Михайлова Ольга Викторовна: другие произведения.

Цикл о маришке (Мурка 3)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Люська, Мурка, крыска Маришка и петух Петр Петрович.

Глава 1.

Рыбалка.

  
   Люське было скучно. Она побродила вокруг дома, полежала на крыльце, погрызла сахарную косточку. "Чем же заняться, - думала она, - пойду к Мурке, может быть, что-нибудь придумаем".
   - Привет, кошуля, послушай, чем бы заняться? Скукотища.
   Мурка села рядом с Люськой, и они начали усиленно думать.
   Вдруг Люська сказала:
   - Пойдем на рыбалку, а?
   - А чем будем ловить, удочки у нас нет? - спросила Мурка.
   Та немного подумала:
   - Я видела удочку в избе. Сбегаю принесу.
   Кошуля поинтересовалась:
   - А как ей пользоваться?
   Люська ответила:
   - Очень просто. Размахиваешься и бросаешь в речку.
   Кошечка озадаченно почесала за ухом.
   - А как же ее вытаскивать?
   - Легко, - не задумываясь, проговорила Люська, - прыгну в речку, подплыву и вытащу удочку вместе с рыбой.
   - А как мы доберемся до речки? Автобусом? - в голосе Мурки прозвучала неуверенность.
   - Ну ты даешь, - рассмеялась Люська, - у нас же нет бумажек, по которым в нем ездят. Забирайся на спину, крепко держись, а удочку я понесу в зубах.
   Сказано - сделано. Друзья отправились в путь. Наконец они оказались на берегу.
   - Есть хочется, - пробормотала Мурка.
   - Потерпи немного, наловим рыбы и поедим, - ободрила ее Люська.
   Она несколько раз бросала удочку в реку, доставала ее. Кошечка сидела на берегу и, облизываясь, ждала. Вот-вот Люська поймает рыбу, и они наедятся. Но рыбы не было. Друзья смотрели друг на друга - что же делать? Почему же ничего не ловится? Мурка стала успокаивать Люську:
   - Да ладно, в другой раз обязательно поймаем. Пойдем "помышкуем".
   Охота оказалась удачной. Наелись от души, отдохнули и в путь. Дома они вытряхнули из ящиков все книги. Кошуля нашла книгу, на которой нарисована огромная рыба. Мурочка листала страничку за страничкой и вдруг увидела рыбака с удочкой.
   - А! - воскликнула Люська, - все ясно. Я неправильно забрасывала удочку. И червячков не накопали. В следующий раз наловим полным-полно рыбы, завтра поучимся.
   Кошуля согласилась с радостью. С утра началась тренировка. Мурочка накопала червяков и покидала их в миску.
   - Начали, - скомандовала Люська. Она держала в зубах удилище, кошечка быстро разматывала леску, насаживала на крючок червяка и мчалась с леской к бочке, прыгала на нее, конец лески быстро опускала в бочку. Люська резко дергала и тащила на себя. Чтобы закрепить полученные навыки, решили поучиться еще и на другой бочке. Никто не ожидал, что у хозяина там плавала пойманная накануне рыба. Мурка и Люська оторопели от неожиданности. Кошечка носилась как ракета. Люська резво дергала за удилище. Рыбалка оказалась удачной. Налопавшись до отвала, они мечтали о новых приключениях. Хозяин, собиравшийся приготовить на ужин рыбу, был весьма удивлен ее исчезновением. Подозрение пало на соседского кота. Хозяин возмущенно ругал кота. А сытые Люська и Мурка дружно поддакивали и негодовали по поводу съеденной рыбы.
   - Ах мошенник, он еще и удочку мою утащил, - сказал хозяин. - Но удочка-то зачем коту понадобилась? Странно, в следующий раз закрою бочку крышкой.
   Чтобы успокоить хозяина, Мурочка принесла ему спрятанную на "черный день" корочку хлеба. Хозяин махнул рукой и отправился спать.
   - Получилось нехорошо, -произнесла Люська, - кто же знал, что это хозяйская рыба?
   Кошуля сидела и о чем-то думала.
   - Не переживай, вместо рыбы я наловлю ему много мышей. Послушай, Люся, мне пришла в голову блестящая мысль - мы можем вместо удочки использовать мои лапки. На речке ты будешь плавать рядом с берегом, а я сяду около воды, и когда ты подгонишь рыбу близко ко мне, я буду подцеплять ее лапкой и выбрасывать на берег. Посмотри на мои острые коготки, они лучше всяких крючков.
   Люська идею одобрила. Решили ее проверить, когда хозяин вернется с рыбалки. Рано утром Мурка побежала будить свою подружку:
   - Люся, вставай быстрей, хозяин рыбу принес, запустил в бочку и прикрыл ее крышкой. Давай посмотрим, пока он спит.
   Друзья подошли к бочке. Люська встала на задние лапы, а передней немного сдвинула крышку. Мурочка запрыгнула на нее, заглянула внутрь. В воде плавали рыбки. Кошечка опустила туда лапку, ловко подцепила добычу и сбросила ее вниз к Люське. Она сделала вторую попытку, тоже удачно. Затем кошуля спрыгнула с бочки, а Люська подвинула крышку на место. Рыбку они съели. Мимо пробегала крыска Маришка:
   - Привет, девочки, - сказала она, - чем занимаетесь?
   - Готовимся к рыбалке, - проговорила Мурка, дожевывая рыбий хвостик.
   - Да? Возьмите меня с собой, я вам буду помогать: могу опустить хвостик в воду, буду им шевелить, рыба подумает, что это червячок.
   - Ладно, тогда не будем задерживаться, - сказала практичная Мурочка, - я сбегаю за пакетом, вдруг мы все не съедим. Положим остатки в пакет и принесем домой.
   - Пора отправляться, - дала команду Люська, - забирайтесь ко мне на спину и крепко держитесь, а пакет я возьму в зубы. Ну, в путь!
   Вскоре они дошли до реки. Отдохнули, и рыбалка началась. Люська плавала и подгоняла рыбу. Маришка опустила хвостик в воду и шевелила им, привлекая внимание рыбы, которую подгоняла Люська. И пока рыба с удивлением рассматривала странного червячка, Мурка ловко подхватывала ее лапкой и выбрасывала на сушу. Вскоре там образовалась большая горка рыбы. Люська выбралась на берег.
   - Ух, уморилась. Надо отдохнуть, -произнесла она, с удовольствием разглядывая добычу.
   Они немного перекусили, остальное сложили в пакет.
   - Если мы съедим все, то не сможем двинуться с места, - вполне резонно заметила Маришка.
   Остальные согласились и отправились в обратный путь, захватив пакет.
   Дома, расположившись поудобнее, Люська, Маришка и Мурка продолжили свой обед. Сытые и довольные, улеглись под раскидистым кустом и заснули. Каждой из них снился сон. Люське: как она, большая и сильная, несет Маришку и Мурку на спине, а в зубах тащит тяжелый пакет с рыбой. Маришке: как рыбешки пытались откусить ей хвостик, и даже во сне она подергивала им. Мурке снилось, как под ее мудрым руководством все слаженно работали. Когда друзья проснулись, они еще раз с удовольствием обсудили подробности рыбалки. Люська подвела итог:
   - Мы молодцы, а давайте пригласим в гости Петю и расскажем ему о рыбалке.
   Кошечка засомневалась, стоит ли это делать:
   - Я боюсь, - сказала она, - он дерется. Я помню, когда бедная Маруська была совсем маленьким, любопытным котенком и не знала, что подходить к петухам опасно, Петя, будучи в плохом настроении, клюнул котенка, попав ему в глаз. С тех пор Маруську зовут пираткой. Потом Петр Петрович оправдывался, что он не хотел причинить котенку зло, получилось это случайно. Но почему-то никто не поверил.
   Друзья помолчали. Умница Маришка заметила, что Петя может помочь им накопать червяков, он делает это очень умело. Мурочка согласилась с ней. Решили пригласить его, но чем Петра Петровича угощать? Маришка принесла из своих запасов несколько сухариков. Люська раскрошила их, а Мурка собрала в аккуратную кучку. Люська отправилась за Петей. Петух очень удивился, когда услышал приглашение, но с радостью согласился.
   - Петя, девочки немного тебя побаиваются, - сказала Люська, пока они не спеша шли по дороге.
   - Да, а почему? - поинтересовался он, - я не дерусь и всегда веду себя прилично.
   - Они вспомнили Пиратку, - объяснила Люська.
   - Но это же была случайность, честное слово. Я буду с ними очень вежлив, - обещал он.
   Люська представила Петуха Маришке и Мурочке, тот галантно поклонился, шаркнул ножкой, похлопал в знак приветствия крыльями. Друзья пригласили его к "столу". Петя был сражен наповал:
   - Мои любимые хлебные крошки, вот спасибо! - смущенно произнес он. Как настоящий джентльмен, Петя предложил девочкам разделить с ним его ужин, уверяя, что хлебные крошки очень вкусные, но те вежливо отказались. За столом все оживленно болтали и были весьма довольны друг другом. Встреча удалась. Пришло время говорить "до свиданья". На прощание Петя сказал:
   - Я знаю отличные места для рыбалки, обязательно покажу их вам. Пока, девочки, я помчался домой, а то будут искать меня.
   - Очень вежливый, - заметила Маришка.
   - Совсем не страшный, - добавила Мурка.
   - Настоящий рыцарь, - сказала Люська.
   "Кажется, я произвел хорошее впечатление. Отличные девочки. Надо будет им помочь, - подумал Петя, - да и самому хочется попробовать порыбачить, говорят, что это увлекательное дело. Ну хватит мечтать, завтра вставать рано". Устроившись поудобнее на насесте, он задремал.
   На утренней зорьке Петя бодрым криком возвестил жителям деревни, что наступило утро, и пожелал всем удачного дня. Справедливо полагая, что свою работу он выполнил прекрасно, Петя отправился на пруды. Рыбаки, сидевшие на берегу, с удивлением смотрели на странного петуха, который не спеша прохаживался по берегу и заглядывал к ним в ведра, потом уселся на склонившееся над водой дерево и что-то внимательно в ней рассматривал, потом еще раз обошел рыбаков и отправился в деревню. Там он нашел Люську, гревшуюся на солнышке, и сказал:
   - Я был на прудах, рыбы в них полным-полно. Погода хорошая, давайте прогуляемся туда.
   - Идея отличная, пойду позову девочек, - с воодушевлением произнесла Люська.
   Мурочка и Маришка идею одобрили, и вскоре они были на прудах. Обошли рыбаков и устроились на склонившемся над водой дереве. Друзья с интересом разглядывали резвящихся в воде рыбок. Мурочка, увлекшись этим зрелищем, забыла, что находится на дереве, и плюхнулась в воду. Люська, не задумываясь, рванулась за ней и, схватив Мурку за шкирку зубами, как щенка вытащила на берег. С кошечки лилась вода, она дрожала, вода оказалась холодной. Люська тщательно, почти досуха, вылизала кошечку. Ведь бедная Мурочка не умела стряхивать воду, как это делает собака. Кошечку было необходимо согреть. Петя взял Мурочку под крыло.
   Когда та согрелась и обсохла, вся компания двинулась домой. Кошуля была тронута заботой и вниманием друзей. "Нужно будет чем-нибудь их порадовать", - думала она. Проводив Люську, Маришку и Мурочку, Петя пошел домой, пообещав заглянуть через денек. После всех волнений Люська и Маришка заснули, а Мурочка терпеливо сидела и ждала, пока хозяин закончит обед. "Не может же он съесть все это один, - думала она, - наверняка что-нибудь вкусное останется". Вышел. Кошечка поняла - обед закончен, и поспешила этим воспользоваться. Косточки она положила в Люськину миску, а сыр и колбасу красиво разложила на Маришкиной тарелке. "Сервировка - высший класс!" - похвалила себя Мурочка и побежала звать друзей. Она разбудила их и сказала:
   - Девочки, я накрыла на стол, пошли кушать.
   Аппетит был у всех отменный, еда быстро исчезала. Вдруг в комнату вошел хозяин. Маришка чуть не подавилась. Она в каком-то совершенно немыслимом прыжке перелетела через Люську и спряталась за нее, испугавшись, что хозяин вспомнит о куске сала, который она пыталась у него утащить. Но все обошлось, тот взял удочку и вышел. Пока Люська и Маришка не спеша продолжали есть, Мурочка открыла книгу и начала учить стихотворение.
   - Хочу порадовать Петю, - сказала кошечка.
   - Очень хорошо! - хором произнесли Маришка и Люська.
   Наконец, съев все до последней крошки, они поблагодарили кошечку за вкусную еду. Потом Люська стала мыть посуду, т.е. тщательно ее вылизывала, а Маришка села послушать стихотворение, которое выучила кошуля. И вдруг она вспомнила, что Петя очень хотел научиться рыбачить.
   - Мурочка, а где книга с нарисованной на ней рыбой? - спросила Маришка.
   - Да вот она, на столе, - ответила кошечка, - а зачем тебе?
   - Петр Петрович мечтал научиться рыбу ловить. Давай еще раз книгу посмотрим, может быть, найдем для него что-нибудь подходящее.
   Но увы, в книге они ничего не нашли и стали думать, где же еще можно посмотреть. Люська вспомнила, что видела в журнале картинку с нарисованным зимородком, который ловил рыбу, и они решили показать журнал Пете. Как и обещал, тот пришел вовремя. Петр Петрович любил точность. Все были рады снова его увидеть. Мурочка прочитала ему стихотворение: "Петя-Петя-петушок, золотой гребешок, маслена головушка, шелкова бородушка". Петя был польщен:
   - Спасибо, Мурочка, - сказал он.
   Мариша принесла ему журнал с картинкой, где зимородок рыбачил, спросив, не подойдет ли ему такой способ ловли рыбы. Тот внимательно изучил картинку и ответил, что с точки зрения аэродинамики вход в воду был бы для него затруднителен из-за не совсем подходящей для этого формы тела. Люська, Мурочка и Маришка удивились, услышав такое мудреное слово. "Надо будет посмотреть в словаре, что это за таинственная аэродинамика", - подумали они.
   Петя размышлял о способе зимородка. Благоразумие взяло верх, и он решил, что будет просто помогать девочкам ловить рыбу, так от него больше толку - о чем он им и сказал. Те согласились, рисковать жизнью друга девочки не хотели.
   Петя, Мариша и Люська обсуждали разные вопросы, а Мурочка их внимательно слушала. Время летело быстро. Надо было расставаться, договорились о новой встрече. Петя обещал подумать, чем они могли бы заняться, так как на улице стало намного холоднее, и улица уже не манила их так, как в теплые дни.
   По дороге домой Петр Петрович размышлял о том, чем можно занять время в ненастные дни, которых становилось все больше и больше. Его раздумья прервал голос хозяйки, которая спрашивала, где он до сих пор бродил, она уже стала думать, что его кто-нибудь съел или утащил, да и курятник пора закрывать. Расположившись на ночлег, уставший Петя надеялся сразу заснуть, но не тут-то было. Какие только мысли не приходили ему в голову, но ни одной стоящей, а обещание надо было выполнять.
   - Ладно, утро вечера мудренее, - пробормотал он, - завтра обязательно придумаю.
   Утром его осенило:
   - Покопаюсь-ка я в сарае, может быть, что-нибудь найду.
   Действительно, в самом дальнем углу сарая лежали: шашки, лото, домино и даже непонятно откуда привезенные нарды. Там же Петя обнаружил краски, карандаши и потрясшую его воображение детскую игру "футбол".
   - Вот это да! - воскликнул он, - теперь уж точно скучно нам не будет. У девочек еще полно книг и бумаги для рисования.
   Петя был очень доволен, что выполнил свое обещание:
   - Пойду за Люсей, надо же все перенести.
   Он привел Люську, и они вместе сложили "сокровища" в мешок.
   Вскоре Мурочка и Маришка уже могли оценить это богатство.
   - Потрясающе! - произнесли обе, - а ведь у нас еще есть книги.
   Хозяйственная Мурочка аккуратно разложила все по полкам.
   - Петя, какой ты молодец! - заметила она.
   Услышав похвалу, тот гордо поднял голову, встряхнул свои перышки. Друзья смотрели друг на друга молча, слова были не нужны, они - вместе, а потому уже счастливы.
  

Глава 2.

Помощь Маришке.

  
   Наступила осень. В прозрачном холодном воздухе закружилась золотисто-красная листва. Хозяин стал чаще топить в доме. По вечерам, закончив дневные хлопоты, он подвигал кресло поближе к печи, садился в него, брал книгу и читал. В другом кресле располагалась Мурочка, на его спинке, как на насесте, устраивался Петя, а Люська ложилась у ног хозяина. Они грелись и смотрели на языки пламени, которые завораживали и притягивали к себе. Тихонько потрескивали дрова. В доме было тепло и уютно. Все было бы совсем хорошо, если бы с ними могла быть крыска Маришка, но она очень боялась хозяина и не выходила из-за печи. Однажды, будучи очень голодной, крыска стащила кусок сала, и хозяин это заметил.
   А дело обстояло так. Маришка обследовала свои закрома, и убедившись, что съестным там и не пахло, отправилась на поиски пропитания. Она кружила по избе, обнюхивала каждый уголок. По пути крыска нашла луковицу. Съела ее, но после этого разболелся животик. А кушать хотелось все равно. Вдруг Маришка уловила легкий соблазнительный аромат. Так могло пахнуть только сало. Она еще раз внимательно исследовала комнату, пытаясь определить место, где находилось это лакомство. "На холодильнике", - почувствовала Маришка. Оставалось самое простое - достать. Она как скалолаз поднялась по стене, цепляясь острыми коготками, потом прошла по натянутой веревке и спрыгнула на холодильник. Кусок сала был завернут в салфетку и пленку, но все равно источал такой аромат, что у Маришки текли слюнки. Она подвинула сало к краю холодильника и сбросила его вниз. Спустившись так же, как поднималась, крыска зацепила свое сокровище острыми зубами и потащила к своей норке. Но вход оказался слишком узким - кусок никак не пролезал. Тогда Маришка развернула его и начала поспешно есть. Справедливо полагая, что если она часть съест, то уж остальное протолкнет в нору. Крыска оказалась права, и ей почти удалось это сделать. За этим серьезным занятием и застал ее хозяин. Сало он отобрал, а Маришке здорово попало.
   И вот теперь Люська, Петя и Мурочка ломали головы над тем, как исправить ситуацию: им очень хотелось, чтобы Мариша находилась с ними, а не за печкой. Когда хозяин ушел спать, Петя сказал:
   - Есть только один выход - вернуть хозяину сало. Думаю, что тогда он простит Маришку, и мы снова будем вместе.
   - Но как это сделать? - поинтересовалась Люська, - у нас же нет денег, чтоб купить даже совсем маленький кусочек.
   - А нам они и не нужны, - сказал Петя, - я договорюсь со своей хозяйкой о том, что мы уберем всю опавшую листву в саду. Она только недавно говорила: ей не хватает времени и рук привести сад в порядок. Ну а когда мы выполним эту работу, хозяйка даст нам кусочек сала.
   - Петя, а тебе удастся договориться? - заволновалась Мурочка.
   - Я очень постараюсь.
   На том и порешили. Петя побежал домой. Надо было все продумать. На следующий день он подошел к хозяйке, огорченно сетовавшей на то, что скорее всего ей так и не удастся убрать листву. Тут-то Петя и предложил:
   - Мои друзья и я все приведем в порядок, но за работу мы хотели бы получить кусок сала.
   Хозяйка удивленно посмотрела на него.
   - Вы даже не сомневайтесь! Мы сделаем все очень хорошо, листву соберем и вывезем, - произнес Петр Петрович. И видя, что хозяйка колеблется, добавил:
   - Нам очень нужна работа. Хотим помочь другу.
   Петя умоляюще посмотрел на хозяйку. Сердце ее дрогнуло:
   - Хорошо, завтра начинайте.
   "Сбегаю сообщу девочкам", - подумал он. Люська, Мурочка и Маришка, услышав новость, сказали:
   - Ура!
   С утра пораньше они пришли в сад. И работа закипела. Петр Петрович привел курочек, и те шустро сгребали листву, да и сам он не отставал от них. Мурочка и Люська загружали листву в небольшую тележку, Люська впрягалась в нее и тащила к оврагу. Там выгружала, возвращалась, и все повторялось заново. Маришка тоже суетилась, пытаясь хоть несколько листочков, но положить в тележку. С утра до вечера друзья трудились. Через две недели сад был буквально "вылизан". Петя привел хозяйку, та ахнула:
   - Ну и ну! - только и смогла произнести она.
   Кусок сала был вручен Люське. Он оказался таким большим, что только она могла дотащить его до дома.Там Мурочка аккуратно завернула его еще раз в блестящую бумагу, чтоб было красивее. Друзья стали ждать вечера. Решили так: по знаку Петра Петровича Маришка должна подтащить сало к хозяину, и они все хором попросят простить ее. Завернутый кусок положили около печи, но не далеко от кресла, чтобы крыске было полегче тащить.
   И вот, как обычно, хозяин взял книгу и сел читать. Петя подал знак Марише. Та, упираясь всеми четырьмя лапками, попыталась сдвинуть кусок с места, но безрезультатно.
   - Кажется, перестарались, - пробормотала Мурочка, - кусок слишком большой, у Мариши не хватает сил.
   Бедная крыска пыхтела, сопела и ни с места.
   - Надо ей помочь, - заметила Люська, - а то надорвется.
   Она потянула сверток за ленточку, которой тот был перевязан, и он оказался почти у ног хозяина. Тот увлеченно читал, ничего не замечая. Маришка тихонько подошла, взяла одной лапкой ленточку, а другой потирала лоб, как будто вспотела. Петя решил обратить внимание хозяина на Маришку и сказал:
   - К вам гостья!
   Тот недоуменно посмотрел и растерянно спросил:
   - Гостья? Ты?
   - Я! - неожиданно для самой себя проговорила крыска.
   Испугавшись собственной смелости, замерла. Все слова, которые должна была произнести, вылетели у нее из головы. Лапка, которой она держала ленточку, начала дрожать, а в черных глазах-бусинках отразился такой ужас, что хозяину стало жалко ее.
   - Что принесла? - поинтересовался он вполне миролюбиво.
   - С-сало, - заикаясь, едва выговорила Маришка.
   Выручила Мурочка:
   - Мы честно заработали этот кусок, убирали опавшую листву в саду. Петр Петрович, Люська, Мариша и я трудились аж две недели с утра до вечера, - нервно затараторила кошечка.
   Напряженная обстановка подействовала на нее. Петр Петрович тоже произнес свое веское слово:
   - Повинную голову меч не сечет. Маришка возвращает украденное когда-то сало, а мы все просим разрешить Марише сидеть вместе с нами у печи.
   Хозяин взял сверток из крыскиной дрожащей лапки, развернул, понюхал и сказал:
   - Очень вкусно пахнет. Сделано по всем правилам.
   Он порезал часть на кусочки и угостил Люську, Мурочку, Петю, предложив тому поклевать. Погладил Маришку, положил и перед ней кусочек, проговорив:
   - Ешь, бедолага, и отдыхай. Как ты вообще дотащила такую тяжесть?
   Хозяин вернулся к чтению, а Маришка, устроившись около теплой Люськи, подумала: "Как мне повезло! Какое счастье иметь таких замечательных друзей, которые не оставят в беде, не предадут и не продадут".
   Петр Петрович, Люська, Мурочка и Мариша были снова вместе. Они грелись, любовались постоянно менявшими цвет огоньками в печи и потихоньку беседовали.
  

Глава 3.

Маришкина мечта.

   Крыска Маришка увлеклась чтением книг о художниках. Она подолгу рассматривала репродукции. Ей очень хотелось самой попробовать написать картину, но какую выбрать тему и направление, Маришка не знала. То ей казалось, что лучше заняться портретами, то натюрмортами, а может быть вообще написать природу. Бедная крыска размышляла об этом день и ночь. Совсем измучавшись, она поделилась своими мыслями с друзьями.
   - Думаю, что можно испытать себя в разных направлениях, - высказала свое мнение Мурочка, - например, сделать композицию из разных продуктов и изобразить ее на бумаги, или написать портрет Люськи, либо мой. Я совсем не возражаю, и даже если портрет будет очень оригинальным, все равно буду рада его иметь.
   Петр Петрович согласился с кошечкой, сказав, что Мариша сама почувствует, какое направление ей ближе.
   - Я ничего не понимаю в картинах и лучше обустрою рабочее место для Мариши, - проговорила Люська и побежала договариваться с хозяином. Тот с интересом выслушал ее.
   - Совсем не плохо, если крыска будет художником, - сказал он, - одну мастерскую - летнюю - мы оборудуем на веранде, а на холодное время года - в доме. Но как сделать так, чтобы Маришке было удобно работать, а если кто-то захотел бы посмотреть картины, ему не пришлось бы сгибаться в три погибели или вставать на четвереньки, чтобы попасть в мастерскую?
   Хозяин и Люська озадаченно смотрели друг на друга.
   - Что будем делать? - спросила Люська.
   - Не знаю, - ответил тот, - наверно, надо набросать варианты постройки на бумаге, а потом решать.
   Он сел за стол, взял листок, карандаш и погрузился в размышления. Люська бродила из угла в угол. "Думай, голова, думай, - говорила она себе, - доски не подойдут, и ежу понятно. А что же тогда, какой материал использовать? Ну и задача!" Хозяин тоже мучился.
   - Эврика! - воскликнула Люська и рванулась к нему.
   - Ну? - спросил тот с надеждой. - Говори.
   - Мы закрепим под потолком струну, а на нее на колечках повесим легкий материал, он будет касаться пола. Когда Маришка захочет поработать, то задернет занавес. Получится огороженное место - мастерская.
   - Молодец! - произнес хозяин, - а теперь послушай, что я придумал. Я сделаю один маленький мольберт для написания маленьких картин, а другой большой. Когда крыска возьмется за создание большой картины, она будет использовать большой мольберт. А еще соберу платформу на колесиках, на ней закреплю кресло на ножке. На подлокотниках будут кнопки. Одна - для передвижения платформы. Другая управляет механизмом, который медленно может опускать и поднимать ножку кресла до любого уровня, а третья наоборот - раскладывает ножку опять же до нужного Маришке уровня. Сидя в этом кресле, она сможет писать картины любого масштаба. Не проблема сначала изобразить небо, а потом землю.
   - Здорово! - похвалила Люська, - ну что, начинаем?
   Хозяин кивнул, принес все необходимое. Работа закипела.
   А в это время Петр Петрович и Мурочка решали свои задачи. Петя выпиливал и собирал резные полочки для хранения красок. Вырезал из дерева стакан для того, чтобы ставить в него кисти.
   - Петя, - поинтересовалась Мурочка, - а почему ты используешь только дерево, ведь тот же стакан проще вылепить из глины. Посмотри, как долго ты с ним мучился.
   - Понимаешь, кошуля, для меня нет материала лучше дерева. В нем сохраняется солнечное тепло и свет. Даже если в комнате мрачновато, взглянешь на светлые деревянные полки, и кажется, что они светятся, как будто на них отдыхают солнечные зайчики. На душе становится легче и теплее, улучшается настроение.
   - Петя, ты - поэт произнесла она! - Очень красиво рассказываешь.
   - Да нет, - смущенно пробормотал Петр Петрович, - просто хочется, чтобы у Мариши в мастерской было уютно. А говорю так о дереве, потому что только в этом материале я могу выразить свои мысли и чувства... Мурочка, а что у тебя получается?
   Кошечка принесла два фартучка с множеством карманов. Фартучки выглядели очень красиво, они были сшиты Мурочкой из разноцветных лоскутков.
   - Мариша будет их одевать, и не испачкает животик красками. Все художники в них творят, - сказала кошечка, - а еще я сошью подушечку в кресло, чтобы было мягче сидеть. Потом буду делать из таких же лоскутков занавес. Тогда все вещи будут смотреться гармонично, по-моему неплохо.
   Петя посмотрел на кошулину работу:
   - Мурочка, у тебя хороший вкус. Вещи - нарядные и радостные.
   Разговаривать времени особо не было, и они снова принялись за дело. Крыска Мариша сначала бегала от одних к другим, смотрела, волновалась, потом внезапно остановилась:
   - Собственно говоря, а я-то что бегаю? Нужно заняться набросками. За печью песок, сейчас разравняю, возьму тонкий прутик и начну рисовать. Скоро у друзей все будет готово, мне даже нечего представить, нет ни единого наброска.
   Мариша вдохнула воздух, медленно выдохнула и успокоилась.
   - Все, приступаю, - пробормотала она. Взяла прутик, и из-под лапки начали появляться первые в ее жизни наброски.
   Работа у всех спорилась. Петр Петрович, закончив мастерить полки, стал помогать Мурочке, затем на помощь пришла Люся. Занавес был большой, и кошуле не хватало силенок с ним справиться. Наконец мастерская была обустроена.
   - Как в сказке, - заметила Мурочка, - а где же Мариша?
   Все бросились на поиски. Люська обнаружила крыску за печью. Мариша с выражением счастья на мордочке безмятежно спала прямо на песке, прижав заветный прутик к груди. Люська позвала остальных, все стояли очень тихо, разглядывая наброски.
   - Этого не может быть, - заметил Петр Петрович.
   - Но это уже есть, - высказалась кошуля.
   - Да-а... - только произнесла Люська.
   - Талантище, - восхитился хозяин, - пусть отдыхает. Открытие мастерской перенесем на завтра.
   Утро выдалось солнечным, радостным. Петя, Мурочка, Люська, хозяин привели себя в порядок. Петя разбудил крыску.
   - Пойдем смотреть мастерскую, - проговорил он.
   Мариша, взглянув на построенное чудо, пролепетала:
   - И это все для меня?
   Друзья улыбались. Даже суровый на вид хозяин улыбнулся и сказал:
   - Удачи тебе, Мариша!
  

