, все по-другому, там все в движении. Я скажу тебе, что вот это - потеря интереса к службе, который уже не подогревает высокая зарплата и ожидаемая пенсия - это происходит всегда и всюду в закрытых гарнизонах, вроде нашего. Кроме того, постоянное ожидание неведомой опасности ускорило этот процесс уставания. Знай мы, кто нас может атаковать, все воспринималось бы легче. По моему прошлому опыту я знаю, что от всего этого есть только одно лечение - надо сделать так, чтобы солдату некогда было задумываться, чтобы он приходил в каюту и сразу валился спать от усталости.
  Начальник штаба кивнул:
  - Поддерживаю! Людей надо встряхнуть.
  - Я понял, - сообразил Гренбер. - Усиливаем боевую подготовку?
  - Правильно понял. Готовимся и проводим боевые стрельбы и учебную высадку десанта. Только делаем все так, словно инспектировать нас будет сам Император!
  Командир "Тора" повернулся к начальнику штаба.
  - Собирай своих и командиров десантников через час. Я сам проведу оперативку, и чтобы у всех были начальные планы на предстоящие учения. Успеешь?
  - Конечно, - улыбнулся начштаба. - У меня есть заготовки на все случаи жизни.
  - А ты? - обратился Ругер к Гренберу.
  - Тоже успею, - ответил тот. - Но только без полной привязки к совместным действиям с Космической Пехотой.
  - Хорошо, - подвел итог Шрейк Ругер. Глядя на оживших подчиненных, он и сам почувствовал прилив сил. - Жду через час!
  
  
  ****
  Десантный транспортник выполнил свою задачу по легенде учений - подъем по тревоге и выход в космос для десантирования на заданный объект. Но так как поблизости не было ни одного космического тела подходящего для высадки десанта, учения на этом были завершены. Корабль завис в космосе, ожидая команды на возвращение на базу, в крепость. Корабли прикрытия, участвующие в операции, уже получили такой приказ и исчезли.
  Командир транспортника, полковник Фегон Норд, расслабился в своем кресле в центральной рубке управления. Последняя неделя заставила его напрячься, подготовка к боевому вылету была такой напряженной, что он посчитал, что они, действительно, уйдут на настоящее боевое задание. До последнего их, командиров полевого уровня, держали в неведении, настоящая это операция или нет. И лишь когда крейсерам и тяжелым катерам прикрытия был отдан приказ на уничтожение целей, Норд понял, что это все-таки учения - система распознавания транспортника классифицировала цели для атаки, как специальные учебные ракеты-мишени. Тогда он понял, что и ухода в подпространство ждать не стоит. Он полюбовался на виртуозную работу средств поддержки - ни одна ракета-мишень, хотя и применила весь арсенал защитных средств, не уцелела.
  "Ругер правильно сделал, организовав эти учения, - думал Норд, наблюдая голограмму, висящую над тактическим столом. Космос был пустынен. - А то все уже совсем расслабились. Так хоть неделя пролетела совсем незаметно". Как всегда, его мысли перешли в привычную колею. "Появится ли кто-нибудь из карантинной части космоса и что за тварь это будет?" Как военный он понимал, сколько ресурсов необходимо затратить, чтобы оторвать от Империи такой кусок космоса, тем более в пограничных мирах, где концентрация военных гораздо выше, чем в обжитых. Значит, враг, действительно, серьезный и операцией усмирения тут не отделаешься.
  Его мысли прервал доклад из рубки дальней разведки.
  - Кэп, обнаружил еще цель, - голос лейтенанта Грана, командира боевой части слежения, был сначала спокоен. - Передаю данные артиллеристам.
  - Данные получил..., - вступил в разговор командир бортового комплекса прикрытия. - Жду приказ на поражение цели.
  Вдруг голос Грана сорвался.
  - Не стрелять! Командир, не стрелять! Это не ракета-мишень, это гражданское судно! Идет со стороны карантина!
  
  По инструкции, специально переделанной под текущую ситуацию, никто не должен вступать в контакт с появившимися со стороны карантинной зоны любыми космическими кораблями. Все они должны быть остановлены в зоне карантина, если же попытаются прорваться, то уничтожены. Но Фегон Норд смотрел сейчас на голограмму-сообщение, пришедшее с появившегося судна, и понимал, что сегодня он впервые за службу нарушит инструкцию.
  Изможденное лицо женщины-пилота, просившей о помощи, говорило само за себя, подтверждая факты, приведенные в сообщении. Но, видимо, для того, чтобы они прониклись всей глубиной трагедии, она отправила еще и голограмму-ролик из кают корабля. Они полностью подтверждали сообщение. Во всех каютах были видны только измученные женщины и дети - ни одного мужчины. В сообщении говорилось, что при нападении неведомого врага на колонию "Алоиз-3" женщины и дети поселения были собраны на несколько транспортников и эвакуированы. Все мужчины, не только военные, по приказу губернатора были мобилизованы и остались защищать колонию. К сожалению, прорваться из блокады удалось только этому кораблю, однако в результате вражеской атаки на корабле повреждены системы жизнеобеспечения и система регенерации воздуха работает с перебоями. Капитан судна умоляла или забрать их, или отправить хотя бы ремонтную команду.
  Полковник Норд отправил сообщение на орбитальную крепость, но пока никакого приказа оттуда не было. "Дракон! Придется решать самому!" Он уже больше не мог смотреть, как в каютах кашляют и задыхаются дети.
  - Аварийно-спасательную команду на выход! - скомандовал он. - Усилить её инженерным взводом ремонтников.
  Однако до конца он не расслаблялся. Договорившись с командиром десанта о выделении взвода спецназа для прикрытия ремонтников, он в последнем приказе запретил всякие личные контакты. Отремонтировать все, что можно, и возвращаться на транспортник. "Пусть решение все-таки примет вышестоящее начальство".
  
  
  ****
  Командир взвода армейского спецназа, Ив Колино, хоть и выглядел совсем молодо, успел повоевать, он участвовал в одной из тех войн-невидимок, о которых не сообщает головидение и не награждают публично. Войны, которых нет - это когда на новый, только что открытый мир претендуют сразу две главных державы космоса, а то и все три. И если дипломаты не смогут договориться, то на время они уступают место военным. Так что лейтенант Колино имел право носить на парадном мундире пехотную звезду "За храбрость", но не имел права рассказывать, за что он её получил.
  Как он ни старался выглядеть старше, даже пытался отпустить бороду, но вместо бороды появился лишь пушок на розовых, по-детски круглых щеках. Детские же голубые глаза глядели весело и простодушно. Несмотря на это он был хорошим командиром на своей должности, и солдаты взвода доверяли ему.
  Еще до того, как катер пришвартовался к многострадальному кораблю, и в шлюзе начало расти давление, обеспечивая возможность перехода из корабля в корабль, он распределил людей. Мало ли, что показывал ролик - на самом деле внутри может оказаться что угодно - поэтому первая тройка, которая должна была ворваться в транспортник, была в брониках высшей защиты и держала в руках энергощиты. Все приготовили гранаты, налепив их на броню, на живот. Следом за тройкой, если все нормально, входила основная группа из десяти человек и, разделившись на пары, двигалась на разведку по всему кораблю. Еще десять человек - оперативный резерв - ждали в катере, в любой момент готовые прийти на помощь разведчикам.
  Давление выровнялось, и бортовая бронеплита пассажирского корабля ушла в борт. Открылся пустой шлюз внутри корабля. Освещение было только аварийное, поэтому все включили налобные прожекторы.
  - Приготовились!
  Первая тройка застыла у входа в шлюз.
  - Пошли!
  Как только вторые двери, ведущие внутрь корабля, раскрылись, трое рванулись туда. Лейтенант почувствовал, как прыгнул пульс, словно это он сам бежал сейчас в полумрак коридора, из которого в любой момент могли ударить иглы неведомого противника.
  Но все предосторожности оказались напрасными - внутри транспортника все оказалось точно так, как было показано в присланной голограмме.
  Разведчики, все глубже уходившие внутрь корабля, транслировали одни и те же картинки - женщины и дети. Лейтенант расслабился.
  В сопровождении пары спецназовцев появилась женщина-пилот. Колино узнал её, это она прислала сообщение с просьбой о помощи.
  - Вы привезли ремонтников? - вместо приветствия спросила она.
  - Да, конечно, - Ив Колино тоже не стал тратить время на протоколы. Он обернулся и крикнул: "Ремонтная бригада, на выход".
  Те быстро, почти бегом, проскочили мимо него в коридор и, толкая перед собой свои приборы, двинулись за поторапливавшей их женщиной. Лейтенант показал стоявшему поодаль капралу-спецназовцу три пальца и тот тотчас отправил троих солдат вслед за инженерами. На ремонтников в случае опасности надежды мало.
  Получив от разведчиков сообщение, что они прошли весь корабль и ничего подозрительного ими не обнаружено, он оставил четверых человек на охрану шлюза, а сам с резервным отделением перешел в пассажирский корабль - вдруг кому-то понадобится помощь. Они шли по коридорам корабля, иногда заглядывая в открытые двери кают, и видели то, что ожидали увидеть - горе хотя и спасшихся, но еще не верящих в это людей. Все: и женщины, и дети почему-то избегали смотреть в глаза десантникам. Лейтенант Колино объяснил это для себя тем, что сейчас в боевом шлеме, за черным стеклом которого ничего не видно, он выглядит страшно, и встречные побаиваются глядеть в лицо.
  - Все, ребята, идем на капитанский мостик. Будем ждать там.
  Он нисколько не сомневался, что будет приказ эвакуировать несчастных в крепость. В командирской каюте находилась уже знакомая женщина-пилот и, по совместительству, командир корабля, а также еще одна девушка в форме какой-то пассажирской компании, скорей всего той, которой принадлежал лайнер. Какова её роль на капитанском мостике, Колино так и не понял, похоже, сразу и стюард, и курьер, и помощник во всем.
  - Извините, как вас зовут? - Лейтенант попытался вспомнить навыки общения с гражданскими лицами. Женщин в крепости хватало, но все они были военными, и общаться с ними было ничуть не сложнее, чем с солдатами мужчинами.
  Женщины ответили - пилота звали Ней Ронара, девушка назвала только имя - Лиор.
  - Красиво, - все-таки нашелся Колино, родив слабенький комплимент. - Я подожду до конца ремонта здесь. И мне хотелось бы, чтобы вы постоянно были на связи с нашим транспортником. Вдруг выйдут прямо на вас.
  - Конечно, - устало улыбнулась Ронара. - Лиор, приготовь гостям чего-нибудь выпить.
  Лейтенант был простым спецназовцем и простодушным парнем, поэтому, не раздумывая, поднял маску шлема, когда девушка подошла к нему с подносом, полным стаканов.
  - Что это? - спросил он, забирая один стакан.
  - Не переживайте, - улыбнулась Лиор, - не алкоголь. Разные соки.
  Улыбка её была доброй и открытой, Колино не выдержал и улыбнулся в ответ. Он кивнул остальным спецназовцам:
  - Попейте и возвращайтесь на катер. Я подожду здесь.
  Он поднес стакан к губам и отхлебнул розовой кисло-сладкой жидкости. Секунду постоял, застыв, затем повернулся к пилоту. Глаза лейтенанта не улыбались, рот сжался в жесткую щелку. Он переглянулся с пилотом, кивнул, словно соглашаясь с невысказанным вопросом, потом повернулся к своим подчиненным:
  - Все выпили?
  Голос его изменился, стал таким, каким он отдавал команды в бою, твердым и неприятным. Однако все уже тоже попробовали сок и никто не удивился. Бросив стаканы прямо на пол, спецназовцы перехватили игольники и застыли в ожидании команд.
  - В первую очередь надо захватить катер, - лейтенант оглядел всех и обратился к женщинам. - Вы продолжаете действовать по плану, побольше показывайте в сообщениях детей и то, как им плохо здесь. Если не пройдет с вариантом вашей эвакуации на транспортник, то нас в любом случае примут. В этом случае вам придется ждать, когда мы вернемся в крепость. Только после этого объединимся.
  Женщина-пилот, соглашаясь, кивнула. Она смотрела на голограммы кают.
  - Почти все инфицированы. Осталось несколько ремонтников, они в скафандрах, занимаются в машинном зале. Но это дело нескольких минут.
  - Главное без жертв, на корабле не должны что-нибудь заподозрить.
   Лейтенант принял командование как наиболее подходящий в этой ситуации, и Ронара легко приняла это - все должны делать все для выживания остальных. Даже принять свою смерть.
  Все произошло так, как и рассчитывал Колино - транспортник, а затем и орбитальная крепость в течении нескольких часов перестали быть боевой единицей флота Империи, превратившись в передовой форпост неведомого врага, для блокирования которого крепость и висела в этом уголке космоса.
  
  
  ****
  Начальник генерального штаба Армии Империи генерал Ирмил Саум приказал включить голограмму, и над столом появилось изображение орбитальной крепости в космосе. Однако изображение быстро увеличилось и через мгновение уже показывало бесчисленные коридоры и каюты самого большого монстра в мире военных аппаратов.
  - Ролик мы смогли получить лишь благодаря сотрудникам МРОБ, находящимся на орбитальной крепости, - комментировал Саум. - Надо признать, они единственные, кто до конца были бдительны и не купились на жалостливые изображения детей и женщин, которые, казалось бы, умирали в вырвавшемся из зоны карантина корабле. Кстати, сейчас вы увидите тех же детей.
  Сергей рассматривал происходящее внутри крепости и испытывал двойственные чувства - с одной стороны это были самые обыкновенные дети и, похоже, им действительно досталось. Они были худыми, с почерневшими запавшими глазами, и Кротов жалел их, но их поведение вызывало совсем другую реакцию. По коридорам боевой станции они бежали четкими боевыми группами по пять человек - один всегда командовал.
  - Дальше вам все расскажет представитель Министерства, - начальник штаба сел.
  - Мы разобрались, что они делают, - начал свой рассказ глава шпионского ведомства. - После того, как катер с ремонтниками и спецназом вернулся в крепость, Шрейк Ругер, командир "Тора", все-таки выполнил кое-что из инструкции и не стал сразу эвакуировать беженцев на станцию. Переродившийся экипаж катера за какой-то час полностью инфицировал весь экипаж во главе с высшим руководством. И только наши сотрудники, заподозрив неладное, до конца продолжали снимать информацию со всей внутренней сети станции и, несмотря на противодействие центра связи боевой звезды, смогли передать кое-что по своим закрытым каналам.
  - А что стало с ними? С вашими людьми? - перебила главу МРОБ принцесса Алгала.
  - Они погибли. Забаррикадировались в своем отделе, но против спецназа долго продержаться не смогли.
  - Понятно, продолжайте.
  - Итак, вы видите группы вооруженных детей, они ищут возможных неинфицированных. Сейчас как раз будет эпизод, когда нашли.
  Все затихли. То, что происходило там, в пустынном коридоре боевой станции, было не совсем то, что ожидал Сергей. Все было и проще, и страшнее.
  - Это отдел лабораторий, - продолжал рассказывать МРОБовец. - Здесь повышена классность зоны безопасности, и поэтому они не смогли сразу попасть сюда. Смотрите, как действуют.
  Рядом с пятеркой детей, державших в руках не по росту большие игольники, бежала девушка явно из сотрудников лабораторного центра. На ней был легкий защитный скафандр - обычная одежда работающих с опасными материалами. Забрало шлема было поднято и решительное отстраненное лицо девушки говорило, что она уже не совсем человек. За несколько шагов до очередной двери с горящей надписью, предупреждающей об опасности, вся группа остановилась. Они не разговаривали, похоже, понимали друг друга с полуслова. Девушка привела дыхание в порядок и подошла к двери. Последовал короткий диалог и надпись погасла.
  - Смотрите, вот сейчас...
  Двери открылись, и в коридор выглянул человек в таком же скафандре, как у девушки. Она неожиданно схватила выглянувшего за плечо и дернула в коридор, одновременно еще шире распахивая дверь. Не ожидавший нападения мужчина вывалился из лаборатории. Дети мгновенно окружили его плотной толпой. Кто-то ударил прикладом под коленку, девушка, все еще не отпуская его, резко дернула и завалила опешившего и не сопротивлявшегося мужчину на пол. С него сорвали шлем, и девушка вдруг сделала то, чего никто не ожидал - она поцеловала мужчину.
  - Поцелуй смерти, - прокомментировал МРОБовец. - Как мы поняли, для заражения обязателен физический контакт. Почему это так, мы еще не разобрались, но это резко уменьшает шансы нападавших. Достаточно просто не допускать физического контакта. Но это не аксиома, мы до сих пор не понимаем, как в таком случае им удалось мгновенно захватить целый район космоса с вполне развитыми мирами. Ведь при условии обязательного физического контакта это должно длиться куда дольше и не факт, что чужие победили бы. Так что мы не сбрасываем со счетов и бесконтактный способ заражения.
  Голограмма свернулась, и глава Министерства сел на свое место. Вместо него опять поднялся начальник главного штаба.
  - Мы показали эту запись не только потому, что это единственные нормальные доступные голограммы с реальными действиями инфицированных людей. Дело в том, что эта орбитальная крепость не просто так находится в том районе. Из-за некоторых особенностей топонимики того района космоса все космические летательные аппараты нашего уровня развития могут попасть в тот приграничный мир только через узкое горло, которое и стерегла эта крепость. Теперь, после захвата "Тора", уже мы не можем проникнуть туда. Хочу сразу предварить вопросы: "Тор" - это новейшая разработка, можно сказать экспериментальная, она вооружена в разы мощнее тех крепостей, что мы имеем в других мирах.
  Мы хотя и можем, в конце концов, уничтожить это собственное детище, но потери с нашей стороны будут просто огромны. Легче уничтожить обычную планету, даже в тысячи раз большую, чем "Тор". Поэтому нами и было решено провести операцию по диверсионному захвату станции и возврату её под наш контроль. Я прошу всех, кто не в курсе, ознакомиться с общим начальным планом будущей операции.
  На уровне глаз сидевших появились "простыни" текста. Сергей быстро пробежал глазами по сообщению и чуть не выругался. Хотя он уже не сомневался, что ему придется участвовать в этой операции, но никак не ожидал, что именно он с отрядом землян будет главной ударной силой. И что с того, что поддерживать его будет целый космический флот. Единственной реальной силой, которая пойдет воевать рядом с ними, будет Семнадцатый Батальон - военная часть Империи, специально подготовленная для войны с чужими. "Хоть тут не поскупились, - подумал Кротов. - Дают Семнадцатый центрального подчинения, да еще и в полном составе". Он прикинул, что это не меньше десяти тысяч элитных бойцов. Однако все они пойдут во втором эшелоне, только после захвата управления на "Торе". Это как раз должен сделать он с кучкой землян, которые пока даже и не подозревают об отведенной им роли.
  Сергей, не вставая, попросил слова.
  - Говорите, капитан Кротов, - поспешно разрешила принцесса.
  Все с любопытством смотрели на него, всем было интересно, что скажет человек, которому уготовано лезть в самое пекло. Землянин встал.
  - План мне понятен. Но я хочу, чтобы, кроме землян, со мной пошла группа инопланетников - зардерцев. И это не все - людей и зардерцев я буду отбирать сам. И последнее - перед операцией я хочу не только побывать на Земле, но и увидеть мою семью.
  Сергей оглядел сидевших. Все молчали. Наконец, заговорила Алгала.
  - Принимается все, кроме зардерцев. Есть указание в этот раз обойтись без инопланетников.
  - Почему? - резонно спросил Сергей.
  Однако принцесса оставила этот вопрос без ответа. Землянин вспомнил вчерашнее напутствие - "... не доверяй инопланетникам...". "Похоже, мне не все рассказывают, - Кротов внутренне улыбнулся. - Ну, что ж, вы тоже будете знать только то, что я захочу. А про зардерцев - это мы еще посмотрим".
  К удивлению Сергея в этот раз заседание было коротким. Главы ведомств представили своих подчиненных - тех, кто будет курировать операцию, и, во главе с принцессой, покинули зал. Из старших военачальников остался только начальник главного штаба. Но и тот, напомнив о том, что времени очень мало, вскоре тоже ушел.
  После их ухода началось обсуждение практических шагов по подготовке операции. В течение двух часов Сергей выслушивал и корректировал предложения разных служб. Иногда он останавливался и ловил себя на мысли, что за время, прошедшее после Барраха, он изменился больше, чем за все те годы, что провел в Звездной Империи. Он чувствовал себя абсолютно на равных со всеми офицерами, сидящими вокруг. "Еще пару месяцев назад я бы чувствовал себя идиотом среди всех этих больших чинов и молчал бы в тряпочку, выслушивая их глупости".
  
  
  ****
  В свой дом Сергей теперь летел в сопровождении другой охраны: охранников из службы Императора сменили спецназовцы из тех, что полетят вместе с ним. Их было гораздо больше, и они теперь не пытались быть незаметными. "Перешли на военные рельсы, - думал Кротов, натыкаясь где-нибудь в бассейне на очередного здоровяка с игольником. - Пора покидать благодатную Цессию". Неожиданно для себя он почувствовал, что ему хочется в космос, хочется опять почувствовать холодок опасности и схватиться с реальным противником. "Твою медь! Я становлюсь искателем приключений?" А ведь совсем недавно он считал себя лентяем, которому ничего не надо, кроме спокойной жизни. "Или так и было? Просто я изменился?".
  На этот вечер было намечено еще одно светское мероприятие, которое он не только должен был, но и хотел посетить - прием у принцессы Алгалы. Все остальное в своих планах он отменил, остались только подготовка к вылету сначала на Землю, потом в Приграничье.
   Сразу после совещания он связался с Глемасом. Сергей очень хотел, чтобы гронец и в этот раз был с ним, но, понимая, что обстоятельства теперь изменились - в связи с появлением Чекры Горрах - решил не поднимать этот вопрос. Он хотел лишь пригласить его в консультанты на время подготовки. Глемас ответил сразу, но предупредил, чтобы Кротов ничего не говорил о делах, вечером увидятся на приеме и все обговорят. "Все-таки шпионская паранойя у МРОБовцев в крови", - подумал Сергей, глядя, как беззвучно сменился охранник в его комнате.
  
  
  ****
  "Хорошо, что у меня нет проблемы выбора одежды, - Кротов разглядывал фантастические наряды дам и их кавалеров. Меч, который постепенно превращался из награды в проклятье, своим обязательным присутствием обусловливал и костюм - Сергей надел белую парадную форму капитана Имперского Спецназа. В этом был и еще один нюанс, который его порадовал - вряд ли на приеме у принцессы будет кто-либо еще с таким низким званием. "Ниже полковника я там никого не встречу, интересно, как они прореагируют на меня? Ничего, пусть привыкают". Все-таки, как ни крути, это был не его круг общения - он стремительно ворвался в высшее общество Империи, но прижиться там еще не успел. "И уже не успею, - он почему-то перестал загадывать дальше этой новой войны. Казалось, после нее уже ничего не будет. - К черту такие мысли". Он встряхнулся и начал выглядывать знакомых. Пока он никого не видел, но его уже начали узнавать, и виной всему был меч - все присутствующие были без оружия и только Кротов был исключением.
  Алгала проводила прием в своем родовом поместье. Это не было её личное жилье - здесь проживали все члены их семейства во время пребывания на Цессии. Так было принято - у всех известных семейств был свой дворец на столичной планете. При встрече, еще на площадке флаеров, дежурный офицер-алгатец предупредил, что сегодня прием камерный, будут лишь самые близкие люди, поэтому охрана не нужна. Сергей оставил спецназовцев в живописном, обвитом ползучими растениями домике у самой ограды замка. Он уже привык к постоянному присутствию рядом вооруженных людей, так что сейчас чувствовал себя немного раздетым.
  Вдруг он увидел, как, рассекая толпу, к нему стремится юная особа в развевающемся одеянии. Первой его мыслью было спрятаться, он даже дернулся, но быстро взял себя в руки. "Я что, блин, как мальчишка? Держись!" Он был благодарен Гелии - это она рвалась к нему словно комета - за тот вечер в высокогорном ресторане и после, но продолжать знакомство совсем не хотел. Движение Гелы в его сторону словно столкнуло какой-то камешек, и все вокруг ожило. Кротов краем глаза заметил, что еще кто-то торопится от противоположной стены в его сторону. Он повернулся и выругался - этого типа он точно не хотел видеть!
  Гигрей Стванс торопился перехватить принцессу, и Сергей пожелал, чтобы он это успел, тогда разом решатся две проблемы, и он не встретится ни с Гелой, ни с Гигреем. Но это были мечты, Гелия была уже в нескольких шагах, а её ухажер едва пересек половину залы. Землянин повернулся к девушке и заулыбался, изображая радость.
  - Я знала! Я так и думала, что ты здесь появишься! - еще не дойдя, защебетала принцесса. Сергей взглянул на приближавшегося с другой стороны сынка Сенера Драйзера - лицо того перекосило. "Твою медь! Я что, при каждой встрече драться с ним буду?" Однако этого не случилось, из толпы вынырнул еще один человек и через секунду уже стоял рядом с Сергеем.
  - Я беру его на себя, - шепнул он.
  - Спасибо, Глемас, - так же тихо ответил Кротов.
  Он шагнул навстречу принцессе и официально поприветствовал её, стараясь уйти от неформального обращения.
  - Я приветствую вас, принцесса Гелия!
  - Перестань, - она с ходу уткнулась ему в грудь и обняла. - Я так скучала!
  Окружаюшие постарались сделать вид, что ничего не происходит, лишь женщины кидали украдкой любопытные взгляды. Глемас в это время перехватил Гигрея Стванса и что-то оживленно говорил ему, пытаясь удержать его за руку. Но тот, не обращая внимания на гронца, резко вырвался и ринулся дальше, к Сергею и Геле. Кротов, внимательно следивший за ним, отодвинул принцессу в сторону и шагнул навстречу, готовый ко всему. Драка была неизбежной, но тут в дело вмешался еще один человек: на пути разъяренного Стванса возникла девушка. Она, наклонилась, что-то поправляя в своем пышном одеянии, и не заметила рвущегося напролом принца. Они столкнулись. Чтобы не упасть, девушка схватилась за Гигрея и тому, волей-неволей, пришлось остановиться.
  Неожиданная спасительница повернула лицо к Сергею и тот с удивлением понял, что знает её. "Чекра Горрах! Это она специально! - дошло до него. - Невеста стоит своего жениха". Чекра за спиной Стванса сделала грозное лицо и кивнула, показывая, чтобы Кротов и принцесса ушли. Сергей улыбнулся в ответ и, согласно кивнув, подхватил Гелию и повлек её в толпу, стараясь скрыться с глаз ревнивца. Та не заметила всех этих манипуляций и, заглядывая в лицо землянина, продолжала болтать.
  - Ты представляешь, я не смогла попасть к тебе! Что-то случилось с флаером, и вместо твоего района он уносил меня куда попало! На Цессии впервые такое с техникой - так мне сказали.
  "Сказали, скорей всего, ребята из МРОБ, - улыбнулся про себя Кротов. - Наверное, как раз у меня кто-то был".
  - Ты хотела появиться у меня?
  - Да! Я, вдруг, соскучилась и вспомнила о тебе, но был какой-то удивительно невезучий вечер, и попасть к тебе не удалось. Сначала этот флаер, потом вдруг ложный вызов во дворец... , а ладно, у меня вечно какие-то приключения. Как ты? Сегодня занят?
  Сергей уже пожалел, что чета Гронбергов остановила Гигрея Стванса, он не знал, как теперь избавиться от веселой подруги. Кротов очень хотел увидеть принцессу Алгалу в неформальной обстановке, но ему не хотелось попадать ей на глаза в такой компании. Почему-то он посчитал, что Алгале это не понравится.
  "Блин, чего не хочешь, то обязательно произойдет!" Кротов увидел, что гости расступаются и прямо к ним идет та, кого он так хотел увидеть. Гелия тоже увидела Алгалу и обрадовалась.
  - Вот и твоя принцесса идет!
  Склонившись к уху Сергея, она шепнула:
  - Это она мне про тебя нарассказывала такое, что я захотела тебя увидеть.
  Кротов, не поверив своим ушам, даже переспросил:
  - Принцесса Алгала рассказывала обо мне?
  - Сто раз! - Гелия была в своем стиле, не обращая ни малейшего внимания на свою речь и поведение.
  - Здравствуй, Сергей! - Алгала остановилась перед смутившимся землянином.
  - Здравствуй, сестренка! - вместо Кротова ответила Гела. Схватив Алгалу за руку, она опять защебетала: - Правда же, он прелесть! Как хорошо, что ты привезла его сюда! Пусть он постоянно живет на Цессии!
  Алгала улыбнулась усталой улыбкой взрослого, выслушивающего ребенка, и ответила:
  - К сожалению, это не в моих силах. По приказу Императора Сергей Кротов отправляется на очередное задание. И, представь, мне тоже придется лететь с ним.
  Кротову показалось, что в этих словах прозвучало скрытое превосходство.
  - Ты хитрая! Опять его у меня забираешь!
  - Это точно, заберу, - опять улыбнулась Алгала. - И он нужен мне прямо сейчас. Не смотри на меня так, мне надо поговорить с ним о делах.
  Не обращая больше внимания на свою легкомысленную дальнюю родственницу, она повела Кротова через толпу, на ходу отвечая на приветствия гостей.
  - Пойдем ко мне в кабинет, тут невозможно разговаривать.
  Сергей молча повиновался, в душе он надеялся, что разговор будет не только о делах, но эти мысли были так, по привычке, потому что принцесса была молодой женщиной, а он вполне себе молодым здоровым мужиком. На самом деле он никогда не позволял себе даже мысленно связывать себя и Алгалу. Это было табу. Каким бы романтиком он не был, Кротов прекрасно понимал, что инопланетник, даже достигший вершин в обществе Империи, совсем не пара настоящей наследной принцессе. Здесь на первое место всегда выходит политика, а тут, на Цессии, Сергей понял, что согласно местной политике, инопланетники могут пройти только до определенной черты. Почему это стало так, он не понимал, ведь совсем недавно нифлянцы взлетели до того, что Кротов встречал их в самом высоком обществе. Но все это он видел в полевых условиях, на других планетах и в космосе. А тут, на столичной планете, все по-своему.
  - Садись! - принцесса показала на кресло у необъятного массивного стола. - Сделай его как тебе удобно.
  Кротов не стал заниматься подгонкой кресла, а просто уселся - каждый раз подстраивать все под свою задницу, так можно и привыкнуть - и впервые заговорил:
  - Принцесса, можно пару вопросов?
  - Один, - ответила та. - И по делу.
  Кротов, сбитый с толку строгим официальным тоном - только что на людях она была сама вежливость и приятность - чуть замешкался:
  - Тогда я, пожалуй, подожду с вопросами.
  Алгала никак не отреагировала на язвинку, прозвучавшую в ответе землянина.
  - Долго задерживать я тебя не буду, там тебя дожидается целая принцесса, ты, я смотрю, времени даром не теряешь, - она махнула рукой, останавливая Кротова, хотевшего возразить. - Меня это не касается, это твоя жизнь.
  Сергея опять поразила сухость, сквозившая в словах девушки, она никогда так с ним не разговаривала. "Что ты хотел? Теперь ты просто её прямой подчиненный, а не дикий инопланетник, которого надо обхаживать, чтобы он не взбрыкнул".
  - Я очень внимательно изучила все, связанное с Землей, и не нашла ничего, чем земляне отличались бы от нас. Кроме, пожалуй, некоторой непредсказуемости и большей эмоциональности. Так вот, попробуй быстро, в нескольких словах, объяснить мне, почему мы должны надеяться на твоих соплеменников? Чем ваши люди лучше подготовленных десантников? Я не говорю о тебе - все мы знаем, что ты продукт пребывания в корабле предтеч.
  Она впервые так прямо высказала Сергею, что он не человек. Это помогло ему справиться со своими чувствами - она еще раз подтвердила, что ни о каких особых отношениях, о существовании которых он вообразил себе после совместного полета на Цессию, и речи быть не может - он всего лишь очень мощный инструмент в её руках. Сергей откинул все личное и попытался сформулировать ответ. По этому вопросу он понял, что принцесса, а значит, и вся остальная верхушка Империи, не знает главный секрет обитателей Земли - иммунитет к воздействию "жизни". "Император командует, не раскрывая своих карт, - усмехнулся про себя Кротов. - Правильно, пусть подданные потом гадают, откуда у Властителя такая прозорливость".
  - Вы правы, принцесса, мы ничем не отличаемся от вас физически, - Сергей понимал, раз Император ничего не сказал о даре предтеч землянам, то и он должен об этом умолчать. - Но мы моложе вас и как раз то, о чем вы упомянули - большая зависимость от чувств, чем от мозга, - делает нас в некоторых случаях сильнее вас - жителей Цивилизованных Миров.
  - Это слова, - махнула рукой принцесса. - Я не верю. Значит, ты, все-таки, что-то скрываешь или сам не знаешь, почему Император выбрал землян. Я так и знала. Что ж, со временем все равно все откроется, но лучше бы раньше, чтобы знать, к чему быть готовой.
  Сергей едва удержался, чтобы не начать рассказывать. "Идиот, - одернул он себя. - Если Император не поставил никого в известность, то и не твое дело раскрывать секреты".
  - Принцесса, я могу вам сказать одно - землянам можно доверять! Они точно не подведут!
  - Еще бы все они были такие, как ты... Все-таки я надеялась, что ты внесешь ясность, почему именно земляне. Ладно, раз ты не можешь ничего рассказать, пойдем к гостям.
  - Принцесса Алгала, все-таки разрешите один вопрос?
  - Спрашивай.
  - Что за дела с инопланетниками? Почему я не могу набрать зардерцев в отряд? Они отлично проявили себя на Баррахе.
  - Вот теперь я тебе ничего не расскажу. Не потому, что это надо скрывать от тебя, а потому что точной и явной информации нет, есть только некоторые сигналы, свидетельствующие о том, что инопланетники не совсем искренни с нами. Не смотри на меня так. Все данные появились совсем недавно и полного подтверждения не имеют. Как только все прояснится, ты узнаешь первым.
  - Раз это всего лишь домыслы, а не факты, я буду добиваться включения в состав моей группы воинов Зардера.
  - Хорошо, - принцесса не стала сразу отказывать. - Я займусь этим вопросом. Все?
  Сергей кивнул.
  - Тогда пошли к людям, а то полетят слухи о новом поклоннике принцессы, - Алгала улыбнулась, показывая, что это шутка.
  - Кто же посмеет связать наследную принцессу с каким-то инопланетником? Все понимают, что это невозможная вещь.
  Улыбка принцессы стала саркастической.
  - И это говорит мне инопланетник, у которого в подругах самая настоящая наследная принцесса. Или ты забыл о романе с Гелией?
  "Черт! Она что, все ей рассказала?" Кротов смутился и не нашелся что ответить. Алгала сама поняла, что они завели разговор на тему, которой лучше не касаться, и в это время как нельзя кстати её вызвали. Она показала пальцем, чтобы он оставался на месте, а сама быстро вышла.
  Через пару минут она вновь появилась.
  - Ты в своем репертуаре, Кротов! Даже на моем приеме ищешь приключений?
  Сергей непонимающе смотрел на Алгалу.
  - Там, в зале, один местный идиот по имени Гигрей Стванс устроил скандал.
  "Блин! Она права, это точно из-за меня".
  - Он что - неприкасаемый? Даже в доме принцессы может устроить скандал и ничего ему за это не будет?
  - Политика, - коротко ответила принцесса.
  - Идемте, принцесса, я разберусь, мне можно - я дикий инопланетник, тем более скоро улечу.
  - А что - это мысль. Потом спишем все на твою неадекватность, а от мести Гигрея ты будешь застрахован - в пограничные миры они за тобой не дотянутся.
  Вышли они вовремя - несколько офицеров охраны, окружив Гигрея и Гелию, пытались уговорить ненаследного принца. Тот держал за руку, пытавшуюся вырваться Гелу и что-то выговаривал громким, срывающимся на визг голосом. Гости, сделав вид, что ничего не замечают, перешли в другой конец зала. Сергей и Алгала быстрым шагом двинулись к парочке. В это время Стванс, вдруг, размахнулся и ударил Гелию по лицу.
  - Твою медь! - не выдержал Кротов. Он в несколько шагов проскочил разделявшее их расстояние и схватил сцепившегося с офицером охраны Гигрея за плечо. Тот выпустил охранника и повернул разъяренное лицо к землянину.
  - А, вот ты где! - глаза наследника "Навигационных Систем" вспыхнули злой радостью. - Тебя-то мне и нужно!
  Он тоже схватил одной рукой Сергея за воротник мундира и потянул на себя. Вдруг во второй руке у него словно по волшебству появился вибронож. Кротов едва увернулся от первого удара, но Стванс не выпустил его лацкан и опять потянул на себя, замахиваясь для нового удара. Сила у него была - накачанные мышцы были совсем не бутафорскими.
  Сергей успел перехватить руку с ножом и начал выворачивать её, стараясь обезоружить врага.
  - Сергей, не покалечь его! - Услышал он крик принцессы.
  "Черт, как бы он меня не покалечил, мышцы у быка как железо!" В этот момент Гигрей выпустил отворот мундира Кротова и в левой руке у него появился еще один вибронож. "Сука! Он же ускорился, - дошло до землянина. - У него боевой имплант". Сергей хоть и среагировал, но то, что он уже выкручивал вибронож из правой руки принца, не дало маневра и лезвие второго ножа уперлось ему в бок. Сергей понял, что это конец - сейчас его продырявят, но в этот момент все вокруг изменилось.
  Противник вдруг замедлился и стал действовать словно во сне, еле двигаясь. Звуки и цвета поблекли, хотя и не превратились в черно-белые. Какие-то оттенки остались. Сквозь вату Кротов даже слышал визг Гелы. Нож входил в тело очень медленно, и Сергей легко ушел от смертельного лезвия. Он надавил на захваченную руку и увидел, как у принца медленно искажается от боли лицо и рот также медленно открывается для крика. Вибронож выпал из разжавшейся ладони и медленно поплыл к полу. Одной рукой Кротов перехватил руку со вторым ножом, легко, как у ребенка, вывернул клинок, а второй схватил принца за шиворот и одним движением усадил на колени. И едва удержался, чтобы не выдернуть меч и не рубануть его по шее.
  Сергей быстро оглянулся - никто не спешил ему на помощь - в этот раз Гигрей был без своих телохранителей.
  Мир начал возвращаться в свои привычные границы.
  - Уведите его в медмашину, - услышал Кротов приказ Алгалы.
  - Ты - самый лучший! - На него вдруг вихрем налетела принцесса Гелия. - Поехали отсюда! Здесь все слизняки.
  Она презрительно оглядела прячущих глаза гостей. За время драки большинство из них успели покинуть главный зал. В углу оставалась лишь небольшая кучка. "Самые любопытные, - подумал Сергей. - Не хватило сил покинуть такое зрелище". Стонущего Стванса увели. На ходу он поддерживал сломанную руку. Уже выходя из зала, он оглянулся и ожег землянина злым многообещающим взглядом. "Похоже, можно ожидать наемных убийц". Кротов осторожно убрал руки Гелы и вопросительно взглянул на Алгалу. Та постаралась сделать спокойное лицо, словно ничего не случилось, но Сергей успел заметить, с какой неприязнью она смотрела на Гелию, пытавшуюся его обнять. "Что это с ней? Злиться надо на этого подонка, а не на родственницу. А может из-за меня? - Мысль подогрела мужское самолюбие, но Кротов отбросил её. - Перестань, мы это уже проходили".
  - Ну, что ты молчишь? - не выдержала Гелия. - Пошли отсюда.
  Она взяла Сергея под руку и потянула. В это время, наконец, заговорила Алгала:
  - Никуда он не пойдет. Сергею Кротову пора готовиться к вылету. А тебе, сестричка, надо посетить медмашину, похоже, синяк проявляется.
  - Плевать мне на синяк! - принцесса Гелия оправдывала сложившееся о ней мнение. - Ты просто хочешь забрать его себе.
  - Принцесса Гелия, - тон Алгалы стал убийственно вежливым. - Вам надо срочно пройти медмашину.
  Она повернулась к застывшим в стороне офицерам-алгатцам и приказала:
  - Проводите принцессу Гелию.
  Потом добавила:
  - Только не в тот бокс, куда увели Стванса.
  В этот раз Гела подчинилась. "Даже я знаю, что такой тон принцессы ничего хорошего не обещает, - усмехнулся Кротов. - А они давно знакомы".
  Она повернулась к землянину и многообещающе улыбнулась.
  - Мы с тобой еще встретимся.
  Как только Гелия в сопровождении офицера покинула зал, в помещение стали возвращаться гости. "Да, это Цессия, напоследок, показывает мне свое истинное лицо. К черту! Надо в космос. Никогда не смогу жить среди этих притворщиков..." Невеселые мысли Сергея прервала Алгала.
  - Сергей Кротов, - она произносила слова приказа тем же официальным тоном, каким сейчас выговаривала Гелии. - Ты сейчас же отправишься домой, там тебя уже ждут. Как командир экспедиции я прерываю твой отпуск. С этого часа ты опять на службе. Все, иди.
  Она не стала ждать ответа Сергея, повернулась и пошла к гостям, на ходу бросив охране:
  - Проводите капитана до его катера.
  
  Поговорить им удалось только уже у Сергея - Глемас переговорил с Алгалой, и та сразу согласилась, чтобы они сопровождали Кротова до дома. Приветствуя пару в своем жилище, Сергей, наконец, разглядел Чекру. Что-то в ней было не так. Она похорошела и, как будто, повзрослела, но было что-то еще. Потом, во время разговоров, Кротов все время возвращался взглядом к её лицу. Она больше молчала, предоставив главную роль гронцу. Наконец, до Кротова дошло, что именно это и изменилось - с Барраха ему запомнилась Чекра-предводительница, Чекра-командир, а тут сидела обычная женщина, любящими глазами глядевшая на своего мужчину. Сергей же помнил жесткий, а иногда и бешеный взгляд наследницы предводителя мафиозного клана.
  - Что с ней? - выбрав момент, когда она вышла, спросил Сергей.
  - Не понял, - Глемас отвечал искренно, он ничего не замечал.
  - Почему она такая спокойная?
  - Вон ты о чем, - усмехнулся Гронберг. - Она очень умная женщина и знает, как себя вести в любой ситуации. Не переживай, ты еще увидишь прежнюю Чекру во время операции.
  - Что?! Она летит с нами?
  - Конечно. Теперь она везде со мной. Она даже принята на работу в Министерство.
  "Вот это любовь", - позавидовал Сергей. Он вспомнил оставшуюся на Баррахе Шевезу. Воспоминание было размытым и не вызвало эмоций. Он почему-то все реже вспоминал свою нареченную невесту-жену. Однако он ни минуты не давал себе подумать о том, чтобы не возвращаться к ней: "Раз обещал, значит вернусь".
  Кротов отбросил эти мысли и спросил о том, что мучило его с самого начала скандала на приеме у Алгалы.
  - Ты обещал, что ваше всемогущее министерство не даст мне встретиться с этим отморозком.
  - Оказывается, здесь, на Цессии, мы не такие уж и всемогущие. Здесь куча влиятельных противоборствующих сил. И то, что аналитикам удалось выяснить, совсем не радует меня - кто-то специально постарался сделать так, чтобы и принцесса Гелия, и Стванс, и ты оказались вместе на приеме у Алгалы. Мы выяснили, что принцесса не приглашала принца. Помимо этого, когда наблюдение установило, что все фигуранты направляются на один прием, наши попытались остановить принца - это не удалось. Тогда, с целью минимизировать опасность конфликта, попытались остановить Гелию, но, представляешь, и это не прошло. Кто-то могущественный играет против нас. Теперь хоть одно понятно - это не Сенер Драйзер. Он, как и мы, не заинтересован в разжигании конфликта.
  Они сидели за накрытым столом и не подозревали, что это последний вечер на Цессии. В разгар ужина коммуникатор на руке Сергея завибрировал - на экране мигал сигнал срочного сбора. Его гости тоже на секунды застыли. "Получают сообщение", - сообразил Кротов. "Чекре уже вживили чип? - удивился он. - Она прогрессирует семимильными шагами. Интересно, сама захотела или Глемас уговорил?" Но размышлять было некогда, срочный сбор означал - немедленно прибыть в космопорт. Все трое вскочили.
  - Что у вас?
  - Срочный сбор! - чуть не в голос ответили они.
  - Похоже, что-то серьезное?
  - Да, - Глемас с сожалением посмотрел на почти не тронутые угощения. - Сигнал такого уровня не бывает учебным.
  - Вы к себе? Будете что-то брать?
  - Нет конечно, летим сразу. Сейчас закажем, чтобы наши ранцы подвезли в космопорт.
  - Ты тоже не тяни. Быстро бери необходимое и летим!
  Сергей, не отвечая, кинулся в комнату. Его сумка-ранец была готова. Накинув её на плечо, он забрал из футляра меч и вышел к гостям.
  - Я готов.
  - Выходим.
  
  Сергей включил круговой обзор, и внизу открылось сплошное световое море. Землянин разглядывал неспящую ночную Цессию, стараясь запечатлеть в памяти этот вид - зрелище было грандиозным. Где-то в стороне полыхали разноцветные рукотворные полотнища светового шоу, занявшего площадь не меньше, чем хороший город на Земле. "Цессия, как всегда, гуляет, - усмехнулся он. - Планета сплошного праздника". Сам он уже отдалился от этого и как бы выключил себя из этого удобного яркого мира.
  Лица сидевших рядом Глемаса и Чекры были серьезны. "Интересно, что они думают?" Сам Кротов, к своему удивлению, чувствовал подъем и даже какую-то радость от того, что он возвращается в мир, где его жизнь будет зависеть только от него, его ума, его реакции, его силы. Мир, в котором сразу понятно кто друг, а кто враг.
  Когда флаер пролетал над горной грядой, отделявшей космопорт от жилой зоны, Сергей почувствовал тревогу, что-то случилось, что-то вокруг было не так. Он быстро глянул на попутчиков, но нет, те ничего не почувствовали, лица их оставались непроницаемо серьезны. Стараясь не показать тревогу, Кротов быстро проанализировал, когда он почувствовал это. Взгляд скользил по голограмме, в реальном времени показывавшей все, над чем проносился флаер. Огней внизу, в горной зоне, почти не было, и разглядеть можно было только мрачные скальные вершины гор, слабо освещенные гоняющимися друг за другом шестью лунами. Ниже в горных долинах царствовал сплошной мрак. Сергей вдруг понял, что не так - при их скорости они давно должны были миновать эту гряду. Он повернулся к Глемасу.
  - Ты видишь?
  - Что?
  - Мы сбросили скорость. Зачем?
  - Ну, не знаю. Какой-то маневр, ты же знаешь, флаер беспилотный, все в нем заложено в программе. Так что сам он выдумать ничего не может, если только ему не скомандует диспетчер управления полетами.
  Глемас посчитал разговор исчерпанным и повернулся к Чекре. Однако Сергея этот ответ совсем не успокоил, он заметил, что атмосферник начал набирать высоту. Чтобы не выставить себя параноиком, он не стал больше обращаться к гронцу, но продолжал внимательно следить за маневрами катера. "Жаль, из пассажирского салона нельзя включить сканирование пространства, сейчас бы увидел все, что творится вокруг". Сергей встал и, буркнув, что ему надо отлучиться, вышел из пассажирского отсека. Катер был хотя и класса люкс, как все на этой жиреющей планете, но обычной стандартной компоновки. Из курса управления подобными судами, полученного в Академии спецназа, он помнил, что, хотя этот флаер управляется автопилотом, кабина пилота все равно есть. Закрыв двери, Сергей быстро прошел по короткому коридору в голову катера. Кабина пилота была закрыта. Сергей подергал ручку двери. Бесполезно.
  - Твою медь! - смачно выругался он, заваливаясь на пол. Свет погас, и в кромешной темноте Кротова начало бросать по коридору. Атмосферник сошел с ума, закладывая какие-то головокружительные маневры. Кротова протащило по всему коридору и ударило о двери бытового отсека, находящегося в хвосте корабля. "Боевая свечка, - вспомнил Сергей название подобного маневра. - Мы так выйдем за атмосферу" Привыкший к тому, что всегда находит выход из любых ситуаций, сейчас он вдруг почувствовал себя беспомощным котенком, попавшим в стиральную машину. "И что, эта железка убьет меня? Хрен ей!" Он разозлился и попытался встать, но в этот момент катер резко сменил вектор движения. Кротов, собирая боками все выступы, опять полетел по коридору и упал на дверь пилотской кабины.
  Флаер, набирая скорость, несся вниз, к скалам. Сергей почувствовал это по тому, что тело стало легким и его начало приподнимать над дверью. Несколько секунд и все будет кончено. Землянин по-звериному зарычал и, вдруг, провалился в космос. Он, медленно поворачиваясь, висел в абсолютной пустоте и ощущал себя сразу и абсолютно бесплотным, словно окружающий вакуум, и массивным, словно звезда. Недавний страх гибели в запертом флаере испарился, и его переполняло спокойствие. "Там, в катере, остались люди, - мысль, появившаяся где-то в самой глубине сознания, за миллионы парсеков отсюда, мгновенно набрала силу. - Глемас! Чекра!" Космос свернулся. Он опять был внутри темного коридора атмосферника. Кротов на миг ощутил себя человеком, но тут же опять раздвоился, он уже знал, что сможет контролировать того, другого, который проснулся в нем сейчас и отпустил дар на свободу. Тотчас от его тела, ветвясь, по всему катеру потянулись, побежали зеленые нити. Среди множества мерцающих светящихся точек, они сразу находили заболевшие, мигающие красным тревожным огнем, и, коснувшись их, мгновенно возвращали светлячков к жизни, заставляя мерцать ровным зеленым цветом.
  
  Бесстрастные приборы в главном диспетчерском пункте Цессии фиксировали, как катер с отказавшим мозгом вдруг выздоровел и, совершив акробатический пируэт, перед самой землей выровнялся и взмыл в черное небо. Человек-диспетчер, которого вызвал искин центра управления полетами, как только атмосферник прервал связь с центром, вздохнул и вытер взмокший лоб. На голограмме, висевшей над оперативным столом, было видно, что катер вернулся в заданный коридор и вскоре совершит посадку в космопорту. "Наверное, наконец, отработали резервные системы управления, - подумал он. В практике дежурного диспетчера это было впервые, и он уже думал, что сейчас станет свидетелем страшной трагедии. - Почему только они не сработали с самого начала?"
  
  Зеленые нити, убыстряясь, стали втягиваться обратно в такой же зеленый светящийся кокон, внутри которого висел землянин. Через секунду и кокон исчез. Кротов открыл глаза - он лежал на полу у дверей, ведущих в кабину. Возвращались человеческие чувства и мысли, постепенно заменяя те, что владели им несколько секунд назад. "Кокон был такой же, как при взрыве на Тарантосе, - пронеслась мысль. - Значит, в любом случае я был защищен, а остальные... Черт! Там же Глемас и Чекра!" Он вскочил, подобрал отстегнувшийся меч, и почти забыв, кем он только что был, побежал в пассажирский отсек.
  - Живы? - закричал он, увидев лежащие на полу скорчившиеся фигуры. Глемас пошевелился и с трудом разлепляя глаза, повернул к нему голову.
  - Живы, - прохрипел он. - Помоги.
  Он попытался подняться, не выпуская из рук прижатую к груди голову Чекры.
  - Не шевелись! - бросился к нему Сергей. - Лежите, скоро посадка. Там помогут.
  Чекра тоже зашевелилась и застонала. Она открыла глаза и, увидев сострадающий взгляд Кротова, быстро оборвала стон. "Гордая, блин!" Она даже попыталась сделать спокойное лицо, но это не получилось - слишком сильна была боль.
  - Похоже, ногу сломала, - раздельно произнося слова, выговорила она.
  - Лежите, - повторил Кротов. - В таком кавардаке можно было не только ногу - голову сломать.
  В порту их ждали. Как только флаер, качнувшись, замер на площадке посадки, началась суматоха - медики уложили на транспортный модуль сначала Чекру, потом, несмотря на его возражения, Глемаса. Сергея, который легко сбежал по трапу, они тоже попытались забрать к себе на проверку. Однако Кротов отбился от них, пообещав, что сразу после доклада придет сам. Его поддержал встречавший их представитель Министерства Безопасности. То, что этот седой человек в штатском принадлежит к МРОБ, Кротов понял по тому, как гронец, пока его не увезли, все время рвался доложить ему. Так и оказалось.
  - Полковник Шадль Берринг, МРОБ, - представился седой. То, что он назвал свое звание, говорило о том, что начинал полковник в силовом крыле Министерства, возможно в Семнадцатом батальоне, или пришел в МРОБ из армейских структур. Все аналитики, разработчики, ситуационники и прочие специалисты хоть и имели какое-нибудь звание, представляясь, никогда не называли его.
  Как только Кротов оказался на земле, возле него тотчас появилась охрана. "Блин, после сегодняшнего они, наверное, и в спальне у меня дежурить будут". Он до сих пор так и не понял, что для охраны дороже и кого они будут спасать в первую очередь - его или Звездный Меч. Сам он уже давно был не рад этой награде, меч постоянно мешал, а иногда еще и бил током. "Блин, нормальная награда должна лежать на полке в серванте", - злился Сергей.
  - Капитан Сергей Кротов! Спецназ Империи! - отчеканил Кротов, глядя прямо в глаза седого. Он еще не привык к своему новому званию и чуть запнулся в начале доклада.
  - Наслышан о вас, капитан, и о вашей способности притягивать неприятности, - хотя по голосу было понятно, что он пытается пошутить, лицо Берринга не изменилось. Отстраненно-деловое выражение было словно приклеено на нем.
  - Это Цессия на меня так действует, - улыбнулся Кротов.
  - Значит, мы правильно решили, что лучше покинуть планету.
  "Понятно, не зря же мы летели в космопорт". Дальше все развивалось очень быстро - не заходя в терминал порта, они прошли к колесному транспортеру, расселись, и машина рванула прямо на бетонопластик взлетного поля. Промелькнули стоявшие вдали ряды челноков с эмблемой Цессии на борту, и транспортер подрулил к шаттлу без опознавательных знаков в скромной темно-зеленой раскраске.
  - Полковник, как по-вашему, я сюда уже не вернусь?
  - Правильно думаете. Мы оба, некоторое время будем лишены возможности видеть нашу прекрасную Цессию. В общем, как и все другие планеты Цивилизованных Миров, зато в изобилии увидим дикие планеты Приграничья, где вдохнем свежий воздух свободы от условностей цивилизации.
  "Похоже, он так шутит, - решил Кротов, слушая цветистую речь полковника, совершенно не вязавшуюся с его бесстрастным лицом. - Блин, робот, что ли? Ни разу не улыбнулся".
  - Я понял.
  Больше он ни о чем не спрашивал. Все было ясно и так, время не терпит, а как прервать отпуск военного, чтобы он не задавал вопросов - конечно объявить тревогу. "У военных все одинаково, что на Земле, что в космосе".
  В армейском челноке, в пассажирском отделении, больше похожем на десантное, иллюминаторы отсутствовали, и Кротов не видел, как через двадцать минут в космосе возник хищный силуэт крейсера с двумя эмблемами во весь борт: большая - МРОБ и рядом поменьше - Семнадцатого батальона. Очнулся он от своих мыслей, когда челнок мягко качнуло. "Пришвартовался", - понял Сергей, и, действительно, через пару минут загорелся сигнал, разрешающий выход. Выходя вслед за полковником, он увидел в коридоре человека в форме Флота Империи. "Ты смотри, шаттл пилотируемый, похоже, МРОБ не доверяет автоматам. И правильно делает, - он вспомнил только что окончившийся полет. - Сегодня хваленая электроника показала себя во всей красе". Спускаясь по трапу, Кротов огляделся - ангар для катеров был заполнен летной техникой, между которой уже суетились технари в комбинезонах и масках. Мимо шагала стайка пилотов в полевой форме с неизменными знаками министерства и батальона. Обычная жизнь обычного военного корабля.
  "Вот и все, я дома!"
  
  
  ****
  Утром следующего дня Кротов проснулся и, еще как следует не открыв глаза, откинул невесомое одеяло и сел на кровати. Заведенный еще с детства режим, укрепившийся на службе, будил лучше всякого будильника.
  - Твою медь! - ругнулся он вполголоса, увидев, где проснулся. Еще не отойдя ото сна полного амурных приключений, он ожидал увидеть свою удобную спальню на Цессии.
  - Блин, скоро буду засыпать в одном месте, а просыпаться в другом...
  Проворчал он и легко вскочил. Узкий пенал каюты сразу вернул его на землю - он на военном корабле с его вечной нехваткой места для людей - все отдано технике и оружию. То, что каюта одноместная, говорило о том, что он все-таки находится в привилегированном положении - все офицеры до майора жили на кораблях в общем офицерском кубрике.
  Сергей привычно расставил ноги на ширину плеч и начал наклоны и приседания - комплекс утренней зарядки Советской Армии номер четыре врезался в память навечно, и Сергей выполнял его всегда и везде. На Тарантосе в Академии Спецназа были свои комплексы упражнений, но этот ему нравился больше, так что даже там он по утрам приседал, ходил гусиным шагом и отжимался точно так же, как на плацу в забайкальской учебке.
  Отжавшись напоследок пятьдесят раз - эта цифра оставалась неизменной еще с детства - он скользнул в нишу за откидной кроватью. Хотя после Цессии, где в своем доме он по утрам мог плавать хоть в реке, хоть в озере, хоть в море и мыться в ванне, больше похожей на бассейн, этот круглый закуток, в котором из стен били колючие водяные фонтанчики, совсем не впечатлял. Но для армейского корабля, где все мылись по очереди в общем душе, это была роскошь. Сергей знал, что вода, бьющая из стен, стекая мгновенно, очищается в нижнем резервуаре и опять возвращается в стены. Устройство корабельного душа они изучали на курсе выживания в космосе, урок "как найти воду в поврежденном корабле".
  Кротов уже оделся и, включив голограмму-снимок, осматривал себя со всех сторон, когда прозвучал сигнал общего подъема. Он отключил голограмму, проверил код на шкафу-сейфе, встроенном в стену - здесь впервые ему разрешили оставлять меч в сейфе, а не носить с собой - и не торопясь отправился в столовую. Времени у него было полно - пока личный состав сделает то же, что и он: зарядку и душ. Только потом столовая наполнится людьми. Сейчас он, наверняка, будет один, думал Кротов, но ошибся: в отсеке приема пищи за отдельным столом, стоявшем на небольшом возвышении, сидел полковник Берринг. Перед ним на столе одиноко стояла чашка с каким-то напитком. Он поднял голову и взглянул на землянина, на холодном бесстрастном лице не дернулась ни одна мышца. Только в глазах, как показалось землянину, что-то мелькнуло.
  Берринг, вдруг, приподнялся и махнул рукой.
  - Капитан, идите ко мне! Я вас, можно сказать, и ждал здесь все утро!
  Опять его смеющийся голос резко контрастировал с неподвижным лицом и неморгающими глазами. Хотя Сергей хотел позавтракать в одиночестве, раз уж выпала такая возможность, но начальству не откажешь. Он кивнул и направился к командирскому столу.
  - Доброе утро, полковник!
  - Садись, - Шадль показал на стул. - На этих сраных посудинах никогда нельзя определить, утро сейчас или вечер. Ладно, раз ты так сказал, будем считать, что сейчас утро.
  "Блин, с таким лицом хрен поймешь - серьезно говорит или нет".
  - Ешь свой завтрак, и пойдем ко мне, надо обсудить очень многое.
  - Хорошо, полковник!
  - Кстати, ты знаешь, что мы уже летим?
  - Нет. Я думал, мы до сих пор на орбите Цессии.
  - Не слышу радости в голосе. А ведь мы летим к Земле!
  Все, о чем хотел поговорить Сергей, вылетело у него из головы. Свершилось! То, о чем он мечтал долгие годы, произошло вот так, буднично, просто за завтраком он вдруг узнал, что через несколько дней увидит Землю. Он сидел, растерянно глядя на бесстрастного полковника, и не знал, что ответить.
  - Ешьте, капитан! - Берринг показал на чашки, которые уже появились на столе. - У нас совсем мало времени. Всего двое суток, а нерешенных проблем - гора!
  
  
  ****
  Сергей шёл по лесной тропе, вдыхал сырой после дождя воздух и никак не мог надышаться. "Неужели я здесь?". Ему до сих пор не верилось, что он вернулся туда, куда так рвался все эти годы. Земля! В его сознании это слово означало не маленькую голубую планету, затерянную на границе Цивилизованных миров, а именно то, что он сейчас видел.
  Тропа причудливо изгибалась среди черно-серых стволов лиственниц. В это время, в июне, деревья уже отрастили себе мягкие зелёные шубки. Среди стволов с засохшими нижними ветками торчали тонкие причудливые кусты багульника. Сейчас кустарник выглядел невзрачным - серенькие тонкие ветки и твердые темно-зеленые листья, но Кротов знал, что месяц назад здесь лежало пухлое розовое облако: багульник цветет первым, еще не выпустив листья, едва дождавшись, когда сойдет снег, он весь окутывается в розовую пену своих цветов.
  По тропе давно не ходили, и она спряталась под жухлыми прошлогодними листьями и хвоей. Сергей с сомнением посмотрел на свои роскошные туфли - обувь, явно, не для тайги. Черные блестящие носки туфель то и дело цепляли истлевшую лесную подстилку, но ни одна хвоинка не пристала к щегольским башмакам. Он прекрасно знал, что ничего к ним так и не пристанет, даже если пройти по луже, так и будут поблескивать чистые и сухие - технология Цивилизованных Миров.
  Кротов оглянулся - оба охранника были одеты так же, как и он: черные костюмы, белоснежные рубашки, темно-синие галстуки в мелкую полоску, те же блестящие черные туфли и, как апофеоз, черные очки. Сергей представил, как они выглядят со стороны и чуть не расхохотался. Где-нибудь в большом городе, в какой-нибудь серьезной конторе, они бы еще смотрелись, а тут, в километре от приискового поселка, посреди мокрого леса они выглядели дико. "Не дай бог попадется кто-нибудь раньше, чем выйдем к поселку, подумают, что привидения или шпионы", - заулыбался он.
  Но он сам выбрал такой наряд. Во время перелета к Земле он долго решал, в каком виде предстать перед родными. Никогда не мучившийся подобными вопросами, исповедовавший принцип, что главное в одежде - удобство, в этот раз он, почему-то, решил, что то, как он будет выглядеть, - очень важно. Идти в бронике, как настаивала охрана, он не хотел: родные сразу с ума сойдут, увидев существо в черном шлеме, затянутое в броню. Тем более не хотелось ему идти в цветастых одеяниях Цессии, к которым сам почти привык, но родные явно покрутят пальцем у виска. Сначала он остановился на форме солдата СА, но после изучения роликов о нынешнем положении дел на Земле, отказался и от этого. За время его отсутствия произошли такие перемены, в которые никак не хотелось верить. Даже самой Советской Армии больше не было. В масштабах проблем, в которые он был сейчас вовлечен, все происходящее на его родине, да и вообще на Земле, было мизерным и не заслуживающим внимания. Но так устроен человек - свое, родное, пусть мелкое и незаметное для других, ему гораздо важнее, чем процессы, могущие погубить всю жизнь в обитаемых галактиках.
  Поэтому, после просмотра тех же роликов, он и выбрал такую одежду - и серьезно, и официально, и сразу придаст вес его словам. "Думаю, деревня не изменилась, к людям в таких костюмах будет и отношение соответствующее, зауважают".
   Идти к родным он хотел один, но в этот раз, служба охраны даже слышать об этом не захотела.
  - У нас четкий приказ - вы, Сергей, бесценны, и мы должны оберегать вас, как какого-нибудь принца! - полковник Греми был неумолим. - Тем более вы идете на Землю! На Землю, капитан! Без охраны я вас просто не выпущу.
  Поняв, что переборщил, полковник поправился:
  - Задержать вас я права не имею, но тогда пошлю пару флаеров с десантниками, которые будут на бреющем прикрывать вас сверху.
  Представив это, Кротов согласился на телохранителей.
  На планету они десантировались в ротной десантной капсуле и здесь тоже чувствовалась рука службы охраны. Для спуска на Землю лучше всего подходили индивидуальные десантные капсулы, на армейском сленге - "яйца", но при приземлении у них возможен разброс и Кротов мог приземлиться далеко от своей охраны. Поэтому до поверхности их "довезли" как VIP-персон на десантном планетном транспорте. После высадки капсула сразу ушла на орбиту. На этом настоял Кротов: он не хотел, чтобы кто-то раньше времени узнал о появлении Имперцев на Земле. Охрана тоже поддержала его в этом - маскировать корабль в космосе гораздо легче. Космические средства наблюдения у землян слабые и легко обманываются.
  Высадились на знакомой с детства плоской вершине горы с говорящим названием "лысая", в полутора километрах от поселка. Когда-то в детстве Кротов летел с этой вершинки на лыжах почти до самого дома. Как раз по этой тропе, где зимой проходила лыжня, они и шли сейчас. Ближе к поселку тропа переходила в лесную дорогу. "Скоро придем", - Сергей с удивлением отметил, что он волнуется. Он так привык к экстремальным ситуациям, что, казалось, ничто уже не сможет выбить его из колеи. Он честно признался себе: "А я ведь побаиваюсь". Это, действительно, было так. Но вот чего именно он боится, Кротов разобраться не успел: навстречу им брел пожилой мужик и Сергей узнал его. Хоть с трудом, но узнал.
  Сердце учащенно забилось. "Черт! Что он делает в лесу? И что это с ним? Почему он так постарел?" Сворачивать и прятаться было уже поздно, и Кротов взглянул прямо в глаза остановившемуся мужику. В хмуром ответном взгляде не было удивления - только апатия и равнодушие. "Он меня не узнает! - понял Кротов. - Ну и хорошо, чем меньше про меня знают, тем лучше". Он попытался обойти стоявшего на дороге мужика, еще раз удивившись, как постарел и сдал бывший одноклассник. Но тот, вдруг, выронил пластиковое ведерко, на дне которого лежал нож и, заикаясь, произнес:
  - Ссерега, ты?!
  - Я! - Кротов не выдержал и обнял мужика. - Здорово, Лёха!
  Тот в ответ, тоже облапил Сергея, кольнув недельной щетиной и, вдруг, всхлипнул. Охранники кинулись к ним, желая убрать мужика, но Кротов жестом остановил их.
   - Ведь ты тоже там был? Похоронили уже тебя, - бессвязно бормотал мужик.
   На Кротова пахнуло застарелым запахом перегара. "Теперь понятно, почему у него такой вид. Блин, в медмашину бы его". Тут до него дошло, что говорит одноклассник. Похоронили - нет, не должны были похоронку, я ведь должен быть "пропавшим без вести", трупа-то не было. "А он ведь тоже был в Афгане, - вспомнил Сергей. - По-моему водилой".
  Он отодвинул мужика и, встряхнув за плечи, с нажимом спросил:
  - Ну-ка еще раз! На меня что, похоронка пришла?
  Тот вытер выступившие слезы.
  - Да.
  - Почему?! Моего трупа там не было!
  - Да не знаю я! Колька Филиппов вернулся оттуда, он служил там, где и ты, только позже, он рассказывал, что ты в вертушке подбитой сгорел.
  - Твою медь! - от души выругался Сергей и подумал: "Как теперь идти к матери? У нее сердце всегда слабое было - еще удар хватит".
  Охранники сделали вид, что ничего не происходит, и лишь изредка поглядывали на них. Разойдясь немного вверх и вниз по дороге, они наблюдали за подходами.
  Сергей присел на подгнивший сырой пенек у дороги.
  - Ты что, Серега? - одноклассник замялся, помолчал пару секунд и, вдруг, выдал. - Сергей Николаевич, вы это зря тут присели, сейчас все штаны уделаете.
  Кротов вскинул голову:
  - Ты что, Леха, охренел? Ты чего меня на вы называешь?
  - Сергей Николаич, я же вижу, вы большим человеком стали. Нам уже не ровня...
  Сергей вскочил, схватил одноклассника за грудки и, раздельно выговаривая слова, сказал:
  - Лешка! Это в последний раз. Чтобы больше я не слышал этой ерунды. Я такой же, как ты!
  Охранники опять было хотели кинуться на помощь, но взгляд Кротова остановил их.
  - Отпустите... отпусти, - быстро поправился Лешка и согласился: - Хорошо, буду называть тебя как в детстве - Серый.
  Кротов улыбнулся.
  - Спасибо, Леха. Так-то оно лучше. Сто лет никто меня так не называл.
  Сейчас ему казалось, что ничего этого не было - ни Афгана, ни подбитой вертушки, ни космоса с его войнами, словно он опять пацаном носится по лесу, и пришло время идти домой. Даже небритый, пропахший перегаром и постаревший одноклассник, казалось, вновь стал прежним Смирновым Лехой, живущим выше по их улице.
  Сергей стряхнул наваждение и спросил:
  - Леха, что делать? Как домой-то идти? Боюсь, у матери сердце остановится.
  - Это точно! - Поддержал Смирнов. - Тетя Валя сильно сдала за это время. Болеет.
  Сердце Кротова сжалось, и в глаза словно песка сыпанули. Он отвернулся, чтобы скрыть непрошеные слезы и опять присел на пенек.
  - Леха, как там мои? Как батя? Как братишка?
  - Да нормально, че им сделается.
  Смирнов присел на корточки и сплюнул.
  - Батька твой крепкий, еще до сих пор водочку попивает.
  "Ну хоть что-то не изменилось"
  - Брат?
  - Да, черт его знает - он молодой, я его редко вижу. Ты мне лучше скажи, откуда ты взялся? Я на тебя смотрю, и мне до сих пор кажется, что я просто белочку словил и я сам с собой разговариваю. А про родных не переживай, я вперед пойду и подготовлю их.
  - Так ущипни себя, - усмехнулся Сергей.
  Он задумался - что рассказать Смирнову? Уже давно, еще с самого начала своей жизни в космосе, Кротов придумывал, что он расскажет родным, когда появится на Земле. В двухдневном полете с Цессии сюда он постарался придать легенде наибольшую правдоподобность. Изучая данные разведзондов о современной жизни планеты, Сергей только диву давался. Изменилось все! Исчезла даже сама страна, в которой он родился и жил, и, защищая интересы которой, воевал в Афганистане. Словно стоило ему покинуть родную планету, как его страна пошла в разнос. Если бы не разница в движении времени, конечно, этого бы не случилось - в космосе Сергей прожил чуть больше трех лет, а здесь прошло двадцать.
  Когда в Академии начали проходить курс межзвездной транспортировки войск, и он узнал об эффекте "обратного времени" при прыжке в подпростанстве, Кротов чуть с ума не сошел. Неужели все его родные уже умрут, когда он вернется сюда? Но после расчетов, которые, по просьбе Глемаса, ему сделали аналитики из МРОБ, вышло не так много - около семи лет на Земле на один его год в космосе. И вот он здесь, и воочию видит, что такое "эффект обратного времени" - его одноклассник вдвое старше него.
  - Да щипал я себя уже. Не помогает. Все равно смотрю на тебя и вижу, что ты остался точно таким же, каким я тебя видел перед армией. Бл...ь, но ведь так не бывает!
  Услышав мат, Сергей чуть не засмеялся - ну все! Теперь точно на родине!
  - Слушай, я долго рассказывать не буду. Потом, когда все уже соберутся - расскажу, чтобы сто раз не повторять.
  - Давай, - заинтересованно протянул Смирнов, - хоть коротко, а то просто как в бабкиных рассказах - и появился ты в лесу ниоткуда, и выглядишь, как будто все это время в хрустальном гробу пролежал. И сними очки, в глаза взглянуть хочу. Если бы ты не пошел, и я тебя сбоку не увидел, то в очках этих и не признал бы.
  - То, что вертушку мою подбили, - начал Кротов, сняв на время очки, - это чистая правда. Но вот дальше уже почти сказка, я остался живой, хоть и без сознания. Взяли меня духи. Потом от них попал к американцам, те вывезли в Америку.
  - Ни хрена себе, у тебя приключение! - одноклассник удивленно раскрыл глаза.
  "Знал бы ты правду - в обморок бы упал", - подумал Сергей. Но он прекрасно знал, что правду рассказывать бесполезно - никто не поверит, примут за сумасшедшего.
  - Сначала держали взаперти, а потом, когда времена изменились, отпустили. Пришлось устраиваться там, но мне повезло - неплохо устроился, денег заработал. Как только появилась возможность, сразу рванул сюда.
  По глазам Лешки Кротов видел, что тот поверил. Мелкие нестыковки он, видимо, пропустил мимо ушей.
  - А че не написал или не позвонил? Теперь у каждого телефон. В Америке-то поди у каждого их по пять штук?
  Стараясь быстрей замять неудобную тему, Сергей перевел разговор на другое.
  - Леха, ты давай иди, хочу скорей своих увидеть.
  Тот согласно кивнул, мол, понимаю, и подобрал ведро с ножиком. Покрутился, оглядывая лес вокруг, потом нырнул в кусты. Появился он уже без ведра.
  - Спрятал, - пояснил он. - Пусть здесь полежит. Пойду еще за грибами, я с похмелья, если похмелиться не найду, за грибами иду, если сезон, если нет - то просто в лес. Легче становится.
  - Ты не работаешь что-ли?
  - Нет конечно, нету ни хрена у нас в поселке работы. Половина не работают, а половина ездят куда-нибудь по вахтам. Живут только торгаши. Дружок твой, медведь, кстати, первый богатей на деревне.
  Сергею не верилось, он помнил длинный список профессий, требовавшихся на работу, висевший на стене конторы прииска. "Черт! Значит, до коммунизма не добрались, вернулись обратно в капитализм". Он знал все это из информации МРОБ, но одно дело знать, другое - увидеть самому. Сергей встал.
  - Давай, я иду помаленьку за тобой.
  - Это, Серый. - Смирнов замялся, тоскливо посмотрел в сторону, потом, решившись, продолжил. - Слушай, ты же, наверное, богатый, вон какой прикид. Займи мне сотню рублей, горит все внутри. Я понимаю, что встречины вечером будут, но не дотяну я.
  Одноклассник смотрел так виновато и просительно, что Сергей невольно опустил глаза.
  - Дам, Леха, дам.
  Он торопливо полез в карман, где лежали деньги, изготовленные в "пекарне" на крейсере. Вытащив пачку, он выдернул тысячу и протянул Смирнову. Тот широко раскрытыми глазами смотрел на купюры в руках Кротова.
  - Блин! Теперь верю, что ты из Америки.
  Он выхватил банкноту и шагнул на дорогу. Уже уходя, он понизил голос и спросил, кивнув на спутников Сергея:
  - А эти кто? Друзья или...
  - Охрана моя, - не стал в этот раз врать Сергей. Надо теперь поддерживать имидж богатого иностранца.
  Смирнов удивленно покачал головой, что-то хотел сказать, но промолчал и пошел вперед.
  
  Вокруг в кустах шумела летающая живность, иногда любопытные пичужки выпархивали из чащи, присаживались на качающуюся ветку придорожного куста и, скосив быстрые глазенки, рассматривали необычную троицу. Сергей поймал себя на мысли, что пытается с ходу определить, опасны эти птицы или нет. "Блин, совсем охренел, - одернул он себя. - Очнись, ты на Земле!"
  Лес постепенно редел, и, наконец, он увидел первые дома. Кротов остановился, разглядывая знакомый пейзаж. Ушедший далеко вперед одноклассник уже скрылся в переулке, а Кротов все не решался двинуться к домам. "Да что это со мной?! - разозлился он. - Как девчонка". Он, по привычке, быстро оглядел себя - не прилип-ли какой-нибудь листок к костюму - и решительно зашагал к домам. Их фасады выходили на противоположную сторону, на улицу, со стороны леса были только огороды и сараи. Людей почти не было, лишь в стороне, через три дома, в огороде копался мужик. Он остановился, выпрямился и долго, пока они не скрылись в проулке, все смотрел на вышедшую из леса троицу.
  Необычного вида легковая машина пронеслась по истрескавшемуся асфальту улицы. Кротов остановился. "Что за машина? - Мельком подумал он. - Никогда такой не видел". В это время появилась еще одна, потом еще и еще. При этом на несколько машин необычного вида - импортные, понял Сергей - приходилась лишь одна узнаваемая - жигули или нива. "Ни хрена тут движение! А Смирнов говорил, что народ безработный". Появились и люди. Они шли по своим делам, мимоходом бросали быстрые взгляды на Кротова и охранников и проходили мимо. "Блин, деревня совсем изменилась, - подумал Кротов. - Никому не интересны новые люди. В мое время было совсем по-другому". Он вспомнил, как пацанами они толпой бегали рассматривать каждую новую машину, появившуюся в поселке.
  Лишь одна пожилая женщина с очень знакомым лицом остановилась и с надеждой спросила:
  - Вы из города, из комиссии по ветхому жилью?
  Вопрос прозвучал словно на чужом языке. Сергей отрицательно замотал головой.
  - Нет, нет! Мы не из комиссии. Мы в гости.
  - И к кому же?
  Вдруг у женщины расширились глаза, она даже качнулась вперед, пытаясь разглядеть его. "Узнала", - понял Кротов. Сам он так и не вспомнил кто это. Женщина развернулась и чуть-ли не бегом бросилась в обратную сторону. На ходу она все время испуганно оглядывалась.
  До родного дома оставалось совсем немного, Сергей уже видел ограду из покрашенного синей краской штакетника, как вдруг калитка распахнулась, и на улицу выскочил высокий худощавый парень. Он остановился и огляделся. Увидев приближающегося Сергея, он побежал в его сторону. Сердце у Кротова екнуло - неужели? Чем ближе подбегал парень, тем меньше оставалось сомнений - это Вовка, младший брат. Хотя на лице парня уже красовались усы, но улыбку Сергей узнал бы и через тысячу лет, она осталась прежней - детской и непосредственной. Улыбка становилась все шире и шире. "Узнал!" В это время наперерез подбегавшему Вовке бросился один из телохранителей, второй встал за спиной, прикрывая тыл.
  - Пропусти его! Не трогай! - в сердцах закричал Сергей, тоже бросаясь навстречу брату. Телохранитель шагнул в сторону, и они встретились. Братья крепко обнялись, потом разжали объятия и принялись друг друга рассматривать.
  - Братан! Я знал, что ты вернешься! Я им не верил!
  Сергей подумал, что где-то уже слышал эти слова, потом вспомнил: так говорила младшая сестра Глемаса, когда они прилетели на Грон. Им тогда тоже пришло известие о его гибели.
  - Правильно не верил! Я и вернулся!
  Голос у брата изменился: окреп и наполнился мужской хрипотцой. На Кротова пахнуло запахом табака.
  - Ничего ты крутой! Ну-ка, сними очки, - Вовка потянулся и сам стянул темные очки с носа Сергея. - Вот так лучше, а то как Джеймс Бонд.
  - Как кто?
  - Ну ты че издеваешься! Дядя Леша сказал, ты в Америке живешь?
  - Правильно сказал.
  - А че тогда Бонда не знаешь? Кино не смотришь?
  "Эх, Вовка, знал бы ты, когда я последний раз видел кино", - подумал Сергей.
  Тут их прервали. Из калитки вышли еще два человека - Смирнов и старик в очках.
  - Серега, но че вы застряли? Вас же ждут! - крикнул одноклассник.
  - Батя, - шепнул Вовка, видя, что Сергей вглядывается в старика.
  Кротов быстро пошел навстречу отцу. Тот стоял и дрожащими руками протирал тряпочкой стекла очков. Было видно, что он крепится, чтобы не показать волнения, но руки выдавали его.
  - Вернулся... - прошептал отец, когда Сергей обнял его. И, вдруг, не выдержал и заплакал.
  - Отпусти, - дрожащим старческим голосом попросил он, - очки сломаешь...
  Быстро отвернувшись, он той же тряпочкой, что протирал очки, вытер глаза. "Батя в своем репертуаре, - подумал Кротов. - Типа, настоящий мужик не плачет".
  - Пошли в дом! Мать ждет!
  Одноклассник тянул их в калитку, голос у него стал веселым, глаза заблестели. "Налили ему старики, - понял Кротов. - Сразу заговорил".
  - Пойдем, пойдем, сына, - засуетился и отец. - А то вон люди уже смотрят. Мать-то ходить плохо стала, ты её не суди, что не вышла.
  Сергей рванул вперед всех и успел вовремя, мать-таки вышла из дома и, держась за перила, спускалась с крыльца. Увидев забежавшего в ограду сына, она заблажила:
  - Ой, ой...сынок...ой, да где же ты был...
  Ноги её не выдержали и она начала заваливаться на колени, Сергей едва успел подхватить её.
  - Все, успокойся, мама! Я дома, я вернулся!
  Мать вцепилась в его костюм и никак не хотела отпускать. Прижавшись седой головой к его груди, она, не скрываясь, плакала.
  - Мама, пойдем в дом, - поглаживая её по спине, уговаривал Кротов.
  - Да успокойся, старая! - отец уже взял себя в руки и начал командовать. - Иди в избу, сын хрен знает, откуда прилетел, есть, наверное, хочет, как волк, а ты тут нюни разводишь.
  Напоминание о том, что сынок голодный, мгновенно вернуло мать к жизни.
  - Ой, прости, сына, ты же с дороги, есть хочешь.
  Сергей, поддерживая, помог матери подняться на крыльцо. Из дверей дома навстречу им шагнул один из охранников:
  - Все чисто, можно заходить.
  - Сгинь, - не выдержал Кротов, но спохватился - десантник ни в чем не виноват, он делает свою работу. - Спасибо, лейтенант, свободны.
  
  Мать отправила сына в зал:
  - Посиди пока. Телевизор посмотри, пока я на стол соберу.
  Однако каждую минуту заглядывала и смотрела на него, причитая:
  - Нет ничего вкусненького, не готовились мы, не знали... К вечеру наварим, покормим тебя по-настоящему. Ты, поди, в Америке своей забыл, как пельмени выглядят?
  В следующий заход начинала плакать:
  - Что же ты не сообщил-то нам, хоть что жив?
  Поняв, что она так и будет бегать смотреть, он перешел в кухню, чтобы быть на виду. Отец с братом о чем-то посовещались на улице, и брат с одноклассником Лехой ушли. Отец тоже пришел в кухню, мать собрала на стол, и начались бесконечные разговоры. Сергей не хотел, чтобы родные устраивали пышную встречу, и попытался отговорить их от этого. Чем меньше людей знает о нем, тем лучше. Родные вроде бы согласились, но он видел, что к вечеру они все равно готовятся, объяснив это тем, что совсем без посиделок не обойтись - не поймут, но будут только свои. К ограде подъехала машина и в дом вошли брат и Леха, они тащили ящик с бутылками.
  "Блин! - Сергей понял, что это водка. - Все изменилось, кроме этого. Похоже, веселье все-таки будет". Отец, понизив голос, спросил:
  - А что? Этих ты за стол не зовешь?
  Он кивнул в сторону двора, где на скамейке сидел один из охранников, второй расположился под окнами в огороде.
  - Они не согласятся, у них служба.
  Кротов не стал говорить, что он уже звал обоих офицеров к столу, но те ответили отказом, мотивировав так же, как и он - служба.
  Рассказывая придуманную легенду, Сергей успевал пробовать все, что мать приготовила "на скорую руку". На столе стояла большая сковорода, на которой шкворчало зажаренное с яйцами сало. На тарелках горками лежала колбаса, опять сало, но уже не жареное, огурцы, помидоры и хлеб. Сергей в первую очередь взял кусок хлеба и понюхал.
  - Сто лет не чувствовал запах хлеба, - он откусил кусочек и, почти не разжевав, проглотил.
  - Ты подожди, - остановил его отец. - Давай выпьем по маленькой за встречу.
  - Давай, - Кротов вздохнул. "Надо держаться, много не пить. Тут не Империя - никого этим не удивишь, а медмашина далеко". - Только я рюмку и больше не буду.
  Отца, однако, это обрадовало, а не огорчило.
  - Вот молодец! Так и надо, а то тут молодежь вся спилась.
  Мать тоже одобрительно качала головой.
  Водка ожгла пищевод, Сергей замотал головой и схватил кусок сала, стараясь быстрей зажевать "огненную воду". Отец с улыбкой смотрел на него.
  - Не пил давно, что-ли?
  Кротов только кивнул в ответ.
  - Тогда закусывай побольше, чтобы вечером перед родней не опозориться.
  Рассказ Сергея получился коротким: он знал, что чем больше подробностей, тем больше риск запутаться. Поэтому он постарался перевести разговор на другое, и сам принялся расспрашивать. Родители не заметили этого и с удовольствием начали рассказывать деревенские новости. Как ни странно, они не особенно переживали, что он живет за границей, даже наоборот - были довольны. Отец похвалил, мол, это хорошо, хоть здешнего бардака не видишь. Когда начались рассказы про нынешнюю жизнь, мать разошлась, она присела и стала вспоминать всех, кого знал Сергей. Мать рассказывала, но при этом не забывала подталкивать к нему то одно, то другое блюдо.
  - Ешь, сынок, ешь. Там о тебе, видно, хорошо заботятся, вон какой бравый - даже не постарел ни капли, но че то ты худоватый, видно, не ешь как положено.
  Сергей в ответ улыбался.
  - Мама, я вешу девяносто килограмм, а ты говоришь - худой...
  - Не знаю, сколько ты весишь, но вот это чтобы все съел.
  За столом просидели больше часа. Сергей уже давно отвык от таких посиделок, и ему не терпелось выйти из-за стола и пройтись по поселку, посмотреть, что тут изменилось за прошедшие годы.
  - Серега, а ты там женился?
  По тому, как замерли родители, ожидая ответа, он понял, что вопрос для них очень важен. На это тоже был давно приготовлен ответ.
  - Нет, есть подруга, но так, неофициально.
  - Вот и хорошо! - не выдержал уже отец. - Поживешь тут пару месяцев и найдешь нашу. Все лучше, чем ихние худые бабы - ни сварить, ни родить, ни с ребенком посидеть.
  "Черт! Началось. Как же им сказать, что я всего на пару дней?" Сейчас команда крейсера уже запустила операцию по "набору" кандидатов в команду Сергея. При нынешнем уровне войн и насилия на планете, наберут очень быстро. После этого надо сразу улетать, людей необходимо подготовить.
  Кротову помогли - появились первые гости и родители отвлеклись на них. Пришла тетка с другого конца поселка. Сергей сначала не понял, как она так быстро узнала про его появление, но разъяснила мать.
  - Ей Вовка первой позвонил, чтобы приходила.
  Тетка - родная сестра отца - тоже не сдержала слез, обнимая племянника.
  - Эх, не дождался Иван, вот бы посмотрел на чудо - Сережка вернулся, а ведь все уже давно тебя поминают на родительский день.
  Тетка Анна была как всегда в своем репертуаре, резала правду, несмотря ни на что. Мать замахала руками.
  - Уймись Анька! Никогда я не верила, что он погиб! Вот всегда чувствовала, что живой он...
  Мать опять заплакала. Тетка поняла, что сказала не то и бросилась утешать.
  - Прости, Валя, прости меня, старую, ты же знаешь, какой у меня язык.
  Сергей воспользовался моментом и выскользнул на улицу.
  В ограде на лавочке сидел спецназовец с каменным лицом, а рядом одноклассник Леха, брат и еще какой-то мужик курили и пытались его разговорить. Кротов подошел и спросил вскочившего офицера:
  - Лейтенант, не пора ли вам перекусить? Пойдемте, по очереди поедите.
  - Нет, капитан, мы на службе. Тем более пища нам не известна, мало ли, как она подействует на нас. Мы обойдемся "жареным мясом".
  Сергей не стал настаивать, подумав: "Ешьте пока свои таблетки, но все равно я угощу вас нашей едой. Погодите, наступит вечер". Курившие мужики застыли, слушая странный язык, на котором разговаривал Сергей.
  - Братишка, это ты по-каковски говоришь? Явно не инглиш, я его еще немного помню со школы.
  - Инглиш-инглиш, только американский, - не стал ничего объяснять Кротов.
  Все причастные к операции по комплектованию группы Кротова, как и сам Кротов, изучили основные языки Земли, поскольку набирать команду должны были со всей планеты, а не только русских. Для обладателей чипа это никакой проблемы не составило, а Сергею пришлось просидеть в лингвошлеме больше часа. Сейчас телохранители понимали все, что говорили вокруг, но отвечать не стали - так было решено с полковником Беррингом еще до высадки на Землю.
  - Пойдем, братишка, покажешь двор, и поговорим заодно.
  - Пошли, - согласился тот. - Ты Кольку-то хоть узнал?
  Мужик, который курил, присев на корточки, поднялся и взглянул на Сергея.
  - Я тебя сразу признал. Ты точно такой же, каким в армию уходил, только заматерел немного.
  Вглядевшись, Сергей тоже признал говорившего - сосед Коля. Он был старше года на два и как раз вернулся из армии, когда у Кротова были проводины.
  - Колян, ты что-ли?
  - Ты смотри, с ним поосторожнее, - подал голос брат. - Он теперь власть, милиция.
  Кротов вопросительно посмотрел на соседа. Тот махнул рукой.
  - Не слушай ты этого балабола, какая я власть - участковый.
  - Как мне помнится, участковый был царь и бог в поселке.
  - Это раньше было, а теперь... ты мне скажи, у тебя с документами все в порядке? И где твоя машина?
  Сергей засмеялся.
  - Все ты мне врешь! Ничего не изменилось, милиция как всегда бдит. Все у меня в порядке, как бы иначе я в страну попал? А на машине мой представитель уехал в райцентр, надо как раз оформить кое-какие бумаги.
  Милиционер поверил или сделал вид, что поверил, но больше ничего не спрашивал.
  - Пойдем, что ты там хотел посмотреть.
  Брат пошел к калитке в огород, Сергей кивнул соседу и направился за ним. Как только они оказались одни, брат резко повернулся и сказал:
  - Ну, а теперь давай правду рассказывай! Не то дерьмо, что ты всем лепишь.
  - Ты, что братишка? Какое дерьмо? Все рассказываю, как есть.
  Кротову было противно врать брату, но ничего другого не оставалось, не рассказывать же ему об Империи.
  - Эх ты, братишка, - Вовка выделил это слово, чтобы оно прозвучало издевательски. - Не доверяешь? А когда-то у нас не было тайн друг от друга. Но и черт с тобой. Только не рассказывай никому, что ты на машине приехал, когда Леха вас в лесу встретил - люди-то не дураки.
  - Ладно, брат, - примирительно сказал Кротов. - Придет время, все узнаешь. Я клянусь. Просто подожди немного.
  Пока они бродили по заднему двору, во дворе появились новые гости. Пришли еще соседи. Сергей их не узнавал, похоже, поселились уже после его ухода в армию. Женщины сразу ушли помогать готовить, а мужики остались в ограде и закурили. Кротов уже так отвык от табачного дыма, что не смог даже стоять рядом. Сам он, еще пацаном, накурился однажды до одури отцовским "Беломором", и этого хватило ему на всю жизнь.
  Мужики разговорились о своем - о машинах, о рыбалке, о цене на бензин - Сергей стоял и слушал, лишь коротко отвечая, когда его спрашивали.
  Когда он зашел в поселок и увидел первых людей, его посетило чувство, что он здесь совсем чужой. И сейчас он понимал, что это действительно так - все их проблемы, радости и беды казались мелочью, не заслуживающей внимания, что он даже заругался на себя: "Кончай считать себя выше! Если бы не случай, сам бы тянул эту лямку". Умом он понимал, что права пословица - можно войти в реку с того же места на берегу, где купался в детстве, но никогда не нырнуть в ту же воду, в которой плескался тогда - однако в душе был разочарован, он-то рвался как раз не просто на Землю, он рвался в тот мир, который окружал его тогда, в котором было уютно и весело, в котором были друзья до гроба, в котором дрались до первой крови, а девчонки все были красавицы. Сергей вздохнул: "Вот ты и посмотрел Землю!" Он уже думал, что зря попросил два дня на побывку, хватило бы и одного, но, вспомнив о родителях, опять укорил себя: "Только о себе думаешь".
  Его мысли прервал брат.
  - Ты друганов-то своих помнишь? "Чирка" и "Быка"?
  - Конечно! Где они? - загорелся Кротов. Это были настоящие школьные друзья - Серега Чирков и Пашка Быков. Когда-то они вместе сбегали с уроков и лазили по заброшенным шахтам.
  - Здесь, в поселке. Сейчас позвоню, приедут.
  - Давай, только не говори про меня, пусть сюрприз будет.
  После недолгих переговоров Вовка кивнул.
  - Сейчас приедут. Не хотели, пришлось сказать, что их Коля-мент зовет. Приедут злые, думают, опять Колька из них взятки выжимать будет.
  Весь этот разговор, когда брат как о чем-то совершенно обычном говорит о взятках, которые милиционер берет у людей, а тот стоит, слушает и только улыбается, показался Кротову настоящим сюрреализмом. Что же произошло с этим миром?
  Друзья появились только через час. За это время Сергей узнал многое о жизни в современном поселке. Почти все было внове, все больше подтверждая, что этот мир стал для него почти таким же незнакомым, как и какая-нибудь только что открытая для контактов планета в Приграничье. Сергея неприятно поразило то, что в разговорах мужиков почти все крутится вокруг темы денег. Он не помнил, чтобы в то время, когда он был частью этой жизни, люди так относились к деньгам. О них вспоминали, когда они кончались Но и это была не проблема - всегда можно было занять у соседей три-пять рублей до зарплаты. "Сейчас, наверное, никто в долг не дает". Да и суммы в разговорах теперь крутились совсем другие - сотни тысяч и миллионы. Даже запившийся одноклассник Леха говорил о больших деньгах, словно они могли появиться в его жизни. При этом никто не говорил о том, чтобы их заработать: все говорили о кредитах, продаже и перепродаже и тому подобных способах добычи денег.
  Особенно Сергея удивил разговор об индивидуальной старательской добыче золота. Теперь каждый мог, взяв лицензию, идти мыть золото. И на этом уже сидела целая мафия скупщиков. А в памяти Кротова было совсем другое - как посадили на десять лет отца одной из одноклассниц, работавшего на прииске, уличенного в краже "таракана" - небольшого золотого самородка из ковша драги.
  Кротову становилось все более скучно. "Блин, похоже, на Цессии было гораздо интереснее". Даже покушения на его жизнь, происходящие с завидной постоянностью, теперь, издалека, казались только развлечением.
  Съехав с дороги, к ограде подкатил большой черный автомобиль, весь сверкающий хромом и лаком. Здесь, в деревне, он смотрелся совсем не к месту. "Неистребимы наши понты", - усмехнулся Кротов. Прогудел мощный сигнал, и дверцы машины распахнулись. С переднего пассажирского сиденья вылез здоровый лысый мужик с круглым раскормленным лицом и небольшим животом, выпирающим из-под рубашки. Сергей отошел к крыльцу, чтобы его не сразу заметили, и разглядывал оттуда вновь прибывшего. Как не изменился друг за прошедшие здесь десятилетия, Кротов узнал его - Чирок, он же Чирков Сергей Прокопьевич. Из-за машины показался вылезший с водительского места второй мужик. Этот был также в трикотажной рубашке с коротким рукавом, но в этот раз она обтягивала огромный живот. Лицо Быка - Быкова Павла Николаевича, как ни странно, совсем не изменилось, только каждая черта стала крупнее: и нос, и массивные щеки, и губы. Хотя глаза были спрятаны за зеркальными черными очками, Сергей без труда признал бывшего друга. "Этого я, пожалуй, признал бы в любом месте, морда совсем не постарела, даже ни одной морщинки нет".
  Один за другим тяжеловесы прошли в калитку. Шедший сзади Быков, не обращая внимания на всех остальных, с ходу напал на милиционера.
  - Ты че, Коля? Зачем звал? Мне че, делать нечего, как по гостям разъезжать? И че к Кротовым, че не у тебя?
  - Здорово, мужики! - Чирок стал здороваться со всеми за руку. Бык тоже оглянулся, как будто только сейчас заметил остальных, и лениво сунул руку Вовке и соседу, потом подошел к Коле. Сергея неприятно поразило поведение Лехи, он бочком подошел к прибывшим и тихо поздоровался:
  - Здравствуйте, Павел Николаевич.
  Бык не глядя подал руку и продолжал разговаривать с соседом-милиционером.
  - Че молчишь-то? - спросил он, глядя на загадочно улыбающегося Колю. Сергей стоял в стороне, никто не смотрел на него. Наконец он не выдержал и крикнул:
  - Чирок! Бык! Вы, черти обуревшие!
  Оба прибывших резко оглянулись. За секунды на их лицах сменилось несколько выражений. Кротов расхохотался.
  - Ну и рожи у вас! - он вышел из закутка у крыльца и шагнул к бывшим друзьям. Первым очнулся Чирков.
  - Бл..., - выматерился он во все горло. - Это ты что-ли?
  - Да, Серега, это я! - весело ответил Сергей и обнял постаревшего друга. Тот опять выругался от избытка чувств и сжал Кротова так, что у того хрустнули Кости.
  С недоумением глядевший на эту сцену Быков, вдруг, тоже очнулся.
  - Серега! - закричал он и обхватил своими лапищами сразу обоих.
  - Кончайте, хряки! Задавите на хрен! - Кротов смеясь, попытался вывернуться из объятий.
  - Ну-ка отпусти его, - поддержал Быков, отодвинувшись в сторону. - Дай-ка посмотреть на это чудо.
  Друзья смотрели на Кротова, и лица их становились все более озадаченными.
  - Ты что, с того света, что-ли? - Бык никогда не отличался деликатностью. - Мы за тебя на каждой пьянке пьем, а ты, блин, живой! Как это? И как ты так сохранился? Ты ведь на морду точно такой же, как двадцать лет назад.
  - Он же в Америке живет, - подал голос брат Вовка. - А там медицина не то, что наша. Видел по телику, как у них президенты выглядят?
  - В Америке?! Ни х... себе! Как ты туда попал? Вообще давай все рассказывай! Блин, а мне надо срочно выпить!
  Быков оглянулся и приказал Смирнову:
  - Леха! Иди, там на заднем сиденье у меня бутылка, тащи сюда.
  - Да, брось, у нас есть, - попытался остановить его Сергей. - Мои встречины готовят.
  - Че там у вас есть? - не стал слушать его Бык. - Водка из моего магазина? Пусть её Леха пьет! У меня французский коньячок, один духан чего стоит.
  Смирнов без возражений отправился к машине. Быков опять скомандовал, теперь уже Вовке:
  - Мы в избу не пойдем, счас там беготня. Ты принеси-ка нам стаканы и занюхать что-нибудь.
  Сергей усмехнулся - французский коньяк не добавил Быку культуры, а богатство, похоже, сделало его толстокожим и бесцеремонным.
  Закусив "Хеннесси" нарезанной колбасой, Бык развалился на скамейке и напомнил:
  - Ну, ты что, нам рассказывать-то будешь?
  - Давай, Серый, расскажи! - поддержал Быка Чирков. - А то, прямо не верится, что ты вернулся. Как будто из телевизора история.
  Кротов повторил то, что перед этим рассказал родителям. Все собравшиеся возле лавочки закурили и внимательно слушали. Когда Сергей закончил, Быков оглянулся на Смирнова.
  - Че, Леха, могло такое быть?
  "Ты смотри, он мне не верит, что-ли?"
  Однако Алексей поддержал Кротова.
  - Запросто. А похоронили, потому что после взрыва в вертолете было месиво и не смогли разобрать где кто.
  Чтобы остановить дальнейшие расспросы, Сергей сам начал спрашивать:
  - Вы, давайте, мне расскажите, как живете? Вижу, жизнь удалась?
  Быков не стал скромничать.
  - Да нормально живем, Чирок, вон, на золоте сидит, а у меня пара магазинчиков.
  - Как это на золоте сидит?
  - Ты не слушай его, - подал голос Чирков. - Я просто начальник участка в прииске.
  - Гы-гы, - захохотал Быков. - Он просто начальник участка на прииске, а Лексус и дом в городе на зарплату купил.
  В разговор вступил сосед-участковый.
  - Ты, Павел Николаевич, язык попридержи, хотя бы дождись, пока я уйду.
  Реплика милиционера рассмешила Быка еще больше.
  - Вы че, блин, тут, как целочки? - он, как всегда, не выбирал слов. - Все в деревне знают, кто и чем занимается. Ты мне скажи, что ты не крышуешь золотоприносителей-одиночек.
  - Все, все, кончай, Павел Николаевич, - стушевался Коля.
  - Так и о себе правду тогда рассказывай, - брат Вовка поддел Быкова. - Расскажи, что магазинов у тебя не два, а все магазины в нашем поселке и половина в райцентре - твои. А половина жителей деревни - твои должники.
  - Какие должники? - вскинулся недовольный Пашка. - Это я по-свойски, по-соседски помогаю - всегда в долг даю.
  Вовка не стал отвечать, только махнул рукой и отвернулся.
  - Нет-нет, ты скажи, - начал вскипать Быков. - Ты как-будто в долг в моем магазине не брал.
  - Брал, - пробурчал брат. - До сих пор должен...
  Разгореться ссоре не дали крики с соседнего двора. Раньше там жила семья с Украины, но они вышли на пенсию и уехали на родину, а сейчас, по словам родителей, жила молодая семья приезжих: двое взрослых и ребенок. Вот плач ребенка и привлек внимание Сергея - слишком уж громко тот заревел. До этого из-за забора раздавались голоса на повышенных тонах и иногда плач женщины. Сергей подумал - семейная ссора и не обращал внимания. Однако, когда он расслышал злые голоса нескольких мужиков и взлетевший крик ребенка, не выдержал, подбежал к забору и, подтянувшись на досках, заглянул в соседский двор.
  - Твою медь! - выругался он и соскочил с забора. - Колька, пойдем, там соседа убивают!
  Он побежал к калитке. Открывшаяся картина происходящего у соседей не позволяла медлить: в окружении трех молодых парней в кожаных, не смотря на теплый вечер, куртках, стоял на коленях молодой мужчина. Один из парней с короткой стрижкой ежиком и черными усиками прижал к его лбу пистолет и что-то грозно выкрикивал. На крыльце дома, держа на руках девочку лет пяти, плакала молодая женщина.
  К удивлению Кротова никто не пошевелился, а Коля, наоборот, стал останавливать его:
  - Не ходи, Серега. Там сами разберутся.
  У Сергея отвалилась челюсть - там сейчас убьют соседа, но никому нет никакого дела.
  - Да вы охренели!
  Больше не обращая на остальных внимания, он побежал к соседям. Спецназовец рванул за ним. Они обежали черную иностранную машину, похожую на уазик, и заскочили во двор. К ним бросилась женщина.
  - Помогите! Они убьют его!
  - Убери пистолет! - жестко приказал Кротов. Охранник уже обходил троих молодчиков, стараясь зайти со спины. Сергей заметил, что из огорода появился второй спецназовец, троица в кожанках его не заметила. "Перепрыгнул через забор", - понял Кротов.
  - А ты кто такой? - вся троица повернулась к Сергею. Пистолет бандит так и не убрал, хотя больше не тыкал им в стоящего на коленях парня.
  - Это не ваше дело, кто я такой, - продолжая наглеть, холодно ответил Кротов. - Ваше дело собраться и свалить отсюда как можно дальше. Чтобы я вас здесь больше не видел.
  Сбитые с толку его уверенным поведением, бандиты растерялись.
  - Ты че, мужик, наезжаешь? Это наша территория, наши разборки. Мы в твои не лезем, и ты шагай мимо.
  В это время в ограду вошли четверо - брат Вовка, Коля, Бык и Чирок. Увидев пришедших, бандиты обрадовались.
  - Здорово, мужики! - парень с усиками сунул Макаров в карман, но не быстро, а спокойно, так что пистолет видели все.
  - Все уважаемые люди здесь, - продолжал он. - Объясните мне, что происходит? Мы работаем, на чужую территорию не лезем, а тут приходит вот этот, - он показал на Кротова, - и начинает качать права.
  - Все, Аслан, успокойся, - миролюбиво, как с друзьями, заговорил милиционер Коля. - Человек новый, нашей жизни не знает, вот и вмешался. Сейчас мы уйдем, а вы потише тут работайте. Че случилось-то?
  - Да вот, шакал, - тот, кого назвали Асланом, ткнул пальцем в так и сидевшего на коленках парня. - Деньги должен и не хочет отдавать.
  - Я же объясняю, - торопливо начал тот. - Не фартит, моем-моем, а золото только грамулька. Есть-пить тоже надо.
  - Все, замолчи! - грубо приказал Коля. - Разберетесь. Ребята - люди справедливые, зря наезжать не будут.
  - Да мы что? Бандиты какие-нибудь? - усмехнулся черноусый. - Мы бизнесмены, дали ему помпу, деньги на продукты, завезли в тайгу на своем вездеходе, все как положено, а когда долги отдавать - он уже два месяца нам втирает, что не фартит.
  Сергей стоял, словно оглушенный. "Куда я попал? Это что - Зорн, что-ли?" Ему казалось, что он совсем не на родной Земле, а где-нибудь на враждебной территории чужой планеты. На той Земле, которую он помнил, никогда бы не произошло такое - милиционер уговаривает бандитов, не обращая внимания на оружие, на то, что они только что издевались над человеком, его соседом. "Вот хрен им всем! - вскипая, решил Сергей. - Жизнь изменилась? Так сейчас увидите, что она совсем не изменилась!"
  Сделав незаметный знак рукой приблизившимся на расстояние броска спецназовцам, он решительно шагнул к черноусому.
  - Меня ваши дела не касаются, но так как это мой сосед, трогать его вы больше не будете! Когда у него появятся деньги, он отдаст долг, а сейчас, как я уже вам говорил - валите отсюда!
  - Серега, не лезь не в свое дело! - голос Коли был раздраженным и злым.
  - Я не хотел, все видели, я не хотел, - пробормотал бандит и вдруг, не замахиваясь, нанес удар в лицо Сергея. Кулак его, однако цели так и не достиг, Кротов ждал чего-то подобного и, уклонившись, перехватил руку. В одно мгновение черноусый оказался на земле, а Кротов заламывал ему руку за спину, нашептывая в ухо непонятные слова.
  - Никогда не подымай руку на спецназ Империи, можешь её лишиться.
  Никто не успел среагировать, а рядом уже лежали сбитые с ног оба других бандита. Ускорившиеся охранники действовали молниеносно: смотав руки бандитов паутиной, они вскочили и стояли, контролируя остальных людей.
  - Никому не двигаться! - скомандовал Кротов. - Они разбираться не будут, если решат, что вы для меня опасны. Положат вот здесь, рядом!
  Приказ был излишним - никто и не думал что-либо предпринимать. Все стояли, раскрыв рты - слишком быстро все произошло. Сергей выхватил из кармана бандита пистолет и позвал охранника:
  - Зафиксируйте его тоже!
  Аслан, стонущий от боли в заломленной руке, почувствовав слабину, начал рваться и, ругаясь на своем языке, попробовал встать. Но спецназовец за пару секунд успокоил его, склеив за спиной руки и для верности заклеив кусочком паутины рот бандита.
  - Ё...! - выругался пришедший в себя Коля. - Серега, что ты натворил! На хрен ты, вообще, вернулся. П...ц тишине в поселке!
  И Быков, и Чирок тоже смотрели на Кротова с укоризной, словно он был в чем-то виноват. Однако он себя виноватым не чувствовал. Он посмотрел на брата - тоже осуждает? Но нет - брат только удивленно раскрыл глаза.
  - Ни хрена вы бойцы! Чеченов за полсекунды уложили!
  Коля-милиционер запсиховал - он подбежал к Аслану, бешено вращавшему глазами, и попытался сорвать с его лица паутину. Ничего не добившись, он опять кинулся к Сергею.
  - Ты, что б...ь! Отпусти их! - заорал он, потом внезапно сменил тон и начал просить:
  - Серега, отпусти их, бога ради, ведь война начнется, трупы в поселке будут. Блин, только недавно они с хунхузами отвоевали, а тут ты...
  - Он прав, - виновато опустив глаза, поддержал Чирок. - Ты где-то за морем прожил, ни че не видел, а мы тут насмотрелись.
  Кротов посмотрел на униженного соседа, на его жену и спросил:
  - Что вы скажете? Отпустить?
  - Да, да, - закивал головой парень. - Отпустите их, я сам виноват.
  - Да они же тебя чуть не убили? - разозлился ничего не понимающий Сергей. Потом махнул рукой и сказал спецназовцам:
  - Освобождайте, - повернулся к Коле и протянул ему Макаров. - Надеюсь, оружие ты им не вернешь?
  - Нет-нет, - быстро согласился тот. - Сейчас они уедут, и все дела.
  - Эх вы, земляки, - вздохнул Сергей. - Ладно, пошли отмечать мой приезд.
  Он посмотрел на парня: тот, наконец, поднялся с колен и отряхивал грязные штаны.
  - Как зовут?
  - Игорь.
  - Собирайтесь, пойдем к нам, пока эти не уедут.
  Кротов после всего произошедшего ни на грош не доверял милиционеру. Веселье встречи испарилось. Все примолкли. Сергей чувствовал, что землякам стыдно за такое поведение и ждал, что хоть кто-нибудь выскажется и объяснит. Однако никто не заговорил.
  Перед тем, как выйти из ограды, Кротов шепнул спецназовцу:
  - Приглядите за ними, чтобы точно уехали.
  Пока происходили эти разборки, в ограде Кротовых собрались немногочисленные гости. Мужики курили во дворе, а женщины ушли в дом. Последней появилась та самая женщина, которая встретилась утром на улице и которую Сергей тщетно пытался вспомнить. Она, похоже, пришла без приглашения и, войдя во двор, остановилась и поздоровалась со всеми. Бык, Чирок и Леха радостно приветствовали её и стали бросать какие-то одним им понятные шуточки. Однако она отвечала односложно и не сводила глаз с Кротова. Сергей не то чтобы смутился - теперь его женским взглядом в упор из равновесия уже не вывести - но почувствовал себя неловко. Она явно ожидала от него какой-то реакции. Кротов дернул брата за рукав.
  - Ну-ка, подскажи, кто это?
  Брат изумленно глядел на него:
  - Не узнаешь?! Это же Наташка! Любовь твоя школьная.
  Как только Вовка назвал имя, Сергея пробило - конечно же, это была она - Наташка, одноклассница и соседка, с которой в свое время на вечеринке нацеловался так, что губы потом одеревенели. Когда-то в десятом классе он весь год провожал её домой, ходил с ней на танцы и в классе их считали парочкой. Однако то, что после школы Наталья поступила в институт, а он не смог, разлучило их. Сергей отнесся к этому легко и не понимал наполненных тоской писем, приходивших от нее из города. После того, как ушел в армию, он еще несколько раз получал её письма и сейчас не помнил уже, ответил на них или нет.
  Узнав, кто перед ним, Кротов вгляделся в лицо женщины. "Черт! Конечно, это она! Как жизнь её потрепала". На самом деле Наталья выглядела не лучше и не хуже своих сверстниц, перешагнувших сорокалетний рубеж, просто Сергей оценивал её с уровня своего возраста, когда все, кому за сорок, кажутся глубокими стариками.
  Кротов шагнул к бывшей подруге и неловко, не зная, как теперь её называть, поздоровался.
  - Привет, Ната.., - он запнулся, потом выбрав средний вариант, продолжил. - Наталья, прости, сразу не узнал. Голова забита мыслями, поэтому такой невнимательный.
  Та, не отвечая, отвернулась в сторону и, вдруг, заплакала.
  - Не смотри, Сережа... - тихо попросила она и полезла в сумочку за платком. Вытерев слезы, она повернулась к нему и, попытавшись сделать веселое лицо, поприветствовала:
  - Ну, здравствуй, Сережка! С возвращением!
  Она шагнула к нему и обняла. Сергей ткнулся губами в её губы и почувствовал, что целует совершенно незнакомого человека. Та Наташка, которую он помнил, была хохотушкой с искорками в глазах, с упругой пахнущей ромашкой кожей и губы её тоже были упругими и сладкими.
  Отодвинувшись, она опять оглядела его и высказала то, что, по-видимому, давно мучило её:
  - Сережа, ну как я тебе? Совсем старая? Ты-то вон, совсем не изменился, только еще расцвел.
  - Нет, что ты, - с жаром принялся разубеждать её Кротов. - Ты прекрасно выглядишь! Расскажи лучше, как живешь? Замужем?
  - Была. Ты же не вернулся.
  - А ты что - ждала?
  - Дурак ты, Сережка. Ладно, что было, то быльем поросло. Пригласишь на встречины?
  - Конечно-конечно! Знал бы, что ты здесь, сам бы сходил за тобой.
  - Ой, не ври, Сереженька, - вздохнула она. - Я же чувствую, что ты и не вспоминал меня. Ты женат?
  Сергей задумался, вроде бы женат, хоть и неофициально, и даже сын растет на Баррахе, а вспоминается при таком вопросе, совсем другая - та, что лежит на Планете Тысячи Радуг. Однако чтобы прекратить эту тему, подтвердил:
  - Да, женат.
  - Красивая?
  Сергей улыбнулся, вспомнив Шевезу с Калашниковым в руках и луком за спиной.
  - Да, хорошая.
  "А как метко стреляет!" - хотелось добавить ему. Но вместо этого он повернулся и начал всех приглашать в дом, отец с крыльца давно показывал ему, что надо заводить гостей.
  Когда все расселись, шумя и перекидываясь шутками, Сергей решил сказать тост и поднялся. Держа в одной руке рюмку с водкой - Бык расщедрился и приказал привезти из его магазина какую-то особенную - он постучал вилкой по бутылке, призывая всех послушать.
  - Дорогие мои гости, - начал он, но закончить ему не удалось: на руке завибрировал коммуникатор, и почти одновременно в зал вбежал один из охранников - Сергей так и не смог уговорить их сесть за стол. Он глянул на экран и поставил рюмку, подбежавший спецназовец хотел доложить, но Кротов остановил его:
  - Тихо, я знаю.
  Он постучал по комму, показывая, что получил сообщение. Сигнал был красного цвета, еще и продублирован текстом. Такое не проигнорируешь. Опасность высшего класса! "Что там происходит?!"
  - Простите, я на минутку покину вас, - Сергей вышел из-за стола и, не обращая внимания на удивленные взгляды, вышел из зала.
  - У вас какая информация? - повернулся он к охраннику.
  - Сигнал тревоги. Высший уровень. Больше ничего. Мы послали запросы - молчат.
  Сергей тоже настучал на комме код запроса и, не дожидаясь ответа, тут же набрал код прямого вызова полковника Шадля Берринга - в первую же встречу на корабле полковник дал ему данные персонального кода. Ответа не было. Сергей выругался - непонятное молчание крейсера было гораздо страшнее, чем красный сигнал опасности.
  - Не бросили же они нас? - мысль о гибели новейшего крейсера в этом глухом районе космоса он даже не допускал. Неужели продолжается то, что началось еще на Цессии - непонятные аварии и неспровоцированные нападения? В первом же разговоре на крейсере Берринг рассказал, что авария на флаере, доставлявшем их в космопорт, была подстроена. Как ни старались неведомые противники замаскировать все под сбой электроники, специалисты МРОБ нашли следы чужого вмешательства в программу автопилота. Но там, на столичной планете, все было четко направлено против него, здесь же что-то произошло с крейсером как раз тогда, когда его там не было.
  - Вы проследили? - отвлекся на минуту Сергей. - Эти бандиты уехали?
  - Да, все в порядке, я прицепил метку на каждого. Могу перебросить сигнал вам на комм.
  - Ладно, пока не до них, - отмахнулся Кротов. Все происходящее сейчас здесь, на Земле, потускнело и казалось мелким, не заслуживающим внимания, даже недавняя схватка с мафиози. Из зала вышел брат.
  - Но ты че? Все там уже заждались. Проблемы? - он заметил тревогу в глазах Кротова.
  - Нет, не переживай, так, дела кое-какие...- Сергей очнулся, надо идти к гостям, хоть немного посидеть с ними. "Вот, блин! Рвался на Землю забыть про все, а космос и не думает отпускать меня, - неожиданно он развеселился. - А если я сейчас расскажу правду, из-за чего переживаю, - что космический крейсер, на котором я прибыл, подал сигнал тревоги и пропал. Вот бы посмотреть на их лица".
  - Продолжайте вызывать, - приказал он спецназовцу. - Я пойду немного посижу. Если что - сразу докладывайте.
  "К черту, - решил он. - Не стоит портить всем настроение, бывало у меня и похуже, и ничего, все равно выкрутился!"
  - Пойдем, братишка, выпьем и забудем про все. Я ведь вернулся, и это главное!
  Только они успели пройти в зал и усесться за стол, опять завибрировал коммуникатор. Кротов глянул - сообщение от полковника Берринга - не стал читать, иначе так гости и не выпьют, и произнес короткий тост:
  - Дорогие гости, давайте выпьем за встречу! Я очень рад, что после стольких лет снова вижу вас!
  Мать всхлипнула и пробормотала, поясняя неизвестно кому.
  - Мы уже все глаза выплакали, а он жив-здоров и целехонек.
  Сидевшие дружно поддержали:
  - За встречу! - и зазвенели рюмками.
  Сергей выпил, занюхал кусочком хлеба и подцепил вилкой смотревший на него соленый груздь. Похрустывая грибом, незаметно начал читать сообщение.
  - Твою медь! - не сдержался он. Все недоуменно уставились на него.
  - Не обращайте внимания, язык прикусил, - попытался он объясниться.
  Материться было от чего - полковник скупо сообщал о нападении на крейсер превосходящих сил и о том, что долго продержаться они не смогут.
  "Твою медь! - повторил он, но уже про себя. - Такое происходит и Берринг мне просто письмо пишет. Он бы еще почтальоном отправил. Кто это может быть?! Напасть на корабль Империи с эмблемой МРОБ и семнадцатого батальона - это совсем идиотом надо быть! Явно не Кармадонцы и не Вольные Миры, им сейчас война совсем ни к чему - над всеми Цивилизованными Мирами нависла одинаковая опасность. Кто же тогда?"
  В самом конце сообщения Кротов увидел то, что его немного успокоило: на Землю отправлена ротная капсула с десантниками и полным вооружением для того, чтобы прикрыть его. Капсулой также отправлен меч - по правилам, во время нештатных ситуаций, он должен быть только у владельца.
  "Если все нормально, то скоро свяжутся, - решил Сергей. - Тогда и узнаем подробности". Вокруг уже становилось весело, гости еще не улыбались во все лицо, но расслабились и успокоились - водка делала свое дело. Тосты теперь говорили по очереди. Кротов опять поднялся и пошел к выходу. Гости оборачивались, смотрели ему вслед, но никто ничего не говорил.
  Он вышел на улицу и рассказал спецназовцу, находившемуся во дворе, о том, что сообщил Берринг, в ответ офицер рассказал ему свою новость - те трое, что беспредельничали в соседнем дворе, едут назад в деревню.
  - Да черт с ними, - отмахнулся Сергей. - теперь не до них, ждите вызова с капсулы. Как появятся, пусть поменяют вас. Отдохнете.
  В это время на крыльце показалась Наталья, она встревоженно оглядывала двор, но, заметив Кротова, заулыбалась:
  - Вот ты где. А я ищу.
  Она спустилась с крыльца и присела на лавочку.
  - Иди сюда, Сережа. Хочу немножко поговорить, пока не мешают.
  Кротов присел рядом.
  - Я слушаю, Наташа.
  - Эх, Сережка, Сережка, - провела пальцами по его щеке. - Даже не верится. Ты остался совсем такой же, даже кожа как у молодого. У меня сын выглядит так, как ты.
  - Понимаешь, - он чуть не покраснел от своего вранья. - Там так принято, нужно обязательно следить за собой, постоянно спорт, процедуры всякие.
  - Да, ладно. Я понимаю, это мы здесь о себе не думаем, не до этого. Думаем, как выжить. Наш сраный президент-пьяница совсем в задницу нас загнал.
  При упоминании политика голос Натальи сразу изменился, стал неприятным и старым.
  - Ой, не буду о плохом, - она махнула рукой. - Все равно не поймешь. Лучше скажи, ты думал обо мне?
  По тому, как она затихла в ожидании ответа, Кротов понял, что для неё это очень важно.
  - Конечно, Наташа, - Кротову было стыдно, но он продолжал врать, не желая лишать одноклассницу её прошлого. - Я всегда думал о тебе. Если бы не плен, у нас все бы было по-другому.
  Было видно, что она обрадовалась, хотя и старалась казаться спокойной.
  - Даже если ты врешь, все равно спасибо. Я ведь действительно ждала тебя. И институт готова была бросить, когда ты вернешься, а когда пришло известие о твоей смерти, я тоже как будто умерла.
  "Черт! А я ведь совсем о ней не думал! Какой я идиот - постоянно прохожу мимо своей любви". Он опять вспомнил Джерези, и сердце болезненно сжалось. Сергей обнял свою бывшую подругу и прошептал:
  - Прости, Наташа, видно не судьба нам.
  Она в ответ тоже прижалась к нему и часто задышала, удерживая слезы, потом оттолкнула и нарочито весело сказала:
  - Все! Вечер воспоминаний закончился. Ты мне скажи, что у тебя с чеченами произошло? Лешка рассказал мне немного. Ты смотри, осторожней, они очень опасные. Недавно делили с китайцами что-то, так настреляли хунхузов целую кучу. Менты даже с города прилетали, но все замяли. Такая теперь жизнь: за деньги можно хоть что и ничего тебе не будет.
   - Я вижу, - тихо ответил Сергей. - У вас теперь настоящий капитализм.
  - Это точно! - подхватила она. - Как у вас в Америке. Даже вместо генерального секретаря - президент.
  Кротов больше ничего не успел сказать - калитка открылась, и во двор вошли четверо близнецов в одинаковой одежде - строгих костюмах, галстуках и черных очках. Пришла смена его охране.
  - Ты миллионер, что ли? - ахнула Наталья. - Сколько их у тебя? Это же твои?
  - Конечно мои, - успокоил он её. - Ты, извини, надо переговорить.
  - Конечно, - она встала. - Но ты долго не тяни, заходи в дом, я жду.
  
  - Кто это был, выяснили? - сразу вместо приветствия спросил Сергей.
  Офицеры кинули кулак к груди, приветствуя его, потом один ответил:
  - Нет, когда мы уходили, еще ничего не было известно. По нескрываемым силовым полям станции дальней разведки крейсера высчитали, что корабли похожи на наши, имперские. Но это только расчетно, визуального контакта не было и опознавание "свой-чужой" у них отключено.
  - Сколько кораблей, выяснили?
  - В нападении участвовали, опять же расчетно, по показаниям спектрометров и массметров, около десятка кораблей разного класса, все не ниже фрегата. Главный удар был нанесен с таким расчетом, чтобы измотать и подавить нашу активную защиту. Если бы хотели уничтожить, действовали бы по-другому. Мы считаем, и расчеты тактического отдела это подтвердили, что они хотят добраться до нас живых.
  - Связаться с ними пробовали? Может это действительно наши? Земля ведь запретная планета?
  - Это не мой уровень, - офицер, в раздумье покачал головой. - Но МРОБ наобум никогда не действует, наверняка все разрешения и пропуска получены. Мы получили приказ на высадку сразу, как только началось нападение, и ушли, как только была отбита первая атака. Так что многого не знаем. Единственное - уже в атмосфере мы получили сообщение о том, что крейсер готов к уходу в подпространство.
  - Уже наверняка ушли, - Сергей опять присел на лавку. Надо обдумать ситуацию. - А где капсула и основной десант?
  - Там, где высаживали вас, недалеко за горой. С нами пришел еще взвод, сейчас занимают позиции вокруг.
  - Какого черта?! Вы же сейчас всех людей перепугаете!
  - Извините, капитан, ситуация серьезная, не до сантиментов. Но и, кроме того, все десантники в "призраках", так что никто их не увидит.
  - Блин, - выдохнул Сергей. - Так бы сразу и сказал. Я смотрю, и вы с экипировкой.
  В руках у десантников были армейские транспортные контейнеры.
  - Да. Захватили ваши броники, ну и, понятное дело, добавили вооружения - игольники, гранаты и, на всякий случай, пару плазмометов. Против землян это не нужно, тем более в этом районе нет регулярных войск, но в свете возможной высадки из космоса, пригодится.
  Кротов кинул взгляд на коммуникатор - прибор уже произвел идентификацию прибывших и на экране светились имена и звания.
  - Правильный подход, капитан Ньюрм. Одобряю, - с афганских времен в него вросло убеждение, что оружия и патронов много не бывает. - Связь с капсулой устойчивая?
  - Да. Здесь, в контейнере, блок боевой аварийной связи. Если что, думаю, сможем пробиться даже через "купол".
  "Семнадцатый батальон - серьезные ребята - подготовились как на боевой выход".
  - Вот это ваше главное имущество, капитан Кротов, - Ньюрм подал Сергею длинный бронированный пенал с модулем активной защиты. Сергей давно заметил его и без всяких пояснений знал, что там. "Не буду доставать меч из сейфа, - решил он. - Нечего лишний раз светить его".
  - Ладно, принимайте дежурство и отправьте сменившихся ребят ко мне в дом, - он уже знал ответ и поэтому даже не стал приглашать вновь прибывших к столу. Земные законы гостеприимства им были неведомы - служба превыше всего.
  Стараясь оставить все тревоги, связанные со службой, за порогом, он ушел в дом - родные и гости ждут. Присел на свое место и прислонил тяжелый пенал к стене рядом с собой. Через несколько минут появились двое сменившихся офицеров.
  - Звали, капитан?
  - Да! Теперь вы от меня не отвертитесь, садитесь и попробуйте земной еды. Если что, капсула недалеко, а там медмашина всегда наготове. Так что смело зарабатывайте расстройство желудка!
  В этот раз спецназовцы отказываться не стали - с боевого дежурства они сменились и в личное время могли расслабиться.
  - Выпьете? Алкоголь?
  Какие бы строгие не были правила у спецназа МРОБ, солдаты оставались солдатами - не выпить, если есть возможность, нельзя. Они синхронно кивнули.
  "Ну, наконец, я посмотрю, как принимают имперские желудки русскую водку, - заулыбался Сергей. - Эх, жалко, нет Глемаса, его бы я в любом случае напоил. И в баню сводил".
  - Ребята, немного крепковато, - предупредил он, наливая в рюмки водку. - Пейте одним глотком, так легче, и вот морс, запьете если что.
  Однако оба здоровых спецназовца решили побравировать, видя, как легко все пьют, а некоторые даже и не морщатся, словно это вода. Они отказались от морса и, дождавшись, когда Кротов наполнил и свою посуду, подняли рюмки.
  - У нас делают так, брат, бери рюмку, покажем, - Вовка поднял граненую стопку и они чокнулись, вызвав легкий звон. - Давайте тоже стукнемся, - он протянул руку к спецназовцам, те прикоснулись своими рюмками к его стопке. Тотчас сидевшие вокруг подвыпившие гости потянулись к новеньким со своей посудой. Над столом зазвенело.
  - Ну все, - остановил всех Сергей. - Пьем! За здоровье присутствующих, и дай бог сегодняшнюю ночь без приключений.
  Он легко опрокинул рюмку в рот и начал закусывать. Все последовали его примеру. Однако не у всех это получилось также легко, как у него. Со спецназовцами произошло то, что и следовало ожидать: они закашлялись, вытаращили глаза и судорожно шарили по столу в поисках, чем бы запить. Сергей быстро сунул им в руки предусмотрительно налитый морс. Земляне сначала с удивлением смотрели на здоровенных мужиков, захлебнувшихся маленькими рюмками, потом засмеялись.
  - Что, крепкая русская водка? Это вам не виски!
  Со всех сторон посыпались подначки гостей.
  - Ладно, перестаньте, - Сергей сам с трудом сдерживал улыбку. - Ребята не привычные к нашей выпивке. Сами вспомните, как первый раз пили.
  Он подтолкнул к оживающим десантникам тарелки.
  - Теперь надо есть. От этого напитка хороший аппетит.
  Те навалились на еду. "Солдаты, - одобрительно подумал Сергей, выпитое уже немного подействовало и на него, мысли были добродушные и все люди казались братьями. - Мечут все, не разбираясь в тонкостях кухни. Правильно, вдруг в следующий раз есть придется только через пару суток".
  Разгоряченные гости то и дело выходили покурить, разговоры за столом разбились на отдельные островки, и к Сергею подошла Наталья.
  - Пойдем потанцуем, - она раскраснелась, глаза блестели. В другой комнате кто-то включил огромный японский магнитофон и звучала незнакомая Сергею рваная мелодия.
  - Пойдем, - согласился он. - Только можно включить что-нибудь наше, помнишь из тех лет?
  - Сейчас найдем, - Наталья тащила его за руку.
  Над миром зазвучала мелодия из "Крестного отца", Наталья прижалась к Сергею и они медленно кружились. На Кротова нахлынули воспоминания - такое уже было, когда-то на школьной вечеринке. "Она специально, что ли, включила эту музыку?"
  Однако потанцевать им не дали: завибрировал коммуникатор и в зал забежал один из вновь прибывших спецназовцев.
  - Капитан, срочное сообщение!
  - Что опять у тебя случилось? - недовольно спросила Наталья, отодвигаясь от Сергея. - И на каком языке он говорит? Это же не английский?
  - Потом, потом, Наташа, - заторопился Кротов. - Срочное дело, после все объясню.
  Он махнул охраннику, чтобы следовал за ним и вышел на улицу. Остановившись на крыльце, посмотрел на экран комма. Сообщение было коротким - в атмосферу Земли вошел батальонный посадочный модуль, движется к месту посадки, надо срочно покинуть поселок и найти укрытие, он будет прикрывать.
  Спецназовцев было уже двое - подошел старший, капитан Ньюрм, он был уже в бронекостюме. Капитан отправил подчиненного менять экипировку, а сам остался на крыльце.
  - Куда уходим, есть место укрыться? Вам тоже надо переодеться!
  - Блин! Вы что творите? Сейчас всех перепугаем до смерти.
  Все курившие на улице мужики, действительно, разинув рты, смотрели на преобразившихся десантников. Кто-то из толпы спросил.
  - Серега, это что за космонавты? Вы что, маскарад устраиваете?
  Однако увидев, что спецназовцы достают из контейнеров игольники, все испуганно замолчали. Несмотря на необычный вид, даже ребенок бы понял, что это оружие.
  Сергей встряхнулся: "Все, спокойная жизнь кончилась! Как всегда, где появляюсь я - начинается война".
  - Давайте броник!
  Он сбежал с крыльца и, не обращая внимания на оцепеневших земляков, начал быстро переодеваться. Это было секундным делом. Узнавая хозяина, бронекостюм подогнал все части по размерам тела, маску Сергей опускать не стал.
  - Мамочки мои! Что это?!
  Вышедшая на крыльцо Наталья в испуге прикрыла ладонями рот. Глаза умоляюще уставились на Кротова:
  - Сергей, что это? Только не пугай нас.
  - Всем расходиться по домам! - Кротов начал действовать. - Надо спрятаться! Лучше всего укрываться в погребе. Сейчас здесь, возможно, начнется бой.
  - Серый, ты че несешь? - Быков, сидевший до этого на лавочке среди мужиков, поднялся и подошел к Сергею. - Если ты про чеченов, то все нормально, даже если приедут, мы замнем. Нас с Чирком они знают, мы люди серьезные.
  - Бык, блин! Шутки кончились! - прикрикнул Кротов, доставая из контейнера игольник. - Быстро прячьтесь! Чем глубже, тем лучше.
  Прослышав про случившееся на крыльцо вывалили остальные гости.
  - Сережка, - заплакала мать. - Что ты натворил? Что происходит?
  - Некогда разговаривать, мама, - он взбежал на крыльцо и, поддерживая, повел мать в дом, на ходу обернулся и еще раз повторил:
  - Идите и прячьтесь! Это не шутки! И всех, кого сможете, предупреждайте, чтобы прятались!
  Подтверждая его слова, в небе раздался гул. Сергей определил - катер-атмосферник - скорее всего, наши. Рев быстро нарастал, и через секунду над домом зависла батальонная капсула с большой эмблемой семнадцатого батальона на днище.
  - Вовка! - закричал Сергей. - Иди, уведи мать и отца! Спусти их в подвал, фонари, еды и воды возьмите. Может, пару дней придется посидеть.
  Сам он быстро сбежал с крыльца, на ходу крикнул десантнику, направившему трубу плазмомета на зависший катер:
  - Брось ты! Не видишь, наш?
   Капсула резко снизилась и исчезла за домами в районе школьного стадиона. Рев двигателей также быстро смолк.
  - Вы, идиоты! - закричал Сергей, глядя на застывших в изумлении земляков. От злости он перестал выбирать выражения. - Я вам сказал, бежать и прятаться! Какого... вы стоите ждете?! Пока десант упадет?
  - Это что? Война? - спросил молчавший до этого Чирок.
  - Да! - огрызнулся Кротов. - Это война.
  При слове "война", в толпе гостей кто-то охнул. Наконец они поверили и стали расходиться.
  Что-то лихорадочно набиравший на телефоне милиционер Коля вдруг выругался:
  - Е...ть, связи нет!
  - Это твои натворили? - обратился он к Сергею.
  - Не знаю. Вряд ли. Нам самим нужна связь.
  Кротов повернулся к готовому к бою спецназовцу.
  - Ну-ка, проверь.
  - Уже проверил, - спокойно ответил тот. - Похоже, "купол". Нас накрыли.
  - Если так, тогда точно вторжение.
  Десантник согласно кивнул. Потом напомнил Сергею:
  - Вам надо взять меч. В такой ситуации он всегда должен находиться при вас.
  "Блин! Далась им эта железяка, - мысленно выругался Кротов. Уже в который раз он пожалел, что его наградили этим мечом. - Не награда, а крест какой-то!"
  - Серега, не знаю, во что ты нас впутал, но если нужна наша помощь, говори, поможем. Тут у всех есть стволы, сам знаешь.
  - Спасибо, Бык! - растрогался Сергей. - Я помню, все вы здесь браконьеры. Но в нашей ситуации ничем помочь не сможете. Идите к семьям и прячьтесь. Надо продержаться как минимум два дня.
  На крыльце появился брат.
  - Серега, я посадил мать, тетку и отца в подполье. Матрасов им набросал, одеял. Че мне дальше делать?
  - Иди залазь вместе с ними!
  - Иди ты в жопу! Я еще в подполье не сидел. Тут брата убивать будут, а я в норке сидеть должен, трястись как мышь? Не забывай, я в разведбате служил, тоже был снайпером.
  - Братишка, тут ты не поможешь, - как можно миролюбивее ответил Кротов. - Тут совсем другая война и другое оружие. Я прошу тебя, иди к родителям.
  - Нет, Серега, - тихо, но твердо ответил Вовка. - Давай не будем трындеть, или дай мне вашу пушку, или я наш винт притащу, но там патронов кот наплакал.
  В это время из переулка дальше по улице, рыча и воя, выскочил армейский транспортер, немного погодя другой, оба направились в сторону дома Кротовых.
  - Ладно, Вовка, уговорил, иди в зал, там у моего стула стоит контейнер, длинный такой, принеси сюда, - однако про себя Сергей решил, что при первой же возможности где-нибудь спрячет брата, если нужно, даже против его воли. Гости уже разошлись, осталась только Наталья и соседи - те, которых Кротов спас от чеченов.
  - Вы чего ждете? Надо обязательно спрятаться и не показывать носа в течении двух, а то и трех дней. Может еще и обойдется все, посидите и вылезете, если все тихо. Мы пройдем предупредим, когда все кончится.
  - Сережа, мне некуда идти, я в гости приехала да узнать кое-что о доме родительском. Я давно в городе живу. Можно я останусь у вас?
  - Конечно, - кивнул Сергей. Он забрал у подошедшего брата контейнер с мечом и подтолкнул Наталью к нему. - Идите. Вовка, проводи Наташу к нам в подвал, она с нашими посидит. Да узнай, может им еще что нужно.
  - Хорошо.
  Они ушли. Подлетевший к дому транспортер резко вывернул к калитке и остановился, блокируя дорогу, второй транспортер повторил маневр чуть дальше. Десантные люки машин вскрылись и оттуда посыпались десантники.
  Сергей узнал коренастую фигуру Шадля Берринга. "Что за хрень? Он зачем остался?" Кротов никак не ожидал увидеть здесь командующего всей операцией. Он шагнул навстречу полковнику.
  - Капитан, быстро собирайтесь, уходим отсюда, недалеко есть подземное укрытие. Надо успеть до высадки.
  "Про что он говорит, какое поземное укрытие?" Сергей не сразу сообразил, что скорее всего Берринг имеет ввиду старые заброшенные шахты: когда-то в пятидесятые - шестидесятые годы на прииске добывали золото не только открытым способом, но и в штольнях.
  - Нет, я не могу! У меня здесь родные.
  Словно подтверждая это, рядом возник Вовка и спросил, кивая на стоявшего напротив полковника:
  - Начальство?
  - Да.
  - Понятно, скажи им, пусть дадут мне ваш автомат.
  По тому, как внимательно Берринг посмотрел на Вовку, Сергей сообразил, что полковник понимает по-русски.
  - Подожди, Вовка. Сейчас решим.
  - Брат? - не дожидаясь ответа, полковник объяснил: - Капитан Кротов, я думаю, что вся эта миссия по вашу голову. Мы все-таки смогли опознать принадлежность некоторых кораблей атакующей эскадры.
  - Чьи?!
  Сергей даже подался вперед от любопытства.
  - Наши, корабли Звездного Флота Империи.
  Сергей широко раскрыл глаза и хотел выругаться, чтобы по-русски прочистить ничего не понимающие мозги.
  - Корабли принадлежат двести четвертому Экспедиционному Флоту, дислоцировавшемуся в потерянном районе космоса. В том самом, куда мы должны были лететь после Земли. Выводы делайте сами.
  Кротов с самого начала подозревал, что это нападение как-то связано с ним, а теперь, после слов полковника, это подозрение укрепилось. Действительно, вряд ли корабли из зараженного района оказались здесь случайно. А какую ценность для "жизни" может представлять Земля, застрявшая в самом начале технологического развития? "Хотя, - он вспомнил, о чем говорил Император, - об особой стойкости землян к заражению. - Может в этом дело? Так что, возможно, я зря возомнил себя центром мира".
  - Так что главная ценность здесь - вы и ваш Меч, - словно отвечая на его мысли, подтвердил полковник.
  - Братишка, ну что насчет оружия? - не выдержал стоявший рядом Вовка.
  - Сейчас, Володя, подожди секунду.
  - Брат просит у вас оружие? Он хочет воевать? С Космической Пехотой? - удивился Берринг. - Он что, самоубийца?
  - Нет! - обиделся Кротов. - Он - мой брат! И он хороший солдат, не хуже любого пехотинца.
  - Так дайте ему хотя бы бронекостюм, - полковник обернулся к офицеру из свиты. - Прикажите принести броник из аварийки транспонтера.
  Через минуту Вовка натягивал на себя броню - универсальный армейский комплект из аварийного запаса транспортера - удивленно хмыкал и неверяще качал головой, выслушивая сведения о возможностях новой одежды. Особенно его добило то, что свободно одевшийся комбинезон, вдруг, сам подогнал себя под его размеры. Сергей подумал - может одеть в них всю семью? Но сразу отказался от этого - ни отца, ни мать не заставишь влезть в это технологическое чудо.
  - Блин, брат, - Вовка поднял на Сергея глаза. - Такое ощущение, что ты прибыл не из Америки, а откуда-то с другой планеты.
  - Опусти шлем, - не стал ни подтверждать, ни отвергать это Кротов. - Теперь подними глаза, видишь красную искорку вверху?
  - Да.
  - Сначала глянь на нее, потом вон туда, - Сергей показал на гору, видневшуюся за домами поселка. - Видишь?
  - Ешкина жизнь! Каждую веточку видно!
  - Понял, для чего это? Если хочешь разглядеть что-нибудь, просто повтори это - взгляд на огонек, взгляд на объект. Привыкнешь за пять секунд, будешь все автоматом делать.
  - Капитан, - вернулся полковник, отходивший к своим людям, чтобы дать какие-то распоряжения. - Если мы остаемся здесь, тогда строим оборону. Я уже скомандовал.
  Один транспортер сорвался с места и, ломая забор, въехал в ограду прямо к дому.
  - Вы че? Охренели? - вскочил Вовка. - Мы, блин, строили, строили...
  - Успокойся, брат! - прикрикнул Сергей. - Сейчас не до этого. Надо выжить! Пойми, ты, наконец, это не шутки! Не игра!
  Володька махнул рукой:
  - Ломайте все, только дайте мне тоже автомат, раз все здесь так серьезно.
  - Что ты не дашь ему игольник? - полковник Берринг услышал просьбу брата. - Думаю, если будет десант, нам каждый боец пригодится. И пусть какой-нибудь солдат покажет ему, как пользоваться, у нас с тобой есть другие дела.
  Берринг опять подозвал офицера и ткнул пальцем в Вовку.
  - Дайте ему игольник и покажите, как пользоваться. Не забудьте, у них нет чипов.
  Потом повернулся к Сергею.
  - Пошли, пока еще время есть.
  Но времени как раз и не оказалось - над поселком опять раздался рев, и в небе пронеслась пятерка штурмовиков. Они не атаковали сразу, как предписывает военная наука, а развернувшись, попытались зависнуть над поселком. Но с ходу выполнить этот маневр не удалось - ротный флаер спецназовцев, прятавшийся за горой, мгновенно прыгнул в воздух и, крутясь вокруг своей оси, выпустил несколько ракет. Сразу же, не ожидая реакции на первую атаку, пошел на сближение с одним из штурмовиков. Тот как раз только начал выполнять маневр и подставился кормой. Спецназовец был явно опытнее нападавших, не упустив момента, он вдарил по менее защищенной "заднице" врага изо всех огневых средств катера. Вспыхнуло сияние - системы защиты штурмовика бросили всю энергию на силовое поле, прикрывавшее корму, но в этом щите было одно уязвимое место - активная защита не прикрывала сопла двигателей, - туда и вошли две ракеты. Не дожидаясь взрыва, катер семнадцатого батальона свечой взмыл вверх и, выполняя то, что по-русски называлось мертвая петля, оказался выше штурмовиков. Сразу же, так и продолжая лететь вниз головой, он начал атаку на следующий катер. В это время из-за домов со стороны школьного стадиона раздался гул и в небо, быстро набирая высоту, начала подниматься батальонная капсула.
  "Закончили выгрузку", - понял Сергей. Теперь у катера спецназовцев появилась поддержка - батальонный модуль нес вооружение мощнее, чем ротный. Он тоже с ходу атаковал сразу все цели.
  Шар, вспухший на месте первого подбитого флаера, лопнул - над землей пронесся ужасающий грохот и на лес за поселком упал гигантский пылающий ком. Пока в небе сверкала огненная карусель, на земле происходило свое. Теперь, даже если бы Сергей согласился на это, доехать до заброшенных шахт за поселком они бы не успели. Разнести в пыль движущийся транспортер для катеров огневой поддержки - дело нескольких минут. Поэтому транспортеры - один в ограде перед домом, второй в огороде на задах - быстро закапывались. Вокруг них росли навалы из земли и камня, выкинутого инженерной системой боевой машины. Вскоре они исчезли в земле, выведя наверх только боевые модули с ракетно-пушечным вооружением.
  Остальные десантники тоже не теряли времени, каждый старался найти подходящее укрытие и, включив мимикрию броника, исчезал для невооруженного глаза. Выдержка у них была железная: Сергей увидел, что тот спецназовец, который объяснял брату Вовке как пользоваться игольником, лишь сейчас свернул висевшую перед ними крупную голограмму и, повернувшись к полковнику, доложил о выполненном задании. Только после этого он тоже ушел в огород и исчез.
  - Капитан, идемте вниз, в транспортер, там будет безопаснее, - Берринг приглашающе кивнул и сделал шаг к куче, выросшей на месте машины.
  - Нет, полковник, - Кротов уже не придерживался субординации - не до этого.
  Он прекрасно понимал, что если нападавшие не будут сдерживаться в применении силы и нанесут удар по-настоящему, используя тяжелое вооружение и превосходство в небе, ничто не спасет ни землян, ни имперцев. Единственное спасение в этом случае - то чем владеет он - дар предтеч. Когда-то на Тарантосе он смог спастись сам и спас еще одного человека почти из эпицентра ядерного взрыва. Однако если на счет себя он почти не сомневался, то вот то, что он сможет спасти еще кого-то, оставалось под большим вопросом.
  Но вопрос с мощным ударом из воздуха отпал сам собой - с неба спускалось множество "ступ" с десантниками. И тут же в небе возникли истребители класса космос-атмосфера, они с ходу атаковали капсулы спецназа. Стало ясно, что тем долго не продержаться: если против штурмовиков, заточенных на огневую поддержку действий наземных сил, МРОБовские модули могли воевать на равных, то против истребителей, специально подготовленных к боям в воздухе и космосе, они слабы. Так и произошло, пара аппаратов сразу атаковала батальонный флаер. Крутясь на предельных скоростях вокруг неповоротливой против них капсулы, они заставили её прижаться к земле и забыть о нападении.
  Но следить за всеми перипетиями воздушного боя было некогда, надо было решать задачи на земле. Первые десантники, спускавшиеся в стороне от воздушного боя, уже приземлялись в разных частях поселка. Те же, кто попал в район боя, сейчас уходили в разные стороны, пытаясь выбраться из зоны поражения, однако было ясно, что и они скоро окажутся на земле.
  В поселке послышались первые выстрелы и взрывы.
  "Твою медь! Вот я козел! - мысленно материл себя Кротов, - На хрен я вернулся? Всех теперь убьют из-за меня". Он почти с ненавистью взглянул на злополучный меч, мешающийся в руках. "Выбросить что ли? В горячке боя никто не заметит". Но вместо этого только покрепче прижал контейнер к себе, опустил маску и, вскочив на вывернутую транспортером кучу земли, попытался определить текущую обстановку: он выхватил из спинного ранца-контейнера упаковку мух и вытряхнул две штуки в воздух. Те начали падать, но тут же включились и, поднявшись на уровень головы, застыли в воздухе. Сергей движением глаз заставил их подняться выше и включил обзор. В воздухе уже кишело этими пронырливыми соглядатаями, и нападавшие, и спецназовцы подняли свои камеры, чтобы иметь информацию с поля боя. Процессор брони быстро проанализировал ситуацию и выдал общую картину на щиток шлема.
  - Ни хрена у вас игрушки! - рядом с ним возник спецназовец, Кротов лишь по голосу понял, что это брат. Он держал в руках игольник, направив его стволом вниз, палец в перчатке лежал рядом с пусковой кнопкой.
  - Какого хрена ты здесь?! - закричал Сергей. - Иди прячься и жди! Видишь сколько их? Они не в гости летят!
  - Да не ори ты! Не один ты повоевал, - парировал Вовка. - Мне, блин, тоже досталось. И че ты таскаешь в руках эту штуку? Бабки там, что ли, у тебя?
  - Не деньги, а штука одна, должна быть всегда при мне.
  - Не хочешь говорить, не надо. Если должна быть при тебе, приделай лямку и таскай через плечо.
  Брат сбежал вниз, выдернул из своих сброшенных штанов ремень и кинул Сергею.
  - Держи!
  Где-то совсем близко раздалась очередь из автоматической пушки. Похоже, стреляли в упор - звуки разрывов наложились на звуки очереди. Кротов и брат упали вниз и привалились спинами к куче земли. Сергей отправил камеры на осмотр подходов к их дому и, косясь одним глазом на картину, разворачивающуюся на щитке шлема, быстро подвязал ремень к контейнеру с мечом и накинул получившуюся конструкцию через плечо.
  - Вот, другое дело, - покосился на него Вовка. - Брат плохого не посоветует. Ладно, я пошел, надо осмотреться.
  - Стой! Вот тебе вся картинка, - Кротов быстро нашел на коммуникаторе значок бронекостюма брата и сбросил картинку от камер.
  - Во, блин! - дернулся от неожиданности брат. - У вас техника как в "Терминаторе".
  Некогда было расспрашивать, что это за терминатор. Сергей молча выдернул из ранца Вовки контейнер с мухами и высыпал пару штук прямо на землю. Не долетев до поверхности, те остановились и взмыли вверх, застыв на уровне глаз.
  - Блин! - опять выдал брат. - Вот хрень-то...
  Кротов также молча схватил руку брата и ткнул перчаткой в экранчик комма - активировал камеры.
  - Видишь? Управлять ими тоже глазом, ловишь взглядом знак нужной камеры и отправляешь куда надо, то есть просто переводишь взгляд туда.
  Вдруг рядом с ними плюхнулся еще кто-то. Сергей выглянул из-за Вовки - это был одноклассник Лешка, лицо его горело злой веселостью, руки сжимали охотничье ружье. "Серьезная игрушка. Похожа на МЦ-21, - вспомнил Сергей название ружья. - Двенадцатый калибр - в упор даже в броне собьет с ног".
  Леха повернул к ним лицо и, не узнав в бронекостюмах братьев, весело оскалился.
  - Ну чо, космонавты? Покажем сукам американцам, как на нашу землю нападать?
  Его было не узнать: потерянный запившийся мужичок, каким увидел его в лесу Сергей, исчез, вместо него сейчас рядом сидел рвущийся в бой мужик с горящими глазами. "Водка на него, что-ли, так подействовала? Хотя вряд ли - на вид совсем трезвый. Наверное, опасность к жизни вернула".
  Сергей опустил маску шлема, и одноклассник узнал его.
  - А, это ты! Когда уже успел скафандр напялить?
  Не дожидаясь ответа, опять спросил:
  - Кто это на нас наезжает?
  Он махнул рукой в сторону поселка.
  - Долго рассказывать..., - протянул Сергей.
  Их разговор прервала новая вспышка боя. Невдалеке вдруг зазвучали очереди. Но это было не оружие имперцев, явно стреляли из автоматов. Сергей и Лешка переглянулись.
  - Откуда здесь Калаши?
  - Это наверняка чечены. У наших поселковых Калашниковых точно нет, в деревне бы знали, - вмешался Вовка.
  Услышав знакомый голос, Леха удивленно покосился на говорившего, но поддакнул:
  - Это точно, в деревне не скроешь. Это чечены.
  Кротов надвинул щиток и крутанул одну из висевших в вышине камер. Вовка был прав - на одной из улиц горел разбитый прямым попаданием джип бандитов, возле него залег один из знакомцев в кожаной куртке и короткими очередями бил куда-то в проулок, прикрывая разбегавшихся людей. Пассажиры подбитой машины успели выскочить до попадания и сейчас, пригибаясь, бежали к домам, при этом петляя словно зайцы.
  "Блин, они стараются уйти от выстрела снайпера! Неужели тоже воевали? - удивился Сергей. - Похоже, в моей деревне все повоевавшие".
  - Смотри! - ударил его по плечу Вовка и показал на небо. - Завалили одного! Это наш, да?
  Кротов быстро перевел взгляд вверх и увеличил изображение - батальонная капсула десантирования застыла в небе. Секунды флаер висел без движения, он не сопротивлялся, ракеты зависших выше него истребителей уже не встречало синее пламя активной защиты и они крушили броню катера, делая рваные дыры в фюзеляже. Из головного аварийного люка неожиданно вылетели три темных фигурки. "Пилоты, - понял Сергей, - тянули до последнего". Оказавшись в воздухе, все трое, кувыркаясь и набирая скорость, стали падать вниз. "Твою медь! Они что, мертвые что-ли?" Однако метров за тридцать до земли за спиной пилотов загорелись маленькие огненные хвосты, и они красиво, как на показательных выступлениях, разлетаясь в разные стороны, перешли в горизонтальный полет. "Прикинулись, боялись, что расстреляют в воздухе. Включили ранцы только перед землей. Красавцы ребята!"
  Теперь в синеющем вечернем небе бой вел один спецназовский катер. Благодаря опыту и умению пилота он еще был цел, но сомневаться не приходилось - сейчас, после гибели батальонного модуля, жить ему осталось от силы несколько минут. "Попробовал бы уйти, что-ли, - посетовал Сергей. - Уже ясно, что ему не победить". Но надо признать, что он все-таки помогал - десант не мог приземляться прямо на поселок, боясь попасть в круговерть воздушного боя, все "ступы" сместились в стороны и приземлялись далеко в лесу, что замедляло их подход к деревне.
  - Бл...ь! - теперь не выдержал уже Леха. Он быстро разобрался, кто тут чей, и тоже с тревогой следил за боем в небе. - Подбили "птичку" все-таки!
  На Сергея пахнуло знакомым и уже забытым - "птичка", так они называли СУ-24 в Афганистане. Он вскинул голову - точно! Капсула горела, но продолжала вести бой. Штурмовики, с которыми он начал схватку, давно ушли в сторону, их место заняли истребители. Они старались использовать преимущество в скорости и количестве, но имеющая более мощное вооружение батальонная капсула своим огнем не давала им выйти на нормальную атаку. Теперь, без её помощи, даже пилотское мастерство не спасало. В хвост горевшей, потерявшей маневренность машине, зашел истребитель нападавших, выпустив ракеты, он сразу ушел в сторону, давая место следующему. Тот также выпустил рой огненных стрел и свечой ушел в небо. Последний залп стал последним и для МРОБовского флаера. В отличие от батальонной капсулы, которая упала в лес и там взорвалась, эта машина взорвалась в воздухе. В небе вспыхнул белый шар и через секунду раздался грохот.
  - Все! - выдохнул Лешка. - Царство небесное летчику! Герой парень, бился до последнего.
  Теперь ничего не мешало десантированию нападавших. Вскоре появилось и то, чего Сергей давно ожидал - на школьный стадион, где еще недавно находилась капсула спецназа, опускалась точно такая же, но другой расцветки и с другими знаками на фюзеляже.
  - Твою медь! - выругался Кротов. - Сейчас транспортеры выскочат и всю деревню махом окружат. Никто не вырвется.
  - Я им, б...ь, окружу! - зло ответил на реплику Леха. - Они с русскими еще не встречались.
  - Все, хватит прохлаждаться! Все уже на позициях, одни мы тут расселись.
  Сергей повернулся к однокласснику.
  - Леха, ты бы кончал на хрен эту затею и уходил огородами в лес. Сейчас начнет темнеть и шанс есть. Мы тут сами разберемся, это наша война, а не ваша.
  - Не, брат, тут ты мне не командир. Уйти я всегда успею. Да и как я людей остальных брошу.
  "Вот тебе и алкоголик, - подумал Кротов. - Но ведь погибнет же зазря". Со стороны стадиона раздался взрыв, и в небо поднялся столб дыма и пламени. Сергей поднял камеру еще выше и попытался разглядеть, что там произошло. Возле стадиона горели несколько развороченных домов. Среди них дымился перевернутый кверху колесами транспортер Космической Пехоты. "Чем это его? - удивился Сергей. Он хорошо помнил, каким живучим является транспортер. - Такое мог сотворить только фугас для подрыва стен. У того мощности хватит. Значит, успели заложить на пути. Молодцы десантники". Со стороны поля бежали многочисленные фигурки в зеленых брониках, вызывая у Сергея легкую растерянность - расцветка и знаки на бронекостюмах тоже принадлежали Пехоте Империи.
  "Твою медь! Это же зараженные!" - занятый проблемами родного поселка, он совсем упустил из виду этот аспект. Ведь столкнись десантники с ними, вполне возможно, что произойдет то, что случилось на той космической крепости - произойдет заражение, и спецназовцы окажутся на той стороне. "А люди поселка, что с ними произойдет при контакте с инфицированными?" Успокаивало лишь то, что сказал Император - земляне не заражаются. Эти мысли вихрем пронеслись в голове, Сергей вызвал полковника, давно ушедшего под прикрытие брони транспортера. В двух словах он напомнил ему об угрозе прямого контакта с солдатами противника, живыми или мертвыми, - тут разницы не было. Он хорошо помнил, как боялись этого горцы на Баррахе.
  - Капитан, вы забываете, что это семнадцатый батальон. Они специально подготовлены для встреч с чужими и прочей инопланетной напастью. Осторожность у них в крови.
  Кротов знал это и не стал больше ничего говорить Беррингу. Пока он отвлекся, Леха и брат куда-то исчезли. Тревога за брата кольнула сердце, но он одернул себя - парню уже за двадцать, как и тебе - не пропадет, тем более оба уже воевали. Лучше сходить проверить родителей, пока сюда не навалились.
  Тем временем сумерки стали ощутимо гуще, за домами разрослись тени, видимость ухудшилась. Кротов знал, что еще час и ночь полностью скроет поселок. Для спецназовцев и нападавших темнота особой роли не играла - оптика шлема позволяла видеть, как днем, - но вот люди, сейчас спрятавшиеся, могут посчитать, что ночью их не заметят и попытаются выйти на улицу, тогда жертв будет гораздо больше.
  Установившаяся после взрыва тишина тревожила больше, чем звуки боя. Сергей добавил еще две камеры, опустил всех "мух" ниже и отправил в разные стороны.
  То, что показали камеры, никакой надежды не вселяло - со всех сторон в поселок входили десантники с полной боевой выкладкой, с опущенными щитками шлемов. "Хоть бы один открылся", - подумал Кротов. Почему-то ему казалось, что под броней прячутся совсем не люди. "Похоже, я опять начал чувствовать эмоции". Эта способность то пропадала, то возвращалась по непонятному алгоритму. Но думать на отвлеченные темы было некогда, надо было хорошенько подготовиться к встрече противника. Сергей знал, что никуда он отсюда не уйдет даже при самом плохом раскладе - если уж и пришла пора умереть, то только так, защищая свой дом, родных и друзей. Полковник опять позвал его к себе под прикрытие транспортера, но Кротов снова отказался. "Ты смотри, - про себя усмехнулся он. - Что творится в мире, полковник МРОБ уже не приказывает мне, а просит". Сергей заметил, что отношение к нему сильно изменилось после успешного завершения миссии на Баррахе, а уж после Цессии и особенно после награждения самим Императором, тут он вообще стал каким-то избранным.
  Впервые с начала высадки зараженных Кротов заметил вражеских "мух", одна из них пронеслась над домом и он рефлекторно вскинул игольник, но вовремя остановился - одна сбитая камера ничего не решала, скоро их здесь будет столько же, сколько обычных мух.
  