Глава 4.

Маришка - художник.

  
   Маришка решила начать с портретов друзей. Закрывшись в своей мастерской, взяв кисть в лапку, она писала. В это время крыска забывала обо всем на свете. Люське и Мурочке приходилось уговаривать Маришку сделать хотя бы небольшой перерыв, чтобы отдохнуть и поесть. Петр Петрович поддержал их, сказав:
   - Мариша, творчество художника - не такое легкое ремесло, как может показаться. Нужно обязательно есть и отдыхать. Если ты перетрудишь лапку, то кисть будет невозможно держать, потому что лапка может побаливать.
   Крыска понимала - друзья желают ей добра и волнуются за нее. Взглянув на их обеспокоенные лица, она проговорила:
   - Хорошо. Конечно, я несколько увлеклась. Ну с кем не бывает. Обещаю исправиться.
   Хозяин одобрительно кивнул, он уже успел привыкнуть к крыске и тоже волновался за нее. Маришка это почувствовала и с благодарностью посмотрела на него. Ей очень хотелось написать портрет хозяина, но она боялась, что тот рассердится. После некоторых колебаний Маришка все же спросила:
   - Хозяин, а можно я напишу и ваш портрет?
   Тот растерянно улыбнулся. Просьба Маришки растрогала его, но он не показал вида. Принес альбом с фотографиями, положил перед крыской и произнес:
   - Выбери сама, у тебя хороший вкус. Я тебе доверяю.
   Было очевидно, что в способности крыски написать его портрет хозяин нисколько не сомневался.
   - Позировать я не могу, - произнес он, - нет времени, но и по фотографии, я уверен, у тебя получится классный портрет. Ты очень талантлива.
   Петр Петрович, Люська и Мурочка были рады за Маришку и гордились ею.
   - Давайте вместе посмотрим альбом, - предложила крыска. Мнение друзей для нее было важно.
   - Надо же, - заметила Люська, - на этих фотографиях наш хоязин такой молодой. Вот он на охоте, на рыбалке, с совсем еще маленькой Мурочкой на коленях. А вот на этой фотографии он строит дом, кажется тогда я была ещё щенком.
   Петя и кошуля, слушая Люську, внимательно рассматривали каждую фотографию. Перед их глазами проходила жизнь хозяина. Мурочка загрустила, Люська и Маришка тоже приуныли. Петр Петрович посмотрел на них и сказал:
   - Предлагаю выбрать фото, где хозяин изображен веселым, улыбающимся и счастливым.
   Все согласились. Мариша, немного поколебавшись, произнесла:
   - Я бы хотела написать еще один портрет.
   Она взяла карточку, на которой хозяин в военной форме и вся грудь в наградах.
   - Я не знала, что он воевал, - проговорила крыска.
   - Может быть, лучше не напоминать ему об этом кошмаре? - спросила Люська, - на войне он потерял многих друзей и чудом не погиб сам.
   Мурочка начала тереть глаза, Мариша зашмыгала носом. Петр Петрович, которому тоже было не по себе, постарался их успокоить.
   - Девочки, - сказал он, - мы сделаем следующее: Маришка напишет два портрета, но тот, на котором хозяин улыбается, повесим сразу, а другой с наградами подарим ему на День пограничника. В этот день он вспоминает своих друзей в любом случае, но мне кажется, хозяину будет приятно, когда он узнает, как мы его уважаем и гордимся им. Под портретом будет стихотворение, посвященное ему.
   - А откуда возьмем стихотворение? - поинтересовалась Люська.
   - Мурчик сочинит, - сказал Петя.
   Кошуля от неожиданности растерялась:
   - А у меня получится?
   - Конечно, - ответили Мариша, Люська и Петр Петрович.
   Мурочка вздохнула:
   - Я очень постараюсь, но что из этого выйдет, не знаю. Петя, а у тебя есть какая-нибудь книга о стихосложении, хорошо бы почитать сначала, потом приступать. Ведь не хочется ударить лицом, т.е. мордочкой, в грязь. Кажется, так говорят.
   - Я спрошу у хозяйки, пообещал он, - не буду откладывать. Сейчас прямо и сбегаю.
   - Петя, а твоя хозяйка не ругается, что ты так много времени проводишь с нами? - поинтересовалась Люська.
   - Да нет конечно, в курятнике все в порядке. Жителей деревни по утрам бужу. Хозяйке помогаю. Она очень довольна мною.
   - Ну, я помчался за книгой, - сказал Петр Петрович, - ждите, скоро вернусь. И исчез.
   - Пора спать, - позевывая, пробормотала Люська, - будет день и будет пища. Мариша, хозяин сделал тебе гамачок и повесил в мастерской. Теперь баинькать можешь в нем. Кстати, довольно удобно.
   Крыска опробовала гамачок.
   - Действительно удобно, - согласилась она с Люськой и пошла к хозяину.
   - Спасибо огромное! - сказала крыска.
   - Да чего уж, ладно, - произнес тот и легонько погладил ее.
   Мордашка Маришки сияла от радости. Она осмелела и тоже погладила руку хозяина в знак благодарности.
   - Крыска, ну беги, беги к друзьям, - улыбнулся тот.
   В доме все спали. Только Мариша, покачиваясь в гамачке, мечтала.
   - Сначала напишу портреты, потом попробую натюрморты, чтобы как-то украсить кухню. Яркие сочные краски будут как нельзя кстати. Ну а дальше видно будет.
   Наконец и она заснула. Ночь. Негромко тикали ходики. Тишина за окном. Жители деревни мирно спали под колыбельную, которую напевал им осенний ветерок. Никто из них не мог даже представить, что в деревне появился художник, работы которого многие из них захотят иметь у себя дома. Но все это будет гораздо позже, а пока ничто не нарушало покой, и маленький художник тихо посапывал в своем гамачке.
   Утром после завтрака Мариша пригласила Люську позировать. Та послушно выполняла просьбы крыски принять ту или иную позу, пока Мариша делала наброски, потом эскизы. Наконец Люська взмолилась:
   - Маришенька, отпусти, я устала так, что уже лапой пошевелить не могу, а хвост вообще отвалился.
   - Спасибо огромное, Люся, - сказала та, - я уже закончила, отдыхай. Думаю, портрет будет готов через пару недель, не раньше.
   Бедная Люська кивнула и поплелась к своему коврику, растянулась на нем и подумала: "А я даже и не подозревала, что позировать так тяжело".
   Отдохнув, она поделилась впечатлениями с Мурочкой, чья очередь позировать была следующей. Кошуля с большим интересом слушала. Мариша прочитала очень много книг о художниках.
   - Наверно, все они так работали, - предположила она, - а Мариша к делу относится серьезно. Значит, портрет будет готов через две недели?
   - Да, подтвердила Люська, - как ты думаешь, я хорошо получусь?
   - Уверена, - сказала кошечка.
   "Надо заранее продумать самые эффектные позы. Хочется, чтобы Маришка оценила мою гибкость, пластику, грацию, - думала Мурочка, - тогда ей легче будет создавать мой портрет". Размышления кошечки прервала Люська:
   - Мурчик, ты помнишь, когда нам должны привезти книги?
   - Нет, что-то не помню. Давай сходим на почту, узнаем. Заодно проверим, не прислали ли книги для Пети и Мариши.
   Неспешно беседуя, они добрались до почты. Оказалось, что все заказанные книги привезли. Люська взяла тяжелую посылку и охнула.
   - Придется идти с остановками, - проговорила она.
   Кошуля предложила свою помощь, но Люська махнула лапой:
   - Сама дотащу.
   Но Мурочке было очень жалко ее, она помчалась к хозяину.
   - Наша Люська может погибнуть, ее задавят книги! - испуганно прокричала кошуля.
   Хозяин взглянул на дрожащую от страха Мурочку, бросил свои дела, подхватил на руки кошечку и побежал к почте. На дороге он увидел еле-еле бредущую Люську. Ее мотало из стороны в сторону, лапы заплетались.
   - Ну разве так можно? Позвали бы меня, - сказал он.
   Забрал у бедной Люськи ее ношу.
   - Сама-то дойдешь? - спросил он.
   Бедолага Люська кивнула, тяжело дыша. Тем временем Мурочка вспомнила о тележке.
   - Хозяин, давай возьмем тележку и загрузим в нее и Люсю, и посылку.
   Так и сделали. Хозяин толкал перед собой тележку, кошуля шла рядом. Вскоре добрались до дома. Маришка, увидев в окно такую странную картину, выскочила из дома:
   - Что, что случилось? Почему Люська лежит в тележке?
   - Ничего, все нормально, - произнес хозяин.
   Вытащил Люську, внес в дом, положил ее на коврик, а книги на стол. Мурочка поставила перед Люськой еду, но у той не было даже сил прикоснуться к ней. Кошуля гладила Люську лапкой и бормотала:
   - Сейчас отдохнешь и все будет хорошо.
   Огорченная Маришка поддакивала. Внимание, забота, ласка помогли. Люська ожила. Она открыла глаза. Слопав с большим аппетитом еду, сказала:
   - Девочки, я в полном порядке.
   Мариша и Мурочка вздохнули с огромным облегчением. В комнату зашел хозяин. Он посмотрел на повеселевшую компанию и произнес:
   - Милые дамы, прошу вас больше не носить такие тяжести, для этого у вас есть я, ваш кавалер.
   Петр Петрович, которому сообщили, что видели, как Люську везли в тележке, не на шутку перепугался. Прихватив аптечку, Петя мчался по дороге сломя голову, перепрыгнул через ежиху Топотушу, которая только ойкнула, перемахнул забор и через окно влетел в комнату. Увидев живую Люську, обрадовался и, отдышавшись, спросил:
   - Что случилось?
   Мурочка рассказала со всеми подробностями. Петр Петрович возмутился:
   - Вы с ума сошли! Да как вам в голову пришло тащить такую тяжесть.
   Не успокоившись, Петя извинился за резкие слова:
   - Переволновался, - объяснил он, - Люся, дай слово, что такое не повторится.
   - Никогда, - заверила Люся. - Может, посмотрим, что нам прислали?
   Они разложили книги на столе. "Русский портрет" для Маришки. Труды Жуковского, Циолковского, Королева по ракетостроению, о спутниках и полетах в космос для Петра Петровича, фэнтези для Мурочки и книги по истории для Люськи. Все были очень довольны.
   - Прислали комментарии Плутарха, здорово! - с восторгом воскликнула Люська. - Ой! И об Архимеде тоже есть. Сократ, Аристотель, красота да и только.
   Мариша бережно перелистала "Русский портрет":
   - Посмотрите, какие одухотворенные лица, выразительные глаза. Вот бы научиться так писать.
   - Петя, - позвала Мурочка.
   Но тот ничего не видел и не слышал. Его мысли витали в космических далях.
   - Петя, - еще раз позвала кошуля, - а ты узнал у хозяйки о книге по стихосложению?
   Слова Маришки о портретах напомнили ей, что она должна написать стихотворение.
   - А? Что? Книга? Какая? - наконец очнулся Петр Петрович. - Мурчик, к сожалению, у нее такой нет.
   - Жаль, - проговорила кошуля, - придется что-то самой изобретать.
   - Кстати, девочки, ко мне скоро приедет мой друг Эрик. Он - изобретатель, обязательно познакомлю вас с ним.
   Люська и Мурочка переглянулись. В глазах кошули запрыгали смешинки:
   - А Эрик знает что, для проезда в автобусе нужна бумажка под названием билет? - поинтересовалась она.
   - Конечно, кто же об этом не знает, - удивился странному вопросу Петр Петрович.
   - Представь себе, Петя, я об этом даже и не подозревала. А Люся знала, чтобы проехать в автобусе, нужны какие-то бумажки, которых у нас не было, и потому мы отправились на речку пешком. В книгах, которые мы читали, слово "билет" не попадалось ни разу.
   - Вот чудеса, - произнес Петр Петрович, - а как же вы узнали?
   - Да очень просто, - вступила в разговор Люська, - я увидела в руках у хозяина бумажку, он внимательно разглядывал её перед тем, как идти на остановку, и спросила его, что интересного может быть написано на такой маленькой, невзрачной бумажке? Тот ответил, что это не бумажка, а билет на автобус, а смотрел он на нем время прибытия. Я рассказала о разговоре Мурочке, и теперь нам кажется смешно, что когда-то мы не знали такую простую вещь.
   Мариша, выслушав историю про билеты, неожиданно пробормотала:
   - Н-да, теперь и я представляю, о чем говорят, когда произносят слово "билет".
   - Ну, девчонки, уморили, - закатываясь от смеха, едва выговорил Петр Петрович, - ой, не могу!
   Петя шлепнулся на спину и задрыгал ногами. Смеялся он так заразительно, что Маришка, Люська и Мурочка тоже не выдержали: крыска попискивала и хлопала по животику, Люська взвизгивала и выплясывала какие-то немыслимые танцевальные па, а Мурочка, перевернув жестяную миску, выстукивала на ней легкомысленный веселенький мотивчик. Среди общего веселья Петр Петрович внезапно вспомнил, что он должен быть серьезным: "Я же несу ответственность за девочек, а я веду себя как неразумный цыпленок". Собрав всю свою волю, он попытался сделать строгий голос и сказал:
   - Девочки, вы мне очень дороги, и я вам еще раз напоминаю: впредь будьте осторожны, не носите ничего тяжелого, берегите себя, чтобы не огорчать меня. Хорошо, что с Люськой все обошлось. А ведь могло... Бр-р-р! Даже подумать страшно.
   Люська, Маришка и Мурочка, все еще улыбаясь, сказали:
   - Клянемся!
   - А теперь давайте обсудим вопрос о презентации картин. Где и как она будет проходить? - произнес Петр Петрович.
   - Петя, может, еще рановато об этом думать, - с сомнением проговорила крыска. - Дело двигается гораздо быстрее, чем я предполагала, но спешить с выставкой явно не стоит.
   Было заметно, что она боялась показывать картины кому-либо, кроме своих друзей. Но Люська поддержала Петра Петровича:
   - Мариш, ты не трусь, - сказала она, -картины мы развесим на веранде, окна закроем шторами, которые сделает наш специалист Мурчик. У нее уже есть опыт. Мы с Петей соберем и установим шикарную подсветку. Тот, кто хоть раз увидит твои картины, никогда их не забудет. Выставка будет иметь колоссальный успех.
   Кошуля и Петр Петрович согласились с Люськой.
   - Все организуем ого-го как, - добавила к вдохновенной речи Люськи Мурочка.
   Мариша, чувствуя поддержку друзей, которые не сомневались в ее таланте, приободрилась и проговорила:
   - Я почти закончила портрет Люси. Хочу сделать наброски с кошули и Пети, а потом писать портреты и не отвлекаться на черновую работу. Мурчик, ты можешь мне попозировать?
   Кошечка с радостью согласилась. Петр Петрович произнес:
   - Пока ты будешь занята с Мурочкой, я почитаю. Когда понадоблюсь, позовешь.
   Для кошули наступил момент триумфа. Мурочка вообразила себя топ-моделью и прохаживалась перед Маришей, как будто находилась на подиуме. Продуманные кошулей заранее движения, жесты, позы, меняющаяся походка привели Маришку в восторг. Она едва успевала делать наброски.
   - Мурочка, ты настоящая актриса, -воскликнула крыска, - я получила огромное удовольствие.
   - Знаешь, Маришка, и я тоже. Спасибо тебе. Пойду позову Петю, - проговорила она.
   Петр Петрович с большим трудом оторвался от увлекательного чтения, подошел к крыске:
   - Маришка, я не умею позировать. Покажи, что нужно делать.
   - Ты можешь пройтись, встать, взмахнуть крыльями, наклонить голову, постоять.
   Петя попытался продефилировать перед крыской, но почему-то стал спотыкаться, одна нога цеплялась за другую. В конце концов он шлепнулся на пол. Поднявшись, Петя замер и стоял расстроенный, с поникшей головой. "Ничего не получается", - бормотал он. Ему даже было неловко смотреть на крыску. Маришка не растерялась. Она оказалась хорошим психологом:
   - Петя, расскажи, о чем ты сейчас читал?
   И произошло чудо. Вместо подавленного, неуверенного в себе существа перед Маришкой предстал прежний Петр Петрович. Взъерошенный, с блеском в глазах, он с жаром стал рассказывать о ракетах и межгалактических полетах. Маришка незаметно делала наброски.
   - Отлично, - произнесла она, - сеанс позирования окончен.
   - Как, уже все? - удивился Петр Петрович, - оказывается, это совсем не сложно. Я могу быть свободным?
   - Конечно, а я буду писать портреты. Все наброски у меня есть, - проговорила Маришка.
   Все вокруг нее перестало существовать. Она погрузилась в работу.
   Тем временем Петр Петрович, Люська и Мурочка превращали веранду в выставочный зал. Пришлось потрудиться. Дни летели быстро. Наконец Петр Петрович, тщательно осмотрев сделанное, с удовлетворением произнес:
   - Все готово. Будем ждать портреты.
   Друзья не задавали Маришке никаких вопросов, знали, что она сама сообщит, когда закончит писать. Люська и Мурочка по-прежнему следили, чтобы та вовремя ела и отдыхала, Петр Петрович старался принести для крыски лакомый кусочек.
   И вот знаменательный день настал. Маришка пригласила всех в мастерскую. Череду портретов открывал портрет Люськи. Веселая, бесшабашная Люська удивленно застыла перед своим изображением. Ее поразили глаза, в которых было столько доброты, готовности поддержать в лихую минуту, помочь, защитить...
   - Неужели у меня такие глаза?
   - Да, - подтвердил Петр Петрович, - именно такие. Маришка почувствовала твой характер и смогла передать его через выражение глаз.
   Следующим был портрет кошули - изящество, артистизм, необыкновенная пластика. Мягкая, пушистая, красивая шерстка вызывала желание дотронуться, погладить. Но, взглянув в глаза, каждый понимал, что перед ним гордый, своенравный, независимый тигренок, который может быть очень ласковым, но только когда захочет сам. Получить силой эту ласку невозможно.
   Петра Петровича крыска изобразила как ученого-мыслителя.
   - Маришка, моя попытка позировать с треском провалилась, кажется и набросков ты не делала, во всяком случае - я не заметил, но портрет все равно получился, - сказал он.
   - Петя, ты так увлекся описанием ракеты, что ничего не видел и не слышал вокруг себя, - проговорила крыска.
   - Да... - озадаченно протянул тот, - наверно, так и было. Я как "сяду на своего любимого конька", выпадаю из реальности.
   - Маришка, а где твой портрет? - поинтересовалась Люська.
   Крыска смутилась и сказала:
   - Мне кажется, что с ним что-то не так. Видимо, я выразила свое внутреннее состояние на тот момент. Автопортрет выглядит немножко странным.
   Крыска представила друзьям свое творение. На автопортрете у всегда жизнерадостной Маришки в глазах была неизбывная тоска.
   - У каждого в жизни бывают грустные минуты, философски заметила Мурочка - но жизнь одна, и какой бы она порой горькой не казалась, мы должны собраться с силами и мыслями и найти в ней что-нибудь отрадное и жить дальше. Маришка, ты не отчаивайся, мы, твои друзья, с тобой рядом, -и, помолчав немного, добавила: и хозяин тоже.
   Люська не произнесла ни слова. Петр Петрович тоже. Их чувства высказала кошуля. Постояв еще немного перед портретами, Петя проговорил:
   - Маришка, ты написала удивительные портреты. Девочки, аккуратно берем и развешиваем это богатство в выставочном зале. Проверим подставку, поставим посреди зала стулья, чтобы можно было сидеть сколько хочешь и любоваться. Маришка, командуй, куда что вешать.
   Когда все было развешано, включен свет, а Люська расставила стулья и хотела пригласить хозяина, крыска воскликнула:
   - Портрет хозяина забыли!
   Люська принесла портрет. Друзья долго спорили, на каком месте он будет смотреться лучше всего. Наконец все сошлись на том, что место в центре - самое подходящее. Над ним и под ним будут их собственные портреты. Еще раз осмотрев экспозицию, Петр Петрович задержал взгляд на портрете хозяина.
   - У хозяина такая хорошая улыбка, жаль, что улыбается он так редко, - произнес Петя.
   Крыска вздохнула и побежала звать хозяина. Тот пришел очень уставший:
   - С вашего позволения, буду смотреть сидя.
   Усевшись поудобнее, он поднял глаза... Хозяин молча переводил взгляд с одного портрета на другой. Постепенно с его лица исчезали усталость и печаль. В серых глазах пробегали и вспыхивали искорки. Наконец он улыбнулся и стал похож на молодого, счастливого, смеющегося парня, которого с такой любовью изобразила Мариша. Петр Петрович, Люська, Мурочка и хозяин еще долго сидели, наслаждаясь необыкновенной атмосферой, которую удалось создать своими картинами маленькому художнику Марише.
   - Когда я смотрю на картины, то переношусь в мир, где не существует зависти, злобы, предательства, но есть настоящие верные друзья. Думаю, что было бы хорошо, если бы их увидели люди, особенно дети. Кажется, ну что - просто портреты, но они согревают душу, потому что ты, Мариша, вложила в них свою теплоту, нежность, которые чувствуешь к нам, твоим друзьям, - проговорил хозяин. - Спасибо тебе, малышка. А что касается твоего автопортрета, то это особая история. Задумчивые с грустинками глаза, и в них мольба о чем-то невозможном, о том, что не выразить словами, так как слов-то таких нет. Маришка, ты наше солнышко, и мы тебя любим.
   "Как хорошо сказал хозяин, ни убавить, ни прибавить. Все ясно", - подумала Мурочка. Она взглянула на Люську и Петю и прочла в их глазах молчаливое согласие с его словами. Тот погладил Люську и Мурочку, потрепал перышки Пети, взял на руки Маришку. Она робко подняла на него глаза. Хозяин улыбнулся:
   - Все будет хорошо, - произнес он. Потом обратился к Петру Петровичу:
   - Попробуем организовать просмотр картин, пригласи свою хозяйку. Она сама когда-то рисовала, ей должно быть интересно посмотреть и поговорить с Маришей. Один из стульев поставим рядом с картинами, чтобы Марише было удобно сидеть, и она будет отвечать на вопросы посетителей, если они у них возникнут.
   Петя заметил:
   - Нужно повесить часы работы выставки, так всегда делается, а то Маришку могут замучить восхищенные посетители.
   - Ладно, я повешу табличку, - проговорил хозяин.
   - А я буду охранять Маришу в часы работы вернисажа, - пробормотала Люся, - знаю я этих поклонников, от них не отобьешься. Нашего художника надо беречь.
   - Все, ребята, всем отдыхать, набираться сил, - строго произнес хозяин.
   - Люся будет рядом, значит, волноваться нечего, - убеждала себя крыска, - главное выспаться, голова будет ясной, и я легко отвечу на любой вопрос, правда?
   - Не сомневайся, - уверенно подтвердила Люська и растянулась около гамачка Маришки, - не переживай, спи.
   Мурочка, посмотрев на спящих Маришку и Люську, тоже решила прикорнуть. Она устроилась около теплого бока Люськи и заснула. Кошуле приснился сон, будто Маришку пригласили на выставку в Мадрид, чтобы показать ее необыкновенные картины, и они, ее друзья, поехали вместе с ней. Картины имели огромный успех, и Марише пришлось давать интервью журналистам и почитателям ее таланта. Она рассказывала о том, как писала портреты друзей. Особенно подробно описала, как позировала кошуля, и конечно, все захотели сами увидеть потрясающую топ-модель. И Мурочка прошла... прошла так, что в зале воцарилась тишина. Потом зал взорвался от бурных оваций и восторженных криков...
   - Мурчик, перестань толкаться, - пробурчала сонная Люська.
   Кошуля открыла глаза, вздохнула, повернулась на другой бок и снова заснула.
  

Глава 5.

Первый посетитель.