  По улице, поджимая хвост и поскуливая, пронеслась собака. Ощущение было такое, словно животное почуяло смерть. "Это что? Они так на инфицированных реагируют?" Уже в нескольких местах до этого звучал потерянный вой дворовых собак.
  Вдруг, словно кто-то плеснул в костер бензин, сереющий вечер вспыхнул, совсем уже недалеко, улицы через две, прогремел еще один взрыв и со всех сторон зазвучали выстрелы. Кротов рефлекторно вжался в землю. Хотя он уже и не помнил себя без войны, но эта солдатская надежда - может все-таки не будет боя, может, пронесет сегодня - так и осталась с ним. Он знал, стоит только самому начать действовать и вся нерешительность, все нежелание идти туда, под пули, исчезнет, появится второй Сергей, тот, который родился и живет на вечной войне. "Началось. Сейчас пойдут прочесывать дворы. Хоть бы земляки затаились". Но все происходило наоборот: на дорогу выскочили две машины, "нива" и иномарка, кто-то не выдержал и попытался прорваться к выезду из поселка.
  - Дураки, - прошептал он. - Куда вы?
  Было ясно, что никого из поселка не выпустят, будут искать то или того, за чем они сюда прилетели. Машины скрылись за поворотом, но через пару минут появились вновь. "Наверное, заметили, что дорога перекрыта". Они промчались мимо дома Кротовых, стремясь на другой выезд, там надо было проехать по лесной дороге, сделать крюк, но, в конце концов, тоже можно было выйти на дорогу, ведущую в райцентр. Сергей чуть не застонал, заметив в салоне женские и детские лица. "Твою медь! Эти-то за что должны страдать?"
  Все войны, в которых он участвовал, были наполнены горем и страданием простых мирных людей, но все это происходило далеко от его земли и его близких, даже в Афганистане - он тоже казался ему сейчас одной из экзотических планет. Сейчас же погибали или погибнут те, кого он знал с детства. Его снова пронзило чувство вины - это ведь, по большому счету, он притащил всю эту дрянь сюда.
  Кротов поднял разлетевшиеся в разные стороны камеры выше и рассматривал панораму воюющего поселка. Все десантники МРОБ включили мимикрию и "мухи", имеющие только оптику видимого человеку спектра, их не улавливали. Наступавшие, наоборот, шли словно по проспекту, не маскируясь, они боевыми группами по три человека - обычная тактика боя в городе - растекались по поселку.
  Камера засекла те две машины, что пытались вырваться из поселка, Сергей быстро направил камеру поближе. Жуткая даже по меркам войны картина,ударила по глазам. Из одной машины солдаты в зеленых брониках уже вытащили пассажиров, из второй люди только выходили. Кротов сразу заметил лежавших у первой машины людей - три распластавшихся фигуры, одна побольше - женская, и две поменьше - дети. Только рвущегося мужчину держали двое пехотинцев. Подсознательно Сергей сразу понял, что с лежавшими, но не хотел верить. На спинах и женщины, и детей расплывались черные пятна - в сумерках кровь потеряла свой цвет.
  "Твари! Женщины и дети не являются объектом поиска, и они не нужны. Значит в расход". Такой нечеловеческий, машинный, подход к выполнению задачи сразу поставил нападавших в разряд нелюдей. "Суки, вас надо уничтожать. Это единственное решение проблемы".
  Кротов переключился на панораму поселка. "Вот вам и ответка", - злорадно отметил он - в проулке лежал пехотинец из нападавших. На животе в бронекостюме рваная дыра с вогнутыми краями. "Чем это его? На игольник не похоже, от бластера тоже другой след". Дальше по проулку Сергей увидел совсем удивительную картину - лежали еще двое нападавших, а над ними склонились два человека - один в бронике, другой без.
  - Твою медь! - по огоньку, загоревшемуся в уголке щитка, он понял, что это брат Вовка, через секунду узнал и другого - одноклассник Леха.
  "Что они там творят?" Еще через секунду понял и это - собирают "трофеи". Леха закинул за спину подобранный игольник и опять наклонился снять вибронож. У брата в руках тоже появился второй игольник. "Сразу видно - бывшие вояки, - мысленно усмехнулся Кротов. Оружия много не бывает". Но то, что произошло дальше, стало еще интересней: во дворе, напротив места, где орудовали Вовка и Леха, появились люди, трое - по курткам Сергей сразу признал старых знакомцев - чеченцы. Все трое были вооружены, двое держали в руках автоматы, у третьего в обеих руках по пистолету. И самое удивительное - за плечами у него висела труба гранатомета. "Муха - узнал он знакомое оружие. - Ни хрена себе, живут люди в мирной стране!". Они, пригибаясь, скользнули к забору и припали к щелям. Ни брат, ни одноклассник их явно не заметили. Кротов хотел уже, было, предупредить брата, но тот вскочил и сам повернулся к забору. С другой стороны поднялись бандиты. Сергей направил камеру поближе и усилил звук, поставив на фильтрацию человеческой речи.
  - ...надо?
  Расслышал он конец фразы, но смысл понял - брат спрашивал, что им надо, видимо, чеченцы первыми вступили в разговор.
  - Друг, кто это? И как вы их завалили? Калашников их не берет.
  Говорил тот, которого Кротов скрутил во дворе.
  - Вы че хотели? - не отвечая на вопрос, опять спросил брат. В его голосе не было ни капли приветливости.
  Чеченец вдруг перепрыгнул забор и оказался перед мгновенно вскинутыми стволами Володьки и Лехи.
  - Успокойся, друг, - бандит упорно обращался только к Вовке, видимо то, что он в бронекостюме, делало его более важным.
  Что было дальше, Кротов не увидел, дела в другом конце деревни отвлекли его. Там шел настоящий бой. Закопавшийся в том краю еще один транспортер семнадцатого батальона открыл огонь по крадущемуся по дороге транспортеру нападавших. Удар был комплексным, сразу из обычных автоматических пушек и плазмомета. Транспортер приостановился, вспыхнуло синее сияние активной брони, и тоже ударил высокотемпературной плазмой из боевого модуля в сторону засады. Сам он не пострадал - снаряды обычной пушки были нейтрализованы действием активной брони, а плазменный шар прокатился через припавший к земле транспортер и разметал идущих сзади пехотинцев. Прокатившись дальше, он потерял энергию, но все-таки успел поджечь стоявший на пути дом.
  Спецназовцы были опытные вояки, не давая вражеской машине уйти, они продолжали атаковать, поливая врага из всех стволов. Синее свечение вокруг транспортера пехоты почти не гасло. Сергей понял, что хотят сделать спецназовцы - хотя, пока работает силовое поле активной брони, большого эффекта их атака не достигнет, энергия в транспортере не вечна - силовое поле жрет её как энергетическая свинья. Через несколько минут такой атаки она начнет иссякать, в поле появятся бреши и тогда преградой для снарядов останется только обычная броня. Транспортер - это не танк поля боя и броня у него соответствующая.
  Но то, что произошло дальше, показало Кротову, что он еще слабо знает семнадцатый батальон. С тыла транспортера пехоты, прямо среди оплавленных разбросанных трупов, появился десантник в черном МРОБовском бронике. На плече у него лежала труба плазмомета. Откуда он взялся, Сергей не сразу сообразил, только что там никого не было, потом понял: спецназовец все время был там, просто он был в "призраке" и лишь сейчас отключил его. Дорогущий комплекс невидимости был на вооружении только у разведчиков спецназа всех родов войск, остальные обходились системой мимикрии бронекостюма.
  Разведчик с ходу выстрелил, шар синего пламени ударил в корму транспортера. Вся энергия активной защиты была переброшена на лобовую броню для отражения огня спецназовской машины, и плазма, прорвав тонкую пленку защитного поля, ударила в десантный шлюз. Транспортер подбросило, синее свечение вокруг него пропало, и спецназовцы не упустили такой момент - противотанковая ракета, сверкнув хвостом пламени, прыгнула вверх и, резко сменив направление, молнией ударила вниз, приклеившись к броне между башенок боевых модулей. Там мгновенно вспыхнул шар нестерпимого белого света - ракета прожигала менее толстую верхнюю броню.
  Через мгновение все было кончено. Раздался взрыв, и транспортер вскрыло, из рваных дыр по броне плеснули языки пламени, рванулись вверх, отрываясь, и опали, оставив лишь маленькие красно-черные коптящие язычки.
  Оторвавшись от зрелища подбитой машины, Кротов попытался вернуть картинку с места, где находился брат. Тот переулок он нашел сразу, но там уже никого не было, кроме трупов пехотинцев. Оружия рядом с ними не было. "Значит, прихватили и свалили. Где же они? И где чечены?" Сергей быстро оглядел с высоты поселок: во многих местах двигались люди, в основном, судя по бронекостюмам, космическая пехота нападавших, но ни Вовки, ни Лехи, ни бандитов он не увидел. Не видно было их и среди убитых. Трупов, несмотря на начавшийся бой, было вообще мало. Это говорило о том, что нападавшие были опытные вояки и на рожон не лезли, ну а про семнадцатый батальон и говорить не приходилось - чтобы попасть в это подразделение, надо было пройти не один отбор.
  Бросив бесполезное занятие - и брат, и Леха прекрасно знают поселок и, наверняка, где-то спрятались - Кротов сосредоточился на развитии атаки десанта. Нескончаемый дождь из солдат на "ступах", наконец, прервался, и из десантного модуля больше не выезжали транспортеры. "Значит, посчитали, что сил достаточно". Это, действительно, было так - хотя к его охране и прибыло подкрепление, но все равно три взвода МРОБовцев против полного армейского батальона Космической Пехоты при поддержке восьми транспортеров, противостояние было явно неравным. Лишь применение спецназом комплекса "призрак" и то, что они были в обороне, несколько выравнивало шансы. "Ну и еще я, - мелькнула мысль. - Если бы сейчас включились приобретенные способности, можно было и самим контратаковать". Но сам активировать дар предтеч он так и не научился.
  Он вызвал полковника и поинтересовался, есть ли связь с имперцами, могут ли они надеяться на помощь. Берринг коротко ответил, что связи пока нет, причину - то-ли они не могут пробиться сквозь "купол", то-ли просто на орбите нет наших кораблей - он называть не стал, вместо этого он опять позвал Кротова в укрытие, под защиту брони транспортера. При этом высказал странный аргумент - мол, если вам не дорога ваша жизнь, это ваше право, но надо думать и о Звездном Мече. Сергей так и не понял, при чем здесь его награда. "Я так и не удосужился изучить документы по этой штуке, - посетовал он. - Пекутся о железяке больше, чем обо мне". Он машинально поправил спадавший из-за спины пенал и опять переключился на обзор с летающих камер.
  Пока он разговаривал с Беррингом, обстановка в поселке, и особенно на его окраинах, изменилась. Пехота начала массированную атаку. Со всех сторон, напрямую через дворы, по проулкам и огородам, темно-зеленые фигурки стали двигаться к центру поселка. "Твою медь! Как немцы в кино, по горящей деревне". По улицам, стараясь не выходить из-под прикрытия домов, медленно двигались уцелевшие транспортеры. Башенки боевых модулей крутились в разные стороны, гоняя стволы автоматических пушек вслед за лазером наведения. Изредка они давали короткие очереди, разнося в прах подозрительные постройки. Никого из своих - десантников из семнадцатого батальона - Сергей не засек, в ответ не раздавалось ни выстрела. "Все ждут", - понял он, представляя, как сейчас напряжены нервы у сидевших в засаде спецназовцев. Он и сам почувствовал, что стал как натянутая струна - задень и лопнет. Этот мандраж перед боем стал неизменным атрибутом его жизни в последние несколько лет.
  Дом Кротовых был ближе к краю поселка, и было понятно, что скоро и здесь появится пехота. Хотя прорваться сюда будет непросто, потому что основные силы десантников прикрывают именно это место, Кротов понимал - против такой массы взвод продержится от силы несколько часов. То, что тяжелой техники совсем не высадили, обошлись пехотными транспортерами и большим количеством живой силы, подтверждало догадку, что их хотят не уничтожить, а взять живыми. Во всяком случае, некоторых. И вполне возможно, нападавшие рассчитывают на возможное заражение МРОБовцев. Эта мысль больше всего беспокоила Сергея, ведь пока никакого безошибочного метода отличить инфицированного человека от незараженного у них нет. Сергей вспомнил свои встречи с зараженными людьми и животными на Баррахе. На первый взгляд, там их отличала только безмятежность при встрече со смертью, словно они знали, что умирают не навсегда. Ну и, конечно, безумное поведение тела убитого "мертвеца" - сюрреалистичное, почти мгновенное превращение людей и животных в противную черную жижу. В остальном они ничем не отличались от обычных людей и животных.
  "Но где же Вовка?" - Сергей гонял "мух" по всему поселку, но ни брата, ни Лехи, ни чеченцев так и не увидел. Сердце противно заныло, - Блин, идиот, надо было загнать его в подвал, чтобы не высовывался".
  Вдруг он заметил то, чего боялся больше всего - на окраине поселка появились люди. Пехотинец, подталкивая стволом в спины, вел троих мужчин по проулкам в сторону стадиона, где находилась капсула десантирования. Руки у всех троих были схвачены за спиной паутиной. Кротов сразу приблизил изображение - нет, это не Леха и не бандиты, однако легче от этого не стало. "Значит, они начали обыскивать дома. Зря я надеялся, что люди могут переждать бой и уцелеть". Зло на вторгнувшихся пришельцев, разрушивших его дом и превративших долгожданное возвращение в кошмар, вытеснило все другие чувства. "Ну, суки, вы еще пожалеете!" Холодная ярость переполняла его, хотелось немедленно броситься в бой и крушить, крушить эти темно-зеленые фигурки. Желание было настолько сильным, что Сергей даже вскочил с намерением бежать туда, навстречу наступавшим "мертвецам", при этом появился совершенно дикий позыв выдернуть меч и рубить им направо и налево.
  "Что это со мной? - вовремя остановился он. - Чуть не рванул в атаку не глядя". Хотя его решения часто бывали импульсивными, но годы, прожитые на войне, приучили сдерживать эмоции, а сейчас он еле удержался. "Блин, едва не выскочил под иглы".
  Поселок опять накрыла относительная тишина, после вспышки боя на окраине, где спецназовцы уничтожили транспортер, все опять заглохло. Лишь иногда с окраин окруженного поселка раздавался треск очередей игольников или грохочущий вой короткой очереди пушек транспортеров. Не встречая сопротивления, нападавшие, тем не менее, шли по поселку осторожно - что бы ни привнесла в их головы "жизнь", они не перестали быть опытными вояками. Изменилось еще одно - небо над деревней покинули и истребители, и штурмовики. Почему это сделали истребители понятно - превосходство в воздухе завоевано, им просто нечего здесь больше делать, но почему исчезли флаеры огневой поддержки - непонятно. Уничтожить с воздуха транспортер гораздо проще и безопаснее, чем с помощью наземных войск, не имеющих не танков, ни артиллерии. "Еще одно доказательство, что нас хотят взять живыми".
  Мысль Сергея перескочила на другое: "Интересно, земляне засекли, что происходит сейчас здесь?" Даже в годы, когда Сергей жил здесь, вовсю использовались спутники-шпионы, ну а за эти годы технологии должны были продвинуться. "Вон, телефон теперь у каждого, - думал он. - Но, скорей всего, вряд ли, через "купол" они ничего не смогут отследить. Нас с Ранзой на Тарантосе так хрен и нашли, пока мы сами не вышли". Кротов поймал себя на том, что раньше бы он подумал по-другому - не земляне, а советские войска, советские ПВО, теперь же в его голове стерлись все различия между странами, все стали для него просто землянами. Небольшое исключение составляли родственники и земляки из родного поселка, они остались для Сергея теми, кем и были, а не безликими жителями планеты.
  Однако поразмышлять о произошедших с ним переменах не дали - где-то в середине поселка, уже не очень далеко от дома Кротовых, раздалась очередь и прогрохотал взрыв. Кротов вскинулся - и выстрелы и взрыв были явно земного происхождения - стреляли из Калашникова, а взрыв был похож на взрыв гранаты, только мощнее. "Это выстрел с "мухи", - догадался Сергей. - Значит, где-то там и пропавшие чечены, может быть и братишка рядом". Он быстро погнал туда сразу две летающих камеры. "Хорошо бы сейчас "командирский глаз", тот всю картинку бы видел и отслеживал то, что надо". Опять раздались выстрелы, на этот раз сливающиеся в единый визг - по скорострельности игольник во много раз превосходил автомат Калашникова - стреляли с нескольких игольников.
  То, что он увидел, было совсем не похоже на то, к чему он уже начал привыкать, воюя в космосе, - в узком переулке завязалась рукопашная.
  - Твою медь! - не сдерживаясь, выдал Кротов. - Че творят!
  В суматохе кружащейся кучи людей в брониках и без он сразу узнал своих - теперь и недавние враги, чеченцы, тоже стали своими - кроме них участвовал Леха и, конечно, брат. Он один был в бронекостюме и мог противостоять десантникам космической пехоты. Тех было двое, еще один в развороченном покореженном бронике лежал у забора, похоже, это в него стреляли из гранатомета. Пехотинцы, хотя и ускорились, но до сих пор не могли одолеть землян. Те сообразили, что не могут справиться с этими "космонавтами" и применили свою тактику. Сергей с удивлением разглядел в руках у двоих бандитов виброножи. "Трофеи, - понял он. - И как они успели разобраться, что эта штука режет даже броню?" Вовка чуть в стороне схватился один на один - в его руках был толстый металлический лом, эту штуку, принадлежность любой земной стройки, Кротов узнал сразу. Его противник держал в правой руке включенный вибронож, это сразу было понятно по расплывающемуся лезвию. Выставив левую руку вперед, он на полусогнутых ногах мелкими шагами передвигался вокруг Вовки, выбирая момент для атаки. Брат держал обеими руками занесенную над плечом импровизированную палицу и, поворачиваясь вслед за пехотинцем, тоже выжидал. "Блин! Только не проворонь, братишка!" - взмолился Кротов, не в состоянии отсюда как-то повлиять на их схватку.
  Рядом раздался выстрел, и Сергей переключил внимание на остальных. Трое землян, даже прошедших боевую выучку в реальных условиях, вряд ли долго смогли бы противостоять солдату космической пехоты в полной боевой выкладке. Если бы не запрет убивать мужчин-землян - в том, что такой приказ был, теперь Кротов уже не сомневался - то все земляне давно бы лежали мертвыми, хватило бы одной очереди из игольника.
  На земле лежал Леха, десантник только что сбил его с ног, чуть зацепив кулаком. Леха отлетел, как будто его ударила машина. "Черт! - скривился Кротов, глядя на окровавленный рот одноклассника. - Наверняка челюсть сломал". Однако Леха сознания не потерял и не выпустил из рук свой дробовик. Он приподнял голову, упер приклад в землю и в упор выстрелил в грудь пришельца. Этот-то выстрел и услышал Кротов. На этом одноклассник не остановился, передернув цевье, он, так же, не поднимаясь, еще и еще раз выстрелил в согнувшегося пехотинца. Убить он его не смог, броня приняла тяжелые пули двенадцатого калибра и компенсировала кинетический удар, однако, каждый раз использовала все больше энергии. Кротов видел по поведению, что последний выстрел уже ощутимо достал десантника, того немного откинуло, он прогнулся и выронил из рук баллон с паутиной, так что выстрел был произведен как раз вовремя, - не успей Леха, он сейчас бы уже склеил всех землян. Сергей по себе знал, что обычному человеку разорвать паутину не под силу.
  Воспользовавшись тем, что пехотинец на время потерял ориентацию, оба чеченца кинулись на него: один воткнул вибронож прямо в живот врага, а второй обхватил шлем десантника и начал пилить горло. Сергей знал, что там как раз уязвимое место брони - раздел между шлемом и горловиной бронекостюма.
  Десантник быстро пришел в себя и двумя движениями раскидал бандитов в стороны. Те отлетели, но ножи из рук не выпустили и с криками они опять рванулись к пехотинцу. Тот был обречен. Удар виброножа в живот достиг цели, площадь прореза была меньше, и нож быстрее взрезал броню. Сергей видел, что из дыры в бронике потекла кровь, показывая, что солдат ранен. Он, похоже, вколол себе "боевой коктейль" - потому что, вдруг, тоже сорвался и просто с голыми руками кинулся навстречу чеченцам. "Он озверел и сейчас разорвет их", - понял Сергей. Действие "коктейля" всегда было одним и тем же - хотелось немедленно убивать всех подряд. Однако, как оказалось, и тот чеченец, который пытался перерезать горло, тоже достиг цели, хоть и не в полной мере - горло он не перехватил, но ранить смог - из-под шлема на броню тек ручеек крови. "Коктейль" хоть и сработал, но жизнь все равно уходила из тела десантника. Пробежав пару шагов, он запнулся и повалился на землю. Пока он тяжело подымался, его настигли - оба чеченца прыгнули на него и в этот раз довели дело до конца. Когда они встали, что-то гортанно выкрикивая, тело десантника представляло страшную картину - голова с наполовину перерезанным горлом лежала перпендикулярно к телу. Вокруг растеклось черное пятно - кровь.
  Все произошло за какие-то мгновения, и выжидавшие удачного момента и Вовка, и десантник, еще ничего не успели предпринять, но пехотинец засек, что еще один его соратник погиб и стал отступать, размахивая виброножом перед собой так, чтобы никто не смог приблизиться. "Наверняка, вызывает сейчас подмогу", - подумал Сергей и попытался вызвать брата.
  - Володька! Если ты меня слышишь, бросайте все и уходите, к нему сейчас подкрепление придет и вам кранты!
  Как ни странно, брат услышал его и даже ответил:
  - Хрен ему, а не жизнь! Ты не видел...- голос брата изменился. - Они, суки, детей убивают и баб тоже.
  - Я приказываю уходить!
  - Пошел ты...
  Рядом с Вовкой уже шли оба чеченца. Брат, вдруг, размахнулся и запустил в отступавшего врага свой лом. Тот мгновенно среагировал, отклонился и даже успел рубануть виброножом по железной палке, она на лету развалилась на две части. Однако этого мгновения, когда пехотинец отвлекся, Вовке хватило на то, чтобы вырвать из зажима штатный лучевик и вскинуть на десантника. Тот заметил это движение, ускорился и, уже не думая о нападении, прыжками, петляя как заяц, понесся вглубь проулка. Однако это ему не помогло - несколько вспышек прорезали синь вечера и десантник со всего маха ткнулся в землю. На спине у него дымилась внушительная дыра. Ни один разряд бластера не ушел мимо. "Правду сказал - снайпер".
  - Снимите с них шлемы! - приказал Сергей. - И бегом все сюда! Надо держаться вместе.
  Он увидел, что его услышали. Чеченцы сорвали шлемы со всех троих поверженных пехотинцев, потом и они, и брат куда-то исчезли. "Они что? Бросили что-ли Леху? - разозлился Кротов. Он видел, что тот сел и, поправив скривившуюся скулу, пытается подняться.
  Но он зря злился, через минуту все опять появились, теперь у них в руках было оружие: у брата игольник, у чеченцев в руках Калашниковы, а за спиной висели игольники. "Быстро они соображают насчет оружия". Оба бандита подскочили к Лехе и сделали то, чего Сергей от них совсем не ожидал - они помогли ему подняться и, подхватив под руки с двух сторон, потащили вперед. Брат, взяв игольник наизготовку, прикрывал отход.
  Уже ощутимо стемнело - это было понятно по тому, что все тени стали резче, а цветность, наоборот, поблекла - оптика шлема перешла на ночное видение. Чтобы убедиться в этом, Сергей на секунду отключил адаптацию - действительно, вечер уже переходил в ночь, без оптики шлема уже метрах в пятидесяти все терялось в густом сумраке, можно было что-то заметить, если только это двигалось. Он вернул ночное видение и опять переключился на камеры. Бой, каким бы вялотекущим он не был, продолжался и оставлял свои следы - поселок на окраинах все больше разрушался.
  Хотя обе стороны не применяли артиллерию и авиацию, деревянные деревенские дома плохо противостояли современному оружию, даже очередь из игольника вырывала в стенах рваные дыры, выстрелы из пушек транспортера или плазмомета разносили строение в прах. Во многих местах горели дома, в оптике шлема пламя было нереального зеленоватого цвета.
  Кротова опять пронзила та же мысль - что он натворил, зачем притащил свои проблемы на Землю? Ни в чем не повинные жители таежного прииска попали в жернова космических разборок и получили реальное земное горе - смерти и разрушение. "Где, блин, этот хваленый Звездный Флот Империи?!" Сергей в сердцах выругался. "Если останусь жив, отстрою поселок заново! И всех раненых прогоню через медмашину", - поклялся он. Он не сомневался, что подмога придет, и надо лишь продержаться какое-то время.
  Знали об этом и нападавшие, атака продолжалась, враги методично продвигались вперед, понемногу преодолевая сопротивление первой линии обороны. Но чем ближе звучали выстрелы, тем больше менялся темп и накал боя. Все чаще происходили взрывы гранат, и в разных сторонах полыхали синим пламенем выстрелы плазмометов. Несколько раз вступали в бой транспортеры семнадцатого батальона. Всего их у спецназа было четыре - два во дворе Кротовых и два остались в разных концах поселка. Эти два сейчас носились из улицы в улицу, стараясь не вступать в дуэль с транспортерами противника, но не давая группам космической пехоты устроить прорыв на каком-нибудь направлении.
  В суматохе боя Сергей уже второй раз обновил своих "мух", первых сбили, теперь, кроме трех висящих в воздухе, в запасе осталось две штуки. Одна из камер засекла движение за спиной, Кротов сразу развернул туда еще одну и сам приготовился - неужели проскользнула разведка пехоты? Но разглядев, кто это, с облегчением вздохнул - сначала показались двое чеченцев, поддерживающих ковыляющего Леху, через секунду появился и брат. "Ну, наконец-то!"
  - Блин! Где вас носит? - Сергей вскочил и забрал Леху у чеченцев. - Че с тобой?
  Чечены ничего не ответили, все трое упали на бруствер, за которым прятался Кротов, и сразу начали разглядывать и ощупывать свои "трофеи" - игольники. Одноклассник что-то неразборчиво промычал в ответ и тоже хотел присесть, но Сергей удержал его.
  - Подожди. Дай я посмотрю, что тут у тебя?
  Он поднял щиток шлема. "Ах ты, черт, как уже темно". Он включил налобный фонарь и, поворачивая, осмотрел опухшее лицо Лехи. "Что-то с челюстью, - констатировал Сергей, когда он касался её, Лешка болезненно морщился и мычал. - Без медмашины ничего не сделаю".
  - Надо замотать ему морду, - посоветовал брат. - У нас челюсть одному в драке ломали, так он месяц только супом питался жиденьким, гипс на лице был.
  Одноклассник испуганно взглянул на Вовку, замычал и затряс головой.
  - Не дергайся, Леха. Он прав, надо зафиксировать. Через денек появятся наши, и мы тебя за полчаса вылечим.
  - Какие такие наши? - ухватился за слово брат.
  - Ну, наши - русские, армия же еще есть? - Сергей попытался уйти от этого разговора и достал баллончик с паутиной. - Ну-ка, лучше придержи его, сейчас сделаем гипс.
  Брат схватил голову Лехи и зажал, чтобы тот не дергался.
  - Рот чуть приоткрой, чтобы пить мог, - посоветовал Кротов и нанес паутину на лицо и лентой через голову. Через секунду потрогал серую массу, она затвердела.
  - Ну, все, отпускай его, до появления врачей протянет.
  - Блин, хороший у тебя гипс, - брат взял баллон и стал рассматривать.
  - У тебя в ранце есть такой же. Потом расскажу, как пользоваться. Ты научился пользоваться игольником?
  - Конечно, - глаза брата в отсветах пожарищ заблестели. - Блин, мощная штука. Бревно в щепки!
  - Ладно-ладно, - успокоил его Сергей. - Я все знаю. Ты лучше, давай, покажи вон тем бойцам, как им пользоваться, а то как бы не перестреляли друг друга.
  Старший из бандитов, тот, которого Сергей в свое время скрутил, услышал, но лишь вполголоса пробурчал:
  - Не перестреляем, разберемся. Ты лучше скажи, брат, у тебя таких костюмов, как у вас, больше нет? Или покажи, как его с человека снять можно.
  "Ты смотри, - подумал про себя Кротов. - Сразу сообразил про броник, вояка, видимо, от бога".
  - Сейчас узнаю. Если есть, дадим.
  Он вызвал полковника, но тот сначала не отвечал, потом, вдруг, сам появился из-под земли.
  - Кротов, иди сюда. Поговорить надо.
  Сергей выразительно показал на коммуникатор, мол, вот связь.
  - А ты проверь, - в ответ посоветовал Берринг.
  - Только что была, я вас вызывал.
  - Проверь.
  Кротов послушался. Полковник оказался прав - значок связи на коммуникаторе исчез вообще.
  - Это что за хрень? - он автоматически проверил изображение с камер. Так и есть - картинка была застывшей, камеры не отзывались. "Все, потерял мух".
  - Не понятно зачем, но они заглушили всех. Если только их технологии не обогнали наши, и они могут работать под "глушилкой". Но я в этом сомневаюсь.
  - Я тоже, - Кротов поддержал полковника. - Скорей всего, хотят лишить нас координации и, пользуясь численным преимуществом, навалиться по полной.
  - Думаю, ты прав. Надо ждать массированной атаки. Наши люди теперь сами по себе и мы ничего не видим.
  Подтверждая их слова, грохот боя усилился.
  - Началось, - полковник посмотрел на Сергея. - Надо в укрытие, сейчас, без угрозы с неба, там мы почти в безопасности.
  Кротов понимал это, но он не мог позволить себе бросить землян и спрятаться.
  - Нет, полковник, простите, я остаюсь со своими людьми.
  - Капитан, я приказываю! - в голосе Берринга появились металлические нотки, он пошел на крайнюю меру.
  - Братишка, что он там от тебя хочет?
  Однако ответить ни ему, ни полковнику Сергей не успел. Ночь взорвалась канонадой и вспыхнула десятками взрывов. "Ну вот, как в воду глядел!", - подумал он, падая на землю. Рядом плюхнулись остальные.
  - Похоже, в атаку пошли, - ни к кому не обращаясь, сказал Вовка. - В темноте хотят прорваться.
  Шальная очередь из игольника прошла над ними и вывалила угол родного дома.
  - Суки! - в один голос высказались братья.
  - Эх, Серега, что же ты такое натворил, что аж сюда за тобой приперлись?
  - Не надо было мне возвращаться, - покаянно ответил Кротов.
  - Прекрати! Прорвемся.
  Полковник поднялся и, пригнувшись, убежал к спуску в импровизированный дот, Кротова он больше не приглашал и не командовал. "Скоро каждый будет думать о себе", - подумал Сергей. Он знал, что, в конце концов, в любом бою приходит такое время, когда остаешься один на один с собой и врагом. И вот тут, когда никто тебя не видит, а смерть висит прямо над тобой, каждый показывает свое настоящее я. Только победив в этом личном бою, становишься настоящим солдатом.
  Судя по взрывам и очередям из игольников, нападавшие все-таки продвигались вперед. Кольцо сжималось. Теперь не было никакого сомнения, что рвутся они именно к дому Кротовых. "Когда-то мечтал стать известным, чтобы на улицах узнавали, - подумал Кротов. - Вот, сбылось, только радости от этого совсем нет. Все бы отдал, чтобы про меня забыли".
  С правого фланга стрельба была особенно ожесточенной, и приближался грохочущий вал быстрее, чем с других сторон.
  - По Ленина, похоже, прорвались, - подтвердил мысли Сергея Вовка. - Сейчас напрямую могут прорваться к нам, через Лапиковский переулок. Пустят пару танков вперед, они на полной скорости через пять минут тут будут.
  - Сплюнь, - Сергей бросил взгляд на торчавшие башенки транспортера - они тоже смотрели теперь в сторону прорыва, стволы установок рыскали в поисках цели - и машинально поправил. - Не танки, а транспортеры.
  - Хрен редьки не слаще!
  В это время, замычал молчавший до этого Леха. Сергей не разобрал, что тот говорит, но брат понял. Поняли и чеченцы.
  - Точно, - гортанно подхватил старший. - Только надо гранатомет.
  - Братишка, у дома Федоровых посреди переулка их можно встретить, если танк их там остановить, то вся пехота окажется зажата, можно всех завалить! Надо только ваш гранатомет, такой, каким танк в начале поселка подожгли.
  Сергей мысленно представил место, названное братом. "Точно, там это может получиться, если пехота прорвалась, она будет наращивать успех и наверняка кинет сюда подкрепление. Обычная тактика. А там, в переулке, между здоровым кирпичным домом Федоровых и стеной склада, пехоте некуда будет деться. Они правы, надо только подбить транспортер". Кротов пригнулся и рванул к закопанной машине.
  Спустившись в люк, он вырвал из креплений на стене в десантном отделении две трубы одноразовых плазмометов. На вопрос десантника, с удивлением глядевшего на него, Сергей не ответил, выскочив наверх, он передал одну трубу брату.
  - Пошли!
  - Нет! Стой, - неожиданно остановил его Аслан. - Эти дети обезьяны убили Ваху. Мы пойдем, надо отомстить за смерть брата.
  Сергей немного растерялся, он не хотел уходить от дома, где прятались родители, чтобы до конца прикрывать их, но и посылать на операцию непроверенных людей тоже не хотел. Он оглянулся на брата. Тот, поняв невысказанный вопрос, развеял сомнения.
  - Пусть идут, - он отдал свой плазмомет сидевшему рядом чеченцу и усмехнулся. - Они вояки хорошие, мы с ними на одной войне воевали. Правда, с разных сторон.
  Сергей про войну не понял, но раз брат им доверяет, пусть идут. Он тоже протянул вторую трубу.
  - Пользоваться умеете?
  - Знаю, давай! - прорычал Аслан, забирая плазмомет, он уже весь был там, в бою. - Нажимаешь вот сюда и все?
  Кротов отшатнулся, увидев, что тот чуть не нажал на пусковую кнопку.
  - Правильно! Только раньше времени не нажми, сам поджаришься.
  Больше не говоря ни слова, чеченцы нырнули в темноту, в сторону набиравшего силу боя. С других сторон стрельба слабела, лишь иногда вспыхивая яростным воем игольников и редкими взрывами. Заставив пригнуться, над головами сработала пусковая боевого модуля транспортера и сразу вслед за ракетой в ту же сторону начала работать автоматическая пушка. Системы отслеживания целей на боевой машине были мощнее, чем у бронекостюма, и засекли что-то, хотя Кротов как не вглядывался, ничего не заметил ни в обычном, ни в инфракрасном диапазоне.
  "Надо бы посмотреть, как там родные, - подумал он. Но решил сделать это позже, после того как узнает результат похода чеченцев. Те словно услышали его мысли, в резком зеленоватом свечении ночного видения вспухли один за другим два взрыва, звук от них слился в один протяжный гром. Еще не погас звук от взрывов плазмометов, завыли длинными очередями игольники. Кротов надеялся, что это работают земляне - расстреливают сейчас зажатых в переулке пехотинцев.
  Вдруг завибрировал коммуникатор на запястье. "Связь", - обрадовался Сергей, вскидывая руку к лицу. И тотчас на щитке шлема появилось изображение - одна из камер выжила и висела на том же месте, где её застало отключение управления. Сергей поднял её выше и направил в сторону проулка, туда, где сейчас должен был быть ад. Так и было - два транспортера, двигавшиеся одним фронтом и служившие передвижным щитом для ползущей вслед за ними пехоты, сейчас застыли, заблокировав выход из переулка. Одна из машин горела, на второй система пожаротушения справилась с огнем, но взрыв что-то повредил, поэтому экипаж покинул её. Лишь верхний боевой модуль продолжал лихорадочно дергаться, бесцельно гоняя стволы пушек в разные стороны.
  В переулке оказалось запертыми гораздо больше солдат, чем ожидал Кротов. "Похоже, они решили прорваться одним ударом и отправили сюда сразу два взвода, - подумал он. - И, пожалуй, у них бы все получилось, если бы не бандиты". Они заняли выгодную позицию, ограда дома Федоровых была выше переулка, и сейчас сверху расстреливали длинными очередями расползавшихся десантников. Те рвались в обратную сторону, пытаясь выбраться на улицу, с которой вошли в переулок. Однако в конце переулка, к удивлению Кротова, тоже оказался кто-то из Семнадцатого Батальона - из-за забора, почти в упор, по запертой пехоте работали еще два игольника. Прямо на глазах Сергея там грохнул мощный многократный взрыв - в массу отступавшей пехоты спецназовец забросил кассету гранат. Потом в дело вступили еще несколько игольников, спецназовцы подтягивались к месту прорыва.
  "Все-таки, что-то с ними происходит, они изменились, - подумал Кротов, наблюдая это избиение. - Вряд ли нормальные командиры позволили бы себе загнать людей в такой котел. Инфицированные становятся слишком прямолинейными, рвутся к цели самым коротким путем".
  Досмотреть финал драмы ему не удалось, совсем рядом, за соседним домом, взорвалась граната, и раздались короткие очереди игольников. "Ни хрена они не прямолинейные - опроверг свои выводы Сергей. - Отвлекли внимание массовым прорывом, а мелкие группы пошли вперед. И связь не просто так глушили, а чтобы мы ничего не увидели".
  Подтверждая его слова, снова заработала пушка транспортера, закопанного в огороде. Кротов направил свою камеру обратно к дому, но долететь она не успела - связь оборвалась, изображение пропало. Перед глазами на щитке замигал знак безвозвратной потери. "Твою медь! - мысленно выругался он. - Сбили, суки, последнюю". Кротов сорвал с пояса контейнер с камерами - бесполезно, все ячейки пусты - отбросил ненужную теперь коробку и попробовал подключиться к системе наблюдения транспортера, но не успел. За домом уже выли не только пушки транспортера, но и запели игольники. Сергей поправил надоевший контейнер с мечом и, перехватив игольник, побежал к калитке в огород. Рядом бежал брат. Следом за ними метнулся похожий из-за паутинного гипса на какого-то "чужого", Леха. До этого он все время сидел рядом с Кротовым, доставал из кармана папковые патроны, забивал их в подствольный магазин и лишь изредка, когда стрельба особенно усиливалась, что-то мычал. "Блин! Пропадет он со своим дробовиком". - Сергей отстегнул с бедра лучевик и сунул застывшему сзади однокласснику.
  - Держи, управляться как с пистолетом, нажимаешь на эту кнопку и все.
  Леха отрицательно замотал головой, замычал и похлопал по своему внушительному оружию - мол, эта штука лучше.
  - Держи! - настойчиво повторил Сергей. - Этот пистолетик, в отличие от твоей дуры, прожигает броню.
  Леха сразу протянул руку и схватил бластер.
  - Вот так-то лучше. Только убойность против брони у него, как у Макарова - метров пятьдесят.
  Одноклассник кивнул - понял.
  - Я первый, прикрывай!
  Вовка нырнул в калитку, Сергей вскинул игольник и шагнул вперед, поворачиваясь всем корпусом и держа ствол на линии взгляда, осмотрел огород. Забора, после прохода транспортера, с той стороны не было, открывался обзор на задние дворы и постройки. Дальние сараи и гаражи горели. Сначала он не понял, по кому стреляют его люди, потом увидел: огонь транспортера заставил залечь цепь темных фигурок почти на входе в поселок. Вовка сориентировался быстро, проскочив открытое пространство, он упал на вал земли, нарытый транспортером. Тут же выставил вперед ствол игольника и, не оборачиваясь, махнул рукой - бегите. Кротов тоже проскочил открытую часть и тоже упал рядом с братом. Дождавшись, когда к ним присоединится Леха, он спустился в люк боевой машины.
  - Что тут у вас? Связаться с космосом пробовали?
  - Все отлично! - повернулся к нему сидевший у пульта рослый лейтенант. В открытом шлеме сверкнула довольная улыбка. - Пока мы их здесь держим, на орбите, похоже, все меняется быстрей, чем мы ожидали. Смотрите сами.
  Он развернул над тактическим планшетом голограмму - Сергей сразу узнал знакомые очертания родной звездной системы. В космосе шел бой - беззвучные всполохи разрывов и сияние силового поля защиты окутывали боевой порядок бывших кораблей Империи. "Наконец-то! Значит, и глушилку они отключили из-за этого". Он заметил, что количество кораблей, атакующих зараженную эскадру, постоянно растет. За пару минут на его глазах вспухли пузыри перехода и из подпространства вынырнули четыре новых крейсера. Самые скоростные боевые корабли Империи пришли первыми. Кротов не сомневался, что через пару часов появятся и тяжелые классы. "Спасены! - постоянное напряжение, державшее его с самого начала атаки, наконец, начало отпускать. - Еще только пару часов продержаться".
  Он всего минуту посмотрел на ад, творящийся в космосе, а за это уже время погиб линкор инфицированных. Он выпал из боевого порядка флота и, как отсюда казалось, медленно кувыркался, уходя к Солнцу. Сергей знал, что на самом деле он сейчас летит со страшной скоростью навстречу огненной смерти. Если кто-то и остался в живых на обреченном корабле, у них осталось время только помолиться. "Хренова война!" - в очередной раз проклял он свою работу и, махнув лейтенанту, направился к выходу. Уже отворачиваясь, он краем глаза заметил какое-то движение на голограмме и остановился. В космосе творилось что-то непонятное - строй оборонявшихся кораблей рассыпался, причем это явно не было связано с атакой Имперского флота, большинство кораблей инфицированных еще могли вести бой.
  - Что с ними?
  - Я тоже не пойму, - ответил лейтенант. - Если хотят сбежать по одному, то это бесполезно. Им не дадут уйти в подпространство.
  - Точно, теперь им не уйти, - согласился Кротов, окончательно успокаиваясь. Похоже, помощь придет еще раньше, чем он рассчитывал. Он опять направился к люку, надо рассказать радостную новость брату и сходить к родителям. Судя по молчавшим боевым модулям транспортера, наверху тоже затишье. И вдруг его пронзила догадка - он бросился к планшету и выругался, разглядев подтверждение.
  - Твою медь! Нам хана! Они все летят к Земле!
  Больше не останавливаясь, он рванулся наверх. Шлем был открыт, когда он шагнул в темноту, выругавшись, он опустил щиток, оглядел сразу проявившийся мир и на ходу связался с полковником Беррингом.
  - Полковник, вы видели? Они все направляются к Земле, что это значит? Массированная высадка? Нас все-таки хотят захватить?
  - Все хуже, - голос Берринга был тихим, потерявшим все эмоции. - Они все прикрывают один корабль. Тот скоро достигнет орбиты. Прощайте, капитан! Завидую вам - вы умрете рядом с родными.
  Сергей показал брату, хотевшему что-то спросить, чтобы тот помолчал и опять вызвал Шадля Берринга.
  - Берринг, вы хотите сказать - прощальный удар? Не захватили - значит, уничтожить?
  - Прощайтесь с родными, - коротко ответил тот и отключился.
  До Кротова вдруг дошел смысл того, что только что сказал Берринг. Он толкнул брата в плечо.
  - Бежим к матери!
  - Что случилось? - Вовка ничего не понимал.
  - Быстрей! Там все узнаешь!
  С земли поднялся Леха.
  - Вы че, ребята? Куда?
  Сергей остановился и обнял одноклассника.
  - Прощай, Леха! Беги бегом к родным!
  Кротов старался говорить твердо, но голос все равно дрогнул. Лицо Лехи изменилось.
  - Что, в лес уходить? Все плохо?
  - Да! Давай, брат, беги...
  Сергей отвернулся, не в силах глядеть больше на вмиг осунувшееся лицо одноклассника, и побежал за братом.
  У крыльца он догнал Вовку и вдруг понял, что все - они не успеют. Мир вокруг стал превращаться в уже привычный ярко прорисованный мультфильм - черно-белый, без звука и с улиточными движениями нарисованных персонажей. Сергей схватил за плечи брата, уже шагнувшего на крыльцо, дернул его так, что у того ноги оторвались от земли, и крепко прижал к себе - из-за спины, прямо из контейнера с мечом, появились зеленые нити и начали быстро обматывать их обоих.
  
  КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Крайняя война
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
  Война
  
  
  Вовка повернул голову, и улыбка, навеянная чудесным сном, исчезла; он лежал в гробу - это было первое, что пришло ему в голову. Но испугаться он не успел, крышка "гроба" вдруг соскользнула и перед ним открылась абсолютно белая комната. Можно было бы считать и это помещение апартаментами на том свете, но лицо брата, внимательно смотревшего на него, подсказывало, что это все реально. Рядом возникло еще одно лицо - длинноносый мужик с острыми серыми глазами - он улыбнулся и сказал, обращаясь к брату:
  - Зря ты говоришь, что вы разные. На мой взгляд, вы совершенно одинаковы.
  Брат не ответил длинноносому, он наклонился и тихо позвал:
  - Вовка, вставай, все проспишь.
  Голос всколыхнул память, и Вовка сморщился - неужели то, что произошло вчера, было правдой? Он рывком вскочил с белоснежного ложа и схватил брата за грудки.
  - Что ты натворил, сука?! Где мама, отец?
  - Успокойся, братишка.
  Брат спрятал заблестевшие глаза и одним движением оторвал руки Вовки от себя. Шагнул в сторону и, все так же не глядя на него, приказал.
  - Оденься, вон вещи. Сегодня все узнаешь.
  Вовка только сейчас понял, что он совершенно голый. Зло глянув на внимательно смотревшего на него высокого незнакомца, схватил со сливающейся со стеной белой тумбочки пакет с одеждой и, торопясь, вскрыл его. Быстро натянув невесомые трусы, он уже внимательнее взглянул на остальную одежду: похоже на армейскую форму - брюки, куртка, футболка - все зеленовато-коричневого цвета, у тумбочки стояли короткие черные сапоги. "Точно армия". И брат, и его спутник в такой же форме.
  "Блин, да что же это происходит? Кто такой теперь Серега? И как мы спаслись вчера?", - вопросы возникали один за другим, но вслух он сказал лишь одно:
  - Конечно узнаю! Ты сегодня расскажешь всю правду, хватит уже дурака из меня делать.
  Брат кивнул, соглашаясь, и снова показал на одежду - одевай.
  - Есть хочешь?
  Вовка после этого вопроса сразу почувствовал, что он голоден, да не просто голоден, а съел бы сейчас целый таз пельменей.
  - Блин, точно! Очень хочу.
  - Это всегда так после медмашины, - улыбнулся носатый.
  - После чего?
  - Глемас говорит, - начал объяснять Сергей, - что после курса лечения в этой штуке организму требуется топливо, чтобы заменить израсходованные ресурсы.
  - Ты что сейчас сказал? - Вовка был до сих пор зол на брата и разговаривал грубо. - Кто и где меня лечил?
  В это время в помещение вошли две девушки и Вовка сразу замолчал. "Черт, какие красавицы!"
  При их появлении лица у брата и у того, кого он назвал Глемасом, приняли серьезное выражение, оба вытянулись и, к изумлению Вовки, выдали совершенно непонятное приветствие:
  - Приветствуем вас, принцесса Алгала!
  Оба склонили и вновь вскинули головы. "Да что тут происходит? - обескураженный Вовка переводил взгляд с одной девушки на другую. - Разве в Америке есть принцессы?" Молодая женщина с каштановыми волосами сделала вид, что тоже склонила голову, на самом деле лишь обозначив это движение. "Блин, действительно принцесса", - величественное выражение, появившееся на её лице, поразило его, он тоже невольно подтянулся, машинально поправляя несуществующий ремень. Однако когда та перевела взгляд на Сергея, Вовка успел заметить смешинку, проскользнувшую в её глазах. "Она что, знает его что ли?"
  - Это он?
  - Да, принцесса, это мой брат. Единственный, кто выжил.
  - Сочувствую.
  В голосе Алгалы Володька почувствовал настоящее чувство, она, похоже, искренне переживала. Он опять вспомнил вчерашний бой, и то, чем он закончился. "Что же там было? Атомная бомба?" - в глазах стояло оранжевое пламя, накрывшее поселок, и взрывающиеся сами по себе, а потом исчезающие в адском пламени дома, люди, машины. До того, как все вдруг исчезло, он понял, что они с братом находятся внутри прозрачного пузыря, который снаружи обтекало пламя. Впервые он увидел, как на самом деле горит земля - верхний слой, вскинутый неведомой силой, тоже полыхал и спекался в корку.
  - Как тебя зовут, солдат? - хотя голос Алгалы звучал приветливо, сразу чувствовалось, что она привыкла командовать.
  - Вовка, - выдал он, растерявшись, но тут же поправился. - Владимир.
  - Хорошо, Вовка-Владимир, я забираю Сергея, дела требуют его присутствия. Тебе сейчас дадут сопровождающего, он отведет тебя в столовую и покажет, что необходимо. Обживайся, мы еще встретимся и решим твою судьбу.
  "Ни хрена себе! Серега решает какие-то дела с принцессами. Ну и черт с ним, расскажет еще, а вот свою судьбу я сам буду решать".
  - Володька, ничему не удивляйся. Ты на космическом корабле. Мы в космосе. Вечером объясню, - сказал брат, направляясь к дверям вслед за остальными.
  Вовка хоть и услышал то, что сказал брат, но эти слова не улеглись в сознание, слишком обыденно Сергей преподнес такую фантастическую новость. Как только все вышли, в комнате появился высокий военный в двухцветной форме и представился:
  - Лейтенант Громук, Алгатский полк.
  Название полка лейтенант произнес так горделиво, словно весь мир должен был знать о нем. Однако Вовке это ни о чем не говорило, он никогда не слышал о таком полке. Но все равно, он тоже вытянулся, рука по привычке чуть не взлетела к козырьку, однако на голове ничего не было, а к пустой голове, как говорится... он подавил порыв и, вытянув руки по швам, доложил, как когда-то в армии.
  - Владимир Кротов, младший сержант, Российская Армия, - потом спохватился и добавил. - Правда, теперь в запасе.
  - Смотри, вот распорядок дня на корабле. Надо сразу включаться, привыкать некогда, мы на боевом задании, - лейтенант махнул рукой, и в воздухе перед ним появился текст. Он ткнул пальцем в несколько строк, и те мгновенно увеличились. Вот тут до Вовки дошло то, о чем сказал Сергей - он в космосе! На космическом корабле!
  Он смотрел на висевшие в воздухе строчки, на открывавшего и закрывавшего рот лейтенанта Громука и ничего не слышал: все проходило мимо его сознания, слишком ударной была информация, поданная так обыденно. Усилием воли Вовка заставил себя сосредоточиться и вслушался в то, что говорил офицер. В то же время до него вдруг дошло, что текст, который он только что прочитал, написан совсем не по-русски и даже не по-английски. "Черт! А ведь и лейтенант говорит не по-нашему. Почему я все понимаю?"
  Он помотал головой, пытаясь отогнать навалившиеся мысли, крепкая психика старалась восстановить привычное понимание жизни. "Надо вживаться в новый мир". Он перебил офицера:
  - Лейтенант, пойдем, поедим, там ты мне все и растолкуешь.
  Надо было выиграть время, чтобы разложить новую реальность по полочкам, да и есть хотелось все сильнее.
  - Идем! - сразу согласился Громук. - Я после медмашины готов дракона съесть.
  Как ни странно, но информация о том, что он в космосе, только сначала оглушила его, потом ему наоборот стало легче, теперь все окружающее имело объяснение и вставало на свои места. Вовка был гораздо практичнее старшего брата-мечтателя, он не увлекался фантастическими книгами, как, в общем, и книгами вообще, так что все воспринимал с точки зрения обычной жизни. Он сразу отметил, что лейтенант упомянул о боевом задании, значит, цацкаться с ним никто не будет.
  Вовка, как и брат, побывал на войне и прекрасно знал, что какими бы хорошими не были командиры, львиная доля необходимых для выживания действий лежит на тебе самом, сам не позаботишься, никто на блюдечке не принесет.
  Пока они шли по узкому - только двоим и пройти - коридору, он расспрашивал Громука только о быте в новой "казарме", оставив все главные вопросы на вечер, брату. Громук или не знал, что Вовка был абсолютным новичком на корабле, или ему это было все равно - сам он ни одного вопроса не задал.
  После того, как он, наконец, поел, все тот же лейтенант отвел его в каюту и показал на одну из двенадцати металлических тумбочек. Рядом стоял такой же поблескивающий табурет. От мебели так и веяло армией.
  - Твое место.
  - А спать как?
  - Сейчас.
  Володька мог бы поклясться, что Громук ни к чему не прикасался и не произносил никаких команд, но из стены вдруг вывалилась готовая заправленная кровать.
  - Как ты это? Глазами что ли?
  - Забыл, что ты без чипа, - ответил непонятными словами лейтенант. - Смотри. Вот контактное управление.
  Он коснулся значка на стене, и матрас исчез. Опять коснулся, и кровать снова появилась.
  - Понял. Разберусь. Слушай, а ничего, если я сейчас прилягу, подремлю?
  Ему надо было срочно побыть одному, переварить все, что произошло после сегодняшнего пробуждения.
  - Вообще-то спать днем имеет право только ночной боевой расчет и дежурная смена, но ты новенький, тем более инопланетник. Думаю, никто из-за этого выступать не будет. Ложись, отдыхай.
  Вовка благодарно кивнул и присел на кровать. Уже уходя, лейтенант спросил:
  - Это правда, что вы под удар главного калибра попали и выжили?
  "Значит, все-таки он слышал что-то о нас", - подумал Володька, но так как не знал, что такое главный калибр в здешней армии, ответил расплывчато:
  - Да, что-то такое было, выжили.
  Громук удивленно покачал головой, но больше ничего не спросил и оставил землянина одного.
  
  
  ****
  Принцесса прошла к командирскому креслу и, присев, знаком показала, чтобы остальные тоже занимали свои места. Все зашаркали креслами и расселись. Сергей хотел сесть рядом с Глемасом и Чекрой, но Алгала показала на ближайшее к ней место. "Расту", - в очередной раз отметил Кротов, но никакой гордости от этого не почувствовал. Вообще, после того, что произошло на Земле, в нем словно умерла какая-то его часть.
  - Ну что, Кротов, ты опять удивил всех, - начала принцесса. - Выжить в таком аду - это надо быть даже не из железа. Мы уже начинаем привыкать к тому, что ты бессмертный.
  - Самое главное, - заседание еще не началось, они сидели в узком кругу вчетвером, высшие офицеры миссии должны были подойти позже, поэтому Глемас позволил себе вмешаться в речь принцессы. - Оказаться во время катаклизма рядом с ним.
  Все, кроме Кротова, улыбнулись. Сам он, кроме начала удара, когда поселок накрыло безумие высокотемпературной плазмы, ничего не видел - все произошло, как всегда, когда ему грозила смерть - как только зеленые нити начали окутывать их с братом, он оказался далеко от Земли. Он опять висел в космосе, и блаженное чувство покоя овладевало им. Лишь страшным усилием воли он сбросил тогда с себя счастливое оцепенение и нашел нечто опасное, полное зеленых огоньков, висевших на тонких ниточках паутины, после чего одним дыханием погасил их.
  Сейчас он понимал, что таким образом уничтожил крейсер, ударивший по Земле. Сергей уже видел отчет телеметрии об этом бое и голограмму спасательной экспедиции, забравшей их с братом. Там действительно нельзя было выжить никому - даже тяжелые транспортеры превратились в полуиспарившиеся лепешки расплавленного металла. Недаром земные службы пришли к выводу, что затерянный таежный поселок стер с лица земли незарегистрированный метеорит. Это стало понятно из перехваченных переговоров.
  "Интересно, что видел Вовка? Вечером расспрошу".
  - Ничего не могу рассказать, - слегка покривил душой Кротов. Не рассказывать же, как он нежился в свете звезд, когда на самом деле находился в эпицентре взрыва, - так как ничего не помню. Очнулся я только в медмашине.
  Расспрашивать его никто не стал, присутствующие уже хорошо знали - во всяком случае, двое из них - что если он не стал рассказывать сам, то и расспросы не помогут. Сергей был благодарен им за это. Боль была еще слишком сильной. Он знал, что пройдет какое-то время, и он вернется к анализу произошедшего. Сергей усмехнулся про себя, - "Я ли это? Даже смерть родных и друзей теперь мне надо разложить по полочкам. Где тот Серега, который, нарушая все приказы и уставы, мог оставить пост и безоружный броситься на ползущего духа? Наверное, эффект обратного времени сработал как-то не так и я все-таки постарел". Он невольно провел рукой по лицу - нет, морщин не прибавилось, кожа такая же гладкая.
  - Принцесса Алгала, я хотел обратиться к вам лично, но говорю сейчас, присутствующие - мои давние друзья и поймут меня.
  - Говори, Сергей, - внимательный взгляд принцессы остановился на его лице.
  - Все мои родные, за исключением брата, погибли, и я не могу позволить себе потерять еще и его. Поэтому прошу не брать Вовку с нами на выполнение миссии, а отправить его на Тарантос, в Академию. Если уж суждено ему воевать за Империю, то пусть он подготовится к этому как следует.
  Алгала улыбнулась.
  - Я бы могла использовать этот момент, чтобы сделать тебя должником, но не буду. Наверное, плохой я политик, поэтому скажу правду. Твое желание совпадает с решением Императора - твой брат не будет участвовать в атаке крепости. Я думаю, что твоя просьба насчет Академии будет удовлетворена - прекрасное место, человек всегда под присмотром десятка служб. Что-то еще?
  - Я не ослышался? Решение по брату принимал сам Император?
  Он почувствовал, что даже Глемас и Чекра напряглись, ожидая ответ.
  - Да, все верно. Приказ скреплен печатью Императора.
  - Все. У меня вопросы теперь только по делу, но это, я думаю, будем обсуждать, когда все соберутся.
  "Похоже, Император не только на меня глаз положил, значит, брат теперь тоже будет под особым присмотром. Что ж, этого следовало ожидать, ты сам в этом виноват. Хотя это и неплохо, не дадут умереть по глупости".
   Подходило время назначенного оперативного совещания, и в каюте, один за другим, стали появляться высшие офицеры. Все в этот раз были новенькие - Кротов не увидел ни одного знакомого лица. Он включил идентификацию и незаметно бросал взгляд на экранчик коммуникатора, где при появлении каждого нового участника высвечивались его общедоступные данные - имя, чин, должность - для первого знакомства этих данных хватало. Сергей заметил, что каждый входивший бросал любопытный взгляд на него и только потом докладывался принцессе. "Я, похоже, становлюсь слишком известным".
  От армии присутствовал генерал Дюволь Грит, на его груди светился знак Космической Пехоты; от спецназа - Мюррит Селано, полковник Семнадцатого Батальона; флот представлял командир корабля полковник Сангви Легард. К удивлению Кротова, от разведывательных ведомств так никто и не появился. "Значит, Глемас будет командовать всем парадом от Министерства". Сергей от души порадовался этому, Гронберг не только был самым давним знакомым и другом, но и самым опытным полевым оперативником из всех, кого знал Сергей.
  Как только все расселись, принцесса начала совещание. Кротов уже понял, что она лично будет командовать операцией и вся ответственность за возможный провал будет лежать на ней. "Недаром в свое время Император говорил, что её хотят подставить, - вспомнил он, - но это, по-моему, все зря - девочка умная и везучая, её уже пытались так подставить, посылая на Баррах, а она вернулась победителем".
  Выслушав короткий доклад о состоянии дел на корабле, принцесса задала по паре вопросов каждому офицеру. Сергею понравилось, что все вопросы были четкими и конкретными, но все, что сейчас обсуждали, касалось лишь текущих дел на корабле и не очень заинтересовало его, поэтому он слушал вполуха.
  Наконец, он не выдержал и попросил слова. Алгала остановилась и милостиво кивнула:
  - Говори.
  - Я хочу знать, начался ли уже отбор кандидатов-землян?
  Наступила тишина, все повернули головы к нему.
  - Я что-то не то спросил?
  - Нет, все нормально, - не сразу, но, все-таки, ответила принцесса. - Группа в том количестве, которое планировалось, почти набрана. Прямо сейчас вытаскивают последних.
  - Так быстро? Тогда в чем дело? Почему вы на меня так смотрите?
  - Кротов, я не хотела этого говорить, но это правда - твоя планета погибнет не от удара из космоса, её однажды уничтожат сами земляне. Ты знаешь, что прямо сейчас на Земле идут десятки войн? Это там, где применятся ваша боевая техника. А мелкие бои с участием десятков человек вообще идут круглосуточно и повсеместно. Люди гибнут ежесекундно, так что нам было совсем не трудно набрать двести человек.
  "Какие мелкие повсеместные бои? Она про что?" Он уже хотел переспросить, но тут до него дошло, что Алгала, скорей всего, имеет в виду полицейские операции. Когда он сам жил на Земле, то часто слышал о том, что планета может погибнуть в ядерном огне, но никогда ему не казалось, что они живут неправильно - все нормально, если кто-то выступает, надо сразу давать ему по зубам. СССР всегда так делал, и Америка, и другие страны, имеющие силы. Но сейчас, слушая то же самое из уст Имперцев, он начал понимать, что да, действительно, что-то не так на нашей Земле. Почему на других планетах хоть и воевали, где-то воюют даже сейчас, но у них война - это исключение, а не нормальное состояние? Большинство планет даже не помнит, что это такое, когда люди гибнут насильственной смертью. "Ладно, мы такие, какие мы есть, пусть в этом ученые разбираются".
  - Что еще с ними не так? Я имею в виду кандидатов.
  - Можно я отвечу? - подал голос Глемас.
  Алгала кивнула.
  - Сергей, мы выбирали людей по тем же признакам, по которым когда-то я выбрал тебя: хороший боец, в настоящее время участвует в операции и ему грозит смерть.
  - Я понимаю, так и было решено.
  - Так вот, всех мы вытащили из горячки боя, некоторые из противоборствующих сторон одной схватки и многие попали сюда с оружием.
  Сергей начал догадываться, о чем пойдет речь. Так и оказалось.
  - Они повернули оружие против вас?
  Гронец кивнул.
  - Нам пришлось усыпить некоторых, чтобы не убивать.
  Кротов невольно улыбнулся - земляне в своем репертуаре.
  - Но вы их разоружили?
  - Конечно.
  - Все. Тогда я хочу получить данные на всех: при каких обстоятельствах они были изъяты и как вели себя, попав сюда. В общем, все, что у вас есть на них.
  Ответила уже Алгала.
  - Все, что есть, ты получишь. Но расскажи нам, что ты хочешь делать с ними дальше?
  - Первым делом познакомлюсь, а потом займемся боевой подготовкой. Кстати, где это будет происходить?
  - Мы летим на верфи Горназа, там, в космосе, строится еще несколько таких крепостей.
  - Вот это отлично! - обрадовался Сергей, - Сможем изучить станцию в натуре.
  После этого он разговора он совсем потерял интерес к дальнейшим обсуждениям и до конца совещания просидел молча, обдумывая предстоящий нелегкий разговор с братом и то, что за люди его ждут завтра.
  
  
  ****
  Когда Вовка проснулся, в каюте было уже несколько человек, они переодевались, на ходу перебрасываясь короткими фразами, и лишь изредка бросали взгляды на лежавшего Вовку. Он сел на кровати и оглядел соседей - люди как люди.
  - Здорово, мужики! Меня зовут Володя. Похоже, мы с вами теперь надолго вместе.
  Все остановились и повернулись к землянину.
  - Лейтенант Реге Барикор, - успел представиться только один, сидевший рядом. В это время в каюте появился утренний знакомый - лейтенант Громук.
  - Владимир, собирайся, тебя вызывает Сергей Кротов! Быстро!
  То, как лейтенант произнес имя брата, как и то, что Громук даже не назвал должность Сергея, говорило о том, что брат на корабле - личность известная и его приказы должны выполняться в кратчайшие сроки.
  Услышав, к кому вызывают новенького, все удивленно замолчали. Их взгляды красноречиво говорили о том же - брат Серега явно не из последних людей на этом корабле.
  Они прошли по нескольким коридорам с задраенными дверями с обеих сторон, потом еще поднялись на лифте. Вовка впервые понял, что корабль - это совсем не то, что он представлял, видя по телевизору запуск ракеты с Байконура. Это был огромный механизм, целый город - в месиве переходов, лестниц, лифтов, жилых отсеков можно было потеряться.
  Наконец они вышли в коридор, который, по сравнению с предыдущими, казался просторным.
  - Добрались. Каюты высших офицеров, - пояснил Громук.
  Вовка хотел спросить, почему каюта капитана - а брат, как он успел разобраться, носил именно такой офицерский знак на груди - находится среди кают высших офицеров, но не успел, они остановились у очередной двери. Их ждали, плита тотчас отъехала в сторону.
  - Свободны, лейтенант! Спасибо.
  Сергей встал из-за стола и, дождавшись, когда за лейтенантом закроется дверь, махнул брату рукой.
  - Иди, присаживайся, перекусим. Я на двоих заказал.
  Вовка почувствовал, что тоже проголодался и, присев напротив брата, с удовольствием оглядел стол.
  - Нормально тебя кормят. И каюта здоровая. Давай рассказывай, кто ты на самом деле, а то я уже с ума схожу. Еще вчера ты был американцем хоть и богатым, но простым, а сегодня оказывается, что ты - друг космической принцессы и твое имя здесь без придыхания выговорить не могут.
  Брат улыбнулся.
  - Не обращай внимания. Я и сам не знаю, кто я здесь, но действительно со мной считаются. В свое время я помог Империи и, видишь, - он обвел рукой помещение, - Империя не осталась в долгу.
  Голос Сергея был серьезен, и лишь по смеющимся глазам Вовка понял, что брат шутит.
  - Ну, ты кончай! Я серьезно!
  - Ну, если серьезно, то надо просидеть не один вечер, чтобы рассказать обо всем, что произошло со мной за эти годы.
  Он взял небольшую, похожую на мензурку, баночку и начал разливать прозрачную жидкость в серебристые стаканчики. По запаху Вовка понял - спиртное, похоже, водка.
  - Давай, брат, помянем родителей и всех остальных с нашего поселка.
  Голос Сереги дрогнул, он пододвинул стаканчик к Вовке и поднял свой, потом встал и, не дожидаясь брата, выпил. Резко выдохнув, он сморщился, присел и, схватив какой-то фрукт, занюхал выпитое. Вовка последовал примеру брата, выпил одним глотком и задохнулся - питье было слишком крепким. Однако он постарался не показать это, присел и быстро запил светло-зеленым соком прямо из банки. Заметив, как брат глотает сок, Сергей извинился:
  - Прости, Володька, видно развел слабо. Это спирт, у медиков беру, здесь ничего другого, подходящего для питья, нет. Все их вина совсем слабенькие.
  - Да, ерунда, я и не разведенный пил... - махнул рукой Володька. - Ты мне скажи, с нами, с нашим поселком, они так из-за тебя?
  Серега поднял на него виноватый взгляд и кивнул.
  - Что с остальной Землей?
  - Все нормально, про наш поселок думают, что это метеорит.
  - А кто это сделал, ты знаешь? И за что? Что ты им такого сделал, что готовы лететь за тобой черт знает куда и убивать всех подряд?
  - Кто нападал, конечно, знаю.
  Сергей на мгновение замолчал, обдумывая, потом продолжил:
  - Вот на второй вопрос ответить сложнее. Если честно, я ничего им не сделал, и почему они охотятся за мной, я пока объяснить тебе не смогу. Не потому, что не хочу, а потому, что и сам еще точно не знаю.
  Он пододвинул к Вовке большое блюдо с нарезанным мясом.
  - Давай закусывай, здесь всегда нужна соображающая голова.
  Тот наколол кусок на двузубую вилку и поднес к глазам.
  - Что хоть это? Надеюсь не человечина?
  - Кончай прикалываться, нормальное мясо, раз подают. Я уже просто не обращаю внимания, какая еда и откуда, слишком с многих планет поступает продовольствие. Жуй, не разглядывай.
  - Да это я так, смеюсь.
  Володька положил в рот кусок, секунду оценивал вкус, потом начал жевать.
  - Да, ничего, вкусно. Похоже на баранину.
  - Ешь, не задумывайся, - повторил Сергей. - С едой тут нормально, с выпивкой хуже. Думал на Земле затарюсь, а видишь, как получилось.
  - Наливай тогда еще, а то, чувствую, не скоро придется выпить. Мне-то, наверное, медики не нальют.
  - Не знаю, - отмахнулся брат. - Наверное, не нальют. Ты мне скажи лучше, неужели ты совсем не удивлен тем, что здесь увидел? Я столько времени охреневал, когда шпион меня выдернул, а ты сидишь, как ни в чем не бывало, пьешь спирт, закусываешь...
  - Да нет, я тоже удивился. Вон, какой корабль огромный, хрен обойдешь.
  - Ну, ты, блин, даешь! - засмеялся Сергей. - Я ему про то, что он в космосе, в Имперском корабле и прочее, прочее... а он мне - да, корабль большой. Такое ощущение, что ты про все это уже знаешь.
  - Брось, братишка. Откуда я могу что-то знать. А, в общем, нечто подобное я уже видел в фильмах. Американских, кстати. Ты давай наливай, что тянешь? Градус выходит.
  Брат махнул рукой, закрывая тему, и потянулся к мензурке.
  - Ты всегда был практичным, с самого детства. Я помню, как ты у меня денежки вытягивал то за одно, то за другое.
  - Ой, не ври! - возмутился Вовка. - Ты сам не хотел что-нибудь делать по дому и меня покупал, чтобы я сделал. А я что - мне не трудно, да и деньги всегда пригодятся.
  Брат опять засмеялся.
  - Вот-вот! И я о том же - денежки ты всегда считал. Ты, похоже, быстро приживешься в этом мире. Кстати, деньжат местных я тебе подкину, у меня есть запасец. Правда, деньги здесь ненастоящие - только в виде циферок на пластинке.
  - Карточка, что ли?
  - Какая карточка?
  Вовка в двух словах объяснил.
  - Ну тебя! - опять махнул рукой Сергей. - Все ты уже знаешь лучше меня. Блин, неужели на Земле такие перемены? Так вы и без вмешательства скоро нагоните Имперцев. Ладно, давай выпьем, да надо твое будущее обсудить.
  - Вы? Ты уже себя землянином не считаешь?
  Но брат не ответил, поднял стаканчик и протянул Володьке:
  - Ну, давай, за твою счастливую судьбу в Империи! Или ты хочешь вернуться на Землю?
  - Не! Ты чё? Я хочу посмотреть мир! Да и девки у вас вон какие красивые.
  Он тоже взял стаканчик, и они чокнулись. Закусывая после второй, брат продолжил.
  - Что молчишь про девок? Я видел, как принцесса на тебя смотрела...
  - Иди к черту! - смутился брат. - Она ‒ принцесса, родственница Императора, а я ‒ простой инопланетник.
  Он замолчал и задумался. Вовка видел, что Сергей что-то хочет сказать, но не решается.
  - Давай колись! Что там у тебя?
  - Да, понимаешь, - наконец решился тот. - Я вроде женат.
  - Ни хрена себе! Почему матери не сказал? - Вовка запнулся и пробормотал. - Блин, прости. Теперь уже никогда не узнает.
  - Да, Володька, это тоже очень длинная история. За что ни возьмись рассказывать, все выходит на несколько часов разговора. Лучше я тебе подключу гипнофон на ночь, там есть запись о моих приключениях, я в свое время сделал, во сне просмотришь и будешь в курсе. Там, кстати, и о текущих делах информация вставлена.
  - А не опасна эта твоя штука?
  - Нет, не переживай. Ты к ней уже подключался в медмашине, думаешь, откуда ты всеобщий язык знаешь?
  - Точно! Я еще хотел спросить, почему я все понимаю.
  Братья допили первую мензурку и немного захмелели. Сергей, вдруг, достал из замаскированного шкафчика еще одну баночку, побольше - видимо, основной запас.
  - А давай, брат, нажремся сегодня, неизвестно, когда еще придется выпить.
  - Я только за! Может, позовем кого-нибудь? А то сидим как два сыча.
  - Ты это хорошо придумал! Тут у меня как раз есть один друг, которого я давно хотел напоить.
  Сергей начал стучать по часам на руке и кричать в них:
  - Глемас, шпион хренов! Давай иди ко мне! Я тебя с братом познакомлю.
  К удивлению захмелевшего Вовки, в ответ из "часов" раздался голос:
  - Хорошо, Сергей, я сейчас приду.
  - Все, не пьем, - погрозил пальцем Серега. - Ждем гронца. Надо напоить шпиона. Он, кстати, меня и выдернул с Земли.
  Брат задумался, потом добавил:
  - Вообще-то, он мне жизнь спас. Если бы не он, конец бы мне тогда в горах был. Я уже Макаров взвел, застрелиться хотел. А что делать? Патроны кончились, а духи вот они, рядом. В плен-то никому не охота.
  - Кончай, Серега! - Володька болезненно сморщился. - Не хочу я о войне. Я в Чечне такое повидал, думаю, ты и в Афгане хрен видел. А в космосе ты воевал?
  Брат невесело засмеялся:
  - Эх, Вовка, ты не поверишь, но я только этим и занимаюсь. Похоже, что как я в Афгане на войну попал, так и не могу с неё вернуться...
  Рассказ брата прервал голос.
  - Сергей, можно я войду?
  Тот сразу вскочил и направился к двери.
  - Заходи!
  Сергей обнял появившегося в дверях высокого крепкого мужика в черной форме, со знаком полковника на груди, и потащил его к столу. Это был тот самый, которого Вовка видел утром.
  - Володька, доставай еще один стакан. Это там, в сейфе. Сейчас мы полковника МРОБ ушатаем!
  Мужик начал отнекиваться:
  - Что ты, Сергей, я пить не буду. Вы опять пьете этот расплавленный металл! Ты же помнишь, я пробовал - чуть не сжег желудок. Пришлось ложиться в медмашину.
  Серега пригрозил:
  - Ты кончай выеживаться. Сейчас с братишкой скрутим тебя и зальем силой, а потом по кораблю поведем, пусть посмотрят на пьяного полковника всемогущего Министерства.
  - Ну и шуточки у тебя, Кротов. Ладно, давай! А то будешь думать, что гронцы слабаки.
  Длинноносый сел на появившийся стул и пододвинул к себе серебряный стаканчик.
  - Куда, куда столько? - попытался остановить он Сергея, наливавшего ему прямо из емкости. Но тот налил стакан до краев и лишь потом ответил:
  - Ты должен по состоянию догнать нас. Иначе тебе не будет никакого интереса с нами сидеть.
  - Да почему? Я всегда рад с тобой пообщаться!
  Вовка не выдержал и прервал их пикировку.
  - А что такое МРОБ?
  Брат засмеялся и ответил:
  - Это местное КГБ. Только могущественнее.
  - Ух ты, черт! А не опасно с ним пить?
  - Нет, не опасно, - в этот раз засмеялся полковник. - Я же не зардерец, а обычный человек.
  - Вот ты, блин, ответил ему. Сейчас спросит, кто такой зардерец, - Сергей повернулся к Вовке. - Не забивай голову, в медмашине все узнаешь. Бери, лучше, стакан и давайте выпьем.
  