  
   Петр Петрович рассказал своей хозяйке о картинах Маришки и пригласил ее посмотреть. Та сразу оживилась:
   - Давно я не была на выставках, конечно, с удовольствием пойду. Сейчас оденусь понарядней, сделаю прическу.
   - Зачем? - спросил оторопевший Петя.
   - Как это зачем! Для меня посещение выставки всегда было праздником.
   И пока хозяйка занималась собой, Петя стоял с несчастным видом. Сначала он переминался с ноги на ногу, потом принялся считать, затем он мысленно разбирал чертежи ракеты. Наконец не выдержав вежливо сказал:
   - Лина, если вы так долго будете собираться, мы сможем попасть на выставку после второго пришествия, а между прочим, часы ее работы ограничены.
   - Все, я готова. Пошли, - произнесла хозяйка.
   Она на всякий случай захватила свои рисунки. Жители деревни с интересом смотрели на нарядную Лину и важно вышагивавшего рядом Петра Петровича.
   - Вы куда? - пытались узнать они.
   - Потом, потом. Мы спешим, - говорила хозяйка.
   Петя довел ее до дверей и произнес:
   - Вы зайдите одна, а у меня еще дело. Не спешите, побеседуйте, а затем я за вами зайду.
   Лина вошла в выставочный зал с каким-то внутренним трепетом. Около картин, на вышитой подушке, лежащей на стуле, сидела Мариша. При ней, как охранник, находилась Люська. Лина внимательно разглядывала каждый портрет. Она была поражена мастерством маленького художника: "Как Маришке так удалось изобразить характеры! У меня это не получалось. И Петя у меня на рисунке выглядит не похожим сам на себя. Какой-то неживой".
   - Мариша, - произнесла она, - я потрясена! Знаешь, Маришка, я тоже когда-то рисовала. Некоторые из своих рисунков принесла, чтобы показать тебе. Посмотри, пожалуйста. Видимо, у меня не хватает способности. В зверушках нет жизни.
   Крыска предложила гостье присесть. Они вместе стали просматривать наброски с разных животных. И вдруг среди них попался натюрморт.
   - Мне кажется, вам можно попробовать сменить направление. Посмотрите, натюрморт хорош. Я сама долго размышляла над тем, с чего начинать писать. Выбрала портреты, но хотела бы попытаться написать натюрморт, бытовые сценки, природу. Задумок много. Давайте я покажу вам, какие у меня есть книги по искусству, - сказала Мариша, - могу дать вам почитать.
   - Мне нравятся импрессионисты. Можно, я возьму эту книгу о Моне? - спросила Лина.
   - Конечно, - кивнула крыска.
   Потом они обсуждали разные стили, направления, манеру художников накладывать мазки на холст.
   - Мне нравится, когда картина немного шероховата. Но это делается не кистью, а специальным инструментом, - произнесла Мариша.
   Беседа могла продолжаться еще долго, но Петр Петрович, заглядывавший уже несколько раз в зал, наконец деликатно напомнил хозяйке, что дома в печи стоят щи и наверно их пора вынимать, сам он не справится.
   - Маришка, мне было очень интересно. Но увы, дела ждут. Надеюсь, мы еще встретимся, - сказала она.
   - Буду рада. Спасибо, что зашли, - проговорила крыска.
   Итак, первый визит закончился.
   - Мариша, теперь поешь и отдыхай, Лина заговорит любого, - проворчала Люська.
   Она принесла еду и следила, чтобы крыска все съела.
   - Люсь, но мне было интересно, и я не устала, - возразила Маришка.
   - Ешь, ешь, - продолжала ворчать Люська.
   Убедившись, что тарелка опустела, она успокоилась.
   - Мариш, давай немного погуляем, а то мне одной скучно, - попросила Люська, понимая, что крыска снова сядет писать картины и никакого отдыха не получится.
   Та разгадала маленькую хитрость Люськи, но не стала отказываться от прогулки, чтобы не огорчать ее. "Она же заботится обо мне", - думала крыска. Мариша забралась на спину Люське, и они отправились. Некоторые из жителей деревни увидев их, здоровались и спрашивали, в какие дни и часы работает выставка. Удивленная Маришка давала исчерпывающий ответ.
   - Люсь, а откуда они так быстро обо мне узнали? - поинтересовалась она.
   - Все просто. Лина, пока шла домой, останавливалась поболтать то с одним, то с другим и, конечно, каждому сообщала о бесподобной выставке и о тебе, талантливейшем художнике. Теперь, Мариша, держись, народ пойдет.
   Едва они успели вернуться домой, влетела взбудораженная Мурочка.
   - Девочки, деревня гудит как растревоженный улей. Люся, я буду помогать охранять Маришу, а то вдруг ее у нас украдут.
   Та согласилась:
   - Думаю, это нелишне, знаменитость всегда усиленно охраняют. Я буду сидеть рядом с Маришей, а ты недалеко от двери, и каждый входящий будет оказываться между нами.
   Крыска слушала своих друзей и думала: "Я могу работать спокойно. Люська и Мурчик не дадут пропасть". Вскоре примчался обеспокоенный Петр Петрович:
   - Надеюсь, у вас все нормально? - отдышавшись, спросил он. - Несколько дней, вероятно, придется потерпеть наплыв посетителей. Хозяйка, буквально захлебываясь от восторга, рассказала всем, кому могла, что в деревне есть маленькое сокровище - художник Мариша. В жизни жителей деревни редко происходят яркие события, поэтому они с радостью придут, чтобы соприкоснуться с прекрасным. Через несколько дней наплыв уменьшится, и ты сможешь работать. Я подежурю во дворе и буду пропускать по два человека, чтобы в зале не образовалась толпа, тогда каждый в полной мере сможет насладиться картинами без помех.
   Петр Петрович оказался прав. Люди шли и шли. Зачастую приходили уставшие, мрачные, а выходили с совсем другими лицами. Кто-то смотрел молча, кто-то, решившись, задавал вопросы, но никто не остался равнодушным. Посетителей интересовало: будут ли новые выставки, можно ли приобрести картину или попросить написать на определенный сюжет. Мурочка, слушая, как Мариша справляется с вопросами, подумала: "Маришке понадобится пресс-секретарь, который будет сообщать о новых выставках, рассказывать о задумках художника, может, даже проводить экскурсии". Люське тоже пришла в голову такая мысль. "Надо обсудить это с Петей, но в более спокойной обстановке", - решила она.
   После закрытия выставки кошечка и Люська подняли вопрос о пресс-секретаре. Петр Петрович, подумав немного, сказал:
   - Мне кажется, это неплохая идея. У Маришки будет оставаться больше времени и для творчества, и для отдыха. Мы можем выполнять обязанности секретаря по очереди. Почитаем специальную литературу, надеюсь справимся. А что ты думаешь об этом, Маришка?
   - Я не знаю, - честно ответила та, - мне нужно время это осмыслить. Но скорее всего вы правы. Писать, принимать посетителей, да еще экскурсии - все вместе тяжеловато.
   - Мариш, ты не волнуйся, мы тебя не подведем, - проговорила Люська.
   - Да, но у вас самих не хватит времени и сил почитать свои книги. Вон они так и лежат на столе, вы даже не открывали их.
   - Да это все ерунда, - пробормотала Мурочка, - все утрясется и будет все нормально.
   Еще несколько дней были очень напряженными, но потом поток посетителей схлынул, и все действительно встало на свои места. Мариша продумывала дальнейшие работы. "Займусь натюрмортами для кухни", - решила она и постепенно стала делать наброски. Люська читала об Архимеде, кошуля - фэнтези, а Петя - о ракетах. По вечерам они собирались вместе и обсуждали, как прошел день. Им было о чем рассказать друг другу.
  

Глава 6.

Неожиданный визит.

  
   Ежиха Топотуша услышала о выставке от соседей. Узнав во всех подробностях о том, какие именно картины представлены, она решила сначала посмотреть их сама, а потом уже сходить со своим любимым сынулей Ежи. Топотуша, долго бродившая по залу, устала и решила отдохнуть. Она устроилась на Маришкиной подушке, продолжая разглядывать портреты. Неожиданно для самой себя ежиха пришла в хорошее расположение духа и подумала: "Надо же, как удивительно подействовали на меня портреты. Правду сказали соседи, Маришка - талантливый художник. Может быть, она возьмет Ежи себе в ученики?" Размышляя на эту тему, Топотуша задремала. Люська, заскочившая в зал, чтобы удостовериться, все ли в порядке, обнаружила ежиху, да еще и на Маришкином месте.
   - Топотуша, а как ты здесь оказалась, ведь выставка закрыта? - поинтересовалась Люська.
   - А я не знала, что она закрыта, смотрю - дверь приоткрыта, ну я и прошла. Надеюсь, Маришка не рассердится на меня. Знаешь, Люсь, портреты меня поразили. У них такая добрая аура. Я как-то сразу почувствовала умиротворение. Со мной такого давно не было. Люся, я хотела бы с тобой посоветоваться. У меня есть сын Ежи. Я собираюсь привести его на выставку, ему наверняка понравится. Он сам иногда что-то рисует или лепит из глины разные фигурки. Получается забавно. Как ты думаешь, можно ли попросить Маришу взять Ежи в ученики, ему очень тоскливо дома. Он будет слушаться Маришу и выполнять все, что она скажет. Например, смешивать краски, мыть кисти или еще что-нибудь делать. Вся душа за него изболелась! Сядет у окошка и грустит. Может быть, она не откажет? Ведь у многих художников были ученики, и Марише была бы польза, и Ежи веселее жить.
   - Не знаю, - честно сказала Люська, - каждый художник решает сам, брать ученика или нет. Обнадеживать не буду, но поговорю обязательно. Топотуша, я знаю деревенских жителей, но твоего сына никогда не видела.
   - А Ежи не выходит на улицу, он стесняется, - проговорила ежиха.
   - Но почему? - недоуменно поинтересовалась Люська.
   Топотуша замялась, а потом призналась:
   - Дело в том, что выглядит он немного необычно. На нем по каким-то неизвестным причинам не выросли ни колючки, ни шерстка.
   Люське удалось не показать своего удивления. Она махнула лапой и произнесла:
   - Эка невидаль, лысый ежик! Приходите посмотреть портреты, а мы тем временем обсудим ситуацию.
   Она поведала про чудного ежика кошуле и крыске. После некоторых раздумий Мурочка произнесла:
   - Видимо, наша задача заключается в том, чтобы отнестись к странному ежику, как будто он в колючках и у него есть шерстка.
   - Конечно, - согласилась крыска, - в жизни случается всякое. Мне жаль и его, и Топотушу. Найти для ежонка работу несложно. Посмотреть, что он умеет. В конце концов, Ежи может помогать не только мне, но и вам, девочки. Думаю, с нами ему скучно не будет. У нас есть время до прихода Топотуши с сыном, давайте я покажу вам наброски натюрмортов, которые успела сделать.
   - Как это вы собирались смотреть их без меня! - услышали они голос Петра Петровича, - непорядок!
   Все заулыбались. Посмотрев наброски, друзья сошлись во мнении, которое выразила Люська:
   - Сказать что красиво - значит ничего не сказать!
   Она же рассказала Пете о лысом ежике.
   - Я встретил его лишь однажды во дворе, где живет Топотуша. И слышал о нем от хозяйки. Мы немного поговорили. К концу разговора я уже забыл, что ежик без колючек. Мне он понравился. Ну ладно, давайте подождем его, увидите, собеседник он отличный.
  

Глава 7.

Лысый ежик.

  
   Хозяин заглянул в комнату и сообщил:
   - В выставочном зале ходит Топотуша с каким-то странным существом.
   - Это Топотушин сын, - проговорила Люська.
   - Н-да, вид у него, мягко говоря, несуразный. Впрочем, любой может появиться на этот свет немного в странноватом обличье. От этого никто не застрахован.
   - Топотуша уже была здесь. Она очень сильно переживает за Ежи, потому что он ни с кем не общается, из дома почти никуда не выходит, боится, что над ним будут смеяться. Топотуша мечтает о том, чтобы Маришка взяла его в ученики, - сказала Люська.
   - Понятно, - произнес хозяин и, взглянув на крыску, спросил:
   - А что ты думаешь, малышка?
   - Думаю, попытаться стоит. Люся, Мурочка и Петя тоже будут с ним заниматься. Все понемножку, и Ежи не будет одиноко, - ответила Мариша, - мы решили это вместе.
   - Молодцы! Ничего другого я от вас и не ожидал, - сказал хозяин, - кстати, они идут сюда. Не буду мешать, беседуйте.
   Вошли Топотуша с сыном. Петр Петрович представил им Мурочку, Люську и Маришку. Ежи совсем смутился и пробормотал что-то похожее на "здрасте", сделал попытку поклониться и даже смешно притопнул ножкой. "Он поклонился почти так же, как это делает Петя. Правда, пока у него это получается не очень умело", - отметила про себя кошуля.
   - Жожик, ты поклонился как настоящий мушкетер, - сказала Люська.
   - А почему вы назвали меня таким именем? - вежливо поинтересовался тот.
   - Я хотела назвать тебя ласково. Вот и вышло вместо Ежи - Жожик, - ничуть не смутившись, ответила она. - Скажи, Ежи, а что тебе нравится читать?
   Задавая этот вопрос, она не сомневалась, ежонок читать любит.
   - Мне нравится древняя история, фантастические приключения, но, пожалуй, больше всего люблю рисовать и лепить фигурки, вазы, чаши, - ежонок оправдал ожидания Люськи. Ответив на вопрос, Ежи несмело посмотрел на крыску, которая до сих пор не проронила ни слова.
   - Уважаемая Мариша, - произнес он, - я вряд ли смогу выразить словами свое впечатление о ваших работах. Чувствую, что душа моя переполнена радостью. Но не знаю, как сказать об этом.
   "Как витиевато Ежи говорит, ну точь-в-точь как Пусси, друг Кайдара", - пришла в голову Люськи неожиданная мысль. Наконец в разговор вступила Мариша.
   - Ежи, - проговорила она, - если ты так любишь рисовать, то мы могли бы вместе начать офомлять кухню, там много работы.
   - Неужели это правда, вы возьмете меня в ученики? Ой! А вдруг я не справлюсь? - обрадовался, но тут же засомневался Ежи.
   - Бояться не нужно. Я буду учить тебя. Думаю, у нас все получится, - подражая немного интонации хозяина, произнесла Мариша.
   - Мама, великая Мариша согласилась меня учить! - воскликнул Ежи.
   Тут уж растерялась Маришка:
   - Ну что ты так говоришь. Великая... Ну и выдумал! Я дам почитать тебе книги о действительно великих художниках.
   Но тот смотрел на крыску таким восхищенным взглядом, и убедить его, что Маришка не великий мастер, было невозможно.
   - До завтра, Ежи, - попрощалась крыска, - мы будем тебя ждать.
   Топотуша была так рада за сына, что забыла, как выходить из комнаты. Она пятилась к двери задом, все время повторяя:
   - Огромное спасибо, огромное спасибо.
   Ежи, взглянув на маму, почувствовал, с ней творится что-то неладное.
   - Мама, - прошептал он, - повернись к двери лицом, так тебе будет легче выйти.
   - Ой, совсем ошалела от радости! - воскликнула Топотуша, - извините!
   После того, как ежихино семейство отправилось домой, Петя изрек:
   - Я и не знал, что счастье может затмевать разум, как и горе.
   - Говорят, что лучше с ума сходить от счастья, чем от горя, - заметила Мурочка. - Топотушу можно понять. Ежи ее сын. Я тоже буду рада, если нам удастся ему помочь. То, что он умный и добрый, сомнения не вызывает. Чуть-чуть смешной, пообщаемся, посмотрим.
   - Да, время покажет, - согласилась с ней Маришка. - Ежи занимается лепкой. Вполне вероятно, он может сделать глиняную посуду для кухни, вазы для цветов и расписать их под хохлому. Кухня должна быть нарядной. После ее оформления я займусь портретом хозяина, ко Дню пограничника. Мурочка, а как у тебя со стихотворением?
   - Не получается, бьюсь как рыба об лед, - огорченно произнесла кошуля. - Слова не рифмуются. Можно, конечно, представить это как белый стих, но когда душа не лежит к своему творению, значит, надо создавать заново. Как любит говорить Петя, "per aspera ad astra".
   - Наверно, надо набираться терпения. Обидно, что никто из нас тебе помочь не может. Я так вообще ни сочинять, ни рисовать не могу, а у тебя, Мурочка, дар сочинительства есть. Знаешь, я когда-то видела черновики великих писателей, поэтов. Кошуля, они столько черкали, целые страницы, а кто-то, кажется Гоголь, даже сжег целый том, - произнесла Люська.
   - Спасибо за поддержку, Люся! - кошуля помолчала, а потом добавила:
   - У меня перед глазами возник твой портрет. Как же права была Мариша, когда из множества набросков выбрала тот, с которого и написала его.
   Друзья посмотрели на крыску, и Петр Петрович сказал:
   - Девочки, я до сих пор не могу поверить. Ну как же мне повезло, что судьба нас свела. В жизни такое происходит довольно редко. Я всегда себе говорю: все мы оказались в нужном месте в нужную минуту.
   Он вспомнил о Ежи и произнес:
   - Ежи немножко восторженный, в чем-то наивный, но безусловно умный. Мне кажется, он почувствовал то, что чувствую я, и был так счастлив не потому, что попал в ученики к Марише, но и из-за того, что он приобрел друзей...
   Петр Петрович, как всегда, сумел четко сформулировать мысль, которая витала в воздухе. Увидев изумление в глазах Маришки, он объяснил:
   - Я занимаюсь точными науками, если, как говорится, буду растекаться мыслью по древу, меня никто не поймет. Это давняя привычка, зато придумать сказку я не смогу, не дано. Но у меня есть вы, девочки.
   Конечно, Марише, Люське и Мурочке было приятно слышать похвалу, но в то же время они почувствовали себя немножко неловко, и чтобы снять это ощущение, Люська пошутила, сделала серьезную мордочку и, грозно взглянув на Мурочку и Маришу, произнесла:
   - Девочки, слышали, как хорошо о нас думает Петя, извольте соответствовать!
   Мариша и Мурочка поддержали шутку. Они тоже сделали испуганные мордашки и произнесли:
   - Будем стараться, товарищ командир!
   - Ну, девочки! - сказал Петя и рассмеялся.
   - Маришка и Мурочка, марш заниматься делами! - гаркнула Люська.
   - Есть! - ответили те и, хохоча, разбежались.
  

Глава 8.

Ежи пришел. День первый.

  
   Топотуша и Ежи пришли домой.
   - Мама, я пойду к Марише на учебу завтра, с утра пораньше. Возьму свой рюкзачок. Положу в него кисти, рабочий фартук и поесть.
   - Хорошо, сынок, уложи все с вечера, чтобы ничего не забыть.
   Ежи так и сделал.
   - Мама, - попросил он, - я боюсь, что могу проспать, ты разбуди меня, пожалуйста.
   - Ежи, ты не волнуйся. А во сколько тебя разбудить? Очень рано, я думаю, не стоит. Ведь Маришка, Мурочка и Люська, как я слышала, любят поспать с утра, - сказала Топотуша.
   - Да? Любят поспать? А я и не знал. Хорошо, что ты сказала. Так когда же мне идти? Разбуди меня после третьих петухов, - проговорил Ежи, - мне так хочется побыстрей начать учиться. Это совсем другая жизнь - не дрема и не скука.
   - Конечно, конечно, сынок. Теперь все пойдет по-другому, - согласилась Топотуша.
   Будить Ежи не потребовалось. Он сам подскочил ни свет ни заря. Еще раз проверил содержимое рюкзачка и выскочил из дома. Топотуша услышала, как хлопнула дверь, взглянула на часы. "Куда же он так рано? Ведь все еще спят. Ну да ладно, пусть бежит. Все равно его сейчас не удержать", - подумала ежиха.
   На улице было холодно. Гулял ветер, шуршал опавшей листвой и подгонял ежонка. "Ничего, не замерзну, дойду", - убеждал себя Ежи. Когда он добрался до дома Маришки, то понял, что все еще спят. "Не страшно, подожду около двери", - решил Ежи. Тут-то его и обнаружил хозяин, вернувшийся с ночной рыбалки. Взглянув на продрогшего ежонка, он произнес:
   - Замерзнешь, проходи в дом. Согреешься, поешь, полистаешь книги о художниках и скульпторах, а там уж и Мариша проснется.
   Ежи вытер лапки о половичок и вошел. Хозяин поставил ему мисочку около теплой печи и сказал:
   - Ешь, не стесняйся, - а сам сел чистить рыбу.
   Быстренько перекусив, ежонок поблагодарил хозяина и проговорил:
   - Я умею чистить рыбу, давайте помогу вам.
   Тот удивился и произнес:
   - Не возражаю.
   Ежи смело взялся за дело. Рыбу он чистил умело. Хозяин был рад такому помощнику. В это время Мурочка сквозь сон уловила запах свежей рыбы. "Какой интересный сон, - думала она, - даже запах самый что ни на есть настоящий. А может, это вовсе не сон, надо проверить на всякий случай". Кошечка открыла глаза, встала, потянулась, вышла из-за печи и остолбенела: "Я, наверное, продолжаю спать". Она почесала себя за ушком. Обычно это помогало. Но увиденная картина не изменилась. "Так, ясно, значит не сплю, но почему тогда здесь Ежи, да еще в таком экзотическом виде?"
   Мурочка растормошила Маришку и Люсю:
   - Девочки, около печи сидит непонятно откуда взявшийся Ежи. За ночь на нем выросла рыбья чешуя. - воскликнула она.
   Маришка и Люська, еще не до конца проснувшись, позевывая, выслушали кошулю.
   - Пойдем посмотрим, - сказала Люська, - может, Мурчик что-то перепутала.
   Увиденное не поддавалось никакому описанию. Перед ними стоял Ежи в рыбьих чешуйках, которые переливались всеми цветами радуги под падающим на них светом. Маришке вспомнились строчки: "В чешуе как жар горя..." Изумленная Люська молча разглядывала ежонка.
   - Доброе утро, - поздоровался тот, - а почему вы так смотрите на меня?
   - Ежи, что случилось? Каким образом на тебе выросла чешуя? - поинтересовалась Люська.
   - Какая чешуя? - не понял ежонок. - А, да это я помогал хозяину чистить рыбу. Сейчас помоюсь и буду прежним Ежи. Не сомневайтесь! - добавил он, заметив колебания Люськи.
   Отчаянно пискнув, Ежи нырнул в таз с водой. И выскочил оттуда как пробка из бутылки - вода оказалась ледяной.
   - Как в сказке о коньке-горбунке, - заметила кошуля, - там тоже Иванушка в котел с водой прыгал.
   Мокрый, дрожащий ежонок пытался стряхнуть с себя капельки воды. Люська, взглянув на его тщетные попытки, принесла полотенце, завернула в него Ежи и произнесла:
   - Ну, герой, зачем же нырять в холодную воду? Можно заболеть, а отряхиваться ты не умеешь. Это правильно получается только у собак. Вот смотри, - и Люська с удовольствием продемонстрировала.
   - У меня так никогда не получится, - печально произнес Ежи.
   - Не расстраивайся из-за пустяков. Я тоже многое не умею, например рисовать и шить, и готовлю не очень вкусно.
   - Милые дамы, прошу на завтрак, - позвал хозяин.
   Увидев завернутого ежонка, спросил:
   - Что произошло?
   - Ежи последовал примеру Иванушки, но только вместо конька-горбунка у него была Люська, - ответила Мурочка.
   - Ясно, а теперь поторопитесь на завтрак, - напомнил хозяин.
   - Судя по аромату, приготовлено мое любимое блюдо, - мечтательно протянула кошуля. - Девочки, пошли побыстрей, кушать хочется ужас как. Ежи, давай с нами.
   - Спасибо, - поблагодарил тот, - меня хозяин уже покормил. Я пока почитаю книги.
   - Жожик, ты зря отказываешься, - сказала Люська, - до второго перекуса еще долго. После завтрака ты поступаешь в распоряжение Маришки.
   - Ничего, ничего, не беспокойтесь. Приятного вам аппетита, - проговорил Ежи.
   - В случае чего можешь попросить Маришу, она тебя покормит, работать-то будете в кухне, - произнесла Люська.
   - Спасибо, - еще раз повторил тот.
   - Ну тогда мы пошли без тебя, не скучай, - сказала Люська.
   Рыба получилась отменной.
   - Хозяин прекрасно готовит, - заметила кошуля, - рыбка такая, что пальчики оближешь.
   - А хозяин поел? - забеспокоилась Мариша, - пойду позову его. Он делает новый навес над крыльцом, слышите - стучит?
   - Когда хозяин работает, то не любит прерываться на отдых, поэтому даже если он не поел, то все равно ни за что не признается, так уже было много раз, - уверенно произнесла Мурочка.
   - Я отнесу ему бутерброды, они будут не лишними, - проговорила крыска.
   Маришка положила кусочки рыбы на хлеб, а на них листочки петрушки. Крыска знала, что петрушка любимая трава хозяина. За домом ее было несколько грядок. Бутерброды получились красивые.
   - Давай нальем чай в термос, и можно относить, я помогу, - предложила кошуля.
   Маришка и Мурочка принесли бутерброды и чай. На крыльцо крыска постелила салфетку и поставила тарелку и термос. Кошуля сразу ушла, дав Маришке пообщаться с хозяином.
   - Спасибо, малышка, за заботу, - произнес тот.
   В голосе прозвучала нежность. Он осторожно подержал крыску за маленькую лапку. Глаза Маришки светились от счастья. А вернувшись к друзьям, сказала:
   - Наверно, Ежи заждался, пора начинать работу.
   - Нужна будет помощь - позови нас, - проговорила Люська.
  

Глава 9.

Кухня.