  
  ****
  Еще не открывая глаз, по легкости во всем теле и особому приподнятому настроению, Сергей понял - он проснулся в медмашине. Сразу вспомнился вчерашний вечер. "Эх, блин! Вот мы почудили!" Медкапсула убрала все пьяное забытье, и события вчерашнего дня высветились четко, словно на учебной голограмме. "А и хрен с ним! Пусть боятся", - засмеялся Сергей и легко вскочил. Он даже себе не хотел признаться, что на самом деле он организовал пьянку именно для этого - чтобы перестало давить на душу чувство безысходного горя и собственной вины, которое камнем повисло на нем после гибели родного поселка. Выпивка разгрузила напряженные нервы, а медмашина восстановила здоровье. Конечно, осознание вины в смерти родных и друзей никуда не ушло, но теперь с этим уже можно было жить - оно превратилось в маленький камешек и улеглось на дне души рядом с такими же камнями.
  "Наверное, и брату полегчало, - подумал он, одеваясь. - Надо бы навестить его, но уже некогда. Пора начинать работать". Быстро пробежав по пустынным коридорам - опять он проснулся за два часа до подъема - он принял душ и заказал завтрак. С удовольствием уничтожая появившуюся еду, он опять засмеялся про себя, вспомнив вчерашний вечер.
  Сначала, пока еще алкоголь не совсем сломил их контроль над собой, они пытались придерживаться границ, особенно гронец. Но спирт оказался сильнее самоконтроля, и через каких-то полчаса Вовка уже закинул руку на плечо Глемаса и превозносил характеристики автомата Калашникова по сравнению с имперским игольником. Сергей вспомнил, что он почему-то поддерживал брата, с жаром расхваливая земное оружие.
  Потом они начали бороться, и когда даже пьяный гронец несколько раз завалил Вовку на пол каюты, Сергей с трудом утихомирил брата, рвавшегося в драку. "Чертова родова! Но ничего, здесь пить много не придется". Однако дальше стало еще веселей - когда Вовка узнал, что в армии тут служат и женщины, он немедленно собрался идти на поиски подруг. "Сейчас я вам таких лейтенантиков приведу", - пьяно обещал он, наливая на посошок. К удивлению Сергея, его поддержал Глемас: "Пойдем, Вовка, я сейчас тебя познакомлю". Он тоже выпил и поднялся. Вдвоем они начали смеяться над Кротовым, из-за того, что тот отказывался идти к женщинам.
  Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы в этот момент не открылась дверь и на пороге не появилась Чекра. Гронец мгновенно протрезвел, во всяком случае, попытался сделать такой вид, а брат сходу атаковал так вовремя появившуюся особу женского пола, Сергей, еще сохранивший клочки самообладания, с трудом утихомирил раззадорившегося брата под грозным взглядом принцессы преступного мира Барраха, объяснив ему, кто она такая.
  С трудом сдавшийся брат, все-таки нарвался на эмоциональную отповедь Чекры, когда заявил ей, что, если она захочет бросить этого старого КГБэшника, он всегда готов его заменить. Тут уже в драку полез гронец. Чекра, широко открыв глаза, сначала молча смотрела на это представление, потом вдруг достала баллончик с паутиной и спеленала барахтавшихся на полу брата и Гронберга.
  Сергей опять не выдержал и рассмеялся, вспоминая лица не могущих пошевелиться, прижатых друг к другу драчунов. Она освободила их только после того, как оба поклялись, что больше не будут и пойдут спать. Сергея страшно веселило, как Чекра разделалась с задирами, и он осыпал их насмешками. Однако девушка не позволила ему долго издеваться над ними: незаметно подобравшись к нему, она прихватила руки Сергея к столу. Теперь пришла его очередь просить прощения и выслушивать насмешки брата и Глемаса. В конце концов, Чекра увела Глемаса, Сергей уговорил брата залезть спать в медкапсулу, а сам ушел спать в другую.
  "Все-таки, хорошая штука, эта медмашина, ни похмелья, ни головной боли".
  Однако, как он не пытался избежать воспоминаний о том, что было до вчерашнего вечера, это не удалось. Почему-то при этом сразу возникало лицо Наташи - не матери, не отца, а именно этой, почти незнакомой теперь, женщины - когда она взглянула на него, перед тем как спрятаться в подвале. Взгляд этот словно вернул все то, что происходило для нее давным-давно, а для него всего несколько лет назад. И еще - только сейчас Сергей понял, что она прощалась с ним, как будто женское сердце чувствовало предстоящую беду.
  Кротов невольно застонал, скрежетнул зубами и оглянулся - не видит ли кто. Каюта по-прежнему была пуста. "Суки, отрыгнется еще вам Земля!" - непонятно кому пригрозил он. Весь аппетит пропал и Сергей, столкнув остатки трапезы в приемник, открывший пасть посреди стола, поднялся. Оглядев себя в панели, поправил форму, потом подошел к сейфу. Меч стоял на своем месте, вид у него был как у живого существа - покинутый и одинокий, он словно просил: возьми меня! Землянин тряхнул головой, отгоняя наваждение, однако выдернул оружие из зажимов и пристегнул на пояс. Тот старик, оказавшийся Императором, предупреждал, что меч нельзя надолго оставлять в одиночестве. "Похоже, только он и знает все об этой штуке".
  
  В штабной каюте было малолюдно - лишь офицер охраны и два лейтенанта, дежуривших на контроле у нескольких голограмм, висевших в воздухе. Центр связи и контроля был отделен от командирского места и тактического стола прозрачной бронированной перегородкой. Сергей приветствовал уставным выбросом кулака вскочившего офицера охраны, показал ему, чтобы тот сел и прошел к своему креслу у стола. На ходу он кивнул вскочившим за стеклом лейтенантам и тоже показал жестом, чтобы не отвлекались. Хотя теперь он прекрасно знал, что дежурят там лейтенанты чисто по требованию устава: электронный мозг корабля отлично сам справляется с любой нештатной ситуацией. Однако присутствие людей Сергей одобрял, по опыту зная, что электроника в этом мире имеет свойство отказывать, правда, в основном, из-за внешнего вмешательства.
  Он сел и махнул рукой, тотчас включилась среагировавшая на жест автоматика и над столом появилась индивидуальная голограмма, перемежавшая текст и картинки. Кротов пальцем листал новости, быстро пробегал глазами страницы, на миг задерживаясь на объемных картинах. Ничего срочного он не нашел и уже хотел закрыть информационный ролик, как его глаз зацепился за предупреждение - прибытие в пункт назначения ожидается через двадцать стандартных часов.
  - Вот черт... - буркнул он. Почему-то ему казалось, что с братом они будут еще несколько дней, а тут выходит не больше суток.
  - Что ты сказал? - в дверях стоял улыбающийся Глемас. - Я так и думал, что найду друга здесь, хотел порадоваться встрече, а тут я, оказывается, какое-то мифическое существо из земного фольклора.
  - Прекрати хохмить, - не принял шутливого тона Кротов. - Ты знал, что мы совсем скоро будем на верфях Горназа?
  - Конечно, - становясь серьезным, ответил гронец. - А в чем дело?
  - Да, так... - махнул рукой Сергей, не желая объяснять, что с ним. - Я, видимо, упустил этот момент. Думал, мы будем лететь несколько дней.
  - Так и должно было быть. Но вчера принцесса получила сообщение, и последовал приказ на ускорение.
  - Ты-то откуда знаешь? Ты ведь пил вместе с нами.
  Гронец опять улыбнулся.
  - Не забывай, в какой конторе я работаю.
  - Слушай, тогда я не буду ждать утреннее совещание, отболтаешься тут за меня. Времени совсем мало, а я еще не видел своих людей. Надо наверстывать, хотел за время полета хоть немного познакомиться с контингентом.
  Гронец немного подумал, потом кивнул:
  - Иди, дело серьезное, думаю, принцесса поймет, а остальным хватит моих слов...
  
  Кротов молча разглядывал стоявших перед ним людей. Несмотря на разную форму и цвет кожи, всех стоявших объединяло одно - ни у кого во взгляде не было страха. "Это хорошо. - отметил он. - Сломленных людей здесь не надо - некогда перевоспитывать".
  Форма некоторых еще несла отметины боев - рваная и грязная. До его одобрения по каждому кандидату, людей решили не пропускать через медмашину. Он заметил на некоторых повязки, значит, есть и раненые. Это роли не играло - медицинская капсула все исправит - но говорило о том, что Имперцы торопились, вряд ли они стали бы вытаскивать раненых при нормальной подготовке операции. "Нападение инфицированных внесло коррективы во всю операцию".
  Молчать больше было нельзя, и Кротов поздоровался. Он специально сказал первое приветствие на русском, земляков в толпе было больше всех: это была его давнишняя просьба - если будет возможность, набирать только граждан, живущих на территории бывшего Союза. Теперь, после того, что он видел в войсках Империи - полное смешение рас, национальностей и полов, присутствие инопланетников - казалось бы, то, из каких мест будут люди, не должно его волновать, но он без всяких рациональных причин атавистически считал, что военные из земляков - самые лучшие.
  При первых словах люди вскинули головы, во взглядах мелькнуло удивление - они не ожидали встретить русского. Но дальше Сергей заговорил на всеобщем, и глаза потухли. Перевод на языки всех пленников шел автоматически, так что все понимали, о чем он говорит.
  - Я надеюсь, каждый из вас помнит, после какой заварушки он оказался здесь - если бы не мы, вы все уже были бы мертвы. Так что без всякой похвальбы скажу - наши люди спасли вас от неминуемой смерти.
  - Так вы что - ангелы? Или черти? Куда мы попали? - перебил Кротова хрипловатый голос из толпы. Вперед, расталкивая недовольно ворчавших людей, вышел мужик лет тридцати. В вырезе камуфлированной куртки голубела тельняшка десантника, на плечах капитанские погоны. "Наш", - подумал Кротов, но не дал земляку сбить себя. Не отвечая на вопрос, он продолжал:
  - Мне не нужна от вас благодарность за это, я хочу, чтобы вы выслушали и поняли, о чем я сейчас буду говорить.
  Все, даже пробившийся вперед капитан, промолчали, напряженно вслушиваясь в его речь.
  - Вы находитесь на борту космического корабля! - в лоб сообщил Кротов и остановился, чтобы посмотреть на реакцию слушателей. "Интересно, как они эти воспримут, а то Вовка сегодня даже не прореагировал". Все произошло так, как Сергей и ожидал - никто не поверил. В строю раздались смешки, шутки, а капитан, вдруг, разозлился и закричал:
  - Что ты нам лепишь? Скажи еще, что нас зеленые человечки похитили! Правду говори.
  Строй одобрительно загудел. "Вот бы вывести сейчас к ним нифлянца, что бы они сказали?"
  - Я вас понимаю. Сам когда-то попал в такую ситуацию. Меня выдернули из Афганистана, я воевал с духами в составе ограниченного контингента, - он поздно сообразил, что зря сказал об этом. Теперь уже не только капитан, но и другие закричали.
  - Из какого Афганистана? Что ты врешь? Там война двадцать лет назад закончилась!
  - Молчать! - еще немного и он потеряет контакт с военными. "Нужен трюк", - подумал он и нажал на коммуникатор. Когда перед ним повисла голограмма с папками, все примолкли. Он быстро нашел запись о своем последнем бое и включил воспроизведение.
  Все молчали, сопровождая просмотр лишь короткими репликами. Сергей смотрел и сам заново переживал тот бой, с удивлением отмечая, что он смотрит на того себя, как на постороннего человека, словно это совсем не он был там, под пулями душманов.
  - Кино какое-то, - неуверенно произнес капитан. - Ты же совсем такой же, как сейчас...
  Сергей понимал их - сразу переварить такую новость трудно. Однако по широко открытым удивленным глазам, быстрому перешептыванию и удивленным комментариям он понял, что большинство поверило: все, стоявшие перед ним, были военными, участвующими в боевых действиях, и могли отличить кино от реального боя.
  - Давайте, обдумывайте, - поняв, что завладел их вниманием, продолжил Сергей. - А я пока расскажу, зачем мы это сделали, почему спасли вас. Во-первых, вы заметили, что все тут военные, все воевали - уже одно это должно натолкнуть вас на мысль, для чего вы нужны.
  - Воевать, что ли? - в этот раз вопрос раздался из задних рядов.
  - Правильно!
  - Против кого? Против своих? Или против зеленых человечков?
  В толпе засмеялись. Сергей отметил, что никто не высказался против самого участия в военных действиях, вопросы касались только деталей.
  - Нет, не против землян, я бы и сам на такое не пошел, и не против "зеленых человечков". Воевать как раз придется против того, что угрожает нашей Земле.
  "Нет, рассказывать обо всем еще рано, - вдруг передумал он. - Пусть подлечатся, поедят, потом расскажу им детали".
  - Сейчас вас накормят, потом пройдете сеанс лечения. Это займет немного времени - не больше суток - после этого встречаемся, и я познакомлю вас с деталями. К этому времени мы как раз доберемся до полигона.
  Но теперь уже земляне сами хотели узнать больше - посыпались вопросы:
  - Где те, кто командует этим кораблем, где инопланетяне? Каким образом нас выдернули с Земли? С кем, все-таки, придется воевать? Как тут кормят?
  Но самым главным был другой вопрос, его задавали чаще других, когда-то после похищения этот же вопрос мучил и его.
  - Сможем ли мы вернуться домой?
  Сергей поднял руки, показывая, чтобы все замолчали.
  - Я обещаю вам, что те, кто захотят, обязательно вернутся к своим семьям! Даю слово!
  Все сразу замолчали, обдумывая услышанное, и только капитан вдруг разозлился и, выругавшись, спросил:
  - Ты сам-то кто у них? У здешних хозяев? Слуга? Слово он дает... Видали мы до хрена таких обещальщиков... И на хрена тебе эта сабля?
  "Похоже, он контуженный, - решил Кротов. - Психанул ни с того, ни с сего". Однако надо было отвечать, в глазах у многих появилось недоверие.
  - Мужики, по званию я - капитан, а по должности точно не определялся - но примерно так, заместитель командира по специальным операциям. Вообще, это надо спросить у принцессы Алгалы, она точно скажет, как называется моя должность.
  - Что? Принцесса? Ты что нам тут заливаешь? Может у вас и Император есть?
  Капитан повернулся к остальным.
  - Вы слышали? Мы, оказывается, в сказку попали - принцы, принцессы, короли. Поэтому он и саблю нацепил.
  Он опять смотрел на Сергея.
  - Ну ты и мудак! Полчаса нам тут всякую фигню рассказывал.
  Он, вдруг, двинулся прямо к Сергею, глаза превратились в узкие щелочки, рот сжался, а походка стала кошачьей. "Он что, драться со мной вздумал? - удивился Кротов. - Точно, контуженный". Это оказалось близко к истине - капитан схватил его за лацканы куртки и дернул к себе. Этого Кротов уже не выдержал: перехватив руки, он резко вывернул их вниз и оторвал от себя. Но капитан и не думал успокаиваться, он, без замаха, сходу ударил головой Сергея в лицо. Удар был так силен, что Кротов на мгновение потерял ориентацию и тут же почувствовал, что мир замедлился и потерял краски. Он схватил одной рукой капитана за плечо и просто откинул его в сторону.
  Уже приходя в себя, он заметил, как расширились глаза застывших перед ним людей. Сергей встряхнул головой, желая быстрей вернуться в реальность, и понял, что сжимает в руке капитанский погон вместе с куском камуфлированной ткани. Сам капитан лежал метрах в пятнадцати у стены ангара. "Блин! Убил что ли?" Слишком неестественной была поза лежавшего. Однако через секунду оттуда раздался слабый стон. "Слава богу, жив!"
  - Кротов, тебе помочь?
  В ангаре прозвучал усиленный голос Гронберга. "Вот сраный шпион, - без злобы подумал Сергей. - Он все время наблюдал за мной".
  - Нет! Инцидент исчерпан. Лучше пришли медслужбу, человека надо срочно в медмашину.
  Бронеплита отъехала, и в ангар вбежали спецназовцы в бронекостюмах. Трое с летевшей за ними лодочкой эвакуационных носилок сразу направились к стонущему капитану. "Здорово я его", - думал Кротов, глядя, как тело плетью завалили на носилки. Когда его перевернули, оказалось, что все лицо залито кровью.
  - Что с ним?
  - Все нормально, лоб об стену разбил. Сейчас подлатаем, - не поворачиваясь, ответил один из медиков. Остальные спецназовцы, появившиеся вместе с медиками, выстроились в цепь позади Кротова и направили игольники на землян. В руках у двоих вместо игольников Сергей заметил трубы для выстрела паутинной сеткой. "Ну, это еще куда ни шло. А игольники - перебор!"
  - Я же сказал, мне не нужна помощь! - ни к кому не обращаясь, в воздух произнес он. Кротов знал, что гронец его прекрасно слышит. Потом обратился к землянам, притихшим при виде затянутых в броню солдат.
  - Мужики, вы сами видели, что капитан напросился, ну и я виноват, немного не рассчитал силы.
  В ответ кто-то пробурчал:
  - Ни хрена себе, не рассчитал - капитан десять метров в воздухе пролетел...
  Сергей повернулся к по-прежнему стоявшим сзади спецназовцам.
  - Я же сказал, вы свободны! - разозлился Кротов. - Глемас, убери людей!
  Подождав, когда Имперцы скрылись в коридоре, он еще раз напомнил:
  - На сегодня все. Всем питаться, лечится и отдыхать!
  - Капитан, может, все-таки, еще расскажите нам, как вы смогли человека кинуть, словно куклу?
  - Нет, на сегодня рассказ закончен. Я обещаю, вы все узнаете завтра. Сейчас всем построиться, я сам отведу вас в столовую.
  
  
  ****
  Вовка ругался, обзывал брата обидными кличками из детства, но все это было уже без начального огня, было видно, что он смирился. Когда патрульный крейсер - они уже давно были в Приграничье - пристыковался, и на Корабле появились два старших офицера, пришедших выразить свое почтение представительнице дома Императора, Сергей вздохнул и шагнул к замолчавшему брату:
  - Ну что, братишка, давай прощаться.
  Голос дрогнул. "Блин, я что, еще способен заплакать?" Похоже, брат чувствовал то же. Пряча глаза, он шагнул навстречу, и они обнялись.
  - Увидимся ли? - вдруг охрипшим голосом спросил Вовка.
  - Кончай, Володька! Обязательно увидимся.
  Сергей справился с собой, отодвинул брата, и взглянул ему в глаза.
  - Обещай мне одно, - тихо, так чтобы не услышали стоявшие поодаль офицеры, прошептал он.
  - Говори, - также тихо ответил брат.
  - Если что, найди моего сына и воспитай по-нашему, как на Земле.
  - Ты сам его увидишь, - бодро зашептал Вовка, но, увидев глаза Сергея, стушевался. - Не сомневайся, братуха. Будет он человеком.
  - Все, двигай! - Сергей прижался лбом ко лбу брата и резко оттолкнул его. Потом повернулся к группке Имперцев.
  - Офицеры, вам пора!
  Сам он не пошел с ними, но долго, пока они не дошли до лифта, стоял и смотрел вслед. Перед раскрытыми створками лифта брат остановился и оглянулся. Увидев, что Сергей смотрит на него, вскинул над плечом кулак и потряс. Сергей ответил таким же жестом, брат улыбнулся и шагнул в лифт, створки закрылись.
  "Блин, а он ведь выглядел довольным, - шагая в сторону командной рубки, думал Кротов. - Похоже, я прав, он впишется в эту жизнь намного быстрей меня".
  
  
  ****
  На другой день транспортник вошел в район доков Горназа. Сергей знал, какое впечатление производит гигантское скопление техники в открытом космосе, в свое время у самого дыхание перехватило, когда возле Зорна впервые увидел один из космических флотов Империи. Поэтому он приказал вывести всех землян на пехотную палубу и включить посреди огромного помещения голограмму окружающего космоса в реальном времени - пусть поглядят. Сам он тоже пришел в ангар, желая посмотреть на реакцию однопланетников, но как оказалось, он и сам был не готов к такому.
  Хотя, после той первой встречи с флотом в космосе, он уже видел строения и побольше, но все это ни в какое сравнение с Горназом ни шло. Строилось сразу несколько боевых станций, все были в разной степени готовности. Те, что уже закрылись броней и обвешались орудийными башнями, почему-то производили не настолько сильное впечатление, чем недостроенные.
  Огромные, похожие на изъеденную огромной мышью луну, они словно шевелились из-за кипящей вокруг них деятельности. Огромные блоки, казалось, сами вставали на свое место, лишь иногда вспыхивающие искры на их поверхности говорили, что их подводят к месту шаттлы - это выбросы их дюз сверкали искорками на фоне гигантов. Верфи были бесконечны, из-за них даже сам Горназ - вполне приличная по размерам планета - выглядел не больше луны.
  Сергей оторвался от величественного зрелища и перевел взгляд на своих подопечных. У него впервые возникли сомнения, что он выбрал правильное количество людей: уж слишком огромными были крепости-убийцы. Здесь надо было не двести человек, а две дивизии. Но, глядя на лица застывших в изумлении людей, он отбросил эти сомнения. Количеством в этих железных катакомбах ничего не сделаешь, только качеством, поэтому придется несколько недель лепить таких профессионалов, каждый из которых должен стоить взвода. Благо, для этого есть подходящий материал.
  Вчера он собрал свой контингент и провел последнюю перед высадкой на учебный полигон беседу-смотр. Результатом пока он был доволен - подлечившиеся, в новенькой форме (Сергей приказал всем выдать спецназовскую, такую, как у него), с блеском в глазах - ребята радовали глаз. На счет блеска глаз у него было сильное подозрение на медиков и медмашины, но это лишним не будет. Даже контуженый капитан-десантник, теперь Кротов знал его фамилию - Орлов, выглядел адекватно и весело. Медмашина не только вылечила телесные травмы, но и сняла психоз.
  Все они прошли курс гипнопедии и теперь свободно общались на всеобщем, не терялись при пользовании местных бытовых автоматов и почти освоились на корабле. "Это не только из-за того, что они земляне, - решил Сергей. - Толпой, в любом случае, легче вступать в новую жизнь. Если научился чему-то один, считай, это знают уже все".
  Вместо двух недель, что просил Кротов, Алгала дала на подготовку десять дней.
  - Времени нет! Через десять стандартных суток мы будем здесь и заберем вас.
  Возражать Сергей не стал, хотя при подготовке каждый день был на вес золота, но это не повод возражать принцессе Империи.
  По плану земляне должны были перейти на малый транспортник Имперской Компании Горназа и на нем отправиться на планету, где их расквартируют в казармах пехоты. Но Кротов сходу отверг это предложение: по его решению команда высадится сразу на боевую станцию, которую отдали под тренировку.
  - Пусть ребята с самого начала почувствуют обстановку, где им придется воевать, - пояснил он. - Да и время на перелетах сэкономим.
  Никаких прощаний не было: при переходе присутствовали только дежурный флотский офицер и охрана из двух десятков спецназовцев. Как убедился Сергей, Имперцы не доверяли и, похоже, побаивались землян. За все время перелета боевую охрану от их месторасположения так и не убрали. "Боятся, значит уважают". Сергей хоть и усмехался, но осадок от такого отношения был неприятным. "Хрен с ними, Имперцы, как всегда, перестраховываются".
  Он не стал ждать, когда все уйдут в переходной тоннель, легко вскочил на движущуюся ленту и вклинился между землянами. Те раздвинулись, признавая его старшинство, но никто не сказал ни слова. Они так и не приняли его за своего. Сергей ничего другого и не ожидал - слишком неоднозначной была ситуация их встречи, да и времени прошло всего ничего.
  Поездка по кишке тоннеля была совсем короткой, корабль Принцессы был пристыкован и стабилизирован метрах в пятистах от борта исполина. Сергей попал в приемный ангар в числе первых и теперь со стороны наблюдал, как прибывают оставшиеся. Почти у всех была одинаковая реакция - появившись из тоннеля, перед тем как спрыгнуть, лица у них твердели, руки невольно подтягивались к груди, некоторые даже приседали, готовые упасть и откатиться, быстро оглядывали помещение, лишь потом спрыгивали и быстрым шагом отходили в разные стороны, словно занимая место по боевому расчету. "Профессионалы", - в очередной раз отметил Кротов.
  Как только последний землянин прогремел ботинками по железному полу приемника, бронеплита с шипением встала на место. Вновь прибывшие остались одни - ни встречающих, ни охраны, никого... Не получая команды, люди начали расходиться по залу, разглядывая ящики, непонятные аппараты, инструмент и прочие подобные вещи, всегда присутствующие на месте строительства.
  Сергей почувствовал опасность раньше других, но предупредить не успел. В воздухе прозвучал родной мат на русском, потом тот же голос, но уже на всеобщем, заорал:
  - Всем стоять! Тут растяжки!
  Все мгновенно застыли и, осторожно поворачиваясь, закрутили головами. Даже Сергей не выдержал и автоматически глянул под ноги. В этот момент грохнул взрыв. И вслед за ним началась настоящая ведьмина свадьба: со всех сторон звучали очереди, ухали взрывы, включившаяся сигнализация орала и мигала оранжевыми лампами в разных углах зала. Вспыхнул баллон с какой-то жидкостью, и пламя ударило в потолок. В довершение ко всему сработала противопожарная система, и всех залило зеленой пеной.
  "Ну, Глемас! - уже лежа, усмехнулся Кротов. - Пиротехник хренов, ему бы в шоумены идти, где он такую пену-то нашел?"
  Как и все, при первом выстреле он упал за какой-то ящик. Падать пришлось на живот, так как за спиной висел контейнер с мечом. Поудобнее устроившись на полу, он всматривался в экран коммуникатора на запястье. Как только началась какофония, засек время. Хотя земляне были из разных стран, разных национальностей и даже разных цветов кожи, действовали они одинаково - при первых выстрелах все мгновенно упали и немедленно начали отползать - вдруг снайпер засек, где ты упал. Перебежками, ползком, перекатываясь, они инстинктивно стремились в какое-нибудь укрытие. Ни один не запаниковал и не побежал.
  "Ну, так же не бывает! Двести человек - кто-то должен". Кротов вспоминал свою земную войну, сейчас здесь уже была бы неразбериха. "Блин, вот что значит уже повоевавшие мужики, а не так как нас - учебка и в бой".
  "Во дают!" - опять улыбнулся он. Бойцы начали искать что-нибудь, что можно применить как оружие - кто-то дотянулся до обрезка трубы, кто-то, заметив инструмент, похожий на резак, в два прыжка добрался до него...
  Но минут через пять поведение людей стало меняться - они недоуменно крутили головами, пытаясь понять, что происходит. Все еще осторожно, стараясь не подставляться, они начали сползаться друг к другу. В грохоте стрельбы не было слышно, о чем они говорят, но Кротов и так догадывался.
  Первым не выдержал здоровый негр, он, вдруг, поднялся и, уперев руки в бока, демонстративно крутился посреди дыма и очередей. Сосед, тоже негр, зло закричал на него, приказывая лечь, но тот лишь засмеялся.
  "Пора, - решил Кротов, - переигрывать тоже нельзя". Он коснулся пальцем значка на комме, и все мгновенно прекратилось. Стало так тихо, что было слышно, как лопаются пузырьки пены. Сергей поднялся и, не давая бойцам думать, приказал:
  - Всем встать! Строиться вон там! Быстро!
  Он показал на дальний, не захламленный, угол помещения. "Чудесным" образом тот оказался чист и не залит пеной. Расплескивая сапогами лужи пены, бойцы бросились вперед: армейская привычка не думая выполнять приказ - великое дело! Кротов, лавируя между ящиками, быстрым шагом направился за ними. Когда он подошел, строй уже стоял - но совсем не такой, какой он хотел видеть. Солдаты отходили от шока "парадной" встречи - они громко обсуждали произошедшее и то там, то здесь начинали хохотать.
  Кротов встал перед строем:
  - Смирно! Отставить смех!
  Все замолчали и подтянулись, взгляды, ставшие вмиг серьезными, устремились на него. Сергей оглядел строй и, внезапно поняв, что надо сделать, вдруг сам захохотал:
  - Блин! Вы посмотрите на себя! Ну, вояки! Весело нас встретила учебка!
  Бойцы опять закрутили головами, осматривая друг друга, и вслед за командиром тоже загрохотали, окончательно сбрасывая напряжение, полученное во время фальш-атаки. Это было уже реальное сближение бойцов и командира.
  Подождав минуту, Кротов поднял руку - передние ряды замолчали, вслед за ними постепенно смолк смех и сзади. Сергей ждал - наконец, все затихли.
  - Теперь серьезно. С этой минуты мы на учебном полигоне. Теперь все время у нас будет расписано по минутам: устройство лагеря - это один час; на формирование полноценного батальона с разделением на взвода и назначение командиров - еще один час. Итого: в этих сутках у нас еще куча времени, и мы сразу начинаем учебу. С устройством станции вы уже все знакомы - в медмашине вы изучили его во сне, как и основные навыки Имперского спецназа.
  Бойцы переглянулись и закивали, до них только сейчас дошло, что они действительно не только знают всю внутреннюю начинку станции, но и как пользоваться игольником или виброножом. Речь Кротова была спусковым крючком - после его слов все заложенные во сне знания и умения всплыли в их головах.
  - Ух ты! - не удержался кто-то в строю.
  - Теперь вспомните, к какому взводу вы приписаны и быстро перестройтесь, как положено! Ротные и взводные командиры, строить свои подразделения!
  Еще с полминуты ничего не происходило и, вдруг, строй рассыпался, люди быстро переходили с места на место. Бойцы, появившиеся перед строем, командами подгоняли солдат.
  Сергей с улыбкой смотрел на творение своих рук - вчера несколько часов он перебирал и тасовал людей, составляя из них роты, взвода и отделения и назначая командиров, используя не только данные из их земной жизни, которых было не так уж и много - главными были физические и психические данные от медмашин. Совершенство, конечно, не достижимо, но сейчас, глядя на ровные ряды и застывших перед строем командиров, он испытывал настоящую гордость.
  "Твою медь! Я бы был самым лучшим командиром учебки! - внутренне заулыбался он. - Блин, куда делся тот курсант, который ненавидел команду "взвод, строиться"?"
  - Командир первой роты, докладывайте!
  Капитан Орлов рявкнул на весь зал:
  - Смирррно!
  Четко повернулся через левое плечо, вскинул руку к виску и, вбивая сапоги в металл, двинулся к Сергею.
  Кротов долго размышлял, кого поставить своим заместителем - то, что он сам будет командовать, это подразумевалось само собой - но для нормальной службы нужен кто-то, кто может заменить командира в его отсутствие. Он просмотрел всех кандидатов, у которых был опыт командования. Постепенно отсеялись все, кроме двоих - оба русские: старший лейтенант морской пехоты Александр Грек и, уже слишком известный Сергею, капитан спецназа ВДВ Виктор Орлов. И тот, и другой имели опыт боевых действий, и тот, и другой командовали ротами. Почему Сергей выбрал Орлова, который с самого начала показался ему неадекватным, он сам себе не мог объяснить. Так подсказывала интуиция, а ей он привык доверять.
  - Сводный батальон землян построен! Командир первой роты капитан Орлов!
  Кротов понял, что чутье его не подвело: только сейчас вспомнив то, что заложила в его память медмашина, Орлов принял это как должное, словно всю жизнь командовал сборной из профессионалов, чуть было не перешедших в мир иной.
  "Сводный батальон землян! Молодец, хорошо придумал. Самое верное название".
  - Вольно! Командиры рот и взводов, ко мне!
  Времени на долгие объяснения не было, Кротов повесил в воздухе голограмму станции и сразу поставил задачу:
  - Все бежим вот сюда.
  Он оглядел командиров.
  - Вспомнили, что это такое?
  - Так точно, складской комплекс станции.
  - Правильно! Там нас ждет экипировка, оружие, питание. Жить на время тренировок будем там, во время боевого выхода - где судьба застигнет.. Первая рота бежит вот этим путем, вторая - вот так, третья - через эти лестницы.
  Рассказывая, Сергей тыкал пальцем в голограмму.
  Морпех Грек, ставший комроты-2, перебил Кротова.
  - Разрешите вопрос?
  - Разрешаю.
  - А почему бы нам не разместиться в казармах, приготовленных для гарнизона станции?
  - Для большей достоверности. Во время операции казармы и командный пункт - это будут те места, за которые нам придется воевать больше всего. Складской комплекс огромен, и оптимальный вариант, когда пробьемся, устроить базу там. За эти дни мы должны изучить его, как свои пять пальцев. Понятно?
  - Так точно!
  - Еще вопросы?
  - Нет вопросов.
  - Все! К подразделениям и вперед!
  Через две минуты первая рота сорвалась с места и, грохоча сапогами, исчезла в ближайшем грузовом люке. Вторая и третья не отставали. Через минуту Сергей остался один. Он вывел на голограмму бегущих бойцов, убедился, что все на правильном пути и направился к ближайшему лифту. К прибытию людей он должен находиться на месте.
  Не дойдя до створок лифта несколько шагов, Кротов остановился: легонько кольнуло чувство опасности. Здесь, на специально подготовленной для учений станции, проверенной МРОБ и сейчас охраняемой силовым подразделением "Верфей Горназа", явно не должно быть ничего опасного. Но землянин, наученный горьким опытом, уже без всяких сомнений доверял своим чувствам. "Неужели специально за мной?" После множества нападений и особенно после атаки на Землю смысл в этом был.
  Как и для всех, экипировка для него была приготовлена на базе, в складском комплексе, поэтому он был почти безоружен. Кротов бесшумно стянул с плеча контейнер, положил на пол и коснулся метки замка. Над дверями лифта мигала красная сигнальная надпись. В её свете клинок кроваво засверкал. "Черт! Как от него прет силой!" Сергей выхватил меч, привычно почувствовал прилив энергии и сделал несколько шагов к двери. Бегущая вверх стрелка показывала, что лифт поднимается. Чувства обострились, и он теперь точно знал, что там, за створками, подъезжает кто-то очень опасный. Однако направленности на себя Кротов не почувствовал. "Может уйти? Вызвать охрану, пусть разбираются?" Сегодняшний взрослый Сергей так бы и сделал. Но сплошь и рядом из взрослого серьезного человека, командира и чуть ли не заместителя принцессы выглядывал паренек, бросивший автомат и с голыми руками кинувшийся на ползущего "духа". Поэтому он только зло улыбнулся.
  Лифт остановился. Кротов сместился влево, чтобы уйти с линии прямого выстрела и замер, положив меч на плечо. "Все-таки он заряжен какой-то дрянью, - в очередной раз подумал землянин. - Кажется, будто я всю Боевую Звезду сейчас могу искрошить".
  Надпись сменила свет и замигала быстрей, створки разъехались, и оттуда выкатился, весь обвешанный оружием, мохнатый кряжистый карлик. Кротов с трудом сдержал желание рубануть прямо по круглой голове, вместо этого он спрятал меч за спину и отступил, тушуясь под взглядом огромных круглых глаз.
  Зардерец тоже застыл, потом вдруг заулыбался, показывая страшный двойной ряд зубов, и тихо спросил:
  - Это ты?
  Не отвечая, Кротов подошел и обнял крепыша.
  - Здравствуй, Парибо!
  Тот в ответ стиснул землянина так, что тот закряхтел. Они отодвинулись, вглядываясь друг в друга. Первым заговорил Пассимуши. Он показал когтем на меч и, сморщившись, попросил:
  - Убери его, слишком опасный шкоран.
  - Что, какой еще шкоран? Это же, по-вашему, что-то типа злого рока или проклятия.
  Зардерец улыбнулся:
  - Я рад, что ты помнишь наш язык.
  - Так, что про шкоран?
  Но приступ разговорчивости у Парибо уже прошел. Он еще раз показал на меч, потом на контейнер.
  - И всегда держи в ножнах...
  - Воин Зардера в своем репертуаре! - не выдержал Кротов. - Хрен слово вытянешь.
  Он быстро убрал меч в контейнер и закинул тот за спину.
  - Все, поехали ко мне! Пока не расскажешь, откуда ты тут взялся, я тебя не отпущу. Заодно покажу тебе моих однопланетников, настоящих землян, таких как я.
  - У них тоже пусто здесь?
  Пассимуши выразительно постучал когтем по затылку. Сергей засмеялся:
  - Вообще-то такой вопрос и жест на Земле означает совсем другое, но ладно, я понял. Да, у них тоже нет чипов. Поехали, там все расскажу. Кроме того, меня там очень ждут.
  Зардерец пару секунд подумал, потом вызвал кого-то, быстро промяукал короткую речь на языке Зардера и махнул рукой - поехали.
  В лифте Кротов включил голограмму станции и ткнул пальцем в центр складского комплекса.
  - Нам сюда.
  Парибо повернулся к пульту управления и покрутил пальцами перед экраном. Потом показал два волосатых пальца.
  - Понял, две минуты, - улыбнулся Сергей. Потом удивленно спросил,- Ты откуда знаешь план станции.
  Зардерец промолчал.
  - Блин, Парибо, когда же ты говорить-то начнешь?
  Тот лишь грустно улыбнулся. За время, проведенное вместе на Баррахе, Сергей научился разбираться в мимике зардерцев и сейчас сразу определил, что улыбка невеселая.
  - Что случилось, командир? Что ты такой невеселый? Мало заплатили за Баррах?
  Пассимуши завернул губы, показав свой страшный оскал.
  - Ладно, не злись, придем в лагерь, там я из тебя все равно все вытяну.
  Лифт остановился. Быстро глянув на висевшую голограмму, землянин определил, что они почти на месте. Стрелки, показывавшие движение всех трех рот, тоже находились почти рядом. Скоро появятся.
  - Пойдем скорее, надо появиться в лагере до прибытия моих, а то черт их знает, как они себя поведут, увидев тебя. Там полно оружия.
  Пассимуши ничего не ответил, но выразительно поправил висевший за спиной игольник и похлопал ладонью по полной боевой навеске, прикрепленной спереди на облегченной, как у охранников, броне.
  Они шли узким - только пройти роботу-погрузчику - длинным проходом. Вокруг, в десятки этажей, сцепленные друг с другом, высились стены из тысяч контейнеров всех цветов и объемов. Свет с потолка почти не достигал дна каньона, и Кротов пожалел, что не надел боевой шлем сразу, не хотел отличаться от остальных землян.
  Впереди, из бокового прохода, появился человек. Хотя зардерец шел, словно никого не видел, но Сергей заметил, что он опустил правую руку к пристегнутому на поясе лучевику, левой поправил нож. Землянин помнил, как стремительно воин Зардера действует в схватке, поэтому положил руку ему на плечо и шепнул:
  - Расслабься, командир. Это меня встречают.
  Он поднял руку и показал Пассимуши коммуникатор, на котором светился знак имперца с приветствием. Зардерец кивнул. Встречавший пошел навстречу, и Сергей, наконец-то, рассмотрел кто это. На бронике космической пехоты светился знак лейтенанта, игольник за спиной, щиток шлема поднят. "Совсем молодой, - подумал Кротов, разглядев под щитком мальчишеские глаза. - Наверное, только из Академии".
  Но он ошибся: офицер, вытянувшийся перед остановившимся Сергеем, начал докладывать звонким девичьим голосом. "Девушка!" Молодой изголодавшийся организм среагировал, как положено - гормоны хлынули в кровь, но Кротов быстро подавил порыв. "Черт, что за жизнь? Даже пофлиртовать нельзя. Блин, надо было оставаться простым солдатом..."
  - Ведите, лейтенант.
  Не дослушав доклад, приказал Кротов. Глянул на комм и добавил:
  - Лейтенант Сорино.
  - Не надо никуда идти, мы на месте.
  - Показывайте.
  Под базу приспособили нижний ряд контейнеров в нескольких рядом стоящих стеллажах. Кротов быстро - скоро должны были появиться земляне - осмотрел один контейнер. Все было просто, как он и просил: ни столов, ни кроватей, ни стульев. Вместо кроватей стандартные спецназовские палатки. Сергей сразу вспомнил, как когда-то он целую неделю провел в такой же рядом с полковником Леей Рейнис. Вместо столов и стульев контейнеры из-под оружия и боеприпасов.
  Вдали послышался грохот - роты землян должны были появиться с минуты на минуту.
  - Выходим!
  Сергей первым выпрыгнул в люк и подал руку лейтенанту. Та растерялась, в армии не приняты такие знаки внимания. Кротов понял, что допустил оплошность и быстро убрал руку.
  - Лейтенант, я попрошу покинуть нас. А ты, Парибо, иди, вставай рядом, посмотрим, как мои орлы отреагируют на тебя.
  - Слушаюсь, капитан! В случае необходимости вы всегда можете вызвать нас, здесь дежурит взвод космической пехоты.
  Лейтенант Сорино исчезла.
  Сергей вывел голограмму, быстро нашел свободную ближайшую площадку - оказалось рядом, через четыре ряда контейнеров. "Отлично! Как раз поместится батальон". Они встали в боковом проходе, встречая подбегающих бойцов. Когда до роты осталось шагов двадцать, Кротов шагнул вперед и крикнул:
  - Орлов! Строй людей прямо здесь, мы на месте!
  Рота перешла на шаг. Напротив прохода, где стояли Кротов и зардерец, Орлов остановил людей и приказал построиться в две шеренги вдоль коридора. После этого повернулся и шагнул к Сергею, чтобы доложить. Только сейчас он разглядел, кто стоит рядом с Кротовым. На секунду он застыл с открытым ртом, глаза у него расширялись все больше и больше. Он опустил руку и растерянно спросил:
  - Это что? То есть кто?
  Сергей улыбался, довольный произведенным эффектом. Пассимуши тоже почувствовал комизм ситуации и подыграл - улыбнулся своей самой широкой улыбкой, чтобы показать во всей красе два ряда острейших треугольных зубов.
  Увидев такую красоту, Орлов непроизвольно отшатнулся. Однако заметив довольную улыбку Кротова, капитан собрался, сделал серьезное лицо и, стараясь больше не смотреть на зардерца, доложил о прибытии.
  - Хорошо. Собери всех командиров, вплоть до командиров отделений, со всех трех рот.
  Зазвучали команды, и через несколько минут в боковом проходе вырос новый строй. По тому, как прибывшие глядели на зардерца, Сергей понял, что Орлов предупредил всех.
  Кротов показал собравшимся как открыть люк в контейнер и объяснил, что там находится.
  - Все места и вещи подписаны. Вам полчаса на то, чтобы расселить людей, перекурить. Через полчаса я жду всех вот здесь, - он ткнул в голограмму, - на этой площадке. Это рядом. Все должны быть с личным контейнером, учеба началась.
  Отпустив командиров, Сергей повернулся к Парибо:
  - Пойдем и мы, поговорим, наконец. Как тебе земляне?
  - Не знаю, - зардерец был, как всегда, честен. - Нужно бой.
  - Понятно. Воины Зардера знакомятся только в бою, - усмехнулся Кротов.
  Командирская берлога ничем не отличалась от остальных, разве что его контейнер с вещами был не таким новеньким и блестящим. Они сидели напротив друг друга, и Кротов пытался вытянуть из Пассимуши информацию о том, что произошло с ними после Барраха. То, что они встретились здесь, на взгляд Сергея никак не могло быть случайностью, он просто не верил в такое совпадение. Слишком огромен космос, а чудес не бывает.
  Но по рассказу зардерца выходило, что это именно так - случайность.
  Сразу после операции на Баррахе все было нормально, им выплатили огромную премию и разрешили отдохнуть и проведать семьи. Но вот после отдыха начались странности: всех зардерцев без объяснения причин начали увольнять из Армии Империи; разорвали контракт и с самим Парибо, и с его командой.
  - Сергей, мы больше не нужны Империи.
  От обиды воин стал разговорчив. "Похоже, накипело, разговорился. Но что в самом деле происходит?" Сергей честно признался себе, что хотя он и побывал на Цессии, и встретился с самим Императором, на самом деле он ничего не знает о делах, творящихся в Империи. Воюя за её процветание, он очень мало внимания уделял тому, что не касалось непосредственно его. "Черт, надо начинать пытать Глемаса. Тот, наверняка, все знает".
  - Воины Зардера уходят к Кармадонцам и в Вольные Миры. Я правильно понял?
  - Да.
  - Зачем это? Вы же лучшие бойцы в этом мире?
  Пассимуши в ответ лишь покачал головой.
  - Парибо, скажи, если знаешь, избавляются только от вас или от других инопланетников тоже?
  Воин зло оскалился:
  - Нет! Резиновые люди стали в большом почете.
  - Ты про нифлянцев?
  Зардерец кивнул. Кротов ничего не понимал. Он вспомнил, как Император говорил о том, что надо остерегаться инопланетников, но он как раз имел в виду зеленокожих.
  - Ладно, я что-то совсем запутался. Разберемся. Рассказывай, как вы оказались здесь.
  - Верфи Горназа искали опытную охрану...
  - Блин! Парибо, вы же воины! Вы не охранники.
  Зардерец опустил лохматую голову.
  - Надо деньги... Мы не одни.
  Кротов не мог больше смотреть на сникшего Пассимуши. "Сколько раз они спасали меня. Пошли на хрен все армейские чиновники!"
  - Парибо, я приглашаю тебя и всех твоих людей ко мне на службу! Будете отдельным отрядом. А ты еще будешь инструктором у моих людей.
  Зардерец вскинул голову, в огромных глазах на миг мелькнула радость, но они тут же потухли.
  - Деньги.
  Сергей задумался. "Если я попрошу Алгалу, возможно все решится, а возможно и нет. Плохо, не знаю всего. Почему их гонят?" Вдруг Сергей вспомнил кое-что.
  - Слушай, а какая сумма тебя устраивает?
  Когда Пассимуши назвал свое жалование в армии Империи, Кротов не выдержал и вскочил.
  - Сколько у тебя людей?
  - Два десятка.
  Сергей быстро умножил. Все нормально, он с его деньгами мог потянуть сотню таких наемников.
  - Все! Я беру вас и буду платить в два раза больше!
  Парибо тоже поднялся. Было видно, что он еще сомневается.
  - Ты стал большим человеком, Сергей?
  - Не знаю. Иногда мне кажется так, а иногда нет. Но то, что я сейчас предложил, - это правда. Ты мне нужен, как и твои люди. А деньги - я готов выдать первое жалование авансом.
  Растроганный простодушный зардерец обнял Кротова.
  - Я согласен. Когда приступать?
  - А вот прямо сейчас. Пойдем, сразу тебя представлю, люди уже собрались.
  Сергей взял свой контейнер с экипировкой, закинул за плечо меч, и они направились к сортировочной площадке.
  Как только Кротов и Парибо вышли из контейнерного ущелья на открытое место, раздалась команда и земляне выровняли ряды. Перед каждым стоял новенький армейский контейнер.
  Орлов отпечатал шаг и застыл перед Кротовым, но Сергей не стал слушать доклад.
  - Отставить. Все сам вижу. Встань в строй, капитан.
  Бойцы во все глаза разглядывали зардерца. Тот почувствовал всеобщее внимание и улыбнулся, показав акулью улыбку. По рядам прокатился изумленный шепот.
  - Солдаты, теперь все вы на службе в армии Великой Звездной Империи. Я знаю, что вы уже вспомнили свое звание и свой позывной. На время мы забудем ваши настоящие имена и фамилии. Как вы поняли, учеба уже началась и ко всему надо относиться чрезвычайно серьезно.
  Я понимаю, что все вы повоевали и боевого опыта у вас достаточно. Но в этом мире технологии другие, другое и оружие. Вам в голову вложили инструкцию, как пользоваться игольником, плазмометом, виброножом. Однако, все не так просто. Вы, даже если были снайперами, не сможете соревноваться в меткости с обычным рядовым Космической Пехоты.
  Я открою вам маленькую тайну местной жизни - у всех жителей этого мира, не только в Империи, но и у Кармадонцев, и у жителей Вольных Миров, у всех в голову вживлены чипы.
  Он на минуту замолчал, разглядывая бойцов, пусть переварят эту новость.
  - Не думайте, они не стали от этого роботами, нет, они остались людьми - любят, плачут, умирают. Однако эти чипы позволяют им общаться с техникой напрямую. Например, при стрельбе из игольника им только надо выбрать цель, оружие само прицелится, выберет нужную иглу и лучшую траекторию. Вам же для этого придется тренироваться. И так во всем.
  Скажете несправедливо, неплохо бы и нам такие штуки в голову. Но, нет! Мы земляне, и у нас есть свои преимущества, со временем я вам расскажу, почему нам не нужна электроника в голове.
  Он подтолкнул вперед Пассимуши.
  - Я представляю вам вашего инструктора по рукопашному бою и бою на виброножах - это Воин Зардера Парибо Пассимуши. Он представитель расы зардерцев, но он во многом лучше иных людей. Парибо несколько раз спасал мне жизнь, так что я знаю, о чем говорю.
  После вы познакомитесь с бронекостюмом, потом с игольником, виброножом и так далее. Но первым делом мы все перекусим. В этот раз это будет необычная еда, а так называемое "жареное мясо". Таблетка, в которую напихано все, что нужно организму для сжигания. Откройте контейнер. Упаковка с десятью таблетками лежит в кармане на торцевой стенке. Видите?
  Сергей вытащил свою упаковку, отломил квадратик и положил на ладонь.
  - Делайте как я. Освободите её от пластика и полминуты подождите. Видите, как она набухает. Таблетка всасывает влагу из воздуха. Теперь, когда она размякла, можно есть.
  Кротов закинул разбухший прямоугольник в рот и, стараясь не морщиться, тщательно разжевал. "Блин, но могли бы придать им хоть какой-нибудь вкус. Как газету сжевал". Краем глаза он следил за бойцами. Те тоже старались не показать, насколько противно то, что они жуют, но не всем это удалось. Однако это были не дети, никто не выплюнул и не отказался.
  - Справились? Теперь всем понятно, почему эта штука называется "жареное мясо"? Здешние солдаты тоже умеют шутить. Эти таблетки - это НЗ на крайний случай.
  Все. Теперь достаньте бронекостюм и смотрите, как его надеваю я, потом наденьте сами...
  Кротов повернулся к зардерцу.
  - Парибо, иди к тому флангу, проверяй и показывай, я пойду отсюда.
  - Вызвать моих воинов? Они рядом.
  - Вот это правильно, - обрадовался Сергей. - Вызывай, пусть начинают отрабатывать жалование.
  Несколько часов Кротов, Парибо и прибывшие на помощь еще девять воинов Зардера показывали, как быстро одеть броник, как зарядить и разрядить игольник, как правильно взрезать броню виброножом, как взвести гранату и прочее, прочее, прочее...
  Наконец, Сергей остановил занятия.
  - Капитан Орлов, назначьте караул и можно отдыхать, завтра стрельбы и тактика.
  Потом он собрал зардерцев.
  - Парибо, вызывай всех своих бойцов, вам тоже надо жить здесь.
  - Да. Предупрежу охрану, что мы разрываем контракт.
  Коммуникатор завибрировал.
  - Давай. Извини, вызывают.
   Кротов отошел в сторону и глянул на вызов. Глемас.
  - Слушаю.
  - Сергей, надо срочно встретиться. Где?
  - Прилетай к нам на базу, я не хочу бросать ребят.
  - Хорошо. Только поговорить надо будет наедине.
  - Найдем место. Жду!
  
  Кротов уже засыпал, когда появился гронец.
  - Что так поздно? - проворчал землянин, подымаясь из палатки. - Давай выкладывай.
  - Здравствуй, Сергей, - Глемас не обратил внимания на недовольный вид Кротова. Он достал кнопку глушилки, включил и положил на контейнер рядом с собой.
  - Опять какие-то шпионские тайны? - Сергей показал на глушилку.
  - Необходимая предосторожность, разговор крайне серьезный, не должен коснуться чужих ушей.
  - Вот-вот, мне тоже надо с тобой серьезно поговорить. А то тут черт знает что происходит. Слышал, зардерцев из армии выгоняют?
  - Разговор как раз о них. Ты взял на службу Парибо и его воинов?
  - Ну, есть такое дело. Они отлично дополнят мою команду.
  - Все так, - замялся гронец. - Но есть неофициальное указание инопланетников больше в армию не брать.
  Сергей окончательно проснулся, встал перед гронцем и язвительно переспросил:
  - Неофициальное? А каким образом его вам доводят? Намеками? Быстро вы все узнали, действительно, всемогущее министерство. Так вот, передай своему начальству, что я их принял не на службу в армию Империи, а на службу себе и сам буду платить. Хочу собрать небольшую частную армию, чтобы в очередной раз спасти задницы твоих боссов!
  - Успокойся, Сергей. Это меняет дело. Создавать частную армию никто тебе запрещать не будет.
  - Так, хватит крутиться как уж на сковородке! Выкладывай, что опять стряслось в самой могучей Империи космоса!
  - Крутиться как кто и где?
  - Кончай уходить от вопросов, это земная поговорка, но ты все понял, не прикидывайся.
  - Ладно, слушай, рано или поздно, все равно узнаешь. Я, правда, и сам еще не могу разобраться, что к чему, но факты таковы: похоже, в Империи всем начинают заправлять нифлянцы.
  - Что за хрень? Мне про это и Парибо что-то говорил. Но как это может быть? Сам Император говорил мне, что надо остерегаться зеленокожих.
  Глемас посмотрел на Сергея, как на ребенка. Потом оглянулся, словно проверяя, не спрятался ли кто в контейнере, и наклонился к землянину.
  - Сергей, - почти прошептал он. - Нет никакого Императора. Это легенда для простых жителей Империи. Нами правят министерства.
  Кротов хотел возразить, он-то точно знал, что Император есть, но вспомнил, что тот не очень афиширует свое присутствие. Похоже, все высшие слои Империи устраивает версия о мифическом Императоре. А остальным жителям Империи, да и не только Империи, милостиво разрешают верить в Императора без имени. Но в этот раз правы как раз простые люди.
  "Что ж, подыграю шпиону", - Кротов широко раскрыл глаза и переспросил:
  - Я это правильно услышал - нет Императора? Что за чушь, я сам видел его на троне.
  - Сергей, очнись. Император не меняется уже несколько столетий, с тех пор как Империя начала раздвигать свои границы. Но пока в нашем мире не раскрыли секрет бессмертия. Поэтому все, что ты видел, это голограмма, прекрасно выполненная голограмма.
  - Так кто же тогда правит на самом деле?
  - Сергей, это тайна даже для меня. Ты тоже не вздумай нигде упоминать об этом. Я рассказал только потому, что пора тебе становиться взрослым и кончать верить в сказки. Ладно, услышал, принял к сведению и теперь забудь. Вопрос был о зардерцах, но раз они не на официальной службе, вопрос решен.
  У Кротова опять зачесался язык - невыносимо захотелось рассказать Глемасу правду. Раньше Сергей выложил бы это сразу, но теперь он стал другим - чаще обдумывал свои слова и чаще молчал. Поэтому перевел разговор.
  - Так что ты хотел сказать про нифлянцев?
  - Это тоже не для всех. Теперь во всех министерствах, даже в нашем, на самом верху появились консультанты-нифлянцы. По моим данным, это именно они инициировали вопрос с воинами Зардера.
  - Зачем это им?
  Глемас только пожал плечами.
  - Если мы до сих пор не знаем, откуда они взялись...
  - Как это может быть? Ты же сам мне говорил, что появились они полтора десятка лет назад и были только музыкантами и художниками, а сейчас они на самом верху, и их слушают даже во всесильном министерстве.
  Гронец повторно пожал плечами.
  - Не знаю. Мы с тобой не общаемся с ними, поэтому нам трудно представить, что происходит. Похоже, у них море обаяния и стальная воля в достижении своих целей.
  Сергей вспомнил нифлянца, забитого насмерть в секретной тюрьме на Баррахе. Да, на счет воли Гронберг прав, тот умирал, но не забыл о деле. И не дал себе умереть, пока не передал информацию. Кротов задумался, опыт общения с зеленокожими у него был совсем небольшим, но, действительно, они всегда выглядели хорошими ребятами.
  - Твою медь! А если они - пятая колонна?
  - Кто? Что за колонна?
  - Те, кто желают прибрать Империю к рукам, когда она ослабнет?
  Глемас опять оглянулся и приложил палец к губам:
  - Сергей, эта тема опасна.
  - Да навалить мне на этих нифлянцев, - Кротова понесло. - Если они такие крутые, пусть вступают в мой отряд и помогут прорваться на станцию.
  - Все, Сергей, мне пора. Надо доложить, что вопрос с зардерцами закрыт.
  - Подожди еще минуту. Скажи, как они оказались здесь, именно на той станции, где мы должны тренироваться? Для случая слишком мало шансов.
  - Сегодня у меня для тебя ответ один - не знаю. Я допускаю случай, но почему-то, как и ты, не верю в это.
  Гронец ушел. Сергей опять лег, но заснуть не смог. "Чертова политика! И какого... я, землянин, думаю о судьбе Империи?" Он пытался мысленно отделить себя от всего этого и вернуть на Землю, но быстро признал, что все, вся эта жизнь стала его жизнью и вряд ли он когда-нибудь вернется на родную планету. "Вот хрень! Я ведь и вправду не хочу на Землю! Дожился, блин. Землянин, называется".
  Стараясь отбросить эти мысли, он одел броник и вышел в контейнерное ущелье. "Пойду проверю караул".
  Стараясь идти как можно тише, Сергей прошел весь путь до погрузочной площадки. Никого. Он опустил щиток, полумрак мгновенно отступил. Однако сколько не вглядывался, ни на площадке, ни в проходах никого не было. "Что за черт? Неужели Орлов не стал выставлять посты? Или бойцы сами ушли спать?" Сергей уже собрался было идти поднимать капитана, но решил на всякий случай проверить еще и с помощью "мух". Он вытряхнул из контейнера две камеры и подбросил вверх - одну запустил по проходам, вторую просто поднял к перекрытиям комплекса.
  "Блин, хорошо не стал Орлова будить". Наверху, на самом краю пирамиды, присел на колено здоровенный землянин. Щиток шлема опущен, ствол игольника двигается за камерой, кружащей над ним. "Это значит, он все время сверху следил за мной, вот, наверное, поржал, наблюдая, как я тут рыскаю в поисках часовых. Интересно, как он туда забрался?" Только сейчас он заметил и второго бойца - тот был на следующей контейнерной пирамиде, прикрывал подход к лагерю с противоположной стороны.
  "Что я дурака гоняю, они все с войны, к службе относятся серьезно, знают, чем чревато оставить лагерь без караула. Надо кончать строить из себя инспектирующего генерала". Он вернул "мух" и пошел обратно в контейнер. В этот раз заснул он сразу и крепко, но поспать опять не удалось. Поднял сигнал вызова. Сергей долго вглядывался в экранчик коммуникатора, не в силах понять, кто это будит его среди ночи. Он включил голограмму, однако ясности это не добавило. Посреди помещения появился незнакомый полковник в форме Космической Пехоты. Он настойчиво повторял:
  - Капитан Сергей Кротов, капитан Сергей Кротов...
  - Я слушаю, - пробурчал Сергей, не вставая из палатки. В это время в люк начали стучать. "Ну, это наши, - усмехнулся Кротов. - Вместо того чтобы вызвать по комму, будут ломиться в дверь".
  - Иду!
  Он вскочил и на ходу повторил замолчавшему полковнику.
  - Я слушаю, говорите.
  - Капитан, ваши люди захватили разведгруппу Космической Пехоты.
  - Что за? - нахмурился Сергей. - Одну минуту, полковник. Сейчас соображу.
  Он подошел к люку и вручную открыл его.
  - Твою медь!
  Перед контейнером, в полумраке, выстроилась живописная группа. Двое землян в бронекостюмах с поднятыми щитками направили стволы игольников на троих безоружных солдат Космической Пехоты. Те были явно в шоке. Сергей пригляделся.
  - Лейтенант Сорино, это вы? Что тут творится?
  На самом деле он уже сообразил, что происходит. Связал сообщение полковника и то, что сейчас увидел.
  - Полковник, я вас понял. Сейчас разберусь.
  Сергей отключил вызов и приказал появившемуся из-за спин бойцов Орлову:
  - Капитан, отведите их на площадку, я сейчас подойду.
  Он быстро натянул форму, для солидности пристегнул ножны с мечом и шагнул в люк.
  На площадке народу прибавилось. Кроме тех, кого Сергей увидел первыми, появились еще с десяток землян в броне с полной боевой навеской.
  - Давай, капитан, рассказывай.
  Сергей еле удержал улыбку, глядя на несчастный понурый вид пехоты и на довольные лица своих людей.
  - Скрытно наблюдали за лагерем, - коротко доложил тот. - Пришлось нейтрализовать.
  - Никого не покалечили?
  - Нет. Использовали паутину из штатного набора.
  "Ну, молодцы. Уже сообразили, как чем пользоваться!"
  - Ну, а вы что скажете? - Кротов повернулся к Сорино.
  - У нас приказ наблюдать за вами.
  - За мной?!
  - Нет, за лагерем.
  - На хрена?! - в сердцах выдал Сергей и тут же одернул себя. - Извините, лейтенант. Зачем?
  - Не знаю. Приказ.
  - Ладно. С этим я разберусь. Капитан Орлов, я объявляю благодарность бойцам, взявшим этих разведчиков, но пехоту надо отпустить. Верните им оружие и пусть идут.
  - Будет сделано!
  Земляне с шутками возвратили троице разведчиков игольники и ножи. Особенно досталось девушке, все наперебой предлагали ей бросить Космическую Пехоту и перейти служить в их отряд, к настоящим мужикам.
  Сергей вызвал разбудившего его полковника и, дождавшись, когда тот представится, предупредил:
  - Полковник Англ, при всем моем уважении к Космической Пехоте, я ответственно заявляю, еще одно подобное происшествие и вы пойдете рядовым в Приграничье!
  Кротов не знал, сможет ли осуществить свою угрозу в нынешних изменившихся условиях, но считал, что припугнуть зарвавшихся вояк обязательно надо.
  Когда пехотинцы ушли, он приказал всем разойтись, оставив только Орлова и командира группы, захватившей пехоту.
  - Рассказывайте.
  - Пусть сам расскажет, - Орлов отодвинулся, давая место бойцу.
  Сергей глянул на коммуникатор - командир второго взвода первой роты Марат Насибулин. "Наш, русский", - с удовлетворением констатировал Кротов.
  - Ну?
  - Ничего особенного, - блестя глазами из-под щитка, зачастил татарин. - Как на учениях, засекли, посчитали, где лучше встретить, и встретили. Сопротивление оказала только девчонка, остальные как увидели направленные стволы, сразу оружие положили. Девчонка попыталась сбежать, но мы не таких боевиков вязали.
  - Молодцы! Где служил, Марат?
  - Спецназ ФСБ.
  Сергей вспомнил его - еще когда тасовал людей, смеясь, отметил - КГБэшник, надо познакомить с коллегой Глемасом.
  - Капитан Кротов, разрешите вопрос.
  - Говори, Марат.
  - Эти орлы прилетели на таких штуках, какие бы нам очень пригодились. Станция огромная, как Москва, пешком не одну неделю обходить надо, а лифты ходят только по одному маршруту.
  - Что за штука? Можешь объяснить?
  - Типа стул перевернутый, только побольше.
  - Понял, - усмехнулся Кротов. - Индивидуальная транспортная платформа, я их называю ступа, Баба-Яга в такой летала.
  - Вот-вот, типа такого!
  - Ты прав, нам пригодятся, почему я сам не подумал. Сегодня закажу.
  
  
  ****
  Алгала шла в командирскую рубку, когда поняла, что её вызывают. Сообразила не сразу, потому что это произошло впервые в её жизни.
  С восемнадцати лет, когда она как представительница Семьи получила, дополнительно к основному, специальный императорский имплантат, она знала, что когда-то это может случиться, но в глубине души почему-то не верила. Первый инструктаж после вживления как раз был о таком случае. Надо срочно найти изолированную защищенную комнату. Принцесса бегом бросилась обратно в свою каюту. Командир охраны, не соображая, что происходит, приказал троим прикрывать отход, а сам с еще одним Алгатцем бежал рядом с принцессой, зло крича на редких встречных офицеров.
  Те вжимались в стену, изумленно глядя на бегущую Алгалу. Вбежав в свою каюту, она проскочила в секретную комнату, на ходу крикнула командиру охраны, чтобы вызвал подкрепление и никого не подпускал к каюте. Она понимала, что может начаться паника, но не было времени объяснять.
  Бронеплита отрезала её от мира, Алгала включила блокирующие экраны и упала в глубокое специальное кресло. Лицо приняло почтительное выражение, она судорожно вздохнула и, наконец, ответила:
  - Принцесса Алгала Аллювиель Блиц Голиеконе шестнадцатая слушает вас, Император.
  - Здравствуй, девочка...
  - Я приветствую вас, Император!
  Голос хотя и звучал только в голове принцессы, казалось, заполнил комнату до отказа. Негромкий, но настолько наполненный силой, что от некоторых слов у нее начинало покалывать в кончиках пальцев.
  - Алгала, пришел твой час. Сегодня только ты можешь спасти Империю.
  - Что надо сделать, Император? Приказывайте!
  - Не перебивай, Алгала. Вопросы задашь в конце. Надо срочно воплощать в жизнь то, к чему готовится инопланетник Сергей Кротов. Счет времени идет на часы. Сразу после нашего разговора ты лично доставишь команду Кротова в район орбитальной крепости "Тор". Еще раз повторяю - лично. Шестьдесят седьмой флот будет прикрывать вашу операцию. Запомни, доверять только командующему этого флота - адмиралу Гранберу Сандару Блиц Шаканзу. Он из Семьи. О начале операции никому не докладывать. В случае непредвиденных обстоятельств можешь связаться лично с Сандаром, но только по защищенной связи.
  И теперь главное - ты всегда должна быть рядом с Сергеем Кротовым! Всегда, даже в бою! Вы двое - последняя надежда Империи. Следи, чтобы у Кротова всегда был с собой меч. Он даже спать должен ложиться с ним. Было бы неплохо, если бы ты тоже находилась в его спальне, когда он спит. И еще одно очень важное обстоятельство - нигде, никогда, ни на одном этапе операции у вас не должен появиться ни один нифлянец. Любой из зеленокожих, если он появится, должен быть немедленно уничтожен! Это мой приказ.
  Голос на несколько секунд прервался, потом зазвучал снова:
  - Ты все поняла, девочка?
  - Да!
  - Теперь можешь спросить.
  Алгала несколько секунд собиралась с мыслями, вопросов было сотни, но надо выбрать главные. Однако, вместо вопроса о серьезных проблемах, она вдруг спросила:
  - Император, как я, принцесса, могу находиться в спальне инопланетника?
  - Девочка, не разочаровывай меня! - в голосе Императора послышались зловещие нотки. - Влюбись в него! Или влюби в себя! Ты моя кровь, значит должна быть умнее!
  - Простите, Император, я все поняла. Еще один вопрос.
  - Только по делу, мне пора уходить, - перебил её Император.
  - Почему такая срочность? Кротов еще не обучил своих людей.
  - Потому что с той стороны уже готов флот вторжения.
  Голос исчез. Алгала уже хотела встать, как вдруг голос зазвучал опять. Теперь он прозвучал грустно.
  - Ты очень похожа на свою прабабушку.
  Император замолк окончательно. Принцесса еще минуту посидела, ожидая, но, ничего не дождавшись, поднялась и вышла из комнаты. Медлить нельзя! Приказ Императора надо выполнять, не раздумывая. Она подошла к рабочему столу в кабинете и коснулась красного квадрата на панели коммуникатора. Боевая тревога!
  
  
  ****
  Из лифта, пришедшего из моря, вышел старик. Офицеры охраны дворца переглянулись, один еще раз пробежал глазами невидимую посетителям голограмму со списком приглашенных на сегодня. Среди трехмерных изображений людей крепкого высокого старика с абсолютно седой головой не было. Оба охранника опять переглянулись - как он попал сюда? Даже если и был приглашен, еще очень рано, во дворце только обслуга и охрана. Один из офицеров быстрым шагом направился к странному посетителю.
  - Кто вы? Как вы сюда попали?
  Офицер взглянул в глаза старика и покачнулся, на миг потеряв сознание. Взгляд черных бездонных глаз посетителя проник в голову и, казалось, ощупал мозг. Офицер был опытным охранником, он сразу понял, что это опасность. Не в силах оторвать взгляд от глаз старика, он попытался вытащить баллон с паутиной, но руки перестали слушаться. Тогда офицер открыл рот - надо позвать на помощь - но лишь невнятно замычал.
  Старик усмехнулся, подошел вплотную к дергающемуся охраннику и вырвал из ножен на поясе офицера красивый церемониальный меч. Потом оттолкнул охранника с дороги и направился ко второму. Легкий толчок старика заставил тело лететь через все громадное помещение, пока на его пути не встала стена. Тело с глухим шлепком впечаталось в преграду, секунду постояло и сползло на пол. Офицер был мертв.
  Второй офицер как завороженный смотрел на развернувшийся перед ним спектакль, мозг никак не хотел воспринимать увиденное как правду. Все произошло очень быстро, но, даже находясь в ступоре, охранник автоматически выполнил то, что должен был сделать. Не отрывая глаз от подходящего к нему страшного старика, офицер не снимал руки с значка тревоги на экране коммуникатора, стоявшего перед ним. Он так и не сказал ни слова, только захрипел и повалился, когда подошедший старик взмахнул трофейным мечом и отсек руку, вжимавшуюся в экран. Даже не взглянув на упавшего, посетитель двинулся дальше, на ходу расправляя мантию, появившуюся у него за спиной. При каждом шаге плащ менял цвет от серо-стального до красно-золотого.
  Широкие - можно пройти в ряд по десять человек - покрытые узором в Цессианских мотивах, створки дверей разошлись перед стариком, и он вступил в зал.
  Со всех сторон к входу бежали десятки офицеров охраны. Охранники кричали, но наткнувшись на его взгляд, останавливались, не переходя невидимую черту, и замолкали. Страшный старик стоял, ожидая, когда замолчат все. На лице его застыла маска брезгливости и равнодушия. Словно он увидел не всесильную охрану великого дворца Императора, а безвредных, но противных насекомых.
  Толпа охранников, наконец, перестала прибывать. Последним подошел полковник, который когда-то сопровождал Кротова. Пробившись через застывших подчиненных, он оказался лицом к лицу со странным седым посетителем.
  - Кто вы? - полковник хотел спросить это строгим громким голосом, но, взглянув в глаза старика, выдал слабенький дрожащий вопрос.
  Старик расправил плечи, лицо изменилось - стало надменным и мрачным. Он так же молча поднял меч и указал острием на лица, глядевшие с гигантских колонн по всему залу. Многие невольно обернулись. Полковник Фром Кари тоже. Что-то мелькнуло в его голове, когда он разглядывал глаза изваяний, но оформиться мысль не успела. Кто-то рядом опередил его:
  - Император!
  И тотчас по рядам полетело:
  - Император! Это Император!
  Полковник первым сообразил, что делать - он опустился на колено и склонил голову. Его примеру последовали все офицеры. Они стояли так, не поднимая глаз, пока не прозвучала команда:
  - Всем встать! Двадцать человек ко мне в охрану, остальным исполнять обязанности!
  Фром Кари вскочил и начал командовать, распределяя людей. Однако каждую минуту его взгляд возвращался к правителю. Так вот он какой! - читалось на его лице.
  Не обращая больше внимания на суматоху, начавшуюся вокруг него, Император выбросил ненужный теперь меч и направился в сторону Черного Корабля. Живописная группа - старик с седой головой в пылающем плаще и толпа охранников в белом - быстро шагала по мозаичным плитам дворца. Император остановился у Черного Корабля, повернулся к застывшим офицерам и обратился к полковнику:
  - Как зовут?
  - Полковник Фром Кари, Императорская Охрана! - отчеканил тот, преданно глядя в черные глаза.
  - Кари, я назначаю тебя главным! С этой минуты ты - генерал Охраны Императора. Подбери себе людей и проверь весь дворец. Здесь не должно быть ни одного инопланетника. Особенно зеленых! Если найдете, убить, не разговаривая!
  - Слушаюсь, Император! - еще не поняв приказ, выкрикнул Фром Кари. Лишь через несколько секунд до него дошло - здесь не может быть инопланетников, на Цессии их вообще нет. Однако он не дал себе размышлять - приказ Императора священен!
  - Всех, кто будет препятствовать, арестовать! Сегодня мы начнем великое очищение Империи!
  Император не стал, как Кротов, спускаться в подвал, он просто развернулся и шагнул прямо в черный монолитный борт. К изумлению охраны, старик прошел сквозь броню корабля, как сквозь воду. Только что был - и вдруг исчез.
  
  
  ****
  Сергей улыбался. Он был доволен, все шло по плану - его бойцы оказались хорошими учениками. Кроме того, он до сих пор с удовольствием вспоминал ночное происшествие: только что появившиеся в космосе земляне утерли нос Космической Пехоте. Сейчас все они находились в ангаре для катеров собственного космического флота крепости. Это было идеальное помещение для стрельб. Таких огромных ангаров Сергей еще не видел. В орбитальной крепости все помещения были великанскими, но это переплюнуло все: общая площадь была не менее квадратного километра. Заранее по всему залу набросали контейнеров для выброски из космоса. Их броня в какой-то мере соответствовала броне танка. Кротов сам наполнил помещение голографическими мишенями: они прятались между контейнерами, перебегали, устраивали снайперские гнезда и вообще делали все то, что делают бойцы в настоящем бою.
  Сергей приказал сразу использовать боевые игольники. Пусть привыкают. Поэтому в ангаре невозможно было находиться без боевого шлема. Очереди и разрывы игл создавали сплошной грохот, не защитив уши, можно было оглохнуть через пять минут.
  Кротов сидел в операторской техников, позади рубежа для стрельбы. Перед ним висела голограмма всего ангара с мишенями и стрелявшими бойцами. Он видел все попадания и промахи. Если попадание было смертельным, у него на панораме мишень вспыхивала красным. Чем меньший урон был нанесен противнику, тем холодней становились цвета вспышки. Сергей переключался на каналы бойцов и подсказывал, когда замечал какую-то ошибку.
  Места хватало, и на огневом рубеже занимались сразу все двести человек землян. Там же, отдельным взводом, отстреливали своих виртуальных противников зардерцы. Этим, с их чипами, не обязательно было столько тренироваться, но врожденные вояки не могли упустить случая, чтобы не пострелять, тем более, когда не надо экономить боеприпасы.
  В конце концов, и Кротов не выдержал, схватил свой игольник, опустил щиток шлема и тоже пошел на рубеж. "Надо потренироваться, скоро в бой. Результаты бойцов проверю потом". Однако пострелять вволю ему не удалось: он успел уничтожить двух перебегавших "противников", когда коммуникатор завибрировал. Экран пылал красным - вызов такого уровня не проигнорируешь. Сергей вскочил и вернулся в операторскую. За бронестеклом смотрового окна выстрелов не слышно.
  - Я вас слушаю, принцесса Алгала!
  - Сергей, на корабле боевая тревога. Собирай своих людей, каботажник уже вышел к вам. Забирайте все, что нужно. Сроки изменились, операция началась.
  Кротов хотел спросить, что случилось, почему такая спешка, но принцесса закончила разговор:
  - Все подробности по прибытии. Жду. Появишься, бегом ко мне в штаб!
  Землянин включил сирену, прерывавшую занятия, и связался в режиме конференции сразу со всеми:
  - Заканчиваем! Командиры рот, срочно свои подразделения в лагерь! Не снимать бронекостюмы, забираем контейнеры с вещами и строимся. Сегодня вылет!
  Потом он отдельно вызвал Пассимуши:
  - Парибо, сегодня, прямо сейчас, вылет на операцию. Есть последняя возможность отказаться. Если нет, собирай своих и с вещами к шлюзовой для местного каботажника.
  - Мы будем там!
  - Я не сомневался. Жду!
  Он посмотрел в окно. На поле, живущие своей виртуальной жизнью, пробегали, прятались, ползли виртуальные фигурки мишеней.
  Бойцы строились в колонны и повзводно бежали к грузовым лифтам. "Пора и мне", - подумал Сергей. Закинув за спину контейнер с мечом, повесил на грудь игольник, выключил голограмму на поле и вышел в ангар. Прикинул, через какой лифт будет быстрее, и побежал вслед за последней колонной своих бойцов.
  
  Как только каботажник подошел к транспортнику принцессы, Кротов первым направился в шлюз. Все уже знали места размещения, и он не сомневался, что Орлов и Пассимуши справятся без него. Ему надо срочно увидеть Алгалу - таков её приказ - да и самому необходимо внести ясность, почему такое начало операции. Когда-то в Афганистане точно также, в последний момент, изменили план и вот результат - он теперь в космосе.
  С той стороны шлюза стояли встречающие: двое флотских офицеров из команды корабля и трое алгатцев в полевой форме, но без бронекостюмов. Все они, увидев его, вскинули руку к груди, приветствуя традиционным армейским жестом. Сергей в ответ тоже бросил руку к сердцу, но останавливаться не стал. На ходу попросил:
  - Помогите моим расквартироваться, - и побежал в сторону лифтов.
  К его удивлению, принцессы в командирской каюте не было. Присутствовали все, даже Глемас и Чекра, но командирское кресло пустовало. "Блин, сама же приказала прибыть сюда".
  Сергей поприветствовал всех как положено по уставу. Гронец, улыбаясь, протянул руку. Кротов пожал и кивнул на кресло Алгалы.
  - Где?
  - Она просила, чтобы ты зашел в её каюту. Зачем, не спрашивай, не знаю. Ничего не сказала.
  - Просила?
  - Да.
  - Это с каких пор принцесса Алгала стала просить?
  Глемас пожал плечами.
  "Что ж, просьба принцессы - это тот же приказ, только завуалированный. Надо идти, наверное, опять какие-нибудь секреты", - подумал Сергей, а вслух сказал:
  - Тогда пойду, нельзя заставлять принцессу ждать.
  Командирская каюта была недалеко от покоев Алгалы, Кротов добежал за три минуты. Как только он остановился на сканирующем диске перед дверью, створки разошлись. "Как будто у двери стояла", - удивился Сергей.
  Он вошел в приемную. "Что за черт? Где охрана?" Всегда находившиеся здесь гренадеры сегодня отсутствовали. Кротов насторожился, охраны не было перед каютой, теперь он не увидел ее и здесь. Он взялся за рукоять меча, сморщился от кольнувшего руку слабого разряда и осторожно шагнул к дверям в кабинет. Двери разошлись. Пусто. Сергей быстро прошел комнату и остановился перед входом в личные покои принцессы, это было святая святых и не ему входить сюда. Но с другой стороны, ждать нельзя, слишком подозрительно все выглядело. Кротов решился, он послал вызов охране, а сам встал на диск у двери.
  Плита ушла в стену, и Сергей облегченно вздохнул, отменяя вызов. Навстречу шла принцесса.
  - Простите, принцесса Алгала, - он склонил голову. - Но охраны нет, я запереживал и поэтому ворвался сюда. Еще раз простите.
  - Ты переживал из-за меня?
  Что-то в голосе Алгалы сладко кольнуло Сергея. Он даже головой встряхнул, отгоняя наваждение. Слишком лично прозвучал вопрос, она никогда не говорила с ним так. "Что это с ней? Неужели я все-таки ей не безразличен?"
  - Конечно! Вы самое дорогое, что есть на этом корабле. Мы все готовы отдать жизнь за свою принцессу.
  "Вот я научился говорить, - удивился сам себе Кротов. - Такие перлы выдаю".
  - А ты лично тоже готов умереть за меня?
  Теперь землянин уже не сомневался - в голосе Алгалы звучали те самые нотки, которые когда-то он слышал в словах Джерези, Ранзы и Шевезы. А еще раньше в голосе Наташки. Он смешался, по неписаным правилам общения с женщинами отвечать надо было в таком же игривом тоне. Но эта девушка была не просто девушкой - это наследная принцесса Звездной Империи, и Кротов никак не мог заставить себя взглянуть на нее как на остальных. Она всегда нравилась ему, особенно после Барраха. Не будь такой сословной пропасти между ними, Сергей, возможно, давно бы влюбился в красавицу, но он сознательно наморозил вокруг себя ледяной барьер, не дающий им коснуться друг друга. И вот теперь этот барьер стремительно таял. Кротов попробовал еще раз вернуть отношения на прежний уровень, как за соломинку цепляясь за тему тревоги.
  - Принцесса Алгала, мой батальон прибыл на корабль, - беспомощно пробормотал он.
  - Ты не уходи от ответа, - она с улыбкой смотрела на него. - Так готов ты отдать жизнь за меня?
  "Черт, что она со мной делает? И я хорош, размазня, стоит только девчонке ласково со мной заговорить - я растаял".
  - Да, я готов отдать жизнь за вас!
  - А если бы я была не принцесса, - Алгала подошла еще ближе. Сергей даже почувствовал легкий аромат благовоний.
  "Блин, надо бежать!"
  - Принцесса Алгала, все собрались и ждут вас. Надо идти, скоро взлет.
  Алгала коснулась рукой его груди, погладила капитанский знак и легонько толкнула. Ласково глядя ему в глаза, прошептала:
  - Ладно, иди. Я сейчас.
  Кротов выскочил из каюты принцессы и помчался в рубку. Он не видел, что как только двери за ним закрылись, лицо принцессы приняло обычное выражение и она прошептала:
  - Попался, - потом сухо добавила. - Что ж, Император будет доволен.
  Перед командирской каютой Сергей остановился и попытался вернуть лицу обычное выражение, лишь после этого вошел.
  В ответ на вопросительные взгляды он буркнул:
  - Принцесса сейчас будет.
  Потом быстро прошел к своему месту. Присев, незаметно оглядел присутствующих. Нет, все заняты своими делами, что-то обсуждают. В этот момент он наткнулся на внимательный взгляд гронца. "Твою медь! Глемас что-то заметил. Шпион глазастый. Ну и пусть гадает".
  
  Полет в район проведения операции должен был продлиться пять стандартных суток. За это время Сергей планировал еще погонять землян на тренажерах и в спортзале. С разбора в генеральном штабе на Цессии в план не было внесено никаких изменений. Единственное - теперь были известны главные исполнители: Кротов и его люди. По-прежнему главным и самым уязвимым местом оставалось проникновение на базу. Здесь были только наметки, подробно операцию надо будет разрабатывать совместно с командованием флота прикрытия, поэтому все откладывалось до момента выхода в район дислокации кораблей.
  Все эти дни Сергей был так занят подготовкой своих людей и другими делами, что приходил в каюту только к полуночи и сразу валился спать. Он еще и еще раз проверял экипировку, заказывал недостающее, проверял занятия, при этом не упускал случая потренироваться самому. Каждый день не меньше часа он вместе с командирами рот и взводов изучал крепость "Тор". Хотя, казалось, что все уже знают устройство станции наизусть, однако каждый день находилось что-то новое, что могло быть полезным. Если вопрос об операции внутри боевой звезды был более или менее ясен, то с проникновением внутрь все так и оставалось в тумане. У имперской армии не было подобного опыта. Оставалось надеяться на командиров флота прикрытия. По данным армии у командующего шестьдесят седьмого флота был опыт ведения войн в космосе.
  Как бы не был занят Кротов, приходилось каждый день выделять время на встречу с Алгалой. Она приказала давать ей отчет о выполненном за день, но в первый же вечер, когда он устало принялся докладывать принцесса, вдруг, прервала его и попросила рассказать о детстве. Она сидела в командирском кресле, не перебивая и лишь по-девичьи ойкая в напряженных моментах. Кротов забыл, кто перед ним, и с удовольствием вспоминал земное детство и юность, разбитые носы и гонки на мотоциклах. Лишь иногда, бросив взгляд на сидевших за бронестеклом, где дежурная вахта следила за голограммами, развешенными над оперативными столами, он вспоминал, зачем пришел в рубку.
  Принцесса так и не стала слушать отчет.
  - Сбросишь в командирскую сеть, я посмотрю. С завтрашнего дня для доклада будешь приходить ко мне. Охрана предупреждена.
  В голосе принцессы совершенно не было официальности, необходимой при общении столь разных сословий. Сергей ничего не понимал. В каюте он упал на койку, повернулся на правый бок, ожидая, что, как обычно, сразу заснет. Но сна не было. "Что происходит с Алгалой? - Кротов чувствовал, что если так пойдет и дальше, он не выдержит. - Блин! Я ведь влюблюсь. Хотя, что кривить, я давно в нее немножко влюблен. Если бы не её принадлежность к семье, уже попробовал бы пофлиртовать". Он перевернулся на другой бок, пытаясь отвязаться от таких ненужных сейчас, перед самым важным в его жизни бое, мыслей. "А как же Шевеза? Как сын?" - пытался он пристыдить себя. Но напрасно. В своем сознании он как бы раздвоился: то, что он вернется к жене и сыну, сомнениям не подвергалось, но это был один он. Другой все больше хотел завтрашней встречи с принцессой; хотел увидеть её длинную красивую шею, открывшуюся под короткой прической; хотел опять заглянуть в зеленые колдовские глаза и услышать голос, ласково произносивший его имя.
  "Твою медь! Это все от того, что у меня давно не было баб, - попытался оправдать себя Кротов. - Надо сходить в медмашину, пусть успокоит гормоны".
  Подобное повторялось каждый вечер. После беседы, в ночь перед выходом в район базирования шестьдесят седьмого Космического Флота, Сергей не выдержал и ушел в медблок. Дежурному офицеру-медику он соврал, что хочет провериться и отдохнуть перед боевой операцией. Тот не стал расспрашивать, приготовил капсулу и уложил землянина. Так что на встречу с адмиралом Гранбером Сандаром Сергей отправился в самом лучшем расположении духа, чувствуя себя помолодевшим и полным сил.
  Он не понимал, почему наследная принцесса Алгала должна лететь на командный транспортник Сандара, а не наоборот. Как всегда, просветил землянина Глемас. Оказывается, полное имя адмирала звучало так - Гранбер Сандар Блиц Шаканзу. Тут уже и Кротов сообразил - раз есть приставка Блиц, значит адмирал тоже из Семьи, и тоже наследный. Однако гронец добавил еще кое-что: на самом деле Сандар уступал в знатности Алгале, и её посещение командующего флотом, а не наоборот, - это дань уважения известному военачальнику.
  - Или просто хитрый политический ход, - добавил Глемас. - Ты же знаешь, наша принцесса еще та девочка. Ума ей не занимать.
  Теперь при упоминании Алгалы у Сергея мысли неслись вскачь. "Может рассказать гронцу про наши посиделки? Может МРОБовец что-то посоветует?" Однако, подумав, решил не впутывать друга-шпиона. "Твои дела, сам и выпутывайся".
  
  Катер с принцессой и офицерами виртуозно вошел в открывшуюся рампу ангара транспортника. Все пилоты Алгалы, как и положено наследной принцессе, имели высший ранг квалификации. Коснувшись рифленой поверхности палубы, пилот так мягко опустил катер на стабилизаторы, что тот даже не покачнулся. "Во дает, как на показательных выступлениях". Сергей вспомнил, как этот маневр выполняли пилоты в учебке на Тарантосе: те бросали катер на палубу, как молотком били. "Хотя, наверное, так и надо, курсы быстрей на волю выскакивали".
  Как только атмосфера за бортом восстановилась, Принцесса приказала открыть выход. Она хотела выйти первой, но охрана в этот раз воспротивилась всерьез. Не слушая Алгалу, они первыми выбежали в тревожный желтый свет транспортной палубы. Лишь когда они замерли, повернувшись лицом к встречавшим, командир охраны разрешил выйти принцессе. Следом за ней вышел Кротов, потом земляне, командиры первой и второй рот, командир третьей роты, вьетнамец Нгуен Фу Сан, остался за старшего в батальоне. После них вышли кураторы от Космической Пехоты и Спецназа. Последним вышел Глемас.
  Внизу их уже ждали. Адмиральские, генеральские и полковничьи знаки густо пестрели в небольшом строю. Затмевая всех, на переднем плане стоял громадный, абсолютно лысый мужчина. Сергей заранее просмотрел данные о командующем шестьдесят седьмым флотом и знал, что это именно он - адмирал Гранбер Сандар. Хотя по виду было ясно, что он не молод, от него просто веяло здоровьем. Создавалось ощущение, что стоит ему пошевелиться и форма на нем начнет лопаться.
  Адмирал, несмотря на всю свою огромность и кажущуюся неповоротливость, пошел навстречу Алгале, четко вбивая подошвы в металл палубы. Чем ближе он подходил, тем шире становилась его улыбка. Все прибывшие тоже невольно заулыбались, Сандар даже на расстоянии заражал своей жизнерадостностью. "Мощный старик, - вспомнилось Кротову. - Как она сохранил такую улыбку, дослужившись до таких высот?"
  - Приветствую вас, принцесса Алгала! - Как Кротов и ожидал, голос у него оказался могучий, как выдох самой большой трубы в духовом оркестре. Когда он заговорил, капитан Орлов, стоявший сзади Сергея, восхищенно заметил:
  - Вот это командирский бас! Такой может в космосе без связи командовать.
  - Алгаста всегда давала Империи настоящих вояк! Вы, принцесса, - блестящее подтверждение!
  Голос адмирала заполнил все вокруг. Алгала, казавшаяся на фоне Сандара маленькой девочкой, с достоинством ответила:
  - Приветствую вас, адмирал Гранбер Сандар! Спасибо за высокую оценку вклада моей планеты, со временем я постараюсь оправдать ваш комплимент, но пока я не считаю себя настоящим военачальником. В отличие от вас, Адмирал. Я думаю, что и кармадонцы, и флот Свободных Миров до сих пор со страхом вспоминают ваше имя.
  - Да, дал я им по носу в свое время, - довольно захохотал адмирал. - Точно вспоминают.
  На этом обмен любезностями закончился. Сандар прервал смех, глаза его сузились и блеснули льдом. Он внимательно смотрел на землян. Потом его взгляд остановился на мече, висевшем на поясе Кротова. Он долго рассматривал оружие. Было ощущение, что он хочет спросить о нем, но спросил совсем не об этом.
  - Вы Сергей Кротов? Я видел вас на голограмме. А это ваши люди?
  Бас хотя и остался таким же раскатистым, но теперь в нем не было ни капли веселости.
  - Так точно, Адмирал Гранбер Сандар! - так же сухо ответил Сергей. - Я Кротов, а это мои командиры рот - капитан Виктор Орлов и лейтенант Александр Грек.
  Сандар еще несколько секунд молча рассматривал землян, потом обратился к Алгале:
  - Я изучил операцию на Баррахе. Все, что написано о нем, - он кивнул в сторону Сергея. - Это правда?
  - Можете не сомневаться, - усмехнулась Алгала. - Я там была и подтверждаю.
  - Ладно, все увидим в деле. Идемте в рубку, надо заняться делами, время поджимает.
  "Теперь я верю, что он адмирал не только по праву рождения", - подумал Кротов, шагая в толпе разномастных военных. Он оглянулся - его подчиненные шагали рядом, а вот Глемас исчез. "Гронец в своем репертуаре, уже шпионит", - улыбнулся землянин.
  - Начните обсуждение без нас, - пророкотал адмирал, когда все расселись вокруг огромного круглого тактического стола. - Мы с принцессой ненадолго отлучимся.
  Он снова развеселился, подмигнул всем и, уходя, пояснил:
  - Надо поболтать о родственничках.
  
  Начальник штаба флота, адмирал Сгон Карека, представился сам и представил коллег, сначала флотских, потом приданных - Космическую пехоту и Спецназ. Спецназ был не пехотный, а, как и обещали - Семнадцатый Батальон. "Так вот где был Глемас. Общался с коллегой. Семнадцатый Батальон - спецназ МРОБ". Гронец сейчас сидел рядом с их командиром, генералом Люхом Кленом.
  Когда все представились, адмирал развернул над столом голограмму района нахождения захваченной орбитальной крепости. Он коротко рассказал о сложившейся обстановке и о возможностях нанесения удара по "Тору". Из рассказа выходило, что хотя суммарная ударная сила флота и превосходит вооруженность крепости, но выгодное расположение дают ей преимущество. Так что, в случае неудачи с десантом, флот даже если и уничтожит боевую звезду, сам, скорей всего, исчезнет как боевая единица.
  - Поэтому, вся надежда на вас, капитан, - в голосе адмирала как раз никакой надежды не было.
  "Понятно. Если вся мощь флота не может ничего сделать, что сможет горстка людей? На его месте я бы тоже сомневался". Сергей посмотрел на своих подчиненных. Орлов и Грек сидели с непроницаемыми лицами, словно речь шла совсем не о них.
  - Мы не гарантируем ничего, если не сможем попасть внутрь крепости, - Кротов сразу перевел разговор на то, что волновало его больше всего. - Я бы хотел услышать, как мы окажемся там.
  В это время появились Алгала и Сандар. Адмирал еще от входа загрохотал.
  - Я услышал немного из того, что вы сказали, капитан. Вопрос правильный и, честно сказать, главный.
  - Садитесь! - приказал он вскочившим при их появлении военным. - Разговор будет долгим.
  Принцесса обошла стол и села в свободное кресло рядом с Кротовым.
  - Продолжайте, адмирал, война в космосе - ваша прерогатива.
  Адмирал поворочался, вгоняя свое тело в кресло, вмиг посерьезневшие глаза опять остановились на троице землян.
  - Я всю голову сломал, как это можно сделать. Да и не только я, весь штаб с самого получения приказа только и этим и занимается. Нет такого способа. Любое судно, хоть транспортник, хоть разведкатер - любое, будет уничтожено на подходе к "Тору".
  - Так что, адмирал? - съязвила принцесса. - Мы можем отправляться обратно? Нам здесь делать нечего?
  - Нет, - адмирал вздохнул, замер на пару секунд, как будто собираясь с силами, и продолжил: - Нет, мы кое-что придумали, спасибо генералу Клену, подсказал. Вот пусть он и расскажет, я потом добавлю про наши действия.
  Спецназовец был не такого богатырского сложения, как Сандар, напротив, жилистый и поджарый, но голос у него оказался тоже командирский - громкий и твердый. Он заменил голограмму космоса изображением крепости. Генерал набросал удручающую картину последствий атаки крепости с использованием различных средств доставки.
  - Все, что является техникой, начиная от капсулы индивидуального десантирования до ударного корабля эскадры, все обречено на уничтожение. Она неприступна. Но мои люди нашли маленький изъян в системе обороны - защита никак не реагирует на присутствие живого человека. При проектировании никто не рассматривал всерьез такую угрозу.
  Сергей не сразу сообразил, о чем говорит генерал. Потом до него дошло. "Он что, хочет, чтобы мы атаковали пешком?! Как это?" Он хотел высказать это, но его опередила принцесса:
  - Генерал Клен, все это понятно, но как люди окажутся на броне "Тора" и, даже если это произойдет, как они проникнут внутрь? Им откроют двери?
  - Принцесса Алгала, мне понятен ваш сарказм, но просто дослушайте меня.
  Спецназовец крутнул голограмму крепости и продолжил:
  - Вот эта сторона "Тора" постоянно смотрит в нашу сторону. Станция стабилизирована, так легче для запусков ракет и, вообще, для целей обороны. Из-за топонимики космоса в этом районе, обойти мы её не можем, так что обречены атаковать только с этой стороны. В этом плюс для обороны крепости, но есть маленький плюс и для нас. Нам надо подавить меньшее количество средств обороны.
  Флот нанесет массированный удар по всей поверхности боевой звезды. Это будет продолжаться в течение нескольких суток. Я не думаю, что мы уничтожим что-то серьезное, но за это время противник привыкнет к постоянным обстрелам. Потом мы начнем бить в несколько определенных точек, чтобы они подумали, что мы хотим взломать оборону в этих местах. В это время мы и высадим десант на броню крепости. Они должны заложить мины в нескольких местах, опять же для дезинформации, но входить будут через одну из шахт сброса отходов. Вот здесь. Такого противник точно не ожидает, и эффект внезапности сыграет нам на руку.
  Кротов слушал, рассматривал голограмму, но никак не хотел верить, что генерал говорит всерьез. Он опять взглянул на своих командиров: и Орлов, и Грек слушали все также внимательно, но на лицах обоих застыло недоверие. Наконец, он не выдержал.
  - Генерал Клен, я все-таки не услышал, как мы окажемся на броне? Пройдем пешком через космос?
  Люх Клен посмотрел на Сергея и серьезно ответил:
  - Да. Это почти так.
  - Генерал, поясните, - в голосе принцессы прорвалось раздражение.
  - Да скажи уже! - громыхнул адмирал Сандар.
  - Последние пятьдесят километров до станции десант преодолеет без техники, только в скафандрах.
  Все замолчали. Сергей изумленно смотрел на генерала. "Он это серьезно?"
  - Генерал Клен, я ведь тоже знаком с характеристиками обороны крепости. Все, что больше камня, все равно собьют. Но дело даже не в этом. Как вы это представляете - пролететь пятьдесят километров в открытом космосе? Кто-то делал когда-нибудь такое?
  - Сейчас вам все объяснит специалист, - Лех Клен показал на сидевшего в одиночестве полковника со знаком инженерных войск. Тот вскочил и представился.
  - Полковник Геген Саллион. Центр управления и обеспечения боеспособности.
  Он сменил голограмму, уменьшив орбитальную станцию, и сразу начал объяснять.
  - Смотрите, сейчас "Тор" атакуют виртуальные средства нападения.
  Несколько кораблей и космических торпед особой мощности, что по размерам не сильно отличались от кораблей, понеслись с разных сторон к станции. Между ними неслись катера огневой поддержки и десанта. Вслед за основным флотом появилось еще небольшое облачко каких-то мелких целей и тоже направилось к станции.
  Первыми погибли торпеды и транспортники.
  - Селекция целей в действии. Электронный мозг "Тора" выбрал самых опасных и уничтожил на первом рубеже - это район от пятисот километров до крепости. Сейчас погибнут корабли меньшей массы.
  Так и произошло - вслед за транспортниками взорвались атакованные ракетами крейсеры и эсминцы.
  - Вы видите, что катера миновали этот район без потерь. Но это просто потому, что для целей такого размера есть свой район. Он начнется от ста километров до станции.
  Все повторилось - как только катера оказались ближе, они тоже попали под массированный удар малоразмерных ракет. Прорваться не удалось никому.
  - Катера уничтожены, но вы видите, что этот район миновали "яйца".
  Облако, летевшее за кораблями, приблизилось, и Сергей узнал индивидуальные десантные капсулы, на армейском сленге - "яйца". Он сам много раз десантировался из космоса на таких. Армейцы-практики считают их лучшим средством десантирования. "Ну и что? Сейчас и их собьют". Беззвучные вспышки и разрывы, появившиеся в виртуальном космосе, подтвердили мысль Кротова.
  - Капсулы начали уничтожать с расстояния тридцать километров, при этом было задействовано кинетическое оружие. А теперь смотрите, что будет с десантником, вовремя покинувшим "яйцо".
  Крохотная человеческая фигурка приблизилась и заняла место в углу голограммы. Человек в скафандре высшей защиты отработал соплом встроенного двигателя, стабилизировался и понесся, набирая скорость, к занявшему весь горизонт "Тору". Фигурка приближалась, и в свете звезд стали видны многочисленные боевые башни на поверхности станции. Однако он так и не смог достичь брони. Одиночный лазерный импульс, посланный с крутнувшейся башни, за краткий миг превратил десантника в факел. "Все, сгорел", - Кротова передернуло. Голограмма была столь правдоподобной, что он на минуту поверил в происходящее.
  - Что вы хотели этим показать? Как мы сгорим?
  - Давайте повторим ситуацию, но уменьшим скорость.
  Инженер вернул голограмму на момент, когда десантник стабилизировал вращение, но разгоняться не стал, а медленно поплыл к станции. Тот рубеж, где его сожгли в прошлый раз, он миновал беспрепятственно, но перед самой броней одна из башен опять среагировала и в прорези бойницы, дергая стволом, отработала обычная автоматическая пушка. Виртуального человечка за секунды изорвало в клочья.
  - Очень познавательно, - усмехнулась принцесса. - Каким образом убьют его в следующий раз?
  Саллион, не отвечая, запустил десантника с прежней высоты. Он опять медленно приближался к "Тору". Но в этот момент, когда он приблизился к рубежу, где его сожгла лазерная установка, его обогнали ракеты. Они шли несколькими пакетами, расходясь только перед самой броней, чтобы нанести удар сразу по всей видимой поверхности звезды. В бой вступили все башни ближней защиты. Все пространство вокруг десантника горело и взрывалось, и только в коридоре, где он плыл, была тишина. Человечек благополучно опустился на броню и помахал глядевшим на него землянам.
  Полковник оставил это изображение и повернулся к Алгале.
  - Сейчас я все поясню. Первый раз по десантнику отработала лазерная установка, но не потому, что программа поняла, что это десант. Нет, у него была скорость и масса метеорита, который может нанести вред вынесенному на броню вооружению и оборудованию. Программа скомандовала уничтожить его именно как метеорит. Однако когда он уменьшил скорость, программа проигнорировала.
  - Но ведь его все равно сбили.
  - Да. Мы моделируем все возможные варианты. Как известно, видеоинформацию, кроме электроники, просматривают еще и операторы. Не всю конечно, а выборочно. Раз он был один, его и заметили. В последнем же варианте операторам некогда было следить за тихими коридорами: они все прикованы к местам, атакуемым ракетами. Результат вы видели.
  - Ладно, возможно, это все - полет в космосе рядом с ракетами; преодоление рубежей обороны; скорость полета, чтобы не сойти за метеорит - вы сможете рассчитать. Но кто мне скажет, пролетал ли кто-нибудь при десантировании пятьдесят километров в открытом космосе без всяких технических средств, только в скафандре? Я сам десантировался из космоса, но в "яйце", и даже представить себе не могу такой прыжок.
   Адмирал Сандар, как медведь, заворочался, вывернулся из кресла и навис над столом.
  - Я много раз бывал за бортом. Но тоже не представляю прыжок на такое расстояние, хотя знаю, что случаи были, и парни пролетали в космосе гораздо больше. Все всегда бывает в первый раз, и это единственный реальный вариант. Сегодня же начнем обучение и тренировки твоих людей.
  - Адмирал прав, - поддержал генерал-спецназовец. - Надо пробовать. У нашего батальона был опыт скрытного десантирования на планету из космоса. Высота была тоже порядочной. Километров десять. И прыгали они в скафандрах. Некоторые солдаты здесь. Я пришлю, пусть расскажут.
  - Это они что? - капитан Орлов повернулся к Сергею. - Это они про нас? Мы, блин, что - космонавты?
  - Пока нет, но, похоже, нам придется ими стать.
  Грек промолчал, но по его лицу было видно, что он тоже не верит в эту затею.
  Итог подвела Алгала.
  - Сергей Кротов, - официально, словно и не было вечерних разговоров обо всем, спросила она. - Ты можешь что-то сказать? У тебя есть другой вариант?
  - Нет, принцесса Алгала, - так же сухо ответил он.
  - Тогда приступаем к подготовке и выполнению. Командуйте, адмирал!
  
  
  ****
  В представлении большинства жителей этой галактики Империя была также незыблема, как и сотни лет до этого. Но те, кто владел информацией - высшие эшелоны власти и допущенные к тайной кухне самые богатые и знатные дома Империи - они уже знали, что это не так. Впервые после Великой Войны, приведшей к разделению Первой Империи на Кармадонский Союз и Свободные Миры, мир стоял на грани. Неведомая внешняя сила, словно ржавчина, начала разъедать края Имперского мира. Хотя самый большой урон был нанесен Империи, но и обе другие звездные державы тоже подверглись нападениям.
  Никто в Цивилизованном Мире не понимал, что угроза их существованию наступает не только из Пограничных Миров, она давно уже исподволь грызет их изнутри. Никто, кроме одного человека.
  
  - Полковника Кари ко мне!
  Закаленные бойцы Охраны Императора, стоявшие в оцеплении вздрогнули от властного голоса, начавшего звучать прежде, чем из черной брони корабля появилась фигура в переливающемся плаще. Офицер, стоявший ближе всех, шагнул вперед.
  - Император, полковник находится у штаба Космической Пехоты. Ведет переговоры о выдаче нифлянца.
  - Какие переговоры?! - зарычал Император. - С предателями, прячущими главных врагов Империи, не ведут переговоры!
  Если бы сейчас Кротов увидел человека, вышедшего из корабля, то вряд ли узнал в нем того старичка, с которым беседовал темной ночью на острове: черный блестящий бронекостюм придал фигуре мощи, сделав его широким в плечах, наполнив мышцами руки и ноги. Сейчас Император был именно таким, каким он был на древних голограммах, когда его еще разрешалось изображать. Рогатый шлем с черным щитком и играющий при движении всеми красками плащ завершали наряд. Но, главное отличие было не в этом экзотическом одеянии, казалось, он поменял лицо. Если черты того старика-садовника еще можно было разглядеть на этом властном надменном лице, то голос полностью изменился. Безо всякого усиления он звучал на весь огромный зал, заполняя души желанием подчиняться. Невозможно было ослушаться приказов, отданных таким голосом.
  - Как тебя зовут? - черные, бездонные как горные озера, глаза смотрели прямо в глаза офицера.
  - Капитан Врубе Гольм, Императорская Охрана!
  - Врубе Гольм, назначаю тебя командиром роты моей личной гвардии и присваиваю звание полковник! Собери всех людей из оцепления, через пять минут они должны стоять здесь в полной боевой. Похоже, сегодня придется повоевать.
  Ровно через пять минут перед застывшим в молчании императором ровной коробкой выстроились бойцы в белой броне. На груди и на левом плече светились эмблемы службы Императорской Охраны.
  - Мои солдаты! Пришел наш час! Готовы исполнить приказ своего Императора?
  - Готовы! Слава Императору! - в едином порыве выдохнули десятки глоток.
  - Слава Империи! - перекрывая голоса бойцов, ответил Император. И сразу совершенно спокойно спросил: - Полковник, сколько людей?
  - Девяносто шесть!
  - Не густо. Сколько людей у Кари?
  - Почти весь наш полк. Не меньше пятисот.
  Император на несколько секунд задумался, потом скомандовал:
  - Веди на площадку флаеров. Летим к штабу Космической Пехоты.
  
  
  ****
  Сергей огляделся, безуспешно пытаясь разглядеть хоть кого-нибудь из своих людей. Умом он понимал, что никого не увидит - черные скафандры бойцов сразу растворились в темноте космоса - но все равно крутил головой. Человек не всегда подчиняется своим мозгам. Здесь, в районе, где до ближайшей звезды надо лететь и лететь, человеческий глаз был бессилен. Он представлял, какое жуткое одиночество сейчас испытывают земляне. Если бы не ежедневные ночевки в медкапсулах, многие бойцы, несмотря на закаленную психику, уже бы сорвались. Слишком много на них навалилось: бой на Земле, казавшийся последним; похищение и появление в космосе; непонятная фантастическая жизнь вокруг. И вот теперь это - полет в одиночестве в открытом космосе.
  Кротов видел, какими измочаленными они выходили из скафандров после тренировки. Открытый космос - бездна, не поддающаяся осознанию мозгом человека, не так страшила своим холодом и отсутствием воздуха, как своей беспредельностью. Малейшая ошибка - и человек-пылинка мог отправиться в вечное путешествие по этому величественному миру, миру, которому человек, несмотря на все свои корабли и умение перемещаться по нему, до сих пор был чужд как и тогда, когда он, сидя у костра с луком, мог только глядеть на звезды.
  Кротов не ожидал, что самого его будет ждать в космосе другая беда. Он, в отличие от остальных бойцов, совсем не испытывал страха перед бесконечностью, но стоило только ему расслабиться, как он начинал терять себя. На первой же тренировке, когда надо было пролететь десять километров вакуума от одного корабля флота до другого, он чуть не отправился в бесконечное странствие. После тревожных первых десяти минут полета он проверил траекторию, понял, что все нормально - попадает в нужный район - и расслабился. Это было ошибкой - та часть Кротова, которая пряталась в обычной жизни, вдруг безраздельно завладела им. Через несколько секунд его не стало: не было больше землянина Сергея Кротова; не было кораблей вокруг; не было Звездной Империи и угрозы, нависшей над ней; не было ничего, кроме космоса, и он стал его частью.
  Это произошло внезапно, словно щелкнул переключатель, выключавший человека Сергея Кротова и включавший того, чей дом - космос. В тот раз его поймали, когда он ушел из расчетного коридора и начал дрейфовать к звездам. Он до сих пор помнил, как сопротивлялся маленьким зеленым точкам, пытавшимся оторвать его от блаженства. Он уже готов был потушить их, но человек в нем оказался и в этот раз сильнее - неимоверным усилием воли он разорвал пелену бездумного счастья и оказался снова в скафандре в космосе. Две такие же, как и он, неуклюжие фигуры, схватив его под руки, отрабатывали заплечными двигателями, подплывая к шлюзу транспортника.
  В тот раз никто ничего не сказал - Сергей не сомневался, что это работа Глемаса - но теперь, входя в скафандр на очередной тренировке, он часто ловил скептические взгляды матросов, помогавших облачению. На следующем же выходе в космос он испробовал однажды проверенное средство - начал петь. И опять это помогло. Глядя на мириады блесток, подмигивающих со всех сторон, мгновенно выхватывая среди них знакомые по той, второй памяти, звезды, он чувствовал, как накатывает эйфория и хочется бросить это мешающее тело. Тогда он заводил:
  - Ой, мороз, мороз, - и родители, певшие эту песню со своими друзьями на деревенских гулянках, хватали его и выдергивали из мира без печали.
  Завершив оборот, Кротов стабилизировал тело и посмотрел на приближающийся идеальный шар орбитальной крепости. В зависимости от того, как ты сам этого захочешь, можно было думать, что ты падаешь вниз или, наоборот, летишь вверх к усеянной бородавками башен броне. Сначала, когда на расстоянии пятидесяти километров он покинул "яйцо", космос казался гораздо темнее. Сейчас же Сергей уже адаптировался к свету звезд и узнал очертания района приземления. И тотчас свету добавилось - внизу на броне засверкали искорки, и в космосе закрутил карусель беззвучный фейерверк. "Капсулы достигли рубежа уничтожения, - сообразил землянин. После того как бойцы покинули свои модули, программа ускорила "яйца", превратив их в бомбы. Перед самым рубежом уничтожения капсулы дополнительно выпустили весь боезапас. Кассеты разошлись в стороны и в свою очередь разродились облачками ракет. При обычном десантировании эти ракеты расчищали место высадки. Все это делалось не в расчете на уничтожение чего-то, а лишь для рассеивания внимания защитных программ.
  После первых взрывов бой уже не прекращался, он только перемещался на разные высоты. Кротову страшно захотелось оказаться где-нибудь в другом месте. Все выкладки и расчеты, доказывающие, что все факторы учтены и ни при каком раскладе десантники не попадут под свой или вражеский огонь, здесь, рядом с гуляющим со всех сторон пламенем, сразу показались неубедительными и жалкими.
  Ракеты, эти чудовища с огненными хвостами, чертили космос в обоих направлениях - к "Тору" и обратно, к Имперским кораблям. По мере нарастания интенсивности атак взрывы стали происходить и на броне станции. Та не осталась в долгу, далеко в космосе на долгие несколько секунд вспыхнула сверхновая. "Блин! Достали, - понял Сергей. - Судя по взрыву, что-то не меньше эсминца. Космос вам могилой, мужики". Крепость огрызалась и огрызалась не в пустую. За три дня ожесточенной артиллерийской дуэли погибли уже не меньше десятка кораблей флота. Станция действительно была неприступна. "Вот же построили себе на погибель".
  Где-то в уголке сознания появился противный червяк вины. Все эти погибшие корабли, как и тысячи тонн боеприпасов, ежечасно уходившие к станции, были положены на алтарь удачного десантирования команды землян. "Как там ребята? Не запаниковали бы". Чтобы не искушать судьбу, на время десантирования было решено полностью отказаться от любого вида связи, как и от использования двигателей и другого оборудования, способного выдать электромагнитные импульсы. Поэтому, погиб ли кто-нибудь, можно будет узнать, только оказавшись на броне станции.
   Кротов уже долго плыл между полыхавших со всех сторон взрывов. Он даже привык к этому огненному вихрю, носившемуся по всему окрестному космосу и волшебным образом обходившему путь землян. Страх, парализовавший его при первых взрывах, исчез. Человек привыкает ко всему, даже к жизни в аду. До встречи со станцией оставалось еще несколько десятков минут. Сергей уже не пел, ад, творившийся вокруг, не давал расслабиться, и космос перестал затягивать его.
  Мысли вернулись во вчерашний вечер. Перед последней мирной ночью на корабле он допоздна был с батальоном и сам проследил, как капитан Орлов последним улегся в медкапсулу. Потом зашел к зардерцам. Приказ, пришедший еще несколько дней назад, был категоричен - в атаку на крепость воинов Зардера не брать. Впервые принцесса, обычно лояльная к просьбам Кротова, уперлась и не изменила своего решения. Кротову было неудобно перед зардерцами, и он решил как-то смягчить этот отказ, поговорив с ними.
  К его удивлению, Парибо, этот любитель повоевать, не переживал. Сергею даже показалось, что Пассимуши рад. Почему - Кротов никак не мог сообразить. За время, что они провели вместе, Сергей во многом понял душу этих меховых коротышек и мог со стопроцентной уверенностью сказать, что страх перед смертью тут не причем. Смерть в бою привычна и почетна - каждый воин Зардера может только мечтать о таком конце.
  "Что случилось с миром после Барраха? Даже такие простые создания, как зардерцы, стали непонятными и загадочными. Где-то я пропустил тот поворот, по которому пошел мир". Окончательно все запуталось позже, когда ночью его неожиданно вызвала Алгала. Он уже был вечером у неё, доложил о готовности к завтрашней операции и зарядился новой порцией странно-ласковых взглядов. Кротов хотел разозлиться - надо было выспаться, благо, медкапсула заставит заснуть, даже несмотря на ком тревожных мыслей в голове - но понял, что разозлиться на принцессу не может. Более того, он подспудно ждал этого вызова, ему казалось, что перед боем, который вполне может оказаться последним, они должны попрощаться иначе.
  Уже привычно, не докладываясь, - охраны опять не было - Кротов прошел в личный кабинет принцессы и оторопел: стоявшая спиной Алгала не повернулась при его появлении, лишь махнула рукой - садись. Сергей тихо опустился в кресло - он не верил в то, что слышал. Принцесса всхлипывала. "Что с ней?!". Сергей растерялся - подойти и успокоить? Но это наследная принцесса и как бы она ни смотрела на него - между ними пропасть. Сделать вид, что ничего не заметил? Он так просто не мог - не настолько еще дипломат заменил в нем мальчишку-землянина.
  "К черту все!" Он вскочил и шагнул к девушке. Но Алгала справилась с собой. Она повернулась - слез уже нет, лишь припухшие, покрасневшие глаза и губы. У Кротова, хоть его и разрывало желание узнать о поводе, хватило ума не спрашивать. Она улыбнулась, улыбка получилась неожиданно робкой. Сергей впервые видел такое - казалось, из брони властной, всегда уверенной в своей правоте наследной принцессы Империи, выглянула обычная расстроенная девчонка. Он так и стоял, не соображая, что делать и что сказать.
  - Садись, Сережа. Я проверила, так звучит твое имя для близких людей. Правильно?
   Пораженный таким обращением, Кротов упал в кресло и растерянно кивнул. Он впервые допустил мысль, что слезы как-то связаны с ним.
  - Принцесса Алгала, я это... батальон спит..., вы...я, - он совсем смешался. - Я пойду? Надо поспать перед...
  Принцесса подошла к его креслу, наклонилась и, вдруг, коснулась губами его лба.
  - Иди, Сережа. Помни одно - я жду тебя живым.
  Кротов впал в прострацию.
  
  Он почувствовал, как его опять обдало вчерашним жаром. "Ну и дурацкая же, наверное, у меня сейчас рожа". Сергей встряхнулся. "К черту воспоминания! Скоро в бой". Вокруг, на всем обозримом пространстве, космос по-прежнему взрывался и горел. Однако Кротов уже смотрел на это, как на кино. "Блин, к беззвучным взрывам привыкаешь быстрей". Он аккуратно, стараясь не делать резких движений - невесомость коварна - перевернулся и оказался лицом к приближающейся станции. За время, пока он рылся в своих воспоминаниях, она заняла весь сектор обзора. Коммуникатор был отключен, и точно определить расстояние он не мог. "Километров восемнадцать, - решил он. - Еще минут пятнадцать-двадцать. Надо готовиться". Сначала он проверил внешнюю навеску, все, что навьючили на скафандр. Судя по тому, что руки уперлись в раму сзади, "ступа" на месте. В темноте и невесомости даже такой габаритный груз можно потерять незаметно. Раз индивидуальная платформа на месте, значит и все, что закреплено, тоже в сохранности. На счет этого он был уверен, потому что "товар" в "ступу" он паковал сам: боезапас, сухпай, игольник, две трубы одноразовых плазмометов, дополнительная упаковка гранат и контейнер "мух", плюсом к тому, что закреплены на броне. Внутри скафандра, на спецназовском бронекостюме, стандартная навеска для дальнего разведвыхода. И, конечно же, меч - куда без него?
  Про него напоминали все - от принцессы до выпускающего на площадку посадки в индивидуальные капсулы десантирования, как будто без меча нельзя воевать. И только сам Кротов так и не понимал, зачем он таскает эту железяку. Он пересмотрел всю информацию по мечу, попробовал расспрашивать Глемаса и даже Алгалу - неизменно выяснялось, что все знают - если с вами Звездный Меч, победа обеспечена. Однако почему и какую роль он играет, никто сказать не мог, как и то, откуда он взялся. Теперь Сергей уже не сомневался, что это оружие произведено не в Империи. Он бы, пожалуй, решил, что это артефакт предтеч, но уж слишком меч не подходил к сверхтехнологиям Повелителей Звезд.
  По мере того как он приближался к станции, она приобретала вид вогнутой тарелки. Кротов вспомнил, как первый раз на десантировании из космоса увидел подобное. Тарантос рос, рос, занимая весь горизонт, и вдруг вместо шара превратился в чашу. Потом на занятиях объяснили, что это зрение людей играет с ними такую шутку.
  Внизу, сразу в нескольких местах, полыхнуло особенно сильно. Взрывы следовали один за другим с минимальным интервалом. В это же время в космосе началась настоящая вакханалия. Страх опять лизнул душу. "Блин, не попасть бы под свой удар. Это будет глупейшее окончание моих приключений". Умом он понимал, что смерть всегда глупа, но в душе было другое - если уж погибнуть, так в бою, на пике славы. Несмотря на то, что по обычным меркам прожитого им хватало на десяток жизней, в глубине души он оставался земным двадцатилетним парнем. "Прорвались. Похоже, это те удары, что обещали".
  Как-то сразу - Кротову даже показалось, что броня прыгнула вперед - крепость внизу стала плоской, а орудийные башни выросли и ожили. Теперь он видел, как они быстро вращаются, изрыгая пламя. Даже разглядел, как перед пуском ракет из шахт расходится диафрагма брони. "Ну, держись, Сережа! В космосе ты еще не воевал, давай попробуй, - подзадорил он себя. - Немного похоже было только на Тарне". Он оглядел место внизу - чисто, ни башен, ни люков. Перевернулся так, чтобы опуститься на броню магнитными подошвами, и даже поджал ноги, чтобы компенсировать удар, словно находился не в невесомости, а прыгал из атмосферы на планету. Когда в сполохах взрывов стало видно выбоины на броне, а орудийные башни превратились в огромные срезанные сферы, Кротов понял - пора! Он включил коммуникатор. Сердце запрыгало в груди, адреналин подхлестнул нервную систему и мысли понеслись по привычному боевому режиму.
  Глаза мгновенно считывали информацию, появившуюся на щитке бронешлема. Тестирование заняло миллисекунды: все в порядке, оружие готово. На щитке, одна за другой, вспыхивали и гасли зеленые звездочки - это бойцы тоже включали в работу электронику. "Что-то слишком мало", - подумал Кротов, но мысль оборвала ударившая в небо молния, сорвавшаяся со ствола энергетической пушки, оказавшейся уже на уровне глаз.
  Через несколько секунд подошвы щелкнули, примагнитившись к броне. Но, по сразу потяжелевшей навеске, Кротов понял, что это ни к чему - на станции искусственное притяжение. Он присел и огляделся. Оптика шлема позволила, наконец, детально рассмотреть окрестности. Скафандр и бронекостюм начали сканировать окрестности. Та часть станции, которую он мог разглядеть, была пустынна. Продолжалось лишь немое кино с участием орудийных башен. Они беспрестанно вращались то в одну, то в другую сторону, время от времени освещая все вокруг надствольным пламенем.
  Не теряя времени, он зафиксировал скафандр, вскрыл передний люк и вышел из него. Все, теперь дороги назад нет! В бронекостюме находиться в космосе можно было не больше часа. "Броня сейчас начнет жрать аккумуляторы. Надо срочно пробиваться внутрь, в атмосферу". Сергей определился, в какой стороне находится запланированное место сбора и заметил, что туда уже подтягиваются зеленые огоньки. Он быстро освободил "ступу" из зажимов на скафандре и, втиснувшись между прикрепленных к поручням вещей, вставил сапоги в зажимы на полу платформы. Чуть приподняв своего "коня" над броней, он осторожно повел платформу к шахте сброса. Обогнув две вздрагивающие башни, похожие на огромных черепах, он, наконец, увидел своих. "Человек сорок, - сходу определил Кротов. - Неужели такие потери?!"
  Из командиров рот здесь находился только вьетнамец, комроты-3. Сергей выпрыгнул из "ступы" и подбежал к нему.
  - У тебя есть потери? - Спросил он, помогая невысокому Нгуену освободиться от скафандра.
  - Пока нет информации.
  Азиат был немногословен.
  Со всех сторон появлялись все новые бойцы. Кротов бросил взгляд на счетчик - цифра быстро росла, на глазах перевалив за сотню. "Может без двухсотых обошлось? Тьфу, тьфу, не сглазить бы", - шлем был закрыт, и он сделал вид, что сплюнул. На щитке появился знак комроты-один. Сергей обрадовался, Орлов был прирожденным командиром, и без него пришлось бы туго.
  Он сразу вызвал капитана. Тот подлетел почти вплотную, резко затормозил, спрыгнул и молодцевато вскинул ладонь к шлему.
  - Товарищ капитан!
  Кротов махнул рукой, прерывая доклад, улыбнулся, оценив шутку, и похвалил:
  - Молодец! Когда успел так "ступу" объездить? Не хуже Имперца.
  - Я же десантник!
  - Ладно, шутки в сторону, - Кротов стал серьезным. - Проверяйте людей, и выдвигаемся к штольне. Ждать некогда. Остальные, если живы, пусть догоняют. Плохо, что Грека до сих пор нет.
  - Есть! - опять бросил руку к виску Орлов и побежал в гущу батальона. Нгуен Фу молча кивнул и убежал следом. Краем глаза Сергей отметил, что появился значок лейтенанта Грека. "Ну, наконец-то!", - обрадовался он. Вызвал морпеха и приказал ему то же, что и другим командирам рот.
  На глазах толпа неуклюжих горбатых фигур превращалась в стройную колонну бойцов в черных бронекостюмах. Они быстро выхватывали из транспортных платформ то, что понесут на себе: игольники, дополнительные кассеты гранат. Кто-то рядом пристраивал за плечо и трубу плазмомета. "Эту хрень и из ступы выхватить легко, но пусть, наверное, привык к гранатомету". Приглядевшись, Кротов узнал Насибулина. "КГБэшный спецназ", - вспомнил он. На спине здорового татарина, ставшего еще объемней в броне, труба плазмомета казалась ничуть не больше, чем одноразовая "муха" из прошлой афганской войны.
  Все так и не собрались, не хватало четырнадцати человек. На вызов они не отвечали, и их значки так и не появились. Но ждать дольше было нельзя, с каждой минутой, несмотря на непрекращающийся обстрел крепости, возрастал риск быть обнаруженными. И время, доступное для пребывания в космосе, тоже начало обратный отсчет.
  Кротов хотелось еще раз проинструктировать всех, но остановил себя - сколько можно? Все последние дни только и вдалбливаю людям то одно, то другое.
  Он проверил минеров, в одной группе не хватало человека. Он хотел добавить, но командир группы уверил, что они и втроем справятся. Все, пора.
  - Пошли, ребята!
  Четыре группы направились в разные стороны, пятая шла вместе с колонной, но чуть позже обогнала её и ушла вперед взрывать вход в "мусорную" шахту. Двигались медленно, почти со скоростью пешехода, постоянно сверяя путь с расчетным: никому не хотелось попасть под обстрел своих кораблей. Через оптику шлема все выглядело так, словно над станцией взошло солнце. Теперь стали видны незаметные раньше, в темноте, рваные осколки, время от времени летевшие к станции. Те, что покрупнее, расстреливали автоматические пушки ближнего прикрытия, а те, что долетали до поверхности "Тора", не могли нанести вред бойцам в бронекостюмах. Однако сам вид врезающейся в броню, прямо перед лицом, железяки заставлял сердце холодеть.
  За время движения появились почти все десантники. До сих пор не хватало одного - гуркха, выдернутого имперцами из какой-то заварушки на границе Пакистана и Афганистана. Кротов его запомнил, когда во время одного из спаррингов он удивил всех - завалил зардерца, помощника Парибо. Лишь потом узнал, что он служил почти там, где воевал Сергей. Кротов взглянул на коммуникатор - по времени пора было начинать взрывать. Он уже хотел было вызывать саперов, но в это время броня под ногами содрогнулась. "Началось". Через пару минут должен был произойти подрыв второй закладки, еще через несколько минут третьей и так до подрыва шахты.
  Теперь следовало поторопиться, батальон должен оказаться там сразу после взрыва. Пока защитники будут высчитывать, что такое происходит, что за новые боеприпасы применил флот Империи, землянам надо успеть прорваться внутрь крепости. При разработке плана Кротов несколько раз просил пересчитать, сможет ли заряд вскрыть лепестки брони диафрагмы. Ему все время казалось, что это несерьезно - огромные ракеты с многотонным зарядом не могут пробить броню "Тора", а заряд всего в полтонны весом должен сработать.
  Каждый раз инженеры, в конце концов, убеждали Сергея, что здесь совсем другой принцип и все получится, но вот сейчас сомнения опять проснулись. "Это будет полный писец - мы просто замерзнем здесь, когда закончится заряд в аккумуляторах. Вот похохочут местные вояки, когда однажды выйдут на броню и найдут здесь батальон мумий в брониках".
  Все действительно оказалось так, как предсказывали саперы - монументальную броню боевой станции дырявило аккуратное, не больше пары метров в диаметре, круглое отверстие. Направленный взрыв прожег броню "Тора". "Так же, как кумулятивная граната из РПГ афганцев, прожигала броню на наших "коробочках", - вспомнил Сергей.
  - Мух отправили?
  - Да. Пять штук.
  - Нормально. Хватит. Изображение с камер киньте всем, пусть все видят.
  Сергей развернул перед собой голограмму шахты, полученную от изготовителя, и сравнивал с ней изображение, идущее от летающих камер.
  - Все совпадает. Значит, идем по плану. Разведка, вперед!
  Один за другим бойцы на "ступах" ныряли в провал и исчезали. "Мухи" внутри показали приближение разведчиков. Кротов, глядя, как они всплывают на своих летающих стульях, еще раз сказал спасибо генералу Клену за подарок - спецназовские платформы были легче и компактней обычных, армейских. Даже без доклада Сергей видел, что все идет по плану. Это ему не очень понравилось. "Если сначала все идет как по маслу, значит, жди, впереди маячит задница". Об этом говорил весь его армейский опыт. "К черту! Совсем я стал суеверный".
  - Первая рота, вперед! Я пойду с вами.
  Кротов нырнул в люк. Шахта шлюзования была без освещения, но для оптики шлема даже такая глубокая темнота не стала преградой. Перед лицом промелькнули швы соединений бронеплит. Он остановил платформу там же, где зависли трое из разведгруппы, напротив люка для выхода робота техобслуживания. Остальные разведчики ушли ниже, к основному люку, отделявшему шлюзовую шахту от внутреннего пространства крепости.
  Пришлось ждать, пока бойцы арьергарда наложат заплату из паутины на прожженную наружную дыру. Потом подоспевшие саперы без проблем справились с этим люком: боец приклеил две плоские коробки с разных сторон выхода и коснулся красного значка. Тот замигал. Через полминуты механизм сработал. Никто никогда не рассчитывал, что против крепости может быть проведена диверсия, и враг из космоса будет прорываться через двери. Когда плита люка ушла в стену, оттуда вырвался воздух, наполнив туманом потерявшую атмосферу шлюзовую шахту. В открывшийся круглый тоннель первыми опять пошли разведчики, после них саперы - впереди возможно еще двери. Батальон ждал в шлюзовой.
  Сергей нервничал. Хоть инженеры и заверяли, что их аппаратура при вскрытии этого люка блокирует сигнал в центр управления, но землянин по привычке не доверял технике. А если сигнал все-таки ушел, то времени у них совсем в обрез. Но главным было все-таки не это: если для остальных землян находящиеся в станции были просто гипотетическим врагом, вряд ли они прониклись пониманием, кто им тут встретится на самом деле, то Кротов боялся, что вместо вполне понятных солдат они могут встретиться с совершенно неизвестными созданиями. Он помнил "мертвецов" с Барраха, мало ли еще чего может выкинуть эта зараза, под названием "жизнь".
  Мысли вовремя прервали. Разведчики сообщали, что проникли во внутренние коридоры крепости.
  - Вперед! - Кротов махнул рукой, подгоняя бойцов. - Пробиваемся в складской комплекс. Не расслабляться, щитки не подымать. Через несколько минут нас все равно обнаружат.
  Он тоже придавил ногой сенсор, и "ступа" рванула в тоннель. На ходу Сергей вызвал командиров рот.
  - Все, ребята. Теперь командуйте по обстоятельствам. Встретимся в складе.
  Сам он решил идти внутрь с третьей ротой, в ней было самое большое число бойцов не из бывшего Союза, и Кротов не совсем доверял им. Тоннель выходил в коробку цеха, где в нишах стояло несколько громоздких роботов-ремонтников. Отсюда несколько широких технических дверей вели в разные тоннели: вентиляционные, грузовые, пожарные и, главное, в тоннели доставки и раздачи грузов, начинающиеся в складском комплексе.
  Батальон действовал четко, как хорошо отлаженный механизм. Кротову, начавшему свой армейский путь в Советской Армии, среди восемнадцатилетних пацанов, земная война запомнилась совсем не такой. Хаоса там было гораздо больше, чем порядка. Он опять порадовался, что в его батальоне только профессионалы - ни вопросов, ни лишних команд, каждый знает свое место в операции. "Надеюсь, когда начнется заварушка, они такими и останутся".
  Кротов остановился у выхода, предписанного для третьей роты. Дождавшись вьетнамца, он остановил его.
  - Нгуен, поставь меня с какой-нибудь тройкой. Пойду с вами.
  Тот нисколько не удивился выбору Сергея, выдернул из текущей мимо колонны маленького бойца и представил:
  - Сержант Бришна Кхресту. Опытный боец. Идите с ним.
  Сергей кивнул и двинул платформу за сержантом. Он вспомнил и этого малыша, бойцов такого небольшого роста в батальоне было совсем немного, меньше десятка. Бришна был один из двоих гуркхов, попавших сюда. Это его земляк сегодня пропал без вести. На занятиях и в казарме они были всегда вдвоем.
  - Я сочувствую, - попытался выразить соболезнование Сергей. - Может он еще вернется.
  - Дхун - воин, - бесстрастно ответил сержант. - Он все равно попадет к Кали.
  "Во, блин. Еще один зардерец". Тоннель соединился с грузовым. Этот ход был и широким, и высоким. Длинные прямые проходы позволили двигаться быстрее. Световая полоса по стенам тоннеля загорелась в месте их появления, и теперь световое пятно двигалось вместе с передвижением роты. Кротов отслеживал и путь двух первых команд: в углу лицевого щита постоянно менялось изображение. Время от времени, он развертывал его, смотрел, но не желая отвлекать, не вызывал ни Орлова, ни Грека.
  Сергей не сомневался, что их обнаружили. Все внутреннее пространство станции напичкано самыми различными датчиками. Поэтому, как только появилась возможность - с обеих сторон грузового хода начали попадаться ответвления - приказал батальону разделиться на оперативные тройки и двигаться разными путями. Все это было разработано и утверждено заранее - батальон, только что бывший роем, мгновенно рассыпался на мелкие жалящие группки. "Теперь всех сразу не накроют", - удовлетворенно подумал Сергей. Он тронул сержанта за плечо.
  - Сержант, сейчас я покомандую.
  - Слушаюсь, капитан!
  - За мной!
  Кротов вывесил перед собой стрелку-голограмму, ведущую по запланированному маршруту, и резко свернул в ближайший проход. Весь путь шел по техническим тоннелям, почти не пересекаясь с коридорами и лифтами для персонала. Однако это не гарантировало от встреч с обитателями крепости, и это тут же подтвердилось - в шлеме зазвучали выстрелы. Сергей поднял руку и остановил группу. "Первая рота", - понял он, вслушиваясь в обрывки фраз, звучащих в шлеме. Бой был коротким - минуты три. Когда все смолкло, Кротов вызвал Орлова.
  - Капитан, что там у вас?
  - Уничтожены два бойца противника. Мы без потерь. Похоже, случайная встреча, они нас не ждали.
  - Покажите убитых.
  На щитке появилось изображение - на лестничном марше, соединяющем два перехода, застыли две фигуры в бронекостюмах Космической Пехоты: один повис вниз головой на перилах, другой распластался на лестнице. У первого повреждений не видно, а у второго вся спина разворочена прямыми попаданиями игл. "Похоже, пытался убежать". Сергей приблизил картинку и внимательно осмотрел тела. Время шло, а с ними ничего не происходило. "Значит не "мертвецы"", - с облегчением выдохнул он.
  - Всем! - Кротов включил конференцию. - Теперь мы обнаружены точно. В любой момент нас могут атаковать. Стрельба только на поражение, никаких пленных! Все как учили!
  
  
  ****
  Вовка шел первым - доля разведчика - где-то прорубаясь, где-то протискиваясь сквозь сплошные заросли тонких "резиновых" деревьев. Сзади, справа, невидимый в этом сплошном зелено-фиолетовом буйстве растений, шел напарник. Вовка не видел и не слышал его - в условия учений входила работа в полном радиомолчании - но не хотел думать, что тот, возможно, отстал. Через полчаса они должны были выйти в заданный район, там встретиться и оттуда уже вызвать десантный бот со взводом.
  Зачем нужно было прочесывать район высадки пешком, этого он никак не мог понять. Есть куча спутников, они могут заметить монетку не только на земле, но и в паре метров под землей. Неубедительная легенда учений вызывала неверие и в нужность того, что он сейчас делал. Несмотря на то, что на инструктажах каждый вечер запугивали появлением групп противодействия, он так и не проникся серьезностью операции.
  "Учения, учения, учения..., - раздраженно думал он, прорубая очередной непроходимый залом. - Блин, когда уже вернемся в Свено?" Во время последней увольнительной он познакомился с очаровательной официанткой из офицерского кафе и мечтал продолжить знакомство. Потом мысли его перепрыгнули на другое - в Академию, перед самим вылетом на учения, прибыла внушительная толпа военных самых разных родов войск во главе с полковником Охраны Императора. По Академии поползли слухи, что будут перетряхивать весь командный состав. Ищут чуть ли не измену Империи. Сам Володька считал, что это обычная комиссия, проверят, может быть снимут кого, и уберутся восвояси. На Земле это было обычным делом.
  Вспомнив о Земле, он вспомнил и о брате - где он сейчас? В тот раз, когда они расстались, Серега что-то говорил о секретной операции, но что и где, не прояснил. Вовка так и не понял, в какой ипостаси обретается в Империи Сергей. Всего лишь капитан, но на короткой ноге с наследной принцессой.
  "Блин, плюнуть, что ли, на все и подождать напарника? Вдвоем веселее". Однако прорезав виброножом проход в особенно густом заломе, он заметил, что через несколько метров лес редеет и там полянка. Такие странные полянки время от времени ему уже попадались. Было непонятно, почему вокруг нее деревья росли чуть ли не друг из друга, а на этом пятачке кроме травы ничего не было.
  Вовка заторопился. "Вот здесь и покурю", - подумал он. На самом деле курить он перестал после первого посещения медмашины, сейчас даже сама мысль об этом вызывала отвращение. Перекуром он называл просто отдых. Когда одной ногой он уже ступил на чистое место, это и случилось: особо кучный темный кусок джунглей оторвался от сплошной стены деревьев, ухватил его за руку с виброножом и одним движением выкрутил оружие из руки.
  - Е...ь! - непроизвольно выматерился Вовка и, вырываясь из объятий джунглей, левой со всей силы врезал туда, где, по его мнению, должна была находиться голова нападавшего. Противник оказался совсем невысоким, и кулак лишь скользнул по его шлему. Он отбросил Вовкин нож, поплотнее зажал захваченную руку и подсек землянина. Володька завалился, мгновенно зверея.
  - Ах, так, сука, - зарычал он. - Убью!
  Извернувшись от удара ногой по ребрам, он откатился в сторону и, вскакивая, сдернул с себя игольник. Сразу, не замахиваясь, ударил прикладом в щиток бронешлема нападавшего. Голова того откинулась назад, и он на мгновение остановил атаку. Вовке хватило этого, чтобы перехватить игольник как дубину и замахнуться для яростного удара. Однако мощный замах пропал даром, противника там уже не было.
  - Все! Ты труп!
  Отскочивший в сторону невысокий боец со знаком четвертого курса на груди держал в руках игольник. Ствол глядел прямо в лицо Вовке. Тот, в горячке, хотел кинуться на ствол - учения, никто боевыми стрелять не станет - но сдержал себя.
  - Ладно, сдаюсь. Твоя взяла.
  - Вот так бы и давно, - нападавший отпустил ствол и поднял щиток шлема. Опущенный игольник опять спровоцировал Володьку, он хотел напасть, но то, что он увидел в проеме шлема, остановило его. На него, улыбаясь, смотрела настоящая красавица.
  - Вот, черт, девка.
  От этих слов та совсем развеселилась и парировала:
  - А ты-то хоть мужик? Ну-ка, подними забрало.
  Вовка нехотя подчинился. Девушка, вдруг, перестала улыбаться и, растерянно глядя ему в лицо, шагнула вперед. Она протянула руку, словно желая потрогать Вовку, и неуверенно спросила:
  - Сергей, это ты?
  Потом, словно наткнулась на невидимую стену, резко остановилась, глаза потухли.
  - Это не ты... Не узнал меня.
  Она повернулась, подобрала вибронож Вовки и, не глядя на него, сказала:
  - Прости, курсант, обозналась...
  - Если ты про Серегу Кротова, то я - его брат. Родной.
  Такой реакции Вовка никак не ожидал. Она выронила нож и подскочила к нему.
  - Только не ври мне!
  Потом до неё дошло, что это правда - откуда случайный курсант может знать, как зовут землянина?
  - Это правда. Ты так похож на него... - грустно сказала она.
  "Ну, дела! Братан везде отметился! Когда успел, всего три года здесь?"
  - Я, Владимир Кротов, или по-простому - Вовка. А ты кто? И откуда знаешь брата?
  Девушка очень понравилась Кротову, и он решил пойти напролом. "Все равно Серега женат", - оправдал он себя.
  - Я Снежа Гронберг. Сергей как-то гостил у нас дома, он друг брата.
  До нее дошло, что она слишком раскрылась. Снежа попыталась придать себе незаинтересованный вид, но было поздно. Вовка все понял. Последний ответ девушки включил память землянина.
  - Слушай, твой брат, такой высокий? Глемас, по-моему. У него жена такая крутая? Он?
  - Да, - взгляд Снежи стал удивленным.
  - Тогда я его тоже знаю.
  "Даже пил и дрался с ним", - хотел он продолжить, но сдержался.
  Несколько секунд девушка молчала. Было видно, что она что-то обдумывает.
  - Все. Ты в плену. Идем со мной, у нас на базе все мне расскажешь. Разряди игольник, кассеты мне.
  
  
  ****
  Автоматический информатор приветливым женским голосом предупредил Шевезу, что к ней посетитель.
  - Заходите, я не сплю, - ответила она и с трудом поднялась с кресла, где записывала ежедневный ролик для Сергея. Она до сих пор не привыкла к обычаям людей из Империи, которые позволяли себе встречать гостя, не вставая. В горах подобное не прощалось.
  Двери открылись, и в комнату вошел охранник. Шевеза часто видела его на пропускном пункте пансионата, но как зовут, не знала. Она удивилась, так как охранники еще никогда не приходили к ней в дом. Всегда это были ученые, и пару раз бывали люди, представившиеся офицерами МРОБ.
  - Здравствуйте, - первой поздоровалась девушка. - Я чем-то могу вам помочь?
  Охранник приложил палец к губам, показывая, чтобы она молчала и огляделся.
  - Есть еще кто-нибудь в доме? - вполголоса спросил он.
  - Нет, - встревоженно ответила Шевеза. - А что случилось?
  - У меня есть сообщение от Сергея Кротова.
  У нее закружилась голова, она присела обратно в кресло и, положив руку на большой живот, умоляюще попросила:
  - Давайте быстрей! Что с ним?
  - А вы давно с ним разговаривали?
  - Как он улетел, мы ни разу не разговаривали. Он же очень далеко, связи с ним нет.
  Она опять испуганно взглянула на имперца и добавила:
  - Вы же так всегда говорите...
  - Это неправда, ему просто не дают с вами связаться, - опять вполголоса сообщил тот. - Но я не взял носитель с собой, это опасно, могли сканировать и обнаружить. Он в транспортере, за лесом, где уже не наблюдает охрана.
  От таких новостей у Шевезы напрочь отказало чувство самосохранения.
  - Надо идти с вами? - спросила она, опять поднимаясь с кресла.
  Охранник кивнул.
  - Вы дойдете?
  - Конечно дойду! Вы не смотрите, я очень хорошо себя чувствую. Сейчас, я только оденусь. Как хорошо, что вы пришли сейчас, во время отдыха. Часа два сюда никто не придет.
  - Нам хватит, - обрадовался охранник и любезно предложил: - Давайте я помогу вам. Держитесь за мою руку.
  - Спасибо.
  
  Больше на Баррахе никто Шевезу не видел.
  При расследовании МРОБ выяснилось, что на записи был не штатный охранник пансионата, а двойник. Тело настоящего охранника нашли на следующий день в реке. Также выяснилось, что из многочисленных поднявшихся с планеты флаеров, один - частный катер с экипажем туристов - обратно не приземлялся. И вообще исчез бесследно. Наиболее вероятная версия - в космосе их подобрал корабль, могущий совершать прыжки.
  На всю историю был наложен гриф "секретно три плюс", и, конечно, Кротову об этом ничего не сообщили.
  
  
  ****
  Больше до самого складского района неожиданностей не было: никто не только не пытался их атаковать, но и даже не встретился. Сразу, как только они оказались внутри крепости, на всем пути до складов бойцы устанавливали таблетки датчиков электронной разведки. Еще перед выходом каждый получил по кассете. Эти незаметные устройства должны помочь проникнуть в сеть "Тора". "Если это получится, то у нас откроются и глаза, и уши", - Сергей очень надеялся на это. Перехватив изображение с оптических камер и других датчиков, они смогут отслеживать действия противников.
  Пока это оставалось загадкой. Кротов никак не мог понять, почему их оставили в покое. Ведь все зараженные защитники крепости когда-то были военными Империи, и тактика их действий должна быть согласно имперской военной науке. По любому раскладу группу необходимо было атаковать, пока она не успела закрепиться. "Или этот вирус все-таки как-то влияет на мозги, и теперь нам их не понять? А может проще - они про нас до сих пор не знают?"
  Размышлять было некогда, надо срочно устраивать базу. "Не зря я приказал на Горназе сразу размещаться в складах", - похвалил Кротов сам себя. И это было действительно так - сейчас, несмотря на то, что завалы контейнеров были сложены по-другому, все чувствовали себя уверенно, место было исхожено вдоль и поперек.
  - Орлов, Грек, Нгуен ко мне! - сбросил Сергей приказ в батальонную сеть.
  Через несколько минут все собрались. Они находились на вершине гигантского штабеля разноцветных контейнеров. Перед тем как поднять щиток шлема, он еще раз взглянул на коммуникатор. Да, все в порядке, атмосфера обычная для кораблей Империи. Как только забрало исчезло, мир погрузился в полумрак. Сергей уже привык к этому, после оптики шлема местное освещение всегда казалось недостаточным. Он знал, что через несколько минут глаза адаптируются, и все станет на свои места.
  - Охранение выставили?
  Все трое дружно кивнули. Сергей и сам не сомневался, что первое, что сделали командиры рот - выставили посты. Этот опыт у тех, кто повоевал, в крови.
  - Все дошли? Потерявшихся, заблудившихся нет?
  - У меня все, - первым ответил Грек. Комроты-один поддержал:
  - У меня также.
  - В третьей роте тоже все, - доложил вьетнамец и добавил: - Кроме пропавшего при десантировании бойца.
  - Хорошо. Нашу главную задачу все помнят - захват крепости. Но пока мы как слепые котята, не понимаем, где можем вляпаться в дерьмо. Поэтому первым делом разведка, разведка и еще раз разведка. Электронные "жуки" работают, "мухи" у вас под рукой, но не будем забывать, что мы земляне. Самая лучшая информация - это то, что человек увидел своими глазами.
  Орлов опять порадовал Кротова.
  - Я уже отправил три группы на разведку по всему комплексу.
  - Молодец! Это правильно. Саша и ты, Нгуен, вам надо отправить группы дальше, в глубокую разведку. В бой вступать только в крайнем случае. Действуйте.
  Названные командиры ушли. Сергей опять обратился к Орлову.
  - Ты, Виктор, раз уж начал, давай принимай оборону базы под свое начало. Но не забывай - мы здесь не для обороны, а для нападения. И пойдем, посмотрим, как люди устроились.
  Батальон расположился на самом верху контейнерных развалов в центре одного из ангаров. Бойцы прорезали ходы в бронепластике, выбрасывали из контейнеров их содержимое, пробираясь все ниже и ниже. "Партизаны, блин. Настоящие пластиковые землянки. И сразу долговременная огневая точка". Он заметил, что на крайних контейнерах в бортах прорезаны бойницы и оттуда выглядывают трубы плазмометов.
  - Где посты?
  - У всех четырех проходов, соединяющих ангары. Там, откуда можно попасть сюда, - отрапортовал Орлов.
  - Хорошо. Это правильно. Но отправь людей, пусть во всех сопредельных ангарах перед проходами дальше установят мух. Не надо, чтобы они летали, аккумуляторы быстро накроются. Пусть закрепят так, чтобы был хороший обзор.
  - Сделаем! Сейчас же отправлю.
  - Ладно, вижу - все при деле. Покажи мое место и иди, занимайся делами.
  
  Кротов сидел на упаковке армейской формы, стол заменил пластиковый контейнер с солдатским сухпайком. Посмотрев на надпись на пластиковом ящике, он усмехнулся: "Зря я приучал людей к "жареному мясу", здесь до этого точно не дойдет". Сергей снял надоевшие игольник и контейнер с мечом и поставил их возле "стола". Дел было много, но, в первую очередь, надо срочно подготовить доклад принцессе и определиться по главным целям атаки.
  Записав, он упаковал и сжал сообщение, программа зашифровала его и отправила под видом обычной технической информации вместе с кучей телеметрии, постоянно идущей от них на корабли Имперского Флота. "С этим все. Думаем о главном". Сергей развернул над ящиком голограмму "Тора", увеличил и просмотрел некоторые районы станции. Он еще раз убедился в том, что это безумие - воевать одним батальоном в двести человек с гарнизоном станции, где одних бойцов десять тысяч, а обслуживающих еще больше.
  "Ладно, отставить. Ты знал, что в прямом бою нам не победить с самого начала. Да и Император не дурак, чтобы отправлять нас на верную гибель". Он еще посидел полчаса, обдумывая и решая, потом вызвал командиров рот.
  - Сегодня в ночь начинаем операцию, - объявил он сходу, когда все собрались. - Смотрите сюда...
  Но договорить не успел, коммуникатор на руке завибрировал и замигал красным - вызов высшей категории срочности. Кротов глянул на экран - сообщение от принцессы. Он не стал разворачивать голограмму.
  
  
  ****
  Принцесса торопилась. В голове до сих пор стоял разъяренный голос Императора. Она кивнула отступившим охранникам и вошла в каюту адмирала Сандара.
  - Адмирал, - она махнула рукой, показывая, что тот может не вставать. - Мне срочно надо на "Тор", к Кротову! Думайте.
  Гранбер Сандар не удивился, как она ожидала.
  - Принцесса, я в курсе. Со мной говорил Император, не забывайте, я тоже родственник. Я уже отдал приказы, команда сопровождения будет готова с минуты на минуту. Сам Император, - словно не веря, опять повторил он. - Похоже, мы что-то еще не знаем об этом землянине.
  - Какое сопровождение, адмирал? Вы хотите получить еще одну зараженную команду. Вам мало гарнизона "Тора"?
  - Принцесса Алгала, неужели вы думаете, что я отпущу вас одну?
  Адмирал даже привстал из своего огромного кресла. Опираясь руками на стол, он в упор смотрел на нее.
  Принцесса выдержала взгляд.
  - Да! Я пойду одна. Я совсем не хочу каждую минуту ждать, что какой-нибудь переродившийся офицер всадит мне нож в спину.
  Сандар с шумом завалился обратно в кресло.
  - Простите, принцесса, об этом я не подумал.
  - Так давайте, думайте, - съязвила она. - Это срочно.
  
  
  ****
  Коммуникатор на руке завибрировал и замигал красным - вызов высшей категории срочности. Кротов прервался и глянул на экран - сообщение от принцессы. Он не стал разворачивать голограмму, начал читать с экрана. Буквы ползли медленно, сообщение расшифровывалось в реальном времени. Прочитав первую фразу, Сергей решил, что сообщение не до конца расшифровано - слишком бредовой была информация.
  Не успел он дочитать до конца, как на комме замигал знак нового вызова, тоже высшей категории. Ротные тоже схватились за коммуникаторы. "Значит, у них тот же вызов, - понял Кротов. - Неужели атакуют?" Он сохранил первое сообщение и переключился на вызов. Там шла видеоинформация.
  - У вас тоже?
  Кротов развернул видео в голограмму.
  - Да! - нестройно подтвердили командиры.
  - Началось.
  На голограмме было то, чего они уже давно ждали - у одного из выходов в грузовой тоннель накапливалась пехота.
  - Твою медь! Блин, как не вовремя принцесса...
  Головы офицеров резко повернулись в его сторону. На удивленные вопросительные взгляды Сергей лишь махнул рукой - потом объясню.
  - Откуда информация?
  - Мои разведчики, вторая группа, - пояснил вьетнамец.
  - Надо срочно информацию с других выходов, - Кротов повернулся к Орлову. - Поставили твои мух? Или не успели?
  - Ставят, - хмуро ответил тот, тыча пальцем в коммуникатор.
  - Срочно информацию! Вы оба, - обратился Сергей к командирам второй и третьей рот. - Отправляйтесь по своим секторам прикрыть выходы. Проверить минирование, в случае чего, как планировали - взорвем их всех на хрен! Если что-то новое от разведчиков, срочно кидайте мне. И еще. Нгуен, оставь группу, с которой я шел, в моем подчинении, сразу отправь их сюда.
  Офицеры козырнули и исчезли.
  - Ну, что, есть что-нибудь?
  - Пока только с двух проходов. Там пока спокойно. С последнего почему-то молчат, они сейчас должны быть там.
  - Почему-то... - кисло повторил Кротов. - Может, им уже горло перерезали. Здесь, на "Торе", раньше был крутой спецназ. Отправляй туда мобильную группу. Прорваться в склады сегодня местные не должны.
  - Уже отправил.
  - Молодец! Теперь слушай - мне придется ненадолго выйти на поверхность, бери командование на себя. Через два часа, максимум три, я вернусь.
  - Что случилось?
  - Все объясню потом, - Сергей встал, показывая, что разговор закончен. - Ну, все, Витя, двигай. Началась горячка. И еще одно - отправь живых людей проверить, что показали мухи - это на всякий случай.
  Как только комроты ушел, Кротов развернул сообщение от принцессы. "И на хрена она здесь! - не удержался он. - Теперь что, половину батальона на её охрану?" Землянин недоумевал, ни при каких раскладах принцесса здесь не нужна. Ведь, кроме боевых действий, тут еще и угроза заражения. "Они что там? С ума посходили? Хоть у них и принцесс, как грязи, но таких, как Алгала, раз-два и обчелся. Пожалели бы". Мысли прыгали. "А может опять подставляют. Чтобы теперь наверняка. Сраная политика! Блин, и деваться некуда, она уже летит".
  