  
   Маришка пригласила ежонка пройти в кухню.
   - Вот смотри, Ежи, серое, унылое помещение. Находиться здесь не очень приятно. Нужно постараться превратить его в нечто совсем иное - нарядное, веселое, - сказала крыска, - чтобы у любого, кто окажется в кухне, возникло ощущение, что он очутился в прекрасной сказке.
   "Задача непростая", - подумал ежонок. Он внимательно осмотрел помещение и предложил:
   - Мне кажется, стены можно украсить яркими сочными натюрмортами, на полках разместить расписную глиняную посуду. На стол поставить вазу с цветами или красивыми ветками. Вазу иногда можно заменить на обычный или декоративный, с лепными украшениями самовар. На полу положить тканые коврики, дорожки. А оконное стекло расписать так, чтобы рисунок гармонировал с общим убранством кухни.
   Маришка с любопытством слушала ежонка.
   - Неплохо, очень неплохо, - произнесла она, - самое сложное - воплотить замыслы в реальность. Работать будем в мастерской. Пойдем, Ежи, я покажу тебе наброски натюрмортов.
   Пока тот рассматривал наброски, Маришка продолжала говорить:
   - Я правильно тебя поняла, ты можешь вылепить и расписать тарелки, горшки, вазы... Ежи, да ты не слушаешь меня!
   - Мариша, извините, я слышу вас, - ежонок виновато улыбнулся, - не могу никак оторваться от набросков. Конечно, пока вы будете писать натюрморты, я бы мог расписать оконное стекло, а потом начать лепить посуду, нанести на нее рисунок, а затем заняться обжигом. Предлагаю посуду расписать под хохлому, и она будет всегда иметь праздничный вид, а вот окно... пока не знаю, сделаю наброски и покажу вам.
   - Хорошо, Ежи. С выбором рисунка для посуды я согласна. Мне самой очень нравится хохлома. В кухне всегда будет лето. А над стеклом работай. Вот бумага, карандаш. Ну что, приступаем?
   Ежонок уселся в углу мастерской и затих. В комнате повисла тишина, которая иногда прерывалась шелестом листов. Ежи их складывал аккуратной стопочкой. Рядом с мастерской расположилась Люська. Она с упоением читала "Мифы Древней Греции", а Мурочка сидела на подоконнике и смотрела в окно. Сегодня ей ничего не хотелось делать. Сначала кошуля наблюдала за капельками дождя, медленно сползавшими по стеклу, их сменили снежинки, легко кружившиеся в воздухе. "Холодно", - подумала кошуля, она не любила зиму. Неожиданно у нее мелькнула мысль о ежонке:
   - Люсь, а как же Ежи. Он не сможет приходить сюда, даже если всю дорогу будет лететь как стрела: продрогнет и может заболеть, - проговорила Мурочка.
   - Я могу забирать Ежи из дома и отвозить обратно, но шубка ему необходима. Мурочка, придется тебе выручать ежонка, - произнесла та.
   Кошуля открыла свой сундучок и перебрала все лоскутки. На самом дне лежали кусочки меха.
   - Это то, что надо, - сказала она.
   Быстро раскроив, кошуля сшила меховой комбинезончик с капюшоном и карманчиком.
   - Люсь, посмотри, как? - спросила Мурочка.
   - Да... это уже высший пилотаж, - ответила Люська, - думаю, такой не сошьют даже в ателье.
   Тем временем в мастерской Ежи закончил наброски и показал их крыске:
   - Мариша, что вам нравится больше всего?
   Крыска просмотрела кипу листов и выбрала рисунок, где были изображены разноцветные полусферы и квадратики. Стекло с таким рисунком будет напоминать витраж. Ежи радостно улыбнулся:
   - Мне тоже хотелось, чтобы именно этот рисунок сделать на стекле.
   - Значит, остановимся на данном варианте, - проговорила Маришка. - На сегодня хватит. Посиди, почитай, посмотри репродукции.
   - Репродукции подождут, - услышали они голос Люськи, - сейчас примерка зимней одежды и обед.
   - Почему зимней? - изумился ежонок.
   - А ты разве морж? - поинтересовалась Мурочка, - вон, на улице снежок падает.
   Примерка комбинезона прошла успешно. Кошуля угадала с размером один в один.
   - Спасибо, Мурочка, - произнес Ежи.
   - Все, пошли обедать, - сказала Люська, - не вздумай сопротивляться, Жожик. Раз все обедают, значит и ты тоже.
   После обеда комната стала напоминать читальный зал. Маришка, Люська и Ежи читали. Кошуля, забравшись в кресло, дремала. Смеркалось. Наконец Люська, закрыв книгу, взглянула на ходики:
   - Ежи, твоя мама уже, наверное, волнуется. Утепляйся, я тебя отвезу, а завтра зайду за тобой, жди меня.
   - А вы не забудете? - спросил ежонок.
   - Чудак, нет конечно, не волнуйся, - ответила та. - Забирайся на спину, представь, что ты наездник. Держись крепче, поехали!
   Ежи уцепился за длинную шерсть Люськи изо всех сил, закрыв глаза. Люська домчалась быстро, у ежонка только ветер свистел в ушах. "Да, наездник из меня плохой, - думал Ежи, - только бы не свалиться. Но постепенно, наверно, привыкну".
   - Топотуша, мы прибыли, встречай!
   Ежиха открыла дверь и увидела своего любимого Ежи, мертвой хваткой державшегося за Люську.
   - Жожик, спрыгивай, мы на месте! - произнесла Люська.
   Ежонок кубарем скатился с ее спины и предстал перед мамой. Откинул капюшон и взглянул на маму чуть испуганными, но счастливыми глазами.
   - Ежи, до завтра! - сказала Люська и умчалась.
   - Как ты, сынок? - спросила Топотуша.
   - Просто отлично, мама! Сегодня я уже делал эскизы, Мариша одобрила. Завтра буду расписывать стекло. Мама, ко мне там очень заботливо относятся. Видишь, Мурочка сшила меховой комбинезон, чтобы я не замерз. Я же все время сидел дома, и поэтому теплая одежда была не нужна.
   - Ты прав, сынок, но теперь она необходима, я свяжу тебе теплые жилетки, и ты в них будешь неотразим, - проговорила Топотуша.
   "Ну, мама, - подумал ежонок, - уж что-что, а неотразимым мне никогда не быть". Но спорить не стал, зачем расстраивать ее.
   - Конечно, мама, в разных жилетиках я действительно буду красиво выглядеть, - согласился он.
   - Сынок, еда на столе, а я посмотрю журналы по вязанию, выберу модель, - произнесла Топотуша, - и сяду вязать.
   - Хорошо, - сказал Ежи, - немного почитаю и лягу спать, завтра Люся зайдет за мной.
   Ежиха просидела всю ночь. К утру пестрый жилетик с карманом был готов, она положила его в рюкзак сына.
   По дороге домой Люська заглянула к Петру Петровичу:
   - Петя, привет, чем занимаешься? И почему у тебя такой грустный вид?
   - Делаю очередную попытку придумать машину, которая будет не только ездить по земле, но и летать, хотя бы на небольших высотах, а до того написал другу Эрику, что без его помощи не обойтись, и спросил, когда он смог бы приехать. А грустный вид, потому что не очень люблю снег, ноги мерзнут, да и до вас, девочки, добираться станет сложнее, - ответил Петя, как всегда исчерпывающе. - Но на днях обязательно к вам зайду. Передай привет Мурочке и Маришке!
   - Спасибо, мы будем тебя ждать. Посмотришь, как осваивается Ежик. Ну, я полетела. До встречи!
   Всю дорогу она думала о том, как жаль, что ни Петя, ни кошуля не любят зиму, и видимо причина в том, что у них нет такой роскошной шубки. Люська с удовольствием повалялась в снегу, забежала на поле послушать мышиную возню под снегом. "Вот бы Мурочка помышковала, да где уж, холодно. Но что-то надо придумать, а то кошуля совсем заскучала. Ни читать ей не хочется, ни играть. Для начала преподнесу ей подарок - вылеплю из снега перед окном фигурку кошечки, - подумала Люська. - Придется вспомнить, как я делала это в детстве, тогда у меня неплохо получалось".
   Она усердно трудилась, Люськины лапы вспомнили те движения, которые они выполняли в далеком детстве. Как только это произошло, лепка пошла намного быстрее, и вскоре на пне перед окном сидела кошечка. Она улыбалась. Ее улыбка была поразительно похожа на улыбку Мурочки. "Молодец, - похвалила себя Люська, придирчиво оглядев скульптуру, - интересно, что скажет завтра кошуля". Она отряхнула с себя снег и как ни в чем ни бывало вошла в дом.
   - Что-то ты задержалась? - спросила Мурочка.
   - Я заходила к Пете, он обещал быть на днях. Думает над летающей бегающей машиной, ждет Эрика и недоволен выпавшим снегом.
   - Как я его понимаю, - пробормотала кошуля.
   - Встряхнись, Мурчик, не грусти. За зимой придет весна. Не успеешь оглянуться, - проговорила Маришка. - Ты хорошо шьешь. Может, тебе попробовать воссоздать модели русского костюма разных веков, конечно, работа сложная, но...
   В глазах кошечки зажегся огонек. Она оживилась:
   - Идея просто отличная! Но где брать материал?
   - Поговори с хозяином, - посоветовала крыска, - но прежде почитай книги, определись, что именно тебе понадобится.
   - Разумно, - сказала Мурочка.
   Она посмотрела на книжные полки. Отобрала необходимые книги.
   - А фэнтези подождет, - проговорила кошуля.
   Люська и Маришка кивнули.
   - Девочки, - размечталась Мурочка, - я и вам что-нибудь сошью красивое. Стиль каждая из вас выберет тот, который нравится.
   Маришка и Люська были рады, кому же не хочется выглядеть нарядно. Обсуждение затянулось. Наконец Люська спохватилась:
   - Девочки, уже полночь. Что день грядущий нам готовит? Надеюсь, завтрашний день будет еще лучше, чем сегодняшний. Хочу проверить один из законов Архимеда. Если будет время. Да, Маришка, а что делать с глиной? Занести в дом? Она же твердая, как камень. Лепить из нее невозможно, и нужно время, чтобы она разморозилась.
   - Как вовремя ты об этом вспомнила, - сказала крыска, - а у меня это вылетело из головы. Думаю, Ежи глина понадобится через два-три дня. Все зависит от...
   - Милые дамы, так вы просидите до рассвета, вам не хватило целого дня, - пробурчал хозяин.
   - Все, девочки, на этом заканчиваем, договорим потом, - тихонько прошептала Маришка, - расходимся.
  

Глава 10.

День второй.

  
   На следующий день Ежи с самого раннего утра сидел около окна и смотрел на дорогу, по которой должна была прибежать Люська. Ежонок никуда не отлучался со своего поста, он боялся пропустить ее появление. "Вдруг она, не увидев меня у окна, обидится и уйдет", - думал Ежи. Он сидел и терпеливо ждал. Время шло, а Люськи все не было. Ежонка охватило отчаяние. "Обещала зайти с утра и не зашла, - проговорил он, - забыла".
   В то время как Ежи размышлял о превратностях судьбы, Люська спала сладким сном невинного младенца. Внезапно как будто что-то толкнуло ее, она открыла глаза и увидела: солнечный луч почти коснулся ее носа, а это могло означать только одно - был полдень.
   - А!.. - завопила Люська, - проспала!
   Она вскочила, рванулась к двери:
   - Ну что же она не открывается, - бормотала Люська, - ну как назло!
   - Люсь, - сказала Мурочка, - дверь открывается в другую сторону.
   Справившись с дверью, Люська вылетела на улицу и побежала.
   - По-моему, она бежит по воздуху, - заметила кошуля, взглянув в окно.
   - Мне тоже так показалось, - сказала Маришка, - скорость у нашей Люськи, как у самолета. Значит, Ежи минут через десять будет здесь, а может и раньше. Как раз успеем глотнуть чайку с бутербродами.
   - Мурчик, ты где застряла, - позвала крыска, - иди быстрее.
   - Сейчас, полью цветы и приду.
   Кошуля раздвинула занавески на другом окне, взяла лейку и замерла. Лейка выпала из лапок и с громким стуком ударилась об пол. Маришка, услышав непонятный звук, подбежала к Мурочке:
   - Что случилось?
   - Посмотри, - проговорила кошуля, показывая лапкой.
   Маришка взглянула в окно. С улицы на них смотрела белоснежная, улыбающаяся Мурочка. Кошуля, что с ней редко бывает, расчувствовалась и пробормотала:
   - Милая, добрая Люська, она вылепила эту снежную кошечку, чтобы порадовать меня и подбодрить.
   - Оказывается, Люська может делать чудесные скульптуры, - сказала крыска, - посмотри, как точно она передала выражение твоей мордашки. Ой, чайник закипел! - и Маришка поспешила на кухню.
   Кошуля вытерла пролитую воду и тоже пришла на кухню. Она устроилась на своем любимом месте, около теплой плиты. Хлопнула дверь.
   - А почему нас никто не встречает? - услышали они веселый голос Люськи, - ах, эти разбойницы уселись пить чай без нас с тобой, Ежи. Не выйдет! Требуем свои законные чашки с чаем и бутерброды.
   - А может, не надо? - засомневался ежонок.
   - Еще как надо! - улыбнулась Люська.
   Мариша поставила чай и тарелку с бутербродами, которые возвышались аппетитной горкой внушительных размеров.
   - Гора Эверест! - прокомментировала Люська, - налегай, Ежи!
   Чаепитие проходило весело. Люська рассказала несколько забавных историй об охоте, Мариша вспомнила картину, на которой изображены охотники на привале, а Ежи упомянул об охотничьих записках Тургенева, которые произвели на него огромное впечатление. Неожиданно для всех Люська резко сменила тему: она предложила вместе с ней проверить закон Архимеда.
   - А в чем он заключается? - спросила Мурочка.
   - Объем тела, погруженного в воду, равен объему воды, вытесненной этим телом при погружении, - процитировала Люська.
   Ежонок растерянно захлопал глазами, на мордочке у него появилось выражение то ли удивления, то ли сомнения.
   - Ты что, Жожик? - посмотрев на него, спросила Люська.
   - А я слышал совсем другие формулировки, - произнес он, - одна из них: "после сытного обеда по закону Архимеда полагается поспать", а другая - "тело, впернутое в воду, выпирает на свободу, силой выпертой воды, телом впернутым туды".
   Озадаченная Люська помолчала, рассмеялась, потом сказала:
   - Думаю, что это просто шутка, и кстати действительно смешная. Ну, давайте проверять. Ванны, как у Архимеда, нет. Поэтому вместо нее будет вот это ведро с водой до краев. Теперь я опущу в него...
   - Меня? - робко спросил ежонок.
   Мурочка и Маришка прыснули со смеху. Люська погрозила им лапой.
   - Ну что ты, Жожик, - проговорила она.
   - Но там же нужно тело, - заметил Ежи.
   Люська не выдержала и позволила себе чуть-чуть улыбнуться. Она подумала, что смех мог бы обидеть ежонка.
   - Я беру этот тяжелый шар, это тоже тело, - начала Люська. - Опускаю его в ведро. Вода выливается, я быстренько ее собираю, смотрю объем, который она заняла. Беру справочник и нахожу формулу для вычисления объема шара. Смотрите, объемы почти совпадают. Погрешность совсем маленькая. Но она появилась из-за того, что возможно, я не собрала всю воду. Значит Архимед, который открыл закон во втором веке до новой эры, был прав, понятно?
   - Понятно, - ответили Мурчик, Мариша и Ежи.
   Все с уважением посмотрели на нее.
   - Я как будто побывала в той древней эпохе, - проговорила кошуля.
   - У меня такое же ощущение, - подтвердила Маришка.
   Ежик только кивнул, ему было интересно наблюдать за опытом.
   - А что мы еще будем проверять? - спросил ежонок.
   - Пока не знаю, - ответила Люська, - я еще не все прочитала об Архимеде.
   - Ясно, - немного разочарованно проговорил Ежи.
   - Не так все быстро, Жожик. Может, следующим будет эксперимент с катапультой.
   - Да? - у Ежи загорелись глаза.
   - Может быть... - задумчиво повторила Люська.
   Маришка с присущей всем художникам наблюдательностью отметила для себя: опыт, который провела Люська, оказал странное воздействие на ежонка. Крыска чувствовала, что с ним что-то происходит. "Похоже, на Ежи снизошло вдохновение", - подумала она.
   Мариша была права. Ежонок засуетился.
   - Пора работать! - произнес он.
   Подхватив кисти, краски и эскиз, одел фартучек и пошел в кухню. Ежи чувствовал, как от нетерпения у него чешутся лапки. Люська помогла ежонку установить леса. Ежи начал расписывать окно. На стекле стали появляться причудливые узоры. Ежонок разгуливал по лесам как по полу. Слезал с них, отходил подальше, смотрел как получается и вновь забирался на леса. Он почти не глядел на эскиз. Само вдохновение водило его кистью.
   А Мариша приступила к первому натюрморту. На холсте стало вырисовываться роскошное, светящееся яблоко. Но даже работая, крыска беспокоилась о ежонке: как там Ежи? "Надо проведать его", - подумала она. Незаметно заглянув в кухню, крыска увидела, что ежонок почти закончил расписывать стекло. "Вот что значит вдохновение", - пробормотала она. Сегодня и самой Марише все удавалось. Работалось легко. "К вечеру натюрморт будет написан, - подумала крыска, - может, это Люська поделилась с нами своей доброй энергией?"
   Тем временем Люська, не подозревавшая о своих чудесных энергетических способностях, изучала труды Архимеда, всерьез размышляя об их использовании здесь, в деревне. Мурочка тоже была занята, она записывала, какой материал ей нужен для костюмов, а заодно прикидывала, сколько его понадобится. Вдруг кошуля услышала громкий возглас Ежи. Почему-то Маришке, Люське и Мурочке в голову пришла одна и та же мысль - ежонок свалился с лесов. Но когда они прибежали в кухню, оказалось -- тот жив-здоров, он просто закончил роспись окна.
   Увидев, что все собрались в кухне, Ежи спрыгнул с лесов, показал лапкой на стекло и спросил:
   - Ну как?
   Ежи волновался так, будто от этого зависела его жизнь, и это было заметно. Мурочка, Люся и Мариша обменялись впечатлениями. Крыска высказала общее мнение триумвирата:
   - Отлично!
   Ежи был на седьмом небе от счастья. Похвала вселила в него уверенность в своих силах. Он чувствовал, что готов свернуть горы.
   - Пора посмотреть на глину, - произнес ежонок и отправился в мастерскую.
   Услышав про глину, кошуля вспомнила о Люськином подарке.
   - Люся, - поинтересовалась Мурочка, - а ты бы не хотела попробовать использовать свои знания по древнегреческой истории и вылепить что-нибудь, ведь фигура моей персоны получилась очень хорошо.
   По глазам кошули было заметно, как ей приятно иметь снежную Мурочку перед окном.
   - Мне тоже скульптура понравилась, - сказала Маришка.
   - Не знаю, девочки, мыслей полно, - ответила Люська, - и это хочется, и то хочется. Да, мы с хозяином еще собирались на охоту. Опять же, за Жожиком надо присматривать, как бы не набедокурил. Читать и то еле успеваю. Все время чем-то занята, сама удивляюсь. И сейчас, вместо того чтобы почитать, сижу болтаю.
   Вдруг Люська насторожилась. Мариша и Мурочка тоже. Из мастерской доносились странные звуки - что-то похожее на сопение и кряхтение. Потом они услышали бульканье, и все стихло. Наступила подозрительная тишина. Все трое переглянулись и бросились в мастерскую. Из таза с глиной виднелись только глазки и носик.
   - Вот горе луковое! - заворчала Люська.
   Она вытащила Ежи из таза.
   - Жожик, - продолжала ворчать Люська, - что ж тебя тянет на какие-то странные подвиги! То нырнул в ледяную воду, теперь в глину.
   - Я не рассчитал объем воды, которую нужно было добавить в глину, чтобы она стала чуть-чуть пожиже, - начал оправдываться ежонок, - мне показалось, воды в самый раз. Ну я и залез помешать, чтобы глина достигла нужной консистенции.
   - Ну да, и стал тонуть в этом месиве. Сейчас будем мыться, сушиться, а потом я перемешаю глину. И большие изделия помогу лепить, - произнесла Люська, - маленькие сделаешь сам. И расписывать будешь ты, это я не умею.
   Мариша и Мурочка горячо поддержали идею Люськи. Вымытый до блеска и уже обсохший Ежи кивал. Он понимал, что доставляет немало хлопот, и чувствовал себя виноватым. С одной стороны, ему хотелось делать все самому, но с другой стороны, что ни говори, крупные вещи не вылепить, Люся права.
   Тем временем Люська принесла в мастерскую гончарный круг, который за ненадобностью хранился на чердаке, налила теплой воды, чтобы мыть лапы и не разносить глину по всей избе, приготовила несколько полотенец (на всякий случай). Ежонок и Люська приступили к работе. Мариша колдовала над яблоком, решая, на каком фоне оно будет смотреться лучше. Мурочка, определившись с тканями, обдумывала модели. День, начавшийся с волнений, вошел в свое русло.
  

Глава 11.

Ежи и Люська.

  
   Итак, Ежи и Люська приступили к работе. Люська одела хозяйский фартук, оказавшийся ей впору, а Ежонок облачился в свой фартучек, который он достал из рюкзака. Люська принялась перемешивать глину. Делала она это долго и тщательно.
   - Ежи, проверь, пожалуйста. Такой консистенции подойдет? - спросила Люська.
   Ежонок потрогал глину, помял в лапках и проговорил:
   - Глина получилась такой, какой и должна быть.
   Люська села за гончарный круг. Она вылепила три больших горшка, три средних, а Ежи сделал три маленьких, а еще ко всем горшкам он вылепил крышки с причудливыми, но удобными ручками. Совместными усилиями вылепили большую напольную вазу с разбросанными по ней выпуклыми листьями и ягодами.
   - Надо подумать, какого оттенка красный подобрать для ягод, когда дело дойдет до росписи, - озабоченно произнес ежонок, - Люся, давайте еще вылепим тарелки, глубокие и мелкие, а потом я займусь чашками.
   - Хорошо, - согласилась та.
   Готовую посуду Ежи и Люська расставили для предварительной сушки. Взглянув на ее количество, Люська сказала:
   - Нужны полки, я побегу к Пете, он нам поможет.
   - Петя, - ворвалась к Петру Петровичу Люська, - мы оформляем кухню, и под посуду нам нужны полки.
   - Полки? Какие полки? Какая посуда? - переспросил он.
   Люське показалось, что голос Пети прозвучал из потустороннего мира. Он был глухой и какой-то отстраненный, совсем не похожий на голос Петра Петровича. Люське это не понравилось. Недолго думая, она убрала все чертежи:
   - А теперь совершим легкую пробежку! Девочки и Ежи тебя ждут. Раз, два, три, побежали!
   Увидев Петра Петровича, Мариша, Мурочка и Ежи очень обрадовались. Они обступили его, и каждый пытался рассказать о том, чем занимается. Оживший Петя с интересом слушал. Он посмотрел на натюрморт Мариши, поговорил с Мурочкой о будущих моделях одежды, одобрил работу Люськи и ежонка.
   - Мы с Люсей сделали эту посуду сегодня, - похвастался Ежи, - теперь она немного подсохнет, и я буду ее расписывать под хохлому, а потом обжигать. Но под посуду нужны полки. Люся сказала, что вы можете помочь.
   - Конечно! - ответил Петр Петрович. Он уже прикидывал, сколько потребуется полок, и их размеры, и поинтересовался:
   - А доски есть?
   Люська принесла доски и инструменты.
   - Ежи, - спросил Петя, - а полки ты тоже будешь расписывать?
   - Думаю, что нет. Они будут естественного цвета дерева. Мне кажется, посуда на таких полках будет смотреться более эффектно, - произнес ежонок.
   Петр Петрович посмотрел, какие полки он сделал для мастерской - повторяться ему не хотелось. Петя походил по кухне, разглядывая стены. Решение пришло быстро:
   - Сделаю кружевные полки, будет казаться, что они воздушные, и на них лежат салфетки, сплетенные вологодскими кружевницами. Доски из липы, - определил Петр Петрович, - значит, резьба пойдет легко. Ну что ж, как говорится, поехали.
   Весело "запели" инструменты, каждый из них имел свой голос и выводил свою мелодию. Мурочка тихо сидела в сторонке и наслаждалась зрелищем. Она помнила, как однажды Петя вдохновенно рассказывал о том, что он обожает работать с деревом. Ежи, закончив лепить чашки, тоже присоединился к Мурочке, устроившись рядом, затем подошла Люська, а потом и Маришка. Петр Петрович работал быстро, во всех его движениях видна была сноровка. Готовые полки Петя ставил вдоль стены, покрывал их восковой смесью собственного изобретения и натирал до блеска. Все было продумано, выверено, ни одного лишнего движения, ни одной потерянной минуты.
   - Все, можно вешать, - решил Петя. - Полки смотрятся неплохо, как я и ожидал. Надо позвать Люсю, вместе вешать гораздо удобнее, чем одному.
   - Люся! - позвал он.
   - Я уже давно здесь, - ответила та.
   Петр Петрович оглянулся и увидел всю компанию.
   - А что... - начал он и замолчал, так и не закончив фразы, растерявшись.
   - Смотрим на работу мастера, а это всегда увлекательное занятие, - сказала кошуля. - Мастер, он и есть мастер. Пишет ли он картину, работает ли по дереву, лепит ли из глины посуду или готовит - в общем, дело мастера боится.
   - Я закончила писать первый натюрморт, его тоже можно повесить, -проговорила Маришка.
   - Здорово! - воскликнула Люська, - Петя, берем полки, натюрморт и идем преображать кухню.
   Результат превзошел все ожидания.
   - Преобразилась! - радостно проговорил Ежи. - То ли еще будет, когда на полки мы поставим расписную посуду и развесим остальные натюрморты.
   Ежонок улыбался, у него было прекрасное настроение:
   - Пойду посмотрю, как там горшки, наверно, первую партию можно расписывать. А мне еще надо поработать над оттенками красок. Извините, у меня столько дел! - и он уверенной походкой потопал в мастерскую.
   - Похоже, преобразилась не только кухня, - удивленно заметил Петр Петрович, - но и наш ежонок. Девочки, как вам это удалось?
   Мариша, Люська и Мурочка только посмотрели друг на друга.
   - Впрочем, сам не знаю, зачем это спрашиваю, - продолжал он, - итак, все понятно. Ведь я сам отдыхаю, когда общаюсь с вами, девочки.
   - Петя, ты снова начал нас хвалить, - укорила Люська.
   - Вас похвалой не испортишь, - сказал Петр Петрович, - а сейчас мне пора идти. Хочу еще посидеть с чертежами машины. Не получается она у меня почему-то, не понимаю. Очень рад, что мы увиделись - я хотя бы немного отдохнул. Эта машина не дает мне покоя, и уже стала сниться по ночам. Скорей бы приехал Эрик. Девочки, давайте я провожу Ежи.
   Ежонок, который работал в мастерской, непонятным образом почувствовал, что разговор о нем. Он оторвался от своей работы, появился в комнате и начал говорить, что хотел бы поработать подольше и вообще, еще детское время, а он, Ежи, уже взрослый.
   - Можно я останусь, а Петр Петрович предупредит маму, чтобы не волновалась. Ну, можно мне остаться? - просил Ежи, и делал он это так жалобно, что первой не выдержала Маришка:
   - Да ладно, пусть переночует здесь, - сказала она Люське и Мурочке. - Место есть.
   - Но завтра, Ежи, пойдешь к маме, чтобы она не переживала и не скучала без тебя, - произнесла крыска.
   Ежонок, сказав "спасибо", убежал в мастерскую довольный и счастливый.
   - Петя, - проговорила Люська, - задержись на минутку.
   Она принесла из кухни мешочек и дала его Петру Петровичу.
   - Что это? - спросил тот.
   - Твои любимые хлебные крошки, - ответила Люська, - мы приготовили для тебя.
   - Девочки... - выговорил Петя и замолчал.
   - Хорошо, хорошо... - улыбнулась Люська, - мы все поняли. Девочки, я пойду проветрюсь и заодно поболтаю по дороге с Петей.
   - Долго не гуляй, замерзнешь, - напутствовала ее Мурочка.
   - Я на чуть-чуть, - ответила Люська.
   Она не стала говорить о своей теплой шубке, ей было приятно, что о ней позаботились.
   Маришка и Мурочка заглянули в мастерскую. Ежи расписывал посуду с неимоверной легкостью.
   - Похоже, у ежонка выросли крылья, - пробормотала кошуля.
   - Это и есть крылья вдохновения, - произнесла Маришка.
   Они потихоньку вышли из мастерской.
   - Маришка, я бы хотела тебе показать пробную модель домашнего комбинезона для Ежи. Вот посмотри, он будет теплого оранжевого цвета, а еще я сделаю либо шапочку, либо берет в этой цветовой гамме. Сначала я думала, что это будет идеальный вариант, но сейчас сомневаюсь, - проговорила кошуля.
   Маришка просмотрела разные оттенки оранжевого и сказала:
   - Мурочка, твой вариант великолепен. А вот шейный платок можно подобрать на тон светлее, чем вся одежда.
   Кошуля согласилась:
   - Да, это оживит ансамбль в целом.
   Мурочка предложила обсудить наряд и для самой Маришки.
   - Я всегда мечтала о солнечного цвета берете. Такой же юбке и жилетке, а вот фартучек хотелось бы из материала красного, - произнесла крыска с воодушевлением.
   Как и все дамы, она любила красивую одежду.
   Мурочка открыла сундучок, и они стали раскладывать кусочки ткани, комбинируя цвета, стараясь определиться, к какому фасону юбки и жилетки эти цвета подойдут. Это увлекательнейшее занятие прервала Люська. Она как вихрь ворвалась в комнату:
   - Девочки, что я сейчас вам расскажу! Представляете, бегу я с поля, где изучала следы, оставленные всякой живностью, и вдруг вижу следы, похожие на мои, но гораздо больше, а в том месте, где зверь лежал, виднелись капельки крови. Иду я по следам дальше и натыкаюсь на огромного волчару. Он лежал, закрыв глаза и не шевелясь. Видимо, совсем обессилел, по следам видно, что пытался ползти, но у него ничего не получилось. И теперь он лежит у Машкиного омута. Когда я окликнула волчару, он открыл глаза, но даже не пошевелился. Присмотревшись, я обнаружила, что волк весь искусан. Почему-то мне его мордаха показалась знакомой. Она напомнила мне мордаху того маленького волчонка, который прибегал на окраину деревни. Мы с братом с ним играли. Но это было так давно, еще в раннем детстве. А потом тот исчез неизвестно куда. Неужели это он? Девочки, что будем делать? Оставить его погибать не позволяет совесть.
   - Что же делать? Что же делать? - растерянно повторяла Люська.
   - Для начала надо успокоиться, - произнесла Мурочка. - У нас в сарае лежит сено. Можно положить на него толстую подстилку и на санках перевезти волка туда. Но кормить и лечить тебе придется его самой. Главное, чтобы об этом никто не узнал, иначе у нас будут большие неприятности. В деревне тебя, Люсь, не поймут. Существует еще одна закавыка. Появление волка каким-то образом придется объяснять хозяину.
   - Я пошла за санками. Девочки, милые, помогите. Придумайте какое-нибудь объяснение для хозяина, - попросила Люська.
   - Люсь, а ты не боишься, что волк очухается и нападет на тебя? -спросила Мариша.
   - Нет! - твердо ответила та.
   Люська ушла, а Мариша и Мурочка стали думать о том, что же все-таки говорить хозяину.
   - Разговаривать с хозяином будем мы с тобой, Мариша, - решила Мурочка. - Люська может погорячиться и наговорить непонятно что. Но сначала давай послушаем, что еще она расскажет о волке. А сейчас пора укладывать ежонка спать, поздно уже. Хлопот у Люси с сегодняшнего дня еще прибавилось. Будем помогать ей как можно. Правда, Маришка?
   - Конечно, - согласилась крыска, - это даже не вопрос.
   Маришка зашла к ежонку:
   - Ежи, ложись спать. Завтра лучше пораньше встанешь.
   Ежонок не спорил и быстро улегся. Мариша и Мурочка стали ждать Люську. Ожидание тянулось мучительно долго.
  