  К взорванной шахте они возвращались тем же путем, по которому шли сюда. Датчики, густо разбросанные по всем тоннелям, показывали, что после их прохода никто здесь не появлялся. Больше всего удивило то, что на видео с места первого огневого контакта все оставалось так же, как день назад. Трупы лежали в тех же позах. "Похоже, никому до них нет дела. И, похоже, зараженные все-таки уже не люди. Помнится, на Баррахе лесные стрелки, греги, так определяли мертвецов - если ему нет дела до своих близких, значит он не человек".
  Когда добрались до выхода в шахту, Сергея все-таки кольнуло - хоть датчики и сообщали, что тут никто после них не бывал, но вдруг ремонтники прошли поверху, по броне и заделали пробоину. Ведь случись попадание мощной ракеты в уже прожженную дыру, последствия будут очень ощутимыми. Придется герметизировать уже большой район станции. "Что-то и с оценкой рисков у них не так. Командуй здесь я, первым делом отправил бы людей сюда". Тогда где искать выход?
  Но он напрасно переживал, все оказалось так, как они оставили вчера. Заплату полусферой выдавило в космос, но она выдержала. Давление в шахте и за бортом было разное. "Придется дырявить".
  - Держитесь, - приказал Сергей. - Лучше зафиксируйте "ступы" к поручням возле люка.
  Сам он поступил так же. Потом достал бластер и выстрелил в центр выдавленной заплаты. Его ощутимо дернуло, когда воздух мгновенно покинул шахту. Через несколько секунд давление выровнялось, и Кротов подлетел ближе к заплате. Опять проблема - в вакууме не распылить реагент. "Придется прожигать". Он подозвал остальных. В четыре лучевика они быстро расширили отверстие.
  В дыре плясали сполохи. "Блин, я уже и забыл, что тут творится. Похоже, обстрел так и не останавливался. Может, из-за этого они так вяло реагируют на нас. Все-таки крепость предназначена биться с космическими флотами, а не с горсткой диверсантов". Сергей забросил в дыру две камеры и осмотрел место выхода. Потом поднял их выше и осмотрел место встречи принцессы. Вчерашний коридор, по которому они прибыли сюда, опять оставался вне ударов артиллерии Имперского Флота. Зато дальше уже были видны изменения. Две рядом стоящие башни были полностью разрушены. Еще одна, метрах в пятистах, попала под удар совсем недавно - по развороченной взрывом броне до сих пор пробегали электрические сполохи. Все четверо, один за другим, вышли на броню и остановились.
  - Командир, зачем мы здесь? - наконец не выдержал даже немногословный гуркх.
  - Встречаем важную персону.
  Кротов поднял голову - разрывы на высоте сливались в одну сплошную играющую пелену. Казалось, что миновать этот горящий рубеж невозможно. "Не верится, что мы вчера прошли через это. Где-то там сейчас летит принцесса. Блин, одной вообще мрак. Мы хоть знали, что в темноте рядом живые души. Надежда есть. А она... У Алгалы, похоже, стальные яйца".
  Сергей вглядывался в страшный фейерверк над головой, но тщетно - никого. Оставалось одно - ждать. По времени еще минут пятнадцать-двадцать. Сергей задумался - что происходит у них с Алгалой? Это явно были уже не отношения командир - подчиненный. Но и о любви тут говорить было нельзя - во всяком случае, с его стороны. Она ему очень нравилась и при других обстоятельствах, не сдерживай он себя, влюбился бы по полной. Алгала вела себя так, словно была влюблена, но Кротов, на которого иногда накатывало, и он начинал остро чувствовать чужие эмоции, тоже ни разу не ощутил в ауре принцессы горячих тонов настоящего чувства.
  "Может, она воображает себе, что влюблена? - оправдывал её Сергей. - А что, девушке в её положении не до амуров, но организм требует, вот и придумала". Став "большой шишкой" и накопив опыт общения с подчиненными, в обращении с женщинами Кротов так и остался романтиком. Он даже мысли не допускал, что Алгала с ним играет и что в этом случае у неё могут быть какие-то корыстные мотивы.
  "Хотя, может, это меня обманывает эмпатия? Может она и вправду втрескалась?" Он начал вспоминать все их встречи - да, чем выше он поднимался в табели о рангах, чем ближе становился к принцессе, тем все более неформальными становились их отношения. Кульминацией, конечно, были слезы и поцелуй в прощальный вечер на корабле. "Ну не могла же она представляться - думал он. - Да и зачем ей это?! Она принцесса, захотела бы - охмурила бы кого хочешь". При воспоминании об этом вечере Сергей опять почувствовал приятные иголочки на коже головы. "Блин! Я что как кот? Счас замурлычу".
  "Хорош! - остановил он себя. - О деле надо думать, как задание выполнить и в живых остаться, а он тут слюни распустил. Вообще, у тебя жена есть". Мысль о Шевезе и ни разу не виденном сыне охладила воображение. В это время в шлеме зазвучал вызов, на щитке замигал значок принцессы. Кротов сразу ответил. "Раз включилась электроника, значит, она уже совсем рядом". Сергей закрутил головой. Заметив это, бойцы тоже подняли головы и закрутились. Один толкнул Кротова и показал вверх вправо. Сергей посмотрел в ту сторону. Оптика шлема, наконец, тоже выловила быстро приближавшуюся маленькую фигурку.
  - Туда! Быстро! - крикнул он, срываясь с места.
  Через несколько секунд они оказались на месте. Фигурка в скафандре была уже мерах в пятидесяти, когда в шлеме раздался голос:
  - Кротов, это ты?
  - Да, принцесса! Мы вас ждем.
  На платформе Алгалы сработал тормозной двигатель, и она, по спирали, мягко опустилась на броню, рядом с встречавшими.
  - Быстро идем вниз, в атмосферу, - приказала она вместо приветствия. - Меня все-таки достало. Скафандр разгерметизировался. Дышу уже минут двадцать запасом брони.
  Кротов глянул на скафандр - видимого повреждения не было. Он не стал уточнять, что и как, бойцы помогли принцессе выйти из космического кокона, и все бегом направились к шахте.
  Путь на базу тоже прошел без приключений. Однако Кротов перестраховался и вызвал на помощь десять бойцов. Они встретились в грузовых тоннелях на середине пути. Больше отрывать было нельзя, атака возможна в любую минуту. Все время, пока он находился вне базы, Сергей отслеживал происходящее в складах. Как ни странно, защитники крепости до сих пор не решились на штурм.
  Еще по дороге он скинул Алгале всю информацию, которую она пропустила за время десантирования. Так что по прибытии в лагерь она знала столько же, сколько и сам Кротов. Сразу по прибытии Сергей приказал подготовить контейнер с максимально возможными удобствами. Пока "землянка" была не готова, он решил поселить Алгалу в своем контейнере.
  - Принцесса, располагайтесь. Пока вам готовят место, поживете в моем контейнере. Я побуду у капитана Орлова. Думаю, часа через два можно будет перебираться.
  - Нет, Кротов, никуда ты не пойдешь. И не надо готовить отдельные апартаменты для меня. Нам здесь хватит места вдвоем. Прикажи, пусть принесут что-нибудь, на чем сидеть, а место для моей палатки будет вон там, - она показала на свободный угол.
  Сергей онемел. Постояв несколько секунд с открытым ртом, он только и смог сказать:
  - То есть и спать мы будем вместе?
  Принцесса засмеялась:
  - Какой ты быстрый! Настоящий землянин. Нет, спать мы будем по отдельности.
  До Кротова только сейчас дошла вся двусмысленность вопроса.
  - Извините, принцесса, - смутился он. - Я не то имел ввиду.
  - Прекрати! Это война, а я офицер. Если ты забыл, я - полковник Алгатского Полка.
  Срочное сообщение прервало их разговор. Кротов развернул его и сразу забыл об остальном.
  - Началось.
  - Вижу. Что делаем?
  Он не успел ответить. С этой минуты информация посыпалась со всех сторон. Шпионские датчики, расставленные в местах проходов коммуникаций, наконец, смогли прорваться в сеть крепости. Теперь можно было получать видео с внутренних камер "Тора". Кротов сразу прозрел. Он открыл и развесил картинки с той стороны заминированных проходов.
  "Так вот что они ждали. Теперь понятно, почему так долго - перегоняли технику с палуб десантных транспортников".
  На двух голограммах у главных проходов, через которые загружали и вывозили контейнеры, были видны транспортеры Космической Пехоты: на первой плиты аварийной герметизации тоннеля уже разошлись, и машины хищно крутили башенками боевых модулей, готовясь ворваться в проход; на второй транспортеры еще выстраивались в боевой порядок, и из люков торчали головы командиров.
  - Я туда, - Кротов показал на первую картинку.
  - Нет! Ты останешься здесь, - в голосе принцессы зазвенел металл, сразу отсекая возможные возражения. - Руководить боем можно и отсюда.
  - Когда видишь своими глазами..., - попробовал объяснить Сергей, но Алгала только отмахнулась.
  - Сергей, прекращай лезть в самое пекло, ты командир.
  И неожиданно, мягко добавила:
  - Ты мне нужен живым.
  Это было уже слишком, и Кротов предпочел больше не поднимать эту тему. Принцесса права. Народу прибавилось, и лично каждую ситуацию уже не разрулишь, просто не успеешь. Он уселся на свое место, подвесил посреди контейнера голограмму района складского комплекса с окрестностями. Программа совместила его с видео, приходящего с камер, и Сергей видел теперь, что там происходит в реальном времени.
  Он связался с командирами рот, подключил конференцию, и теперь они тоже видели то, что происходило вокруг. "Блин, как мы воевали в Афгане без всего этого? Считай, вслепую".
  Он успел вовремя - в открытый проем, с места набрав скорость, рванул транспортер. "Хочет проскочить на открытую площадку, там у него будет маневр, - понял Сергей. - И остановить мы его не сможем". И действительно, машина шла по проходу, не встречая никакого сопротивления. Никто не стрелял, база словно вымерла. Видя это, вслед за первой сорвались с места обе других. Кротов уже хотел вызвать Орлова, но тут что-то произошло. Сергей совсем не ожидал такого - вдруг с верхнего ряда штабеля вниз, один за другим, рухнули два многотонных контейнера. Они упали, загородив проход, прямо перед рвущимся вперед транспортером. Тот не успел затормозить, и машина врезалась в препятствие. Она была гораздо тяжелее контейнеров и, сминая бронепластик, потащила их вперед. Но сверху продолжали падать разноцветные тяжелые кубы. Первый транспортер исчез под завалом. Завал шевелился, экипаж пытался вывести машину назад, расталкивая контейнеры.
  Два других транспортера успели затормозить и попытались задним ходом вырваться из западни, но опоздали. Прямо перед выходом обрушился целый ряд контейнеров, образовав завал не меньше первого.
  "Будут использовать пушки или побояться?" Сами транспортеры без их огневой мощи находившимся наверху землянам были не страшны. Хотя у них не было эффективных способов борьбы с бронированными машинами, кроме подрыва мин, но и те не могли забраться на развалы. Транспортеры были хорошим средством прорыва и доставки десанта в зону боя и не более. Но это до тех пор, пока они не используют пушки и плазмометы. Тогда приближаться к краю стен будет просто невозможно, три бронемашины будут держать все прилегающие штабеля под прицелом. Человек пока не в силах тягаться в быстродействии с автоматикой пушек.
  Теперь все зависело от того, как далеко пойдут командиры гарнизона крепости. Готовы ли они рискнуть возможностью получить повреждения внутренних коммуникаций, грозящих серьезными последствиями для жизнедеятельности станции, ради уничтожения десанта? Снаряды и лазеры транспортеров не выбирают только людей, и, конечно, какая-то часть уйдет в перекрытие складского комплекса. Или они предпочтут не рисковать и не будут применять тяжелое вооружение.
  Пока это было не актуально - для полной уверенности люди Орлова обрушили вниз еще один ряд контейнеров. Пехота, готовившаяся идти за транспортерами, попыталась прорваться на выручку, но была встречена таким плотным огнем из импровизированных дотов и дзотов, что мгновенно откатилась, оставляя в проходе убитых и раненых. Сергей приблизил картинку - не меньше десятка фигур в обгоревших изорванных бронекостюмах в разных позах лежали на полу. Двое еще шевелились. Опять, перекрывая радость победы, резануло - это ведь тоже люди. Кротов сразу подавил эту мысль - нельзя расслабляться, это уже не люди.
  Атака, готовившаяся с другой стороны, по второму большому проходу, даже не началась. "Похоже, сообразили, что нахрапом взять не смогут". Это была победа. Маленькая, первая, но победа.
  Сергей повернулся к принцессе, она тоже улыбалась.
  - Ну как земляне? - довольно спросил он.
  - Сообразительные. Хорошо придумали.
  - То ли еще будет, ты нас еще не знаешь, - по-мальчишески похвастал он. Потом связался с командирами.
  - Мужики, все молодцы! Поздравляю с боевым крещением в космосе. Особая благодарность первой роте. Того, кто придумал про контейнеры, представлю к награде. Не забывайте, в машинах наверняка десант, скоро полезут.
  - Обижаешь, командир, - бодро ответил Орлов. И по голосу, и по лицу было видно - горячка боя отпустила землянина, он непроизвольно улыбался.
  - Ну, как? Космические вояки не страшней земных?
  - Пока не напугали. Посмотрим, что дальше будет.
  - Командиры рот, доложите о потерях, - оставив шутливый тон, приказал Сергей.
  - Потерь нет! - Орлов опять довольно улыбнулся.
  - Во второй роте потерь нет, - вслед за Орловым доложил Грек.
  - У меня боевых потерь нет, - тонким мальчишеским голосом ответил вьетнамец. - Но не отвечает одна из разведгрупп.
  "Блин, опять в третьей, - Сергей вспомнил пропавшего без вести при десантировании. - Это мне не нравится. Не дай бог, рота станет "невезучей", пиши пропало". В его военной жизни не раз случались прецеденты, когда нормальное, вроде, подразделение, вдруг ни с того, ни с сего, начинало терять людей. При этом без всяких серьезных причин. В солдатской общине их крестили "невезучими", и бойцы старались всеми силами избежать попадания такие роты.
  - Давно молчат?
  - Четыре часа.
  По земным меркам это был совсем не срок, но здесь, где все привыкли к постоянной связи, это было уже чп.
  - Продолжайте вызывать. Сейчас запущу программу, пусть просканирует изображения с камер станции, может, мелькнули где. Ждем. Командиры, вас всех жду через час у себя. Подведем итоги.
  Он повернулся к принцессе.
  - Принцесса Алгала, надо вводить командиров рот в курс дела. Про ваше прибытие они уже наверняка знают, а вот зачем вы здесь, даже я теряюсь в догадках. Может, все-таки, объясните?
  Не отвечая, Алгала подошла вплотную к Сергею. Взяла его голову в свои руки и заглянула в глаза.
  - А ты не рад?
  - Я рад, - тихонько ответил землянин и вдруг неожиданно даже для самого себя обнял девушку за талию и привлек к себе. Она прижала его голову к животу и прошептала:
  - Говори им, что хочешь. Я прилетела к тебе...
  Кротов закрыл глаза. "Что тут происходит? - он пытался оставаться трезвым, но волна нежности к этой венценосной девчонке, ради него не побоявшейся пролететь через тысячи километров простреливаемого космоса, утопила его. - Значит, это правда, она меня, все-таки, любит". Он отодвинул голову и взглянул вверх, в глаза принцессы.
  - Я поверить не могу. Алгала, ты все обдумала? Ты помнишь - я простой инопланетник?
  Вместо ответа она наклонилась и опять, как тогда вечером, поцеловала его. Но теперь в губы. Кротов ответил. Чувствуя, что уплывает, он оторвался от Алгалы.
  - Алгала, прости. В любой момент могут зайти.
  - Ты прав. Остальным лучше пока ничего не знать. Объяснишь, что по приказу Императора я буду командовать операцией. Но это для всех остальных, - она нежно улыбнулась Кротову. - На самом деле ты как командовал, так и будешь.
  Надо было срочно привести в порядок голову, слишком уж разом все обрушилось. Сергей встал.
  - Алгала, прости, я пойду, проверю людей, посмотрю, как там.
  Та понимающе усмехнулась.
  - Иди, Сергей, проветрись. Для меня тоже все неожиданно, я думала, смогу сдержаться, но увидела тебя и все...
  Кротов вышел. Принцесса опять усмехнулась ему в спину и прошептала:
  - Непобедимый землянин...
  Потом её лицо приняло обычное деловое выражение.
  
  
  ****
  Флаер приземлился прямо на крышу здания штаба Космической Пехоты. На площади перед штабом уже находились две батальонных десантных капсулы с эмблемами Охраны Императора. Возле них стояли коробки рослых бойцов в бронекостюмах с полной боевой навеской. Напротив, оцепив вход в штаб тройным кольцом, стояли не менее рослые бойцы батальона охраны штаба.
  В столице Звездной империи происходило невиданное - Охрану Императора не пропускали внутрь здания штаба. Переговоры шли уже несколько часов. Никто не решался отдать приказ, который нарушит хрупкое равновесие. Однако сверху, с площадки флаеров, в здание уже спускался тот, кого совсем не страшила возможная бойня в центре Цессии.
  Врубе попытался организовать эскорт так, чтобы Императора со всех сторон прикрывали бойцы. Но тот лишь махнул рукой.
  - Не надо! Пусть все идут за мной. Посмотрим, посмеет ли кто-нибудь напасть на своего Императора?
  Бойцы охраны штаба, не получившие никакого уведомление о гостях, попытались перекрыть выход с лестницы, но увидев, кто идет, застыли в недоумении. Лишь когда Император бешено взглянул на них, они исполнили древний ритуал и опустились на одно колено, склонив головы. Старец сменил гнев на милость и приказал:
  - Больше сверху никого не пропускать!
  Он выхватил взглядом старшего караула.
  - Капрал, как зовут?
  - Дьюри Сангар! - капрал подтянулся и выпятил грудь вперед.
  - Теперь ты - лейтенант Дьюри и старший караула на этом этаже!
  - Служу Империи!
  На каждом этаже повторялось одно и то же, Император на ходу сколачивал новую иерархию власти, преданной только ему. Получивший еще в десантном флаере приказ, новоиспеченный полковник Врубе Гольм тут же отправлял по этажу группу из пяти человек для проверки кабинетов.
  Спустившись до уровня первого этажа, он пошел не к лестнице, ведущей в подземную часть здания, а направился к главному выходу. Стоявшие там в оцеплении бойцы Космической Пехоты начали оглядываться, сначала некоторые, потом все больше и больше и, наконец, все повернулись к входу. На широкой - во весь фасад штаба - парадной лестнице застыла живописная черно-белая группа. В центре, среди белоснежных бронекостюмов офицеров Охраны Императора, возвышалась фигура, странно знакомая с детства. Исполин в черном бронекостюме, в рогатом боевом шлеме надменно глядел на застывший строй.
  - Кто не пускает моих людей в мой штаб?
  Трубный голос разнесся над всей площадью. Дыхание затаили не только пехотинцы, офицеры охраны у флаеров тоже замерли.
  От черного пехотного строя отделился офицер со знаком полковника на груди. Шлем был открыт, и Врубе, стоявший рядом с Императором, заметил, что полковник нервничает. Решимость на его лице то и дело сменялось сомнением, но, подойдя ближе, он все же собрался.
  - Кто вы? - полковник попытался сказать это грозно, но взгляд Императора заставил его сфальшивить.
  - Ты не узнаешь своего Императора?
  В голосе правителя зазвучала ярость. Он шагнул навстречу офицеру, одной рукой сгреб того за плечо и без видимого усилия, словно пушинку, кинул в колонну, подпиравшую козырек с каменной эмблемой Космической Пехоты. Офицер пролетел по воздуху несколько метров и с глухим шлепком ударился о камень колонны. Из ушей и рта полковника выкатились ленточки крови. Он был без брони, и теперь ему вряд ли могла помочь даже медмашина.
  Император выпрямился и грозно оглядел строй пехотинцев.
  - Я жду!
  Сначала в первом ряду один из офицеров упал на колено - это сорвало лавину. Ряд за рядом, все офицеры опустились на колено и проскандировали приветствие. Император остался верен себе - вызвал из строя высокого широкоплечего лейтенанта и узнав, как зовут, назначил командиром охраны штаба, присвоив при этом звание полковника.
  - Совместно с моей охраной пройти по зданию, задержать всех, кто в звании генерала и выше.
  Подтянувшиеся офицеры Охраны доложили, что новоиспеченный генерал Фром Кари с двумя сопровождающими уже несколько часов как ушел в штаб, и до сих пор от него нет известий.
  - А что же вы ждете? - загремел Император. - Забудьте о мирной жизни, действовать по законам военного времени. Я ввожу на Цессии военное положение. Еще сто человек со мной! Остальные совместно с Космической Пехотой проверить здание. Вы знаете, кого задержать. Будьте готовы к перелету. Нас ждет МРОБ и Дворец Власти Империи.
  
  В огромном подземном бункере Центрального Оперативного Управления повисла давящая тишина. Все, застыв, не отрывали глаз от главной голограммы. Шар картинки - около десяти метров в диаметре - занимал весь центр зала. Обычно здесь было выведено изображение космических владений Империи, которое по обстоятельствам меняли на какой-нибудь определенный район. На голограмме в реальном времени было выведено то, что происходило сейчас у парадного входа в штаб.
  - Военное положение на Цессии, - наконец, кто-то нарушил молчание. Тотчас заговорили все. Офицеры смены запрашивали свои сектора, старший смены бесполезно пытался связаться с командующим или начальником штаба. Смятение и нервозность, царящие в Центре, грозили перекинуться дальше.
  Старший смены, худощавый генерал с умными усталыми глазами, прекратил бесполезные попытки выйти на прямую связь с командирами. Перекрывая гул, он скомандовал:
  - Офицеры, внимание!
  Когда все замолчали, он продолжил:
  - Вы все видели сами. Я думаю, ни у кого нет сомнений, что это настоящий Император.
  - Видели, - раздался одинокий голос. - Полковник охраны сомневался...
  - Устав вы помните. Мы обязаны в любом случае подчиняться прямым приказам Императора, - не обратив внимания, продолжал генерал. - Но и от своих обязанностей нас никто не освобождал. Поэтому продолжать нести службу, даже если меня арестуют. Всем дежурным проверить свои сектора, информацию по отклонениям сразу ко мне. И обязательно всю информацию по действиям Шестьдесят Седьмого Флота.
  В это время толстенные бронеплиты дверей шлюзовой камеры - Центр должен жить, даже если планета вымрет - мягко разошлись. В зал вступил тот, кто только что командовал там, наверху - Император Звездной Империи. Едва глянув на операторский зал, он направился к подиуму старшего смены. Следом за правителем неотступно следовали офицеры Охраны Императора. Полная боевая навеска и игольники с пальцем на пусковой кнопке говорили о том, что все серьезно, и стрелять они могут начать в любую минуту.
  Генерал вскочил, на мгновение в его глазах мелькнул страх, но он справился и твердо посмотрел на Императора. Генерал хотел произвести доклад, но тот не стал слушать.
  - Отведите к стене, - приказал он охране. - Когда прикажу, расстреляете.
  Генерал гордо вздернул голову и сам пошел к стене справа от главного пульта. Он не видел, что на секунду на лице Императора мелькнуло одобрение.
  - Стойте! Верните его сюда, - правитель сам уселся в кресло начальника смены. - Сейчас мы проведем первое дознание.
  Потом обратился к генералу:
  - Представься.
  - Генерал Космической Пехоты Жлег Здар. Начальник смены Центра Управления.
  - Ну что, Жлег Здар, спрошу прямо - ты завербован?
  Глаза генерала расширились, наверное, для него, как и для всех затаивших дыхание дежурных офицеров, вопрос прозвучал дико.
  - Это глупость, - отчеканил офицер.
  - Тогда терпи, - Император махнул рукой, подзывая офицера охраны. - Дай мне нож.
  Тот выхватил вибронож из контейнера и с готовностью протянул Императору. В зале опять наступила мертвая тишина, все замерли, ожидая, что он будет делать дальше.
  - Руку!
  Правитель протянул перчатку к Жлегу Здару. Генерал побледнел, но подал правую руку. Император подтянул генерала к себе, уложил руку прямо на стол-коммуникатор и, коротко замахнувшись, воткнул нож в предплечье Здара. Вибронож легко, как в масло, вошел в тело. Со стола на пол закапала кровь.
  Генерал вскрикнул и согнулся от боли. Он совсем побелел, на закушенной нижней губе выступила капелька крови. Император выдернул нож, обтер о рукав кителя генерала и протянул офицеру охраны. Потом, как ни в чем не бывало, весело сказал:
  - Молодец, Здар! Прошел испытание - ты человек.
  Повернулся к охране и приказал:
  - Генерала срочно в медмашину. Как подлечится, может вернуться к своим обязанностям здесь. Пока назначаю старшим..., - он оглядел зал и поманил пальцем капитана, сидевшего за ближним коммуникатором.
  Назначив нового начальника смены, он посчитал инцидент законченным и повернулся к залу. Дежурные офицеры мгновенно уткнулись в свои голограммы и коммуникаторы.
  - Пора выходить в мир. А то высшие сановники уже, наверное, мозг сломали, кто это вершит дела в столице.
  Император поднялся, он теперь уже совсем не напоминал старика со сказочного острова в океане. Даже стал выше ростом.
  - Офицеры! - его бас заставил всех опять глядеть на него. - Организуйте мне выход на все официальные каналы. Сначала служебные. Новости они потом сами организуют.
  Несколько человек сразу склонились над коммуникаторами и начали колдовать. После увиденного перед этим никто не хотел разозлить правителя.
  - Готово! - вскочил офицер в центре зала. - Можете говорить. Трансляция пойдет на Дворец Власти, МРОБ и главные штабы.
  - Хорошо, - протрубил Император и вышел из-за стола. - Начинаем, как только я махну рукой.
  Он уже поднял руку, но в это время к нему подбежал Гольм. Он что-то быстро доложил правителю. Говорил Врубе тихо, и никто не расслышал, о чем речь. Но Императора весть обрадовала, и он зарычал:
  - Ну, наконец-то! Веди туда!
  - Там очень опасно, - теперь все услышали ответ.
  - Пошли! - Император не обратил внимания на предупреждение. - Охрана, за мной! Передай наверх - ни в коем случае не убивать, взять живым!
  В этот раз он торопился и приказал ехать лифтом. Заняли сразу и пассажирский, и грузовой. Лифт остановился на третьем надземном этаже. В коридоре было людно - бойцы Охраны Императора вперемешку с бойцами Космической Пехоты. Охрана выскочила первой и, криками разогнав офицеров, оцепила площадку.
  - Где эта тварь?
  Император, не обращая внимания на крики о том, что там опасно, направился в конец коридора, где уже несколько раз прозвучали выстрелы. Он шел широким уверенным шагом, охрана едва успевала за ним. Навстречу несли офицера Космической Пехоты в развороченном на груди бронекостюме.
  - Стойте! - Император поднял руку. - Как он?
  - Все, - ответил один из бойцов. - Выстрел в упор. Медмашина не поможет.
  - Награждаю Пехотной Звездой за доблесть! Посмертно!
  Правитель махнул рукой, показывая, чтобы группа продолжала свой путь, а сам зашагал дальше. Дойдя до оцепления, остановился:
  - Старший, ко мне!
  Капитан-пехотинец, что-то доказывавший трем бойцам с трубами плазмометов на плече, остановился и подбежал к Императору.
  - Капитан Горен Шарич, Космическая Пехота!
  - Капитан, коротко расскажи, как и что?
  - Это кабинет начальника службы кадрового состава генерала Пренса Сайренси. Когда его попытались арестовать, он убил всех трех офицеров. Одного вы видели, двое еще лежат в его кабинете.
  - Кадровик убил трех офицеров Охраны?! Что это за Охрана такая?
  - Император, он не Пренс Сайренси! Посмотрите запись со шлема убитого офицера. В самом помещении внутреннее слежение симулирует совсем другую картинку, не ту, что в реале.
  Офицер развернул голограмму записи. Быстро прогнал начало и остановил, когда генерал, высокий, толстый, с лысой головой и мясистым лицом, начал кричать на вошедших бойцов. Он вскочил из-за стола и, ругаясь, принялся выгонять офицеров из кабинета. В кадр попало, как хозяин шлема и еще один охранник перехватывают руки генерала и пытаются их заломить.
  - Ничего себе! - не удержался Врубе Гольм, стоявший рядом с Императором.
  То, что происходило на голограмме, было совсем не похоже на реальность. Руки Пренса Сайренси вдруг удлинились и стали тоньше, превратившись в плети. Потом мгновенно выскользнули из перчаток охранников. Генерал словно сломался, он перегнулся совсем не в пояснице, а на уровне груди, обвил одной рукой-щупальцем шею охранника и дернул его к себе. Неуловимым движением перехватил висевший на груди у офицера игольник и прямо в камеру ударил огонь. Дальше голограмма показывала только высокий потолок с белым кругом светильника.
  - Выключай. И что дальше?
  - Хотели сжечь тварь из плазмомета, но получили приказ не убивать.
  - Это хорошо, что не убили. Нам надо допросить этого "генерала". Кто он и как он сюда попал.
  Император огляделся, высматривая что-то, не найдя, приказал:
  - Принесите мне меч!
  Врубе бросил на него удивленный взгляд, но приказал:
  - Принесите из оружейки парадный меч!
  - Говорить вы с ним пробовали?
  - Да, Император. Даже обещали жизнь, если сдастся.
  - И что?
  - Молчит или стреляет в ответ. У него сейчас боеприпасов хватает. И еще - он зачем-то выкинул тело одного офицера. Это его шлем.
  Принесли парадный офицерский меч. Император взял клинок, попробовал перчаткой остроту лезвия, затем рубанул воздух, недовольно скривил губы, но произнес:
  - Не очень, но ладно - пойдет. Давайте сюда человек шесть с игольниками. Будут прикрывать меня. И пару человек с паутиной, пусть стоят у дверей.
  - Император, вы собрались сами штурмовать?
  - А что? Ты во мне сомневаешься? - довольно пророкотал тот. - Посмотри, как это делали в мое время.
  Он показал на двери.
  - Прикрепить по две гранаты на каждую створку. И приготовьте по две гранаты со светошумовым действием.
  Подождал, пока двое пехотинцев выполнили его приказ, потом продолжил:
  - Как только двери вылетят, кидаете в кабинет "пукалки" и начинаете стрелять туда же, но только в потолок и стены. Не в него. Главное побольше огня и грохота. Парни с паутиной заскакивают вслед за мной. Они готовы?
  - Я сам пойду, - Гольм сдернул с пояса баллон с паутиной. Потом подозвал знакомого лейтенанта из Императорской Охраны. - Ты пойдешь со мной.
  - Ну, все! Хватит болтать. Взрывай! - Император закрыл щиток черного рогатого шлема и сбросил с плеч плащ.
  Все отбежали дальше по коридору и присели. Четыре гранаты взорвались одновременно. В кабинет полетели светошумовые гранаты. Присев на колено, бойцы расстреливали кассеты игл, круша за дверью все. Едва в помещении прозвучали взрывы, туда бросился Император. Он двигался так быстро, что, даже ускорившись, полковник Гольм не смог догнать его. Ворвавшись в кабинет, он застал уже финал драмы.
  На полу извивалось непонятное голое существо. В длинной тонкой руке с четырехпалой кистью дрожал игольник. Существо сумело справиться с собой и направило его на страшного черного великана в рогатом шлеме. Однако выстрел не прозвучал, неуловимо для глаз мелькнул меч, и рука, все еще сжимающая рукоять игольника, отвалилась от тела. Рядом на полу, также не выпуская игольник, подергивалась вторая отрубленная до этого рука. Опираясь на обрубки, существо попыталось встать. Зелено-черное пятно маслянистой крови растекалось под ним. "Живучая тварь", - мелькнуло в голове Врубе Гольма.
  - Фиксируем ноги! - крикнул он лейтенанту.
  Но это не удалось. Тварь опять изогнулась и выстрелила пяткой навстречу полковнику. Удар в грудь откинул Гольма. Лейтенант успел выпустить струю из баллона, но не попал. Существо опять изогнулось и, как кузнечик, отпрыгнуло в сторону.
  - Стойте! - рявкнул Император. Офицеры остановились. - Подождем, похоже, сил у него не осталось.
  Тварь на полу пыталась заползти под стол, но лишь скребла обрубками по полу. Император был прав, существо обессилило. Оно затихло, закрыло большие глаза и вдруг начало меняться.
  - Так вот ты кто! - правитель первым понял, кто сейчас проявлялся перед ними. - Тебя-то я и искал.
  Кабинет постепенно наполнялся людьми. Бойцы подходили к застывшим Врубе и лейтенанту и, пораженные увиденным, тоже замирали. Существо на полу закончило метаморфозу и затихло.
  - Это же нифлянец! - лейтенант высказал то, что думали все.
  - Он самый! - весело подтвердил Император. - Теперь вы понимаете, почему надо перетряхнуть все высшее руководство Империи.
  - Понимаем..., - промямлил ошеломленный Врубе.
  - Заклейте ему обрубки, а то еще изойдет кровью.
  Полковник и лейтенант бросились исполнять приказание. Однако паутина не понадобилась. Раны на обеих конечностях уже затянулись зеленой кожей.
  - Вот живучая тварь! - высказал Гольм то, что постоянно приходило ему в голову. Нифлянец поднял кожистые веки, черные беззрачковые глаза смотрели на Императора.
  - Так ты все-таки существуешь, - совершенно спокойно мелодично пропел зеленокожий. - А мы поверили, что Император - легенда.
  
  
  ****
  Сергей подошел вовремя, снизу из-под контейнеров выбрались и ползли наверх шесть человек. "Что за хрень? Они так воюют или разделись показать, что сдаются, чтобы не стреляли? И где остальные?" Все шестеро были без бронешлемов и перчаток, оружия тоже не было. Земляне следили за шестеркой из укрытий, никто не вышел на открытое место: обстрелянные бойцы прекрасно знали, что на войне нельзя доверять собственным глазам. Многие встречались и с такой штукой, как сдающиеся в плен смертники. А возможностей взорвать себя и взорвать при этом полбазы в местных условиях гораздо больше, чем на Земле - маленький кубик гранаты, выставленной на высший предел, по мощности сопоставим с земным артиллерийским снарядом, а спрятать его на теле нет проблем.
  - Стоять!
  Сергей узнал голос взводного из первой роты. Солдаты остановились.
  - Всем снять броню и белье!
  Те безропотно подчинились. "Почему их всего шесть?" - Кротов не мог поверить, что остальные погибли. Оставшись голышом, сдающиеся спокойно стояли, пока отправленные землянами "мухи" кружили вокруг них. "Здоровые мужики, - отметил Сергей. Он тоже просмотрел изображение с камер. - Наверное, спецназ. Тогда вдвойне непонятно, почему сдаются?"
  - Бросьте все там и подымайтесь! - скомандовал тот же голос.
  - Стоять! - не выдержал Кротов: загадка, почему здоровые бойцы, не имеющие ни единой царапины и полный боезапас, даже не попытались вступить в бой, не давала ему покоя. "И почему только шесть?!". Он скомандовал:
  - Пусть идет один! Остальные стоят там.
  - Вы, что не поняли? - закричал взводный, заметив, что они опять полезли по контейнерам всей группой. Сверху ударила очередь. От контейнера, нависшего над сдающимися, брызнули осколки. Только после этого от группы отделился один и продолжил путь. Как только он поднялся на вершину штабеля, из укрытия появилась фигура в бронекостюме.
  - Быстро вон туда! - боец показал стволом в центр развала, в сторону КП первой роты. Кротов быстрым шагом направился туда же. У командирского контейнера уже стоял капитан Орлов и еще трое бойцов. У капитана щиток был поднят.
  - Закрой немедленно! - рассердился Кротов. - Я же объяснял, что с местными вояками не все в порядке.
  - Зараза к заразе не пристает, - засмеялся Орлов. - Ты же говорил, что мы можем не бояться?
  - Да, на меня эта штука не подействовала. Значит, и на вас не должна, но чем черт не шутит. Лучше поберечься.
  Обсуждение прервало появление голого солдата в сопровождении землянина.
  - Принимайте! - весело доложил боец. - Гол как сокол. Спрятать оружие мог только сами знаете где. Может и спрятал, я не заглядывал.
  При виде голого мужика у всех проснулось чувство юмора.
  - Отставить шуточки! - совсем не грозно приказал Орлов. Потом повернулся к Сергею. - допрашивать как будем? По-здешнему или по-нашему?
  - Как это по-нашему?
  - Капитан, ты же служил в Афгане. Что там "духов" не допрашивали?
  Орлов выразительно постучал кулаком в ладонь.
  - Я - нет. Для этого у нас особисты были.
  - Хорошо вы жили, - капитан скривился, вспомнив что-то свое. - А я как вспомню Чечню...
  Бывший Имперец ничем не отличался от людей. Кротов осмотрел спокойно стоявшего перед ним парня и спросил первое, что пришло в голову:
  - Ты с какой планеты?
  Тот задумался.
  - Ты что, не помнишь свою планету?
  Парень в ответ лишь отрицательно покрутил головой. Взгляд голубых красивых глаз был абсолютно безмятежен. Сергей хотел спросить совсем о другом, но после такого ответа вопрос вырвался сам собой:
  - А мать свою ты помнишь?
  - Нет.
  Тот же безмятежный взгляд.
  - Почему вас так мало? Где остальные?
  - Не знаю.
  И опять идиотская улыбка. "Блин, Глемаса сюда надо. Если другие такие же, то придется пробовать "лекарство". Хотя подействует ли оно на зараженных?"
  - Витя, командуй, - Кротов потерял интерес к допросу. - Похоже, ничего не добьемся. Пусть ведут всех, и заприте их в какой-нибудь контейнер. На счет тех, что внизу - сам знаешь. Так оставлять нельзя: там не меньше сорока солдат, могут вылезти и ударить в самый неподходящий момент.
  - Командир, ну что ты? Сам знаю. Сейчас пошлю людей - взорвем нахрен!
  Сергей махнул рукой, мол, делай как знаешь, на войне как на войне. Он не мог выкинуть из головы странное поведение пленного. Если и другие будут такими, значит, правда - они только похожи на людей. Как раз в это время наверх поднялись остальные пленники. Сергей посмотрел на их лица и скривился. "Твою медь! Те же морды. Дауны, блин". Все мужики были со спортивными фигурами, без капли лишнего жира, но пустой отсутствующий взгляд портил весь вид.
  Кротов понял, что допрашивать их тоже бесполезно, но долг заставлял довести начатое до конца. Он дождался, когда группа остановилась перед ним. Потом задал каждому по два уже опробованных вопроса - про планету и родных - на что получил стандартный ответ "не знаю".
  - К черту! Закрывайте их.
  Окончательно разочаровавшись, Кротов попытался выбросить пленников из головы. Надо вводить всех в курс дела, пусть знают, что теперь здесь командует Принцесса. Он пошел обратно в свой контейнер, скоро должны были подойти командиры рот. До назначенного часа осталось совсем немного.
  Сергей уже отошел за контейнеры, когда услышал крики. Что-то происходило там, откуда он только что ушел. Он побежал назад, выскочил из-за контейнера и опешил - там, где остались пленники и земляне, месилась телесно-черная куча. Над свалкой стоял звериный рёв, нечленораздельные крики смешивались с матами на чистейшем русском. Кротов на бегу сорвал со спины игольник и, остановившись метрах в десяти, вскинул оружие к плечу. Однако стрелять было невозможно - земляне и пленники перемешались в одно целое. Рядом с Сергеем уже стояли еще двое, так же, как и он, с поднятыми игольниками. Еще несколько человек бежали от края штабеля.
  Из кучи вывалился голый, и Кротов непроизвольно сморщился - у мертвеца вывалились кишки. Живот был вспорот профессионально - конвертом. Сначала Сергей решил, что битва неравная - хотя пленников было больше, но они были без оружия и бронекостюмов. Но, приглядевшись, понял, что голые солдаты почти выигрывают. То, что с ними происходило, не поддавалось логике: израненные и окровавленные, они, рыча, рвали троих землян. С трудом выкручиваясь из рук пленных, те пытались вырваться из этой вязкой кучи.
  - Растаскивайте их! - крикнул Кротов и, забросив за спину игольник, бросился в свалку. Схватив оказавшуюся под руками голую ногу, он попытался оторвать обезумевшего человека от землянина. Однако тот, словно, прирос к нему, обвив одной рукой горло бойца, другой, ломая ногти, пытался вскрыть щиток шлема. Сергей, одной рукой удерживая ногу, сорвал с пояса баллон с паутиной. Прижав ногу к ребру контейнера, он примотал её к выступу на люке. Кто-то рядом помог ему справиться с другой ногой. Через пять минут все было кончено - подоспевшие бойцы первой роты связали паутиной четверых оставшихся в живых пленников. Еще у одного полголовы было срезано виброножом. Бойцы, подвергшиеся нападению, поднялись и приводили себя в порядок. Капитан Орлов матерился по-русски.
  - Суки! - и дальше неслась цветастая очередь эпитетов из русского матерного. Он подошел к Сергею и, протирая нож, заявил:
  - Они больные на всю голову! Совсем не соображают. Неужели думали, что справятся?
  Те, о ком он говорил, спелёнатые словно младенцы, спокойно лежали, устремив в потолок безмятежные взгляды. Они разом прекратили сопротивление, как только почувствовали, что им не победить. "Как будто кто-то скомандовал", - отметил Кротов. В это время к ним подошел боец, на которого напали первым. Сергей заметил, что шлем у него залит кровью.
  - Ты не пострадал?
  - Есть маленько, - боец открыл щиток. Сергей вспомнил его - СОБРовец, тоже выдернули из какого-то конфликта на территории бывшего СССР.
  - Ни хрена себе, маленько! - выдал стоявший рядом Орлов. Все лицо бойца было изодрано, рот порван.
  - Как так получилось? Ты открыл шлем?
  - Да, как только он это сделал, сразу все и началось, - Орлов покосился на лежавших пленников. - Они как с цепи сорвались. Все разом кинулись на него.
  Где-то в глубине подсознания мелькнула догадка, но мысль ускользнула.
  - Быстро иди в медмашину, - приказал Сергей СОБРовцу. - А ты повтори еще раз, как все началось.
  Слушая повтор, он, наконец, выхватил главное - боец открыл шлем и это спустило курок. Им нужен был доступ к телу. Складывая все, что он знал о зараженных, Кротов собрал мозаику, но как следует оформить свой вывод он не успел - внизу раздался взрыв, потом зазвучали выстрелы.
  Сергей включился в общую сеть и увидел, что произошло то, чего он давно ждал - завалы ожили и разродились огнем. Взрыв отбросил несколько контейнеров, и одна из башен транспортера оказалась открытой. "Хорошие у них саперы, рассчитали все четко". Кротов сначала хотел бежать туда, ближе к бою, но, вспомнив приказ принцессы, пошел на КП. Однако Орлова, сорвавшегося к переднему краю, останавливать не стал. Сергей выпустил из ранца "командирский глаз" - эта камера была мощнее и умнее обычных "мух" и, кроме того, изображение с нее мог видеть только он. "Глаз хорошо, а два лучше".
  Он приблизил изображение, и рыскающая башня с ожившей, выискивающей цель многоствольной пушкой оказалась прямо перед глазами. "Надо уничтожать. Прижмет, все равно начнет стрелять. А если начнет, нам придется туго, покрошит все укрытия. Контейнерный бронепластик - защита только от игольников".
  Как оказалось, так думал не только он. На штабеле с той стороны прохода глухо прозвучал взрыв и три контейнера из верхнего ряда рухнули вниз, прямо на вращающуюся башню. "Молодцы! - обрадовался Сергей. - А пехоту мы сверху дожмем. А ведь ни хрена они не безмозглые: не начинали бой, ждали, что все получится у засланных. Теперь, когда там не прошло, будут воевать тут".
  Подумав о противнике, он вспомнил про бойца, раненного в схватке с голыми пленниками. "Все считают, что у землян иммунитет к этой заразе. И Император тоже говорил об этом. Но кто проверял? Никто. Я встречался с заразой, но я уже немного не человек, - через силу признался он себе. - Надо идти, смотреть, что выдает медмашина".
  На руке завибрировал комм. Принцесса.
  - Я слушаю.
  - Сергей, бегом сюда! - это прозвучало так, что Кротов забыл обо всем и помчался в свой контейнер. "Что с ней?! Почему такой голос?" Он ворвался в контейнер.
  - Что случилось?
  Принцесса молча подняла руку, останавливая его, и показала на кресло. Сергей понял, что она с кем-то разговаривает. Так и оказалось.
  - Он здесь, - Алгала посмотрела на Кротова и продолжила. - Сейчас все ему передам.
  Она опять отвернулась и уперлась невидящим взглядом в стену. Посидев так еще несколько минут, принцесса вскочила и вытянулась:
  - Слава Императору!
  Кротов сделал серьезное лицо, стараясь не показать, что его забавляет этот спектакль. Похоже, принцесса общалась с самим Императором, а это всегда серьезно.
  - Сергей Кротов, - принцесса опять стала прежней Алгалой, такой, какой Кротов видел её на Зорне, Тарантосе и Баррахе. - Приказ Императора - атаковать немедленно.
  Кротов даже привстал.
  - Кого? Извините, вы все правильно поняли, принцесса?
  Алгала сверкнула на него глазами и раздельно повторила:
  - Приказ. Императора. Атаковать. Сегодня.
  Кротова тоже закусило. Он вскочил и отрапортовал:
  - Слава Императору! Я побежал.
  Принцесса поняла, что переборщила и уже мягче добавила:
  - Сергей, прекращай ерничать. Сейчас я все объясню.
  - Давно бы так, - пробурчал Кротов, усаживаясь обратно в кресло. - Я слушаю.
  - Мы торопились, но все равно не успеваем. Если не удастся захватить контроль над крепостью в ближайшие день-два, можно будет забыть об Империи. Во всяком случае, о такой, какой мы её знаем. Так сказал Император. А он всегда знает, что говорит.
  В этом Кротов её поддерживал - по его опыту общения с Императором, если, конечно, это тогда был он, тот вряд ли станет нагнетать атмосферу просто так, только ради ускорения дела. Но Сергей не понимал, откуда старик, живущий в маленьком домике на острове, все знает. Это бесило его. Знай Кротов, где и как правитель черпает информацию, он бы быстрей поверил в это. Ведь даже здесь, в космосе, в супертехнологическом обществе всезнание Императора больше походило на волшебство, скорее даже на шаманство, чем на добытое средствами разведки. Каким образом он узнает, что происходит с той стороны червоточины? Если туда нет доступа ни агентам, ни технике?
  - И что? Мы безо всякой подготовки, без разведки начинаем активные действия? Нас просто числом возьмут, их здесь в сотни раз больше.
  - Сергей, прямо сейчас сюда уже летят твои лучшие друзья - зардерцы.
  - Что такое? - Не поверил Кротов. - Вы же пару дней назад наотрез отказались пускать их со мной.
  - Что-то изменилось. Я сама не знаю, но это санкционировано Императором.
  - Ладно, но их всего двадцать.
  - Император обещал после захвата объекта бросить сюда весь Семнадцатый Батальон.
  - Что? А как же зараза? Они же могут все...
  - Сережа, скажу честно, я не знаю. Это Император, он рассчитывает все ходы, я ему верю.
  "Император, похоже, всегда играет втемную, ничего никому не объясняя".
  - Но все-таки главный объект для атаки он назвал? Если действуем по плану, доберемся до рубки управления не скоро.
  - Да, план меняется. Смотри, - она развернула голограмму крепости. - Теперь удар по центру управления наносим только для отвлечения внимания. Мы с тобой должны попасть вот сюда - она показала пальцем в нижнюю часть шара.
  - Зачем? - удивился Кротов. - Это же топливный отсек?
  - Извини, Сергей, ты не все знаешь о "Торе". Не обижайся, даже я этого не знала. Получила информацию только перед полетом сюда, на станцию. Так вот - там, где по схеме находится запас топлива, на самом деле находится какой-то сверхсекретный объект.
  - Что еще?
  - Честно говорю - не знаю. Император сказал, что ты разберешься.
  Сергей несколько секунд обдумывал новую информацию. "Какая-то хрень, одни загадки. В чем я разберусь?"
  - Что дальше? Доберемся до объекта и...?
  - Этого я тоже не знаю, - сокрушенно покачала головой Алгала. - Поэтому я иду с тобой. Инструкции получишь там. Через меня.
  Кротова пронзила догадка: "Неужели Император послал принцессу ко мне только из-за того, что он может общаться только с ней?" Все больше узнавая о правителе Звездной Империи, он не сомневался, что если надо для дела, то и наследная принцесса - только расходный материал.
  - Алгала, - Сергей сам не ожидал, что скажет это. - Пока я жив, ни один волосок не упадет с тебя. И ни одна тварь не приблизится к тебе.
  - Сережа, я это знаю, - глаза принцессы заблестели, она поняла скрытый смысл этих слов.
  В это время снаружи раздался голос Орлова:
  - Капитан, к вам можно?
  Сергей взглянул на комм. "Блин, время уже. Сам же приказал собраться у меня". Он взглянул на принцессу.
  - Алгала, пожалуйста, ничего не говори, даже если я начну врать. Я сам все расскажу людям.
  - Хорошо.
  - Заходите!
  Офицеры один за другим, пригнувшись, шагали в люк контейнера. Увидев принцессу, они замирали у входа, не зная, как вести себя дальше. "Ребята ведут себя совсем как я в начале жизни здесь", - Кротов вспомнил, как глотал язык при появлении генералов и прочих шишек.
  Алгала, привыкшая к такому поведению подданных, сама первой поприветствовала землян.
  - Слава Империи! - слаженно ответили они, словно всю жизнь прослужили в Императорской Пехоте.
  - Садитесь! - приказала принцесса. Но оглядевшись и не увидев, куда можно присесть, улыбнулась и добавила: - Если найдете куда. Кто хочет, может стоять.
  - Мы постоим, - ответил за всех Орлов.
  - Итак, приступим, - она увеличила голограмму станции и хотела продолжить, но, поймав взгляд Кротова, сказала совсем другое: - Хотя лучше пусть обо всем вам расскажет капитан Кротов.
  - Спасибо, принцесса!
  Сергей вскочил и подошел вплотную к голограмме.
  - Мужики, вы все повоевали и знаете, что это такое, знаете, что по-простому на войне не бывает.
  - Не тяни, капитан, - улыбнулся Грек. - А то что-то страшно становится от такого вступления.
  - Хорошо. Ловите гранату. Пришел приказ - атаковать сегодня.
  - Чево?! - Орлов даже привстал.
  - Приказ звучит именно так - атаковать! При этом цель не указана. То есть мы можем выбрать сами.
  При этих словах принцесса дернулась и хотела что-то вставить, но, встретив предупреждающий взгляд Кротова, осеклась.
  - Так что давайте решать вместе, а то принцесса сама выберет цель. Кстати, теперь главный здесь - принцесса Алгала. И последнее слово будет за ней.
  - Да мы ни хре..., - начал Орлов, но, взглянув на Алгалу, исправился. - Ничего не знаем о противнике. Данные с камер - хорошо, но лучше бы, чтобы там побывали люди.
  - Ну не совсем ничего, - вставил морпех. - Я как раз хотел доложить, что вернулись обе мои группы.
  - И у меня есть данные: вернулась одна разведгруппа и потерявшиеся разведчики тоже вышли на связь, - подал голос вьетнамец.
  - Что с ними было? - Кротов повернулся к нему. - Где они?
  - Там кое-что интересное, посмотрите сами.
  - Подожди минуту, я кое-что забыл. Отправь ту группу, которая сопровождала меня в прошлый раз, наверх, на броню. К нам летят зардерцы, надо их встретить.
  Невозмутимый Нгуен тут же передал приказ, потом развернул голограмму, пришедшую от разведгруппы. Сначала ничего особенного не было - мелькали балки перекрытий какой-то конструкции. Сергей прочитал строку сопровождения - технический этаж, проход к ангару катеров.
  - Перекрути, - попросил он.
  - Сейчас начнется.
  Изображение остановилось. На голограмме появилось огромное помещение с рядами флаеров десанта. "Ангар, - понял Кротов. - Похоже, снимают откуда-то из-под потолка". Отдельно от всех стоял бот для перевозки пассажиров с больших кораблей, которые не могли швартоваться прямо к станции. Вокруг него суетились фигурки людей.
  - Увеличь! - принцесса и Сергей крикнули одновременно. Кротов не верил своим глазам - по трапу спускались три длинных нескладных фигуры.
  - Твою медь! - выругался он, на секунду забыв о присутствии принцессы. - Эти еще откуда?
  По поведению людей было ясно - прибыло начальство. Нифлянцы спустились на палубу и остановились, от строя людей к ним подбежал офицер и начал докладывать.
  - Со звуком ничего нельзя сделать? - спросил Орлов. - И кто это?
  - Там есть функция моделирования голоса по артикуляции, - подсказала принцесса. Увидев, что вьетнамец не понял, сама протянула руку и коснулась висевшей в воздухе виртуальной панели. Потом открутила изображение назад.
  - Приветствую вас, повелители! - офицер опять подбежал к нифлянцам. - Повелитель Звезд Ньюли ждет вас в командной рубке.
  - Это что еще за хрень?! - Кротов растерянно смотрел на принцессу. - Какие еще Повелители Звезд?!
  Во взгляде Алгалы читалось не меньшее удивление. Она ничего не ответила, лишь погрозила Кротову пальцем - не мешай, дай послушать. Однако слушать было нечего, нифлянцы, словно не видя людей, мягко перекатываясь на своих гибких коротких ногах, направились к проходу между катеров. Уже отойдя, один из них обернулся к идущему сзади растерянному офицеру.
  - Почему твои люди не тренируются?
  - Приказ встретить вас, - попытался оправдаться тот.
  - Будешь наказан, - не слушая, пообещал зеленокожий и опять повернулся к своим спутникам. Офицер остановился и стоял так, пока нифлянцы не скрылись за катерами.
  Голограмма свернулась.
  - Так кто это? - нетерпеливо переспросил Орлов. - Это инопланетяне?
  - Нифлянцы, - ответил Кротов и добавил. - Впервые вижу их такой толпой.
  - Я тоже никогда не видела больше одного сразу, - поддержала принцесса. Потом приказала: - Это очень важно. Надо срочно отправить ролик адмиралу Сандару. Он предупредит Императора.
  "Так значит у Императора не паранойя насчет инопланетников. Похоже, Нифлянцы играют на два фронта. Или они тоже заражены?"
  - Принцесса Алгала, вы хотите что-нибудь сказать?
  - Нет, - её задумчивый взгляд говорил, что она не здесь - обдумывает свое. - Ты не затягивай. Сегодня надо начинать.
  Кротов уже все решил, поэтому сразу начал ставить задачи:
  - Весь батальон отправляется на выполнение главной задачи, той, что и планировали - атакуем центр управления. Если не захватить, то сломать надо обязательно. Помните - задача остается та же - парализовать "Тор". Тогда преимущество будет на нашей стороне - флот встретит врага в узком горле червоточины.
  Сергей обвел взглядом командиров и почувствовал, что надо сказать другое. Слишком прилежно они слушали, словно ученики в школе. Без собственной заинтересованности. Однако он решил оставить это на потом, выступить перед всем батальоном.
   С планом операции полной ясности не было, действовать придется по обстановке. Тщательно проработали лишь маршрут прохода, старательно проводя его по грузовым тоннелям и переходам. Используя перехваченную с внутренней сети информацию, каждый отрезок отсмотрели в реальном времени сами и проверили программами моделирования опасности. Лишь после того как обсудили будущий выход, Кротов объявил, что он с батальоном пойдет лишь на первом этапе.
  - Командование батальоном теперь на твоих плечах, - огорошил он командира первой роты.
  - А ты?
  - У меня свой объект. Со мной пойдут зардерцы и несколько человек из третьего взвода.
  - Черт! - Орлов не скрывал своего разочарования. - Я, честно, не ожидал такого.
  - Витя, это война. Сам понимаешь. Я тоже думал, что буду с вами, но...
  - Ладно, - смирился капитан. - Принцесса, а вы с кем?
  - Я тоже иду с Кротовым.
  
  Совсем рядом прогрохотали несколько взрывов. Чтобы не ждать удара в спину, земляне кардинально решили вопрос с оставшимися внизу солдатами и транспортерами: направленными взрывами обрушили полный ряд контейнеров, проход завалило до самого верха. Скорей всего, выбраться оттуда уже не сможет никто, но если даже кто-то и сумеет, то произойдет это очень не скоро.
  На подготовку Кротов отвел два часа, через два часа последнее построение. Если бойцам надо было лишь проверить боезапас и навески, то ему в эти короткие часы надо было успеть выполнить множество неотложных дел: встретить зардерцев и ввести их в курс дела; допросить пленных и решить, что с ними делать; посмотреть свой маршрут и, наконец, подготовиться самому.
  С зардерцами все прошло быстро - воины вообще, не любили долгих церемоний, а тут сама обстановка не давала растягивать встречу. Сергей очень хотел узнать, чем вызвано такое резкое изменение отношения к ним, но решил отложить выяснение на более подходящее время. Зато он сразу начал использовать подвернувшуюся возможность. Однажды он видел, как Воин Зардера проводил допрос - это было очень эффективно и убедительно.
  - Парибо, нужна твоя помощь, - попросил Кротов, как только выслушал короткий - в два слова - доклад о прибытии. - Надо допросить пленных. Пойдем, напугаешь их.
  - Веди.
  На шутку "мурзилка" не среагировал.
  Когда всех пятерых вывели из контейнера, Сергей засомневался, что Пассимуши тут поможет, слишком уж придурковатый вид был у пленников - отрешенные лица даунов, не понимающих что с ними и где они.
  - Ну как? Сможешь разговорить?
  Парибо подошел к ближайшему человеку и, не говоря ни слова, ударил того в живот. От резкой боли тот сложился пополам, но глаза остались пустыми. Зардерец поднял человека и заглянул ему в глаза. Постояв так несколько секунд, он оттолкнул пленника и повернулся к Сергею.
  - Он не здесь. Медмашина и "разговорная вода".
  Кротов и сам думал, что обычными способами пленных не разговорить. "Но попытка - не пытка, будем знать", - констатировал землянин.
  - Медмашину, - приказал он. Бойцы принесли и развернули похожую на обычную палатку походную медмашину. Но использовать её так и не пришлось. Один из подчиненных Пассимуши достал из своего ранца модуль аптечки и, коснувшись нужного значка, приложил её к шее пленника. Однако, как только прибор пискнул, показывая, что доза пошла в кровь, пленный упал. Сергей и боец, охранявший импровизированную тюрьму, бросились к нему - ни дыхания, ни пульса. Кротов выхватил аптечку из рук воина Зардера и приложил к телу. Модуль выдал - "биологическая смерть объекта".
  Смерть вернула изменившемуся человеческий облик, и он сейчас выглядел так, как выглядят все мертвые люди, Сергей поймал себя на том, что ему совсем не жалко его. После общения с ними у него возникло сомнение, что это люди. Казалось - это чужой в обличье человека. Существо.
  - Что с ним? Как ты думаешь?
  Парибо только развел руками и показал, чтобы подвели еще одного. Все повторилось в точности, как с первым: глупая отсутствующая улыбка, безропотная покорность и смерть, как только аптечка сделала укол.
  - Не надо, - отказался Пассимуши, когда воин потащил к нему очередного пленника. Он постучал себе по затылку, и объяснил: - Все здесь.
  - То есть, ты думаешь, что их чипы запрограммированы на смерть в случае укола "разговорной водой"?
  Воин кивнул и добавил:
  - Проверим.
  Парибо показал на мертвого и на медмашину. Его воин сразу понял приказ - он расстегнул гибкий полог аппарата и уложил туда тело. Застегнул и коснулся сенсора. На развернувшейся голограмме поплыли ряды символов.
  - Твою медь! Что это?
  Информация становилась все скуднее - данные исчезали, словно человек внутри медмашины испарялся. Кротов коснулся замка и палатка распалась. Землянин непроизвольно отшатнулся - внутри медмашины расплывалось темное масляное пятно. Оно быстро, на глазах, исчезало.
  - Мертвец!
  Кротов переглянулся с Пассимуши, тот кивнул - он тоже помнил Баррах. Значит, все-таки, зараженные - это "мертвецы". Но Сергей прекрасно помнил, что первые убитые здесь на станции лежали абсолютно не тронутые тленом и на второй день. Те, кого убили при прорыве транспортеров, также не исчезли, пока их не собрали свои. "Что за выборочное заражение?"
  Труп второго пленника, умершего при уколе, не изменился.
  - Давай попробуем еще его, - предложил Кротов.
  Парибо кивнул, и второй зардерец, подхватив труп, словно куклу, под мышки, подтащил к медмашине. Оба зардерца, как и Кротов, увидев, что случилось с телом, сразу закрыли щитки, отгородившись от внешнего мира. Сергей глянул на голограмму и остановил зардерца - машина показывала, что внутри есть еще что-то. "Не совсем исчез, что ли?". Он заглянул в лодочку палатки - ничего нет. Включил оптику шлема - в ультрафиолете сразу нашел то, что искал: в углу лежал микроскопический - не больше спичечной головки - шарик. Сергей подхватил его, вжал в перчатку и включил сканирование. Абсолютно инертный - датчики показали только физические параметры: вес и размер - какие-то тысячные доли грамма. Больше ничего. Сергей держал находку на ладони и вспоминал, где он уже видел подобное. Вспомнил! Такой же шарик, похожий на капельку ртути, только больше по размеру, ему отдал умирающий нифлянец. "А я ведь еще таскал его внутри себя", - запоздало испугался Сергей.
  Кротов забросил находку в контейнер из-под обеззараживающей таблетки и спрятал в карман брони. Взглянул на коммуникатор - время поджимает. Однако все равно решил закончить эксперимент.
  - Засовывай второго.
  Как только включили просвечивание, все повторилось - труп превратился в испаряющуюся жидкость.
  - Похоже, все сделано для того, чтобы мы не могли изучить тело.
  Зардерец, как обычно, только кивнул. После исчезнувшего тела в этот раз осталось два блестящих шарика. Сергей уже почти не сомневался, что эти штуки - дело нифлянцев.
  - Разберемся, если останемся живы.
  - С остальными что? - часовой вопросительно провел рукой по горлу. Сергей всегда знал, что раз начал командовать, значит придет час, когда надо будет решать чью-то судьбу. Знал и страшился, ведь одно дело - обречь людей на смерть в бою, и совсем другое - вот так, когда они стоят перед тобой с глупой улыбкой на лице, не понимая, что им уготовано. "Блин, надо расстрелять, все же бойцов против нас меньше будет. Да и не люди они уже", - уговаривал он себя, но так и не смог отдать приказ. Подумав, он выбрал решение, которое оставило в душе нехороший осадок.
  - Запри их обратно. И уходим.
  Боец удивленно глянул на Кротова, но ничего не сказал. Загнал пленников в их тюрьму и, спросив разрешения, ушел. "Наверное, подумал, что я тот еще садист, оставил умирать, - поглядел вслед убегавшему бойцу Сергей. - Ничего, посидят. После нас, наверняка, заявятся местные вояки. Освободят".
  - Парибо, пойдем со мной, посмотрим еще одного.
  Однако бойца, которого порвали пленники, в контейнере, оборудованном под медмашины, уже не было. Кротов связался с Орловым, тот пояснил - с бойцом все в порядке, шрам уже заживает, поэтому он отправлен в строй. "Твою медь! - Сергей быстро перебирал варианты, что нужно сделать, но ничего умного в голову не шло. - Заберу к себе в группу, пусть зардерцы присмотрят. Эти церемониться не станут". Он открыл память медмашины и нашел результаты сканирования. Через минуту увидел то, что искал - инородное тело в мягких частях головы, но абсолютно инертное, поэтому тревоги не вызвало. Программа даже не выделила его. То, что это шарик, Кротов не сомневался еще до того, как увидел смоделированную расшифровку. "Значит, все так и есть, как я думал. Как только боец открыл щиток шлема, и пленники увидели доступ к телу, у них включилась программа, и они своего добились - шарик в голове человека. Неужели они так заражаются? Нет, не может быть. Тогда бы "Тор" они захватывали годами. И не факт, что захватили бы. Что же это такое? На меня такой шарик никак не подействовал, а что будет с бойцом?".
  Он вздохнул. "Ладно, решение уже принято, будем держать под присмотром. Не запирать же его вместе с теми голышами".
  Отбросив мысли о зараженных, Сергей постарался сконцентрироваться на главном, меньше чем через час начинается решающий поход. Все, что было до этого, - лишь подготовка к главному. Он сбросил план маршрута Пассимуши.
  - Иди, Парибо, готовь своих. И посмотри, все ли я учел.
  - Сделаю.
  Пассимуши ушел.
  Шагнув в люк своего контейнера, Сергей удивленно замер: оба его ранца были собраны и стояли возле люка, вещи принцессы тоже. Сама она, улыбаясь, сидела на полупустой упаковке сухпайка.
  - Это ты?! - он кивнул на вещи.
  - А ты думаешь, я только командовать умею? Я воспитывалась в аскетичной военной семье. Обе моих тетки полковники, они меня растили словно в казарме.
  Кротов покачал головой, слов не было. "Вот уж о таком я точно не мечтал никогда - принцесса собирает мой рюкзак. Значит, точно - она ко мне не равнодушна".
  - Спасибо, Алгала. Не вставай, у нас есть такой обычай, посидеть перед длинной дорогой, тогда все будет хорошо.
  - Ради такого можно и посидеть.
  
  Когда они вышли, все, кроме охранения и ушедших вперед разведчиков, стояли на знакомой площадке посреди контейнерных штабелей. Кротов и Алгала спустились к строю. Сергей выпрыгнул из "ступы", поправил меч за плечами и замер, осматривая ровные ряды застывших бойцов. Взвод Насибулина и зардерцы находились на правом фланге. Группа воинов Зардера сразу отличалась от ровных коробок землян. Они стояли кто как - некоторые опирались на игольники, кто-то рассматривал ножи, кто-то перебирал ранец. Сергей улыбнулся: "Зардерские партизаны - этих не переделаешь". Тянуть больше нельзя, надо говорить.
   - Мужики, я понимаю, вы думаете, что это не ваша война, вы не наемники и не стоит складывать головы непонятно за что. Я тоже так думал. Думал, вернусь на Землю, забуду эти войны, заживу как обычный человек. Смотрите, что из этого вышло.
  Сергей включил картинку того, что осталось от родного поселка. Увеличил и поднял голограмму так, чтобы было видно всем.
  - Смотрите, это Земля. Моя родина, поселок, где я родился и вырос. Теперь тут только выжженная земля. Большой общий крематорий. Все мои родные, друзья, знакомые, их дети, даже собаки и кошки - все сгорели здесь. И это сделали те, кто командует сейчас там, - Кротов показал рукой в сторону выхода. - Так что не думайте, что эта война обойдет вас стороной. Поэтому надо остановить её здесь.
  Бойцы молчали. Кротов продолжил:
  - Вы все видели пленных - кто из вас сможет назвать их людьми? А ведь они были такими же, как вы - радовались, грустили... Это даже страшнее чем то, что они сделали с моей семьей. Мои родители хоть умерли, не увидев, что их дети перестали узнавать их. Представьте, что это произойдет с вами и вашими родными.
  В этот раз по рядам пронесся глухой ропот. Сергей понял, что зацепил их. Он не знал, насколько они прониклись, но надеялся, что они поняли главное - воевать все равно придется, не здесь, так там, на Земле.
  Принцесса шагнула вперед, шум мгновенно смолк.
  - Я, принцесса Алгала Аллювиель Блиц Голиеконе Шестнадцатая, перед этим строем обещаю, что все вы после этой операции станете очень богаты! Богаче самых богатых людей на Земле! Империя умеет платить по счетам.
  Бойцы заулыбались и радостно зашумели. "Черт, что стало с людьми? Попробовали бы нам перед Афганом сказать такое, да мы бы просто не поняли. Вот за Родину, за родных - это по-нашему"
  - Те, кто останутся в живых, - предвосхитила принцесса вопрос, - получат сами. Те, кто погибнет, знайте - ваши родные будут обеспечены на всю жизнь.
  - А можем мы переехать жить в Империю? - прилетел из рядов вопрос.
  "Блин. Какие они практичные, прямо как мой братец. А я все время рвался домой. И деньги, что мне отвалили, так и не использовал".
  - Да. Вы и ваши семьи сможете жить в Империи. Сами выберете себе планету.
  Сергей заметил, что при последних словах одобрительно закивал даже Орлов.
  - Блин, хорошо, что бывшая жена не слышит, а то уже погнала бы в бой, - пошутил он.
  Все засмеялись. "Похоже, доводы Алгалы убедительней моих", - усмехнулся Кротов.
  - Принцесса Алгала, вы закончили?
  - Да, - она шагнула назад.
  - Тогда я скажу еще одно, не забывайте, вы - люди с Земли. И я открою вам одну здешнюю тайну - землян еще никто не смог победить! Вы - лучшие бойцы в этом мире! Поэтому мы здесь!
  Он посмотрел на Алгалу, как та примет его наглую ложь? Но та все поняла и с серьезным видом кивала, как бы поддерживая лозунги Кротова. Ложь подействовала - бессовестная лесть в лицо почти всегда действует, как бы кто не уверял в обратном - глаза бойцов заблестели, плечи расправились.
  - Что, правда? - вполголоса спросил Орлов. Сергей кивнул. - Че раньше не сказал?
  Кротов не стал ему отвечать. Приказал:
  - Капитан Орлов, принимайте командование батальоном!
   Алгала подошла к офицерам:
  - Я верю, земляне не подведут. Покажите им, как воюют настоящие бойцы, - голос её изменился, каждый услышал в нем неподдельное участие. - Останьтесь в живых, я прошу вас...
  "Как она это делает? - Кротов заметил, что глаза землян заблестели. - Настоящая принцесса! За такую в огонь и в воду".
  Он попрощался сначала с Нгуеном и Греком, потом протянул руку Орлову. Тот поймал ладонь и крепко сжал. Они взглянули в глаза друг другу и, не сговариваясь, молча обнялись. Оба понимали, возможно, видятся последний раз.
  - Витя, прости за все, но что поделаешь, опять война, - вполголоса сказал Кротов.
  - Да, ладно, командир, - так же вполголоса ответил капитан. - Ты же знаешь, нам всегда кажется, что прошедшая война была последней, а она, сука, всегда только крайняя.
  
  
  ****
  "Если бы не все эти электронные прибамбасы, мы бы тут месяц плутали, - думал капитан Орлов, разглядывая на висевшей перед ним голограмме вентиляционный тоннель и сверяя его вид с изображением, идущим с "мух". Сейчас его группа пойдет туда, и ему совсем не хотелось, чтобы эта труба вывела его куда-нибудь типа казарм местного гарнизона. - Нет, похоже, то, что надо - идет в сторону центра и "мухи" показывают, что свободен".
  Весь батальон, разделившийся по пятеркам отделений, сейчас пробирался такими же трубами, тоннелями и переходами. На совещании перед выходом был принят план, предложенный им и Греком - оба они в свое время прошли крещение в Чечне, в городских боях в Грозном. Война там показала, что большими подразделения действовать в стесненных условиях и неэффективно, и попросту глупо. Ну а "Тор", по сути, был городом, только висящим в безбрежном космосе. Поэтому убедить Кротова и принцессу труда не составило. "Кротов все-таки молодец - не стал строить из себя генерала, мол, как скомандую, так и пойдете".
  Орлов так и не мог до сих пор четко определиться в отношении этой парочки - принцессы и землянина. Если с Алгалой было ясно - инопланетянка, к тому же аристократка, и чтобы понять её действия, надо пожить в Империи, то вот с Кротовым было все сложнее - вроде бы в доску свой, еще советский, но вдруг почувствуешь, как от него исходит такая угроза и сила, словно он не человек, а зверь. "Как он тогда меня в стенку швырнул?! Даже кости переломал, при этом совсем не напрягаясь".
  Все эти мысли неслись поверху, не задевая той части мозга, которая обрабатывала и выдавала решения по текущим делам. Ушедший вперед боец прошел уже метров двести и сообщал тоже, что видел Виктор - можно двигаться. Орлов краем глаза глянул информацию, ползущую справа по щитку - все нормально, остальные отделения тоже идут штатно, без происшествий. "Все-таки хорошо, что мы пошли этими крысиными норами, в главных проходах нас наверняка ждут".
  - Пошли, ребята, - негромко скомандовал капитан в микрофон шлема и первым нырнул в тоннель. Мысли опять вернулись к принцессе и Кротову. "Между ними, похоже, что-то есть. Хоть они и шифруются, но лямур чувствуется. Ну, Кротов молодец, - улыбнулся капитан. - Из рядовых СА сразу в ухажеры космической принцессы. Что же он такое сделал там, на Зорне, что все с ним носятся, как с писаной торбой? Надо после дела насесть на него, пусть расскажет". Еще в начале Орлов просмотрел всю официальную информацию о тех событиях, но ничего об особой роли землянина в деле спасения Империи там не нашел: по официальной версии это была рядовая операция и отличилась там только принцесса Алгала.
  Капитан чувствовал, что Кротов, несмотря на экстравагантное знакомство, как-то выделил его среди других командиров и относился как к старому другу, об этом говорило и сегодняшнее прощание. Но, несмотря на это, расспрашивать самого Сергея Орлов пока не решился.
  Размышления прервал сигнал тревоги. Капитан быстро выделил группу, от которой пришел сигнал.
  - Началось, - пробормотал он, читая информацию. Отделение из третьей роты вступило в бой.
  - Не ввязывайтесь! Уходите! - он вышел напрямую на линию связи группы, минуя командира роты и взводного. "Нгуен хоть и опытный вояка, когда-то китайцев накрошил столько, сколько мы полком за всю войну, но сам признавался, что в городах не воевал".
  - Нгуен, что там у вас?
  Эфир некоторое время молчал, потом выдал негромкий голос вьетнамца:
  - Повстречались с вражеским патрулем. Сейчас разберемся. Похоже, они что-то поняли, наверное, зашли в склады. На моем пути уже несколько раз встречались их люди. У вас как?
  - Мы, пока штатно. Нгуен, старайтесь уходить, не ввязывайтесь.
  - Так и делаем.
  - Виктор, - в разговор вмешался Грек. - У меня тоже начали попадаться их группы. Пока, правда, успеваем вовремя свалить.
  - Ладно, мужики, вы все взрослые, но не забывайте, главное впереди. Там нужны будут все люди.
  Он отключился и вовремя, впереди прозвучала очередь, а потом взрыв гранаты. "Ну, вот тебе и "штатно идем". Сглазил, идиот!" Орлов переключился на камеры, летевшие впереди. Боец лежал, вжавшись в ребристый пол. Из проема справа от него тянул дымок, постоянно двигавшийся в трубе поток воздуха подхватывал его и мгновенно уносил вперед. "Подстрелили, что ли?" Но нет, солдат оказался живым. Он приподнял голову, оглянулся и показал пальцем в проход.
  - Там солдаты, похоже, спецназ, - раздался его голос в шлемофоне. - Шмальнули по мне. Я успел гранату кинуть.
  Он прополз за проем и поднялся.
  - Они еще там. Я "муху" отправил, сбили. Сейчас я брошу еще гранату, вы в это время проскакивайте.
  Как только прозвучал взрыв, отделение проскочило дальше по тоннелю.
  - Как только будет первый выход, сваливаем отсюда, - предупредил Орлов. - Теперь в этом тоннеле будут ждать.
  "Нас начали искать, Нгуен прав. Похоже, до места без боев не доберемся", - пожалел капитан, хотя с самого начала не надеялся на такое везение, но он и не подозревал, что будет ожидать его совсем скоро.
  
  
  ****
  Далеко в космосе, почти у самого устья червоточины, висело облако. В отблесках ближайшего светила - желтого карлика, близнеца далекой звезды по имени Солнце - облако казалось серебристым. Однако по мере того, как корабль, вырвавшийся из тоннеля червоточины, приближался к этому образованию, для пассажира, бесстрастно смотревшего на экран внешнего обзора, оно рассыпалось на тысячи длинных блесток, постепенно выраставших в стальные веретенообразные тела кораблей. Это был человек, выросший на планете, обогреваемой далеким Солнцем, и ему флот напомнил стаю замерших в глубине хищных рыб. Разнокалиберные опасные твари готовились рвать добычу.
  
  Когда взрывной волной от близкого разрыва его откинуло в зону ракетного боя, он понял, что богиня Кали позвала его: в этой сливающейся в сплошное пламя круговерти разрывов не смог бы выжить даже майор Каллесми - самый известный среди гуркхов горной бригады везунчик. Тот умудрился остаться целым и невредимым, сорвавшись вниз при переходе пятидесятиметрового водопада. Но заветы Гурку гласят - нельзя сдаваться никогда, гуркхи умирают непокоренными. И Дхун Прасаг Пан, командир взвода гуркхского парашютно-десантного батальона, который должен был неминуемо погибнуть в ночной стычке с талибами, опять обманул смерть. Если в прошлый раз его спасла сама Кали, прислав в Афганские горы людей из космоса, то в этот раз он все сделал сам.
  Дхун решил, что среди разрывов он уже ничего демаскировать не может и включил двигатели скафандра. Мысль была одна - как можно скорее выбраться из зоны артиллерийской атаки. Поэтому он включил форсаж и, набирая скорость, помчался навстречу плюющейся огнем крепости. Уйти целым не удалось: осколок, чиркнув по бронекостюму и длинной раной взрезав скафандр, ушел путешествовать в космос. Вакуум мгновенно высосал воздух. От удара Дхуна развернуло и бросило в сторону, выровнять полет и включить тормозной двигатель он не успел. Спасло его то, что попадание осколка превратило его прямой полет в глиссаду, и он врезался в поверхность станции не в лоб, а по касательной. Его протащило по изъеденной осколками броне, до конца разрывая скафандр, и припечатало к основанию разбитой орудийной башни.
  Гуркх не дал себе расслабиться - спасение было еще не полным, он находился в зоне огня и далеко от района высадки. Джемадар (все гуркхи до сих пор в общении между собой произносили звания на гуркхский манер, лейтенант - это только для внешнего пользования) освободился от остатков скафандра, с сожалением посмотрел на исковерканную "ступу", проверил неубиваемый игольник и побежал. Стрелка, висевшая на щитке, вела к месту шахты. Вызывать он никого не стал - не пристало настоящему солдату позориться. Неумение вовремя добраться до места сбора- это так же недостойно воинов Кали, как долгий сон или непорядок в обмундировании. Он даже не подумал в оправдание, что попал в район боя случайно, а не по своей воле.
  Бежать пришлось долго. Закусив губу, Дхун посматривал на синий столбик заряда аккумуляторов - космический холод быстро съедал энергию. Падал заряд, замедлялась регенерация воздуха, но он терпел - никто не знает, сколько ему придется добираться до нормальной атмосферы, так что надо экономить. Обычный человек давно бы упал, его спасала только приспособленность организма к разреженному воздуху Гималаев.
  Он все-таки добрался до шахты: вырезал виброножом небольшую - только проскользнуть - дыру в паутине; нырнул вниз и, включив магнит сапог, прилип у входа; задыхаясь, снова заделал дыру паутиной; прошел вниз до люка, ведущего в станцию, вскрыл его и прошел внутрь; дождался, когда люк вернется на место, и только тогда открыл щиток и, хватанув воздуха, позволил себе потерять сознание.
  
  Дхун попробовал пошевелиться. Пластиковые путы, охватившие все тело и мягко прижимающие его к креслу, создавали обманчивое ощущение свободы, но он знал, что это не так. Стоило отклониться от спинки кресла чуть больше полсантиметра, как ленты мгновенно твердели до состояния металла и начинали медленно придавливать обратно. Он уже побывал в таком положении еще на "Торе", когда только попал к этим зеленокожим уродцам.
  Вспомнив о том, что он в плену, гуркх заскрежетал зубами - такого позора в их селении за полтора века службы на корону еще не было. Никто же не вспомнит, что его захватили, когда он был без сознания - все будут вспоминать только про плен.
  Очнулся он быстро, но было уже поздно - руки были связаны и над ним стояли четверо солдат в бронекостюмах Космической Пехоты. Среагировал он, как и положено воину Кали - зацепил ногой сапог ближайшего врага, второй ударил его в коленку. Дхун знал, что связанный он не сможет справиться с четырьмя противниками, но надо было сделать так, чтобы они его застрелили. Гуркхи не сдаются! Пока завалившийся боец поднимался, горец уже вскочил на ноги и успел с разворота нанести удар в грудь кинувшемуся к нему пехотинцу.
  Однако дальше все пошло не так, как должно было быть - пехотинцы стали вдруг очень быстрыми, ему даже показалось, что это он начал двигаться медленнее - его удары не доставали врага, те всегда успевали уклониться или подставить блок. Его опять свалили и в этот раз связали и ноги. Напрасно он поливал солдат самыми отборными ругательствами, пытаясь вызвать в них ярость - никто не среагировал. Сначала его несли просто на руках, потом появились еще солдаты и его перегрузили в лодочку медицинских носилок.
  
  Его внесли в помещение. Сверкающая белизна вокруг и несколько стоявших в ряд медмашин. "Медблок, - сообразил лейтенант. - Зачем? Я же не ранен". О том, что медмашины могут не только лечить, он не догадался. Тогда его в первый раз посадили в кресло с выскальзывающими из него путами, тогда же он в первый раз испытал их на прочность: как только в помещение вошел офицер со знаком полковника, Дхун рванулся навстречу, желая перегрызть ему горло, но, казалось бы, мягкие пластиковые ленты вдруг напряглись и придавили его к креслу с такой силой, что он не мог вздохнуть. Вокруг засмеялись.
  Сзади мягко прошипели двери. Гуркх догадался, что вошел кто-то важный: смех мгновенно смолк, лица приняли серьезное выражение, бойцы приняли парадную стойку.
  - Это кто у нас? - из-за спины раздался певучий мелодичный голос. - Человек с повадками зардерца? Это он?
  - Да, повелитель! Это именно он. На вопросы не отвечает, постоянно конфликтует и пытается сопротивляться.
  - Ну, что же, сейчас познакомимся.
  То, что появилось перед глазами Дхуна, заставило его вздрогнуть. Из-за спины выплыла, переваливаясь на коротких ножках с огромными ступнями, двухметровая зеленокожая кукла. Похожих джемадар видел на карнавале в Лондонском Сохо. Он сразу понял, кто это - заложенное во сне знание проснулось и подсказало, что это инопланетник, нифлянец. Большеголовый застыл напротив гуркха, черные блюдца глаз смотрели в лицо пленника. Все притихли. Нифлянец простоял так несколько минут. Дхуну казалось, что уродец пытается через глаза залезть к нему в голову, но он не сдался и не отпустил взгляд.
  - Кто ты? - наконец пропел зеленокожий.
  - Пошел ты, урод, - улыбаясь, ответил джемадар.
  Нифлянец не обратил внимания на наглый ответ и снова спросил:
  - Ты будешь отвечать на вопросы?
  - Я же сказал, пошел ты, дерьмо горной козы...
  - Значит, не хочешь, - вздохнув, нифлянец подплыл к креслу. Плавные, медленные движения завораживали. В четырехпалой кисти появился маленький блестящий шарик. - А я думаю, что сейчас ты нам все расскажешь.
  Он поднес шарик к лицу горца и молниеносным движением прижал пальцы к его лбу. Дхун дернулся, но это не помогло - в длиннопалой ладони уже ничего не было. Как ни странно, гуркх ничего не почувствовал - шарик скользнул в тело безболезненно.
  Нифлянец, не глядя, показал длинным пальцем рядом с собой, и к нему тотчас же подкатили кресло. Ломаясь в самых неожиданных местах, он уселся в него и опять застыл, глядя в глаза лейтенанта.
  Время шло, все напряженно молчали, не желая привлекать внимание зеленокожего, но ничего не происходило. Тот, наконец, поднялся и подошел к пленнику.
  - Говори! - вдруг неприятным резким фальцетом закричал он. - Говори кто ты?
  Горец лишь улыбнулся и плюнул на ногу нифлянца - это был жест крайнего презрения в его племени. Похоже, и у инопланетников это действие было оскорбительным - правая рука нифлянца выстрелила, и голова горца дернулась от хлесткого удара.
  - Почему на него не действует поле? - ни к кому не обращаясь, спросил зеленый. Потом повернулся к полковнику. - Вы проверяли его чип?
  - Нет, повелитель, - пытаясь сохранить самообладание, ответил тот.
  - Вы идиоты, - зловеще констатировал нифлянец и закричал: - Что стоите?! Быстро проверить!
  - У него нет чипа, - растерянно пробормотал полковник, повернувшись к нифлянцу. Он удивленно разглядывал коммуникатор, не в силах поверить, что это возможно.
  - Он же солдат? - непонятно у кого спросил он.
  Тот, кого называли повелителем, застыл в раздумье. Он что-то вспоминал. Спустя несколько минут он, вдруг, спросил:
  - Ты с Земли? - И уже уверенно добавил. - Конечно, ты с Земли. Значит и те, остальные, тоже земляне? Так вот какую секретную операцию проводит принцесса Алгала. Да, теперь все сходится.
  Он опять обратился к пленнику:
  - Значит и тот человек - Сергей Кротов, тоже здесь?
  - Пошел ты, - гуркх не стал менять ответ.
  - Ну, что же, - нифлянец поднялся. - Кроме электроники есть и другие методы извлечения информации. Я думаю, ты все-таки заговоришь. Или пожалеешь, что появился на свет.
  В его голосе слышалась угроза. Он обратился к полковнику:
  - Я скоро вернусь. Следите за ним, он мне пока нужен живым.
  - Связываться с остальными побежал, - прозвучал язвительный голос в кучке солдат у дверей, когда нифлянец ушел. - Ничего в одиночку решить не могут.
  Полковник так яростно глянул на говорившего, что тот мгновенно смолк.
  
  Вопреки обещанию, вернулся нифлянец совсем не скоро, лишь через несколько часов. Дхуну негде было проверить, но по его внутренним часам был уже вечер. В этот раз зеленокожий был не один - вчетвером они, казалось, заполнили весь медблок. Даже для острого глаза горца их лица казались совершенно одинаковыми. Различать их можно было лишь по разнице в навеске на бронекостюме. Гуркх заметил, что солдаты тоже сначала не могли разобраться, где тот, который был здесь до этого. Но сориентировались они быстро. "Наверное, электроника помогла", - решил лейтенант. Полковник подбежал с докладом, но от него отмахнулись, как от надоедливой мухи. Потом людей и вовсе выгнали. Оставшись одни, зеленые окружили кресло и молча разглядывали горца. Потом заговорили на непонятном булькающем языке. "Похоже, спорят, - подумал Дхун. - Пусть только освободят..."
  Нифлянцы словно услышали его - ленты ослабли и скользнули внутрь кресла. Мозг среагировал мгновенно, он вскочил и хотел отпрыгнуть в сторону, но вместо этого начал заваливаться на бок - тело, затекшее за время многочасового сидения, отказало ему. А медлительные на вид уродцы оказались совсем не такими - двое сразу подхватили его за руки и потащили к медмашине. Хватка была железной. Как только его забросили в капсулу, ремни снова сковали тело.
  Крышка опустилась на место, отрезая джемадара от мира, и он провалился в забытье.
  
  Он бежал вниз по узкой горной тропе, в некоторых местах срезал повороты, прыгая вниз со скальных обрывов. От этих длинных прыжков захватывало дух и хотелось радостно кричать во все горло. Он опять был первым, оставив братьев далеко позади. Но вдруг оказалось, что он перепутал место спуска и спрыгнул в пропасть. Сейчас он несся вниз, скользя по отвесной скале. Встречные выступы били и ломали тело, а до дна, скрытого в тумане, было еще бесконечно далеко. Боль от ран стала невыносимой, тело молило о смерти. Однако спуск все не кончался. "Он не кончится никогда", - подумал Дхун и очнулся.
  "Я жив?" - он застонал. Боль в теле не проходила, наоборот, она стала еще сильней. Откуда-то сверху прилетел голос.
  - Хочешь, чтобы все прошло?
  - Я хочу умереть, - прохрипел он.
  Сверху забулькало. Откуда-то он знал, что это смех. "На каком языке я говорю?" - жерновом провернулась мысль. И вдруг все кончилось - опять вернулась эйфория от победного бега в долину. Он открыл глаза и все вспомнил. Над ним нависла длинная голова с черными огромными глазами.
  - Ожил? Теперь понял, что с тобой будет, если будешь сопротивляться?
  - Пошел, ты! - голос стал нормальным и гуркх с удовольствием выдал свою коронную фразу.
  Однако нифлянец даже не рассердился - он отвернулся и ушел вглубь комнаты. Над горцем мерцал светящийся потолок.
  - Что будем с ним делать?
  "Я точно стал понимать их", - убедился Дхун, слушая диалог зеленых.
  - Мы узнали главное. ДНК показывает, что он оттуда, с запретной планеты, где черные яйца ставили свои эксперименты.
  "Черные яйца" прозвучало особенно презрительно.
  - Высшие не зря предупреждали, что эти последние особи еще добавят нам головной боли.
  - Раздавим, - первый голос стал злым. - Мы победили самих Повелителей Звезд и забрали их силу, мы стали истинными Повелителями Звезд, нам ли переживать из-за этих букашек?
  - Не забывай, с ними теперь Империя. И оттуда идут очень странные сообщения.
  - О том, что эта легенда - Император - снова жив? Я не верю! Если бы это было так, Империя давно бы поглотила все окружающие миры. Вы же помните, что повелители готовили его именно для этого - для создания самой великой в истории Империи, готовой принять их знания.
  - Ты прав, но сообщения все равно тревожные - исчезли уже несколько братьев.
  - Прекрати! Мы лучшие воины в этом мире, падет и эта Империя. Если Высшие решили, что она на очереди - этот мир ничто не спасет.
  - Я знаю, - быстро согласился тот, что тревожился. - Высшие мудры, а мы только оружие в их руках.
  - Отправим его к ядру, пусть Высшие думают, что это такое.
  - Поддерживаю.
  - И я.
  - Правильное решение, но я считаю, надо его еще раз допросить. Мы так ничего и не знаем о том человеке, из-за которого погиб брат и целый флот слуг.
  - Ты про Сергея Кротова?
  - Да. Похоже, эта особь будет похуже Императора.
  - Ладно, давай выжми из него все, что сможешь. Еще один Император нам совсем ни к чему. Очень уж многое дали ему эти глупые предтечи.
  
  Последняя мысль, перед тем как потерять сознание от боли была: "В следующей жизни я все равно появлюсь в родных горах".
  Нифлянец повернулся к развалившимся в креслах соплеменникам.
  - Вы все видели сами. Он или не чувствует боли, или он не человек. Ничего не сказал. Отправляем в центр. Там есть более сильные методы.
  Нифлянцы не знали, что им не повезло, и они захватили в плен одного из тех землян, для кого преданность долгу и присяге до сих пор не стала пустым звуком, и для которого смерть означает только перерождение. Даже на той планете, где Повелители Звезд, старавшиеся вырастить универсальных бойцов, получили самые лучшие свои результаты - даже там таких осталось совсем мало.
  
  Четыре человека прямо в кресле внесли лейтенанта в большую круглую каюту. Помещение было так ярко освещено, что Дхун зажмурился. Воины-люди опустили щитки шлемов. В центре под высоким балдахином стоял зеленокожий. Без бронекостюма, в ослепительно сверкавшей зеркальной мантии, спускавшейся с плеч до пола, он казался выше своих собратьев, оставшихся в крепости.
  - Освободите его и покиньте нас.
  - Повелитель, это опасно. Нас предупредили.
  Нифлянец не стал слушать и нетерпеливо махнул рукой, выгоняя охрану.
  - Подойди сюда.
  Горец, которого солдаты, уходя, выдернули из кресла, не двинулся. Он мысленно ощупывал себя. Нет, значит, все эти переломы только в голове - тело было здоровым и подчинялось ему. Он сделал равнодушное лицо и шагнул к зеленокожему.
  - Ближе! - приказал тот. Горцу надо было именно это - он медленно, опустив голову, чтобы нифлянец не видел глаз, подходил к монстру. Когда до врага осталось не больше трех шагов, гуркх вскинул голову, глаза сверкнули, и он прыгнул. Даже в коридоре, где ждали охранники, был слышен дикий клич:
  - Джай Махакали, ая гуркхали!
  Как не был быстр горец, нифлянец успел среагировать и выставить руки перед собой. Однако это не сильно помогло ему. Наоборот, поймав руками четырехпалые кисти, гуркх использовал их как опору. Его ноги взлетели, и два каблука впечатались в лицо уродца, ломая пластину челюсти и сворачивая нос. Нифлянец тоже зарычал и, перехватив руки горца, поднял его над собой. Не обращая внимания на заливавшую тунику черно-зеленую кровь, он с размаха швырнул тело на пол.
  Вбежавшие солдаты завершили дело - вибронож, воткнутый в грудь, не оставил надежд. Полковник, лично убивший нападавшего, выдергивая нож, расслышал, как этот маленький солдат шепотом повторил:
  - Слава Кали, идут гуркхи...
  Офицер ненадолго пережил солдата: изуродованный зеленокожий проковылял к телу, увидел, что землянин мертв, опять зарычал и, схватив полковника за шлем, крутанул голову, ломая позвонки.
  
  
  ****
  По всей Империи шла чистка. В большинстве случаев метаморфозы были предупреждены и исчезли, но теперь это было уже делом времени - МРОБ и обновленные службы контрразведки Армии перетряхивали все планеты. Министерство Разведки и Общественной Безопасности оказалось единственным подразделением, в которое не смогли просочиться нифлянцы. Благодаря этому кадровый состав - кроме лорда-министра, главы министерства, который ушел в отставку, демонстративно приняв на себя вину за случившееся - остался на своих местах и сразу развил бурную деятельность. В конце концов, именно на такой случай министерство и было создано.
  Одним из первых их больших дел оказалась реабилитация Воинов Зардера. Тех вновь стали приглашать в Армию. Нифлянцы - асы в делах дезинформации - готовили из зардерцев козлов отпущения на случай, если начнет всплывать враждебная деятельность их самих. А то, что где-то это проявится, было ясно с самого начала - слишком масштабной была операция вторжения.
  Поэтому, по правилам игры, нифлянцам надо было наносить ответный удар. Затерянная в космосе орбитальная крепость "Тор" стала главной пешкой в этой партии. Только вот на чьей стороне эта пешка, было не ясно до сих пор. Обе стороны считали, что это их фигура.
  
  
  ****
  Отделения уже несколько раз вступали в короткие стычки, но неизменно продвигались вперед. Появились первые безвозвратные потери: негр из французского Иностранного Легиона, тот самый, что первым поднялся при виртуальном нападении в начале высадки на "Тор", в этот раз не вовремя открыл щиток, чтобы сплюнуть; умная игла мгновенно нашла слабое место и в шлеме вместо головы оказалась каша.
  Когда до машинного зала основной вентиляционной установки - места, где батальон должен был соединиться, - осталось не больше двух переходов, Орлов связался с командирами рот.
  - Нгуен, Саша, что-то мне не нравится обстановка. Мы прошли полстанции, а нас так нигде толком и не попытались остановить. Что вы думаете?
  После первой стычки в вентиляционном тоннеле он подумал, что их начали искать, но все оказалось не так. Больше у его группы встреч с противником не было.
  - Мне тоже как-то не по себе, - сразу отозвался прямодушный Грек. - Ничего не пойму. Или они нас всерьез не воспринимают, или задумали какую-то пакость, чтобы прихлопнуть одним ударом.
  Вьетнамец ответил не сразу, но через некоторое время и он по-восточному осторожно признал, что что-то не так. Орлов высказал то, что думали все:
  - Мы уже два дня внутри крепости, а ничего для нашего уничтожения не делается: одна провалившаяся атака и мелкие стычки. У меня такое ощущение, что и те просто случайные. Если бы мы хотели уничтожить крепость, давно бы взорвали все нахрен!
  
  То же самое думал и Кротов. Его группа легко обходила встречавшиеся патрули и, почти не изменяя маршрут, упорно двигалась к секретному ангару. После получения приказа Сергей еще раз тщательно просмотрел голограмму этого района станции, но ничего особенного там не нашел. "Ладно, доберемся - увидим, что там. Не просто же так Император отправил нас туда".
  Зардерцы, как всегда, исчезли. Изредка Кротов вызывал Парибо - тот отделывался коротким "все в порядке", но на глаза не показывался. Впрочем, Сергей не переживал, он знал, что "мурзилки" не просто так разбежались по проходам. "Все-таки, людям еще далеко до этих леших - они рождены для войны. Что же, интересно, было с ними не так? Почему они сначала впали в немилость в Империи, а теперь опять в почете? Охраняют саму принцессу".
  Вообще, Кротов совсем не так представлял операцию в крепости. Он ожидал постоянный бой, заранее настраивался на неизбежные потери, а тут... "В любом случае, командуй тут обычные люди, все так бы и было. А сейчас, когда я не понимаю местных обитателей, не понимаю, что они считают важным, а что нет, я не могу и предугадать их следующий шаг".
  Сергея смущало не только то, что военные не пытаются ликвидировать угрозу, но и то, что вообще не встречаются люди. Какой бы огромной не была крепость, но техники или ремонтники должны были бы встретиться хоть несколько раз, их на станции несколько тысяч человек.
  Он остановился, дожидаясь принцессу. Минут двадцать назад, при проходе с яруса на ярус через узкий лаз, им пришлось оставить индивидуальные платформы, даже в сложенном состоянии они не проходили в люк. Поэтому все, что было в ступах, теперь несли на себе.
  Алгалу хотели освободить от груза, но она молча навьючила на себя все, что было в её платформе. Рядом с ней постоянно шел гуркх - он добровольно, без приказа, взял на себя обязанности личного телохранителя. Сергей не возражал, в сведениях, выуженных из сетей на Земле, была запись о том, как Бришна в одном бою с талибами лично уничтожил двенадцать человек. Кроме того, оттуда же он узнал об истории этого горного народа. Судя по всему, им можно доверить любую жизнь. Кротов все хотел расспросить Кхресту об Афганистане, как сейчас там, но времени не было. Остальные солдаты отделения - хоть и славяне, один серб, другой поляк, но оба из Иностранного Легиона - шли впереди. Их спины маячили метрах в двадцати.
  После того как пошли пешком, скорость сразу снизилась. Сергей гнал от себя мысли об опоздании. "К черту! Поспешишь - людей насмешишь. Или похуже - нарвешься на засаду". Поэтому, когда вышли на переходную площадку наверху огромного зала с рядами каких-то машин, Кротов остановил группу:
  - Привал. Обед.
  На его вызов Пассимуши ответил, что они уже поели. "Ну и ладно, - усмехнулся Кротов. - Это даже хорошо". Единственное, что ему не нравилось в зардерцах, это то, как они едят. Зрелище было не для слабонервных - мурзилки рвали полусырое мясо из своего спецпайка и глотали огромными кусками. Когда Сергей увидел это в первый раз, воин, заметив взгляд землянина, коротко бросил:
  - Метаболизм.
  Позже, изучая инопланетников, Кротов узнал, что метаболизм зардерцев, действительно, намного быстрей человеческого и есть им надо и больше и чаще.
  Подвесив двух "мух", Сергей приказал всем обедать, а сам присел на край площадки
  - Я подежурю.
  Однако Алгала тоже не стала есть, а подошла к нему и уселась рядом, свесив ноги.
  - Принцесса, почему вы не едите? - на людях Кротов разговаривал с Алгалой только официально, боясь нанести вред её репутации. Непонятно было, волнует ли её, что о ней думают другие, так как она, не смущаясь, ответила:
  - Не хочу, Сережа.
  Она подняла щиток. Кротов встревожился, принцесса была необычно бледна.
  - Что с тобой? - он тоже забыл об официальности.
  - Все нормально. Смотри. - Она протянула руку, показывая выведенные на экран комма основные параметры. Сергей бросил взгляд на коммуникатор, действительно, пульс, температура, водно-солевой баланс и прочие показатели, которые мог фиксировать бронекостюм, были в норме. Чтобы проверить остальное, нужна медмашина.
  Он хотел спросить её еще, но слова застряли в горле. Алгала, вдруг, болезненно сморщилась, наклонилась и её вырвало. Сергей успел среагировать - поймал принцессу и сразу оттащил от края. Содержимое желудка с двадцатиметровой высоты полетело вниз.
  Бойцы тоже вскочили и подбежали к ним:
  - Что с ней?
  - Не знаю, - Кротов выдернул аптечку и приставил ко лбу принцессы.
  Огонек сигнализатора аптечки мигнул и погас - прибор что-то ввел в кровь девушки. Алгала открыла глаза и встретилась взглядом с Кротовым.
  - Дай салфетку, - слабым голосом попросила она. Боец слева уже протянул дезинфицирующий пакет. Сергей нажал знак на упаковке и подал принцессе раскрывшуюся губку. Та вытерла лицо и махнула солдатам - уйдите. Те сразу отошли в сторону. Гуркх отправил обоих бойцов вниз, сам присел у ограждения, наблюдая за ними. Сергей убедился, что бойцы не слышат его и повернулся к принцессе.
  - Алгала, как я понял, ты не знаешь, что с тобой?
  - Да. Точно не знаю, но по ощущениям со мной такое уже было. Кстати, первый приступ, слабее этого, был перед самым выходом. Я тогда промолчала.
  Она выкинула вниз губку и спросила:
  - Ты помнишь Зорн?
  - Конечно! - Кротова пронзила догадка. - Ты имеешь в виду...? Матиас?
  Она кивнула. "Твою медь! Только не это! - он даже головой потряс, отгоняя эти мысли. - Нет, не может быть. Ведь там все дело было из-за предтеч, а тут какая-то зараза и нифлянцы".
  - Алгала, этого не может быть, - повторил он вслух. - Я думаю, у тебя какое-то недомогание.
  - Не хочется верить? - догадалась она. - Предположение и правда фантастическое, но я точно так же чувствовала себя в подземельях Зорна. Словно кто-то пытается залезть ко мне в голову. И страшная головная боль. Сам понимаешь, я могу и ошибаться, но уж очень похоже.
  - Если все так, то тебе надо срочно покинуть станцию. Только расстояние может спасти от этой штуки, ты сама знаешь.
  - Я не могу, и это не обсуждается. Приказ Императора - дойти рядом с тобой до сектора семьсот четырнадцать. Если ты почувствуешь, что я попала под управление - ты свяжешь меня паутиной и на спине донесешь до места. Ты понял, Сергей Кротов?
  В голосе Алгалы, впервые за эти дни, зазвучали командирские нотки.
  - Так точно! Понял, принцесса Алгала!
  Кротов вскочил и вытянулся. Но принцесса не приняла его игру.
  - Перестань. Садись, и давай еще раз продумаем, что мы будем делать, в случае если я потеряю себя.
  - Блин, если это серьезно, тогда надо бояться и за зардерцев. У них ведь тоже в голове чипы.
  - Ты прав, - она на минуту задумалась. - Хотя тут есть один нюанс. Чипы у них другие и по устройству, и по программированию. Если здесь все настроено на людей, воины Зардера могут и не среагировать.
  - Дай-то бог! С этими ребятами, если они перейдут на другую сторону, нам не справиться. Надо предупредить их.
  - Давай переговори, и пора двигаться, в связи с новыми обстоятельствами времени у нас все меньше.
  - Алгала, тебе все-таки надо поесть. Для того чтобы бороться, нужны силы.
  - Я понимаю, но не хочу. Съем таблетку поддерживающего концентрата. На сутки хватит.
  - Ладно, пусть будет "жареное мясо". А я перекушу, пока ждем Пассимуши. Переговорю с ним и сразу в путь. Тут уже не так далеко.
  Он вскрыл упаковку с обедом, и пока она разогревала продукты, вызвал Орлова. Тот отозвался не сразу, только через пару минут.
  - Слушаю, Орлов.
  - Витя, как там у вас? Сразу скажи мне, как боец, который пострадал в драке с пленными. Ведет себя адекватно?
  - Конечно! - удивился капитан. - А в чем дело?
  - Нет, ничего, это я на всякий случай, - на самом деле Кротов переживал. Во время выхода в суматохе он забыл отдать приказ, чтобы тот боец шел с ними. Сейчас он клял себя за это. Вдруг шарик все-таки подействует на землянина. Кроме Кротова и зардерцев никто не встречался с мертвецами. Чтобы не наводить паники он переспросил:
  - Как общая обстановка?
  - Вот тут что-то непонятное. Или в космосе всегда так воюют?
  - Как?
  - Мы высадились два дня назад. Сегодня третий, прошли уже почти всю станцию, а нас еще не стерли в порошок. Они что, не считают нас за угрозу? Ведь, как я понимаю, бой с флотом ведут только артиллеристы, а остальной гарнизон бездельничает. Или это не так?
  - Нет, и на Земле, и в космосе все люди всегда воюют одинаково. И давно должны были бы ликвидировать угрозу с тыла. Но, похоже, здесь сегодня командуют не люди, а что в голове у нифлянцев - никто не знает. Но вы не расслабляйтесь, может, они уже нас ждут.
  
  
  ****
  Пока земляне обсуждали непонятную тактику защитников крепости, как раз в этом компоненте все поменялось. В действительности все было именно так, как в шутку предположил Орлов - их не принимали всерьез. Правда, не все. Командир "Тора" генерал Шрейк Ругер - он, как все офицеры, остался на своей должности - нервничал, он не мог понять, почему Повелитель не прикажет уничтожить непонятно как пробравшийся на станцию десант. Он несколько раз пытался объяснить Повелителю Хое, чем грозит внезапная атака на какой-нибудь жизненно важный объект крепости. Однако тот отмахивался от генерала, словно тот говорил о какой-нибудь незаслуживающей внимания мелочи. "Похоже, я чего-то не знаю", - успокаивал себя офицер. Мысль о том, что Повелитель может ошибаться, даже не приходила ему в голову.
  Месяц назад, после встречи с кораблем из карантина, он вдруг понял, что нет страшней врага, чем Империя, в войсках которой он прослужил всю жизнь, и главная его задача в этой жизни - уничтожить это драконово гнездо. Он продолжал также верно служить, как делал это уже много лет, используя весь свой опыт и знание военного искусства, однако служил теперь отнюдь не Империи. Если бы он мог критически оценить, что он делает сейчас, генерал пришел бы в ужас, но как раз этого он сделать не мог. Где-то в глубине подсознания у него прошел водораздел между прошлыми пятьюдесятью восемью годами жизни и месяцем новой прекрасной жизни. Теперь он прекрасно знал, что всю жизнь до этого он жил неправильно и должен своими действиями исправить это. Главное, ради чего стоило жить в этом мире, было служение делу Настоящих Повелителей Звезд. Он знал, что только раса Высших имеет право жить в этих мирах, и его слеза прошибала, когда он думал о великодушии Высших, разрешивших таким ничтожествам, как он и его подчиненные, служить великим целям великой расы.
  Поэтому, поняв, что он зря беспокоится, он перепоручил дело своему заму, начальнику штаба полковнику Берили. Тот, хотя тоже безгранично верил в ум и тактическое мастерство Повелителя Хои, но на всякий случай приказал усилить охрану основных объектов - центра управления, артиллерийских складов, залов с реакторами и, главное, резиденции Повелителя. Кроме этого он отдал еще ряд приказов, точно таких же, как в любой армии мира. Космическая пехота заняла все ближайшие проходы к основным объектам, а спецназ был поднят по тревоге и в полной боевой готов был мгновенно прибыть в любой район станции.
  
  Повелитель Хое не вдавался в эти мелочи. Он интересовался только тем, как "Тор" справляется со своей главной задачей - сдерживает ударный флот Империи. Осталось совсем немного времени до того, как армада флотов слуг под командованием высших пойдет сеять в Империи новую жизнь. Операция захвата Звездной Империи готовилась так тщательно и так долго, что сорвать её, допустив флот Империи к еще не до конца сформированному флоту вторжения, было смерти подобно. Хотя для нифлянцев смерть понятие относительное, но Хое, как и любой другой представитель древней расы, готов был ради процветания Ядра умереть, не задумываясь.
  Однако в этот раз надо было жить и готовить Большой Прорыв. Хое конечно знал про появившийся на борту десант, но, быстро просчитав все варианты последствий этой атаки, понял, что она обречена на провал. Даже суперспецназ Империи, такой как Семнадцатый Батальон, имеющий в голове чипы самых последних модификаций, сможет сопротивляться воздействию поля не более двух - трех суток. Поняв, что все под контролем, он отбросил проблему, посчитав её решенной. На всякий случай была проведена операция по внедрению аппаратов захвата, но, когда она провалилась, он приказал свернуть всю активность в отношении десанта и только следить за его действиями: не надо тратить ресурсы и время на захват того, что и так через пару дней станет твоим.
  После появления пленного все изменилось. Как только Хое узнал, что вражеский солдат не имеет чипа, он понял, что все гораздо серьезнее. И он принял единственно верное в этом случае решение - не стал сам придумывать, что делать, а соединил малый круг. Коллективный разум ячейки использовал все имеющиеся в его распоряжении ресурсы - была задействована не только ближняя память, но и средняя, и даже глубинная. Когда оказалось, что проблема, возможно, связана с такими факторами, как "Предтечи", "Император" и новодел "Сергей Кротов", дело было передано Высшим. Для помощи Хое на "Тор" отправились еще трое Повелителей.
  Как раз в тот момент, когда земляне удивлялись тому, что им беспрепятственно разрешают бродить по станции, был отдан приказ на силовое решение проблемы. Поднятая по тревоге космическая пехота перекрывала направления возможных атак вражеского десанта, а спецназ выдвинулся для того, чтобы обойти диверсантов и перекрыть пути возможного отхода.
  
  Берили посмотрел на голограмму и удовлетворенно потер руки - десант Империи был обречен. Ему было даже жалко этих солдат, не понимающих, против кого они хотят воевать, не знающих настоящего счастья служить Повелителям Звезд. Полковник, бывший всю жизнь штабистом до мозга костей, не замечал, что теперь стал мыслить вычурно и патетически, словно поэт. Если бы он мог обдумать, что с ним происходит, то наверняка бы понял, что он потерял часть своей жизни. То есть весь день, проведенный на службе, с подъема до возвращения в свою каюту, почти не отличался от дней прошлой жизни, до захвата крепости малолетней командой диверсантов. Но вот после службы, оставшись один, полковник не знал, что делать. Если раньше он подолгу разговаривал со своей семьей, оставшейся на спокойной плодородной Регии, или смотрел матчи команды Космической Пехоты по слоту, то теперь это его совсем не интересовало.
  Он попросту забыл о родных, о своих увлечениях и обо всем остальном. Единственная побудительная сила, заставлявшая его жить, состояла в возможности служить Повелителям Звезд. На самом деле он, конечно, помнил, как он прожил жизнь, помнил свою молодую - на пятнадцать лет моложе его - жену и близняшек-сыновей, но относился к этому куску своей памяти как к чему-то чужеродному - ничего, кроме службы, не вызывало никаких эмоций. Он долго ужинал, потом садился в кресло в своей каюте и бездумно сидел, пока не наступало время сна. Тогда он ложился со счастливой улыбкой, думая о том, что завтра снова можно служить великому делу Повелителей.
  Подобным образом вели себя все солдаты и офицеры гарнизона станции. Все связи - родственные, товарищеские, по интересам - все, кроме служебных, были разрушены и люди постепенно деградировали. Если бы не начавшийся бесконечный бой с эскадрой пятьдесят шестого флота, этот процесс двигался бы еще быстрей.
  
  Повелитель Хое брезгливо отмечал эти признаки деградации, присущие всем захваченным расам. Все миры, которым они принесли настоящее знание, настоящую жизнь, все - одни раньше, другие позже - приходили в упадок. Так было с глубокой древности, так продолжалось и поныне. Поэтому им постоянно приходилось двигаться дальше, выискивая новые богатые ресурсами обитаемые миры. Высшие давно поняли, что все расы в этом огромном мире попросту неполноценны и, даже приняв ценности Великого Ядра, не могут изжить свои мелкие атавизмы и постепенно отмирают, удобряя почву для дальнейшего расцвета Повелителей.
  Даже те, кто раньше, незаслуженно конечно носил это имя - Повелители Звезд - даже они оказались неполноценными. Они относились к нифлянцем как к детям, по капле передавая знания и не понимая, что только Высшие достойны жить вечно. Все нифлянцы помнят это унижение - в течение многих столетий ходить в младших братьях у Предтеч, принимать эти снисходительно-добрые отношения и старательно делать вид, что довольны таким положением вещей.
   Но не зря природа наградила нифлянцев безграничной терпеливостью и приспособляемостью: не есть и не пить по многу дней; выдерживать страшные раны без криков и стонов; изменять свое тело, приспосабливаясь к новым условиям жизни и ждать, ждать, ждать - все это помогало, но это не главное. Главное - возможность сливать разум индивидуумов в единое целое, создавая огромный мозг, способный решить задачи любой сложности.
  Так они победили Черные Корабли - Предтеч - и сами стали Повелителями Звезд. Так же покорили множество других рас, так же будут властвовать и в этой Звездной Империи, ибо у каждой расы есть свое слабое место. У Предтеч это было абсолютное отсутствие страха перед кем-нибудь, их вера в то, что никто в обозримом космосе не может сравниться с ними в могуществе. Они считали себя богами, и они были богами, но богами-детьми, доверчивыми и добрыми. Они и правда могли зажигать и гасить звезды, но не могли подумать, что те, кого они вывели из каменного века и дали им безбедное существование, исподволь уничтожают их.
  У здешней расы - людей свои слабости. Они верят своим чувствам, не понимая, как легко их можно обмануть. Когда первый раз встретились с людьми, они поняли, что за совсем короткий промежуток времени, за несколько десятков лет, могут завладеть душами людей. Но тогда у Высших были другие цели, и они отложили завоевание Империи. Теперь же пришла очередь этой расы.
  Первые появившиеся в Империи нифлянцы были музыканты - люди хорошо реагируют на музыку. Люди любят честных, немногословных, трудолюбивых, не просящих награды и никогда не рвущихся к власти - нифлянцы стали такими. А после того, как люди поверили в честность, добросовестность и преданность дружбе, остался один шаг до превращения их в обычных слуг, готовых на все ради своего повелителя. И тут, как нельзя кстати, пригодились технологии, подаренные доверчивыми Предтечами.
  Все органические развитые расы приходили к этому - усилению своего организма за счет добавления электронных компонентов в свое тело. Но только Предтечи зашли в этом настолько далеко, что полностью превратились в киберорганизмы. Органическая и машинная составляющие слились в одно целое. Все же остальные покоренные миры дошли примерно до того, что и жители Звездной Империи - вживленные наночипы управления, дающие дополнительные возможности. Электронный компонент в организме увеличивал природные силы и позволял напрямую, минуя устройства ввода и вывода информации, управлять приборами и механизмами. Это был первый шажок на пути, по которому прошли Предтечи.
  Это настолько облегчало жизнь, что расы, попробовавшие этот плод, уже никогда не могли от него отказаться. Однако это, как и любая техническая идея, имело свой изъян - возможность внешнего воздействия на чипы связи и управления. Ни одна из встреченных и покоренных цивилизаций так и не смогла решить эту проблему. Здешние же обитатели - люди, те, вообще, стыдливо обходили этот вопрос, априори веря, что воздействовать на чип извне невозможно. Изначальные Повелители Звезд, достигшие самого большого прогресса в этом деле, легко могли на расстоянии управлять любым электронным устройством. Они же обладали самой мощной защитой от такого воздействия.
  После того, как Ядро нашло способ подключиться к органической составляющей Предтеч, нифлянцы перестали получать технологии в виде подачек, теперь они стали брать их сами. Одним из приобретений была возможность воздействовать на чипы высокоразвитых рас. Объединенный разум быстро оценил как возможности этой технологии, так и её опасности, ведь кто-то мог додуматься и до этого - миров множество и технологии не стоят на месте. Поэтому, исподволь используя интеллектуальную и технологическую мощь Черных Кораблей для себя, нифлянцы создали особые чипы. Они хотя и превосходили по размеру чипы других, зато были мобильными - без всякой операции устройство мигрировало в тело и создавало свою нейронную сеть, получая доступ к мозгу реципиента. В случае атаки с целью подчинить устройство внешнему управлению, независимо от того, поле это, волны или квантовый поток, оно мгновенно разрушало сеть, превращаясь в абсолютно инертный конгломерат кристаллов.
  Единственное неудобство этого мощного оружия захвата власти состояло в том, что для его работы все-таки необходим был генерирующий энергию Черный Корабль или хотя бы часть его тела - в этом случае возможность воздействия была предельной и зависела от количества устройств и времени воздействия. Даже боги не смогли обойти закон сохранения энергии. Поэтому для полномасштабного захвата необходимо было доставить к месту операции несколько мертвых Черных Кораблей.
  Операция была стандартной и уже не раз отработана в деле. После пробоя червоточины у какого-либо отдаленного мира намеченной к захвату цивилизации, туда перемещали один из Черных Кораблей. Захватив власть над умами населения района, из него формировали флот для прорыва к главным планетам космического сообщества. Там, обычно, уже хорошо поработали внедренные агенты, и боевая мощь расы была основательно подорвана. Главной задачей флота и было - доставить к столичной планете Черный Корабль. Остальное было лишь делом времени.
  Именно эта операция готовилась сейчас в этом районе. И все должно было идти по накатанному сценарию, но появились не просчитанные факторы, грозившие сорвать весь план вторжения. Препятствием для выполнения намеченного стали два человека - Император и Сергей Кротов. Самое необычное было в том, что при планировании операции был известен только один фактор - "Император". Второй - "Сергей Кротов" - появился, по меркам времени нифлянцев, лишь вчера, но уже сразу дестабилизировал ситуацию. Про Императора же агенты докладывали, что он давно сгинул, но в самый последний момент оказалось, что и его нельзя сбрасывать со счетов.
  
  Много столетий назад, когда Предтечи только почувствовали, что неведомая зараза начала побеждать их, они постарались избавиться от неё, но все оказалось тщетно. Великодушные в своей силе и по этой же причине доверчивые, они не могли даже предположить, что заботливо взращиваемая ими раса младших братьев, нифлянцев, является причиной болезни. Тогда они занялись космической благотворительностью - решили защитить только начавшие развиваться новые расы космоса. Они подтолкнули развитие трех самых распространенных в космосе видов и попытались привить им иммунитет к несуществующей на самом деле заразе.
  Нифлянцы были всегда осторожны. Понимая, что Повелители взращивают конкурентов, они, уже даже имея такие возможности, не вмешивались, дабы не заронить подозрение в своей безграничной преданности учителям. Все свои эксперименты Предтечи проводили далеко от ядра галактики, подальше от мест, где обычно зарождалась и процветала жизнь. Особенно они пестовали расу, которая позже стала основной в космосе - ту, к которой принадлежали и люди Империи. Именно тогда появился Император. Это было незапланированным результатом эксперимента.
  Пытаясь передать некоторые физические свойства своего организма, они создали человека с возможностями, намного превосходящими не только человеческие, но и те, которыми от природы владели нифлянцы. Это стало еще одной строчкой в приговоре бывшим благодетелям.
  Вместо того чтобы уничтожить непонятное существо, они, наоборот, снабдили его армией воинов из той же лаборатории и отправили на планету, уже начавшую эру технологического развития, поставив цель - создание новой цивилизации. Император преуспел в этом. Заложенные Предтечами знания и физические возможности позволили создать космическое государство, превосходящее все, прежде встреченные нифлянцами.
  После решения Повелителей Звезд прекратить существование, расцененное их "младшими братьями" как собственная победа, нифлянцы начали свое победное кочевье по галактикам. Если до встречи с Предтечами их раса развивалась научно и технологически, благо мощный объединенный мозг это позволял, то теперь, развращенные полученным даром могуществом, они прекратили собственное развитие и пользовались только плодами прогресса покоренных рас. Прибавляя в свою копилку лучшие достижения пленников, они становились с каждым разом сильнее - никто не смог остановить их. Так что присвоенное самоназвание бывших патронов - Повелители Звезд - теперь звучало хоть и зловеще, но в какой-то мере оправдано.
  Но как бы далеко они не забирались во время своего великого кочевья, они всегда помнили, что во Вселенной есть тот, кто, возможно, помнит их как птенцов при настоящих Повелителях Звезд. Эта память вернула их туда, где когда-то начинался их путь - путь великой славы для нифлянцев и путь горя и смерти для остальных рас. Наступил последний час Звездной Империи.
  
  
  ****
  В широких основных проходах Берили приказал поставить транспортеры. Прикрытые мощным вооружением боевых модулей, теперь эти проходы стали недоступны для десанта с его легким вооружением. Остальные проходы, основную и резервную вентиляцию, трубы доставки легких грузов и даже трубопроводы водоснабжения прикрывали солдаты Космической Пехоты. Первыми с оседлавшими вентиляционную шахту пехотинцами столкнулись разведчики второй роты. Пехота сбила первую же "муху" землян, вылетевшую на них, однако камера успела передать изображение. Разведчики с ходу, с плеча, ударили по засаде из плазмомета и завязали бой.
  После первой информации о боестолкновении, сообщения о засадах пошли одно за другим. По всему периметру продвигавшегося батальона группы натыкались на ожесточенный огонь противника. Про основные проходы вообще пришлось забыть - камеры показывали транспортеры, ощетинившиеся стволами пушек. Пришло время концентрировать силы для основного удара.
  Орлов вызвал обоих командиров рот и подключил Кротова. Тот уже был в курсе - информация в реальном времени постоянно шла к нему.
  - Что решаете?
  - Отправил разведчиков искать обходные пути, но надежда небольшая. Они поняли, куда мы движемся и, наверняка, перекрыли все пути к Управлению. Хочу собрать один кулак и попробовать пробить оборону в одном месте. Надежда и тут мизерная - слишком нас мало. Если не получится - будем думать.
  - Хорошо ребята, пробуйте, - согласился Кротов. - Главное, не давайте им расслабляться, постоянно атакуйте. Я отключаюсь, у меня небольшие проблемы.
  - Все слышали? - для порядка переспросил Орлов и, не дожидаясь ответа, изложил свой план: - Я хочу попробовать ударить вдоль одного из основных проходов. Усилю взвод, соберу побольше плазмометов... Может, опрокинем.
  - Ты командир, тебе решать, - в голосе морпеха прозвучало недоверие. - Но я бы не стал. Вспомни Грозный, да и другие города. Пробиться, конечно, можно, но сколько людей положим.
  - Твои предложения? Если разведчики ничего не найдут, здесь больше пройти негде, кругом сраное железо.
  - Я предлагаю взрывать.
  - Кого?
  - Перегородки. Пасты у нас навалом.
  - Блин, Саня! Ты гений! Если мы одним махом издырявим кучу стен и сразу ударим, шанс есть.
  - Я предлагаю еще кое-что, - в наушниках прошелестел негромкий голос вьетнамца. - Мы в свое время часто на задание прорывались под водой.
  - И че? Тут рек нет.
  - Есть трубы.
  Орлов задумался. Смысл в этом есть - никто не будет ждать их из водопровода. Он даже на секунду развеселился, представив, как с той стороны открывают кран, а в раковину выпадает десантник.
  - В общем, это было бы неплохо, но как ты в трубу попадешь?
  - Она же где-то перекрывается. На любых трубах стоят перекрывающие краны. На случай аварии, да и вообще. Главное найти и перекрыть. Попасть в трубу после этого не проблема.
  - Нгуен, ты сам напросился. Давай пробуй, если получится, это будет отлично. Главное не перепутай, а то вскроешь трубопровод с какой-нибудь фигней, сами не рады будем. Все, ребята, решили - значит, на рожон не полезем. Мы с Саней прожигаем стены, а Нгуен со своими пробует прорваться через трубопроводы.
  Орлов подключил взводных своей роты и в двух словах обрисовал картину дальнейших действий, те озадачили командиров отделений. Вскоре все, кроме групп, оставшихся для ведения беспокоящего боя с окопавшимся противником, готовили места для индивидуальных прорывов. Бойцы наклеивали белые колбаски пасты, вставляли пуговицу активатора и отходили в сторону. Все должны будут отработать одновременно. Орлов еще ждал сообщения о готовности от Грека, когда на связь вышел вьетнамец.
  - Капитан, мы готовы. Нашли две трубы, уходящие на ту сторону. Здесь есть еще куча, но эти по размеру самые подходящие и задвижки рядом. Пройдем метров двести до следующих задвижек и тихо выйдем. Ударим в тыл.
  - Действуй!
  - Капитан Орлов, я отправляю к тебе два взвода, используй. Мне хватит два десятка людей.
  - Принято. Отправляй, люди нужны.
  Он оставил людей Нгуена в резерве. "Подброшу туда, где будет туго". Дождавшись доклада от командира второй роты, он на всякий случай еще раз попробовал вызвать Кротова. Однако тот не ответил. "Ладно, капитан знает, что делает. Нам надо свое выполнить".
  - Всем, - четко выговорил он в микрофон. - Как только пробьем проходы, сразу атакуем и дальше действуем без приказа, по обстановке.
  Он открыл щиток, суеверно сплюнул через плечо и опять четко скомандовал:
  - Подать сигнал!
  Десятки пальцев коснулись значка на коммуникаторах, "пуговицы" сверкнули, и термопаста мгновенно раскалилась добела. Внутренние перегородки в технических помещениях - это не внешняя броня, через несколько секунд куски выжженной стали упали на пол. Не успели раскаленные края потерять малиновый цвет, как в отверстия полетели камеры и сразу же вслед за ними начали прыгать солдаты. Несколько люков были пробиты под потолком, и через них пошли бойцы на "ступах".
  Вскоре за стеной зазвучали выстрелы. Капитан Орлов просматривал картину, переключаясь на разные камеры. Сначала, как обычно в бою, все было не очень понятно. Бойцы рвались вперед, поливая иглами пространство впереди себя. С той стороны тоже стреляли. Сверху, добавляя неразберихи, ударили игольники бойцов, прорвавшихся на индивидуальных платформах.
  Батальон оказался в разных помещениях. Несколько групп попали в залы, где не было солдат противника. Орлов приказал им, не задерживаясь, двигаться дальше к центру управления. Те же, кто прорвались в помещения с обеих сторон от магистрального тоннеля, сразу вступили в бой. И в том, и в другом зале находились взводы противника для поддержки блока, перекрывшего тоннель. Они были в резерве и никак не ожидали, что атаковать их будут не из прохода. Преимущество внезапности было целиком на стороне землян. Особенно помогли бойцы, атаковавшие сверху, с индивидуальных платформ. Пара выстрелов плазмомета раскидала сидевшую прямо на полу пехоту. Бойцы внизу, не давая врагу опомниться, довершили дело. Не больше десятка человек успели выбраться из зала в тоннель. На головах убегающих земляне попытались прорваться в тоннель, но фактор внезапности был уже потерян - там их ждали. Подхватив двух раненых, десантники откатились назад. У Грека, прорывавшегося слева от тоннеля, была аналогичная картина.
  Чтобы связать находившихся в тоннеле, Орлов приказал своей группе усилить огонь, добавив несколько человек из взводов третьей роты. Чтобы атаковать в лоб, нечего было и думать. Огонь боевых модулей транспортера смел бы нападавших в секунды.
  - Старший лейтенант Грек, - вызвал он морпеха. - Витя, бросайте тоннель, нам туда не прорваться. Давай повторим трюк с проходом через стены. Видел? По схеме дальше внизу какой-то машинный зал, он здоровенный, но технике развернуться негде, если прорвемся, там им количество не поможет. И оттуда уже рукой подать до Центра.
  - Я думал о том же, - отозвался Грек. - Принято, действуем.
  "Пора и мне". Орлов приказал всем оставшимся разделиться и двигаться вслед за ушедшими вперед бойцами. Когда последний десантник скрылся в прорезанном люке, капитан выставил в тоннель игольник и дал очередь в сторону блок-поста. "Пусть думают, что мы еще здесь". Потом отбежал вглубь зала, выбрал люк под свой рост и шагнул туда.
  
  
  ****
  Сергей прижал принцессу к полу и сам затаился.
  - Бришну, откуда он взялся?
  Однако гуркх не ответил. Как только прозвучал первый выстрел, и принцессу отбросило на пол, непалец упал на лестницу, ведущую вниз, и скатился по перилам до следующей площадки. Снайпер стрелял явно снизу, вторая игла ушла в стену под самый потолок. Там внизу находились двое разведчиков, заметили ли они, откуда стреляли?
  Выстрелов больше не было. "Наверное, снайпер понял, что за ним пошли и сейчас меняет позицию". Кротов не мог больше ждать и ползком оттащил тело принцессы ближе к стене, чтобы площадка прикрывала от выстрелов снизу. Он приподнялся и оглядел бронекостюм Алгалы. Повреждений не было, только вмятина на кирасе с левой стороны, там, где находится поджелудочная. Броня выдержала попадание, однако от сильнейшего выброса энергии, который ей пришлось компенсировать, она в месте разрыва закостенела.
  "Похоже, шок, - нервничал он, пытаясь вскрыть щиток шлема. - Что за..? Почему не открывается?" Сергей быстро пробежал перчаткой по экрану коммуникатора на руке - значок опознавания "свой-чужой" горел зеленым - включен. "Значит, блокироваться не должен. Не могла же она сама заблокировать?"
  - Капитан Кротов, вы живы?
  - Ну, наконец. Жив. Где ты, Бришну? Что там со стрелком?
  - Взяли. Воины Зардера постарались. Но тут проблема. Сейчас сами увидите.
  Уже не скрываясь, Кротов поднялся и сел на колени. "С проблемой разберемся, тут вот проблема похуже. Почему у принцессы отказала броня?" Чтобы бронекостюм вышел из строя при единичном попадании иглы, да к тому же не в упор, Сергей о таком не слышал. Кроме того, броник принцессы был изготовлен на заказ. Он снял перчатку, поднял пластину, прикрывавшую кнопку принудительного открытия брони, и надавил. Ничего не произошло. Он снова в который раз поднес коммуникатор к шлему принцессы - нет, все нормально, принцесса жива.
  Из-за среза площадки показался шлем Бришну. Увидев лежавшую принцессу, гуркх подскочил к ним и тоже упал на колени перед Алгалой.
  - Она же не умерла? - в голосе сержанта звучала неподдельная тревога.
  - Нет. Похоже, без сознания. Видимо, перед тем как отключиться, заблокировала вскрытие брони.
  - Может виброножом?
  - Погодим пока. Аптечка броника должна привести её в порядок.
  В это время на площадку поднялся зардерец, Сергей оглянулся, по знаку на плече узнал Пассимуши.
  - Пропавшие явились. Где были?
  Парибо не ответил. Он обернулся назад, наклонился над площадкой и за руки выдернул наверх мальчишку-подростка. Кротов вскочил.
  - Что за...? Где вы его взяли?
  - Я же говорил, проблема, - гуркх тоже встал. - Это тот самый стрелок. Зардерцы чуть-чуть не успели. Пару раз он выстрелил.
  Сергей поднял щиток шлема и шагнул к парню. На время он даже забыл про принцессу. И в тот же момент ситуация изменилась: до этого малолетний снайпер стоял, свесив руки, и равнодушно наблюдал за происходящим, однако, как только бронестекло маски исчезло, он мгновенно превратился в зверька. В один прыжок он добрался до Кротова и, выбросив вперед правую руку, попытался воткнуть пальцы в глаза землянина.
  Лишь небольшой рост нападавшего не дал ему довести начатое до конца, в первом прыжке он чуть-чуть не дотянулся до лица, а вторую попытку прервал Парибо, прыгнувший вслед за парнем.
  - Твою медь! - выругался ошеломленный Сергей и рефлекторно захлопнул щиток. - Он, что озвере...
  Договорить он не успел - мир изменился: звуки исчезли, краски тоже. Все вокруг начали двигаться, словно в прозрачном киселе - медленно и плавно. Мысли стали отрывистыми и четкими. Кротов, отступая в сторону, в развороте поймал ствол игольника, который чуть было не воткнулся ему в спину. Принцессу развернуло, когда он вырвал оружие из её рук. Она, в восприятии Кротова, очень медленно потянулась к лучевику на бедре. Сергей без труда перехватил руку Алгалы и, выхватив баллон, спеленал её, прихватив обе руки к телу. Она попробовала вырваться из его объятий но, почувствовав, что это не удастся, сразу затихла.
  Мир ожил.
  - Ты хотела меня убить?! Что с тобой?
  Пока шла вся эта неразбериха, на площадку поднялись еще двое зардерцев. Они сразу вскинули игольники, но, сообразив, что стрелять не в кого, опустили оружие. Сейчас все напряженно молчали, ожидая дальнейших действий Кротова.
  Принцесса не отвечала. Через затемненное стекло шлема невозможно было рассмотреть лицо. Сергей попробовал еще раз открыть щиток. К его удивлению, на этот раз все сработало. Бронестекло ушло, и Кротов чуть не отшатнулся - во взгляде Алгалы светилась неприкрытая ненависть.
  - Алгала, что с тобой? - спросил он, уже догадываясь, что произошло. Все признаки той же болезни, что на Зорне.
  - Я убью вас всех, - холодно, по-императорски высокомерно ответила она.
  - Твою медь! - Сергей лихорадочно соображал, что делать дальше. "Принцессу развязывать нельзя, это понятно, но вряд ли она пойдет сама, придется нести. Если она с императорским чипом так быстро попала под действие этой штуки, значит, и Воины Зардера не застрахованы". Он подозрительно взглянул на инопланетников.
  - Парибо, с вами сегодня недомоганий никаких не было?
  - Нет, - в голосе Пассимуши не было удивления. "Вот выдержка, ничем не пробьешь".
  - Ты про операцию на Зорне что-нибудь знаешь?
  - Да.
  В этот раз пришла очередь удивляться Сергею, про Зорн он спросил на всякий случай, в Империи вся та история засекречена.
  - Откуда?
  - Воины Зардера искали Маттиаса.
  "Вон оно что! Правдоподобно, таких прекрасных следопытов МРОБ вполне мог привлечь на поиски спятившего толстяка".
  - Здесь, похоже, происходит тоже самое. У принцессы сначала были приступы, а сейчас вот...
  Он повернулся к Алгале. Та не спускала с него ненавидящих глаз. Кротов даже поежился.
  - Ты же знаешь, как все там происходило с людьми?
  Парибо кивнул.
  - Поэтому и спрашиваю о приступах, у вас ведь тоже электроника в голове.
  Пассимуши ответил не сразу. "Связывается со своими", - догадался Сергей.
  - Мы здоровы.
  - Ладно, хоть это хорошо. Твоим воинам придется нести принцессу, вы помощнее моих людей.
  "Кроме того, землянам придется приглядывать и за вами", - мысль сама оформилась в голове.
  - Понесем, - зардерец, как и всегда, был чуть разговорчивее камня.
  - А что с этим делать? - с трудом оторвавшись от созерцания метающего молнии взгляда принцессы, спросил Бришну.
  - Сейчас, решим, - Сергей шагнул к подростку. У Кротова появилась догадка, и он хотел её проверить. Подведя к затылку паренька руку с коммуникатором на запястье, он посмотрел на экран.
  - Твою медь! - не выдержал он. Комм показывал, что у парня чип - самый обыкновенный, как у любого взрослого. Это запрещено по любым законам, что у людей, что у зардерцев. Сергей вспомнил голограмму захвата этой крепости. Еще тогда поведение детей показалось ему знакомым, но все считали, что это воздействие неведомой заразы и он тоже с этим согласился. "А может и нет никакой заразы, никакой "жизни". Может все гораздо проще, а мы пошли по ложному пути? Может это второй Зорн?" Эта мысль впервые посетила голову.
  В общем, все сходилось, кроме зараженных Черных Кораблей. Он же сам на Баррахе общался с "братом", и там речь шла именно о заразе. "Нет, слишком все было бы просто. Уничтожить "гриб" и все дела. Но что же с ним делать? - вернулся он к мыслям о пленнике. - Пацан не виноват, какая-то сука сейчас управляет им".
  - У него чип? - разговорился Пассимуши.
  - Да.
  - Удалить?
  Кротов вскинул голову и удивленно уставился на зардерца.
  - Каким образом?
  - Медмашина.
  - Блин! Ты говори яснее, - не выдержал Сергей.
  - Медмашина извлекает чип.
  - Это что, так просто?
  - Не знаю. Удаляем?
  Кротов лихорадочно перебирал варианты. На убийство он не пойдет в любом случае, может просто связать и оставить? Но, вдруг никто сюда больше не появится, кругом война - тогда это тоже убийство, только медленное. Если удалить, станет нормальным еще и расскажет где, что.
  - Черт с ним, давай, удаляем. Голову, надеюсь, ему сверлить эта штука не будет?
  - Не знаю.
  - Спасибо, успокоил. А ваша медмашина, - опять забеспокоился Сергей. - Она же на зардерцев настроена?
  Пассимуши ничего не ответил, махнул рукой, подзывая своего воина, и снял с его брони упакованную полевую медмашину. Капсула поля боя была точно такой же, как и в навесках людей. Контейнер раскрылся, и Парибо молча показал пальцем на засветившийся мягкий экран. Там была стилизованная фигурка Воина Зардера. Пассимуши коснулся экрана, и вместо фигурки зардерца появилась фигурка человека.
  - Все. - Резюмировал Парибо.
  - Понятно. Перепрограммировал. Давай сюда пацана.
  Парень, так и простоявший с равнодушным лицом всю схватку с принцессой, не проявил ни капли эмоций и когда Пассимуши показал ему на раскрытую лодочку медмашины.
  - Ложись, - зардерец легко подтолкнул пленника.
  Тот безропотно выполнил команду. Воин застегнул клапан медмашины и набрал код на экране.
  - Стой! - закричал Сергей, увидев информацию, выпрыгнувшую на экран: все строчки символов шли красным. Он кинулся расстегивать капсулу, но не успел - тело в открывшейся ванне сползало с костей и быстро таяло, превращаясь в темную жижу. Та в свою очередь сразу же испарялась.
  Кротов уже давно забыл, когда его тошнило в последний раз, но тут он не выдержал и, отбежав в сторону, выблевал все, что съел перед этим.
  Гуркх, увидев, что произошло, только покачал головой. Он в своей жизни видел и страшнее.
  - Идиоты, - злорадно улыбнулась принцесса.
  "Твою медь! Ребенка убил. Ни хрена не соображаю, видел же, что произошло с теми солдатами. Еще один грех на душу". Кротову снова до смерти захотелось оказаться где-нибудь на Земле, на рыбалке, и не помнить ничего ни о космосе, ни о "мертвецах", ни о чем. Только он, удочка, речка и костер. Сжав зубы, он вернул себя в действительность.
  Сергей подошел к Алгале. Та снова была спокойно-равнодушна. "Блин, как это у них получается? Раз, убил кого-нибудь, и опять безмятежность. Хорошо, наверное, им живется без переживаний". Он поймал себя на мысли, что думает о принцессе, как о совсем незнакомом человеке. "Интересно, а она сейчас что-нибудь испытывает ко мне? Или и этим можно управлять? Тогда точно люди ничем не отличаются от роботов".
  Кротов встряхнулся, прогоняя невовремя настигшие мысли. "Философствовать буду потом, когда война кончится. И если жив останусь". Он взглянул на коммуникатор - казалось, все произошло очень быстро, но на самом деле все это заняло уже больше получаса. "К черту! Жизнь продолжается. Идем дальше". Он включил вызов капитана Орлова - надо узнать, что там у них - и показал Парибо на принцессу. Тот понял, подошел к Алгале и, что-то извиняюще пробурчав, закинул её на плечо.
  Капитан не отвечал. Сергей повернулся к гуркху.
  - Сержант, где твои люди?
  - Они внизу. Зардерцы нашли проход, не указанный в схеме, по нему можно быстрей попасть в то место, куда нам надо.
  Пассимуши кивнул, подтверждая.
  - Пошли!
  Кротов подождал, когда на лестницу спустится Парибо с живым грузом за спиной, поправил контейнер с мечом и двинулся следом. Он спустился на один пролет, когда Орлов, наконец, ответил. Но рассказывать тот ничего не стал, только прохрипел, что у них бой, пока все нормально, доложит позже. Сергей на ходу подключился к камерам бойцов батальона, однако ничего нового не узнал. На видео мелькали люди, какие-то громоздкие механизмы, слышались выстрелы и приказы. Сообразив, что сейчас он ничего не поймет, Кротов отключился и сосредоточился на своем задании.
  Машины, заполнявшие зал, одинаковые прямоугольные кубы метра три высотой, мерно гудели. "Зачем зал такой высоты? - недоумевал Кротов. - В космических кораблях даже койки в стенку прячут, чтобы место сэкономить, а тут..." Он старательно пытался уйти от мыслей об Алгале, но все равно невольно возвращался к этому. "Неужели она такой и останется? Что тогда? - перед глазами вставала медмашина с исчезающим телом подростка. - Нет! Не может быть. На Зорне, когда я отключил всех от влияния Шерхама, люди опять стали нормальными".
  В конце прохода, между последними кубами, показался землянин, боец из отделения Бришну. Он приглашающе замахал рукой. "Все, пока не доберемся до места, никаких соплей, - приказал себе Кротов. - Блин, не знаю даже, что там ждет. Император сказал, что я разберусь. Надеюсь, так и будет"
  
  
   ****
  Орлов на секунду остановился, присев за квадратной, уходящей к потолку колонной. Стрелок засел где-то наверху, слишком хорошо он видел все передвижения людей и простреливал все помещение. "Пока не кончим его, через зал не пройдем". Капитан вызвал Грека, тот быстро ответил:
  - Витя, у меня бой. Потом расскажу. Вы как?
  - Мы застряли. Снайпер, сука. Не можем достать.
  - Понятно. У нас лучше, прошли зал. Удачи.
  Морпех отключился. Орлов достал контейнер с "мухами" и вытряхнул одну на ладонь. "Метко стреляют, суки. Один бой, а у меня в упаковке всего три штуки осталось. Помогает им эта электроника в башке". Капитан уже протянул было руку, чтобы подбросить камеру, но в это время в дальнем конце зала раздался взрыв, и сразу за ним в шлеме прозвучал победный клич:
  - Есть! Накрылся, тварь...
  "Насибулин, - узнал голос Орлов. - Молодец, татарин. Похоже, не зря он всегда таскал плазмомет".
  - Капитан, можно идти. Накрыл я его плазмой, - словно услышав его мысли, подтвердил Насибулин.
  Орлов не стал отправлять камеру, убрал её в гнездо и спрятал контейнер. Потом, все еще опасаясь, выглянул из-за колонны. Все тихо. Он заметил - метрах в десяти впереди в проход тоже выглянул десантник, он покрутил головой, заметил Орлова и, кивнув, вышел в проход. Никто не стрелял.
  - Первый взвод, - вызвал капитан. - Есть кто здесь?
  - Есть, командир первого отделения сержант Савин.
  - У тебя люди есть? - Орлов вспомнил сержанта. Савин был откуда-то из Сибири, то ли Иркутск, то ли Красноярск.
  - Да, мои со мной. Четыре человека.
  - Бери своих людей, и минируйте выход в основной тоннель, чтобы эти из тоннеля за нами не пошли и в спину не ударили. Действуйте!
  - Сделаем, капитан.
  - Потом нас догонять.
  - Так точно!
  Орлов догнал десантника в проходе, по нашивке узнал его - мужик из третьего взвода, тоже попал из Дагестана:
  - Ты один?
  - Да, мои где-то отстали.
  - Пойдешь со мной.
  Орлов включил конференцию и устроил перекличку. От сердца отлегло: убитых нет, только раненые и то легко, справится аптечка бронекостюма. Он развернул перед собой голограмму крепости, увеличил район, где сейчас находился, и вызвал командиров взводов.
  - Всем взводным! Продолжаем дырявить. Только теперь не только стену, но и пол. Посмотрите схему, там тоже хороший длинный зал и тоже подходит близко к центру управления. Те, у кого "ступы" еще в порядке, пусть ныряют туда.
  Однако спокойно уйти не удалось. Сзади от прохода в магистральный тоннель донесся грохот мощного взрыва, гораздо мощнее, чем взрыв гранаты или выстрел из плазмомета. Вслед за взрывом ожесточенно затрещали игольники.
  "Неужели полезли?" - Орлов махнул рукой бойцу, приказывая следовать за собой, и побежал назад, к проходу. На ходу он предупредил всех, чтобы не отвлекались и продолжали прожигать проходы.
  - Всем продолжать двигаться к центру! Мы вас догоним.
   Выскочив из-за очередной колонны, капитан присел и кинулся обратно. То, что он увидел, ему очень не понравилось - в рваную огромную дыру, в которую взрыв превратил аккуратный ровный прямоугольник прохода, пытался пробиться транспортёр. Выскочив из-за очередной колонны, Орлов присел и кинулся обратно. Боец, идущий за ним, тоже моментально присел.
  - Что там? - спросил он. - Парней не видно?
  Капитан отрицательно покачал головой. Он выбросил вверх "муху" - хоть и мало, но деваться некуда, надо видеть, что там происходит - и вызвал Савина. Сержант ответил не сразу, сначала на видео с камеры капитан разглядел его - пробираясь задом через завалы разрушенных аппаратов, тот тащил за плечи безжизненное тело. Он так и не оглянулся, только прохрипел.
  - Хреново у нас, капитан. Один я остал...
  Договорить он не успел, очередь из автоматической пушки буквально изорвала тело в лохмотья. Куски брони и живой плоти разлетелись на десятки метров.
  - Суки! - глаза Орлова потемнели, он повернулся к солдату. - Все, уходим.
  
  У второго командира роты, бывшего морского пехотинца Сани Грека, дела шли успешней. Его рота пробилась в зал с левой стороны от главного прохода, здесь находилось совсем мало солдат пехоты, и через десяток минут все было кончено. Двери из этого машинного зала в основной проход были небольшими, только для прохода людей, так что сдержать нападавших из тоннеля труда не составило. Люди Грека сразу начали делать проходы дальше в сторону Центра Управления. Так же, как и Орлов, он высмотрел находившийся под ними длинный зал и тоже приказал пробиваться туда, по нему можно было добраться почти до Центра.
  Грек разделил роту на две неравные части - первый взвод пошел на прежнем уровне, а второй и третий пробивались через перекрытие вниз. Они вышли туда первыми и первыми вступили в бой. Второй роте сначала и на этот раз повезло - в огромном длинном, не менее пятисот метров в длину, зале совсем не было солдат крепостного гарнизона. Но к тому времени, как сюда пробились бойцы первой роты, в машинном зале уже появилась Космическая Пехота. И на этот раз они были не одни - пехота рвалась в большой грузовой вход в дальнем конце зала, а в несколько боковых дверей для персонала посыпались спецназовцы. Так что первой роте, попавшей в зал позже, пришлось начать воевать прямо из-под потолка.
  
  
  ****
  "Похоже, все получилось так, как мы и планировали, все внимание сейчас на прорывающийся батальон, про нас забыли". Сергей старался не отставать от неутомимо шагающего впереди воина Зардера. Принцесса на его плече не подавала признаков жизни. Кротов время от времени догонял зардерца и подносил к её голове коммуникатор. Убедившись, что все в порядке - она жива, он на время успокаивался и начинал думать о другом.
  Они шли длинной колонной по узкому проходу возле пучка труб, с двух сторон огороженному решеткой. Этого прохода, как и всего района, где они находились, не было на виртуальной схеме "Тора". Вместо него на голограмме появлялся топливный отсек, отгороженный от других отсеков многочисленными стенами - бронированными, противопожарными, противорадиационными и всякими другими, назначения которых Сергей даже не представлял.
  Колонна в очередной раз остановилась. Зардерец впереди сразу поставил принцессу на пол, чтобы у нее восстановилось нормальное кровоснабжение. Та качалась, словно пьяная, и если бы воин не поддерживал её, явно упала бы.
  Кротов вызвал гуркха - тот, меняясь с зардерцами, постоянно шел впереди.
  - Что там?
  - Опять стена и, похоже, непроходимая.
  Дважды они уже останавливались из-за того, что трубы уходили в глухую стену, но оба раза им удалось прожечь лаз. Кротов понимал, что каждый раз при этом они демаскировали свое местонахождение, наверняка куча датчиков реагировала на работу термопасты. Но время поджимало, и приходилось рисковать. Сейчас он немного успокоился, никто так и не среагировал на это. До сих пор не появился ни один патруль.
  Кротов протиснулся по решетке, обходя зардерца с принцессой, и подошел к гуркху. Тот прижался к решетке, пропуская Сергея к стене. Это действительно было препятствие - сканер показал, что стена из такого же материала, что и наружная броня. "Зачем внутри корабля такая перегородка?" Вывод напрашивался сам собой - такое укрытие делают для того, чтобы скрытое в нем сохранилось даже в случае гибели самой орбитальной крепости.
  - Будем прожигать? - к ним протиснулся Парибо.
  - А ты что бы посоветовал? - ответил вопросом на вопрос Кротов.
  - Жечь. Воины идут по стене. Проходов нет.
  Действительно, здесь, в решетчатом коридоре, были не все зардерцы. "Воины в своем репертуаре - никогда не идут по прямой. Значит, они пришли вперед нас и уже идут вдоль стены. То, что проходов нет, этого быть не может, Имперцы же планировали сами как-то сюда заходить?"
  - Бришну, давайте действуйте. Жжем. Может воины найдут проход, может, нет, а нам край надо вовнутрь.
  Сергей достал вибронож и начал срезать решетку со своей стороны, чтобы освободить место у стены. Пассимуши занялся тем же с другой стороны. Как только они прорезали достаточно широкие проходы, к стене подошли остальные. Зардерец, ведший принцессу, отвел её немного в сторону и усадил, привалив спиной к стене.
  "Интересно, о чем она сейчас думает? - Кротов сочувственно поглядел на Алгалу. - На хрен они эти чипы вставляют? Ведь уже чуть не вляпались на Зорне". Он подошел и сел рядом. Ему хотелось хоть как-то поддержать Алгалу, но он понимал, что слова сейчас просто не дойдут до неё. Но он все равно включил защищенный канал и, сам не ожидая, вдруг прошептал:
  - Алгала, держись. Ты для меня дороже всего.
  Он прикусил язык. "Блин, что я говорю? Совсем охренел. Услышал бы кто". Он покраснел под шлемом. Как ни странно, но сейчас он сам верил в это. Чтобы остановить себя, Сергей вскочил и пошел к бойцам, готовившим накладку.
  Командовал Бришна Кхресту. Двое его бойцов споро формировали и накладывали белый жгут на броню. Они уже почти закончили, когда к землянам подошел Пассимуши. Он тронул Сергея за руку.
  - Смотри.
  На щитке шлема Кротова появилось изображение бесконечной стены, уходящей вверх и врастающей в перекрытие. Изображение шло с летающей камеры. "Муха" прошла по стене вверх и вдоль, везде одно и то же - ровная матовая сталь брони. Но вдруг с высоты - камера повернулась глазом вниз - Сергей заметил, что опоясывающие стену трубопроводы прыгнули вверх, открывая широкий магистральный проход. "Нашли! Есть ворота". Камера отлетела в сторону, и стало заметно, что в стене выгибается свод широкого прохода, четко были видны плотно сдвинутые бронеплиты ворот.
  "Да, проход есть, но мы, похоже, вряд ли войдем".
  - Это у тебя откуда? - Сергей взглянул на Парибо.
  - Там воин. Его камера.
  - Отправь к нему еще воинов. Пусть наблюдают. Мы все же попробуем здесь.
  - Хорошо.
  Бойцы уже закончили с термопастой. Бришну предупредил:
  - Внимание, отойдите все.
  Через секунду темноту проходов разогнал яркий белый свет, на пол посыпались искры, и потекла раскаленная броня. Она действительно оказалась почти такая же, как снаружи, пришлось ждать несколько минут, но так же, как и в космосе, уступила десяткам тысяч градусов плазмы. В обрамленный малиновым сиянием черный провал отверстия полетели "мухи". Кротов сразу подключился к их каналу. Внутри, как и здесь, где они находились сейчас, освещения не было, только редкие световые табло каких-то механизмов.
  Камеры, вырвавшиеся на простор громадного помещения, не смогли охватить сразу весь зал и показали только какую-то огромную массу, заполнявшую почти все помещение. Кроме того, неведомая субстанция была абсолютно инертна и не излучала ни тепловых, ни электромагнитных волн.
  Объект в зале напоминал огромный черный валун, поглощавший свет. Кротов задохнулся - он с первого взгляда узнал, что это такое. Забыв про всех, он первым шагнул в проход.
  
  
  ****
  Пот заливал глаза, и Орлов хотел уже в запарке открыть шлем, но вовремя сообразил, что он делает. Он оторвал взгляд от происходящего внизу, быстро нашел на коммуникаторе нужный значок и коснулся его. Через несколько секунд пот высох, бронекостюм продуло. "Все хреново, похоже, ни мы пробиться не сможем, ни они нас задавить". После первой скоротечной атаки ему показалось, что земляне одним махом проскочат этот длинный зал. Удар по Космической Пехоте, застрявшей в основном входе, получился впечатляющим. Сразу два выстрела из плазмометов вынесли полусожженные трупы обратно в тоннель, а закрепившиеся на разновысоких пирамидах непонятных аппаратов бойцы не давали пехоте вновь сконцентрироваться и атаковать.
  Спецназ, прорывавшийся в боковые входы, тоже был рассеян и уничтожен. Казалось, еще чуть-чуть и земляне прорвутся в тоннели, опоясывавшие Центр Управления. Но все пошло не так. В этот раз пехота не отступила, в магистральном тоннеле у главного прохода появился транспортер, и подойти туда теперь было невозможно. Те двери, в которые входил спецназ, тоже простреливались, и лезть в них было смерти подобно. Теперь, после того как земляне прошли через два зала, прожигая отверстия в стенах, пехота тоже кое-чему научилась.
  Как только стало понятно, что выходы блокированы и использовать их не удастся, капитан Орлов приказал двигаться дальше, используя проверенный метод - термопасту. Но в этот раз трюк не прошел, во всех прилегающих помещениях их уже ждали. В связи с тем, что запасы пасты иссякали, проходов удалось сделать всего несколько. Сначала Орлов пожалел, что нельзя сделать больше, но, как оказалось потом, это было даже неплохо. Когда отправленные в вырезанные люки камеры показали, что туда лучше не соваться, пришлось блокировать их, чтобы враг не смог атаковать. И что еще хуже, Космическая Пехота заполнила и те залы, через которые уже прошли десантники. Теперь они пытались атаковать и оттуда, через лазы, которые сделали земляне.
  - Старший лейтенант Грек, - вызвал Орлов морпеха. - Витя, что у тебя?
  Рота Грека прошла зал первой и закрепилась в самом конце, у грузового выхода. Там теперь при огневой поддержке модулей транспортера пехота постоянно пыталась ворваться в зал.
  - Все то же. Хреново, но еще терпимо, - ответил тот. - Пытаются пробиться. Транспортер сраный мешает, близко не подойдешь.
  - Похоже, очнулись. Хотят добить нас здесь.
  - Похоже.
  - Ладно, держись. Будем надеяться на лучшее.
  - Будем, - усмехнулся Грек. - Не для того же мы выжили на Земле, чтобы помереть здесь, в консервной банке.
  "Хрен его знает, может как раз для того. Во всяком случае, первые двухсотые уже есть, - он посмотрел на ряд мертвых бойцов, лежавших у его импровизированного КП. - Шесть человек. Эти точно больше никогда не увидят Землю". Он знал, что еще чуть дальше, в закутке между аппаратами, тринадцать человек с ранениями лежат в медмашинах. Для батальона это были ощутимые потери при таком позиционном бое. "Где же вьетнамец? Неужели погиб?" Светлячки вьетнамца и его людей на коммуникаторе исчезли через некоторое время после последней связи. С тех пор о судьбе Нгуена и его группы ничего не известно.
  Однако главная надежда была все-таки на Кротова. "Ведь не прятаться же он пошел. Не похож Кротов на такого, кто может бросить всех на смерть, а сам смыться". Но где-то глубоко внутри, нет-нет, да и появлялся червячок сомнения - а вдруг? Война есть война, сколько раз батальоны пускали под нож только для того, чтобы отвлечь внимание от главного удара. На войне люди - главный расходный материал.
  От мыслей его отвлек вызов.
  - Капитан! Они, суки, тоже курочат стены с той стороны, где дверей много. Надо сюда еще людей.
  Орлов ждал этого. После того как их заблокировали в этом зале, он все время с тревогой думал о том, когда Пехота додумается воспользоваться их тактикой - наделать больше проходов в зал. Тогда их преимущество в численности сработает по-настоящему. "Вот и дождался". Капитан огляделся, рядом были двое бойцов и там, где раненые, еще двое. "Вот и весь резерв, - горько констатировал он. - Придется идти всем. Надо отбиться".
  Он махнул бойцам, что были рядом, потом вызвал двоих, присматривавших за ранеными, и приказал одному бежать к ним.
  - Пойдем, ребята, повоюем.
  Подоспели они вовремя - прямо напротив места, где они вышли к стене, вдруг появился нарисованный черными неровными линиями прямоугольник. Линии потолстели и мгновенно поменяли свой цвет на малиновый, а потом и ослепительно-белый.
  - Ложись! - крикнул идущий впереди Орлов. Прямоугольник вывалился и загремел по рифленому полу. Из дымящегося проема вылетели несколько мух и взмыли вверх. "Сейчас полезут". С обеих сторон раздавались очереди игольников, где-то в конце зала ухнули сразу два взрыва. В дыру вдруг влетел, ударился об пол и запрыгал серый квадратик. Капитан вжался в пол и прикрыл голову перчатками.
  - Граната! - в два голоса крикнули. Крики перекрыл взрыв.
  Взрывной волной Орлова откинуло обратно в проход. Осколки ударили по броне, изображение на лицевом щитке на секунду пропало, но бронекостюм выдержал и все снова заработало. Капитан пришел в себя.
  - Суки! - холодное бешенство, которое так часто настигало его после контузии в Чечне и о котором он уже начал забывать здесь, вновь настигло его. Прямо напротив него из отверстия один за другим выпрыгнули двое в спецназовской броне. Оба присели, вскинули игольники и огляделись. Спецназовцы не обращали внимания на Орлова. "Приняли за мертвого", - сообразил тот. Он усилием воли подавил рвущийся из груди крик и медленно продвинул руку к лучевику на бедре.
  В это время из люка начали появляться еще гости. Орлов понял, что ждать больше нельзя. Он резко выдернул бластер, но выстрелить не успел: из-за спины вылетел точно такой же кубик, как и тот, что раскидал их группу. Граната влетела прямо в толпу замешкавшихся у лаза солдат. Еще не долетая до пола, она взорвалась. "Кто-то из моих, - пронеслось в мозгу. - Молодец!" Спецназовцев раскидало, лишь двое первых, стоявших дальше от эпицентра взрыва, лежали и шевелились.
  Орлов автоматически добил их двумя выстрелами. Этот рефлекс - добить шевелящегося врага - в Чечне врос в него намертво. Слишком часто жалость оборачивалась смертями.
  - Кто жив, ребята? - спросил он, не отрывая глаз от пустого пока проема. В любой момент в него могли снова полезть.
  - Все живы, - возле него возник боец. - Это ты, капитан, был ближе всех, поэтому и досталось.
  - Отлично, - обрадовался Орлов. - Теперь это ваша ответственность.
  Он кивнул на прожженное отверстие.
  - Чтоб ни одна сука оттуда не появилась.
  - Понятно, капитан. Прикроем лавочку.
  Орлов, покачиваясь, встал, нашел отброшенный взрывом игольник и осмотрел. Для проверки выстрелил в пустой лаз. Все нормально, работает.
  - Ладно, ребята, устраивайтесь. Спрячьтесь, могут шарахнуть из плазмомета. И заберите у этих, - он кивнул на трупы, - оружие и боеприпасы, если целые. Еще пригодятся. Я пойду отдышусь.
  Он пошел обратно, на ходу вызывая Кротова.
  