Глава 12.

Роби.

  
   А в это время Люська, домчавшись до Машкиного омута, увидела, волк лежал в том же положении, что и раньше.
   - Роби, - тихонько прошептала она.
   Волк медленно, с трудом открыл глаза и, едва ворочая языком, произнес:
   - Люся... - и опять закрыл глаза.
   - Лежи, лежи, я тебе помогу, Роби, - проговорила она.
   Люська пододвинула санки и попыталась переложить волка на них, но тот был слишком тяжелый, и ей не удалось даже сдвинуть его с места. Люська понимала, что надо искать выход из сложившейся ситуации. Роби, который не мог пошевелиться, был не помощник. Она огляделась, взгляд ее упал на доску:
   - Рычаг! Я использую эту доску как рычаг!
   Наклонив санки немного на бок, Люська поставила тонкую палочку, которая удерживала санки в таком положении, но под тяжестью волка палочка должна была сломаться, и тот оказался бы на санках. Она взяла прочную доску, подсунула ее под бок волка и стала плавно нажимать на свободный конец. Ей таким образом удалось переместить волка на санки. Под его весом тонкая палочка, подпиравшая санки и фиксировавшая их наклон, сломалась, и они встали на полозья.
   - Все, можно везти, - выдохнула Люська.
   До сарая они добрались без приключений. Там она аккуратно перевалила волка на приготовленное место и пошла в дом за раствором, чтобы промыть ему раны от укусов.
   Мариша и Мурчик услышали стук в дверь. "Люська вернулась", - подумали они с облегчением.
   - Девочки, - произнесла Люська, - я была права, память меня не подвела. Этот волк действительно Роби. Почему он оказался в таком плачевном состоянии, не знаю. Поправится - расскажет. А сейчас пойду обработаю ему раны. Наверно, Роби надо чем-то покормить.
   - Возьми бульон, - посоветовала Мурочка, - помнишь, тебе он помог восстановить силы.
   - Девочки, вы ложитесь спать, а я останусь подежурить у Роби, а завтра поговорим, - сказала Люська и ушла.
   - Что ж, как говорится - утро вечера мудренее, - заметила Мурочка, - завтра и подумаем.
   - Да, мы Люське будем нужны бодрыми, с ясно мыслящими головами. Иначе ни ты, Мурчик, ни я ничем не сможем ей помочь, - произнесла Маришка.
   Вернувшись в сарай, Люська сначала занялась ранами Роби, потом терпеливо понемногу стала давать волку бульон.
   - Ешь, Роби. Ты потерял много крови, поэтому ослабел. Но еда поможет встать тебе на лапы, а раны затянутся, и ты будешь снова бегать. Роби, слушай меня внимательно. Ты находишься в деревне, в сарае у нашего хозяина. Твоя задача лежать тихо, хорошо есть и быстрее выздоравливать. О тебе никто не знает, кроме Мурочки и Маришки. Хозяин вернется через несколько дней. Мы попробуем с ним поговорить. Роби, его не надо бояться, он добрый. А приносить еду буду я, - сказала Люська. - Ты все понял?
   В ответ волк чуть-чуть пошевелил хвостом.
   - Ну и отлично. Эту ночь я посижу около тебя, - произнесла Люська.
   Она вспомнила, что в детстве Роби, как впрочем и сама Люська, любил слушать сказки, которые рассказывал им ее старший брат. Люська тихим голосом, нараспев, говорила. Она заметила, как постепенно Роби успокаивался, дыхание тяжелое и прерывистое превращалось в спокойное, ровное. Он заснул. Сказки растревожили ее память, оживили яркие события Люськиного детства. Один эпизод сменялся другим, как кадры старой киноленты. "Вот и в детстве побывала", - с грустью подумала Люська и вздохнула.
   А за окном забрезжил рассвет. Наступал новый день. Жизнь продолжалась. Она продолжалась и для Роби... Люська вошла в спящий дом. Посмотрела на Маришку, Мурочку и Ежи. "Надо вздремнуть немного. Хлопот будет полон рот, - думала она, - ничего, справимся, не в первый раз". Люська прилегла, закрыла глаза и как будто провалилась.
  

Глава 13.

День третий.

  
   Первым проснулся Ежи. Тихонько, чтобы никого не разбудить, проскользнул в кухню. Приготовил "легкий перекус", как обычно говорила Люся. Накрыл на стол. "Когда Мариша, Люся и Мурочка проснутся, я приглашу их на завтрак, надеюсь, им будет приятно, - думал ежонок, - сейчас перекусывать не буду, подожду остальных, а пока займусь росписью. Чем больше посуды мне удастся расписать, тем быстрее приступлю к обжигу. А как только закончится обжиг, исполнится Маришкина мечта о праздничной веселой кухне".
   Ежи взял кисти и краски. Он не забыл, как долго сидел в одиночестве без настоящего интересного дела. Теперь, когда ежонок приобрел и друзей, и возможность творить, он старался вовсю. Ягоды, листья, завитки Ежи выписывал с такой тщательностью, что посуда получалась красоты необыкновенной.
   Проснувшись, кошуля и крыска первым делом взглянули на место, где должен был спать Ежи. Ежонка там не оказалось.
   - Да что же это такое, - воскликнула Мариша, - куда он подевался? Вот наказание!
   - Я в мастерской, - услышали они голос Ежи.
   Появившись перед Маришкой и Мурочкой, он произнес:
   - Приглашаю вас на завтрак.
   - А меня? - зевнув и потянувшись, спросила Люська.
   - И вас тоже, конечно!
   - Жожик, да ты отличный повар, - заметила Люська.
   - Меня научила готовить мама. Сначала у меня ничего не получалось. Я нервничал. Несколько раз выливал на себя кастрюлю с супом. Поджаривал мясо до состояния угольков, но потом приспособился. Теперь для меня готовка - не проблема. Очень вкусная еда, приготовленная в печи. Но вся беда в том, что я так и не научился ее растапливать. Почему-то дрова не горят, а дымят. Однажды наши соседи предложили мне продать им копченую колбасу, а когда я объяснил, что копчением не занимаюсь, они сильно удивились и поинтересовались, почему же из трубы валит такой дымина, - сказал Ежи.
   - Ясно, проговорила Люська, - для обжига посуды растоплю печь сама и сама все туда поставлю, и чтобы ты, Жожик, к печи даже близко не подходил. Давай неси, что будем обжигать в первую очередь.
   Она аккуратно поставила в печь горшки и повторила:
   - Жожик, к печи ни-ни, понял? С огнем шутки плохи.
   - Да-да, - клятвенно пообещал тот. - Осталось обжигать не так уж много, через день-два я закончу роспись вазы. Кухонную же утварь можно расставить на полках уже завтра днем, когда она остынет.
   Маришка, взглянув на горшки, тарелки и чашки, спросила:
   - Когда же ты все это успел расписать? Ежи, ты что, работал всю ночь?
   - Да нет, конечно, - смущенно пробормотал ежонок, - просто хорошее настроение повышает работоспособность, и получается все с первого раза, ничего не нужно переделывать.
   - Знаешь, Ежи, если у тебя пара дней уйдет на роспись вазы и день на ее обжиг, то, пожалуй, мы успеем оформить кухню в общих чертах до приезда хозяина, - обрадовалась Мариша.
   Ежонок, увидев ее радость, произнес:
   - Обязательно успеем! - и помчался расписывать вазу.
   - Ого! - воскликнула Люська, заметив несвойственную ежонку прыть. - Девочки, так что, будем говорить хозяину о Роби?
   - Думаю, лучше уж рассказать правду, хозяин поймет, - произнесла Мариша.
   - Я согласна с Маришкой, - проговорила Мурочка.
   - Может, вы и правы, не знаю. Пойду покормлю Роби. Хоть бы он скорее поправился! - произнесла Люська. - Присматривайте за Жожиком. Огонь в печи - это опасно.
   На пороге она столкнулась с Топотушей, которая пришла проведать сына.
   - Жожик, к тебе мама, - позвала его Люська, - проходи, Топотуша.
   - Мама, как ты добралась сюда, - спросил ежонок, - ведь на улице глубокий снег.
   - Да ничего, сынок, потихоньку, - ответила та.
   Ежи подвел ее к печке:
   - Посмотри, сколько посуды, это мы вылепили с Люсей, а расписывал я сам, - в голосе ежонка звучала гордость. - Мама, отойди подальше от печи, огонь - это опасно, - вспомнив слова Люси, добавил он.
   Топотуша с восхищением рассматривала посуду и бормотала:
   - Сынок, какой ты талантливый!
   - Мама, ты хочешь посмотреть, как я расписываю вазу?
   - Конечно, очень хочу.
   "Ежи похож на волшебника, - думала Топотуша, - он создает из ничем не примечательного куска глины произведение искусства". На ее глазах ежонок священнодействовал, ваза превращалась под его кистью в нечто необыкновенное. "Как долго я мечтала, чтобы мой сын был счастлив. И вот, наконец, этот момент наступил. Ежи счастлив, а мне больше ничего и не надо", - так размышляла Топотуша, глядя на Ежи.
   - Сынок, я пойду потихонечку домой, - произнесла она.
   - Мама, ты не скучай, - уловив грусть в ее голосе, сказал Ежи, - вечером Люся меня привезет.
   Топотуша попрощалась с Маришей и Мурочкой. Кошуля проводила Топотушу до дверей. Ее голову занимали совсем другие мысли, чем у ежихи. "Успею или не успею сшить наряд для Мариши к приезду хозяина, да и ежонка надо приодеть, - думала Мурочка, - ну, во всяком случае, попробовать можно". И она взялась за дело.
   Маришка просматривала наброски, обдумывала, какой натюрморт писать следующим. Ежи периодически подходил к печи, останавливался на почтительном расстоянии, осматривая посуду. "Пока все идет нормально. Вечером можно будет вынимать", - думал он. А в сарае Люська хлопотала около Роби. Она снова промыла раны и наложила на них повязки с заживляющей мазью.
   - Роби, - сказала Люська, - раны начинают затягиваться. В следующий раз повязки нужно будет менять через несколько дней. Теперь открывай пошире рот. Посмотри, какие вкусные кусочки мяса в этом наваристом янтарном бульоне.
   С шутками да с прибаутками она кормила Роби.
   - Молодец, - хвалила Люська, - скоро мы с тобой будем бегать наперегонки, как в детстве, помнишь?
   - Помню, - вдруг произнес тот.
   - Замечательно, - проговорила Люська, - ты уже начинаешь разговаривать. Давай доедай суп.
   - Больше не могу.
   - Да тут осталось всего несколько ложек. Ну, за папу, за маму и за меня. Отлично! - и она вылила из термоса в миску остатки супа. - Если захочешь еще поесть, взгляни, я подвинула миску к твоему носу. Пробуй потихонечку поднимать голову и есть самостоятельно. Надо набирать хорошую форму, а то как же мы будем бегать, я обгоню тебя!
   В глазах у Роби промелькнуло так хорошо знакомое Люське выражение упрямства. "Кажется, подействовало, - подумала она, - теперь уж наверняка Роби съест суп сам. Появился мощный стимул - проигрывать он не любил и в детстве".
   - Как только ты поправишься, я познакомлю тебя со своими друзьями, - продолжала она, - уверена, ты им понравишься. Я забегу к тебе вечером, после того как отвезу домой ежонка. Пока, Роби!
   - Пока, - произнес волк.
   Дома первым делом Люська проверила, чем занят Ежи. Едва завидев ее, он сразу же доложил:
   - К печи близко не подходил, я и маме не разрешал. Посуду рассматривал издалека. Мне кажется, что скоро ее можно вынимать. Но вообще-то мне пришла в голову замечательная мысль - оставить посуду в печи до утра. Так мы избежим резкого перепада температур.
   - Разумно, - согласилась Люська и посмотрела на вазу:
   - Красиво получается.
   Удостоверившись в том, что с Ежи все в порядке, подошла к Мурочке, которая кроила одежду для крыски и ежонка, затем отправилась к Маришке.
   - Следующий натюрморт - овощной, - проговорила та и поинтересовалась самочувствием Роби.
   - Начал выздоравливать, - ответила Люська. - Мариш, я побегу в магазин, надо пополнить запасы продуктов. Едоков прибавилось, да и хозяин скоро приедет. По дороге подумаю насчет меню. Хочется его порадовать.
   Люська взяла самые большие сумки, санки и помчалась.
   - Не тащить же все на себе, - пробормотала она, вспомнив о грустной попытке донести до дома тяжеленные книги. Вскоре Люська уже стояла перед холодильником и загружала в него продукты. Написав возможные варианты блюд, она показала их Маришке и Мурочке. Прочитав меню, кошуля, любившая поесть, облизнулась.
   - Вкусно, - проговорила она.
   Маришка подтвердила, ей особенно понравилось, что будет холодец. Крыска помнила, что хозяин очень любит это блюдо.
   - Девочки, вы занимайтесь своими делами, не отвлекайтесь, а готовить мы будем с Ежи, он будет руководить, - произнесла Люська.
   - Ежи, - крикнула она, - ты не возражаешь, если побудешь шеф-поваром?
   Ежонок, довольный тем, что оценили его поварские способности, откликнулся мгновенно:
   - А вы не шутите?
   - Да какие уж шутки, - сказала Люська, - посмотри меню.
   Ежи оторвался от росписи вазы и взглянул на меню.
   - Приготовим по высшему классу, - уверенно произнес он.
   Маришка, Мурочка и Люся с уважением посмотрели на ежонка.
   - Девочки, волноваться нечего. Раз шеф-повар сказал - приготовим, значит приготовим, - воскликнула Люська.
   Раздался неожиданный стук в дверь.
   - Кто? - спросила Мурочка.
   - Почтальон, - прозвучал ответ.
   Кошечка взяла телеграмму, прочитала и сообщила:
   - Хозяин будет через три дня.
   - Все успеем, - с облегчением вздохнула крыска.
   - И ваза тоже уже будет готова, осталось совсем немного, - произнес Ежи.
   - Пойду расчищу двор, приведу в порядок сени, - проговорила Люська, - а потом подброшу тебя, Ежи, до дома.
   Все разошлись по рабочим местам, Люська вышла во двор. "Н-да, подзапустила", - подумала она. Взяла лопату. "Все хорошо, прекрасная маркиза", - напевала Люська, разгребая снег.
   - Эх, трактор бы сюда! - пробормотала она. - Да, размечталась о кренделях небесных. А, - беспечно воскликнула Люська, - расчищу сейчас все, не в первый раз.
   И она снова начала напевать. Когда Люська вернулась в дом, Ежи показал ей свою вазу.
   - Завтра закончу роспись и поставим обжигать, Маришу я не подведу. И завтра же начнем готовить. Меню обширное, достаточно сложное, будем готовить постепенно. Я принесу разные поварские книги, в случае необходимости заглянем в них, - произнес ежонок.
   - Хорошо, хорошо, Жожик. Буду делать все, что скажешь. А теперь собирайся, - проговорила Люська.
   Ежи попрощался со всеми. Люська быстро доставила его домой. На обратном пути забежала к Роби. Миска была пуста, а сам он крепко спал. "Молодец, - подумала Люська, - проявил характер". Уставшая Люська засыпала на ходу, она добрела до своего места и сказала себе: "Все. Сплю".
   А в это время Мурочка, сметав костюмчик для крыски, позвала ее на примерку. Наряд был в самую пору.
   - Как я выгляжу? - взволнованно спросила Маришка.
   - По-моему, бесподобно, - ответила кошуля, - смотри, вот здесь к фартучку я пришью кружева. Тебе нравится?
   - Очень!
   - Осталось только прострочить, а это не займет много времени.
   - Значит, я смогу встречать хозяина в новом наряде? - сказала Мариша.
   - Конечно, - подтвердила Мурочка.
   - Спасибо тебе! - поблагодарила крыска и добавила, - мне кажется, я успею дописать овощной натюрморт. Так хочется сделать ему приятное!
   - Все будет отлично, - заверила кошуля, - а сейчас пошли отдыхать.
  

Глава 14.

Суматошные дни.

  
   День начался странно. Внезапно раздался очень громкий стук в дверь. Маришка, Мурочка и Люська подскочили от неожиданности.
   - Неужели опять телеграмма? - удивилась кошуля. - Вчера же уже была одна.
   - Да нет, это Петя, - сказала Люська, - слышите?
   - Эй вы сонные тетери, открывайте-ка мне двери! - прокричал Петя.
   - А почему он так громко кричит, - поинтересовалась крыска, - может, что-нибудь случилось?
   - Конечно случилось, - услышав только часть вопроса, сказал Петр Петрович. - Представляете, моя хозяйка чуть не сожгла чудесные венские стулья. Она решила растопить ими печь, обозвав их ненужным хламом. А между прочим, эти стулья прекрасно подойдут к вашей обновленной кухне. Я их немного подреставрировал, и они выглядят просто замечательно. Люся, возьми санки, побежали забирать стулья. Лина разрешила мне отдать их вам.
   Люська попросила еще одни санки у соседей, связала их "паровозиком", и они с Петей отправились за стульями. Погрузив ценные стулья на санки, они зашли за Ежи, посадили на санки и его.
   - Петя, ты тоже забирайся на санки. Так мы доберемся до дома быстрее, и ты погреешься около печи. Сегодня мороз!
   Петр Петрович последовал разумному совету. Вскоре Петя, Ежи и стулья были в комнате. Быстренько перекусив, все занялись своими делами. Мурочка села строчить одежду для крыски и ежонка. Мариша продолжила писать натюрморт. Ежи заканчивал роспись вазы. Петя и Люська расставляли стулья, они опробовали несколько вариантов. Наконец решили выдвинуть стол почти на середину кухни и вокруг него поставили стулья.
   - Пожалуй, так будет удобней всего, - заметил Петя.
   Люська согласилась с ним. Затем они вынули из печи посуду, распределили ее по полкам. Сначала забежала посмотреть, как выглядит кухня, Мариша.
   - Все просто чудесно! - воскликнула она, - а рядом с яблоком будет "овощной" натюрморт, так что это место ничем не занимайте.
   Вслед за крыской в кухне появился ежонок, оторвавшийся от росписи вазы.
   - Люся, - произнес он, - берите самый большой чугун, загружайте в него все, что вы отобрали для холодца, заливайте водой и ставьте в печь. Холодец варится долго, поэтому начинаем готовку с него. Как только я закончу вазу, сразу ставим ее в печь для обжига. Холодец к тому времени уже сварится.
   - Петр Петрович, а вы не знаете, у кого-нибудь в деревне есть ткацкий станок? - спросил Ежи, - в кухне хотелось бы иметь тканые дорожки.
   - Я поговорю с Линой, она наверняка в курсе. А когда приезжает хозяин?
   - У нас осталось только два дня, - ответил Ежи, - конечно, выткать мы их не успеем, но может быть, хотя бы начнем.
   - Петя, - произнесла Люська, - через два дня приходи с утра, мы все вместе будем встречать хозяина. Не забудь, через два дня. Иногда ты бываешь рассеянным.
   - Нет-нет, не забуду! - поклялся Петр Петрович и стал собираться домой.
   - Петя, да побудь у нас, - попросила Люська, - почитай, погрейся, а вечером я вас ежонком подброшу до дома.
   Петр Петрович колебался недолго. "Могу же я в конце концов позволить себе отдохнуть", - подумал он и с удовольствием устроился недалеко от печи.
   - Чуть не забыла о Роби за всеми делами, - пробормотала Люська.
   Она взяла еду, купленную специально для волка, и пошла его проведать. Роби выглядел немного бодрее.
   - Вот это ты должен съесть за сегодняшний день, - произнесла она, раскладывая еду по мискам. - Мы готовимся к встрече хозяина. Времени в обрез, но вечером забегу обязательно.
   - Спасибо за заботу, - проговорил Роби.
   - Поправляйся быстрее, это и будет самое большое спасибо!
   Вернувшись в дом, Люська начала прибираться в сенях. "Когда же мы успели так изгваздать сени и завалить их ненужными вещами, - ворчала она, - ну зачем здесь колесо от велосипеда, когда самого его я не видела последних лет пять. Драные сапоги разбитая плитка, дырявые кастрюли. Ужас какой-то". Люська сгрузила все ненужные вещи на санки и отвезла на местную свалку. Она отдраила сени до немыслимой чистоты, развесила полки, сваленные в углу и пролежавшие там несколько лет. Положила на них инструменты, которые хозяин считал безвозвратно потерянными.
   - Порядок, придраться не к чему. Молодец! - похвалила она себя.
   Уборка в комнате не потребовала стольких усилий, кухня тоже. Люська вымыла полы, вытерла пыль, поаккуратнее поставила вещи. Петр Петрович, наблюдавший за кипучей деятельностью Люськи, предложил свою помощь.
   - Да я уже закончила. Если хочешь, лучше помоги разбирать холодец. Видишь, какой огромный чугун, - произнесла та. - Ежи! Пора вынимать чугун или нет?
   Ежонок подошел к печи, потянул воздух носиком и уверенно проговорил:
   - Пора! Разливаем бульон в лоточки для холодца, мясо отделяем от костей и укладываем туда же, предварительно немного измельчив, а вот кости...
   - Я их сгрызу. Обожаю сахарные косточки, - облизываясь, причмокивая и прикрывая глаза от удовольствия, произнесла Люська.
   Пока Петр Петрович и Люська выполняли указания Ежи, сам он наносил последние завитки на вазе.
   - Можно обжигать, - довольным голосом произнес ежонок.
   Он проверил лоточки с холодцом, проследил, как Люська поставила вазу в печь, а холодец в прохладное место, и сказал:
   - Давайте подведем итоги нашей работы и посмотрим, что нам осталось сделать к приезду хозяина.
   Люся позвала Мурочку и Маришу и сообщила:
   - У нас сейчас состоится маленькое совещание. Первым слово берет Жожик.
   - Нам с Люсей нужно еще приготовить картошку с мясом, блины и рыбные котлеты. Сало мы нарежем прямо перед приездом хозяина, - проговорил Ежи.
   - Я заканчиваю овощной натюрморт, останется только повесить его, - сказала Маришка, - да, еще не забыть бы поставить в кухню напольную вазу.
   Следующей взяла слово Мурочка:
   - Костюмы Мариши и Ежи будут готовы завтра, а нам с Люсей я сошью, когда найду материал. Люсь, ты ведь не обидишься? - спросила кошуля.
   - Нет конечно, - ответила та. - Как раз у меня хватит времени, чтобы решить, что же именно я хочу.
   - Ну а моя задача искать ткацкий станок. А может повезет, и я найду тканые дорожки, - сказал Петя.
   - Все ясно, - подытожила Люська, - осталось немного. А не попить ли нам всем вместе чаю? Петя, ты куда собрался? Ты так редко бываешь, но почему-то все время спешишь домой. Вот и в прошлый раз еле уговорила тебя остаться. На улице трещит мороз. Я довезу тебя и Жожика на санках, а чтобы вы не закоченели, укутаю в хозяйский тулуп.
   - Понимаете, у меня еще столько работы, - произнес он серьезно. Но, посмотрев на своих друзей, проговорил:
   - Пьем чай!
   После чая Люська отвезла Петю и Ежи, подправила скульптуру снежной Мурочки и отправилась к Роби. Мариша и кошуля сели в кресло поближе к печке. Думать ни о чем не хотелось. Они смотрели то на огонь в печи, то дремали.
   - Хорошо... - вздохнула Мариша.
   - Да, - подтвердила Мурочка.
   Едва открыв дверь сарая, Люська произнесла:
   - Роби, надеюсь, ты не возражаешь, если мы с тобой погрызем сахарные косточки. Смотри, я раскладываю поровну. Ну, налегай.
   Роби поднял голову, взглянул на предложенное Люськой блюдо, облизнулся. Миска стояла немного далековато, а Люська уже грызла косточки, приговаривая:
   - М-м, вкусно-то как. Роби, ну что же ты?
   Люська видела, что миска далековато, но притворилась, что такой ерунды она не заметила. Роби очень хотелось тоже, как и Люська, погрызть аппетитные косточки, и он сделал попытку придвинуть миску лапой. Не удалось. Тогда волк потихоньку пополз. Добравшись до цели, Роби почти мгновенно слопал косточки. Люська подложила еще. Роби не заметил, как съел и добавку.
   - Люся, - произнес он, - мне уже лучше, я могу немного ползать.
   - Ты молодец, - сказала Люська, - за жизнь надо бороться. Она стоит того. Сначала будешь ползать, потом встанешь на лапы. Роби, но как же ты оказался в таком состоянии, я не могу понять. Ведь потрепали тебя изрядно.
  

Глава 15.

Рассказ Роби.