  
  ****
  В зале стояла мертвая тишина. Даже чуткая электроника шлема улавливала лишь звук его собственных шагов. Сергей шел и вел перчаткой по гладкому борту Черного Корабля. Он забыл про все: кто он и зачем здесь; про оставшихся снаружи бойцов и принцессу; про войну и про Землю; исчезло все, кроме тела брата. В шлеме звучали чьи-то требовательные голоса, но Кротов автоматически, не отвлекаясь от своего, заглушил их.
  Очнулся он от толчка. Кто-то схватил его за плечо и с силой тряс.
  - Очнись, Сергей.
  Сергей медленно возвращался в реальность. Наконец он понял, где находится. Он перехватил руку Пассимуши и остановил его.
  - Перестань. Я вернулся.
  - Командир, что с тобой? - рядом стоял гуркх. В его голосе звучала тревога. - Ты не как принцесса?
  - Все! Отставить разговоры! - Кротов встряхнулся. - Где, кстати, она? Где принцесса?
  - Здесь.
  Сзади выдвинулся зардерец. Он вел Алгалу, руки у неё до сих пор были связаны.
  - Присматривайте за ней, - скомандовал он. - За оружием смотрите.
  Потом постарался заглянуть в глаза принцессы, но там, за непробиваемым стеклом, было такое же непробиваемое равнодушие. Она встретилась взглядом с Кротовым, казалось, на миг в глазах мелькнуло узнавание, но тут же исчезло. Полная безмятежность.
  "Ну и как она мне что-то расскажет?" Сергей уже почти вернулся, но что-то мешало, как будто невидимая колючка засела где-то под кожей. "Что такое? Что я забыл? И что нам ждать дальше?" Кротов никак не ожидал, даже близко мысль не проскакивала, что внутри "Тора" спрятан Черный Корабль. Что за штуку в этот раз придумал Император, этот мастер загадок?
  - Алгала, ты не хочешь мне что-нибудь сказать?
  Та продолжала так же безмятежно смотреть сквозь него и молчала.
  - Алгала, ты можешь связаться с Императором?
  Все то же молчание. Кротов задумался. "Император сказал, что я разберусь. Но в чем разберусь? Как зайти в корабль? Это, скорей всего, у меня получится". Он уже сейчас чувствовал, что броня корабля не станет для него препятствием, наоборот, казалось, что она ждет его и готова распахнуться. "А дальше? Ведь он отправил за мной свою правнучку, несмотря на смертельный риск, не просто так?" Каким образом Император теперь свяжется с ним, Кротов не представлял.
  В это время его внимание привлек погасший инфоэкран на щитке. "Черт, это ж я его. Опять фокусы наследия Предтеч. Он включил доступ информации и поморщился: - "Ни хрена себе, сколько вызовов". Сергей выбрал значок Орлова и подключился.
  - Ну, наконец-то! - в шлемофоне зазвучал охрипший голос капитана. - Где пропадаешь? У нас тут жопа! Всех против нас согнали. Заперли в каком-то цехе, похоже, додавят. Ты нам ничем помочь не можешь?
  Хотя Орлов и пытался говорить спокойно, по голосу Кротов понял, что тот на грани. "Твою медь! Вот я подставил людей. И помочь, реально, нечем".
   - Капитан Орлов, Витя, продержись еще немного, очень надо! А помощь обязательно будет, главное - продержитесь хотя бы два часа.
  - Нам деваться некуда, - голос капитана перекрывали частые очереди игольников. - Через два часа не поможешь, можно про нас забыть.
  Речь капитана прервалась. В шлеме опять раздались выстрелы - очень громко - стрелял сам Орлов. Потом еще раз послышался его голос, яростно матерившийся, и все смолкло.
  "У меня есть один шанс помочь всем - Предтеча. И, думаю, Император не зря отправил меня сюда".
  - Пассимуши и Бришна, - Кротов решился. - Времени нет. Все войска "Тора" навалились на батальон, поэтому здесь так тихо, на нас не обращают внимания. Найдите место, где сможете отбиться в случае нападения. Только не далеко. Смотрите за принцессой, сами понимаете, если она опять начнет во время боя. Я иду в корабль. Там все решится.
  - В какой корабль? - неожиданно спросил гуркх.
  - Это космический корабль Предтеч, вернее, сам Предтеча и есть корабль.
  Он не стал переспрашивать, понял ли Бришну что-нибудь, повернулся и шагнул к черному борту. Сзади раздался прерывающийся голос Алгалы:
  - Ты...должен...меня, с собой...
  Кротов резко повернулся и кинулся к принцессе. Её уже подхватил Пассимуши. Девушку трясло, она пыталась еще что-то сказать, но только что-то нечленораздельно прохрипела и начала заваливаться. Сергей поймал обмякшее тело и прижал к себе.
  - Алгала, Алгала!
  Та не отзывалась. Коммуникатор показал, что она без сознания.
  - Ты слышал? Что она хотела сказать? - Кротов смотрел на Парибо.
  - Я думаю, - первым ответил гуркх. - Она просит, чтобы вы взяли её с собой.
  - Это так, - согласился и зардерец.
  Сергею тоже казалось, что смысл сказанного именно такой, но от чьего имени она говорила: от себя, от Императора, от нифлянцев? Сергею почему-то казалось, что это все-таки Император - вид был такой, что Алгала попала между двух сил и боролась сама с собой, пока не отключилась. Но даже если это было послание от Правителя - каким образом он возьмет девушку с собой? Каждый раз до этого, когда он бывал в теле Предтечи, корабль пропускал только его одного. Кротов задумался, он проходил вместе со своими вещами, а на Зорне даже пронес взрывчатку. "Может попробовать, пока она в отключке? На плечо и вперед?"
  - Ну-ка, забрось её мне на плечо, - попросил Сергей зардерца и отодвинул контейнер с мечом, чтобы не мешал. Приняв девушку, он чуть подбросил её плечом, укладывая удобней, и повернулся.
  - Ждите, сейчас попробую войти с ней. Не знаю, получится или нет.
  Он не стал искать вход, по опыту знал - в Черный Корабль можно войти в любом месте. Шагнул прямо к стене, напрягся и толкнул руку в стену.
  - Твою медь! - рука уперлась в преграду. Но не успел он разочароваться, как рука словно разорвала пленку и провалилась в стену. И опять все произошло, как и в прошлые разы, он прошел не как положено - рука, голова, остальное тело, а разом - как только барьер исчез, он мгновенно оказался внутри. Один миг - и он в другом мире, словно корабль за руку втянул его в себя.
  
  Кротов стоял на круглой площадке внутри шара. Знакомый золотистый полумрак наполнял помещение. Черные, даже на взгляд, бархатные стены, дырявились множеством круглых отверстий. Перед Сергеем высился нарост, похожий на огромный - высотой почти по пояс - обкатанный булыжник, торчавший из черного бархата.
  Сергей на секунду застыл и вдруг начал уплывать. Он хотел было по уже проверенной схеме затянуть песню, но почувствовал, что что-то воткнулось ему в спину, что-то холодное и твердое, словно железный лом, входило в позвоночник. "Что она там делает?" Он быстро скинул с себя принцессу и поставил на пол. Ноги у нее подломились, и она начала опускаться на пол. Кротов осторожно положил её. Однако принцесса была не причем, кол в спине так и торчал, мешая дышать и шевелиться. "Да что же это такое?" Кротов сунул руку за спину - ничего, только ранец и контейнер с мечом.
  Он нажал кнопку, ранец отвалился, Сергей перехватил его и опустил возле свернувшейся калачиком принцессы. Потом сдернул контейнер и вздохнул полной грудью - чувство лома в грудине исчезло. "Что за черт? Это из-за меча?" Он с удивлением рассматривал то, что осталось от контейнера клинка. Коробка из бронепластика была вся изъедена, словно лист капусты после нападения тли. Через сквозные отверстия было видно, что ножны также пострадали и только проглядывавший металл клинка оставался прежним.
  Кротов раскрыл рассыпающийся контейнер, рука непроизвольно потянулась к мечу. Не в силах устоять, он схватился за рукоять и выдернул оружие.
  Алгала зашевелилась и застонала. Кротову показалось, что она что-то шепчет. Он наклонился, как будто от этого станет лучше слышно. То, что он увидел, обрадовало - за потерявшим затемнение стеклом на него смотрели осмысленным удивленным взглядом знакомые красивые глаза. Потом взгляд ушел в сторону, и лицо стало еще более изумленным. Сергей быстро проследил, куда она смотрит. "Это меч, что её так удивило?"
  - Сергей, - голос был живой, совсем как раньше. - Включи меч!
  Он так обрадовался, что Алгала очнулась, что сначала даже не понял, что она сказала. Лишь через секунду до него дошла вся странность её фразы.
  - Что сделать?
  - Надо включать!
  Он продолжал недоуменно смотреть на нее. Она приподнялась и вдруг открыла забрало шлема.
  - Закрой! - крикнул он, запоздало думая, что не проверил состав атмосферы. Однако она, не слушая и не спуская с него глаз, тяжело поднялась и приказала:
  - Воткни меч вот сюда, в камень.
  "Сломаю клинок", - подумал Кротов, но послушно поднял оружие и, перехватив двумя руками, с силой ударил острием в "булыжник".
  Кротов ошибся - меч не сломался и даже не отскочил. Почти не встретив сопротивления, клинок по самую рукоять беззвучно вошел в тело "камня".
  Как только это произошло, мир изменился. Яркий, почти белый свет залил сферу и убил золотистый полумрак. Стены, всего лишь мгновения назад бывшие бархатисто-черными, превратились в бугристые коричнево-серые, неприятно напоминавшие мозг. Отверстия потеряли идеальную округлость, став расплывчатыми с бугристыми серыми стенками. Оттуда, куда уходили эти дыры, тоже шел яркий, режущий глаза свет. Сергея трясло, он словно держал в руках высоковольтный оголенный кабель - по рукам и всему телу пульсировала, ломая тело, жгущая боль. Кротов не выдержал, выгнулся всем телом и закричал.
  
  
  ****
  Время то сжималось, когда начиналась очередная атака, то тянулось невыносимо медленно, когда Космическая Пехота, теряя убитых, откатывалась обратно за проходы и двери, и приходилось ждать новую атаку. Орлов уже забывал временами, что он находится в космосе и воюет непонятно с кем. Теперь этот бой стал продолжением одного бесконечного боя, в который он когда-то вступил в новогоднее утро в Грозном.
  Поменялись лишь некоторые атрибуты, главные же - кровь, страдания и смерть -остались точно такими, как всегда и везде. Он не думал об этом, в горячке схватки было не до философских мыслей, просто командовал, проверял раненых, сам вступал в бой, делая это так, словно всегда воевал в затерянных в космосе железных мышеловках.
  Увидев, что последний из нападавших перестал дергаться и затих, капитан прекратил стрелять и, оторвавшись от картины перед глазами, включил изображение с камер. "Похоже, везде отбились". Где-то у входа, в районе роты Грека, еще звучали редкие очереди, но было уже понятно, что вражеская атака захлебнулась и на этот раз.
  Орлов устало откинулся и вызвал сразу всех.
  - Командиры, доложите по потерям.
  Первым отозвался Грек.
  - Двухсотых два, раненых трое. В этот раз легче.
  Следом доложили его взводные и лейтенант Баранов, заменивший вьетнамца, пропавшего командира третьей роты. Больше всех убитых в этот раз было как раз в третьей. "Шесть безвозвратных в третьей и один во второй, хреново. Итого - в строю от силы полбатальона. Если так и дальше пойдет, еще шесть часов и хана, никого не останется".
  Он осмотрелся, двое бойцов, так и оставшихся после первой вылазки рядом с ним, тоже расслабились: один сел и перебирал оставшийся боезапас, второй просто сидел, привалившись спиной к иссеченному боку мертвого аппарата.
  - Ребята, перекусите, пока время есть. Сами знаете, через двадцать минут опять полезут. Я пойду, пройдусь, проверю роту.
  Они уже изучили тактику Пехоты - те одинаково, словно в первый раз, через каждые двадцать минут после очередной отбитой атаки выстреливали в лазы из плазмомета, потом летело несколько гранат. После этого сразу начинала сыпаться пехота. Земляне уже пристрелялись и первую волну расстреливали у самых отверстий. Но местные командиры, совершенно не считаясь с потерями, гнали и гнали людей и какое-то количество все равно прорывалось. Отсюда и потери.
  "Какие-то идиоты, - думал Орлов, пробираясь между трупами убитых уже в проходах пехотинцев. - Люди так не воюют. Будь у нас народу побольше, мы бы их, в конце концов, всех здесь положили".
  
  Он не догадывался, насколько верна его мысль - действительно, люди так воевать бы не стали. Но в этот раз людьми лично командовал Повелитель. Он снова и снова отправлял слуг по четко рассчитанному плану, который должен был принести несомненный успех, и злился на их, как ему казалось, глупость и нерасторопность, из-за чего все атаки проваливались. Времени оставалось все меньше, скоро эскадры кораблей должны были ринуться в устье червоточины, а крепость, которая обеспечивала прикрытие, до сих пор находилась под риском погибнуть.
  Хое понял, пришла пора собрать малый круг.
  
  
  ****
  Нгуен Фу Сан плыл первым. Скорость в трубе была приличной и на поворотах его колотило о стены. Хотя в бронекостюме ударов не ощущалось, но, когда тащило по металлу трубы, броник противно скрипел и вьетнамец морщился. Проплыть много не удалось, через двадцать минут его прижало к решетке. Вскоре все его бойцы собрались за ним. Фу Сан, преодолевая давление воды, вытащил камеру и просунул через решетку, та понеслась вперед и нырнула куда-то вниз. Через секунду она оказалась в тихой спокойной воде, поднялась к поверхности и, выпрыгнув из воды, показала большой слабоосвещенный бассейн.
  Нгуен поднял камеру повыше, покрутил во все стороны - никого. Оставив "муху", он достал вибронож и начал срезать прутья. Через пять минут все было готово - лаз достаточный, чтобы проскользнул человек в бронике с навеской.
  - Пошли, - скомандовал он и первым протиснулся через проход. Его мгновенно вынесло на слив, он пролетел несколько метров по воздуху и опять ушел под воду, уже в бассейне. Вслед за ним посыпались его бойцы. Более тяжелые, они уходили глубже. Через секунды все собрались в центре бассейна. Справа в дальнем углу светилась дверь, все молча поплыли туда.
  На магнитных присосках Нгуен поднялся на пятачок перед дверью и, приложив коммуникатор к замку, подождал. Дверь плавно отъехала, он отправил "муху" вперед и опять стал ждать, рассматривая коридор глазами камеры. Она пролетела пустой короткий проход и оказалась в большом круглом помещении. Взлетев к потолку, камера сделала оборот, чтобы Нгуен мог увидеть весь зал. Пусто, только в центре какая-то круглая большая лепешка. Вьетнамец махнул рукой и шагнул в коридор. Бойцы, один за другим, повторили его маневр.
  Комната явно была жилой - едва люди вошли, зал словно перенесся под воду. Ощущение было именно таким - свет стал зелено-голубым, а вместо стен и потолка плавно закачалась голограмма - водоросли.
  - Из бассейна в бассейн, - высказался кто-то за спиной Нгуена. - Какие-то любители искупаться.
  Большая лепешка оказалась чем-то вроде лежанки. Один из бойцов подошел и потыкал её игольником. Темно-зеленое ложе медленно заколыхалось. Землянин прилег и раскинулся.
  - Классно! Вздремнуть бы сейчас...
  "Кровать" была слишком большая для людей, и Фу Сан сразу подумал про нифлянцев. "Им бы точно подошла". Но задерживаться было некогда.
  - Хватит придуриваться, - прикрикнул он на развалившегося солдата. - Ищем выход.
  Из-за голограммы, спрятавшей стены, было непонятно, где тут двери, и Нгуен, шагнув сквозь виртуальные водоросли, пошел вдоль стены. Рукой с коммуникатором он вел по гладкой невидимой поверхности, надеясь, что электроника уловит замок. Однако ничего не получилось, он не смог найти даже вход, через который они сюда попали.
  "Будем прожигать, - решил он. - Времени нет". Нгуен уже хотел скомандовать, но в этот момент у него за спиной щелкнуло, и раздался певучий голос.
  - Вы почему здесь?
  Вьетнамец резко повернулся - в освещенном проеме стоял высокий несуразный урод. Он пару секунд спокойно смотрел на людей, но вдруг шагнул назад и попытался закрыть дверь. Нгуен рыбкой кинулся туда и успел воткнуть игольник между дверью и косяком. Бойцы вовремя подоспели на помощь, они навалились, и дверь снова разъехалась.
  - Ребята, вы зачем это сделали? - голос был такой мягкий и доброжелательный, казалось, любящий взрослый журит непослушных детей. - Я же не враг вам, я сам здесь в заложниках.
  Бойцы переглянулись. "Все может быть в этом мире", - подумал Нгуен, но природная недоверчивость не позволяла поверить сходу.
  - Заложник? В таких апартаментах, с личным бассейном?
  Голос нифлянца зазвучал еще мелодичней.
  - Это все видимость, я заперт здесь. Видите, у меня ни бронекостюма, ни оружия.
  Действительно, он был одет во что-то наподобие спортивного костюма или пижамы - куртка и штаны из мягкого струящегося материала. Обувь - огромные блестящие "галоши" - тоже не походила на армейские сапоги.
  - Не ври, мы видели вас, когда вы прилетели. И видели, как вы обращаетесь с людьми.
  - Что вы? Это был не я, мы просто все очень похожи. Для вас мы все на одно лицо. Это как раз прилетели мои мучители. Очень прошу, поверьте мне.
  Фу Сан задумался, оглядывая бойцов. Те примолкли и не вмешивались, предоставив решение ему.
  - А ты можешь нам помочь? - Нгуен решил проверить зеленого еще раз.
  - Да конечно, я с удовольствием помогу вам, только и вы помогите мне освободиться. Что вы хотите?
  - Ты можешь ходить по станции?
  - Да, только по станции. Улететь мне нельзя.
  - Сможешь незаметно провести нас к Центру Управления?
  - Да, я давно здесь и хорошо изучил крепость. Это сложно, но я постараюсь.
  - Пошли!
  Нгуен показал бойцам, чтобы помогли нифлянцу подняться, а когда он прошел вперед, показал пальцами себе на глаза, потом на спину зеленокожего. Двое землян, стоявших рядом, положили пальцы на пусковые кнопки игольников и кивнули - поняли, будем следить.
  - А можно мне один вопрос?
  Вьетнамец посмотрел на зеленокожего и кивнул.
  - Вы те, про кого здесь все говорят? Диверсанты?
  Скрывать очевидное было глупо, и Нгуен опять кивнул.
  Нифлянец пошел вперед, потом вьетнамец, следом остальные. Сразу за небольшим тамбуром находился большой зал с рядами серых полусфер высотой с одноэтажный дом. Они слабо светились, создавая сумеречный пейзаж. Нгуен включил оптику шлема, все вокруг проявилось, стало четким и разноцветным, как на хорошей фотографии.
   Двери тамбура выходили на лестницу, которая поднималась на широкий виадук, стрелой разрезавший зал пополам. Процессия направилась туда.
  - Идите спокойно, как будто вы меня сопровождаете, - нифлянец осмотрел колонну. - На первый взгляд вас от местных военных не отличишь. Та же форма.
  Поднявшись на виадук, он пошел направо, Фу Сан на всякий случай проверил на коммуникаторе - да, все правильно, Центр Управления в той стороне. Не успели они пройти и пятидесяти метров, как навстречу попались первые военные. Два офицера остановились и вытянулись при приближении нифлянца. Они так и простояли, пока тот не прошел мимо. На землян внимания они не обратили.
  "Не выдал, - перевел дух Нгуен. - Значит, говорил правду". Минут через пять, когда они почти приблизились к переходу на другой уровень, впереди показались еще солдаты. В этот раз это явно был патруль. Офицер - лейтенант, судя по знаку на груди, и шесть солдат с игольниками.
  В десяти метрах от землян они также остановились и замерли, подобострастно глядя на нифлянца. Тот шел, не обращая на них внимания, но когда до солдат осталось не более двух метров, вдруг, исполнил акробатический трюк. Он с ходу прыгнул в сторону, на ограждение пешеходного моста, на мгновение застыл там и рухнул вниз. Уже оттуда, снизу, он начал кричать:
  - Убейте их! Это враг!
  Обе группы военных на секунду замерли. Земляне среагировали первыми - они ждали нечто подобное - и расстреляли патруль, не дав пехоте даже вскинуть игольники. Все было кончено за секунды. Фу Сан бросился к ограждению и заглянул вниз. Никого.
  - Там смотрите, с той стороны, - крикнул он бойцам. Однако в это время заметил, что из-под моста, метрах в ста, выскочило диковинное животное - словно обезьяна, используя все четыре конечности, оно скачками помчалось между полусферами и через мгновение потерялось там. Лишь по одежде Нгуен понял, что это их проводник.
  - Все-таки обманул! "Грязная обезьяна", - добавил он на вьетнамском, открыл щиток и плюнул, отгоняя будущее зло. Потом тихо прошептал заклинание, выученное у деревенского знахаря и уже не раз, как он считал, спасавшее его от беды.
  - Все! Побежали, - крикнул он и первым помчался к переходу.
  
  
  ****
  Хое сидел в отсеке командующего в Центре Управления. Он только что выгнал генерала Шрейка Ругера и полковника Берили. Оставшись один, нифлянец позволил себе расслабиться. Тело растеклось по креслу насколько позволял бронекостюм, руки вытянулись, вылезли из обшлагов и повисли почти до пола. "Кто бы подумал, что столь малочисленный десант доставит столько неприятностей?" Перед тем как выгнать, он накричал на офицеров, обвиняя их в неумении воевать, и пригрозил расстрелять. Однако сейчас, откинув эмоции, он признал, что виноват и сам, слишком уж он надеялся на возможность захвата управления вживленными чипами.
  Аналитический ум нифлянца, когда на него не влияли эмоции, был беспристрастен и выдавал чистую информацию. Но стоило только вмешаться злости, радости или другим чувствам, действия становились однобокими и непредсказуемыми. Избежать этого можно было только одним способом - собрать круг, большой или малый. Тогда, в общем котле, чувства отдельных особей нивелировались и всем правил чистый разум.
  Он сконцентрировался и попытался слиться с тремя остальными разумами. Двое нашлись почти сразу, оба попросили по несколько минут, чтобы найти место, где они могут уединиться. Но вот четвертого участника круга он никак не мог найти - это могло означать только одно - он в опасности - только в этом случае тело, для того чтобы спасти разум, берет верх над мозгом.
  Через какое-то время он почувствовал, что четвертый - Соу - пытается ему ответить. Аккуратно, медленно он построил связь и, наконец, принял первую нормально оформленную мысль. Поняв, о чем сообщает четвертый, Хое скривился - опять эти земляне. Похоже, пока не удалишь этот нарыв хирургически, покоя не будет. Разобравшись, в каком районе произошел инцидент, он на время отпустил контакт и вызвал генерала Ругера. Тот сидел в соседней каюте у аналитиков и появился сразу. Приняв парадную стойку, он попытался доложить о прибытии, но нифлянец нетерпеливо махнул гибкой рукой - он не любил эту привычку слуг докладываться при каждом случае. Скинув генералу местонахождение новой группы землян, он приказал:
  - Срочно отправьте туда своих хваленых спецназовцев! Там всего лишь кучка диверсантов, и я надеюсь, в этот раз они не уйдут!
  Генерал козырнул и торжественно покинул каюту. Нифлянец опять скривился - идиоты! Вся жизнь в ритуалах, а живут всего каких-то сто лет.
  Когда за генералом закрылась дверь, Хое опять расслабился. Проверил всех четверых - все готовы - что же, пора решить, как уничтожить этих мелких паразитов, что пытаются встать на пути у Повелителей Звезд.
  
  
  ****
  Попетляв по нескольким переходам, Нгуен приказал остановиться. Он развернул голограмму и начал искать путь к Центру Управления. Еще когда шли с нифлянцем и потом, на бегу, он все время пытался связаться с Орловым или Кротовым, но те не отвечали. Вьетнамец запретил себе думать о возможной гибели батальона, но война есть война и возможно все. Раз не отвечают, у него есть прошлый приказ - атаковать и попытаться захватить Центр Управления, а приказ - это святое, это было вбито в него еще со времен пионерского детства.
  За время побега они проскочили несколько этажей и сейчас остановились на площадке перед лестницей, короткими наклонными маршами уходящей куда-то вниз. На голограмме высветилось это место. Оказалось, что они находятся там, куда им лучше было не появляться. Лестница - это аварийный проход к находящимся внизу каютам гарнизона крепости. Однако и назад идти было уже поздно, "муха", отправленная в зал, через который они только прошли, показала, что по их следу идут - с другого конца зала вливалась колонна солдат в спецназовских бронекостюмах.
  - Ну что, командир, идем?
  - Да, - решился вьетнамец. - Здесь, может, пройдем, а там теперь уже точно нет. Погибнуть всегда успеем.
  Они, один за другим, начали спускаться. Камера, отправленная вперед, уже пролетела до самого низа и повисла, крутясь во все стороны. Нгуену показалось, что он заметил что-то интересное, он остановился и повернул камеру в нужном направлении. Так и есть, слева от спуска в большом открытом проходе видны были несколько транспортеров. Людей возле них пока видно не было. Фу Сан погнал "муху" в проход, а сам бросился догонять своих бойцов.
  - Туда, - вьетнамец показал на зал с техникой и приказал: - Киньте еще пару мух, нам нельзя нарваться.
  Первая камера пока так и не нашла никого живого. Одним броском земляне пробежали до стоянки транспортеров. Шесть машин матово поблескивали в неярком белом свете, льющемся с потолка. "Новенькие, - с удовольствием отметил Нгуен, ему всегда нравилась техника. - Похоже, до нас им воевать было не с кем". Он не удержался и обошел транспортер, проводя перчаткой по плавным обводам боевой машины. "Зверь! - опять восхитился Фу Сан. - Повоевать бы на таком". Однако надо было решать, куда идти дальше, и он вернулся к ждавшим его бойцам. Мухи облетели зал и зависли у противоположного выхода в дальнем конце, они никого так и не нашли.
  На всякий случай камеры отправили дальше, в проход. Там оказалась площадка-развязка, от неё в три стороны уходили транспортные тоннели. "Мухи" разлетелись по разным магистралям - тоннели были пусты. Вьетнамец опять развернул голограмму и, найдя их местоположение, проследил, куда идут эти тоннели. Он выбрал один, тот, который вел в сторону Центра - как бы ни было плохо, нельзя забывать приказ.
  Используя возможность, он опять попытался связаться с батальоном. И в этот раз ему ответили:
  - Нгуен, это ты?! - зазвучал в шлеме удивленный голос командира второй роты. - Блин, а мы тебя уже похоронили.
  Простодушный Грек, как всегда, говорил, что думал. Суеверный вьетнамец, быстро про себя проговорил заклинание, отводящее зло, а вслух спросил:
  - Как вы там? Давно вас вызываю.
  - Хреново у нас, ты подожди, я переключу тебя на Орлова. Пока затишье, поговорите.
  Голос у Орлова, когда ответил, был хриплый и злой, но, услышав вьетнамца, он обрадовался.
  - Ну, наконец! Где ты? Все живы?
  Нгуен коротко доложился и, в свою очередь, спросил о положении батальона.
  - Воюем, Нгуен, как ты уплыл, так и не останавливались. Застряли в следующем зале. Идут по-дурацки, людей не берегут. Дадут двадцать минут передохнуть и опять лезут. Мы их уже накосили кучами. Но и у нас полбатальона осталось. Кротов не отвечает, похоже, попали мы тут конкретно.
  Хотя капитан не говорил о возможной гибели всех в том зале, Фу Сан все понял сам. Он в свое время пережил такое. Когда-то еще в начале службы, во время конфликта с Китаем, их рота занимала господствующую высоту и также косила китайцев огнем, но те лезли, абсолютно не считаясь с потерями. Спасла их тогда только атака танкового взвода, пробившего окружение. Правда, сами танкисты не вышли, прикрывая отход, все три экипажа погибли. Китайцы подбили и сожгли машины из РПГ.
  - Капитан, мы вам поможем! - в голове Нгуена мелькнула шальная мысль. Она крепла, обрастая плотью.
  - Как..., - Орлов не досказал вопрос. В шлеме загремели взрывы и очереди игольников. Капитан отключился.
  - Все умеют управлять техникой?
  Бойцы не ожидали подобного вопроса и пару секунд обдумывали, к чему бы это? Потом все подтвердили, что да, умеют. Сержант Бычков спросил то, о чем думали остальные:
  - Командир, вы эти штуки имеете в виду? - он показал на транспортеры.
  - Да. Пробуем. Если получится, это будет то, что надо.
  Все получилось. Через двадцать минут две боевые машины с ревом выскочили в тоннель и понеслись в сторону машинного зала, где погибал батальон.
  
  
  ****
  Хое не успел войти в транс - над дверью замигал сигнал. Генерал опять просился на прием.
  - Заходи, - голос нифлянца не предвещал ничего хорошего.
  От новостей, что принес Шрейк Ругер, он разозлился еще больше. От желания схватить генерала и разорвать его на части руки стали непроизвольно вытягиваться и сокращаться. Хое так зримо представил, как он это делает, что аж забулькал от удовлетворения. В обращении со слугами есть один положительный нюанс, тут можно было быть самим собой, не надо подавлять эмоции и показывать себя таким, каким тебя хотят видеть. Кое-как успокоив себя, чтобы не убить генерала по-настоящему, нифлянец тихо спросил:
  - А ваш спецназ, который я приказал отправить на поиски этой группы, он где?
  - Они просто не успели. Никто не думал, что земляне могут использовать технику.
  - Не думали? - завыл Хое. - Да вы вообще не умеете думать! Всю Космическую Пехоту, весь спецназ, всех, кто может носить оружие - туда! Отправьте этих детей, они, похоже, лучше вашего спецназа. Чтобы я больше не слышал о землянах!
  - Слушаюсь, Повелитель! - испуганно гаркнул Шрейк Ругер и, пятясь, направился к двери.
  - Только артиллеристов не трогайте! - крикнул ему в след нифлянец.
  Он опять вошел в транс и соединился с остальными из круга. Счетверенный разум ускорил обработку информации и принятия решений, это было необходимо, времени оставалось в обрез. Однако полностью раскрыться круг так и не успел, чужое, очень мощное вмешательство разорвало энергетическую связь и заставило прервать слияние.
  Растерянный, испуганный нифлянец истошно закричал:
  - Генерал! Весь спецназ срочно в район топливного отсека, - перед самым разрывом круг успел вычислить, откуда идет вмешательство. - Всех туда! Убить землянина!
  Потом Хое быстро связался по обычной связи с остальными нифлянцами на "Торе". Узнав, что они уже бегут в ангар, он схватил контейнер с куском плоти предтечи, одел его на шею и, наклонившись как обезьяна, отталкиваясь длинными руками от пола, помчался туда же - надо срочно покидать крепость.
  
  
  ****
  Он плыл по разноцветному, живому и доброму космосу. Цветов в спектре было не семь, а тысячи. Он беспричинно радовался всему что видел, а он сейчас охватывал взглядом всю вселенную. Близкие звезды, такие знакомые, манили выбросами энергии, некоторые пучки были настолько плотные, что, глядя на них, он захотел есть. Далекие звезды собирались в причудливые туманные фигуры, скручиваясь к центру вселенной. Он казался себе сразу и великим, могущим одним движением перепрыгнуть из одного рукава вселенной в другой, и в то же время маленьким, словно самая мелкая частица этого мира, ведь то, что его окружало, было настолько большим, что даже Повелитель Звезд был всего лишь пылинкой в Великом Космосе. Он все знал теперь: про рождение и смерть галактик; про звезды; про планеты; про рождение и смерть самого главного в этом мире - органической жизни. Он знал все даже про свою планету - голубой теплый шарик под названием Земля.
  Эта мысль о Земле, вдруг, закрутила время назад - он стал быстро уменьшаться, Великий Космос покидал его. Он почувствовал свои руки и понял, что опять вернулся в это тело - слабенький человеческий организм. Еще чувствуя потрясение от того, что он - Повелитель Звезд, заключен в такую слабую оболочку, землянин уже осознал, кто он сейчас. Сергей Кротов - обыкновенный человек с Земли. И, по странной прихоти судьбы, он же - проживший тысячи и тысячи лет Повелитель Звезд.
  Звезды исчезли. Не раскрывая глаз, Сергей попытался собрать себя воедино. К его удивлению это ему удалось почти мгновенно. С каждым разом, с каждым таким раздвоением он все быстрее стал восстанавливаться, начинал контролировать себя почти сразу. Однако в этот раз что-то было не так с его телом, словно, не только в мозгу остался новый кусок информации из прошлой жизни, но и организм приобрел что-то новое. Ощущение было такое, что у него появилась еще одна рука, которой он мог дотянуться куда угодно.
  Кротов открыл глаза - нет, рук так и осталось две и обе они сжимали рукоять меча. Вот откуда это чувство - меч и корабль стали его продолжением! Он опять прикрыл глаза и начал мысленно исследовать свое новое тело. Но это не удавалось, все время мешало что-то неприятное рядом. Не хотелось обращать на это внимание, слишком все казалось мелким и не настоящим перед тем, что он может сейчас совершить, но Сергей сконцентрировался и убрал руки с меча. Ощущение корабля как собственного тела сразу исчезло. Кротов опять положил руки на рукоять, теперь больше похожую на ручку управления обычного флаера. В этот раз подключение было не таким болезненным, как в первый раз - легкий удар током, жар, разлившийся по всему организму, и он снова почувствовал, что может командовать новым телом. Однако надоедливый комар, повисший у самого уха, опять начал ныть, не давая полностью погрузиться в новые ощущения.
  Сергей открыл глаза и повернул голову - широко раскрытые глаза принцессы смотрели прямо на него. Он поймал во взгляде прячущийся страх и обрадовался, в её глазах, наконец, исчезла равнодушная безмятежность. Но это не принцесса так навязчиво беспокоила его - в шлеме звучал голос.
  - Кротов! Капитан Кротов, ответь!
  Голос на время затихал, перекрываемый звуками боя, потом снова начинал вызывать его. Кротов узнал этот голос - капитан Орлов - и тотчас все, оставленное в этом мире, навалилось на него. "Твою медь! Там же ребята погибают. Надо спасать их". Однако неразрешимая совсем недавно задача в этот раз показалась мелкой и легко выполнимой.
  - Не пугайся, милая, сейчас я кое-что сделаю, а потом займусь тобой. - Успокоил он принцессу, потом сжал ладонями "джойстик" - рукоять меча и, уже не закрывая глаз, попытался увидеть все происходящее внутри тела.
  Он увидел мириады зеленых точек, связанных между собой. От всех групп мерцающих светлячков уходили нити потолще. Эти нити шли в две основные точки, находившиеся почти рядом друг с другом. Не задумываясь, словно всегда это делал, Кротов убрал неживую механическую сеть. Теперь осталась только паутина, связывавшая все живые организмы, находившиеся в корабле. Центр паутины защищали четыре красных точки: они были совсем другой природы, не похожи ни на собственную сеть Черного Корабля, ни на светящиеся зеленым светом чипы людей.
  Сергей не стал разбираться, что это. Он попытался прикоснуться к центру паутины и, вдруг, почувствовал, что это брат. Этого никак не могло быть! - в обозримом космосе только что не было братьев. Однако разбираться было некогда, люди погибали, этого человек Кротов не мог так просто оставить. Голос Орлова тем временем выдал совсем несуразное:
  - Кротов, тут дети!
  Сергей не стал больше медлить, он бросил рассматривать сеть и потянулся к паутине. Но едва он коснулся первой красной точки, как она и остальные три мгновенно исчезли. Кротов перешел к зеленой сети. Он аккуратно, одну за другой, стал обрывать магистральные нити, идущие к центру. Зеленые паутинки, оторванные от управления, медленно гасли. Светлячки, густо облеплявшие нити, оставшись одни, начинали дрожать и метаться в поисках нового центра, но через некоторое время успокаивались, теряли яркость и замирали. Казалось, еще минуту и все будет кончено - все зеленые точки вновь станут нормальными, но на самом деле все только начиналось.
  Кротов вдруг получил сильнейший ментальный удар. Еще в самом начале Сергей почувствовал, что где-то рядом в космосе находится он, брат. Хотя цвета в поле контакта были слабыми и болезненными, но он прекрасно знал, что нет уже во вселенной полностью здорового Повелителя Звезд. Однако гибель людей рядом отвлекла его, и он оставил контакт на потом. И вот теперь, совершенно неожиданно, брат ударил по нему. Кротов не был готов к такому, и начавшаяся битва сразу перешла на его поле. Он по-земному выругался, когда понял, что первый же удар уничтожил не менее пяти процентов активной плоти Черного Корабля.
  Битва, невидимая другим, для землянина представала во всей красе возбужденного, оторванного от окружающей реальности мозга. Перед его взором рушились и беззвучно полыхали в космосе тысячи огромных флотов, мгновенно переходя в бой в горах Афганистана, и он пересохшим горлом орал:
  - Огонь, огонь, огонь!
  Затем бой перескакивал в непроходимые джунгли, где он - небольшой дракон - дрался с десятком мощных противных рептилий. Пытаясь остановить прыгающее сознание, он снова, как когда-то на Зорне, затянул песню, первую, что попала на язык. Это помогло - он теперь ясно видел глаза воина в черной броне, пытавшегося сокрушить его тяжелой палицей с острыми сверкающими шипами. Сергей носился вокруг него, стараясь не попасть под смертоносный удар, и сам пытался рубануть врага коротким широким мечом. Оба были ранены и оба дрались насмерть.
  
  Принцесса от страха забилась в угол и прикрыла глаза руками - внутренности Черного Корабля сотрясали конвульсии - яркий свет, заливавший все вокруг, то тускнел почти до полной темноты, то опять разгорался до невыносимой белизны. Звук так же - то разрывал голову ревом, то обрывался до страшной могильной тишины. В один из таких моментов она разглядела Кротова - лицо землянина исказилось, щеки обвисли, как при перегрузке, из ушей и рта шла кровь. Она поняла - землянин умирает.
  Но тот, несмотря ни на что, держался обеими руками за рукоять меча и, скрипя зубами, что-то бормотал. Она разобрала несколько слов, но даже автоматический перевод ничего не прояснил. Кротов хрипел:
  - ...танкисты шли в последний бой и молодого командира...
  Он падал на колени, но, не отпуская меча, вновь поднимался и продолжал бормотать свое непонятное заклинание. Она поняла, что землянин сейчас воюет, только как и с кем, это ей было недоступно. В один из моментов в стенах постоянно изменяющегося Черного Корабля вдруг вскрылось множество проходов, и она увидела, что в ангаре тоже идет битва - в темноте во все стороны тянулись искры очередей игольников и полыхали взрывы гранат. Ползком пробравшись мимо Кротова, она подобрала его игольник и выскользнула в один из проходов. "Надо помочь землянину, хотя бы тем, что я умею".
  
  Кротов понимал, что умрет, это был его последний бой и он, не жалея своего тела, вкладывал все силы в редкие, но точные удары. Черный боец тоже устал, удары его стали неуверенными и нечастыми. Неожиданно враг бросил палицу, развернулся и побежал в темноту, окружавшую место боя. Сергей попытался оскорбить черного воина, крикнуть что-нибудь обидное ему вдогонку, но вместо этого, так и не выпуская из рук меч, без сил опустился на колени.
  
  Впервые за многовековое кочевье Большой Круг понял, что может погибнуть. В панике он с трудом разорвал контакт. Общий разум, мгновенно успокаиваясь, впечатал в мозг каждой отдельной особи - "землянин - главный враг". Теперь каждый нифлянец знал, что есть новая общая цель - уничтожить Сергея Кротова. Теперь и Большой Круг, и малые круги, и каждый нифлянец в отдельности будет работать на эту цель. И истинные Повелители Звезд победят, а сколько лет уйдет на это - не все ли равно...
  
  
  ****
  После того как удалось связаться с командиром третьей роты вьетнамцем Фу Саном, Орлов повеселел, но ненадолго. Пехота, выждав очередную двадцатиминутку, опять полезла под кинжальный огонь. "Вот идиоты!" - капитан привычно выругался и, сняв игольник с предохранителя, побежал на свое место.
  Бой начался по накатанной: в двери и проходы, сжигая уже подпаленные в прошлые атаки трупы, полетели шары плазмы. Ударившись о покореженные, оплавленные остовы первого ряда машин, он взорвались и опали. Сразу, еще не затих вой и грохот плазмометов, раздались взрывы заброшенных гранат, и тут же в проемы посыпалась пехота и спецназ. Земляне, уже привычно дождавшись разрывов гранат, выбирались из укрытий во второй линии машин и занимали оборудованные позиции среди разрушенных аппаратов. Мясорубка начиналась снова.
  Эти однообразные атаки, идущие одна за другой, хоть и были малоэффективны, но постепенно уносили жизни бойцов батальона. Орлов устало подсчитывал, сколько они еще смогут удерживать первую линию обороны, ибо только это еще спасало их от истребления. Как только в каком-то месте ему некого будет поставить, чтобы сдерживать врага, пехота прорвется вглубь машинных рядов и закрепится там. Все, тогда можно считать - они погибли.
  Он вскинул игольник, пристроил его в выплавленную ложбинку, прижал палец к пусковой кнопке и напрягся, ожидая появления пехоты. В это время в шлеме взорвался радостный голос Грека:
  - Витька! Орлов! Капитан Орлов, слышишь?
  - Че орешь? - недовольно ответил тот. - Что у тебя за радость?
  - Вьетнамец, черт малорослый, вдарил этим идиотам в спину! Он на транспортерах! Мы уже вырвались в тоннель, крошим там. Сейчас врежем по тоннелю в вашу сторону. Атакуйте тоже, только под наши пушки не попадите, не высовывайтесь.
  - Бл...! - Орлов даже не нашел, что сказать, и просто смачно выругался.
  
  - Вот ты даешь! - капитан, улыбаясь, хлопнул по плечу вьетнамца. Потом, уже серьезно, добавил: - Спасибо, Нгуен, если бы не ты, хрен бы мы выбрались из этой мышеловки.
  - Не благодари, - также серьезно ответил тот. - Еще не известно, что будет дальше. Как я понял, с Кротовым вы связаться не можете?
  - Да. Раз поговорили и все, пропал.
  - Что будем делать?
  - А что мы можем придумать? Уйти из этой консервы нам некуда, сдаваться этим, -он кивнул на трупы солдат Космической Пехоты, - ну его нахрен, видел, во что они людей превращают? Значит, будем выполнять приказ. Прорываемся на Центр Управления.
  
  Орлов, Грек и Фу Сан стояли перед убитыми бойцами, лежавшими у стены в два ряда.
  - Плохо, - проронил Орлов. - Даже похоронить не можем.
  - Это не дело, - согласился Грек. - Надо что-то придумать. А то, черт его знает, что эти с ними будут делать, если нас не будет.
  - Капитан, это только их тела, в новой жизни будет и новое тело, - вмешался вьетнамец. - Нам надо думать о живых. Надо двигаться, пока они не пришли в себя.
  Орлов вздохнул.
  - Ты прав, Нгуен. Не знаю, будет ли у ребят новая жизнь или померли они навсегда, но думать надо о живых.
  Он повернулся к сильно поредевшему строю.
  - Мужики, прощаемся с друзьями и вперед. Как у нас в России говорят, если уж помирать, то с музыкой.
  Уставшие бойцы, сняв шлемы, проходили мимо мертвых и строились уже в тоннеле. "Это еще скольких медмашина на ноги поставила, - подумал Орлов. - А то бы нас еще меньше было. Эх, блин, и не знаешь, что лучше - помереть на Земле десять дней назад или прожить эти дни и помереть тут, в космосе?" Он отбросил печальные мысли и скомандовал:
  - Остатки третьей роты грузятся в транспортеры, кто не войдет, тот пусть присоединяется к первой и второй ротам.
  Потом повернулся к Фу Сану.
  - Нгуен, все, как договаривались, идете впереди, сильно не отрываетесь и не рискуете. Сейчас эти уже, наверное, очухались и проехать так легко, как сюда, не удастся. Но до Центра уже рукой подать, думаю, прорвемся, ну а дальше по обстоятельствам. Мы сразу за вами.
  Когда командиры второй и третьей рот уже повернулись, чтобы идти к своим, Орлов, вдруг, остановил их.
  - Давайте-ка, братцы, попрощаемся. Привык я к вам за эти дни.
  - Давай, брат, - Грек обнял Орлова, потом вьетнамца.
  Нгуен сначала растерялся, у них не принято обниматься, но потом тоже прижал к себе Грека и Орлова.
  - Вы не переживайте, - повторил он. - Смерть - это новое рождение.
  - Понятно, - усмехнулся Орлов. - Хорошую религию придумали индусы...
  Одна за другой, две очереди из игольников прервали их прощание.
  - Ну, вот, бл..., - выругался капитан. - Началось...
  - Капитан, подойдите сюда, - Орлова вызывал боец из передового охранения. - Тут что-то непонятное.
  - Иду!
  Нгуен и Грек побежали рядом с ним.
  Метрах в ста от них стояли двое землян. Перед ними в луже крови лежала маленькая фигурка, чуть в стороне валялся игольник. Офицеры застыли, глядя на мертвого ребенка.
  - Это что? - Орлов не находил слов. Он присел над телом и перевернул его лицом вверх. Девочка. Белое обескровленное личико было спокойным, словно она только уснула. Зато ниже взорвавшаяся игла превратила грудь и живот ребенка в одну сплошную рану.
  - Лет десять, - прошептал Грек.
  Капитан поднялся.
  - Рассказывай, как это?
  Боец растерянно глядел на него.
  - Выскочила вон из той двери и сразу начала стрелять. Я автоматически сразу и ответил. Только потом разглядел кто это.
  По происшествию все было понятно и так.
  - Брось ты, я тебя не виню. Но они звери что ли? Детей уже в бой гонят? Суки!
  Он повернулся к офицерам.
  - Все, ребята. Пошли. Сраная война, но эти суки её заслужили, за такое их рвать надо.
  Однако уйти не удалось. Откуда-то из глубины тоннеля ударил игольник, и вслед за этим опять начался бой. Офицеры и бойцы упали и начали расползаться под прикрытие стен.
  
  Орлов вызывал и вызывал Кротова. Провоевавший не один год, насмотревшийся, как он думал, уже всякого, капитан был в растерянности. Такого он не видел за все годы своей войны, даже в Чечне. Его батальон - здоровые закаленные бойцы - воевал сейчас с детьми. Он не знал, что предпринять, как прекратить эту страшную фантасмагорию. В глазах лежавших рядом бойцов Орлов видел невысказанный вопрос - что ты делаешь, капитан? Куда ты нас привел?
  - Капитан, они опять лезут! - даже всегда веселый, ни во что не ставивший опасность морпех Грек говорил сейчас растерянным, испуганным голосом. И Орлов не знал, что ему ответить.
  - Саня, держись, - выдавил он. - Стреляйте по ногам, что ли. Потом подлечим.
  - Ты че?! Какие ноги? Это не пуля. Игла обе ноги сразу отрывает. Они ведь даже без брони.
  Орлов промолчал. Он продолжал лихорадочно вызывать Кротова, словно тот мог остановить этот бред. И когда он уже хотел прекратить, Кротов, вдруг, ответил.
  - Кротов, тут дети! - Орлов успел высказать главное и прервался: из зала, из которого они только ушли, выскочили трое подростков - два парня и девчонка - и, не обращая внимания на высекавшие искры перед их ногами очереди игольников, нагло, во весь рост, пошли на людей. Не по росту большое для них оружие они твердо держали у плеча и поливали бойцов длинными очередями.
  - На х..! - вдруг крикнул боец рядом, выкинул игольник и поднялся во весь рост. - Ну-ка, бросьте автоматы, я вам сейчас ремня...
  Договорить он не успел. Все трое скрестили очереди на его груди. Грудь землянина взорвалась, и его отбросило назад. И, вдруг, словно эта смерть была последней жертвой, наступила тишина. Её нарушило только загремевшее броней упавшее тело. Шагавшие к ним маленькие убийцы остановились, выронили игольники и, открыв рот, испуганно озирались вокруг. Девчонка села прямо на пол и заревела, повторяя:
  - Мама, мамочка...
  
  Кротов вновь плыл в космосе - он опять увидел, что многие зеленые точки еще бьются в агонии, постоянно мерцая. Он протянул к ним свои длинные руки, и, поочередно касаясь каждой, быстро вылечил их, заставляя загораться ровным зеленым светом.
  
  После постоянного боя тишина была просто оглушающей, она пугала больше, чем уже привычные разрывы. Орлов переглянулся со своими бойцами и побежал к подросткам. Вдруг мощный, четкий голос в шлеме начал монотонно произносить один и тот же текст:
  - Принцессе Алгале, Сергею Кротову и всем землянам! Пожалуйста, постарайтесь укрыться и не предпринимайте никаких действий. Вы свою задачу выполнили. Включите опознавание свой-чужой и ждите. На "Тор" десантируется Семнадцатый Батальон.
  - Твою медь! - Орлов остановился и повторил любимое ругательство Кротова. - Наконец-то!
  Он подошел к плачущей девочке и присел рядом. Потом снял шлем, обнял девчоночку и, гладя её по голове, прошептал:
  - Все, успокойся, маленькая, все кончилось...
  
  
  ****
  Сергей смотрел на Императора и не верил, что это тот же "старик-уборщик" из пряничного домика посреди океана. Все - переливающаяся металлическая накидка, черный бронекостюм и черный же рогатый шлем - больше походило на ту голограмму на троне в день награждения, чем на человека, виденного им на острове. Даже рост и объем изменились. Но когда тот снял опереточный шлём, Кротов сразу понял - да, это он. Те же глаза, пусть они стали ярче и пронзительней, но взгляд остался тот же, оценивающий и судящий. Черты лица тоже остались прежними, но словно проявились, сделав лицо крупнее. В те встречи не чувствовалось такой властности, какой веяло от него сейчас. При появлении Императора даже огромный ангар с Черным Яйцом, казалось, стал меньше. Правителя можно было сравнивать только с самим кораблем Предтеч.
  В то же время Кротов с удивлением, отметил, что он чувствует себя ровней Правителю. Это было странное чувство - он впервые осознал, что сил у него ничуть не меньше, чем у стоявшего перед ним Императора Великой Звездной Империи. При этом Сергей по-прежнему осознавал себя землянином Сергеем Николаевичем Кротовым, имеющим родного брата, жену с другой планеты и, возможно, сына. Однако теперь он знал и уже не противился этому знанию - он не человек в полном понимании этого слова.
  Император долго молча смотрел на него, словно пытался разглядеть, что у него внутри. Потом широко улыбнулся и прогремел:
  - Ну, что? Чувствуешь?
  Сергей понял вопрос, и, улыбнувшись в ответ, подтвердил:
  - Да.
  - Тогда пойдем, где-нибудь присядем. Разговор у нас будет долгий. Долгий и последний.
  Сергей не понял фразу про последний, но спокойно поддержал:
  - Пойдем, присядем.
  Принцесса, огромная свита и даже зардерцы - все смотрели на него с испугом и удивлением. Кротов не слышал себя со стороны, иначе бы тоже разобрал, что и в его голосе, и в голосе Императора звучит одинаковый металл.
  Они прошли в лифт. Командир Императорской Охраны, высокий мощный генерал, в котором Сергей с удивлением узнал полковника, сопровождавшего его во дворце Императора, попытался отправить вместе с ними несколько бойцов охраны. Но Император прикрикнул на него, и тот отступил. Уже стоя в круглом глухом цилиндре лифта Правитель заметил:
  - Генерал думает, нам нужна охрана. Идиот, не понимает, что мы сильнее, чем эта крепость.
  Хотя Сергей не чувствовал в себе какой-то особой силы, но понимал, что Император прав. После того, как он через свое тело пропустил весь энергетический цикл запуска корабля Предтеч, он понял многое. Кротов поправил пристегнутый к поясу меч. Теперь у него даже мысли не возникло, что это оружие.
  Император заметил движение.
  - Теперь понимаешь, зачем я тебя наградил им?
  - Не совсем. Мог бы просто отдать перед вылетом сюда, - Сергей даже не замечал, что перешел с Императором на ты. - И с подробной инструкцией.
  Правитель захохотал. Смех у него был раскатистый и заразительный. Кротов невольно тоже заулыбался.
  - Нет, это было лучше, - Император остановился, но продолжал улыбаться. Похоже, ему очень нравилась придуманная комбинация. - Я не зря создавал легенду этому мечу. Хотя правильней называть - энергетический ключ. Во всей Империи известен этот меч, и все вокруг следили за ним. Это так?
  - Да. Каждый напоминал, если я вдруг появлялся без него.
  - Вот, вот - Меч Императора! - он опять засмеялся.
  Лифт остановился, и договорил Правитель уже на выходе:
  - А отдай я тебе его тайно, да еще с инструкцией, ты бы начал его прятать - глупо всюду носить с собой обычный меч - и, в конце концов, потерял бы.
  "Вообще-то он прав", - согласился Сергей.
  Они выбрали капитанскую рубку - она временно пустовала, так как весь экипаж "Тора" на всякий случай отправили в медмашины на проверку.
  На выходе из лифта их уже ждала новая группа охраны, а по дороге догнал и генерал Кари с остальными. Коридоры и тоннели были полны спецназа.
  - Похоже, весь Семнадцатый Батальон сюда пригнали? - пошутил Кротов.
  - Так надо, - не поддержал шутку Император.
  "Опять политика, в действительности спецназ не нужен, - подумал Сергей. - Ведь после потери контроля нифлянцев экипаж и войска опять стали обычными подданными, какими и были всегда, готовыми за Императора и в огонь, и в воду".
  
  Они сидели в креслах друг напротив друга. Кресла разделял стол, на котором стояло вино и фрукты. Шлемы и тот, и другой сняли и положили прямо на столе. Император приказал никому не входить, и они обслуживали себя сами. "Как будто два друга собрались посидеть на кухне, поговорить за жизнь", - усмехнулся Кротов. Банку с вином они почти опустошили, но все остальное так и стояло нетронутым.
  Правитель говорил уже больше часа. Кротов лишь изредка переспрашивал и снова слушал. Не сказать, что все было для него новостью, некоторые вещи он знал, о других догадался, но, все-таки, многое стало для него откровением. Император сначала рассказал о произошедшем в Империи за последнее время, а потом погрузился в историю. Теперь Сергей знал, откуда появился Император и его странная команда в Черном Корабле во Дворце - все они оказались плодом экспериментов Предтеч. Но что было для него внове, так это то, что все эксперименты проводились на его родной планете, правда, все формы жизни были доставлены из других районов космоса.
  - То есть и мы, земляне, не с Земли?
  - А ты думал, что вы произошли от обезьяны? - усмехнулся в свою очередь Император. - И я, и мои бойцы, и вы - все мы привозные.
  Это известие не очень тронуло Сергея, он, почему-то, с самой школы не верил в Дарвиновскую теорию эволюции.
  - Вообще-то, ты должен это знать. Все Предтечи постоянно обменивались информацией. Что знал один, знали все. Наверное, еще вспомнишь.
  - Ладно, вспомню так вспомню. Ты лучше расскажи, каким образом нифлянцы смогли одолеть Повелителей Звезд?
  - Вот этого ни ты, ни я не знаю. У меня есть версия зеленокожих, я её совсем недавно при допросах их агентов услышал. По их легенде, Предтечи пытались и их, своих любимых подопечных, подтянуть до своего уровня развития. Для этого они даже пробовали организм нифлянцев вращивать в тело Предтечи, чтобы те могли впитать знания и умения напрямую, но организм метаморфов оказался сильнее. Не знаю, на самом ли деле Повелители были такими наивными или это уже придумали нифлянцы, а Предтечи просто устали от бесконечной жизни и ушли сами, но что есть, то есть - нифлянцы продолжают свое бесконечное кочевье по космосу, а Повелители Звезд ушли в небытие.
  Но что-то в этом есть, именно за этим они так рвались на Баррах. Я провел расследование, и оказалось, что вся операция на этой богом забытой планете была спланирована зеленокожими. Они так ловко все провернули, что даже МРОБ ничего не учуял. Да, что там наше Министерство, если они Предтечам внушили мысль про неведомую непобедимую "жизнь" и те поверили. Так что все Посольство, все твои подвиги там нужны были только для уничтожения Предтечи, застрявшего там. Нифлянцы давно высадили там свой десант, но без постоянного функционирования технологий победить они не смогли. И тогда аккуратно подвели нас к этому решению - высадке на Баррах.
  Услышав про Баррах, Кротов невольно вспомнил про все, что там произошло.
  - Император, можно личный вопрос?
  - Спрашивай.
  - А ты не в курсе, почему я не могу связаться с женой на Баррахе?
  Тот вздохнул и выложил:
  - К сожалению, Шевезы, так, по-моему, её зовут, уже нет в живых.
  - Что?! Кто это сделал?
  - Я думаю, ты и так догадался. Нифлянцы. Ты им тоже нужен, но до тебя добраться они не смогли.
  Они замолчали. Сергей опустил глаза, он даже не знал, как реагировать. Чувства к девушке из горного поселения, которую неожиданно даже для себя он назвал женой, и тогда не были сильными, а сейчас и совсем поблекли. Но он всегда знал, что вернется к ней, за свою жизнь он ни разу не нарушил данного слова.
  - А где её тело? надо найти..., - глухо выговорил он, не поднимая головы.
  - Увы, она где-то у зеленых.
  - Ладно, это мое дело. Кстати, здесь на "Торе" должны быть нифлянцы, я сам видел. По крайней мере четверо.
  - Я тоже знаю о них. Но они успели - катер ушел перед нашей высадкой.
  - Так сбили бы! - в сердцах высказался Кротов.
  - Нельзя. Внутри червоточины нельзя производить взрывы. Это ты тоже должен знать. Наверняка, вспомнишь.
  Кротов вдруг осознал, что он действительно знает это - единовременный выброс большого количества энергии внутри "кротовой норы" может спровоцировать "схлопывание". И тогда проход исчезнет.
  - Вспомнил. Я еще хотел спросить - мы были брошены на смерть? Двести человек против целого гарнизона?
  Император усмехнулся.
  - Хочешь прямой разговор? Хорошо, будет прямой. Но для начала небольшая оговорка - привыкай, теперь тебе придется забывать о прямоте, в твоей новой роли придется чаще всего говорить не то, что думаешь, а то, что надо для дела в этот момент.
  - Какой новой роли? Опять где-то надо повоевать?
  - Об этом позже. Ну, а без войны тебе не обойтись, этот мир так устроен.
  Правитель замолчал, взял банку и разлил оставшееся вино в высокие стаканы. Один взял сам, второй подтолкнул к Сергею.
  - Значит, хочешь узнать, зачем я послал вас сюда? Вот именно за тем, что ты сделал - оживить Предтечу, вернее, не Предтечу, а его оболочку, ну и попутно перехватить управление крепостью. Я прекрасно знал, что вы смертники, что, возможно, все погибнут, кроме тебя, но на данный момент другого решения я не нашел. Кстати, ты и твои земляне подвернулись в последний момент, если бы не было тебя, я бы пошел сюда сам.
  Кротов чувствовал, что Император, несмотря на только что данный совет не говорить правду, сейчас искренен. "Все по завету, если нужно для дела, то можно и правду".
  - То, что происходит сейчас здесь, это решающий момент для выживания Империи. И орбитальные крепости, нафаршированные кораблем Предтеч, построены именно на такой случай.
  - Так есть и еще Черные Корабли? Где ты их набрал?
  - Да, есть.
  Правитель не стал отвечать дальше, вместо этого он продолжил рассказ:
  - У меня, впрочем, как и у тебя теперь, есть одно преимущество перед другими людьми - время. У нас его в избытке. Поэтому я могу обдумывать и готовиться к будущим угрозам в течение многих лет. Обычные люди за это время просто бы забыли все. Хотя наши сегодняшние враги, нифлянцы, тоже имеют этот ресурс - они в принципе бессмертны.
  - Бессмертны?
  - В принципе. Они клонируют умершего или погибшего - единая матрица вкладывает в клон всю прежнюю информацию, можно сказать, "душу" прежнего хозяина. Клон един, поэтому они всегда одинаковы.
  - Откуда ты все это знаешь?
  - Я же сказал - время. И вот это, - Император выразительно постучал пальцем по голове. - Мозги плюс время дают поразительный результат. Ну и, конечно, разные полезные электронные штучки, которые очень быстро обрабатывают информацию.
  Как я и думал, ты без труда активизировал Черный Корабль и отключил воздействие нифлянцев на чипы людей. "Тор" опять под нашим контролем. Значит, враг не сможет прорваться сюда, и на какое-то время мы сняли угрозу для основных миров Империи. Но там, за червоточиной, остались несколько планет, населенных людьми, мы не можем их бросить.
  Император опять оценивающе посмотрел на Сергея.
  - У тебя такой взгляд, словно ты хочешь мне что-нибудь продать.
  - Почти так, - не стал отказываться Правитель. - Мы подошли к главному, к тому, зачем я тут появился.
  Кротов поднял голову и посмотрел прямо в глаза Императору.
  - И что же это?
  - Императорство! Я предлагаю тебе стать Императором.
  - Чего? - Сергей сначала подумал, что не так понял фразу, но потом до него дошло. - А ты куда денешься?
  - Я останусь на своем месте.
  - ?
  - Слушай внимательно и не перебивай, сейчас я все объясню тебе.
  Он отпил из стакана, на секунду задумался и начал:
  - Я был, как это ни грустно звучит, создан искусственно. Может, не совсем специально, но факт в том, что меня вывели, как фермер выводит новую породу животных. Я не в обиде - я неплохо пожил и еще поживу. Но главное для меня не я - вложили это в меня или я уже сам стал таким - главное для меня - Империя и даже не сама Империя, а развитие нашей расы. Её процветание. Вот только за это я могу отдать жизнь, и только это заставляет меня продолжать жить.
  Он остановился и улыбнулся:
  - Прости за пафос, но это необходимое вступление. Так вот, объем населенных людьми миров достиг пределов того, за чем я могу следить и защищать. Однако люди не останавливаются, расселяются дальше, и ты сам видишь, что происходит. Я уже говорил, что мы не можем бросить Пограничье за червоточиной, там люди, которые верили, что Империя их защитит. Они верят и ждут, что придет Император и освободит их. Конечно, сейчас, когда ими управляют нифлянцы, они вряд ли думают именно так, но это дела не меняет.
  - Подожди, ты клонишь... Чтобы я туда?
  - Да, ты правильно сообразил. Ты станешь Правителем новой Империи, но не сразу. Сначала тебе надо спасти те миры, а потом на их основе построить свою Звездную Империю. Ну или как там ты её назовешь.
  - Похоже, ты меня не за того принимаешь. Я не Повелитель Звезд, чтобы спасать целые миры.
  - Нет, я знаю, кто ты, и знаю, что ты можешь. Даже больше скажу, пока здесь нет чужих ушей - я побаиваюсь тебя. Ты получил свои способности случайно, в момент смерти Предтечи и, похоже, он передал тебе способностей гораздо больше, чем дали мне. Так что думай - у тебя пять минут. Но в моем мире ты в любом случае остаться не сможешь. Не выживут два Императора в одной Империи.
  Сергей мог бы и не обдумывать, только услышав об открывшемся плане, он уже был согласен. Еще до предложения Правителя он почувствовал, что обычная жизнь - то к чему он стремился вернуться с начала своей звездной эпопеи - больше не привлекает его. Осталась только одна ниточка, связывавшая его с этим миром - брат Вовка. Но, насколько он знал брата, тот не пропадет, тем более теперь все будут знать, чей он брат. "А со временем, когда все устаканится, я заберу его к себе, - Кротов незаметно для себя уже начал думать о новой жизни, как о свершившемся факте. Родная Земля и все, что там осталось, представлялось теперь добрым, но сказочным местом, о котором всегда будешь вспоминать с любовью, но жить ты там не сможешь.
  - Время истекло. Твой ответ?
  - Я согласен.
  Сергей почувствовал, что эта короткая фраза отрезала его от всех, кто сейчас находился за стеной этой каюты. Император скупо улыбнулся.
  - Это правильное решение, только большие задачи дают почувствовать полноту жизни.
  - И какие мои действия после этого?
  - Самые простые - отправляться в червоточину, победить нифлянцев и построить Империю.
  - Понял. Исчерпывающий план.
  - В твоем распоряжении "Тор" и люди, которые меняют сейчас экипаж и гарнизон крепости.
  - Орбитальная крепость? Зачем она мне?
  - Ты забыл? Тебя ждет война. А это самая мощная машина смерти, созданная в Империи. С Черным Кораблем внутри она имеет неисчерпаемые запасы энергии.
  - Так что? "Тор" - это космический корабль?
  Правитель опять улыбнулся.
  - А ты думал, мы его на буксире сюда притащили?
  - Как раз про этот аспект я не думал, изучал только внутреннее устройство.
  - Сейчас с транспортников догружают боезапас, они основательно потратились, воюя с шестьдесят седьмым флотом. Получат за это по заслугам.
  - Не понял. Люди с "Тора" будут наказаны? Они же...
  Император не дал ему договорить.
  - Они будут наказаны. Они предатели. А преступление без наказания развращает. Запоминай это - тебе строить государство, и без этого ты не обойдешься.
  - Но они же не сами, ими управляли нифлянцы.
  - Это знаю я и ты. А для шестьдесят седьмого флота, где погибла треть кораблей, они предатели и убийцы.
  - Но ты-то знаешь!
  - Поэтому они и не умрут.
  - А принцесса? Что будет с Алгалой?
  - Она единственная из всех, кто пошел на это, зная возможные последствия. Она знала, что могла превратиться в моего врага, но мне нужно было её присутствие рядом с тобой. Поэтому ей пришлось идти.
  - То есть, она наказана не будет?
  - То, что я сказал - об этом знаем только я и ты. Для всех остальных она такая же предательница. И Алгала понесет свое наказание. Только так ты можешь показать, что справедливый правитель. Правосудие одинаково для всех. Она будет казнена - все знают, что никакие прошлые заслуги не спасают. Такова политика. Привыкай.
  - Да пошла она, такая политика! - разозлился Кротов. Он даже вскочил. Вдруг он кое-что вспомнил.
  - Мне говорили, что обещание, данное членом Императорской Семьи, в какой-то мере дано самим Императором. Это так?
  - Да, есть такое.
  - Алгала должна мне награду по выбору. Она заявляла это официально, в присутствии людей.
  - Проси. Семья всегда отвечает за свои слова.
  - Я выбираю Алгалу. Она будет моей наградой по выбору.
  Император захохотал.
  - Хитро. Ты будешь прекрасным Правителем!
  Потом он остановился и серьезно ответил:
  - Ты спас меня. Я очень не хочу наказывать девочку. Забирай свою награду. Спасибо тебе.
  - Это еще не все. Теперь я бы хотел, чтобы ты вынес решение о наказании экипажа прямо сейчас. И решение это должно быть таким - они должны искупить вину кровью, то есть все отправятся со мной воевать с нифлянцами.
  Император задумчиво смотрел на Кротова.
  - Ты гений, - наконец выговорил он.
  Правитель тут же вызвал генерала Кари и продиктовал ему указ относительно принцессы и личного состава "Тора".
  - Оформить как положено и довести до всех немедленно!
  Когда Император начинал говорить с поданными, голос его менялся, становился мощным и громоподобным, совсем не таким, каким он разговаривал с Кротовым.
  - Ну, вот и все, пожалуй, - он хотел встать, но Сергей жестом остановил его.
  - Еще один вопрос. Что будет с моими людьми, землянами и зардерцами?
  - Что с ними будет? - усмехнулся тот. - Слава, почести и все прочие прелести победителей. Но я бы тебе посоветовал другое. Тебе надо иметь отряд личной охраны, такой, как у меня. Ты видел - они спят в моем корабле. Прошли столетия, но если я подыму их, страшно станет всей Империи.
  - И что? - теперь усмехнулся уже Сергей. - Усыпить их и сложить в Черном Корабле?
  - Не смейся, я в свое время так и сделал. И не жалею.
  - Хорошо. Но сначала я хочу поговорить с ними.
  - Поговоришь. Как решишь, так и будет. А мне пора прощаться. Теперь ты здесь за все в ответе.
  Сергею еще хотелось спросить о многом. Но он понимал, что даже если они сутки будут разговаривать, все равно потом всплывут вопросы, которые не обсудили. Все главное Император рассказал в начале, что особенно волновало - спросил. Действительно, пора прощаться. Кротов, уже сам того не замечая, начал обдумывать дальнейшие планы.
  Они стояли и смотрели друг на друга. Будь здесь сторонний наблюдатель, он бы заметил, что при всей разности в возрасте они похожи, но вряд ли он смог бы объяснить, чем именно. Их взгляды сошлись: металл на металл. За часы, прошедшие после того как он воткнул меч в "камень", Сергей изменился больше, чем за три года пребывания в космосе. Он впервые так явственно понял, что все - жизнь изменилась навсегда, он никогда больше не будет тем Сергеем Кротовым, что был все эти двадцать три года.
  Было непривычно и грустно осознавать, что Император - по обычным меркам давно не человек - ему сейчас ближе и родней, чем даже родной брат. "Все-таки Предтечи добились своего, как я не сопротивлялся".
  Он шагнул к Правителю, тот тоже сделал шаг навстречу. Они молча обнялись.
  - Ничего, - негромко сказал Император. - Привыкнешь.
  Потом отодвинулся от Кротова, улыбнулся и добавил:
  - А я завидую тебе! Начинать с нуля - это самое лучшее.
  Он взял со стола и надел свой рогатый шлем.
  - Идем к людям, я тоже скажу пару слов.
  
  Строй волновался. Земляне возбужденно переминались и переглядывались. Иногда прорывалось короткое злое восклицание. Полученные во время боя от аптечек бронекостюмов дозы транквилизаторов все еще бродили в крови. Орлов оглядел поредевший строй и прикрикнул:
  - Подтянитесь! Не девочки...
  Потом повернулся и, чеканя шаг, пошел навстречу Императору и Кротову. Капитан перевел взгляд с мощной фигуры старика в открытом шлеме с гнутыми черными рогами на своего командира и чуть не запнулся. "Что это с ним?!" Глаза Кротова стали точно такими же, как у идущего рядом верховного правителя этого мира. Орлов видел Императора первый раз в жизни и посчитал, что раз это Император, у него, наверное, и должен быть такой взгляд. Другое дело Кротов, его он видел сегодня, и у него были обычные человеческие глаза, а не эти пронзительные, проникающие в душу, темные глазища. Он не мог даже разобрать сейчас, какого они цвета. "Вроде карие были, - подумал он и рассердился на себя. - Какого хрена! Навоевался, похоже. Накололи всякой дряни. Вот и мерещится"
  - Батальон, смиррна! - рявкнул капитан и на секунду замешкался - кому докладывать? Решил - буду как в своей армии и, застыв перед Кротовым, выпалил:
  - Батальон землян для встречи построен. Задача по прорыву...
  - Все вижу сам, - прервал доклад Сергей, глядя за него. - Немного вас осталось. Встань пока в строй. Сейчас выступит Император.
  "Что за черт? Я точно как обкуренный", - подумал Орлов. Голос Кротова ему тоже показался другим - даже обычные фразы были наполнены силой и властью.
  - Земляне! - разнесся над залом зычный голос. - Вы настоящие бойцы! Империя благодарна вам! Вы навсегда войдете в её историю!
  Что-то было в этой речи, состоящей всего лишь из лозунгов, что заставляло людей распрямляться и чувствовать себя значительными.
  "Что со мной? - удивился Орлов. - Сейчас крикнет "в атаку!" и я побегу".
  - Ваш командир - верховный главнокомандующий всеми войсками в особом районе пограничья - генерал Сергей Кротов объяснит вам все. Я заверяю, что все, что вам было обещано, будет выполнено. Слава Земле!
  Бойцы на мгновенье замешкались, не зная, как ответить, но помог Кротов. Он выдохнул первым, и вслед за ним весь батальон прокричал троекратное русское раскатистое "Урааа"!
  Как только батальон смолк, Император развернулся и, больше не оглядываясь на Кротова, пошагал к выходу из зала. Многочисленная охрана побежала за ним.
  Сергей по-быстрому, в несколько фраз, объяснил, что к чему.
  - Итак, кто желает продолжить службу со мной проходит на правый фланг, кто хочет домой - на левый. Кто желает переехать жить в Империю, те на месте.
  Через несколько минут образовалось три примерно равных группы. Кротов обрадовался, когда увидел Орлова в группе на правом фланге. "Он же говорил, что детей нет и с женой нелады".
  - Капитан Орлов! Ведите людей в казарму, размещайтесь. Еще поговорим. Времени у нас теперь хватит.
  - Есть, генерал! - молодцевато ответил тот и увел своих людей.
  "Никого я не буду усыплять", - подумал Кротов, глядя вслед строю. Потом подошел к группам, покидающим "Тор" и на прощание лично пожал всем руки.
   Надо было срочно идти в Центр Управления принимать дела, но Сергей хотел до этого увидеть принцессу. Он попробовал вызвать её, но вместо Алгалы неожиданно ответил Глемас.
  - Ты здесь? - обрадовался Кротов.
  - Да, генерал. Мы в Центре Управления.
  Землянин усмехнулся: "МРОБ, как всегда, узнает новости первыми".
  - Кто мы?
  - Я, принцесса и Чекра.
  - Отлично. Вы все мне нужны. Я сейчас буду.
  Он чуть ли не бегом отправился в центр. На ходу он вызвал Пассимуши. Узнав, что те недалеко, приказал тоже подойти к Главной Рубке. Многочисленные военные - в основном спецназ, семнадцатый батальон - при его приближении замирали и, приветствуя, выбрасывали от груди руку со сжатым кулаком. "Похоже, все уже знают о моем назначении".
  С зардерцем он встретился перед входом в центр. Здесь уже стояла новая охрана, спецназовцы во все глаза рассматривали нового командира. Кротов хотел решить вопрос с Воинами Зардера без присутствия посторонних, но в суматохе подготовки трудно было найти место, где не было людей. Сергей просто отвел Парибо в сторону, показал охране, чтобы никого не подпускала, и опять коротко рассказал о вариантах будущего.
  - Вас осталось мало и если откажетесь, я все пойму. Ответ дашь через двадцать минут. Мне надо встретиться еще кое с кем.
  Воин кивнул и сразу начал связываться со своими.
  Кротов хотел оставить охрану у дверей, но немолодой серьезный полковник, к его удивлению, начал возражать.
  - Поймите, генерал. Крепость еще не полностью проверена, никто не знает, какой сюрприз могли оставить нифлянцы. И вообще, вам надо привыкать к присутствию охраны, вы теперь здесь второй в иерархии после Императора.
  Полковник поставил Сергея выше Алгалы. "Похоже, с принцессой все еще хуже, чем я думал".
  - Хорошо, - согласился Кротов. - Проверяйте, но потом покинете каюту.
  Когда он вошел в разъехавшиеся с легким свистом двери, Глемас и Чекра стояли у стола спиной к дверям. Они обернулись и Глемас, улыбаясь, кинулся к Сергею, но на полпути остановился, выправился, лицо стало серьезным, и он выбросил руку от груди.
  - Приветствую вас, генерал Кротов!
  Сергей не стал отвечать, он обнял старого друга и, хлопнув его по спине, весело предупредил:
  - Еще раз такое увижу, накажу!
  В это время он увидел Алгалу - она сидела в кресле у стола и до этого её загораживали Гронберги. Кротов шагнул к ней. Чекра поклонилась, тоже поприветствовала его и шагнула в сторону. Землянин не узнавал принцессу - она словно потускнела. Алгала подняла голову и посмотрела на Сергея потухшими равнодушными глазами. Узнав Сергея, она слабо улыбнулась и попыталась встать, но не смогла, правая нога не гнулась. "Она что, не пошла в медмашину? Как броня зафиксировала раненную ногу, так и осталось?"
  - Сиди, Алгала, - он положил руку ей на плечо и заглянул в глаза. - Как ты?
  Та смотрела на него и постепенно оживала, глаза начали опять наливаться зеленью.
  - Сережа, - она впервые назвала его так в присутствии других. - Я все знаю. Спасибо тебе.
  Кротов сразу понял, о чем она говорит.
  - Прекрати. Все нормально, ты как была принцесса Алгала Аллювиель Блиц Голиеконе, так ей и осталась. В новой Империи никого не будет выше тебя. Думаю, пост главы дипломатии нового правительства будет тебе к лицу.
  Принцесса поднялась, глаза блеснули - острый ум девушки сразу выхватил то, что Сергей давал ей этим назначением. На этом посту ей, наверняка, придется иметь дело со Звездной Империей, и все, отвернувшиеся сейчас, будут вынуждены признать её равной. Она, вдруг, крепко обняла Кротова и, не обращая внимания на Гронбергов, заплакала.
  - Я буду лучшей главой дипломатии, - прошептала она сквозь слезы. - Ты не разочаруешься.
  И все-таки она осталась прежней. Не давая себе раскиснуть, Алгала отстранилась от Кротова, смахнула слезы и через минуту выглядела так, как всегда - собранной и деловитой.
  - Приказывайте, Император. Я готова к работе.
  - Не торопись, Алгала, - улыбнулся Сергей. - Я пока только генерал. Но первый приказ для тебя уже есть - немедленно в медбокс! Мне нужна здоровая команда.
  Ни к кому не обращаясь, он крикнул:
  - Охрана! Немедленно проводить принцессу в медмашину!
  Дождавшись, когда двое офицеров подхватили Алгалу и направились с ней к двери, он повернулся к Глемасу и в лоб спросил:
  - Мне нужен лорд-канцлер Министерства Разведки и Общественной Безопасности. Ты согласен?
  - Вообще-то, я не один, - Гронберг посмотрел на свою половину. - Хочу посоветоваться...
  - Он согласен! - командирский голос Чекры Горрах прорезал зал.
  Сергей подавил улыбку - он так и думал, честолюбивая дочка главы клана с забытой планетки не упустит такой шанс.
  - Вот и хорошо. У вас совсем мало времени. Выбирайте себе каюты.
  В это время Алгала остановилась в дверях и кинула на него такой взгляд, что Сергей сразу вспомнил всех своих подруг. "Ладно, сейчас главное - умудриться не погибнуть раньше, чем начну создавать свою Империю, а с личными делами разберемся потом". Он не видел, что как только принцесса вышла, она опустила щиток шлема, так что никто не мог увидеть её лицо, сразу принявшее растерянное выражение и прошептала:
  - Что это со мной?
  
  Кротов постоял, оглядывая свое будущее рабочее место - все, как во всех командных рубках - махнул рукой и пошел в операторский зал. Пора отдавать первые приказы, впереди опять война и, похоже, она снова только крайняя...
  
  
  
  КОНЕЦ
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 5.86*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"