  
   - Знаешь, Люся, жизнь за последние лет семь сильно изменилась. Леса уничтожают - их вырубают, выжигают. Зверям становится труднее найти подходящее место для жизни, поэтому нам приходится кочевать. Стая у нас большая, но дружная. Среди нас есть волк по имени Рыжий. Назвали его так из-за рыже-коричневого окраса. Он не чистокровный волк, отец у него был огромный дворовый пес. Рыжий не боится людей, он хорошо знает их повадки и нравы. И это помогает нам выходить из разных опасных ситуаций. Однажды он вывел нас из огражденной красными флажками местности. Не знаю почему, но волки боятся флажков, а Рыжий не боится. В таких случаях он идет впереди, а за ним стая. В другой раз Рыжий спас нас от расстрела. Сейчас ведь можно охотиться на вертолетах, огонь ведется через оптический прицел, а вертолет летает в любом случае быстрей, чем бегает зверь. Это не охота, это убийство.
   - Люди, которые так делают, не настоящие охотники, - сказала Люська, - они нарушают кодекс чести охотника. Да к тому же они трусы, боятся выйти со зверем один на один.
   - Люська, о каком кодексе чести ты говоришь? Эти горе-охотники не знают слова "честь". Так вот, - продолжал Роби, - чтобы избежать гибели стаи, Рыжий приказал каждому встать на задние лапы, передними обнять ствол дерева и как можно плотнее прижаться к нему, постараться почти слиться со стволом. Это помогло нам стать невидимыми и спасло наши жизни. Недалеко от нас обитала другая стая. И видно, в какой-то момент зависть и злоба помутили разум их вожака. Он решил выкрасть у нас Рыжего, очевидно надеясь, что это поможет его стае избежать несчастий, валившихся на них как из "рога изобилия". И однажды вечером чужаки напали на нас. Бой был жестокий, кровавый - погиб вожак. Мы с Рыжим дрались лапа к лапе, спина к спине. Но нужно было уводить стаю. У нас было много молодняка, рисковать их жизнями мы не имели права. Рыжий стал уводить стаю. Потери с обеих сторон были ужасающими. Несколько волков, в том числе и я, разбили чужаков на группы, и каждый из нас, огрызаясь и убивая, тащил противника за собой. Я хорошо знаю эту местность, помнил, что рядом деревня, поэтому я медленно продвигался именно в сторону деревни, надеясь, что запах человека остановит чужаков. Я оказался прав. Но и мои силы были на исходе. Сначала я шел, потом полз, а затем ничего уже не помню. Очнулся, когда услышал твой голос, Люсь.
   Люська, затаив дыхание, выслушала печальную историю.
   - Роби, неужели вожаки не могли решить вопрос о Рыжем мирным путем, без кровопролитной бойни?
   - Цезарь, наш вожак, пытался договориться, прекрасно понимая, что столкновение приведет к многочисленным жертвам с обеих сторон. Он предложил два варианта. Первый заключался в том, что Рыжий передаст свой опыт общения с людьми кому-то из стаи Брута. Второй, самый простой - объединить стаи и выбрать нового вожака. Брут сначала наотрез отказался, правда, потом обещал подумать. Цезарь терпеливо ждал, хотя до него доходили слухи, что Брут собирается напасть. Наш вожак не верил этим слухам и продолжал ждать. Брут размышлял долго. Но видимо в нем возобладали отрицательные черты характера, напрочь отключившие рассудок. Результат ты видишь.
   - Если Рыжий такой, как ты о нем рассказал, то он будет разыскивать тех, кто прикрывал отход стаи, - уверенно сказала Люська.
   - Скорее всего, да.
   - Остается надеяться, что если он и узнает о тебе, то не наделает глупостей и не пойдет на штурм нашего сарая, - проговорила она. - Роби, еду я принесу тебе завтра на два дня, но посидеть с тобой не смогу. Думаю, что просто не будет времени, возвращается хозяин. Суматоха предстоит изрядная. Не скучай, и главное не бойся, даже если хозяин зайдет к тебе. Он относится к тем людям, которые высоко ценят смелость, верность и порядочность.
   - Хорошо, значит, тебе повезло, я таких людей давно не встречал.
   - Отлично, скоро встретишься и познакомишься, - полным оптимизма голосом произнесла Люська.
   Как и предвидела Люська, дни выдались на редкость суматошными. С утра пораньше она помчалась за Ежи, но того не оказалось дома. Топотуша очень удивилась, увидев Люську:
   - А разве Ежи не у вас?
   - Нет-нет, - ответила та, - но может мы разминулись, сбегаю проверю.
   Влетев в дом, Люська поинтересовалась:
   - Девочки, Жожик появлялся?
   - Нет, - недоуменно взглянув на Люську, ответила Маришка, - как он мог здесь оказаться? Ведь обычно ты его привозишь.
   - Странно, - заметила Люська, - куда же он пропал? Побегу искать.
   Маришка только всплеснула лапками. Люська тщательно обшарила сугробы около дороги, затем осмотрела небольшую рощицу около деревни и в одном месте обнаружила маленькие следочки. Это были следы Ежи, но они показывали, что ежонок шел в деревню. Люська метнулась к дому Топотуши. Влетев в дверь, она увидела Ежи. И тут всегда спокойная миролюбивая Люська взревела так, что в избе задребезжали стекла:
   - Жожик, я тебя сейчас выдеру как сидорову козу!
   - Уже, - вздохнул тот.
   - Что значит "уже"? - продолжала шуметь Люська.
   - Мама выпорола, - ответил Ежи, потирая выпоротое место.
   - Еще раз выкинешь подобное, я добавлю так, что сидеть еще долго не сможешь! - воскликнула Люська. И уже спокойнее проговорила:
   - Какая нелегкая понесла тебя в рощу?
   - Ветку красивую искал для вазы, - пробормотал ежонок.
   - Нашел? - ехидно поинтересовалась Люська.
   - Нет, - грустно проговорил Ежи.
   - Ясно, собирайся, шеф-повар, дела ждут, - произнесла она. - Топотуша, не волнуйся, вечером доставлю.
   Быстро одевшись, Ежи взглянул на маму. Все еще разъяренная, Топотуша молча показала сыну ремень. Тот только вздохнул. Люська с удовольствием наблюдала эту немую сцену.
   Мурочка и Мариша волновались за ежонка...
   - Не понимаю, почему с Ежи случаются какие-то казусы. Ведь Люся ему объяснила, что будет привозить и увозить. И куда же он исчез на сей раз? Мариша, ты видела, как разволновалась Люська? - сказала кошуля.
   - Да, Люське приходится присматривать за ежонком, как за малым дитем. Мне кажется, Ежи попадает в различные истории, потому что в его маленьком тельце заключено большое доброе сердце и светлая душа. Ежонку хочется сделать что-то хорошее для нас, а получаются одни хлопоты. Особенно достается Люсе, - сказала Маришка.
   Кошуля взглянула в окно и увидела Люську и Ежи:
   - Кстати, вот и они. Легки на помине!
   - Думаю, что ругать Ежи нет смысла. Уверена, Люся ему уже все высказала, - заметила крыска.
   - Даже не сомневаюсь, - произнесла кошуля.
   Ежонок как-то бочком вошел в дверь. Посмотрел на Маришку и Мурочку, те молчали. Неожиданно Ежи опустился перед ними на колени, понуро склонив голову. Выдержав паузу, Маришка строго произнесла:
   - Ежи, постарайся сделать так, чтобы такие вещи больше не повторялись.
   Вошедшая вслед за ежонком Люська сказала:
   - Жожик, а ты почему еще не в фартуке? Я уже вынула вазу из печи и поставила на кухне. Пора приниматься за готовку, кстати холодец застыл и выглядит очень аппетитно. Может, проведем дегустацию? Девочки, вы как?
   Мурочка и Маришка не возражали.
   - Ежи, вставай и снимай пробу, - произнесла кошуля.
   По ее тону и по глазам Маришки ежонок понял, что его простили. Все четверо плотно закусили. Холодец оказался превосходным.
   - Ежи, ты почему ел стоя? - поинтересовалась крыска.
   - Мама вгоняла ум через "задние ворота", - смущенно пробормотал ежонок, - спасибо Люсе, что не добавила.
   - Это я всегда успею сделать, - обнадежила его та.
   Муруочка и Мариша переглянулись, но комментировать ситуацию не стали. По ежонку было и так заметно, что Топотуша провела серьезную воспитательную работу, хотя использовала для этого явно не педагогичный, но достаточно действенный и понятный без слов метод.
   Ежонок и Люська крутились как волчки. Люська выбежала на минуту, оставила еду Роби и вернулась в кухню. Мурочка, дошив костюмы Ежи и Мариши, почувствовала, что у ежонка и Люськи "запарка". "Надо помочь", - подумала она и предложила свои услуги. Ежи поручил кошуле печь блины:
   - Мурочка, берите сковороду и поставьте на тагонок в печи, и в разогретую сковороду наливайте тесто. Когда увидите, что одна сторона блина готова, лопаткой переворачивайте его, а потом через некоторое время, убедившись, что блин готов, перекладывайте на тарелку.
   Закончив объяснения, он продемонстрировал свое умение. Но для того, чтобы перевернуть блин, Ежи как жонглер взмахнул сковородой, и блин лег на другую сторону. Мурочка под наблюдением Ежи проделала все нехитрые операции, и чтобы перевернуть блин, не стала брать лопатку, а повторила движение ежонка. Но блин не попал обратно на сковороду, а накрыл Ежи. Тот от неожиданности запищал, и кошуля бросилась освобождать его от коварного блина. Справившись с этой задачей, Мурочка благоразумно решала переворачивать блины традиционным методом, т.е. при помощи лопатки. Ежонок поддержал кошулю. Наладив выпечку, он поспешил к Люсе, которая жарила котлеты. Придирчиво осмотрев их, Ежи остался доволен и похвалил ее.
   Вскоре Мариша закончила писать овощной натюрморт, и Люська водворила его на предназначенное место на кухне. Крыска по собственной инициативе начала делать открытые и закрытые бутерброды, раскладывая их в тарелках разной формы.
   Следующий день пролетел в такой же суете. И вот наконец все было готово. Ежи и Мариша примерили костюмы, они сидели на них как влитые. Кошуля с удовольствием смотрела на свою работу. Люська еще раз предупредила ежонка, что забежит за ним немного раньше, чем обычно, потом они захватят Петю, который хоть и обещал не забыть придти вовремя, мог все-таки перепутать время. Она, Люська, доставит их обоих для встречи хозяина.
   - Ежи, ты все запомнил? - спросила Люська.
   - Да, - ответил тот очень серьезно.
  

Глава 16.

Приезд хозяина.

  
   Наступил день, к которому друзья так долго готовились. Мариша, Мурочка и Люська с раннего утра были на ногах. Перед тем, как убежать за Петей и Ежи, Люська кратко рассказала кошуле и крыске то, что поведал ей Роби.
   - Девочки, нужно выбрать для рассказа о Роби правильное время. Хозяин должен быть в хорошем настроении, - сказала она.
   - Все сделаем, как полагается, - проговорила Мурочка.
   Кошуля посмотрела на Маришу и Люську. Было заметно, как те волновались. "Плохо, - подумала Мурочка, - кажется, придется брать руководство на себя".
   - Люся, - произнесла она спокойно, - время идет, бери еду для Роби и пора везти Петю и ежонка. Мариша, одевай свой наряд, я еще раз посмотрю, все ли в порядке.
   Мариша и Люська почувствовали уверенность и спокойствие кошули и, не раздумывая ни секунды, подчинились. Мурочка неторопливо прошлась по дому - осмотрела кухню, заглянула в мастерскую и даже в сени.
   - Все хорошо, везде порядок, - проговорила вслух кошуля, достаточно громко.
   Сделала она это с единственной целью - успокоить Маришу, которая растерянно что-то искала в комнате, заглядывая во все коробочки и ящики.
   - Мариша, что ты ищешь? - поинтересовалась кошуля.
   - Не могу найти свой берет, - ответила та.
   Мурочка с сочувствием посмотрела на крыску. "Вот горюшко, совсем разволновалась бедняжка", - подумала она.
   - Маришенька, да ведь ты же его уже одела. Берет у тебя на голове, - произнесла кошуля ласковым голосом.
   Крыска огорченно сказала:
   - Да что же со мной такое творится! Все, я спокойна, - твердила она как заклинание.
   Мурочка решила сыграть на чувстве ответственности, которого было предостаточно в характере крыски. Она сделала вид, что не замечает состояния Маришки, и проговорила как бы в глубоком раздумье:
   - Люська-то наша так нервничает из-за Роби, что у нее даже левый глаз начал дергаться.
   - Да? - сказала крыска, - а я и не заметила. Как будем успокаивать?
   - Думаю, собственным поведением, - ответила Мурочка.
   - Ну это совсем не трудно, - произнесла крыска уверенно.
   - Кто обо мне вспоминает, по какому поводу? - спросила Люська.
   Кошуля не растерялась и тут же нашла ответ:
   - Да мы с Маришей только сейчас говорили о том, что если бы не ты, Люсь, сидели бы сейчас в нетопленой избе голодные...
   Мурочка хотела продолжить свою мысль, но Люська как-то странно взглянула на кошулю и пробурчала:
   - Мурчик, вы что, от Пети заразились "хвалительной болезнью"?
   Но пробурчала она очень тихо, чтобы тот не услышал и не обиделся.
   - Принимайте Ежи и Петю, - произнесла она уже нормальным голосом. - Девочки, предлагаю встречать хозяина следующим образом. Мурчик, ты займешь место на подоконнике, откуда хорошо просматривается дорога. Как только на ней появится машина хозяина, подашь нам знак. Мы все встанем перед дверью рядком. Первым - Петя, потом ты, Мурочка, затем Мариша, Жожик, и замыкать нашу шеренгу буду я. Есть у кого-нибудь другие предложения?
   Предложений ни у кого не было.
   - Репетировать будем? - спросила она.
   - Нет! - ответили все дружно.
   - Я пошла на свой наблюдательный пункт, - проговорила кошуля. - Маришка, помоги одеться Ежонку, пожалуйста. Мы совсем про него забыли. Вот его костюм.
   - Ну, вы наряжайтесь, - сказала Люська, - а я пока сбегаю за веткой. Тут совсем не далеко.
   Ежонок оделся, подошел к зеркалу, посмотрел на себя внимательно.
   - Кажется, я совсем не плохо выгляжу, - тихонько проговорил он.
   Ежи повертел в лапках шейный платок и поинтересовался:
   - Мариша, а это куда одевать?
   - Платок завязывается на шею. Он является деталью, которая придает законченность твоему наряду, - сказала крыска и повязала платок вокруг шеи ежонка.
   Вернувшаяся Люська, увидев Ежи, воскликнула:
   - Ну, Жожик, тебя хоть сейчас можно выпускать на подиум. Ай да Мурчик, настоящий модельер!
   - Вы действительно думаете, что в костюме я выгляжу более привлекательно?
   - А разве я хоть раз тебя обманула? - вопросом на вопрос ответила Люська, понимая, что времени для длительной дискуссии нет.
   - Нет, - признал ежонок.
   Тем временем Люська добавила последний штрих к интерьеру кухни. Она поставила в напольную вазу красивую еловую ветку с шишками. В этот момент раздался возглас кошули:
   - Вижу машину хозяина!
   Она резво соскочила с подоконника. Петя перестал чистить перышки и вместе с кошулей присоединился к Ежи и Маришке, которые уже стояли на указанных Люськой местах.
   Дверь открылась. Вошел хозяин и увидел перед собой пять пар сияющих глаз. Он улыбнулся в ответ:
   - Милые дамы и кавалеры, приветствую вас. Короче, ребята, очень рад снова вас увидеть!
   Шеренга распалась. Люська, забыв напрочь, что она взрослая, умная, интересующаяся древней историей собака, повизгивая, как щенок, бегала вокруг хозяина, потом встала на задние лапы, поставила передние ему на плечи и облизала лицо.
   - Люсь, уронишь меня, - слабо сопротивляясь, произнес тот.
   Он погладил кошулю, подержал на руках Маришку и Ежи, потрепал по перышкам Петра Петровича.
   - Как хорошо возвращаться в дом, где тебя так ждут, - сказал хозяин, - чисто, тепло, уютно, да еще так вкусно пахнет.
   Вот тут-то и вспомнили о праздничном обеде. Петр Петрович, крыска и кошуля, не сговариваясь, отступили назад. Ежонок и Люська поняли, что именно они должны приглашать хозяина на обед. Люська посмотрела на Ежи, и тот проговорил, стараясь ничем не выдать своего волнения:
   - Мы все приглашаем вас на обед.
   - Ну, пойдемте, пойдемте, - произнес хозяин.
   Все еще улыбаясь, он зашел в кухню и остановился как вкопанный. На лице у него было такое изумление, что Люська сочла необходимым пододвинуть хозяину стул, на который тот и сел.
   - Фантастика! Ничего подобного я в своей жизни не видел. Все сделано со вкусом и очень красиво. Неужели сами? - поинтересовался он.
   - Да, - подтвердила Маришка, - все, кроме стульев.
   - Вы, наверно, проголодались с дороги? Пожалуйста к столу, - произнес Ежи, которому не терпелось узнать, как оценит хозяин стряпню всей команды.
   - Ну, тогда все за стол. Что же, я один буду есть? - проговорил хозяин.
   Приглашение не нужно было повторять дважды.
   - О, мой любимый холодец! - воскликнул хозяин, - картошка с мясом, рыбные котлеты и даже блины. У меня такое чувство, что я попал в сказку, а на столе лежит скатерть-самобранка. Начну-ка с холодца. Класть всем?
   - Конечно, - за всех ответила Мурочка.
   Остальные не стали возражать. Отведав все, что было на столе, хозяин подвел итог:
   - Очень вкусно. А теперь признавайтесь, кто готовил?
   - Все вместе, - сказал Ежи.
   - Вношу уточнение, - произнесла Люська, - шеф-поваром был Жожик.
   - Молодец! - похвалил ежонка хозяин и с надеждой спросил:
   - А тесто ты умеешь делать? У меня как-то до того руки не доходят.
   - Можно будет попробовать замесить, - произнес Ежи, - и запечь в нем рыбу или сделать пирожки с мясом, - и он взглянул на Люську, вспомнив, как чуть не утонул в тазу с глиной.
   Та тоже об этом вспомнила и сказала:
   - Обожаю пирожки. Жожик, ведь ты научишь меня замешивать тесто? Ох и выпечку мы с тобой приготовим!
   Тут же выяснилось, что и Мурочка непрочь поучаствовать в таком интересном деле. Правда, больше всего в пирожках кошуле нравилась начинка. Петя вспомнил, что там, где готовится выпечка, обязательно есть его любимые хлебные крошки, и он тоже предложил свою помощь:
   - Я могу смазывать верх пирожков - либо чаем сладким, либо яйцом, используя для этого перышко, как и полагается по кулинарийной науке.
   - Ну, а я буду ставить и вынимать протвинь из печи, - проговорил хозяин, - он большой и тяжелый.
   - Жожик, видишь, сколько желающих тебе помочь. Как только дашь команду, мы тут как тут, - произнесла Люська.
   Перепробовав все, что было на столе, и поняв, что никто ничего уже больше съесть не может, решили оставить на вечер.
   - Убирать пока еду не будем. Каждый желающий подкрепить свои силы может это сделать в любой момент. Теперь моя очередь вас порадовать. Я привез подарки, - сказал хозяин. - Мариша, тебе книга о коллекции картин в Лувре и новые кисти. Ежонку - книга о скульптуре эпохи Возрождения. Петя, а для тебя рассказы об изобретателях. Люське об открытиях индейцев майя, ну а кошуле новую японскую швейную машинку и разные ткани, бисер, цветные бусы для отделки нарядов.
   - Хозяин, мы очень рады твоему приезду, и огромное спасибо за подарки. По правде говоря, мы очень соскучились по тебе, - проговорила Люська.
   - Очень-очень! - почему-то хором поддержали остальные.
   Хозяин улыбнулся:
   - Приглашаю вас на чай.
   В комнате он подвинул кресло поближе к печи, поставил самовар, хохломские чашки, гордость Ежи. Налил чай. Устроившись поудобнее, все слушали рассказ хозяина о том, что он видел в поездке. Эти рассказы - давняя семейная традиция, которая всегда соблюдалась. В этот раз хозяин говорил о Таиланде. Ежонок, впервые попавший на такое чаепитие, приоткрыв ротик, слушал истории о чудесной стране, боясь пропустить хоть слово. В его воображении возникали сказочные цветы и деревья, огромные яркие бабочки и диковинное животное - слон с длинным носом под названием хобот. Но больше всего Ежи потрясло то, что слон может рисовать, держа в хоботе кисть.
   - А вы видели картины слонов? - спросил он хозяина.
   - К сожалению, не удалось, но я привез книгу, и ты сможешь посмотреть репродукции и прочитать, как он рисует.
   Маришка вспомнила, что когда-то она видела на картинке слона, и сказала:
   - Слон - огромное животное. Он во много раз больше Люськи, а нас с тобой, Ежи, рядом с ним будет и вовсе не видно.
   Люська, до сих пор считавшая себя, ну если не огромной, то очень большой, удивилась, и ей почему-то захотелось в чем-то превосходить слона.
   - А шерсть у него тоже такая шелковистая, блестящая и густая? - спросила она.
   Мариша поняла, что как-то надо достойно выбираться из этой ситуации. С одной стороны, надо поддержать Люську, которая почему-то расстроилась, что слон во много раз больше нее, а с другой стороны, не задеть ежонка, сказав, что слон - лысый. Крыска взглянула на хозяина.
   - Да нет конечно, Люсь, - произнес тот, - у слона очень, очень редкая шерсть, кажется на голове, и то только в раннем детстве, а на хвосте - кисточка.
   Люська успокоилась, а Ежи проговорил:
   - Значит, он чем-то похож на меня, вот бедняга.
   Люська мгновенно поняла свою ошибку, оценила деликатность Маришки и хозяина: "Не знаю, почему я решила, что я самая большая, да еще и обиделась на ни в чем не повинного слона. Фу, глупость какая. Сама на себя удивляюсь. Ну, как говорят, и на старуху бывает проруха".
   - Жожик, чего загрустил? Я вспомнила, что в Таиланде очень жарко. Там живут собаки без шерсти. И крыски, а у бегемота ее отродясь не было. Там это обычное явление, - философствовала Люська.
   - Люся говорит правду, - поддержала Мурочка, - я видела фото бесшерстной кошечки. Это специально выведенная порода. Она похожа на инопланетянку и называется "сфинкс". Вполне вероятно, и у тебя, Ежи, есть родня в Таиланде.
   - Да? - удивился сделанному кошулей выводу ежонок.
   - Запросто! - подтвердила Мурочка.
   - А петухи без перьев там есть? - поинтересовался Петя у хозяина.
   - Не знаю, - озадаченно произнес тот, - надо почитать Брема о животных и птицах. Я сделаю фотокарточки, мы посмотрим их все вместе, и я подробнее расскажу вам о стране.
   Петр Петрович взглянул в окно. Вечер, незаметно подкравшийся на мягких лапках, накрыл темным покрывалом деревню.
   - Ежи, - сказал Петя, - мы засиделись в гостях, - и добавил одну из своих любимых фраз, - пора и честь знать.
   Было заметно, что Ежи уходить не хотелось, но под строгим взглядом Пети он быстренько одел свой меховой комбинезон, а нарядный костюмчик аккуратно развесил на вешалке.
   - Я готов, - проговорил ежонок.
   - Люся, мы готовы, - произнес Петр Петрович.
   Ежи и Петя попрощались со всеми.
   - Завтра я обязательно приду, - сказал ежонок.
   - Никакой самодеятельности! - произнесла Люська, - заберу тебя, как обычно. Все, пошли, я скоро вернусь.
  

Глава 17.

Разговор с Роби.

  
   - Милые мои дамы, рассказывайте, как вы жили без меня, - поинтересовался хозяин, - и как вам удалось превратить эту запущенную берлогу в уютный красивый уголок.
   - Да, собственно говоря, особо и рассказывать нечего, - проговорила крыска, - мы просто хотели порадовать вас, и каждый из нас делал то, что у него получалось лучше всего. Мурчик шила, Люся и Ежи вылепили посуду, затем ежонок расписывал и обжигал ее, Петя делал полки, я написала натюрморты. А когда вдруг выяснилось, что Ежи прекрасно готовит, то решили приготовить праздничный обед. Конечно, основная нагрузка легла на Люсю. Ей приходилось не только помогать Ежи лепить посуду, но еще и убираться, готовить, приводить в порядок засыпанный снегом двор, помимо всего - присматривать за ежонком, который так и норовил попасть в какую-нибудь историю. А тут еще Роби...
   - Роби? - переспросил хозяин. - По вашим мордашкам вижу, что этот Роби добавил хлопот.
   - Да, хозяин, - проговорила Мурочка, - он действительно стал для Люси головной болью. В общем, Роби - это волк. Люся узнала в нем друга детства, с которым она и брат играли много лет назад. Она нашла его ели живого, закусанного почти до смерти. Как выяснилось немного позже, Роби был один из тех, кто спасал свою стаю. Хозяин, ты хорошо знаешь Люську. Она не способна на предательство. А оставить беспомощного Роби умирать - это означало бы предать. Люся с большим трудом перевезла Роби в наш сарай и выхаживает его. Кроме Мариши и меня, об этом не знает ни одна живая душа, даже Петя и Ежи. Люська почему-то боится, что ты не поймешь ее.
   - Зря боится, - коротко сказал хозяин. - А вот и она сама.
   По лицу хозяина Люська поняла, что Мариша и Мурчик уже рассказали ему о Роби. Хозяин встал, взял фонарь и произнес:
   - Пойдем навестим твоего друга.
   Люська подошла к хозяину и лизнула ему руку.
   - Да ладно, Люсь, все нормально, - проговорил он, - пойдем.
   Первой в сарай вошла Люся.
   - Я привела хозяина, - сказала она Роби.
   Услышав это, тот весь сжался и попытался отползти в угол.
   - Спокойно, спокойно, парень, - произнес хозяин, вошедший вслед за Люськой.
   Человек и волк посмотрели друг другу в глаза.
   И вдруг Люська услышала, как хозяин воскликнул:
   - Земляничная поляна!
   - Угу, - проговорил Роби, - сладкая была земляника.
   Хозяин легонько подергал волка за ухо:
   - Надо же, через столько лет встретились.
   Повернувшись к изумленной Люське, он объяснил:
   - Однажды я пошел в лес собирать землянику и напал на поляну, где ягоды было видимо-невидимо. Опустившись на колени, я уже больше не вставал, так и ползал от кустика к кустику. И вот когда корзинка была уже почти полной, внезапно сталкиваюсь с волком ,который полз на животе и, заметив ягоду, ловко откусывал ее. Взглянув друг на друга, мы почувствовали, что не враги, и продолжали собирать ягоду. Несколько раз наши пути пересекались, и я каждый раз молча показывал волку корзину с ягодой, он так же молча смотрел на нее. Затем мы расходились в разные стороны. Когда мне уже некуда было класть землянику, я сел и стал объедать ее вокруг себя. Наевшись так, что на ягоду уже не хотелось даже смотреть, я улегся посреди поляны и наблюдал за плывущими в небе облаками. Видимо, я задремал, а когда открыл глаза, обнаружил рядом с собой волка, в очень странной позе - животом кверху. Заметив, что я проснулся, он похлопал себя по животу и пробубнил: "Объелся". Я согласился с ним, сказал, что на землянику даже смотреть противно. Полежав еще немного, разошлись в разные стороны.
   - Вот это да! - воскликнула Люська.
   - А что ты сделал с целой корзиной ягод? - вдруг спросил Роби.
   - Сварил варенье, - ответил хозяин, - но съел его только через год. Раньше оно как-то не шло. А теперь, дружок, давай-ка я тебя осмотрю.
   Хозяин осторожно снял с волка бинты:
   - Неплохо. Скоро все будет в полном порядке. Люська лечит тебя правильно.
   - Может, попробовать положить охотничью мазь? - спросила Люська хозяина.
   - А почему бы нет?
   Вдвоем они быстро положили мазь, забинтовали раны.
   - Люся, я поставлю Роби на лапы и буду поддерживать его с одной стороны, а ты с другой. Пусть хоть немного постоит, а то залежится, - произнес хозяин. - Роби, стой столько, сколько выдержишь.
   Волк держался на лапах, пока те не начали дрожать. Хозяин заметил это, медленно и осторожно опустил его на подстилку:
   - На сегодня все. Отдыхай! Завтра повторим.
   Выйдя из сарая, он сказал:
   - Крепкий парень. С такими ранами редко кто выживает. Ему повезло, что он вовремя попал в твои добрые лапы.
   - Есть еще одна проблема, - проговорила Люська, - Роби и я думаем, что его будет разыскивать Рыжий. Он может придти в деревню. Выглядит Рыжий как огромный пес, вряд ли кто-нибудь из жителей подумает, что это волк, и схватится за ружье, но всякое может случиться. Хорошо, если мне удастся повстречать его раньше, т.е. где-то на подступах к деревне, и объяснить, что Роби в безопасности.
   - Тогда завтра с утра беги к Машкиному омуту, я видел его там, - посоветовал хозяин.
   - Спасибо тебе, - проговорила Люська, - так я и сделаю. Мне кажется, нас долго нет дома, девочки волнуются.
   - Конечно, пошли домой.
   - Вот видишь, Мариша, - увидев хозяина и Люську, радостно воскликнула Мурочка, - живы и невредимы. А тебе все какие-то ужасы мерещились.
   Хозяин улыбнулся, покачал головой:
   - Милые дамы, я же бывший солдат, и Люська хороший боец. Не надо за нас бояться.
   - От волнения у меня всегда просыпается зверский аппетит, - пробормотала кошуля и предложила попить еще раз чайку с Маришкиными бутербродами.
   Возражений не последовало. За чаем разговор коснулся Роби. Кошуля поинтересовалась:
   - Хозяин, как тебе показался Роби?
   - Хороший парень. Много лет назад мы с ним собирали землянику.
   - Как это? - удивилась Маришка.
   - Оказалось, что нам обоим очень нравится земляника. Вот мы и столкнулись на ягодной поляне.
   - Я слышала, что волки очень опасны, - проговорила Мурочка, - они сильные, хитрые и в схватке с человеком зачастую побеждают.
   - В общем-то это так. Мне просто повезло, что встретился Роби, тем более у меня не было с собой ружья. Ведь собирался-то я за ягодой, а не на охоту.
   - Вы уж, пожалуйста, берите с собой ружье, - сразу заволновалась крыска, - ну так, на всякий случай.
   - Обязательно, - сказал хозяин, почувствовав испуг Маришки. - В следующий раз так и сделаю. Но помимо ружья, у меня есть хороший защитник - Люся, которая, кстати, завтра пойдет к Машкиному омуту, где я видел Рыжего.
   - Рыжий - это друг Роби, он заменил погибшего вожака стаи и теперь разыскивает всех, кто прикрывал отход стаи, - пояснила Люська. - Наверно, я говорила об этом, а может и нет, не помню. Столько событий за это время произошло!
   Мурочка и Мариша тоже не могли вспомнить.
   - Люсь, это не важно. Даже если ты не сказала, ничего ужасного не произошло. Главное, завтра будь осторожнее, - произнесла кошуля.
   - Хозяин, ты мог бы забрать с утра ежонка? Вдруг встреча затянется, - попросила Люська.
   Тот кивнул.
   - Подстраховать тебя не получится - Рыжий почувствует и уйдет. Мурочка права, будь осторожна, - сказал он, - Рыжий крупнее тебя, выше и, возможно, чуть посильнее. Если почувствует угрозу - бросится.
   - Разве похоже, что от меня может исходить угроза? - удивилась Люська.
   - Нет! - произнесли кошуля и крыска.
   - Ну вот. Будет все нормально. Рыжий, по словам Роби, умный, с огромной выдержкой волк. Мне абсолютно ничего не грозит.
   - Возьми ему поесть, - предложила Маришка, - наверняка он голодный.
   - Возьму. Все будет хорошо! - еще раз уверенно повторила Люська.
   - Давайте, милые дамы, укладывайтесь. Люське вставать с рассветом, - сказал хозяин и вздохнул. Его верный друг и помощник отправлялась на опасную встречу одна, а он, сильный и опытный человек, вынужден оставаться дома - ждать. "Верно говорят, нет ничего хуже, чем ждать и догонять", - думал хозяин.
   Притихшие кошуля и крыска улеглись под бок Люськи.
   - Завтра разбужу, - сказал хозяин и снова грустно вздохнул.
   Мурочка и Маришка спали беспокойно, хозяин не ложился вовсе, и только Люська спала так, что пушкой не разбудишь. На рассвете хозяин подошел и легонько прикоснулся к ней. Люська моментально открыла глаза. Тихонько, чтоб не потревожить кошулю и крыску, встала и бесшумно направилась к двери.
   - Люсь, чего крадешься, мы же все равно не спим, - пробурчала Мурочка.
   Она пошла на кухню за едой, а Маришка нашла и принесла Люськину охотничью сумку. Кошуля набила ее едой и вручила Люське. Та специальными застежками закрепила сумку так, как она делала, собираясь на охоту. Теперь сумка прилегала плотно к телу и не болталась.
   - Присядем на дорожку, как полагается по русскому обычаю, - сказал хозяин.
   Все посидели минутку, затем вышли на крыльцо. Люська добежала до калитки, оглянулась. Маришка, Мурочка и хозяин все еще стояли на крыльце. "Как в разведку провожают", - почему-то пришло ей в голову. Она помахала лапой и помчалась.
   Вскоре Люська была у Машкиного омута и действительно увидела там Рыжего, который изучал уже изрядно затоптанные следы от санок.
   - Привет, Рыжий! - не раздумывая ни секунды, весело крикнула она.
  

Глава 18.

Рыжий.

  
   - Привет, - удивленно ответил тот.
   - Слушай, я тебя сразу узнала. Роби очень хорошо описал, как ты выглядишь.
   - Роби? Ты знаешь, где Роби?
   - Конечно, он у нас в сарае. Я подобрала его здесь, у Машкиного омута, несколько дней назад, и теперь мы с хозяином лечим Роби.
   - Он выживет? - спросил Рыжий спокойно, но за этим внешним спокойствием чувствовалось внутреннее напряжение, с каким он ждал ответа.
   - Выживет, - кивнула Люська, - мы поставим его на ноги. После охотничьей мази раны будут заживать еще быстрее, и ты скоро увидишь своего друга.
   - Рыжий, а почему ты так пристально на меня смотришь? - спросила Люська, заметив изучающий взгляд собеседника.
   - Ты - Люська, - вдруг произнес тот. - Роби часто рассказывал о тебе и твоем брате, о ваших играх. Мы тоже бегали с ним наперегонки через разные препятствия, точно так же, как делали это вы.
   - Вот здорово! - воскликнула Люська, - значит, мы можем пробежаться, как только Роби поправится, ты не против?
   - Я вас обгоню, - уверенно сказал Рыжий.
   Внутреннее напряжение исчезло. Он почувствовал себя так, как будто сто лет был знаком с Люськой.
   - Это мы еще посмотрим! - энергично возразила та.
   - Обгоню, - стоял на своем Рыжий.
   - Как бы не так, - спорила Люська, предложив немедленно хотя бы немного пробежаться, и начала снимать свою сумку.
   - Совсем забыла, - проговорила она, - я же принесла тебе еду.
   Люська стала вынимать из сумки всякие вкусности. Рыжий, увидев, что она принесла, только облизывался. Он давно почуял запах еды и периодически посматривал на сумку, размышляя, стоит ли ему, гордому волку, попросить хоть кусочек, или не стоит этого делать. Рыжий очень обрадовался, когда узнал, что вся еда предназначалась для него. Закончив раскладывать, Люська произнесла:
   - Прошу, так сказать, к столу. Не стесняйся, ешь.
   - А ты?
   - Меня хорошо кормят, причем каждый день.
   Пока волк ел, Люська рассказывала о своих друзьях, о хозяине, о Роби:
   - Если ты хочешь увидеть Роби, то в это время жителя деревни еще спят, и мы успеем добежать до нашего сарая. День ты побудешь с Роби, а вечером, как совсем стемнеет, я тебя выведу за деревню. Пойдешь?
   - Конечно, но что скажет хозяин?
   - Думаю, он будет рад познакомиться с другом Роби.
   Она собрала оставшуюся еду, уложила в сумку:
   - Вечером возьмешь все это, подкормить молодняк стаи. А теперь побежали, легкой неторопливой трусцой.
   - Всю еду растрясу, - с сожалением проговорил волк.
   - Не переживай, не успеешь, здесь недалеко, - успокоила его Люська, - а соревноваться будем на пустой желудок.
   Они побежали. Движения их были синхронны и выглядели со стороны очень красиво. И вскоре они уже были рядом с Роби.
   - Ну, общайтесь! - произнесла Люська и исчезла.
   Ее появление дома вызвало бурный восторг и радость. Маришка и Мурочка не отходили от Люси ни на шаг, хозяин улыбался. Когда, наконец, все успокоились, Люська рассказала о встрече с Рыжим и добавила, что привела его к Роби. В деревне все спят, никто их не видел. Она взглянула на часы, за ежонком идти было рано.
   Хозяин перехватил взгляд Люськи:
   - Я сам принесу Ежи. Но раз мы все равно не спим, можно познакомиться с Рыжим?
   Крыска и кошуля посмотрели друг на друга, и Маришка сказала:
   - Мы тоже пойдем.
   Хозяин закутал Маришку и Мурочку так, что видно было только мордочки, взял их на руки, и они все вместе отправились. На этот раз Люська опять зашла в сарай первой и произнесла:
   - Ребята, мои друзья пришли с вами познакомиться. Девочки, знакомьтесь. Это два друга - Роби и Рыжий. Ребята, а это Мариша - наш художник, и Мурочка - модельер. Отсутствуют Петя и Ежонок, но с ними я познакомлю вас позже. Рыжий, а вот наш любимый хозяин.
   Волки с любопытством разглядывали кошулю и крыску. Те в свою очередь внимательно смотрели на живых волков, которых до этого видели только на картинках. "Какие огромные, но совсем не страшные и не злые, хотя может быть так кажется, потому что они друзья Люськи. А теперь это и наши друзья?" - думала Мурочка. Маришке тоже не было страшно, ведь рядом был хозяин. Она старалась запомнить их внешний вид, чтобы позже написать портреты.
   - Какие маленькие, но очень симпатичные эти Мурочка и Маришка, - едва слышно пробормотал Рыжий.
   Но кошуля услышала его слова, и ей было очень приятно, что тот о них такого мнения. "Я не ошиблась, они действительно милые ребята, хотя и волки", - отбросив последние сомнения, решила Мурочка.
   К хозяину Люськи Рыжий почувствовал расположение с первого взгляда, а чутье не подводило его еще ни разу. Симпатии оказались взаимными. Люська была счастлива. Знакомство состоялось, и прошло оно как нельзя лучше.
   - Роби скоро будет здоров, - подтвердил хозяин, - мы с Люсей вылечим его, а специальные упражнения поставят его на лапы, волноваться не стоит.
   - Люся, побудь с друзьями, чуть позже я схожу за Ежи, ближе к вечеру позанимаемся с Роби, ну а сейчас мы пойдем, - добавил он.
   Пожав лапу Рыжему, погладив Роби, хозяин закутал Мурочку и Маришку и вышел. Дома они обменялись впечатлениями. Люськины друзья понравились.
   - С Роби и Рыжим я бы пошел в разведку, - произнес хозяин, - впрочем, и с Люськой тоже. Они не предадут.
   Мурочка и Маришка знали, что эту высшую оценку заслужить нелегко, значит, Рыжий и Роби ему понравились. Неожиданно даже для самой себя Мурочка спросила:
   - А если бы Мариша и я были большими и сильными, нас бы ты взял в разведку?
   Ответ прозвучал исчерпывающе:
   - Да!
   Хозяин посмотрел на ходики и поинтересовался:
   - Наверно, пора забирать ежонка?
   - Ой, конечно, уже время, - всполошилась Маришка, - а то разволнуется и может снова начудить.
   - Ну тогда я пошел, через десять минут прибудем. Ждите.
   Увидев вместо Люськи хозяина, Ежи испугался:
   - Где Люся? Что с ней случилось?
   - Все нормально. Она у друзей. Собирайся, я тебя отнесу.
   Ежонок натянул меховой комбинезончик и попросил захватить папку с набросками:
   - Я нарисовал разных слонов. Вот посмотрите, пожалуйста.
   Хозяин взглянул на рисунки и серьезно заметил, что каждый художник видит мир по-своему, в разных странах изображения этих интересных животных сильно отличаются друг от друга:
   - Я видел и живых слонов, и нарисованных, и фигурки, сделанные из дерева, камня, глины. Зачастую они были абсолютно не похожи на реальных животных. Эти животные могут напоминать персонажей из сказок, фантастики, ужастиков и так далее. В зависимости от этого бывают смешными, чудными, страшными, злыми.
   - Понятно, значит, мои слоны тоже не похожи на слонов, и вам они не понравились.
   - Совсем наоборот, - сказал хозяин, улыбаясь. - Да, они выглядят необычно, но мне твои слоны нравятся. На голубого с большими ушами нельзя смотреть без улыбки. Озорные глаза, смешная челочка. Сам похож на бочонок на толстых коротких ножках, а хвостик... Ой, умора!
   Хозяин рассмеялся и продолжал:
   - Вот этот, в попонке и наушниках, слушает музыку, а может, сказку. Слон с волынкой как настоящий шотландец, причем весьма упитанный шотландец. А вот этот...
   - А этот, - подхватил развеселившийся Ежи, - наверно, чей-то очень любимый слон, хотя может быть он является воплощением мечты о сытой жизни, судя по его солидным габаритам.
   - Ежи, вылепи мне, пожалуйста, фигурки этих слонов, - неожиданно попросил хозяин.
   - С превеликим удовольствием, - степенно ответил ежонок.
   Хотя внутри у него все ликовало и пело, но оставаться невозмутимым и степенным ему не удалось. Радость и нетерпение скорее приступить к творчеству рвались наружу.
   - Так что же мы стоим, побежали быстрее! - воскликнул Ежи, но, оторопев от собственной смелости, спросил:
   - Надеюсь, я не позволил себе лишнее?
   Хозяин улыбнулся.
   - Нет конечно, - взяв Ежи и папку, произнес он, - побежали!
   Оказавшись в избе, Ежи снова принял степенный вид:
   - Мариша, вы не возражаете, если я прямо сейчас займусь лепкой слонов для хозяина?
   Ежонок протянул папку с эскизами крыске. Та взглянула и проговорила:
   - Замечательные слоны, приступай к работе. Когда появится у тебя свободное время, обсудим, что каждый из нас будет делать дальше. А сейчас мы с Мурочкой пойдем подремлем чуть-чуть. Ночью как-то не спалось. Моя помощь нужна?
   - Нет-нет, - сказал Ежи и метнулся к тазу с глиной.
   Он потрогал глину лапкой.
   - Суховата, - бормотал ежонок, - что же делать? Люся появится только вечером. Сам не справлюсь, как бы снова не утонуть. Ну что же делать?
   Услышав горестные причитания Ежи, хозяин подошел к нему, посмотрел на глину:
   - Не беда!
   Хозяин добавил воды, перемешал. Ежонок опять потрогал глину:
   - Еще чуть-чуть нужно добавить... Спасибо, теперь нормально.
   - Захочешь поесть, ты знаешь - еда на столе. В общем, взрослый, разберешься, - проговорил хозяин.
   - Конечно, - подтвердил ежонок, - да вы отдыхайте. Дорога была длинной, вряд ли вы успели хорошо отдохнуть.
   - Ты прав, что ж, последую твоему совету.
   Дом стал напоминать сонное царство. Мариша, Мурчик и хозяин спали, а Ежи лепил слонов и размышлял: "Возможно, мне стоит заняться скульптурой. Хозяин и Люся - охотники, и, вероятно, им будет приятно иметь дома фигурки разных животных. Надо обсудить это с Маришей. Конечно, писать я тоже не брошу. Времени хватит на все. А когда появится ткацкий станок, то займусь дорожками. Красота! Столько сразу интересных дел".
   Пока Ежи размышлял, его лапки проворно лепили слона, которого он собирался покрасить в светло-голубой цвет. Почему-то не получались шикарные огромные уши. Ежонок переделывал их несколько раз.
   - Эка незадача, - бубнил он слова, которые частенько произносила Люся, - ну подумаешь, уши не получаются. Куда они денутся, вылепятся.
   Наконец Ежи справился с непослушными ушами. "Пойду, покажу слона хозяину, может, он уже проснулся", - подумал ежонок. Тот действительно не спал, он читал книгу.
   - Взгляните, пожалуйста, этот слон вам нравится? - спросил Ежи. - Покрашу я его попозже.
   - Прекрасный слон! - ответил хозяин.
   - Как вы думаете, надо ли мне посмотреть на изображение настоящих слонов, чтобы уж совсем не отрываться от реальности?
   - Мне кажется, что слона, каким он бывает в жизни, ты успеешь вылепить всегда, это не проблема, а вот таких... - задумчиво произнес хозяин. - Скажи-ка, Ежи, а как ты относишься к волкам?
   - Не знаю, - чистосердечно признался ежонок, - в детстве мама читала мне "Волк и семеро козлят", затем я видел мультик "Ну погоди!" и еще один, не помню как назывался. В нем у волка был сынок бычок. Пока бычок был маленьким, волк кормил его и защищал, а когда тот вырос и превратился в сильного быка, он стал защищать волка. Думаю, что если волк добрый, то он бы мне понравился.
   - Ясно. Понимаешь, Ежи, оказывается, пока я был в поездке, Люська попала в необычную историю, о чем и рассказали мне вчера вечером Мариша и Мурочка. Сама Люська почему-то не стала этого делать.
   - Видимо, раньше таких ситуаций не возникало, а она не знала, как вы отреагируете, и поэтому скорее всего испугалась. Но я уверен, что Люся никогда не сделает ничего плохого, - произнес ежонок. - А что же произошло?
   - Некоторое время назад, возвращаясь с прогулки, Люся нашла умирающего волка. Она узнала в нем своего друга детства. С трудом Люся перевезла его в наш сарай и сейчас пытается поставить на ноги. Одной ей было тяжело это сделать, но теперь я дома, вместе мы справимся с этой задачей быстрее.
   - Я ничего не знал, - сказал Ежи. - Думаю, Мариша, Мурочка и Люся не рассказали мне о волке не потому, что не доверяют, а по той же причине, что и вам. Они не знали, как я отреагирую. Все мы разные, и предугадать, как кто поведет себя в такой ситуации, невозможно.
   - Ты понял все правильно, но это еще не конец истории. Своего раненого друга разыскивал нынешний вожак стаи. Люся встретилась с ним у Машкиного омута.
   - Это было опасно!
   - Да, - проговорил хозяин, - мы здорово переволновались. Вот такие дела, Ежи. Люся привела вожака пообщаться с другом. Мариша и Мурочка захотели познакомиться с Роби и Рыжим, так зовут этих парней. Им волки понравились, мне тоже.
   - Я бы хотел познакомиться с ними, если вы не возражаете.
   - Хорошо, захватим для них еду и пойдем, - произнес хозяин.
   Постучав в дверь сарая, сказал:
   - Мы с Ежи принесли еду.
   Люська очень обрадовалась, увидев хозяина и ежонка.
   - Вот еще один мой друг. Ежи - художник, скульптор и отличный повар, - представила она ежонка.
   - Роби и Рыжий, - представила она обеих волков ежонку.
   Те приветливо помахали хвостами. Они поняли, что все друзья Люськи, кроме хозяина, маленького роста, и не выразили по этому поводу никакого удивления. Роби и Рыжий не стали пожимать лапку Ежи, разумно предположив, что могут ее повредить, и просто помахали хвостами еще раз. Поскольку у ежонка не было хвоста, а махать лапками ему показалось неприлично, он ограничился тем, что произнес:
   - Очень рад познакомиться!
   При этом на его мордочке отразилась неподдельная радость. Роби и Рыжий почувствовали и оценили искренность Ежи. Рыжий даже предложил покатать его уж если не по улице, то хотя бы по сараю. Ежонку очень не хотелось, как говорят, ударить мордочкой в грязь, и он не стал просить хозяина подсадить его. Поэтому Ежи решил опробовать способ, о котором однажды слышал. Он взял палочку, разогнался и как спортсмен-шестовик оттолкнулся импровизированным шестом. Шест спружинил и... В следующий момент ежонок уже гордо восседал на широкой спине волка.
   - Браво, Жожик! - воскликнула Люська.
   - Браво! - поддержали ее Роби и хозяин.
   Рыжий сперва от такой неожиданности оторопел, но уже через мгновение он торжественно шествовал по сараю. Когда волк остановился, хозяин сказал:
   - Давай-ка, храбрец, я тебя сниму.
   Ежи сделал протестующий жест.
   - Знаю, знаю - ты можешь и сам спуститься. Но позволь мне доставить себе удовольствие.
   Ежонок, обезоруженный словами хозяина, возражать не стал. Рыжий, который впервые увидел такое применение простой палки, поинтересовался:
   - Я достаточно тяжелый, могу ли я преодолевать препятствия, используя шест, или нет? Все-таки его легче тащить, чем трамплин, который мешает маневрам стаи. К тому же те члены стаи, которым приходится переправляться последними, просто не могут им воспользоваться по техническим причинам.
   - Может, посоветоваться с Петром Петровичем? - предложил Ежи.
   - Через пять минут будет здесь, - проговорила Люська.
   В этот раз Петр Петрович не сидел над чертежами, он расхаживал по комнате и что-то обсуждал сам с собой.
   - Петя, - сказала Люська, понаблюдав эту чудную картину некоторое время, - Роби и Рыжему срочно нужна твоя помощь.
   - А кто это? Не припомню, чтобы в деревне кого-то так звали. Откуда они приехали?
   - Из леса. Это мои друзья. Роби и Рыжий - волки.
   - Ясно. Пошли, - невозмутимо произнес Петя.
   Люська уже привычно закутала его, посадила на санки.
   - Когда же закончится зима, - ворчал он, - чтобы я, как нормальный петух, мог добираться самостоятельно.
   Петр Петрович ворчал всю дорогу, но, очутившись в сарае и увидев всю компанию, моментально перестал ворчать и бодро проговорил:
   - Здравствуйте, чем могу помочь?
   Роби и Рыжий, успевшие перекусить, были в хорошем настроении. На сытый желудок всегда легче обсуждать любой вопрос, а потому Рыжий спокойно и грамотно изложил суть проблемы. При этом он постарался еще и запомнить внешность Петра Петровича, чтобы не попасть впросак. Думал Рыжий так: "Теперь у меня появились новые друзья, один из которых петух, и было бы верхом неприличия съесть его, даже при крайней голодухе. Как ни крути, волки - хищники, а не травоядные, и придется быть внимательнее и не натворить беды". Петя выслушал Рыжего и обещал подумать:
   - Если я правильно понял, времени у меня немного.
   - Не очень много, к сожалению, - подтвердил Рыжий.
   - Что ж, тогда я пойду. Рад нашему знакомству, - произнес Петя.
   Рыжий и Роби хотели тоже выразить свою радость, но это получилось только у Роби. Рыжий, будучи еще пять минут назад бодрым и веселым, как-то внезапно отяжелел, глаза у него закрылись, и он рухнул.
   Ежи всполошился:
   - Рыжему плохо! Надо бежать за лекарством.
   - Не нужно, - сказала Люська, - он просто заснул. В лесу еды мало, и за ней еще побегаешь, а сейчас Рыжий наелся вволю, и его сморил сон.
   - Хорошая добыча попадается не часто, да и стая большая, каждому достается понемногу, - добавил Роби.
   - Петя, пойдем-ка вместе подумаем о средствах переправы, - сказал хозяин. - Пусть Рыжий спокойно выспится. Люся, Роби, до вечера!
   А в это время проснувшиеся кошуля и крыска обнаружили, что в доме нет ни Ежи, ни хозяина.
   - Ну вот, вместо Ежи остался слон, а вместо хозяина - открытая книга. А где же они сами? Чудеса да и только, - проговорила Мурочка.
   - Может, хозяин и Ежи перенеслись в другое измерение? - продолжала рассуждать кошуля, любившая и знавшая фэнтези, - я читала про это рассказ. В нем описывалось, как живые существа исчезали по каким-то неизвестным причинам, а вместо них оставались их вещи.
   - Мне кажется, это маловероятно, - пробормотала Мариша, - во всяком случае не хочется, чтобы так действительно произошло.
   - Так это и не произошло, - услышали они голос ежонка, - мы были в гостях, я познакомился с двумя чудесными волками. Рыжий покатал меня на спине, а потом оказалось, что волкам нужна помощь. Люся сходила за Петром Петровичем, и сейчас они с хозяином будут изобретать.
   Ежи протараторил с такой скоростью, будто прострочил из пулемета. Маришка и Мурочка с большим трудом уловили смысл. Но Петя, как всегда, расставил все по своим местам:
   - Хозяин и я будем делать устройство, используя которое, волкам будет легко перебираться через препятствия типа ямы или рва. Правда, прежде чем делать, надо сначала придумать его... Похоже, я не поздоровался, н-да. Здравствуйте, девочки, извините меня! Голова занята этим срочным заказом.
   - Бывает, - произнесла кошуля.
   Вошел хозяин. Он принес бумагу и ручку.
   - Что ж, приступим, - проговорил Петр Петрович.
   Маришка и Мурочка уселись поудобнее и слушали. Им было интересно узнать, как появляется это самое изобретение. Ежонок разрывался на части - он то лепил, то прибегал послушать. Наконец Мурочка не выдержала. Она схватила Ежи за лапку, усадила рядом с собой и прошептала:
   - Не мельтеши, мешаешь.
   - Может, попробовать сделать складной шест? - предложил хозяин. - Конечно, это не самый лучший вариант.
   - Ну почему же. Давайте изготовим опытный образец и проведем испытания, - сказал Петя.
   - У кого есть другие предложения? - поинтересовался хозяин.
   - А если к волку прицепить пропеллер с моторчиком? Помните, как у Карлсона, - высказалась кошуля. - Один перебрался, переправил другому.
   - В таком случае необходимо программное управление, - заметил Петр Петрович, - как в будущей машине. Тогда проще сделать специальные следочки, а не пропеллер. Разработать программу, которая регулирует высоту и дальность полета, рассчитать силу толчка.
   - Ясно, - подвел итог хозяин, - начнем с самого простого, со складного шеста.
   Не успел он закончить предложение, как в дверь резко и требовательно постучали.
   - Войдите! - произнесла Мурочка.
   В комнату стремительно влетела Лина. Петр Петрович удивленно посмотрел на нее:
   - Что случилось?
   - Петя, ну сколько можно тебя ждать, - возмущенно прокричала она, - приехал твой друг Эрик. Я успела покормить его, поговорить с ним, а теперь он сидит с какой-то странной штуковиной, немного похожей на маленький телевизор, но это не телевизор. Эрик как-то назвал его.
   Лина замолчала на минутку, затем старательно выговорила:
   - Кажется, нотебук.
   - Ноутбук, - поправил ее Петр Петрович.
   - Точно, он самый, - ничуть не смущаясь, подтвердила хозяйка.
   - А еще, к соседям приехали гости с двумя маленькими собачками, - продолжала выкладывать новости Лина, - собачки дрожат, им холодно, багаж не привезли, где-то затерялся. Вся беда в том, что там остались собачьи костюмы.
   - Я сошью им одежду. Мне нужно знать размер, - сказала кошуля, решив, что представился удобный случай заявить о себе во весь голос как о хорошем модельере.
   - Лина, пожалуйста, приведи Эрика, его помощь не будет лишней, а заодно прихвати размеры собачек, - попросил Петя.
   - Хорошо, хорошо, приведу и размеры собачек принесу.
   Петина хозяйка болтала без умолку:
   - А еще говорят, что Мариша начала брать заказы на картины. Уже все в деревне знают, что Ежи - ее ученик. Он тоже может писать картины, делать фигурки людей и животных. Кроме того, ежонка можно приглашать организовывать званый обед в качестве шеф-повара, - тараторила она.
   - Лина, поторопись, пожалуйста, - снова попросил Петр Петрович.
   - Бегу-бегу. Можно сказать, почти убежала, - произнесла та. - Кстати, Эрик теперь носит хвост, выглядит оригинально. Наверно, это последний писк городской моды, а еще...
   Тут уж не выдержал хозяин:
   - Извини, Лина, тебе не кажется, что ты отрываешь нас от работы, - голосом мягким, почти нежным проговорил он.
   Лина почувствовала неладное. Она взглянула на лицо говорящего и поняла, что несколько подзадержалась.
   - Через полчаса прибегу, - сказала она и исчезла, будто испарилась.
   - Откуда Лина знает так много, все же молчали? - растерянно спросил ежонок.
   - Моя хозяйка любит читать Агату Кристи. Ей не дает покоя проницательнось, слава мисс Марпл - поэтому она часто ходит по деревне, делая вид, что прогуливается либо спешит в магазин. На самом деле Лина ко всему и ко всем внимательно приглядывается, принюхивается. Для поварихи со стажем ничего не стоит определить, какая еда готовится и готовится ли. Кроме того, она прислушивается к разговорам жителей, разным сплетням, а все полученные сведения анализирует, добавляет свои фантазии, делает умопомрачительные выводы и подает это как аксиому, т.е. нечто не требующее доказательств. Все это хозяйка продемонстрировала здесь сегодня. Лина забросила писать картины и пытается снискать славу на другом поприще - не как художник, а как сыщик, - пояснил Петя.
   - Н-да, - только и произнес хозяин.
   - Добиваться славы любыми средствами вряд ли можно назвать похвальным желанием, - проговорила Маришка.
   - Энергию Лины, да на другие бы цели, - пробурчала кошуля.
   - Может быть, она не наигралась в детстве и теперь пытается это все восполнить, или, возможно, Лина старается реализовать свою тайную мечту, - высказал свое мнение Ежи.
   - Мы не будем строить предположения, ни на чем не основанные, и идти путем Лины. Пока мы ждем Эрика, предлагаю восстановить душевное равновесие по методу Мурочки, то есть перекусить, - сказал хозяин.
   Вскоре на столе стоял самовар, лежали конфеты, баранки, сухарики. Душевное равновесие восстановилось очень быстро, и разговор снова вернулся все к той же теме - как помочь волкам. Ровно через полчаса дверь бесшумно отворилась, и в комнате появился Эрик с ноутбуком в одной лапке и листом с размерами одежды в другой. Дверь так же бесшумно закрылась.
  

Глава 19.

Эрик.

  
   Оглядевшись, гость произнес:
   - Здравствуйте! Я - Эрик. Обращаться ко мне можно на "ты". Заочно я знаком с вами - Петя рассказывал о каждом, а теперь у меня есть возможность познакомиться лично, чему я очень рад. Ну, а теперь я в вашем распоряжении.
   Эрик поставил ноутбук, передал лист кошуле и сказал:
   - Я готов к работе, но очень надеюсь, что у меня будет время пообщаться и с тобой, Мурочка, и с тобой, Маришка.
   - А со мной? - спросил ежонок.
   - Обязательно, и с Люсей тоже, - уверенно проговорил Эрик.
   Он вопросительно взглянул на хозяина.
   - С удовольствием, - ответил тот на немой вопрос Эрика.
   Петр Петрович не проронил ни слова. Он смотрел на своего друга и думал: "Молодец. Знает, как вести себя в культурном обществе. Вот что значит хорошее воспитание".
   - Эрик, - спросил он, - салат, зернышки будешь?
   - Спасибо, - ответил тот, - меня покормила Лина, я отказывался, пытался объяснить, что уже перекусил, бесполезно. Лина поставила передо мной огромную тарелку, доверху наполненную чем-то похожим на мексиканскую смесь, и зорко следила, чтобы я все съел. В результате я еле-еле выбрался из-за стола. Думал, что лопну. Кстати, это экзотическое блюдо носило довольно странное название, кажется, "фантазия сыщика". Судя по вкусу, у этого самого сыщика была очень буйная фантазия. Впрочем, я ничего не понимаю в кулинарии, возможно, именно такой вкус является изюминкой этого блюда.
   Петя вздохнул.
   - Не вздыхай так грустно, - сказал Эрик, - лучше порадуйся. Я привез много электроники, различные программы и много всякой всячины. Насколько я понял, возникли проблемы не только с машиной, с чего начнем?
   - С помощи друзьям Люси, - произнес Петр Петрович. - Нужно сделать средство для преодоления препятствий типа - глубокий широкий ров, бурелом. У нас три варианта: складной шест, способ Карлсона и следочки с программным управлением.
   Эрик открыл ноутбук. Кошуля, крыска и ежонок переместились поближе, чтобы видеть происходящее на мониторе.
   - Друзья Люси большие? - поинтересовался Эрик.
   - Да, - сказал Петя, - очень большие. Это волки.
   - Так. Ясно. А средний вес волка?
   Петя растерянно взглянул на хозяина.
   - Примерно шестьдесят килограммов, - ответил тот, - но это взрослый, а волчата весят меньше. Значит, нужно закладывать в программу разные данные.
   - Конечно, - согласился изобретатель, - берем вариант первый.
   Он уткнулся в компьютер.
   - Посмотрите, - пригласил Эрик хозяина и Петю, - для шеста у нас нет подходящего материала. Просчитываем второй и третий. Оба вполне реальны, но мне кажется, что для волка, поскольку он лестной житель, более удобен вариант со следочками. А для Мариши, Мурочки и Ежи - вариант Карлсона. Ну, хотя бы для выхода на пленер.
   Хозяин и Петр Петрович еще раз просмотрели расчеты маленького изобретателя.
   - Будем делать оба варианта, - подытожил хозяин.
   Кошуля, крыска и ежонок были в восторге - скоро у них появится собственное средство передвижения. Хозяин еще раз посмотрел расчеты Эрика, принес материал и сказал:
   - Сделаю пропеллер, следочки и крепления к ним, а вы, ребята, мудрите с программами. Как закончу свою работу, помогу.
   Он работал молча, а Эрик и Петя потихоньку бубнили, зачастую спорили, перебивая друг друга. Мурочка занялась одеждой. Мариша делала наброски для будущих портретов Роби, Рыжего и Эрика. Ежи лепил очередного слона и изредка совсем тихо бормотал: "Все хорошо, прекрасная маркиза". Эти слова частенько напевала Люся. Петр Петрович и Эрик, прикинув объем работ, их сложность и время, которое уйдет на то, чтобы как говорится, довести все до ума, решили, что хорошо бы не бегать из дома в дом, а обосноваться в одном месте. Они изложили эту здравую мысль хозяину, и тот согласился с их доводами:
   - Оставайтесь у нас. Изба просторная, да и поспокойнее. - сказал он.
   - В таком случае, если вас не затруднит, принесите, пожалуйста, мой багаж, - попросил Эрик, - у меня в нем оборудование.
   Хозяин кивнул, оделся и вышел. На улице неожиданно столкнулся с Линой, которая внимательно изучала следы на дороге.
   - Я к тебе, Лина, за вещами Эрика и Пети. Они просили предупредить, что поживут некоторое время у нас. Я же все-таки механик, и наверняка могу помочь им с машиной, которая совсем замучила Петю, - произнес он.
   В глазах Петиной хозяйки мелькнуло недоверие, но потом, вспомнив, что Петя действительно сидел над чертежами машины, успокоилась. И пока шли к дому, Лина рассказывала об Агате Кристи:
   - Олег, а ты не подскажешь, что еще можно почитать о сыщиках? - спросила она.
   - Конан Дойль - рассказы о Шерлоке Холмсе, о Мегре - Жоржа Сименона и об Эркюле Пуаро Агаты Кристи, - ответил тот, - сам читал с удовольствием.
   Лина растаяла, услышав, что Олег тоже увлекается детективами.
   - А у тебя случайно нет этих книг? - поинтересовалась она.
   - Нет, к сожалению, я брал в библиотеке, - сказал Олег.
   - Заходи в дом, бери эти тяжеленные сумки сам. Я пока их затаскивала, чуть не надорвалась, - проворчала хозяйка Пети.
   - Ого, - проговорил Олег, - хорошо, что сумки на колесиках, а то пришлось бы везти на санках или тележке.
   Проходя мимо двора Топотуши, хозяин заглянул к ней и спросил, может ли Ежи побыть несколько дней у них, так как приехал друг Пети Эрик, и Ежонку будет интересно с ним пообщаться.
   - А Петя и Эрик тоже у вас? - спросила ежиха.
   - Да, - ответил тот.
   Топотуша, очень довольная таким вниманием к сыну, согласилась с радостью.
   Эрик, увидев свой багаж, воскликнул:
   - Вот, теперь дело пойдет быстрее!
   Петр Петрович помог расставить приборы, разложил провода и какие-то странно выглядевшие штуковины, названия которых он не знал.
   - Я отлучусь на немного, пропеллер я сделал, очередь за следочками, без меня испытания не проводите. Кстати, Ежи, ты можешь побыть у нас, мама тебя отпустила, - произнес хозяин и вышел.
   - Спасибо! - вслед ему проговорил ежонок.
   В сарае только что проснувшийся Рыжий недоумевал, как это он мог так оскандалиться - заснуть у всех на глазах, да еще при обсуждении такого важного вопроса.
   - Это нормальная реакция здорового сильного организма на сытость. Мозг дал команду - спать, чтобы лучше усвоилась еда, - убеждала Рыжего Люська.
   - Правда? - спросила она, увидев входящего хозяина.
   - Абсолютная правда! - подтвердил тот.
   - Роби, будем заниматься, - сказал он, - пока Петя и Эрик изобретают средство для переправы, ты должен встать на ноги.
   - Эрик приехал? - спросила Люська.
   - Да, сегодня, и остановился у нас. Мы решили, что так лучше.
   Он протянул полотенце под животом волка, чуть потянул вверх. Роби встал на лапы.
   - Пошли, - скомандовал хозяин, - я тебя буду поддерживать.
   Тот, чувствуя поддержку, постоял немного и потихоньку пошел. Так он прошел круг по сараю.
   - Отдыхаем, - произнес хозяин, - потом походим еще немного.
   Так они сделали несколько кругов. Роби устал, но по телу разливалось приятное тепло.
   - Повторим? - спросил хозяин.
   - Через десять минут, - ответил волк.
   Хотя было заметно, устал он здорово.
   Хозяин с уважением посмотрел на Роби. Рыжий и Люська гордились другом. Люська знала, что заслужить похвалу хозяина нелегко.
   Передохнув, Роби поднялся, и тренировка продолжилась. Потом сделали еще перерыв, и опять все сначала.
   - Молодец! - сказал хозяин. - Характер у тебя, Роби, что надо, бойцовский. Думаю, нам нужно обсудить вопрос о том, как мы сможем поддерживать связь. Иногда после удачной охоты у нас остается мясо, и мы могли бы поделиться.
   - Самое простое, это выбрать дерево и оставлять на нем знак, - предложил Рыжий.
   - Дерево должно быть узнаваемым, чтобы не искать его среди других, кроме того, оно должно находиться на оптимальном расстоянии от деревни и от места, где чаще всего останавливается стая, - проговорила Люська.
   - В общем, время подумать есть. На всякий случай поищу в лесу подходящее дерево, - произнес Рыжий, - а сейчас мне нужно возвращеться, оставлять стаю надолго без вожака нельзя.
   - Приходи через неделю к Машкиному омуту. Лучше на рассвете. Я встречу тебя. Возможно, ты уже сможешь забрать Роби, - сказала Люська.
   - Наверно, будет готово и средство для преодоления препятствий, - добавил хозяин. - Будьте осторожны. Роби, не скучай. До завтра. А тебя, Рыжий, очень надеюсь увидеть через неделю. - напутствовал хозяин.
   Пока хозяин отсутствовал, Эрик и Петя собрали моторчик с программным управлением и, прикрепив его к пропеллеру, с нетерпением поглядывали на дверь.
   - Может, опробуем, - проговорил Эрик.
   - Но хозяин просил не проводить испытания без него, - заметил Петя.
   Они подождали еще, но искушение было столь велико, что Эрик не выдержал.
   - Попробуем только один раз, - пробормотал он.
   Закрепил пропеллер на себе, проверил, не съедет ли при движении. Нажал мягко на кнопку и взлетел. Опробовав устройство на малых высотах, Эрик поднялся к потолку, полетал под потолком и нажал на кнопку "спуск". Не сработало. Еще раз. С тем же результатом.
   - Петя, ты заложил программу на спуск? - невозмутимо спросил Эрик.
   - Конечно, ты же летал на разных высотах, - ответил тот.
   - Тогда в чем же дело? - произнес Эрик.
   - Не знаю. Попытайся постепенно перейти на самую маленькую высоту, - посоветовал Петя.
   - Не получается. Видимо, что-то дало сбой. - прокомментировал Эрик.
   - Разберемся! - проговорил Петя.
   - Да, но для этого сначала я должен приземлиться, - философствовал под потолком Эрик, - а парашюта-то у меня нет.
   - Как будем снимать? - поинтересовалась Мариша.
   - Есть стремянка, но она слишком тяжелая, не вытащим, - сказала Мурочка.
   Ежонок молчал, предложить ему было нечего. Вошедший хозяин увидел испытателя, зависшего под потолком, а внизу всю компанию, обсуждавшую, как его выручать.
   - Чудненько, - проговорил он, - просил же без меня ничего не испытывать.
   - Извините, - сказал смущенным голосом из-под потолка Эрик, - не удержался. Петя не советовал, а я не послушал. И вот теперь болтаюсь под потолком.
   Хозяин поставил стремянку, встал на нее и сказал:
   - Я тебя держу. Глуши мотор.
   Эрик нажал на кнопку. Пропеллер перестал вращаться. Оказавшись, так сказать, на земле, Эрик предложил еще раз проверить моторчик.
   - Не понимаю, - недоумевал он, - что могло произойти. Ведь сначала все было нормально. Я же поднимался и опускался, а потом вдруг завис.
   Хозяин аккуратно открыл коробку с моторчиком. Три головы склонились над механизмом.
   - Ясно, - произнес он, - смотрите, нарушился контакт.
   - И не на кого пенять, - пробурчал Эрик, - сам ведь паял. В следующий раз буду внимательнее.
   - Остается порадоваться, что ты завис под потолком, а в не полусотне метров от земли, - проговорил Петя, - пока ты будешь исправлять, я займусь программой к следочкам, главное не допустить какого-нибудь ляпа, а то волки могут запросто оказаться на дне рва, вместо того чтобы перелететь его. Не хотелось бы так оскандалиться, тем более испытывать придется на улице.
   - Спокойно, изобретатели. Проверим несколько раз, - произнес хозяин, заметив, что Эрик и Петя занервничали.
   Эрик, исправив ошибку, собирался полетать еще. Но ежонок, которому очень хотелось понять, что же чувствует существо, передвигающееся по воздуху, стал упрашивать Эрика доверить ему такое важное дело.
   - Ну пожалуйста... - умолял он.
   Эрик взглянул на Петю и на хозяина.
   - Да пусть полетает, - сказал тот.
   Ежи закрепил на себе пропеллер с моторчиком и плавно нажал на одну из кнопок. Ежонок кружил по комнате, забавно помахивая лапками. Он то набирал высоту, то опускался почти до пола, то зависал на одном месте.
   - Проводит испытания, как настоящий профи, - заметил Эрик.
   Ничего не подозревавшая Люська радостно ввалилась в комнату с охапкой свежих веток для вазы. Поздоровалась со всеми и сразу же спросила:
   - А где Жожик?
   - Я здесь, - проговорил ежонок.
   Она подняла голову к потолку и увидела Ежи, порхавшего как бабочка. Изумленная Люська выронила ветки и шлепнулась вслед за ними на пол. Она молчала. Ежи увидел, что та стала протирать глаза, очевидно решив: летающий ежонок ей явно привиделся. Ежи, не ожидавший такого эффекта, подлетел к Люське, выключил моторчик и проговорил:
   - Люся, я испытывал одно из средств передвижения. Оно будет служить для выхода на пленер, а волки будут перепрыгивать через препятствия в специальных следочках.
   - Все понятно, - произнесла та, - а то я подумала, что мне начинает мерещиться всякая ерунда.
   Люська прислушалась к разговору Эрика и Пети. "Ничего не понимаю, - подумала она, - на каком языке они говорят?"
   - Хозяин, - спросила Люська, что за странный язык у Эрика и Пети? Когда Петя общается со мной, он говорит как-то по-другому.
   - Это сленг - у врачей, изобретателей, ученых - свой язык. В нем много терминов, которых мы не знаем, потому что, например, не занимаемся изобретениями профессионально, - объяснил хозяин.
   - Жожик, какие ощущения после полета? - поинтересовалась Люська.
   - Жаль, что я не птица, - вздохнув, проговорил ежонок.
   - Не жалей. Ты уверен, что птица, глядя на тебя, не сожалеет, что она не родилась ежонком?
   - Разве такое может быть? - удивился Ежи.
   - А почему нет? - подал голос Эрик, - да еще такой замечательный ежик. Умный, обаятельный, талантливый.
   - Это вы обо мне или о каком-то другом ежике? - робко спросил совершенно растерявшийся Ежи.
   - Естественно, о тебе, - подтвердил Эрик. - А полетать ты и так сможешь. Для этого теперь есть пропеллер с моторчиком.
   "Видно, друг Пети тоже из породы оптимистов, как и Люська, - отметила про себя Мурочка, - это очень хорошо".
   Люська, получив такую мощную поддержку, обрадовалась. Она помнила, что художники очень ранимые существа, а творить они могут только в хорошем, приподнятом состоянии духа. Ежонок, зарядившись положительными эмоциями от полета и похвалы, отправился работать, а Люська подошла к Эрику и Пете. Посмотрела, какие возможности у ноутбука, и подумала: "Надо озадачиться приобретением такого помощника и научиться на нем работать". А вслух спросила:
   - Эрик, если Жожик испытывал работу пропеллера, то мне кажется, я могла бы помочь с испытаниями следочков. Например перемахнуть такое препятствие, как поленница. Это безопасно. В крайнем случае, я просто приземлюсь либо на нее, либо рядом. Еще вариант - пересечь пространство от забора до рощицы на усадьбе.
   - Оба варианта вполне приемлемы, - согласился тот. Это действительно легче, чем сразу опробовать на волках.
   - Для испытаний подойдет и Машкин омут, - произнес хозяин, - до него мы доберемся на машине. Тогда и Мариша, Мурочка и Ежи тоже смогут наблюдать полеты Люськи. Да и вам, изобретатели, незачем стоять на холоде.
   При этих словах Петя и Эрик поежились. Оба любили тепло.
   - Когда закончим со следочками, займемся машиной, - мечтательно протянул Петр Петрович.
   - Да, это будет очень интересно, - сказал хозяин.
   - А ее можно будет использовать для сельхозработ? - спросила Люська.
   Эрик удивился:
   - Не знаю. Скорее всего, нет. Но для таких работ тоже что-нибудь придумаем.
   Эрик задумался на некоторое время, видимо, что-то еще прикинул и сказал:
   - Понимаешь, Люся, возможно, я ошибаюсь, ты прикинь, какие именно виды работ хотелось бы механизировать. Петя и я постараемся учесть твои пожелания при конструировании машины и заложим соответствующее программное обеспечение. А сейчас главное - следочки для волков.
   - Да, это первоочередная задача, - согласилась Люська.
   Она взяла одну из книг по истории и углубилась в чтение. Тихо шелестели страницы. В печи потрескивали дрова. Петр Петрович постукивал клавишами, набирая инструкции по пользованию пропеллером и следочками. Ежи раскрашивал слонов, а Мариша рисовала портрет Роби. "Потом напишу Рыжего, а затем Эрика. Хорошо, что так быстро получились наброски, возможно, я успею вручить волкам их портреты в конце недели. Работа идет легко", - думала она.
   Непрерывное мерное жужжание швейное машинки Мурочки говорило о том, что у нее, как и у Мариши, дела шли на лад. Было ясно, одежда для маленьких собачек скоро будет готова. "А вдруг мне предложат деньги, - пришло в голову кошуле, - брать их или нет? Можно не брать - тогда это будет выглядеть как рекламная акция. С другой стороны, почему не брать, труд достаточно кропотливый, да и деньги в хозяйстве всегда нужны. Ясно. Предложат деньги - возьму. Ну, а если спросят, сколько бы я хотела за одежду, так ведь я не знаю, сколько она стоит".
   Размышления Мурочки прервал Эрик, который в очередной раз встал из-за компьютера, чтобы размяться.
   - Очень красиво и стильно, - проговорил он, взглянув на работу кошули, - хорошо подобраны цвета, кстати и материал дорогой. Мурочка, ты когда-нибудь шила на заказ? Такая одежда для собачек очень дорогая. Стоимость ее складывается из стоимости материала, оригинальности дизайна, работы модельера и амортизации.
   И он озвучил сумму. Кошуля беспомощно взглянула на Люську, которая, когда хозяин был во отъезде, вела хозяйство, а значит, хорошо знала ценность денег. Услышав сумму, Люська ахнула:
   - Мы можем на это прожить месяца два.
   - А я-то еще раздумывала, брать или не брать, - проговорила Мурочка, - правда, я решила, что возьму, так как в хозяйстве деньги всегда нужны.
   - Я сама поговорю на эту тему с владельцами собачек, - произнесла Люська.
   Кошуля вздохнула с облегчением, она боялась, что не справится, дело-то было для нее новое, и на переговоры лучше бы сначала посмотреть со стороны.
   Эрик сел за комп, но снова оторвался:
   - Надо сделать небольшой перерыв, а то начал допускать ошибки.
   Посмотрев на полки, где лежали игры, спросил:
   - Кто-нибудь хочет поиграть в футбол?
   - Я! - вызвался хозяин.
   Петр Петрович заметил, что знает правила игры и мог бы судить встречу. Игроки заняли свои места. Ежонок уселся на импровизированной трибуне, сооруженной из коробок. Люська расположилась рядом с ним. Мурочка и Маришка не интересовались футболом, а поэтому продолжали заниматься своими делами. Раздался свисток Пети. Игра началась. Ежи оказался не только азартным болельщиком, но и знатоком слов, которые выкрикивали они, когда выражали свое недовольство судейством. В особо напряженные моменты ежонок подпрыгивал, стучал лапками, забывая, что трибуна - всего лишь картонные коробки.
   - Жожик, ты сломаешь трибуну и свалишься, - проговорила Люська.
   - Нет-нет, - пробормотал тот, продолжая внимательно следить за действиями футболистов. Похоже было, что он вообще не понял слова Люськи. Несколько раз она на лету подхватывала падающего Ежи. Но тот не унимался. В какой-то момент ему показалось, что Петр Петрович неправильно оценил ситуацию на игровом поле. Он негодующе пискнул - видимо, это означало пронзительный свист болельщиков - и прокричал:
   - Судью на мыло!
   Петя от неожиданности выронил свисток и удивленно поинтересовался:
   - Почему именно на мыло, а не на пух и перья?
   Игра остановилась, разгорелась дискуссия по поводу допустимости таких выражений в адрес судьи. Ежи доказывал, что слышал такие слова по ТВ.
   - Жожик, но нельзя же повторять все, что ты слышал по телевизору. Там частенько говорят такое... - произнесла Люська.
   Петр Петрович прекратил дискуссию и строго сказал:
   - На нашей игре такие выражения недопустимы.
   Ежи вздохнул.
   - С судьей не поспоришь, - проговорил хозяин вслух, а про себя подумал: "Хорошо Петя не слышал, что я выкрикиваю на матчах, а то бы он удалил меня с трибуны, это уж точно".
   Игра продолжалась. Вскоре время истекло. Счет был так и не открыт. Ноль-ноль. Петя предложил пробить пенальти, но оба соперника отказались. Они считали, реальное соотношение сил показала игра, а в пенальти есть элемент случайности и удачи.
   - Лучше провести еще игру, - предложила Люська, - может, она покажет, кто сильнее. Ну а если нет, значит, команды равны по силам и опыту.
   Все согласились.
   - Работа пойдет быстрее после отдыха, хотя бы краткого. Голова соображает гораздо лучше, - произнес Эрик. - Глаза тоже успели отдохнуть, а то на мониторе начинаешь видеть то, чего там и в помине нет.
   Хозяин подсел к Эрику, тот смоделировал на компе, как будут выглядеть прыжки волков через разные препятствия. Зрелище было потрясающим.
   - Процессор на компе новейший, к завтрашнему утру просчитает варианты, и завтра же можно закрепить программное обеспечение на следочках, если они готовы, - проговорил Эрик, - мы справились гораздо быстрее, чем я думал.
   - Не говори гоп, пока не перепрыгнешь, - проворчал Петя, - теоретически все вроде бы правильно, но, как показывает практика, даже самый совершенный компьютер, бывает, чудит.
   Эрик постучал о деревянный стол всеми четырьмя лапками.
   - С каких пор ты стал таким суеверным? - удивился Петя.
   - Да нет, это я так, - смущенно пробормотал тот.
   - На сегодня с работой закончили, - сказал хозяин, - всем отдыхать! Сейчас перекусим, попьем чайку. О работе больше ни слова.
   - Кстати, Эрик, тебе повесить гамачок на ночь, или? - спросил он.
   - Если не возражаете, то я бы устроился в кресле около печи.
   - А я на своем любимом месте - на спинке кресла, как на насесте, - проговорил Петя.
   - Вопрос о спальных местах решен, идем ужинать, а за чаем я вам расскажу о животных Таиланда и покажу фотографии, которые у меня есть, - сказал хозяин.
   - Эрик, даже если ты совсем не хочешь есть, посиди вместе с нами, -попросила Люська.
   - С удовольствием, - произнес тот, - я себя чувствую так, как будто всегда жил в вашей дружной семье. Состояние такого душевного комфорта у меня, к сожалению, бывает не часто.
   - Может, и аппетит появится, - сказала Мурочка, - знаешь, какие у нас салаты, они совсем не напоминают "фантазию сыщика".
   За столом, как обычно, разговор коснулся многих тем. Выяснилось, что Эрик увлекается фотографией, любит путешествовать, знает, как играть в нарды, чем он весьма порадовал хозяина.
   - Значит, в следующий раз мы можем помериться силами в игре в нарды, - заметил он с улыбкой, предвкушая удовольствие, - в деревне эту игру никто не знает, здесь играют в лото и в домино.
   - Да, я очень удивился, увидев на полке нарды, - произнес Эрик.
   - Их принес Петя, - пояснила Люська, - но он тоже не знает, как и когда они появились в сарае у Лины. Эрик, а что ты любишь читать?
   Эрик как-то замялся, потом сказал:
   - Кроме специальной литературы, я читаю о путешествиях. Стихи, особенно нравится Есенин, Гумилев, Ахматова. Из современных - Высоцкий, Андрей Дементьев. Но моя слабость - сказки. Конечно, я взрослый, но ничего поделать не могу. Бывает, что устаю от компа так, что нападает бессонница, и тогда я читаю сказки. Странно, да?
   - Нормально, - проговорила Люська, - сказки, с одной стороны, дают возможность отдохнуть, а с другой - учат жизни. Есть сказки для малышей, есть для взрослых. Иногда в конце сказки можно прочитать: "сказка ложь, да в ней намек, добру молодцу урок".
   - Эрик, - поинтересовалась Маришка, - где же ты находишь время, чтобы столько читать? Вот у меня не получается. Я либо рисую, либо читаю.
   - Просто у нас специфика работы разная. У тебя, Мариша, - творчество. У меня - точные расчеты, не позволяющие фантазировать, и чтобы отдохнуть, я резко меняю занятие. Комп - прекрасная вещь, но от него возникает усталость мозга, которая гораздо хуже, чем физическая. В общем, все хорошо в меру.
   - Ребята, вы опять о работе, - вмешался хозяин, - смотреть фотографии будем?
   - Да! - хором ответили друзья.
  
  

101

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"